Ветчинкин Юрий Владимирович: другие произведения.

Per aspera ad astra

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Студент-биолог Питер и его кузина, старшеклассница Эльза, приезжают отдохнуть к родственникам в Харбор-Пайнс. Любящий наблюдать в телескоп за звёздами Питер вдруг замечает, что звёзды в ночном небе странно себя ведут, а затем одна из них падает прямо в ближайший лес. Эльза тоже замечает падающую звезду, и вместе они отправляются на её поиски. Но правда ли это звезда? Или стоит поверить в сказку? Вот только не все сказки одинаково добрые.

Per aspera ad astra

 []

Annotation

     Харбор-Пайнс. Маленькая рыбацкая деревня в северных туманах Британии. Это место удалено от городской суеты. Шума. Гама. Политики. Оно живёт по своим законам, игнорируя модные веяния. Идеальное тихое место для летнего отдыха? Возможно... а возможно, что это место, населённое деревенскими чудаками, не такое тихое и спокойное, каким пытается казаться на первый взгляд. Это и предстоит выяснить приехавшим сюда гостям. Городским жителям, которые этим летом 1978 года по той или иной причине оказались в этом городе.
     Студент-биолог Питер и его кузина, старшеклассница Эльза, приезжают отдохнуть к родственникам в Харбор-Пайнс. Любящий наблюдать в телескоп за звёздами Питер вдруг замечает, что звёзды в ночном небе странно себя ведут, а затем одна из них падает прямо в ближайший лес. Эльза тоже замечает падающую звезду, и вместе они отправляются на её поиски. Но правда ли это звезда? Или стоит поверить в сказку? Вот только не все сказки одинаково добрые.


Per aspera ad astra

Важное пояснение и благодарности

 []
     
     
      Важное пояснение
     «СЭН-Фактор» или «Сделай это неправильно!» - изначально цикл литературных форумных ролевых игр за авторством RandomEncounter. В данном сеттинге проводились игры не только основного цикла, но и многие другие, совершенно не связанные между собой сюжетно.
     Серия книг «Хроники Харбор-Пайнс» является минимально отредактированным полным изложением игры «Харбор-Пайнс». Каждая книга серии раскрывает одну из игровых веток, которые между собой связаны только общим местом и временем действия, а также закулисной сюжетной канвой, но главные герои у них разные.
     Ваш покорный слуга - также один из соигроков, известный под ником Joeren. Играл я в одной из веток под названием «Кулак тигра», поэтому на соавторство «Per aspera ad astra» не претендую, здесь я фигурирую лишь в качестве редактора, который свёл содержание всей ветки (а точнее - двух крепко связанных веток) в одну книгу.
     
      Благодарности
     Всем настоящим авторам этой книги.
     Random Encounter за созданный сеттинг, в котором было так круто и весело играть, и за классных мастерских персонажей с яркими характерами.
     Соигроков за их авторских персонажей, без которых бы не было игры и этой книги. В частности, в ветке «Per aspera ad astra»:
     Zeec - за Питера Карфа;
     Полярный - за Эльзу Кун.

Глава 1. Танцующие звёзды

 []
     
     Питер Карф - студент девятнадцати лет. Что о его внешности, то он слегка бледноватый (ну, болезни и недосып) тип почти шести футов роста. Телосложение среднее. Спорт не был его любимым занятием, хотя и приходилось. Больше работник умственного труда... наверное. Когда закончит университет.
     Предпочитает одеваться в тёмные цвета, хотя не полностью в чёрное. Из одежды предпочтение к рубашкам и прочему пуговичному. Джинсы откровенно не уважает.
     Характер у Питера мягкий и ненавязчивый, он больше слушатель. Астроном-любитель и немного романтик. Прогулки под дождём в плаще тоже им любимы. Как и под зонтом. Любопытен.
     А о его жизни... Саймон и Бетани Карф - родители. Дедушка Уильям - бывший лётчик, и ещё один дедушка - бывший журналист Максим. И старший брат Эдвард, уже наследник отцовской сети магазинов всяческой всячины. От продуктов до башмаков. Сеть... это название, всего пять магазинчиков. Ещё было немало родственников: дяди, тёти... обо всех и не упомнить.
     Что же сам Питер? Рос скромным и послушным, хулиганил редко и больше любил чтение. Прогулки и прочее тоже, но книги ему были значительно интереснее. Да и... в общем, был период, когда старший сильно не любил младшего, да и случилось, что остальные дети его не приняли и стали преследовать и насмехаться. Питер молчал, говорил с родителями на эту тему, потом вновь молчал.
     А потом стал говорить с Мартой. Девочка она была добрая... и не существовавшая никогда. Вот за этим занятием его и застал (подслушал и подглядывал) вначале старший брат, потом родители... Психиатр помог, конечно, да и брат тоже начал менять отношение, чувствуя себя виноватым - ему казалось очень жутким такое поведение младшего, да и самому было... не очень, без его же поддержки дошло до такого.
     Это было в прошлом, ещё до школы. Хотя в младших классах было подобное - мальчик дистанционировался от остальных, - но затем прошло, нашлись настоящие друзья, нашлось увлечение - всяческие модели. Потом была подарена вначале подзорная труба, а затем и телескоп.
     У дяди Бена, живущего... не здесь, Питер научился немного управляться лодкой. Да и вообще, Бен - брат его отца - был интересным человеком. Лесник, рыбак... много кто. Да и семья тоже.... К ним не раз отправляли Питера с гостинцами из города.
     К приближению совершеннолетия появились интерес к звёздам и острая непереносимость спиртного - кто тогда предложил ему попробовать пиво за компанию? Не важно, но всё закончилось в больнице.
     Также... был выбран университет. Близкого общения с природой Карф не хотел, хоть и питал некий интерес. Почему-то больше к растениям, которые помогали человеку: лекарства, еда, древесина... нужно ли ещё перечислять?
     Факультет был выбран биологический, куда Пит без проблем поступил. Нашёл друзей, подругу - Элизабет Серти была милой шатенкой с медицинского. Всё нравилось. Жаль, что девушка была из другого города, весьма дальнего. А возможно, и там её кто-то ждал - так показалось. Провожал парень с грустной улыбкой. Впрочем, потом, возможно, встретит ещё.
     Родители решили в этот раз отправить парня в гости к родственникам по материнской линии - к сестре матери Оливии Корфут и её мужу Норману. Оставалось ехать с гостинцами и представиться.
     * * *
     Питеру нравилось наблюдать за звёздами. Да и смотреть просто... но в телескопе это было как-то... по-иному. Другой тон.
     Бывает, что чудо случается, когда ты его совсем-совсем не ждёшь. Вот ты, как обычно, подходишь к телескопу, достаёшь тряпочку, протираешь аккуратно все внешние линзы, затем смотришь на небо и...
     И тут происходит чудо. Потому что ты смотришь на небо, видишь странное мельтешение, не веришь своим глазам, и вот, горя от жажды проверить то, что ты увидел, ты уже прильнул к линзе. Ты слегка торопливо шаришь телескопом в поисках того самого участка неба, и вот... да! Так и есть!
     Звёзды... они танцуют. Звучит совершенно безумно, но звёзды танцуют! В смысле... можно было бы поверить, что это кометы, однако кометы не летают по столь сложным запутанным траекториям, так часто меняя направление движения.
     Когда юный астроном заметил движение звёзд, он замер. Проверил вновь и снова замер. Протёр глаза, проверил ещё раз...
     ...Да. Карф мог точно сказать, что звёзды двигались. И ещё как двигались! Закрыв рот, студент продолжил наблюдать за непонятным явлением. Точнее, за траекториями... ещё взбрела мыслишка про то, что он, Питер, стал свидетелем космических боёв. Хотя траектории... это было слабо похоже на бои... слишком уж изящно выходило. Наверное, в случае настоящего боя это меньше походило бы на танец.
     Молодой человек вдруг осознал, что может поиграться с чёткостью картинки. Ведь, даже выбрав участок неба, всегда надо слегка поправить чёткость. Сейчас же чёткость нужно было явно поправить не слегка.
     - Эн-н... да... - пробормотал Питер, настраивая телескоп. Ему хотелось рассмотреть участок, где «звёзд» было больше всего. В том, что это не настоящие звёзды, юноша не сомневался.
     Он сделал картинку как можно более чётче... Пожалуй, действительно... это были не настоящие звёзды. Правда... наверное, лучше бы это были именно звёзды. Потому что после некоторой настройки молодой человек смог увидеть, что у одной из звёзд... есть ручки и ножки.
     Питер оторвался от телескопа с выражением чистейшего изумления на лице. Он просто не мог поверить в то, что увидел именно это. Спустя несколько минут Карф решил продолжить наблюдение. Любопытство пересилило прочие чувства. Быть может, это было бы неблагоразумно, но студент решил разглядеть фей получше. Даже если это всего лишь плод его воспалённого воображения.
     Удивительно, но... это действительно были феи. Сейчас они оказались даже ближе... и вот тут юноша понял, что феи не танцуют. Это была драка... какой-то фейский аналог капоэйры, только в небе и с использованием светлых вспышек. Кажется... кажется, три феи на одну.
     А вот о таком Карф не слышал. И не читал. Вопрос в том, из-за чего всё произошло... но это парень точно узнать не может. Ещё минуту Питер пытался понять, что за стороны и как они различаются, а после... ну, надо будет сворачиваться и выходить из дому. Если не поздно.
     Что за стороны?.. Сложно сказать. Трое на одну. Вот и всё отличие. Шаблонное мышление подсказывало, что проигрывающая слабая сторона права, а сильная и многочисленная - нет. И вот, когда Питер собрался было сворачиваться с чердака, слабую фейку «подбили» и она полетела вниз...
     Словно падающая звезда. Ещё никогда падающая звезда не была чем-то столь же волшебным.
     Питер проводил звезду взглядом. Красиво... Интересно, где она упадёт? А желание... Карф не загадывал. Это точно не звезда. Понять бы, почему всё случилось именно так, как случилось.
     Дождавшись, когда «звезда» опустится как можно ниже, студент поспешил вниз. Стоило одеться чуток потеплей и взять с собой компас. А фонарик... он с собой был. Ну и... нож? Наверное, стоит... ведь наверняка придётся идти в лес.
     «Звезда» упала на удивление недалеко. Как ни странно, прямо в ближайший лес. Питер запомнил место. Туда идти максимум километр. Конечно, по лесу это будет довольно долго, однако он вряд ли потеряется: по звёздам определить направление Питер вполне мог, да и его цель, вроде как, должна светиться в темноте, что заметно с довольно большого расстояния.
     Студент после непродолжительного промедления решил таки отправиться в лес. За «звездой». На вопрос «зачем?» он вряд ли мог убедительно ответить. Скорее, всё это было смесью любопытства, желания чуда, некоторой романтики и... ответственностью? Всё ведь не так просто, но лучше бы увидеть и разобраться во всём самому. Как единственному свидетелю произошедшего.
     Правда, как выяснилось, занятная падающая звезда привлекла внимание не одного лишь Питера. Выйдя на улицу, молодой человек заметил Эльзу, которая решила направиться в лес... кажется, вообще в домашнем.

Глава 2. Зануда

 []
     
     Эльза Кун - долговязая, совсем нескладная девочка лет семнадцати, тёмненькая, с очками на мелкой цепочке. Редко улыбается, чаще и чаще хмурится, губы привыкла поджимать, смотреть - прямо, требовательно, в глаза. Гардероб невнятно-унисексовый: обычно это рубашечка в синюю клетку, свободные джинсы, кеды. Волосы забирает в хвост.
     Невзрачная, обыкновенная. Скучная.
     По школе болтают, Эльза обидчивая. Неправда. Просто память хорошая. Говорят, строгая. Ерунда. Честная. Если тебя ставят старостой - руководи, оправдывай доверие, поступай по-должному. И это - нет, не правильно. Легче - оправдывать ожидания. Это работает, а что работает - не трогают. Не сказать, что Эльза обязательная или сильно старательная. Лентяйка, но особого толка. К тому же внушаемая: некоторые чёрточки въелись глубоко, на уровень ежедневной привычки. Сложно избавляться от вредных привычек.
     Кое в чём, однако, сплетницы правы. Не злая, не обидчивая... Серьёзная. Чужая. Пару раз из-за неё исключали девочек - за дело исключали, за аморалку, но разве никак было договориться? Она не задумывалась.
     Друзей при таком подходе, ясно, не заведёшь. Но дружба - фантик, фикция. Один обман.
      «Британия - с XIX века владычица умов человеческих. В Советской России клепают танки, в Штатах - авианосцы, японцы собирают автомобили, аргентинцы картошку выращивают... Великобритания инвестирует в людей.
      Нет в мире капитала ценнее человеческого. С деньгами хорошо, без денег плохо - с деньгами приобретёшь и хорошую машину, и достойное жильё, респектабельность, в конце концов. Так и с людьми. Чем больше в стране квалифицированных специалистов, тем выше ментальный потенциал отечества, тем стремительнее прогресс, тем прочнее британская позиция в мире - позиция интеллектуальной сверхдержавы. Молодёжь - залог будущего, а залог счастливого будущего - молодёжь умная, патриотичная, ответственная, в Британии молодёжь традиционно такая. Скажем, во Франции по-иному - и где Франция сейчас? Сначала Вторая Мировая, потом май 1968-го. Не сегодня-завтра коммунисты устроят из Франции второй Китай - и что случится? Плохо случится. Учитесь...»
     Ну да, о чём ещё рассказывать старшеклассникам? Осень, сыро, сумрачно, новый учебный год, он директор, он должен говорить. В этом плане Эльза оратора понимала. Но почему его не любят - тоже понимала. Если уж завели анекдот - а положен ли британский патриотизм немцам? Вряд ли это важно, но если папа - немец (настоящий, с усами!), а мама - еврейка-безбожница, то, наверное, нет. Это совсем неважно, но так обретаешь некоторое, что ли, моральное право не проникаться темой.
     Потом учёба. Колледж Святой Анны - частная школа-пансион для девочек, и знаменитая. В смысле, крутая. В смысле, пафосная. В смысле, «эй, смотрите, наши выпускники зашибают бабки и места в парламенте!» Неудивительно, что процентов девяносто восемь студентов платят за семестр столько, сколько за год не зарабатывает... Не надо о грустном. Есть стипендиаты. Эльза, например. Прямо как Джордж Оруэлл, только без туберкулёза! А может и «с»: жизнь впереди. Зато Оруэлл старостой не был. А она есть. Староста.
     Год в школе - каникулы дома, второй - каникулы дома, третий... Отец договорился с каким-то страшно хорошим другом семьи, по совместительству дальним родственником, чуть ли не мужем сестры тёщи двоюродного брата, на отдохнуть: рыбалочка там, свежий воздух, но дела свалились - в общем, в деревню Эльза поехала одна. Вернее, с мужем сестры тёщи двоюродного...
     Англия, лето 1978-го, июнь месяц, в декабре ей исполнится восемнадцать. До конца миллениума - и конца света - двадцать два года. Будет время вырасти.
     * * *
     Первая ночь на новом месте... она шла не очень. Почему-то не спалось. Всё было не так. Сна ни в одном глазу. Кровать неудобная. Как повернёшься, так сразу скрипнет. Плюс, за окном было очень шумно. То сова ухнет, то волк завоет. То просто запищат какие-то насекомые. А то на чердаке кто-то будет шуметь, стуча ногами по половицам. И ведь не первый час Эльза уже пыталась уснуть. Отнюдь не первый. Организм постоянно искал повод как-нибудь отвлечься. Например, сейчас он настойчиво напоминал хозяйке о том, что в последний раз пил аж три часа назад.
     Ну что же, раз заснуть не получается - не стоит и пытаться. Сон для человека, а не человек для сна. Наверное, это как «сонный человек» и «человек сна» - «сонный человек» здесь понятно, плохого нет, но «человек сна»? Фэнтези какое-то. Кастанедовщина.
     Было странно. День ушёл, дела ушли, стало пусто, как в банке-трёхлитровке. Слушали когда-нибудь банку? Прижимаешь к уху и слушаешь. Эльза не слушала. И не надо - чепуха же. Одна чепуха и осталась. Как неваляшка. Если вскрыть ножом - пусто. Разочаровывает, особенно в первый раз. На третьей-четвёртой привыкаешь. Но смиряешься ли? Что важнее: нужно ли смиряться?
     Подумала-подумала Эльза, ничего не придумалось, ну и решила она выйти на улицу. Ночь, воздух, трава пахнет. Природа. А пить как-нибудь потом. Воля!
     Поскольку деревенька находилась в северной части и без того северного острова, даже летом ночью на улице было весьма прохладно. Да что там на улице? Из-под одеяла в комнате было выбираться зябко. Так что, пожалуй, стоило хотя бы что-то на плечи накинуть, прежде чем выходить. Это ведь не пара минуток за водой, а затем обратно.
     Все чего-то боятся, даже каратисты (а Эльза была каратистка). Например, холода. Чем же отличаются каратисты от обычных людей? Ясным умом. Понятно, в поединке не до философии. Вот и сейчас решение пришло быстро и к месту. Просто завернуться в одеяло - и двигать! Как римлянин в тоге. Или грек? Всё равно вокруг никого нет. Спят.
     Выйдя на улицу в одеяле поверх ночных одеяний и в тапках, девушка оказалась в достаточно тёмном месте. Уличные фонари не горели, да и вообще - всего в четырёх десятках шагов начинался подлесок. Луна освещала, конечно, окружающее пространство, но не очень сильно. В конце концов, она ведь не смогла скрыть... звёзд, танцующих друг с другом. Серьёзно, Эльза даже не сразу поняла, что увидела. Звёзды. В небе. Танцуют. Натурально. Четыре танцующих звёздочки.
     А Эльза не удивилась. Грустно стало. За себя, за ночь, за Британию. За Британию - потому что фонари обязаны гореть, за себя - ведь зрение плохое, за ночь - так темно же!
     Как-то похоже и должен сочиняться бред про летающие тарелки. Все знают, что бред. Светляки, наверное. Надо найти очки и посмотреть внимательнее. Вдруг пропадут?
     Однако, прежде чем Эльза успела заняться вопросом поиска очков, кое-что произошло. Одна из звёзд - НЛО, быть может - вдруг полетела вниз. Нет, не быстро и резко, как падающая звезда. А даже как-то медленно, словно подбитый самолёт. Но, что самое интересное, эта звезда... кажется, она падала в сторону Харбор-Пайнс. Или это такая иллюзия?
     Есть люди с душой. Случаются люди без души - напыщенные, органически сообразные окружающему миру, встроенные эдак интегрально, наподобие камня. Камень, естественно, за тарелками не бегает. Неинтересно камню. Он сам блестит - бриллиант или рубин. Только не в рубинах счастье, правда?
     Эльза никакой не рубин, духовности в ней тоже особой не водилось. Но за тарелкой пойти хотелось. Интересно же. И грустно. Потому что счастье с неба не валится. Полусознательно решила: упадёт недалеко - надо пойти! Убедиться, что ли... Если совсем недалеко - как есть пойти, в тапках с одеялом. Вокруг никого. Можно всё.
     НЛО, как его определила Эльза, упало куда-то в лес. Без грохота, без стука, без взрывов. Просто в лес. Вон куда-то за шапки тех деревьев, что растут впереди, буквально в паре десятков шагов. Но вот роща начиналась тут, рядышком, а падение... падение могло быть и далеко. Эльза вряд ли обернётся к дому за полчаса, если серьёзно примется за поиски.
     Приехала в незнакомое место - и первой же ночью сбегаешь в лес. Ночью. В незнакомый лес. Сбегаешь. Ладно бы, не за рощу - за холмик, за второй, но так... Есть же предел сумасбродству. Или нет? Не то чтобы неинтересно, просто ужасно глупо будет заблудиться. Не по порядку. Дядя Как-его-там забеспокоится, в газету напишут, мол, «пропала школьница». Педофилов начнут искать. Столько проблем. Кому оно надо? Разве что инопланетянам. Инопланетянам-диверсантам.
     В общем, Эльза зависла. Может, знамения ждала. Пусть куст вспыхнет или, например, в небе какие-нибудь огненные буквы проявятся. Был ли огонёк? Померещилось?
     Впрочем, решила ведь. А решения - это такая вещь... Суровая. Надо подумать.
     Дверь скрипнула. Инстинктивно обернувшись на самый выдающийся звук в ночной тиши, Эльза увидела Питера, который, в отличие от неё, был куда как лучше готов к походу в лес.

Глава 3. Через тернии к звёздам

     Карф чуть иронично улыбнулся. По-доброму, хоть и с иронией.
     - Привет, Эльза, - сказал студент, удержавшись от упоминания сов. - Полуночничаем?
     Парень не осуждал, но пустить родственницу в лес в одной пижаме он не мог.
     - Тоже... «звезду» видела? - посерьёзнел он. Кавычки он обозначил интонацией и жестом правой руки. Словно несколько секунд изображал рукой, что гусь траву щиплет.
     - Привет, - Эльза отозвалась на автомате.
     «Привет». - «Привет». - «Как дела?» - «Потихоньку». - «Что делаешь?» - «Гуляю». - «Молодец. Ладно, пока». - «Пока». Такие разговоры не дело рассудка - они на навыке выстроены. Привычке. Как плавание. Кто-то умеет брассом. А кто-то тонет (кирпич, например). Очень желательно улыбаться, щёчками играть под хомячка, подмигивать - у неё не получалось. А может, плохо старалась.
     - Звезду... видела.
     Честно говоря, она бы не удивилась, если бы Питер (его так звали?) выдал что-то типа «окей» и потопал по своим делам. В жизни случается много странного. Одной странностью больше.
     - Ладно... - решил было Питер, но запнулся на полуслове. С чего? Может, просто... просто надо кое-что сказать. - В телескопе в это время рассматривал... ты его видела, - начал говорить Карф. Упомянутый телескоп Эльза видела - с ним же ехал, да и по случайности столкнулся, поговорил. - Хм... - нет. Рассказывать потом. И сам не уверен. - Пойду в лес. Она где-то там упала... и это не корабль, - слабо улыбнулся.
     Что дальше? Пусть двоюродная сестра сама решит: идти или нет.
     - Что она? - переспросила Эльза.
     Просто по инерции. Опять-таки, есть разница между «погулять одной» и «погулять с мальчиком». Пошлость какая. Фу-фу-фу, как выражаются японцы. «Нельзя жить в обществе...» и всё такое. С одной стороны, ходить с молодыми мужиками по темноте - это не то, чего ожидает общество. С другой - какая разница? В конце концов, ей просто любопытно. Просто по пути. Глупо, конечно, ходить в лес одной, но двоим по отдельности ещё глупее (раз поход - дело решённое). Этот Питер не похож на педофила. И пуританская бабка из него неважная. Как и из Эльзы.
     - В чём дело с ней? - повторила вопрос девушка. Понятно, о звезде-НЛО-метеоре.
     - Это... - парень замялся. - Да, знаю... и хочу убедиться собственными глазами, всё ли в порядке у меня с головой или нет...
     Интересно, что может быть ещё хуже подобного объяснения? Теперь точно придётся идти одному. Наверное, это к лучшему.
     - Если решишь проверить, советую одеть куртку и взять фонарик с компасом, - добавил Питер.
     Где-то вдалеке ухала сова. Наверное, та, которую решили не упоминать всуе. А может, другая. Лёгкий прохладный ветерок колыхал листья, а тени деревьев в тусклом свете звёзд и луны складывались в причудливые и иногда пугающие образы.
     Эльза помолчала, затем попросила:
     - Подожди.
     Ей нужно было одеться теплее. Джинсы, кофта, рубашка... Может, куртка будет. Причины? Какие причины? Странно было. Чувство, что банка - лейденская.
     Точно, поискать фонарь.
     - Подожду, - согласился Питер.
     А в ожидании можно было... послушать сов, к примеру, или последить за звёздным небом.
     Эльза покинула Питера и занялась сборами. Какая-то она была отрешённая. Словно бы всё происходящее было не с ней. Питеру было впору вспомнить одну из местных многочисленных легенд, которые до него дошли в искажённом виде. Вдруг её душу феи похитили? А что? После того, что он видел сегодня, почему бы не существовать такому феномену?
     Наконец, девушка вернулась. Уже хорошо собранная, с небольшим фонариком с красной ручкой, у которого был механический регулятор направленности луча.
     Анализировать - это занятно. Наблюдать. Выводы, предположения, выработка линии - бац! - вскрываешь самую мякотку (фантазируешь, что вскрываешь). Без события не будет наблюдения, понятно. Себя анализировать - интереснее, хотя и бессмысленнее. Пристрастия, мечты, личные обманки - без них человек кончается. Тем не менее, с ними плохо. Возможно, она подумает, возможно, сейчас - на ходу, по лесу, - возможно, очень позже (как станет пуританской бабкой). Звенело - не новое, но радующее свежестью, - что оправдания не нужны. Особенно перед собой. Кто-то оправдывается за выпитый стакан воды? Несчастный человек.
     Нет у бедолаги фонарика с красной ручкой. У неё есть - темноту гонять. И это плохо - жить во тьме... а чёрт его знает, может и хорошо. Конкретно. Ясно. И оправданий нет, но не оттого, что не нужны - всё оправдано, давно и надёжно. Эту мысль надо додумать. Когда-то давно - было, помнилось! - она не оправдывалась. Дети вообще безответственны.
     - Готово, - вышла, встала, мол, «веди». Самый знающий ведь человек. Фей видел. Интересно, а чёрта? И чёрта увидит. Такой увидит.
     Вообще-то свой фонарь - не красный, большой и серый - у Питера был с собой, в поисках лучшего места для наблюдения за звёздами он ходил по темноте немало. Ну, минут десять ходьбы до какого-то пустыря без домов - может, площадка какая, не важно. Главное - ровная поверхность и отсутствие мешающих заграждений. Но лучше чердака в доме Корфутов места пока не нашёл.
     - Пошли, - и Карф повёл Эльзу. Ну да... в лес.
     Впрочем, о том, как это может смотреться со стороны... да они же родственники, вообще-то! Нечего тут и думать.
     Между родственниками повисло неловкое молчание. Они шли вроде бы вместе, но со стороны казалось, что каждый хочет пойти своей дорогой, и только тот факт, что дорожки эти пролегают рядом, их и держит. Красный фонарик удобней лежал в руке, но Питер оказался более подготовлен. Его фонарь светил лучше, ярче. Большую территорию освещал. И всё равно очень скоро, метров через двести, можно было почувствовать себя заблудившимся, ибо тьма уходила только с близлежащей территории. Всё остальное оказывалось быстро скрыто той самой тьмой, мешавшей ориентироваться и искажавшей даже знакомые силуэты.
     Как самому старшему, вести пришлось Питеру. Впрочем, он к этому готовился и даже взял с собой компас. С которым и сверился, вспоминая направление к упавшей «звезде». Ещё были и простые звёзды... в общем, если что, выведет, не заблудится. Но сначала бы до «звезды» дойти.
     - Не ожидал, что ты так быстро захочешь всё проверить, - произнёс Карф. Как-то разговор с родственницей стоило поддержать. Иначе совсем тоскливо.
     Травка растёт, звёзды блестят, деревья преграждают, а дорожка тянется, тянется, а по дорожке - ходят. Люди ходят, звери. Очень всё гармонично устроено, если не задумываться.
     - Ну да, - едва-едва тише, чтобы не задуматься, сказала Эльза.
     Не получилось. Если вернуться к сугубо гипотетическому бедолаге - окажись он здесь, непременно сломал бы лодыжку. Лес же. Эльза однажды сломала ребро.
     - Ну да. А ты, наверное, долго собирался?
     - Минут пять-семь. Убрать телескоп, найти компас... - протянул Питер.
     О ноже упоминать не хотелось. Во избежание. Впрочем... если что, легенды бывают недобрые. И древние путники без ножа не выходили... но всё равно итог был печален.
     - Я наблюдать звёзды часто хожу... и дома тоже, с телескопом. Оттого и одеваться не пришлось - и так был одет, - развил тему Питер.
     - Наверное, дело в телескопе с компасом. - Эльза пожала плечами и пояснила: - У меня их нет.
     «Компас» ассоциировалось со скаутами. Отряды, лагеря, костры. Галстук, румянец, дух «будь готов!», а вот из самого Питера скаута не выходило. Слишком болезненный. Или, может, детей в скауты затем и отдают, чтоб здоровее стали? Может, все скауты именно такие. Впрочем, вернее: скауты очень разные.
     - Понятно. И... как тебе? Нравится? - спросила девушка.
     Сова снова заухала. На сей раз громче. Кажется, даже раздражённо. Краем глаза можно было заметить небольшую лису, которая, заметив людей так близко, предпочла не сбегать, а просто застыть на месте, глядя в их сторону отсвечивающими серебром глазами.
     - Наблюдать за небом? Успокаивает. И нравится. Временами нахожу созвездия, временами нет - я просто любитель, это просто хобби. Прогулки тоже... - сообщил Питер.
     На сову внимания обратил мало, только посмотрел чуть вверх - не там ли? А лиса... её парень, кажется, не заметил.
     Эльза кивнула:
     - Понятно.
     Честно-честно не знала, чего сказать. Зато знала, что надо идти.
     И всё же разговор не клеился... так они шли. Шли и шли, хрустя веточками и слушая звуки ночного леса. Уханье совы. Гавканье собак в деревне и ответный вой волков где-то вдали. Всё это в какой-то момент перестало беспокоить. Воспринималось как данность... до той поры, покуда они не увидели впереди свечение. Где-то там, вдали, за деревьями... словно бы кто-то уронил включённый фонарик.
     - Видишь? - замер Питер, осторожно всматриваясь в источник света. - Наверно... хорошо, что не показалось. Наверное... - пробормотал студент, не понимая, улыбнуться ему или нахмуриться. Всё вместе не получится.
     Карф, как самый старший в группе, пошёл вперёд.
     - Вижу, - согласилась Эльза.
     Соврала. Что «видишь»? Чёрт знает, электрический свет - лампа... Что нужно видеть? Красивое, изумительное, какое угодно - не электрическое. Электричество вообще для души губительно. Романтический ужин, например, при свечах дают. Вот глупо получится, если выйдут на какой-нибудь домик лесника.
     Немножко посомневалась Эльза: выключать фонарь или нет (скауты! осторожность!)? Не стала. И последовала за Питером.
     И тут впереди что-то хрустнуло.
     Маленькая человекоподобная фигурка, которая двигалась на свет упавшего небесного объекта, повернулась в их сторону и сверкнула двумя огромными блестящими жёлтыми глазами, после чего моргнула сначала левым веком, затем правым. По размерам это существо было с обезьяну, а по удалённости - метрах в двадцати.
     - М? - повернулся на хруст Питер. И замер.
     Нет... не совсем. На месте-то замер, но попробовал подсветить непонятную фигуру. И убедиться, что ему не чудится.
     Хрустнуло. И всё стало как-то ясно, что ли. Девушки - существа тонкие, нежные, чувствуют острее и ярче, нежели мужчины. Потому Эльза видела, а Питер, например, нет.
     Как ни крути, спорт, особенно боевые искусства, закаляет. Не только тело - и мозги. Эльза пошла на сближение резким, стремительным шагом. Поближе... а там видно будет. Сбегать намылится - так догоним и спросим по-нежному, чего такой подозрительный, чего сначала бродит, а потом убегает от честной молодёжи. Ведь подозрительный. Глаза какие... жёлтые.
     - Скорее, - дёрнула мимоходом Питера за плечо, сильно.
     Парень чуть дёрнулся и посмотрел на Эльзу. Значит, не ему одному показалось... в общем, там кто-то был. Только мелкий. С размерами Питер вначале немного перепутал. Зато теперь студент смело шёл навстречу непонятной фигурке.
     Впрочем... его больше волновал свет, но для начала надо было сократить расстояние. Мелкий всё равно был ближе... к чему-то светящемуся.
 []
     
     ИккиМаленькая косматая фигурка с огромными глазами. Похожа на человека настолько же, насколько от него и отличается. Характер скверный. Не женат. Но очень хочет.Странное существо, которое любит встречаться ночью непуганым путникам.

Глава 4. Конкурент

     Странное создание быстро прыгнуло на ствол дерева, а оттуда с ловкостью, немногим уступающей ловкости белки, чуть ли не взлетело выше, где и уселось на ветке в недосягаемости для людей.
     - Ой-ой-ой! - насмешливо пропело существо, болтая ножками. - Что тут у нас? - оно подалось вперёд, рискуя свалиться с ветки. - Что вы потеряли в ночи, мальчики? Не знали, что это опасно?
     Вообще-то мальчик тут был только один. Только большой и потому назывался юношей. Хотя с Эльзой и её манерой одеваться это было простительно. Иногда.
     А ещё девушек во многих легендах похищали тролли.
     И, кажется, это существо было реальным. Родственница на него тоже реагировала.
     - А ты кто такой... сосед? - попробовал наладить контакт Питер.
     В своё время он немного читал о всяком... и немного о Добрых Соседях помнил. Например, то, что называть их прямо «фэйри» - к неприятностям. Небольшим, но чувство юмора у шутников варьируется.
     Питер хочет говорить - пожалуйста, пусть говорит. Эльза вот не хотела. Не хотела - не говорила, а теперь уже стало немножко поздно. Не в два же голоса транслировать зверьку-древолазу коллективную волю. Какое же мерзкое создание. Камнем бы его - и сдать биологам. Очень «мальчиковая» мысль.
     Зверёк обернулся через плечо, в сторону того самого света, к которому шли «мальчики», а затем вновь повернулся к Питеру. Он моргнул. Сначала левым глазом, затем правым. Вот так вот. Подряд.
     - Я - Икки, - ответил он. - И это - моя фея!
     - Кхм... Саймон, - замешкался с ответом Питер. Феям представляться было бы желательно, а вот ведьмам точно нет. А гоблин... что-то не похож. Лучше уж так.
     И он подтвердил про фею! Всё это точно происходило! Только... интересно, а фея против не будет? Того, что её кто-то считает своей? А Карф... просто хотел увидеть чудо своими глазами. И поговорить, наверное... Хотя зверёк в чём-то симпатичный.
     - Хм, а что вообще в небе происходило, Икки? Ты видел? - спросил у «соседа» студент. И тоже посмотрел в ту же сторону... ненадолго, взгляд быстро вернулся к собеседнику.
     Фантастика. Фея? Икки? Положено удивиться? Ну хоть немного. Чёрт знает, надо героев спрашивать - тех, кто попадал в сходное положение. А ведь и Эльза попала - она тоже герой? Да, герой, но зелёный, герой-новичок. Чуть времени - подрастёт, освоится, чуть времени - и спрашивать можно её. Не других героев. Тогда, наверное, придётся подождать, а с удивлением - «ни мира, ни войны». Вырастет в настоящего героя - и разберётся. Но это будет как-то глупо.
     Чудеса лучше смотреть, а не думать. Эльза и вгляделась в свет. Далеко ли, близко? Пришли-то за звездой. Не за мистическими чёрными обезьянами. Камнем бы...
     - Феи дрались. Отступница, видать. Или провинившаяся. Надо подобрать, пока феи сами за ней не пришли, - Икки склонил свою большую голову набок. - Но это сделаю я. Вы всё равно не знаете, как за феями ухаживать.
     Пауза.
     «Ну да, я хотел посмотреть или помочь, если она ранена...» - пронеслись мысли в голове у Карфа. Было непонятно, отчего всё произошло... кто знает, но хотя бы увидеть и убедиться, что это таки реальность... Впрочем, Икки с сестрой это подтверждали.
     - Я никогда не видел фей... - сделал пару шагов вперёд Питер. - Если она захочет пойти с тобой, то пусть так... Но я хотел бы увидеть... - пауза, - ...что всё на самом деле, - последнее Карф пробормотал для себя больше, но вот у нового знакомого помимо глаз могли быть большие и чуткие уши.
     Эльза, может, испорченный ребёнок, но «фея» - это же почти «Барби», почти «Микки Маус». Глянец. Точно испорченный: правильный ребёнок узнаёт о феях не из Диснея. Откуда? Читает, наверное. Слушает, ищет, просит - находит. Верит, надеется, ждёт. Плохо ли быть испорченным? Кому как. Если рыба гниёт с головы - плавники целы, с требухой порядок. Значит, поплавает ещё начавшая подгнивать рыбина, поплавает... гнилая рыба плавает, очень весело. Но и не такое случается. Вот, например, гниют иногда зубы - а незаметно. Потому что здоровые зубы - это необязательно. Главное, чтобы ноги были, руки. Плавники.
     Подумать, так у Микки Мауса и зверя на дереве есть общие черты. Пароходик Вилли, кролик Банни. Опасный Микки Маус. Цапнет - и утащил.
     - Хочешь мою фею отобрать? - спросил Икки, а затем вытащил из-за пазухи шишку и со всего размаха, явно не в шутку, метнул её в сторону лба говорливого Питера.
     Это вполне могло получиться болезненно, если попадёт в лоб... при условии, что Питер будет покорно ждать, когда долетит. Он машинально пригнулся.
     - Нет... - успел пробормотать парень. - Но хочу просто увидеть. Не больше.
     Пауза.
     - А что ты тут тогда сидишь? Остальных ждёшь? - вопрос уже от Карфа.
     Стоять - занятие хорошее, популярное, но вечно не простоишь - рано или поздно придётся уйти.
     - Вперёд пойду, - в общем, пожала Эльза плечами и пошла. На свет. Дальше.
     Когда Питер выпрямился, Икки на ветке уже не было. Метнув шишку, он сразу покинул свой насест и устремился по ветвям к свету - с ловкостью, схожей с беличьей, он бежал по хитросплетениям веток, будто бы по твёрдой земле. Эльза не угналась бы за ним, если бы не ускорилась.
     Вот ещё, будет она бегать. За зверьём? Бегать? Планы меняются, теперь вперёд Питера уходить ни к чему. Остановилась, прислонилась чуть к дереву.
     - Вот и поговорили, - осталась его ждать.
     - Однако... - пробормотал Питер.
     Дальше... А что дальше делать? Студент пошёл вперёд, на свет.
     - Всё же просто хочу знать, что там светится, - объяснил он Эльзе.
     - Хорошо.
     Опять пожимать плечами как-то глупо, поэтому она пожала мысленно. Хорошо - хотеть знать. Кто не хочет?
     И скорым-скорым шагом - на свет.
     Этот Икки... в свете фонаря можно было заметить его силуэт среди ветвей. «Что там светится»? Если это действительно фея, то очевидно: косматый хам первым до неё доберётся, и никто ничего не увидит.
     Может, и хорошо - не увидеть. Представьте, каково - познакомиться с феей. С точки зрения обывателя ничего хорошего. А вдруг заснёшь лет на сто или в дыню превратишься? Да и забыть ночной поход - неправильный, странный - выйдет проще. Ничего ведь толком не случилось.
     Другой вопрос: нужно ли принимать взгляд обывателя? Такого - лубочного обывателя. С роллс-ройсом вместо тыквы-кареты. У роллс-ройса литраж выше, поди. Эльзе не нравились роллс-ройсы, но она и карет не понимала. Видели хоть одну карету - не в музее, не в книжке, а действующую? Даже принцессы нынче на мерседесах.
     Вопрос про косматого хама был открыт, но вот просто так терять шанс... увидеть ещё одно чудо? Да, ещё одно. Возможно, ещё более чудное. Ну... Питеру было бы интересно. Очень. Оставалось поднажать и...
     - Икки, а там кто?! - парень махнул фонарём в сторону, указывая на...
     ...ну, это была тактическая хитрость. Карф просто хотел успеть посмотреть. И только.
     Как ни странно, но хитрость сработала. Фигура застыла где-то на полпути к огоньку, а затем его большие, как у совы, глаза, отражая свет, показали, что их обладатель сейчас смотрит именно туда, куда указал Питер.
     Питер фыркнул и продолжил бежать на свет. Как он и думал, новый знакомый был существом простодушным, хоть и грубым. Да и... в сказаниях утверждалось, что сиды не лгут никогда. А гоблин (или кем назвать такого глазастого карлика?) был сидом... причастен к ним.
     А Эльза не бегала. Шла - быстро, но шла - вслед стремительной чёрной обезьяне, вслед бравшему с обезьяны пример Питеру.
     И именно поэтому Эльза увидела, как сначала левый, а потом и правый глаз «сида» моргнул, затем взгляд оказался переведён ниже, на бегущего под ветками Питера. Существо примерилось и прыгнуло на бегущего юношу сверху.
     Смотрит Эльза - видит: прыгает чёрная обезьяна. На Питера. Эта чёрная штука - как кукла. Маленькая. Ну что она сделает Карфу? Раздавит? Карф - дядька, на таких только кирпичи возить. Как-то не показалась Эльзе ситуация серьёзной.
     Питер не знал, где сейчас находился «сосед», и потому уверенно продвигался вперёд. Секунда - и вот уже Питер ощущает, как на спину ему сваливается что-то вроде мешка. Не сбивает с ног, но заставляет отцепиться.
     - Обмануть меня решил?! - громко и пронзительно завопил сосед, вцепляясь лапками в лицо Карфа и оттягивая голову назад, на себя.
     - Мне показалось! И бегай сам, а не езди!.. - Карф явно был не в восторге, что на него сначала что-то скинули, а потом ещё вопят в лицо. - Или сиди спокойно!.. - с такими словами Питер попытался оторвать мелкого гоблина от лица. Сидел бы на плече - проблем было бы меньше.
     Эльза чертыхнулась шепотком (у неё был богатый словарный запас, но другим этого знать не полагалось), прибавила ходу. Несерьёзность несерьёзностью, а помочь человеку надо. Человек же. Гуманизм.
     С другой стороны - неплохо вышло. Вот сейчас они вдвоём скрутят зверёныша... Скрутят - и ноль конкурентов. Внеэкономическое принуждение.
     Несерьёзность несерьёзностью, но... гадкий Икки не удовлетворился криком. Убедившись, что потягушки не имеют эффекта - Питеру было неприятно и он не мог уже бежать, не боясь врезаться во что или споткнуться, - он достал из-за пазухи шишку и... засунул её в рот пытающемуся не то оправдаться, не то возмутиться Питеру. И это было совсем не смешно. Шишка во рту вызывала рвотные позывы и царапала нёбо.
     - Гх-хф!.. - а это было... даже больно.
     Пара секунд ушла на то, чтобы справиться с позывом. Ну и ещё чтобы соориентироваться в произошедшем.
     Первым порывом было выплюнуть шишку. Вторым - Карф попробовал схватить гоблина за лапу и шарахнулся в сторону ближайшего дерева. Чтобы дошло. Ну, парень весил побольше лесного жителя, ну а древесина... гоблину было бы неприятно. Впрочем, если сбежит, то пусть его...
     Неприятно, наверное. Эльза родственнику даже немножко сочувствовала. Как не посочувствовать: такую штуку - и в рот (здесь хотелось спошлить). Бедная слизистая. Во имя гуманизма Эльза перешла на бег - поспешала на помощь. Ничего. Потерпит парень сейчас - зато потом! О, потом! Знаете бесценной жизни сладость? Шашлык из Икки накрутят. Или фарш.
     Эльза как раз подбежала к Питеру, когда тот сумел схватить за шиворот соседа и замахнуться для того, чтобы стукнуть его о дерево. Мелкий гадёныш каким-то образом извернулся и укусил юношу за палец. Тот даже вскрикнуть нормально не мог - шишка-то изо рта так просто выбираться не хотела, - и гоблин полетел к земле, прямо к ногам Эльзы.
     - Гх-х-хф-ф! - нормально оповестить всех окружающих о том, что Икки очень больно кусается, не получилось из-за шишки.
     Паузу парень употребил на то, чтобы избавиться от упомянутого предмета и швырнуть его законному (наверное - нашёл же первым) владельцу. Точнее, во владельца - злости хватало. А вот на то, что делать дальше... ну, шагнуть - и что потом? Маленьких бить нехорошо, всё-таки... Хотя этому мальцу уже третий век идёт... возможно.
     Гоблин полетел - а ему! С разбегу! Да ногой! Да в пузо! Не по карате, а по понятиям. Злость - это всё-таки не сплюнуть и утереться. Злость - она ширше. Твёрже, многограннее. И острее. Зверюга с самого начала Эльзе не понравилась. Зачем жалеть?
     - Уф-ф... - мелкий «сосед» оказался весом примерно с собаку средних размеров. Его отбросило, но недалеко, однако и этого хватило, чтобы гадёныш скрылся из виду: ночь, да ещё и падение в кусты. Правда, поцарапало его тоже знатно, но тем не менее.
     - Ц-с-с... кусачий, - пробормотал Питер, смотря вслед улетевшему гоблину. Если бы просто поговорили... он только хотел поговорить с феей.
     А что ему от феи было нужно? Она сама... н-да. Ну, если бы смог поговорить и укрыть знал как... но получилось, как получилось. Рост и вес при сближении победил.
     - Идём, а то вдруг добежит или... - про последнее Карф не знал, что думать, но... наверное, неприятностей было бы больше, чем с сердитым Икки, но с ними можно было бы попробовать поговорить?
     И всё равно, лучше спешить. С такой мыслью Карф ускорил шаг в сторону света.
     Какие-нибудь злые и волосатые (хиппи?) Питера обидят - а он стоять будет. Думать. Не то, чтобы Эльзе нравилось читать нотации...
     - Пойдём, - девушка взглянула в сторону кустов - туда укатился супостат. - Ловчее быть надо.
     «Икки» - хорошее название для супермаркета. Тарелочки, молочко, лапшичка. «У Икки», «Микки-Икки», «МакИкки». И главное, прав на словечко не предъявят. Какие права у... чёрного такого? Чего «такого»? Кем он был? Оно?
     Они не успели пройти пары метров, как позади раздалось шебуршание в кустах... похоже, что «идти» было не самым разумным вариантом. Бежать. К фее или от феи. Тем более, что силы ещё есть.
     Питер просто оглянулся в сторону кустов - если Икки внезапно не припрётся с братьями-дядьями, то всё в порядке. Волк и медведь были бы кое-чем хуже. Но нож он на этот случай взял - для первого. От второго только наверх... А так - нужно бежать к фее, если ничего слишком большого из кустов не бросится. Тогда - сразу из леса.
     Весёлое бы приключилось зрелище. Вот Эльза, вот Питер, и вот они убегают от шебуршащих кустов. Весёлое, но и грустное. Наподобие институтки, ошарашенной тараканом. Был бы таракан не тараканом, а тигром или слоном (Икки-Гоблин перекинется в Икки-Тролля) - тогда да. Случилось бы невесело.
     Оглянувшись, Питер увидел только два глаза, выглядывающие из кустов. Словно сова спустилась с ветки и спряталась средь листвы.
     - Моё... - тихо и угрожающе произнёс гоблин.
     Что же до парочки? Они ускорились. Бегать ночью было небезопасно, однако никто не споткнулся и не ударился. Светящийся шарик можно было увидеть всего в четырёх метрах. Точнее, как шарик? При ближайшем рассмотрении можно было увидеть что-то, размерами и формой напоминающее упавшую на бок куклу Барби, однако издалека это напоминало именно что шарик.
     Питер, как во многом инициатор похода и просто самый старший, решил подойти поближе и присел на корточки рядом с феей.
     - Эм... добрая соседка, вы нас слышите? Что с вами? - решил завязать диалог с представительницей волшебного народца Карф. Сначала бы понять, что точно произошло.
     Ну и без разрешения хватать не стоило - волшебная же? И бородавки на всём теле могут быть цветочками по сравнению с цветочками на том, чем попытался схватить...
     Эльза неподалёку встала, ручки в карманы. Смотрела. Интересно же. Например, как бы всё происходило, если бы она имела склонность болтать с «упавшими на бок куклами Барби»? Несомненно комично.
 []
     
     НеггидаЗнаете, говорят «девочка-феечка» и имеют в виду определённую фигуру? Так вот... у Неггиды фигура совсем не соответствует этому шаблону. Неггида - кругленькая. Кругленькое личико. Кругленькая грудь. Округлые бёдра. Вообще, у неё весьма и весьма развитые формы, прикрытые довольно незначительным платьицем. Характер у фейки стереотипно-скверный... однако с учётом того, какой милой умеет быть Неггида, бывает сложно принять однозначную точку зрения по отношению к ней. Потеряшка в лесу, на которую покусился Икки.

Глава 5. Свежая кровь тевтонов

     Фея не отвечала... очевидно, что «Барби» была без сознания. Выглядела она... плохо. Много синячков, ссадинок, порванное платье, которое и без того достаточно незначительное и толком не прикрывало длинных ножек, да и грудь не то чтобы надёжно защищало.
     Всё могло быть немного хуже... Питер осторожно подобрал фею и развернулся к Эльзе, чтобы та могла видеть всё происходящее.
     А дальше был вопрос: как проверить пульс у очень мелкой и крылатой «куколки»? Да и переломы ещё... а ещё крылья. Последние вообще было бы лучше не беспокоить - слишком похожи на крылья бабочки, а у них... напыление. Сотрёшь его - и насекомое после этого долго не протянет.
     Был ещё вопрос с приведением в сознание - воды и нашатыря нет. Щёлкнуть пальцами другой рукой совсем рядом? Карф попробовал это сделать.
     Эльзе на Питеровы терзания было больно смотреть. Ну да, они же терзания, они должны делать больно. Делать больно, причинять боль...
     - Может, в платок завернуть и взять? - Эльза вносила рацпредложение. - Темно, с фонариком ещё что-нибудь сломаем.
     Или «сломаешь». Но это как-то совсем по-чужацки. Не по-родному. С другой стороны, «сломаем» - не слишком ли панибратски? Всё-таки «сломаем» не «мы».
     Пара щелчков в воздухе... и тут появился Икки, про которого, кажется, все забыли.
     - Н-н-на!!! - раздалось откуда-то снизу и позади Эльзы, а затем девушка ощутила, как в левую икру вонзается что-то острое и не очень-то ровное.
     - Нр-рх!
     Если тебя с тыла колупают чем-то острым - естественно развернуться. Эльза так и сделала, одновременно почти рефлекторно и совсем наугад выбрасывая кулак примерно вбок и вниз. То есть с разворота пытаясь этим кулаком кого-нибудь стукнуть. В лоб. Или по лбу. Маленького «кого-нибудь», раз лоб так низко. Удар рукой с разворота.
     - Ты!.. - Питер развернулся в сторону гоблина. Который явно решил заняться поножовщиной. Мелкий и вёрткий - может всякого натворить. А у Питера фея без сознания...
     Так, фею в карман - если что, не выпадет. Только на правый бок не падать! И вперёд - к сестре. А гоблину... что ж, Икки, такая у тебя роль сегодня - вместо футбольного мяча в лесу летать. А Карф в футбол раньше играл. В детстве. Ну, и всего один раз... Но гоблин всяко больше мяча, да? А мир... после ножа в ляжку родственнице точно не до переговоров.
     Мелкий гадёныш сначала ловко увернулся от кулака - только пощекотал кулак пёрышками на своей шляпе, а затем и отпрыгнул прочь от удара ноги. Кажется, прямо сейчас он был безоружен... можно было как попытаться насесть на него с атакой, так и бежать прочь.
     Промедление в бою смерти подобно, но Эльза-то в бою не бывала. В таком бою, чтоб с поножовщиной. Школьницы не спецназ. Потому она чуть сдала назад, продолжая держать зверька в виду, краем глаза глянула на свою бедную левую ногу. Предчувствие было нехорошее. Кстати, вот интересно: всякий спецназ, получив острой штукой по конечности - он что же, как берсерк на супостата бросается? Кто его знает, этот спецназ?
     В ноге у Эльзы был не нож. Кажется, это ветка... острая ветка. Сучковатая... во многих смыслах. Впилась в ногу и осталась там.
     Питер чуть медлил - у него было оправдание в виде нежелания вредить фее больше, чем уже. Но вот от попытки отвесить ещё пару пинков это не останавливало. Только от родственницы не отходить, а отогнать Икки. По-хорошему, подбить бы этого гада чем... убежать вряд ли получится, а дома такой нужен ещё меньше, чем тут в лесу.
     Мелкий гадёныш ловко уклонялся от пинков, однако в уклонении всё же постепенно от Эльзы удалялся.
     - Слишком медленно, глупый людь, - провозгласил Икки.
     А медленно было из-за феи. Ненамного, но... Впрочем, гоблину и этого «немного» будет недостаточно, чтобы по нему попасть.
     Ещё пара пинков (чтобы гоблин ушёл чуть дальше) - и стоит поискать... ветку... что-то на роль палки. Сорвать или срезать - дальше будет легче. И фея до сих пор не очнулась...
     Каков анхуман. Действительно анхуман, правда, не в ту, не в правильную сторону, а во вторую. Которая не та. Выходит, не просто «нечеловек», но ещё и «недочеловек»? Этот Икки - чёртов фэнтези-фашист. Или еврей? Сионист, вот он кто. Если сионисты отступают - за ними не гоняются, слишком опасно же. Как укусит... Проверить надо, насколько серьёзно укусили. Глянуть, глубоко ли воткнулась ветка. А если она ещё и заразная... Ужас-ужас. Камнями за такие вещи побивают. Вот Эльза найдёт камень, вот бросит, попадёт... Желательно насмерть.
     Ветка... она вошла в ногу достаточно глубоко. Насколько глубоко, было не ясно. Надо вытягивать. Здесь? В лесу? Неровный заострённый кусок? Будет больно, очень больно... Пожалуй, лучше дома. Когда есть что-то обеззараживающее. Да и фейке, скорей всего, тоже аптечка не помешает. В любом случае, лучше бежать. Икки ведь отогнали... можно использовать это преимущество.
     Что же до оружия - на земле можно было найти достаточно увесистую дубину. Вооружиться ей было быстрей, чем отламывать от дерева.
     Но Питер решил по-другому. Фонарик в одну руку - заодно и дубинка, и... свет в лицо, Эльзе предложить другую - чтобы опиралась на неё, и с максимальной скоростью уходить. А то ещё и остальные решат зайти и проверить, куда делась побеждённая или куда запропастился родственник... или кто там знаком с Икки.
     - Уходим, - шепнул (громко, впрочем) родственнице Питер.
     Обидно... но фея уже у людей, а дальше... А дальше - дойти до дома и не обзавестись ещё чем лишним в организме с подачи мстительного карлика.
     - Ладно, - ответила девушка.
     Немного обидно было уходить вот так. Вроде как побеждёнными. Нет, не то чтобы убить и закопать Икки было важно, но... но, правда, неужели плевать на него? Р-р! Женская гордость - вещь коварная. Вот сейчас Эльза промолчит, зато потом причинит чего-нибудь весёлого. Такая она - женская обида. А может, женщины ни при чём. Не надо цеплять женщин к личным тараканам.
     Позади хрустнули кусты. Похоже, Икки готовил новый колышек, которым можно будет ткнуть в ногу ещё кого-то. Уходить стоило... и уходить быстро, хромая со всей возможной скоростью. В доме от мелкого гада можно хоть запереться!
     Если б не стеснённость в обстоятельствах... Если бы... но сейчас всё в лесу обстояло так, что Питер потащил Эльзу как мог быстро. А то и вовсе на руки, сколько мог. Так может быстрее выйти.
     А что Эльза? Тащат? Надо тащиться. Потому что не просто так - зачем-то. На руки, конечно, не лезла. Вообще, кисло было. Чего там - дурдом. Два молодых человека - один занимается боевыми искусствами, второй просто чудак, - и сбегают от фантастического карлика, пусть трижды, четырежды злого, но мелкого же, как кошка. Дра-а-аться! Сме-е-ерть!
     Что, тащить - правда обязательно? Хотелось лечь и уснуть. И нога болела. Эльза всё-таки попробовала вытащить. Вот споткнутся сейчас, упадут, а колышек... Грустно колышку.
     Собственно, из-за попыток Эльзы вытащить колышек группа не набрала и десятой доли нужной скорости. Даже напротив. Эльза начала терять равновесие. Было слишком больно. Эта боль, кажется, на секунду парализовала девушку по самое бедро. А Питер? Питеру требовалось её удержать, так как поднимать её явно дольше. Вот только гадкий Икки явно же воспользуется задержкой.
     - Ну... - что про «ну», парень не продолжил. Только попробовал рывком вернуть родственницу в более устойчивое положение. Или вовсе на некоторое время подхватить и потом уже на ноги поставить. По-другому-то как?
     Потом оставалось только понять, с какой стороны именно к Питеру (скорее, к нему пойдёт) выскочит гоблин. И отогнать.
     Вот одна Эльза, приходит она в лес, а её подхватывают и перехватывают, крутят с ног за голову и наоборот, и устойчивость подкручивают, и даже рывками. Как по-другому, спросите? А вот как.
     - Стоп. Подожди. Почему мы убегаем? - спросила девушка. - Он карлик, что он сделает?
     Взыграла кровь сумрачных тевтонов. Древние жили по закону меча: «кто меч подымает - тот от меча гибнет». И было это справедливо. Кто Эльза такая, чтобы ставить справедливость под сомнение? Нельзя! Значит - рубить надо! Дважды не подкрадётся - в тот раз супостату повезло, но сейчас иное дело. А кто не согласен - еврей.
     Стояла Эльза с трудом. Без ветки в ноге ей почему-то было хоть и менее больно, но сложнее контролировать эту ногу. А тем временем шевельнулась листва где-то сверху, в кронах деревьев... не то белка, не то злобный Икки с новой заострённой веткой.
     Это называется - всё. Если он решил прыгать с колышком сверху... в общем, тут может и пригодиться нож, который Питер взял с собой. А если кинет колышек - отбить фонариком и уходить. А нож пока притаить и не сверкать им в ночи. Только бы Эльза нормально на ногах держалась, а там уж...
     Эльза между тем думала, что будет как-то тупо скосячить опять. Поколения предков - мирно помершая лет пять назад бабушка и лично прапрапра, о котором знали, что он в Первую Мировую утонул - бдили. Ладно, ей что, карате-мастер-класс показывать? Да нифига. Схватила за лапу, кувыркнулась на землю, задавила. Как настоящий борец. Господи, было б о чём беспокоиться. Кстати, не дремать! По сторонам - зырк!

Глава 6. Непрошеный доктор и гоблин с кроссовкой

     Злобный Икки ещё секунд семь так и не появлялся нигде, кажется, нарочно шебурша листвой то в одном месте, то в другом. Наконец, выгадав момент, он прыгнул откуда-то сверху и справа на Питера.
     Питер в это время не считал белок, а готовился к отражению нападения. И когда на него прыгнул гоблин, он приготовил ему весьма холодную встречу. Нож-то не сильно нагрелся в кармане и считался холодным оружием. И именно на него предоставил лететь Икки парень, хоть и шагнул назад.
     Карф тоже был зол... впрочем, он планировал лишь ранить. И, на случай чего, помимо ножа был приготовлен фонарь - мало ли что ещё...
     Честно говоря, если бы Икки прыгал на Эльзу - она бы удар пропустила. Может, зазевалась. А может, голова закружилась. Совсем немножечко.
     А Питер - молодец! Пай-мальчики - они такие. Вроде бледные, вроде в рубашечках - р-раз! Тесак в школу притащил. Два - порубил всех к чёртовой матери. Три-четыре-пять - тут в зависимости от фантазии, по-детски яркой или не очень. Пример: технично разделываем - тушки в морозилку (есть же на школьной кухне морозилка), давай котлеты крутить.
     Сложно сказать, что больше помогло: быстрое движение или фонарь. Так или иначе, гоблин ударился пузякой о лезвие ножа, а сам не нанёс никакого урона.
     - Уй-й-и-и-и-и... - гоблин взвыл, изогнулся и начал падать вниз, соскальзывая с недлинного лезвия ножа.
     - Вон, - выдохнул Питер, отталкивая от себя гоблина фонарём и ударом коленом. Улетит мелкий... наверное, недалеко, но после знакомства с холодной сталью желания пакостить сегодня у него не найдётся. Точнее, сил осуществить своё желание.
     Всё же... на случай возможной встречи с волком или ещё чем-то таким же опасным нож и был взят. А гоблин... ну, не хуже был. Теперь нужно было уходить и помочь с этим делом Эльзе. У неё и так с ногой... ох... Уйти бы и проверить, как с кровотечением... надо было и верёвку взять...
     - Метко, - похвалила девушка Питера.
     Гоблин падал, а Эльза следила. Внимательно, вдумчиво. В прошлый раз пнули - вернулся. В этот аж ножиком подрезали - вернётся ли? Кто знает, вдруг он волшебный? Да, вон какое волшебство.
     В общем, Эльза не так беспечно отнеслась к побеждённому. Потому что коварная была. Женщина же. Подойти надо, разобраться, совсем мёртв или нет. Кстати, а убийство - это не уголовщина? Наверное, если не человека - не считается. Недочеловека.
     Питер хотел помочь Эльзе, но та... та двинулась к гоблину. Гоблин пока лежал на спине. В жалких полутора метрах. И цеплялся ручками за ранение.
     - Сволочи... - заворчал он, - ножами пыряются... феек воруют... плохо вам будет... плохо...
     - Оставь. Лезть второй раз не будет. И ему уже достаточно, - сказал Питер Эльзе, положив ей руку на плечо. Нож он уже убрал.
     Не то что... нет, честно: Карф убивать не слишком хотел. Подранить, чтобы отстал - да. Ну и был такой случай... что полагалось за убийство? Родичи и иные Соседи могут сильно огорчиться и пойти объяснять, как они были неправы. Если выживет - тоже, но меньше шансов на этот счёт. На месть.
     - И нам надо быстрее возвращаться, ветка в ране чистой не была, - привёл Питер второй аргумент.
     - Ты прав, - согласилась Эльза.
     Хорошо - что к нынешнему моменту имеем? Женщины - злопамятные, коварные, чуткие... Прибавим четвёртое качество: легкомыслие. Сказать «ты прав» оказалось неожиданно просто. Очень просто - бросить кого-то с колото-резаным в лесу. Маленький и совсем не страшный Икки, скорчившись, лежал - умирал, и не важно, умрёт ли, не умрёт, в вопросах жизни-смерти полагаться на «авось» немного... Что, действительно всё равно? Гоблин-то никого не убивал. Даже не пытался, чтоб всерьёз. Тевтоны в гневе страшны, но тевтоны же отходчивы. Минуту назад она бы лично запинала Икки. А теперь было грустно.
     - Идём, да?.. - спросила Питера.
     Вдруг не в женщинах дело, а в молодёжи? Молодёжь - она жестока. И безответственна.
     Отвернулась. Может, чтобы руку Карфа стряхнуть. Тяжёлая рука.
     Питер молча убрал руку. Невесёлое было молчание. Ни торжества, ничего. Только карлик пытается зажать рану... рану? Так...
     У куртки студента был капюшон. Немного работы ножом - и теперь у родственников есть тряпка. Ещё немного работы - две длинных тряпки и ещё немного.
     - У тебя рана... сейчас потуже завяжу, а то... - продолжать парень не стал, а занялся делом и перевязал ногу Эльзе.
     После шагнул к гоблину.
     - Не дёргайся. Перевяжу. И должен не будешь... большего не могу, - с такими словами Карф присел рядом с карликом.
     За лапами он, впрочем, наблюдал. Мало ли... сосед-то с норовом был. Но если откажется и будет сопротивляться... ну, оставить тряпки студенту было не жалко. Ну... вообще-то тут, скорей, или нитки, или полный набор нужен. Но просто так уйти и его оставить студент не мог.
     - Спасибо, - сказала Эльза Питеру. За то, что ногу перевязал, конечно. Не за Икки же. За Икки - это было бы как-то жалко. - Дай помогу, - опять Питеру (кому ещё, не дедушке же?). Как «помогу»? Ну, держать мелкого. Следить, чтоб не кусался, например.
     Между прочим, и не с такими - с любыми ранениями надо обращаться к доктору. Вот Эльза обратится. А Икки, которого ножом - а он обратится? Чёрт знает.
     И вот, едва Питер протянул руки, Икки на трёх конечностях - одной он зажимал рану - лицом кверху попятился к кустам, довольно быстро... чем-то даже напоминая паука.
     - Эй, стой. Я хочу только перевязать тебе рану, - застыл Питер.
     Ему Икки не доверял... да и чересчур быстр для раненого был. Но всё равно: встать, выпрямиться, шаг вперёд... если успеет - таки перевязать. Если сбежит... что ж, как хочет...
     Эльза как-то побоялась хватать Икки. Ножом же подрезанный. А ну как она схватит, сдавит чутка - а из мелкого кишки с кровищей полезут? Очень бы неприятно случилось. Ну, вот Эльза ничего и не сделала.
     Догнать Икки оказалось не очень сложно. Поймать - сложнее. Питер потянулся рукой к мелкому гадёнышу, но тот в благодарность клацнул зубами, явно намереваясь укусить непрошеного доктора.
     - Да хватит тебе... или сам перевязаться сможешь? - возмутился Питер, отдёргивая руку.
     Лишних укусов при лечении было не избежать,так что нужен был помощник, чтобы зафиксировать. Без него начать перевязку Карф не решался.
     Бывает время тормозить, а бывает - дела делать. Когда какое? Ну, от чутья зависит. У Эльзы чутьё было что надо, тайное Питера быстренько раскрутилось в явное. А что в явном? Время помогать - держать мелкого крепко-крепко. Эльза духу времени подчинилась.
     В любом случае, чтобы удерживать мелкого, надо было его для начала схватить... да так, чтобы укушенным не быть. А это не так легко. Гоблин огрызался. Быстро клацал своими острыми зубками, едва руки только близко окажутся.
     Фуфло вопрос. Если кто-то кусается, надо заставить не кусаться. Например, сунуть ему в рот... кроссовку!
     Питер с немым вопросом посмотрел на свою двоюродную сестру. Потом понял и уже смотрел неодобрительно. Отвернулся и попробовал... не удалось. Но пальцы остались целы. Едва заметно кивнул сестре.
     - Не кусайся, а? Я же с раной помочь хочу... перевяжу просто, - устало произнёс юноша, пытаясь наложить бинты. Если не будет... ну, Икки кусался при первой же возможности, так что нужно только отвлечь, а после спокойно перевязать.
     Кроссовка во рту сделала Икки не только более безопасным, но и более смешным. Маленький злодей сейчас изо всех сил двигал челюстями, пытаясь разгрызть обувку, однако теперь его ручки можно было прижать к земле и заняться перевязкой.
     Питер честно старался не улыбаться при виде злобно пыхтящего гоблина с кроссовкой во рту.
     - Прижми руки, а я перевяжу, - предложил студент родственнице. Вид крови парня отрезвил - улыбаться уже не хотелось.
     - Сейчас.
     Точно заправский медбрат-психушник, Эльза начала заламывать мелкому руки. С чувством заламывать, с умением. Вот она - рука каратиста, которая руку ломит. Рука руку ломит. Поняли, да?! Вот Эльзе почему-то стало весело, но где-то внутри. Ни улыбки, ни смешка.
     Кажется... всё... ну вот, гоблин у нас перевязанный, а фейка всё ещё без сознания и в опасном месте. Вот беда и незадача... а гоблина, наверное, можно отпускать. Вон как пыхтит злобно! Да и кроссовку, пожалуй, уже на выкид.
     - Всё... отпускай. Только кроссовку заберём и уходим... - решил Питер, скептически оценивая состояние гоблина.
     Только вначале стоило достать из пасти кроссовку... вдруг из вредности решит не отдавать или ещё что? Ну и мусорить было бы... не очень. Особенно в таком лесу.
     А после домой, обработать рану Эльзы и будить фею. Последняя что-то слишком долго без сознания. Как бы нашатырь не спасовал...
     Эльза насколько могла резво отскочила от гоблина. Кроссовка... Ну что, дурак он, чтобы с кроссовкой в зубах рассекать? Зачем ему кроссовка? К тому же негодная. Да и как-то боязно было пытаться вытащить эту кроссовку. Как хапнет... Лучше кроссовка, чем палец.
     В общем, Икки скрылся, а Питер остался с современной кроссовкой в руках. Очень современной: с вентиляцией большого, указательного и среднего пальцев ног. Сам же Икки, вполне вероятно, что убежал ненадолго и скоро вновь перейдёт в наступление.
     - Предлагаю надеть - на босу ногу в лесу не очень, а тут пока подошва есть... - негромко сказал Питер Эльзе. Откажется... что ж. кроссовку под куртку - и ходу отсюда. В любом случае.
     А гоблин... в общем, второй раз его Карф перевязывать не будет. Хотя вряд ли мелкий будет таким же шустрым... теперь.
     - Предложение принято. Подошва - одно из полезнейших свойств обуви, - без улыбки сказала девушка. - Ладно, в какую мы сторону?
     Студент посмотрел на небо, пытаясь найти звёзды. Ну, и он помнил примерное направление.
     - Кхм, - Питер передал Эльзе её кроссовку. - Туда.
     Он махнул рукой в нужную сторону и пошёл туда. Кому, как не ему, вести? Главное - вернуться домой до рассвета
     Эльзу повели. А она повелась. Не как овечка или пацан, но как муж.

Глава 7. Доктор для феи

     Наконец они выбрались из этого проклятущего леса. То и дело шевелились кусты. Был ли там враг или же это просто зверьки пробегали? Не ясно. Зато ясно было другое: наконец они у дома. У дома, где, кажется, никто и не заметил их отсутствия.
     - Выбрались, слава богу, - выдохнул Питер. Оглянулся на спутницу. - Так, предлагаю вначале к себе - я пока один живу и суматохи будет меньше. Аптечка есть, так что... первичную обработку раны проведу, а потом в больницу, - предложил Карф. - Ну и... нашатырь для феи тоже должен найтись, - упомянул Питер, а заодно проверил, что с мелкой и крылатой.
     - Хорошо, - Эльза пожала плечами. Ей всё было ясно.
     Как и следовало ожидать, никто не мешал Питеру и Эльзе пройти в дом, кроме повреждённой ноги. Аптечка была на месте. Там нашлись бинты, обеззараживающее и... и нога Эльзы при свете выглядела даже хуже, чем предполагалось. В ранке застряли кусочки грязи и даже коры!
     Ужас какой. Эльза поковыряла рану. И ещё раз поковыряла. Было немножко больно, когда тыкала по краям, и сильно, если прямо внутрь. Наверное, так и должно быть. Рана же.
     - Аккуратнее, ещё грязь занесёшь... - заметил Питер, возясь с обработкой раны обеззараживающим. Ему тоже придётся извлекать кору с прочим, но лучше чистыми руками. Спиртом обработать и что-то взять для самых упрямых загрязнителей, не желающих выходить. Но ими всё равно в самый последний момент придётся заниматься.
     А фея... фею парень разместил подальше от места чистки раны. Заодно и подушку реквизировал из своей спальни. На полу крылатым валяться не стоит.
     - Если не можешь терпеть - говори, сделаем перерыв... так, потом самые-самые... - Карф чему-то покачал головой, - ...оставим доктору.
     - Сдался перерыв... - девушка вздохнула пренебрежительно. В смысле, «не нужен». Сегодня перерыва попросит, а завтра? Слона? Возможно, Эльза немного рисовалась, но грешному человеку простительны мелкие слабости. Больших хватает. - Ладно, что с этой? - кивнула на пышку-малышку.
     Без сознания. Кстати, про большое. Оно и понятно, что без сознания: с такими-то круглыми штуками - и об землю. Не то что без сознания останешься - без почек. Отвалятся. А может, уже отвалились, но упали куда-то внутрь. И болтаются, и болтаются.
     - Будим? - спросила она.
     Обработка раны Эльзы была ожидаемо очень болезненной. Обеззараживающая жидкость жгла. Расковыряние раны приводило к тому, что эта дура потом болела даже сильнее, чем изначально. Сразу после обработки Эльза, пожалуй, не рискнула бы ступить на подлеченную ногу.
     Болела - ну что поделать. Не Эльза виновата - жизнь такая. Тяжёлая. Хоть пинай её, хоть упрашивай - ноль результата. Остаётся терпеть. Не ступить - так посидеть можно. Спешки нет.
     Рану следовало обмотать бинтами и последить за кровотечением, насколько оно сильное. Возможно, стоит наложить жгут.
     А фея...
     - Погоди минуту, где тут нашатырь? - покопался в аптечке Питер.
     Правда, перед побудкой Карф попробовал найти и приготовить что-то от ссадин. Других ран у феи он пока не видел... только бы не оказалось, что внутри всё хуже, чем снаружи. А так - там хотя бы крылья целые.
     Нашатырь нашёлся с трудом. И только по запаху. Он был вообще в какой-то неподписанной бутылочке. От ран и ссадин помимо бинтов здесь был только йод. Хотя нет, вот вроде бы есть флакончик с самым обычным одеколоном, которым можно было обработать раны от заражения, не испачкав всё в цвета осени и детской неожиданности.
     Немного подумав, парень отложил в сторону йод и приготовил одеколон. Вместе с нашатырём. Перекраску фея бы вряд ли простила, хуже была бы только зелёнка.
     А теперь вопрос: будить или перед этим обработать раны? Чуть подумав, Карф решил будить. Мало ли какие мнения, традиции... ну и вдруг фейка может о себе самостоятельно позаботиться? Возможно.
     Питер открыл бутылёк с нашатырём, проверил содержимое на запах, вздрогнул, после чего... что ж, если это будит одним своим запахом, то его и будет достаточно.
     Когда доктор работает - больной молчит. На самом деле, конечно, болтает: суть игры в болтовне. Или Эльза чего-то не понимала. Доктор такой: «Пациент, где болит?» Больной: «Здесь!» Доктор: «Где-где?» Больной: «Да здесь, доктор, зде-есь!» Гадость несусветная. Какие-то ролевые игры.
     Ну вот - Эльза сидела, смотрела, как доктор лечит второго больного.
     Учуяв резкий запах нашатыря, фейка дёрнулась, вздрогнула, а затем закашляла, постепенно приходя в сознание. Она была всё ещё очень слаба, но, кажется, уже могла слышать и воспринимать речь.
     Питер закрыл пузырёк с нашатырём и убрал его на место. Больше не понадобится.
     - Вы меня слышите? - больше утвердительно, чем вопросительно, произнёс он. - Извиняюсь, но оставить вас там в лесу показалось не лучшей идеей, так что... сами видите.
     Пауза.
     - Насчёт ранений... пока ничего не вижу, кроме ссадин, которые надо обработать... но если что-то ещё пострадало, скажите, - тут Карф кое-что вспомнил. - И да, воды не нужно? После представимся и прочее...
     Ну, а Эльза поделать ничего не могла. Или могла, но не хотела. Так что сидела и смотрела.
     - У-у-у... бо-о-ольно, - пропищало маленькое существо и, с трудом оторвав голову от импровизированной подушки из предплечья, открыло глаза и посмотрело на Питера. - Что случилось? Л... люди?
     - Да. Мы увидели в телескоп, что происходило в небе, и отправились в лес, - вкратце рассказал Питер. - Хотя бы чтобы понять, что всё это дейс... кхм. Дальше было достаточно увидеть свет и идти к нему, чтобы найти тебя. Оставлять тебя в лесу без сознания было бы не лучшим поступком, поэтому ты здесь... Ещё тебя один гоблин искал, но мы успели раньше, - между делом сообщил Карф.
     Помолчал, дав фее продумать всё и прийти в себя хоть немного.
     - И... где ещё болит? Нужно обработать раны, - задал вопрос парень.
     - Люди-люди-людое-е-еды, - передразнила попискивание Эльза. И вздохнула смертно. Потому что захотелось. Смотрелось наверняка глупо, но разве в глупости дело? Очень опасно заключать дело в глупость. Потому что тогда смерть делу. А это неконструктивно.
     Питер укоризненно посмотрел на свою родственницу. Постеснялась бы перед мелкой... а ещё отличница.
     - У-у-у-у... боси... - пробормотала фейка. - Ножка болит... бочок болит... плечики болят... спинка болит... головка тоже боси...
     Удивительно, но это лепетание у маленькой фейки не выглядело наивным. Она так правдоподобно опасливо покосилась на Эльзу, так натурально потянулась к Питеру за помощью.
     - Злые... втроём на одну... всё боси...
     - Так... - с некоторым облегчением протянул Питер. Если болят ноги, значит, перелома позвоночника нет, тогда бы их вообще нельзя было почувствовать. А вот переломы с сотрясениями вполне возможны.
     Осталось только достать пузырёк с одеколоном (йод был бы хуже) и с помощью ватки обработать им... пока руки-ноги, если следы падения есть.
     - Извини, если запах не очень, но второе хуже, - заранее предупредил студент. - Кстати, сколько пальцев видишь?
     Карф махнул другой рукой, привлекая внимание феи. А заодно показал четыре пальца. Тест на сотрясение мозга. Впрочем, в силу маленького веса фея отделалась бы чем-то лёгким... но кто знает, что там наверху они применяли?
     Натурально? Правдоподобно? Эльза девочку-припевочку на первой букве этого «правдоподобно» раскусила. Знала потому что таких сахарных феечек. Она знала, а человек с улицы (например, какой-нибудь Питер Карф) мог бы догадаться. Не тайна же ядерной бомбы. Хотя комплекцией походила. Потеряшка. На бомбу. «Злые, ах злые... втроём на одну... боси-боси-боси... бочок... головка... ручки-печень-грыжа-позвоночник».
     Ух, какая Эльза злая! Ментально тиранит потерпевших крушение фей! Злая, совсем злая! Аж самой противно, аж сама потрясена своей порочностью. Спать пора, вот что.
     Пошевелила ногой. Очень важно - скрыться спать самостоятельно. В смысле, своим ходом. В смысле, без помощи. Что ж, она вполне себе могла двигаться. Только хромая. То есть достаточно неуклюже со стороны и рискуя громким топотом.
     - Яй-яй-яй-яй, щипет-щипет-щипет!!! - закричала фейка.
     Ну да, конечно, как не щипать? Царапины же... можно было подуть, однако с учётом размера фейки можно было подуть на всю неё разом.
     - Тише-тише... это пройдёт... - парень перестал наносить обеззараживающее и остановился. Даже был готов взять чистую ватку и удалить капли (слишком много лучше бы не наносить на кожу - всякое может оказаться).
     А вот подуть... ну, один раз попытался, по инерции. Весьма аккуратно, учитывая слишком маленький рост и вес пациентки. Впрочем, быстро перестал. Самообман это чаще всего. Да и реакция неясна.

Глава 8. Там, где нет паучков

     Пройдёт-пройдёт... Всё проходит. И это тоже. Жаль, Эльза слабо знала Библию. Знала бы хорошо - придумала бы что-нибудь остроумное. Ведь остроумие откуда берётся? Из книг, как и всё мудрое! Консервированная мудрость. Если шутку можно консервировать, не значит ли это, что юмор надо заготовлять впрок? Выдумывать прибаутки заранее... Как-то это жалко. Лучше не шутить, чем выглядеть жалко.
     - Видимо, не сломала, - со стола (а сидела она на чём-то, напоминающем стол) констатировала Эльза. Спокойно констатировала, как не первой свежести фельдшер смерть престарелого алкоголика. Дело житейское. Все там будем. - Дрыгается резво... Сломала бы - не до «щиплет-щиплет» бы было.
     У-ужас. Сдержаннее надо!
     - Злая ты, - надула щёчки фейка. Её тельце дрожало, будто бы от холода. - Такие, как ты, подарков от фей не получают.
     Что-то такое Питер читал о феиных подарках. Обычно все они с подвохом... нет, дар честный, с объяснением, но вот такой, что неоднозначный. Парням чаще всего доставался именно такой, так что Карф ничего не хотел. Кроме как увидеть что-то чудесное и поговорить.
     - Так... сразу не пройдёт, но хуже теперь точно не будет... - пробормотал студент.
     Осталось немного подождать, пока пройдёт, а там... кажется, он не все порезы обработал. Но фейке сильно повезло при падении.
     - Кхм, кстати, тебя как зовут? - поинтересовался Питер.
     Эльза пожала плечами. Что ей теперь - смирять желание поворчать ради какого-то подарка? Нет, Эльза Кун слишком крута для того, чтобы вестись на подобное! Не-под-куп-на. Ни конфетами, ни шоколадками не задобрить. И вообще, она ранена! Ей можно.
     - И расскажи, зачем ты нужна гоблинам, - добавила девушка.
     - Меня зовут Негга... - фейка, услышав о гоблинах, тут же как-то приуныла. - Так ведь феи много разных волшебных штук могут. А гоблины - проныры. Всё их волшебство - краденое или заёмное.
     - Понятно, зачем тот гоблин приходил... - протянул студент и вспомнил об одном правиле. - А, да, меня зовут Питер.
     Представляться сестре он предоставил самостоятельно. Вот только вещи, пущенные на самотёк, склонны происходить вразрез с планом. Вот и сейчас Эльза цинично не представилась. Даже не подумала представиться. Это вправду нужно?
     - А у людей и того волшебства нет... заёмного... или краденого, - заметила девушка. - Если гоблины проныры, то кто люди? - и тоже приуныла.
     Негга на вопрос Эльзы никак не отреагировала. Точно бы его и не было. Обиделась, что ли?
     - Он ещё вернётся... - тихо произнесла Негга. - Если он знает, где вы живёте, значит вернётся.
     - Н-да... - потянул парень.
     Питер не слишком хорошо помнил, преследовал ли их гоблин или нет, но он и до перевязки был весьма... бодрым. Отбивался и ползал только так.
     - Впрочем, мог и не проследить - не до того ему, - хмыкнул Питер. - А если и до того - отобьёмся.
     Что сказать... нож вполне себе был надёжным аргументом. А ещё сковородка есть - Эльзе самое то. Карф постарался не усмехнуться от этой мысли.
     - А... ты своё волшебство когда примерно вернёшь? - задал ещё один вопрос студент. - Лечить себя умеешь им?
     На риторические вопросы можно не отвечать. Это нормально! Эльза вот не отвечала. Иногда. А иногда отвечала - это от настроения зависит.
     Кстати, а что, волшебства у людей вправду нет? Эльза напрягла ментальные извилины. «Ранка, не боли!» «Боли»? Это корректно - «боли»? «Ранка, не болеть повелеваю я тебе», - вот так лучше.
     - Лечить себя умеешь им? - повторила тихонько и слабо усмехнулась.
     - Умею... но у меня мало волшебства осталось... - фейка пошевелила крылышками и грустно поглядела через плечо. - Я сейчас даже летать не смогу...
     - А как вы своё волшебство восстанавливаете? - поинтересовался Питер.
     Тот факт, что крылья поднять в воздух свою хозяйку не могут, был для него очевиден. А вот ещё... после первого вопроса последовал второй, последний:
     - Почему ты сражалась с теми тремя?
     Не факт, что будет правда, но... в общем, Карф решил, что в любом случае сначала поставит феечку на крыло. А сейчас... завтра будет тот ещё день и всем пора было спать. «А ещё Эльзу надо к доктору вести», - мелькнула мысль.
     Спать. Ну, спать - это правильно. Так думала Эльза, так думало прогрессивное человечество. Значит, что делаем? Верно, идём спать. Но сначала послушаем, что расскажет феечка. Не то чтобы это очень интересно... Ладно, немного интересно. Но на совсем маленькое немного.
     - Потому что они плохие, - последовал на удивление простой и предельно незамутнённый ответ, который подтверждали честные-честные глаза и лёгкое подёргивание крыльев.
     Питер со скепсисом посмотрел на маленькую врушу. Недолго. Зевнул, прикрыв рот ладонью. В то, что всё у фей настолько просто, Карф не верил. В то, что фейка такая наивная - тоже. Впрочем... он её ведь спас? Покатил бревно...
     - Утром с тобой поговорим, - решил студент. - Пока располагайся. Если пить сейчас хочешь - скажи. Потом спать будем.
     Взгляд на Эльзу.
     - Сестра, до своей комнаты доберёшься или помочь? - не хочет представляться - её право. Может, она и права будет.
     - Нет, спасибо, - покачала девушка головой. - Ещё посижу. Чаю попью.
     Хотелось, конечно, спать. Но ковылять в свою комнату сейчас было бы как-то жалко. Особенно при помощи Питера. Выпьет чашечку-другую, подумает о жизни... Помыться с ногой не получится, да?
     - Хорошо, - кивнула Негга. - Поспим. И утром поговорим...
     Она огляделась по сторонам, видимо, в поисках постели.
     - Хм... у нас мебель на такой рост не рассчитана... в общем, слишком большая, - сообщил Питер. Призадумался. - Думаю, что в качестве постели сойдёт... а одеяло... - студент снова задумался. Полотенце или шарф... нет, второй не подойдёт - узковат. Срез какой-нибудь ткани бы подошёл... лучше два - второй на подушку.
     И Карф впервые подумал, что было бы неплохо найти что-нибудь для кукол. Но... кажется, в доме чего-то такого не было. Или он не интересовался никогда.
     - Посади в рубашку или свитер, подоткнуть - и на шкаф. Повыше. Странно выйдет, если её найдёт дядя... - Эльза запнулась. Только что ведь помнила! Как там дядю? Джон... Доу? Быть не может. - Твой дядя. А одеть в платок можно. Не знаю, порезать как-нибудь, склеить...
     Действительно, почему бы не склеить?
     - Норман, - подсказал Питер. - А со свитером... на ночь тепло может получиться... но надо придумать что-то получше... Ну и... сам не знаю, как остальные отреагируют. Но точно что-то будет... - задумчиво произнёс Карф.
     Он точно не мог предсказать реакцию. Может, удастся выдать за куклу Эльзы или сказать, что поспорил с ней и проиграл - вот и взял куклу.
     Одно будущий биолог знал точно: раскрытие существования подобных созданий перетряхнёт всё и вся. И физику, и биологию, и метафизику (или что там с тем, что, возможно, существует, но никто не видел?)... химия, возможно, останется без изменений.
     - В свитерке было бы уютненько... и да, лучше на шкафчик, не хочу закрытых дверок... страшно будет, - максимально умильно пропищала гостья.
     - Свитер - так свитер, - невольно улыбнулся Питер. Голосок у фейки был милый.
     Что ж, оставалось подыскать какой-нибудь свитер и помочь феечке устроиться. И ещё нужно будет убрать аптечку и помыть нож. Мало ли. После - всё на сегодня.
     - Наверх шкафа, - подсказала Эльза. - Там нет дверей.
     Наверх всегда кладут разную бесполезную всячину, всячина пылится, потом... Наверное, затем хозяин умирает - и всячину выбрасывают. Не раньше.
     - Зато есть пауки, - добавила девушка.
     - И-и-и-и! - испуганно взвизгнула фейка, прижав предплечья к щекам. - Не хочу пауков! Они страшные! Хищные! Связывают!
     - Эльза... - протянул Питер, оглянувшись на сестру. Напугала мелкую - того и гляди, весь дом разбудит. - И тише, Негга. Паукам тебя мы не отдадим, - попробовал успокоить фейку Карф. Обычно тогда стоит взять за плечо, но разница в росте была слишком большой. - В шкаф... ну, можно свитер положить ещё и рядом с остальной одеждой или под покрывало, - вспомнил ещё пару вариантов студент. Либо на виду со всей дневной одеждой, либо спрятать в покрывале.
     Или проверять пауков... впрочем, пыли на шкафу достаточно для появления восьмилапых ткачей.
     - Летучие мыши, - вдруг рассудительно заметила Эльза. - Летучие мыши спят вверх ногами. Ты не летучая мышь, но тебя можно подвесить или посадить на что-то висячее. На люстру.
     А ещё на люстре тепло.
     - Нет-нет-нет-нет! Не хочу! - Негга приподнялась на локотке и посмотрела на Питера проникновенным просящим взглядом. - А можно я рядышком? Где вы спите?
     - Ну и идеи у тебя... - протянул Питер, поглядев на сестру.
     Неудивительно, что фейка не очень-то любит Эльзу. Только... ну да, в одной комнате держать её придётся - другие слишком...
     - Так... устроишься в свитере, а его под покрывало... или в него - если умеючи сложить. К нам иногда взрослые заглядывают доброго утра пожелать... и не уверен, как нам объясняться с ними... А так неплохо выйдет, - решил Питер.
     Эльза мысленно пожала плечами. Пусть так. Неплохо. Какая разница?
     Ребёнок (а она считала себя в некотором роде ребёнком) более остроумный наверняка сказал бы что-нибудь едкое. В частности, про девочку-феечку рядом с... Карфом? Ну не с Эльзой же. А может, Эльза и была тем самым человеком. Остроумным. Просто не имела интереса проявлять талант. А потом вдруг ка-ак скажет! Когда-нибудь потом.
     - Я не совсем поняла... - смущённо призналась Негга. - Но ведь там не будет паучков, правда? - она вновь посмотрела на Питера честными-честными глазюками.
     - Да, не будет, - пообещал Питер.
     Присмотреть за этим просто... только бы Эльза опять не брякнула чего-нибудь. И было понятно, что феечка немного хитрит, но пауков она точно боится. Ну, размеры позволяют в это поверить.
     Эльзе. Всё. Равно. Вообще, было немного утомительно сидеть на этой штуке (на чём она там сидела?) и слушать этих двоих. А хотелось чаю.
     - Ладно. Так вы идёте спать? - спросила она.
     - Собираемся, - ответил Питер.
     - Угу-угу, - спешно кивнула Негга. - Туда, где паучков нету...
     Сначала Питер пошёл к кровати и снял покрывало. Расправил его и сложил один раз. Дальше последовали поиски свитера. Нашлось два: белый и чёрный с зелёным. После того, как гостья выбрала, Карф поместил её в свитере в покрывало, сложенное во второй раз. Дальше оставалось убедиться, что одежду в покрывале не будет видно, да и нужно было это всё убрать куда-нибудь рядом с кроватью. Ну не у ног же класть? Хотя можно на дно тумбочки положить. Она вообще странная: с одним выдвижным отделением и большим пустым объёмом снизу. В самый раз будет.
     Подождав, пока эти двое исчезнут, Эльза слезла со стола и похромала в столовую. Должна же в доме существовать столовая? Конечно должна. Иначе это неправильный дом. В неправильных домах живут неправильные люди. Дядя и тётя - неправильные? Нет! В них надо верить! Они самые что ни на есть обыкновенные, здоровые люди. Скорее, с Эльзой что-то не в порядке, раз она не может найти столовую. Не могла? Нет, могла. Эльза тоже нормальная, ведь ей нетрудно попасть в столовую. Пусть прихрамывая, пусть хватаясь (осторожно!) за углы и стены. А попав в столовую, совершенно точно она выпьет замечательного чаю. Как приличная девушка. Или ребёнок. Девушка-ребёнок. «Девушка-ребёнок» звучит странно, почти как «диван-кровать». Диваны не бывают кроватями, кровати - диванами, но есть на свете особенная вещь - диван-кровать. Не диван и не кровать, но диван-кровать. Новое. Прогрессивное.
     Так они и разошлись. Каждый к себе. И если Питер ещё мог бы поверить, что всё случившееся с ним было сном, то у Эльзы такой возможности не было. Нога болела. Вот и спали они каждый в своей комнате. Один видел сладкие сны, а другая... другая маялась какими-то кошмарами. Нога болела. На теле выступал пот. Почему-то начинало закладывать нос.
     Однако проснулись оба на удивление одновременно. Каждый в своей комнате. От дикого истеричного воя собаки где-то на улице.

Глава 9. Отвлекающий манёвр

     Эльза попыталась подняться рывком - не смогла. Нога вдруг звезданула болью - как отвалилась. Спросонья запросто могло показаться, что отвалилась. Особенно после кошмаров... Липко, мерзко, нос заложен.
     Собака выла. Но собаки выли на улице часто - Эльза уже привыкла. Деревня же. Где часы, который час?
     Пять тридцать. Совсем рань, ей-богу. Вот чего не спится этой собаке? Хотя Эльза могла быть ей и благодарна. Кошмары были не тем, что приятно смотреть поутру. Или ночью. Или вообще в любое время.
     Собака неспроста выла. За мир страдала? Мир - он страшный. Взять хотя б ту фейку. Эльза с детства - с детства! - ненавидела такой характер! Стало быть, собака страдала из-за Негги. От Негги связь запросто выходит к гоблину Икки. Он же гоблин. С него станется залезть и... зарезать собаку? Судя по всему, её не просто убивали - пытали! В кошмаре тоже кого-то пытали.
     Эльза решила полежать ещё немного. В потолочек посмотреть. Авось псина уймётся. И вот только девушка подумала об убийстве собаки, как та решила сначала немного порычать, а затем заскулила, будто бы её действительно кто-то прямо сейчас убивал!
     Ладно. Хорошо. Теперь она не уснёт, не разузнав о происходящем. Или уснёт, но уснёт какой-то другой Эльзой - очень беспечной. Настоящая - осторожная же! Стало быть, неверный выбор приведёт к утрате аутентичности - подлинную Эльзу заменит Эльза-зомби. Вот как много на кону. Аутентичность-аутентичность. Звучит почти как «аутичность».
     Немножко поломав внутреннее сопротивление, Эльза с кроватки стала аккуратно подниматься. Одеться, куртку потолще (наверняка за окном холодно). Проверять.
     А рана случайно совсем не зажила? Нет... буквально опустив ногу на пол и оперевшись на неё, Эльза поняла: рана не зажила. Она была самая настоящая. Не волшебная. Не приснившаяся. Значит, и гоблин был. И фея... наверняка в магическом мире будут какие-нибудь волшебные способы исцелить эту рану. А то глупо - рану получаешь, но не лечишь. Неправильно это.
     Это да. Это верно. Может, Негга умеет лечить? Умеет, но скрывает? Учитывая ночную болтовню, было бы неправильно взять и потребовать: «лечи». Бука-бука, а потом хвать - «лечи».
     И ладно. Даже без ноги Эльза - противник. Как бросится, как задавит... Если гоблин не пришёл с компанией. А вдруг пришёл?! А может, нет никакого гоблина - есть параноичка Эльза.
     Надо подождать. В любом случае, родичи, которых вопли и визги собаки тоже перебудили, сейчас топотали за дверью. Бежали на улицу, небось посмотреть, что там с любимцем. В фильмах гоблины и прочая нечисть в такие моменты таится, не показывает себя. Даёт время построить догадки. Свалить это на соседа...
     Теперь-то и выходить смысла нет. Даже вредно. Спросят, почему хромаешь. А Эльза потеряется. Задумается. Не найдёт ответа. Хорошего ответа - чтоб и вашим, и нашим.
     Наверное, можно выглянуть в окно. Там девушка увидела... сначала она увидела родственников, которые выбегают на улицу. Что-то охают, сдавливают глотку силой мысли, пытаясь удержать рвущийся наружу мат, и только потом... собака. Добродушный пёс, обитавший в будке во дворе дома, лежал мёртвым на боку, а у его живота на земле была кучка чего-то красного, лежащая в луже не то томатно-свекольного сока, не то краски...
     Как-то отмороженно. Этот Икки (конечно Икки, кто же ещё?) - отморозок. Был бы человеком, заслужил бы звание психопата. Но он гоблин. Может, для гоблинов такие фокусы - норма?
     Кто знает их, этих гоблинов, но вот Эльзу дохлая собака не привела ни в ужас, ни в замешательство - девочка просто задумалась. Зависла. Она видела мёртвую собаку впервые в жизни, было интересно, но одновременно - немного боязно. А вдруг... вскачет и укусит? Пусть не её - дядю, например? Чужие раны бывают больнее собственных. Раскровянил руку себе - пойдёт, живём. Видишь чужую - ужас, мрак, дрожь в груди.
     Сейчас мир был чётким.
     - Кто это мог сделать? - в ужасе произнёс молодой женский голос.
     - Он не мог далеко уйти! - рыкнул старший из мужчин и, взвесив в руке лопату, поспешил выскочить за забор, видимо, надеясь увидеть человека с окровавленными руками.
     Эльза вспомнила, почему ей не очень хотелось на природу. Люди. Деревенские жители. Вот они пугали. Повадка, отношение к жизни, темперамент - всё это было непривычно, странно. Собака их не особенно удивила. Будто случай - типичный. Что-то Эльзе подсказывало: им запросто - залупить кого-нибудь на нервах лопатами, а потом прикопать... Но и Карф, например, такой же? Если подумать серьёзнее да взглянуть вглубь себя внимательнее - и Эльза? Игра называется «убей в себе деревенщину».
     Окошко открывается? Да, открывалось. Правда, для открытия пришлось бы приложить некоторые усилия. Оконную ручку слегка клинило.
     Трудности героев лишь закаляют, если герои настоящие. Эльза ручку решительно схватила - и крутанула. Выгляни в окошко - дам тебе картошку... Наверное, будет естественно спросить, чего случилось, даже если уже в курсе. «Деда-деда, а почему собачка мёртвая и ливер вываливается?»
     - Что случилось? - это она людей за окном спросила.
     - Саймона убили... живодёры! - выкрикнула Оливия, задирая голову. - Специально ведь... и прямо под носом... надо было выглянуть в окно раньше... не просто так он кричал... звал на помощь...
     На секунду Эльзе показалось, что убили дядю. Тётя Оливия оплакивает дядю Саймона... Точно, дядя же Джон. Или Норм. Не Саймон. Саймон - псина, что ли? И у неё тоже имя! Но вообще зверей убивать нехорошо.
     - Вот оказия приключилась, - заохала девушка. - Подлецы какие. Кто бы это мог сделать?..
     Последнее - уже тише. Она-то знала, кто мог. А другим лучше бы не знать. Почему? Интересный вопрос! Надо подумать.
     - Никто их не видел? - спросила Эльза тётю.
     Ответом девушке был только жест «развести руками», подкреплённый покачиванием головы. Никто не видел ничего. Слишком рано. Слишком утро. Слишком всё быстро произошло.
     * * *
     «Собаки...» - промелькнула у Питера неясная мысль. Некоторое время повалявшись, он всё-таки встал и подошёл к окну посмотреть, взошло ли солнце. Одет студент был в сине-чёрную пижаму.
     На улице было уже светло. Совсем не показатель, если честно. Лето же. Светает рано, темнеет поздно. С таким же успехом сейчас могло бы быть четыре утра.
     Питер недовольно посмотрел в сторону особо шумной собаки. Кажется, он стал понимать корейцев, которые временами баловались собачатиной. Ну, что-то читал мельком о такой особенности кухни...
     - А-а-ам... м-м-м-му-у-у! - услышал молодой человек совсем неподалёку недовольное сонное мычание.
     Вначале Карф вздрогнул. Затем вспомнил события двух-трёхчасовой давности и успокоился. Хотя...
     - Спи-спи, сейчас успокоится... - пробормотал парень, оглянувшись в сторону фейки.
     Одна загвоздка... а где та собака должна была быть? А то вспомнился тот гоблин... К сожалению, собаки видно не было. Она была где-то за окном... и неожиданно её громкий лай сменился сначала рычанием, а затем громким и пронзительным испуганно-болезненным скулежом.
     - А? - фея резко села на своей «постели». - Он тут!
     - Что? - вздрогнул Питер. Оглянулся в поисках чего-нибудь подходящего для самозащиты. Нож он тогда опрометчиво убрал... помыл и убрал, так что... - Прячься, - шепнул фейке Карф.
     Возможно, придётся ей на время переселиться в шкаф, но... но дать гоблину добраться к Негге через окно (мало ли как решит пробираться этот тип?) в планы Питера не входило.
     - Ай! - пискнула Негга, после чего поспешила забраться с головой под импровизированное одеяло... будто бы это было надёжным укрытием.
     Хм... одеяло... учитывая, что потенциальный противник был довольно мелким, отбиться от него можно и голыми руками. И одеялом накрыть. А то и защититься - силёнок проткнуть не хватит.
     Руководствуясь этой мыслью, Питер взял одеяло... и всё равно поискал что-нибудь на роль... Стоп! Телескоп он в своей комнате оставлял, как и фонарь. Последний вполне сойдёт как дубинка. Ну да... он видел: в паре фильмов использовали фонарь как дубинку. Впрочем, за дубинку ведь и швабра могла сойти. Кстати, родственников в доме всех тоже перебудило. Он слышал, как они шумно топают за дверью.
     - Хм... - задумался Питер и сел на кровать. Одно из двух: или гоблин просчитался, или... или он хотел без возможных свидетелей поискать фею в доме.
     Что ж... оставалось ждать. А выходить... как-нибудь потом.
     За Питером никто не зашёл. Не посчитали нужным? Или решили, что он сам выйдет на всё посмотреть? В любом случае, дом стремительно пустел.
     - Собачка... ей же было больно? - услышал он голос фейки из укрытия.
     - Наверное... - пробормотал Питер.
     Его беспокоило то обстоятельство, что дом пустел. Нет, всё было в порядке. Но... мог ли гоблин этого и добиваться? Пока никого нет дома, можно пробраться и осмотреться... а на внезапно вернувшихся... морок?
     Кстати...
     - Слышал, что некоторые волшебные существа без приглашения предпочитают не входить в дом, иначе худо будет. К гоблинам это относится? - спросил у феи Карф.
     - Ну, это в случае, если кто-то сможет пожаловаться Моргане, - Негга вжала голову в плечи. - А сделать, чтобы никто не жаловался, можно.
     - Понятно. Не бойся - отобьюсь. Да и сестра не промах... - успокоил Питер.
     И задумался. Надо будет к родственнице зайти. Мало ли? В принципе, а почему бы и не зайти прямо сейчас? Вместе от гоблина отбиться сподручней - будет кому спину прикрыть.
     - Так, пока пойдём к Эльзе. Так точно ни один карлик незаметно не проберётся. Тебя в свитере или в кармане куртки лучше перенести? - спросил Питер у феи напоследок.
     Куртка... что ж, припозднился с реакцией, после ночного осмотра неба ему тяжело спозаранку вставать. А свитер?.. Сделать вид, что он всегда у Эльзы был.
     - Тебе одной лучше не оставаться, - объяснил Карф очевидное.
     Негга надула щёчки, после чего приподнялась и протянула к Питеру свои ручонки. Выглядело это, кстати, очень и очень мило и невинно.
     - Значит, куртка, - сделал вывод Питер. Одев упомянутую куртку, он осторожно взял фею на руки. Дальше пусть устроится в каком-нибудь кармане поудобнее, а после можно взять фонарик и заглянуть к сестре.
     Когда Питер зашёл в комнату Эльзы, она как раз разговаривала с кем-то, высунувшись в окно. Видать, с родичами, выбежавшими к собаке.
 []
     
     Оливия КорфутОливия, надо сказать, для своего возраста выглядит весьма неплохо. Бойко, живо. Конечно, возраст в чертах её лица чувствуется, однако вот не дай бог вам это упомянуть. Строгая решительная женщина. Несколько стесняется своего деревенского происхождения и старается не отставать от времени. Сестра матери Питера Карфа.

Глава 10. Возвращение Икки

     Питер увидел приоткрытую дверь... впрочем, по голосу понятно, что сестра жива и бодрствует.
     - Кхм, зайду? - спросил Питер у Эльзы. Без приглашения невежливо. Хоть и родственница.
     Ладно. Эльза позадавала достаточно тупых вопросов, чтобы её сочли совершенно непричастной к делу.
     Как бы Эльза поступила на месте гоблина? Да, прежде всего она бы не стала выкидывать дурацких фокусов, в конце концов приведших к ножику в пузо, но всё-таки? Эльзу обидели, Эльза хочет мстить, Эльза даже знает, кому и где. Поджечь дом? Отравить колодец? Влезть, зверски изувечить, поиздеваться? Убить со... Вот собаку резать - как-то мелко. Не мыслят серьёзные люди масштабами собак. Они берут выше. Надо ждать очередной подлянки? Отрезать животинке голову, сфотографировать, терроризировать, подкидывая фотокарточки... Всё равно как-то по-детски. Вот если человеку голову - тогда да.
     Вдруг кто-то зайти захотел. И вопрос спросил.
     - Да-да, заходи, - ответила девушка. Мог и не спрашивать.
     Питер зашёл. Одет был в синюю пижаму, ну и куртку сверху накинул. Застегнул, но не до конца.
     Кто знает, сколько человек в Британии таскает пижаму, но после сегодняшнего им придётся прекратить - это точно. Больно смешно выглядит. Пижама, куртка... не хватает фуражки и сапог. С пижамой!
     А что Эльза? А Эльза (мы помним!) собиралась выходить на улицу, одевалась даже, потом расхотела, потом думала всякие гадости про неплохих, в общем-то, родственников, потом окошко, потом-потом-потом - короче! Она была одета достаточно - достаточно для путешествия, достаточно для того, чтобы не шарахаться от первого пришедшего с криком «Извращенец!» Как какая-нибудь институтка. Ой, точно, Эльза же почти институтка. Но такой фигнёй почему-то не страдает. Наверное, дело в «почти». Чтобы быть настоящей институткой, нужно происхождение. Кровушка аристократическая. Падать в обморок и всё такое.
     Питер с собой взял фонарь и теперь осматривался.
     - Ну... с тобой всё в порядке, как я вижу, - сказал Карф, пройдя в комнату и прикрывая дверь. - А то подумал, что... наш лесной знакомый мог воспользоваться переполохом и пролезть в дом. Отчего-то это подумалось, - сообщил свои подозрения парень. - Никаких шорохов тут не слышала? - попробовал уточнить Питер, с интересом посмотрев за окно.
     Впрочем, с такого расстояния было плохо видно, да и... дела были больше в доме, а не во дворе.
     - Видишь хорошо, а думаешь странно, - ответила девушка. - Люди встали и уже не уснут. Не все же убежали со своими лопатами, остальные - тут, рядом. Если пролезет в дом, нам же лучше. Поймаем. Была бы я на его месте - подождала бы следующей ночи. Следующей ночью собаки нет, следующей ночью все спят. В общем... нет, конечно, кто знает? Но лезть в дом сейчас - глупо.
     На последний вопрос она просто пожала плечами.
     - Кто его знает? - пожал плечами Питер в ответ. - Он мог и сегодня... тогда ведь сильно спешил.
     Аргументы сестры были разумные, но вот... кто гоблинов досконально знает?
     - Кстати, что про ногу говорить будем? Заметят же, - предложил обсудить одну насущную тему студент. - И что там?
     Выглядывать в окно с фонариком Карф не стал, но, вероятно, стоит выйти потом... хоть и догадывался, что и кто сделал. И с кем.
     - Спросят - отвечу. Совру. - У Эльзы не очень хорошо получается врать, но она постарается! - Не знаю, посмотри.
     Говорить «собаку убили» было бы как-то очевидно.
     Подумала вдруг, что у неё слишком хорошо выходит сводить разговоры к тупику. Исправляться надо.
     - Так ты на улицу собрался? С ней? - спросила девушка. Понятно, с какой «ней». Понятно, почему на улицу. Куртка!
     - Подумал, что в комнате её оставлять не стоило одну, а переносить свитер... - Питер не договорил, но было ясно, что эта идея ему показалась нецелесообразной. - А вот выйти, как проспавшему, всё равно надо будет, - закончил Карф. - Присмотришь за ней?
     - Хорошо, - и Эльза сделала рукой движение - ну, ровно бейсбольный кэтчер. Швыряй, мол.
     - Не надо меня с ней оставлять! - испуганно пискнула фейка... и в следующую секунду где-то в районе первого этажа что-то упало. Что-то тяжёлое.
     - Послушай... - что именно предлагал Негге послушать Питер, узнать не довелось никому. Что-то упало... - Может... - неуверенно начал Карф, - кто...
     Пауза. Обернувшийся в сторону двери студент оглянулся на Эльзу:
     - Кто из наших вышел? Или сколько человек?
     Сестра вполне могла быть в курсе - окно же. И многое зависело как от её ответа, так и от её состояния. Бросать раненую девушку на такую пузатую мелочь было бы неправильно.
     - Все почти. Или совсем все, - Эльза развела руками.
     - И не возвращались ещё? - попробовал уточнить Питер.
     Впрочем, гоблин (если это был он) на глаза людям показываться не захочет. Да и в комнату не полезет...
     Нет... Эльза не могла вспомнить, чтобы кто-то возвращался, хотя, быть может, шум и привлечёт кого-то из людей.
     - Он идёт! Это точно! Гоблин идёт! - пискнула Негга.
     - Придёт - отобьёмся, - ответил Питер.
     - Но у вас ведь оружия нет! - высказала дельную, но жестокую мысль фея.
     - Справимся... - пробормотал Питер, тем не менее поискав взглядом что-нибудь подходящее для Эльзы. Ну и себе потом можно взять что-нибудь кроме фонаря.
     Эльза была со всем согласна, Эльза пробурчала что-то подтверждающее, Эльза приготовилась ждать!
     За стеной что-то упало. Совсем близко. Прямо справа от двери. Которая, кстати, открываясь, позволяет заглянуть в первую очередь именно направо.
     - Он тут! - пискнула фея. - Давайте спрячемся!!!
     - И куда? - мрачно спросил Питер. Ну и... от такой пузатой мелочи прятаться... это уже совсем даже для него.
     Карф просто встал и подбежал к закрытой двери, чтобы её придержать некоторое время, а после... На мысленный счёт «три» её резко распахнуть, если мелкий прошумит рядом. Фонарик был в левой руке.
     В критической ситуации легко впасть в ступор. От нервного напряжения, от мыслей. И ступор ситуацию не лечит. Мысли - по кругу, снова-снова, напряжение - до конца, пока положение не выправится само собой. Само себя выправит. Как-нибудь. Чаще - не как надо.
     А думала наша Эльза о печальном. Не о себе - чего о себе думать? Передумано всё давно. О людях думала. О том, как плохо - вовлекать посторонних в опасные предприятия. О том, как бы ужасно случилось, встреться Икки родственникам. Есть же слово - долг. Пойти в лес, поцапаться с фантастической тварью - не долг, конечно, но кому от того хуже? А вот привести гадину домой... Эльза знала точно: ей будет жутко совестно, если кто-нибудь (собака не в счёт), кроме неё, Карфа или спасённой феи, пострадает. Вдруг уже пострадали? Сделай круг, сделай два, сделай три.
     Нужно здорово воли, чтоб не тормозить и действовать. Иногда и воля не помогает (может, просто не старались?) Может, и не старались. Эльза и не старалась, ей повезло. Заминка оказалась недолгой.
     Надо взять куртку или кофту, чтобы парировать атаки заточек-штырей. Да и не только парировать, такого маленького как шлёпнешь тряпкой - улетит!
     За дверью оказалось невероятно пусто. Ничего подозрительного, если не считать лежащей на боку тумбы. Она даже покачивалась, говоря о том, что упала совсем недавно. Кто-то её толкнул. Явно. И даже уронил стоящие на тумбе часики-подставку.
     - Куда-нибудь... пожалуйста, - Негга выглядела перепуганной не на шутку. Она явно не играла.
     Удивлённо моргнув, Питер захлопнул дверь, нанеся профилактический пинок в пустоту, чтобы невидимке не было так легко просочиться.
     - Вода есть? Или что-то сыпучее? - спросил парень у родственницы.
     Не было известно, зачем гоблину нужна была фейка, но ей это, мягко говоря, не нравилось. До ужаса.
     Эльза полуусмехнулась - ровно Джоконда! Джоконда бы выглядела симпатичней в образе школьницы. Что угодно выглядело бы симпатичней в образе школьницы. Не шестнадцатилетней, конечно, а четырнадцати-, максимум пятнадцатилетней. Но на безрыбье...
     Улыбалась она загадочно, а вот жестикулировала вполне конкретно. Руками развела. Типа: «Братик-братик, откуда я воду возьму? Где песок найду? Ах, с невидимками бороться? А чего не с чертями рогатыми?»
     Странно, но, увидав, что за дверью никого нет, Эльза совсем воспряла духом. Она понимала: кто-то там был. Не в понимании «фокус», а в ощущении. Зато теперь пусто. Ах, надо бояться. Ой, а чего следовало ожидать? Гоблин должен кружить вокруг них с Карфом - на то он и гоблин. А они с Карфом должны это преодолеть, потому что гоблин - их... не вина, но... цель? Добыча? Короче, справиться с гоблином - их долг. Хорошо, когда ты уверен, как правильно поступить. Просто не дремать, просто победить гоблина. Ага, просто.
     - Не нужно ничего рассыпать, - заявила Эльза. - Предлагаю либо прекратить трепыхаться, закрыться и сидеть смирно - он никуда не уйдёт, ему выход либо обратно, либо к нам, Негга нужна ему, а Негга у нас, - либо выйти наконец и пришибить его. Нужно решить и придерживаться плана.
     Вполголоса сказала. У той штуки тоже уши.
     - Хм... окно прикрой только. С твоей ногой второе - не выход, так что... в общем, выйдем, если ты нормально стоять сможешь, - решил Питер. Говорил тихо, чтобы Икки не услышал.
     А вот что дальше? Гоблин - хитрый и очень злой, но к утру ему следует куда-нибудь уйти. При свете ему как минимум неуютно будет.
     Кстати...
     - Негга, что обычно гоблины могут и чего они боятся? - тихо спросил Карф крылатую паникёршу.
     Сказав про окно, Питер инстинктивно обернулся... и увидел висящего на одной руке у самого окна Икки. Его огромные совиные глаза смотрели прямо в душу. Отчего-то при свете дня он казался более жутким, чем ночью. И на нём не было и царапины.

Глава 11. Монстр под кроватью

     К такому внезапному появлению Икки Питер был не готов, так что три-четыре секунды ошарашенно-испуганно смотрел на гоблина. Только потом начал действовать - заслонился фонариком и крикнул:
     - Сзади! - Эльза о появлении мелкого, но крайне злого вредителя была не в курсе, так что следовало предупредить. И ещё Карф рванулся к окну - закрыть.
     Питер тормозит четыре секунды, Эльза - три... Ну хорошо, две - самооценка должна быть здоровой. Четыре и два - это шесть. А шесть - уже много. Короче, толкового она не сделала. Обернулась и... и всё.
     Может, времени бы вышло побольше, отнесись Эльза серьёзно к выражению лица Питера. А вот не отнеслась. Подумала: чего с людьми не бывает? Действительно, чего не бывает? Уже сказочные существа в окна лезут.
     Вот только... уже и четырёх секунд было слишком много. За это время Икки уже успел прыгнуть на подоконник, занести руку с маленьким окровавленным ножиком для удара, а затем ловко, почти через всю комнату, прыгнуть на Эльзу. Ровнёхонько в момент, когда Питер начал кричать «сзади». Благо приземлиться на плечи и зацепиться за волосы Эльзы гоблин успел, а вот ударить - ещё нет.
     Заслоняться не было смысла - гоблин решил как можно скорей покончить с сестрой... Питер рванулся вперёд, надеясь перехватить руку гоблина или хотя бы не дать смыться безнаказанным...
     Существуют на свете люди - борцы. Люди не то чтобы хорошие (они в этом плане обыкновенные), но впечатляющие. Захваты, наскоки, броски - красота же! Эльза всегда хотела попробовать, но телосложением же не вышла. Короче! Надо упасть! Схватить штуку на плечах за кривые лапы (чтоб не втыкали ножики) - и попытаться шандарахнуть об пол, да покрепче. Если повезёт - даже раздавить. И плевать на ногу. Потому что давить, давить супостата, с потерями - не считаться!
     Эльза словно бы сама захотела помешать Питеру. Вцепившись гоблину... во что-то, она упала. Конечно, гоблину от этого падения тоже пришлось не очень, и он укатился себе куда-то под кровать, но и Эльзу в результате скрутило болью: сразу несколько новых синяков и, разумеется, громкое возмущение собственной ноги.
     Девушка на этот раз справилась сама, только вот разбередила ногу. А Икки... ну, отправился воплощать сказку о подкроватных чудовищах, и выцарапывать его оттуда нечем. Вот Питер и решил вначале поднять сестру, а там уже думать, как от гоблина избавиться.
     Эльзу поднимают - Эльза поднимается. Как антиневаляшка. Потому что неваляшку не поднимают - неваляшка сама выправляется по верному перпендикуляру.
     - Надо бежать... в этой комнате оставаться нельзя! - пискнула фейка, покуда Питер поднимал Эльзу. Их молчаливый кряхтящий дуэт в это время, кстати, находился очень опасно близко к новому подкроватному монстру.
     - Почему? Под кроватью безвылазно сто лет не проживёт, - спросил у феи Питер.
     Миром разрешить конфликт уже точно не удастся, оставалось только извлечь гада и прибить, но чего боится Негга, которая про нечисть знала точно больше двух родственников?
     А пока Питер говорил... шаг назад сделать стоит, чтобы мелкий не дотянулся ножиком. Да и забивать обратно будет легче.
     - Спасибо, - сказала девушка Питеру. Уж конечно, не мелкой. Мелкая много говорит, а толку с неё как с барана молока. Если б Эльза могла быть настолько бесполезной, она бы тоже болтала. Отчего не болтать? Но ведь нельзя. Совесть не позволяет. Ну и карлики с ножами. Пучеглазые. Лесные. Какие-то лешие. Кстати, неужели эта штука не выронила ножик при падении?
     Эльза подняла с пола стул. Его Икки сшиб, когда катился под кровать. Подняла и на стул оперлась. Если будет сейчас вылезать из-под кровати - так и огреть его стулом. А если затаится... ну, подумаем. Перевела дух.
     - Не обращай внимания, - снова сказала. - Если бы ещё что-то толковое говорила...
     - Вот именно! Как выпрыгнет! Как выскочит! Пойдут кулачки гулять по закоулочкам! - пискнула Негга. - Он ведь что-нибудь страшное и опасное задумает. Крысу али таракана заколдует!
     - Не думаю... своими клочками он точно дорожит... - мрачно сообщил Питер. Тот добрый парень куда-то делся... нет, не так. На какое-то время добряк оставил управление, маяча неподалёку. Где-то за углом или ещё чем, за чем заметить сложно. - Что ненавидят гоблины? Или что он помимо вскакивания сможет? - повторил вопрос Карф, наблюдая за подкроватным партизаном, насколько это было возможно.
     Стула парню не досталось, так что оставалось сторожить так - с фонарём.
     - Заколдует, значит... - повторила Эльза и позвала гоблина. - Эй! Вылезать не собираешься?
     В конце концов, вдруг он уже решил сдаться?
     - Ну-у... они не любят святую воду, - ответила Негга Питеру. - И удары палкой по голове.
     Вылезать мелкий гад не торопился. Он... он вообще вёл себя тихо, и можно было заподозрить, что гоблина там уже нет.
     - Только это? - уточнил Питер. - Так... выцарапывать его долго... - студент сделал шаг назад и присел, чтобы подсветить фонариком. Кто этого типа знает? - А невидимок... кто тогда часы скинул? - задумался Карф вслух.
     - Сколько у нас с ним общих черт, - заметила девушка. - Люди тоже не любят по голове. Может, мы родственники? Братья-сёстры?
     А Эльза нашла кружку. Тоже где-то валялась, а Эльза её нашла. Не то чтобы ей нравилось бить посуду, но чем ещё прикажете швырять в гоблина? Нашла - и стала выжидать. Вон Питер уже смотрит под кроватью. Вдруг под кроватью никого и нет?
     - Да что тут, чёрт возьми, творится?! - крик был уже откуда-то из места совсем рядом с комнатой.
     Понятно, хозяйка дома увидела бардак в коридоре. Сейчас, небось, зайдёт в комнату. А тут фея.
     - Прячься, - шепнул фее Питер и встал. Впрочем, прятаться - означало вернуться в карман и не отсвечивать.
     Эльза обернулась к окну. Посмотреть. Нужно быстро что-нибудь придумать... Вот окно - окно открыто... а кто за окошком?
     Сейчас за окном виднелась только старшая из девочек. Бедняжка аккуратно заворачивала погибшего пса в ткань, при этом, судя по всему, отчаянно стараясь не стошнить.
     - Эй, что там у вас? Кто тут бьёт вазы?! - сурово спросила женщина, громко постучав в дверь... судя по всему, Питера.
     - Присмотри за этим... - вздохнул Питер. Кажется, придётся принимать огонь на себя. Незаслуженный, между прочим. - Если что, зашёл спросонья проверять, что случилось, - буркнул напоследок Карф и направился к выходу. Фея... что ж, в кармане или за пазухой может неплохо спрятаться.
     Ситуация - карикатура. Секундой ранее кипел бой, смертный бой, но стоило замаячить взрослому - магия развеялась, растаяла, как костёрный дым, и только осадок, горькое послевкусие напоминали о ловких ножах, неистовых гоблинах и смекалистых каратистах. А что в осадке? Дохлый пёс - вот что в осадке. Неприятно. Впрочем, пусть Карф поступает, как знает. Не нравится - предложи своё. Хорошее правило. Эльзе предложить было нечего. По крайней мере сейчас.
     Швырять кружку она поостереглась, но и приводить комнату в порядок не спешила. Ну да. Чучело с ножом под кроватью, а комнату - в порядок приводить?
     - Питер! - женщина удивлённо повернулась в сторону открывшейся двери. - Это ты разбил вазу? Ты тут шумишь? - строго спросила она.
     - Извините, спросонья пошёл не в ту сторону, вот и задел вазу, - поморщившись отчего-то, ответил Питер.
     А что говорить? Предъявить Икки с ножиком? Интересная мысль, но с непредсказуемыми последствиями.
     Эльза подумала. Потом ещё раз подумала. И подала голос:
     - Тётя Оливия, здравствуйте. Так кого-нибудь поймали?
     По плану, это был такой намёк на суровость положения. Ну кто будет придираться к вазе, если на улице собаку убили?
     - Благоверный уже побежал ловить, но, я уверена, никого он не поймает, - женщина поджала губы. - Похоже, на горячем поймать этих уродов не смогли... хотя трое подозреваемых имеются.
     - Кто? - поинтересовался Питер. Устало поинтересовался. Но честно старался проявить интерес. Впрочем, настоящего виновника он знал.
     - Если бы хотели убить Саймона, подкинули бы яд или стекла битого, это проще, - заметила Эльза чисто для поддержания разговора. - А с ножом... Странно как-то.
     Девушка подумала вдруг, что рядом Икки, который всё слышит, который в следующий раз сыпанёт в сахар какой-нибудь выжимки мухоморов, но быстро подавила эту мысль. Если он так туп, что не способен додуматься до подобной мелочи самостоятельно - плохи его дела. И мухоморы не помогут. В любом случае, впредь стоит быть поосторожнее с сахаром и вообще. Труп Саймона - хороший на это намёк.
     Кстати, вот она будет поосторожнее. А что делать с родственниками? Да ничего не делать. Гораздо продуктивнее - поскорее учинить что-нибудь с гоблином. Эльза оглянулась на кровать.
     - Это могли быть Понтсы. Им наш пёс очень не нравился. Ещё старику Гигеру и этой... новенькой чернокожей, - высказалась тётя. - Все эти чёрные... потенциальные убийцы. Дикари.
     - Угум... только вот не верю, что Саймон не покусал бы, когда... если бы это был бы не нож, а копьё, - покачал головой Питер. Виновника он точно знал, а подставлять невиновных... это не к Карфу.
     Эльза не учитель. Она не учит людей жизни. В душе что-то дёрнулось, да, но и только. Неприятно стало. Но «стало неприятно» и «пришла в благородную ярость» - разные вещи. Есть ей дело до сплетен сорокалетней (сорокалетней же?) деревенской домохозяйки? Никакого. Ну и всё.
     - Ну, увидим кого покусанного, можно будет не сомневаться, что это он виноват, - женщина мотнула головой. - Уберись за собой. Мне надо обратно на улицу. Там... тоже... - суровость сменилась какой-то пустоватой печалью, - грязно...
     - Да, я уберусь... метёлка и совок где? - вздохнул Питер, стараясь не оглядываться назад. Подозрительно это будет. И как же ж... не вовремя всё это произошло.
     А может, дело тёте Оливии и было. Вот так всегда: классифицировал человека, сэскизировал, описал, сложил на полочку - а он хопа. Он человек, оказывается. И любит кого-то, и слабости за ним водятся. И Эльза тоже человек. И Эльза сочувствует.
     - Может, в шкафу? - предположила девушка. - Поищи в шкафу.
     Надо бы помочь убрать труп. Преграды две: нога и гоблин. Эльза прислушалась к ощущениям. Если она сможет нормально ходить... Всё после того, как разберутся с гоблином, конечно. Обернулась к кровати.
     - В шкафу под лестницей, - ответила женщина. - Но... советую не спускаться на первый этаж эти полчаса... будет неприятно.
     - Хм... Хорошо, - ответил Питер.
     С этими словами тётя ушла прочь... а под кроватью что-то громко и быстро заскрежетало. Прямо в тот же момент.

Глава 12. Бой продолжается

     Питер спокойно дождался ухода тёти Оливии... до того момента, как начало скрежетать под кроватью. Икки... Он приготовился загонять чудовище обратно под кровать.
     - Продолжаем, - сказала Эльза.
     Швабру бы. Сладок будет момент исколачивания Икки шваброй - о, сладок! Жалко, швабры нет. Зато есть стул. Эльза будет караулить кровать со стулом.
     И вот... из-под кровати вылетела пластмассовая голова куклы. А за ней - безголовое тело. Стало слегка неуютно.
     - А самому вылезти? - хмуро поинтересовался Питер с фонариком наготове. На куклу он обратил внимание, но слишком мало.
     Девушке стало интересно: откуда под кроватью образовались куклы? Явно не Эльза же привезла. Во-первых, странно - почти-девушка почти-семнадцати лет таскается с куклой. Во-вторых, она этих кукол по жизни не любила. Ах, это же от предыдущей хозяйки комнаты. Забавно, но Эльза не могла сказать, сколько и каких есть у дяди с тётей детей. Забыла, наверное. Помнила только девочку - ту, старшую. Старшая ей нравилась.
     - Надо попробовать его из-под кровати выцепить, - высказала Эльза тактическое соображение. Высказала - да так и сделала. Ухватила стул за ножки, спинкой цепанула под кроватью.
     Никакой реакции. Эльза даже не ощутила, чтобы спинка во что-то упёрлась. Она промахнулась? Не дотянулась? Или вдруг под кроватью есть секретная дверь в другой мир, куда сбежал гоблин... и откуда явилась кукла?
     Эльза - не спец по части цепляния стульями. Она могла и ошибиться. А Икки - маленький, цеплючий, как забьётся в щель - финита, несите огнемёт, выкатывайте гаубицу. Посмотреть бы, чего под кроваткой, но с боевым ранением бухаться на колена немного сложно.
     - Питер, заглянешь под кровать?
     Выражаться «предыдущая хозяйка» - как-то нехорошо. Можно подумать, Эльза - нынешняя хозяйка. Но Эльза не хозяйка, Эльза - гость. А значит... что-то в этой мысли было. Хорошая мысль. Благолепная.
     - Попробую, - ответил Питер, оглянувшись на испорченную куклу.
     Эта игрушка точно не принадлежала Эльзе. Может... кому-то в детстве или младшим дочерям... хотя младшей Корфут уже достаточно, чтобы убрать куклы в какую-нибудь коробку, и подальше.
     А пока... парень снял куртку и протянул её родственнице (фейка могла... хм, пострадать при неосторожных и резких манёврах). после чего попробовал посветить фонариком под кровать и узнать, что там с гоблином. А если вдруг... фонариком можно отразить нож. Да и вскочить можно успеть.
     И вот, едва он опустился под кровать и сверкнул фонариком, как...
     - Ох! - Питер шарахнулся назад от подкроватного партизана, наугад отмахиваясь фонариком.
     Супостат так - а Эльза эдак, стулом, да спинкой, да ещё особенно, по-хитрому! Шкрыдых!
     Перед носом вовремя отшатнувшегося Питера ударил стул... вовремя же Питер голову убрал. Получил спинкой стула только по руке, которая от боли разжалась и выпустила фонарик, тут же укатившийся под кровать.
     - Акх! - возвестил о неудачной встрече стула и руки Питер. Только вот он фонарь посеял...
     - Чёрт побери, - с большим чувством огорчилась Эльза. - Извини.
     Оставила в покое стул, протянула Питеру руку. Вставай, мол.
     - Ке-ке-ке-ке... - раздался противный тихий скрипучий смешок, кажется, отовсюду.
     - Низко радоваться промаху противника. Есть у тебя военная честь или нет? - Эльза упрекала гоблина. Не просто так, конечно, она одновременно отвлекала разговором, одновременно... а чёрт знает. Ничего не делала. Разве что сторожила кровать. Но это не тянет на боевую хитрость.
     Питер принял руку девушки.
     - Ничего, переживу... - пробормотал он, уставившись на кровать.
     Впрочем... это был пат. Они его не выцарапают, он не вылезет.
     - Передай куртку... попробую кровать сдвинуть, - решил парень.
     Гоблин так и не ответил на упрёки Эльзы... впрочем, о какой чести может идти речь, если они такие дылды, а он такой маленький? Но самое противное было другое: как двинуть кровать, не поставив ноги рядом с ней?
     Впрочем, при здравом размышлении... это мало что дало бы, понял Питер. Но и идти за шваброй и оставлять сестрицу один на один с подраненной ногой было не очень. Однако у Питера появилась одна мысль. Так как гоблин под кроватью точно попробует резануть по ногам, то следовало это предупредить. А если вспомнить кое-какой свой опыт и принцип рычага...
     Да, Икки может выскочить в щель и попробовать или смыться, или хуже. Но в этот раз Карф среагирует. А план простой: раз кровать Эльзы стоит рядом с окном (и со стенкой), то её можно легко сдвинуть и находясь на самой кровати.
     - Так... тут два варианта: или кто-нибудь пойдёт за шваброй, или... если на кровати ногой упереться в стену, а рукой за саму кровать... впрочем, не уверен, что от этого что-то изменится. А так не перестоим, - озвучил свои мысли сестре Питер.
     - Даже не знаю. А что ему помешает переползти вслед за кроватью? - выразила сомнение Эльза. - Я бы легла подальше от кровати - так, чтобы он не дотянулся - и попробовала бы выбить его броском сапога, тапки... чего угодно. Ремни длинные - можно ремнём хлестануть, это больно.
     «Я бы легла» - легла бы со здоровой ногой, очевидно. Впрочем, её дело - предложить, решение остаётся за Питером. Он же здесь самый боеспособный. Не Эльзе распоряжаться ногой брата... что, брата? Точно не племянника? А может дяди?
     - Если решим выбивать, придётся закрыть дверь и окно. Не то выпрыгнет и сбежит, - заметила девушка.
     - У меня найдётся два ремня, - сообщил Питер. - Тут постоишь?
     - Ремень и у меня найдётся. Наверное.
     Конечно найдётся. Таскать брюки, но не таскать ремня - так не бывает! Либо ни брюк, ни ремня, либо ремень и брюки. Иначе никак. А брюки у Эльзы были. Да чего там, она прямо сейчас в брюках стояла!
     - Сейчас найду, - она всё же решила поискать в шкафу.
     И вот, едва лишь девушка подошла к шкафу, как вдруг фейка пискнула:
     - Осторожно, низ!
     Как ни странно, предупреждение было своевременным, так как из-под шкафа высунулась маленькая ручка с ножиком.
     - Вот... - Питер постарался среагировать на возможное падение сестры - у неё нога же болела. А после... студент схватился за стул и проверил, достанет ли он ножками до засевшего там гоблина.... Только вот вопрос: как Икки там уместился?
     Эльза была девочка устойчивая, падать она не спешила. Вообще по жизни спешить не стоит. Не спешить на рожон, не спешить на красный светофор, на тот свет не спешить. Вот и сейчас. Эльза прянула чуть назад и равновесие удержала. Впрочем, это было близко. Очень близко.
     - Вот это да, - удивилась она.
     По идее, под шкафом места мало. По идее, если пихнуть туда стулом - прятаться негде. Получается... Питеру надо помочь со стулом. Освободить пространство для тычка и всё такое.
     Однако Питер совершил ошибку. Он попытался достать гоблина ножками. Верхний ряд ножек тут же упёрся в шкаф, мешая действу. Спинкой же надо, балда, всему учить его надо! А вдруг Икки успеет убежать прочь? Впрочем, он быстро поправился, сменив хват на спинку.
     Эльза осуждающе поцокала языком. Стыдно, брат! Вот стулом о двух ногах Икки было бы пришибить проще. Правда, это не совсем стул бы оказался. Или стул, но не такой, не правильный стул, а двуногий. Вроде как очень странный. Это что-то из оперы про феноменальную устойчивость трёхногого табурета? Трёхногие устойчивы, двуногими штурмуют подкроватья... а одно- и пятиногие? Учитывая тенденцию с велосипедами, это стулья для циркачей. У стульев-табуретов много общего с велосипедами.
     И вот, пока Питер менял хват и тыкался под шкаф, а Эльза размышляла о бренности бытия... кто-то зашебуршал сверху. Сверху?! Да как вообще такой большой Икки мог туда попасть?!
     Было у Питера подозрение... не совсем оформленное. Впрочем, он отвлёкся от подшкафья и приготовил стул... только вот вопрос: шуршало сверху в шкафу или на потолке? Это многое меняло.
     Эльза на пару шагов отошла от шкафа, чуть повернула голову, стараясь держать в виду обе опасные зоны.
     Однако они ничего не увидели. Только шебуршание и хихиканье. Гоблин не вылезал из своего укрытия. Он словно бы приманивал. Мол, подойди, посмотри, где это тут я.
     - М... может, пойдём отсюда, а? - спросила Негга.
     - Некуда идти, - сказала Эльза. Как-то совсем грустно прозвучало. - Слушайте, мы же не сдадимся? Либо ловим сейчас, либо боимся всю жи... ну, по крайней мере, до конца каникул. Давайте соберёмся и поймаем его, ну же. Ищем ремень. Где ремень?
     - Есть у меня подозрение насчёт иллюзий... читал что-то. Их тут не было? - поинтересовался Питер, оформив в слова неясные сомнения.
     А Питер умеет заразить. Сомнениями заразить.
     - Чего не было? - спросила Эльза.
     - Не тебе, Эльза... но... что-то слишком быстро он оказался где-то наверху, - пояснил Карф свою точку зрения.
     - Как «некуда»? - удивилась Негга. - Тут же есть церковь же! Две штуки!
     - А мы оставим ему дом... - неодобрительно отозвался Питер.
     Только вот он уже не понимал, где искать этого гоблина: в комнате, в доме или тот вообще на улицу сбежал?
     - Я, конечно, понятия не имею об иллюзиях и всём таком, - заметила девушка. - Но если подумать: Икки достоверно прятался под шкафом, мы его видели. Оба. Наверное, разумно сперва проверить, что под шкафом и под кроватью.
     - Икки не должен уметь колдовать. Он же гоблин, а не фея, - уверенно сказала малышка. - У него же нет пыльцы.
     - Ты сама про ворованное волшебство рассказывала, - заметил Питер. - Так, что у тебя в шкафу с ремнём и где? - это уже предназначалось сестре.
     Если сама не в состоянии - на тот случай, если гоблин засел в подшкафье - уберечь ноги, то... хотя это её шкаф.
     - Хорошо. В шкафу, там, - Эльза указала, - в шкафу есть ремни. Нам их нужно достать. Напомню: просто взять и подойти не выйдет, мы пробовали. Так что предлагаю тебе забраться на тумбу и уже с тумбы - свысока - что-то из шкафа вытащить. По понятным причинам мне залезть вместо тебя будет трудно. Я же постою здесь и понаблюдаю за тем, что под шкафом. И, если что, подскажу, где копаться. Но там особо раскапывать и нечего.
     И она снова вооружилась стулом.
     - Вроде бы всё просто, - усмехнулся Питер.
     И действительно: перетащить тумбочку к шкафу (рядом), встать на неё, открыть шкаф и порыться в нём - всё просто. Студент принялся за осуществление нехитрого плана.
     - Но Икки не поймал Неггу. У Икки не должно быть много колдовства...
     Едва девочка-фейка это сказала, как Питер открыл шкаф... и увидел в темноте провала верхней полки два ярких глаза. Точнее, две яркие серебряные точки, чем-то похожие на глаза.

Глава 13. Гибель «Меркурия»

     - Что?..
     Увиденное заставило вздрогнуть Питера, но вряд ли гоблин смог настолько ужаться, чтобы поместиться на верхнюю полку шкафа. Или Эльза совсем не знала об особенностях своей комнатной мебели.
     - В шкафу что? - оповестил сестру о странной находке парень. Спрыгивать с тумбочки не спешил, но... в общем, был готов. А ещё следовало найти при этом ремень.
     - Да смелее, - Эльза подбадривала. Она не знала, чего такое страшное обнаружил Питер... Ой, ладно вам, Эльза же не японская террористка. Что страшное может лежать в шкафу? - Я не знаю, о чём именно ты спрашиваешь, я не вижу. Если хочешь, опиши. Но лучше достать ремень. Ремень в шкафу. Ремень.
     И перевела взгляд вниз, под кровать. Туда, где предположительно скрывался Икки. Не то чтобы Эльза была раздражена. Она к Питеру относилась вполне лояльно. Но, знаете, это же просто - просто найти, просто вытащить! Поэтому, возможно, в последних её словах проскользнуло нечто слегка грубое. Это из разряда намёков-полутонов. Можно сказать ехидно, можно - от сердца, можно корчить из морды кирпич (если морда подходящая) и давить полицайским голосом, а можно... ну, мысль ясна.
     - На верхней полке, - уточнил Питер.
     А после решил не обращать такое пристальное внимание на светлячков (только вот как их гоблин умудрился сюда переправить?) и поискать ремень. И ещё... у Икки глаза были жёлтые, ведь так? И он вряд ли остался бы просто так лежать на полке.
     - Сверху! - испуганно пискнула фея.
     Эльза сразу же поняла, что именно там происходит, ровно как и то, что у Питера банально нет времени поднимать глаза и смотреть. Гоблин обнаружился на самом шкафу и теперь с ножиком в руке тянулся сверху к голове Питера. К глазам... если он просто поднимет голову, то...
     Вот это да! Эльза хвать всеми наличными руками Питера за талию (у Питера была талия?) - и вниз, на пол, к себе! Как вцепится! Как потащит! Пар-ровоз!
     Питер не сразу понял, что случилось. Всё завертелось. Вот Икки с ножом на самом верху шкафа. Он отчего-то удаляется. Питер летит? Ох, это плохо... со стула вниз. Это очень опасное падение! Так и умереть можно!
     Карф вначале удивился: откуда этот проныра вылез? А потом... понял, что падает со стула. Может, запоздало, но... в общем, вместо попыток за что-нибудь схватиться (поздно уже) парень постарался перевернуться и упасть на вытянутые руки - разбить нос об пол не хотелось... А как так? Ну... поняв, чем падение может грозить, собрался. Возможно, так парень сможет объяснить свои поступки. Если только не сломает шею или Икки не поможет в этом «благородном» деле.
     Эльзе ли не знать, как падать? Все каратисты отлично умеют падать, Эльза не исключение! А класть на лопатки других - это же самый смысл боевых искусств. Короче, Питер находился в надёжных руках. По крайней мере, Эльза так считала. Питера она постаралась приземлить аккуратно, даже если самой придётся немного потерять равновесие. Даже если самой придётся упасть. Была бы она волосатым сорокалетним мужиком в центнер массой, возможно, ещё бы помогла Питеру упасть на мягкое - на себя. Но она не волосатый мужик. Поэтому Питер, который и тяжелее, и старше, и мужиковатее, полетел в пол.
     Если бы каждое падение с тумбочки оканчивалось фатально, в мире бы было куда меньше и людей, и тумбочек. Людей - потому что бы умирали, тумбочек - потому что тумбочки делают люди и для людей. Короче, если предположить фатальность падения с тумбочки и смириться с очевидными данностями типа населения Земли и числа тумбочек, приходящихся на человека, придётся, наверное, сказать, что тумбочки завозят на планету инопланетяне. А может - чего ни случается? - тумбочки и есть инопланетяне! Совсем как Негга - летающая тарелка.
     Приземление далось родственникам по-разному. Эльза упала ловко, удобно. Даже не растерялась ни на секунду. Питер же укатился в иной бок и отбил себе ряд выступающих частей тела, таких, как бёдра и локти. И даже лбом сумел стукнуться. И вот тут уже Эльза была под атакой: наглый Икки перехватил нож поудобней и прыгнул вниз прямо со шкафа.
     Кто-нибудь малодушный мог бы пожалеть о недавнем решении швырнуть Питера на пол, ведь гораздо безопаснее бы (не для Питера) было им теперь прикрыться. Но ведь Эльза не малодушная. А может, просто реалистка? В общем, не думала она такую гадость. Она не думала - она перекатывалась. Чтобы, значит, не получить ножиком. Перека-а-а-а-ат!
     - Уй! - столкновение с полом не прошло без последствий для парня, но ничего критичного. Вот только валяться было опасно для здоровья и много чего ещё, так что Питер (после полуторасекундной паузы - было больно) начал вставать и оглядываться на шум.
     Топ-звяк! - это приземлился Икки. Для такого малыша подобный прыжок вышел бы весьма опасным и болезненным. Но нет - раненый гоблин приземлился с грацией кошки, аккурат между Питером и Эльзой. На сей раз инициатива была уже на стороне слегка отошедшего от падения Питера.
     Парень попытался избавиться от надоедливого лесного жителя элементарным способом: схватить за что придётся и быстро швырнуть в стенку шкафа или стену. А ещё лучше в окно, что было приоритетным, хотя с такого положения его не было видно. Ну не хотелось видеть такого агрессивного жителя и в десятке миль от себя.
     Пока Эльза перекатывалась в укрытие, Питер действовал. О, как действовал! Грозное возмездие рядом, карающие стальные рукавицы несусветной ярости его уже хищно нависли над ничтожным гоблином, и Питер Карф - Пророк Пришествия! Второго, если считать случай в лесу. Вперёд, Карф!
     А на случай, если Карф завалит испытание, рядом лежала Эльза, которая могла стукнуть ещё раз. Подстраховка, да.
     А Питер... провалил испытание. Маленький гоблин отмахнулся ножом, и юноша благоразумно - и инстинктивно - отдёрнул руку. Маленький и вёрткий гоблин тут же повернулся назад и ударил ножом навстречу Эльзе. Защита у маленького проказника была хороша. Люди уже казались сами себе неповоротливыми.
     - Господи, так нельзя! - выкрикнула девушка.
     Эльза увидела, Эльза поняла, Эльза действует. Сразу после того, как Карф цинично убил все на него возложенные надежды, она пришла на помощь.
     Американцы танцуют брейк-данс, Эльза решила выкинуть нечто похожее - похожее, если смотреть издалека, без очков и ночью. Она всё ещё лежала на полу - так не проблема. План в пунктах: а) провернуться; б) зарядить по Икки ногой (целой). Ленинских тезисов было десять штук, а ведь победили же! Здесь всего два пункта - что, Эльза не сможет? Если не сможет, попробует ещё раз, и ещё, и будет биться, и биться лбом в ворота до тех пор, пока не прошибёт. Так-то.
     Отдёрнув руку, Питер постарался встать. Впрочем, подбить отвлёкшегося гоблина ему было важнее... если тот отвлечётся. А вставать - не на ноги. Не сразу. На коленки хотя бы - четвереньки не помогут.
     По сути, Эльза и выиграла время для Питера. Она отдёрнула руку и извернулась, чтобы ударить мелкого ногой. Тому пришлось побежать к стене, прыгнуть на неё, оттолкнуться и... перепрыгнуть через ногу. Точнее, прыгнуть девушке на бедро сверху. Но мелкий-то один, а рядом с Эльзой уже Питер стоит, пусть и согнувшись в три погибели.
     Питер попытался снести гоблина парой ударов, а после... в общем, пусть рядом с артериями и не задерживается! С его навыками - чревато.
     Эльза была как змея - стремительна! Разница в том, что у змеи рук нет, а у Эльзы есть. Так что Эльза лучше змеи. В общем, она решила схватить гоблина за лапы, сжать суровыми пальцами - сломать, сломать! - и не дать размахивать ножом. Надёжно зафиксировать. И победить! Все тузы у Эльзы: нож один, рук - две, врагу не спастись!
     Конечно, она принимала во внимание телодвижения Питера и их учитывала. Нелепой ситуации типа «два турецких линкора против "Меркурия"»[1] не должно произойти!
     Мелкий оказался чересчур хорош в своём деле. Серия ударов от Питера? Один из ударов нарвался на нож. В итоге на тыльной стороне руки, от точки между средним и безымянным пальцами до середины предплечья, появилась длинная, тонкая, но стремительно толстеющая линия. Однако из-за атак Питера гоблин не смог вовремя среагировать на бросок Эльзы, и вместо контратаки он быстро спрыгнул на пол.
     Момент!
     - Хия! - Эльза по супостатской роже рубит ребром руки. По роже рубит ребром руки. Пять «р». К добру. А добро - это когда хорошие побеждают. К победе!
     - Ц-с-с... - сейчас надо было без лишнего шума, так что Питер и старался. И чуть промедлил, позволяя действовать Эльзе. Гоблин, конечно, увернётся - рванётся или прыгнет куда-нибудь, - вот на этом моменте Питер собирался подловить мелкого: рвануться вперёд и схватить. И сильно обо что-нибудь стукнуть.
     Икки отмахнулся ножом и... огрёб по голове. Да, его ножик резанул ребро ладони Эльзы, однако и сам удар девушки всё же достиг цели. Видать, не рассчитывал гоблин, что кому-то может быть настолько плевать на своё здоровье - разумеется, для такой мелочи атака была весьма серьёзная, поэтому бедолага рассеянно зашатался на месте.
     Завидев, что с гоблином творится, Питер незатейливо, но от души ударил ему... хм. В общем, это было ниже глаз, но где у Икки челюсть, парень не разглядел. Или слишком спешил.
     Оно ведь как бывает: сломал что или порезал - и поначалу не больно. Потом, когда обратишь внимание, когда задумаешься, когда кровка закапает - не сразу. Вот и сейчас. Уже приложив Икки по рыльцу, Эльза заметила, что ранена. Не то чтобы страшно стало. Тревожно. До кости или не до кости, плохо ли, если до кости, не наступил ли каюк сухожилиям, в порядке ли нервы? Могут ли нервы быть не в порядке? Если нервы не в порядке - плохо? А над всеми вопросами выплывал один твёрдый факт: ножом по руке получать неприятно.
     Эльза отвела раненую руку - чуть заторможенно, - прижала рану здоровой. Очень хотелось пощупать. Вправду до кости? И сухожилия болтаются? Попыталась встать.
     Мизинец у Эльзы сгибаться отчего-то не хотел. Безымянный палец слушался, а мизинец - нет. Сволочь этот Икки. Но он уже получил от Питера по щам. Удар был столь силён, что мелкий пролетел по комнате расстояние, равное своему росту, и плюхнулся на спину.
     Ну и ладушки. Ну и хорошо, и замечательно, что пальчик не работает. Могло случиться и хуже - нож же. Нож-нож... фантастика, если гоблин ещё с ножом. Ах, он улетел, ах, шлёпнулся... Добить! Эльза решительно попёрла вперёд. Расплата, да.
     Питер тоже решил продолжить. Встал и поспешил к гоблину. Руку с ножом (если Икки окажется в состоянии отмахиваться) прижать к полу и парой ударов отправить мелкого в нокаут. А дальше... решать, что дальше, можно позже. С привлечением специалиста. Хотя выход напрашивался самый очевидный...
     Кажется, Питеру удалось вырубить мелкого, но Эльза точно знала, что он проснётся. Икки вообще очень быстро отходил от ранений. Вон же как скачет, мелкий гадёныш.
     Добить-добить-добить - ногами, кулаками, за шею, хребет вытянуть и об пол размазать, СМЕРТЬ! Нет, Эльза не мстительная. Просто память хорошая.
     Первые несколько ударов Икки напоминал простую куклу, на которой срывает злость девочка. Его движения были такими же тряпичными. Но вот уже на третьем ударе «кукла» начала ломаться, и стало видно, что это - живое. На кулаках Эльзы начала оставаться кровь. Сложно сказать, её или мелкого пакостника. Однако сам пакостник выглядел всё менее и менее привлекательно и... живо.
     Эльза поняла: монстр симулирует, прикидывается мёртвым, думает, что спасётся. Не на ту напал! Что, кровь?! Больно?! А коленом по черепку не хочешь?! Было в её состоянии нечто патологичное, она сама бы сейчас не сказала, что именно, но было - это точно. Надломленное такое. Как спичка.
     - Остановись... этого не тут... добивать. Да и... может, обычное - бесполезно, - попробовал утихомирить сестру Питер. Да и... честно, следовало это ему делать.
     Эльза уже занесла колено. Казалось, она вот-вот обрушится на лицо Икки всем весом, если Питер не прибавит к словам физической силы. Если кажется - крестятся. А здесь креститься поздно. Эльза была полна решимости завершить начатое. Колено уже опускалось...
     Карф не остановил... Если честно, он бы сделал всё аккуратнее. Или не слишком... но был готов лишить гоблина жизни.
     Голова гоблина деформировалась. Она даже потеряла изначальную шарообразную форму. Что-то подсказывало, что когда Эльза поднимет колено, зрелище там будет... не для слабонервных. Вон как во все стороны кровь стекала...
     - Это... дальше лучше не смотреть, - произнёс Питер.
     Сам он... биологический факультет к кое-чему подготовил, но всё равно... И ещё где-то рядом была фея, которой тоже не стоило бы на это смотреть.
     - Да уж, не смотреть... - согласилась девушка.
     Колено не нужно поднимать. Колену и так хорошо. А гоблин - гоблину уже всё равно. Наверное. Эльза не сильно понимала в анатомии сказочных существ. Исколочен до потери сознания, тяжело ранен или с концами мёртв? Икки представлялся эдаким злым джинном - возможно, он и вправду некий джинн, но не в джиннстве соль, а в сверхъестественных проделках. Порезали ножом - уполз раненым колобком и залечился, пнули - укатился, отлежался, потом как прыгнет... Против беса разве что Коран поможет, иншалла. И вдруг чудище побеждают банальным мордобоем. Мелко.
     Эльза вздохнула глубоко. Отпустило. Душа успокоилась, только пальцы подрагивали. Кровка текла. Действительно победа? Курила бы - закурила бы сейчас какую-нибудь гадость, ядрёную, без фильтра! Или зажевала? Без разницы. Девочки не курят.
     ---
     1) «Меркурий» - 18-пушечный военный бриг русского флота. В мае 1829 года, во время Русско-турецкой войны, бриг одержал победу в неравном бою с двумя турецкими линейными кораблями, чем увековечил своё имя и за что был награждён кормовым Георгиевским флагом.

Глава 14. Горькое послевкусие победы

     Фейка вообще виду не подавала, что она тут. Спряталась, сжалась в комочек и, видимо, надеялась, что её не раздавят. В общем, на рожон не лезла, даже когда всё вроде бы закончилось.
     - С этим всё закончилось... - вздохнул Питер, оглянувшись на фею, и спросил у сестры. - У тебя аптечка в комнате есть? Или... что не жалко? Иначе не знаю, как... что говорить, если увидят.
     - Стало быть, победа? - спросила Эльза.
     Держать колено вот так и неудобно, и выглядит по-странному. Эльза перекатилась с колена на попу. Села. И посмотрела на гоблина. Как выпрыгнет...
     - Да, но вы так шумели... сюда точно кто-нибудь придёт, - пискнула наконец фейка.
     - Нет аптечки, - Эльза вздохнула. Что-то враг не спешил воскресать. Даже немного обидно. - А зачем прятать? Скажем: забрался. Прибили. Дальше пусть сами думают.
     - Хм... может быть... - задумался Питер. - Можно и так...
     Карф оглянулся на фею:
     - С... роднёй гоблина не придётся иметь дело?
     - Не придётся, если они не узнают, - уверенно кивнула Негга.
     - Решили, значит, - заключила Эльза. - Тогда ты, Питер, их позовёшь, а я пока с рукой что-нибудь сделаю. Хорошо?
     С рукой что-нибудь сделать было нужно. Смыть кровь, полить рану перекисью. Йодом намазать. Обмотать тряпкой. Поступить, как обычно поступают.
     - Хорошо. Негга, идём? - парень, протерев руки, чтобы не заляпать кровью и без того пострадавшее платье фейки, приготовился к её переноске. - О тебе, как понимаю, лучше не говорить, пока возможно, - уверенно заключил Питер.
     Ну, сама новость о том, что легенды не врали, будет потрясением. Ну и... в общем, за кем приходил гоблин? И могут прийти ещё?
     - А о нём? - Негга показала пальчиком на трупик, лежащий посреди комнаты. Колено Эльзы, кстати, тоже всё было в крови.
     Эльза обладала нечеловеческим, прямо-таки сверхчеловеческим терпением. Она могла объяснить ещё раз!
     - Прятать не будем. Во-первых, сложно: облажаемся - появятся вопросы. Во-вторых, бессмысленно. Мёртвое это нас не компрометирует. Вполне правдоподобна версия, в которой неизвестное это зарезало собаку и забралось в дом, где мы его и прибили. По совести говоря... - Эльза прижала к груди порезанную руку, взглянула на Неггу не по-доброму. - По совести говоря, я всё ещё не знаю, чем оно было. Не понимаю, что происходит. И я бы затруднилась дать вменяемый ответ на вопрос, зачем было тебя защищать. Ведь оно за тобой приходило. Питер, припоминаешь разговор в лесу?
     - Да, помню, - ответил он. - А о нём... это был гоблин... А от неё нужна была пыльца. Обычные бабочки без неё... пыльца, что на крыльях, я имел в виду, - не летают. Да и потом живут не слишком долго. Подозреваю, с Неггой будет примерно то же, молчу о боли, - объяснил остальное Карф. Как мог.
     Тем временем в сторону их комнаты зазвучали шаги. Времени оставалось мало.
     - Но ведь если ваши родные увидят гоблина... они могут всем растрепать, - сказала Негга. - В том числе и родственникам Икки!
     - Тётя Оливия! - скрипуче-скрипуче возопила Эльза.
     Не должна была? Но это же сумасшедший дом получится, если бояться и бояться всякую лупоглазую тварь, диаболически возжаждавшую твоей крови. Нет! Хватит бояться! Сунется кто ещё - закончит, как этот Икки. У этой морды родственники? Что же, ведь и у Эльзы - тоже.
     - Тётя Оливия, вы где?!
     - Понятно. Пока прячься тут, - парень аккуратно взял фейку на руки и понёс к шкафу. Помогать прятаться.
     - Да что там у вас произошло?! - раздражённо вопросила Оливия. Судя по голосу, она появится в комнате через пару секунд. Негга-то ещё успевала спрятаться... но что-то подсказывало единственному мужчине в помещении, что куча мяса порадует родственницу куда меньше феи.
     Возможно, Эльзе следовало родиться мальчишкой. Возможно, случился приступ антисоциальной психопатии, возможно, девочка была шокирована недавними событиями (сама она шока не ощущала, но это ведь известный факт: оторвало обе ноги - и ты поначалу не в курсе). Короче! Берёт Эльза гоблина за шкирку, подымает и протягивает в сторону двери. Почему-то казалось, что будет очень смешно. И ещё казалось: враг будет опозорен. Страшный, лютый враг - и свисает, изувеченный, с рук Эльзы. Приятно.
     - Тётя Оливия, мы здесь!
     К сожалению, Питер собирался не радовать тётю, а просто показать причину порезов и прочих беспокойств. А зачем гоблин пришёл?.. Кто его знает? Может, когда Питер прогуливался в лесу, ему не понравился. Вот и...
     - Лучше на место положи, а то и так вид у него... - произнёс Карф, увидев, что сестра хочет сдать труп прямо в руки.
     И вот дверь открывается, тётя делает шаг внутрь... и с ужасом отпрыгивает назад, коротко взвизгивая. Десять из десяти, Эльза!
     Питер воздержался от комментариев. Достаточно одного выразительного взгляда - неодобрение со скепсисом. «Чего ты думала этим добиться?» - немой вопрос был близок к такой формулировке.
     Эльза не японская коммунистка, чтобы чего-то добиваться. И не Махатма Ганди, чтобы требовать. Совсем не Ганди. Ганди такой пошлой фигнёй не занимался. Ну, по крайней мере это было весело. Необязательно косить под Ганди, чтобы веселиться.
     - Тётя Оливия, в чём дело? - вопросила Эльза, едва-едва сдерживая смех. Недостойный, совсем недостойный ход.
     - Это... что... за мерзость?! - выдавила из себя Оливия, в конце и вовсе сорвавшись на писк.
     - Эльза... - укоризненно произнёс Питер.
     Возможно, даже не придётся объясняться, просто «выкинь это немедленно!!!» - и большая часть проблем решится сама собой. Мечты-мечты. Но призрачную вероятность Карф не желал спугнуть и потому промолчал.
     - Не знаю, - просто и честно ответила Эльза. - Забралось. С ножом. Затем случилось, что случилось.
     И поводила тушкой по воздуху. Кажется, ситуацию следовало опять брать в свои руки. Эльза-то наивно считала, что Оливия, ворвавшись, как бриг «Меркурий», в комнату, сразу возьмёт положение под тотальный контроль. А Оливия... да что Оливия? Оливия - всё.
     - Тётя Оливия, оно мне руку распороло. Вы поможете? - спросила девушка. Пора было заканчивать забредший в тупик диалог.
     - П... помогу, - после паузы где-то в секунду ответила женщина. - Так... выходите из комнаты... живо! - она снова сорвалась на писк. - Только на это... не наступите.
     - Хорошо, мне тоже понадобится помощь, - промолвил Питер, выходя из комнаты. На сестру не посмотрел - что сказано, то сказано.
     - Оно уже мёртвое, тётя Оливия. Ему всё равно, - заверила её девушка.
     После этой завершающей вспышки диаболического остроумия Эльза уронила тушку на пол (шмяк!) и направилась к выходу. Открывалась ли в истории новая глава? Перейдёшь порог - финита, отчерк, а там - новые люди, новые встречи, родственники, наверное, всполошатся. Да нет. Жизнь диалектична, одно в другое не переходит сразу, запросто. Всё течёт, всё меняется - именно что течёт. Перетекает.
     - Мне не всё равно, - огрызнулась Оливия. - На кухню, я принесу аптечку.
     Питер так и сделал. Молча. Говорить не хотелось. И было нечто непонятное... совсем. Нет, Икки не жаль, это было чем-то другим, хоть и родственным... что?
     И Эльза двинулась в путь. Близкий, но отнюдь не простой! Нога же, нога болела, особенно после недавних пируэтов. Ах, у неё есть все задатки балерины.
     У парочки появилась короткая возможность вновь поговорить без чужих ушей, пока тётушка занята насущными делами. Возможно, Питеру было что сказать своей... кхм... своеобразной родственнице.
     Эльза эдак серьёзно на Питера поглядела, прямо в лицо, нахмурилась, хотела поправить очки, да не нашла. Ну естественно, вот попробовали б вы попрыгать-поскакать в очках! Эльза пробовала, но давно. Больше не хотелось. Короче, нахмурилась и спросила:
     - Ты хотел что-то сказать?
     Надо говорить, если есть что. А нет - так не стреляй странными глазками. Между прочим, от странных глазок помогают очки-авиаторы. Как у американского генерала Макартура. Макартур, конечно, зверюга свинская, бедных японцев затиранил, но фишку стиля сечёт.
     - В следующий раз под нос не суй... и так после собаки на нервах, - заметил Питер.
     Больше не было слов. Странно это только - и как ей пришло в голову? Стоило чаще с сестрой сидеть. Пока всё не уляжется и пока они в этой деревне. Наверняка в последний раз видятся... кто знает, как всё станет в следующем году? А о следующем вечере и думать не хотелось.
     На кухне было пока пустовато. Конечно, все сейчас делом заняты. Кто на улице, а кто - в доме. Тётушку же пришлось ждать около минуты или двух.
     - Зря ты это ей рассказала... она же не умолчит... - вздохнула Негга.
     - Если предположим о родне - сможет, - попробовал заступиться за тётушку Оливию Питер.
     - Чего теперь об этом думать? Что сделано - то сделано, - и Эльза стала жевать пирожок, лежавший на кухне до сего момента бесхозным.
     - Ну, тогда подумаешь, когда придут родственники Икки, - насупилась фея.
     - Попробуем уговорить тётю Оливию не распространяться об этом случае, - заявил Карф, оглянувшись на сестру. Было видно, что иного варианта Питер родственнице и не предлагал. Это было самым логичным.
     Кто Эльза такая, чтобы мешать? Она даже руками развела - проиллюстрировала. Нет у неё по этому поводу никаких ценных мыслей!
     - Ладно, я спрячусь, - ответила Негга. - Идёт ваша мама.
     «Спрячусь» в случае Негги означало, по всей видимости: «вы меня спрячете, я же летать не умею».
     - Смотри, как бы мы за тебя есть не стали, - Эльза не удержалась и съязвила. - Сегодня прячем, завтра с друзьями твоими водимся, послезавтра - таки едим вместо тебя. А если пыльцу найдём, сами летать начнём, тебе не дадим.
     Хотя, наверное, фею не сломить даже долгим недоеданием. Вон какая пышка! Запасы красоты какие! Конвертировать в полезную воду - как верблюды делают.
     Питер бережно принял на руки слишком разговорчивую и любопытную фейку - впрочем, оно и понятно, в шкафу скучно и одиноко - и спрятал в прежнее место. Аккуратно, чтобы не повредить крылья - бабочка ведь! Ну, родственница бабочек. Дальняя. Весьма.

Глава 15. Неприятный разговор

     - Кошмар какой-то... оно прямо на маленького человечка похоже, - начала Оливия с ходу, кладя аптечку на стол. - Даже ручки-ножки есть... только как у ребёнка.
     - Экх... только не пойму, что ему от нас надо было... - сказал Питер, - на непонятные звуки из комнаты зашёл - думал, показалось, а потом... вовремя оглянулся... И оно всё время выбирало... пыталось выбирать моменты для атаки.
     Питер вздохнул. Икки явно не собирался сдаваться. Ну и кроссовку и нож он не простил, да и без приглашения... в общем, полный набор.
     - Наверное, это мутант, тётя Оливия, - заявила Эльза. - Мутант с атомной электростанции. Имею в виду, отходы ядерной энергетики же где-то захороняют? Здесь, в Британии. Он - ребёнок живших рядом людей.
     Сказала и сама удивилась. Как правдоподобно! Сама почти поверила. А может и вправду поверила, кто знает? Хоть сейчас беги в редакцию, рассказывай газетчикам материал. Правда, это будет жёлтая газетка. Ну так ничего.
     - Здесь нет атомных электростанций, - отрезала Оливия, после чего решительно кивнула. - Давай, показывай ранения.
     «То, что вы о чём-то не знаете, не значит, что этого чего-то нет!» - хотела было вякнуть Эльза. Но сдержалась. Потому что не нужно. Бессмысленно вякать такие вещи. А неприятностей будет вагон.
     - Ну, тётя Оливия, раз вы так говорите, наверное, никаких атомных электростанций на самом деле нет, - согласилась Эльза. И показала ранения.
     Питер просто хмыкнул.
     - Какое-то лесное существо, - только и произнёс он.
     Может, удастся исподволь привести к варианту, о котором тогда ни соседям, ни кому-либо ещё лучше не говорить?
     - Придерживай одежду, чтобы не сползала, - Оливия хмуро посмотрела на источник бед Эльзы. - Хм... ранение не свежее!
     - Не свежее, - согласилась Эльза. Здесь надо осторожно. И придержала одежду.
     - Почему сразу не пришла? - спросила тётушка. - И где ты лазала ночью?
     Не в бровь, но в лоб! Некоторые силачи же ударом по лбу быка убивают. Тётка из этих. Эльза аж зашаталась от такой потрясающей проницательности провинциальной домохозяйки. Нет, нет! Не домохозяйки! Строгой, решительной женщины, ошеломительно живой, ошеломительно бойкой. Скрываться смысла не было. Эльза выложила как на духу:
     - Тётя Оливия, вы правы. Поранило меня вчера ночью, поранил тот чёрный ребёнок, которого мы вам отдали, - посмотрела честно-честно.
     Питер помолчал. Добавил от себя:
     - Не знал, что родственница иногда тоже полуночничает... я тогда за звёздами наблюдал. Вы знаете - телескоп, хорошее время... Когда встретил сестру, вначале ей не поверил... упала неудачно или ещё что. Обработал рану, после чего решили с утра к доктору пойти... а оно как оказалось...
     Пауза.
     - Он вроде что-то... ты говорила, что он что говорил? - Карф решил потихоньку подвести разговор к теме необсуждаемости события днём. А то ещё с роднёй гоблина связываться...
     - Я хочу посмотреть, как всё обработано... раны, полученные в лесу здесь, опасней, чем в ваших городах, - сказала Оливия, после чего почти что с головой погрузилась в работу.
     - Что-то говорил...
     Эльза подмигнула Питеру сразу обоими глазами. Типа, «не буди лихо, пока оно тихо». Или «не порть малину, фраер». Каши тётя Оливия не просит, сокровенной правды - тоже. Не стоит посвящать её в детали происшествия слишком активно! Меньше знает - крепче спит. А там, глядишь, тётка про всю историю и забудет. Ну а вдруг? Внезапно?
     - Ах, Питер прав, тётя Оливия. Та штука хотела огра... ай, больно.
     А вообще, как-то дюже лихо - приписывать Эльзе подобные тайные мотивы. Может, она просто не смогла нормально вывести разговор к необсуждаемости («тётя, а ну не сметь трепать про то, что племянники убили чёрного человечка, ведь на истории приплывут другие чёрные человечки!»).
     Немую просьбу помолчать Карф заметил. И промолчал, ожидая дальнейших слов родственницы.
     - Если не обработать, ты можешь вообще ноги лишиться, - жёстко отрезала тётушка.
     - Хоро... то есть ужасно. Вы так профессиональны, - польстила ей девушка.
     Свернуть к необсуждаемости не смогла, зато вела к... чёрт знает, к чему вела. Только бы подальше от чёрных человечков.
     - Рассказывай дальше, - сказала тётя после небольшой паузы.
     Эльза умела молчать. Но иногда молчать было глупо. Но и не молчать - как-то...
     - Питер, так что ты говорил?
     Не забыла, не простила, не загрустила до неспособности задавать неудобные вопросы.
     - Э... мы успели отойти недалеко, но он... нагнал нас, - начал рассказывать Питер. - Требовал что-то ему отдать... я не разобрал слов. Нет, мы отбились... и это да, так и было. Уходя, он говорил, что вернётся и «расскажете - пожалеете». Не знаю. Потом... в общем, пришёл снова. Говорил, что и один справится...
     Пауза.
     - Он... не один, что ли? - «начал понимать» Карф.
     - Не расслышали? М-м-м... а расспросить не было возможности? - сдержанно спросила Оливия. Было видно, что женщина сама сильно растеряна.
     - Я не знаю, как это произнести. И оно было... быстрым и вспыльчивым. И ещё не верило, - пояснил Карф.
     - Потому что недоверчивое было, - Эльза пояснила в квадрате. - Не верило.
     - Не верило чему? - насторожилась тётушка.
     - Нам, тётя Оливия. Нам не верило, - Эльза могла делать так о-о-о-очень долго. Она терпеливая.
     - Я не понял, чего оно требовало, но оно пояснять или понимать как-то... не хотело, - добавил от себя Карф.
     - Я спросила не «кому», а «чему», - пояснила Оливия. - Знаете, я уже вырастила кое-кого, так что отлично вижу, когда дети пытаются меня обмануть.
     - Мудрое заключение, - сказала Эльза.
     Детям нет пути. Но есть Карф, Карф не ребёнок. Карф спасёт ситуацию. Вперёд, Карф!
     - Так. Я не знаю, что чёрный имел в виду, когда требовал... какую-то вещь вроде бы. Или ещё что - не знаю, что те звуки означали. Когда мы пытались объясниться, что не понимаем, о чём речь, и просто... хм, проходили недалеко от леса... в общем, он злился всё больше. Всё, - ответил Питер.
     Рассказывать про фею? Что-то не верилось, что это хорошая хоть для кого-нибудь идея.
     - И что вы ему говорили? - поинтересовалась Оливия.
     Точно, она цепляется за формулировки. Дети часто в них путаются. «Он нам не верил». Она зацепилась за эту формулировку.
     - Просто говорили, что не понимаем, о чём он говорил и что имел в виду, - ответил Питер. - Даже просили объяснить. А он... не знаю. Ему было всё либо крайне очевидно, что и не требовалось объяснять, или счёл, что мы совсем... наглые. Он обозлился... вначале мы отбились и сбежали, потом он залез в комнату к Эльзе.
     - Он не врёт, - заверила Эльза показания Карфа - заверила запредельно убедительным голосом. А мысленно в какой уже раз подивилась: «Чего ради? Чего ради скрывать эту дурацкую историю?»
     Не так уж много знала она, не больше знал Карф. В чём мотив скрывать? «Родственники Икки»? Ну и что? Они - пулемётная бригада, у них танк есть, они по желанию левой пятки возьмут и вырежут деревню со всеми коровами, собаками и свиньями? И людьми - чуть не забыла людей. Что они сделают? Существуют ли они в природе? И если существуют - не человек ли царь природы?
     Эльза не психоаналитик, но, возможно, причина заключается в полудетском желании иметь тайну - любая сойдёт, но волшебная лучше. Как бы не вышла тайна боком. Между прочим, кому выгодно существование тайны? Негге, вот кому. Фейка - местная закулиса. Локальная еврейка. Ох уж эти евреи.
     - Так, а ночью в лесу вы, напомните, что делали? - Оливия уже почти закончила с перевязкой.
     - Ходили, - Эльза даже не задумалась над ответом.
     Правильно: что можно делать ночью в лесу? Ходить. Бегать - как-то опасно. Споткнёшься - и напорешься на корень. И умрёшь. Ужасно.
     - Я перенёс наблюдение за звёздами поближе к лесу - решил сменить ракурс. Сестра... возможно, ей не спалось и решила прогуляться в предлесьях? - с ходу предположил Питер.
     - А ведь он прав, - вставила девушка. Фантастика, Питер знает мотивы Эльзы лучше её самой.
     - Твой ответ, Эльза, звучит так, будто ты сама не знала, что сказать, - снова заметила Оливия.
     - Не иронизируй хотя бы сейчас, - сделал «замечание» Питер в попытке выручить родственницу.
     Эльза сдалась. Она даже руками развела. «Да, да, Питер прав тысячу раз, больше не буду». Хотелось нахамить, но это было бы недипломатично. Между прочим, если Эльза начнёт хамить - кто окажется виноватым? Тётка с инквизиторской жаждой дознаться? Питер, решивший скрывать? Серьёзный вопрос. К вопросу - грустный ответ. Виновата будет Эльза. Или нет? Не Эльза же поместила себя в дурные условия, побуждающие хамить.
     - Вы точно что-то скрываете, - Оливия выпрямилась и упёрла руки в бока. - И вы во что-то вляпались. Как говорят во Франции, «в серьёзное дерьмо».
     - Может, вы скажете, во что? Хотя бы примерно... я знаю только то, что нас непонятно за что возненавидел карлик и, возможно, вся его... ну, не один он вроде. Всё, - выдал Питер. Тон был устало-раздражённый - и так не отдохнуть, так ещё и... И не понять, как это прекратить.
     Капитуляция не происходит сразу, особенно если её никто не принимает. Но Эльза всё равно капитулировала. Всё ещё.
     - Если бы карлик был прямо-таки агрессивен, кто-то бы уже давно нарвался... - Оливия сместила челюсть и губы влево. - Хм... так это он убил собаку?
     - Больше некому... скорее, он, - пробормотал Питер.
     Эльза следила за приключениями тётушкиной челюсти в меру пристально, но не в меру увлечённо. Внутренне увлечённо. То есть виду особенно не демонстрировала, но внутри - внутри была заворожена! Челюсть! Губы! И шевелятся, и перемещаются! Было в этом нечто интегральное. Общее с интегралами. Интегралы...
     - Сказали бы сразу... он был бы жив, - тётушка покачала головой. - Закапывать будете вы. В наказание.
     - Понял. Только где? - поинтересовался Питер, согласившись со сказанным. Ну, почти... но о личном мнении Карф не распространялся. Ни к чему подробности. Пока.
     Ну, деревня! Убили карлика, «на маленького человека похожего, с ручками-ножками как у ребёнка». Что дальше? Правильно - закопать! А впрочем, ребятам оно на руку. Эльзу другое занимало. Приедет она к папе с мамой, мама спросит, чем занималась. Эльза: «Трупы закапывала!» Вот родители удивятся. Кроме того...
     - А я копать не умею, - сказала девушка и внимательно принялась рассматривать раненую ногу. Свою, конечно. Она же - ветеран жарких сражений с гоблинами.
     - Тем хуже для тебя, - нахмурилась Оливия, после чего перевела взгляд на Питера. - Под яблоней. Мы хотим, чтобы можно было навещать его могилку.
     Похоже... Оливия и Эльза говорили о разных могилах.
     - Понятно, - сказал Карф. - А лесного... куда?
     Вот так. А Эльза решила было, что им нужно закапывать Икки. Да, она опять думала о родственниках плохо - и опять незаслуженно. Такой уж она была человек. Неправильный. Или не человек - ребёнок. Детям можно думать что угодно. Можно даже не думать - это тоже нормально. Эльза либо неправильный человек, либо обыкновенный ребёнок. Что лучше?
     - Хм... придётся идти на поклон к Святой Лоле, - ответила Оливия. - Я с вами схожу.
     - Кому-кому? - Питер был не на шутку удивлён добавлением к имени «Святая».
     Вот уж он не знал, что где-то недалеко живёт монашка или отшельница. Не то чтобы... это просто неожиданно. Совсем. Хотя... как-то не так произнесено, нет?
     Эльза уже устала это делать. Это - менять о тёте мнение. То обычная, то плохая, то обычная, то плохая, то обычная... снова плохая. Были б силы - сказала бы чего-нибудь едкое. Теперь силы кончились. Усталость была.
     - Тётя Оливия, у меня нога болит, - сказала Эльза неподдельно усталым голосом. - Можно я не пойду?
     Впрочем, внутренне она смирилась. Ей всё равно. Хоть к Святой Лоле, хоть к Сатане - всё равно их не существует. Ага, прямо как фей, прямо как гобли... нет, не существует.
     - Придётся, - сурово сказала Оливия. - А так - мы тебе костыли найдём. Будешь на костыль опираться, а не на ногу. Вы, похоже, кого-то из фэйри завалили, а это вотчина Лолы. Надо пирогов наготовить ей на месяц, чтобы она не послала нас с такими косяками куда подальше.
     Так. Эльза было решила, что это христианские штучки. А они не христианские. Если даже есть что-то от христианства, есть и от язычества. «Фэйри - вотчина Лолы», надо же. Клятые английские еретики. Что бы Эльза подумала, окажись штучки стопроцентно христианскими? «Клятые английские фанатики», наверное.
     - Ну ладно, - вздохнула девушка.
     - А кто она? - попробовал прояснить ситуацию Питер. Хоть на пиит, хоть на два слова. Пусть даже и одно - только без теней второстепенных и ненужных к этому случаю значений. Греческие тени были не нужны - только конкретика. Которой после встречи со всем чудесным стало очень не хватать.
     - Я, если честно, не верила во всё это... но, похоже, зерно истины в этом есть. Лола - последняя из семейства Спринг, местных жрецов. Они содержали оба храма: как христианский, так и храм местных языческих духов. В частности, феи Морганы, - Оливия пожала плечами. - Подносить пожертвования в храмы всегда была традиция, но ныне Лола живёт одна. Её не взяли в местный сиротский приют, так как от неё требовалось отречься от еретических учений родителей, а сама Лола этого не сделала.
     - Понятно... - пробормотал Питер. Странная новость, хоть и немного радующая - с фейкой нужно было что-то делать. Хотя бы выяснить, как ей помочь восстановиться.
     А местные обычаи... местные - и только. Хотя вот поклонение королеве в глазах Карфа было чем-то странным. А сейчас - кажется, после перебинтовки у него будет небольшая пауза перед копанием могилки.
     Не отреклась - это заслуживает уважения. Конечно, Эльза не посвящена в детали истории, но услышанного достаточно, чтоб составить минимально хорошее мнение об этой Лоле. Упираться, стоять на своём, держать линию - любую, даже самую дурацкую, типа христианства, замешанного на откровенно языческом фольклоре. Не каждый сумеет. Дело могло заключаться совсем в другом, детали ведь скрыты, но для затравки впечатление сойдёт.
     «А просто так вы сиротку не кормите - только когда приспичит? - подумала девушка. - А девочка точно справится - съесть месячную норму пирогов? А если справится, что же, целый месяц будет питаться пирогами? А если всё так и будет, может, ей не пирогов наготовить? Представляете, каково целый месяц питаться пирогами?»
     Хотела поспрашивать, но не спросила. Устала же. Будет отдыхать. Возможно, по пути к логову Лолы спросит, если не слишком утомится копать могилу. Говоря по секрету, Эльза была намерена откосить от этой обязанности. Как? Она ещё не придумала.
     - Питер... там в холодильнике остался со вчерашнего картофель с оладьями. Разогреешь пока на всех? Мне надо с остальной семьёй поговорить, - вздохнула тётушка.
     А Эльза осталась за бортом. Ну и пусть. Постоит где-нибудь, например, рядом с греющим картошечку Питером. Не исключено, что поможет.
     - Да, конечно, - согласился Питер.
     Просьба лёгкая: подойти к холодильнику, достать картошечку и разогреть. Всё просто. Даже приятно после всех этих сложностей - отвлекает от размышлений на тему «чем всё обернётся потом?»

Глава 16. Все колдуньи - злые

     Наконец тётушка ушла, так что родственнички - и затихшая фея - могли вновь поговорить. Но фейка что-то не торопилась вылезать.
     Минимальный огонь... так, теперь Карф мог отойти, появился вопрос... только не забывать о картошке!
     - Негга, вылезай... - Питер аккуратно помог фейке показаться на свет. - Ты что-нибудь знаешь о семье Спринг? Ну и... ей о тебе говорить?
     - Наверное, нам надо знать и про всяких других примечательных личностей с семьями - чтоб не удивляться так, как сейчас, - сказала Эльза. - Питер, например, удивился. «Святая Лола» - интересно, она себя сама так называет? «Святая Эльза, зверушкина заступница». «Святой Питер, покровитель овощей».
     Эльза раскусила картошечку. Холодненькую. Почему холодненькую? Потому что Эльза голодная. И совсем неважно, что картошечка холодненькая, главное - что это картошечка, а картошечку кушают, тем самым утоляют голод. Так уж устроен мир - в мире всё взаимосвязано. Вот ты какая, экология. Экология замороженной картошки. Без пяти минут диалектика стакана.
     - Ой... не надо меня к Лоле, я лучше сама-сама со всем справлюсь, - испуганно пискнула Негга. - Лола злая и жестокая.
     Ишь, раскомандовалась! То не надо, это не нужно. Эльза подбавила в голос металла:
     - Лола - кто она? Расскажи.
     - Кто она? - повторил вопрос Питер, поддерживая свою сестру.
     - Она... она колдунья, - Негга поёжилась. - Ей собирают и отдают пыльцу фей.
     - Кто? - ещё один вопрос Питера.
     - Ты можешь рассказать всё, что знаешь, об этой Лоле? - спросила Эльза. - Что за колдунья, зачем ей сдают пыльцу, почему феи её теряют? Это бы очень помогло нам сориентироваться в ситуации.
     - Лола - та, кто владеет этой землёй. Она собирает пыльцу, как дань, чтобы творить колдовство, - подняла брови Негга.
     - На каком основании Лола обложила местных жителей данью? Это обременительно? На каком основании она считает землю своей? Почему-то мне кажется, законом эта претензия не подкреплена. В каких целях Лола применяет колдовство? Как по-твоему, Лола должна быть связана с Икки, который, как ты утверждала, охотился за твоей пыльцой? В чём выгода местных от сдачи пыльцы Лоле? Насколько часто феи теряют пыльцу? Ты говоришь так, будто местные собирают её регулярно, - засыпала Эльза вопросами Неггу.
     Питер промолчал, уступив инициативу сестре.
     - Она же колдунья, - Негге, по-видимому, казалось, что это ответ на все заданные вопросы.
     Так дело не пойдёт. Или пойдёт, но придётся отступиться: умерить любопытство, позволить наглой феечке вертеть собой по-разному. Рано сдаваться! Эльза попробовала покапать на Неггины мозги авторитетом:
     - Питер, как думаешь, сдадим её Лоле?
     У Негги мозгов всяко меньше, чем у Эльзы, например. Чем у Питера. Значит ли это, что Негга поведётся? А если не поведётся, может, и вправду сдать эту вредину местной колдунье? Авось чего получится. Например... суп. Очень волшебный суп.
     Карф же задумался. Подыграть? Хорошо... может, тогда фея немного больше расскажет.
     - Ну... она больше про фей знает, так что стоило бы рассказать. А то это сражение... - «задумался» Питер.
     Эльза смотрела на Неггу. Фейка-фейка, будь хорошей и болтливой фейкой - расскажи побольше и о себе, и о той семье. Чего тебе стоит?
     - Ик! - Негга испуганно зажала рот руками. - Я про вас всё расскажу Лоле! Всё! И что было, и чего не было!
     - Что, например? - поинтересовался Питер.
     Вопрос был немного с заковыркой: о феях Карф ничего не знал, а угрозы... ну, это тоже немного прольёт взгляд на общество фей. Хотя бы на то, что точно делать нельзя. А вот отношение к Лоле... к «колдунье» Негга попадать не хотела, но при попытке сдачи... на наследницу тёмных властелинов это не похоже. Наверное.
     Негга, кажется, клюнула. Занервничала, по крайней мере. Заныла: «Всё про вас расскажу». Тем лучше. Значит, на крючке, значит, осталось дожать - и узнать то самое. Если хочется, конечно. Эльзе хотелось знать сильно? Может, и не сильно. Но чтобы морально сломать фейку, сильно не нужно. Достаточно хотеть чуть-чуть, остальное приложится. На автопилоте. Потому что не любила Эльза таких вот Негг, потому что Эльзу хлебом не корми - дай уколоть вот такую вот, или отчитать, или... Или раздавить, да. Давить Негг с хрустом, с треском, кровь в кипяток, крылья в порошок, кости в сломанные спички, раскрасить кровкой стены, землю, небо...
     Какие-то дураковатые мысли. Эльза себя на дураковщине поймала - поймала и удивилась. Ну! «Кости в спички, кровь в кипяток» - подумается же! Чьи-то другие мысли, кого-то чужого - подлинная, аутентичная Эльза не вообразила бы нечто настолько безвкусное. А пока удивлялась, слово взял Питер. Ничего. Времени полно, успеется повыступать. Следующая фраза будет коронным ударом, будет: «Лола чувствует враньё!», «Неправда до добра не доведёт». Может даже: «Что виновна - это несомненно, осталось вынести приговор. В последний раз прошу: покайся!» Интересно, чтобы покаяться, нужно целовать крест?
     - Что, например, это вы собрали у меня с крыльев пыльцу, - вздёрнула носик фея. - Лола такого не простит.
     - Ты хочешь солгать, - бесстрастно-сухим тоном констатировала Эльза. - Солгать Лоле. Но ты же знаешь, что случается с теми, кто ей лжёт? Даже я знаю. Лола умеет отличать ложь от правды. Не боишься её оскорбить? Как она поступит с тобой? Привычка к вранью не доведёт тебя до добра. Даже я это вижу. Питер, а ты?
     - Ну что, кроме очевидного, мне сказать? - откликнулся Питер. - Ну и... следы от сбора точно остаются. У обычных бабочек - точно.
     - Я не могу летать, - Негга вяло махнула крылышками. - Так всегда бывает после сбора.
     - Ну раз Лола так охраняет фей, то почему ты не обратишься к ней за помощью? - поинтересовался Питер.
     Эльза как со стеной разговаривала. Её цинично игнорировали.
     - Как со стеной разговариваю, - куда-то в пространство сказала Эльза. Сказала и потянулась к крылу феи. Потрогать.
     Ответить Питеру фея не смогла. Она тут же шуганулась прочь от пальцев Эльзы. Вот только без возможности летать ей было некуда особо бежать.
     - Ты чего? - вопрос парня был обращён и к сестре, и к фейке. Больше к сестре... хоть и Негга повела себя несколько странно. Настолько боится за свои крылья?
     Ладно, проверить было всё-таки нужно. А вдруг пальцы Эльзы прошли бы сквозь ягодку-фею как через фруктовый кисель? Одно - если тебя игнорируют. Другое - когда в деле замешана магия. Магия! Ма-а-а-агия!
     - А ничего, - ответила она.
     Однако... пальцы Эльзы уткнулись в ладошки Негги. Ну, наверное, Питер, столько времени таскавший фейку при себе, уже заметил бы, будь фея неосязаемой.
     - Ты бы свой глаз позволила бы потрогать? - с неодобрением поинтересовался Питер у сестры. Та явно мысленно помолодела лет на пятнадцать - тогда всё потрогать хочется. А крылья у фей тонкие, да и пыльца... Трепетное и опасливое отношение к крылышкам понятно.
     - Я не она, - и Эльза осуждающе (Питера осуждая, конечно, ишь, принял Эльзу за какую-то там Неггу!) вздохнула.
     Ладно! Была бы Эльза небритым целлюлитным мужиком с пивным брюхом и умей читать мысли, брякнула б нечто смешное про мальчиков и девочек - как пятнадцатилетних, так и более пожилых, - которые трогают. Но здесь ни целлюлитных мужиков, ни телепатов. Что же, к лучшему! Девочки лучше мужиков - вместо мужиков миру потребны милые девочки. А телепаты просто не нужны. Зачем они?
     - Боже, как все всполошились-то. Такое чувство, что я сделала что-то плохое. Хватит смотреть на меня такими глазами, вернёмся к нашим баранам. Кажется, Негга не хочет рассказать нам о деле, в которое мы угодили, спасая её, ничегошеньки. Я как бы и не против, но некоторые тут жизнью рисковали, а некоторые рискнули здоровьем. Результативно рискнули, да. В чём вопрос-то: так и будем рисковать?
     - Я предупреждала, что никто не должен знать, - надулась Негга. - Ты ведь даже не пыталась спрятать труп. Достаточно было его тряпицей накрыть.
     - Запах ещё был... хоть и позже, - покачал головой Питер. - Но теперь уже вряд ли не получится из всего выйти - выбора нет. Теперь - точно.
     Выставлять фейку на мороз Карф не собирался. Пока та не встанет на крыло - точно. А беззащитная фейка долго без опеки не проживёт. Или попадёт к тем, у кого лучше долго не жить, да и вряд ли получится.
     - Негга, ответь на кое-что, - мягко начал расспрашивать студент. - Семья Спринг была явно знакома со всеми фэйри и с королевой. Даже храм содержали. И Лола тоже немало умеет - ты же сама говорила, что она колдунья. Значит, знает и умеет. Ну и наверняка как-то передать весть королеве может - на тебя же напали тогда, верно? Почему ты не хочешь, чтобы тебе помогли? Ты же здесь пострадавшая. Или... - начинающий дознаватель прищурился. Судя по взгляду, без ответа не уйдёт - и не забудет.
     «А если и правда?» - мелькнула мысль у Питера. С диссиденткой... что ж, как-нибудь. Это ещё возможно... а если преступница? Хоть и мелкая - но размер значения не имеет при наличии пыльцы, так? И тогда молодой биолог окажется со всех сторон не в лучшем положении. Но только как узнать, что точно было, а чего не менее точно не было? Вопрос вопросительнейший. Если ошибётся... в любой ошибке он будет чувствовать себя весьма скверно. Или от совести, или от чего иного.
     Да? Или нет. Короче, неважно! Эльза задала вопрос - в ответ получила чепуху. «Хочу знать о сути дела». - «Никто не должен знать про труп!» А слева Питер - про королев. Эльза всмотрелась в глаза (в самую душу!) фейки, подозревая. А вдруг... а вдруг на самом деле фея их не понимает? Реагирует на голосовые модуляции, например, отвечает случайной белибердой, а они с Питером ведутся? Или... или водит за нос, прикидывается, что не понимает, а потом! Потом - как цапнет. И голову с плеч. Ага.
     Ладно. Эльза твёрдо решила - лично с неё хватит. Всё! Обещаний она не давала, ни Питеру, ни Негге не обязана - свободна! А раз свободна - нет ей до фейки дела. Ни-ка-ко-го. И Эльза решила ждать похода к Лоле.
     - Лола - колдунья, а колдуньи - злые! - сжала кулачки Негга. - Она не станет помогать кому-то просто так. А если предложить нечего, лучше не идти просить помощи, иначе можно стать куклой колдуньи.
     Эльза посмотрела в стену. Хороший вид. Стена лучше потолка, потому что если метать в стену горох, горох станет отскакивать, но отскакивать на пол, к плинтусу. А вот с потолком шутка не выгорит: если стрелять горохом в потолок, горох посыпется стрелку на голову. Нехорошо. Только кто же в здравом уме будет разбрасываться едой? Какой-нибудь ребёнок. Или недоребёнок вроде Эльзы. Жеребёнок. Интересно, девочка-лошадка - это кто?
     - Так... - вздохнул Питер. - Недостатки на лбу не написаны. Почему она злая? Ты можешь доказать? Только без «все колдуньи - злые».
     Этот разговор начинал напоминать хождение по кругу. Эльза поделилась:
     - Наш разговор напоминает хождение по потолку. С потолка на стену, со стены на пол, с полу обратно, затем опять на потолок. А знаете почему? Потому что комната - параллелепипед, а поверхность у параллелепипеда - или лучше сказать «изнанка»? - замкнута. Ну-ка, кто здесь самый замкнутый, самый ограниченный, самый... не скажу «тупой»? У кого здесь самые прямые углы? Кто у нас угловатый?
     Углевата. Углеватка. Кстати, в первые электролампочки вкручивали угольные стержни. Связь? Не исключено! Вон, лампочка висит. Свисает! С потолка! Невероятно!
     - Но ведь все колдуньи - злые. Если бы колдуньи были добрыми, люди бы не носили им дары, пытаясь задобрить. Зачем задабривать добрых? - задала логичный вопрос фея.
     - Так же, как оплачивается работа... - покачал головой Питер. Большего, кажется, от Негги не добиться.
     На самом деле от потолка можно было добиться больше, чем от Негги. Поэтому Эльза смотрела в потолок!
     - Оплачивается? - переспросила Негга. - Как лепреконы?
     - Расскажи о них и я пойму, так или нет, - пожал плечами Питер. Может, удастся перевести разговор в нужное русло и получить ответы.
     Может быть, удастся. Эльза уже не верила. Так что Эльза слушала.
     - Лепреконы - очень жадные. Они - единственные, кто могут делать одежду и обувь для фей, но даже не начнут работать, пока не получат всю сумму золотом, - надулась Негга.
     - Хм... возможно, возможно, - задумался Питер и без перехода поинтересовался: - Ты картошечку будешь?
     А Эльза слушала, да. И жевала картошечку. Всё ещё холодненькую. Хорошо, не сырую. Впрочем, сырая картошечка - она тоже ничего. Есть можно.
     - Только... не сырую бы, - Негга опасливо покосилась на Эльзу.
     - Ну да, пока разогрею... - согласился Питер.
     Заодно поискал пару платков. С посудой, подходящей габаритом фейке, было сложно, а обычную могут заметить... и снова будут вопросы о том, что скрывает Карф и его сестра. Кстати, ей тоже первой нужно приготовить тарелку, раз холодную так спокойно ест...
     Хорошо, что Эльзе ничего готовить не нужно! Вот ведь интересно. Питер столько с этой Неггой возится. А домохозяйкам возиться ещё больше! А со всякими мужьями-жёнами-детишками - ещё больше! Ужасно. Открывавшиеся горизонты пугали безмерно и неистово - почти как коммунизм, что наступает. Почти, да меньше.
     Тётушка, к слову, очень удачно задерживалась, а потому Питер успел приготовить для Негги небольшую порцию - маленькие порции ведь быстрее готовятся, - и фейка радостно принялась за еду, удерживая кусочки картошки, как целые куски пиццы, двумя руками.
     Что ж, подумал Питер, фейка накормлена (скоро точно будет), можно готовить для куда более габаритных едоков. Ну и заодно подумать, что так тётушку могло задержать.

Глава 17. Три Великих Дома

     Поскольку разговора не клеилось, вот так вот, в молчании, они дождались возвращения тётушки.
     - Всё в порядке? - зачем-то спросила она.
     - Насколько возможно, - сообщил Питер, на миг призадумавшись, и поинтересовался: - А вы куда ходили?
     Наверное, люди любят, когда в их дела лезут. Эльза не любила. Ни лезть, ни оказываться в роли несчастной жертвы, к которой лезут. Но люди любят! Святая Лола им судья.
     Совсем внаглую Эльза утащила со сковороды полупрожаренную картошечку - вилкой, конечно, а не руками, она же не какая-нибудь там! - утащила и съела. И вдруг явилась тётя. Она - вопрос! Питер - ответ и сразу вопрос! Следующим этапом итерации - обязательно ответ, но будет как-то глупо, если ответит Эльза. Эльза же с Питером стоит, а тётка только пришла - вот ей и задали вопрос. Не Эльзе задали. Поэтому Эльза молчала.
     - Помимо всего прочего, к соседям, - вздохнула Оливия. - Кроме того, надо было домашних успокоить... да и мистер Корфут был крайне ошарашен, увидев нечто... такое.
     - Только собаку или?.. - уточнил Питер.
     - Ну... а чем же мы можем ещё помочь? - спросила Эльза.
     Сказать что-то было нужно. Не то чтобы Эльзе хотелось помочь, но иначе - нет, не нельзя. Иначе - очень трудно. Если отлынивать от дела достаточно долго, плохое обязательно случится. И тогда не поздоровится! Закон жизни.
     - Собаку уже все видели... а вот карлика-мутанта - нет, - Оливия нахмурилась. - Учитывая множество тёмных легенд об этом месте... я в них никогда не верила, но, получив подтверждение, уже мысленно перебираю в голове каждую.
     Вправду, наверное, тёмные легенды, раз тётка хмурится. А может, перебирать сложно. Ну, мысленно-то! Такое напряжение. Напряг... ещё напряг... мы её теряем!.. Сестра!..
     - А эти легенды... кто лучше знает? - поинтересовался Питер.
     - Главы Великих Домов, плюс библиотекарь наш, - ответила Оливия. - Ну и старики, фактически.
     - Великих Домов? - недоумённо поинтересовался Питер и проверил картошку: готово на всех или нет? Пожалуй, стоило обождать картошечки ещё немного.
     От работы кони дохнут, от работы ухи глохнут. А вот от того, что слушаешь - ничего не бывает, решила Эльза и навострила уши.
     - По легенде, этот город основали три рода, - ответила Питеру тётя. - Спринги, Прескотты и Эйдолоны. Религия, промышленники... и... не совсем законные ребята.
     - Легенде? - несколько недоумённо поинтересовался Питер, но затем замолчал.
     Может, официально город был создан другими и по другим причинам, но... Официально гоблины и феи живут только в чьём-то воображении. Только вот сегодня вся семья думает, куда закопать тело гоблина, а фея притаилась в шкафу. В общем, легенду стоит послушать. Так же считала и Эльза.
     - Что было на самом деле, никому не известно, - пожала Оливия плечами. - В любом случае, правды уже никто не знает, а эти три семьи получили название «Три Великих Дома» и до сих пор решают судьбы местных людей.
     Она перевела взгляд в коридор.
     - Я думала, что осиротевшая Лола уж точно не может представлять Великий Дом... но... чёрт... тот уродец...
     - А что про её... Дом говорили? Ну, и почему она одна осталась? - спросил Питер, поглядывая за картошкой.
     Ему ещё с этой наследницей разговаривать... или с её опекуном? Ну не могут такие люди быть просто предоставленными самим себе при такой трагедии!
     - И часто случаются «уродцы»? - поинтересовалась Эльза не мимоходом, не лениво, а с почти комсомольским интересом. - Похоже, вы, тётя Оливия, знали заранее, что нужно делать и кого искать. Я про Лолу.
     На момент представилась деревня - как её, Харбор-Пайнс? - где по улицам гоблины бродят с водкой, баяны, балалайки играют - и проливные дожди, навечно проливные, с пьяным туманом. Мимо гоблинов люди бегают. Гоблины-то - им чего, они народ праздный. А люди - кто рыбак, кто охотник. Кто домохозяйка.
     - Сколько здесь живу - в первый раз вижу, - ответила Эльзе Оливия, после чего повернулась в сторону Питера. - Там мутная история. Как говорят полицейские: «бытовуха». Как говорят местные: «проклятье». Девочка чудом не была дома, когда там началась поножовщина.
     - Да... странно всё там... - помрачнел Питер.
     Наверное, вряд ли полицейские были правы. Точнее, совсем не правы. Только правда об этой истории зачем Карфу? Может, и понадобится это узнать... но об этом лучше спрашивать или у остальных местных, или... в библиотеке? Как-нибудь стоит туда сходить.
     - Не то слово... однако с тех пор Лола живёт одна. Местные монашки не согласились её брать к себе, так как Лола не отказалась от своих верований, - Оливия зябко повела плечами. - В любом случае... лучше перестраховаться... да... уже не знаешь, чему верить.
     Ладно, чего уж. Хотя вот Эльза, впервые увидавшая гоблина, ни за что бы не подумала переться к Лоле. Сама тётя, может, и впервые видела, но откуда-то же выплыла традиция: при появлении всяких странностей идти на поклон к Лоле. Или не выплыла. Ой, чёрт с ними, с традициями. Не пора ли уже выходить? Честное слово, ощущение такое, что со вчерашнего вечера со звездой, с ночными прогулками, прошло месяцев восемь. Или девять. Или год! Хорошо, что не семь лет, хорошо, что история про Харбор-Пайнс и Эльзу - это не история про феодальную Германию и Карлика Носа. Ох уж эта феодальная Германия!
     Питер помолчал, сосредотачиваясь на готовке завтрака. После него и видно будет многое... А интересный вопрос: может ли ребёнок сознательно принимать либо отвергать христианскую веру? В христианской вере столько нюансов, христианская вера - это почти физическая наука. Тоже очень сложная.
     * * *
     Завтрак прошёл в обстановке крайне напряжённой. Никто особо и не говорил. Все только по делу. «Передайте соль» и «можно добавки?» Затем была процедура закапывания гоблина (всё-таки гоблина!) силами «главных виновников», пока тётушка готовила подношения. Ну и вот, наконец...
     - Все готовы? - спросила женщина, выходя во двор с тяжёлой корзиной, прикрытой тряпицей.
     - Да. Да, я готов, - несколько напряжённо откликнулся Питер.
     Не каждый день ему приходится ходить и просить помощи против гоблинов от потомка какого-то странного Дома. Странным было именно название рода. Как много что ещё.
     Всё-таки закопали. Эльза поделилась:
     - Всё-таки закопали.
     Вот интересно - Эльза совершила убийство. Не человека - гоблина, но и гоблины - люди. То есть не люди, конечно, но и не звери. Хотя с точки зрения науки и люди - звери. Скажем проще. Не собаку. Убивать собак - нормально, в Южной Корее собак едят, а в Северной съели бы, завидев хоть одну. Потому что в Северной Корее собаки кончились. Дефицит. Социализм же, а социализм не способен толково организовать хозяйство страны: ни собак, ни слонов при социализме не бывает! Видели советских слонов? Что и требовалось доказать. А касательно советских собак, так в Советском Союзе собак не выращивают, они сами плодятся. По законам природы, по конкуренции.
     Ну вот. Убила, поела, закопала. Угрызения совести? Никаких. Ой, при такой-то динамике совесть может и отвалиться! Атрофируется, отсохнет - и отвалится.
     - Идём, - сказала Эльза.
     - Смотрите... не оскорбите её случайно. Сразу говорю, Лолита ещё маленькая, а потому может быть капризной, - ответила им тётя, взвешивая корзинку в руке поухватистей перед тем, как пойти в сторону холмов.
     - Хорошо, учтём, - сказал Питер. Других вариантов не было.
     - Может, помочь корзинку донести? - спросила Эльза.
     - Я «за» то, чтобы наказание отрабатывали физическим трудом, но ты ранена, - огрызнулась - именно так это воспринималось - Оливия. - Нам всего-то пройти до вершины холма, к храмам-близнецам.
     - Тогда давай, я помогу, - спохватился Питер.
     Не уязвить Лолу - это да. Обычно люди приобретают общественный вес со временем - с возрастом. Становятся старше и обрастают привилегиями, должностями, авторитетом. Тётя Оливия имеет право на помощь с корзинкой, а консерватор дядя Черчилль, например, когда-то заслужил право зваться империалистической свиньёй - да ею и остался. До самой смерти. Лола не такая. Лола начала с конца, Лола разгрызала пирог не с корочки - с начинки. Хотя, казалось бы, зачем начинку разгрызать, казалось: живи и позволяй жить другим. Ан нет. Король Генрих Восьмой казнил свою вторую жену - Анну Болейн, - когда ему было сорок четыре года. Но королям можно. А Лоле можно уже сейчас, хотя она не король. Но здесь нюанс: Генрих Восьмой был король Британских островов. А Лола? Лола - король местных селян. Местным селянам и Лола - король. Генрих Восьмой для них - это суперкороль, эдакий сверхдиктатор. Совсем как для русских Сталин. Ларчик открывается просто, очень несложные они - корни сталинского величия. Сельский менталитет - вот разгадка. Это здесь Лола первая девочка на деревне, в России она бы превратилась в первого секретаря.
     Ну, одну опасную женщину ребята уже морально уели - вон как огрызается. Дело за малым - за второй женщиной. Или не говорят - за женщиной, говорят - за девочкой? Чьи чувства задеть проще: женщины или девочки?
     - Ручка только одна, - заметила тётушка. - Поэтому... - она аккуратно приподняла корзинку. - Смотри не урони.
     Ох и вкусно же оттуда пахло!
     - Постараюсь, - ответил студент, принимая тару с заманчиво пахнущим грузом.
     «Жаль, что не скоро самим доведётся пирожков попробовать», - мелькнула неуместно-обывательская мысль. Вот уж чудо: в шкафчике прячется спасённая им фейка, пару часов назад он пережил нападение гоблина, недавно рассказали об очень странных семьях-основательницах города, а он о каких-то пирожках заволновался! Впрочем, работа желудка необходима для жизни, что поделать...
     А Эльза, пока шли, думала. С одной стороны, думалось пораспускать руки и залезть в корзинку. С другой - как-то несолидно. Да и есть не хотелось. Два-один в пользу воздержания, лихие гусары опять в пролёте, и опять рулит умеренность. Всё как всегда, посредственность торжествует. Жаль!

Глава 18. Святая Лола

 []
     
     Лолита Спринг:Маленькая милая девочка. Стереотипно милая, стереотипно - девочка. Даже разбитые коленки не создают ей образ хулиганки, хотя и указывают на непоседливость. А вот ранки на руках говорят скорей о трудолюбивости. Ко всему прочему, обладательница очень длинных волос, почти по самую талию.Для своего возраста весьма рассудительная особа, которая иногда кажется старше, чем есть. Философские рассуждения часто смешиваются с детскими наивностью и мечтательностью, а потому моменты перехода попросту незаметны. Святая Лола, живущая на Храмовом Холме. Одна из местных непосед.
     Шли они в молчании. Молча, в горку. Местами подъём был достаточно крутой, чтобы гружённый пирожками Питер и раненая Эльза подустали к тому моменту, как увидели... сидящую на заборчике у самой церквушки девочку. Кстати, о церквушке... забавно, что было два здания. Простенькая церквушка. Типично-протестанская, без украшений. И рядом с ней тех же размеров здание, всё украшенное древней резьбой и узорами. Расстояние между ними было не очень большое, но на велосипеде проехать можно было.
     Где проедет велосипед - проскачет лошадь, пролетит птица. Что быстрее лошади, стремительнее птицы? Мысль. Так вот, недолог путь из англиканства в язычество и обратно. А это плохо. Ведь фишка, самая суть христианства - в том, что христианин не многобожник. А когда христиане оказываются многобожниками - так же неинтересно. Выходит, христиане сами не соблюдают своих правил. Нечестно!
     - Доброе утро! - поздоровался с девочкой Питер. Скорей всего, к ней надо было идти ему. Так он и поступил, но не спеша.
     Ну вот, Эльза тоже увидела девочку. Но, в отличие от Питера, сразу приставать к девочке не стала, а решила повременить. Потому что осторожная.
     - Лола... - Оливия несколько замялась, но затем быстрым шагом нагнала Питера. - Мы... это... пирожки принесли.
     - Просить будете? - уверенно спросила Лола, бодро болтая ножками.
     Впечатление такое, что Оливия - успешная женщина, состоявшаяся домохозяйка - перед Лолой (а это оказалась Лола) заискивает. Сельский менталитет, видимо. Эльза решила понаблюдать за сценой чуть подольше. Вот номер-то случится, если Питер шаркнет ножкой да выдаст: «Ваше... суперблагородие... не извольте казнить - извольте миловать...» Впрочем, Эльза верила в Питера. Уж он-то до такой фигни не опустится. Не может опуститься! В принципе! Он же не деревенская домохозяйка.
     - Наверное... - произнёс Питер.
     Он неуверенно замер - ему впервые оказываться в такой ситуации: спрашивать чего-то у последней из рода... да и вообще чего-то просить у ребёнка - и просить... именно так просить, с подношениями! Ладно, говорить-то надо?
     - Кхм, извини, если не так говорю... впервые это... - подошёл поближе Карф. - На меня с сестрой напал... какой-то карлик. Вначале у леса поздним вечером, потом пробрался в дом перед утром. Хорошо, что пёс разбудил, а то... В общем, он напал на нас - молча. Почему - не знаю, не говорил. Я ничего в лесу не брал, не знаю точно, кто он такой, но тётя говорит, что это... из нечисти, гоблин... и он не один. Напавшего... нет теперь его, но что дальше... не знаем, что делать. Только у вас помощи просить.
     Студент оглянулся на свою сестру и тётю - скажут что? Питер оглянулся - а на него Эльза смотрит, прямо в глаза. И транслирует мысленно: «Питер Карф, мне за тебя стыдно. И дедушке-лётчику, и дедушке-журналисту за тебя совестно, и даже милой шатеночке Элизабет, хоть я её и не знаю». Но Эльза и дедушку-лётчика не знала. Разве это обстоятельство мешает бросать красноречивые взгляды? Ничуть. В конце концов, должно же у человека присутствовать самоуважение?! Питер только что продемонстрировал: нет, не должно. Либо Питер не человек. Не человек - наверное, какая-нибудь домохозяйка. Домохозяин. Крепкий хозяин. Ага, кулак голову поднимает!
     Эльза вдруг сказала вполголоса, неожиданно хрипло:
     - Скажи «нижайше». «Осмеливаемся нижайше просить». - И откашлялась. Вот что значит: молчать и молчать. Так говорить разучишься.
     Карф замер. Медленно оглянулся в сторону сестры... эх, ну и следовало на ровном месте цирк устраивать?
     - А стоило? - вопрос был задан риторический и неким упрёком. И с язвительностью, специально для сестры.
     Почему вмешалась и почему... вот это вряд ли в таких обстоятельствах Карф произнесёт. Даже если потом придётся выкручиваться самостоятельно. А именно на это Питер и рассчитывал вначале, после разговора... Ну не может гоблин без серьёзной причины напасть - это Лола точно знает, раз у неё такая семья и такие обязанности. Да даже Оливия догадалась! Но фейку студент выдавать без действительно серьёзных причин не собирался. И они должны быть связаны именно с феей и людьми, а не с оравой карликов.
     - Кто знает? - Эльза пожала плечами. - В любом случае, хуже не будет. Уже не будет.
     - Так-так... я ничего не поняла, кроме того, что эти двое друг с другом ужиться не могут, да слова «гоблин», - Лола ткнула пальцем в Эльзу и Питера. - Так... что случилось?
     - Они убили... гоблина, - Оливия поджала губы. - Я помню рассказы старого библиотекаря. За него придут мстить... а гоблины всегда мстят жестоко.
     - Он нападал дважды: у леса и в нашем доме. Где и... убит, - уточнил Питер.
     Ни убавить, ни прибавить. Впрочем, при желании можно было и прибавить - про фей, про пыльцу, - но зачем?
     - У леса где? - Лола спрыгнула с заборчика. - Я должна видеть.
     - Эх-хех... вести долго. Не очень уверен, что точно помню место, - почесал затылок Питер. - Ну, и пирожки остынут. Их куда?
     - В самом лесу - не очень глубоко, но в лесу, - уточнила Эльза. - Ночью случилось, вот и не помнит.
     - А я их по дороге есть буду, - девочка подошла к пирожкам. Внаглую засунув руку под ткань, она вытащила один из них и начала быстро менять ручки, ибо тесто всё ещё было очень горячим.
     - Тканью или платком оберни... - посоветовал Питер. А вот куда только вести? Наверное, к месту последней встречи с Икки? Где его перевязали?
     - А есть? - спросила Лола, быстро положив пирожок обратно в корзинку, только уже поверх полотенца.
     - Конечно есть, - съязвила Эльза. - У каждого молодого человека бывает собственный носовой платок. Они их специально носят - выручать девушек, попавших в неудобное положение. В беду.
     Кажется, накануне вечером, когда говорили - говорили что-то и про платки Питера. Мол, неплохо бы запаковать в такой Неггу. Но в итоге запаковали в свитер. А если у Питера платка не найдётся, Эльза свой одолжит. Она тоже человек, и тоже молодая, и потому имеет право на специальный, лично свой носовой платок.
     Юноша без лишних слов протянул платок. Белый, как и положено... и чистый.
     - Спасибо, - ответила девочка - наверное, слова благодарности от неё были неожиданными после такого поведения, - после чего взяла пирожок платочком и надкусила. - Вефифе к фефу.
     Эльза посоветовала... нет-нет, на самом деле высказала плодотворное мнение, но звучало это очень мудро, почти на уровне совета - какого-нибудь королевского советника, наверное. Высказалась:
     - Интересно, зачем нужен такой носовой платок, который всегда чист? Чистый носовой платок полезен свойством превращаться в грязный. Видимо, им не очень-то пользуются. Видимо, дело действительно в том, что носовые платки - чтобы выручать дев из беды.
     - Ближе к делу? - переспросил Питер. - Попробую. У леса на нас напал гоблин, отчего-то... ну, не знаю, что ему нужно было. Потом ночью. Молча и без приглашения. Хорошо, что пёс разбудил...
     Лола остановилась и проглотила кусочек пирожка. Он, видать, был достаточно большой.
     - Я говорила: «ведите к лесу». Я хочу посмотреть на место нападения... ну и вообще на всё, что с этим связано.
     - Идём, - кивнул Питер.
     Он решил проводить до того места, откуда он вышел с феей... пока так. И он точно не помнил, сколько пришлось идти от места нападения гоблина.
     Эльза не кивала. Было бы как-то странно, если бы она начала кивать. Ответить никто не ответил. Ну, что поделать! А вот что - идти вперёд. К звёздам. Или к терниям.
     По дороге Лолита успела съесть аж целых два пирожка и сейчас уплетала третий. Ей-богу, будто бы, кроме пирожков, сегодня ничего и не ела.
     - Тут? - удивилась она и огляделась по сторонам. - Хм... в этот подлесок же мы ходим собирать ягоды. Тут гоблины не должны водиться... вы встретили его на окраине?
     - Вроде бы я заходил глубже шагов на двадцать и встретил... у дерева сидел, потом на него залез... прыгнул с другого, - поделился некоторыми подробностями Питер. - А что, в этом лесу их вообще не должно быть?
     - Двадцать шагов?.. - удивилась Лолита. - Покажите мне это дерево.
     Однако... а с какого дерева прыгал в последний раз гоблин? Питер точно не помнил, но попробовал это дерево показать... если оно было поблизости.
     Место встречи с гоблином находилось недалеко от места падения Негги - это Эльза помнила. Помнила, как шли через лес - долго, долго, - помнила, как нагнали шедшего туда же Икки, помнила глаза его - большие и жёлтые. У кошек глаза жёлтые.
     Одно дело - помнить события прошлого, другое - внимать событиям настоящего. Событие настоящего - Питер ведёт хитрую игру, очень хитрую. А Эльза не умеет играть.
     Остановившись у дерева, на которое показал Питер, девочка застыла, время от времени задумчиво кусая пирожок.
     - Точно это дерево? - спросила она, после чего начала обходить его по кругу.
     - М-м, нет, - покачал головой Питер. - Но место то самое.
     Или - то самое дерево, но место не то самое, мысленно добавила Эльза. Но какая разница? Ведь смысл похода не в том, чтоб поклониться Лоле, а в том, чтоб отвязаться от тётки.
     - Мне нужно то са...
     Лола вдруг осеклась, а затем с ловкостью маленького зверька подскочила к корням одного из деревьев и, удерживая пирожок зубами, начала раскапывать пожухлую листву. Стоп! Пожухлую листву? В середине лета?! Питер удивлённо посмотрел на кучку жёлтых листьев. Кажется, листья были чем-то другим, а не простыми листьями.
     Начинается! Эльза подошла ближе и заглянула Лоле за плечо. Нужно же быть в курсе! Под листвой оказался... кусок мяса. Да, обычный кусок мяса. Вроде бы печень. Эльза могла уже успокоиться, но вдруг... заметила, что кусок мяса не только отвратительно пахнет - а это стало особо заметно, когда листва была отодвинута, - но ещё и... двигается. Словно бы дышит.
     «Вот это чутьё», - восхитилась Эльза. Она даже позавидовала Лоле - совсем чуть-чуть, потому что завидовать много-много - некрасиво.
     - И... это что? Или кто? - после полуминутного молчания подал голос Питер. - Похоже на требуху.
     Похоже-то похоже, но наверняка Эльза бы не сказала. Пусть выскажется Лола - с места-то виднее. И запах поближе, и потрогать может. Запустить, так сказать, руку в самое нутро проблемы. Мысленно же Эльза сказала: «Ага! Требуха! И сверху листва пожухлая - в середине лета-то. Очень странно! А вдруг это у местных гоблинов такие язычески-магические практики? С жертвоприношениями птичек и не только. Потому и листья пожухли. Волшебство же! Оккультизм!»
     - Экскрент, - ответила Лолита. - Искусственный недородок.
     Она повернулась к Питеру.
     - Из него можно будет извлечь воспоминания. Если он тут был, то должен был что-то видеть или слышать. Аккуратно возьмите его, но не касайтесь мяса. Заверните в какую-нибудь ткань.
     - Кхм... - Питер молча завозился в поисках какой-нибудь ткани помимо его куртки.
     - Не удивлюсь, если он окажется тёплым, - сказала Эльза. И ведь не удивится.
     - Ох, поверьте мне, холодные так не воняют, - закатила глаза Лола. - И да, ткань должно быть не жалко.
     К сожалению, юноша видел только одну ткань достаточных размеров, которую «не жалко». Полотенчико, укрывавшее пирожки. Вот и взял молодой человек ткань с корзинки.
     - Верю. - Эльза понаблюдала чуть-чуть за терзаниями Питера - помочь она всё равно не могла. А затем задала вопрос: - Лолита, если не секрет, скажи, откуда этот, м-м, искусственный недородок здесь взялся? За всю жизнь ни одного не находила.
     - Понятия не имею, но... - Лола огляделась по сторонам. - Посмотрите, есть ли по пути к корням дерева ещё пожухлые листья или высохшие корни. Я хочу понять, он сюда приполз или его положили.
     - Попробую, - пообещал Питер и стал честно осматривать местность.
     Эльза тоже посмотрела на землю, посмотрела на дерево, посмотрела дальше, до самого несуществующего горизонта (горизонтов в лесу не бывает) - очень старательно посмотрела!
     - Откуда он мог приползти? - спросила она. - Откуда его могли взять? Я так понимаю, сам он вырасти не мог никак.
     - Да не ты, - остановила Питера, схватившись за его штанину, Лолита. - Вот она пусть занимается. Ты недородка возьми.
     Впрочем, на первый взгляд никаких следов пожухлой травы или чего такого видно не было.
     - Этот недородок сам не мог родиться. Его сделали. Из нормального существа, - пояснила Лола.
     - Эм... - парень хотел что-то спросить, но решил промолчать. «Буду думать, что это ящерица», - решил он для себя, удерживая недородка в ткани.
     - Получается переродок, - сказала Эльза. - Родилось нормальное существо - а его раз! - переродили в не совсем нормальное.
     Девушка отстранённо повертела головой, затем запрокинула голову вверх. И опять повертела. Очень честно повертела. Зоркими глазищами, закованными в такие-то очки, наблюдала! Есть ли эти самые следы (или чего такое) на второй взгляд? А на третий?
     - Вроде бы не видно следов, - произнесла Оливия, тоже оглядываясь по сторонам. Голос тётушки был очень неуверенный.
     - Ладно, понесли его к храму фей, - махнула рукой Лолита. - Я вызову тётю Моргану, думаю, удастся что-то выяснить... хотя...
     Она вдруг повернулась к молодым людям:
     - А вы фею нигде не находили?

Глава 19. Недородок - это серьёзно

     - Фею? - Питер моргнул. Затем решился: - А я думал, что мне в телескопе всё показалось...
     Врать открыто и отрицать может не выйти... вот и придётся выворачиваться. Ну и да, привирать. Сдавать Неггу Питер, по её просьбе, не собирался.
     - Конечно показалось, - заговорила Эльза. - Зачем фее падать в лес? Феи показываются очень редко, а если показываются, на то должны быть причины. Это происшествие. Но ведь в деревне и в окрестностях всё спокойно - никаких происшествий, за исключением нашего случая с гоблином. Как думаешь, Питер?
     Спросила у Питера - взглянула на девочку Лолиту. Ведь вправду кругом спокойно, и тихо, и благодатно? И Неггу никто не ищет, и нечего Негге бояться. Верно, Лолита?
     Лола стрельнула глазами на Питера, а затем быстро перевела взгляд на Эльзу.
     - Значит, находили?
     - Я не договорил, - ответил парень. - Тогда я заметил, что какие-то звёзды в небе двигаются, а когда решил рассмотреть подробнее, то увидел у них руки-ноги... двое нападали на одну. Или трое... тогда я решил, что у меня от полуночничания начинается всякое и решил пойти домой. Только вот... не мог заснуть и решил прогуляться. Ну и там же сестру нашёл... говорила, что падающую звезду видела, но мы тогда нарвались на гоблина и решили дальше не идти. Я ещё как-то ей сказал, что показалось, что никакие там не звёзды были, - сообщил свою версию событий Питер.
     Забавно, но тётке ничего такого не говорили - про фей и всё остальное. А тётка есть - стоит, прямо здесь стоит. Эльза на месте тётки начала бы подозревать. Значит, ей детки не сказали, а девочке Лоле тайну открыли. Некрасиво, однако.
     - Куда она упала? - Лолита оживилась даже слегка чересчур. - В каком направлении?
     - Эм... - Питер оглянулся на Эльзу. Если по легенде она видела «падающую звезду», то логичней ей показать её направление. - Ты не помнишь?
     До сих пор линией Питера с Эльзой было «не раскрывать Неггу». Вполне логично, вполне последовательно было бы придерживаться линии и в дальнейшем. Что Лола придёт на место крушения феи и ничего не поймёт - это большой вопрос. Лола, в конце концов, необычная девочка - почти колдунья. Как бы смешно ни звучало. А вот если направить Лолу по ложному следу - оно со всех сторон выгодно. Ведь Питер с Эльзой здесь зачем ходят? Чтобы отвязаться от беспокойной тётки. Хотя, конечно, болтовня насчёт страшной кровной мести, обуревающей гоблинов, тревожила... Тревожила, да. Такие риски - и ради непонятно кого. Ради феи.
     Эльза поискала в глазах Питера намёк на желаемый ответ - и не нашла. Потому сказала правду:
     - Примерно там, - и указала рукой - очень честно указала - прямо туда, где, как ей помнилось, упала «звезда».
     Не говоря ни слова, Лолита сорвалась с места. Бегом. Вот взяла и рванула, будто бы боялась опоздать.
     - Далеко пойдёт, - сказала Эльза. Ей хотелось обсудить прошедший разговор с Питером, но не при тётке же! Ограничилась нейтральным: - Ну и что вы об этом думаете?
     - А нам с тобой? - поинтересовался Питер, держа в руках недородка. Которого тоже следовало куда-то девать.
     Что ж, врать напрямую парень не собирался. А вот... ладно, что будет, то будет. Лес вообще-то большой, а поляну можно не узнать вполне честно.
     - Без девочки эта гадость будет совсем бесполезна. Но и в руках не понесёшь... Не знаю, может, положить в корзинку от пирожков? Пирожки-то съели? - спросила девушка. Если не съели, придётся доесть. - Вы не против, тётя Оливия? - в конце концов, корзинка тёткина.
     Бледная-бледная тётушка смотрела вслед убежавшей девочке. Она услышала вопрос, но отреагировала на него с задержкой в пару секунд.
     - А? - она рассеянно оглядела детей и сосредоточила взгляд на куске мяса. - Думаю... нужно отнести это в храм.
     - Наверное, тогда нам пора... а храм тот где? - поинтересовался Питер, пропустивший местную достопримечательность.
     Эльзе такой расклад был не по нраву:
     - В храм, значит. Но разве вам не интересно, что выяснит Лола, оказавшись на месте падения? К тому же, разве мы не должны помочь Лоле с розыском того места? Ночью её здесь не было - мы с Питером были.
     Питеру с Эльзой должно быть интересно. Они же заинтересованы во всём, связанном с феей. Тёте - не очень.
     - В целом... мы могли бы разделиться, как думаете? - спросил парень.
     - Пожалуй... лучше разделиться, - кивнула Оливия. - А храм... мы же к нему ходили, когда Лолу искали. Эти два храма у нас зовут «Близнецы».
     - Тётя Оливия, вы донесёте... эм, недородка? - предложил Питер. Насколько он понимал ситуацию, то ему следовало пойти с Лолой. Хотя бы чтобы соблюсти целостность своего предположения.
     Эльза хотела было поддержать предложение Питера, но смирила себя. А вдруг тётка... обидится? Не в силах отказать соединённому напору двух юных и пытливых - сдастся, понесёт недородка, но затаит злобу?! А что?! Вдруг затаит?! Тем более, тащить недородка придётся в любом случае не Эльзе. Хитрая Эльза... Чтобы выглядеть ещё хитрее, она решила сказать чего-нибудь взрослое и глубокомысленное. Типа...
     - Да уж. Недородок - это серьёзно. Очень серьёзно, - и нахмурилась.
     Тётушка посмотрела на недородка. С опаской и отвращением. Похоже, она сейчас старательно искала повод не брать его в руки. Пока не находила, а потому повисло напряжённое неприятное молчание.
     Питер молчал. Неловко получается. Но ведь что-то сказать надо?
     - Эльза... нога лучше? - вопрос обычным тоном. И лёгкая заминка. Впрочем, что он так свою родственницу недооценивает? - Я тогда туда пойду, положу где-нибудь, - решил Питер.
     - О да, нога потрясающе, - ответила Эльза. - Спасибо, тётя Оливия.
     И вот - решилось! Получилось даже логично. Тётя Оливия перебинтовала ногу - за эту заслугу тётя Оливия получила право не брать недородок. Прелестно!
     - Надо выбрать какое-нибудь приметное место, чтобы положить. Серьёзный выбор... - сказала Эльза.
     Оливия задумчиво посмотрела на Эльзу.
     - Думаю, его лучше положить в храме, а не здесь, - она тяжело вздохнула. - Давайте сюда, я отнесу.
     Если бы Эльза начала протестовать (чего юлить - очень вяло и очень наигранно протестовать, мол, пожалуйста, не утруждайтесь, не надо, давайте я понесу), вышло бы некрасиво. Тётка заподозрила бы неискренность! Этого допустить нельзя. Потому Эльза крайне искренне вздохнула (почти синхронно с тёткой) и пожала плечами. Хочет брать - пусть берёт. Всё равно!
     - А? - Питер выдержал паузу. - Хорошо.
     Он постарался аккуратно передать свёрток тёте. Именно свёрток, чтобы родственница не коснулась это хоть одним пальцем.
     - Поверить не могу, что это происходит, - скривившись, пробормотала тётушка, принимая свёрток так, чтобы не касаться экскрента даже сквозь промокшую ткань.
     - Мне тоже иногда кажется, что я вижу какой-то сон, - согласился Питер.
     - Ну, прогресс не стоит на месте, только здесь и только сегодня - сон можно потрогать, - ободрила Эльза совсем павших духом соратников.
     - Ладно, - тётушка кивнула детишкам. - Потеряете же Лолиту в лесу.
     - Тогда идём скорее, пока она не успела далеко убежать! - предложил Питер и поступил согласно своей рекомендации. Только не побежал, а пошёл быстрым шагом.
     А Эльза! А Эльза! А Эльза тоже не побежала! Она зашагала - в полном согласии с мудрым предложением Питера. Мудрые предложения лучше принимать, не совсем мудрые - отвергать. Данное отдельно взятое предложение было мудрым. И это хорошо!
     Питер довольно быстро заметил, что хромая Эльза не может поддерживать даже его быстрый шаг и они сейчас банально могут разделиться, если юноша не подождёт родственницу.
     Питер заметил быстро, а Эльза быстрее! Потому что наблюдательная была. «Однако, - подумала Эльза, - я хромая! И поддержать быстрый шаг у меня не получится». Нужно сказать? Эльза не знала.
     Молодой человек и замедлил шаг, а потом и вовсе подошёл к сестре.
     - Может, тебе лучше в городе подождать? - предложил Питер.
     - Может, и подождать. Так и сделаем!
     И сделала. Эльза всё больше и больше казалась Питеру «жителем страны эльфов». В смысле... она как будто бы не до конца понимала, где она и что делает. Однако они разделились. Можно сказать: оба оказались одни в лесу. Эльза уже потеряла из виду тётушку, а Питер ещё не увидел Лолу.

Глава 20. Эльза и лепрекон

     Эльза шла через лес и думала. Быть может, усталость виновата. Гоблина ребята встретили только вчера ночью - считай, в начале сегодняшнего дня. Опять встретили утром. Воевали. Победили. Разговаривали с весьма самодовольной Неггой - и почему-то решили с ней дружить. Потом шли в какой-то странный поход, болтали со странной девочкой. Плотное расписание. Вы сами-то часто убиваете разумных существ? Ладно, псевдоразумных.
     Отдохнуть надо, вот что. Сесть на пенёк. Помечтать про пирожок. Благо от посадки на пенёк не появился леший. Пенёк не закричал, что не может дышать. И солнце не погасло. Зато вот ногу стало неприятно подёргивать, из-за чего хотелось её положить так, чтобы вот никоим образом мышцы не напрягать.
     Leshiy не явился. Даже Koschei Bessmertny не пришёл. А думалось... Впрочем, чего теперь думаться? Делаться надо. Делать чего-нибудь. В конце концов, Эльзе мистерия вокруг да около поклона Лоле не нравилась. Вот и смогла от всего этого сбежать. Куда? Надо подумать. Эльза огляделась - очень внимательно. Потому что осторожность - это важно. С другой стороны, отрываться от компании - от Питера, Лолы и тётушки, - уже было рискованным решением. Ну а в-третьих...
     После того, как Эльза чуть отсидится, придётся ей куда-то уйти. Не сидеть же пень пнём на пне целый день? Нельзя! И задумалась Эльза: куда? Хорошо бы туда, где можно получить ответы. Где не будут юлить. Есть в деревне знатоки местного фольклора? И снова огляделась.
     Эльзе показалось, что у дальнего дуба что-то мелькнуло. Что-то зелёное. Ярко-зелёное. По-ирландски ярко-зелёное. И росточком примерно со знакомого гоблина.
     - Эй, выходи! - позвала Эльза. - Кто здесь хозяин леса - ты или я?! Выходи скорее. Тебя заметили.
     Если ошиблась, если за деревьями никого - ну что же, всякое случается. А от крику вреда не будет. Но если вправду рядом бродит некто... или нечто... Эльза не знала. Не убегать же? Ног не хватит.
     Однако никто не выходил. Блин... логично, что если кто-то прячется, этот кто-то попытается сделать вид, что его тут нет и никогда даже не было. Но логика логикой, а честь всё-таки надо иметь. Дружить надо с ней. С честью-то. И отвагой. Отвага и честь! Беспримерно отважная Эльза подхватила с земли камушек и запустила по дальнему дубу. Туда, где мелькало. Попасть не рассчитывала. Вспугнуть. Объявить «вас заметили!» снова. Прячутся - значит боятся!
     И снова никакой реакции. Прячутся. Старательно. Это не какая-то пугливая зверушка. Хитрая. Терпеливая. Эльзе-то что? Она на пеньке сидит. А зверушка там, на сырой земле, гнётся кверху горбиком. Ползает. Землю носом роет, а иногда ртом. Червяки, тараканы, бактерии. Страшно неудобно, наверное. Эльза решила подождать.
     - Где фея? - неожиданно услышала она довольно высокий женский голос.
     Эльза моргнула. И ещё моргнула. Получается, моргнула дважды. А потом ущипнула себя за переносицу. Она ожидала Икки версия два-ноль, Лешего ожидала, Кощея в конце концов, но не женщину! Не женский голос. Эльза удивилась. Эльза задумалась. Эльза ответила:
     - Здесь феи нет. А вам её срочно?
     - А где она есть? - снова раздался всё тот же голос.
     - А вы всегда отвечаете вопросом на вопрос?
     Дети, знайте, а когда состаритесь - непременно вспоминайте. Отвечать вопросом на вопрос - невежливо!
     - Я спросила, где фея, ты сказала лишь то, что её здесь нет, - ответили из-за дерева. - Так снова: где фея?
     Ответить из-за дерева Эльза не могла. Потому она ответила с пенька:
     - Ваше утверждение ложно. Я заметила, что феи здесь нет, затем спросила, срочно ли её вам. Затем спросила, всегда ли вы отвечаете вопросом на вопрос. Это не «лишь», это очень много. Ошибок вы тоже совершаете много. Не прошло и минуты, а уже ошибаетесь. Типично ли для вас такое поведение?
     - Я спросила, где фея, а не где её нет. Ты ответила на вопрос, где феи нет, - ответили из-за дерева. - Не думай, что ты умнее металла.
     Ответить из-за дерева Эльза не могла. Потому она ответила с пенька:
     - Мой ответ вам не обязательно должен понравиться. Однако же он ответ. И он не вопрос, в отличие от вашего. Кроме того, ответ, где феи нет, - тот же самый ответ, где фея есть. Фея - где-то, но не здесь.
     - Как ты думаешь, убежишь ли ты с такой ногой? - фыркнули ей в ответ.
     - Думаете, мне понадобится другая нога? - Эльза не фыркала. Она была слишком воспитанная.
     - Так вот... давай договоримся. Ты мне ответишь - будет у тебя две ноги, не ответишь - будет ни одной, - ответил женский голос. - Ты же хочешь вылечиться?
     - Кто же не хочет? - Эльза даже плечами пожала.
     - Скажи мне, где фея, и я вылечу тебе ногу, - ответил голос. - Давай. Решение ведь простое.
     Вся ситуация напоминала другую ситуацию, когда головорез такой: «Кошелёк или жизнь!» А честный труженик: «Милый, денег нет!» А головорез опять: «Кошелёк или жизнь!» Абсурдная она - эта ситуация. С разницей - деньги-то в доме. То есть фея. Фейка в домике, а домик в деревне. Матрёшка.
     - Понимаете, это не так просто - сказать вам, где фея. Если я, допустим, скажу, где я её бросила, где её в последний раз видела - это зачтётся?
     - Посмотрим, - ответила незримая собеседница. - Но будь внимательна. Я не гоблин. Меня не так просто обмануть. А злопамятности у меня больше - я записываю все долги.
     Эльзе ответили - а Эльза взяла да ответила:
     - Видите тайное и воздаёте явно, да? И всё по справедливости?
     За деревом усмехнулись:
     - Ну да, можно сказать, что по справедливости.
     - В таком случае я не смогу сказать вам, где находится фея. Не скажу даже, куда отпустила. Видите ли, Бог - он тоже видит тайное и тоже воздаёт явно. По справедливости. Как-то не по-божески получится выдавать кого-то, кто тебе доверился. Получится обман. Знаете историю про Содом и ангелов?
     Если верить тётке, местные жители уважали храмы: и христианский, и второй. Наверное, в бога верили. Негга, которая сказочная нечисть, от предложения сходить в церковь пришла в ужас. Короче, что-то в этом было (если не учитывать отношение настоящих христиан к язычеству). Хотя Эльза, принимая решение, вовсе не религиозными соображениями руководствовалась. Попросту непорядочно вот так, сразу, без предупреждения натравливать неведому зверушку на кого бы то ни было.
     - Ну... тогда прощайся со второй ногой, - ответила незнакомка. - Не бойся, я дам тебе монетку на лечение.
     Эльза только плечами пожала. Да, несправедливые вещи ей говорят - тем же отвечать не комильфо. Вот она и не ответила. Попробовала пошевелить ногой - встать всё-таки надо.
     Однако встать она не успела. Только ногой пошевелить. Какая-то бело-зелёная молния мелькнула от дерева. Что это? Лепрекон? Или... скорее лепрекошка. Явно без бороды. Рыжая. Это всё, что успела разглядеть Эльза, прежде чем создание залетело за спину и огрело её по голове чем-то тяжёлым. Наверное, башмаком. Лепреконы же башмачники, рассудила она перед тем, как отрубиться.

Глава 21. В поисках Эльзы

     Питеру оставалось только идти вперёд. Следы искать он и не пытался - не умел. Лолиту он нашёл у каких-то кустов. Девочка сидела на корточках и старательно копалась палочкой в пожухлой листве, словно бы надеясь найти ещё одного экскрента.
     - Кхм-кхм, - обозначил своё присутствие Питер. - А эти... недородки - откуда они берутся?
     - Их делают, - пояснила Лолита. - Кто именно - не знаю. И это плохо. Значит, появился неучтённый маг в городе.
     - Ох, ясно, - решил отложить этот вопрос Питер, ничего на самом деле не понявший. - Ты ещё что-то уточнить хотела?
     - Почти... - она аккуратно отвела в сторону пару листиков и Питер сумел разглядеть в тени деревьев то, что изучала Лола. Это была пожухлая листва. - Кажется, кто-то использовал экскрентов, чтобы следить за лесом... но я не верю, что он всех их на руках пронёс...
     «Ох-хо... надо бы после всего проверить фейку», - подумал Карф. Однако вслух он сказал другое:
     - Наверное, у него должно быть немало подручных.
     - И хотелось бы мне знать, кто из лесных ему помогает, - злобно фыркнула она. - Неужто таурены?
     - Эм, кто? - осторожно поинтересовался Питер.
     - Мужикотавры, - пояснила Лола.
     - Эм... притворюсь, что понял... - решил не развивать этот вопрос парень.
     - В любом случае экскрента нет. Если что-то интересное происходило, то где-то здесь. - Она огляделась по сторонам. - Ступай аккуратно, не затопчи следы. Уходим отсюда.
     - Хорошо, - постарался следовать рекомендации Питер.
     - Вы ведь это место искали, да? - спросила она.
     Девочка оказалась права. Похоже, они проходили это место на обратном пути и где-то тут дрались с гоблином.
     - Да... кажется. Тут мы столкнулись с гоблином, - подтвердил Питер.
     - О чём вы говорили, когда столкнулись с ним? - спросила девочка, внимательно... очень внимательно глядя в глаза Питеру.
     - Ни о чём, - ответ был честный. Как-то не до разговоров было, когда они бежали от гоблина... ну и долгие хождения по лесу с неразговорчивой родственницей к проникновенным беседам не располагали.
     - Гоблин не стал бы нападать просто так, - девочка выглядела серьёзной. - У него был повод. Что-то в ваших разговорах? Что-то у вас в карманах? Что-то... у вас в крови? Кто-то из вас принадлежал к древнему колдовскому роду? Может, были странные легенды? Слухи? Сплетни?
     - Эм, нет... не ходили никакие слухи, - осторожно сообщил Питер, заодно припоминая. Нет, это бред, и если кто-то из предков или родственников являлся последователем Мерлина, то Карф был бы последним, кому это сообщали. - Мы углубились в лес... может, обсуждали, что там видели в небе... я упомянул, что мне показалось, что у звёзд... ну, на фей похожи были. Руки-ноги метеоритам не положены... может, от этого среагировал?
     - Мог, - кивнула Лола. - Гоблины сообразительны, но глупы... в принципе, это логично, иначе они бы правили землёй, а не люди. И он, значит, ничего не говорил, да?
     - Мне было не до того, чтобы разбирать, говорил он или нет. Но потом нападал молча, - честно ответил Питер.
     Ну, когда он уходил, то Икки не пытался общаться, разве что после ранения пообещал им неприятности.
     - Ладно... я окружу ваш дом защитным кругом, чтобы не было никаких проблем. Мелочь его не проломит, если только вы сами не пригласите её в дом, - сказала Лола.
     - Э... спасибо, - только и произнёс Питер.
     После паузы он не удержался от ещё одного вопроса:
     - Ты... всегда во всём этом? Странном?
     Лола удивлённо оглядела свою одежду, а потом снова подняла взгляд на собеседника.
     - Я про фей, недородков, мужикотавров и прочих, - уточнил Питер. - Ты всегда про всё это знала?
     - Я же Спринг, - уверенно кивнула она. - Разумеется, знала всегда!
     - Хм... понятно, - ответил Питер и решил забросить ещё вопрос. Нет, не главный интересующий. - А для круга что потребуется сделать? Ну, помочь что или рассказать, или ты всё сама делаешь?
     - Иголок нужно побольше, - ответила Лолита. - Желательно из нержавейки или драгоценных металлов.
     - Так... ещё что-то? Ну, и какого количества достаточно будет? - уточнил Питер.
     - Нужно по одной иголке на каждую дверь, окно и калитку, - ответила Лолита. - Сам считай.
     - Хм, ясно, - сказал Питер. Чуть погодя перешёл к главному: - И... мне кажется или что-то важное тогда на небе происходило? Ну, насколько всё там так важно?
     - Я не могу знать, что происходило в небе... но знаю, кто будет это хорошо знать, - кивнула Лола. - Есть существа, очень любящие глазеть в небеса.
     - И кто это? - задумался Питер.
     Был один момент... с телескопом. Неужели его попросит или она о каких-то других чудесатостях говорит?
     - Не стоит смертному знать всех тайн этого леса, - Лолита покачала головой. - Ты и так знаешь больше, чем следует.
     - Ну не знаю... попробую об этом не задумываться и спать спокойно, пока можно, - хмыкнул Питер.
     - И не стоит... всё равно тот, кто нарушил законы этого мира, долго не проживёт, - успокоила его девочка.
     - А что за законы? - поинтересовался Питер.
     - Не трогать маглов, пока они не трогают вас, - ответила Лолита. - То есть никто не имеет права напасть на магла, пока тот, скажем, не забрал золото лепрекона. И то это не всегда поможет избежать моего гнева.
     Питер счёл за разумное промолчать. Как минимум девочка на короткой ноге с феями... может и обычных попросить «пошутить», и постарше - об услуге. Мелкой.
     - А кроме... кхм, мне рассказывали легенду про Три Дома. С кем тоже лучше реже связываться? - полюбопытствовал Карф.
     - Со всеми, - ответила Лолита. - Живи как жил. Спорить с любым из Домов - себе дороже.
     - Хм. Ясно, - только и произнёс Питер.
     - Ну всё, можешь идти по своим делам, - сказала девочка. - Дальше уже зрелище не для ушей магла. И не для глаз. И не для носа, если уж на то пошло.
     Парень просто последовал её совету. Оставалось только найти родственников - и можно уходить.
     * * *
     Через некоторое время он нашёл одного родственника... точнее, одну туфлю от него. Кузина... она что... решила бросить туфлю, подобно Золушке, и убежать? В смысле... ухромать?
     - Что?.. - юноша недоумённо посмотрел на туфлю без пары и без законной хозяйки. Подойдя поближе, Питер нагнулся за предметом и растерянно огляделся вокруг. В то, что сестрица могла её забыть, не верилось - вокруг лес, даже в носках не особо приятно ходить.
     Как ни странно, но вокруг ничего толком не было. Хотя... если приглядеться, можно было бы увидеть нечто, похожее на следы волокуши.
     - Лола, тут... - Питер покачал головой. - А, не... попробую сам пойти.
     Лолы всё равно не было в пределах прямой слышимости. Питер двинулся по следам волокуши, которые... довольно скоро уткнулись в кусты, под которыми волокушу протащили, но сквозь них Питеру прорваться было бы тяжело... понятно - тот, кто волок тело, был низеньким. Слишком низеньким.
     - Нет... только не гоблины... - прошептал Карф. Проследить дорогу он всё-таки попробовал, обойдя кустарник, но почему-то не сильно надеялся.
     Очень скоро следы привели к корням деревьев... и ушли прямиком под корни одного из них.
     - Э-э-э? - услышал Питер протяжный женский голосок. - Кто тут у нас рыщется?
     - Э, по следу иду, добрая соседка, - вспомнил кое-какое обращение Питер и постарался разглядеть, кто это с ним решил заговорить.
     - По следу идёшь? И зачем тебе это? По следу какого животного? - в голосе слышалось меньше грубости и вызова. Обращение оказалось грамотным ходом.
     - По следу волокуши иду, добрая соседка. А у начала следа туфлю нашёл без пары. Сестра моя такую вот носила... так что на волокуше её несли, скорей всего. Добрая соседка, не видела ли, не волок ли кто мою сестру на волокуше? - объяснил ситуацию Питер.
     Было подозрение... но кто знает, может, там наподобие многоквартирного дома было, под деревом? Или вовсе через то дерево, м-м, проездом тащили...
     - Она похитила моё золото, - отозвалась соседка.
     - Когда и как это случилось, добрая соседка? И... как тебя зовут? - уточнил Питер. Были у него сомнения во всём этом. Большие сомнения.
     - Когда она шла из лесу, - ответила соседка, решив избежать называния своего имени. - Она подняла золото с земли.
     - Так... а почему твоё - твоё же? - золото оказалось на земле, а не под землёй? Ты же под деревом живёшь? - поинтересовался Питер.
     - Откуда у меня золото берётся, думаешь? - проворчала соседка. - Я работаю. А это значит, что моё золото не материализуется у меня в горшочке. Я его зарабатываю и приношу домой.
     - Ну, если сразу в руки не дают... а ты разве не показывалась на глаза моей сестре и не говорила ли ей при встрече, что это твоё честно заработанное золото? Уверен, она бы прислушалась к этому и вернула бы золото.
     - Она сказала, что это она его нашла и её это не волнует. «Что упало, то пропало», - собеседница начала злиться.
     - Именно так? - вздохнул Питер. Эх, сестра-сестра, как так получилось, а? - Она жива?
     - Да, - ответила невидимка. - Что я, чудовище, что ли, какое - убивать?
     - Спит или без сознания, да? - уточнил очевидное Питер. - Добрая соседка, скажи, при каких условиях ты согласна отпустить мою сестру живой, здоровой... э-э, какой к тебе попала, и в здравом уме?
     - Знаешь... мне кажется, она никогда не была в здравом уме... так вот, ты что-нибудь знаешь про фею? - уточнила соседка.
     - Эм... пока что я могу предположить, что феи существуют, как и прочий волшебный народец, - вздохнул Питер. - Не в обиду сказано... просто... впервые... хм, слышу лепрекона... так?
     - Я про конкретную фею, - шикнула лепрекон. - Про ту, что падала с небес.

Глава 22. Поймать лепрекона

     Однако... Всем нужна упавшая с небес маленькая фейка.
     - М-м... возможно, могу что-то знать, - уклончиво ответил Питер.
     - Быть может, я могла бы поменяться, - ответила лепрекон. - Если меня снова не будут пытаться обмануть.
     - Снова? - попробовал уточнить Питер. Если поймали на недомолвках его...
     - Вы, люди, часто пытаетесь обмануть лепрекона, - сказала собеседница после короткой паузы. - У вас это что-то вроде подвига.
     - Понятно, - ответил Питер. - Как тебя звать, чтобы я точно знал, что буду говорить с тем же лепреконом, что и сейчас? - поинтересовался Карф напоследок.
     - Луиза, - последовал ответ.
     - Хм... - после паузы студент продолжил. - Зови меня Питер.
     - Итак... Питер, тут недавно падала фея, - начала Луиза и тут же сделала паузу.
     - Так... ты хочешь поменять мою живую и здоровую сестру на информацию об упавшей фее? - уточнил условия назревающего договора Питер.
     - Да, - ответила она. - На правдивую информацию. Это важно. Ты же тоже не иллюзию сестры получить хочешь?
     - Тут все что-то фею ищут... чего особенного-то? - вздохнул напоследок Питер.
     Был ещё... м-м, способ полуоплаты долга - показать место падения...
     - Вот видишь? Ничего особенного, все фею ищут, - обрадовалась собеседница.
     - Это для тебя ничего особенного... но зачем каждому встречному в этом лесу фея? - уточнил Питер.
     - Надо... - ответила лепрекон. - У многих есть вопросы к феям, которые не любят другим житья давать. Например, они не всегда платят за туфельки. А ведь они стаптывают их всего за ночь танца.
     - Это из чего они туфли просят сделать или что там на танцах творится? - удивился Карф. Нет, он читал, что тот глупец, который согласится потанцевать с феей, потом несколько дней с кровати встать не может, если вообще в своё время возвращается, но... В общем, услышать из первых уст было бы интересно.
     А ещё может выйти так, под радаром, суметь вытащить из Луизы что-нибудь о феях. Может, она знает что-то про его знакомую?
     - Кто из чего. Лучшие туфли, разумеется, алмазные, но таких денег почти ни у кого нет, поэтому чаще делаю из кожи или дерева, а феи их за время своих танцев легко стаптывают. Хотя казалось бы... они же танцуют в полёте? - кажется, эта тема увлекла лепреконшу и она теряла бдительность.
     - А тебя когда-нибудь просили стоптанные починить? Или ты их видела? Может, там кроме... ну, следы от ожогов или прочей магии не находились? - поинтересовался студент.
     Хотя... было предположение о трении воздуха, ну и недавняя магик-капоэйра, которую Питер смог увидеть в телескоп, заставляли задуматься на тему причины быстрого износа танцевальной обуви у фей.
     Ну и... раз уж так... Карф прикинул, где примерно находилась Луиза, которую Карф пока не видел.
     - Некоторые просят починить... но это уже не чинябельно, - ответила она. - Проще новые пошить. И дешевле.
     - Однако... - протянул Питер, пытаясь сориентироваться, где находится лепреконша. - А к тебе часто феи приходят за новыми туфлями? Или ещё кому обувь делаешь?
     - Феи чаще всего, - ответила она. - Когда-то, помню, один раз я делала обувь человеку. Уверена, девочка так и не стоптала те сапожки.
     Кажется, Питер догадывался, как зовут ту девочку... Хотя со Спринг могло быть всё не настолько очевидно.
     - А какие феи у тебя обувь заказывали? - последний вопрос. После...
     Ну, лезть под дерево без гарантий было бы очень глупым поступком. Что-то про магию Питер помнил... ну уж точно личный золотой запас лепреконши был рядом с ней. А если... что ж. Придётся думать, как тут быть дальше. Родственницу вытащить сейчас он не сможет. Но попытается. Немного позже.
     - Какие только не пытались заказать. Наверное, все феи так или иначе пытались заполучить себе башмачки, - ответила она.
     Судя по голосу, лепреконша окончательно потеряла внимательность. Наверное, стоит попытаться, раз уж удалось совсем заболтать. Но возможно, она знает про Неггу хоть что-то? Так... как бы лучше спросить?..
     - А... хм, из высоких представителей... ну, вроде как богатых или как у них там - у тебя кто-нибудь башмачки заказывал? - попробовал разузнать Питер. Однако что-то он не особенно надеялся. Так что он начал медленно готовиться к рывку.
     - Ясное дело, - ответила она. - Каждый день делаю башмачки. Они платят честно. Только работать приходится много.
     Последние слова были сказаны с весьма заметной ноткой ворчания.
     Так... ещё отвлечь.
     - А кроме фей кто ещё обращается?
     Теперь уже точно последний вопрос. Для отвлечения. Пусть начнёт говорить и... надо попытаться. Хотя бы для очистки совести. Но вначале пусть Луиза заговорит и чуть отвлечётся. Так шанс на полдюйма увеличится.
     - Да все порой. Даже гоблины... но, кроме короля гоблинов, и некому заплатить мне достаточно. А он, к сожалению, не стаптывает свои башмаки так быстро, - она хмыкнула. - В итоге феи - выгодные, хоть и капризные клиенты.
     - Король гоблинов? - переспросил Питер.
     Пора было переходить к манёврам. Для начала пройти к тому самому дереву, за которым и раздавался голос.
     - Ну да, он заказал себе тяжёлые боевые сапоги, - голос приближался по мере приближения к дереву, однако самого Питера пока никто не окликнул. Лепреконша, прямо как в легендах, потеряла бдительность. - Оно и понятно: воевать-то хочется в хороших качественных сапогах, чтобы не натирало ничего и чтобы от крови вид не портился.
     - Король гоблинов? И здесь?.. - удивился Питер. - Хотя... где же ещё? И с кем он воюет-то? С феями?
     Под прикрытием разговора Питер аккуратно приближался к тому самому дереву. Так, Луиза, ты где прячешься?
     И вот, он был уже у самого дерева. Один рывок - и он будет уже за ним.
     - Понятия не имею. Я не лезу в политику... но с Морганой, насколько я знаю, он не рискует связываться, - ответила собеседница.
     - С Морганой? - переспросил Питер, делая осторожный шаг. - М-м... а кроме гоблинов кто ещё из... ну, им подобных по статусу живёт?
     Впрочем, это были не очень важные вопросы. Он собирался просто сделать два лишних шажка и под прикрытием болтовни Луизы сделать рывок с мысленной просьбой «Помоги!», обращённой к небесам. Нужно было действовать быстро и поймать лепреконшу раньше, чем та что-нибудь выкинет, возражая против такого поворота событий. Её можно было понять, но сестру надо вызволять. Кровь - не вода.
     Он уже увидел кусочек зелёной одежды.
     - Ну да, Морганой. Она корол.... а-а-а-ай!!!
     В руке у Питера оказалось нечто размером до пояса. Это «нечто» крайне напоминало весьма соблазнительную женщину.
     - А ну, отпусти меня! - задёргалось нечто.
 []
     
     Луиза (настоящее имя: Изольда):Прекрасная рыжая веснушчатая особа... ростом до пояса. Все пропорции, впрочем, почти стандартные, потому отторжения не вызывает. Жадная, жестокая, расчётливая и горделивая лепреконша. Объяснение того, почему фэйри считали злыми.
     - Поймал! - не мог не порадоваться своему достижению Питер.
     Ну, конечно, поймать лепрекона - большая удача... только вот, вспоминая про правило «не входить без разрешения», вряд ли она желания исполнять будет или золото отдаст. Да ему бы только сестру вернуть, золото-то ничего не принесёт хорошего. А учитывая с желаниями...
     Короче говоря, доставать Эльзу из-под земли придётся самому, и Луиза при этом будет сильно против, так что лепреконшу придётся обезвредить и связать. Так, сначала развить захват, чтобы не выкрутилась и не выкинула чего. Например, ножом бы не ударила.
     - Сестру верни! - прошипел Питер, заламывая противнице руки. А ещё он припоминал про магию, так что если будет что-то непонятное, то лучше ей сразу рот заткнуть. Желательно по методу покойного Икки.
     И ещё: чем бы связать? Вопрос... К сожалению, выбор был не особо богатый. Не ветками же деревьев... хотя можно было бы посмеяться и повесить её воротом на ветку.
     - Да под корнями она дерева, - разозлилась лепреконша. - Пусти меня, ты, грязная обезьяна!
     - Очень очевидно, - фыркнул Питер и стал задумчивым.
     Ну, поймал он Луизу, и что дальше? Верёвки с собой нет. Впрочем, был другой выход, но карлица такое не простит. Хотя и саму поимку тоже долго будет помнить... дилемма. Хотя он и так-то... не впервой, что ли.
     - И чем ты гарантируешь, что ты не будешь мне мешать, пока я буду освобождать свою сестру? - поинтересовался молодой герой, заодно припоминая какую-нибудь клятву. Хм, может, стоит потребовать Луизу поклясться именем Морганы в том, что она не будет ему мешать освобождать Эльзу?
     - Договор, - ответила Луиза. - Все знают, что фэйри серьёзно относятся к договорам.
     - Договор, значит... - задумчиво произнёс человек. По легендам многое сходится, фэйри к своим словам относились всегда весьма серьёзно. - Что ж. Значит, договор будет таким: я отпущу тебя и не буду подвешивать тебя на дереве и брать твоё золото, ты же позволишь мне забрать мою сестру, всё, что на ней, и не будешь препятствовать мне в этом ни словом, ни действием, и так же не будешь мешать мне с сестрой покинуть лес ни словом, ни действием, ни подговариванием кого или чего-либо помешать нам спокойно уйти в город.
     Кажется, всё предусмотрел. Наверное. Вытащить сестру и уйти с ней, не опасаясь мести Луизы, на этот раз Питер сможет, а вот дальше... впрочем, ей во второй раз может не так повезти - он-то здоров, в отличие от родственницы. В крайнем случае...
     Что-то он на Лолу стал надеяться слишком много. Ну, не поверить девочке было сложно, когда сам навидался народца различной степени малости, но всё же... Ладно, потом он у Негги про всё спросит.
     - Хорошо... договорились, - Луиза согласилась торопливо, но, кажется, сама она испытывала к Питеру меньшее доверие, чем он к ней. По крайней мере она явно собиралась серьёзно следить за тем, как он выполнит свою часть сделки... фэйри не нарушат договор, пока человек не сделает это первым.
     - Договорились, - кивнул Питер и отпустил рыжую представительницу малого народца.

Глава 23. Английская королева и рептилоиды

     У Эльзы было чувство. Очень знакомое для цивилизованного человека чувство. Когда хочется проснуться, а не можется. И человек засыпает обратно. На самом деле оно так не с одним просыпанием случается. Хотеть изучать умную дисциплину «Die theoretische Physik» цивилизант хочет. Но не может. Головой не вышел. Выход один - голову качать, головой упражняться. Вот и Эльза раскачивалась, раскачивалась, раскачивалась - да как проснулась! Голова, правда, болела. Ну а что? Нормально. Если тело после тренировки болит - хорошо же. Все каратисты знают. С другой стороны, иногда можно что-нибудь сломать...
     Она открыла глаза. Было темно. Тело, судя по всему, лежало в скрюченной позе. Единственный источник света был где-то за спиной, из-за чего Эльза могла видеть только свою тень на древесной стене... и, кажется, где-то вдалеке звучали голоса, вот только она не могла крикнуть в ответ, так как во рту был кляп.
     Какой-нибудь человек - даже решительный и упорный - сдался бы, оказавшись на месте Эльзы. Действительно! Темно. Кляп во рту. Зачем дёргаться? Но Эльза была не какая-нибудь, а необычная - очень решительная и очень упрямая. Перед ней подобных бессмысленных вопросов просто не возникало. Надо - значит надо. Первым делом следовало проверить, что там с руками. Связаны ли, сломаны ли. А вдруг отвалились?
     Руки? Связаны. Но спереди. В районе живота. Довольно мягкой лентой. Ноги? Тоже связаны. В щиколотках. Так же - лентой.
     То, что лента мягкая, ещё ничего о ленте не говорит. Кроме того, что лента мягкая. То есть лента может быть из капрона, из шёлка - поди разорви! Эльза и попробовала. Сначала выскользнуть из ленты, а если не получится - разорвать.
     Выскользнуть не получалось, однако дело это было не совсем уж без прогресса. Наверное, если подольше повозиться, что-то получится. А вот разорвать путы у Эльзы не получалось. Эльза же не Супермен. Она, скорей, Чудо-Женщина. А у Чудо-Женщины огромна уязвимость перед путами.
     Хотя нет. Девушка, если уж на то пошло. Чудо-Девушка. Или даже девочка. Потому что до женщины Эльзе расти и расти... Или деградировать, если верно, что взрослый - это такой испортившийся ребёнок. Ребёнок с вышедшим сроком годности. Эльза не была испорченной девушкой. Испорченной девочкой...
     Нет, не девочка. Эльза была как трактор. Или комета. Она завидела цель - и устремилась! Выпутаться, выскользнуть, выловчить...
     Два голоса. Оба знакомые. Сложно разобрать, что говорят, однако... это точно были лепреконша и кузен. Зато ей удалось почти выпутать первую фалангу большого пальца левой руки.
     Хорошо, что точно. Впрочем, на линию поведения Эльзы это повлиять было не должно. За цифрой «один» следует цифра «два», потом «три», «четыре»... До «девять». А «десять» уже не цифра, «десять» - число. Если мы сохраняем верность десятичной системе, разумеется.
     Вот только дальше проблемы оставались. Ну да, одна фаланга высвободилась... а вот вторая - ни в какую. Прямо самым кончиком фаланги цепляется и никак не может выбраться. Даже податливость ткани не помогает... может, если бы кто-то оттянул ткань сильнее?
     Ну, если бы Эльза была не одна, если бы здесь было две Эльзы - тогда да, тогда конечно. К сожалению, Эльза - уникальная девочка. Одна-единственная на свете. Пытаться, пытаться и пытаться!
     Она поняла, что если продолжать в том же духе, то вполне получится освободить руку... если вырвать палец из сустава. Большой. Будет больно, но зато потом получится вытащить его. А за ним и всю левую руку.
     Эльза спросила своё внутреннее «я», что же ей в таком случае делать. Всегда есть выход. Ну... с руками она другого выхода и не видела. Либо кто-то поможет держать ткань, пока она вытаскивает палец, либо палец выдирать из сустава. А ведь времени было не очень много - того и гляди, голоса замолчат.
     Свои пальцы Эльза любила. Пальцы её тоже не ненавидели (как могут ненавидеть пальцы?) Поэтому Эльза решила ждать. Ждать у моря погоды. Или новых ценных мыслей.
     Ну, мысли - они такие. Сами не ходят. Их надо звать. И звать по имени. У каждой мысли своё имя. Вот мысль про палец не пришла бы, если бы Эльза не думала бы о пальцах. Вот такие они - мысли. Людей много - мыслей мало. И мысли не успевают ко всем.
     Хотя то, что мыслей меньше, чем людей - это пессимистическая точка зрения. Точка зрения какой-нибудь английской королевы. Но Эльза была не английская королева - она уважала и мысли, и людей. И себя тоже уважала. А английскую королеву не уважала. За снобизм. Во Франции королевам вообще головы отрезали, да-а! Так вот, мозговой штурм продолжился.
     И Эльза пришла к выводу, что королевы - это вообще плохо. не зря же их так мало осталось в мире. Их заменили жёны президентов. Выходцы из простого народа. Или жидомасонов и рептилоидов. Раньше Эльза не поверила бы в рептилоидов, но ведь если есть феи, то почему не может быть рептилоидов? Или фей-рептилоидов?
     * * *
     Питеру оставалось вернуться к корням дерева и оценить, где и как лучше браться за откапывание сестры. Ну и камень какой или ещё что твёрдое присмотреть - всё одно лучше, чем просто руками копать.
     Да, в принципе, как оказалось, копать особо и не надо было. Надо было просто лечь на пузо и проползти под корнями. Углубление было, пусть и выглядело естественно. Питер так и сделал, но камень на всякий случай поискал.
     Пролезть он вполне мог. Внутри было очень просторно, кстати, хоть и темно. Это был огромный чёрный провал. Вот только беда... протиснуться туда можно было, только проползя на пузе, а опоры прямо под деревом точно и не было.
     Н-да... Ладно. Обратно выползет как-нибудь. А сейчас...
     - Сестра, ты где? Скажи что-нибудь! - крикнул Питер. Вот где хоть какой-то отклик будет, туда ему и надо. А с опорой... если сейчас - вниз, то надо нашарить на стенках и потолке что-нибудь, за что можно ухватиться.
     Отклика не было. Не было даже эха. Последнее неудивительно - вряд ли эта пещерка НАСТОЛЬКО огромная.
     - У неё рот завязан, - фыркнула лепреконша.
     Питер молча двинулся вперёд. Его сестра была где-то тут, осталось только её найти. Ну и опору тоже.
     Опоры всё ещё не было, а он уже был сильно внутри. Опирался, можно сказать, только бёдрами. Ещё чуть-чуть - и, того гляди, свалится. Ох, тут бы фонарик или спички пригодились... он случайно ничего в куртке из этого не оставил? Фонарик - точно нет...
     Ладно, раз зацепиться не за что (и потолка тоже нет!)... хм, у него же с собой камень? Вот и можно его уронить, проверить глубину. Если небольшая, то можно смело лезть вперёд.
     Глубина была, судя по отзвуку, около полутора метров. Весьма много, если падать головой вперёд... Вот теперь хоть обратно лезь, чтобы всё сделать правильно. Хотя если аккуратно и потихоньку, то он руками до дна достанет куда быстрее, чем начнёт неконтролируемое и небезопасное падение.
     Питер решил остановиться на втором варианте действий: руки вперёд и вниз, и аккуратно. Нет, он не акробат, но от травмы может так и уберечься. И он заскользил... всё, теперь пути назад не было. Он падал. Руки коснулись дна и ожидаемо подогнулись, однако падение не было травматичным. Просто неуклюжим.
     - Кхух! - охнул Питер.
     Ладно, это пустяк, теперь подобраться, встать на коленки и осмотреться. Впрочем, ожидалась лишь темнота, так что придётся ориентироваться на ощупь. Хотя...
     - Луиза, не подсветишь? Твоё же вроде тут, а мне не очень видно! И тебе потом меньше убираться будет, если что тут расставляла! - попробовал попросить о свете одну лепреконшу Карф. Впрочем, не подсветит - придётся идти на ощупь.
     - Да ты же вроде как на неё должен был упасть... - она заглянула внутрь и икнула. - Похитили!!!

Глава 24. Похищение у похитительницы

     - Свет... Подсвети, я должен сам увидеть, - севшим голосом попросил Питер.
     В руке лепрекона возникла золотая бляшка, которая загорелась тусклым жёлтым светом, достаточным, чтобы Питер понял, что находится в какой-то паутине пещер и тоннелей. Сами тоннели, правда, были маленькими. Даже его новая знакомая иногда была бы вынуждена пригибаться.
     - Так... и кто мог её похитить... ещё раз... и для чего? - спросил Питер у Луизы.
     Заодно студент осмотрел пещерку в поисках следов. Нет, сломя голову... да и не получится в силу тесноты, но иметь представление стоит. А если всё произошло недавно... был шанс по свежим следам догнать... Нет, всё-таки он мог бы и попробовать погнаться.
     - Наверняка чтобы мне насолить, - злобно шикнула Луиза. - Лови.
     Реакции бедного парня никто не дожидался. Лепреконша сразу же прыгнула вниз. Что-либо подумать Карф не успел. Как джентльмен и просто хороший человек, Питер постарался поймать девушку. Пусть и такую маленькую...
     Оставалось только аккуратно спустить вниз. Благо лепреконша была очень лёгенькой, так что это было несложно. Она опустилась на землю и огляделась. В этом вопросе ей помог тусклый свет, который излучал поднявшийся в воздух четырёхлистный клевер. Тусклого зелёного света было достаточно, чтобы можно было ориентироваться в пространстве.
     - Так... вот этот тоннель явно копался изнутри... а тот - снаружи. Нам туда, - она показала на тот, что копался «снаружи».
     - Понятно, - кивнул Питер, взглянув на указанный тоннель. - Только я буду, эм, идти следом - не вмещаюсь и, если впереди, буду тормозить куда больше.
     - Да-да, я так и поняла, - вздохнула она. - Угораздило же их украсть её именно сейчас!
     Она злобно рыкнула и стукнула кулачком в стенку, после чего быстрым шагом направилась по коридору.
     - Гоблины? - только и поинтересовался Карф.
     На большее не рассчитывал, да и ему болтать - ещё больше отставать. Так что в дальнейшем человек полз молча.
     - Думаю... нет, - покачала она головой. - Скорее гномы.
     «Хоть какая-то хорошая новость», - мелькнула мысль. Перед гномами никаких трений со стороны родственников не было. Точно не до кровной мести за убитого. Впрочем... наверняка у этого народа фэйри было родное волшебство. Ну и ещё что-нибудь. Вот об этом Питер и постарался вспомнить во время передвижения. Любые мелочи могут помочь. Как и с недавней поимкой лепреконши.
     Ну... вся проблема в том, что современная культура уже жёстко извратила сказки. Ему, например, почему-то упорно вспоминалась Белоснежка с семью персонализированными диснеевскими версиями гномов, да толкиновский вариант. Видимо, легенды о конкретно гномах Питеру в своё время не попадались. Или были надёжно погребены под массивом других книг.
     Парню оставалось только молча ползти следом за Луизой. Очень скоро тоннель разделился на два.
     - Вот же... дряни... и что? Без крота теперь никак? - шикнула Луиза.
     - Что здесь? - осмотрелся Питер.
     Вряд ли проблема в небольших размерах - сестру должны были как-то протащить через эти тоннели, а она совсем не Негга, места занимает куда больше.
     - Развилка, а толковых следов нет, - ответила она. - Придётся идти наугад... ты хорош в пытках?
     - З-зачем? - опешил человек. - Б-без эт-того нельзя?!
     Она развела руками:
     - Думаю, что нет. Гномы знают, что лучше не сознаваться - так безопасней.
     - Ох-х... тут вообще следов нет? - вздохнул Питер. - Если нет, то нам направо. Или спросим, если...
     Ему хотелось махнуть рукой, но в такой тесноте это нелегко сделать.
     - Я ничего не нашла, - ответила она, после чего послушно пошла направо.
     Питер тоже свернул направо... пополз, точнее. Может, угадал так... или найдётся кто-то, кто может уточнить.
     Это путешествие было долгим. Очень долгим. Порядка минут пяти под землёй... Питеру уже стало хотеться проломить потолок головой и начать дышать нормальным, а не спёртым воздухом. Вот так и начинаешь сочувствовать шахтёрам. Тем не менее Питер продолжал ползти, хотя дышать стал немного реже обычного.
     Наконец он увидел впереди пещеру. В смысле, разветвление того канала, по которому он полз и в котором были собственные источники света. Расширение канала было так себе. Питер мог стоять только согнувшись... и смотреть со своей точки зрения на забор себе по пояс, созданный из камня.
     - Эй, а это ещё кто?! - возмутился кто-то из-за забора.
     - Здравствуйте, добрые соседи, - просто поздоровался с существами из-за забора Питер.
     Дальше... может, Луиза что скажет, как местная? Да и... кажется, здесь сестру могли не протащить. Если только ворот не было.
     - Добрые, добрые, - проворчали из-за забора. - Кто это?
     - Владелец спёртого имущества, - возмутилась Луиза. - Вам обувь ваша не натирает?
     - Зовите меня... эм, Гарри, - решил назвать другое имя Питер. - Мы по поводу пропажи... кстати, а вы кто будете?
     - Привратник я, - пробубнил гном. - Нет тут никакой пропажи.
     - Тогда я разрываю с вами отношения, - лепреконша демонстративно отряхнула руки.
     - Что-а? - глаза гномика, казалось, сейчас вылезут из орбит... какие же они лупоглазые, а?! И лопоухие! Само собой - постоянно в темноте. Но выглядит отталкивающе.
     - Может, тогда правду скажете? И вы назвали только должность, а не имя, - добавил Питер.
     - Что значит разрываешь отношения? - возмутился гном, попросту проигнорировав парня.
     - А то, - ответила лепреконша. - Не будет у вас новой обуви. Вы меня ограбили!
     Питер в этот раз промолчал, только посмотрел в спину рыжей довольно непонятно. То ли возмущён, то ли зол, то ли ещё что-то. Хотя учитывая предыдущий пассаж про «имущество», возмущён.
     - Ничего подобного! - возмутился привратник.
     - Ну, следы ведут к вам. Теперь докажите, что это не вы, либо верните имущество, иначе никакой обуви, будете босые ноги в кровь об острые куски камней разбивать, - тем не менее, линия поведения лепреконши становилась понятна.
     - На вашем месте я бы вернул, - подтвердил Питер. - Иначе не только с ней проблем не оберётесь.
     - Нам... нам нужно время, чтобы выяснить, кто это мог быть. Но король будет недоволен, - пригрозил привратник.
     - Если это не произойдёт в течение трёх часов, то поводов для недовольства возникнет ещё больше, - добавил от себя Питер.
     - Ну как мы по всему лесу искать будем этого вашего похитителя? - спросил гном.
     - Это не мои проблемы, - ответила Луиза, - а ваши... Кстати, зря ты до сих пор на месте стоишь. Часики тикают.
     - Украденное... в общем, размер не маленький, так что тащил он с подручными именно в этих тоннелях, - покачал головой Питер.
     Ну да, Эльза не пушинка, из неё можно двух Луиз слепить, ну и на трёх фей останется. А гномы размером от лепреконши если и отличались, то ненамного.
     - Вы знаете, где меня искать, - фыркнула Луиза и бодро направилась назад.
     Питер молча постарался подвинуться, чтобы дать Луизе пройти, а после... стоило попробовать развернуться. Не получится - дальше придётся идти задним ходом...
     Когда он и лепреконша оказались на достаточном расстоянии от гномьей заставы, чтобы избежать подслушивания, Питер тихо спросил:
     - Тут настолько с обувью всё плохо? И почему ты представила всё как кражу собственности?
     Второй вопрос был задан громче. Ну, не вязалось такое в сознании студента.
     - Ты просто никогда не носил лепреконской обуви, - фыркнула она. - Она не чета этим тряпкам, что ты носишь на своих ногах.
     - А второй вопрос? - напомнил Питер.
     - Чтобы мне на него ответить, мне надо понять, а в чём, собственно, его суть? - ответила она.
     - Почему ты представила всё, будто у тебя украли твою собственность? - уточнил Питер. Непонятные нотки в окончании вопроса были ощутимы... Живая собственность - и его сестра?! Возмущение имело место быть.
     - Потому что так мои слова весомей, - беспечно пожала она плечами.
     - Вообще-то это живой человек, и в договоре речь шла именно про мою сестру. Прошу запомнить. И будет лишний спрос, если гномы сначала подумают про твой горшок или какой фамильный сервиз, - недовольно заявил Питер.
     И если те коротышки попробуют... В общем, сейчас Карф всё глубже и глубже увязал в этом хитросплетении.
     - Значит, вернём твою сестру и мой горшок, - фыркнула Луиза.
     Что ж, оставалось только ползти дальше, к выходу. Учитывая, что путь был знакомый, а за ними никто не следовал, через некоторое время они оказались внутри уже знакомого полого древа.
     - Возвращаться через три часа за новостями, так? - поинтересовался Питер у лепреконши.
     - М-м-м... можно, но не факт, что новости будут, - ответила она.
     - Ну да, лежащее бревно, помню, - вздохнул Питер. - Но что-то сделать или ещё как-то... простимулировать гномов, чтобы не забыли просьбу, возможно же?
     - У них уже сегодня ночью все ботинки стопчутся, - уверенно сказала она. - А когда стопчутся ботиночки, начнут ноги в кровь стаптываться.
     «Ну, не знаю, какая качественная у лепреконов обувь, но я лучше простой земной обойдусь», - подумал Питер, слушая Луизу.
     - Кстати... а зачем гномам людей похищать? - поинтересовался юноша.
     - Откуда я знаю? - фыркнула она. - Может, решили, что она очень важная, раз у меня в закромах?
     - Просто думал, что все добрые соседи друг о друге знают больше простых людей, - пожал плечами Питер.
     Пора было уходить... только место надо запомнить.
     - Где-то через три часа загляну сюда, может, что-то будет к этому времени. До свидания, - попрощался с лепреконшей Карф.
     Оставалось только возвращаться и объясняться с тётей и местной хранительницей. Но для начала... выбраться из-под дерева. Это оказалось не так-то просто. Не то чтобы Питер был слабаком, просто... просто это был совсем неухватистый край, за который надо было как-то схватиться и подтянуться.
     Проблема... Впрочем, место было достаточно просторное, так что если выпрямиться и попробовать взять хоть какой-то разбег... Ну или поискать, что можно под ноги поставить... или за что схватиться. Корни дерева... он же под ним сейчас.
     Немного покопавшись, он сумел найти места, где можно взять упор от стенок, из-за чего удалось кое-как положить грудь на край обрыва, а дальше было уже делом техники выползти червячком из западни.

Глава 25. Благодарность феи

     Немного покряхтев, Питер таки выбрался. Оставалось лишь отряхнуться, осмотреться и идти к городу. Точнее, к тому храму, где он встретил Лолу, для начала. Если там никого не будет, то домой.
     Он вдруг понял, что очень сильно устал. Очень. Очень сильно. Так уж получилось, что он сейчас больше даже не шёл, а просто плёлся. Ну значит, будет плестись. Отдохнуть можно в городе, а не в чудном лесу. Хотя делать паузы на передышку не возбранялось.
     Наконец впереди появился просвет в лесу. Знакомое строение. Лес закончился. Он вышел к дому. Ну и устал он... будто бы весь день вкалывал. Кажется, ему домой... если это точно тётин дом. А то... Ох. Рядом же ещё дворы... В общем, даже не верится, что он вышел к посёлку с такой стороны. Ну и устал, будто у гномов рудокопом был, а не просто ползал по тоннелю. С чего б так?.. Хотя если честно, то физическая культура у Карфа была самым нелюбимым предметом в школе. Да и выглядит он так, будто бы был рудокопом, а не просто лазал по тоннелям. Вопросов точно не избежать... и всё из-за феи.
     Вдох-выдох... Он это переживёт. Да и большую часть правды можно рассказать. Вполне. Пора идти, что ли?..
     Он зашёл во двор. Во дворе было пусто. У молодого человека появилась надежда, что он сможет незаметно проскользнуть в свою комнату и там привести себя в порядок. Потворствуя этой надежде, Питер постарался быть как можно незаметнее. Ну и слушать старался вовсю. Чтобы ни один писк не был незамеченным.
     Дверь открыть незаметно удалось. Налево - кухня, там кто-то был. Прямо и чуть направо - горел телевизор. А лестница - прямо и СРАЗУ направо. Значит, на лестницу. В ванную уже не пройти.
     Юноше удалось проскользнуть незамеченным. Удачно. Теперь, если он прибавит ходу, то, даже если его поспешат поприветствовать, в лучшем случае увидят только убегающие ноги. Он и прибавил. Да, конечно, та ещё новость, если вернулся без сестры, но вопросов будет ещё больше, если он во время разговора будет похож на рудокопа только что из угольной шахты.
     Кто-то шёл к выходу из комнаты дяди! Попытаться быстро проскользнуть в свою комнату? Или не рисковать и спрятаться где-то здесь, у лестницы? В коридоре или в чужой комнате? За тумбой или за занавеской?
     Питер не очень хотел объясняться насчёт своей внешности и постарался тихо проскользнуть в чужую комнату. Успел. Он едва-едва тихонько прикрыл дверь, как послышались тяжёлые шаги дяди к лестнице по коридору. Он ничего не заметил.
     Неслышно выдохнув, Питер дождался, когда дядя уйдёт, и направился в свою комнату. Там можно привести себя более-менее в порядок... Ну, что-нибудь чистое надеть. Потом можно умыться. А, да, фейку бы ещё проведать... наверняка в шкафу целый день сидеть скучно. Умыться - это нужна ванная, впрочем, в чистой одежде будет всяко проще.
     - У тебя были проблемы? - услышал он писк Негги, когда зашёл в комнату.
     - Да, были... - вздохнул Питер. Надо было проверить фейку. - Началось с разговора с Лолой, а потом пришлось сестру искать вместе с её первым похитителем... ты как, кстати? - юноша немного вымученно улыбнулся. Всё же некая ирония судьбы усматривалась.
     Фейка грустно помахала крылышками и посмотрела на них. Взлететь не удавалось.
     - Ничего... отъешься и встанешь на крыло, - попробовал подбодрить фейку Питер. - Кстати... пообщался с Лолой. Обещала поставить какой-то барьер против мелочи, нужно только железную иголку для каждого окна... От гоблинов поможет?
     Фея кивнула:
     - Да. Если иголки не выпадут, а вы не пригласите гоблинов сами.
     - Понятно... а ты слышала что-нибудь о гномах? - поинтересовался Питер.
     Негга кивнула:
     - Конечно. Они добывают блестящие камушки.
     - Понятно... - грустно вздохнул парень, мысленно поставивший крест на возможной помощи фейки в этом вопросе, но тут в голову пришла одна интересная идея. - Негга, а ты знаешь, что гномы ценят? На что они те камушки обменивают?
     Негга задумалась:
     - М-м-м... они любят технику.
     - Какую особенно? Часы им нравятся? - поинтересовался Питер.
     - Угу-угу, - кивнула Негга. - Но им больше нравится эта... елеконника.
     - Понятно... спасибо, - сказал Питер.
     Что ж, в случае чего будет что поставить на обмен. Что-то в гостинцах было из этой категории, но пока... кажется, Луиза может заставить гномов вернуть всё без бартера.
     - Ладно, сейчас переоденусь и уйду объясняться родственникам. Наверное, это час займёт. Тебе яблочко или ещё что захватить потом?
     - А грушка есть? - подняла ручку малышка.
     - Если будет, то принесу грушу, - пообещал Питер.
     - Погоди! - вскинула вверх ручку фейка... а затем почему-то, покраснев, опустила взгляд вниз.
     - Что? - остановился Питер.
     - Ты... это... так много делаешь для меня, - неуклюже начала фея.
     - Ну... что могу и получается, - вздохнул Питер. Всё же с утаиванием фейки у него проблемы.
     - Я исполню одно твоё желание! - подняла пальчик фейка. - Выбирай мудро.
     - Э... спасибо, - только и сказал Питер, ошеломлённый подобным поворотом. Ни на что подобное он не рассчитывал.
     Впрочем, до заветного момента нужно ещё дожить. Когда ещё Негга на крыло встанет?.. И выбирать стоило действительно мудро.
     - Я подумаю. И благодарю... за такую щедрость.
     - Эй! Это я тебя так благодарю! - подняла она пальчики буковкой «V».
     - Да-да... - улыбнулся Питер. - Такая награда не каждый век бывает?.. Ладно, мне нужно переодеться в чистое, чтобы родственникам показаться... а то уже потерять могли, - посерьёзнел юноша. - А тебя тоже искать родные должны же, да?
     Негга пожала плечами:
     - Не только родные... но ещё и те, кто напал на меня...
     - Понятно... пока не смогу понять, кто есть кто, лучше и не пытаться, - сделал вывод Питер. - Ладно... мне пора к родственникам. Только чистую одежду возьму, - решил юноша. - Потом обсудим, как с твоими родителями и друзьями связаться.
     - У феек не бывает родителей, - хихикнула она. - Мы рождаемся в цветах.
     - А-а... потом обсудим, - немного удивился Питер, доставая чистую одежду.
     Останется только переодеться, убрать грязную одежду и после умывания с мытьём рук можно спокойно показываться на глаза родственникам. Неггу, разумеется, перед выходом Карф спрячет.
     * * *
     В ванной Питер мог оценить, насколько же его потрепало это путешествие. Выглядел он, конечно, неважнецки. Даже после умывания. Оставалось надеяться, что эти родственники не настолько хорошо его знали, чтобы начать приставать с ненужными вопросами. А если что... ну, неудачно упал в лесу, что сказать? Бывает... только вот про сестру спрашивать будут. Впрочем, тут можно говорить правду. Почти всю.
     Что ж... умывание закончено. В относительный порядок он себя привёл. Вся семья вроде как внизу... Осталось лишь спуститься к ним, что Питер и сделал.
     Пока что на Питера никто не обращал внимание. Тётушка была на кухне, а дядя в гостиной, где смотрел какой-то матч. Молодой человек направился на кухню сказать обычное «Здравствуй». Ну, и спросить про Лолу и недородка тоже.
     - А, вы уже вернулись? - спокойно спросила тётушка, помешивая второе на большой сковороде. - А ужин уже почти готов. Зови сестру.
     - А она не с вами? - поинтересовался Питер. - Хотя... лепреконша вполне могла правду говорить...
     - Э-э-э... что? - напряглась тётя.
     - Начну сначала... - вздохнул Питер. - Я с сестрой вначале направились было в лес следом за Лолой, но потом я сказал ей идти в город, к тебе... Видимо, где-то на этом моменте её и подкараулила. Или монету подобрала... Так. Я показал Лоле, где мы встретились с гоблином, она сказала мне возвращаться домой, ну и на пути... я заметил туфельку. Сестрину... - парень спохватился. Ой, кажется, он её в своей комнате оставил, когда переодевался. - Она сейчас в моей комнате - с собой забрал. Так... а ещё рядом был след волокуш, по которому я пошёл. Так и повстречал лепрекона. Лепреконшу, точнее. Она за деревом пряталась и оттуда же говорила. Сказала, что моя сестра у неё, пыталась забрать монету, но была готова обменять Эльзу на фею. Впрочем... я смог её уболтать и потом заключить другой договор: она возвращает сестру и не мешает нам вернуться домой, мы же не трогаем её золото. Только... её саму обокрали. Видимо, унесли и Эльзу, и ещё что. Это были гномы... подкоп вёл к ним. Ну там... у неё свои договорённости, через несколько часов могут быть какие-то новости.

Эпилог

      Из дневника Питера Карфа, который никогда не будет написан
     
     Знаете, Харбор-Пайнс - весьма особенное место. Феи, гоблины, прочие фэйри... Нет, в Англии испокон веков хранили легенды о короле Артуре, о феях и всём прочем, но воочию я убедился в их правдивости именно здесь.
     Как к этому относиться? Двояко. Это чудеса. Это прикосновение к сказке - ну кто не желал в детстве увидеть фею? Только почему-то желание исполнилось весьма поздно... А то, что не все феи добрые - это я понял, ещё читая легенды... историю про сиду-посудомойщицу я где-то читал. Ну и про феины проказы вроде... подменыши. И Красный Колпак... В общем, старые сказки чудесны, но страшны.
     Однако если смотреть с точки зрения науки - надеюсь, я могу претендовать на роль будущего учёного или хотя бы помощника? - то существование Малого Народа открывает невиданные перспективы одним этим фактом. Разумный вид - и не «переходное звено», а нечто совершенно иное! Хотя и весьма схожее... или гуманоидное - Народец подразделяется на различные народы.
     И это без упоминания магии. А ещё достоверно известно о Великих Домах (позволю усомниться в их величии, но на местечковую значимость они имеют право претендовать - в пределах Харбор-Пайнс и, вероятно, пары городов рядом), которые всегда контактировали с добрыми соседями, об их возможностях - хотя, вероятно, магия сильно зависит от благосклонности фей.
     Не знаю, что из этого выйдет и как мне и моей родственнице Эльзе удастся выйти, и чему увиденное нас научит. Но я точно буду чаще смотреть по сторонам и вспоминать легенды. Чудеса и волшебство существуют рядом. Но они не всегда добрые. И некоторые вещи легенды не передали.
     Например, тот факт, что без приглашения фэйри войти может безнаказанно, если не донести об этом королеве Моргане - ещё отсылка к легендам Круглого Стола. Но не всякий догадается, к кому обратиться и как. И вообще о наличии такой особенности. А есть способы этого не допустить...
     Пока что я составлю своё мнение о встреченных обитателях Харбор-Пайнс. Волшебных, конечно.
     ...
     Негга - милая фейка. Почти что куколка на вид и самая настоящая фея. С крыльями бабочки и тоненьким голоском. И нет, никакого нарушения законов биологии и физики при полёте - летает на волшебстве. А волшебство у фей, как она призналась, в пыльце на крылышках. И собирать её без разрешения - табу. Впрочем, учитывая возможное сходство с простыми бабочками, неудивительно.
     Могу ли я ей верить? Не знаю. Сиды не лгут... так говорят легенды. Но после того, как я увидел её падение в телескоп и вместе с сестрой подобрал её, а также оборонил от гоблина... я в ответе за ту, которую спас, и сворачивать... Постараюсь позаботиться, пока она не встанет на крыло самостоятельно.
     ...
     
     Икки - гоблин из леса. Встретился по пути к «упавшей звезде». Ну... ему тоже была нужна фея, но удалось отвлечь. И... как оказалось позже, Негга вряд ли бы пошла по доброй воле к гоблину. Их колдовство краденое... А ещё он был очень назойлив и... воинственен. А ещё коварен - когда заявился перед утром в наш дом и не гнушался бить в спину. Настолько ценна та пыльца, видимо. Надо сказать, этот представитель Малого Народца был очень ловок и быстр... был. Сестра его подбила и... Теперь вопрос: как скрыть свою причастность к смерти Икки от его родственников? Гоблины, по словам тёти и Негги, мстят за своих.
     ...
     Лола - маленькая девочка, которой впору ходить в младшую школу, а не быть хранительницей земли. Но она - последняя из Великого Дома Спринг, вымершего при странных обстоятельствах, так что больше некому. И её к этому готовили. О всех фэйри она знает куда больше моего. И вряд ли её род вымер из-за бытовой поножовщины. Не бытовой - поверю. А ещё Лолу боится фея... я чего-то не понимаю во всех местных делах? Очевидно, да. Но если Негга - невиновная пострадавшая, то почему она предпочла во всём разобраться сама, чем просить её? Вопрос на вопросе и вопросную карету запрягает.
     ...
     
     Луиза - лепреконша, занимается изготовлением обуви для фей. Негга говорила, что лепреконы очень жадные и свою магию хранят в золоте. Учитывая её собственное отношение к своим крылышкам, очень понятно. А у лепреконши свои претензии к феям... А ещё она как-то скрутила мою сестру (с её раненой ногой невелика удаль, но вот дотащить до дерева...) и держит её в заложниках! Однако... как я понял, работу свою любит и готова очень долго о ней говорить. Ну, и рассказала, что на танцах обувка быстро у феек изнашивается. На один танец всё... И, по её словам... что ж, Луиза готова вернуть сестру в обмен на информацию об упавшей фее (может, точно знала, кто упал с неба?) и у неё к воздушным малюткам немало претензий. Но... может, удастся заболтать и достать сестру самостоятельно? Я просто обязан попытаться это сделать. А горшочек с золотом до добра не доведёт... хотя про историю с монеткой я бы усомнился, но Эльза - человек немного чудной. Без обид только.
     ...
     Дополнение:
     Увы, вернуть сестру не удалось - её снова похитили. Теперь уже гномы. Впрочем, возможно, украли не только мою сестру, наверное.
     В ходе небольшого путешествия я с Луизой смогли предъявить некоторый ультиматум гномам: или они всё возвращают, или Луиза разрывает с ними всякие отношения. Что-то там с её обувью - сама лепреконша утверждает о её несравненных качествах. Поверю на слово, но обойдусь простой людской.
     Ах да, смог с ней договориться о возвращении сестры в обмен на обещание не трогать её золото. Ну, и не подвешивать за шиворот - мне удалось заболтать фэйри зубы и подобраться достаточно близко, чтобы скрутить. Да-да, в этом легенды не лгут!
     
      Что было дальше
     
     Это лето было богатым на события для Питера Карфа, хоть и уложились они в короткий срок. Дядя Норман и тётя Оливия, потрясённые всем случившимся, решили со всей семьёй уезжать из Харбор-Пайнс - боялись. Оно и понятно: даже после того, как Святая Лола поставила на дом Корфутов защиту, как и обещала, родственникам не спалось, а в каждой тени виделся злобный карлик с ножом. Нервы в итоге не выдержали, дядя стукнул кулаком по столу и сказал, что они переезжают в Плимут - там были ещё какие-то родственники и пустующий дом, в который можно было переехать. А что с этим? Сначала Корфуты думали его продать, но желающих не нашлось. Тогда стали сдавать в аренду приезжим, в основном летом, когда сезон на туристов. Сюда частенько приезжали разные студенты, учёные, журналисты и прочие собиратели местного фольклора. На аренду спрос был. А когда дом пустовал, за ним присматривали соседи. Не добрые соседи, а... ну, и не злые, наверное, тоже. В общем, живущие в соседнем доме.
     Что до Эльзы, то она отнеслась к своему похищению и возвращению со скучающим видом человека, которому пытались устроить якобы интересную экскурсию по загадочному краю, а ничего на самом деле любопытного не показали. Говорила что-то про английских королев, жидомасонов и рептилоидов, но вроде не бредила. И ещё тайно призналась, что любит свой палец. В общем, в своём репертуаре. Уезжала из Харбор-Пайнс с видимым облегчением, и больше Питер свою кузину ни разу не видел.
     Неггу или Неггиду, как полностью звали спасённую фейку, через несколько дней пришлось отдать Лоле - по-другому никак, Лола откуда-то узнала, что Негга у Питера, и сказала, что за обман может наслать на Карфа, всех его детей и всех их потомков родовое проклятие, но не хочет этого делать, потому что понимает мотивы обманщика, и обещает по справедливости отнестись к фее и не причинять ей вред, а напротив - помочь по возможности. Неггида боялась Лолиту, но та сдержала своё слово. Питер сам в этом убедился, когда через какое-то время Негга сама к нему прилетела, чтобы исполнить его желание. Хотя выглядела фейка не очень радостной, но была на крыльях и сказала, что Лола обещала её защитить. От кого, почему - то всё Питеру осталось неизвестным. «Не стоит смертному знать всех тайн этого леса», как сказала Лола.
     Фейка выполнила желание Питера, отблагодарив его за спасение. А пожелал он помнить всё от первого до последнего дня, проведённого в городке и его окрестностях. Надо сказать, такое желание удивило Неггу, но не сильно - кажется, Питер верно думал, что его могут заставить забыть обо всём, что было.
     Луизу... Луизу он видел ещё один раз, когда она возвращала Эльзу в знак исполнения своей части договора. Больше они с Питером не встречались.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"