Лаф Энн: другие произведения.

Марионетки без ниток...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Простая прогулка стала роковой. Стала смертельной борьбой, где не должен был выжить ни один. И как так вышло, что мы стали этими мишенями? Участниками игры, в которой нет правил и законов. Кто из нас заключил сделку с дьяволом? Кто подписал смертельный приговор всем - кто был жив в самом начале?


  
  
  

Энн Лаф

Марионетки без ниток...

  
  
  
  
  

Аннотация:

   Простая прогулка стала роковой. Стала смертельной борьбой, где не должен был выжить ни один. И как так вышло, что мы стали этими мишенями? Участниками игры, в которой нет правил и законов. Кто из нас заключил сделку с дьяволом? Кто подписал смертельный приговор всем - кто был жив в самом начале?
  
  
   Посвящается моему другу Лёне Митенко
   С Днем Варенья, дорогой.
   Я испуганно подскочила на кровати, озираясь по сторонам. Темнота комнаты обволакивала, заставляя дрожать, то ли от холода, то ли от необоснованного страха. За окном тускло светил фонарь, его лучи еле-еле попадали в комнату, превращая сумерки в легкий дым. Кожа была вся покрыта холодным потом, а черные волосы влажными прядями спадали на плечи, неприятно прилипая к спине. Сколько дней мне уже снятся эти кошмары? Эта пугающая темнота повсюду... я была бы рада не просыпаться среди ночи, но мой дикий крик будит меня. Тетушка, кажется, уже смирилась, да и я не представляю, что можно сделать в этой ситуации.
   Я откинулась на подушку, прикрывая глаза и глубоко вдыхая. Нужно попытаться уснуть...
  
   С утра моросил дождик, порываясь превратиться в непрерывный ливень. Ну и погодка, одно удовольствие для тех, кто спит сейчас дома под теплым одеялом, а не сидит в кабинете истории, смотря в окно на мокрую траву. Я плотнее укуталась в свитер и сильней втянула руки в рукава, стараясь сбежать от холода, который неустанно бегал по моему телу. Похоже, кроме меня здесь было прохладно только улитке за стеклом аквариума. Монотонный голос учителя звучал каким-то фоном, а я от скуки уже сдирала краску с парты. Этот пансион уже достаточно старый, чтобы его закрыть, но этого почему-то никто не делает. Да и по сей день для меня загадка, почему родители при жизни определили меня именно сюда, а вот тетушка видно была совсем не против. Ведь никаких лишних затрат на мое учебное заведение не уходило. Противный звон оповестил об окончании урока и все стали впопыхах собираться, совершенно не дослушав учителя до конца.
   Я присела за длинный стол, который тянулся, чуть ли не через всю столовую, и тут таких было целых четыре. За ними располагались все ученики на обеде. Мы как всегда отсели подальше в самый угол, чтобы никто нас не мог услышать.
   - Ребят, лично я пас. - проговорила Энгель поставив локти на стол и подперев подбородок рукой. Светлые волосы девушки были заплетены в два забавных колоска, а серые глаза излучали тревогу.
   - Да глупости, будет весело. Девчонки, ну не будьте такими занудами! - ох, кажется, наши парни снова что-то придумали. Майки лениво закатил глаза к потолку, разглядывая лица девушек.
   - Правда, девчонки, неужто вы испугались? Бени, ты слышал? Кажется, мы выиграли спор.
   - Джордж не скалься, пока что вы еще ничего не выиграли. - заметила я, ковыряясь вилкой в тарелке.
   - Алиса, а что ты скажешь?
   - А я скажу, что ничего не слышала. - я развела руками. - Вы начали обсуждать новую гениальную идею Майка без меня.
   - Какое упущение. - саркастически заметила Марис. - Ты ведь с нами, подруга? Не стоит и слушать эту бредовую затею.
   - Да о чем речь-то?
   - Через пару дней, мы предлагаем погулять...
   - Да-да, не забудь уточнить где. - встряла Энгель, нервно одергивая край пуловера.
   - Как раз полнолуние. - закончил Майки.
   - Извините, а какое нам дело до полнолуния? Днем-то не особо это имеет значение.
   - А кто здесь говорил о дне?! - засмеялся Джо на пару с Майком, под скривившиеся лица девушек.
   - Погодите, вы хотите сказать...
   - Именно, подруга! Эти придурки собираются потащить нас на кладбище в полнолуние! - воскликнула Марис стукая ладонью по столу. Когда Бенджамин накрыл ее ладонь своей, она застенчиво заправила прядь каштановых волос за ухо и вытащила свою руку из-под большой ладони парня. Я наблюдала за ними с каким-то отрешенным видом, пока не могла прийти в себя. А парни уже обсуждали детали походки.
   - Какое к черту кладбище?! - я вытаращилась на них разом, только совладав с языком.
   - О-о, вот тут-то и начинается самое интересное! - воскликнула девушка с колосками, пряча лицо в ладонях и что-то смутно бормоча.
   - Только не это... - пробормотала я, смотря на Майки со взъерошенными рыжими кудрями и вперив в него предостерегающий взгляд.
   - Заброшенное кладбище Лэндома. - с улыбкой на лице возвестил он.
   - Сразу видно идею Майка. - простонала я и тоже спрятала лицо в ладонях, вторя за Энгель. Черт возьми, они что - свихнулись?! Да как можно идти в это место? Оно известно своей дурной славой, неужели для парней это не аргумент? Хотя, по-видимому, не аргумент, а так, пылинка на носке ботинка.
   - И вообще, я не собираюсь в этом участвовать! - уверенно произнесла я.
   - И ты туда же, Алис?! - воскликнул Джордж, хлопая себя по коленям.
   - Уж извините, но мне моя жизнь пока еще дорога.
   - А кто сказал, что мы хотим умереть? Ведь никто толком не может сказать, что с этим кладбищем не так, а лично меня эти байки не убеждают. Почему бы не проверить, а? Ладно вам, девчонки, если вы не пойдете, то мы идем без вас. - сказал Бени оглядывая нас. Мы переглянулись.
   - Ну, куда мы их одних отправим? - прошептала Мариса, поочередно смотря на нас с Энг. Мы в ответ озадаченно кивнули. А что нам остается..?
   - Твою за ногу, провокаторы хреновы, мы идем! - возвестила я, вставая из стола вслед за девушками.
  
   Машина мягко затормозила около заброшенного дома. В сумерках он казался все больше зловещим, по углам проглядывалась паутина. Мелкий дождь моросил, отбивая мелкую чечетку на стеклах и крыше машины. Мужчина, сидевший на водительском месте, нервно сжал руль.
   - Милая, пора. Помнишь, мы всегда мечтали. - он слабо улыбнулся и по лицу пробежала судорога, каким трудом эта улыбка ему далась. Он сжал руку рядом сидящей молодой девушки. Матовая кожа была гладкой и ровной словно мрамор; черные кудри рассыпались по плечам, окутанным красным плащиком.
   - Мне страшно. Что, если все пойдет не так? - в доме со старыми окнами и насквозь прогнившими рамами, было вставлено подобие стекла. Окна были занавешены плотными шторами больше напоминающими старые стеганые одеяла. Через них не пробивался свет, но было очевидно, что первый этаж тускло освещен.
   - Грейси, все сложится удачно, обещаю. Разве не об этом мы так долго мечтали, милая?
   - Я не знаю... не знала, что так будет. - она плотнее вжалась в сиденье недорогой машины.
   - Уже мы не сможет отказаться. - мужчина говорил мягко, но настойчиво. Они встретились взглядами и прекрасно поняли друг друга. Ничего не изменить, все правильно. Так, как они мечтали.
   - Ну хватит соплей, пора. - кивнула девушка с черными космами и решительно открыла дверь машины, ступая под моросящие капли. Хлопнула дверь, и она с таким же хлопком закрыла свою. Мужчина плавно подхватил ее под локоть, ободряюще сжимая руку. Грейси измученно улыбнулась на ходу к шатким деревянным ступеням. Похоже, дом разваливался по часам, не говоря уже о днях. Черные прогнившие доски наверняка следствие частых дождей. Запах сырости кругом, от него неприятно стягивало горло и живот рвотными позывами. Чувство напоминало аллергию, хотя откуда им было знать, что это такое. Молодая пара остановилась перед дверью, не решаясь постучать. А следовало бы... Время неумолимо тикало, впрочем, они не знали к чему это может привести. Что уж говорить о знании того, кто жил в этом зловещем домишке. Они даже не представляли, какой разумный человек может добровольно согласиться на проживание в этом месте. Вокруг ничего живого, кроме темного леса, окутавшего все пространство позади и спереди дома. Говорят, неподалеку здесь находится озеро. С утопленниками или без, никто точно не знает. Скорее всего, очередной миф и выдумки народа. Кому-нибудь показалось разок, что он видел приведение, а это был лишь сгусток тумана, который бродит здесь повсюду. Наверняка с этого и пошла вся котовасия. И кого волнует, что этот человек позже слетел с катушек? Слухи ходят, по сей день.
   Мужчина занес руку и, собравшись, постучал. Коротко, парой ударов о деревянную дверь. Послышать тяжелые шаркающие шаги и через минуту дверь распахнулась, обливая ожидаемых гостей желтым светом лампочки...
  
   Тьма подступает слишком близко, опасно близко. Я не хочу этого, я не смогу так! Где я? Где хоть что-то?! Темнота сгустилась вокруг меня, окружая, заволакивая. И я понимаю, что ничего не смогу сделать... ничего. Как остановиться? Как остановить это? Снова туман словно заползает в голову, окутывая разум, ослабляя душу и тело, порабощая волю...
   Яркая вспышка озарила меня. Я интуитивно зажмурилась, закрывая глаза еще и ладонями от слишком резкого света. Глаза начали слезиться но, сделав над собой усилие, я открыла их. Теперь меня окружала белая комната, настолько, что здесь не было ни пылинки. Стерильность убивала пуще черноты. И никого. Ты одна. Здесь в белой комнате с мягкими стенами. Я сжалась в комок на мягком полу и раскачивалась из стороны в сторону. Мне казалось, стены движутся, сдвигаются прямо на меня, стремясь раздавить. Причинить боль, снова. Из губ вылетали какие-то слова, но я сама плохо осознавала что говорила. Перед глазами плыло от удушающего запаха в комнате. И лишь сейчас я заметила дверь, такую же белую и стерильную, что ее и не заметишь сначала. Она сливается со стенами, которые движутся. В двери было всего лишь одно маленькое стекло, окошечко, но такое - что его нельзя разбить, а значит нельзя пораниться. Мимо проплывали картинки: дом, туман, черная мгла, темнота окутывает в кокон девушку - меня. Я закричала. Так сильно, что горло обдало огнем, окно в маленькой двери лопнуло, разлетаясь в дребезги...
   Я подскочила на постели. Немой крик все еще вырывался из груди, но я была уверена, что всего минуту назад перестала душераздирающе кричать. Который раз мне снится, как я схожу с ума? И ведь мы действительно уверены в своей нормальности. Боже, как же страшно... Спустя неполных семь лет, я все еще вздрагиваю. Все еще просыпаюсь в ужасе и в липком поту. Неужели это никогда не закончится? Я потянулась и включила прикроватный светильник на небольшой тумбе из темного дерева и откинулась на подушку. Сон еще не отпустил. Мне кажется, тетушка скоро не выдержит, и меня как во сне упекут в психушку. Не больно-то хочется, вот только как избавится от этих кошмаров? Мама говорила, что нужно встреться с ними наяву, всегда говорила. Но как мне быть? Пойти и посмотреть на палаты местной психбольницы? Уж спасибо, но думаю, не стоит так себя обнадеживать. Мне вряд ли это поможет.
   Я брызнула ледяной водой в лицо и оперлась руками о раковину. Струйки медленно стекали вниз, мерно капая. Чтобы как-то прогнать остатки сна, я спустилась вниз и достала вчерашний пирог. Заварила себе крепкого кофе, который я ненавижу, но что мне остается? И уселась перед стареньким телевизором, который показывал всего четыре канала. Сейчас по одному из них шел утренний мультик. Еще какой-то древний, рисованный. Но зато способный отвлечь меня, что я и постаралась сделать. Благо тетушка Гвендолин спала и не стала бежать ко мне, при уже привычном пробуждении с криком.
   Сидеть дома еще полтора часа я была не намерена, поэтому надев свой желтый дождевик, я вышла на улицу под слабый дождь. И вроде бы начало весны - тепло, но дождь как напасть. Хотя я была бы рада, если бы благодаря нему, мы не пошли на "прогулку". Я пошла вдоль улиц по спящему городку больше напоминающему старую деревушку. Мрачновато. Но когда солнце в зените, все не кажется таким тусклым и оказывается, некоторые дома и впрямь цветов радуги. Опустив взгляд, я шаркала по лужам, в наушниках играла музыка, заглушая звуки падающих капель на дождевик. Разве сейчас имело значение, куда я иду? Я думала - нет, отдавшись музыке и пагубным мыслям, но как только передо мной замелькало кладбище, и неважно какое, я оторопела. Словно статуя я замерла, смотря на надгробия за черным кованным низеньким забором. Зеленая трава покрывала пространство между могилами и сама местность была холмистой. Руки мои были холодными, но это не помешало им в ту же секунду вспотеть от страха сковавшего все тело. Взгляд скользил по надгробиям, со стороны могло показаться, что я смотрю на это с равнодушным видом, но в душе была буря. Буря эмоций и ураган мыслей. Я словно очнулась и пошагала вперед, быстрее только бы не останавливаться и не оставаться здесь ни на минуту. Прочь...
   Городок медленно оживал и уже мелькали зонты. Иногда мимо прослывало какое-нибудь малиновое пятно, и этот человек сразу выделялся на фоне серой массы. Ничего нового в городе и быть не могло, но иногда сюда приезжали люди, но надолго не задерживались. На мою удачу школа была открыта, но похоже сам охранник еще не очнулся ото сна и даже не заметил, как я прошла в пансион. Я оперлась о подоконник в коридоре, странный страх обвала этой рухляди присутствовал где-то глубоко. Постепенно коридоры начали заполняться учащимися, и я затерялась среди них, пока не выловила из толпы знакомую светлую голову с колосками.
   - Энгель, привет! - я мимолетно обняла девушку. - Где все?
   - Мы решили встретиться за обедом.
   - Вам не удалось переубедить этих... людей с больной фантазией?
   - Парни не собираются сдаваться. - скривилась подруга и в серых глазах плавали кусочки страха.
   - Попробую отговорить их. - задумчиво протянула я, отходя в сторону кабинета.
   - Попробуй... - протянул Энгель не очень доверчиво и, помахав рукой, скрылась в толпе спеша на свой урок.
   Что прикажите делать? Я не знаю, что поджидает нас на кладбище, но мало чего хорошего. К тому же ночью, к тому же в полнолуние. Нет, я не понимаю, как в голову может прийти такая бредовая идея?! Они нас угробят...
   Я разбито села за парту. Хотя, не будь наших самодовольных и самоуверенных парней, мы бы жили очень скучно. Да, но более безопасно! Я закатила глаза, вспоминая ночную вылазку в лес или забавный поход на несколько дней с расписанием автобусов, которое мы благополучно забыли и скоропостижно заблудились. И, слава Богу, нам встретился тот милейший человек.
   - Алиса! Мы взяли порцию на тебя! - Я увидела друзей на нашем обычном месте. Марис активно махала мне рукой и, заметив, что я иду к ним облегченно выдохнула, усаживаясь на место.
   - Спасибо. - протянула я, садясь рядом с ней.
   - Итак, все настроены позитивно? - спросил Майки, набивая рот картошкой.
   - Позитивно?! Ты хоть понимаешь, что ты говоришь? - зашипела Марис, заправляя выбившуюся из высокого конского хвоста прядь волос за ухо.
   - Девочки, будет весело, почему вы так расстраиваетесь? - протянул Джо, обводя нас взглядом.
   - Мне все это не нравится. - ответила я. - У меня скверное предчувствие.
   - Мы всегда доверяли твоим предчувствиям, Алис. Но в этот раз...
   - В этот раз советую тоже прислушаться! Мне не нравится все это! - громче повторила я. Майкл опустил голову.
   - Все не так просто мальчики... - Энгель озадачено подперла рукой щеку.
   - Ну, пожалуйста, чего вам стоит?
   - Лично мне... - я собиралась много чего сказать, но...
   - Алис, ну хватит, я уверен, даже твои родители не были бы против. - навеселе произнес Майкл, и это было... больно. Меня словно кнутом огрели, или засунули руку в разогретую печь.
   - Майкл, ты же знаешь что это для нее больное. - зашипела Энгель на пару с Марис. Я подскочила. Теплая ладонь тут же схватила меня за запястье, мягко садя обратно.
   - Прости, Алис, прости, я не хотел... - бормотал рыжий паренек, крепко держа меня за руку.
   - Все нормально, правда. - как можно спокойнее выдавила я, отцепляя его руку от своей и медленно выходя в коридор. Первая слеза скатилась по щеке, но друзьям не удалось этого увидеть. И хорошо. Я залетела в женский туалет и прислонилась к стене. Плесень расползлась по углам, но мы уже привыкли к этому, и я сползла вниз по грязному кафелю, отчаянно вытирая лицо ладошками. Когда я поняла что это бесполезно просто закрыла его руками, иногда всхлипывая. Вот так можно сделать больной одним словом.
   Я не злилась на Майки. Он не виноват, что я так резко реагирую, он ведь не виноват, что я такая слабая! Я знаю... знаю, что должна держаться, но иногда так хочется послать все к черту. Бывает ли так, что становится лучше? Через много лет - наверное. Сейчас - нет. А сколько времени прошло? Семь лет. Семь долгих мучительных лет и лучше не стало. Ни на йоту. Просто ты заставляешь себя не думать. Поначалу получается, а позже все выходит в огромной истерике, когда ты кричишь в подушку, чтобы тебя не слышали. Когда неосознанно рвешь майку стараясь добраться до сердца, до души, чтобы заглушить боль. Остается лишь верить, что когда-нибудь это закончится, как заканчивается дождь или заканчивается день.
   Я хлопнула дверью и бросила ключи на столик в коридоре. Тетушка должна быть дома, и я уже чувствую этот восхитительный запах оладий. Только тетя Гвендолин может готовить их так вкусно.
   - Тетушка... - нараспев произнесла я, влетая в кухню и подлетая к ней; обхватывая руками полноватую женщину. - Решила порадовать меня?
   - Алиса, - засмеялась она. - ты мне мешаешь. Сейчас ведь все подгорит.
   Я подняла руки перед собой, как перед полицией и заулыбалась.
   - Я посижу тихонько в уголке.
   - Но ты можешь поговорить со мной. Как успехи в пансионе?
   - О, ну ... все идет довольно гладко.
   - Ну и хорошо. - большего тетушке было и не нужно. Мне кажется, ее вообще мало волновала моя успеваемость, да и я сама занимала всего двадцать процентов в ее жизни. Как бы ни меньше. Но меня все устраивает. Пока, да...
   - Алиса, нам все же нужно это обсудить... - тетя поставила передо мной большую чашку с оладьями и подала чистую тарелку. - Почему ты не хочешь встретиться с врачом? Он ведь плохого не посоветует...
   - Я знаю, тетя. Но, я не хочу... - как ей объяснить, что я боюсь. И не чего-то там, а того, что меня признают сумасшедшей, как во сне. - Мне не нужно это, все хорошо. Правда.
   Она недоверчиво оглядела меня и слабо улыбнулась. Темно каштановые волосы, не такие темные, как мои черные, но тоже довольно темного цвета, были стянуты в пучок, и сама тетушка была не большого роста, но довольно крупная в размерах. Карие глаза, как у папы, озадаченно изучали мое лицо, и она наверняка подумывает все же силой затолкать меня в больницу.
   Мне достались глаза ни отца и ни матери. В кого я не знаю до сих пор. Они у меня странного лилово-голубого оттенка. Что-то похожее на фиолетовый, но и небесная синева
   присутствовала. Странные глаза, мне все говорят. Я уплетала оладьи на раз, а тетя лишь улыбалась. Хорошо когда есть, кому готовить, ведь своей семьи у нее нет. Возможно из-за меня. Не знаю отчего она не найдет себе мужчину.
   Как говорится в нашем доме, хотя такая трактовка меня не устраивает, кто последний кушает, тот и моет посуду. Так что пол вечера, я провела за уборкой кухни. Если уж мыть посуду, то и печь заодно, а если печь, то и шкафчики что рядом. Завалившись на кровать в одном полотенце после ванной, я отчего-то отчетливо поняла - сегодня меня снова будут мучить кошмары. Как от них избавиться я не представляла. Но думаю, если меня кто-нибудь разбудит, то сон растает. Поэтому я завела будильник на два ночи, точно зная, что в это время я буду сжиматься под ночными видениями.
   Погода была, что и днем. Тоскливая, неприятная. Лужи и сырость, это напоминало мне детство, и оттого мне было это противно. Я шла куда-то по мягкой промокшей почве, и она податливо продавливалась под моими шагами. На ногах красовались красные лаковые сапожки на маленьком каблучке, а сверху накинута такая же красная курточка, в тон сапогам. Красный... его так любила мама. И от воспоминаний глаза наполнились слезами. Горькими и до жути солеными, они словно разъедали кожу щечек. И вдруг я почувствовала - сегодня можно плакать. Я подняла голову в черной вязаной беретке и фиолетовыми заполненными слезами глазами осмотрелась вокруг. Была поздняя осень и если бы не дождь, почва давно бы промозгла и покрылась инеем. На деревьях еще шуршали оранжевые и алые листья, те последние, которые вскоре опадут на промокшую землю. Вытерев ладошками мокрые щеки, я увидела впереди людей. Много людей - взрослых. Они казались мне огромными и сильными... Я сделала еще шаг ...
   И разлепила глаза от звона над ухом. Чертыхнувшись, я выключила будильник, но в душе похвалилась за такую предусмотрительность, и снова завела его на час позже. Мало ли что... Я откинулась на влажную подушку и закрыла глаза, чувствуя, что снова проваливаюсь в сон.
   Снова шаг, еще один... и я почти подошла к ним. Люди были все в черном и с красными глазами. Они расступились передо мной, а мне казалось, что я нахожусь будто среди скал. Все эти люди такие большие, такие высокие, а отчего же я такая маленькая? Я шагнула еще дальше и вперила взгляд в две ямы. Одинаковые по ширине и длине, по глубине и камням, находящимся у изголовья. Сердце бешено застучало в груди, а в голове не было ни одной мысли. Где мои папочка и мамочка? Почему я шла сюда одна... Мне страшно...
   Музыка играла тихо, будто фоном, но этот марш я запомню навсегда и даже смогу воспроизвести в памяти. Взгляд мой пустился дальше, и было страшно подумать, что я увижу в следующую секунду...
   Распахнутые глаза вновь и звон будильника. Господи, да что же это? Бешено стучит сердце в груди. Я не смогу заснуть. Мне нужен воздух и срочно! Я подорвалась с кровати и распахнула настежь створчатое деревянное окно. И с облегчением вдохнула свежий запах после дождя. Порывы ветра влетали в комнату и старые занавески в оранжевый цветочек волнами колыхались, хлестая меня по лицу и горячим щекам. Оставив комнату проветриваться, я в три часа ночи прошла в ванную и умыла лицо, рассматривая красные глаза в зеркале. Теперь точно этот кошмар не подберется ко мне. Я вошла в прохладную комнату до этого пропитанную моим страхом и зажала рот, чтобы не оглушить весь дом своим визгом. Господи, как это птица испугала меня! Ворона, сидящая на подоконнике, протяжно каркнула и вперила в меня взгляд черных бусинок. Не знаю, но мне казалось, что эта тварь все понимает, осматривает меня... Я ринулась к окну сгоняя прочь эту нечисть и захлопнула створки. Легла на кровать, укрываясь одеялом, и заснула...
   Взгляд поднялся выше... Нет, нет-нет-нет! Я всматривалась свое отражение в гладкой полироли гроба, двух гробов. Лакированных, красивых, черного цвета с бардовым отливом. Маленькая девочка десяти лет стояла в красной курточке и сапожках, а все смотрели на меня или с обвинением в глазах или с сочувствием и жалостью. А в гробах были мои родные... Бледные лица, но тел не видно. Их почти закрыли крышкой. Слезы давно катились из глаз, а маленькое детское сердце разрывалось, впервые осознав, что такое потеря. Что такое одиночество и как это - никогда не иметь возможности прикоснуться к теплой руке матери и не увидеть любящий взгляд отца. Раскат грома прокатился по небу, и молния сверкнула над головами собравшихся. Полил дикий ливень, размывая грязь и смывая слезы. Гробы быстро заколотили и поместили в ямы. Не знаю, откуда я знала, что надо делать, просто подошла и кинула горсть земли вниз. И отцу, и матери. Дождь все шел, я была насквозь мокрая и все уже разошлись. Плакать спокойно и ровно не было сил. Хотелось выть, рвать и метать так, чтобы все поняли, как это - терять сразу двух родных людей. Но я была всего лишь ребенком. Упала на колени, вымазываясь в грязи, стуча маленькими кулачками по земле и истерически рыдая, стараясь перекричать ураган, чтобы все услышали как мне больно...
  
   Два выходных подряд - это превосходно. И в этот выходной я собираюсь прогуляться. И имею одну очень важную цель. Важную, но никто не говорил что желанную. Я собралась пройтись по кладбищу при свете дня. Не могу же я вечно их бояться, к тому же отправить друзей одних туда ночью, я тоже не могу. Как говорила мама, я скривилась от боли, нужно встречаться со страхами лицом к лицу. Иначе ты никогда от них не избавишься. Вот и проверим. Это утро выдалось не совсем уж радужным, но хотя бы, не шел дождь. Я надела кожаную куртку и кеды с джинсами в облипку, и пока тетя протирала пыль, мелодично подтанцовывая радио и плюс ко всему подпевая, я выскользнула за дверь. На улице стоял все тот же запах после дождя, который я так люблю, несмотря на ненависть к запаху плесени и сырости. И этот запах напомнил о вороне. Черной как ночь и как сам дьявол. Черт тебя дери, я не могу еще и ворон бояться, но теперь однозначно к остальным кошмарам прибавится еще и чертова ворона. Кто мог подумать, что открывать окна так опасно?! Нет, похоже, этот страх теперь со мной надолго. Наверное, вся моя жизнь состоит из страхов... Алиса, это твоя стихия! Вот только радоваться нечему. Засунув руки в карманы, я медленно подходила к кладбищу, его очертания уже были видны, и мне становилось жутковато. Ну не люблю я такие места! И это началось с того самого момента...
   Я плотнее укуталась в одежду и поморщилась от пробежавшего холодка по коже. Всего-то нужно пройтись по кладбищу, подумаешь? При свете же дня! Надеюсь, Кондратий меня не хватит и судорога в опасный момент ногу не сведет. Да уж, черный юмор всегда был моей отличительной чертой. Но от этого лучше не становилось, да и смехом как-то не распирало. К сожалению...
   Новое кладбище - ухоженное, совсем не такое как старое и ветхое, куда нас хотят затащить друзья. Я встала перед железной кованной калиточкой, которая была мне чуть выше колена. Сам заборчик и та же калитка, были выполнены в готическом стиле, уж очень подходящем этому месту. Было сложно пересилить позыв дать деру прямо сейчас. Но я кое-как переборола себя, и толкнула ногой дверцу, ступая на влажную траву. Руки мелко подрагивали и я нервно сглотнула. Так, Алиса, ты должна сделать еще хотя бы шаг... Малюсенький, давай, как в детстве. Малышкой ты не боялась этого места, так не останавливайся...
   Каждый следующий шаг давался мне с таким трудом, с каким я, наверное, никогда не сталкивалась. Даже драить туалеты в пансионе в наказание было приятней. Как только нога касалась травы, по телу будто проходил заряд, и я останавливалась замирая. Приходилось снова собирать всю волю в кулак и делать новый шаг; замереть как от удара... И по новой. Спустя тридцать шагов по прямой мимо могильных плит, мне все это надоело. Надоело вот так бояться. Я не смогу с этим жить, нужно переступить себя. Я замерла и через секунду топнула ногой. К черту на рога этот страх! Я зло вышагивала вперед, прошлась вдоль и поперек, обходя камни, и иногда в память врезались имена или фразы, которые думаю, останутся теперь со мной до конца: "Хорошему отцу и мужу. Прекрасному другу и товарищу. Да благословит тебя Господь", "Ты был частью меня, и кажется, больше половины моего сердца нет", "Она была мечтателем и талантливой балериной. Да покойся с миром, твой талант никогда не умрет!". Это малая толика того, какими хорошими людьми были все те, кто сейчас лежит здесь. Мне почудилось, что я уже не боюсь, но стоило мне осмысленно осмотреться и успокоиться, как меня словно кипятком обдало, и я побежала прочь с этого места. Сердце колотилось в груди, его могло разорвать, я чувствовала это... И мне было страшно. Страшно так, как не было тогда, когда я только пришла сюда.
   Я бежала так стремительно, что поскользнулась на очередной жидкой грязи и упала на четвереньки, тяжело дыша. Из горла вырывался какой-то хрип, а иногда воздух из меня выходил со свистом, как будто вырываясь насильно из легких. Я даже не стала вставать, продолжая ладошками упираться в мокрый и грязный асфальт, и смотря, как волосы спадают с плеч, вымазываясь. Я не смогу... Больше туда ни ногой. Как объяснить друзьям, что я не смогу пойти? Как?! Завтра меня вообще из дома никто не вытащит, а тащиться на кладбище при свете луны? Ну нет, у меня сердце точно остановится. Я просто не смогу такое пережить... Плевать, пошло все к черту! Я встала, отряхивая руки, будто они могли стать чище. И не смогла удержаться от того, чтобы почесать щеки. Волосы ужасно их щекотали, вызывая непомерный зуд. Так я зашла в дом. Измазанная в грязи и с горящими от пережитого страха глазами.
   - Алиса, что произошло? - тетя перестала вовсю горланить и подлетела ко мне с тряпкой для пыли.
   - Все нормально. Просто поскользнулась и упала. - я выдавила улыбку, которая надеюсь, успокоит тетушку.
   - Надеюсь, все в порядке? Не ушиблась? - уже более спокойно спросила она, принимаясь тряпочкой вытирать мои щеки.
   - Тетя Гвендолин, что ты делаешь?! Я сейчас пойду и умоюсь. - отделалась я и взбежала вверх по деревянной лестнице сразу направляясь в ванную комнату.
  
   Кроссовки неприятно хлюпали по едва высохшим лужам, но уже было не так грязно, как в прошлую неделю. Скоро все высохнет и снова настанет жара, что маек и шорт не напасешься. Светлый диск луны светил ярко, будто само солнце. И от этого становилось еще сильнее не по себе. Создавалось впечатление, что за тобой следят тысячи пар глаз. Следят, подмечают каждую делать и чтобы ты не сделал, они все запечатают в памяти. Такая вот мания. Я засунула руки в карманы кожаной куртки, благо она не испачкалась в грязи после моего падения. Я старалась не смотреть по сторонам убеждая себя, что так я не привлеку внимания, хотя просто боялась признаться самой себе, что мне одиноко и страшно до дикой икотки. Ребята уже ждут меня, наверняка. Все же я не смогла отсидеться в сторонке. Какой дрянью я буду, если отпущу их самих?! А если что случится? Нет, я не позволю идти им одним. Мы же друзья, в конце концов, и плевать на мои страхи. Девушки тоже боятся, я знаю. И поэтому я должна их поддержать своим присутствием. Показалось заброшенное кладбище Лэндома, заброшенное древнее и ветхое. Я бы ни за какие коврижки не пошла сюда при свете дня! А что говорить о состоянии, когда ты находишься здесь во мраке ночи? Могильные плиты и надгробия здесь обросли мхом и вязкой искусно плетеной паутиной, воздаваемой годами, если не десятилетиями. Было просто панически страшно. Даже сейчас, за тридцать метров от него, но уже чувствовался могильный запах и тянувший холод. Я зябко поморщилась. И зачем я иду на это? Глупо, безрассудно глупо. Шаг сам по себе замедлился, превращаясь чуть ли не в скорость улитки. Пока я иду туда, вы можете покататься вокруг на черепахе, и клянусь, успеете сделать несколько кругов вокруг кладбища. Ноги словно тяжестью железа налились и переставлять их было до того сложно, что хотелось упасть и не двигаться.
   Это старое кладбище было огорожено высоким железным забором. Черная краска облезла и шелушилась, от этого ограждение казалось еще более дряхлым и старым. Отчего-то в этом месте луна светила тускло, не так ярко как за пределами этого страшного места. Я все порывалась сбежать, кинуться к дому без оглядки, но упорно шла вперед твердым шагом. Возле входа на территорию мертвой местности, прямо перед большими воротами из холодного метала, стоял клен с густой позеленевшей листвой. Я никого не заметила. Это что же? Я тащилась на другой конец города, содрогаясь приступами паники, а они решили не пойти? Вот черт... Я и так могу сорваться в любой момент. Но стоило пройти до самих ворот, чтобы подтвердить догадку. Спустя еще пару шагов, я облегченно выдохнула, заметив кучку людей за стволом дерева. Не зря я тащилась в такое место, в такое время. И если бы друзья не пришли, завтра бы я им не позавидовала.
  
   Свет слепил глаза, хотя лампа светила довольно тускло. Наверное, глаза не привыкли после ночного мрака за дверью. Мужчина с женщиной жались в коридоре полуразрушенного дома. Этот домишко напоминал такие постройки, которые рисуют в детских книжках ужасов. Небольшой двухэтажный коттедж с прогнившими стенами и мхом, облепившим все возможные углы, вытесняя плесень. Но случалось так, что существовали оба этих обстоятельства. С болота, или как раньше его называли с озера, тянуло прохладой. Не приятным дуновением ветерка, а сквозняком пропахшим сыростью и лягушками, что говорить их крики были слышны отчетливо. Над такими домами обычно рисовалось мутное черное небо и грозовые тучи, потемневшие от раскатов грома и надвигающегося урагана. И конечно, обязательно над ним светила полная устрашающая луна. Наводящая ужас и заставляющая тело нервно сжиматься, мурашки стадами бегать по твоему телу. Ну и в прочем, хотелось удавиться, только бы не видеть этого мрака. Когда молодая пара подъехала к этому приведению из сказок, было уже поздно что-либо менять. Все внутренности переворачивались, отчаянно пытаясь сбежать. Но куда бежать из собственного тела? Желудок стянуло узлом страха. Мужчина чувствовал то же самое, несмотря на то, что он все же был мужчиной.
   Изнутри дом казался менее устрашающим, но не более. Он все так же наводил тоску и горечь. От чего? Да собственно, какая разница. Женщина лет пятидесяти уже десять минут осматривала пару, словно ища подвох или досконально изучая. Просматривая всю душу и ища какие-либо изъяны. Только те, кто находился в этом доме - знали, что происходит, что произойдет дальше. Возможно, эта дама оценивает людей, которым собирается отдать что-то важное. Часть себя и часть своей семьи. Хотя, это правильно, ведь остаться ребенку в этом доме означает обречь его на ужасное детство и не менее ужасное будущее. К тому же...
   - Не приглашаю пройти. - проворчала старая женщина скрипучим голосом. Он неприятно резанул по ушам, и молоденькая девушка плотнее прижалась к мужу. Не один из гостей не нашелся что ответить.
   - Мама, кто там? - будто нараспев произнесла девушка не больше семнадцати лет, с волосами цвета угля.
   - Время пришло. - снова скрипучий голос. Грейси решила, что если она будет так жаться к мужу, хозяева не посчитают ее состоятельной и сделка сорвется. Сейчас она была бы не против... Девушка в красном плаще оборвала себя. Никаких "но", никаких "назад". - Это Мелани. - указала старуха на молоденькую деваху и только пара перевела на нее взгляд - увидели сморщенное лицо. Похоже, она тоже не особо радовалась сегодняшней дате.
   - Грейси. - девушка протянула руку, откидывая назад темные волосы. Старушка странно на нее покосилась, но потом легонько пожала, не продолжая рукопожатия дольше нужного.
   - Не стоит вам знать моего имени.
   - Энвентер. - мужчина протянул сильную ладонь. Лампочки замигали, грозясь погаснуть вовсе.
   - Перейдем к делу.
   Противный голос женщины с поседевшими патлами, несмотря на не такой уж и преклонный возраст, звучал по-деловому и в тоже время просто. В комнату вошла Мелани, держа в руках небольшой сверток. Слышно было лишь тихое посапывание и ни шороха больше. Не говоря ни слова, девушка передала маленький белый конвертик в руки женщине в красном. Тень ласковой улыбки скользнула по ее лицу. Она прижала ребенка к себе уже не собираясь отпускать его.
   Теперь не существовало этого дома, какого-то страха. Была лишь она и маленький малыш, мерно сопящий в конвертике. Женщина чувствовала улыбку мужа и его руки на талии и была счастлива.
   - Это не все. Вы же понимаете, что нам нужно поговорить? Вы не могли подумать, что все будет настолько просто... - прохрипела женщина, вырывая пару из мечтаний. Их лица скривились...
  
   Не успела я подойти к дереву, как Энгель бросилась мне на шею. Девушка, можно сказать, рыдала у меня на плече и лишь от того, что постояла рядом с кладбищем. Я боюсь представить, что будет, когда мы войдем на его территорию. Марис стояла, облокотившись о кору дерева, а рядом ошивался Бенджамин, не зная как загладить вину, если это вообще возможно. Сложив руки на груди в спортивном костюме, стоял Майки тоже кажется, чувствуя свою вину. А вот Джоша видно не было. Думаю, стоит ему появиться, как Майки повеселеет, и они снова будут тащить нас вперед не давая скучать. Вот Бени был более спокойным и покладистым, не способным выдумывать такие шуточки и приключения. Он мог предложить какую-нибудь идею, подходящую для нас, но кажущаяся слишком простой для парней. Энгель была в своем милом молочном плащике, что мне казалось неподходящим, но в этом вся она. Я же оделась проще, но зато удобнее и более подобающе для ситуации. Девушка не плакала, но отчаянно высказывала мне на ухо все, что она думает о парнях и вообще, обо всем честном народе и светлом мире. Выдохнув, Энгель обмякла в моих объятиях и зашептала, что очень боится и как и меня, ее сейчас хватит удар от подобной близости мертвой земли.
   - Зачем мы все это делаем? Меня мутит... - прошептала она, когда мы подходили к остальным, ожидая Джорджа.
   - Не знаю, Энг, не знаю. Как ты, Марис?
   - Терпимо. Знаешь, злость заставляет меня не бояться. - выплюнула она сверкая взглядами на парней.
   - Потерпите и мы начнем наше увлекательное путешествие. - просиял Майки.
   - Алиса, а как ты выбралась из дома? Я слышал, твоя тетушка не собиралась сегодня оставаться работать двойную смену. - спросил Бенджамин, слегка поднимая уголок рта.
   - Пришлось постараться, но мне удалось выскользнуть незаметной. - выдохнула я. И тишина окутала нас. Никто не решался ее нарушить, она была как хрусталь хрупкая и прозрачная. Каждый пытался осмыслить происходящее; вжиться в роль человека без страха, а они у каждого свои; свыкнуться с мыслью о том, что предстоит идти в полнолуние по кладбищу.
   - Бу-у... - протяжно провыл кто-то и все одновременно вздрогнули, шарахаясь во все стороны. Тут же к нам вывалился из-за дерева Джо с диким победоносным смехом. Видимо он был рад, что ему удалось нас напугать.
   - Где тебя черти носят?! - взорвалась Марис.
   - Не подходящая формулировка... - проблеяла Энгель, сжимаясь при упоминании чертей.
   - Предки все никак не хотели засыпать. Мне пришлось подождать до нужной консистенции.
   - Друг, мы начинаем? - провозгласил Майки, хлопая друга пятерней. Бени озадаченно посматривал на них. Он тоже не считал это привлекательной идеей.
   - Боже...
   Мы всей маленькой кучкой ввалились за скрипучие ворота и остановились осматриваясь. Я находилась где-то в середине массы. Мы с девчонками как-то сжались, все ближе прижимаясь к друг другу. Парни окружили нас и таким образом мы сделали пару шагов. Майкл и Джо отскочили от нас, вытанцовывая на месте.
   - Ничего страшного нет, глядите! - они ходили в пяти метрах от нас, заглядывая во все щели. Бенджамин улыбался, смотря на них, и вскоре тоже принялся крутить головой по сторонам, а мы следили за парнями с некой опаской. Мало ли что...
   Через минут десять ребячливого поведения друзей, мы поняли, что надеяться не на кого и тоже отошли друг от друга, оглядывая окрестности. Кладбище было огромным, и я даже не могла примерно представить, какой оно имеет размер. Площадь была огромна. Это место было очень древним, что уж говорить. Парни снова подошли к нам, но мы уже не жались как пятилетки на первом звонке.
   - Пошли! - весело крикнул Майкл, стремительно уходя вперед с Джо. Бени старался не отходить далеко от нас - волнуется. А мы-то что? Нам было страшно оставаться здесь одним, и мы поспешили за этими чудиками. Господи, и за какие грехи они нам достались? Мы завернули за эту огромную статую горгоны и... остановились как вкопанные. Это был стремительный шаг, и теперь мы стояли вчетвером, тяжело дыша и оглядываясь. Куда делись Майки и Джо? Черт подери, я знала, что ничего хорошего не выйдет!
   - Где... где они?! - воскликнула Энгель, запуская пальцы в волосы, заплетенные в ее обычную прическу - колоски.
   - Ребята? Майки?! Джо?! - крикнул Бенджамин, мечась из стороны в сторону, вглядываясь вдаль темноты. Тут даже луна не особо помогала, тускло мерцая.
   Резко сзади кто-то выскочил, хватая скучковавшихся девушек и вопя поочередно гласные буквы, вышло что-то нечленораздельное. Девушки завопили в унисон парням где-то на грани ультразвука. Они все еще дико кричали, когда парни просто дико смеялись, складываясь пополам.
   - Вы что, совсем очумели?! - взорвалась я, кидаясь на них с кулаками. Понизу тянул холодный ветер, заставляя морщиться. Энгель стояла, опустив голову и сжимаясь в комочек. Бедная. Марис прижимала ее к себе, сама еле держа себя в руках.
   - Шутка, шутка! Вы чего? - отсмеивались они, хватая меня за руки, и Джо прижал меня к своей груди спиной, держа мои руки впереди. Получилось подобие объятия. Только сейчас я глянула на Бени. Он стоял в стороне ото всех с растерянным видом и слегка держался за сердце, переводя дыхание.
   - Напугали же вы нас. - проговорил он подходя, когда я пыталась ударить Джо ногой в колено и вырваться.
   - Напугали?! Да у меня чуть сердце не выпало, идиоты! - уже отчаянно кричала я, брыкаясь в его руках. Что за черт? Это же издевательство над психикой!
   - Успокойся, Алис. Мы же не хотели. - произнес Майкл стоя рядом. Шутливый тон куда-то пропал.
   - А я вообще не хотела идти, зачем вы потащили нас сюда?!
   - Это весело. - отвесил Джордж улыбаясь, так и хотелось ударить его в челюсть. Ух, держите меня крепче!
   - Если мы умрем от страха, то будем сниться тебе в кошмарах! - парировала Энгель шипя.
   - Не дай Боже! - наиграно ответил Майкл.
   - Не подходящая формулировка! - выплюнула девушка с колосками, повторяя эту фразу второй раз за день, вернее за ночь.
   - Какие же вы придурки... - прошептала Марис и казалось ее никто не слышал, но отчего-то я была уверена, что парни отчетливо расслышали ее слова.
   Вся эта потасовка сдвинула нас в сторону от статуи, да и вообще ее почему-то не оказалось в зоне видимости.
   - Возвращаемся домой!
   - Алиса...
   - Я не собираюсь здесь оставаться! Отпусти меня, Джо, хватит! Если вы не идете - я иду одна!
   - Мы с тобой! - девушки подскочили ко мне. Я осмотрела их: глаза были на мокром месте. Еще бы, у меня у самой коленки едва не дрожали. Вся эта паутина... Я потирала сдавленные запястья, они ужасно болели.
   - Простите, ребят. Но я тоже, пожалуй, пойду. - ответил Бени.
   - Предатель. - выплюнул Майки.
   - Разумный предатель! - поправила я, сверкая в него глазами цвета фиолета.
   - Черт с вами - пошлите! - махнул Джордж, проводя рукой по черным волосам.
   Я решительно повернулась и... повернулась... и еще раз повернулась...
   - Куда идти? - пропищала я, крутясь на месте как юла. - Вы нас сюда привели, теперь выводите обратно!
   - Тут была статуя. Мы брали ее за ориентир. - прошептал Майки ходя из стороны в сторону и заворачивая, но не успевала я испугаться, он возвращался говоря, что ее нигде не видно.
   - Прекрасно! - провозгласил Бени. - И что делать?
   - Мы заблудились? - срывающимся голосом проблеяла Энге.
   - На кладбище? - вторила ей Марис, кажется, нервы окончательно сдали.
   - Простите? - прошептала я. - Мы намерены умереть ночью на кладбище?!
   - Мы так не договаривались! - взвыла девушка в молочном плаще.
   - Черт. - выругался Джо, вертя головой.
   - Приплыли. - констатировал Майки появившись из-за очередного поворота и обессилено присел на мокрую жухлую траву.
  
  
  
   Ночь. В комнате темно и прохладно. В широкое распахнутое окно врывается ветер, раздувая прозрачную тюль. Молодая женщина склонилась над колыбелькой, и легкая улыбка тронула губы. Ей хотелось потрогать это маленькое чудо, но она боялась потревожить чуткий сон ребенка. Сердце томилось сладкой радостью, и умиротворение медленно наливало все тело. Мужчина с растрепанными каштановыми волосами на цыпочках подошел сзади, обнимая Грейси за талию и ложа голову на плечо. Их ребенок, теперь их. То волшебство, которого им не хватало. Вот только что-то их тревожило, такое странное ощущение было внутри, да и разговор со старой женщиной не выходил из голов молодой пары. Каждый день перед сном девушка прокручивала весь диалог в уме и тут же запихивала его глубоко в сознание, чтобы следующим вечером снова вздрагивая вспоминать. Все это ужасно тревожило, но ведь ничего нельзя сделать... Ничего. Они могли бы податься в клиники, больницы и научные лаборатории, могли бы посетить экстрасенсов, гадалок, ясновидящих и провидящих, но ведь исправить ничего нельзя. А если они попытаются, что будет? И уже об этом было панически страшно думать, и девушка выкидывала все мысли, поворачиваясь на бок и обнимая мужа. Сейчас все хорошо, тепло и уютно. А что будет потом - не имеет особого смысла.
   Мужчина - Энвентер, тоже постоянно думал и, хотя его мысли немного отличались от мыслей жены, он вспоминал все подробности и искал прореху, хоть какую-то лазейку. И чаще, не находя ничего, откидывал глупые мысли принимая объятия жены. В этот раз мысль пришла неожиданно, и кажется, была просто гениальной. Он так думал. Что, если сбежать? Да, так просто и так непредсказуемо. Сбежать так далеко, чтобы их не смогли найти. Убежать и жить спокойной жизнью. Не думать о том, что завтра их маленькое чудо проснется, и день не задастся. Вдруг что-то произойдет. Это ожидание... оно порой убивало и разрушало. Хотелось какого-то обычного спокойствия и бытности. А могло ли теперь это быть в их жизни? Хотелось бы в это верить. Мужчина не успел развить мысль до конца попадая в объятия Грейси, тепло прижимаясь к родному телу и отчего-то уже ничего в этом мире не было важно. Он завтра подумает над этим. Месяц мерцающе светил в окно сквозь развивающиеся шторы и окутывал двоих свечением, словно оберегая и показывая путь, стоит только присмотреться...
  
  
  
   Сколько мы уже бродим по этому кладбищу пытаясь найти выход? Приносили бы эти поиски что-нибудь дельное. Я тащилась где-то в середине, впереди шел Майки успевая повернуть и направо и налево, но там ничего не оказывалось - статуи не было в зоне видимости. Если она вообще была, такое чувство, будто она нам всем сразу привиделась. Словно помешательство... массовое. Энгель терлась рядом, не отходя от меня и на десять сантиметров, а я старалась не отходить от нее. Руки давно заледенели и куртка не помогала. Да и как бы она помогла? Это не зимний вариант и сапоги я не одела, а кроссовки, которые хлюпали по сырой грязи. Какая гадость. От этих звуков внутри все сводило и мы лишний раз шарахались от своих же шагов. Позади шли Бени с Марис; поначалу просто терлись рядом, присматривая друг за другом и за нами, пока мы плелись с Энге впереди. Но потом Бенджамин неловко потянулся и их пальцы робко сплелись. Марис слабо улыбнулась, да и вообще улыбка вышла какая-то измученная. В такой-то ситуации! Чего можно было ожидать еще? Уже никто из друзей не был рад этой поначалу впечатляющей идее. Даже Макйл стал серьезен как никогда, а мне казалось, он будет забавлять всех, стараясь сделать так, чтобы никто не унывал, но нет. Наверное, ему и самому страшно. Или просто хочется поскорее найти выход. Никто не был бы против такой удаче. Джо тянулся где-то позади всех, завершая процессию. Он осматривал второй раз то, что мы прошли. Вдруг мы что-то упустили. Я обернулась: Бени с Марис шли рядом, грея ладони; парень успокаивающе водил большим пальцем по руке девушки. Мило... Больше я никого не заметила. Наверное, Джордж прячется за спинами.
   Мы все шли и шли, но ничего не появлялось и ничего не происходило. Я уже начала подумывать, что мы останемся здесь навсегда и нас даже не найдут, потому что никто не знает что мы собирались сюда идти.
   - Что нам делать? - прошептала Энгель.
   - Искать выход и не отчаиваться. Знаю точно... мы его найдем. - успокаивала я подругу, потирая заледеневшие ладошки. Сама я не особо верила в положительные обстоятельства. Мне казалось, мы вообще здесь умрем. А еще я больше не могла тут находиться. У меня развивается клаустрофобия. За этим высоким забором мы были в клетке. И мне представлялось, будто за нами следят и думают: когда же они сдадутся? Когда не смогут держаться? Где истерики, где скандалы, ссоры и разделение по два человека и обещание встретится тут же через какое-то время? Им этого не хватало. Они хотели интриг, событий, неожиданных поворотов! Крови, в конце концов! Вот, кажется, я уже схожу с ума.
   - Мне кажется, что за нами следят эти люди...
   - Какие люди, Энге?
   - Которые тут... похоронены. - не одна я схожу с ума. Каждому свое и версия Энге мне нравится. - Приведения... - прошептала она.
   - Что?
   - Здесь есть приведения? - она вопросительно уставилась на меня.
   - Я... я не знаю. Наверное, нет, это же... вроде бы сказки.
   - А что если они и, правда, водятся? Они съедят нас?
   - Нет, нет приведения не питаются человечиной... - я поперхнулась. - людьми. Но они могут попробовать напугать нас. Могу с уверенностью заявить, что нам с тобой они не страшны. - я ободряюще улыбнулась.
   - Почему?
   - Ну, Майки с Джо нас уже пугали, поэтому никакие приведения нам не помеха. - я рассуждала так легко и беззаботно, словно говорила о завтраке что ела с утра или о погоде. Синоптические подробности были бы кстати... Энгель фыркнула.
   - Да уж, после наших ребят уже ничего не страшно, вот только кошмары снятся.
   - Майки, что там? - крикнула я, спотыкаясь. Парень остановился, вглядываясь вперед.
   - Ничего, просто... там что-то мерцает. - прокричал он в обратную, всё смотря куда-то. Я обернулась к остальным и дала знак рукой, чтобы они следовали за нами, и мы с подругой припустили к Майку.
   - Приведения? - испуганно проблеяла она. Я решила промолчать, ведь сама начинаю опасаться. Вдруг и, правда, и к тому же, я совсем не уверена что они не питаются человечиной.
   Слегка запыхавшись, мы остановились рядом с рыжим парнем. Из груди вырвался облегченный выдох.
   - Это всего лишь свет дальнего фонаря. - пробормотала я, смотря на них.
   - Никаких приведений?
   - Нет, Энге.
   - Приведения? - с опаской выговорил Майки и к нам подбежали друзья.
   - Да нет тут никаких приведений! - раздраженно выдавила я.
   - И, слава Богу. - ответила Марис, сильнее прижимаясь к Бени.
   - Джо, ну что там, ты ничего не нашел? - обернулся Майки. Джордж видимо отвечать не захотел. Я и девушка с колосками всматривались вдаль, разглядывая свет охватывающий ореолом фонарь. Так хотелось туда, где горит эта точка на горизонте. Где фонари, где люди и где нет кладбища, что самое важное. - Джо?
   Майки обошел нас, топая ногами.
   - Где Джо?! Джордж?! - уже панически крикнул он, не зная куда кидаться. Его глаза горели паническим блеском.
   - Джо, ну хватит! Это не смешно, вы нас уже достаточно напугали! - крикнула Марис в темноту. Ответа не последовало, никто не выпрыгнул из-за угла, никто не вышел с раскрытым видом... ничего.
   - Черт возьми! - выругалась я, топая ногой. Да что же это такое? Либо он и правда притворяется, либо действительно пропал. Но как можно было пропасть? Мы все здесь, мы не разделялись, держались вместе, как такое могло произойти?!
   - Нужно его найти. - твердо возник Майки.
   - Как? - одновременно воскликнули мы.
   - Не знаю. Пойти обратно, может быть, он заблудился.
   - Это невозможно... - вставила Марис.
   - Это возможно! - воскликнул Майки. - В такой темноте все возможно. Я сам еле ваши силуэты различаю.
   - А я вас отчетливо вижу. Луна сейчас светит ярко. - возразила я.
   - Присоединяюсь. - Энгель сложила руки на груди, но это не было чем-то вроде протеста, нет. Просто хотелось плотнее укутаться во что-нибудь теплое. Я сама еле сдерживалась от того, чтобы прижаться к кому-нибудь.
   -Мы должны идти дальше. - еле как выговорила я.
   - Ну, уж нет. Ты предлагаешь бросить его?!
   - А что? Идти обратно?! Но никто не помнит дороги! Мы не шли напрямик, было множество поворотов. Хоть кто-нибудь запомнил их?
   - Она права. - ответила Марис, тихо, но вкрадчиво.
   - Мы же и, правда, не знаем где именно, в каком месте он отстал. - Бени, ну наконец-то заговорил, а то я уж подумала, он онемел от страха.
   - Я... я не могу его бросить... - прошептал Майк, останавливаясь на месте и замирая.
   - У нас нет выбора... - прошептала я, подходя к нему. - Пойдем дальше. Мы найдем его - обещаю. Он и наш друг тоже. День настанет в любом случае.
   - Погода не минусовая, да и что может случиться? Он наверняка сидит где-то и ждет подмоги. - Энгель успокаивающе гладила его по руке.
   - И она прибудет, лишь чуть позже. - я обняла его, прижимаясь. Все так навалилось, и даже страх в этот момент отошел на второй план.
   Мы пошли дальше... Паутина давила на меня. Темные углы пугали, казалось, что сейчас чудище выскочит и набросится. Пред глазами стоял день похорон, и хотелось заплакать. Выпустить всю эту боль. Но папа с мамой не одобрили бы. Я должна быть сильной, ради друзей. Хотя бы ради них. Пройдя пару поворотов Майки снова замер, и ринулся вперед.
   - Ребят, скорее сюда!
   Мы выбежали на место где могилы были ниже, или полуразрушены. Низенькие, лишь плиты лежали на земле покрытые мхом и тронутые плесенью. Мелкая трава росла то там-то тут. А вот впереди стояла статуя, к которой и подбежал Майки с победоносным видом. Пространство было странным. Оно как-то отличалось от остального, словно имело форму. Будто в непроглядном лесу была ровная и совсем не заросшая полянка. Если везде были могилы со стоящими плитами, пускай и старыми, но они были довольно высоки. Получалось так, что вокруг всегда что-то было, что-то значительное. А тут - будто расчистили пространство, и впереди среди могил стояла статуя Горгоны. Мы радостно подбежали.
   - Ну вот, теперь не трудно будет найти выход! Слава Богу, спасибо, спасибо! - громко заговорила Энгель, поднимая руки к небу, и радостная улыбка появилась на ее лице.
   - Неужели. - тихо выдохнула я, останавливаясь.
   - Майки, теперь куда? В какую сторону от статуи? - спросила Марис.
   - Это я и пытаюсь определить. - задумчиво протянул тот. Девчонки уже оживились; Энге энергично потирала руки. Я подальше отошла от статуи, чтобы лучше видеть место в сторонах от нее и понять где мы уже ходили. И словно две картинки сошлись перед глазами. Или напротив раздвоение какое-то. Но я отчетливо увидела еще, по крайней мере, четыре статуи. Горгоны стояли, словно в порядке каком-то, но они были. Я потерла руками глаза и снова посмотрела. Да, четыре статуи.
   - Посмотрите...
   - Алиса, что с тобой?
   - Вы посмотрите! - закричала я. - Их четыре! Какая из них?! Какая?! Я не хочу умирать, я не хочу здесь оставаться! Мне плохо... Я... Я не могу! - я начала истерически орать, тыкая пальцем на статуи. Все просто в шоке смотрели на них, не имея возможности поверить. Как теперь быть? Мы же не можем идти от каждой из них, еще и в разные стороны! Это невозможно... невозможно...
   Я чувствовала, что меня прижали к себе, и мне было тепло. Так отчаянно хотелось заплакать... Весь мир сжимался, оставляя меня одну наедине с кладбищем. Страшным старым и с приведениями... Я не могла спокойно смотреть. Уже больше полтора часа я хожу так, изображая спокойствие... Но сейчас моему состоянию приходит конец. Грудная клетка резко вздымалась от вдохов и поспешных выдохов. Глаза щипало, потому что я начала чувствовать запах гнили. Казалось, сейчас все мои страхи вылезут из-под земли. Сейчас ужас детства восстанет, поднимется и схватит за ногу. Я настолько четко и реально это представила, и дикий визг пронзил всю округу. Я бросилась на шею тому, кто меня обнимал, и не важно - выдержит он меня или нет. Я запрыгнула с ногами, цепляясь руками за сильные плечи - невидимая рука почти схватила меня за ногу, вырываясь прямо из недр земли. Неожиданно завыл волк, протяжно... Где-то на западе и я очнулась. Глаза распахнулись, и я почувствовала, как меня гладят по голове.
   - Алиса, успокойся. Все хорошо. Мы справимся, мы найдем выход, милая... - Майки нежно гладил меня по волосам, другой рукой держа, чтобы я не упала с него. Я, оказывается, обхватила его ногами, крепко прижимаясь к груди.
   - Можешь отпустить меня. Все... хорошо. - я встала на ноги и мне было так неудобно смотреть в глаза Майки. Будто между нами что-то произошло, такое интимное.
   - Точно?
   - Абсолютно. - я выдавила из себя измученную улыбку. Остальные стояли рядом, испуганно смотря на меня. Энгель сама еле держалась от того, чтобы не разрыдаться.
   - В какую сторону, и от какой статуи мы пойдем? - спросила Марис охрипшим голосом. Как хорошо, что у нее есть Бени. Он крепко прижимает девушку к себе, не давая почувствовать одиночество.
   - Не знаю... - ответил рыжий.
   - Предлагаю считалку. - выдавила я.
   - Что?! - разом воскликнули они. Ну, а что? Есть другие варианты?
   - Предлагаю воспользоваться считалкой, раз монетки ни у кого нет.
   - Нет... - хмуро протянул Майки, отрицая наличие монетки. Вот Бенджамин молчаливый какой-то стал. Обычно на позитиве, а тут видно весь позитив выбили всякими новостями. Я развернулась к статуям.
   - Раз, два, три, четыре, пять - надо солнышку вставать. Шесть, семь, восемь, девять, десять - солнце спит, на небе месяц. Разбегайся кто куда - завтра новая игра. - говорила я в такт, указывая пальцами то на одну, то на другую статую. Друзья на меня косо посмотрели, не говоря ни слова. - Что? - воскликнула я.
   - Что это было?
   - Ну извините, в детстве я знала только эту считалку. - сложила я руки на груди, корчась. - Ладно...
   - Может не надо? - проворчал Бени, вот только кто его слушал?
   - Четыре статуи подряд. Стоят, молчат и смотрят. Велят идти по сторонам, авось нас заворотят...
   - Уж лучше бы молчала. - Майки недовольно покосился на меня.
   - Прежняя лучше... - тихонько сказала Энгель, сжимаясь.
   - Эй, это был экспромт! Я только что сочинила новый хит.
   - О да...
   - И что вышло-то? - спросила Марис. Подул слабый ветерок, колыша паутину на могиле. Какая гадость... В ней плелся огромный черный паук.
   - Идем к той статуе. - я указала на ту, что была восточнее от нас и мы быстрым шагом направились к ней, переступая могилы, иногда просто перепрыгивая. Всем хотелось поскорее сбежать. Меня не отпускала мысль, что сейчас из-под земли вылезет рука и схватит меня, оторвет ногу. У этого трупа будет синее прогнившее лицо, с дырками вместо глаз и черные зубы, по всему лицу ползают опарыши... Бурная фантазия подгоняла меня, заставляя прыгать выше, меня начинало трясти. Будто разряды проходят по телу, заставляя дергаться и дрожать одновременно. Будто зуд какой-то, все тело хотелось чесать. Я уже чувствовала, как меня хватают... и знала, какое это будет ужасающее ощущение. И боже, как хотелось домой смыть все это с кожи.
   - В какую сторону идем? - спросил Бенджамин, смотря на нас и держа Марис за руку, стоя возле выбранной статуи. Я вздохнула.
   - Раз, два, три, четыре, пять...
  
   Машина неслась на огромной скорости, за окном проносились деревья и загадочная луна. Она все светила на небе красочным ореолом, сопровождая путь пары. Мужчина сжимал руль, выдавливая педаль газа, и внимательно всматривался в дорогу. ДТП не должно случиться - в машине ребенок, который не должен погибнуть. Их ребенок.
   - Ты считаешь - это правильно? - произнес Энвентер, не отрывая взгляда от дороги.
   - Мы должны пожить нормальной жизнью. Ребенок достоин лучшего, а не вечного страха и вздрагиваний от каждого шороха. - прошептала еще молодая женщина, держа на руках годовалого ребенка. Черные овальные бровки над выразительными глазками, милое лицо. Малышка посапывала, и даже рев мотора не мог ее разбудить, но мать старалась говорить как можно тише. Мужчина молчал. Сколько они готовились, ждали и решались? Все правильно, как и год назад. За окном ночь темная с пасмурным небом. Куда податься? Они не знают, просто едут как можно дальше. Наверное, даже спустя столько времени каждый из них помнит разговор со старухой в деталях.
   Женщина сильнее прижала спящего ребенка к себе и стала тихо напевать...
  
   - Кто-нибудь помнит дорогу назад? - спросила Энг, держа меня за руку. Интересно, она чувствует, как я дрожу?
   - А куда мы вообще идем? - я не знала, каким мыслям и планам мы следуем. Я вообще смутно осознавала реальность. Дул прохладный ветер, заставляя паутину, увесистую и распространившуюся по всему кладбищу, зловеще поднимать и колыхаться из стороны в сторону.
   - Мы просто ищем выход... - пробормотал Майки, вертя головой. - Нам еще нужно найти Джо.
   - Нам нужно выбраться.
   - Скажи, как давно ты хотел это сделать? - шепотом спросила Марис, глядя на Бени из-под опущенных ресниц.
   - Держать тебя за руку? - улыбка тронула его губы.
   - Да, быть со мной...
   - С прошлого лета. Помнишь, мы ходили на пикник к озеру? Ты была так красива, и только тогда я осознал, что влюбился...
   - Глупый, а почему молчал? - никто не слышал их разговора. Парочка шла впереди всех и тихо переговаривалась. Они были красивы. Медные волосы с оттенком золота так потрясно играли светом луны, а каштановые волосы Марис в темноте казались совсем черными. Они плотнее прижались, словно стараясь срастись вместе, не чувствовать страха и холода. Такого мерзкого могильного холода. Осознание того, что ты находишься среди мертвецов, ложилось тяжким грузом в душе и сердце. Тебя накрыли бетонной плитой или словно это вина от чего-то содеянного. Этот груз весил не меньше, всего лишь осознание, что рядом есть те, которые когда-то жили, а теперь они лежат там и завидуют, что подростки живы и ходят...
   Высокие могильные плиты окружали нас и сейчас они были как никогда высоки. Возвышались, и ты чувствуешь себя маленькой и незначительной. Ветер разгулялся не на шутку... И вот очередной порыв дикой стихии срывает огромную липкую паутину... Я вижу это как в замедленной съемке. Медленно подхваченная ветром, она летит прямо на Марис и еще неизвестно - может в ней есть опасный ядовитый паук. Девушка испуганно оборачивается в сторону и не успевает ничего сделать. Огромное полотно накрывает ее голову и лицо, неприятно прилипая. Дикий визг разносится повсюду, отражается от стен и возвращается, слышится эхо со всех сторон. Марис с душераздирающем воплем несется вперед, срывая с себя паутину и я вижу, как ее ноги в модных кроссах топаю по земле. Шаг размашистый и когда ее нога касается почвы, в моей голове отдается грохот. Еще шаг, снова грохот. Все замирают, их лица заторможено оборачиваются на нее, никто ничего не может осознать... Все это словно поставили на перемотку вперед, лишь замедлили ее на три деления. Лица друзей, их руки двигаются так медленно, что смазываются... Каждое движение, будто весит миллионы. Девушка скидывается с себя эту гадость; облегченно вздыхает... Ветер подхватил смятую паутину, относя ее в сторону... Марис оборачивается и махает. Бенджамин бежит к ней, стараясь оказаться рядом как можно скорее. Она делает шаг вперед и... земля, покрытая противным мхом, начинает трястись. В глазах девушки появляется паника и что-то внутри рушится. Все планы, вся жизнь вмиг оказываются ненужными и несбыточными. Страх в глаза Бени, бежавшего к ней - и как ей удалось отбежать так далеко? Земля под Марис расходится, поднимая слои пыли и еще один крик раздается, мгновенно затихая...
   Когда мы подбежали, пыль стояла над землей... Бени бросился вперед и если бы Майки и я не схватили его вовремя за капюшон толстовки, он бы с грохотом упал в яму на дне которой... лежала Марис...
   - Марис?! Мариса, как ты? - никто отвечать не собирался.
   - Мариса... - дрожащим голосом произнесла я, всматриваясь вниз.
   - Ты сильно ушиблась? - пролепетала Энгель. - Мы сейчас вытащим тебя. - и от чего-то лицо Бени меня пугало. Мрачное с накатившими слезами и плотно сжатыми губами.
   - Малышка, ты слышишь нас? - он произнес это так нежно, что в груди сразу заныло. Майки стоял рядом, не говоря ни слова. Хватало и нас со своими глупыми речами. Пыль медленно осела и развеялась. Пространство вокруг стало с кристально чистым воздухом. Были видны малейшие детальки.
   - Она, наверное, отключилась. Все хорошо будет. - заторможено говорила Энге, всматриваясь внутрь. А я не могла выговорить и слога. Грудь затряслась от рыданий, смотря на растрепанные волосы Марис и неестественно повернутую шею. На открытые стеклянные глаза, смотрящие в небо и еле заметная улыбка на губах. Слезы катились по щекам, капая на куртку. Я присела на корточки, сжимаясь в комочек. Как можно поверить, что нет больше подруги, того человека, который был с тобой рядом всегда - и в сложные моменты и в моменты радости. Как можно поверить, что не увидишь ее улыбки?
   - НЕЕЕ-ЕЕЕТ!!!!! - бешено заорал Бенджамин, смотря вниз. Горячие слезы катились из глаз, да и ему было плевать - видит это кто-нибудь или нет. - Нет, не может быть! НЕТ!!! Черт возьми, нет!!! - он яростно выплевывал слова куда-то в темноту, метясь из стороны в сторону. Еще немного и он сорвется. Он может сделать с собой что-то. В его душе поселилась вселенская обида на все. Хотелось рвать и метать, хотелось закопать первого встречного и избавиться от этой боли. А для меня... это было настольгично. Снова кладбище, снова потеря и снова боль. Я раскачивалась, пытаясь не реветь во всю глотку, но выходило плохо. Чувства разрывали... Так... Что... Кровь была около ее головы... Она растеклась круглым пятном...
   Майки стоял, смотря в одну точку с каменным лицо. Губы Энгель подрагивали, когда она обняла себя руками, что-то бормоча под нос. Мы все пережили эту потерю, нам всем сложно... Но как так могло выйти?! Что ее больше нет...
  
   Солнце светило ярко-желтым пятном на голубом небе. Пара держалась за руки и, казалось бы - все отлично, но их выдавали напряженные лица. Что-то грызло изнутри, не давая покоя.
   - Милая, ну чего ты беспокоишься? - с ноткой удивления прошептал мужчина, смотря на опущенную голову его жены. Та постоянно смотрела вниз или же на дочь, играющую на площадке.
   - Я не беспокоюсь, Энвентер.
   - Я вижу, тебя что-то тревожит. - женщина отрицательно покачала головой, а сердце ее болезненно сжалось. - Посмотри мне в глаза. - твердо произнес мужчина беря ее за подбородок, но отчего-то Грейси не переставала смотреть себе под ноги. Они сидели на лавочке в парке. Солнечное место, в котором ты казался защищеннее, будто здесь не существовало опасности. Они так думали. И возможно это и было той самой роковой ошибкой. Хотя кто знает... Судьба вообще еще та шутница.
   - Ты не должна переживать, слышишь?
   - Энвертер, я... Она... - Грейси кинула озадаченный взгляд на улыбающуюся девочку с двумя хвостиками. - Что-то происходит...
   - Что ты видела? - он сразу же стал серьезным и это пугало.
   - Малышка, наша малышка... Она сказала, что видела странных людей.
   - Ты думаешь, нас нашли?! - кидая взгляды по сторонам, мужчина сильнее сжимал руку жены.
   - Нет, нет, ты не понимаешь! Она не это имела в виду. Та женщина, она была права. Наша дочь... - отчаянно зашептала женщина в красных туфельках.
   - Прекрати! - выдохнул Энвернтер, взмахивая рукой. - Наша дочь абсолютно нормальна.
   - Но стоит пойти провериться. - на глаза женщины наворачивались слезы. Она боялась за своего ребенка, боялась его потерять и не хотела, чтобы что-то пошло не так. Они уехали, они сбежали - это не могло настигнуть их здесь! Не могло найти их.
   - Ты помнишь, о чем нас предупреждали?
   - Но ведь никто не узнает! Мне страшно за нее Энвентер.
   - Мама! Мамочка! - девочка подбежала к паре и ее маленькие черные хвостики забавно подпрыгивали.
   - Да, малышка, что случилось? - женщина мягко улыбнулась, нежно гладя пальцами по милой щечке ребенка. И слезы наворачивались на глаза от всего того, что копилось внутри, от переживаний.
   - Мне снилась бабушка Мейси! - радостно возвестил ребенок, хлопая в ладоши. Лицо женщины побелело. Мужчина встревожено заглянул в глаза жене.
   - Мейси? Та, на чьих похоронах мы были?
  
  
   Гроза прогремела над головой, и небо осветила молния. Пронзительная и яркая. Почти такая же, как боль от потери близкого человека. Разве мы могли ее бросить? Оставить там - одну? Разве мы могли бы так поступить? Да могли. Нам нужно спасаться самим, как утверждает Майк. И как бы нам не было больно и горестно - Марис мы уже не поможем и она бы хотела, чтобы мы спаслись. Я не подозреваю, о чем думают друзья, но по моим щекам все еще катятся слезы. Такие потери не забываются быстро. Они еще долго сидят внутри и грызут, не дают покоя, теребят рану воспоминаниями. Все это сложно. Оказывается, жизнь состоит из боли; горькой с приторным осадком на языке. И я еще сомневалась? В чем? В том, что Бог милосерден? Нет. Но может к кому-то кроме меня. Я не могла даже подумать, чем заслужила столько потерь и флакон боли, которая словно лекарство, вливаемое насильно, поступает в вены. Противно от того, что ты ничего не можешь сделать.
   Бэнджамин с силой сжал кулаки. Все мысли читались на его лице - мучение. Я не понимаю, как нам удалось его уговорить пойти. Он намеревался остаться с ней - до конца. Но ведь Марис это бы не понравилось. Сейчас мы шли каждый погруженный в свои мысли. И вот никому не было до нас дела. Ни полиции, ни родителям, ни пожарным и ни службам спасения. А разве мы не сами в этом виноваты? Разве не сами пошли сюда? И я уже точно могу заверить - на гибель. Двое наших лучших друзей нет с нами. А кто виноват? Мы.
   - Стоит поторопиться. - севшим голосом произнес Майк, смотря вперед. Мы переступали могилы, и теперь паутина в углах казалась еще ужаснее и коварнее отчасти. Луна бледно все так же светила, а я не могла смотреть на небо. Не могла поднять голову - все увидят мою слабость. И не важно, что всегда я была уверена - потеря близкого вызывает слезы, а слезы горя это не слабость и никогда не позволила бы ее скрывать. Тогда почему сейчас я не могу впасть в истерику? Наверное, мне жалко друзей. Они и сами-то еле держатся.
   - Мы так и не знаем, куда идти.
   - Даже указателей нет, Майки. Где выход? - просопела Энгель, смотря под ноги. Я видела, как мелкие капли падают и тут же впитываются в почву.
   - Энге, мы ищем его вместе! Я не могу всего знать!
   - Но это вы притащили нас сюда!
   - Да я виноват, да я кретин! Я себе никогда не прощу... - просипел рыжий мальчик.
   - А что нам делать?! Я не хочу умирать, не хочу!
   - А кто хочет?! Посмотри вокруг, здесь одни трупы, что я могу сделать?! Постучаться и спросить дорогу?!
   - Это ты виноват! Ты должен вывести нас отсюда!
   - Молчать!!! - рявкнул Бени. Если бы не он, то это сделала бы я. Сколько можно выслушивать этот бред, все на грани - вот только сориться это не выход! Энге с Майки как-то сразу поникли и замолчали.
   - И что нам делать? - тихо спросила я, чтобы никто не заметил, что голос дрожит. Темнота подступала со всех сторон. Я уже просто не могла жаться куда-либо. Было не к кому.
   Хотелось тепла, а вокруг только холод и мрачный свет луны. Мы как раз подошли к какому-то строению очень напоминающему склеп. Старой кладки темного камня, как вековые замки. Стены были увиты плющом и выглядело все очень по-старинному и даже красиво, если бы не ситуация и сама обстановка. При свете дня здесь было бы очень интересно, складывалось впечатление, словно ты попал в прошлый век.
   - Откуда мне знать?! - заорал Майки, стукая по камню стены кулаком. Его лицо исказилось маской ярости; грудь резко вздымалась, а глаза горели огнем. Мои колени задрожали и, боясь упасть, я присела на корточки, обхватывая себя руками. Майкл, стоя ровно все так же с приложенным кулаком, упал вскрикнув. Пелена слез застилала мои глаза.
   - Вставай. - прошептала Энге подходя ближе словно хотя помочь другу. Он с напряженным видом начал подниматься, но выглядело это так, будто на него положили тонну кирпичей и он силился их поднять. Я не знаю, каким образом он упал на живот, полностью распластавшись, но встать ему было очень сложно. Бенджамин подошел, подавая Майки руку; тот схватившись, прилагал особое усилие, чтобы встать и никто не понимал ничего.
   - Что с ним? - подбежала Энгель в своем плащике и присела рядом со мной, озадаченно смотря на парней.
   - Ума не приложу. - ответила я дрожащим голосом. Только Майки схватился за протянутую руку и оперся на нее, его что-то дернуло назад, заставляя Бени ринуться вперед. Мы вскочили с ужасом в глазах, и я сомневалась, что смогу сделать хоть шаг. Майки снова лежал на земле с такими глазами, что хотелось выть. Он явно не представлял что происходит, как его снова что-то потянуло за ногу, оттаскивая назад.
   - Что черт дери такое?! - заорал он, хватаясь за плющ развитый рядом, но его тащило с такой силой, что растение рвалось на глазах, словно его ножницами режут.
   - Майки, держись! - заорала Энгель, кидаясь к нему, но Бени оттолкнул ее назад, сам хватая друга за руку. Я... я не могла сдвинуться. Даже сказать ничего не могла. Вы когда-нибудь видели, чтобы вашего друга тянули за ногу? А чтобы тянули, но никого не было? Чтобы тянуло что-то не ощущаемое, и виден был лишь отпечаток сжимаемой ноги чьей-то рукой?
   - Бэнжамин, хватай его черт тебя дери! - заорала девушка с колосками не своим голосом.
   - Нет! - сип вырвался из моего горла, когда парней потащило по земле, словно асфальтоукаточный трактор. Майкла тянуло за ногу, а Бени кажется и не собирался отпускать его руку.
   - Отпусти! Помоги девочкам, отпусти! - орал Майки, стараясь сбросить с себя руку друга. Сложно было углядеть что-то в темноте, но луна вдруг начала светить вровень солнцу, только каким-то серебряным свечением. И этот свет был так же холоден, как и ветер дующий отовсюду. Волки завыли снова и я ожила. Меня пнули вперед и голос шептал: "Беги, беги! Ты должна, ты успеешь!" - и я ринулась. Наперерез могилам, по которым тащили парней, наперерез судьбе и фортуне. Чертовой фортуне, которая может оставить жить или дать шанс умереть.
   Бени не смог бросить Майки, не смог оставить рыжего парня - мы и так многих потеряли. Я понимала, что еще чуть-чуть, и они исчезнут. Не знаю, куда и как, но это произойдет... и я прыгнула, хватая их обоих за сомкнутые руки. Я слышала дикий крик Энге позади, ведь теперь меня тоже тянуло куда-то, и было страшно, но еще страшнее потерять близких людей.
   - Отцепи его от меня, Алиса! Сделай это! Погибнем все или только я! Зачем лишние траты?! - я слышала Майки сквозь ветер, шумевший в ушах от скорости.
   - Он прав, Бени! - я старалась расцепить их руки, но парень так вцепился, что было невозможно что-то сделать. Его руки побелели от напряжения. - Пожалуйста, Бени! Энгель там - одна! Мы не можем бросить ее!
   - Так бросай нас, Алиса! Ты не должна...
   - Должна! Майки... - соленые капли текли по лицу градом, но я и, правда, должна. - Майки, прости... прости пожалуйста. - я резко расцепила руки хватая Бэнджамина за плечи и сильнее прижимаясь к нему, опираясь всем своим весом на его тело и... его руки разомкнулись. Мы кубарем полетели назад; пыль летела в лицо, и земля неприятно колола глаза, но мы спаслись. Я старалась не думать, чего нам это стоило. Майк как-то внезапно скрылся. Стояла тишина как в глуши. В заросшей чаще леса. Темно, пусто и тихо. Сердце остановилось? Кажется, да. Осталось закрыть глаза и провалиться в черноту. Но нет, рядом откашливается Бени, и поднимает меня с земли, усаживая рядом.
   - Зачем? - потускневшими глазами он смотрит на меня, а я еле различаю его силуэт из-за слез и темноты.
   - Должна... была...
   - Хватит рыдать, нам нужно выбираться отсюда.
   - Выбираться как Майки?! Как Джо?! Как Марис?! - он дернулся как от удара, и мне показалось, что что-то скатилось по его щеке. Моргнув, я уже ничего не заметила. - Прости.
   Я спрятала лицо в ладонях, зажмуриваясь все сильнее. Как я могла?! Бросить Майки?! Да что я за подруга, в конце концов, после этого?! Какая же я тварь... Плакать молча сил не было, и я рыдала в голос. Сильно громко и со всхлипами, пошмыгиванием носа и причитаниями. Видела вокруг только темень, даже не ощущалось чье-то присутствие рядом. Одна... как в кошмаре.
   - Ты сделала правильно. - вдруг услышала я низких голос Бени. Он сидел справа от меня, поджав под себя ноги. - Да, может по отношению к Майки ты и плохая подруга, но ты спасла меня. И это правильно. Зачем спасать того, кто обречен? - он горько усмехнулся. - Ты хорошая подруга и он это знает.
   - Ребят... - я всхлипнула, и мы услышали тонкий голосок Энге.
   - Мы здесь! - Бенджамин тут же встал, направляясь на голос, но не успела я испугаться и кинуться следом, как он появился обнимая девушку за плечи, а другой рукой вытирая ее щеки. Увидев меня, ну или мой силуэт, она кинулась прямо на землю в своем кремовом плаще, и как ей было его не жаль.
   - Алиса, подруга! Ты жива... Боже, ты жива! - она принялась меня прижимать к себе, пока я всхлипывала на ее руках. Ну вот, теперь она служит успокоительным для меня.
   - Жива. - еле выдавила я улыбку. - Нужно идти.
   И отчего мне так хотелось добавить: "...Могила зовет". Снова надгробия и земля, покрытая жухлой травой и мхом. Противно до ужаса, особенно, когда ты ходишь здесь несколько часов. Было ощущение, что ноги промокли и холод забирается под кожу. Щеки стянуло от слез, и неприятно было даже говорить. Я запрещала себе думать о случившемся - тогда я точно раскисну, и толка от меня вовсе никакого не будет. Мы всё шли; заворачивали за могильные плиты; проходили мимо надгробий, ища тропинки, указатели или же статуи, но какие могут быть тропы?! Здесь не ступала нога человека еще с прошлого века. И почему парням не захотелось пойти на новое кладбище?!
   - Мне нужно в туалет. - пробормотала я, поворачивая голову к оставшимся друзьям. Мы шли за руки так, что Бени был посередине.
   - Что ты предлагаешь? - спросил парень.
   - Давайте остановимся, а я отойду неподалеку и...
   - Хорошо. - перебил он со смущенным видом.
   - Э, нет-нет, Алиса, не оставляй нас!
   - Энге, все будет в порядке, чего ты? - я обняла ее, пересиливая порыв бежать в первые попавшиеся кусты. Я улыбнулась и, развернувшись, направилась за самое большое надгробие, которое имелось поблизости. Отходить далеко и самой было страшно, но и чувствовала я себя неудобно, находясь слишком близко. Я видела спины друзей в метрах тридцати и была спокойна. Главное вот они - здесь - не далеко. Я зашла за угол. Меня не оставляло чувство будто кто-то наблюдает за мной, и встав, я начала оглядываться по сторонам. Никого. Похоже у меня галлюцинации на нервной почве. Господи, Алиса, ты понимаешь, что двое твоих друзей умерли?! Меня в который раз затрясло, и ком встал в горле. Я не хочу возвращаться домой, я не смогу смотреть в глаза их родным и знать, что я виновата во всем этом. Я вздрогнула, заметив движение слева от меня. Рядом стояла женщина в красном плаще и мило улыбалась. Когда-то я ее очень хорошо знала...
   - Алиса, ты должна вернуться к ним. - ее губы беззвучно двигались. - Не смей бросать родных тебе людей.
   - Но, мама...
   Все это как видение и я поняла - мама бы так и сказала. Я не должна бросать друзей, хоть что-то хорошее во мне осталось. Я кивнула сама себе и шагнула вперед... И возможно, я бы закричала, если бы мне не зажимали рот. Я старалась убрать это "что-то" от лица, но моя рука проходила сквозь пустой воздух. Я чувствовала, что кислорода не хватает, да и как дышать, когда тебе сжимают горло; и закрыли рот - на помощь не позовешь. Я упала, дергая ногами, и мычала что-то неразборчивое. Перед глазами плыли черные круги. Ну вот, как ты и хотела Алиса - домой к тетушке ты не вернешься. Я впивалась ногтями в землю, царапалась чтобы создать хоть какой-то шум - вдруг меня услышат. Тщетно. Легкие сдавило тисками, огненными ладонями сжимало всю грудь. Мне хотя бы один вздох... Нога обессилено дернулась еще раз и...
  
  
   Приемная была сделана в светлых тонах, которые успокаивали. Много зеленых растений и чистый воздух наполненный запахом кедрового ореха. Мужчина с женщиной сидели на диване из светлой кожи и заметно нервничали. Секретарша старалась не обращать на них внимания, сидя за своим столом, который был из такого же светлого дерева, что и обивка диванчика. Ей приходилось многое видеть, через нее проходили сотни и тысячи людей и все источали эмоции. Порой страх и разочарование или же напротив радость и дикий восторг. У каждого были свои причины обнадеживаться или потухать, будто пламя испорченной свечи. Эти люди - семейная пара были далеко не исключением и скорее входили в первую категорию. Они не были особо рады, вечно дергались и их взгляды пугали. Отчего-то в их глазах была обреченность. Но, это вовсе не дело секретарши этой конторы и она снова уткнулась в работу.
   Из двери с табличкой "Кориан Жулье Мюрэ. Специалист в области паранормальных явлений" вышла пара с ошарашенным видом. Мужчина подбодряюще смотрел на супругу, и они вышли, не удостоив секретаршу взглядом. Энвентер и Грейси подскочили с диванчика, прежде чем секретарь успела что-то сказать и стремительно ворвались в кабинет, замирая на пороге. За рабочим столом, встав с кресла, стоял молодой мужчина, роясь в бумагах и не замечая посетителей.
   - Можно? - неуверенно промямлила женщина в красных туфлях.
   - Что? - он поднял растерянное лицо и оглядел пару. - Ох, Стрэворсы? Прошу, проходите. - он доброжелательным жестом пригласил их сесть и сам сел в кресло складывая руки на столе.
   - Что с ... - замялась Грейси, подбирая слово; муж сжал ее руку будто говоря "я с тобой, все будет хорошо". - результатами?
   - Ах да, результаты. - воскликнул специалист все осматривая пару, стараясь просканировать их, понять чего они ожидают. Он должен знать, как все преподнести. - Вот анализы и документация, справки и подтверждения. А где же сама девочка? - говорил он, перебирая бумаги и складывая их на угол стола.
   - Она... осталась дома. Мы не хотим ее тревожить...
   - Да-да, понимаю, миссис. - закивал Кориан. - хорошо, давайте я вам зачитаю...
   - Мистер Мюрэ, - на французский манер произнес Энвентер. - просто скажите нам - предположения оказались верны?
   - Да. Поздравляю... - он замолчал, увидев, как исказилось лицо женщины и ее глаза наполнились слезами.
   - Скорее сочувствовать надо. - пробормотал Энвентер, сжимая рядом сидящую жену.
   - Ошибки быть не может? Вы могли ошибиться? - взволновано говорила женщина, заливаясь слезами.
   - Нет, увы. Вероятность ошибки минимальна. Сотые доли, если и те есть, но ведь в этом нет ничего плохого. - уверено заявил Кориан. - Это не страшно и это не диагноз и не приговор. С этим живут, и я бы сказал: живут интереснее, чем обычные люди, миссис Стрэворс.
   - Но... я не хочу этого... Вы не понимаете! - разрыдалась она все сильнее, пряча лицо в ладонях.
   - Милая, прошу... - притянул ее к себе, утыкая в грудь мужчина, через боковые подлокотники рядом стоящих кресел.
   - Я мог бы дать вам номера хороших специалистов в этой области, вы могли бы сходить на семинары. Это интересно! Могли бы развивать...
   - Мы могли бы получить свидетельства и все бумаги, чтобы изучить? - перебил его Энвентер.
   - Да, конечно. - пробормотал молодой врач с копной золотистых волос и безупречной кожей.
   - Огромное вам спасибо. - держа в руках папку с документами, другой сжимая жену произнес мужчина, напоследок оборачиваясь перед тем как выйти.
   - Не за что...
  
  
   - Что?! Черт возьми! - заорал Бенджамин где-то вдалеке.
   - Алиса!
   - Дыши девочка, только дыши! - что-то с силой трясло меня, но я-то знала, что мне не помочь. Остается закрыть глаза и улыбнуться друзья в последний раз... - Чертовка, куда собралась?! Решила бросить нас на съедение волкам?! Чего ты улыбаешься, хорошо тебе, да? Не позволю уйти, паразитка!
   -Алиса, умоляю, дыши... - прошептала Энге где-то рядом с ухом. Порыв ветра будто вдул в меня воздух, заставляя нервно глотать его и биться сердце. Еще глоток и снова... Рот беззвучно открывался, хватая кислород. Я распахнула глаза, но вокруг только темнота и ничего не видно.
   - Посмотри на меня. - теплые ладони взяли мое лицо в руки и это я только ощущала.
   - Не могу... - ответила я хриплым голосом и моргнула.
   - Еще разок. - прошептала девушка. Я снова моргнула, и очертания друзей начали появляться. Смутные, но все же.
   - Если еще хоть раз ты соберешься кинуть нас - сам закопаю. - спокойно произнес Бени прижимая меня к себе и гладя по голове.
   - Что это было? Ты разве больна астмой? - пробормотала Энгель.
   - Нет, это... это было что-то... вроде воздуха... - говорила я еще с трудом, да и вряд ли смогу нормально говорить, находясь на том же месте, где я чуть с жизнью не попрощалась. Лишь теперь понимаю, что готова пережить все, только бы жить. Хуже, хуже смерти нет ничего. А в особенности насильственной. И ладно бы маньяк какой тебя зарезал, это, по крайней мере, объяснимо и реально. А когда воздух сжимает горло... ну, это не входит в состав обычных смертей типа убийства или аварии.
   Темнота вливалась в нас, окружая, заполняя каждую частичку, все пространство. И это пугало. Несмотря на тяжесть во всем теле, я вскочила готовая бежать куда глаза глядят, только бы поскорее уйти с этого места.
   - Пошлите, скорее-скорее! - закричала я, шатаясь и ковыляя, летя вперед. Еще немного и я упаду обессилив. Но тут на подмогу появился Бени, подхватывая меня и так же спеша, рядом поспевала Энге. Дыхание сбилось, да и, в общем, дышать было сложно от страха, который сковал все тело. Возможно, роль сыграло и то, что я чуть не умерла. Воздух был наполнен какой-то сыростью и плесенью, что хотелось блевать. Бэнджамин озадачено обернулся на ходу и припустил шагу. Видимо его тоже не оставляло ощущение, что за нами гонятся и следят. Энгель что-то бормотала себе под нос, периодически одергивая бежевый плащик. Мы все поворачивали и поворачивали в темноте, иногда спотыкаясь о плиты или скользя на влажной почве. И гадкое чувство было внутри, будто мы все обречены. Я всегда была склонна в пессимизму, но в этой ситуации... Казалось я права. Мы бежали, словно за нами действительно кто-то гнался, да и было ли важно так ли это на самом деле? Хотелось поскорее сбежать от тумана, который будто заполнил все пространство. Я услышала плеск воды и уже обрадовалась, но поняла, что он больше напоминает хлюпающие звуки и опустила взгляд вниз. Мы влезли в какое-то болото размером с простершуюся лужу. Она хлюпала под нашими быстрыми шагами, и от этого появился отчетливый запах затхлости и гнили. Мы перебежали его, держась вместе, и все шли вперед. На миг Энге остановилась и мы затормозили. Она с озадаченным видом оборачивалась назад; ее взгляд был пустым и меня это ужасно пугало. Небо мутное и темное, его заволокли тучи, и эти грозовые комочки встретились с моим взглядом.
   - Энгель, пойдем. - тихо прошептала я, боясь повысить голос, словно нас мог кто-то услышать. Я чувствовала теплую руку Бени, но спокойствия не прибавлялось.
   Подруга будто меня вовсе не слышала, так и стояла, смотря в одну точку. Я шагнула к ней, ей нужна моя поддержка. Девушка покачнулась и побежала, дергая косичками. Наверное, ее что-то напугало, и мы кинулись следом, но она не собиралась сворачивать и целенаправленно неслась на одну из могил. На ту разваленную и старую, у которой торчали десятки железных тонких труб. С диким визгом она затормозила в миллиметре от остро торчащих железок. Ее грудь тяжело вздымалась, едва касаясь смертельных игл. Девушка несколько раз моргнула, будто не понимая и не помня, как здесь оказалась и как очутилась возле места своей гибели. Медленно она обернулась, встречаясь с нашими тревожными и взволнованными взглядами. Теперь вместо резко поднимающейся груди, на грани с остриями находилась спина в кремовом плаще. Энгель вовсе не смотрела на нас, ее взор устремлялся вглубь темноты за наши спины. Серые глаза девочки были распахнуты от нахлынувшего ужаса, тело стало деревяшкой, не поддаваясь сигналам мозга - бежать. Обернувшись, я не заметила никого, что могло бы испугать, но с застекленевшими глазами Энг протянула к нам руку, моля о помощи и явно под влиянием какой-то силы, сделала твердый и широкий шаг назад...
   Пронзительный крик огласил округу, когда спину девушки пронзили десятки железных наконечников, проходя насквозь. В эти мгновения Бен кинулся к ней, веря, что успеет схватить за руку, но... это было лишь едкое самовнушение. Ни один из нас не мог понять, что происходит. Мы не хотели терять еще одного друга. Это словно сон. Простая прогулка стала роковой. Стала смертельной борьбой, где не должен был выжить ни один. И как так вышло, что мы стали этими мишенями? Участниками игры, в которой нет правил и законов. Кто из нас заключил сделку с дьяволом? Кто подписал смертельный приговор всем - кто был жив в самом начале?
   Я кричала в унисон Энгель, впиваясь пальцами в волосы и складываясь пополам. Некогда атласный кремовый плащик окрасило бардовое пятно крови. Невинная кровь отчего-то всегда была так востребована...
   Девочка с колосками пыталась что-то произнести, но из горла вырывались лишь какие-то хрипы и сопение. Из уголка рта потекла маленькая струйка крови, прочерчивая дорожку к длинной молочной шее. Она сделала последний прерывистый вдох, подаваясь вперед и с округленными глазами, голова безвольно повисла. Хрип еле слышный успел сорваться с ее губ.
   - Волк...
   На коленях я подползла к ней, стирая последние слезы с еще теплых щек подруги.
   - Милая моя, хорошая. Энгель, нет... ты должна жить... Ты ведь слышишь меня, правда? Ну, хватит играть, вставай! Нам пора выбираться отсюда. - шептала я, из-за пелены слез не различая реальности. Нет, я не могла поверить, что они все - умерли. Такое ведь невозможно. Все, все кто мне дорог - мертвы?! Это просто неудавшийся, затянувшийся розыгрыш!
   - Алиса, пройдем... - сдерживая панические нотки в голосе, Бэнджамин простонал мне на ухо слова, поднимая за локоть с сырой земли и оттаскивая от тела девушки. Колени подгибались, да и вряд ли бы я вообще смогла встать без помощи парня. Утерев глаза, я встретилась с двумя ярко желтыми зрачками. Волк зарычал, обнажая острые клыки, и слюни противно летели во все стороны. На каком-то инстинктивном уровне мы с Беном одновременно сорвались с места, унося ноги. Спасая свою шкуру, уже совершенно забываешь о тех потерях, которые пережил. Адреналин вытесняет эмоции, в то же время, делая их явственней.
   Мне казалось, я взлечу в небеса, когда вдалеке я увидела очертания ворот. Я была готова закричать! Но за нами по-прежнему гнались. Мы чувствовали это всеми фибрами. Когда мы уже поверили что выберемся, из-за поворота выскочил серый огромный волк, преграждая нам дорогу, но я знала, что и тот черный бежал сзади, готовый прыгнуть мне на спину. Поднимая всю пыль, что тут имелась, мы затормозили, заворачивая за очередную могилу и надгробия, сворачивая с пути к выходу.
   Паутина в этом месте кладбища была ужаснее всего. Она свисала огромными комьями, будто зловеще шепча: я сорвусь, и тебя не станет...
   Несмотря на все остальное, луна здесь была в зените, и казалось что этот участок нечто мистическое. Мы остановились, оглядываясь, и попятились назад, когда нам навстречу выскочил чернющий волк, сверкая глазами. Мы были окружены.
   - Что нам делать? - с дрожью в голосе прошептала я, мимолетно взглянув на Бена.
   - Положись на меня. И... пообещай сделать то, что я скажу. - твердо произнес парень, это меня испугало. Он что-то задумал и не собирался сдаваться.
   - Хорошо. - мы отходили назад, не сводя взглядов со зверюг. Еще несколько шагов и мы упремся в каменное надгробие, сдаваясь добровольно.
   - Кто-то из нас должен выжить. - смотря в глаза монстру, ответил Бен. Волк был словно соткан из черного тумана. Призрачный и нереальный, подует ветер, и шерсть встанет дыбом, как языки пламени, поднимаясь над животным. Темно-коричневый волчара казался чем-то из темного угла. Когда ты идешь по ночной улице города, не подозревая о том, что находится в темном углу этого переулка. Коричневый хищник был тем, что обычно появляется из сотканного мрака рядом стоящего фонаря. Он был страхом, еще одним воплощением ужасала, которые мы придумываем сами. Они делали последние шаги, загоняя нас в ловушку. Мое горло сдавило, и я уже не смогла бы ничего выговорить. Черная дикая собака, как в предупреждение процарапала передней лапой землю. Молниеносно звери бросились на нас, но сильная рука оттолкнула меня с такой мощью, что я отлетела на добрых пять метров. - И это будешь ты, Алиса. Беги!
   Я подскочила с земли, не понимая, что должна сейчас делать. Мозг отвергал информацию что он - единственный выживший друг должен погибнуть. Я смотрела, как смазанным силуэтом волк кинулся на парня, заваливая его на спину. Коричневый монстр подлетел с боку силясь схватить Бенджамина за руку, но тот попытался оттолкнуть его. Сильная кисть друга прошла сквозь зверя, не встречая препятствия, будто вместо громадной собаки был воздух, и он тут же рассеялся, разлетаясь по ветру. То надгробие, которое стояло позади, стало еще одним смертельным местом моего последнего друга. Заторможено я видела, как Бэнджамин ударяется о край головой и шея неестественно выворачивается. Он был мужественным - не издал ни звука. Оставшийся монстр из черной мглы накинулся на него, вставая на грудь парня лапами и рыча прямо в лицо. Вот только Бену было уже все равно. Развернувшись, я понеслась прочь, и точно не могу сказать, какая сила подвигла меня это сделать. Будто кто-то управлял мной, дергал за веревочки, а я была живой куклой...
  
   - ...никогда, слышишь? Никогда не позволю сделать это! - кричала женщина, размахивая бумагами перед лицом мужа.
   - Она имеет право знать, разве нет?! - мужчина до сих пор не понимает, отчего Грейси так переживает. Да, их дочь не совсем нормальна, но ведь она их родное...
   - Это не будет для нее полезным. Она не должна, не должна, понимаешь? Так ей будет легче, Энвентер.
   - Но от этого возникнут только еще новые проблемы.
   - Наша дочь должна быть счастливой. - тихо прошептала женщина, ходя из стороны в сторону по светлой гостиной их дома. В комнату через распахнутые окна врывался ветер, раздувая легкую прозрачную тюль. Она хотела порвать бумагу, но твердая рука мужа успела остановить ее.
   - Я не позволю тебе сделать этого. - покачал он головой.
   - Поверь мне, доверься! Я знаю, так будет лучше. К тому же, если они узнают, что мы обратились... Они предупреждали. - в глазах женщины стояли слезы. Она была бессильна перед фактом, но должна была сделать что-то. Она чувствовала это.
   - Не узнают, милая моя. Она сейчас в школе, но скоро вернется. Нам нужно будет перевести ее из того ужасного пансиона.
   - Нет, - дама покачала головой. - там безопасно. Они не найдут ее.
   Пара долго смотрела друг другу в глаза и все понимала без слов. Так происходило всегда. Они были созданы друг для друга, предназначены. Сейчас все решилось, они поняли, как будут действовать. И, к сожалению, семья не знала, что это будет их последним совместным решением.
   - Компромисс? - прошептал мужчина, накидывая на плечи жены красный плащик. Она кивнула в ответ, встряхивая черные кудри, и вышла за дверь.
   Машина неслась по проселочной дороге, подъезжая к цели. Они выбежали из транспорта под мелкий моросящий дождик. Каблуки Грейс застревали в сырой земле, делая ходьбу невозможной. Они взбежали по лестнице, направляясь в какой-то кабинет. И хотя они точно не знали что ищут, подходящая комната нашлась сразу. Это был обветшалый кабинет биологии. Потертые стены, покосившиеся парты и слабо прибитый плинтус. Женщина кинулась к нему, припадая на колени и, портя маникюр, отодрала полоску плинтуса. Свернула бумаги, лежащие в файле в трубочку, и засунула под стену, снова закрывая ее дощечкой.
   - Она никогда его не найдет. - со вздохом облегчения, произнесла миссис Стрэворс.
   - Либо найдет, так как будет учиться здесь всю жизнь. Ты слишком ее недооцениваешь. - прошептал мужчина, принимая Грейс в объятия.
   Оказалось, уроки у их девочки уже закончились, и она поехала домой на автобусе. Какая умница. Они разминулись, и теперь родители спешили поскорее вернуться домой, не желая оставлять дочурку саму.
   Позже машина неслась на бешеной скорости, но так и не доехала до дома...
   Их нашли...
  
   Сырая земля, покрытая слоем мелкой пыли, мялась под быстрыми шагами. Я старалась сбить волка со следа, как можно больше виляя, и совершенно не думала о том, что он чувствует мой запах. Я все неслась к выходу, отчетливо понимая, что сейчас я либо выиграю, либо проиграю все. Третьего варианта, как положим и всегда, было не дано. Какие-то тени мелькали за поворотами, которые я проскакивала. Где-то над головой носились белесые тельца, и я не знала, что это такое и старалась не задумываться. Страх давно съел все внутренности и сейчас кажется, дожевывает печенку. Все тело онемело, понятия не имею, как я бежала. Я повернула за очередную кучу земли, и замерла. Из груди, прямо из сердца вырвался такой визг, что через три минуты уже стояла звенящая тишина, но рот мой оставался открытым, связки напряжены, и я все еще продолжала кричать, что будь тут стекла и лампочки - они давно бы потрескались. Продолжала, но ничего не было. Я сорвала голос и не могла ничего произнести более.
   Почему, в тех местах, где происходит что-то ужасное, всегда светить эта зловещая луна, которую я ненавижу? Почему она освещает мои потери, проходя через время?! Почему?! Я упала на колени, подползая ближе к Джо. Хотя насколько близко я бы не подошла, я бы все равно не достала до него. С этого момента я поверила, что схожу с ума. Парень был повешен на собственном тонком шнурке от ботинка, но... он не был подвешен за что-то. Невидимая сила удерживала его в воздухе. Ноги безвольно болтались, и один ботинок упал, валяясь. Одежда была перепачкана в грязи, он ясное дело боролся, и почему-то я была уверена - он даже не знал, с чем имеет дело. Лицо парня посинело, и было тошно на него смотреть, но я не отрывала взгляда, потому что мертвые глаза смотрели точно на меня. Проникали в душу... и убивали. Медленно, по частичкам. Я осталась одна... совсем одна. Как в страшном сне. Я сейчас выйду с кладбища, а тела моих друзей найдут тут. Меня либо обвинят в массовом убийстве, либо, что более вероятно, упекут в психбольницу. И мой сон, мой страх - сбудется. Мамочка, я не верю, что здесь подействует твой совет. Не верю... Я не смогу провести жизнь в психушке и перестать ее бояться.
   Луна светила тусклой лампой над головой парня и шнурком, обмотанным вокруг его шеи. Он поднимался вверх, будто был подвязан за что-то, но ничего не находилось выше. На трясущихся ногах я встала и подошла прямо к его телу. Парень зависал в метре над землей, и только я потянулась к нему рукой, не зная, что буду делать дальше, он резко вскинул перепачканную глиной руку. В немом крике я раскрыла рот, отскакивая назад, и понеслась дальше, видя выход. До сих пор я не могла осознать, что произошло тогда. Да и какое это имеет значение? Я чуть не на четвереньках неслась, и в последний раз решила взглянуть на друга, резко обернулась назад, поскальзываясь на промозглой почве. Ноги начали скользить, и я упала вниз, впиваясь пальцам в сырую грязь. Голова все еще повернутая в бок ударилась о землю, поднимаясь вверх, как попрыгунчик и во второй раз ударилась виском о камень...
  
  
   Я очнулась в темноте, чувствуя, как по телу стекают струйки пота. Я все лежала, боясь открыть глаза и, все надеясь услышать писк приборов. Нет, я не надеялась что выжила, не желала быть той одной, чудом спасенной. Я не могла понять, почему эта темнота не поглощает меня, почему не примет в свое царство? Думала, что с последующей минутой онемение пройдет, и я почувствую иглы, торчащие из моих рук, услышу капающий звук лекарств. Но понятие того, что произошло, не приходило ко мне. Приоткрыв один глаз, я осмотрелась вокруг, замечая обыденные стены комнаты и очертания письменного стола. Никаких приборов у кровати, ни единой капельницы. Может, я только что вышла из комы? Не понимаю...
   - Тетушка Гвендолин? - сипло позвала я, умоляюще смотря на дверь. Я надеялась, что мне объяснят, разложат по полочкам, покажут бумаги, в конце концов, о том, что произошло! И... мне все еще больно думать об этом, но мне необходимо знать, когда похороны...
   Я напряженно села на кровати, ожидая боли во всем теле, но не почувствовала даже легкой слабости. Тело налилось болью, отличной от физической. Такой, какая разрывает изнутри, скребет когтями, все время напоминая о потерях. Я спрятала лицо в ладонях и глаза наполнились слезами. Как я буду без друзей? Их родители возненавидят меня, за то, что я осталась жива. Грудь тряслась в рыданиях, и мне хотелось рвать на себе волосы.
   Голова была туманной, будто ее заволок дым. Смутные картинки всплывали в памяти: мама, засовывающая какую-то бумагу под плинтус школы; Мариса лежащая на дне ямы и лужа крови; тетушка Гвендолин, достающая записку из почтового ящика той, некогда счастливой пары: "Я же предупреждала..." - словно скрипучий голос старухи хрипит над ухом; Бенджамин, со стоящим на его груди зверем, сотканным из ужаса и страха; Джордж, повешенный на собственном шнурке; Энгель, в кремовом плаще, заливающемся кровью и торчащими прутьями из груди; женщина и мужчина, стучащиеся в дверь; Майкл, которого куда-то уносят неизвестные духи или..; И наконец я, лежащая на животе в мокрой земле и растекающаяся вязкая кровь.
   Я вздрогнула, вставая с постели. Сон? Это все - всего лишь сон? Или я выйду в коридор, а меня повяжут, надевая белую рубашку? Может быть, я приду в школу и увижу пустующий столик в столовой. Голова кружилась, а мысли не собирались хоть как-то проясняться. Мой разум уходит в отпуск, берет отгул, а крыша машет беленьким платочком в красный горошек. Меня качало из стороны в сторону, и только после холодного душа я смогла стоять ровно, но вопреки ожиданиям, голова не стала яснее. Я натянула черные потертые джинсы, бежевый пуловер и махровые носки. В моем шкафу мелькнуло что-то красное, и я выудила из его недр мамин плащ. Она его так любила...
   Сейчас эта вещь не вызывала во мне столько боли, как раньше. Возможно это от того, что я пока не до конца проснулась. Верно? Стянув волосы конским хвостом, я вышла на улицу в дымчатый туман и направилась в пансион. Если все это правда, то я найду те бумаги. Если же нет, наверное, я просто не закончила какое-то дело и... я вроде странствующей души. Неупокоиной. Скорее всего, так. Я не знаю. Я уже ни в чем не уверена.
   Я медленно вошла в кабинет биологии, прикрывая за собой дверь. Так, слева от входа есть место между шкафом с рефератами и тумбой с пособиями. Я присела, отковыривая ветхий плинтус, и шумно выдохнула, держа в руках оторванную деревяшку. Я боязливо просунула руку в дырку, нащупывая лист, но... ничего не обнаружилось. Вот теперь я вовсе ничего не смыслю. Что за чертовщина?! Приткнув деревяшку обратно, я встала, смотря на шкафы. В моем сне... не было этих рефератов! Не было этого шкафа вообще! Я стала с энтузиазмом двигать шкаф в сторону, отодвигая его от стены. Внизу край плинтуса еле заметно был отодвинут. Подсунув палец, я оторвала его и выудила слегка пожелтевшие от времени бумаги.
   "... девочка феноменальна. У нее имеются способности, и экспертиза показала что Алиса - одаренный ребенок...".
   "... Я - судья Эдгар Хари подтверждаю акт об Удочерении Алисии Антуанетты Квазэрски...".
   Квазэрски? Где-то я слышала эту фамилию, но разве могла подумать, что когда-то она была моей... настоящей? Я всегда была Стрэворс и этого ничто не изменит.
   Те фразы единственные, что бросились мне в глаза, и я тут же свернула бумаги, засовывая их в рюкзак. Это не важно. Я все изучу потом.
   Я шла по коридо
   рам, ничего не осознавая, да и как все то, что произошло, можно осознать?! Моих друзей больше нет, родители мне не родные и я - ведьма! Это вовсе не нормально! Это рушит мою жизнь, я - ничтожна. Но ведь... я сумею справиться?
   - Конечно, тыковка. - образ отца исчез так же внезапно, как и появился. Я даже не остановилась, когда видение неожиданно проплыло по коридору, среди учеников. Я привыкну к этому, но уж точно не к тому, что не увижу больше Энгель, Майки, Бени...
   Я вошла в столовую, обрывая свои мысли и замерла, видя, как все мои друзья сидят за нашим столом. Девушки, взмахивая руками, спорят с парнями, что-то им доказывая. А те смеются, говоря, что это будет весело. Я не веря свои ушам, глазам и чувствам подошла к столу, готовая броситься их обнимать, но замерла с расширенными глазами, слушая радостный голос Майка.
   - Зануды, неужели вы боитесь заброшенного кладбища Лэндома?!
  
  
  
  
  
  
  
  
   Энн Лаф. Марионетки без ниток...
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"