Ветнемилк К. Е.: другие произведения.

Рыцарь Обнаженного Сердца

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.67*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Примитивная фэнтезюха пополам с киберпанком
    (финалист фэнтезийного конкурса "Между жизнью и смертью")

                        Рыцарь Обнаженного Сердца

    ...С хрустом продравшись сквозь мертвый,  высохший кустарник опушки,  я
выбрался из черного леса на открытое пространство. В вышине тоскливо стонал
ветер.  Рваные  клочья  туч  неслись  в  гнойно-желтом  небе  над  огромной
равниной, покрытой спутанными космами ковыля.
    Повсюду виднелись следы давнишней,  случившейся много лет назад, битвы.
Белели   в   траве   раздавленные   грудные   клетки...  торчали  сломанные
конечности...  скалились щербатыми челюстями  треснувшие  черепа...  сквозь
дыры в ржавых, лопнувших доспехах тянулись сухие стебли растений.
    На это унылое кладбище,  продуваемое ветрами вдоль и поперек, забредали
лишь сбившиеся с дороги путники. А еще любопытствующие - вроде меня.
    Любопытство мое не было праздным.  Я смотрел на мир,  в который  пришел
всего  несколько часов назад,  глазами доктора,  приступающего к постановке
диагноза.
    Что тебя здесь держит, Берениче?
    Уже развернувшись  в  сторону  дороги,  змеящейся вдалеке среди пологих
холмов,  я заметил косо торчащую из  земли  бурую,  покрытую  бесформенными
наплывами "сосульку". Это оказался старый, изуродованный ржавчиной кинжал.
    Пригодится.
    В роли скальпеля...

    ...Горячий сухой ветер гнал  клубы  пыли  по-над  истоптанной  тысячами
каблуков и копыт дорожной глиной. В этот вечерний час дорога была пуста, но
в сгущающейся йодисто-коричневой мгле явственно ощущалась  смутная  угроза.
Настороженно  озираясь,  я  стиснул  бугристую  рукоять найденного кинжала,
повел взглядом по вершинам холмов и - увидел на охристом "экране" вечернего
неба угольно-черный силуэт всадника.
    В то же мгновение силуэт пропал,  зато во мгле послышался  стремительно
приближающийся конский галоп.  Темная тень скользнула по склону холма в мою
сторону.
    Я не  стал  ждать,  пока  всадник  приблизится.  Перехватил  кинжал  за
шершавое лезвие и с силой метнул в направлении атакующего  врага.  Короткий
вскрик...  звук  падения  грузного тела...  мимо меня во мгле,  обдав жаром
разгоряченного крупа, промчался лишенный наездника конь.
    Убитого мной  всадника  я  нашел  шагах в тридцати.  Он лежал навзничь,
раскинув руки. Мой кинжал вонзился ему точно в горло. Обшарив тело, я нашел
лишь золотую монету и примитивный амулет:  плоский гладкий камешек с дыркой
для шнурка.  Еще обнаружил клочок плотной  бумаги,  в  полутьме  одно  имя,
начертанное  крупными  буквами,  читалось  ясно:  Берениче.  Каурая  кобыла
вернулась к телу  бывшего  хозяина  и  теперь  глядела  на  меня  выпуклыми
грустными глазами.
    Всадник, атаковавший    меня,   был   типичным   дорожным   грабителем,
промышлявшим охотой на  одиноких  путников.  Неопытным  и  неудачливым,  но
решительным и жестоким.
    В этом мире не было места жалости. Сюда приходили, чтобы убивать... или
гибнуть под чужими ударами.
    Положа руку на сердце, и я пришел сюда за этим.
    Но не только.
    Не слишком злись на меня, парень. Ладно?

    ...Утром я  вошел  в  город,  который казался цветущим островом посреди
ледяного океана тоски и ужаса.
    Паутина узких  кривых улочек,  мощеных неровным булыжником...  Опрятные
фасады  домов  с  яркими  витражами  в  окнах - листва, небо, золотоволосые
всадницы  в  сверкающих   доспехах...  Разноцветные  солнечные  зайчики  на 
стенах...
    Лица, лица,  лица...  Кожаные  камзолы,   шелковые   платья,   суконные
куртки...  Со  всех сторон - неумолчный гул голосов:  выкрики,  бормотание,
смех...
    Густой аромат  бараньей  похлебки  из  харчевни...  Оборванный  бодяга,
дремлющий на крыльце под тенью козырька в обнимку с лохматой  собачонкой...
Белые зубы и яркие глаза полуодетых девиц,  с хохотом выглядывающих из окон
второго  этажа...  Звон  мечей  в  боковой   улочке,   веселая   ругань   и
одобрительные  выкрики  зевак...  Золотые монеты под пыльными босыми ногами
юной танцовщицы...
    Пожалуй, мое первое впечатление было излишне мрачным.  Не все так плохо
в этом мире. Здесь можно пожить.
    Но недолго, недельки две.
    Сколько дозволено.
    Я шел по улицам города,  ведя под уздцы каурую,  и жадно впитывал всеми
органами чувств эту пеструю,  ароматную,  терпкую - мешанину стилей,  эпох,
звуков, запахов и образов.
    ...И вдруг остановился.
    Он возвышался на пересечении двух улиц - громадный,  угловатый, черный,
неподвижный,  - и беспечная толпа обтекала его,  как обтекают речные  струи
осколок валуна, торчащий посреди стремнины.
    Гигантский всадник на огромном вороном жеребце,  закованный в вороненую
сталь от макушки до пят.
    Нет, я не испугался.  Просто,  я увидел его и вспомнил,  зачем прибыл в
этот мир...

    ...В полутьме на задней стене оружейной лавки  тускло  блестели  лезвия
прямых мечей и изогнутых сабель. Хозяин поднял на меня глаза:
    - Чего изволите, сударь?
    Лицо у него было серое, плоское, невыразительное. А во взгляде читалась
самая обыкновенная скука:  посетитель в пыльном дорожном плаще,  со  ржавым
кинжалом на поясе. Таких лавочник ежедневно обслуживал десятками.
    Не торопясь,  я извлек из-за пазухи и развернул бумажку,  найденную  на
теле вчерашнего грабителя:
    - Вот,  в  этой листовке сообщается,  что каждый год,  в последний день
весны, на ристалищах подле дворца вдовствующей королевы Берениче проводится
большой турнир... Я не опоздал?
    - С утра было тридцать первое, - неприветливо буркнул лавочник.
    - А еще говорят,  что победитель турнира встречается  в  суперфинальном
поединке  с  самой  королевой  -  могучей  воительницей,  и  никому  еще не
удавалось ее одолеть. Это правда?
    - Так оно и есть, - пожал плечами лавочник. Казалось, он сейчас зевнет.
На подобные вопросы ему приходилось отвечать по многу раз за день.
    - И ходят слухи,  что королева поклялась провести ночь любви с тем, кто
сумеет выбить ее из седла...
    Помедлив, хозяин  лавки  молча  кивнул.  Теперь  в его взгляде сквозила
неприкрытая насмешка: очередной "женишок" пожаловал.
    Ничего, братец,  сейчас я тебя еще пуще развеселю.  Высыпав на прилавок
горсть золотых, я потребовал:
    - Щит на левое плечо - самый большой, и копье - самое длинное...
    Чувствовалось -   лавочник   изо   всех   сил  сдерживается,  чтобы  не
расхохотаться мне в лицо.  Такие простофили,  как  я,  встречались  ему  не
часто.
    - Сударь, - ухмыльнулся он. - Турнирное снаряжение - оно все одинаковых
размеров.  Штехцойг брать будете? Седло с высокими луками? А конь-то у вас,
вообще, есть?
    - Больше ничего не надо,  - ответил я как можно более  сухо.  -  Только
копье и щит. А вот эту вещицу - почистить и заточить... За отдельную плату,
разумеется.
    В прилавок вонзился кинжал, покрытый пятнами ржавчины и крови.
    Лавочник вздрогнул и отвел глаза...

    ...После полудня движение городских толп устремилось в одну сторону - к
обширной площади перед дворцом королевы Берениче. Две длинные, многоярусные
трибуны, построенные из грубо отесанных сосновых бревен, быстро заполнялись
простолюдинами. В ложе для знатных зрителей торчали две-три головы в шляпах
с  перьями,  королевская ложа пока пустовала.  Пространство между трибунами
было засыпано толстым слоем песка,  перемешанного  с  опилками  и  соломой.
Вдали,  в углу площади,  оцепленном алебардистами, слуги богатых участников
турнира раскидывали полотняные шатры.
    Неподалеку герольд-распорядитель,  краснорожий  толстяк с бородавкой на
щеке,  принимал заявки на участие в турнире.  К нему выстроилась  небольшая
очередь,  в  основном  -  из  слуг.  Заняв место в конце очереди,  я ощутил
десятки насмешливых взглядов, устремленных на меня со всех сторон.
    Оформление заявки стоило два золотых.
    - Я не возьму с вас денег и не буду записывать,  -  пробурчал  толстяк,
отложив гусиное перо.  - Вас проткнут,  как куропатку вертелом, в первом же
раунде.
    - Неужели, вы загодя печалитесь о моей судьбе, сударь?
    - Я  печалюсь  о  зрителях,  которые  пришли  посмотреть  на   поединки
достойных соперников.
    - Что развеет вашу печаль и убедит в моей боеспособности?  Может  быть,
десять золотых?
    - Полный комплект турнирных доспехов... Впрочем, ладно... пятнадцать!
    Получив разрешение  на участие в турнире под именем "Рыцарь Обнаженного
Сердца", я еще на шаг приблизился к своей цели...

    ...Меня пропустили  за  оцепление  и  позволили  воспользоваться  общей
коновязью.  В  ряду  огромных  битюгов,   укрытых   кожаными   попонами   и
разноцветными   накидками,   защищенных   мощными  нагрудниками  и  глухими
стальными  налобниками,  моя  каурая   выглядела   одинокой   и   абсолютно
беззащитной.
    Ничего, подружка.
    Не волнуйся и во всем положись на меня.
    Мы справимся.
    Отсюда, из дальнего угла площади,  не было видно,  заняла  ли  королева
Берениче свою ложу. Слышен был только нарастающий гул возбужденной толпы...
и вдруг он разом оборвался.
    Над трибунами послышалось серебряное пение труб.
    - Господа рыцари! - прокричал в жестяной рупор герольд-распорядитель. -
Приготовьтесь  к  торжественному  прохождению  вдоль  ристалища.  Двигаться
поочередно, по мере выкликания!
    Поддерживаемые своими суетящимися кнехтами,  с разных сторон из шатров,
оскальзываясь   на  брусчатке,  путаясь  в  разноцветных  плащах  и  лязгая
сочленениями лат,  потянулись к своим коням участники  турнира  -  крупные,
тренированные  мужики,  увешанные  поверх  стальных  штехцойгов ожерельями,
браслетами и прочими "фенечками".  Я не сомневался,  что и под латами у них
полным-полно всяких магических амулетов.
    Монетка на  цепочке  несколько  увеличивает  силу  и  точность   удара.
Налобная  повязка  из  кожи летучей мыши - позволяет легче переносить боль.
Зуб дракона,  оправленный  в золото... Перевязь из черной кожи вурдалака...
Пряжка сиреневого серебра... Десятки и сотни самых разнообразных магических
вещиц.
    Полезные, действенные артефакты.
    Если сражаться против других рыцарей.
    Но не против меня.
    - "Рыцарь Горького Озера"! - орал в рупор герольд-распорядитель...
    - "Стальная Рука"!
    - "Победитель Зеленых Драконов"!
    Меня выкликнули  пятым  по счету.  Каурая робким шагом ступила в ущелье
между двумя ревущими и свистящими трибунами.  Я поднял голову  -  ложа  для
знатных   зрителей  была  заполнена  до  отказа,  но  королевская  все  еще
пустовала.
    Странно.
    Подождем.
    Всего на турнир записались  тридцать  два  участника.  Последним  вдоль
трибун промчался гигантский черный всадник - "Мертвый Рыцарь"...

    ...Мой первый  соперник  -  "Рыцарь  Пестрой  Ленты",  оказался  совсем
никудышным бойцом. Постоянно осаживая каурую, чтобы не слишком разгонялась,
я внимательно следил за полосатым вражеским копьем и видел,  что его острие
описывает  в  пространстве  бессистемные кривые.  Похоже,  у Рыцаря Пестрой
Ленты просто не хватало сил, чтобы держать оружие ровно.
    Или он мчался в бой с закрытыми глазами?
    Пришлось привстать  на стременах и потянуться к древку этого копья, чей
конец просвистел,  по крайней мере, в полуметре от моего плеча. Я дернул за
древко,  Рыцарь  Пестрой Ленты взмахнул руками...  завалился на бок...  и с
тупым грохотом рухнул под задние ноги  своего  коня.  К  бедняге  сразу  же
бросились кнехты,  помогая сесть,  и вдруг принялись сдирать с побежденного
латы.
    Все боевое   снаряжение   проигравшего   рыцаря   теперь   принадлежало
победителю. То есть - мне.
    Так я обзавелся нагрудником для каурой. А еще совершенно не нужными мне
латами и кучкой амулетов.
    Минуту спустя вновь протрубили герольды,  и "Мертвый Рыцарь" чудовищным
по силе ударом в грудь вышиб своего  соперника  из  седла.  Тот,  по-крабьи
растопырив  железные  конечности,  кувыркнулся в воздухе,  тяжело грохнулся
оземь и... больше не поднялся, кнехты уволокли его с ристалища за ноги.
    Я уже наверняка знал, с кем мне предстоит встреча в финале...

    ...Копье второго  соперника,  "Стальной  Руки",  скользнуло  по   щиту,
прикрывавшему мое левое плечо. В ответ я размашисто хлестнул рыцаря древком
сбоку по шлему,  так что лопнули ремешки,  и железная скорлупа, сверкнув на
солнце,  отлетела на трибуны,  к зрителям.  Противник удержался в седле, но
выронил оружие и,  опустив курчавую  голову  на  грудь,  остался  недвижим.
Кнехты увели коня с нокаутированным бойцом куда-то за трибуны,  и вскоре на
попоне приволокли мне очередную кучу металлолома.
    Третий соперник...
    Четвертый...
    Разумеется, все они были опытными бойцами,  одержавшими за жизнь немало
побед.  Но  в  быстроте реакции,  точности движений и силе ударов обитатели
этого мира уступали мне многократно.
    А ведь я еще не пускал в ход свое секретное оружие.
    Пусть мои победы выглядят неубедительными и случайными. Пусть  "она" ни 
о чем не догадывается.
    Всему свое время.
    Перед финальным поединком объявили короткий перерыв. Трибуны возбуждено
гудели.  Антрацитово-черная глыба "Мертвого Рыцаря", убившего всех четверых
своих соперников,  возвышалась на противоположном  краю  ристалища,  словно
утес.
    Кто ты, парень?
    Где и в каких турнирах ты приобрел свое умение?  Что  за  редчайшие  по
силе амулеты, сокрытые под черным панцирем, дарят тебе нечеловеческую мощь?
    - Давно  ли  "Мертвый  Рыцарь"  участвует  в  турнирах?  -  спросил   я
пробегавшего мимо кнехта.
    - Третий год.  В позапрошлом году  убил  двоих  и  добровольно  покинул
ристалище  за два раунда до финала.  В прошлом - троих,  но опять почему-то
исчез.
    Я бросил кнехту золотой, и он продолжил свой путь.
    А ты не прост, "Мертвый Рыцарь".
    Ты легко  мог  бы  выиграть турнир и два года назад,  и в прошлом году.
Почему ты  не  сделал  этого?  Неужели  ты  боялся  встречи  в  поединке  с
непобедимой королевой Берениче? А теперь, выходит, набрался храбрости?
    Или ты,  мерзавец и негодяй,  сам надеешься напугать королеву?  Подобно
насильнику,  привязавшему  беззащитную жертву к столбу,  долго-долго ходишь
вокруг и,  возбуждаясь от собственной медлительности, потихоньку стягиваешь
платье  с  белоснежных  плеч  и  острым ножом рассекаешь - один за другим -
шнурки на корсете?
    Ну нет, я сам сорву с тебя черный панцирь.
    А потом будет поединок с королевой. Ради него-то я и пришел в этот мир.
    Турнир длился уже более четырех часов.  Вечерело.  Солнце  скрылось  за
башнями  дворца,  сложенными из огромных каменных блоков.
    Финальный поединок все никак не объявляли, пауза настораживала. Когда я
в очередной раз поднял глаза, противоположный край ристалища оказался пуст.
    "Мертвый Рыцарь" покинул турнир.
    Вот как?
    Что ж, это только облегчало мне задачу.
    Но королева...  где она?  Почему она ни разу не появилась в своей ложе?
    И вдруг я понял.
    Чтобы каждый год побеждать "женихов" в  суперфинале,  королеве Берениче
нужна регулярная турнирная практика.  Более того,  ей необходимо влиять  на
состав финала - чтобы избежать неприятных оказий.
    Если есть такая возможность...
    А если нет?

    ...И стало очевидным,  что еще несколько минут - и цель моего появления
в  этом  мире  станет  недостижимой:  удалится в неизвестном направлении на
неопределенное расстояние.
    Я отбросил копье,  пришпорил каурую  и  направил  ее  бешеный  галоп  к
королевскому дворцу.
    Народ в  панике  разбегался  с  моего  пути...
    Два алебардиста в чешуйчатых кольчугах разлетелись  в  стороны,  словно
кегли...
    На пятачке перед входом во дворец гарцевали  на  поджарых  жеребцах  не
менее дюжины стражников,  вооруженных пиками и короткими, слегка изогнутыми
на восточный манер мечами.  Еще несколько маячили на крыльце. Ну что ж... я
осадил каурую, соскочил на булыжник площади, сорвал с пояса кинжал.
    В чужих руках это просто острый, но короткий клинок. В моих же...
    По-змеиному шипящий,  рубиново-красный луч перечеркнул толпу стражников
крест-накрест...  Короткие   вопли...   хрипы...   мокрые   звуки   падения
разрезанных на куски тел...  Через мгновение путь был открыт.  Я взбежал по
ступеням, скользким от крови.
    Широкие коридоры,  витражи  в  высоких  стрельчатых окнах,  причудливые
мозаичные орнаменты на стенах...
    Свист арбалетной стрелы над плечом...
    Грузная фигура,  загородившая  дорогу и размахивающая огромной шипастой
булавой... Обманное  движение,  шелест  тяжелой стали вдоль виска,  нырок и
удар локтем в кадык...
    Длинная анфилада комнат,  освещенных через стеклянный потолок оранжевым
вечерним солнцем...
    Чьи-то перекошенные лица и выпученные глаза...
    Окованные железом и запертые изнутри двери... Взмах кинжалом... Тяжелый
грохот рушащихся створок...
    Пустая спальня,   полупрозрачный  балдахин  над  ложем...  Разбросанные
повсюду простыни, платья, белье...
    Узкая щель потайного хода в дальней стене...
    Длинный каменный пищевод  с  факелами  на  стенах...  сырая  земля  под
ногами... тьма... белесые древесные корни, цепляющиеся за одежду... светлое
пятно выхода впереди...
    Холмистая степь,  заросшая ковылем и освещенная яичным желтком  низкого
солнца... Пара буланых жеребцов, запряженных в украшенную золотом карету...
Испуганные глаза тощего возницы...
    Я успел.
    Она стояла прямо передо мной,  необыкновенно высокая и стройная, сжимая
в побелевших пальцах  сверкающий  меч.  Платиновые  волосы  разметались  по
плечам, закованным в угольно-черную броню.
    А в огромных и голубых, словно утреннее небо, глазах - стояли слезы.
    Он давно все поняла.
    - Здравствуй, прекрасная Берениче. Вот, мы и встретились.  Приготовься, 
я пришел за тобой.
    Зашипел рубиновый луч...

    Мне не раз приходилось ассистировать хирургам,  проводящим операции  на
открытом сердце. Остановленное и подготовленное к прикосновению исцеляющего
ланцета,  оно  висит  в  распахнутой  грудной  клетке,  подобно   огромному
синеватому  плоду.  Долгими  часами  хирург  кропотливо  удаляет пораженную
некрозом ткань...  рассекает и сшивает тонкие трубочки сосудов... формирует
правильный профиль желудочков...
    А потом наступает самый ответственный момент - запуск сердцебиения.
    И тут уже - молись  всем  богам,  доктор.  Порой,  больное  и  уставшее
сердце,  корчась  от  электрических  разрядов  и  прямых уколов адреналина,
сокращается несколько раз... и обессиленно замирает... и нет больше никакой
возможности оживить его.
    Тогда говорят:  риск оказался неоправдан,  больной умер на операционном
столе.

    Я каждый раз долго и мучительно переживал подобные случаи.
    Потом понял: не мое.
    И ушел из кардиохирургии - в другую область медицины.
    Убежал.
    Но от себя никуда не денешься...

    Я сижу в палате у постели больной девочки.
    Вероника Изотова.  Бледное личико,  короткая темная прическа, худенькие
ключицы.  Двенадцать  лет  от роду и двенадцать суток в коме.  Один аппарат
нагнетает воздух в легкие, другой заставляет биться сердце.
    Это не смерть... но и не жизнь.
    Тонкие провода  тянутся  от  головы   Вероники   к   системному   блоку
компьютера. Точно такие же минуту назад я снял с собственных висков.
    Онлайновая компьютерная игра, в которую Вероника нырнула, как в омут...
и  не  сумела  выплыть.
    Или не захотела.
    В игре предусмотрен лимит непрерывного пребывания - один  час.  У  кого
девочка выпросила,  где скачала взломанную версию - сейчас не важно.  Важно
то,  что все обитатели виртуального мира просто засыпают на время, а потом,
рано или поздно, пробуждаются.
    "Поздно" - когда истекает час игрового времени.
    "Рано" - когда они добровольно прекращают игру. Или их убивают.
    Не по настоящему,  конечно.
    Виртуально.
    Стражники, исполосованные  моим  магическим  лучом,  сейчас,  наверное,
громко  ругаются  за  клавиатурами своих ноутбуков.  Убитый мной грабитель,
небось,  давно пьет пиво и делится по  телефону  с  друзьями  подробностями
своих приключений.
    И только королева Берениче... Вероника Изотова, двенадцати лет от роду,
никак не выйдет из комы.

    Что я скажу ее родителям?  Риск оказался неоправдан,  больная умерла на
операционном столе?
    Но это будет ложью.
    Или поведаю, кого вдруг узрел за распахнутой дверцей в полутьме кареты?
И  почему  в  последний момент погасил магический луч и подставил грудь под
сверкающий взмах королевского меча?
    Пожалуй, и об этом я умолчу.
    Знаете, скажу  я  им,  ведь двенадцать дней комы здесь - это двенадцать
лет жизни в виртуальном мире. Ваша дочь - давно взрослая женщина. Готова ли
она  очнуться  в  теле  девочки  среди  бывших  когда-то  родными,  а  ныне
полузабытых  людей? Готова  ли  навсегда  оставить  огромный мир, созданный
искусственно, но растущий и развивающийся по своим законам?
    А  не  прогуляться ли нам, предложу я, вместе в виртуальность? Согласен 
быть гидом, проведу во дворец: дочь повидаете...
    И внуков.


Оценка: 8.67*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"