Балдоржиев Виктор: другие произведения.

На прекрасных степях Даурии...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если в журналистике нет публицистического заряда, пороха,свинца и огня, то и думать о журналистике невозможно...


   Виктор Балдоржиев
  
   "...НА ПРЕКРАСНЫХ СТЕПЯХ ДАУРИИ..."
   (Взгляд на историю и современность животноводства Забайкалья)
  
   КОГДА престарелые и уставшие пастыри лагерей социализма прекратили выдачу пайков и бросили свои стада на произвол дикого рынка, я вспомнил о призвании всех забайкальцев - животноводстве, которое всегда было основой благополучия моей Родины.
   Моральное и материальное благополучие человека всегда зависело от неба и земли, места его обитания. Всякая, а политическая, особенно, эксплуатация чувств народа, только подрывает благополучие общества, ибо, обогащая эксплуататоров, убивает в эксплуатируемых их призвание, которое и должно кормить всякого человека. Тот, кто помнит о своем призвании, никогда не ищет работу. Работа все время ищет его...
   Весной или осенью Забайкалье осушают знойные гобийские ветры. Мы чувствуем горячее и сухое дыхание пустынь, угрожающее бескормицей и нищетой. Потому всегда живем в ожидании влажных океанских муссонов, обещающих обильный травостой. Это ожидание в крови каждого забайкальца. Ведь в первую очередь мы - животноводы, и только потом - земледельцы, рудознатцы, начальники, подчиненные и прочее, прочее, прочее... Разве вы не радуетесь обилию трав на лугах, розовому полыханию багула на склонах сопок, лиловому золочению ургуя в степи?
   Пищу, кров и одежду русским землепроходцам и переселенцам дали природа Ара-Халхи1, табуны, стада и отары местных племен. "Хлеб в Нерчинске и на Иргени не родится", - жаловался в ХУП веке приказчик Толбузин Енисейскому воеводе, который высылал "хлебное жалованье" натурой русским казакам и первым переселенцам. Поневоле они становились животноводами: в основном ели мясо, молочные продукты, выделывали шкуры животных и шили одежду, обувь, пряли шерсть. Приспосабливаясь к новым условиям, они перенимали обычаи местных племен и смешивались с ними... Беседуешь порой с русоволосым, веснушчатым русским приятелем, но вот мимолетный поворот головы и выступят на миг крутые скулы далекого бурята или тунгуса!
   Пытливый молдаванин Николай Спафарий, посланный русским царем в 1675 году в Китай, неторопливо записывал на привале: "...юрты у братов войлочные, а платья носят по-калмыцки, и скота всякого - коней, коров и овец - много". А через восемнадцать лет после него другой путешественник, голландец Эверт-Избрант Идес, тоже русский подданный, добавил: "Буряты очень богаты скотом - в особенности быками и коровами, у которых очень длинная шерсть и совсем нет рогов..." После Избранта по Ара-Халхе проехал швед Ланге, посланный Петром I с полномочиями политического агента. Швед тоже был поражен обилием скота у местных жителей. "Они очень богаты лошадьми и скотом всякого рода, - писал посланник российского императора. - Если кто-нибудь из них имеет 500 лошадей и соответствующее количество другого скота, то это не считается особенно значительным". Немец Гмелин-Иоанн-Георг состоял на службе в Российской Академии Наук. Впрочем, тогда почти вся Академия и состояла из немцев. Путешествуя по Ара-Халхе в 1735 году, Гмелин отмечал: "...они живут исключительно скотоводством. В особенности славятся бурятские быки; я видел несколько таких волов, которые ничуть не уступают черкасским", "...главнейшее богатство бурят заключается в скоте - лошадях, быках, овцах и козах". Главнейшее богатство!
   Но самое важное то, что все поголовье животных принадлежало исключительно тем, кто за ними ухаживал. Чем владели забайкальцы в советское время, и чем они живут сейчас? На протяжении целого столетия они ничем не владели, а потому не занимались по-настоящему своим прямым делом - животноводством. А если бы владели и занимались?
   Многие забайкальские деревни и поселки (даже в Агинском Бурятском автономном округе!) сегодня безжизненны потому, что мало стало лошадей и коров, овец и коз, а верблюдов удалось сохранить только в двух хозяйствах Ононского района.
   Почему же наши предки жили так благополучно? Да потому, что они занимались прямым своим делом изо дня в день, из года в год. И дело это принадлежало им. Животноводство было, а потом стало единственным призванием жителей великой степи. Испокон веков здесь паслись тучные табуны, стада и отары. Они были, есть и, надеемся, останутся основой благополучия Забайкалья. Это определение выведено не мной, не учеными-атеистами, а Творцом, раз и навсегда определившим экологическую и экономическую нишу для народов и племен, их характер, судьбу и жизненное призвание. Рыночные условия, сегодняшняя нищета Забайкалья убедительно напоминают о том, что народ, как и каждый человек, забывший о своем призвании, никогда не будет счастлив, - он обречен на вымирание, прозябание и зависимость, ибо рано или поздно становится рабом и иждивенцем не только собственной страны, но и мировой системы. Любые финансовые пирамиды, оголтелая реклама, социально-политические программы эксплуатации человеческих чувств бессильны перед человеком, который знает о своем призвании и занимается только своим делом. Ибо в этом случае он становится внутренне независимым и абсолютно незаменимым. Забайкальцы обязаны быть такими животноводами.
   "...На прекрасных степях Даурии между реками Онон и Аргунь, где много солончаков, а снега выпадает так мало, что пастбища остаются открытыми в течение всей зимы, разводятся такие овцы, которые превосходят самых больших киргизских овец и могут считаться крупнейшей породой овец", - писал путешествовавший в 1772 году по Забайкалью Паллас Петр-Симон, приглашенный Российской Академией Наук из Берлина. Все в Забайкалье благоприятствует животноводству и благополучию людей: территория, рельеф местности, водные ресурсы и климатические условия. Восточное Забайкалье полностью находится в зоне влияния восточно-азиатского муссона. С ранней осени до начала весны в Забайкалье устанавливается устойчивый антициклон, погода сухая, ясная, бесснежная. "Скотоводство у бурят-монголов все еще является самым значительным и наиболее обычным видом хозяйства, - писал Паллас. - Так как в Бурят-Монголии бывает продолжительная и суровая зима, то стада зимой кое-как перебиваются. Несмотря на это, бурят-монголы оставляют стада на произвол природы и не беспокоятся о том, чтобы заготовить запас сена для зимы. Только для ягнят сберегается незначительное количество корма".
   В экспедиции академика Палласа участвовал ботаник и этнограф Георги Иоган-Готлиб. Пораженный обилием скота, отмечал: "Они умеют так использовать скот, что семья, имеющая 20 голов всякого скота, может иметь пропитание, а имеющая 50 голов - жить довольно зажиточно", "Мой хозяин был капиталистом. Его табуны состояли из 500 лошадей, такого же количества овец, 300 голов рогатого скота. Кроме того, у него было некоторое количество верблюдов и коз..." Отсюда видно, что знакомый Георги имел пять видов скота, которые и должен был иметь каждый бурят-забайкалец. Какие виды скота содержат сегодняшние забайкальцы? Умеют ли они использовать скот так же умело, как их предки?
   Скот пяти видов выручал забайкальцев даже в годы великих потрясений и испытаний. В летописи хоринских бурят Тугулдура Тобоева можно найти и такое признание: "Еще около 1790 года произошел голод, и скот хоринских бурят вышел в расход. Они обнищали, и некоторые своим оставшимся в живых скотинам делали кровопускание и питались кровью..." В середине XIX века в Забайкалье побывал знаменитый лингвист и ученый Кастрен, который оставил для нас бесценные свидетельства. Он отмечал: "...в редких случаях бурят бывает настолько беден, что не имеет нескольких коров и овец, ибо при неимении их ему нечего было бы есть, не во что одеться..." Следующее его замечание может привести в уныние многих сегодняшних забайкальцев: "...чашка кирпичного чая, сваренного с молоком, стегно жареного барана, сыр и молоко готовы для всякого в каждой юрте". Но, не впадая в грусть и тоску от сегодняшней, кстати, свободной, жизни, вспомним: каждая ли семья могла потчевать каждого жареным стегном барана, сыром и молоком в советские времена, когда на просторах советского, колхозно-совхозного, Забайкалья паслись миллионы овец и сотни тысяч коров? После ответа на этот вопрос трудно будет развеять уныние.
   Жаль, что не Достоевский или кто-нибудь другой, а именно Чернышев- ский "перепахал" всего Ленина, ибо масштабные политические эксперименты и эксплуатация чувств народа, нарушив естественное развитие края, вытравили из сознания людей их основное призвание и тем самым подорвали основу их благополучия. Если бы вожди мирового коммунизма или сегодняшние руководители России думали о благе людей, они бы свои эксперименты провели на себе или собаках, как и делают настоящие гуманисты-ученые. У народа остается один выход -- думать о себе, своем призвании и благополучии, а не вождях и их бредовых идеях, которые непременно обернутся народными бедами.
   Социалистическое освоение Забайкалья обернулось сегодняшней катастрофой. Партийно-советская система с ее колхозами и совхозами, мощной разрушительной техникой стала страшнее гобийских ветров. Забайкалье медленно превращалось в пустыню. В семидесятых и восьмидесятых годах двадцатого столетия плодородную почву нашей родины разрушали тысячи тракторов, а степные пастбища вытаптывали до шести миллионов овец, до шестисот тысяч голов крупного рогатого скота. Читинская область прочно занимала второе место в России по поголовью овец и одно из последних по урожаям зерновых. Но при социализме забайкальцы никогда не были хозяевами техники, табунов, гуртов и отар, за которыми они же и ухаживали днями и ночами, в зной и стужу. Это была нереальная реальность: человек делал все, видел все, но не имел ничего. Сотни тысяч забайкальце, наши дедушки и бабушки, отца и матери, самоотверженно и добровольно, с любовью и заботой, до соленого пота и кровавых мозолей работали от зари до зари на этой социалистической барщине, не зная подлинных результатов своего труда, совершенно не пользуясь ими. Эта барщина безжалостно поглотила их здоровье и годы. Они жили для того, чтобы работать, хотя должны были работать для того, чтобы достойно жить...
   Здоровые животные - здоровые люди и крепкое потомство. Так полагали наши предки. Все их календари были составлены в строгом соответствии с сезонными цикла профилактики и лечения животных. Кстати, такие календари и сейчас можно увидеть в Монголии. Заботу о здоровье животных наши предки закрепляли даже на законодательном уровне. На это указывают многие пункты "Положения 1808 года по устройству управления и суда хоринских 11 родов". Пункт 17 этого "Положения" гласит: "О причинении увечья или смерти человеком скоту или домашним животным", пункт 18: "О приставшем скоте, о пользовании рабочим скотом и об отдаче скота на выкорм", пункт 24: "О пользовании на совесть трудом, рабочим скотом и дойными коровами", пункт 34: "О скоте, собаках и людях, больных заразными болезнями", пункт 35: "О сенокосных угодьях, пашнях, городьбе поскотин, усадьбах", пункт 37 "О взаимном одалживании сена копнами и санями".
   По данным подворной переписи агинских бурят 1908 года, на одно хозяйство бурят приходилось почти 110 голов разного скота, а на одного человека - 22 головы... Кочевые племена и смешавшиеся с ними переселенцы, которые не могли не стать животноводами, за столетия выработали уникальные народные методы селекции, бонитировки, профилактики болезней и другие способы развития животноводства.
   Кроме всего прочего, каждое животное огромного поголовья социалистического Забайкалья нуждалось в зоотехническом и ветеринарном обслуживании. В стране работали гигантские научно-исследовательские и прочие институты и академии. Но, не осуждая никого, все же оговоримся, что историческая практика свидетельствует: чем больше человек пытается проникнуть в тайны живых организмов, тем больше он осложняет собственное существование. Простейший пример: эра антибиотиков не привела к победе ни над одним инфекционным заболеванием. Напротив, способствовала тому, что микробы обрели новые качества и свойства, становятся более устойчивыми... Армии квалифицированных специалистов за годы советской власти прочно "посадили на иглу" миллионы овец и коров. К началу распада империи почти все животные были уже неизлечимыми "наркоманами". В Забайкалье шли вагоны с креолином и дустом, гексохлораном и другими ядовитыми "достижениями" советской науки. В нашу область поступала одна десятая часть всех дезинфицирующих средств, используемых в животноводстве России!
   Это был поистине героический труд зоотехников и ветеринаров, всех животноводов нашей области - от руководителей до чабанов, по сути - наемных рабочих государства, добровольно выполняющих трудовую повинность. По сути дела они спасали Забайкалье от заразных болезней и делали все, что могли для развития животноводства.
   Сегодняшним забайкальцам досталось тяжелое экологическое и экономическое наследство. Но эта беда была бы вполне поправимой, если бы они не утратили своего призвания. Природа успешно залечивает нанесенные ей раны, а человек выпал из пространства и времени и пребывает в растерянности. Экономическая немощь страны всегда связана с духовной немощью ее граждан... В молодости я стриг овец в колхозах и совхозах Забайкалья вместе с жизнерадостными и смуглыми парнями - карачаевцами и чеченцами. Испокон веков эти народы пасли овец в тесных горах. Однажды один из моих знакомых восхищенно смотревший в даль степных просторов, повернулся ко мне и выдохнул: "Здэс только лэнивый может быть бэдным!" Мы были бедными, и я промолчал...
   Цивилизованная экономика, на мой взгляд, это - постоянная практика мысли. Но мыслить, к сожалению, может только свободный, то есть имеющий высокую культуру и веру, а значит -- высочайшее чувство ответственности, человек. Что ж, остается только надеяться, что законы эволюции для всех и не обойдут стороной нас. Хотя жизнь показывает, что солнце светит всем одинаково, но к свету тянется не каждый.
   Повернув голову вспять, невозможно идти вперед. Мы вглядываемся в наши истоки не потому, что они кажутся нам чище, лучше и правильнее сегодняшних течений, а для того, чтобы обрести уверенность в будущем своем благополучии...
   А совсем недавно я встретил на знойной площади Читы своего знакомого - кареглазого и скуластого Тумэна. Вместе с отцом и матерью, братьями и сестрами он живет у самой монгольской границы, потомственный чабан, руководитель фермерского хозяйства. Я знал его дедушку, бабушку, знаю -- отца, мать, почти всю их родословную. Мои родители дружили с ними, а отношения были лучше родственных. Они живут на этой стоянке веками, пережили царей, Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева, Андропова, Черненко, Горбачева, Ельцина... Переживут и всех остальных. Я родился среди них. Как много таких на моей земле, никому неизвестных тружеников, мудрецов и философов! Они будут вечно - соль и суть степи и народа. Эти буряты мне дороже всех остальных временщиков, которых тоже, к сожалению, очень много, - с орденами, званиями, дипломами и любыми должностями, будь даже они моими кровными братьями и сестрами.
   Достоверно известно, что дядя Бато, отец Тумэна, смеялся, когда ему давали почетные грамоты и не брал их, а корреспондентов попросту выгонял из стоянки, считая их бездельниками и прихлебателями, но каждая туша овцы из его отары, чистым мясом, весила не менее тридцати килограммов. Я сам резал и взвешивал... А теперь, как и всегда, на стоянке - гурт крупного рогатого скота, отара овец, свиньи, но уже построен целый животноводческий городок, с мощной техникой, стригальным пунктом, кошарой, домами. Они всегда дорожили и дорожат своим призванием, а потому не знают, что такое уныние, жалоба, поиски работы...
   Мы увидели друг друга и радостно заулыбались. Через пару-другую вопросов я спросил у Тумэна:
   - У вас же было 1200 овец, а сколько сейчас?
   - Как это - сколько? - удивился Тумэн. - Шестьсот, меньше нельзя, потом разводить трудно будет...
   И я снова увидел свою Родину - прекрасную степь между реками Онон и Аргунь, которая может прокормить, если понадобиться, всю Россию, не помнящую родства (со своими народами, степняками, животноводами) и забывшую о своем призвании. Хлеборобстве...
  

Виктор Балдоржиев (Балдоржиев Цырен-Ханда),

прозаик, поэт, переводчик, публицист,

автор десяти литературно-художественных изданий

и многих публикаций в периодике Дальнего Востока Сибири.

   1 Ара-Халха - Северная Халха Так раньше называли Забайкалье монголоязычные племена
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   6
  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"