Кувшинов Виктор Юрьевич: другие произведения.

Глава 11. Ксения-Иниа-Влад

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.23*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда разобратся в отношениях двух людей сложнее, чем постичь законы мироздания :)


ГЛАВА 11. КСЕНИЯ - ИНИА - ВЛАД

   ...Она спала не так, как спят в постели. Ее баюкала безмолвная темнота, а время остановилось, притаившись и боясь своей назойливостью нарушить спокойствие дремлющей. Она могла проспать миллионы лет и не заметить этого. И все-таки внутренняя череда событий не исчезла совсем. Невольные и неуправляемые иллюзии снов временами всплывали в ее сознании - таким образом душа пыталась восстановить свою целостность, и в этом ей могло помочь только одно существо во всем астрале...

***

   ...Ксения проснулась в необычном месте: она спала в мягком ложе, высоко подвешенном над полом наподобие гамака. Комната с большими окнами была явно не человеческой. Хотя все элементы жилья в ней присутствовали, но их формы и размеры не были приспособлены для людей. Девушка попыталась выбраться из гамака и, невольно взмахнув руками, поняла, что может держаться в воздухе без опоры. У нее были крылья! Правда, небольшие, но и ее вес совершенно не соответствовал размерам тела.
   В результате она довольно успешно спорхнула с ложа на пол и оказалась перед зеркалом, из которого на нее смотрело очень странное существо. Было в нем что-то от белки летяги, или даже птицы, но другие черты больше походили на человеческие. Она не испугалась, а с удивлением заметила, что нравится себе, словно в этом облике было что-то ей знакомое. Особо ее волновали лиловые, словно кристаллические зрачки огромных глаз.
   И все-таки она находилась в смятении. Последнее, что ей запомнилось, было прощание с Судьей и Владом. Неужели она оказалась в обещанном воспоминании о прошлом воплощении? Тогда почему она ничего не знает об этой изящной инопланетной красавице? В том, что это существо было красиво, у нее почему-то не возникало сомнения. "Неужели женщины одинаковы даже в другой реальности?" - она улыбнулась этой мысли, показала тонкий язычок изображению в зеркале и выпорхнула прямо в окно - тем более что оно не было закрыто.
   И тут у нее захватило дух. Она падала в бездонную туманную пропасть! Оказалось, что дом стоял на краю скалы... нет, не скалы - скалы не висят в воздухе... или висят? Ксюша сама не заметила, что расправила руки и интуитивно ловила потоки воздуха, так что ее падение плавно перешло в полет. Но ей было не до того - она вспомнила, что подобная глыба висела в ее собственной иллюзии.
   Внезапно на нее с неба спикировала тень. Не успела девушка отпрянуть в сторону, как до ушей донесся окрик, немного напоминающий клекот чаек:
   - Ты меня напугала! Нельзя же так, сломя голову вываливаться из окна! - с ней поравнялся симпатичный летун, которого она отродясь не видела. А крылатый парень, как ни в чем не бывало, посоветовал. - Держись за мою руку или сама пробуй ловить восходящий поток, иначе не подняться.
   К своему удивлению она быстро освоилась: уже без помощи нового знакомого сделала вираж и, по его примеру, подлетев к свисающим со скалы лианам, уцепилась за них. Это было восхитительно! Они качались на длинных плетях, как на качелях, а под ними была километровая пропасть.
   - Ну что, нравится?! - лукаво усмехаясь, спросил напарник по воздушным пируэтам. - Летим дальше? Ты еще много не видела.
   - Летим! Показывай здешние красоты! - радостно ответила Ксюша, чувствуя, что все вокруг не было ей чужим.
   И они кинулись в головокружительный полет, сначала поднявшись и облетев вокруг утопающего в листве летающего острова, затем, спустившись вниз и совершив посадку на другом, с небольшим озером посередине. Они постепенно снижались, и воздух становился жарче и влажнее.
   - В самом низу невыносимо жарко, да и опасно, - предупредил ее гид. - Лучше подняться вверх.
   Ксюша удивилась сама себе, почему она не спрашивает имя у этого инопланетянина, но слова об опасности повернули мысли в другую колею. Девушка с некоторым испугом стала озираться по сторонам. Они как раз парили между двух небольших островков, а полукилометром ниже кипели жизнью инопланетные джунгли. Здесь вполне могли водиться какие угодно летающие монстры. Небольших птиц они уже видели предостаточно...
   - Ты серьезно об опасности? - настороженно крикнула она напарнику.
   - Кто его знает... это не от меня зависит, - попытался пожать плечами налету крылатый юноша и неуклюже "клюнул носом" в полете.
   - А от кого зависит? - начала подозревать подвох Ксения.
   - Я тебе потом скажу, - рассмеялся юноша и тут же указал в сторону рукой. - Кажется, с того острова сорвалась какая-то огромная тварь.
   - Я ничего не вижу.
   - Сейчас она вылетит из-за скалы!
   И правда, прямо перед ними закладывал вираж здоровенный птеродактиль - формами это чудище больше всего походило на летающего ящера.
   - Срочно уходим вниз, к тому маленькому островку и пробуем спрятаться в лианах! - с дрожью в голосе предложил напарник, указывая на укрытие.
   Придумывать что-то еще, не было времени, и Ксения камнем кинулась вниз. Крылатый хищник с жутким карканьем, бросился следом. Они не успевали перейти в горизонтальный полет, чтобы укрыться за сетью лиан, и им пришлось продолжить падение. Товарищ по несчастью прокричал еще один совет:
   - Пикируем на то огромное дерево и тормозим у самой кроны!
   Но летающий ящер был явно тяжелее и приближался к ним быстрее, чем дерево. Беглецов спасло то, что у примитивного хищника хватило ума затормозить перед препятствием, чтобы не переломать крылья. Его пасть громко щелкнула зубами всего в паре метров от Ксюши, и преследователь сместился по дуге вверх. Летающей парочке пришлось тут же повторить маневр летающего ящера, только по меньшей траектории, после чего они удачно влетели в крону дерева. Ловко уцепившись длинными и сильными пальцами за гибкие ветви, они амортизировали остаточную скорость и уже спокойно уселись на огромном толстом суку.
   - Пожалуй, тебе хватит переживаний, - улыбнулся гид. - Все равно подниматься из этой бани тяжело, а ты уже достаточно тут чудес насмотрелась.
   - Не пойму, о чем ты? - спросила Ксюша и услышала короткий ответ:
   - Спи, и к тебе придет другой сон... - одновременно с этими словами все погрузилось в мягкую баюкающую темноту без времени и пространства...

***

   ...Иниа очнулась прямо посреди городской улицы. Вот только улица эта была совсем не из тех городов, что были на ее родине. Она тщетно пыталась вспомнить, как тут оказалась. Последнее что осталось в ее сознании, была решимость инкарнировать в этот мир.
   Она попыталась сделать шаг и это удалось - большое и тяжелое тело словно само знало, как перемещаться в чужом мире. Было очень интересно ощутить себя внутри другой Вселенной. Хоть этот мир и основывался всего лишь на одной атомарной системе, разнообразие форм жизни и ландшафтов планеты поражало воображение. Она с усмешкой отметила, что попади она из этого мира в свой, то тоже, наверно удивлялась бы разнообразию чуждой жизни. Все новое манит разумное существо не меньше, чем блестящая приманка глупую птицу.
   И все-таки невозможность летать и относительная тяжеловесность немного удручали. К тому же, здания на улице тоже производили гнетущее впечатление своими высокими темными стенами. Она словно брела по огромному серому тоннелю среди толп таких же безликих, погруженных в себя людей и стала понимать, что и сама замыкается в себе. Ведь просто невозможно выказывать знаки приветливости всем подряд - странное одиночество среди бесчисленного множества себе подобных...
   Может, она уже долго обитает в этом реале, но просто забыла свою здешнюю жизнь? Кто знает, какую дикую шутку может вытворить подсознание. И все-таки нужно что-то делать - не может же она брести без цели бесконечно долгое время? Иниа встала и беспомощно оглянулась по сторонам, но ничто не подсказывало, какое следующее действие могло бы стать правильным.
   Вдруг ее взгляд выхватил из толпы кого-то, словно бы знакомого. Но она не успела остановить скользящий взор и потеряла контакт. Иниа опять и опять вглядывалась в проходящих мимо людей. Но все тщетно. Внезапно за ее спиной раздался осторожный вопрос:
   - Вы, случайно не ищете кого-нибудь?
   Обернувшись, она увидела именно тот взгляд, что показался ей знакомым в толпе. Перед ней стоял и одобряюще улыбался молодой человек. Несколько опешив от неожиданности, она помедлила и призналась:
   - Если бы я могла понять сама... Не знаю, что случилось, но не могу ничего вспомнить, - Иниа растерянно замолчала, беспомощно разведя руками.
   - Давайте, я попробую Вам помочь. Может, мы побеседуем в кафе? Вдруг Вы что-нибудь да и вспомните? - предложил парень.
   Иниа не знала, как реагировать на эту участливость, но отказываться от добровольной помощи было глупо. На ее родине любой встречный поступил бы точно так же, если, конечно не был очень занят. Она растерянно улыбнулась незнакомцу и кивнула в знак согласия.
   - Меня зовут Влад. Я местный, абориген этого города. Вот на том углу есть неплохая забегаловка, можно вполне уютно посидеть и попить чайку с пирожными, - радостно стал объясняться парень, и под конец спросил. - А как Ваше имя?
   На мгновение между ними повисла напряженная тишина.
   - Иниа, - наконец осмелилась выговорить девушка, понимая, что это сочетание звуков здесь может звучать непривычно. Так же непривычно, как ей - лицезреть этот мир.
   Но Влад не придал этому никакого значения и, кивнув, повел девушку в кафе, по пути рассказывая ей об окружающем городском пейзаже. Она же, полностью доверившись обходительному собеседнику, слушала его беззаботную речь и с интересом вглядывалась в чужую жизнь, в которой, то ли уже прошла ее жизнь, то ли все еще только предстоит.
   Они зашли в небольшое помещение, в котором было несколько человек сидевшими за столиками. Большинство из них даже не повернули головы в сторону вошедших - нормальная реакция жителей больших городов. Влад предложил ей присесть на свободное место, а сам пошел к прилавку что-нибудь заказать.
   Несмотря на явную заботу Влада, Иниа волновалась. Все было совершенно непонятно, а спрашивать у нового знакомого о своих проблемах она боялась. Оставалось только тянуть время и пытаться вспомнить, как здесь оказалась. Нельзя сказать, чтобы она не помнила, как нужно вести себя в этом мире, но до этого были только разведывательные посещения иллюзий вокруг реала, а сейчас... а что сейчас? Как она сможет отличить иллюзию от реала? Никак.
   По всей вероятности смятение отразилось на ее лице, так как Влад, подойдя с подносом, на котором дымились две чашки с ароматным напитком, поспешил поставить его на стол и озабоченно спросил:
   - Ну как, ничего не вспоминается?
   - Нет, - грустно мотнула головой Иниа.
   Влад выставил пирожные и чашки на стол, сел напротив и стал внимательно смотреть ей в глаза. Затем, видимо на что-то решившись, кивнул сам себе и осторожно произнес:
   - Но ты же должна помнить все, что было до инкарнации?
   Иниа замерла, так и не взяв чашку в руку. Она некоторое время "старательно" рассматривала скатерть и пыталась сообразить, что знает о ней собеседник. По короткому размышлению, она пришла к выводу, что все.
   - Значит, это все-таки не реал, - то ли спросила, то ли утвердительно сказала девушка.
   - И значит, ты все помнишь. Просто боялась первому встречному показаться сумасшедшей, - одобряюще улыбнулся Влад.
   - Тогда я здесь только по твоей прихоти? - тревожно спросила Иниа.
   - Хм... скорее по твоей. Но не буду говорить загадками, - продолжал улыбаться парень. - Ты справилась со своей миссией в реале Земли и я, собственно, и есть тот фрукт, ради которого ты туда пошла.
   - Но... - в смятении спросила Иниа. - Я не понимаю, почему я ничего не помню о своем воплощении в реал Земли?
   Влад достал из кармана довольно большое зеркало и предложил:
   - Посмотри: так ты выглядишь теперь, и имя твое Ксения, Ксюша. Судья помог мне сделать этот трюк. Ты, уйдя снова в астрал, решилась вспомнить свою прошлую жизнь, но чтобы не произошло подавления одной из твоих личностей другой, мы даем тебе постепенно вспоминать свои ипостаси. Сейчас твоя душа не может вспомнить земное воплощение и ты, как будто очнулась сразу после момента инкарнации.
   - И все же не пойму, зачем Судье все эти хитрости? - озабоченно отнеслась к таким новостям Иниа.
   - Ты, будучи в своей земной ипостаси, решилась на то, чтобы вспомнить свое прошлое воплощение. Хотя Судья говорил, что раньше ты и не рассчитывала на такой подарок судьбы. Но Ксения без тебя чувствует ущербность своей сущности, ведь все мотивы, побудившие ее к инкарнации, остались в твоей памяти.
   - Постой... - прервала его девушка и, помедлив, осторожно спросила. - Значит ты тот пограничник, ради которого я и пошла на Землю. Но тогда... вы что, были близки с Ксенией?
   - Более чем... но это не должно влиять на твое решение.
   - Какое решение?
   - Ты должна дать разрешение на такое слияние памяти. Этот трюк я затеял для того, чтобы предупредить тебя о том, что случится с тобой, если ты согласишься.
   - А если не соглашусь?
   - Я думаю, согласишься, - улыбаясь, кивнул Влад. - Иначе мы тут с ума с тобой сойдем. Хотя согласие нужно и тебе самой, чтобы процесс прошел гладко, и ни одна из ипостасей не подавила другую.
   - А ты не боишься, что после того как я вспомню себя, наши с тобой отношения могут охладеть? - задала самый трудный вопрос Иниа.
   Влад, не желая врать, помолчал, подыскивая правильные слова, и признался:
   - Боюсь, что-нибудь об этом сказать. Но я больше не мог видеть тщетные попытки Ксении заполнить бреши в собственном сознании. Пусть я потеряю тебя, но буду знать, что ты обрела целостность.
   Девушка сидела, задумчиво смотря на остывающий чай в своей чашке. Потом подняла глаза, в которых стояли слезы и спросила:
   - А ведь она наверняка предлагала тебе не вспоминать свое прошлое?
   - Не без этого. Но ты же понимаешь: как я могу общаться с человеком, который чувствует свою ущербность, и причиной этих мук являюсь я?
   - Спасибо Влад, я не могу сказать, что воспылала к тебе любовью, но ты мне очень симпатичен, даже в этом непривычном образе.
   - А я вот успел в тебя влюбиться. Правда, за меня это сделал фантом Арха... - признался Влад.
   Иния побледнела и, замерев на мгновение, спросила:
   - Что ты знаешь о моем убийце?.. - затем замешкалась и пробормотала. - Хотя нет, он же не убил меня, а помог... но от чего я тогда умерла?
   - Не волнуйся! У тебя наложения двух вариантов событий на одно и то же время. Сейчас лучше не вспоминай этот момент, а потом Судья сам перед тобой отчитается, - одобряюще улыбнулся Влад и признался. - Знала бы ты, насколько мне сейчас странно видеть Ксюшу, которая помнит себя только разведчицей астрала. Но мы все не о том. Так как, ты согласна?
   - Согласна, - несколько обреченно вздохнула девушка.
   - Тогда, когда в следующий раз начнешь просыпаться, не спеши все вспомнить и взять под свой контроль. Пощадите с Ксюшей друг друга, - усмехнулся парень, и кафе вместе со столиками и посетителями растаяло в дымке сна...

***

   На этот раз она начала осознавать себя постепенно, оказавшись в белесом тумане, словно плывя в облаке. Первым порывом было немедленно все вспомнить и начать действовать, но тут же в мыслях всплыло знакомое лицо и слова: "Не спеши все вспомнить". Эта фраза, как краеугольный камень, стала удерживать мысли, пытавшиеся сорваться в галоп.
   Она вспомнила, что ее зовут Ксения, но тут же всплыло второе имя Иниа - оно принадлежало ей раньше. Затем ей вспомнилась жизнь на Земле и тут же пришли мысли о летающих островах...
   Неспеша, ее сознание раскладывало по полочкам все события двух воплощений и сверяло их друг с другом. Наверно это продолжалось долго, но внешнее время для нее не существовало, и поэтому она не торопилась. Она вспомнила все, и по завершении этого странного процесса, поняла, что является разведчицей астрала, которая сильно изменилась после воплощения на Земле. Единственно, она пока не могла решить, кем она в действительности теперь является: Ксенией или Иниа? Но это понимание должно прийти позже. Возможно, что она такой, двойной останется навсегда, но это было нестрашно. Страшно было другое...
   Она неспеша шла по равнине, скрытой в белесой дымке. Шла в никуда в несуществующем пространстве. Все было неважно, кроме того, что ее ждали два существа, совершенно разные по внешнему виду, но которых объединяло общее дело.
   Сделав еще несколько шагов, она увидела впереди две фигуры: одну массивную и высокую - Влада, другую тонкую и крылатую - Судьи. Подойдя ближе, она долго изучала знакомые лица, сверяясь со своими чувствами. Они все трое стояли друг перед другом и молчали. Пограничник с Судьей с опаской взирали на результат своих экспериментов. Разведчица предстала перед ними в воплощении Иниа, но что творилось внутри ее души, могла поведать только она сама.
   А ей было труднее всего. Она понимала, что груз открывшихся ей знаний больше никогда не позволит смотреть на мир Ксюшиными глазами. Но даже это не было так страшно...
   - Судья, зачем ты позволил совершить это? Разве ты забыл мое условие? - наконец нарушила молчание Иниа, задав вопрос вместо приветствия.
   - Прости, я знаю, что нарушил обещание: не возвращать тебе память прошлой жизни, если ты в новом воплощении будешь счастлива с пограничником. Но сейчас ты должна хорошо понимать, насколько ущербной себя чувствовала Ксения без своего прошлого, - пристыжено понурил голову крылатый Судья. - Я пришел к тому же выводу, что и Влад: ты не смогла быть счастлива с урезанной памятью.
   - Но ты же знаешь, что я не смогу быть счастлива и теперь, когда все знаю... - Иниа словно споткнулась, не договорив фразы.
   - Зато ты стала сама собой и можешь поступать сообразно всем знаниям обоих воплощений, - продолжил оправдываться Судья. - А счастье... кто знает, в чем оно заключено? По крайней мере, ты должна быть удовлетворена осознанием выполненной миссии.
   - Постойте, - взмолился Влад. - Но что плохого в том, что Ксюша вспомнила Иниа? При чем тут какая-то миссия, и почему Иниа должна быть несчастна?
   Инопланетная девушка обернулась к землянину и, взяв его за руку, расстроенно спросила:
   - Помнишь, я говорила тебе о создателе реала?
   - Да. Ты еще наговорила кучу странностей, будто бы Бог, создатель реала - это я, - улыбнулся Влад.
   - Именно так! - серьезно кивнула Иниа. - Это один из великих парадоксов: воплощает себя в иллюзии реала одно создание, а возрождается великое множество. И все они полноправные создатели и одновременно дети своей иллюзии. Но сейчас разговор не о тебе, а обо мне...
   - То есть... кажется, я теперь догадываюсь, что ты имела в виду, когда говорила, что не являешься хозяйкой земного реала, - озадаченно произнес пограничник.
   - Совершенно верно, мы с Судьей создатели и порождения другой иллюзии.
   - Но почему это должно мешать нашим взаимоотношениям?
   Иниа молчала, напряженно глядя в глаза землянина, и не знала, что ответить. Она не хотела врать, говоря, что они совершенно разные - ведь все чувства Ксюши остались при ней. Но и подлинную причину, вставшую между ними ледяной стеной, назвать не могла.
   Она когда-то нашла этот реал, а Судья смог прочитать в вероятностных потоках информации грядущую угрозу этому прекрасному миру. Тогда и стало ясно, что справиться с бедой сможет только один пограничник, который еще не родился. Но даже при всех условиях, шансы на благоприятный исход будущей трагедии были мизерные. Самым слабым местом будущего пограничника могла стать его невосприимчивость к чужим страданиям.
   Они не сразу решились на вмешательство - Судья множество раз просчитывал различные вероятности, прежде чем согласился с тем, что Иниа почувствовала сердцем. После инкарнации, забыв о себе, она все-таки сохранила стремление достучаться до души этого сильного и уверенного в себе человека, что ей в конце концов удалось. Она могла бы гордиться: Влад уже не был пустышкой для отстрела нечисти на Барьере. Правда, она сама не сумела избежать самых человеческих чувств по отношению к будущему пограничнику, и теперь жестоко расплачивалась за это.
   Иниа хорошо понимала, что больше не вправе вмешиваться в развитие земного реала, и дальше уже сам создатель великой иллюзии в лице этого пограничника и других воплощений должен решать свою судьбу. Любое лишнее слово могло повлиять на вероятность грядущих событий. Как бы это ни было тяжело, она спрячет свои чувства. Может быть, когда-нибудь потом... если это "потом" наступит для пограничника и его реала, она расскажет ему о своих чувствах...
   - Ты слышишь? - донесся до нее взволнованный вопрос Влада. - Я умудрился влюбиться в тебя будучи Архом. Так что различие в нашем внешнем виде не препятствие, по крайней мере, для меня.
   - Дело не в этом, - вздохнула Иниа и все-таки вынуждена была солгать. - Я теперь нечто другое, чем Ксюша, и за моими плечами другой опыт, другие впечатления другие знакомые...
   - Ты хочешь сказать: другой спутник жизни? - в глазах Влада промелькнула искра боли.
   - Нет, - поспешила ответить крылатая девушка. - Дело не в этом. Разведчица астрала не имела сильных привязанностей, иначе она не была бы способна найти чужой реал. Но, пожалуйста, не мучай меня, для начала мне нужно разобраться в себе...
   - Хорошо, я не настаиваю, - грустно согласился пограничник.
   Они договорились поддержать "дипломатические" отношения. Иниа, мельком поглядывая на Судью, видела, что тот понимает, какого труда ей стоит самой строить барьер отчуждения, но ничего нельзя было поделать. Единственное, что она себе позволила, это пообещала Владу познакомить того ближе с ее родным реалом, а вернее, с порожденными им иллюзиями.
   Наконец, видя мучения Иниа, Судья прервал их объяснения, напомнив, что Владу нужно возвращаться на Землю:
   - Мои силы не бесконечны, чтобы прикрывать тебя от требований тела, взывающего к своему хозяину, - усмехнулся крылатый. Теперь ты знаешь дорогу в астрал - стоит только уснуть и пожелать здесь оказаться...

***

   Влад снова очнулся в больничной палате. Открыв глаза, он долго неподвижно лежал, пытаясь разобраться в самом себе. Ему казалось, что он сходит с ума. Наверно так себя и должны чувствовать шизофреники: две иллюзии или две реальности? Где была его настоящая жизнь и где только игра? Что для него важнее: осложнение отношений с "виртуальной" Ксюшей-Иниа или эта холодная и пустая тоска реала? Впрочем, ни то, ни другое не радовало.
   Или все так и должно быть? Ведь недаром его прозвище теперь пограничник: ни там, ни сям - существо, застрявшее на грани миров. С другой стороны нужно бы радоваться: Ксюшина жизнь не оборвалась со смертью земного тела. Но он прекрасно осознавал, что и там, и здесь все зависело от самого себя: если ты не смог высоко держать планку в реале, то вряд ли справишься со своими страхами и страстями в астрале, если только не закабалить свое сознание рабским служением кому-нибудь из пришлых божественных господ.
   Жизнь везде заключалась в преодолении трудностей, развитии и любви. И с этой точки зрения очень и очень многие человеческие воплощения создателя реала являлись мертворожденными еще при жизни на Земле. Он и сам мог оказаться таким мертворожденным - спасибо Ксюше да Штырю, которые расшатали болото его самодовольства.
   Он не знал, к чему все события, произошедшие с ним, но ощущал, что это небессмысленно. На примере Ксюши, да и своего, дважды битого тела он понимал, что реал исподволь сводит вероятности к какой-то цели. Главное, при этом, принять игру и выполнять свою роль в ней. Идти против судьбы - означало идти против себя, ведь теперь он знал, что все вокруг было единой иллюзией, отразившейся и воплотившейся в нем самом.
   Да и не хотел он сопротивляться своим чувствам. И сейчас основное, что беспокоило его здесь, в реале - был страх за всех тех, кого еще отловили те мерзавцы в Питере. Влад слишком хорошо понимал, что родной милиции эта банда не по зубам, и без его "сумасшедшей" помощи ни одну из жертв вернуть в нормальную жизнь не удастся, а возможно, никто даже не удосужится такой проблемой.
   Отложив все эзотерические заморочки куда подальше, Влад решительно приподнялся на кровати и со стоном плюхнулся обратно. От резкого движения левую часть груди пронзила боль. Но сознания он не потерял. И даже сообразил, что понемногу двигаться вполне возможно.
   На его кряхтенье откуда-то примчалась медсестра - обслуживание в этой клинике было явно на высоте. Владу сразу припомнилась его последняя побудка, когда Мила рассказывала о финансовой поддержке его лечения.
   "Мила... да, тоже еще проблема. Ну чего она со мной возится, будто все еще чем-то обязана?"
   - Не спешите вставать! - предупредила девушка в белом халате. - Хоть рана и заживает, что говорится, как на собаке, но тело еще ослаблено, и двигаться нужно начинать постепенно.
   - Сколько же я тут уже валяюсь? - прокашлявшись, спросил больной.
   В ходе беседы выяснилось, что в сумме он уже десяток дней лежит бревном и не реагирует ни на какие попытки его разбудить. Зато все физиологические показатели в норме. Так что никаких противопоказаний к легкой физической нагрузке нет.
   Словоохотливая и явно обрадованная пробуждением пациента сестричка заговорщицким тоном призналась, что все тут были изрядно озадачены и обеспокоены длительной комой. Даже консилиум не раз собирался, а у женщин глаза все время "на мокром месте" были.
   - Красивая у Вас девушка, - со вздохом призналась под конец своих откровений сестричка. - Или жена?
   - Да не моя она девушка... - вырвалось раздосадовано у Влада.
   - Так как же... - оторопело переспросила медсестра. - Сюда можно только близким приходить...
   - Ну... она моя родственница... - соврал, не моргнув глазом, Влад. Еще не хватало отблагодарить Милу за все заботы, запретив доступ к этому потрепанному телу.
   Вечером, пришедшие навестить больного родственники застали его уже на ногах, и даже самостоятельно перемещающимся по палате. Радости женщин не было предела, и раненый великодушно позволил себя обнимать и даже целовать.
   Врачи вынесли вердикт, что пациент чудесным образом вышел из спячки и был уже, собственно, почти здоров. Они, конечно, желали еще поковыряться в легкодоступном теле всякими приборами и иголками, но Влад, ухватившись за возможность сбежать, все время давил в разговорах на то, чтобы его отпустили на амбулаторное долечивание. В результате долгих дебатов ему пообещали подумать о выписке через сутки.
   Ложась спать, новоявленный пограничник уже распланировал, как снова приступит к подробному допросу Судьи о том, чего же они так от него хотели, а заодно потребует от Ксюши, чтобы она общалась с ним в человеческом виде - тогда-то уж он точно заставит ее вспомнить их самые теплые отношения. Однако, снова открыв глаза, он понял, что в окна палаты бьет утренний свет, а значит, ему ничегошеньки не приснилось.
   Тихо попаниковав, Влад признал, что пока он ни бельмеса не смыслит ни в астрале, ни в реале. Тем не менее, это не поколебало решимости выздоравливающего: он осторожно, но целеустремленно стал выполнять гимнастику, которую разучивал накануне с врачами. Что бы и как бы сейчас не происходило, он знал, что должен немедленно оказаться в Питере, а там... на месте разберется...
   ..."Интересно, кто это успел настучать нашей родной милиции?" - раздумывал Влад, осматривая хмурого и пропитанного запахом табака мужчину, который представился следователем. Хотя, что тут думать: врачи и передали по инстанции - все же дело серьезное.
   - Чем могу быть полезен? - невозмутимо ответил больной на суховатое приветствие оперуполномоченного.
   - Вы единственный, кто может пролить хоть какой-то свет на это происшествие, - сходу признался офицер и, пододвинув свободный стул, уселся напротив Влада. - Я понимаю, что Вы еще не вполне оправились, но войдите в мое положение - время уходит, и шансов найти преступников все меньше.
   - Да, не позавидуешь, - кивнул Влад и догадался спросить. - А дело-то, в Питерской милиции, наверно, завели?
   - Завели там, а когда выяснили, что жертвы отсюда, пришлось объединять усилия...
   - Представляю, какие усилия, - иронично усмехнулся больной. - Хоть какие-нибудь зацепки-то имеются?
   - В интересах следствия, до его завершения данные не разглашаются даже пострадавшим, - нахмурил темные брови сыщик и все же опять признался. - Но, сами понимаете, у меня сейчас тридцать нераскрытых дел на руках. Так что без сотрудничества, Ваших обидчиков найти будет трудно. Это, конечно, в том случае, если таковые вообще были.
   - Интересно получается... я что, сам себе грудь прострелил? - насторожился Влад.
   - Вообще-то это тоже не исключено при попытке самоубийства. Но, поскольку пистолет не обнаружен, то есть некоторая возможность, что стреляла Ваша знакомая...
   - Какая еще знакомая? - оторопело переспросил Влад.
   - Ну не будете же Вы отрицать, что были знакомы с Ксенией Ершиной? - в свою очередь удивился человек из органов.
   - Ага, первый подозреваемый у Вас уже есть. А поскольку других нужно днем с огнем искать, то легче меня и оформить...
   - Ну зачем Вы так? - покачал головой гость и пояснил. - Это Вам может показаться кощунственным, но чаще всего в таких делах бывают замешены именно близкие люди, и поэтому следствие не может основываться на эмоциях. Лучше поясните мне, каким образом Вы оказались вместе с ней в Петербурге? По показаниям матери, она отправилась туда одна.
   Влад довольно долго молчал, смотря прямо в глаза сыщику и раздумывая: "Говорить правду или нет?" Но, кажется, во взгляде пограничника появилось что-то новое. Прожженный психолог, которым несомненно являлся опытный сотрудник органов, вдруг виновато опустил взгляд и каким-то жалобным тоном произнес:
   - Вы поймите, факты должны совпадать, иначе, кто-то говорит неправду...
   - Я понимаю... - медленно выговорил Влад, решаясь-таки на авантюру. - Давайте заключим маленький договор - надеюсь, он не будет противоречить никаким принципам юриспруденции.
   - Я тоже надеюсь, что Вы не предложите ничего криминального, - повеселевшим голосом заявил сыщик.
   - Тогда ответьте мне на один вопрос: сколько еще девушек пропало в Питере в тот и два-три последующих дня?
   Опер был явно озадачен таким вопросом. Сначала он, помотав головой, спросил, каким образом это может относиться к данному делу, а потом признался, что не располагает такими данными. Когда Влад добавил, что пропавшие девушки, скорее всего, не из Петербурга, то сыщик, несмотря на всю его опытность, совсем потерял нить беседы. Тогда Владу и пришлось все рассказать по порядку: и про Невского Льва, и про девушек, которых преступники собирались отлавливать весьма оригинальным образом. Под конец рассказа следователь, уже не стесняясь, возмущался:
   - Вот подлецы! Это ж надо такое удумать. Точно рассчитали, что девушки будут пропадать из разных городов и свести в целое эти случаи сразу не удастся. А им нужно два-три дня, чтобы напрочь замести следы, - мужчина от досады хлопнул себя по коленям. - Сколько дней прошло, а Питерские даже не удосужились разослать разнарядку по этому Невскому Льву. Ведь ясно было, что пропавшие девушки приезжали по приглашению одной фирмы.
   - Вообще-то не факт, что они всем одно и то же название фирмы высылали, - заметил Влад.
   - Да, надо срочно проработать это направление, - кивнул опер и досадно хмыкнул. - Опять бандиты нас обскакали - честно сказать, не представляю, как их теперь отыскать. Девушки уже за тысячи верст. Хорошо, если еще в России.
   - А вот это оставьте, пожалуйста, мне... Девушки где-то недалеко. Неудача с Ксюшей заставила их залечь на дно, но Вы правы: долго с таким "товаром" на руках они задерживаться не станут.
   В глазах сыщика загорелся огонек подозрения. Он не замедлил усомниться, откуда Владу это может быть известно. На что пограничник просто ответил:
   - Я это чувствую. Так же, как почувствовал опасность, угрожающую Ксюше. Но теперь я не намерен опаздывать, как в тот раз. Давайте договоримся: Вы не будете мне мешать, а я постараюсь распутать это дело своими средствами. Мне нужно Ваше содействие: любая информация о пропавших девушках - имена, фотографии... здесь все может помочь.
   - Да что Вы, в конце концов, себе возомнили? - рассержено воскликнул сыщик. - Я подписку о невыезде должен взять, а тут шаманизм какой-то... - однако, его возмущение быстро угасло под пристальным взглядом больного, и под конец оперуполномоченный пробормотал. - Ну хорошо, делайте что хотите. Только дайте мне координаты, по которым я в любое время мог бы с Вами связаться.
   Влад не знал, что творится с его организмом, но было ясно, что вторая отключка внесла еще большие коррективы в его ненормальность - раньше таких гипнотических свойств за собой он не замечал. Чтобы все и вся подозревающий сыщик так легко согласился на все бредовые предложения? - Влад бы рассмеялся, если бы кто раньше сказал ему, что такое возможно.
   Но факт оставался фактом. Больной даже усомнился: возможно, он точно так же давил на врачей, которые готовы были выписать пациента прямо на кладбище? Хотя такое иногда происходит и без всякой мистики. А думать о здоровье самостоятельно передвигающегося мужика, в то время как несколько чужих судеб зависели от его расторопности, было бы верхом жлобизма.
   Влад стал собираться - время было уже за полдень, и вот-вот должна была подойти мама, чтобы забрать свое неугомонное чадо из больницы. Будут или нет возражать по этому поводу врачи, пограничника ни капли не интересовало. Если уж он с опером сумел договориться...
   Но никто не возражал, и вскоре он, опираясь на мамину руку, ковылял по больничному крыльцу. Остановившись на полпути, чтобы передохнуть, Влад, щурясь, подставлял лицо солнцу и почти пропустил момент, когда к ним подрулила симпатичная Тойота. Из-за руля выскочила Мила и подбежала, на ходу выговаривая:
   - Еле успела. Ты почему не сказал, что уже выписываешься? Так бы и полз до дома пешком?
   - Ну что ты так беспокоишься? Такси бы вызвали и все дела, - возразил Влад, но покорно оперся на руку девушки, чтобы не грузить маму, которая виновато призналась, что это она позвонила Миле и сообщила о выписке.
   Общими усилиями женщины загрузили его в машину, и уже внутри салона возник вопрос: куда вести больного? Мама не хотела больше отпускать сына от себя, а Влад хотел домой, чтобы получить максимальную свободу от заботливых рук и глаз. Тут помогла Мила, предложив помочь Владу с покупками и остальными домашними хлопотами.
   Через час он остался-таки один дома. Женщины доставили его наверх в квартиру, после чего Мила кинулась за покупками, а мама осталась устраивать больному постельный режим. Затем коллега по бильярду вернулась, набив битком холодильник и все шкафы всякой снедью. И только после этого Владу удалось убедить заботливых женщин, что он в полном порядке, а они могут вернуться к своим делам. Мила при этом укоризненно покачала головой и заметила, как в воду глядела:
   - С клиентами-то я справлюсь, но прошу, не угробь себя еще раз. Мне почему-то страшно тебя оставлять одного. Что я скажу Араику Георгиевичу, если ты опять что-нибудь учудишь? Ведь он рассчитывает вскоре увидеть тебя у стола.
   Влад всерьез задумался и неохотно ответил:
   - Слушай: возьми ключ от квартиры - если что, то хоть внутрь попасть сможешь.
   - Что "если что"? - настороженно переспросила девушка.
   Предупреждая опасный разговор, Влад поспешил соврать:
   - Ну мало ли, я усну или в магазин выйду...
   - Хорошо... - согласилась Мила и, все еще подозрительно посматривая на свободного маркера, протягивающего ей ключ, добавила. - И все-таки позвонить всегда можно...
   Мама была уже в коридоре и, к счастью, не приняла участия в разговоре, а то пришлось бы Владу и ей ключ отдавать. Уже в самый последний момент Мила замешкалась, а потом резко наклонилась и поцеловала подстреленного коллегу в щеку.
  

Оценка: 8.23*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Эльденберт "Любовница поневоле"(Любовное фэнтези) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"