Sleepy Xoma: другие произведения.

На пути в бездну. Глава 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Глава 7.

   И снова нудные тягучие дни, наполненные страхом и надеждами. Игнис была предоставлена самой себе - ее мучительница то ли не могла оторваться от государственных дел, то ли решила мучать огнерожденную неизвестностью, и девушке оставалось лишь молить Бога о том, чтобы та подольше не приходила. И еще очень хотелось верить, что Дикая Роза Севера не станет больше мучать Ридгара.
   "Ну да, конечно же, именно умением держать слово Кайса и известна", - саркастически подумала принцесса, горестно вздыхая и поворачиваясь на другой бок.
   Неожиданно ее размышления были прерваны тихим звуком. По коридору кто-то шел, а точнее - крался.
   Игнис тотчас же вскочила и навострила уши. Несколько секунд ничего не происходило, но потом ее слуха вновь достигли эти слабо различимые звуки.
   "Нет, не показалось".
   Тотчас же в сердце девушки зажглась дикая, безумная надежда, что сейчас ее спасут.
   "Может, это ловчие Изегрима? А может, отец? Или Лариэс"?
   Она сама не поняла, почему подумала о Щите принца, но это было бы действительно в его духе - пробраться в центр вражеского логова, чтобы спасти товарища.
   Звуки неуклонно приближались, и Игнис вся обратилась в слух, забыв даже дышать. Наконец неизвестный остановился - прямо напротив ее камеры. В замке повернулся ключ и дверь с тихим скрипом отворилась. Увидев, кто стоит перед ней, Игнис лишилась дара речи: на пороге камеры замерла Блаклинт, одетая в дорожное платье. Подле камеры, прислонившись к стене, лежали охранники, не подававшие признаков жизни.
   - Блаклинт? Что ты тут делаешь? - пораженно воскликнула огнерожденная.
   - Тише... Идем, пока не поздно.
   С этими словами ее спасительница сделала шаг назад, но огнерожденная продолжала стоять на месте.
   - Скорее же, у нас очень мало времени.
   - Что, еще одна забава Кайсы? Ей мало моих унижений, теперь хочет лишить и надежды? - с ненавистью в голосе спросила она.
   - Нет, все не так, верь мне.
   - Верить тебе? - ее трясло от ненависти. - А с чего бы? Ты предала нас всех, ты делала вид, что мы подруги, а за спиной ждала подходящего момента, чтобы нанести удар, ты...
   Последнюю фразу она не договорила, но перед глазами огнерожденной вновь возникла картина двух переплетенных в порыве страсти тел.
   - Убирайся прочь, Блаклинт, - процедила она.
   Северянка затравленно посмотрела на огнерожденную.
   - Игнис, я не предавала и даже не знала, что в конце пути нас ждет ловушка. Мать никогда не верила мне достаточно для того, чтобы посвятить в детали. Я же рассказывала, кем меня считают при дворе. Пожалуйста...
   Отчаяние в голосе девушки было неподдельным, ну, или она очень хорошо умела играть, но... Игнис вспомнила их посиделки втроем с Клариссой, вспомнила искреннюю боль и обиду в словах Блаклинт, вспомнила, как учила ту преодолевать собственные страхи...
   "Нет, такое нельзя имитировать! Я отказываюсь верить, что кто-то может оказаться столь гениальным актером, нет, это просто невозможно"!
   Но если предположить, что Блаклинт говорит правду, то выходит...
   "Она собирается пойти наперекор воле матери? Блаклинт? Наш трусливый северный василёк"?
   Поверить в такое было весьма непросто. Ривеландская принцесса еще во время похода зарекомендовала себя девушкой крайне неуверенной в собственных силах, и лишь помощь Игнис и Клариссы - воительницы, чья красота вызывала у огнерожденной приступы острой зависти - помогли северянке выбраться из раковины, в которую та спряталась, будто пугливая улитка.
   "Получается, наша улиточка умудрилась отрастить себе пару... хм-м, ног, так, что ли"?
   Это следовало проверить.
   - Почему? - спросила она.
   - Что? - не поняла Блаклинт.
   - Почему ты здесь? Почему предаешь собственную мать? Представляешь, что она с тобой сотворит, если поймает? Для чего нужно так рисковать?
   - Я... - Блаклинт зажмурилась и сжала пальцы так, что костяшки хрустнули, - всю жизнь старалась угождать ей, быть преданной и послушной дочерью. Я любила ее и верила, несмотря ни на что... Но это... То, что она совершила... Это непростительно!
   Последние слова были произнесены с такой яростной уверенностью, что сомнения Игнис окончательно рассеялись.
   - Ты знаешь, что она планирует делать дальше?
   - Нет, - отрицательно покачала головой девушка. - После возвращения меня заперли во дворце, постоянно следят и не позволяют и шага ступить одной. Ты не представляешь, как трудно было пробраться сюда незамеченной! У меня месяц ушел на подготовку.
   И Игнис приняла решение. Быть может, все это - хитрая игра Кайсы, а Блаклинт - идеальная актриса, но, если судьба дает шанс, им нужно пользоваться, а потому огнерожденная шагнула вперед и указала на ошейник, блокирующий чары.
   - Сможешь снять это?
   Блаклинт протянула руку вперед и коснулась артефакта. Что-то хрустнуло, и камень, сковывающий дар девушки упал, а затем Игнис захлестнула эйфория. Сила, долгие дни сдерживаемая при помощи магии Кайсы, рекой хлынула в тело и девушке пришлось прикрыть рот руками, чтобы не застонать от наслаждения.
   Как же, оказывается, хорошо быть самой собой.
   Игнис щелкнула пальцами, и возле ее маски зажглось несколько огоньков. Девушка с блаженством улыбнулась и повернулась в сторону коридора, ведущего к спуску.
   - Идем.
   - Стой, ты куда?
   - За Ридгаром.
   - Нет, мы должны бежать!
   - С ним наши шансы заметно повысятся, - безапелляционно заявила Игнис, направляясь вперед. - За мной.
   "Ну, девочка, соберись", - подбодрила она себя, добежав до лестницы, - "скоро все будет хорошо".
   В несколько прыжков огнерожденная добралась до последней ступеньки, прикончила стражников двумя огненными шарами, сбила засов и распахнула дверь. После чего, не останавливаясь, побежала вперед, стараясь не обращать внимание на тружеников заплечных дел. Блаклинт спешила за ней, и Игнис, не теряя ни секунды, испепелила двух последних стражей и бросилась в камеру Ридгара.
   "Сейчас я спасу тебя"! - лихорадочно билась внутри черепной коробки одна единственная мысль. - "И мы сбежим отсюда"!
   Она распахнула дверь в пыточную и...
   Оглушающая боль расцвела внутри девушки и та, пронзительно закричав, рухнула на каменный пол. Рядом с ней повалилась и Блаклинт. Ни одна из них не успела даже подумать о сопротивлении, как все было кончено.
   - Подумать только, а вот и две маленькие горлинки, ай-ай-ай, как нехорошо, - сквозь накатывающие волны кошмарной муки различила Игнис. - Доченька, я не ожидала от тебя такой глупости. Неужели ты и правда считала, что сможешь скрыть от меня подготовку? Нет, серьезно?
   Боль немногого отступила и Игнис поняла, что вновь отсечена от магии. Рядом с ней стонала Блаклинт, и на ее красивом лице было написано дикое, непередаваемое страдание. Перекатившись на спину, огнерожденная увидела Кайсу, совершенно спокойно сидевшую возле прикованного к цепям Ридгара; Мелиса, с мрачным лицом стоявшего там же; и еще троих. Первым оказался безногий и однорукий старик в бесформенном черном балахоне, сидевший в кресле с приделанными к нему большими колесами. Девушка раньше никогда не встречала столь искусно изготовленных приспособлений для передвижения калек, и даже сквозь боль поразилась мастерству неизвестного ремесленника. Позади старика стоял тот самый колдун, что преследовал их по дороге от Сентия и до крепости барона Урсуса. Конечно, Игнис сама не видела его, но описания, оставленные Лариэсом и Орелией были предельно детальными. Сковывающий, заметив взгляд огнерожденной, отсалютовал ей, причем в жесте его не было ни капли насмешки. Кажется, наемник действительно восхищался отважностью беглянки.
   Наконец, она перевела взгляд на последнюю незнакомку - девушку лет шестнадцати. При взгляде на нее глаза Игнис широко распахнулись от ужаса, а на губах замер вопль. Девушка - нескладная, с неоформившейся фигурой подростка и простым, незапоминающимся лицом, - на самом деле была нечто большим, чем человек. Из ее слепых глаз взирала Вечность.
   "Оракул"! - пораженно подумала Игнис. - "У нее есть свой чертов оракул"!
   И она вперила взгляд в старика, который казался ей странно знакомым.
   - Вот видите, наставник, - Кайса обратилась к калеке в черном, - я же говорила, что эта дурочка бросится сюда, спасать своего ненаглядного Кающегося.
   Ридгар был без сознания, но Игнис не видела на его коже крови, а на полу - следов пыток. Скорее всего, Дикая Роза Севера усыпила Древнего при помощи ментальной силы. Но почему она это сделала? Быть может потому, что Кающийся не должен был видеть эту троицу? А из-за чего?
   Девушка с трудом сглотнула и попыталась встать, но ничего не вышло. Тело полностью отказалось повиноваться.
   "Стоп... наставник"? - до нее вдруг дошло, с каким почтением безумная королева обратилась к калеке.
   Старик сделал жест, и чародей подкатил кресло на колесах к лежащим девушкам. Старик опустил капюшон, и мороз прошел по коже Игнис. Волосы и уши у него отсутствовали, лысый череп покрывали кошмарнейшие шрамы, горло было исполосовано так, что возникло ощущение, будто голова этого человека в свое время была отделена от тела.
   Как можно было выжить с такими ранами, Игнис не представляла. Даже отца не столь сильно изувечил Колем, прозванным за это преступление Продитором.
   Старик щелкнул пальцами, и Игнис сама по себе поднялась и замерла напротив холодных гноящихся глаз, в которых застыли прошедшие века. В следующий миг она ощутила дикую, раскалывающую голову боль. Ей на миг показалось, что нечто мерзкое заползает в сознание, старается подчинить, переделать, изменить.
   Леденящий холод ужаса заполз в сердце девушки, но она собрала все силы и вытолкнула это нечто наружу. Глаза старика сузились, и его безгубый рот искривился в подобии усмешки.
   - Сильная, как и все Фейргеборы, - процедил он. - Другого и не ожидал. Теперь - вторую.
   Игнис без сил упала на землю и услышала дикий вопль водорожденной. Спустя несколько томительно долгих секунд вновь раздался голос старика.
   - Как и эта. У тебя крепкая дочь, Кайса.
   - Она-то? - в голосе королевы послышалось неподдельно удивление. - Эта неумеха?
   - У этой неумехи хватило сил для того, чтобы бросить вызов родной матери и попытаться спасти подругу. Девочка, не зазнавайся.
   - Кто ты? - с трудом прошептала Игнис.
   - Не имеет значения, дитя. Тебе необязательно знать это. Пусть я буду всего лишь придворным сковывающим ее величества Кайсы Иссон. Все равно ты забудешь этот разговор, уж это-то я могу обещать.
   Повинуясь знаку старика, сковывающий за его спиной развернул коляску.
   - Я увидел все, что хотел, Кайса. Неплохо.
   - Спасибо, наставник.
   - Не за что. Мы отправляемся назад, а ты действуй согласно плану.
   Игнис чуть приподняла голову и смогла увидеть, как безумная королева склонилась в глубоком, полном уважения поклоне.
   В противоположной стороне камеры в стене открылся проем, в который и направились незнакомцы.
   "Да кто же он такой"? - промелькнуло в голове у девушки, но увы, ответа не было. Ей оставалось лишь смотреть на исчезающих в потайном ходе людей.
   Когда стена вернулась на место, Кайса нехорошо улыбнулась.
   - Ну а теперь мы с вами, девочки, вернемся в милую и уютную камеру. Мелис.
   - Иду, иду, - оборотень легко подхватил девушек и закинул их на плечи плечи. - Следую за вами, хозяйка, а вы, дурочки, не дергайтесь. Ах да, вы же не можете шевельнуть и мизинцем.
   - Да пошел ты, придурок, - процедила Игнис.
   - Куда ж я денусь? А вот ты вернешься туда, откуда пришла. И кто из нас придурок после этого? Надо было вам сразу бежать прочь из темницы, а не пытаться спасти Бледного.
   Игнис ничего не ответила, и не потому, что ей было больно, нет. Оборотень оказался прав - ее глупая попытка спасти всех обернулась трагедией.
   - Ну, не то, чтобы это помогло, - продолжил Мелис, - вас, Огонек ждали и снаружи.
   Он пронес своих жертв по через пыточные залы и поднялся в тюремный коридор.
   - А если честно, Василек, ты что, действительно настолько глупая? Неужели думала, что сможешь скрыться от надзора и обмануть магию? - продолжил оборотень.
   Блаклинт прошептала что-то, но Игнис не расслышала ее слов, да этого и не требовалось. Что можно сказать в этой ситуации? Да, обе девушки повели себя как дуры, и теперь им придется расплачиваться за содеянное.
   По команде оборотня стражники -- это уже были новые воины взамен тех, что нейтрализовала Блаклинт - открыли дверь камеры и Мелис кинул девушек на кровать. Они все еще находились под воздействием ментального контроля Кайсы и практически не могли двигаться, а потому Игнис, которая упала на спину, оставалось лишь смотреть на своих пленителей.
   - Выйдите все, я хочу поговорить с дочерью с глазу на глаз, - скомандовала Дикая Роза Севера, грациозно вступая в камеру.
   Все присутствующие испарились, как по мановению волшебной палочки, и тяжелая металлическая дверь с лязгом затворилась за спиной королевы Ривеланда.
   Повисла тишина, нарушаемая лишь жужжанием мухи, влетевшей через небольшое зарешеченное окошко. Кайса стояла, уперев руки в бока, и молча разглядывала девушек. Те - во все глаза смотрели на нее.
   Наконец, королева широко улыбнулась и щелкнула пальцами. Оцепенение и боль исчезли, как по волшебству и Игнис смогла наконец пошевелиться. Рядом застонала и села на кровати Блаклинт. Игнис последовала ее примеру.
   Не было ни малейшего смысла пытаться напасть на Кайсу - без защитного амулета их силы попросту несопоставимы. Да, Кайса Ривеландская выделялась недюжинным талантом даже на фоне очень одаренных чародеев. Два дара: магия воды и ментальная магия породили такую взрывную смесь, что даже Древние бы десять раз подумали, прежде чем атаковать нее.
   Это прекрасно понимала и северянка, восставшая против матери. Кому, как ни ей, были известны пределы безумной королевы.
   - Ничего не хотите сказать мне, девочки? - изящная бровь Кайсы выгнулась, и водорожденная по очереди пробуравила взглядом сперва Блаклинт, затем - Игнис.
   Девушки молчали.
   - Хорошо, тогда скажу я. Ты, Блаклинт, повела себя, как последняя дура, попытавшись вытащить подругу из тюрьмы, но я ценю столь трепетную и преданную девичью любовь, - алые губы Кайсы чуть приоткрылись, обнажая жемчужные зубки, - а раз так, то отныне вы будете скрашивать заключение друг-другу. О да, скрашивать...
   Она прикрыла глаза, и мурлыкнула, точно кошка, которую погладили за ухом, после чего, все также зажмурившись, извлекла откуда-то два новых ошейника вроде того, что был на Игнис.
   - Оденьте их друг другу.
   Игнис со вздохом взяла ошейник в руки и одними глазами показала Блаклинт: "не сопротивляйся", та кивнула и чуть задрала подбородок, облегчая подруге ее невеселое дело. После того, как Игнис приладила украшение, то с легким щелчком закрылось, причем так, что не осталось даже щели, в которую можно было бы просунуть, например, булавку.
   Следующая очередь была за Игнис, и та гордо вздернула подбородок, стараясь смотреть на Кайсу как можно суровее. Та лишь улыбнулась, но во взгляде широко распахнутых глаз Игнис увидела тлеющие угольки безумия и поспешно отвернула взгляд. Когда ее ошейник оказался защелкнут, Кайса испустила долгий протяжный стон и, как на миг показалось огнерожденной, чуть наклонилась в их сторону, затем водорожденная тряхнула головой, отчего локоны цвета жемчуга рассыпались по гладким щекам, и повернулась лицом к двери.
   - Тебе принесут кровать и все необходимое, дочка, - сдавлено проговорила она, - и завтра вы пойдете в бани, смоете с себя грязь... Да, смоете... грязь...
   Ее дыхание становилось все более прерывистым, во взгляде читалось все большее безумие. Пальцы королевы судорожно сжимались и разжимались, комкая платье, в какой-то момент в уголках губ выступила слюна и Кайса, плотоядно облизнувшись, сделала шаг навстречу своим беспомощным пленницам.
   - Вы были очень, очень плохими девочками... вы грязные, мерзкие шлюшки... вас нужно... наказать... О да, грязные... мерзкие... наказать, наказать... Наказать!
   Последние слова она выкрикнула, одним прыжком преодолев расстояние до обездвиженных принцесс, затем схватила Игнис за волосы и с силой дернула.
   - Ты что удумала, убежать от меня? Неблагодарная тварь! И это после того, как я спасла тебе жизнь!
   Лицо Кайсы почти вплотную касалось лица Игнис, и девушка могла различать странный аромат, исходивший от королевы - чуть пряный, не походил на аромат духов, скорее - на какое-то алхимическое зелье.
   "Она что, под действием наркотика"? - ужаснулась Игнис, но уже в следующую секунду ей резко стало не до рассуждений.
   Невменяемая Кайса сорвала с огнерожденной маску и поцеловала ее. Жадно, давясь и кусая губы, просовывая свой язык в рот беспомощной девушки. Это было настолько мерзко, что Игнис едва не стошнило, и, к несчастью, Речная Королева ощутила эмоции своей пленницы.
   Она резко отстранилась и закатила девушке оглушительную пощечину, от которой голова огнерожденной дернулась, а внутри черепной коробки загудело. Удар пришелся по обожженной части лица, и омертвевшая кожа несколько смягчила боль, но Кайса, видимо, решив, что негоже жертве отделываться так легко, ударила ментальными чарами. Не сильно, можно сказать, любя, но все тело девушки выгнулось от невыносимой агонии, а рот открылся в немом крике - по какой-то своей прихоти Королева перехватила управление голосовыми связками и лишила свою жертву даже такой милости.
   Пытка продолжалась считанные секунды, после чего дрожащая и вновь обретшая власть над своим телом Игнис упала прямо на Блаклинт.
   При виде этого Кайса плотоядно ухмыльнулась и сделала шаг назад, подошла к стулу и уселась на него. Пелена безумия, наконец-то полностью укутала ее глаза, в которых больше не было ни тени здравомыслия и рассудка. Лишь жадная животная похоть смотрела на девушек, одна из которых была родной дочерью чародейки.
   - Вы очень... плохие... девочки, - голос Кайсы был глухим, рваным и надтреснутым, слова вылетали из ее рта резко, рвано, да и сама она то и дело прерывалась, тяжело дыша, - но... ваша дружба... она так трогательна... Я... сделаю вас... еще ближе... О да, гораздо, гораздо ближе...
   Игнис ощутила, как тело вновь подчиняется чужой воле и начинает, точно марионетка на ниточках, двигаться само по себе. Ее губы приоткрылись и устремились навстречу губам Блаклинт, которая, точно также, ничего не могла противопоставить могуществу своей сумасшедшей материл.
   - Мелис говорил... что эта глупышка легла под мужлана... который приглянулся тебе... Глупые девчонки... Я научу вас... правильно... любить, - прохрипела Кайса. - Не сопротивляйтесь... Вам понравится...
   Из последних сил Игнис постаралась хотя бы зажмуриться, но и в этой милости ей было отказано.
  

***

   - Ну и что там? - Таривас задал этот вопрос, едва заслышал стук копыт лошади его нового капитана гвардии - бедное животное слегка прихрамывало на левую ногу, отчего копыто издавало весьма характерный звук.
   Принц и сам иногда удивлялся, как же сильно изменился его слух всего за пару недель. Возможно, все дело было в магии воздуха, возможно - в чем-то еще, вот только он очень быстро начал улавливать такие мелочи, о которых раньше и не задумывался.
   - Ни следа противника, ваше высочество, - ответил Марк Лоусилл.
   Он был все так же немногословен, как и всегда, говорил лишь если спрашивали, и, увы, не дотягивал до Лариэса по всем статьям. К тому же, гвардия не слишком хорошо приняла своего нового командира, а потому самых недовольных пришлось оставить в столице - брать таких людей на войну Таривас не желал.
   - Тем не менее, мы потеряли уже почти два десятка бойцов авангарда, и, если бы не насекомые под управлением первой Тени, эта цифра оказалась бы на порядок выше.
   - Так точно, ваше высочество.
   - Мислия, что скажешь?
   Растерянность, тревога, страх. Весь комплекс чувств в трех простых словах.
   "Какие же люди все-таки простые существа", - подумал Таривас. - "И какие сложные... Кто знает, что двигает скрытыми струнами нашей души? Уж точно не я".
   Тут он кривил душой и сам понимал это. Принц с детства умел пользоваться женщинами, и навыки эти оттачивал годами. Именно поэтому он ни на секунду не сомневался, что сможет влюбить в себя дурочку Игнис, эту глупенькую маленькую обожженную девочку. Женские мысли и чувства были для него подобны открытой книге. С мужчинами, увы, его поистине божественный дар не работал, однако, потратив столько времени на шлифовку искусства убеждения, принц по праву считал себя мастером в этой науке.
   - Предполагаю, то гончие шлют нам пламенный привет, - после непродолжительной паузы подала голос первая Тень. - Убийства профессиональные и чистые, ни одного раненого. Все стрелы, все колья в волчьи ямах, все лезвия, вонзающиеся в стражей по ночам - отравлены. Поговаривают, что несколько бойцов видели бирюзовые камни. Но при этом - ни одного пойманного или даже замеченного противника, ни одного следа на траве или сломанной веточки в лесу. Даже мои насекомые и звери максимум способны найти ловушки, но не тех, кто их устраивал.
   Последнее признание далось чародейке с трудом, ее сильно задевала бесполезность могучего Звериного Амулета, на овладение которым сковывающая потратила столько времени и сил. Впрочем, толк от артефакта все же имелся. Противник действовал против их колонны вяло и осторожно, не совершая по-настоящему дерзких нападений, не устраивая крупных засад и не ввязываясь в стычки. Остальным трем армиям, если верить донесениям курьеров, приходилось тяжелее.
   - Что предлагаешь, о первая Тень? - поинтересовался Таривас, подпустив каплю насмешки в голос.
   - Утроить патрули и удвоить отряды авангарда, а заодно и команды фуражиров. Никаких отлучек из лагеря по ночам, всех магов, включая стихиерожденных - особенно стихиерожденных - держать в центре строя под надежной охраной. Как в нашей колонне, так и в трех других - у них ситуация еще хуже.
   "Логично, с чего бы ситуации быть лучше, если одну из колонн возглавляет мама, еще одну - Амандус, которому не сиделось в столице, и лишь последнюю - генерал Пьюрхарт".
   - Мама уже отдала какие-нибудь распоряжения?
   - Приказала прочесать лес.
   - Понятно, - принц сразу погрустнел.
   "Стало быть, еще несколько дюжин покойников. Проклятые ловчие! Война толком не успела начаться, а они уже прикончили добрых три сотни человек, пользуясь тем, что мы идем четырьмя колоннами. А что делать, войско нужно разделять".
   Хотел принц того, или нет, но факт оставался фактом. Пятидесятитысячная армада просто не могла двигаться по одной дороге, иначе колонна растянулась бы на многие мили, подставляя хвост, бока и голову ударам любых врагов, которые только пожелают эти самые удары нанести.
   И нападения ловчих продемонстрировали всю мудрость разделения армии на четыре больших группы, каждая из которых придерживалась своего маршрута, но обязана была соединиться с остальными тремя возле Мариевых лугов.
   - Ну что ж, - решил он, - тогда предлагаю не делать ничего. Все не успеем ничего. Осталось два дневных перехода, и судьба Дилириса будет лежать в наших руках. Скажи, Мислия, что докладывают разведчики? Каковы силы Волукрима?
   - Точных сведений нет, - чуть замялась первая Тень, - но по прикидкам разведки их не больше тридцати тысяч.
   - Стало быть, у нас практически двукратное преимущество. А что с дядей и корпусом Паллидия?
   - Они вышли из герцогства, но запаздывают. У нас будет по крайней мере день-два до прибытия этих армий.
   - Которые уравновесят шансы, - задумчиво проговорил Таривас.
   - Так точно, ваше высочество.
   "Ну что ж, тогда, пожалуй, нам следует торопиться, пока преимущество на нашей стороне. Если, конечно, эта демонстративная слабость - не хитроумная ловушка".
   Таривас поспешно отогнал эту неприятную мысль, полную неуверенности в себе, а оттого - недостойную избранного Богом, и приказал:
   - Что ж, не будем терять время. Ускорить марш, судьба зовет!
  
  
  
  
  
  
  
  

155

  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"