Sleepy Xoma: другие произведения.

На пути в бездну. Глава 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Глава 8.

   Они уже около часа шли под фиолетовыми небесами, и Орелия прилагала титанические усилия, дабы не пропустить приближение врага.
   Грань была местом, слишком опасным для живых, и не терпела даже секундной расхлябанности. И, судя по напряженным взглядам Вилнара, которые тот время от времени бросал за спину, юный ловчий понимал это не хуже нее.
   В целом, сегодня здесь было на удивление тихо и спокойно, особенно если вспомнить, что творилось на границе миров во время прошлой прогулки. Тогда на Грани было не протолкнуться от неупокоенных душ, каждая из которых так и норовила закусить вкусными смертными. Сейчас же нечто похожее на опасность встретилось лишь один раз - спустя полчаса после начала движения Орелия заметила вдалеке, на границе видимости, марево и приказала своему носильщику прибавить шаг.
   Она помнила, кто именно вызывает подобные "природные" явления, и не горела желанием приближаться к этому существу.
   За исключением же этого случая, Грань была пуста и уныла. Лишь пару раз встречались двери во сны, и один раз - в реальный мир. Куда-то в Ничейные земли, как поняла Орелия, бросив беглый взгляд в искривленное пространство. Она, конечно, была бы рада покинуть границу миро, но увы, путь их сейчас шел дальше.
   - Госпожа моя, - вдруг подал голос бывший Щит принцессы.
   - Да, юный ловчий?
   - Расскажите мне про это место?
   - Что ты хочешь узнать? - вопрос Вилнара не застал ее врасплох. Кто хоть раз увидел Грань, обязательно спросит о ней. Исключений в этом правиле Древняя не знала.
   - Кто тут обитает?
   - А что, в Логове вам ничего не рассказывали? - Орелия в очередной раз пожалела о том, что не в состоянии добавить к речи нотку сарказма - в бытность свою человеком она любила спорить и отменно использовала интонации, тон и мимику лица. Увы, те благословенные времена давным-давно канули в Лету.
   - Рассказывали, - замялся ловчий, - но...
   - Но тебе интересно узнать версию, отличную от вбитой в голову Изегримом, - закончила за него Орелия.
   - Нет, что вы, госпожа! - горячо запротестовал Вилнар. - Наставник ничего не вбивал, он - открыл нам глаза и пролил в умы свет истины.
   - Да, да, - нетерпеливо отмахнулась Ступившая на Путь Вечности, - прошу, избавь меня от ваших сектантских проповедей. Я не согласна с Изегримом в вопросах воспитания послушников, и меня сильно раздражает неприкрытый фанатизм гончих. Впрочем, мы отвлеклись от темы. Охотник просто обязан был рассказывать про Грань. Полагаю, в основном, пугал обитающими тут кошмарами, верно?
   - Да, госпожа.
   - Замечу, что он поступал так абсолютно правильно. Граница миров поистине ужасна, хотя сегодня тут что-то подозрительно спокойно. Основные обитатели Грани -- это души умерших. Те, кто уже не может оставаться в материальном мире, но по каким-то причинам не пересек Реку.
   Последнее слово она выделила, чтобы было понятно - речь идет не об обычном водном потоке, а о чем-то несоизмеримо большем.
   - И они опасны.
   Не вопрос, утверждение.
   - Смертельно опасны для тех, кто оказывается тут во плоти. Духи чувствуют живое тепло и тянутся к нему, стараются коснуться, согреться, завладеть, получить второй шанс. Иногда им это удается, - Орелия сорвала колосок и задумчиво принялась крутить его в пальцах. - Я лично была свидетелем нескольких сотен таких случаев.
   - Сотен?
   - Да. Мы, как я уже рассказывала, всегда умели бороться с демонами. Экзорцизм - один из способов борьбы.
   Неожиданно слева, там, где небо сливалось с полем, что-то слабо блеснуло. Орелия прищурила глаза и посмотрела в ту сторону.
   "Показалось"? - подумала Орелия, напрягая зрение, но ничего не различила. - "Надеюсь, что да".
   - Смотри по сторонам, - предупредила она. - Мне не нравится эта тишина, она слишком неприятная.
   - Слушаюсь, госпожа. Скажите, кто еще обитает здесь? Учитель как-то рассказывал о встрече с демоном.
   Орелия кивнула.
   - Да, потусторонние сущности, пришедшие из иных, но недостаточно сильные, чтобы пробить себе путь в материальный мир, тоже иногда встречаются на Грани. Причем в отличии от призраков они опасны и для сноходцев, которые перемещают сюда свои души, а не тела. К счастью, этих тварей до смешного мало, иначе Интерсису грозила бы смертельная угроза.
   - Духи не опасны сноходцам? - удивился Вилнар.
   - Не очень. Для мертвых они - такие же бесплотные тени, блуждающие под фиолетовыми небесами. Конечно, если сновидец будет долго смотреть в сторону призрака, тот поймет, что перед ним - не собрат по несчастью, и это чревато неприятностями. Но в большинстве случаев проблем не бывает. А вот с демонами все иначе. Они способны похищать души, пожирать их и развоплощать. Именно поэтому в участках Грани, где поселились инфернальные создания, обычно нельзя встретить духов мертвых. Те либо разбегаются кто куда, либо отправляются в ненасытную пасть.
   "Вот и у здесь подозрительно тихо. Всесильный Отец, прошу, обереги нас от встреч с демонами на пути, ты же знаешь, как я сейчас слаба"! - взмолилась она.
   - Значит, - невесело улыбнулся ловчий, - мы встретимся либо с голодными душами, либо с не менее голодными демонами?
   - Такая вероятность есть, а потому наша задача - как можно быстрее покинуть Грань и вернуться в реальный мир. К счастью, я примерно знаю, куда следует идти.
   Телохранитель обернулся и в его взгляде сквозило недоумения.
   - Куда идти? Да тут поле во все стороны, куда не посмотри. Госпожа, как вы можете знать это?
   - Опыт, - произнесла Древняя, не слишком желая развивать тему, ибо вопрос, заданный Вилнаром, был крайне скользок.
   Действительно, почему сноходцы знают, как преобразовывать реальности Грани под свои нужды? Почему некоторые люди, попав сюда во плоти, сразу же понимают, куда следует двигаться, и что из этого получится? Как вообще случилось, если уж быть точной, что одни, уснув, могут отправить душу сюда, а другие - вообще в состоянии открыть проход на Грань, после чего выбраться из нее в месте, где реальность тонка?
   Причина тому была, и Орелия надеялась, что она никогда не станет известна простым людям, ведь тогда сноходцев, как и в былые времена опять начнут сжигать живьем вместе с семьями. А их и так мало осталось.
   Виной всему была слишком тесная связь тех, кто способен войти на Грань, с границей миров. Связь, ярко проявившаяся в народе лунксов, в котором сноходцами в былые времена назывались, наверное, трое из десяти. Связь, названная потусторонней и отчасти таковой и являющаяся.
   И сама Орелия - она это прекрасно понимала - так хорошо ощущала себя на Грани исключительно потому, что никогда, с самого своего рождения, не была простым человеком. Говоря начистоту, она вообще не принадлежала к роду людскому. И никто из Церкви Света - тоже. Да, они могли иметь общих детей с обитателями Интерсиса и их нельзя было отличить от простых людей по внешности. Но сути это не меняло.
   Объяснить все это Вилнару не представлялось возможностью, несмотря даже на то, что учил его сам Изегрим, а потому она решила перевести разговор на иную тему.
   - Скажи, Вилнар, кстати, это твое настоящее имя?
   - Да, о Древняя, его дали родители.
   - Хорошо, Вилнар, скажи, как случилось, что ты оказался на службе у Кайсы? Я, конечно, знала, что Изегрим - мастер разведки, но, чтобы провернуть такое... Даже для него, наверное, это было непросто.
   - Так точно, госпожа. Нам пришлось попотеть, чтобы добиться желаемого.
   - Не сомневаюсь.
   Вилнар повернул к ней голову и робко улыбнулся, после чего - продолжил:
   - Так уж сложилось, что я делал огромные успехи в обучении. Быстрее всех одногодок бегал, лучше стрелял из лука и дрался на копьях, мне не было равных с ножом и булавой, с мечом и на кулаках. Я в совершенстве постиг сложную науку чтения следов и научился двигаться тихо, как мышь. Но, мало этого, я проявлял тягу к знаниям.
   - Да ну? - удивилась Орелия. - В отличии от Лариэса, который пять минут не мог посидеть, чтобы не задать пару вопросов, ты большую часть пути вообще не проронил ни слова.
   - Да, госпожа, - согласился Вилнар. - Я предпочитаю получать знания из книг.
   - Почему же? - заинтересовалась Целительница.
   - Они меньше склонны лгать.
   "Какой забавный мальчуган", - подумала Древняя. - "Спрошу потому у Изегрима, где он откопал его".
   - Вилнар, поверь женщине, умудренной сотнями лет жизни: книги врут еще сильнее, чем люди. Никогда не принимай на веру утверждение только потому, что оно записано на пергаменте или бумаге.
   - Я запомню, госпожа моя.
   - Вот и хорошо. Но ты продолжай, прости, что перебила.
   - Как пожелаете, о Ступившая на Путь Вечности. Так вот, Учителю понравилось мое усердие, и он впервые вызвал меня к себе. Меня - сопливого второгодку, не перешедшего даже на третью ступень первой сферы! Вы ведь знаете про ступени, госпожа?
   - Знаю, Изегрим позаимствовал девятиуровневую систему рангов у моей церкви.
   Глаза Вилнара широко распахнулись и тот чуть было не запнулся о невесть откуда взявшийся камень.
   - Что, впервые слышишь об этом? - поинтересовалась Орелия. - Ну да, одним из множества талантов твоего драгоценного Учителя всегда было поразительное умение заострять внимание других на том, что ему нужно, и скрывать то, что невыгодно. Впрочем, речь не об этом. Итак, Изегрим разглядел талант и решил, что сможет внедрить тебя к ривеландцам. Но как вы это провернули? Кайса - сумасшедшая, но в ее безумии есть один серьезный плюс - паранойя, заставляющая Дикую Розу Севера проверять и перепроверять все по десять раз. Какой трюк вы провернули? Притворное нападение? Победа на турнире? Спасение заложника? Что именно?
   Вилнар снова улыбнулся, причем на сей раз так широко, что, казалось, еще чуть-чуть и его щеки порвутся от натуги, не выдержав напряжения.
   - Я просто пришел во дворец.
   Орелии показалось, что слух подводит ее.
   - Что? - переспросила она. - Это как?
   Вилнар рассмеялся.
   - Вошел с парадного входа и заявил, что желаю попасть в гвардию и что пускай меня испытают.
   - И?
   - Прошел испытания и получил назначение - быть Щитом принцессы.
   Эти слова он произнес с гордость и счастьем в голосе. Не было ни малейших сомнений в том, что Вилнар по уши влюблен в свою подопечную, и, как показалось Орелии, это была любовь с первого взгляда.
   "В противном случае ты, глупый мальчик, сразу бы понял, что являешься лишь приманкой, чья задача - отвлекать внимание от настоящего шпиона, который, естественно, не будет, как идиот, ломиться в главные ворота. Впрочем, эта прямота, пожалуй, сработала наилучшим образом. Скорее всего, Кайса не смогла тебя раскрыть, потому как в жизни не поверила бы в столь идиотский способ внедрять агента. Но ты, мальчик, прошел по лезвию бритвы. Был на волосок от смерти".
   Именно за такой цинизм Орелия и недолюбливала Изегрима. Тот с готовностью жертвовал своими учениками, если результат на его взгляд стоил принесенных жертв. При этом он глубоко и искренне любил каждого из них и горевал о смерти любого из ловчих. Как такое умещалось внутри одной черепной коробки, понять было невозможно. Орелия иногда ловила себя на мысли, что всерьез рассматривает варианты психического расстройства Охотника. Чаще всего она останавливалась на раздвоении личности.
   - Понятно, - сказала Древняя, наконец, в коем-то веке радуясь тому, что голос ее всегда звучит холодно и безэмоционально.
   За этим разговором они добрались до очередного окна в реальность, и заглянув в него, Древняя увидела горный кряж, тянущийся далеко-далеко, насколько хватало взгляда. Изображение подрагивало и искривлялось, точно в кривом зеркале, но Орелия сразу узнала эти места - высочайшие пики западных отрогов Седых гор.
   - Нам осталось идти около восьми часов, - не без облегчения в голосе произнесла она. - Будь предельно осторожен, и обо всем подозрительном сообщай мне.
   И вновь потянулись тягостные, заполненные пустыми разговорами, минуты. Орелия непрестанно молилась о безопасном проходе. Ведь может же им повести, почему нет? В последние столетия эфирные возмущения заметно ослабли, и куда меньшее число потусторонних сущностей попадало в Интерсис. Быть может, и Грань обезлюдела?
   Неожиданно пейзаж вдалеке изменился - золото хлебов уступило место угольной черноте.
   - Что там такое, госпожа? - насторожился Вилнар. - Враги?
   - Нет, - Орелия горестно вздохнула, - идем, думаю, тебе будет полезно увидеть это.
   Пройдя милю, или десять, или сто - в этом странном месте понятия времени и расстояния заметно отличались от привычного - они оказались возле огромных размеров воронки. Глубиной та, пожалуй, достигала доброй половины мили, а диаметром - едва ли не целой лиги.
   - Что это такое, госпожа моя?
   - Напоминание. Вечное напоминание о человеческой глупости.
   - Что тут произошло? - поежившись спросил юноша.
   - Здесь Архитектор лично прикончил Архимага. Противостояние двух титанов разорвало ткань реальности, ударив по самой Грани и оставив этот кратер. Видимо, мыслями я витаю где-то в прошлом, раз мы вышли сюда, прости.
   - Витаете в прошлом? - Вилнар с недоумением уставился на Древнюю. - Как это понимать, госпожа?
   - Грань, не материальна. Она - тонкая линия, отделяющая физический мир живых от духовного мира мертвых, а потому расстояния, время, предметы, места - все это здесь имеет достаточно, м-м-м, вариативный характер, да, скажем так.
   Они подошли краю воронки и пошли вдоль нее. Орелия покосилась вниз, туда, где клубился мрак. Плохое место, испорченное древней магией и древним злом...
   - Госпожа, не нравится мне это, - честно признался Вилнар.
   - Мне тоже, - согласилась с ним Орелия, - но выхода у нас нет. Несмотря на крюк, который придется сделать, это - самый быстрый путь.
   - Просто меня не покидает ощущение, что за нами следят, - пожаловался бывший телохранитель.
   "Как и меня", - подумала Орелия.
   Вслух произносить этого она не решалась, но мысль о чужом навязчивом взгляде не оставляла Целительницу вот уже некоторое время.
   - Предлагаю ускориться, - сказала она.
   И Вилнар пошел быстрее. Затем - еще быстрее. Наконец - побежал.
   Со стороны могло показаться, что это - глупая блажь, не имеющая смысла, но с каждой секундой напряжение, разлитое под фиолетовыми небесами, сгущалось, превращаясь в нечто осязаемое, готовое вот-вот обрушиться на беглецов.
   Через какое-то время показался край воронки и у Орелии мелькнула безумная мысль, что они испугались собственных отражений на воде, что все это померещилось, что еще час-другой, и они доберутся до спасительной двери в реальный мир...
   И тут снизу повалил густой черный дым, перегораживающий беглецам путь к отступлению. Древняя сразу поняла, что это такое, и тихо выругалась.
   "Проклятье, ну почему без этого - никак"?
   - Вилнар, ты - мои ноги, а потому - выполняй каждый приказ, не задумываясь, но - не вздумай сам лезть в драку, - распорядилась она. - Против этого существа ты мало что можешь даже с помощью кинжала с бирюзовым камнем.
   Дым, меж тем, начал оформляться, принимать очертания человекоподобной фигуры, голову которой украшала пара внушительных рогов.
   - Кого я вижу, - раздался глумливый голос, - такие люди и без сопровождения. - Неужто целый серафим Церкви Света? Госпожа моя, разве вам никто не говорил, сколь опасно посещать Грань вашему виду?
   Демон - а это был именно он - принял человеческий облик и сейчас выглядел как импозантный дворянин средних лет: аккуратно подстриженная бородка, волосы, заплетенные во множество косичек, орлиный нос, мускулистое тело, тога с пурпурной каймой. Лишь глаза - алые, полные голода и ненависти, да рога выдавали его.
   - Здравствуй, порождение Изнанки, - не очень вежливо ответила Орелия, опираясь на плечи Вилнара и выглядывая из-за его головы - давно не встречала никого из вашего вида. И, если честно, не сильно горюю об этом.
   Демон весело рассмеялся.
   - Я тоже не плачу оттого, что в последние столетия мало вижусь с вами - демоноборцами.
   "Какой уровень? Выглядит сильнее третьего, вероятно - второй. Надеюсь, что не первый, в моем нынешнем состоянии сложновато будет справиться даже с Господством, не говоря уже о Престоле мира тьмы. Так кто же он"? - лихорадочно думала Орелия. - "Проверим".
   - Вилнар, - шепнула она, - три шага назад.
   Ловчий беспрекословно повиновался, и его действия не укрылись от потусторонней твари. Пасть демона изогнулась в глумливой ухмылке.
   - Неужели достопочтимая госпожа уже уходит?
   - Не смею навязываться в гости, дела.
   - Но я настаиваю, задержитесь ненадолго, госпожа моя, у нас так много общих тем для разговоров. Война, в которой мы оба участвовали, была такой милой и интересной, не правда ли.
   "Запугивает. Он слишком молод для того, чтобы побывать на полях войны Багряного Культа, - осознала Орелия, а с этим осознанием пришла и некоторая уверенность.
   Сильным нет смысла играть в слова и пытаться заставить врагов ощутить неуверенность. Они могут просто смести тех своей мощью. И, тем не менее, даже молодой демон средней силы на Грани представлял нешуточную угрозу для нее. Особенно сейчас.
   Орелия тряхнула руками, расслабляя кисти и улыбнулась металлическими губами.
   "Да, старые привычки не забываются, сколько бы сотен лет ни прошло".
   Она атаковала без предупреждения, ведь лишь полный идиот будет объявлять врагу: "я нападаю".
   Сразу три ослепительно белых сферы зажглись в небе и из них ударили лучи столь яркие, что будь у Орелии обычные глаза, ей пришлось бы зажмуриваться. Демон взревел от боли и воздвиг на пути лучей стену из мрака и дыма.
   "Сейчас окажется позади нас", - промелькнуло в голове Орелии и она, на раздумывая, хлопнула в ладоши.
   От места соприкосновения стоп Вилнара с примятыми колосьями во все стороны побежали символы, и демон, материализовавшийся аккурат позади, оглушительно взревел, попав в ловушку.
   - Развернись! - воскликнула Орелия и, не раздумывая, вытянула вперед обе руки, формируя печать Амалиэля. В материальном мире ей бы не пришлось ничего выдумывать, хватило бы и знака Лахабиэля, но здесь, на Грани, ее могущество было подорвано самой природой пограничья. Демон же, напротив, подпитывался энергией, проникающей из его родного плана бытия, а потому был куда сильнее, нежели в реальном мире.
   Он превратился в громадного быка, который сейчас бился в сияющие прутья клетки, образованной волей и письменами силы, и Орелия прекрасно понимала, что оковы не продержатся долго, а потому решила применить мощнейшее из доступных ей средств.
   Металлические пальцы лихорадочно забегали, формируя одну печать за другой, вокруг Целительницы роем взмывали золотистые символы истинного алфавита, принесенного из ее родного мира, а с губ слетали слова на давно забытом в Интерсисе, а может и во всех иных местах языке.
   Демон взревел, поняв, что она собирается совершить, и отчаянным ударом сокрушил узилище. Бык моментально превратился в огромного волка, который ринулся на Древнюю, и Орелия с ужасом поняла, что не успевает завершить ритуал.
   "Проклятье, мне не хватит нескольких секунд".
   И тут, точно прочитав ее мысли, Вилнар, метнул в чудовище кинжал с ярко горящим бирюзовым камнем. Как это оружие пережило падение, Древней было неведомо, но именно оно спасло их жизни и души.
   Демон, определенно, никогда раньше не встречался с гасителями магии, а потому не придал особого значения обычной человеческой железке. И напрасно! Кинжал вонзился в бок чудовища и то взревело так, что ударной волной Вилнара едва не повалило на спину, а Орелии стоило огромных усилий удержать в пальцах ткань сложнейшего заклинания.
   Ловчий зашатался, точно пьяный, и рухнул на колени, а бирюзовый камень в его кинжале пошел трещинами, и разлетелся роем мелких осколков, но дело было сделано! Монстр, получивший неожиданно серьезную рану, замедлился, на какое-то мгновение потерял концентрацию, обратившись дымом. Миг, и он снова был волком, несущимся к Орелии, но на сей раз не успевал уже он сам.
   Чародейка выкрикнула последнее слово силы и вытянула руки перед собой, одновременно с этим склонив голову и прикрыв глаза. Копье чистого света, легендарное творение Уриэля - основателя церкви в Интерсисе - устремилось к чудовищу, оставляя за собой яркий шлейф. Даже более могучие демоны были не в состоянии разминуться с ним или заблокировать удар, что уж говорить про этого молодого - прожившего от силы сотню лет - монстра.
   С диким воплем демон осыпался золой, черные хлопья которой тут же подхватил иллюзорный ветер Грани. Копье Уриэля не просто развоплощало, нет, оно уничтожало демона, разрушая самую его суть. Но и платить за такую силу приходилось изрядно.
   Орелия ощутила головокружение и слабость, затем - тошноту. Не то, чтобы у нее было чему кружиться или извергаться наружу, но она прекрасно знала подобные симптомы - перенапряжение.
   Кровь истинных детей Всесильного Отца была поистине изумительна. Она позволяла сделать многое, очень многое, но даже у столь ценной жидкости имелись свои пределы, которые Орелия за последние месяцы смело и уверенно перешагнула несколько раз. Те крохи силы, которые Древняя старательно собирала после падения, выгорели без остатка, и левая рука Ступившей на Путь Вечности, только-только успевшая восстановиться, рассыпалась металлической пылью, точно намекая своей хозяйке, что стоит остановиться.
   "Ну уж нет", - с вызовом подумала она, - "я отказываюсь умирать до того, как спасу Игнис"!
   - Вилнар, - позвала она. - Очнись, нам нужно идти.
   Ловчего контузило, причем достаточно серьезно, но, к сожалению, Орелия не могла ему помочь - у нее попросту не осталось сил на это, а потому Древней оставалось уповать на живучесть ученика Изегрима. И тот не подвел - с трудом поднявшись, Вилнар, не говоря ни слова, двинулся вперед.
   Да, его пошатывало из стороны в сторону, а из ушей и - это Орелия знала, даже не глядя на лицо юноши - носа и глаз воина текла кровь, однако он исполнял приказ: четко и не задавая лишних вопросов. Ловчие вообще были идеальными исполнителями, выдрессированными Охотником до предела.
   "Когда Вентисы подбирали себе Щита для принца", - промелькнуло в голове у Древней, - "наверное, использовали тот же принцип. Нашли ребенка с тяжелой судьбой, лишили всего, что еще оставалось, если это что-то, конечно же, было, и подарили служение, как единственный выход".
   Они медленно брели мимо кратера, все удаляясь от него, а Орелия усиленно выискивала очередное окно, ведущее в материальный мир. Ей требовалось щель между реальностями, ведущая в одно - вполне конкретное - место.
   - Госпожа моя, это же был демон? - спустя некоторое время прошептал Вилнар.
   Голос его был тих и неразборчив, поэтому Орелия поняла вопрос лишь со второй попытки.
   - Да, конечно, демон, - ответила она. - Не слишком могущественный, на наше счастье.
   - Но ведь ваши братья и сестры изгоняли куда более сильных тварей. - Почему же он стал проблемой для вас?
   В обычном состоянии ловчий вряд ли задал бы столь бестактный вопрос, но сейчас он слишком плохо себя чувствовал и, по-видимому, практически не соображал".
   "Проклятье, придется делать привал", - подумала Орелия, осознавая, что человеку, ставшему ее ногами, нужна передышка.
   Она оглянулась назад.
   "Вроде бы, отошли достаточно далеко от воронки. Ладно, так и быть".
   - Отдыхаем, - скомандовала она.
   Вилнар, не говоря ни слова, повалился на землю, и, дождавшись, когда Орелия отцепится от его спины, улегся, глядя на фиолетовые небеса.
   Выглядел он, откровенно говоря, страшно: бледное лицо, измазанное кровью; запавшие щеки и ввалившиеся глаза, вокруг которых наливалась неестественная синева; дергающаяся в приступе нервного тика рука; пустой взгляд...
   Орелия в очередной раз остро ощутила свою беспомощность и бесполезность. Каких-то сто-двести лет назад она в подобной ситуации смогла бы вылечить десяток раненых бойцов, а пять-шесть сотен лет назад - размолола бы демона в пыль щелчком пальцев.
   "Но не теперь. Теперь я - вот это", - она с грустью взглянула на единственную оставшуюся в ее распоряжении конечность и спросила Вилнара:
   - Изегрим обучил тебя медитативным техникам?
   - Да, госпожа, - монотонно ответил тот.
   - Тогда начинай, причем немедленно. Тут - на Грани - это единственный способ хоть как-то восстановить силы. Впитай столько энергии, сколько получится.
   Сказав это, она уселась, скрестив обрубки ног и, вытянув единственную руку в сторону, слилась с миром. Это было легко и просто, точно с момента последней медитации Орелии не прошли годы. Но сейчас она - измученная непрерывными воскрешениями, боем с королевой изначальных, открытием двери на Грань, а теперь еще и сражением с демоном - нуждалась в каждой капле силы, которую только получится впитать.
   "Будет очень глупо, если мое старое сердце откажет возле двери, ведущей прочь из этого мерзкого места", - подумала она. Следующая мысль была связана уже с юным Вилнаром. - "Он заслужил пару ответов".
   Передав той части сознания, что отслеживала обстановку вокруг, контроль над зрением и речью, она приоткрыла один глаз. Вилнар сидел напротив нее, скрестив ноги. Пальцы, сцепленные в замок, касались паха, и молодой ловчий, расслабленный и открытый миру, тихо нашептывал себе под нос какую-то молитву
   "Скорее всего - мантру Тишины", - пришло Орелии на ум. -" Изегрим всегда предпочитал ее иным".
   - Хочешь знать, почему даже молодой демон - проблема для меня? - проговорила она.
   Вилнар дернулся от неожиданности - он ушел уже достаточно глубоко - но все же кивнул в знак согласия.
   - Мы с тобой - люди - есть удивительный гибрид материального с невещественным. Неуничтожимая и бессмертная субстанция, именуемая прочими духом, заключена в плотскую оболочку. Когда оболочка разрушается, освобожденный дух устремляется в иной мир.
   Вилнар слушал, не прекращая читать свою мантру.
   - Наш дух, есть сосредоточение силы незримой. Я имею ввиду и волю, и способность к самопожертвованию, и многое другое. Тело же - твердо находится в материальном мире. Оно позволяет духу существовать, поглощая пищу, дарует осязаемые радости, заставляет подчиняться вполне понятным законам, кои распространяются на любые материальные объекты. Будучи двумя частями единого целого, тело и дух подвергаются влиянию мироздания в коем родились и обитают. Оно дарует смертным возможность поглощать не только еду, но и незримую энергию, что позволяет чародеям преобразовывать мир в соответствии со своими желаниями. Однако энергия эта по большей части исходит из мира материального. А Грань - слишком близка к иным пластам реальности, в которых действуют иные законы и рождаются другие существа. Она - граница между двумя реальностями, и каждая отбрасывает на нее свою тень. Что ты чувствуешь, медитируя?
   - Тут, - Вилнар замялся, подбирая слова, - так голодно.
   - Именно. На Грани чудовищно мало энергии, необходимой чародеям материального мира. Здесь слишком сильна Изнанка, которую пронизывают иные виды магии, непригодные для нас, но благоприятные разнообразным сущностям.
   - Демонам?
   - В том числе, - согласилась Целительница. - И многим другим. В любом случае, здесь мне куда сложнее использовать чары. То, что в Интерсисе я проделала бы с легкостью, здесь - предел возможного. Естественно, это не касается сноходцев, но у них - свои особенности.
   - Это не касается и Кающегося, - заметил юноша, которому явно стало легче.
   - По другим причинам, - отозвалась Орелия. - Он - дитя двух миров - уникален и неповторим. Именно это и стало основой его божественного могущества, но и послужило причиной страшного падения, из-за которого мой друг уже много веков искупает грехи... Но мы немного отвлеклись. Так вот, любым чародеям, очень сложно колдовать, находясь на Грани во плоти. Но проблема не только в этом...
   Она сделала небольшую паузу и Вилнар, прервав медитацию, открыл глаза, с любопытством воззрившись на Древнюю.
   - Проблема в том, что я умираю, - произнесла Орелия и, видя, как глаза юноши расширяются от ужаса и удивления, поспешила уточнить, - не волнуйся, не прямо сейчас. В принципе. Еще пару сотен лет назад я справилась бы с этим демоном без особых проблем, а сейчас, как видишь, лишилась еще одной конечности и полностью опустошила тот небольшой запас сил, который удалось восстановить за время скитаний по подземным переходам. Если честно... даже не знаю, правильно ли мы поступаем, бросаясь на помощь Игнис в таком состоянии, да вот только времени разыскивать Корвуса и составлять план спасения у нас нет. Так что - будем выкручиваться на месте.
   Она на миг умолкла и спросила:
   - Я удовлетворила твое любопытство?
   - Да, о госпожа моя.
   - Вот и славно, а теперь сосредоточься на восстановлении, у нас очень мало времени.
  
  
  
  
  
  
  
  

155

  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"