Виктор-Любитель: другие произведения.

Общий файл

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  
  Пролог
   - Здравствуйте, тётя Валя!
   - Здравствуй, Максим.
  
   Тётя Валя - это старая бабушка, которая всегда знает всё о всех, кто когда и с кем, пьяный или трезвый и так далее и так далее(точка). Ну, вы поняли, что она обычная среднестатистическая дворовая бабуля.
   - Твой друг Миша уже ушел, не дождался тебя, сказал, что потом перезвонит
   'Какой Миша, что-то она опять перепутала'.
   - Спасибо,- сказал я и весело побежал в подъезд.
  
   **********************************
  А веселиться у меня была причина. Как же - сдал свою первую летнюю сессию! Учусь я на экономиста, юриста, это у нас последняя тенденция в моде учится сразу на двух факультетах. Как же специалист широкого профиля, а то, что на самом деле получается двойной неуч, никого не интересует. Так вот веселюсь я не из-за того, что сессию сдал, а из-за того, как сдал. Вчера мы решили, что выучить всё и так не успеем, так чего тогда зря тратить драгоценное время, если можно провести его с гораздо большей пользой, и всего-то надо по 10 гривен сбросится. Колян у нас за посыльного,и через полчаса мы весело грызём гранит науки. На экзамен я пришел с самым радостным настроением.
   -О, Максим! - Услышал я нежный голосок, от которого мурашки побежали по коже, причём у всех находящихся в коридоре, и ко мне подбежала с грацией лани 120 килограммовая Лена - наша староста.
   - С тебя 50 грн. на цветы - Они что ботанический сад решили подарить Марье Ивановне.
   -Чего так много?
   - Так это же на все экзамены, ты ж почему - ты ж у нас прям как мститель неуловимый. (
   Пришлось отдавать предпоследний полтинник. Теперь надо будет на празднование одалживать ещё.
   Так вот захожу я с хмурым выражением лица и с квадратной головой в аудиторию и всем своим естеством желаю, чтобы мне попал первый билет, я его аж четыре раза прочитал, когда серьезно вознамеривался приступить к учёбе. Причём моё желание было настолько сильным, что аж голова на минутку перестала болеть, но через мгновение принялась за старое с утроенной силой, потому что номер билет был 147, а о нём я только знал, что он находиться с обратной стороны списка. Тогда я впервые поверил, что волшебство существует, потому что услышал голосок, от которого опять мурашки побежали по телу, но уже другого свойства, такие миленькие, нежные и почему-то все стремились пониже живота убежать.
   - У тебя какой номер билета? - спросила Катька - красавица, богиня. - 147, - угрюмо ответил я.
   - А у меня 120, нет случайно такого.
   Тогда я пожалел, что ленился делать шпаргалки, ради нее я мог бы сутками трудиться, чтоб обратила на меня свой ясный взор.
   - Нет, к сожалению, а у тебя моего?
   - Есть - грустно вздохнула она. Вот это и есть выше упомянутое волшебство.
   Дальше дело пошло по накатанной схеме и через 20 минут, я положил на стол свою работу, промямлил что-то на вопросы Марьи Ивановны и счастливый, с четверкой выбежал в коридор.
   Там уже стояли довольные Петя, Саша, Колян и две близняшки Вера и Надя.
   -Сколько?
   - Четыре, а у вас что?
   - у меня 5, у Саши 4, Колян 4, ну а наши красавицы конечно 5.
   - Так у нас отличный повод - сказал я с улыбкой - где будем отмечать сиё прекраснейшее событие?
   - Давайте у нас - предложила Вера - родители уехали на дачу, в бассейне тёплая вода. А?
   - Договорились. С нас выпивка, десерт, а с вас, девчонки, закусон, - подвёл итог Петя, как самый конструктивный из нас, - встречаемся в 19:00.
   Вот так счастливый от хорошей сдачи сессии и в предвкушении удачного вечера я несся домой.
   По пути ещё встретил Катьку, которая всё-таки умудрилась получить пятерку и с этой радости, наверно, согласилась пойти со мной к близняшкам.
  
   Подъезд у нас надо сказать, прям как в 'черных' кварталах США, весь в росписях, типа 'за Юлю голосуют дебилы ', 'голосуйте все за регионы и получите бесплатно криминальные рингтоны', и так далее в этом роде. Это наши дворовые историки хотят увековечить память о выборах. Поднялся я на лифте на седьмой этаж, открываю квартиру, а там творится полный бардак, всё перевёрнуто верх дном, я сразу насторожился:
   - Кто это мог сделать? - сказал от неожиданности я вслух, но потом благоразумно вспомнил, что это мы вчера здесь куролесили, а с утра я даже не обратил внимание.
   Бросил сумку на стол и побежал по - шурику принимать ванную, надо сегодня быть красавцем, а вдруг у Катьки эйфория от экзамена и вечером не пройдёт. Я включил свет, но он не появился, вкрутил новую лампочку, и это сразу помогло. Лучше бы я этого не делал, посреди ванной лежал человек и что-то мне подсказало что он не принимал душ. Это что-то было ножом, который торчал у него из груди. Такой старинный, весь в камушках, что у меня сразу слалось впечатление что это сон или розыгрыш какой-то. Я попробовал пульс, и мнение о розыгрыше у меня улетучилось.
   Быстро вытянул телефон и начал набирать 02, приятный женский голос мне сообщил что сеть перегружена. На городском шли короткие гудки. Я побежал к двери, открыл, на пороге стоял дядька лет 40 в черном кожаном пальто, это при жаре +30, вылитый Нео из матрицы. Я попробовал его оттолкнуть, но какая-то сила внесла меня обратно и посадила на стул, она же в смысле сила, не давала мне возможности заорать во всю глотку, что мне хотелось сделать со страшной силой.
   - Вы, наверное, мой старый друг Мишаня? - смог выдавить я каким-то не своим голосом.
   Незнакомец нежно улыбнулся:
   - Раз шутишь, значит не боишься,
   - Если б он знал как ошибается.
   - Меня зовут Хардон, а тебя как, невоспитанный молодой человек?
  - Макс! - ответил я. - А ваше имя мне кажется странно знакомым.
  Я решил, что обречен и немного наглости мне не повредит, а предаст больше уверенности.
   Он уселся напротив меня, закинул ногу на ногу и опять продемонстрировал ряд своих зубов.
   - У меня к тебе претензий, впрочем, нет, - начал Хардон, - но, к сожалению, ты оказался не в нужном месте, не в нужное время, вернее даже не ты, а твоя квартира. Поэтому...
   - Вы что хотите меня убить? Я не верю , за что? Я вас не знаю, а труп вы могли прибрать, тем более вас видела тётя Валя, и ..
   - Хватит! - перебил он меня, - во-первых труп я не могу убрать, это не в моих силах, на нём куча защитных амулетов, тем более он исчезнет через два часа, а твоя тётя ничего не вспомнит!.
   - Зачем вам вообще меня убивать? Как исчезнет труп? Что за ерунда про амулеты и всякую дрянь? И как меня от вас отбросило возле двери? И почему вы вообще со мной разговариваете, раз решили убить? - Выпалил я как скороговорку, я ещё не мог поверить в реальность всего происходящего. - В конце концов, сделайте так, чтоб я всё забыл!
   - Успокойтесь, молодой человек, нервные клетки не восстанавливаются,
   - как будто они мне будут нужны через некоторое время,
   - Так вот, если ты ещё не понял, - я маг, и амулеты, и всякая дрянь - это магия. Стереть тебе память я не могу так, как ты привязан к этой квартире и твоя аура переплетена с ней, поэтому любому соображающему магу легко будет восстановить её тебе. Разговариваю я с тобой потому, что мне всё равно здесь торчать 2 часа, а так интересней.
   - А кто хоть этот человек в ванной? И какая к чёрту магия, вы что фэнтези начитались? -
   Я лихорадочно соображал, куда я влип и что вообще произошло. Этот тип смахивал на какого-то шизика, но тогда, что произошло со мной возле двери. Но с этим всем, думал
   я, потом как-то разберусь, а сейчас нужно срочно решать, что делать, как свалить с квартиры куда подальше. Напряжение с тела спало, наверное, Хардон (хи-хи) решил, что никуда я не денусь.
   - Он маг-шпион, который узнал непредназначенную для его ушей информацию и мог сорвать планируемую операцию. А то, что не веришь в магию и никогда с ней не сталкивался, не означает что её нет.
   Я резко выдернул из-под себя стул и швырнул в чокнутого незнакомца, а сам побежал к двери, но не успел я сделать и шага, как в голове потемнело и сознание отключилось.
   Когда оно решило вернутся, я опять сидел в своём стуле, напротив в всё той же позе Хардон, а часы пробили ровно пять раз, что означало - до предполагаемого исчезновения убиенного, а значит, и существования моего бренного тела в этом мире, осталось пять минут. Я мысленно выругался, это все же не сон.
   - Тебе пора, - сказал маг, и ко мне потянулся синий луч. Одновременно с этим комната наполнилась ярким светом, который исходил из ванны и коснулся моего тела буквально на секунду раньше, чем вышеупомянутый лучик, и я второй раз за час потерял сознания, ровно в два раза больше, чем за всю предыдущую жизнь!.
  
  
  
  Глава 1
  
   Я открыл глаза и минут двадцать приходил в чувства, так как кроме белого пятна, ничего не видел. Голова всё так же болела, хотя вру, болела она в три раза сильнее, чем до потери сознания. В ногах ощущалась тяжесть, видимо из-за развалившегося на них человека. Еще пять минут ушло на то, что бы вспомнить имя сего субъекта, то есть Хардона. Видимых признаков жизни он не подавал, а проверять как-то не хотелось. Будем надеется он мёртв или жив, я же всё-таки довольно добрый парень, помниться в прошлом году подрались мы с козлом Василием, из соседнего класса, через давешнею красавицу Катеньку, так я сдержался и не ударил его бутылкой по голове, после того, как пропустил он мой правый хук и валялся без сознания на полу. Дальше моя память вернулась целиком и больно ударила по и так много страдающей голове. Обернувшись вокруг, я увидел сияющее нечто высотой два метра и шириной полтора в виде дверей на месте ванной. Аккуратно отодвинув пришлого 'мага', я приблизился в плотную к вышеупомянутому явлению, то бишь аномальной двери. От неё исходило приятное тепло, которое, в паре с мерцающим светом, манило к себе. Я как на автомате сделал шаг навстречу неизвестному и уже было вошел в объятия тайного, когда звонок в дверь, конечно же, квартирную, а не 'эту', вывел меня из ступора. 'Кто бы это мог быть?'- заиграла во мне нотка паники. Медленно подхожу к двери, смотрю в глазок и вижу мэна в форме, что-то мне подсказало, что это милицейский:
  - Откройте, милиция - был солидарен с моим 'что-то' голос на лестничной площадке.
  Мысли в бешеном темпе заработали у меня в голове. Я пропал, что делать, как объяснить труп (или не труп) в моей комнате? Если я расскажу правду то мне одна дорога на Фрунзе, там у нас находят приют любители фэнтези и фантастики, но не на бумаге. Можно придумать историю о грабителе, которого я застал дома и шандарахнул стулом, например, но Хардон представился тёти Вале моим другом и вообще он может что угодно наболтать милиции или наколдовать что-то, а если он умер? Тогда мне всё - равно светит солнце в решетку, эх жаль, что я не проверил пульс, сейчас хотя бы какая-то определённость была, а кстати, ещё не поздно:
   - Сейчас открою - крикнул я и быстро побежал играться в патологоанатома или врача.
  Когда я дотронулся до шеи Хардона, он открыл глаза, неестественного красного цвета, в которых горела такая ярость и ненависть, что я буквально захлебнулся ими. Откашлявшись, я вдруг резко вспомнил, что этот чокнутый собирался со мной сделать, и решение ситуации пришло мгновенно.
  Сделав длинный прыжок в сторону паранормального явления, я буквально в несколько сантиметров не дотянулся до него и опять - таки из-за той неведомой силы, что тогда отбросила меня от двери, а на этот раз она тянула меня в сторону моей комнаты. У меня в голове пролетали тысячи мыслей за одну секунду, я вспомнил все свои грехи, некоторые конечно решил не вспоминать, а вдруг не заметят ТАМ и сильнее всего жалел об одной не сделанной вещи в этой жизни: почему я не замутил с Катькой? Воспоминания об этой девушке увели мои мысли совсем в другое русло, надо сказать достаточно приятное: 'Хоть так' - подумал я, но и здесь меня нагло перервал поток белого света, исходящий из двери, конечно не квартирной, который начал описывать круг на моём безымянном пальце левой руки. Круг начал плотнеть и превращаться в великолепное кольцо, при этом размер высокомагического образования начал уменьшатся пропорционально количеству переданной энергии. Так продолжалось несколько минут: сила Хардона тянула меня в комнату, сила портала (а это наверно был он) к себе. Когда проход в неизвестно куда уменьшился до таких размеров, через которое носители клаустрофобии вряд ли рискнули бы пролезть, сила, исходящая от человека с нехорошим именем исчезла, и меня со световой скоростью затянуло в, уже окошко, а не дверь, которое захлопнулось, прям за мной, больно ударив по пяткам.
  Приземлился я не очень удачно, ударившись локтями о камень.
  Когда боль чуть поубавилась, я относительно её заметил два события: первое - приятное - меня абсолютно не тревожила голова, второе - неприятное - сильно тревожил безымянный палец. Он чертовски болел, и кольцо на нём светилось непонятным цветом и довольно ярко. Хотя с другой стороны это свет дал мне возможность осмотреться вокруг. Находился я судя по всему в пещере крупных размеров, так как потолка я не увидел и противоположной стороны тоже.
  От обследования местности меня отвлёк блеск на стене, я, аккуратно ступая, держась руками за выемки, подошёл к этому месту. Увиденное поразило меня, это был камень величиной с куриное яйцо, странного фиолетового, нет зеленого, чёрт, он всё время меняется, цвета.
  Попытка отковырять драгметалл, закончилась неудачно, он никак не хотел прощаться с естественной средой своего обитания. Я начал обшаривать карманы в поисках орудия труда.
  Сначала извлёк пачку сигарет, зажигалку, два рубля мелочью и наконец то, что могло помочь, а именно деревянный штопор, завалявшийся в моих вещах, видимо, с вчерашней пьянки.
  С дуратськой улыбкой на лице я начал свои первые в жизни археологические изыскания. Через пять минут мои старания увенчались успехом и на ладони, поблескивая всеми цветами радуги, лежал изумительной красоты камешек. Налюбовавшись им несколько секунд, я начал искать другие такие же сокровища. Через десять минут мои карманы были заполнены великолепными экземплярами искусства. Увлёкшись сколачиванием состояния, я и не заметил, как боль от пальца улеглась, а исходящий от кольца свет начал меркнуть. Через мгновенье я остался в кромешной темноте. Ко мне на замену азарту начались возвращаться такие чувства как страх и отчаяние.
  Я вспомнил, где я нахожусь, вернее, вспомнил, что где-то нахожусь, а где абсолютно не знаю.
  Сюда по всему я перенёсся куда-то, потому что это явно не моя квартира. Надо было решать что делать, в какую сторону идти, решив не мудровать и положится на удачу, направился в том же направлении что и собирал камушки. Где-то метров через десть, стена закончилась. Видимо я вышел в какое-то более обширное помещение, наверное, зал.
  Дальше на помощь стены в моем перемещении пришлось не рассчитывать, поэтому я сообразил позу бультерьера Тузика из соседнего подъезда и продолжил своё путешествие.
  Где-то через час моих скитаний, ободрав до крови колени, я решил было сделать перекур, когда подо мной раскрылся пол и начался стремительный полёт в неизвестность. Закончился он удачно, так как я был жив и в здравом уме. Несмотря на боль в спине и чуть пониже, я был довольный:
  моему взору раскинулась прекрасная картина из миллиардов звёзд. Они стелились по небу в разные стороны и так согревали душу - я выбрался. Присмотревшись внимательнее, я различил знакомые созвездия, и это придало мне ещё больше радости, я нахожусь на земле, а не в каком-то вымышленном мире. Поток моих бурных эмоций прервал грубый, но такой знакомый голос:
  - Хасра бакарон? - Я подскочил, наверное, метра на два и уставился на говорившего. Это был мой добрый знакомый Петька, с которым мы приговорили не один литр водки. Он восседал на огромном вороном жеребце, весь в железных латах и с большим мечом, нацеленным в мою сторону.
  Рядом с ним, на лошадях чуть поменьше, гарцевало человек двадцать, в таких же нарядах и вооружении.
  - Что за бред ты несешь, почему так вырядился? А, это очередное ваше заседание господ присяжных? - Петька был членом организации любителей фэнтези, и они частенько устраивали такой маскарад в духе средневековья, сражались на мечах, стреляли из лука. Я два раз даже ходил вместе с ним на эти собрания, хоть мне и нравилось почитать фэнтези, но сборища эти как-то не очень привлекали, всё слишком наиграно. Хотя на занятия по фехтованию и стрельбе из лука я ходил и считал даже что делаю некоторые успехи.
  - А, это ты, наверное, заговорил на старомордонском языке, я из далёких заокеанских стран и не умею разговаривать по-вашему к сожалению - решил я поумничать.
  - Кстати, у вас что появился в организации новый член-милионнер, такие прикиды стоят, наверное, не мало?
  Предполагаемый Петро смерил меня холодным взглядом и что-то прокаркал своим спутникам.
  Двое из них спешились и подбежали ко мне. Нежно попросив меня стать на колени, ударом под дых, мне ловким движением вывернули руки и завязали их за спиной. Потом проволокли моё тело до ближайшей свободной лошадки и перекинули на её круп. Мне раскинулась обворожительная картина из серых камней и пучков зелёной травы. Дальше послышалось тихое перекрикивание и, через минуту, моя лошадка понесла меня навстречу так мною 'любимой' неизвестности. Мой пейзаж изменился высокой пушистой травой и мелкими ветками, которые похрустывали под копытами лошадей. При этой приятной обстановке мои мысли неслись как вышеупомянутые скакуны, так же медленно и вальяжно. Моя теория касательно не перемещения в другой мир была явно ошибочна. Так как это было не прошлое и не будущее. Кто тогда такой этот Петя, так сильно похожий на моего друга, да нет, не похож - это точно он. Тот же голос, хоть и на непонятном языке, те же движения, только более уверенные. Куда меня угораздило попасть?! Мы остановились. Вокруг стояла кромешная тишина. Её нарушил резкий свист розсекаемого воздуха. 'Стрела!'- подумал я. Мою догадку подтвердил шум падающего тела моего сопровождающего, который свалился на меня и через секунду мы оба лежали на земле.
  Я, оттолкнув тело, вскочил и затаился за ближайшим деревом. Передо мною раскинулась картина происходящего, насколько дозволяла сделать это ночная мгла. Мои друзья по путешествию, которых насчитывалось не меньше сотни, выстроились в несколько рядов, передних два поместили щиты один на одного, верхние с наклоном на себя. Сразу за ними расположились лучники, которые непрерывно посылали стрелы в направление деревьев, за которыми едва различались силуэты, притаившихся там людей. Дальше повторялся такой же порядок рядов. Как я понял, такое построение практически полностью прикрывало стрелявших воинов. Но как они собираются действовать, когда в атаку пойдёт пехота, стрелки, же будут мешать пробраться мечникам из задних рядов. Ответ на мой вопрос пришел через мгновенье. С противоположной стороны опушки леса выбежала толпа людей и с криками, без соблюдения какого-либо строя, понеслась на оборонявшихся. Тогда передние ряды бросили свои щиты как веера в нападающих
   и достали мечи. Лучники же не стали отходить назад, а положили своё стрелецкое оружие на землю и достали колюще-режущее. Блин, они, что тут универсальные солдаты. Наверное, да.
  Так как когда началась беспощадная рубка, стрелки ничем не уступали во владении холодного оружия тем же мечникам. Когда я сказал, что выбежала толпа людей, я сильно ошибся, с близкого расстояния было заметно, что от человеческого у них практически ничего нет. Орки, подумал я, как же без них. Опять ошибка - об орках из книжек я знал, что это зеленокожые, уродливые создания с кривыми и почерневшими зубами. Эти же были все как на подбор двухметрового роста и покрыты шерстью от ног до головы. Волосатость имела серо-коричневый цвет и длину сантиметров пять. Кожа на лице была такого же цвета, только без буйной растительности. В руках они сжимали увесистые дубинки, у некоторых экземпляров наблюдались большие, двуручные мечи. Двигались они довольно быстро, что странно при их массивности, но очень уж однообразно. Врезавшись в строй воинов, 'питекантропы' начали нести массовые потери, и я, не будь даже Нострадамусом, мог предсказать исход этой битвы.
   Выбрав, как мне показалось, наиболее подходящий момент я решил слинять под шумок с этого форменного побоища. Решил - сделал и начал передвигаться в сторону повозок, где были привязанные все лошади. Подошел с той стороны, где не было охраны, отвязал жеребца и уже вознамерился запрыгнуть на него, когда кожей почувствовал что-то неладное. Обернулся и замер. Возле меня стоял один из нападавших созданий, и как только смог добраться сюда, и занёс дубинку с намерением лишить жизни меня любимого:
  - Замри - выкрикнул первое, что пришло в голову. Голова начала кружится в темпе вальса, и я потерял сознание, последнее, что я почувствовал это острую боль на безымянном пальце и заметил свечение от своего кольца.
  
  
   Глава 2
  
   Что-то часто я теряю сознание, надо будет обязательно сходить к врачу. А то такими темпами можно пропустить всё самое интересное в жизни. Хотя в сложившейся ситуации 'интересненьким' и не пахло, скорее уж воняло паленым.
   Хотя чего мне жаловаться, впервые, из моей короткой практики, возвращение к реальности было не тягостным. Чувствовал я себя превосходно, да и обстановка располагала. Лежал я на мягкой кровати, чистенький, целехонький. Я заглянул под одеяло, да и полностью обнаженный! Надеюсь это не тот амбал, что возле 'Петьки' крутился, позаботился обо мне? Нехорошие предчувствия закрались в душу: солдаты, в походе, без баб-с....... Прислушавшись к своему телу на наличие появившихся аномалий, я вздохнул с облегчением - вроде всё без изменений.
   Успокоившись, я осмотрелся вокруг. Находилась моя кровать, естественно вместе со мной, в каком-то шатре, из грубой ткани, то ли кожи. Рядом лежала ваза с фруктами, и графин с какой-то жидкостью, к которому я тут же присосался. Жидкость была сладковатой и имела привкус винограда, то есть если сказать банально, это было вино. Нет, Вино. Такого напитка я ещё не пробовал. Божественный вкус. Я оторвался от графина только тогда, когда последние капли обитавшего там вина, покинули свой дом. Настроение резко улучшилось, все тревоги отошли на другой план. Губы мои растянулись в довольной улыбке. С таким выражением лица и застала меня девушка, вошедшая в шатёр.
   - Привет! - поприветствовал я красавицу, а она действительно таковой была. Ради таких женщин и творятся все великие дела, причём, как хорошие, так и плохие.
  Девушка, наверно, не испытывала взаимной симпатии, потому что резко обернулась и вышла.
  Я услышал, как она кого-то позвала. Послышались шаги, и в палатку вошел мой старый (новый)
  друг (знакомый) Петька. За ним спешило два его дружка, тащившее статую еще одного моего знакомого - питекантропа из леса. Статуя была сделана из чистой плоти. Я подошел к ней вплотную, и начал обследовать сиё удивительное произведение искусства. Человеко - медведь, как окрестил я про себя бедного питекантропа, являл собою великолепное чучело, времён 'до нашей эры'. Его можно было спокойно ставить в музей, если бы не одно но. Глаза человеко-медведя горели огнём злости, и метались как рыба на сковородке - он был живой! Я отошел от живой статуи и посмотрел вопрошающе на Петьку. Тот начал что-то импульсивно бормотать, тыкая пальцем то в мою сторону, то в сторону закаменевшего реликта. Я, нахмурившись, старательно следил за его движениями, и махал время от времени головой, что бы ни нервировать Петю.
  Помнится, у него было слабое сердце. Спустя минуту этот цирк мне надоел:
   - Ты, я, он, она - вместе мы одна семья. Ты можешь медленно, на русском, объяснить - чё те надо?
   - Решил я перебить его бесполезные старания.
   Помогло. Петя замолчал. Посмотрев на всех окружающих по очереди, он махнул рукой, и, пробормотав что-то своим аксакалам, вышел из шатра. Архаровцы, прихватив свой ценный экспонат, удалились следом. Я опять остался один, не считая роя мыслей, стучавших мне с внутренней части головы, требуя к себе внимания. Пришлось удовлетворять их запрос (мыслей), да бы те не отвернулись от меня совсем. И так, что мы имеем:
  1. Вопрос: Где я нахожусь? Ответ: Мало информации!
  2. Вопрос: Что от меня хотел Петька? Ответ: Наверное, что-то связанное с человеком-медведем. Скорее всего, мне удалось последнего как-то обездвижить, а Петра интересовало как. Но именно это было бы мне самому полезно узнать. Предположительно свою роль здесь сыграло колечко. Надо будет провести кое-какие эксперименты в этой области. Но опять всё сводится кто тому, что мало информации.
  3. Вопрос: Что мне делать? Ответ: А хрен его знает!
  Проанализировав эти, а так же много других насущных проблем, я пришел к единственно верному решению - надо собрать побольше информации! Сделать это без знания языка, представлялось мне очень проблематично. Так что вопрос номер один на повестке дня - учиться, учиться..... .
  Решив не откладывать, так редко появлявшееся у меня желание, я с твёрдой решимостью направился к выходу, дабы воплотить его в жизнь. Откинув полог палатки, я вознамерился приказать доставить мне учителя, раздумывая при этом, какими жестами это легче объяснить.
  Когда моему взору предстала картина, которая в корне изменила мои планы. Я резко развернулся
  и забежал обратно в шатёр. Причиной столь изменившегося решения была кровавая рубка, протекавшая за стенками моего места обитания. Кто были нападавшие, я не разглядел. Да и значения это особого не имело. Я направился в противоположную часть шатра, проделывать себе окно на свободу. Крик за спиной заставил меня развернуться и стать в позу, а ля я знаю каратэ. Петьку, а это был именно он, моё боевое настроение совсем не испугало. Он что-то импульсивно прокричал, сунул мне какой-то мешочек. Потом прорубив желанное окно, и, крепко обняв меня, махнув в сторону отверстия. Я, не будь дураком, отлично понял, что от меня хотят. В порыве благодарности крепко сжал руку Петьки, и, возможно, чуть высокопарно заявил:
   - Спасибо тебе огромное, дружище, мы ещё обязательно увидимся!
  Петька махнул головой, мол, да, ты прав, и толкнул меня к выходу. В палатку ворвалось три человека, закутанные в чалму, на манер арабов, и с криками кинулись в нашу сторону.
   - Держись, Петька! - крикнул я рванувшему в бой товарищу, и устремился к выходу.
  Тыльная сторона палатки выходила прямо к реке. Так что, разбежавшись, я не смог остановится и влетел в воду. От холода у меня заломило кости. Но, собравшись, я смог догрести до противоположного берега, благо река была не очень широкой. Только выбравшись на сушу, я обернулся посмотреть, что происходит в лагере. Но так ничего и не увидел. Место, где находился лагерь, было на небольшом возвышении, а палатка перекрывала всю видимость. Зато крики и звон металла был слышен хорошо. У меня защемило сердце - как я мог бросить там Петьку, а сам убежать. Но, потом, угрызения совести пропали - а что я мог сделать, я не воин, и толку от меня там бы никакого не было. Тем более что это совсем не тот Петро, которого я знаю. И, вообще, эти люди меня связали сначала, и везли чёрт знает куда, ну и что, то потом устроили с удобствами. Это на них произвёл впечатление замороженный мною человеко-медведь. А, может, они меня просто испугались, и потому развязали? Но последние действия Пети не ввязались никак с моей теорией самоуспокоения. Тем временем бой, наверное, закончился. Так как со стороны лагеря не исходило ни звука. Надо пойти проверить, может, кто живой остался.
   Я во второй раз окунулся в студеную воду. Почему она таковой была летом, я не мог понять.
  И перебрался на берег, где происходила битва. Подобрался к палатке, с надеждой, что не увижу там мёртвого Петю, я отодвинул края разреза, и вошел внутрь. В течении пяти минут я рисовал на земле замысловатые картинки содержимым своего желудка, в том числе, так понравившимся мне вином. К таким неприятным действиям толкнули меня обрубки тел, валявшихся на территории палатки, вперемешку с арабскими талмудами. Я, впервые в своей жизни, видел такую картину!
  С детства мне предлагали идти учится на врача. В семье много врачей, так что от проблем поступления, учения, а потом и работы я был бы избавлен. Желание лечить людей у меня присутствовало. Даже почерк у меня был медицинский, как смеялись друзья. Но вот решающим фактором, в выборе профессии стал мой страх. Страх перед видом крови. От которого я мог даже потерять сознание. Причём, это относилось, только к чужой крови, вид своей меня не беспокоил. И вот, среди раскинувшейся картины в шатре, я не сдержался. Опорожнив желудок окончательно, я забился в угол и заплакал. Мужчины не плачут, как говорят, а только огорчаются. Я истерически заогорьчался! Что делать? Куда идти? Как там моя семья? Мама, наверное, с ума сходит! Она названивала мне по три раза в день, что бы убедится, что у меня всё в порядке. А здесь, по моим прикидкам прошло уже двое суток, если я, конечно, не валялся дольше в бессознательном состоянии.
   - Хватит! - сказал я себе. Тоже мне - маменькин сынок. Надо решать проблемы, а не оплакивать их!
   Собрав силу воли в кулак, я решительно зашагал из шатра. Картина, раскинувшаяся на месте лагеря, была ужасна! Палатки были разнесены, повозки перевёрнуты. Вся территория была усеяна трупами. Ни одного раненого не могло быть, так как я не увидел тел с наличием головы.
  Нападавшие не оставляли живых свидетелей. Переборов себя, я оглянул валявшиеся головы. Среди них, я не нашел ни головы Петра, ни ещё двоих знакомых мне людей. А вот кудрявую красавицу, что исполняла роль моей сиделки, я увидел. Тот ужас, что застыл в её зелёных глазах, был последней каплей моего самообладания. Не смотря под ноги и ничего не соображая, я бросился бежать в лес. По пути я слышал, как наступил на чье-то тело. Это ещё больше прибавило скорости моему бегу. Проламываясь сквозь густые заросли, и обдирая об них руки и ноги, я несся словно метеор. Силы покинули меня где-то на третьем часу забега. Рухнув обессилено под дерево, я моментально уснув. Проснулся от сильного холода и чувства голода. Лес уже накрыла ночь. Значит, проспал я не меньше пяти часов. Я прижался спиной к дереву и только тогда понял, как сглупил, убежавши из лагеря. Во-первых, меня могли искать. Я верил, что Петру удалось как-то вырваться из западни, и теперь он ищет меня. Во-вторых, несмотря на все моральные принципы, мне следовало обыскать лагерь и трупы. Запастись едой, одеждой, оружием, хотя мне от последнего, конечно, толку маловато. Переночевать, в конце концов, в своей палатке. Ну, это я перегнул, конечно. Спать там я бы точно не смог.
   А так, сижу сейчас голодный, замерзший и абсолютно беспомощный, под этим чёртовым деревом. А почему собственно под? Я поднялся и вскарабкался на дерево, благо ветки росли низко, и были достаточно крепкие. Поднявшись на высоту пять метров над землей, я разместился, на широкой ветке, с намерением дожидаться утра. И тут мой взор упал на, так и висящую на моей шее, кожаную сумку. С надеждой найти что-то съедобное, я начал вытрясать содержимое сумки на ветку. Содержимое было, конечно, приятно моему взору, но абсолютно не пригодное в пищу.
  Это были камушки, добытые мною в пещере. Они поблескивали цветами радуги, как будто подмигивали и подшучивали надо мною: 'Ну вот, Макс, ты, наверное, самый богатый человек на земле. Ты доволен?'.
   Я готов был швырнуть эти камушки куда подальше, но любовь к искусству победила.
  Я начал перебирать их в руках, что бы чем-то занять себя. Уснуть не решался. Моё внимание привлёк один камешек, правильной формы, напоминавшей мне яйцо. Или это моё голодное
  воображение постаралось. Решив на всякий случай проверить, я начал стучать яйцевидным камешком об торчавший обломок ветки.
   - Ты, что, совсем обалдел?! - Шепелявый голос, исходивший из ниоткуда, заставил меня вздрогнуть и выронить 'яйцо'.
   - Полегче, балбес! - Продолжал брюзжать потусторонний голос.
  Я начал, бешено крутить головой в поисках источника галлюцинаций.
   - Вытяни меня отсюда, идиот!
   - Чего ругаешься? Покажись, и поговорим, как мужик с мужиком - появилась у меня откуда-то храбрость, наверное, от шока.
   - Послушай, не знаю кто ты там, человеко-медведь или .....,
   - Ага, значит, это были всё-таки человеко-медведи - воскликнул я радостно. Хотя чего радоваться?
   - Судя из слова 'были', ты не являешься представителем их рода, хотя по твоей 'сообразительности', я бы уверенно отнёс тебя к ним - резюмировал моё поведение голос из ниоткуда.
   - Зато, судя из твоего поведения, я бы отнёс тебя к виду ехидных, трусоватых, мерзопакостных созданий.- Парировал я.
   - И с чего это ты сделал такие выводы? - С большой долей сарказма спросил мой невидимый собеседник.
   - Во-первых - боишься показаться, во-вторых - всё время пытаешься умничать, в-третьих - делаешь это с такой интонацией, будто ты - король усех и вся!
   - Если бы ты, чёртов аналитик, не вставлял свои пять копеек, куда не надо, я бы уже давно разговаривал с тобой с глазу на глаз. Умничать не перестал бы, конечно, потому что не могу скрывать своего природного превосходства над представителями разных там рассишек.
   Я благоразумно промолчал, да бы не уподобится столь 'умному созданию'.
  Оно сделало свои выводы.
   - Наконец то, ты понял моё превосходство и благоразумно замолчал. Так вот.
  Возьми кристалл, который переливается больше зелёным цветом, и аккуратно постучи по острой части яйца. Только аккуратно!
  Сгорая от любопытства, я не стал дольше томить себя и говорящего невидимку. Выбрав нужный камень, я постучал несколько раз в требуемое место.
   - Хватит! - завопил неизвестный, - дальше я сам!
  Положив яйцо на расстояние вытянутой руки, я начал наблюдать, как скорлупа, сначала дала трещину, а потом разлетелась осколками в разные стороны.
  
  
  Глава 3
  - Круто! - выдал я, увидев выбравшегося из яйца!
  - Родила царица в ночь, не то сына, не то дочь! - продолжал я комментировать появление на свет этого создания.
  Вид у зверушки был изменчивым. В самом прямом смысле этого слова. Новорождённый становился по очереди то муравьем, то пауком, то совсем неведомым мне животным.
  Как кристалл-яйцо, из которого появился мой новый 'друг', менял свой цвет, так и он всё время менял свой вид.
   - Привет, мама! - с немалой долей сарказма прокомментировало 'оно'.
   - Ты гермафродит? Не отличаешь мамы от папы? - парировал я.
  - Ладно, уговорил - пусть будет ПАПА!
  - Издеваешься? Причём - вдвойне! Ты не мог бы стабилизироваться? А то меня нервирует твоё мерцание!
   - Что!? Ты меня видишь? Этого не может быть!
  - Чего ты разорался? Я что слепой, по-твоему?
  - Ты не можешь меня видеть! Ты - ЧЕЛОВЕК!
  - Да, и это звучит гордо.
  - Не в твоём случае! Худощавое, с лицом селюка, попавшего в королевский палац, создание. Одетое по последнему писку моды попрошаек Вестмурдского сообщества.
  - Кто бы говорил - бесформенное создание, умничающее без остановки. Определись кто ты. А потом уже критикуй других. Моё терпение на исходе. Ты кто? Спрашиваю тебя в последний раз на ломаном русском языке.
   Тут меня осенило, что я действительно разговариваю на РУССКОМ ЯЗЫКЕ!
  - Ты знаешь русский? - перевёл я мысли в слова.
  - Тунгусский?! Я даже слова такого не слышал.
  - Но ты же меня понимаешь и я тебя!
  - А может ты на моём языке разговариваешь?
  - Да из меня ещё тот полиглот: русский с трудом, украинский чуть получше, английский со словарём, да и то с трудом! Так что однозначно ты на моём!
  - Да ладно, расслабься, меня понимают все живые существа, и я понимаю всех.
  - Ты даже с животными разговариваешь?
  - Животных и растений я могу только угадывать настроение или что-то типа того.
  
   Наконец-то мой собеседник сделал одолжение и перестал менять свой вид. В результате передо мной оказался мальчик-с-пальчик, одетый в камуфляж-хамелеон.
   - Так лучше? - повернув голову набок и состроив милую рожицу, поинтересовался человечек.
  - Вполне. Может, сделаешь ещё одно одолжение и расскажешь кто ты.
  - Уговорил. Меня зовут Сандарон Великий. Я являюсь Хранителем Спокойствия в мире Монтескан.
  Сказав это, Сандарон сделал гордый вид и замолчал. Ожидая видимо бурных эмоций или аплодисментов или панического ужаса. Какой именно реакции ожидал мой собеседник, я не знаю, но та, что последовала с моей стороны, точнее сказать не последовало никакой, явно его не устроила.
  - Ну и? - решил прервать я затянувшееся молчание.
  - Что ну и!? Что ну и?! Ты что никогда не слышал о Сандероне Великом, не говоря уже о хранителях спокойствия, о которых знают даже дети! Как можно быть таким бестолковым? Хранители Спокойствия являются самой древней расой на Монтескане. Они следят что бы не нарушалось равновесие и не возникало угрозы исчезновение любой из рас. Ну же вспоминай, дубина! - Писклявый голосок Великого перешел в громкий крик, от которого у меня побежали мурашки по телу.
   - Я не знаю никаких Сандеронов, Хранителей, Монтесканов, а последнее время и никакого спокойствия! Я вообще не знаю что происходит! Я попал чёрт знает куда, встретил своего старого друга, который оказался совсем не другом! Все разговаривают на непонятном языке. Меня чуть не убили твои человеко-медведи. Потом, только, кажись, ко мне начали относиться нормально, да и то, потому что, будто, я заколдовал придурка одного. А потом и всех моих 'новых друзей' перерезали.
  Я побежал сам не знаю куда и вылез на это ненормально огромное дерево. А потом из камушка вылупился какой-то недомерок и начинает читать мне мораль КАК Я МОГУ НЕ ЗНАТЬ ХРАНИТЕЛЕЙ!!!
  Закончив свою паническую тираду, я заметил, что Сандерон абсолютно меня не слушает. Он с обеспокоенным видом что-то бормочет себе под нос:
  - Он с другого мира. Так вот почему он меня видит, и вот почему я проснулся от его прикосновений. Неужели кому-то удалось обойти запрет, неужели наш мир опять на грани гибели? Но как?
  - Послушай. - Это Великий обратился уже ко мне,
  - Во-первых - сам ты недомерок. Во-вторых - я тебе сейчас всё объясню или попытаюсь, потому что я сам не уверен, что дела сложились именно так. Так вот, то, что ты находишься в другом мире, наверное, и сам уже догадался или должен был. Историю этого мира я тебе рассказывать сейчас не буду, потому что это долгая история, а вот как получилось два мира я тебе объясню..
   - Да мне, в принципе, без разницы и история мира твоего и как получилось их два, тоже.
  Ты мне лучше расскажи, как мне попасть обратно, или на худой конец передать родным весточку, что я жив - здоров. А то если всё нормально, то я бы, даже, пожалуй, полазил здесь, посмотрел. Не каждый же день попадаешь в другой мир. Только, чур, без мечей, убийств и так далее. Ты вот у нас Великий, да ещё и хранитель, так что давай перенеси нас, или телепортируй в какой-нибудь замок, к камину. Там мы вкусно покушаем, расслабимся, и ты расскажешь мне занимательные сказки. А?
   - Ты что совсем больной?! Какой замок?! Какой камин?! На Монтескан, возможно, надвигается страшная беда. И то, что ты очутился здесь тому доказательство! Тем более мне понадобиться лет десять, чтобы восстановить свои силы! Я неведомо сколько лет пролежал в сонном состоянии и даже понятия не имею не то что где мой замок, а есть ли он ещё совсем!
   - То есть другими словами - Хранители Спокойствия - это одни панты, а на самом деле ничего ты не можешь?
  Сандерон внезапно издал паникующий крик
  - Меня затягивает какая-то сила, я с трудом сопротивляюсь! Иди всё время на север! Ты должен выйти к городу Лам, там когда - то находился храм имени Хранителей. Поговори с послушниками, они должны помочь тебе разобраться. И выживи, пожалуйста! Ты, возможно, последняя надежда Монтескана или даже своего мира. Ещё увидимся......
   Дерево осветила яркая вспышка и Сандерон исчез. Паника и страх сразу же вернулись обратно.
  Всё-таки я оказался в другом мире, сижу на дереве, замёрз и хочу кушать, ничего не узнал толкового от Великого и т.д.. Если, возможно, я последняя надежда двух миров, то они, однозначно обречены.
  Надо дождаться утра и пойти на север, только бы знать еще, где этот север. Ладно, потом разберемся. А сейчас надо поспать. Свернувшись калачиком, я попробовал уснуть, но холод и голод мне всё время мешали. Надо как-то избавиться от них. Повертев головой, я нашёл плод, слабо напоминавший зелёный орех. Попытка снять кожуру увенчалась провалом. Тогда я решил поработать зубами, и о диво, аж 2 раза! Зубы с лёгкостью вошли в плод, и вкус оказался неожиданным. Надо сказать, что моим любимым блюдом является плов. И вот как раз вкус прекрасного узбекского гарнира медленно растворялся у меня во рту, доводя до ворчания мой прожорливый желудок. Ворчание становилось всё громче и громче, напоминая кошачье мурлыкание. Потом к ворчанию добавился еще и неприятный аромат гнилого мяса, и горячий поток воздуха. Приписать все эти явления своему желудку я не решился, и потому резко открыл глаза, которые прикрыл, наслаждаясь вкусом плова.
  В упор на меня смотрела огромная мордочка животного, внешностью напоминая тигра, а размерами двух тигров. Как только ветка выдерживала нас? Должно быть, у этого дерева много таинственных свойств. Так вот, кошечка смотрела на меня в упор, но агрессии я не замечал, скорее любопытство.
   - Я не мышка. - решил я снять напряжение в сложившейся ситуации.
  Кошак явно не понял юмора. Он издал что-то наподобие рёва и положил лапу мне на плечо.
  Меня придавило к земле, делать попытку вырваться я не собирался, понимая возможный исход.
  Посмотрев на ряд открывшихся зубов, я закрыл глаза и начал отсчёт последних секунд пребывания в этом мире. Меня вывел из ступора девичий смех.
  - Что за ерунда? - подумал я - Откуда?
  Как приятно было открывать глаза на этот раз. Рядом со мной сидела девушка. Сказать что она восхитительная, значит, не сказать ничего. У нее были длинные каштановые волосы, которые стекали по спине до колен. Глаза были цвета моря - синие с оттенками зеленоватого. Казалось, в них бушуют волны, теплые, манящие. Хотелось нырнуть в это море, почувствовать теплоту и проплавать так до конца жизни, не отвлекаясь на разные мелочи. Длинные густые ресницы, часто хлопали. Будто подразнивали, то закрывая, то открывая дорогу к вечному блаженству. Пышные губки дразнили не меньше чем глаза. Они то закрывались, то открывались в такт смеху, периодически показывая ряд ровных, белых зубов. На смену недавнему неприятному запаху кошки пришел букет цветочных ароматов 'Богини'. Все линии тела, насколько позволяла увидеть лёгкая белая накидка, были идеальные. Я с трудом смог оторвать взор от девушки, при этом повернув голову вверх. Выше над нами, на ветки, сидел тигрёнок и с наслаждением жевал 'орех'. Неужели и ему нравиться вкус узбекского плова?
   Я смог выдержать 5 секунд не смотря на девушку, и думая о чём-то другом. Потом опустил голову, что бы снова утонуть в её глазах.
   Незнакомка что-то щебетала нежным голоском, пытаясь, наверное, достучатся до моего сознания.
  Её попытки были бесполезны, так как я и так ничего не понимал, а накрой она меня хоть самым отборным русским матом, всё равно бы продолжал пялиться с тупым выражением лица.
  Из ступора меня вывел хороший подзатыльник. Откуда только столько силы у юной леди?
  - Извини, но я тебя не понимаю.- сказал я, разводя при этом руками и пожимая плечом.
  - Но ты только не уходи! - запаниковал, при попытки девушки подняться - мы как-то поймём друг друга.
  - Я Макс, - сказал я, тыкая себе в грудь - а ты?
  - Серенда, - сказала девушка, мило при этом улыбнулась и захлопала ресницами.
   Надо же, ей лет двадцать, а стесняется как у нас первоклассницы. О чём же с ней поговорить, да ещё при помощи знаков. У меня то и со словами были трудности при общении с девушками. Вспомнил.
   - я идти на север - показал я сначала на себя, потом изобразил пальцами ходьбу и указал в сторону, где, по моим подсчётам, должен находиться север.
  Девушка обрадовано подпрыгнула, и начала что-то тараторить, указывая в ту же сторону.
  Видимо нам с ней по пути. Она мурлыкнула в сторону кошки, и спорхнула на нижнюю ветку. Проделав ещё несколько прыжков, Серенда исчезла за покровом ночи. Ей бы позавидовали наши "паркуристы". Тигрёнок последовал за ней. У меня хоть и не сложилось с прыжками, но через некоторое время я тоже оказался у подножия дерева. И девчонка, и котёнок ждали меня уже там, вдвоём оскалив зубки в иронической улыбке, видимо видели мои акробатические этюды.
   - Ну что так и будем стоять? - сказал я и уверенно зашагал вперёд.
  
  
  Глава 4
  
  Сделав несколько шагов, я обернулся, что бы убедится, что сладкая парочка следует за мной.
  Они стояли на том же месте и истерически хохотали. У тигрёнка это получалось особенно интересно.
  Я развёл руками в вопрошающем жесте. Серенда указала себе под ноги. Опустив голову, мой взор наткнулся на интересную разноцветную дорожку, по которой я уверенно топал. И именно в этот момент, дорожке надоело бестолково лежать, и она медленно поползла на поиски приключений, походу превращаясь в маленькую змейку. Ширина, которой составляла где-то 60-70 сантиметров, а о длине врать не буду, конца не видел. Я подпрыгнул как ошпаренный и за секунду стоял возле Серенды, с трудом переводя дыхание. Девушка закончила смеяться, и пошла по другой дорожке, менее подвижной. Я заторопился за ней. Замыкал наш маленький отряд тигрёнок, не переставая скалить зубы. Передвигались мы достаточно быстро, я с трудом успевал за Серендой. Жаловаться и просить уменьшить темп как-то не хотелось, и не позволяла мужская гордость. Моя проводница уверенно выбирала дорогу, чувствовалось, что лес для нее родной. Только изредка она останавливалась, что бы посмотреть иду ли я следом. Начинало светлеть. Впервые я мог более-менее спокойно осмотреть лес. Все деревья были как на подбор высоченные и широченные. Внутри таких исполинов можно легко выдолбить не плохой коттедж, не уступающий размерами домикам наших бедных политиков. Но сказать по правде в деревьях было что-то завораживающее, я бы не посмел даже притронутся, каким-то инструментом, к этаким красавцам. Всю землю, за исключением небольших тропинок, покрывал густой папоротник, по крайней мере, такие ассоциации вызывала у меня эта растительность. В ночь на Ивана Купала все влюбленные нашли бы здесь свое счастье. Так как папоротник изобиловал большими красными цветочками. От созерцания всей этой красоты меня отвлекло шипение Серенды, которая остановилась, внимательно к чему-то прислушиваясь, и приложила палец к губам. Я тоже попробовал прислушаться. На меня обрушился целый поток звуков. Пение птиц, шелест травы и дикий рёв неизвестно кого ( судя по тембру голосу - немаленького). Как я всего этого не слышал раньше. Так хватит работать на автомате, надо принимать активное участие в жизни этого мира.
   Серенда схватила меня за рукав и понеслась в противоположную сторону от предыдущего маршрута. Спустя пять минут я увидел причину столь поспешного бегства . За нами неслись мои старые знакомые в арабских талмудах. На острие атаки был гигант, одетый весь в серое, размахивая над головой устрашающего вида сабелькой или мечом. Расстояние между нами неумолимо сокращалось. Еще пять минут и передовые спринтеры догонят наш маленький отряд. Моя попытка увеличить темп бега, закончилась провалом - силы уже были на исходе. И как днём раньше я мог пробежать три часа, видимо сказалось состояние эффекта. Так, в принципе, и сейчас-то была не пустяковая ситуация. Наверное, мой психологический стан претерпел изрядную трансформацию, чего не скажешь, к сожалению, о моём физическом состоянии. Я чувствовал, что с минуты на минуту моя душа отправиться в неведомые края. Перепрыгивая через очередную ветку, я набрал слишком маленькую высоту, в результате чего споткнулся и распластался на земле. Рядом сразу же послышалось учащенное дыхание преследователей. Сделав кувырок в сторону, краем глаза я заметил, как на место моего недавнего пребывания опустился меч.
   Серенда стояла чуть поодаль и с бешеной скоростью пускала одну за другой стрелы в наших преследователей. Откуда у нее взялся лук я не представлял, под тоненькой накидкой явно его не спрячешь. Из задумчивости меня вывел грозней рев, за которым последовало не менее грозное появление большого количества существ. По структуре тела они напоминали людей, но вместо лиц звериные рожи. Все эти зверо-люди встали вряд с Серендой , у которой тоже, к моему ужасу, лицо превратилось в рожу тигрёнка, и начали планомерный отстрел местных арабов. Спустя две минуты, бой был окончен, все преследователи были убиты, кроме их главаря. Он со стрелой в плече, стоял в окружении моих спасителей, которые уже походили на обычных людей, только с неземной красотой. Ко мне подошла Серенда, что-то успокаивающее проговорила и бесцеремонно толкнула в сторону главаря нападающих. Он посмотрел на меня сочувствующим взглядом. Что-то здесь не то, вроде пару минут назад хотел меня убить. Разбитый лагерь, тоже, скорее всего, его рук дело. А теперь сочувствие. Не клеилось всё.
   Из раздумий меня вывел толчок в спину. Оборотни - тигры (как назвал я их про себя) двинулись в путь. Наша охрана тоже 'советовала' поторопится. Так я опять, получается, попал в плен. Что-то этот мир не радует дружелюбием . На меня напала полнейшая апатия. С опущенной головой я поплелся в неизвестность. Через полчаса мы остановились. Передовые отряды начали исчезать в какой-то дымке. Когда подошла моя очередь делать в нее шаг, я только на секунду замешкался. Удивляться или бояться не было никакого желания. Почувствовав легкое головокружение, я вышел с другой стороны аномалии и очутился на такой же поляне. По обе стороны стояли люди с жезлами в руках. Видимо они поддерживали переход. Когда вся делегация прошла сквозь портал, мы двинулись дальше. Через некоторое время мы вышли из леса, и моему взору предстала картина раскинувшихся полей, на которых трудилось множество людей. За полями виднелось огромное поселение.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"