Кульковлирэнский Викторпетр: другие произведения.

Священный огонь сироты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Кульков Виктор Константинович
  (лит. псевдоним Петр Лирэнский)
  поэт, поэзии талант прозы
  рожден 13.11.1984., г Судогда
  
  
  голодный-холодный 10.01.2003 - 22.05.2003
  Поэма-трагедия "СВЯЩЕННЫЙ ОГОНЬ СИРОТЫ".
  
  1
  (В кругу камней)
  Сирота
  Не гаснет мой фонарь светящий
  Душа моя в тревоге ночью
  Ничто её не успокоит.
  О тяжкой доле не забыть мне
  О прошлом в думах моя память
  Сон не приходить в мои очи.
  Хочу я новый мир увидеть
  Я человек из плоти создан
  Но чую я, Огонь Священный
  О прошлом думаю, тоскуя
  О днях прожитых, не жалея
  Меня все магия сражает
  Какай-то, сила поражает
  Ее познал, учась, с годами
  Но вот Огонь - откуда в мозге?
  И должен я страдать на пользу
  Очиститься от заблуждений
  В труде не легком, кропотливом
  Не раз мирился с плетью в детстве,
  Когда сек барин за провинность
  Иль просто так, держал Огонь я
  Не смея силу дать - молился.
  К прощенью Огнь меня водит
  От мести, злобы очищает
  Как всё знакомо, однозвучно
  Мне стало все после мучений
  В рабах у бар и унижений
  Я гнев и ненависть - разрушил
  Но я осужден небом кратко
  За зависть тайную богатым,
  Их сладкой жизни, сытой доли
  Реальность рушила мечтанья
  Тогда ни радости, ни доли
  Хорошей я не видел в жизни
  Чую магии силу тайную.
  Туманы вижу я в эфире
  Далеко вижу я просторы
  Земли и Космоса святого
  Свет дня иль темень ночи поздней
  Я вижу горные вершины
  Прозрачный океан, далекий
  Мне дал Огонь Священный видеть
  Он дал большую силу зренья
  Температурою владея,
  В газ жидкость превращать местами.
  Энергией тепла владея,
  Быстрее двигаться в просторе
  Другими данными владея,
  Для Космоса, людей живу я
  Для веры, Света, для потомков.
  О, чары, о, Огонь Священный
  О, дайте силы и прощенье
  И людям пользу, и сиротам!
  Мне не избегнуть Тьмы и Света,
  Хоть раз горящие обломки
  Ума и чувства воедино
  Я соберу, за зависть каясь
  За зависть тайную - как больно!
  Душены травмы, я забуду
  И бед проклятие прожитых
  В пространстве вечно бесконечном!
  
  (Появляется обольститель над кругом камней)
  Обольститель
  Сюда на крыльях прилетел я
  Из мрачных гор к тебе спустился,
  Пристанище свое оставил
  Куда и звёзд не падал лучик.
  Хладно вечернее сиянье,
  Желаешь золота и власти
  Богатств больших, конфет и сласти?!
  Силён ты чарами, не зная,
  Сам Обольстителя ты вызвал!
  
  Сирота
  Не вызывал тебя я демон
  Хотел забыть о прошлых муках,
  Постичь лишь Космоса пространство.
  
  Обольститель
  Вели, не зря же я летел!
  Коль хочешь, золотом осыплю!
  И трать его! О, сколько, сколько!
  
  Сирота
  Что буду делать с ним? Не надо
  И душу жалко отдавать то
  
  Обольститель
  Один из Тьмы владык я злобных
  На троне тёмной восседаю
  И тучам снежным господин я
  Снегами вью, повелеваю,
  Громады льда, поток лавин я
  Во мглу врагов могу обрушить.
  Повергнуть в прах долины, земли
  Так грозно, что ползти век будут
  И умоляя, жизнь оставить.
  Иль силой век могу трясти я!
  Вели! Я жду! О, наслажденье!
  
  Сирота
  К чему, я злости не желаю,
  Прощенью предан век от неба
  В тиши из бездны сине-тёмной,
  Тебя взлетать не вызывал я!
  
  Обольститель
  Достиг, твой крик моих владений
  Чрез бури гул меня во мраке
  С кораллов красных разбудил ты
  Вода морей плескала ночью.
  Ты не кричал - вопил сиреной
  Из мрака я - желаний сладких
  Где все в зелёных изумрудов,
  Горячие текут вулканы
  Огонь гудящий, кипяток,
  Где лавы адские потоки
  Из глубины они взойдут,
  Стремясь гордо на поверхность,
  Из глубины
  
  Сирота
   И испаряться!
  
  Обольститель
  Перед тобой предстанут только,
  Внимая власти и желаньям.
  О, наслаждение! Желай ты!
  
  Сирота
  Зачем - стихией я владею,
  Зачем она мне? Нет не нужно!
  Мне ветры, бури - да зачем же?
  И власть над молнией, и громом.
  Зачем мне океан тревожить?
  Мне ближе, спящие стихии
  Пусть спят на море ураганы,
  Заря прохладная сияет.
  Корабль мирно совершает
  Свой путь.
  
  Обольститель
   Всесильна темнота-тьма
  Не правят миром звёзды неба,
  В дни тьмы их блеска не увидишь.
  Не ими сладость создана, знай,
  Желаний, гнева и богатства;
  Влеченья, власти и господства
  Что разум, сердце затмевает!
  Лишь дивно царственная трусость
  Блестит со звёздами уныло
  В пустыне призраков молчащих.
  Настанет миг и меркнет-гаснет
  Звезда навечно, лишь обломки
  Огня лучей помчаться дальше.
  Живёшь без цели, чуждо, тихо
  На путь тоскливый осуждён ты
  Ты жалок так, но мне придется
  Перед тобой склонится раб-тварь!
  Пред смертным кратко и презрено.
  Судьбою власть тебе на блюде
  Над массой силы, колдовства, да!
  Энергии и волшебства, да!.
  Ты сам не знаешь, что и вызвал -
  Стихий владыку и желаний!
  Из праха суши, гор и бездны
  К тебе явился тёмный демон!
  Что просишь, жаждешь? Пожелаешь?
  
  Сирота
  Нет, тьмы ненавистной, не звал я!
  
  Обольститель
  Но мощь энергии твоей-то?
  
  Сирота
  Я лишь о горе и прошлом
  Хочу забыть, что сердце мучат,
  Скажи, как сделать, аль не знаешь,
  Как память одолеть в просторе?
  
  Обольститель
  Что тёмной властью мне дано:
  Гнев, жадность, золото, господство
  Рабов проси, всё дам за душу,
  Хоть мир забавы и пирушки,
  Желай повелевать над жалким,
  Над слабым царствовать!
  
  Сирота
   Иди ты!
  Что предлагаешь, мне не нужно!
  Забыть, забыть лишь, неужели?
  Сильнее память тьмы могущей
  Что мне сулишь, то мне не надо!
  
  Обольститель
  Забыть неведомо, всё - память!
  И прошлое и будущее жизни
  И настоящее, всё - память!
  Всё с ней сливается, дары лишь
  Тебе могу я дать, отнявши
  Их у других и в настоящем,
  Прошедшее нельзя убить, знай.
  
  Сирота
  Я был рабом, как издевались,
  Глумились баре над о мною.
  Их власть была, кнутом по-царски
  Меня секли, хотя не хуже
  Чем у свободных и румяных
  Горел во мне Огонь свободы!
  Так ярко жёг тоской по сердцу,
  Так широко, лишь плоти плен-плен
  Земной удерживает душу.
  
  Обольститель
  Ответить, дать, что в силах демон
  Тебе известно, на вопрос твой.
  
  Сирота
  Ответа нет, не существует!
  
  Обольститель
  Ответа нет, и знай, не будет!
  
  Сирота
  Стереть то память не возможно
  
  Обольститель
  Хитёр ты слишком, языкаст раб
  Смириться с этим лишь тебе то.
  Я не напрасно тут желаю
  В обмен на душу, дать те помощь,
  Что властью тёмной мне престало
  Вино и золото, власть, царство!
  Там хорошо: в могучей тьме!
  Подаришь Огонь мне Священный
  И тьме густой и тьме могучей.
  
  Сирота
  Нет, душу-Огонь не отдам я.
  Будь проклят ты, зачем мне это,
  Такие дни, я верен Свету!
  Не Тьме, а роскошь и жестокость,
  Немедля отвергаю демон!
  
  Обольститель
  Подумаешь рабу подобный,
  Равно захочешь что-нибудь ты
  
  Сирота
  Хочу я видеть только Космос
  Печальный, теплый Свет далекий
  В прощенье пасть и покаянье!
  Недвижна, праведна звезда там
  Во тьме предстала ярким блеском.
  Ей б к свету, но во мраке тайном
  Надежду и мечту даёт всем,
  Тем, кто отчаялся и болен.
  
  Обольститель
  Ты непонятен, образ тайный,
  Какая у тебя природа:
  Души-Огня, Энергий мощных?
  
  Сирота
  Что я прошёл на суше славной,
  И горького давно уж нет тут.
  Мучений память лишь достала
  Меня смертельно извела так!
  О, наважденье, если б мог я
  Стереть я память, ее образ.
  Принять забвенье и с мечтою
  Соприкоснуться на мгновенье.
  Изведать счастье мирной жизни.
  
  Обольститель
  Не вышло, плакса и глупец!
  
  Сирота
  Молчанья милостивый час,
  Когда луны огонь не гас,
  Светил над волнами, лесами
  И над могильными крестами.
  Рыданья-покаянья больше,
  Блести прощенье в небе дольше
  Над тёмной чащей горя лет,
  Сквози ты в глубь той чащи свет.
  Наделена душа Огня
  Вся Силой властной свода-дня.
  Тут Зла проклятого виденье,
  Всё трепетало о спасенье.
  Коснулся чар и волшебства
  И силы тайной колдовства.
  Нигде мне муки не забыть
  И с памятью навечно жить.
  Нет, тёмной силой никогда
  Не даст Огня моя звезда.
  Проклятья ветер приговор
  Изрёк мне: горе и укор.
  В полночный час страдать, томиться,
  И скорбно в ночь выси молится,
  И жаждать света в темноте,
  Как солнце встанет в высоте.
  
  Обольститель
  Повергнет Тьма тебя несчастный
  Слезами и тоской всечасной!
  Холодным яд и в твое сердце,
  Яд черный льет, жжет диким перцем!
  Кровь чёрной станет и поганой
  Тебе не лгу я оборванец!
  Я не смеюсь коварно, тихо.
  
  Сирота
  Но ты пленишь и льстишь мне демон
  Отраву чувствую твою я.
  Она сильнее лицемерья
  И тяжелей, больней страданий,
  Пропитана проклятой ложью!
  Сокрыта злоба в ней густая!
  Ты равнодушен к людям, к их ним
  Несчастьям горестям, страданьям
  Лишь взгляд змеиный свой, пронзая,
  Глядишь, умело льётся слово,
  Наживкой души соблазняя.
  
  Обольститель
  Проклятия судьба твоя то
  Полна и чашу изольёт то
  Ей уготовленных страданий.
  Забыть могила не поможет
  Тебе о горестях и муках.
  Томись и мучайся глупышка,
  Уныло куй утехи дурень!
  
  2
  (Обольститель исчезает, гроза наступает и молния, сирота остаётся один, падает на колени, руки поднимает, чтобы молния ударила в центр камней и его убила)
  
  Сирота
  Ушел со страху гость незваный
  Мне не облегчить мою участь
  Нет веры тьме во всем проклятой
  Она и во все не волшебна
  Да что мне прошлое - больное
  Да что мне будущего время.
  И жизнь, покрытая лишь тьмою.
  О, камни, вы красивы, тайны,
  В круг стоите - око неба,
  Отрады вы душе несчастной.
  О, груды каменные - камни
  Потоки Космоса святого
  К земле летите, к людям, братьям
  И высь летите, вы летите
  Стремитесь вверх от белых камней.
  Пусть льется гор поток душистый.
  Что медлить, и зачем, быть может
  Огонь души я успокою
  В нем слезы льются покаянья.
  Тут смерти внемлю на вершине
  Не уступлю я бедам страшным.
  Ударь же молния вольтами
  И я погиб, сожжён, мутнею.
  По камням бьёт она, но твёрдо
  Стою я, что такое, что же
  Что бережет мое тут тело?
  Я пресмыкался, покланялся?
  Утратив смелость и свободу
  После свистка кровавой плетки
  Пытался оправдаться, плакал.
  Я вижу там, в низу лисица
  Бежит скорей от тучек грозных
  С добычей для лисят своих
  Светлели их глаза лазурью
  От голода, вниз слезы лили
  Свободой пахнет воздух, кровью.
  Как ярко молния сверкает
  Над миром брошенным куда-то.
  Над прахом идолов из злата.
  Над рваной и густой природой.
  А камни белые высоко
  Стремятся к небу и лазури
  Спокойно головами к верху
  Огнем ли стану лучезарным
  Иль прахом только и шестеркой
  В аду у демонов на цепи?
  Пока глуха моя надежда
  Но слышу пенье, тихо очень
  В ущелье птиц, напевов звуки,
  За ними колоколен звоны.
  Как хочется внимать ушами,
  Свобод гармонию до неба!
  Без тела музыку энергий
  Она совсем не умирает
  Как дух незримый в мире взором.
  
  Воин (подходит)
  Как сильно молния сверкает
  Мелькает, пропадает вдали.
  На жалованье не попью я,
  Сегодня водочки, кто там
  У проклятых камней таиться..
  Поднялся высоко в круг тайный
  Достиг вершины, не страшась
  И мужественно на колени.
  Одет, как беглый оборванец,
  Зато свободен, и неместный.
  Туман с грозой всегда опасен
  Пора спуститься с высоты.
  Чтоб пеплом он не стал с грозою,
  Крестами молиться там путник
  Идти мне? Молния по камням
  Бьёт, по нему сорвётся может
  
  Сирота
  Я молод, не седой старик
  О смерти думать не пристало
  О пенсии на старость нищей
  О, нивы, вижу вас в долине
  Вас тучи снегом завалили .
  Обломки веток лишь остались
  С тоскою помниться, а были
  Какими вы - какая зелень!
  Какие дни носили вы!
  Морщины, веток лом замёрзший
  Остались - голые, сухие.
  И лишь пойдут лавины с гор
  И глыбы льда вас погребут
  Так чувства все лёд вечный, вечный
  Во мне ужасный поглотил
  Во мне от пыток, унижений.
  Я всё простил, покаялся.
  Но не забыть, жизнь не начать
  Когда цветущим лесом были
  О, нивы - бархатной красою
  И жизни жаждали, морозы
  Вас погубили так нещадно!
  И мгла над камнями большими,
  Сползает белыми узлами
  Туман по краю круга ходит
  От пара синего над кругом
  Мне всюду чудится виденье,
  Как я тону в пучине волн
  Холодных, ледяных, зеленых..
  Из пены вод выходят на брег
  И роют грешники, рыдая.
  Находят бремя, радуются
  Смеются злобно и глумятся
  Как мерзко, и мое виденье
  Опять куда-то исчезает
  И гул тяжёлый снежной лавы
  Я слышу, сотрясает поле,
  Цветущей некогда долины
  Прекрасных и зеленых нив
  Где реки в марте растекались,
  Но груды льдов дробили воды
  Не довелось мне погостить
  У нив зеленых и прекрасных.
  Когда без пыли были в цвете
  Зелёно-бархатные гущи.
  Покой - погибну молодым,
  И праха нет - гроза сожжёт.
  Самоубийства я не свершаю!
  Гроза - развеет ветер пепел
  По суше омертвелой, скоро
  Усну я с нивами навечно
  Простите звёзды неба, только
  Обидно ночью не сияйте
  Я создан, мучится и здесь,
  И после смерти! Долой грех!
  (Готовиться умереть от молнии, воин бросает камень, на который приходится удар молнии)
  
  Воин
  Проситься с жизнью - грех великий!
  Остановись, хоть ради неба!
  Не проливай ты кровь в долине,
  Сгореть тебе я не позволю
  Иль сдвинутся с обрыва в пропасть.
  Скорей из круга выбирайся
  Вон щель внизу, там огня
  Ни тока, ну скорей же путник!
  Ты слаб, в глазах мелькают тучи
  (Воин вытащил его из круга камней)
  
  
  Сирота
  Зачем? Иди брат с миром, счастьем.
  
  Воин
  Идём скорей - гроза в тумане -
  Двоих нас не убила тут.
  Дай руки и держись покрепче.
  Тебя я выведу с вершины
  Немного нам ползти осталось.
  Канат лови, держись покрепче
  Тропу я знаю недалеко,
  Ведущей в лес, нас выведет.
  
  (Лес, костёр)
  Воин
  Лежи, нельзя тебе подняться
  Ослаб ты слишком, силы нет
  Привал теперь, поесть бы надо
  Костёр нас махом обогреет
  Как ливень кончиться - в дорогу
  Откуда ты, откуда будешь?
  
  Сирота
  В пещере старой я прижился,
  В особняке, где баре жили
  С востока буду родом я
  Писания древние изучал,
  Нет дома у меня, я нищий.
  
  Воин
  Угрюмы ныне барские
  Палаты и дворцы
  Зато построены так дивно.
  Глядят они тоскливо в небо
  На избы, сгнившие в деревнях.
  Эх, тёмный зал, горели свечи
  Когда-то жили в них сеньоры
  Давая пышные приёмы.
  Нечасто в них бывал, признаюсь
  
  Сирота
  Когда-то в них звенели стены,
  В покое молчаливом спят.
  К ним тропы зарастают, но лишь
  Обиженных и беглых водят!
  Пусть стены век стоят когда-то
  Подростком в них укрылся,
  А то б погиб в лесу морозном
  
  Воин
  Не хмурься и прости обиды,
  На, водки пей, отведай фляги
  Меня не раз обогревала
  В морозы службы и работы
  Суставы отогреет, выпьем!
  
  Сирота
  Глоток так можно для согрева.
  
  Воин
  Давно вина я не хлебал
  Хотелось и за землю выпить,
  За то чтоб мы не сгинули.
  Не кровь, вино текло в сердцах.
  Был, помню юным, пили мы
  Как ярко кровь горела в нас,
  Как неба алая заря,
  Где тьма погибла от огня
  Я чую, странность есть в тебе
  Ты силой наделен какой-то.
  Не малые твои страданья!
  Прости, смирись!
  
  Сирота
   Смирился я
  И натерпелся в рабстве мук
  Убиты чувства все во мне
  И память извела о прошлом.
  Я детство прожил без игрушек,
  А юность беззаботна тем,
  Для тех, кто из породы знатной,
  Тому и юношеству счастье!
  Дай небо счастья и людям!
  А мне же нет спасенья ныне.
  Немало дух мой поглотил
  И Света и Даров небесных,
  И хочет демон Огнь Священный
  Себе присвоить без стыда.
  Не виноват я, что - такой!
  Я верю в небо - слава небу!
  
  Воин
  Смирись, покорно гнев убей,
  Священный Огнь береги!
  
  Сирота
  Не жизнь - болезнь, не много прожил,
  Не суждено прожить пол века.
  Я вижу вечность в свете ясном
  И жажду вижу умереть .
  
  Воин
  Ты молод так, а думаешь.
  
  Сирота
  Для многих жизнь одна прекрасна,
  Не жизнь, а рай на пышном бреге.
  Но этот миг для единиц,
  Что в золоте купаются весь,
  А для меня не в этом счастье.
  Хотел свободно, жить, трудиться,
  Учиться, род продолжить свой!
  С закатом верить, пить на праздник.
  Вот счастье! Помню детство, юность,
  Безмерной шёл пустыней мук
  И морем с стоном волн плачевных,
  Где ржавые обломки по брегам
  Валяются с костями на песках
  И водоросли дикие растут,
  И где ведут рабов в ученье
  И каторжный до смерти труд.
  
  Воин
  Я вижу от того не долго
  Свихнуться, сумасшедшим стать
  Но что же видишь ты за солнцем?
  
  Сирота
  Нет, радуга ещё не так сияет
  В лиловом цвете ветряных небес,
  Вот золота блестит поток над сушей,
  Сходя и развеваясь по простору
  Над счастьем мирным, бытом тихим,
  Гостеприимен, добр их приём,
  Простых, свободных братьев, чья душа
  Чиста и непорочна злом, грехами,
  Стойка пред бедами, горда над плетью рабской,
  Исполнена отваги честной,
  Как безмятежны жизнь и отдых, бодрость
  И труд желанен, мне такое
  Уж не изведать, нет надежд на счастье.
  Больной я весь, калека, хоть хожу.
  Я под крестом спокойно может, лягу.
  Венок из роз положат добры люди.
  В душе убито всё - Огонь лишь светлый
  Горит тоской! Нет, прошлое не поменять и доли.
  Что вынес в рабстве, не пожелаю и врагу!
  Не многим было вынести под силу
  Болезни, голод, гнёт, всё наяву, не сон хороший.
  Погибли многие с душой невинной.
  Я бежал давненько от злодеев,
  Что тешились кровавой плетью.
  Не могут бесы сострадать, любить,
  Лишь поражать и радуясь, губить.
  
  Воин
  Помилуй и пошли тебе спасенье
  Заря святая, покаянья слёзы, брат
  Молись.
  
  Сирота
   Спасибо брат за всё, пора
  Мне удалиться, перстень золотой
  Возьми, тебе нужнее будет,
  Не отвергай, прими, дорога наша
  Расходится, мне на восток идти
  Путём знакомым.
  
  Воин
  Минуй тебя опасность, небо в помощь.
  
  Сирота (уходит)
  Прощай!
  
  (Лесные Сады)
  Сирота (один)
  Прекрасный лес серебреной пылью
  Покрыт, это с высоты сиянье
  Золото и серебро рассыпало
  Вдоль облачных скал потоками пенными.
  Пыль светозарная на листья легла.
  Виденье мрачное; чёрный демон
  Мчится на крыльях гигантских.
  Но гаснет от картины отрадной -
  Вижу, как воды дивно играют.
  В тишине уединённой отдохну
  
  Сирота
  (видит прекрасную деву)
  О, небо, что такое лучезарно
  Глаза блестят и локон обжигает,
  Вся ослепительна, румянцев
  Переливают краски нежно на щеках.
  Они горят, как отблески заката
  И плавят в сердце горный лёд,
  Его в объятья страсти заключают.
  Знакомый лик красы, затмившей очи.
  Как радуга горит цветами неба.
  Кто дева ты, не знаю, но познаю
  Поток горяч, но так в тебе спокоен,
  Твоя душа не грешна, посмотри:
  Светлый мир очей твоих, быть может
  Меня от боли исцелить бессмертной!
  Таинственная сила в них.
  Дозволь с тобой вступить в беседу,
  На миг воззвать молитвами-слезами
  К прощенье и узреть спасенье.
  
  Дева-ангел
  Невидима для смертных я
  Иллюзию ты видишь пред собою,
  Кто я, познать неведомо тебе
  Твоей душе Огонь дарован сильный
  Такой энергии и власти сильной,
  Что обречён, страдать, ты был судьбой,
  Не ведал меря в магии и знаньях,
  Свершил для Тьмы немалый убыток!
  
  Сирота
  Кто ты? На чью красу взираю?
  Мрачнеет разум и лицо темнеет
  От мысли, что она исчезнет скоро.
  Искал убежище от прошлых дум я в чарах,
  Пытался ими управлять, в просторе
  Найти, что боль убить во мне поможет.
  Нет толка, бороться не пытаюсь
  Я уж.
  
  Дева-ангел
  Бессильна я к обольщеньям Тьмы
  Святой ты, незримый исполнитель
  Желаний посещал тебя.
  Не знаю твоих страданий странник,
  Я не грешила, не страдала век.
  Поведай всё, лишь, чем душа полна.
  
  Сирота
  Мне говорить о том так тяжело, как пытка,
  От болей и тайн душа моя устала.
  Я с малых лет тоску несу на сердце.
  С владельцами решеньем, мненьем не сходился,
  Я с детских лет
  Свободно на землю не смотрел.
  Не ведал радости
  От того, что госпожа толстела
  И богатела на костях подобных ей.
  Не разделял их цель и быт роскошный,
  С презреньем облик жалкий этот видел.
  Не раз секли и били, измывались
  За рабское клеймо на теле
  Презренного, потом ему
  Созданию из праха даровали
  Свободу, сёк ему подобных плетью.
  Мне не понять их радости, печали
  И страсти, и мечты далёкой.
  Другое счастье было у меня
  Природу-мать я мамой часто называл родной
  И в ней искал от горя утешенье,
  Дыша студёной влажностью зимой.
  На каторгу босыми гнали нас
  Учиться производству и работать.
  Я боль глушил вершинами из-за льда,
  Граниты представлял и водопады,
  Как птицы гнёзда вьют и в поднебесье
  С отвагой юною летают и поют.
  Свободу возвышал я над волнами,
  Плескающими океана,
  Над шумом горных стоков что
  Бежали, замерзая с рассвета,
  До звёзд добро, и стойкость созерцая.
  Внимал напевы воздуха и листьев
  Шумящих листьев, когда секли часами,
  Не слыша свиста обагрившей плётки!
  А коль огнём, то молнии блистанье
  Со слезами представлял тогда
  И звёзд покой, к терпенью призывавший.
  Мучимо дни текли и голод
  Мне спутником в пути был, редко
  Кусок от счастья довелось встречать.
  Ненастный образ магии и знаний
  С годами постигал и чуял
  Огонь Священный, часть его в себе.
  Стремился взором, мир постичь незримый,
  Но не дерзнул я прах из могил
  И черепа с костями извлекать;
  Карает небо за любое зло.
  Как интересны тайные науки,
  Развили чары и огонь души тяжёлый,
  Владенья вечности постиг мой взор.
  Я часто убегал в открытые долины
  От боли памяти прожитых дней.
  Да, магия лишь пробуждала жажду
  Познаний новых и окреп Огонь!
  Больнее жжёт, больней мне с каждым часом,
  Больней, как одиноко было
  И тяжело, и голодно, и жутко.
  Ни близких мне людей,
  Ни семьи родной.
  Я матерью природу называл!
  Сестрой свободу, братом и отцом!
  Небес свод яркий, роковой звёзд зал.
  Болью из железа цепь, что ноженьки сковала
  Одна ко всем примёрзла, не желая.
  Я сиротинушкой её холодной кликал,
  Она похожа на тоску была,
  Замёрзший цвет, черты ужасных слёз.
  К душе своей там ближе становился,
  Огонь Прекрасный приближал к себе
  Одною думой и одним стремленьем.
  Тон чар сильней о воле помышлял,
  И жажда новизны, познать хотелось всё,
  Всё охватить Огнём Священным.
  Не чужды мне и слёзы, и улыбка,
  Алое опьянение заката.
  Тогда бежал, с судьбою не смерившись,
  С её натурой, что не по крови мне.
  Не раз огонь и душу, что губила,
  И жизнь калечила: не принадлежала
  Ей, сердце ранила, разбила
  Рукой холодной проливала кровь
  Братьёв невинных, кровь!
  
  Дева-ангел
  Во славу неба ты отверг, что Огонь
  Души твоей, как может, презирает властно.
  Ты мог, возвысится и Тьме служить, дерзая,
  И быть властителем стихии и рабов
  Не равным быть тем, кто унижен в рабстве.
  
  Сирота
  Поверь, дочь Света, много вынес боли,
  Как я измучен, нет, силы жить.
  Мне льстит острейшими клыками,
  Толпа обольстителей различных.
  Что Пламя Ясное у души хотят отнять.
  Мне одиноко, ночь кляну пустую
  Последний месяц, дню совсем не рад.
  Я милости не раз просил
  Убить меня, когда железом жгли!
  Мольбе злодеи не внимали,
  В борьбу на шторм бросали,
  Но волны к берегу прочь гнали, помню
  Со скал держали злобные владыки
  Над бездной всех рабов в мороз.
  Один из них украл из злата слиток.
  Я рвался вниз и грёзы пред о мною,
  Мечтал сорваться в тёмную пучину,
  Чтоб унесла волна меня подальше
  В мир грёз, пытался я забыть о прошлом.
  Искал пути, но Память настигала,
  Все знания и чары, и Огонь
  Бессильны, перед ней, должен
  Скорбеть и помнить горе безысходно.
  Ты не поможешь, не исцелишь; напрасно
  Ты не упрячешь Память в гроб,
  В могилу прошлые лета,
  Их изменить нельзя, любую муку
  Я вынесу, лишь Память бы стереть!
  Зависит жизнь от времени, под страхом
  Она идёт какой-то краткий миг,
  Клянёт всё раб, всю жизнь, за что,
  Что, как ярмо гнетёт его повсюду,
  Как нечто жалкое, ненавистное, кровью
  От тяжести той сердце обливает.
  Ревёт о прошлом, не боится смерти,
  Грядущее безмерно и бездонно.
  Всё днями смерть внушает избавленье,
  В тайне жаждал в гроб покойным лечь.
  Нередко чарами хотел дознаться,
  Где смерти ложе, почему страшит так.
  Не рисковал узнать, что ждёт меня.
  Зачем, чтоб бить неведеньем Огонь,
  Себя сгубить самоубийством - грех!
  Взывал о милости я небесам,
  Молил о смерти, не тая обид,
  Прощая униженья и насмешки,
  Но тёмен был ответ, сбылся, свободу
  Мне даровали жить, любить, учиться,
  О, счастье, жив, остался из немногих,
  Счастливым быть, но не могу всё - Память!
  - Страдалица измучила меня,
  Внушила ужас помнить все пытки.
  Тьма близится, просторы открывая
  Для слуг своих, мне от чего страшно,
  Без трепета и страха раньше
  Смотрел на тени, что живых бросают.
  Я чувствую, как дрожь идёт по коже.
  Огонь во мне мирится, холодеет.
  Но отступать не стану перед Тьмой.
  Лети, прошу, скорей, Тьма близка,
  Тебя она собою поглотить,
  Погибнуть можешь, улетай.
  
  Дева-ангел
  Часть массы световой - есть Память!
  Пространство, время, путь и вечность - Память!
  И даже Свод не в силах изменить
  То, из чего он сам устроен путник,
  Он вечен, вечность изменить нельзя.
  Ты мёртвой Тьме в повиновенье клятву
  Во имя неба не давай, боль
  Сильнее в темноте настанет.
  
  Сирота
  Служить я век поклялся небесам,
  Но тьмы рабам ни слова, ни ответа
  Не дам иного, только "нет"!
  
  Дева-ангел
  Мук больных и слёз прости, довольно,
  Такую боль я вынести не в силах,
  Прошу дай мне исчезнуть, удалиться,
  Желанье повтори своё, молю,
  Звезда одна исчезнет из небес
  Со мной, что в ночь покой и сон
  Цветов и трав хранит.
  
  Сирота
  Лети, о, свет, и счастье испытай,
  Лишь пред тобой колени преклоняю
  И перед небо золотым!.
  
  4
  ( Обольститель преследует двух убегающих
  невинных пленников Тьмы, Лесные Сады)
  1 Мученик ада
  Красным диском месяц по небу плывёт,
  Землю кровью, снега не запятнал,
  Сходился с братьями по диким равнинам,
  По горным льдам шёл стопой обмёрзшей
  По их изломам хрустальными слезами.
  По глыбам друг друга в чертог выносили
  После работ на морозе застывшем,
  Плавал по пенистым волнам морским,
  В водовороте их выживал не раз.
  И вот в сказочных Садах Лесных
  Под тучами мимо идущими,
  Великим постом молюсь небесам
  На праздник большой, за дар сегодня жить,
  Игры сбираются, молнии яркие.
  Полночь скоро, не медли демон
  Выйди с силой святой бороться!
  
  2 Мученик ада
  Небо горячее злодея победи,
  Низвергни в пепел, в изгнанье навек,
  С молитвой прощенья пришёл просить я
  Вместе с братом, цепи разбив,
  Покинув тюрьму Тьмы,
  Что кровь проливала потоками, губила народы,
  Народы губила, свободу воспоём.
  Слава небу!
  
  1 Мученик ада
  Над морем птицы плачут, летя
  Над обломками кораблей железных
  Без мачты, руля, ничего не оставила
  Цветущего Тьма далеко по западу.
  Пловцов утопала всех Тьма, не щадя,
  Никто побережья из них не достиг,
  От тёмной нечисти и нет спасенья,
  Не будет по долине жизни.
  
  Сирота
  Слава, помилуй, дай силу терпения.
  
  2 Мученик ада
  Течёт слеза над городом,
  Не спит простор ночной,
  Проказа и от голода
  Нарушен быт, покой.
  Над градом тучи чёрные
  Простёрлись крыльями,
  Всесильные и мрачные
  Ударят молнии.
  И смерть, и жизнь, и люди,
  Сожженные дотла,
  Лишь пепел смертный, высохший
  Развеет ветром мгла.
  Огонь и скорбь, зло страшное
  Охватят их сердца,
  Рыданья бесконечные
  И не видать конца.
  
  1 Мученик ада
  Темны и опасны у тучищ сердца,
  Жизнь, силу и разум спалили огнём,
  Не пленитесь мерзостью тёмной, ложной,
  Братья веруйте, кайтесь!
  
  Обольститель (появляется)
  Смертный, жалкий тьме поклонись,
  Тебе век на работу, рук не покладая,
  Пахать-мучиться, как ты посмел
  В долине снегов появится?
  
  Сирота
  На обмане жениться жадность,
  Кончина на падшем престоле, а небо
  Света престол укрепляет, ты людям
  Ложной роскошью злобу внушает,
  Безумцам вручаешь власть и стихию,
  Что покаянья с рожденья не ведали.
  Пред ними колени к плену преклоняют
  Сласти и жадности.
  Не смеешь судьбу ты решать окаянный
  Тебе неподвластных огней лучезарных,
  Как братья и я тосковал о свободе.
  Небом дарована, слава спасению.
  Пленным ада её не дано испытать,
  Братья терпите, свод милостив к нам.
  
  Обольститель
  Ад - повелитель земли
  Хвала ему вечная и просторов
  Волны плескает, как смеешь презренный раб.
  В тряску от вздоха долину повергнет великий я!
  Мрак тёмный грохотом грома.
  Солнце померкнет от темени хладной.
  Только она уронит свой взор
  На землю, восстанет над ней
  Вулканов огонь, разольётся смятеньем.
  Гневно сожжёт всё в пепел живое.
  Тень холода жуткого после настанет.
  От паденья комет ледяных всё озлобит.
  Борьба каждый за последний обед
  Выжившие людишки, дань заплатят великому мне,
  Муками страшными - медленной смертью!
  К стопам смирено моим припадут,
  Моля о пощаде и сласти жирной
  Для души вместо ужаса мук и огня.
  
  1 Мученик ада
  Небо восславьте братья спасенные,
  Могущество светлое, слава небесному!
  Космосу славному, богу всесильному!
  Пред ним склоните колени обитые,
  Челом поклонитесь братья смертные.
  Огонь души своей не давайте
  Тёмному трону, веленья не слушайте.
  
  2 Мученик ада
  Мы не твои губитель-расточитель.
  Над нами власть небес и Космоса, твою
  Усугубит, что больше не срастётся,
  Мы долг исполним, Тьме погибель!
  Храни нас небо красное, святое,
  Спаси живых светило огневое.
  
  Обольститель
  Перед о мной маг жалкий, смертный,
  Какой-то прах, но в нём Огонь столь мощный
  И грозный Огнь трепещет страданьем.
  Владыка пред тобою обольщений
  Ты видишь, перед троном ада
  Склони колени непокорный маг,
  Ты видишь двоих из ужасных пыток.
  
  2 Мученик ада
  Погибну я достойно, колени гни
  Во славу небесную, Огнь храни.
  
  1 Мученик ада
  Во мраке ночном повергали не раз
  Лицом в лужи бесы ада, голову
  Горячим товаром не раз обливали.
  Изведал я немало горечи, скорби
  И собственную жизнь отдаю за небо.
  
  Обольститель
  Дерзаешь жалкий ты восстать, поклон
  Владыке-мраку не воздать ничтожный.
  Захочет мрак, весь вострепещет мир славой
  Разрухи, ужаса, землетрясений.
  Ужасны лица этих двух рабов,
  Ты тоже хочешь погибнуть и мучится?
  Тебя растопчу, как этих двоих,
  Что мне нанесли непосильный урон,
  Огнями небесными сокрытыми в них.
  
  Сирота
  Царь тёмных сил, оставь невинны души,
  Двух смертных, не похожих на злодеев,
  Что не успели к небу вознестись.
  Но ты успел сковать Огни их в цепи.
  Мученья их земные вижу я
  Бессмертных существ тяжелее были.
  За воровство хлеба, лесть, земная власть и воля
  Над браным прахом суд учинили.
  Душой они стремились к небу, миру
  И счастье в знаньях вере, что нашли.
  Бессмертья бед они не заслужили,
  По разу крали, как я, ещё не всё,
  Их боль всесильная на суше извела,
  Что в мире может только проходит,
  Сердца истерзаны, кто жалости не знал
  Простит их и на волю пустит,
  Я знаю, небом прощены они
  За грех свершённый, Огни слабые в них.
  С рожденья они, вырваться, не могут
  Из Тьмы к своду, слуги-тени мрака
  Им неравны, владеешь не по праву!
  Освободи, кто заслужил свободу!
  
  Обольститель
  Ты прав, Тьма пользуется правом,
  Тех, кто свершил любое зло иль грех
  Пленить навек, освобождать по воле
  И здесь бессилен свод, живёт Тьма
  Пока телесным материалом зло творится раб!
  Но без телесного бессмертье умирает
  Иль дух рождается с телесным на земле!
  
  Сирота
  Не властен я над этим, как и Тьма
  И слуги твои, из начал ты сложен,
  Началу жизни всё покорно.
  
  Обольститель
  Покойных вызвал я, велел величьем
  Из мрака могильного восстать и подчиниться,
  Что плотью в земле погребены,
  В прах отошли, призраками стали,
  Век в облике смертных мучений томиться,
  Утратившие веру в спасение,
  Тьме пожалуй грозный Огонь,
  Встань на колени, подари лик и голос,
  Мощь жизни,
  Тёмной могиле отдай непокорный!
  Ляг в сень гробовою себя замарай,
  Убийцей стань, и жадным, ничтожным.
  Тебя такое же ждёт!
  
  Сирота
  Лжёшь враг мой!
  Милее смерти на небе румянцы,
  Живые, не старинные и хладные,
  Что осенью на листья налетают.
  
  1 Мученик ада
  Не в силах мучится я больше, но тебя
  Я заклинаю, брат живой, ответствуй
  Лишь небу, Огненный свой Шар
  В плен ада не сдавай могильный.
  
  Обольститель
  Молчи! А ты немедля
  Мне покорись, свободны эти двое,
  Откроет тьма уста для их ней воли.
  
  Сирота
  Согласен я, пройти за них мученья,
  Что тьмы судьба определила им.
  Коль неба луч придёт к тебе с борьбою,
  Я передам Огонь священной деве.
  Увидишь ты, скорбя, войду в могилу,
  Душа, которая в погибели прибудет,
  Погибнет во Тьме, от боли растворится
  И без Огня Священного дух чистый воспримет
  Мученья, братьев к небу возвышая.
  На это я имею право бес!
  
  Обольститель
  Безумец и глупец!
  
  Сирота (обращается на коленях к небу)
  О, небо услышь меня скорбного раба,
  Что так скорбел, увидь, прейди на помощь,
  Что ненавидел жизнь могилы больше,
  И её любил безумно, то дана жизнь
  Не для терзаний вечных, не для того нам!
  Не для совершения грехов и жестокости,
  А для добра, покоя, мира, счастья!
  С рожденья страданья претерпел.
  И за двух братьев, я стерплю за гробом.
  Их Рай ждал, и они должны лететь!
  Когда умру, восстанет Тьма на тень мою,
  Раздавит Память, что жизнь к цепям приковала.
  Душа от боли сгинет, содрогнётся.
  Мне нет покоя здесь и в будущем, и прошлом.
  К чему стремленья, знанья для чего?
  Лишь чувствую, как Память дней болит!
  И дальний голос счастья сладкозвучный,
  Двух пленников зовёт, что заслужили.
  Я умереть хотел в безмолвье ночи,
  Когда спят птицы на ветвях зелёных
  И звери, и пещеры так темны,
  От звуков сладких далеки, тогда
  Считая, что забуду всё! - Нельзя!,
  Ответил эхом дух, нельзя, нельзя!
  И воин внемлет жизни и смиренью.
  Звезда небесная; дева-ангел
  Спустись, тебе подобной не найти
  С лучом святым и братьев вознеси
  С Огнём Святым, что в душе моей.
  Я в ад войду, но веря в свод багряный,
  О, появись и говори ещё.
  
  Дева-ангел
  О, поднимайтесь!
  
  Сирота
  В звуках чудной жизни.
  
  Дева-ангел
  Мне тяжело лучом Огонь нести,
  Он так горяч и мощен!
  
  Сирота
  Нет, молю без слов, от тьмы подальше!
  
  Дева-ангел (отчаянно сопротивляется экрану Тьмы)
  Покинешь землю завра, дух ослаб,
  Прости, я вытащить не в силах
  Твой дух из тьмы, она экраном тёмным
  Мне не даёт пробиться, погибаю.
  
  Сирота
  Лети скорей, молю лети
  (Дева-ангел исчезает в небе)
  
  Обольститель
  Я потрясён, случиться не должно, то было,
  За гробовым пределом ты за всё
  Заплатишь Тьме! Огонь не Тьме достался!
  Мученьям страшным подчинишься раб!
  А мог бы быть могучим бесом ада!
  
  Сирота
  Нет, знаю, встретимся мы вновь.
  
  Обольститель
  Жди смерти, моего прихода!
  (исчезает)
  
  5
  (святой монастырь)
  Дьякон
  Мир и покой брат.
  
  Сирота
  Спасибо батюшка, благодарю.
  Благослови вас небо.
  
  Дьякон
  Да будет так сын неба и земли,
  Поговорить с тобой мне надобно.
  
  Сирота
  О чём?
  
  Дьякон
  Что ж буду, прям, надолго ты пропал,
  Желаю лишь я счастья тебе.
  С тобой едва знаком, неделю
  Тебя не было, пронёсся слух
  Неясный и позорный, что у Круга Глыб,
  Где Тьма куёт для туч огонь и стрелы,
  Чужой в одежде сана побывал
  Из наших, доблестное имя вянет.
  Невидимые призраки доныне
  В долине льдов летали и в лесу.
  
  Сирота
  Мне расскажите.
  
  Дьякон
  Я чувствую, предался волшебной,
  Таинственной силе
  И низошёл в мир тёмный, не взирая
  На всю опасность нечисти и мрака,
  Разлившегося по долине мёртвой,
  Твой год прошёл в уединенье здесь.
  Общался с братьями так редко.
  
  Сирота
  На меня, вы, почему подумали?
  
  Дьякон
  Округа и просто люди,
  Слухи неспокойно
  Взирают на тебя, обитель
  За жизнь и молодость волнуется твою,
  Хочу тебя предостеречь вполне
  От гибели, коль, правда, это,
  Не поздно душу от греха очистить,
  Покаяться, и помолится небу.
  
  Сирота
  Отвечу вам коротко, как есть
  О том, всю правду не могу сказать,
  Но выбирать молитву мне не нужно,
  Пред небесами я крестом сражён,
  Не нарушая праведных законов.
  
  Дьякон
  Побойся чар сын земли просторной
  Тех, кто покаялся, брат неба,
  Услышь призыв от сердца и смирись
  С судьбой, мы все рабы, не я сказал, то мир.
  
  Сирота
  Нас небо не карает скорбью,
  Святой Космос лишь благо нам несёт,
  Посты, целебные молитвы, жарко
  Лишь Тьма без совести на муки обрекает!
  И демоны-гиены сеют страх
  Тех, кто соблазн исторгнуть из души не может,
  Из тяжёлого сознанья жажду
  Исполненья сокровенных, грешных желаний!
  Тьма есть самостоятельный объект!
  Который на невинных налагает
  И на виновных кару страшных мук!
  
  Дьякон
  Что говоришь, такое и откуда?
  Брат веруй и надейся благодати
  На милость высшей обители, багряной.
  Спокойно смениться мятеж на мир в душе.
  Покинь неправый путь, коль есть он,
  Покайся и начни сначала жизнь,
  Я отпущу грехи, которые сумею;
  Чтоб избежать позорных мук и смерти.
  
  Сирота
  Не резал я живую плоть кинжалом,
  Не убивал и прочие, несчастные грехи,
  Не совершал!
  
  Дьякон
  Я полон состраданья.
  Величие и мощь во взоре, словно
  Огонь в тебе таился яркой силы.
  Я сам не понимаю до конца
  Всего.
  
  Сирота
  Смертельной раной он
  Со всем потоком райским, световым
  Для ада станет, верю в то отец.
  
  Дьякон
  Не понимаю я тебя, ответ твой.
  Возможно ли? Я многое видал и колдовство,
  Но Космос, чувствовал лишь раз,
  Когда не поздно в небо устремиться
  В душе нет никакой надежды и мечты.
  Прильнуть к небу и верить в небеса.
  Миг просветительный, что в грёзах утонул
  Я испытал, когда был юным, как и ты
  Мечтой небесной я озарён, взлелеян.
  
  Сирота
  Не всем дано достичь багряной выси,
  Но каждому даётся на то шанс.
  Я слышу, горный водопад бежит
  С заоблачных вершин в низ спадая.
  Кипит вода в глубокой бездне гор,
  Туманами Тьма тянет призраков в неё,
  А глубже лава, даже дух сгорает в ней
  И растворяется, что с плотью появился.
  
  Дьякон
  Твоя речь - ливень сна, пора сын мой.
  Всё обуздать, повелевать над волей
  И над слабыми ее чертами.
  Трудна жизнь, и такое говорить;
  Нас засмеют, не будет прихожан.
  Хотел бы знать, ходячая то ложь, иль
  Правда, ясная, одиноко,
  Как жгучий вихрь, летает в тишине?
  Обитает магия в тебе.
  
  Сирота
  Я не гнушаюсь жизни, до конца
  Не в силах изложить, не видать
  Реальности мне, лишь океан
  Песков холодных, мрачную пустыню,
  Бесплодная предстала дико,
  Погибель ищет жертв повсюду,
  Один туда путь; смерть, грозящая всему
  И грех, свершённый на пути.
  
  Дьякон
  Боюсь я за тебя, помочь не в силах.
  Ты молод так, ещё и нет двадцати,
  Но постарел, как вечер на закате!
  
  Сирота
  Мне умереть дано и неслучайно,
  Здесь, там и грех, везде Тьмы слуги
  Порог губительный и магия, и Тьма
  Болезнь опасная, как Память боли,
  Страданий, скорби, пыток неслучайных.
  Страшней недуга нет, чем чувство-боль,
  Что принимает весь простор, все формы,
  Болит всем жертвенным и больше слёз
  И боль требует сильней воспоминаний.
  Я многое познал, возможно, чересчур,
  Но не сумел проклятье победить.
  Взгляните на меня, мне нет спасенья
  От бед, не много жить осталось.
  
  Дьякон
  Послушай боже.
  
  Сирота-монах
  Вам надо уходить,
  Я уважаю вас и звание, и верю,
  С благою целью вы сюда явились,
  Поговорить, предостеречь, я не могу
  О тщётном слёзы разводить, о чём-то
  Молить, когда весь знаю свой исход.
  Пусть разговор о тайном оборвётся.
  Опасно здесь, простите, уходите.
  (уходит)
  
  Дьякон (про себя)
  Силён и благороден он,
  Прекрасным человеком мог бы быть,
  Возвышенным примером для других,
  Талантливым учёным. Только ум
  Направлен в тайное, неясное, впервые
  Такое вижу, чую свет-огонь царящий
  Вокруг него, но хаос-мрак таится
  Поблизости, всё в нём смешалось,
  В его душе все страсти, бури и рыданья.
  Как движется без цели жажда боли,
  Стремительно ломая, разрушая душу,
  Возможно, должен быть в числе спасенных он,
  Достоин лучшей доли, Рая-света,
  Но смерть избрал во имя цели светлой.
  
  Сирота (один, молится перед крестом)
  Прости небес величие святое
  Природы неизвестной мой грех,
  Сияние, не ведавшее боли,
  Могучей первой, ангельской земли,
  Сияние красы неповторимой,
  Ты мой кумир, что свет благотворит
  Светила для дней и бодрость
  В сердца вливающий, помилуй Свод.
  Я слышу красные молитвы солнца,
  Пурпуров-румянцев, что явились
  Заветным образом земле несчастной,
  Венец небесный и огнь вселенный,
  Дающие всему отраду в мире.
  Свод-повелитель всех просторов дальних,
  Повсюду положивший состраданье
  И проповедь добра и чести.
  Я не взошёл, без славы угасало,
  То к лучшему, зачем она, иное постиг,
  Восторг и изумленье знаний и чар.
  За гроб взглянул, прости, во время мук,
  Надежду дай, последние лучи
  Я принимал под вечер взором,
  Огонь Прекрасный, что в себе я нёс
  Почти десятка два сберёг и передал,
  Теперь спокойно мне, шёл не зря.
  Прекрасен лунный свет, как дивен.
  Я ночи вечной ощущаю образ,
  Чем облик света; грустно льётся свет
  Иного мира и иной красы.
  Я молод, но уже постиг,
  Него не должен был узнать наверно,
  Стоял среди развалин - тех камней,
  Среди останков, молнией спаленных,
  Кустарников вдоль каменной разрухи.
  Темнела синева, по ветру колыхались
  Листочки редкие, ложились на руины.
  Стонала птица долго, замирая,
  От голода плач доносился до камней
  С холодным ветром - дальние напевы
  Утихала боль в разрушенных стенах.
  Руины трескались, когда-то сияли,
  Рядами пышными вокруг стояли,
  За горами месяц выходил,
  Стрелой, летя, кружась юлою белой,
  Ночное пенье соловьёв из рощи
  Утихло, тишина одна.
  Здесь дикий хвощ и розы не растут.
  Лес стал столбами мёртвыми без сени
  И чей-то прах на твердь святой положен,
  Сровнявшийся с землёй кровавой
  В руинах каменных умершей, прошлой мощи.
  И я стоя, повергнуть в прах себя
  Пытался молнией, чтоб грудой пепла стать.
  Луна лила свой мягкий, нежный свет
  Слезами горьким, тяжкими, как Память дней
  Пустынной дикости и древности былой.
  Луна красива - белая краса,
  Благословением полна далёким,
  Сияньем милым я на миг отвлёкся
  Древней славы руин и молний.
  Внушала мне покой, манящий трепет.
  На миг я слышу голос позади,
  Он спас меня от праха и огонь
  До цели сохранил державной.
  Как дико там брели и взоры, и мысли,
  Стремились убежать от боли.
  Напрасно надеется, судьба моя
  Уже вся решена, готов я.
  
  Дьякон (приходит)
  Явился снова я не зря,
  Обеспокоен таинственным стремленьем
  Твоим, коль тёмное пришло от Тьмы.
  Приму всё на себя, ты молод слишком
  И должен жить, пусть небо осенит
  Тебя и мрачное падёт в главе,
  И в сердце горькое, меня не запугать
  Отродьем дьявольским!
  
  Сирота
  Я обречён навек,
  Опасно слишком, вам учитель надо
  Отсюда уходит, посланник скоро
  За мной придёт.
  
  Дьякон
   Какой?
  
  Сирота
  Взгляните вы на Лесные Сады.
  Там ветром встал и мчится призрак мрачный,
  Тяжёлыми парами дыма
  Хвост окружён его, горящий, обжигая.
  
  Дьякон
  Нестрашен он, что из-за мглы плывёт,
  До нас не коснётся, здесь обитель
  И не убьёт.
  
  Сирота
  Нет, не убьёт, но я погибну
  От раковой опухали, неизлечимой
  В коре головной.
  Идите. Я его не звал, зачем он
  Летит, лишь мне изведано узнать.
  
  Дьякон
  Не отступлю, сражусь и если
  Паду за веру лишь, вижу, он летит.
  Подумать страшно, но тебе я верю,
  Что рассказал мне, зорко смотрит он,
  Зачем и цель его, и молния блестящая
  Не может оболочку беса взять, спалить.
  
  Сирота
  Я чую, как убить:
  Простором духа тёмного и злого,
  Но что-то, держит, не даёт сказать!
  (хватается за горло)
  
  Обольститель
  Твой смертный брат откинут за предел
  Двери, нестрашен крест его, готов ли
  Принять мученья властные из ада!!!
  
  Дьякон (за дверью, которую пытается выбить)
  Уйди нечистый, небом заклинаю!
  
  Обольститель
  Молчи, о, смертный, старый и не лезь
  Я мраком прислан за душой
  Уже без Огня Священного.
  Твой срок раб настал, пора накинуть цепи!!!
  
  Сирота
  Немало Тьмы в просторе уничтожил,
  Борьбу с ней вёл, готов за всё ответить! Жил,
  Но добровольно, нет, не уйти презренный демон!.
  
  Обольститель
  К чему твоё сопротивленье?!!
  
  Сирота
  Да, срок настал, но душу не отдам.
  Ты тьмы холоп, а я свободен в свете!
  Умру, но с Тьмою не согласен я!
  
  Обольститель
  Зря тратишь речь, я знаю раб ничтожный,
  Что Тьма уж власть имеет над тобой.
  Ты кары не избегнешь непокорный!!!
  
  
  Сирота
  Слаб перед Сводом ты, поклоны презираю
  И с рабством не смирюсь, покуда жив,
  За гробом дух с тобой мой будет биться,
  Ты муками не сможешь взять его,
  Простором его удаться уничтожить,
  Коль пламя злое горячо так будет
  И злобно, я простором просто стану,
  За грань мечты-туманности исчезну.
  Я жизнь люблю, хоть в ней страданья ведал,
  Противлюсь поклоненью мерзкому.
  Я умираю, болен, час настал.
  Мгновенье лишь вершит свои веленья
  И смерть, а тебе ничего я не должен.
  За магию я лишь обязан воле,
  Усилию, терпению и чарам,
  Что небом мне даны для дней свободных!
  
  Обольститель
  О, поклонись по пояс аду, пока терплю,
  Тебя раб, кричи, моли, о, жалкий!11
  
  Сирота
  Как боль сильна, но ты судить не вправе
  Меня за грех, ты не судья губитель!
  Не овладеешь духом ты моим,
  Лишь труп сожжёшь, но перед ним бессилен.
  Прибавить мук, ожогов боли жуткой
  Не сумеешь слишком ты,
  Честный дух, прямой:
  Себя за грех тяжкий покарает!
  Себя погубит, коль из Тьмы пути нет!
  Не обольщайся, не вкушу гнилое
  Прикрытое, цветущей сенью!
  Будь проклят ты, как больно - умираю!
  Смерть нестрашна, прости святое небо!
  
  Обольститель
  Ползите змеи из гортани, зубы
  Синейте от хлада, кожа
  Гори и твоя душа из тела выползай
  На славные мученья-пытки!!!
  
  Сирота
  Молитва - покаянье - жизнь!!!
  (Сирота сгорает, его душа в цепях притягивается Тьмой, и исчезает)
  (Дьякон лежит без сознания)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Кульков Виктор Константинович
  (лит. псевдоним Петр Лирэнский)
  поэт, поэзии талант прозы
  рожден 13.11.1984., г Судогда
  
  
  голодный-холодный 10.01.2003 - 22.05.2003
  Поэма-трагедия "СВЯЩЕННЫЙ ОГОНЬ СИРОТЫ".
  
  1
  (В кругу камней)
  Сирота
  Не гаснет мой фонарь светящий
  Душа моя в тревоге ночью
  Ничто её не успокоит.
  О тяжкой доле не забыть мне
  О прошлом в думах моя память
  Сон не приходить в мои очи.
  Хочу я новый мир увидеть
  Я человек из плоти создан
  Но чую я, Огонь Священный
  О прошлом думаю, тоскуя
  О днях прожитых, не жалея
  Меня все магия сражает
  Какай-то, сила поражает
  Ее познал, учась, с годами
  Но вот Огонь - откуда в мозге?
  И должен я страдать на пользу
  Очиститься от заблуждений
  В труде не легком, кропотливом
  Не раз мирился с плетью в детстве,
  Когда сек барин за провинность
  Иль просто так, держал Огонь я
  Не смея силу дать - молился.
  К прощенью Огнь меня водит
  От мести, злобы очищает
  Как всё знакомо, однозвучно
  Мне стало все после мучений
  В рабах у бар и унижений
  Я гнев и ненависть - разрушил
  Но я осужден небом кратко
  За зависть тайную богатым,
  Их сладкой жизни, сытой доли
  Реальность рушила мечтанья
  Тогда ни радости, ни доли
  Хорошей я не видел в жизни
  Чую магии силу тайную.
  Туманы вижу я в эфире
  Далеко вижу я просторы
  Земли и Космоса святого
  Свет дня иль темень ночи поздней
  Я вижу горные вершины
  Прозрачный океан, далекий
  Мне дал Огонь Священный видеть
  Он дал большую силу зренья
  Температурою владея,
  В газ жидкость превращать местами.
  Энергией тепла владея,
  Быстрее двигаться в просторе
  Другими данными владея,
  Для Космоса, людей живу я
  Для веры, Света, для потомков.
  О, чары, о, Огонь Священный
  О, дайте силы и прощенье
  И людям пользу, и сиротам!
  Мне не избегнуть Тьмы и Света,
  Хоть раз горящие обломки
  Ума и чувства воедино
  Я соберу, за зависть каясь
  За зависть тайную - как больно!
  Душены травмы, я забуду
  И бед проклятие прожитых
  В пространстве вечно бесконечном!
  
  (Появляется обольститель над кругом камней)
  Обольститель
  Сюда на крыльях прилетел я
  Из мрачных гор к тебе спустился,
  Пристанище свое оставил
  Куда и звёзд не падал лучик.
  Хладно вечернее сиянье,
  Желаешь золота и власти
  Богатств больших, конфет и сласти?!
  Силён ты чарами, не зная,
  Сам Обольстителя ты вызвал!
  
  Сирота
  Не вызывал тебя я демон
  Хотел забыть о прошлых муках,
  Постичь лишь Космоса пространство.
  
  Обольститель
  Вели, не зря же я летел!
  Коль хочешь, золотом осыплю!
  И трать его! О, сколько, сколько!
  
  Сирота
  Что буду делать с ним? Не надо
  И душу жалко отдавать то
  
  Обольститель
  Один из Тьмы владык я злобных
  На троне тёмной восседаю
  И тучам снежным господин я
  Снегами вью, повелеваю,
  Громады льда, поток лавин я
  Во мглу врагов могу обрушить.
  Повергнуть в прах долины, земли
  Так грозно, что ползти век будут
  И умоляя, жизнь оставить.
  Иль силой век могу трясти я!
  Вели! Я жду! О, наслажденье!
  
  Сирота
  К чему, я злости не желаю,
  Прощенью предан век от неба
  В тиши из бездны сине-тёмной,
  Тебя взлетать не вызывал я!
  
  Обольститель
  Достиг, твой крик моих владений
  Чрез бури гул меня во мраке
  С кораллов красных разбудил ты
  Вода морей плескала ночью.
  Ты не кричал - вопил сиреной
  Из мрака я - желаний сладких
  Где все в зелёных изумрудов,
  Горячие текут вулканы
  Огонь гудящий, кипяток,
  Где лавы адские потоки
  Из глубины они взойдут,
  Стремясь гордо на поверхность,
  Из глубины
  
  Сирота
   И испаряться!
  
  Обольститель
  Перед тобой предстанут только,
  Внимая власти и желаньям.
  О, наслаждение! Желай ты!
  
  Сирота
  Зачем - стихией я владею,
  Зачем она мне? Нет не нужно!
  Мне ветры, бури - да зачем же?
  И власть над молнией, и громом.
  Зачем мне океан тревожить?
  Мне ближе, спящие стихии
  Пусть спят на море ураганы,
  Заря прохладная сияет.
  Корабль мирно совершает
  Свой путь.
  
  Обольститель
   Всесильна темнота-тьма
  Не правят миром звёзды неба,
  В дни тьмы их блеска не увидишь.
  Не ими сладость создана, знай,
  Желаний, гнева и богатства;
  Влеченья, власти и господства
  Что разум, сердце затмевает!
  Лишь дивно царственная трусость
  Блестит со звёздами уныло
  В пустыне призраков молчащих.
  Настанет миг и меркнет-гаснет
  Звезда навечно, лишь обломки
  Огня лучей помчаться дальше.
  Живёшь без цели, чуждо, тихо
  На путь тоскливый осуждён ты
  Ты жалок так, но мне придется
  Перед тобой склонится раб-тварь!
  Пред смертным кратко и презрено.
  Судьбою власть тебе на блюде
  Над массой силы, колдовства, да!
  Энергии и волшебства, да!.
  Ты сам не знаешь, что и вызвал -
  Стихий владыку и желаний!
  Из праха суши, гор и бездны
  К тебе явился тёмный демон!
  Что просишь, жаждешь? Пожелаешь?
  
  Сирота
  Нет, тьмы ненавистной, не звал я!
  
  Обольститель
  Но мощь энергии твоей-то?
  
  Сирота
  Я лишь о горе и прошлом
  Хочу забыть, что сердце мучат,
  Скажи, как сделать, аль не знаешь,
  Как память одолеть в просторе?
  
  Обольститель
  Что тёмной властью мне дано:
  Гнев, жадность, золото, господство
  Рабов проси, всё дам за душу,
  Хоть мир забавы и пирушки,
  Желай повелевать над жалким,
  Над слабым царствовать!
  
  Сирота
   Иди ты!
  Что предлагаешь, мне не нужно!
  Забыть, забыть лишь, неужели?
  Сильнее память тьмы могущей
  Что мне сулишь, то мне не надо!
  
  Обольститель
  Забыть неведомо, всё - память!
  И прошлое и будущее жизни
  И настоящее, всё - память!
  Всё с ней сливается, дары лишь
  Тебе могу я дать, отнявши
  Их у других и в настоящем,
  Прошедшее нельзя убить, знай.
  
  Сирота
  Я был рабом, как издевались,
  Глумились баре над о мною.
  Их власть была, кнутом по-царски
  Меня секли, хотя не хуже
  Чем у свободных и румяных
  Горел во мне Огонь свободы!
  Так ярко жёг тоской по сердцу,
  Так широко, лишь плоти плен-плен
  Земной удерживает душу.
  
  Обольститель
  Ответить, дать, что в силах демон
  Тебе известно, на вопрос твой.
  
  Сирота
  Ответа нет, не существует!
  
  Обольститель
  Ответа нет, и знай, не будет!
  
  Сирота
  Стереть то память не возможно
  
  Обольститель
  Хитёр ты слишком, языкаст раб
  Смириться с этим лишь тебе то.
  Я не напрасно тут желаю
  В обмен на душу, дать те помощь,
  Что властью тёмной мне престало
  Вино и золото, власть, царство!
  Там хорошо: в могучей тьме!
  Подаришь Огонь мне Священный
  И тьме густой и тьме могучей.
  
  Сирота
  Нет, душу-Огонь не отдам я.
  Будь проклят ты, зачем мне это,
  Такие дни, я верен Свету!
  Не Тьме, а роскошь и жестокость,
  Немедля отвергаю демон!
  
  Обольститель
  Подумаешь рабу подобный,
  Равно захочешь что-нибудь ты
  
  Сирота
  Хочу я видеть только Космос
  Печальный, теплый Свет далекий
  В прощенье пасть и покаянье!
  Недвижна, праведна звезда там
  Во тьме предстала ярким блеском.
  Ей б к свету, но во мраке тайном
  Надежду и мечту даёт всем,
  Тем, кто отчаялся и болен.
  
  Обольститель
  Ты непонятен, образ тайный,
  Какая у тебя природа:
  Души-Огня, Энергий мощных?
  
  Сирота
  Что я прошёл на суше славной,
  И горького давно уж нет тут.
  Мучений память лишь достала
  Меня смертельно извела так!
  О, наважденье, если б мог я
  Стереть я память, ее образ.
  Принять забвенье и с мечтою
  Соприкоснуться на мгновенье.
  Изведать счастье мирной жизни.
  
  Обольститель
  Не вышло, плакса и глупец!
  
  Сирота
  Молчанья милостивый час,
  Когда луны огонь не гас,
  Светил над волнами, лесами
  И над могильными крестами.
  Рыданья-покаянья больше,
  Блести прощенье в небе дольше
  Над тёмной чащей горя лет,
  Сквози ты в глубь той чащи свет.
  Наделена душа Огня
  Вся Силой властной свода-дня.
  Тут Зла проклятого виденье,
  Всё трепетало о спасенье.
  Коснулся чар и волшебства
  И силы тайной колдовства.
  Нигде мне муки не забыть
  И с памятью навечно жить.
  Нет, тёмной силой никогда
  Не даст Огня моя звезда.
  Проклятья ветер приговор
  Изрёк мне: горе и укор.
  В полночный час страдать, томиться,
  И скорбно в ночь выси молится,
  И жаждать света в темноте,
  Как солнце встанет в высоте.
  
  Обольститель
  Повергнет Тьма тебя несчастный
  Слезами и тоской всечасной!
  Холодным яд и в твое сердце,
  Яд черный льет, жжет диким перцем!
  Кровь чёрной станет и поганой
  Тебе не лгу я оборванец!
  Я не смеюсь коварно, тихо.
  
  Сирота
  Но ты пленишь и льстишь мне демон
  Отраву чувствую твою я.
  Она сильнее лицемерья
  И тяжелей, больней страданий,
  Пропитана проклятой ложью!
  Сокрыта злоба в ней густая!
  Ты равнодушен к людям, к их ним
  Несчастьям горестям, страданьям
  Лишь взгляд змеиный свой, пронзая,
  Глядишь, умело льётся слово,
  Наживкой души соблазняя.
  
  Обольститель
  Проклятия судьба твоя то
  Полна и чашу изольёт то
  Ей уготовленных страданий.
  Забыть могила не поможет
  Тебе о горестях и муках.
  Томись и мучайся глупышка,
  Уныло куй утехи дурень!
  
  2
  (Обольститель исчезает, гроза наступает и молния, сирота остаётся один, падает на колени, руки поднимает, чтобы молния ударила в центр камней и его убила)
  
  Сирота
  Ушел со страху гость незваный
  Мне не облегчить мою участь
  Нет веры тьме во всем проклятой
  Она и во все не волшебна
  Да что мне прошлое - больное
  Да что мне будущего время.
  И жизнь, покрытая лишь тьмою.
  О, камни, вы красивы, тайны,
  В круг стоите - око неба,
  Отрады вы душе несчастной.
  О, груды каменные - камни
  Потоки Космоса святого
  К земле летите, к людям, братьям
  И высь летите, вы летите
  Стремитесь вверх от белых камней.
  Пусть льется гор поток душистый.
  Что медлить, и зачем, быть может
  Огонь души я успокою
  В нем слезы льются покаянья.
  Тут смерти внемлю на вершине
  Не уступлю я бедам страшным.
  Ударь же молния вольтами
  И я погиб, сожжён, мутнею.
  По камням бьёт она, но твёрдо
  Стою я, что такое, что же
  Что бережет мое тут тело?
  Я пресмыкался, покланялся?
  Утратив смелость и свободу
  После свистка кровавой плетки
  Пытался оправдаться, плакал.
  Я вижу там, в низу лисица
  Бежит скорей от тучек грозных
  С добычей для лисят своих
  Светлели их глаза лазурью
  От голода, вниз слезы лили
  Свободой пахнет воздух, кровью.
  Как ярко молния сверкает
  Над миром брошенным куда-то.
  Над прахом идолов из злата.
  Над рваной и густой природой.
  А камни белые высоко
  Стремятся к небу и лазури
  Спокойно головами к верху
  Огнем ли стану лучезарным
  Иль прахом только и шестеркой
  В аду у демонов на цепи?
  Пока глуха моя надежда
  Но слышу пенье, тихо очень
  В ущелье птиц, напевов звуки,
  За ними колоколен звоны.
  Как хочется внимать ушами,
  Свобод гармонию до неба!
  Без тела музыку энергий
  Она совсем не умирает
  Как дух незримый в мире взором.
  
  Воин (подходит)
  Как сильно молния сверкает
  Мелькает, пропадает вдали.
  На жалованье не попью я,
  Сегодня водочки, кто там
  У проклятых камней таиться..
  Поднялся высоко в круг тайный
  Достиг вершины, не страшась
  И мужественно на колени.
  Одет, как беглый оборванец,
  Зато свободен, и неместный.
  Туман с грозой всегда опасен
  Пора спуститься с высоты.
  Чтоб пеплом он не стал с грозою,
  Крестами молиться там путник
  Идти мне? Молния по камням
  Бьёт, по нему сорвётся может
  
  Сирота
  Я молод, не седой старик
  О смерти думать не пристало
  О пенсии на старость нищей
  О, нивы, вижу вас в долине
  Вас тучи снегом завалили .
  Обломки веток лишь остались
  С тоскою помниться, а были
  Какими вы - какая зелень!
  Какие дни носили вы!
  Морщины, веток лом замёрзший
  Остались - голые, сухие.
  И лишь пойдут лавины с гор
  И глыбы льда вас погребут
  Так чувства все лёд вечный, вечный
  Во мне ужасный поглотил
  Во мне от пыток, унижений.
  Я всё простил, покаялся.
  Но не забыть, жизнь не начать
  Когда цветущим лесом были
  О, нивы - бархатной красою
  И жизни жаждали, морозы
  Вас погубили так нещадно!
  И мгла над камнями большими,
  Сползает белыми узлами
  Туман по краю круга ходит
  От пара синего над кругом
  Мне всюду чудится виденье,
  Как я тону в пучине волн
  Холодных, ледяных, зеленых..
  Из пены вод выходят на брег
  И роют грешники, рыдая.
  Находят бремя, радуются
  Смеются злобно и глумятся
  Как мерзко, и мое виденье
  Опять куда-то исчезает
  И гул тяжёлый снежной лавы
  Я слышу, сотрясает поле,
  Цветущей некогда долины
  Прекрасных и зеленых нив
  Где реки в марте растекались,
  Но груды льдов дробили воды
  Не довелось мне погостить
  У нив зеленых и прекрасных.
  Когда без пыли были в цвете
  Зелёно-бархатные гущи.
  Покой - погибну молодым,
  И праха нет - гроза сожжёт.
  Самоубийства я не свершаю!
  Гроза - развеет ветер пепел
  По суше омертвелой, скоро
  Усну я с нивами навечно
  Простите звёзды неба, только
  Обидно ночью не сияйте
  Я создан, мучится и здесь,
  И после смерти! Долой грех!
  (Готовиться умереть от молнии, воин бросает камень, на который приходится удар молнии)
  
  Воин
  Проситься с жизнью - грех великий!
  Остановись, хоть ради неба!
  Не проливай ты кровь в долине,
  Сгореть тебе я не позволю
  Иль сдвинутся с обрыва в пропасть.
  Скорей из круга выбирайся
  Вон щель внизу, там огня
  Ни тока, ну скорей же путник!
  Ты слаб, в глазах мелькают тучи
  (Воин вытащил его из круга камней)
  
  
  Сирота
  Зачем? Иди брат с миром, счастьем.
  
  Воин
  Идём скорей - гроза в тумане -
  Двоих нас не убила тут.
  Дай руки и держись покрепче.
  Тебя я выведу с вершины
  Немного нам ползти осталось.
  Канат лови, держись покрепче
  Тропу я знаю недалеко,
  Ведущей в лес, нас выведет.
  
  (Лес, костёр)
  Воин
  Лежи, нельзя тебе подняться
  Ослаб ты слишком, силы нет
  Привал теперь, поесть бы надо
  Костёр нас махом обогреет
  Как ливень кончиться - в дорогу
  Откуда ты, откуда будешь?
  
  Сирота
  В пещере старой я прижился,
  В особняке, где баре жили
  С востока буду родом я
  Писания древние изучал,
  Нет дома у меня, я нищий.
  
  Воин
  Угрюмы ныне барские
  Палаты и дворцы
  Зато построены так дивно.
  Глядят они тоскливо в небо
  На избы, сгнившие в деревнях.
  Эх, тёмный зал, горели свечи
  Когда-то жили в них сеньоры
  Давая пышные приёмы.
  Нечасто в них бывал, признаюсь
  
  Сирота
  Когда-то в них звенели стены,
  В покое молчаливом спят.
  К ним тропы зарастают, но лишь
  Обиженных и беглых водят!
  Пусть стены век стоят когда-то
  Подростком в них укрылся,
  А то б погиб в лесу морозном
  
  Воин
  Не хмурься и прости обиды,
  На, водки пей, отведай фляги
  Меня не раз обогревала
  В морозы службы и работы
  Суставы отогреет, выпьем!
  
  Сирота
  Глоток так можно для согрева.
  
  Воин
  Давно вина я не хлебал
  Хотелось и за землю выпить,
  За то чтоб мы не сгинули.
  Не кровь, вино текло в сердцах.
  Был, помню юным, пили мы
  Как ярко кровь горела в нас,
  Как неба алая заря,
  Где тьма погибла от огня
  Я чую, странность есть в тебе
  Ты силой наделен какой-то.
  Не малые твои страданья!
  Прости, смирись!
  
  Сирота
   Смирился я
  И натерпелся в рабстве мук
  Убиты чувства все во мне
  И память извела о прошлом.
  Я детство прожил без игрушек,
  А юность беззаботна тем,
  Для тех, кто из породы знатной,
  Тому и юношеству счастье!
  Дай небо счастья и людям!
  А мне же нет спасенья ныне.
  Немало дух мой поглотил
  И Света и Даров небесных,
  И хочет демон Огнь Священный
  Себе присвоить без стыда.
  Не виноват я, что - такой!
  Я верю в небо - слава небу!
  
  Воин
  Смирись, покорно гнев убей,
  Священный Огнь береги!
  
  Сирота
  Не жизнь - болезнь, не много прожил,
  Не суждено прожить пол века.
  Я вижу вечность в свете ясном
  И жажду вижу умереть .
  
  Воин
  Ты молод так, а думаешь.
  
  Сирота
  Для многих жизнь одна прекрасна,
  Не жизнь, а рай на пышном бреге.
  Но этот миг для единиц,
  Что в золоте купаются весь,
  А для меня не в этом счастье.
  Хотел свободно, жить, трудиться,
  Учиться, род продолжить свой!
  С закатом верить, пить на праздник.
  Вот счастье! Помню детство, юность,
  Безмерной шёл пустыней мук
  И морем с стоном волн плачевных,
  Где ржавые обломки по брегам
  Валяются с костями на песках
  И водоросли дикие растут,
  И где ведут рабов в ученье
  И каторжный до смерти труд.
  
  Воин
  Я вижу от того не долго
  Свихнуться, сумасшедшим стать
  Но что же видишь ты за солнцем?
  
  Сирота
  Нет, радуга ещё не так сияет
  В лиловом цвете ветряных небес,
  Вот золота блестит поток над сушей,
  Сходя и развеваясь по простору
  Над счастьем мирным, бытом тихим,
  Гостеприимен, добр их приём,
  Простых, свободных братьев, чья душа
  Чиста и непорочна злом, грехами,
  Стойка пред бедами, горда над плетью рабской,
  Исполнена отваги честной,
  Как безмятежны жизнь и отдых, бодрость
  И труд желанен, мне такое
  Уж не изведать, нет надежд на счастье.
  Больной я весь, калека, хоть хожу.
  Я под крестом спокойно может, лягу.
  Венок из роз положат добры люди.
  В душе убито всё - Огонь лишь светлый
  Горит тоской! Нет, прошлое не поменять и доли.
  Что вынес в рабстве, не пожелаю и врагу!
  Не многим было вынести под силу
  Болезни, голод, гнёт, всё наяву, не сон хороший.
  Погибли многие с душой невинной.
  Я бежал давненько от злодеев,
  Что тешились кровавой плетью.
  Не могут бесы сострадать, любить,
  Лишь поражать и радуясь, губить.
  
  Воин
  Помилуй и пошли тебе спасенье
  Заря святая, покаянья слёзы, брат
  Молись.
  
  Сирота
   Спасибо брат за всё, пора
  Мне удалиться, перстень золотой
  Возьми, тебе нужнее будет,
  Не отвергай, прими, дорога наша
  Расходится, мне на восток идти
  Путём знакомым.
  
  Воин
  Минуй тебя опасность, небо в помощь.
  
  Сирота (уходит)
  Прощай!
  
  (Лесные Сады)
  Сирота (один)
  Прекрасный лес серебреной пылью
  Покрыт, это с высоты сиянье
  Золото и серебро рассыпало
  Вдоль облачных скал потоками пенными.
  Пыль светозарная на листья легла.
  Виденье мрачное; чёрный демон
  Мчится на крыльях гигантских.
  Но гаснет от картины отрадной -
  Вижу, как воды дивно играют.
  В тишине уединённой отдохну
  
  Сирота
  (видит прекрасную деву)
  О, небо, что такое лучезарно
  Глаза блестят и локон обжигает,
  Вся ослепительна, румянцев
  Переливают краски нежно на щеках.
  Они горят, как отблески заката
  И плавят в сердце горный лёд,
  Его в объятья страсти заключают.
  Знакомый лик красы, затмившей очи.
  Как радуга горит цветами неба.
  Кто дева ты, не знаю, но познаю
  Поток горяч, но так в тебе спокоен,
  Твоя душа не грешна, посмотри:
  Светлый мир очей твоих, быть может
  Меня от боли исцелить бессмертной!
  Таинственная сила в них.
  Дозволь с тобой вступить в беседу,
  На миг воззвать молитвами-слезами
  К прощенье и узреть спасенье.
  
  Дева-ангел
  Невидима для смертных я
  Иллюзию ты видишь пред собою,
  Кто я, познать неведомо тебе
  Твоей душе Огонь дарован сильный
  Такой энергии и власти сильной,
  Что обречён, страдать, ты был судьбой,
  Не ведал меря в магии и знаньях,
  Свершил для Тьмы немалый убыток!
  
  Сирота
  Кто ты? На чью красу взираю?
  Мрачнеет разум и лицо темнеет
  От мысли, что она исчезнет скоро.
  Искал убежище от прошлых дум я в чарах,
  Пытался ими управлять, в просторе
  Найти, что боль убить во мне поможет.
  Нет толка, бороться не пытаюсь
  Я уж.
  
  Дева-ангел
  Бессильна я к обольщеньям Тьмы
  Святой ты, незримый исполнитель
  Желаний посещал тебя.
  Не знаю твоих страданий странник,
  Я не грешила, не страдала век.
  Поведай всё, лишь, чем душа полна.
  
  Сирота
  Мне говорить о том так тяжело, как пытка,
  От болей и тайн душа моя устала.
  Я с малых лет тоску несу на сердце.
  С владельцами решеньем, мненьем не сходился,
  Я с детских лет
  Свободно на землю не смотрел.
  Не ведал радости
  От того, что госпожа толстела
  И богатела на костях подобных ей.
  Не разделял их цель и быт роскошный,
  С презреньем облик жалкий этот видел.
  Не раз секли и били, измывались
  За рабское клеймо на теле
  Презренного, потом ему
  Созданию из праха даровали
  Свободу, сёк ему подобных плетью.
  Мне не понять их радости, печали
  И страсти, и мечты далёкой.
  Другое счастье было у меня
  Природу-мать я мамой часто называл родной
  И в ней искал от горя утешенье,
  Дыша студёной влажностью зимой.
  На каторгу босыми гнали нас
  Учиться производству и работать.
  Я боль глушил вершинами из-за льда,
  Граниты представлял и водопады,
  Как птицы гнёзда вьют и в поднебесье
  С отвагой юною летают и поют.
  Свободу возвышал я над волнами,
  Плескающими океана,
  Над шумом горных стоков что
  Бежали, замерзая с рассвета,
  До звёзд добро, и стойкость созерцая.
  Внимал напевы воздуха и листьев
  Шумящих листьев, когда секли часами,
  Не слыша свиста обагрившей плётки!
  А коль огнём, то молнии блистанье
  Со слезами представлял тогда
  И звёзд покой, к терпенью призывавший.
  Мучимо дни текли и голод
  Мне спутником в пути был, редко
  Кусок от счастья довелось встречать.
  Ненастный образ магии и знаний
  С годами постигал и чуял
  Огонь Священный, часть его в себе.
  Стремился взором, мир постичь незримый,
  Но не дерзнул я прах из могил
  И черепа с костями извлекать;
  Карает небо за любое зло.
  Как интересны тайные науки,
  Развили чары и огонь души тяжёлый,
  Владенья вечности постиг мой взор.
  Я часто убегал в открытые долины
  От боли памяти прожитых дней.
  Да, магия лишь пробуждала жажду
  Познаний новых и окреп Огонь!
  Больнее жжёт, больней мне с каждым часом,
  Больней, как одиноко было
  И тяжело, и голодно, и жутко.
  Ни близких мне людей,
  Ни семьи родной.
  Я матерью природу называл!
  Сестрой свободу, братом и отцом!
  Небес свод яркий, роковой звёзд зал.
  Болью из железа цепь, что ноженьки сковала
  Одна ко всем примёрзла, не желая.
  Я сиротинушкой её холодной кликал,
  Она похожа на тоску была,
  Замёрзший цвет, черты ужасных слёз.
  К душе своей там ближе становился,
  Огонь Прекрасный приближал к себе
  Одною думой и одним стремленьем.
  Тон чар сильней о воле помышлял,
  И жажда новизны, познать хотелось всё,
  Всё охватить Огнём Священным.
  Не чужды мне и слёзы, и улыбка,
  Алое опьянение заката.
  Тогда бежал, с судьбою не смерившись,
  С её натурой, что не по крови мне.
  Не раз огонь и душу, что губила,
  И жизнь калечила: не принадлежала
  Ей, сердце ранила, разбила
  Рукой холодной проливала кровь
  Братьёв невинных, кровь!
  
  Дева-ангел
  Во славу неба ты отверг, что Огонь
  Души твоей, как может, презирает властно.
  Ты мог, возвысится и Тьме служить, дерзая,
  И быть властителем стихии и рабов
  Не равным быть тем, кто унижен в рабстве.
  
  Сирота
  Поверь, дочь Света, много вынес боли,
  Как я измучен, нет, силы жить.
  Мне льстит острейшими клыками,
  Толпа обольстителей различных.
  Что Пламя Ясное у души хотят отнять.
  Мне одиноко, ночь кляну пустую
  Последний месяц, дню совсем не рад.
  Я милости не раз просил
  Убить меня, когда железом жгли!
  Мольбе злодеи не внимали,
  В борьбу на шторм бросали,
  Но волны к берегу прочь гнали, помню
  Со скал держали злобные владыки
  Над бездной всех рабов в мороз.
  Один из них украл из злата слиток.
  Я рвался вниз и грёзы пред о мною,
  Мечтал сорваться в тёмную пучину,
  Чтоб унесла волна меня подальше
  В мир грёз, пытался я забыть о прошлом.
  Искал пути, но Память настигала,
  Все знания и чары, и Огонь
  Бессильны, перед ней, должен
  Скорбеть и помнить горе безысходно.
  Ты не поможешь, не исцелишь; напрасно
  Ты не упрячешь Память в гроб,
  В могилу прошлые лета,
  Их изменить нельзя, любую муку
  Я вынесу, лишь Память бы стереть!
  Зависит жизнь от времени, под страхом
  Она идёт какой-то краткий миг,
  Клянёт всё раб, всю жизнь, за что,
  Что, как ярмо гнетёт его повсюду,
  Как нечто жалкое, ненавистное, кровью
  От тяжести той сердце обливает.
  Ревёт о прошлом, не боится смерти,
  Грядущее безмерно и бездонно.
  Всё днями смерть внушает избавленье,
  В тайне жаждал в гроб покойным лечь.
  Нередко чарами хотел дознаться,
  Где смерти ложе, почему страшит так.
  Не рисковал узнать, что ждёт меня.
  Зачем, чтоб бить неведеньем Огонь,
  Себя сгубить самоубийством - грех!
  Взывал о милости я небесам,
  Молил о смерти, не тая обид,
  Прощая униженья и насмешки,
  Но тёмен был ответ, сбылся, свободу
  Мне даровали жить, любить, учиться,
  О, счастье, жив, остался из немногих,
  Счастливым быть, но не могу всё - Память!
  - Страдалица измучила меня,
  Внушила ужас помнить все пытки.
  Тьма близится, просторы открывая
  Для слуг своих, мне от чего страшно,
  Без трепета и страха раньше
  Смотрел на тени, что живых бросают.
  Я чувствую, как дрожь идёт по коже.
  Огонь во мне мирится, холодеет.
  Но отступать не стану перед Тьмой.
  Лети, прошу, скорей, Тьма близка,
  Тебя она собою поглотить,
  Погибнуть можешь, улетай.
  
  Дева-ангел
  Часть массы световой - есть Память!
  Пространство, время, путь и вечность - Память!
  И даже Свод не в силах изменить
  То, из чего он сам устроен путник,
  Он вечен, вечность изменить нельзя.
  Ты мёртвой Тьме в повиновенье клятву
  Во имя неба не давай, боль
  Сильнее в темноте настанет.
  
  Сирота
  Служить я век поклялся небесам,
  Но тьмы рабам ни слова, ни ответа
  Не дам иного, только "нет"!
  
  Дева-ангел
  Мук больных и слёз прости, довольно,
  Такую боль я вынести не в силах,
  Прошу дай мне исчезнуть, удалиться,
  Желанье повтори своё, молю,
  Звезда одна исчезнет из небес
  Со мной, что в ночь покой и сон
  Цветов и трав хранит.
  
  Сирота
  Лети, о, свет, и счастье испытай,
  Лишь пред тобой колени преклоняю
  И перед небо золотым!.
  
  4
  ( Обольститель преследует двух убегающих
  невинных пленников Тьмы, Лесные Сады)
  1 Мученик ада
  Красным диском месяц по небу плывёт,
  Землю кровью, снега не запятнал,
  Сходился с братьями по диким равнинам,
  По горным льдам шёл стопой обмёрзшей
  По их изломам хрустальными слезами.
  По глыбам друг друга в чертог выносили
  После работ на морозе застывшем,
  Плавал по пенистым волнам морским,
  В водовороте их выживал не раз.
  И вот в сказочных Садах Лесных
  Под тучами мимо идущими,
  Великим постом молюсь небесам
  На праздник большой, за дар сегодня жить,
  Игры сбираются, молнии яркие.
  Полночь скоро, не медли демон
  Выйди с силой святой бороться!
  
  2 Мученик ада
  Небо горячее злодея победи,
  Низвергни в пепел, в изгнанье навек,
  С молитвой прощенья пришёл просить я
  Вместе с братом, цепи разбив,
  Покинув тюрьму Тьмы,
  Что кровь проливала потоками, губила народы,
  Народы губила, свободу воспоём.
  Слава небу!
  
  1 Мученик ада
  Над морем птицы плачут, летя
  Над обломками кораблей железных
  Без мачты, руля, ничего не оставила
  Цветущего Тьма далеко по западу.
  Пловцов утопала всех Тьма, не щадя,
  Никто побережья из них не достиг,
  От тёмной нечисти и нет спасенья,
  Не будет по долине жизни.
  
  Сирота
  Слава, помилуй, дай силу терпения.
  
  2 Мученик ада
  Течёт слеза над городом,
  Не спит простор ночной,
  Проказа и от голода
  Нарушен быт, покой.
  Над градом тучи чёрные
  Простёрлись крыльями,
  Всесильные и мрачные
  Ударят молнии.
  И смерть, и жизнь, и люди,
  Сожженные дотла,
  Лишь пепел смертный, высохший
  Развеет ветром мгла.
  Огонь и скорбь, зло страшное
  Охватят их сердца,
  Рыданья бесконечные
  И не видать конца.
  
  1 Мученик ада
  Темны и опасны у тучищ сердца,
  Жизнь, силу и разум спалили огнём,
  Не пленитесь мерзостью тёмной, ложной,
  Братья веруйте, кайтесь!
  
  Обольститель (появляется)
  Смертный, жалкий тьме поклонись,
  Тебе век на работу, рук не покладая,
  Пахать-мучиться, как ты посмел
  В долине снегов появится?
  
  Сирота
  На обмане жениться жадность,
  Кончина на падшем престоле, а небо
  Света престол укрепляет, ты людям
  Ложной роскошью злобу внушает,
  Безумцам вручаешь власть и стихию,
  Что покаянья с рожденья не ведали.
  Пред ними колени к плену преклоняют
  Сласти и жадности.
  Не смеешь судьбу ты решать окаянный
  Тебе неподвластных огней лучезарных,
  Как братья и я тосковал о свободе.
  Небом дарована, слава спасению.
  Пленным ада её не дано испытать,
  Братья терпите, свод милостив к нам.
  
  Обольститель
  Ад - повелитель земли
  Хвала ему вечная и просторов
  Волны плескает, как смеешь презренный раб.
  В тряску от вздоха долину повергнет великий я!
  Мрак тёмный грохотом грома.
  Солнце померкнет от темени хладной.
  Только она уронит свой взор
  На землю, восстанет над ней
  Вулканов огонь, разольётся смятеньем.
  Гневно сожжёт всё в пепел живое.
  Тень холода жуткого после настанет.
  От паденья комет ледяных всё озлобит.
  Борьба каждый за последний обед
  Выжившие людишки, дань заплатят великому мне,
  Муками страшными - медленной смертью!
  К стопам смирено моим припадут,
  Моля о пощаде и сласти жирной
  Для души вместо ужаса мук и огня.
  
  1 Мученик ада
  Небо восславьте братья спасенные,
  Могущество светлое, слава небесному!
  Космосу славному, богу всесильному!
  Пред ним склоните колени обитые,
  Челом поклонитесь братья смертные.
  Огонь души своей не давайте
  Тёмному трону, веленья не слушайте.
  
  2 Мученик ада
  Мы не твои губитель-расточитель.
  Над нами власть небес и Космоса, твою
  Усугубит, что больше не срастётся,
  Мы долг исполним, Тьме погибель!
  Храни нас небо красное, святое,
  Спаси живых светило огневое.
  
  Обольститель
  Перед о мной маг жалкий, смертный,
  Какой-то прах, но в нём Огонь столь мощный
  И грозный Огнь трепещет страданьем.
  Владыка пред тобою обольщений
  Ты видишь, перед троном ада
  Склони колени непокорный маг,
  Ты видишь двоих из ужасных пыток.
  
  2 Мученик ада
  Погибну я достойно, колени гни
  Во славу небесную, Огнь храни.
  
  1 Мученик ада
  Во мраке ночном повергали не раз
  Лицом в лужи бесы ада, голову
  Горячим товаром не раз обливали.
  Изведал я немало горечи, скорби
  И собственную жизнь отдаю за небо.
  
  Обольститель
  Дерзаешь жалкий ты восстать, поклон
  Владыке-мраку не воздать ничтожный.
  Захочет мрак, весь вострепещет мир славой
  Разрухи, ужаса, землетрясений.
  Ужасны лица этих двух рабов,
  Ты тоже хочешь погибнуть и мучится?
  Тебя растопчу, как этих двоих,
  Что мне нанесли непосильный урон,
  Огнями небесными сокрытыми в них.
  
  Сирота
  Царь тёмных сил, оставь невинны души,
  Двух смертных, не похожих на злодеев,
  Что не успели к небу вознестись.
  Но ты успел сковать Огни их в цепи.
  Мученья их земные вижу я
  Бессмертных существ тяжелее были.
  За воровство хлеба, лесть, земная власть и воля
  Над браным прахом суд учинили.
  Душой они стремились к небу, миру
  И счастье в знаньях вере, что нашли.
  Бессмертья бед они не заслужили,
  По разу крали, как я, ещё не всё,
  Их боль всесильная на суше извела,
  Что в мире может только проходит,
  Сердца истерзаны, кто жалости не знал
  Простит их и на волю пустит,
  Я знаю, небом прощены они
  За грех свершённый, Огни слабые в них.
  С рожденья они, вырваться, не могут
  Из Тьмы к своду, слуги-тени мрака
  Им неравны, владеешь не по праву!
  Освободи, кто заслужил свободу!
  
  Обольститель
  Ты прав, Тьма пользуется правом,
  Тех, кто свершил любое зло иль грех
  Пленить навек, освобождать по воле
  И здесь бессилен свод, живёт Тьма
  Пока телесным материалом зло творится раб!
  Но без телесного бессмертье умирает
  Иль дух рождается с телесным на земле!
  
  Сирота
  Не властен я над этим, как и Тьма
  И слуги твои, из начал ты сложен,
  Началу жизни всё покорно.
  
  Обольститель
  Покойных вызвал я, велел величьем
  Из мрака могильного восстать и подчиниться,
  Что плотью в земле погребены,
  В прах отошли, призраками стали,
  Век в облике смертных мучений томиться,
  Утратившие веру в спасение,
  Тьме пожалуй грозный Огонь,
  Встань на колени, подари лик и голос,
  Мощь жизни,
  Тёмной могиле отдай непокорный!
  Ляг в сень гробовою себя замарай,
  Убийцей стань, и жадным, ничтожным.
  Тебя такое же ждёт!
  
  Сирота
  Лжёшь враг мой!
  Милее смерти на небе румянцы,
  Живые, не старинные и хладные,
  Что осенью на листья налетают.
  
  1 Мученик ада
  Не в силах мучится я больше, но тебя
  Я заклинаю, брат живой, ответствуй
  Лишь небу, Огненный свой Шар
  В плен ада не сдавай могильный.
  
  Обольститель
  Молчи! А ты немедля
  Мне покорись, свободны эти двое,
  Откроет тьма уста для их ней воли.
  
  Сирота
  Согласен я, пройти за них мученья,
  Что тьмы судьба определила им.
  Коль неба луч придёт к тебе с борьбою,
  Я передам Огонь священной деве.
  Увидишь ты, скорбя, войду в могилу,
  Душа, которая в погибели прибудет,
  Погибнет во Тьме, от боли растворится
  И без Огня Священного дух чистый воспримет
  Мученья, братьев к небу возвышая.
  На это я имею право бес!
  
  Обольститель
  Безумец и глупец!
  
  Сирота (обращается на коленях к небу)
  О, небо услышь меня скорбного раба,
  Что так скорбел, увидь, прейди на помощь,
  Что ненавидел жизнь могилы больше,
  И её любил безумно, то дана жизнь
  Не для терзаний вечных, не для того нам!
  Не для совершения грехов и жестокости,
  А для добра, покоя, мира, счастья!
  С рожденья страданья претерпел.
  И за двух братьев, я стерплю за гробом.
  Их Рай ждал, и они должны лететь!
  Когда умру, восстанет Тьма на тень мою,
  Раздавит Память, что жизнь к цепям приковала.
  Душа от боли сгинет, содрогнётся.
  Мне нет покоя здесь и в будущем, и прошлом.
  К чему стремленья, знанья для чего?
  Лишь чувствую, как Память дней болит!
  И дальний голос счастья сладкозвучный,
  Двух пленников зовёт, что заслужили.
  Я умереть хотел в безмолвье ночи,
  Когда спят птицы на ветвях зелёных
  И звери, и пещеры так темны,
  От звуков сладких далеки, тогда
  Считая, что забуду всё! - Нельзя!,
  Ответил эхом дух, нельзя, нельзя!
  И воин внемлет жизни и смиренью.
  Звезда небесная; дева-ангел
  Спустись, тебе подобной не найти
  С лучом святым и братьев вознеси
  С Огнём Святым, что в душе моей.
  Я в ад войду, но веря в свод багряный,
  О, появись и говори ещё.
  
  Дева-ангел
  О, поднимайтесь!
  
  Сирота
  В звуках чудной жизни.
  
  Дева-ангел
  Мне тяжело лучом Огонь нести,
  Он так горяч и мощен!
  
  Сирота
  Нет, молю без слов, от тьмы подальше!
  
  Дева-ангел (отчаянно сопротивляется экрану Тьмы)
  Покинешь землю завра, дух ослаб,
  Прости, я вытащить не в силах
  Твой дух из тьмы, она экраном тёмным
  Мне не даёт пробиться, погибаю.
  
  Сирота
  Лети скорей, молю лети
  (Дева-ангел исчезает в небе)
  
  Обольститель
  Я потрясён, случиться не должно, то было,
  За гробовым пределом ты за всё
  Заплатишь Тьме! Огонь не Тьме достался!
  Мученьям страшным подчинишься раб!
  А мог бы быть могучим бесом ада!
  
  Сирота
  Нет, знаю, встретимся мы вновь.
  
  Обольститель
  Жди смерти, моего прихода!
  (исчезает)
  
  5
  (святой монастырь)
  Дьякон
  Мир и покой брат.
  
  Сирота
  Спасибо батюшка, благодарю.
  Благослови вас небо.
  
  Дьякон
  Да будет так сын неба и земли,
  Поговорить с тобой мне надобно.
  
  Сирота
  О чём?
  
  Дьякон
  Что ж буду, прям, надолго ты пропал,
  Желаю лишь я счастья тебе.
  С тобой едва знаком, неделю
  Тебя не было, пронёсся слух
  Неясный и позорный, что у Круга Глыб,
  Где Тьма куёт для туч огонь и стрелы,
  Чужой в одежде сана побывал
  Из наших, доблестное имя вянет.
  Невидимые призраки доныне
  В долине льдов летали и в лесу.
  
  Сирота
  Мне расскажите.
  
  Дьякон
  Я чувствую, предался волшебной,
  Таинственной силе
  И низошёл в мир тёмный, не взирая
  На всю опасность нечисти и мрака,
  Разлившегося по долине мёртвой,
  Твой год прошёл в уединенье здесь.
  Общался с братьями так редко.
  
  Сирота
  На меня, вы, почему подумали?
  
  Дьякон
  Округа и просто люди,
  Слухи неспокойно
  Взирают на тебя, обитель
  За жизнь и молодость волнуется твою,
  Хочу тебя предостеречь вполне
  От гибели, коль, правда, это,
  Не поздно душу от греха очистить,
  Покаяться, и помолится небу.
  
  Сирота
  Отвечу вам коротко, как есть
  О том, всю правду не могу сказать,
  Но выбирать молитву мне не нужно,
  Пред небесами я крестом сражён,
  Не нарушая праведных законов.
  
  Дьякон
  Побойся чар сын земли просторной
  Тех, кто покаялся, брат неба,
  Услышь призыв от сердца и смирись
  С судьбой, мы все рабы, не я сказал, то мир.
  
  Сирота
  Нас небо не карает скорбью,
  Святой Космос лишь благо нам несёт,
  Посты, целебные молитвы, жарко
  Лишь Тьма без совести на муки обрекает!
  И демоны-гиены сеют страх
  Тех, кто соблазн исторгнуть из души не может,
  Из тяжёлого сознанья жажду
  Исполненья сокровенных, грешных желаний!
  Тьма есть самостоятельный объект!
  Который на невинных налагает
  И на виновных кару страшных мук!
  
  Дьякон
  Что говоришь, такое и откуда?
  Брат веруй и надейся благодати
  На милость высшей обители, багряной.
  Спокойно смениться мятеж на мир в душе.
  Покинь неправый путь, коль есть он,
  Покайся и начни сначала жизнь,
  Я отпущу грехи, которые сумею;
  Чтоб избежать позорных мук и смерти.
  
  Сирота
  Не резал я живую плоть кинжалом,
  Не убивал и прочие, несчастные грехи,
  Не совершал!
  
  Дьякон
  Я полон состраданья.
  Величие и мощь во взоре, словно
  Огонь в тебе таился яркой силы.
  Я сам не понимаю до конца
  Всего.
  
  Сирота
  Смертельной раной он
  Со всем потоком райским, световым
  Для ада станет, верю в то отец.
  
  Дьякон
  Не понимаю я тебя, ответ твой.
  Возможно ли? Я многое видал и колдовство,
  Но Космос, чувствовал лишь раз,
  Когда не поздно в небо устремиться
  В душе нет никакой надежды и мечты.
  Прильнуть к небу и верить в небеса.
  Миг просветительный, что в грёзах утонул
  Я испытал, когда был юным, как и ты
  Мечтой небесной я озарён, взлелеян.
  
  Сирота
  Не всем дано достичь багряной выси,
  Но каждому даётся на то шанс.
  Я слышу, горный водопад бежит
  С заоблачных вершин в низ спадая.
  Кипит вода в глубокой бездне гор,
  Туманами Тьма тянет призраков в неё,
  А глубже лава, даже дух сгорает в ней
  И растворяется, что с плотью появился.
  
  Дьякон
  Твоя речь - ливень сна, пора сын мой.
  Всё обуздать, повелевать над волей
  И над слабыми ее чертами.
  Трудна жизнь, и такое говорить;
  Нас засмеют, не будет прихожан.
  Хотел бы знать, ходячая то ложь, иль
  Правда, ясная, одиноко,
  Как жгучий вихрь, летает в тишине?
  Обитает магия в тебе.
  
  Сирота
  Я не гнушаюсь жизни, до конца
  Не в силах изложить, не видать
  Реальности мне, лишь океан
  Песков холодных, мрачную пустыню,
  Бесплодная предстала дико,
  Погибель ищет жертв повсюду,
  Один туда путь; смерть, грозящая всему
  И грех, свершённый на пути.
  
  Дьякон
  Боюсь я за тебя, помочь не в силах.
  Ты молод так, ещё и нет двадцати,
  Но постарел, как вечер на закате!
  
  Сирота
  Мне умереть дано и неслучайно,
  Здесь, там и грех, везде Тьмы слуги
  Порог губительный и магия, и Тьма
  Болезнь опасная, как Память боли,
  Страданий, скорби, пыток неслучайных.
  Страшней недуга нет, чем чувство-боль,
  Что принимает весь простор, все формы,
  Болит всем жертвенным и больше слёз
  И боль требует сильней воспоминаний.
  Я многое познал, возможно, чересчур,
  Но не сумел проклятье победить.
  Взгляните на меня, мне нет спасенья
  От бед, не много жить осталось.
  
  Дьякон
  Послушай боже.
  
  Сирота-монах
  Вам надо уходить,
  Я уважаю вас и звание, и верю,
  С благою целью вы сюда явились,
  Поговорить, предостеречь, я не могу
  О тщётном слёзы разводить, о чём-то
  Молить, когда весь знаю свой исход.
  Пусть разговор о тайном оборвётся.
  Опасно здесь, простите, уходите.
  (уходит)
  
  Дьякон (про себя)
  Силён и благороден он,
  Прекрасным человеком мог бы быть,
  Возвышенным примером для других,
  Талантливым учёным. Только ум
  Направлен в тайное, неясное, впервые
  Такое вижу, чую свет-огонь царящий
  Вокруг него, но хаос-мрак таится
  Поблизости, всё в нём смешалось,
  В его душе все страсти, бури и рыданья.
  Как движется без цели жажда боли,
  Стремительно ломая, разрушая душу,
  Возможно, должен быть в числе спасенных он,
  Достоин лучшей доли, Рая-света,
  Но смерть избрал во имя цели светлой.
  
  Сирота (один, молится перед крестом)
  Прости небес величие святое
  Природы неизвестной мой грех,
  Сияние, не ведавшее боли,
  Могучей первой, ангельской земли,
  Сияние красы неповторимой,
  Ты мой кумир, что свет благотворит
  Светила для дней и бодрость
  В сердца вливающий, помилуй Свод.
  Я слышу красные молитвы солнца,
  Пурпуров-румянцев, что явились
  Заветным образом земле несчастной,
  Венец небесный и огнь вселенный,
  Дающие всему отраду в мире.
  Свод-повелитель всех просторов дальних,
  Повсюду положивший состраданье
  И проповедь добра и чести.
  Я не взошёл, без славы угасало,
  То к лучшему, зачем она, иное постиг,
  Восторг и изумленье знаний и чар.
  За гроб взглянул, прости, во время мук,
  Надежду дай, последние лучи
  Я принимал под вечер взором,
  Огонь Прекрасный, что в себе я нёс
  Почти десятка два сберёг и передал,
  Теперь спокойно мне, шёл не зря.
  Прекрасен лунный свет, как дивен.
  Я ночи вечной ощущаю образ,
  Чем облик света; грустно льётся свет
  Иного мира и иной красы.
  Я молод, но уже постиг,
  Него не должен был узнать наверно,
  Стоял среди развалин - тех камней,
  Среди останков, молнией спаленных,
  Кустарников вдоль каменной разрухи.
  Темнела синева, по ветру колыхались
  Листочки редкие, ложились на руины.
  Стонала птица долго, замирая,
  От голода плач доносился до камней
  С холодным ветром - дальние напевы
  Утихала боль в разрушенных стенах.
  Руины трескались, когда-то сияли,
  Рядами пышными вокруг стояли,
  За горами месяц выходил,
  Стрелой, летя, кружась юлою белой,
  Ночное пенье соловьёв из рощи
  Утихло, тишина одна.
  Здесь дикий хвощ и розы не растут.
  Лес стал столбами мёртвыми без сени
  И чей-то прах на твердь святой положен,
  Сровнявшийся с землёй кровавой
  В руинах каменных умершей, прошлой мощи.
  И я стоя, повергнуть в прах себя
  Пытался молнией, чтоб грудой пепла стать.
  Луна лила свой мягкий, нежный свет
  Слезами горьким, тяжкими, как Память дней
  Пустынной дикости и древности былой.
  Луна красива - белая краса,
  Благословением полна далёким,
  Сияньем милым я на миг отвлёкся
  Древней славы руин и молний.
  Внушала мне покой, манящий трепет.
  На миг я слышу голос позади,
  Он спас меня от праха и огонь
  До цели сохранил державной.
  Как дико там брели и взоры, и мысли,
  Стремились убежать от боли.
  Напрасно надеется, судьба моя
  Уже вся решена, готов я.
  
  Дьякон (приходит)
  Явился снова я не зря,
  Обеспокоен таинственным стремленьем
  Твоим, коль тёмное пришло от Тьмы.
  Приму всё на себя, ты молод слишком
  И должен жить, пусть небо осенит
  Тебя и мрачное падёт в главе,
  И в сердце горькое, меня не запугать
  Отродьем дьявольским!
  
  Сирота
  Я обречён навек,
  Опасно слишком, вам учитель надо
  Отсюда уходит, посланник скоро
  За мной придёт.
  
  Дьякон
   Какой?
  
  Сирота
  Взгляните вы на Лесные Сады.
  Там ветром встал и мчится призрак мрачный,
  Тяжёлыми парами дыма
  Хвост окружён его, горящий, обжигая.
  
  Дьякон
  Нестрашен он, что из-за мглы плывёт,
  До нас не коснётся, здесь обитель
  И не убьёт.
  
  Сирота
  Нет, не убьёт, но я погибну
  От раковой опухали, неизлечимой
  В коре головной.
  Идите. Я его не звал, зачем он
  Летит, лишь мне изведано узнать.
  
  Дьякон
  Не отступлю, сражусь и если
  Паду за веру лишь, вижу, он летит.
  Подумать страшно, но тебе я верю,
  Что рассказал мне, зорко смотрит он,
  Зачем и цель его, и молния блестящая
  Не может оболочку беса взять, спалить.
  
  Сирота
  Я чую, как убить:
  Простором духа тёмного и злого,
  Но что-то, держит, не даёт сказать!
  (хватается за горло)
  
  Обольститель
  Твой смертный брат откинут за предел
  Двери, нестрашен крест его, готов ли
  Принять мученья властные из ада!!!
  
  Дьякон (за дверью, которую пытается выбить)
  Уйди нечистый, небом заклинаю!
  
  Обольститель
  Молчи, о, смертный, старый и не лезь
  Я мраком прислан за душой
  Уже без Огня Священного.
  Твой срок раб настал, пора накинуть цепи!!!
  
  Сирота
  Немало Тьмы в просторе уничтожил,
  Борьбу с ней вёл, готов за всё ответить! Жил,
  Но добровольно, нет, не уйти презренный демон!.
  
  Обольститель
  К чему твоё сопротивленье?!!
  
  Сирота
  Да, срок настал, но душу не отдам.
  Ты тьмы холоп, а я свободен в свете!
  Умру, но с Тьмою не согласен я!
  
  Обольститель
  Зря тратишь речь, я знаю раб ничтожный,
  Что Тьма уж власть имеет над тобой.
  Ты кары не избегнешь непокорный!!!
  
  
  Сирота
  Слаб перед Сводом ты, поклоны презираю
  И с рабством не смирюсь, покуда жив,
  За гробом дух с тобой мой будет биться,
  Ты муками не сможешь взять его,
  Простором его удаться уничтожить,
  Коль пламя злое горячо так будет
  И злобно, я простором просто стану,
  За грань мечты-туманности исчезну.
  Я жизнь люблю, хоть в ней страданья ведал,
  Противлюсь поклоненью мерзкому.
  Я умираю, болен, час настал.
  Мгновенье лишь вершит свои веленья
  И смерть, а тебе ничего я не должен.
  За магию я лишь обязан воле,
  Усилию, терпению и чарам,
  Что небом мне даны для дней свободных!
  
  Обольститель
  О, поклонись по пояс аду, пока терплю,
  Тебя раб, кричи, моли, о, жалкий!11
  
  Сирота
  Как боль сильна, но ты судить не вправе
  Меня за грех, ты не судья губитель!
  Не овладеешь духом ты моим,
  Лишь труп сожжёшь, но перед ним бессилен.
  Прибавить мук, ожогов боли жуткой
  Не сумеешь слишком ты,
  Честный дух, прямой:
  Себя за грех тяжкий покарает!
  Себя погубит, коль из Тьмы пути нет!
  Не обольщайся, не вкушу гнилое
  Прикрытое, цветущей сенью!
  Будь проклят ты, как больно - умираю!
  Смерть нестрашна, прости святое небо!
  
  Обольститель
  Ползите змеи из гортани, зубы
  Синейте от хлада, кожа
  Гори и твоя душа из тела выползай
  На славные мученья-пытки!!!
  
  Сирота
  Молитва - покаянье - жизнь!!!
  (Сирота сгорает, его душа в цепях притягивается Тьмой, и исчезает)
  (Дьякон лежит без сознания)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"