Вильчес-Ногерол Владимир: другие произведения.

Сказки старой Гранады

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Владимир Вильчес-Ногерол.

СКАЗКИ СТАРОЙ ГРАНАДЫ.

Сказки досточтимого сеньора Клаудио Сантиссима Тринидад Вильчес-Ногерол-Эскобар-Руис де Альмехихар, отважного путешественника и неутомимого искателя приключений.

   Пролог.
   Ночь накануне Рождества.
   Была морозная зимняя ночь накануне рождества, и снег, ложась большими хлопьями на деревья, дома, улицы, застилал все белоснежным ковром. У большого окна детской комнаты, прижавшись лицом к стеклу, сидел малыш и сквозь морозные узоры с замиранием сердца смотрел, как в окнах громадного дома напротив одни за другими зажигаются огни новогодних елок. Скоро весь мир наполнился сиянием разноцветных рождественских огней и на площади, и в гирляндах на бульваре, и в соседних домах. Наступал лучший праздник, которого малыш ждал весь год, и сегодня папа принес домой чудесную новогоднюю ель, громадную и пушистую, пахнущую снегом и лесом. Теперь в своей детской комнате малыш и его две сестрички не могли заснуть в ожидании чуда: скоро, скоро придет их папа и расскажет свои удивительные сказки.
   Горцы.
   Сказка о малыше Клаудио и старце Луисе, одиноких жителях снежных вершин Сказочного Королевства Сьерра-Невады.
   Это было давно, далеко - далеко, у самых снежных вершин горного хребта Сьерра Невада, в стране волшебного Юга. У границы ущелья и древнего леса, над самой пропастью, высоко в горах жили старик и мальчик. Говорили, что старику, которого звали сеньор Луис, было сто лет, и был он похож на склоны древних гор, что возвышались вокруг, с белоснежными волосами, как ледники на вершинах, и изрезанным глубокими морщинами лицом.
   Жили они в одинокой, утлой хижине, собранной из камней и покрытой сухим тростником, с очагом в центре. Вокруг, насколько хватало взгляда, простирались похожие на зубья дракона вершины, дремучие леса, бездонные пропасти и далекие ущелья. Зимой в этих местах бушевали ураганы и вьюги, страшные волчьи стаи подходили к хижине и овчарне, и дико выли на одинокую луну, освещающую ледяным светом отлоги гор. Весной, когда таяли снега, вниз устремлялись потоки стремительных горных рек, небо озарялось молниями, и жестокие лавины и обвалы отрезали все дороги в долину. Лето проходило в кочевье по пастбищам, разбросанным на склонах величественных вершин, осенью с севера налетали шторма и черные тучи скрывали все вокруг, извергая лавы воды, начинались оползни, вниз скатывались громадные валуны, грозившие обрушить жалкое жилище горцев. Старик и мальчик водили отары и были одни в этом первозданном мире природы, их верными друзьями были сторожевые собаки Мурзо и Марка, конь Буцифал, кот Нерон, ослик Мавр и орел Ганнибал. Только по праздникам, два раза в год, они спускались в родное селение Альмехихар. Клаудио, так звали мальчугана, был правнуком сеньора Луиса, и сиротой. Его отец погиб в роковой день, попав в обвал, когда с самой крутой вершины гряды сорвался целый град камней. Многие сотни лет такая судьба подстерегала отважный и гордый народ, издревле живший в этих горах.
   Фея.
   Сказка о чудесной Фее Королевства Снежных вершин и ее волшебном подарке.
   Как всегда, праздник Рождества Христова, малыш и старик праздновали в Альмехихаре. Малыш очень любил этот праздник, ждал его весь год, мечтал, как они нарядные пойдут вечером в храм, будет чудесный крестный ход с горящими свечами в руках, когда кажется, что небо сошло на землю, и у каждого звезда, освещающая его путь. И, главное, из Гранады приедет мама с младшим братцем Хосе. Он прильнет к ней, всем своим существом, крепко обнимет, а она будет целовать его и плакать, жалеть своего малыша, своего первенца. И будет так хорошо, будто ангелы накрыли их своими крыльями, и остались они вдвоем, мама и сынок, во всем Божьем мире. Потом, уже к утру, все придут в дом к сеньору Луису, старейшине рода, принесут яства, и будет веселый пир с песнями и гимнами, с шумом детворы, и он, малыш, будет со всеми вместе, радостный и счастливый. Это было лучшее время в жизни мальчика. Но в этом году мама не приехала. Заболел братец Хосе. Малыш, убитый горем бродил по улице поселка, надеясь на чудо, что сейчас из-за поворота выедет повозка, а там мама, но все напрасно, он остался один. Отчаяние охватило Клаудио. Да еще, как назло, мальчишки селения, с недавних пор стали дразнить его, задирать и вызывать на драки. Он вырос в горах и умел постоять за себя, несколько жестоких боев отбили охоту у забияк драться, даже мальчики старше и сильней не хотели больше связываться с этим отчаянным горцем, но теперь он для детворы поселка стал чужаком, изгоем. Его не звали играть, не посвящали в свои секреты, не разговаривали. Что еще хуже, они натравливали на него собак. Однажды, когда на него бросился Халиф, самый свирепый пес в селении, малыш, вспомнив учение деда, метнул в громадную собаку камень особым приемом андалусских пастухов, и убил его. После этого дети селения и вовсе стали бояться его и избегали, за глаза называя "бешенным". И не было в эти светлые дни мальчика несчастней малыша на всем белом свете.
   Клаудио не хотел показывать всем, как ему тяжело в эту Рождественскую ночь, и ушел в древний сад олив, за селением, на самом краю обрыва. Там, в тени густых крон деревьев, освещенных лунным светом, он горько плакал и молил Деву Марию помочь ему в его горестях. А потом заснул, свернувшись калачиком в корнях вековой оливы. И снится малышу сон.
   Он открыл глаза и увидел над собой усеянный сверкающими звездами купол бездонного неба. А одна звезда, самая яркая, застыла над ним и опустила сияющий огненный луч прямо на малыша. Из луча вышла прекрасная сеньора в ореоле лучей, платье ее сверкало звездами, глаза лунного света проникли в самую душу малыша. " Я фея, милый мальчик. Знаю, тебе очень одиноко и горько сейчас, но не отчаивайся, мой юный друг. Ты думаешь, что тебя не любят, что нет у тебя друзей. Но, знай, малыш. Ты просто не слышишь Мир, как и все люди, которые слышат только себя. Знай, все вокруг нас одушевленно, и это называется душой Мира. Люди забыли это и потеряли способность слышать вселенную. Я хочу в эту святую ночь сделать тебе рождественский подарок. Подойди ко мне, дружок, я коснусь тебя волшебной палочкой, и ты услышишь тайный голос природы. Ты узнаешь, как многие тебя любят, сколько друзей тебе преданны, какие удивительные тайны хранит великое молчание. Но, знай, если ты откроешь эту тайну кому - нибудь, ты лишишься Дара! Помни об этом! Прощай, мой маленький друг, и будь счастлив!" Фея, легким, как дуновение ветерка движением, коснулась волшебной палочкой малыша, и исчезла в сиянии лучей. На востоке ночной небосвод стал светлеть, и звезда малыша постепенно гасла, пока не исчезла как призрак этой волшебной ночи. Наступило утро. Туман, что окутывал древний сад, рассеялся, было холодно. Маленький Клаудио открыл глаза, озябший и продрогший и ничего не понял. Все было прежним: те же оливы, часовня, горы вдали, но все другое. Он сразу не понял, что случилось. Откуда-то снизу, из корней оливы вдруг раздался тоненький голосок: " Сестричка, кто это тут улегся? Он, что не знает, что это вход в наш домик. Какой нахал!" Малыш оглянулся - никого вокруг. Только юркнули в траве две ящерки. А тут сверху грянул целый хор голосов: " Кар, кар, кар! Вот он где, этот негодный проказник, которого ищут в селении. А он тут разлегся. Его всю ночь разыскивает сам сеньор Луис, то-то попадет пройдохе! Ха, ха, ха! И надерет же он задницу этому дурачку, кар, кар!"- Ну, ничего себе, - подумал Клаудио. - Кто это влез на дерево и дразнит меня?" Взглянул вглубь кроны, но никого не заметил. Только стая ворон с карканьем вспорхнула и с шумом полетела к селению. "Чудеса", - подумал Клаудио. А тут еще мимо пробегал соседский кот - рыжий, наглый и вечно спешащий Султан. Увидев малыша, он встал как вкопанный, и, облизнувшись, сказал: " Вот он где, доблестный герой! Мяу! И не подумаешь, что этакий малыш победил могучего и грозного пса Халифа, врага всех котов и подлого убийцу. Скольких достойных и благородных котов задушил этот кровопийца! А мальчуган - одним ударом сразил тирана! Слава герою, мяу, мяу! Почет от всех котов Альмехихара!" Кот мяукнул еще раз и, с восторгом посмотрев на Клаудио, побежал дальше, скрывшись в зарослях. "Чудо!!! - понял малыш. - Я их слышу!" А когда Клаудио по каменистой тропинке сбежал к церкви, то увидел, что все жители собрались на площади. Заметив его, они радостно зашумели: "Нашелся! Клаудио нашелся!" А он-то, думал, что никто не заметит его исчезновения. Чудеса продолжались. И все-таки, зная крутой нрав деда, малыш ждал трепки, но старик подошел, обнял малыша, погладил по непослушным, курчавым волосам и так, чтобы никто не слышал, шепнул: "Не переживай так, сынок! Мама приедет, она очень любит тебя!" Это Рождество стало самым счастливым в жизни Клаудио.
   Рыцарь.
   Баллада о доблестном рыцаре Родриго Храбром, битве с жестокими маврами и Великом Сиде.
   Пришло время покидать Альмехихар. Загрустил малыш и решил сходить к отцу на могилу, помолиться за него и всех предков, что покоятся на погосте у часовни. Сел он у холмика с крестом, прибрался, поплакался отцу на все обиды свои: "Папа, если бы ты был жив, разве был бы я так одинок? Никто не посмел бы обижать меня, попрекать куском хлеба. Обзывать приемышем, подкидышем и оборванцем. Ты бы не дал меня в обиду! Ведь ты любил меня".
   Но тут внимание Клаудио привлек старинный крест на самом краю кладбища. Сколько он ни бывал здесь, никогда его не замечал, так зарос тот диким виноградом. Мальчик подошел и стал обрывать ветки, расчищать мох, покрывший старинный камень, а когда увидел выбитую надпись, то протер ее рукавом и прочел: "Здесь покоится доблестный идальго Родриго Храбрый, погибший в битве с маврами при осаде Валенсии". Вдруг раздался глухой и печальный голос: "Спасибо вам, мой благородный юный друг! Сколько веков прошло, и никто не подошел к моей могиле, не снял проклятые ветви, закрывшие мне вид на горы. Вы оказали мне неоценимую услугу, ведь я так люблю смотреть на закат, пылающий вдали, на орла, кружащего над пропастью, на звездный небосвод над родной андалузской землей". "Кто вы, почтенный сеньор?" -- спросил потрясенный Клаудио. "Не пугайся, малыш. Я чувствую, у тебя отважное и благородное сердце! Я сам много веков назад был таким. Я -- дух того, кто умер здесь, в такой же вечер, в этот час. Тогда, как и сейчас, я видел лучи заката над вершинами и знал, что это в последний раз и не любоваться мне больше заходящим солнцем, не вдыхать прохлады гор. Я умирал от ран, полученных в страшном сражении при взятии Валенсии. Я Родриго Храбрый, о котором слагают легенды в нашем краю, и в благодарность за твой поступок я расскажу тебе свою историю.
   Вместе с войском знаменитого Сида я бился с полчищами мавров, захвативших нашу землю. Был я юношей из благородной семьи идальго, что владели этой долиной, старшим сыном Алонсо Счастливого, храброго и прославленного воина. Во многих битвах я прославил свое имя; не зная устали, мы дрались с жестоким и коварным врагом. И везде я был среди самых отважных воинов. Немало ран получил я в сражениях, и слава моя разнеслась и в Гранаде, и в Севилье, и в Кордобе. Самой жестокой была битва за Валенсию. Не раз и не два мы вступали в бой с конницей эмира. Это был достойный противник -- сильный, смелый, умный. В остроконечных шлемах и ярких, пестрых плащах, на великолепных арабских скакунах, вооруженные мощными луками и кривыми ятаганами, они окружили нас, и началась страшная сеча. Множество лучших наших рыцарей пало в этом бою, но везде, как знамя, мы видели золотой шлем и развевающийся плащ нашего полководца Сида. Багряный закат застал нас все еще бьющимися с упорным врагом. Все поле битвы усеяли тела погибших и умирающих воинов. Сколько их было, никто не считал. Только вороны зловеще кружили в последних лучах солнца. Весь израненный, истекая кровью, я увидел всадника на гнедом скакуне, в черных доспехах. Он подскакал сзади к Сиду и уже занес руку с кинжалом, чтобы поразить его в самое сердце. Я успел отвести удар, но сам был пронзен отравленной стрелой и упал в высокую траву. Ночью меня нашел благородный Сид, обнял и сказал, что мы разбили мавров, Валенсия наша. Проклятый яд убивал меня, и последней моей мечтой было еще раз увидеть родной край, эту часовню, закат в горах. Благодарю вас, мой благородный друг, что я вновь вижу Альмехихар. Он все такой же, как и века назад. Те же домики вдоль ущелья, та же часовня на краю пропасти, так же звонит колокол. Помни, мальчик, что бы ни было, будь честен и тверд, смел и благороден, и ты тоже в конце пути увидишь эти горы и небо. Прощай".
   Дракон.
   Сказка о Повелителе пещер Сказочного Королевства Вечных снегов, огнедышащем драконе, бесстрашном маленьком горце и мудром орле.
   Каждую весну в горах бушевали грозы и ураганы. Небо сверкало молниями, гром эхом расползался по долинам, сизые тучи накрывали вершины, и становилось темно, как ночью. Люди, звери и даже птицы прятались в ложбинах и пещерах, спасаясь от стремительных оползней, сокрушающих все на своем пути. А тут, как нарочно, заболел старик Луис, надо было идти в селение за лекарством. Клаудио взял своего верного дружка Мавра и, подгадав, когда не было дождя, отправился в опасное путешествие. Поначалу все шло хорошо, и, добравшись до перевала, они решили немного отдохнуть. Клаудио преследовало воспоминание, сильно встревожившее его. Старик бредил и все время повторял: "Лишь бы не проснулся дракон!" Странно, но никогда раньше Клаудио не слышал от деда ничего о драконе, считая это выдумками и сказками. В селении из уст в уста передавали легенду, что в горах Сьерра-Невады с незапамятных времен живут драконы, и, когда наступает пора гроз и ураганов, они просыпаются, и тогда их можно увидеть парящими над снежными вершинами. Говорили, они собирают свою страшную дань, хватая одиноких путников и унося их к себе в пещеры.
   Усевшись на травке, малыш отпустил ослика пастись, а сам, немного перекусив, решил прилечь. Неожиданно небо стало свинцовым, поднялся сильный ветер, и хлынул ливень. Надо было искать убежища, и мальчишка, схватив под уздцы ослика, бросился к склону, густо заросшему диким виноградом. С трудом разорвав ветви, они с Мавром очутились у входа в пещеру. И как раз вовремя. С гор стремительно понесся оползень. К раскатам грома прибавился шум падающих камней, свист ветра, то и дело всполохи молний озаряли их временное пристанище. Стало очень страшно. Ослик в ужасе смотрел на хозяина, который стал продвигаться в глубь пещеры: "Ты что, хозяин, разве можно заходить внутрь скал, это смертельно опасно. Вспомни, сколько горцев погибло, пытаясь узнать тайну подземелий". "Эх, Мавр, тебе бы только травку жевать, а как рисковать -- так ты в кусты. Как хочешь, а я узнаю, что это за пещера такая", -- и отчаянный мальчишка бодро зашагал в обступающую его тьму. Над головой, разрезая воздух крыльями, со свистом пронеслись жуткие летучие мыши: "Смотри, новая жертва попалась! Давненько Владыка не пожирал пришельцев. Откуда здесь этот безрассудный и глупый человечек? Сам торопится в пасть к дракону!" "Ой, -- ахнул малыш, -- это же сказки, мыши нарочно пугают меня, наверно, запасы свои оберегают". А между тем стены пещеры стали обледенелыми, сверху свешивались сталактиты, и вдали мелькнуло подземное озеро. Подойдя к нему, малыш по-настоящему испугался. Цвет воды был кроваво-красным, в центре она начинала кипеть и вырываться парами и пузырями, издавая зловещие звуки. Ужас! Но самое страшное произошло, когда из озера начала появляться голова чудовища. Сначала показался гребень, затем два кровавых глаза, наконец, вся громадная голова с приоткрытой пастью, усеянной громадными зубами.
   У малыша от ужаса отнялись ноги, и он остался стоять на самом виду, понимая, что ему конец. Медленно повернувшись, чудовище устремило взгляд на жертву: "Сколько веков никто не заглядывал сюда: ни люди, ни звери. А ты, жалкий червяк, посмел разбудить меня!" Огонь вырывался из пасти монстра. И страшная голова поплыла в направлении малыша.
   Но тут будто неведомая сила приподняла мальчишку и вынесла из пещеры. Орел! Это был он. Оказавшись на свободе, малыш услышал гневную отповедь своего могучего и мудрого друга: "Сегодня ты был на волосок от смерти, глупый и непослушный мальчишка! Если бы не ослик, молящий о помощи так громко, что я услышал его, пролетая над ущельем, я не смог бы тебе помочь! Никогда не нарушай Закон гор. Помни заветы предков, малыш!"
   Принцесса.
   Баллада о вечной любви, страшном коварстве и рассыпавшихся жемчужинах.
   Однажды в самой опасной части старой дороги, у глубокой пропасти, малыш заметил, что ослик Мавр прихрамывает. "Ты что, дружок?" -- спросил он своего приятеля. "Ох-ох-ох! Что-то попало в копытце и больно врезалось в ногу, помоги мне, посмотри, что там", -- ответил ослик и жалобно вздохнул. Клаудио снял тюки и осмотрел копытце, где увидел маленький сверкающий камушек. Вынув его, он хотел бросить его в пропасть, но вдруг услышал: "Не кидай меня, а сохрани, тогда я расскажу тебе печальную историю разбитой любви". Удивился малыш и решил оставить необычный камушек. Стер с него грязь и пыль и увидел, что это прекрасная жемчужина, необыкновенно крупная и чистая как слеза. "Откуда она здесь?" -- удивился Клаудио. Раньше он видел жемчуг только на украшениях самых знатных сеньорит. Но та, что он держал в руках, была необыкновенной, яркой и крупной. Клаудио положил ее в карман курточки, к самому сердцу. "Подарю ее своей Маравилье", -- подумал он. Неожиданно жемчужина стала как будто оживать, излучая сияние. "Ты хочешь отдать меня девочке, в которую влюблен? -- раздался еле слышный нежный голос. -- Это так прекрасно! Я несколько веков пролежала здесь, в пыли и забвении, ожидая этого чуда. Я воскресну, когда вновь, как столетия назад, стану знаком любви. Я из ожерелья самой прекрасной принцессы на свете. Той, что вопреки воле отца, могущественного эмира Гранады, полюбила славного воина, юного и смелого, красивого и верного. Он был из благородной семьи, знаменит на поле брани, неустрашим в сражениях. Но эмир обещал отдать ее, свою любимую младшую дочь, замуж за воинственного и жестокого соседа, халифа Кордовы. В отчаянии влюбленные задумали побег из дворца. К несчастью, об этом узнала стража и в полночь у стен крепости, когда беглецы уже готовы были сесть на быстроногих скакунов, окружила их. Гнев эмира был страшен, он велел обезглавить несчастного юношу, а свою дочь сбросить в пропасть. В последние мгновения жизни принцесса разорвала жемчужное ожерелье, подаренное любимым. Как слезы, рассыпался жемчуг по склону, и каждый, кто находит жемчужину, обретает Дар любви".
   Последний халиф
   Баллада о последнем халифе сказочного королевства, коварном предательстве и потерянном кладе.
   Клаудио знал, что давно, сотни лет назад, Гранадой владели мавры. Старик Луис иногда по вечерам на стоянках в горах, у костра, рассказывал легенды и сказания Андалузии о тех временах. Малыша завораживали эти загадочные истории о несметных полчищах всадников, обрушившихся на Испанию, как лавина, о битвах славных рыцарей с ними. О сказочных дворцах халифов, о неимоверных кладах и богатствах, скрытых захватчиками в горах. О роскошных восточных красавицах, дарящих свою любовь отважным героям. В мерцающем свете костра, окруженном непроницаемой тьмой ночи, мальчику казалось, что искры, уплывающие в бездонное небо, -- это герои старинных легенд. Однажды, в такой вечер, он отошел от костра проверить отару: почему-то тревожно лаяли собаки. Но нет, слава богу, все спокойно, это Мурзо показалось, что в лесу мелькнула тень и исчезла, вот он и поднял тревогу. "Извини, хозяин, я ошибся, думал, что волки вышли на тропу войны. Но нет, это, наверно, пролетала сова, или лиса прибегала проведать, нет ли какой легкой поживы. Вот ведь неугомонная плутовка, учишь ее, учишь. Так все равно не удержится, напакостит, рыжая. А ты иди, отдыхай, завтра будет трудный день, поведем этих бездельников овец через горный перевал к дальнему пастбищу. Здесь все выели, ни травинки не осталось, просто диву даешься, какие они обжоры". Из отары послышалось недовольное блеяние: "Опять этот Мурзо нас позорит, нужен он нам. Только даром хлеб хозяйский ест. Ни шерсти от него, ни молока. А волков мы не боимся, и дорогу сами найдем, без псов этих наглых". "Слышал, Клаудио, что говорят эти тупоголовые мешки шерсти. Совсем стыд потеряли, дармоеды". Усмехнулся малыш: овцы и собаки все время ссорились, он привык к этому. Повернул он к костру, прошел несколько шагов и заметил что-то блестящее на тропинке. Нагнулся и с удивлением поднял пряжку старинной работы. Удивительно изящная, с тонкой вязью арабских букв, с золотой оправой блеснувшего изумруда. "Ну и ну, откуда здесь такая драгоценная вещь, вроде вчера прошли, ничего не было? Чудеса", -- подумал мальчик. Поднял глаза и обмер. Прямо перед ним стоял юноша, одетый в роскошный восточный наряд. Он с любопытством смотрел на Клаудио. "Так вот ты какой - Избранник! Совсем ребенок. Интересно, что в тебе нашла Фея. Оборванец, каких сотни. Ну, не обижайся, не дуйся, я пошутил. Я принц Азор -- привидение, надо иметь ко мне снисхождение, непростое это занятие -- веками охранять клад". "Вот это да, -- подумал малыш. -- Клад, привидение, как в сказке". Будто подслушав его мысли, принц-привидение сказал: "Да это и есть сказка, ведь меня околдовал много веков назад верховный жрец, черный маг Альтаир. Это случилось, когда, по воле аллаха, наше цветущее царство пало от мечей рыцарей святых королей Изабеллы и Фердинанда. Сколько правоверных сложило свои головы в битвах за Гранаду! Мы защищали каждый дом, каждую площадь, каждый камень. Но рок был против нас. Крестоносцы взяли приступом последнюю цитадель моего отца, халифа Гранады. Когда пала Альгамбра, отец отдал вашим королям ключ от Рая, нашего прекрасного царства. Мы стали изгнанниками и ушли печальным караваном по этой дороге к морю, где желали сесть на корабли и уплыть на родину предков, в пустыни Аравии. Однако маг Альтаир предательски убил отца и старших братьев, решив сам стать халифом. В ту роковую ночь на привале он подлил яд в их кубки. Когда они умерли, он с предавшей меня стражей привязали меня к старому дубу, у корней которого они похоронили отца и братьев. Неподалеку они зарыли клад, сокровища халифов Гранады. Зловеще рассмеявшись, маг произнес надо мной проклятие и навеки заколдовал, сделав привидением, охраняющим страшную тайну сокровища и могилы отца и братьев. Издеваясь, он сказал своим подручным, что теперь я буду лучшей охраной клада, пугая всех живых, пока он с новым войском не придет сюда отвоевывать царство, забрать клад и убить меня. С тех пор моя душа не знает покоя. Только одно меня утешает -- предателя и убийцу наказал аллах. В плавании корабли Альтаира попали в бурю и затонули, все погибли в пучине. Так и остался я привидением Сьерра-Невады, последним халифом Гранады, несчастнейшим из несчастных смертных, не обретшим покоя. Ты первый за много столетий, кому я раскрыл тайну сокровища халифов, но ты забудешь ее, как только я исчезну. Прощай, Избранник". И привидение так же внезапно растворилось в ночной мгле, как и появилось.
   Утром Клаудио никак не мог вспомнить, откуда у него в руке пряжка с загадочными знаками.
   Эпилог.
   Чудеса Рождественской ночи.
   Эти удивительные истории я услышал полвека назад от своего отца. Так же, как и теперь, за окнами шел снег, так же сквозь морозные узоры поблескивали разноцветные огни новогодних елок. Вечерами мы наряжали нашу, самую красивую для нас, малышей, ель. Любовно перебирая игрушки и подавая их папе, я узнавал в них героев сказок. Они поблескивали в густой хвое, загадочно переливаясь, как звезды на ночном рождественском небе. И когда мы лежали в детской и не могли заснуть от восторга, от праздника, от любви и счастья, к нам приходил папа, и в комнате оживали старик Луис, ослик Мавр, орел Ганнибал и весь этот ветхозаветный мир далекой родины отца. И уже засыпая, я и мои сестренки слушали про фею и мага, принцессу и халифа, и, казалось, что все они улыбаются нам в нашей детской в ночь перед Рождеством.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"