Вилькоцкий В. Б.: другие произведения.

Женщина - немощный сосуд

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Женщина - немощный сосуд
  
   (очерк св. преп. В. Коржевского по сравнительной психологии мужского и женского начала) газета "Покровские врата", Љ 4 от 11 июня 2006 года и Љ 5 от 28 августа 2006 года.
  
  
  
   "Мужья, обращайтесь благоразумно с
   женами, как с немощнейшим сосудом"
   Апостол Петр
  
  
  Человек - "важный и драгоценный соќсуд", призванный быть сосудом Божества. В нем Господь собирает и хранит духовќное богатство. Назначение человека - "свой сосуд соблюдать в святости и чесќти" (1Сол. 4;4), делая его достойным приќятия Божественной благодати.
  Одаренный способностями мыслить и чувствовать, первозданный человек жаждал подобного себе существа, коќторого не находил ни среди тварей виќдимых, ни среди тварей невидимых как ниже или выше его стоящих. Человек нуждался в существе одинаковом по сущности, но иным по ипостаси; нуждалќся не в силу внешних причин, но по саќмому бытию своему; нуждался в таком существе, которое помогло бы воспол-нить недостаточность его собственного бытия или, лучше сказать, благобытия.
  Тогда всеблагой Бог, создавший все условия для блаженной жизни человеќка, созидает ему то, чего желало сердќце его, взяв для этого сокровенную часть его, которое Писание наименоваќло ребром (Быт. 2;22). Из этого "ребра" его, из сокровеннейшей части его, из самой его сердцевины, из сердца создал Господь Бог жену ему. "Обрати внимаќние на точность Писания, - говорит св. Златоуст, - Оно не сказало: сотвори но: создал (устроил). Поэтому Бог взял часть от сотворенного уже и, так сказать, дал только, чего не доставало".
  Увидев ее, воскликнул человек воќсторженно: "вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа" (Быт. 2;23)! Первый человек увидел в ней, как в зеркале, отражение своей совершенной природы и сразу прилепился к ней всей душой своей, сказав пророчески, что вследќствие такой любви - "оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть" (Быт. 2;24). Слово "плоть" в устах Адама означает не тело как таковое, а весь духовќно-телесный состав человека, потому что само Свя-щенное Писание о первозданных муже и жене гоќворит, что они представляли собой единое сущеќство - человека (Быт. 5;2). Не только телесно едиќнились Адам и Ева, целуясь и обнимаясь, но и душевно представляя в двух телах одну душу. Таково свойство любви, что любящие представляют собой нечто одно целое и нерасторжимое, ибо любовь связует любящих с Богом и друг с другом. В этом единении друг с другом и с Богом соќстояла ближайшая цель первозданной четы, через исполнение которой они достигли бы полноты быќтия в Боге. Для того и создана жена, чтобы быть с мужем и в муже, служа живым отображением бого- подобия его, быть, по выражению апостольскому, "славой" его, которая, в сущности, есть "слава Божья" и отображением которой являлся сам муж (1 Кор. 11 ;7). Но жена должна была служить не только пассивным отображением совершенств мужа своеќго, но и помогать ему в усовершенствовании себя, вдохновляя его на устремление к достижению соќвершенства Божественного.
   Этому призванию и соответствует то место, коќторое назначено жене от века. Жена хотя и равна мужу как единосущная и подобная ему, но место, ею занимаемое, второстепенное, зависимое, ибо она создана после мужа и для мужа. "Не муж создан для жены, но жена для мужа" (1Кор. 11;9). Муж создан прежде жены, а потому, в отношении ее, имеет некоторое преимущественное самостоятельќное значение. Не муж приведен на потребность жене, но жена на потребность мужу; не муж от жены, но жена от мужа; не муж является славой жены, но жена есть слава мужа. Назначение мужа относительно жены - быть главой жены; назначение жены относительно мужа - сообщать "главе" жизненную способность. Соќобразно этим назначениям каждый из них имеет отличные друг от друга свойства и способности: в мужчине преобладает способность мыслительная; в женщине - сердечная.
  Ум - символ мужского начала; сердце - символ начала женского. И как ум и сердце по бытию своему изначально тесно соединены друг с другом, так что друг без друга не могут полноценно существовать, так и муж не может быть без жены, а жена без мужа, "Ибо как жена от мужа, так и муж через жену". (1 Кор. 11 ;11), т.е. не только жена, но и муж состоит в некоторой зависимости от жены, как ум находится в некоторой зависимости от сердца. Ум без сердечного чувства не обнаруживает своей энергии, а чувство не возникает без действия ума. Деятельность ума осуществляется и выражается собственно в сердце, в области чувств, эмоций. Ум облекается чувством как одеждой, почему и именуется иногда "умным чувством". Познание мира духовного не может совершиться одним умом или одним чувством. "Ни муж без жены, ни жена без мужа" не могут пребывать в Господе (1Кор. 11;11).
  Дело мужа - возделывание того, что он получает непосредственно от Бога.
  Дело жены - хранение в сердце своем того, что она получит от мужа.
  Женское без мужского бесплодно; мужское без женского - безжизненно.
  Женщина более восприимчива к внешним энергиям, чем к энергиям своей души. Способность восприятия у женщины преобладает над способностью мыслительной и если мужской ум скорее откликается на абстрактную идею, то ум женский - на воспринятое во внешнем мире. Внешняя природа является для нее тем направляющим духом, указаниям которого она следует. Мужчина действует самостоятельно, от себя; его действия исходят изнутри во внешнее. Женщина же по существу своему пассивна; она преданно принимает то, что ей предлагают и хранит с любовью.
  Ум человеческий по естеству своему должен быть в сердце, должен сочетаться с сердцем воедино, чтобы образовать цельную единую душевную структуру, способную к приятию Божественной энергии. Взаимные их отношения должны выражаться постоянным и неослабным контролем ума над сердцем; проникновением ума в сферу содержания сердца, с целью сообщения должного направления всем возникающим в сердце движениям.
  По подобию отношения ума к сердцу должно быть и естественное отношение мужа к жене. Не сердце должно увлекать ум к тому, что ему желательно, а ум должен направлять сердце к тому, к чему сам стремится по природе своей - к Богу. Этой цели сердце должно содействовать, а не противостоять. Жена должна покоряться мужу своему с любовью, видя любовь его к Богу и к ней в Боге. Любовь женщины - это преданность. Жена любит по-настоящему только тогда, когда забывает себя ради мужа, сосредотачиваясь на нем и живя его жизнью. Для мужа любимая жена - сокровищница, куда он полагает свое богатство.
  Любовь мужчины - формообразующая; он придает свою форму тому, что любит, воплощая созданный образ в прилепившемся к нему любимом существе. Женщина же, когда она любит, стремится, забыв о себе, погрузиться в этот образ, составить идеал для своего стремления. Можно сказать, что женщина дает мужчине живой материал, которому мужчина придает свою форму, вырабатываемую им под действием Божественной благодати. Отдельно от мужа жена не может ни сотворить, ни выбрать достойного плода, через который жизнь ее обрела бы Божественные свойства.
  Адам получил от Бога указание о способе достижения богоподобия; знала это и Ева, со слов своего мужа. В свою очередь, умный, но злой дух (Сатана) знал, что Адама, имевшего ум просвещенный Божьей благодатью, искусить злыми помыслами было бы трудно, практически невозможно, и он начал действовать на жену его как менее разумную и более подверженную влиянию движений телесно-душевного характера ( вот почему частные собственники, как слуги Сатаны управляют мужчинами через женщин веками, в том числе и в России начала 21 века: именно для этого и создавалась на Западе идеология женской эмансипации, направленная на, то чтобы не только разорвать навсегда тесный и непобедимый союз мужчины и женщины, когда они оба в Боге, но и сделать их злейшими врагами) . Вот почему Диавол начал обольщение с "низшей части человеческого союза (с жены), чтобы постепенно перейти к целому (к мужчине)". Диавол правильно рассчитал, что муж сделает уступку заблуждению жены, хотя и не по собственному обольщению, но ради любви к ней. Не случайно Апостол сказал, что "не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление" (1Тим. 2;14). "Это значит, - говорит блаженный Августин, - что она приняла за истину то, что говорил ей змей, а он не захотел отделиться от единственного сообщества с нею, даже и в грехе" (вот почему нормальные мужчины не предают жен и не являются разрушителями семьи: по данным статистики инициаторами развода в 80 процентов случаев являются женщины).
  Адам совершил преступление, но, не потому что был обманут или увлечен страстью, а повинуясь своей жене. Он знал, что делал, он сознательно преступал заповедь Божью, обманувшись разве что в том только, что, видимо, счел совершаемое им преступление извинительным (заслуживающим прощения со стороны Бога). Но он не был прельщен ни врагом, ни женой, ибо не сказал, что его прельстил змий или жена прельстила его, а просто, что он ел то, что дала ему жена (Быт. 3;12). Жена же призналась в том, что змий или диавол ее прельстил (3;13). Таким образом, женский род уже тогда показал слабость свою и немощь в этом отношении. Апостол не сказал, что Ева обольщена, но - жена, указывая тем самым на характерную черту вообще женской природы - - легкомыслие. "Легок сей род, - говорит блаж. Феофилакт, - легковосприимчив, легкообольстим".
  О женщине сказано - "немощный сосуд" (1 Петр. 3;7). Немощь ее, главным образом, состоит в подвластности природным стихиям, как вне ее, так и в ней самой. Она живет полнотой естественной жизни, не возвышаясь духом над естеством и не господствуя над ним (женщина раба своего тела, его чувств, эмоций). В этом заключается различие мужской и женской психологии в отношении своего естества. "Мужчина снисходит к естеству, господствуя над ним и повелевая ему. Женщина живет естеством, возвышая его до состояния наивысшей возможной для него духовности.
  В силу того, что женщина живет через естество, но не выше его (возвыситься над телом и властвовать им, дано только мужчине), и являются в ней такого рода немощи, как слабый самоконтроль, слепота в суждениях, подчиненность стихийным влечениям и беспорядочным чувствам. Во всей силе эти немощи явились после падения. Под таинственным и страшным влиянием греха все ее душевные движения приняли превратный вид: например, наклонность к пристальному наблюдению за течением действительной жизни и внимание к подробностям обратились в пустое любопытство и ветреность; способность проникать в сердце и узнавать по одному чутью истинный порядок вещей сделалась способностью интриговать и лукавить; потребность быть полезной и нужной заменилась жаждой нравиться и обольщать (это касается не только мужчин); свойство нежности перешло в кокетство ; подвижность влечений в каприз... Кроме того, раз в женщине преобладают движения сердечные, кровяные, то в ней с особой силой должны действовать и все те многообразные движения чувствующей части души, одни из которых под действием греха обращаются в движения болезненные, страстные, а другие под действие благодати - в движения здравые, добродетельные. При более подробном рассмотрении греховных действий падшего естества можно выделить в женщине ее преимущественные страсти, главными из которых являются тщеславие, сладострастие и лукавство.
  Тщеславие в женщине напрямую связано с потребностью привлекать к себе внимание мужчины. В глубине женской души кроется стремление быть или казаться чем-то большим, чем позволяет действительность и реальные возможности (по этой причине, находясь в плену тщеславия, женщины и считают себя умнее и лучше мужчин, игнорируя многочисленные факты, указывающие на обратное). Отсюда - склонность к игре ролей; всякая роль избирается в зависимости от обстановки и мнения окружающих. Женщина делает себя такой, какой хочет, чтобы ее видели. Мнение окружающих - вот то зеркало, перед которым она позирует. Доказательством того, что наличествует в ней эта страсть, служат такие проявления ее души, как нетерпение упреков, жажда похвал и постоянные мысли о реакции других людей на собственные ее поступки. Причем, совсем не обязательно для нее добиться похвал; самое страшное для нее - равнодушие окружающих, возможность остаться незамеченной. Ей всегда нужно много внимания и желательно столько же одобрения. Основной ее вопрос: "Хорошо ли я выгляжу"?
  К этому еще примешивается ее инстинктивное стремление к украшению себя. "Не украшать себя женщины не могут, - говорит Феофан Затворник, - и нельзя на них налагать обязательство: не украшай себя". Апостол Павел не только не запрещает, но даже повелевает женам украшать себя, но "не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою", ибо все это не придает ей красоты, если нет красоты в душе, а "добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию единственно могущими украсить душу" При отсутствии душевной красоты даже красота физическая теряет свою цену и "что золотое кольцо в носу у свиньи, то женщина красивая и безрассудная" (Притч. 11;22). Настоящая женская красота - внутренняя. В качестве единственно прекрасного всеми признается добродетель; "лишь добродетель своей красотой свет проливает на тело; она как цветок собой украшает его; она обнаруживает очаровательность умеренности, потому что добрые нравы, как луч света собой освещают и форму" (Климент Александрийский).
  Женская стыдливость - добродетель, получившая цену свою после падения праотцев. До падения "были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились" (Быт. 2;25), Но после того, как чувственность возобладала в их естестве, "и открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги" (Быт. 3;7). Стыд - следствие греховных ощущений плоти. "Когда является в девице стыдливость? - риторически вопрошает тонкий психолог человеческих страстей. - Тогда, когда она начинает ощущать в себе назначение женщины. Стыдливость - завеса греха, а не сияние святыни. Дева начинает тогда опускать вниз глаза, когда явится в ней ощущение греховное; в невинности своей она глядит прямо" (Св. Игнатий Брянчанинов). Правда, следует отличать детскую невинность от скотского бесстыдства. И то и другое не чувствует стыда, но ценность последнего сомнительна для человеческой природы.
  Всецелое устремление к злу, свойственное падшим духам, не свойственно падшему человечеству. В нем зло смешано с добром. Сердце есть та необъятная бездна, в которой содержатся не только все виды зла, но и все виды добра. "Сердце, - говорит преп. Макарий Великий, - малый сосуд, но там есть змии, там есть львы, там есть ядоносные звери, там все сокровища порока, там пути негладкие и строптивые, там пропасти, но там также и Бог, там Ангелы, там жизнь и царство, там свет и Апостолы, там сокровища благодати, там есть все". Есть "все" и в женском естестве. Женщина имеет великую силу не только для порока, но и для добродетели. Можно привести достаточно примеров таких женщин, которые проявляли необыкновенную добродетельность, доказывая тем самым, что движения сердца могут быть не только худыми, но и добрыми. Великое человеколюбие, например, показала та богатая сонамитянка, которая упросила мужа своего сделать горницу для пророка Елисея, где бы он мог отдыхать и подкрепляться пищей (4Цар. 4; 9-10). Достойна похвалы и та нищая вдовица, которая, несмотря на скудость свою, накормила пророка Илью, отдав ему последнее свое (З Цар. 17; 12). Женскому естеству по природе свойственны сострадание и милосердие, как свойственны они сердцу непорочному, чистому. Такое сердце не может без скорби "слышать или видеть какого - либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварью". Не может видеть и слышать того же женщина, живущая по закону Божью, написанному в сердце ее. Вообще, ее душевная сфера, как и телесная, отличается нежностью организации. Женщина, чье сердце не трогает вид горя, лишена одного из главных качеств, составляющих основу женского естества.
  Если душа мужская в идеале обладает такими качествами, как твердость, независимость, крепость, сила, мужество, то идеальными качествами женской души считаются нежность, мягкость, уступчивость, робость и слабость. Эти качества женской натуры пробуждают в мужчине самые благородные черты его природы - мужество и ответственность и смягчают черты резкие и грубые. Жена способна успокаивать растревоженного мужа своего, разгонять его излишние и тяжелые мысли, потому что женское естество наделено бесценным даром сочувствия, деликатности и умением вдохновлять. В записках св. царицы-мученицы Александры можно найти ту мысль, что власть истинной женственности - в ее чистоте и целомудрии, а сила ее - в мягкости.
  Особенно ярко стали проявляться добрые качества женского сердца с того времени, когда Господь обновил и освятил женское естество в лице Пречистой и Пренепорочной Девы Марии, ставшей Его избранным сосудом, в который Он вложил драгоценнейшую жемчужину Свою - семя благодати Духа Святого. Она же, восприняв сие Божественное семя и добавив от себя нечто свое (т.е. плоть), совершила таинство спасения рода человеческого, через безгрешное рождение в мир сей Богочеловека. И основные добродетели именно женской души послужили условием к совершению сего таинства. При сравнении поведения праматери человечества - Евы и поведения ее благословенной отрасли - Марии замечается существенное различие, послужившее в одном случае началу греха, в другом - началу спасения. Там Ева показала всему миру свое неверие Богу (вот почему женщины никогда не доверяют мужчинам и стремятся контролировать все его действия, а если возможно, то и мысли): здесь мир благоговеет перед глубокой верой в Бога Марии, поверившей в возможность вместиться невместимому Богу в ограниченном пространстве утробы человеческой. Там Ева легкомысленно соглашается на лукавое предложение без труда и Божьей помощи получить обожение (обожествление - стать богиней); здесь прямое обетование быть вместилищем Божества приемлется Марией не тотчас, а с размышлением и только при условии сохранения обета целомудрия. Там заманчивые речи начальственного Ангела тьмы порождают в душе Евы гордость; здесь же великие обетования начального Ангела света не только не надмевают ( не делают надменной, властной) Марию, но, напротив, приводят ее в смущение от сознания своего недостоинства и несовершенства. Там чувственное удовольствие и суетность увлекают Еву к желанию нарушить Божью волю, несмотря на угрозу наказания; здесь, несмотря на опасность бесславия от людей, всецелая преданность и любовь к Богу заставляет Марию покориться всесовершенной воле Божьей. Все это - живая вера, девственная чистота, глубокое смирение, всесовершенная любовь и преданность уготовили святую Деву Марию к принятию Сына Божья!
  Те же добрые качества пробудил Господь евангельским учением Своим и Своей богоугодной жизнью во многих женских сердцах. Евангелие показывает нам случаи, где жены явно превосходили мужей своей добродетельностью. Например, Никодим после беседы с Господом, не смог уверовать в Него как в Сына Божья, самарянка же не только уверовала во Христа, но и старалась привлечь к той же вере и других. Господь обличает Симона фарисея в том, что он осудил такую женщину, которая превзошла его делами веры и любви. Все это они получили за то, что сердце их принадлежало Господу; на Нем сосредотачивались все их мысли и желания. Его учение, как некое сокровище, они восприняли не умом, а сердцем и бережно хранили в немощном сосуде души своей по примеру святой Девы Марии, которая первая начала спасать в сердце своем все слова Сына Своего (Лук. 2;9). Необходимо отметить тот факт, что в Евангелии, да и во всех книгах Нового Завета, нет упоминания ни об одной женщине, которая была бы против учения Христова или имела что - то против самого Христа, в то время, как со стороны мужчин Господь часто встречал неверие, неблагодарность, презрение и даже ненависть.
   Мужчины преимущественно живут и руководствуются умом, который по свойствам своим отличается холодной рациональностью, пытливостью и склонностью к сомнениям. Женщины же живут сердцем (инстинктами) и воспринимают всякую истину сердцем же, не пользуясь рациональными, логическими доказательствами (благодаря управлению их поведением чувствами) . По отношению к христианству этот способ познания истины оказывается часто более верным и более надежным, как это признал один святой муж, сказавший, что "Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное" (Жор. 1;27).
  Наглядным примером, подтверждающим эти слова, является пример святых жен-мироносиц, доказавших всему миру истинность слов того же мужа, что "сила Божья в немощи совершается" (1 Кор. 12;9). Почему так? Потому что вся наша жизнь, и в том числе жизнь духовная, осуществляется и выражается собственно в сфере сердечной, чувственной. "Сердце есть начало и корень всех деяний наших", -. говорят Отцы. На этом же основании они советуют всякую истину доводить до сердца, возбуждать сочувствие к ней. Когда истина перейдет в чувство и войдет в сердце, тогда она обратится в самое существо души и образуется от этого ничем непоколебимое убеждение в истине. Чтобы истина начала свое действие в душе, требуется ее довести до сердца, возбудить сочувствие к ней. Когда истина войдет в сердце через чувство, тогда произойдет сроднение души с истиной, и образуется от этого ничем непоколебимое убеждение в истине.
  Прежде чем истина перейдет в сердце, ее надо сначала найти, а потом довести до сердца. А к этому приспособлена скорее психика мужская, чем женская. Есть в женской психике то качество, что она как бы не очерчена резко и ясно. Женское мышление - неоформленная, но готовая принять любую форму, материя (вот почему женщина так часто меняет свою точку зрения под влиянием на нее внешних источников информации; этим ловко и пользуется буржуазная идеология Запада) . Мужское мышление принципиально отличается от женского потребностью в ясных и твердых формах. Мужчина обладает тем же психическим содержанием, что и женщина, но только в более расчлененной форме. Там, где переживания у женщины неопределенны, смутны, у мужчины уже имеются ясные отчетливые представления, которые сопровождаются вполне определенными чувствами. Мысль и чувства мужчины можно различать, тогда, как подобного самостоятельного различения нельзя обнаружить в женской природе. К тому же женский ум не стремится проникнуть в "глубь вещей", а как бы только осязает предметы, пробует, скользит по поверхности, но не может схватить их сущности и составить определенные о них понятия. Такое мышление не может быть самостоятельным и не может оставаться в одиночестве без ощущения своей беспомощности (всему, что умеет, женщина учится у мужчин, особенно это касается приобретения ею знаний, которые добывают всегда мужчины).
  Именно в этих чувствах одиночества, покинутости, беспомощности и неопределенности очень ярко проявляет себя женская немощь. Еве Господь сказал после ее греховного падения "К мужу твоему обращение твое и той тобою обладать будет" (Быт. 3; 16). Эта "обращенность" к мужу не столько плотского, сколько психического характера, по всей очевидности, и "действует во всех одиноких (женщинах), преломляясь и приукрашаясь бессознательно самым разнообразным способом". Из-за этого женщине трудно, даже невозможно быть одной. Она нуждается больше чем мужчина в том, чтобы ее любили, жалели, утешали, потому что сама себя утешить она не может. У нее может быть хорошая память, она может многое запомнить, но проанализировать полученные знания, сделать логические заключения самостоятельно ей трудно. Многие жизненные впечатления, в особенности отрицательные, остаются в женском сознании необъясненными. Она не может самостоятельно разрешить противоречия, возникшие в ее мозгу, что нередко приводит к истерической реакции. Нужно, крайне нужно ей, чтобы кто-то объяснил и разрешил ее недоумения. Этот кто-то - мужчина. От него женщина всегда требует определенных взглядов, чтобы иметь возможность заимствовать их у него. На этом именно и основывается ее психическая зависимость от мужчины. Взятая от Адама, Ева (и все женщины) непреодолимо тянется к нему, желая обрести опору и занять то место, которое она прежде занимала в нем.
  Но в то же время она сама не действует, но ждет действий от мужчины; она в глубине души своей ожидает, что ее придут искать, хотя бы пришлось ждать всю жизнь. Таков естественный порядок вещей: не сердце поднимается к уму, а ум снисходит в сердце. Место жизни - сердце; там фокусируются все силы души. Ум, сошедший в сердце, начинает возделывать, изменять все множество душевных сит (энергий), перестраивая душу и приготовляя ее к принятию благодати. Сердце призвано к сохранению создаваемого умом нового устроения души или нового состава души, способного к соединению с Божеством.
  Такой душевный состав святые Отцы называют Церковью; Церковью называется и брачный союз мужчины и женщины (Рим. 16;4), а главой Церкви, как известно, является сам Христос. И в каком смысле Христос является главой по отношению к Церкви, в таком же смысле и муж является главой по отношению к жене (Еф; 5;23). Христос стал главою Церкви через спасение ее. Он - Спаситель тела Своего, т.е. Церкви (Еф. 2;23). И муж является главой жены как спаситель ее. Именно такова мысль Апостола: как Христос, будучи главою Церкви, промышляет о ней и спасает ее, так и муж - спаситель жены, ее защита и покров. На этом основании от жены требуется повиновение мужу "как Господу" (Еф. 5;22) или иначе повиновение Господу через мужа. Муж - посредник между женой и Господом, и жена не может прийти к Господу без сего посредника (путь женщины к Богу лежит только через мужчину). Впрочем, и муж без жены не может жить с Господом, как лишенный корня и своего жизненного начала. "Кто найдет добродетельную жену? Цена ее выше жемчугов, - говорит Писание, - уверено в ней сердце мужа ее, и он не останется без прибытка; она воздает ему добром, а не злом, во все дни жизни" (Притч. 31; 10-12). Добрая жена помогает ему в приобретении основных добродетелей сердечных - живой веры, нетленной чистоты и самоотверженной любви, отчего приобретает он благодать от Господа" (Притч. 18;23). Поэтому мужу заповедано искать единения с женою через жертвенную любовь к ней (Еф. 5;25), ведь от этого зависит его собственная жизнь и благополучие. "Любящий свою жену любит самого себя" (Еф. 5;28), потому что она - часть его самого. Жена есть помощница мужу в деле их совместного спасения и должно мужу заботиться о ней так же, как душе должно заботиться о плоти своей, питая и грея ее, по подобию того, как Христос "питает и греет Церковь Свою" (Еф. 5;29). И как цель попечительства Христа о Церкви такая, что бы спасти ее от порока, греха и безобразия, вернуть ей прежнюю славу ее, святость, непорочность и сообщить ей вышеестественное состояние одухотворения через соединение с Божеством, так пусть пекутся и мужья о женах своих, преобразовывая их и себя через них в то вышеестественное, равноангельное состояние, в котором "нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе". (Гал. 3;28).
  Достижение сего состояния, есть достижение Царствия Божия, и совершается сие достижение таинственным образом глубоко внутри каждой человеческой души (Лук. 17;21). Но "тайна сия велика" (Еф. 5;32) и откроется она не раньше славного пришествия Господа нашего Иисуса Христа, Коему подобает всякая слава, честь и держава со Безначальным Его Отцом, пресвятым, благим и животворящим Его Духом, ныне и присно, и во веки веков! Аминь.
  
  
  В. КОРЖЕВСКИЙ.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"