Виноградов Павел: другие произведения.

В ночь с пятого на десятое...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Памяти Михаила Глебовича Успенского. Опубликовано в газете "Невское время", 16,12,2014.

  Статья в архиве газеты
  
  М_Успенский [Сеть]
  
  Умер писатель Михаил Успенский. Умер во сне в ночь с пятницы на субботу. 'В ночь с пятого на десятое' - так называется его незаслуженно забытая ранняя повесть, впервые опубликованная в альманахе 'Енисей'. И вторая из его вещей, прочитанная мной. Для меня, диссидентствующего юнца, это было чудо - на сером фоне идеологизированной до идиотизма советской литературы вдруг произрос ядрёный сюрреализм, да ещё и берущий начало от Булгакова и обэриутов. Позже оказалось, что эти литературные корни вполне способны нести на себе роскошное древо иронического фэнтези, вечным памятником которого будет бессмертный Жихарь Успенского.
  Я чувствую горе от этой утраты, но не могу понять, кем он был для меня. Учитель? Пожалуй - сначала. Но я никогда, наверное, не достигну этого синтеза виртуозности рассказа, сарказма, благородного безумия и скрытой печали, который и есть творческое наследие Михаила Успенского. Да, честно говоря, и не хотел бы, потому что для него этот болезненный мир был континуумом, в котором существовала его душа. Можно сказать, он сам всегда жил 'в ночь с пятого на десятое'. Там и умер...
  Друг? Тоже слишком сильно сказано. Да, 'заболев' Успенским заочно, я вдруг обнаружил, что работаю с ним бок о бок - через кабинет в здании огромного красноярского издательского комплекса, который (он сам это признал в разговоре) был прототипом инфернального дома из 'Ночи'. Я был помощником корректора издания краевого комитета КПСС 'Красноярский рабочий', а он редактировал (то есть, в одиночку делал) приложение к этой газете с сюрреалистическим названием 'Красноярский рабочий' на объектах агропрома'...
  Да, было общение, разговоры - не всегда трезвые, время такое - в том числе, и о литературе. Но я был пописывающим в общую тетрадку стихи юношей, а он начал публиковаться, когда я под стол пешком ходил, писал потрясающую прозу, постоянно ездил в Ленинград к тоже любимому мной Виктору Конецкому. Я звал его Мишей, но знал, что он был, пожалуй, самым ярким представителем знаменитой 'Красноярской стенки'. Может быть, Олег Корабельников не хуже, но он оставил литературу, а слава его, в отличие от Мишиной, не перешагнула границ Красноярска.
  Однако, кажется, и Миша испытывал ко мне некоторый интерес, особенно, когда началась 'перестройка' и я получил местную известность как один из лидеров радикальных политических 'неформалов'. Потом я уехал в Питер, а Миша остался в Красноярске, но его романы уже читали и обсуждали по всей стране даже далёкие от фантастики люди. Он и не был 'чистым' фантастом, а настоящим, большим писателем. Да я и не признаю это советское деление литераторов на писателей и фантастов - в любом жанре пишешь или хорошо, или плохо. Он писал великолепно. Всегда.
  Но, как не случайно - я убеждён в этом - возникло наше знакомство, так и не случайно было прервано. Он довольно часто приезжал в Питер, но нам ни разу не удалось встретиться. То я лежал со сломанной ногой, то пришёл на вручение ему премии братьев Стругацких, а он сам на церемонию не явился... В переездах с квартиры на квартиру потерялся подписанный им сборник его рассказов в 'Библиотечке 'Огонька''. Только на фотографиях в интернете я видел, как он неуклонно толстеет, а глаза его становятся всё печальнее.
  Он почти не писал в последнее время, да и вообще за жизнь написал немного. Вёл мастер-класс юных фантастов, работал политическим обозревателем (Господи, Миша!..) в газете, которая в 90-х публиковала мои первые рассказы. Может быть, и хорошо, что мы не увиделись - наши пути разошлись. Он остался с диссидентами СССР и 'неформалами' 90-х, а я - нет. Вряд ли бы сейчас мы нашли общий язык. Но политические разногласия - такая мелочь по сравнению с уважением и благодарностью, которые я испытываю к его литературе!
  'Мой читатель умер, мне некому писать', - говорил он в последние годы. Скорее всего, это просто отговорка, маскирующая глубокий творческий кризис. Вдова писателя убеждена, что умер он от депрессии. Возможно. Но его читатель жив и будет жить, пока люди читают русскую литературу, в которой Михаил Глебович Успенский останется навсегда.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"