Винокур Александр: другие произведения.

"У Средиземного моря". Цикл стихотворений

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:

  
  ***
  Как трофеи к своим же ногам
  Подношу. Из судьбы своей изгнан,
  Собираю накопленный хлам -
  Атрибуты обыденной жизни.
  
  И, проверив реестр мелочей,
  Мало значащих, грузом лежащих,
  Выбираю лишь связку ключей
  От событий и дней уходящих.
  
  Чтобы в прошлое путь перекрыть
  Их, как сладость запретную, прячу.
  Остальное - раздать и забыть.
  Что-то выбросить сразу. Иначе
  
  Этот груз бесполезный нести
  Мне придется, как нес его прежде,
  Словно можно судьбу провести
  По глухим закоулкам надежды.
  
  
  
  
  ***
  Английский дом подковой. Лев у входа.
  СимтА ПлонИт. Не Лондон - Тель-Авив.
  Зной, духота. Зимой дожди и холод...
  Приют вчерашний память теребит.
  
  Надежды страх тяжел, но конструктивен.
  Иллюзий состоявшихся букет,
  Слегка увядший, из неровных линий,
  Держу, как незаконченный сонет.
  
  ------------
  Примечание. "СимтА ПлонИт" (иврит) - "Безымянный переулок", переулок в центре старого Тель-Авива.
  
  
  
  
  ***
  Ноги в холодной воде арыка.
  Семьдесят третий год.
  Несколько дней вдалеке от криков
  И от других забот.
  
  Солнце в зените, нас не жалеет.
  Но хорошо и так...
  Воспоминания тлеют и тлеют,
  Не догорят никак.
  
  
  
  
  ***
  Две нечетких фигуры,
  Неприметный пейзаж...
  Зарисовка с натуры?
  Или просто мираж?
  
  Или память, отбросив
  Предыдущий мотив,
  Разбирает без спросу
  Старый пыльный архив?
  
  И, стирая границы
  Между явью и сном,
  Ретуширует лица,
  Сомневаясь во всем?
  
  
  
  
  ***
  За пределами знания,
  Там, где вера одна,
  Появляется странная,
  Как чужая, струна.
  
  Не всегда различаема,
  Только если молчит.
  Меж иными нечаянно
  Возникая, звучит.
  
  Дирижёра не слушая,
  Согласует сама
  С неслучайным, со случаем
  Ритмы яви и сна.
  
  Резонанс непредвиденный
  Как запретная связь.
  Ни расстаться, ни выдержать,
  И признаться боясь.
  
  Перевод приблизительный
  По заслугам воздаст -
  Как прирученным, зрителям
  Безвозмездно отдаст.
  
  
  
  
  ***
  Здесь фильмы ужасов снимать.
  Дома как будто нежилые.
  И эти улицы кривые,
  И страх, что трудно передать.
  
  Деревья как столбы стоят,
  Стволы без листьев и без веток.
  В осколках солнечного света -
  Вполне приемлемый наряд.
  
  От темноты до темноты
  Проходит время, не меняясь,
  В пространство перевоплощаясь
  У разделительной черты.
  
  
  
  
  ***
  Деревья Хаффмена и числа Фибоначчи...
  Их связь неочевидна, не видна.
  Увидеть и узнать ее - удача,
  Которая сближает времена.
  
  Зачем сближать? Что с этой связью делать?
  Возникшая как легкий карнавал,
  Теперь реальность жесткая, владеет
  Всем связанным и тем, кто все связал.
  
  И ничего нельзя переиначить...
  Стремимся к цели, позабыв о том,
  Что даже и решенная, задача,
  Спросив одно, ответит о другом.
  
  ------------
  Примечание. Числа Фибоначчи и деревья Хаффмена - математические об'екты. Числа Фибоначчи (Fibonacci numbers) были описаны семьсот лет назад, деревья/коды Хаффмена (Huffman codes) - в 1952 году.
  
  
  
  
  ***
  Две электрических реки.
  Одна вся красная. Другая
  Огнями белыми играя,
  Почти касается руки.
  
  Дорога в Иерусалим
  Из Тель-Авива и обратно...
  Кандинскиана тысяч пятен.
  И мы в одном из них сидим.
  
  
  
  
  ***
  Тело стареет, дряхлеет.
  Дух остается один.
  Что еще он сумеет,
  Раб, а не господин?
  
  Хочется взять передышку.
  Только кого попросить?
  Тихо, ни шороха. Слышно
  Как обрывается нить.
  
  Прошлое сжалось до точки.
  Все, что успел, - не успел.
  Бесятся старые строчки
  Перед уходом от дел.
  
  
  
  
  ***
  В исторической ретроспективе
  Все, что было и произошло,
  Сортируется неторопливо.
  То - отсеялось, это - дошло.
  
  Что отсеялось, кануло в Лету.
  Остальное, осколки и пыль,
  Снова клеим и красим. И это
  Называется коротко - быль.
  
  
  
  
  ***
  Как будто изморози иней
  В сетях электропередач
  Связал узоры этих линий
  И разрубил их как палач.
  
  Осколки солнца, попадая
  На стекла вымытых машин,
  Нас к прозе жизни возвращают
  Как всех, спустившихся с вершин.
  
  
  
  
  ***
  И снова числа Фибоначчи.
  Машина Тьюринга теперь
  Их вычисляет. Наудачу
  Возьми любое и проверь.
  
  Мир, аскетичный до предела
  (Лишь единицы и нули),
  Сосредоточенный всецело
  На скрытом - рядом и вдали.
  
  Приникнув к тайне мирозданья,
  Здесь собеседников не ждут.
  Самодостаточно призванье
  И одинок душевный труд.
  
  ...Предвосхищаемое знает,
  Когда себя осуществить.
  И, воплощаясь, разрывает
  С тобой связующую нить.
  
  
  
  
  ***
  Жизнь, ты словно приговор с отсрочкой.
  Все известно, кроме одного.
  Где-то там отмерен срок твой точный,
  Но тебе не скажут ничего.
  
  И, почти забыв что ты не вечен,
  В бесконечность тянешь жизни нить...
  Даже если будешь безупречен,
  Ничего не сможешь изменить.
  
  Некого просить. И между делом,
  Страхи и надежды пережив,
  Ты уйдешь, как будто здесь и не был,
  Место для других освободив.
  
  
  
  
  ***
  "В забытом Б-гом Новом Буге" -
  Строка, которой двадцать лет,
  Бежит по замкнутому кругу.
  Одна. Других все нет и нет.
  
  Тот город, без воды и кранов,
  С осадком горечи на дне
  В часы иные жизни странной
  Строкой одной сидит во мне.
  
  
  
  
  ***
  Ноябрьская слякотная грязь.
  Тяжелый снег обматывает город.
  Мигает свет. Вновь отключили связь.
  На улице темно, и дома холод.
  
  Читать Камю. "Чуму", скорей всего,
  Дождавшись дня, когда разгонит тучи,
  Успев собрать на хлеб и молоко,
  Как выгодно представившийся случай.
  
  
  
  
  ***
  Стихи - моё последнее пристанище,
  Где я по праву беден - как поэт.
  На скорый суд былых моих товарищей
  Не выйду я, осмеян иль воспет.
  
  Запасы слов, накопленных в изгнании,
  Я буду тратить медленно, храня
  С таким трудом полученное знание
  И опыт, обгоревший по краям.
  
  Когда найду прекрасное в обыденном,
  Им отражённый свет перехвачу.
  Уйду в себя с наградой, как с обидою,
  Но время вспять вернуть не захочу.
  
  Соединю взаимоисключения.
  Патент не нужен - сам возьму права.
  И, соблазнённый первым впечатлением,
  Переведу всё сущее в слова.
  
  
  
  
  ***
  Армянская речь в Тель-Авиве.
  ...Ашдод, Аштарак, Ашкелон...
  Восставшая ретроспектива
  Срывает стоп-кран. Эшелон
  
  Озвученных ассоциаций,
  Связующий центры планет,
  Стирает следы реставраций
  И тормоза резкого след.
  
  В расщелинах встречного дома,
  Где прошлого ждать не привык,
  Так странно услышать знакомый,
  Такой непонятный язык.
  
  Подброшенный времетрясеньем,
  В осколках проснувшихся лет
  Мозаику сопоставлений
  Ищу, как счастливый билет.
  
  ------------
  Примечание. Ашдод, Ашкелон - города в Израиле; Аштарак - город в Армении
  
  
  
  
  ***
  Личный жизненный опыт
  Не передать никому.
  Груз, что тобой накоплен,
  Лишний, идет ко дну.
  
  То, что кажется важным,
  Завтра не вспомнишь сам.
  Прошлое не разбавишь
  С будущим пополам...
  
  Но философский вывод,
  Опыта личного часть,
  Нам оставляет выбор -
  Веря, опровергать.
  
  
  
  
  ***
  
   "Мне в Париж, по делу, срочно"
   Жванецкий
  
  В Париж заехать. Просто, по делам.
  На два-три дня. А больше и не надо.
  Минуя Лувр, минуя Notre Dame,
  Забраться в номер с видом на мансарду.
  
  Назавтра, наспех вещи разобрав,
  Заняться делом, важным и не важным...
  Обычный день в Париже, без забав.
  Как будто было это не однажды.
  
  
  
  
  ***
  Споткнувшись взглядами случайно,
  Друг друга видя первый раз,
  Как совладельцы общей тайны,
  Узнали - в профиль и в анфас.
  
  Спрессованы мгновенья встречи...
  И, равнодушно разойдясь,
  Почти забудем этот вечер,
  И этот взгляд, и эту связь.
  
  
  
  
  ***
  Построить дом в песочнице. И жить
  Пытаться в нем как будто в настоящем.
  Быть может, так удастся оградить
  Себя от прошлых бурь и предстоящих.
  
  Совсем забросив прежнее жилье,
  Мечтать о новой жизни, в одночасье
  Сменив чужое имя на свое,
  Post factum испросив на то согласье.
  
  И тихие песочные часы
  (Зачем мне гонг секундной быстрой стрелки?)
  Переставлять. И ставить на весы
  Все "за" и "против" этой, с лёту, сделки.
  
  
  
  
  ***
          На 50-летний юбилей средней школы N52 г.Львoва
  
  Ты нас учила долго, много
  И хорошо. Не как-нибудь.
  Учила выбирать дорогу,
  Искать и находить свoй путь.
  
  Как часто на твоих уроках
  Мы, увлеченные, вели
  С математическим расчетом
  Литературные "бои".
  
  А выйдя в жизнь, теперь и сами,
  Не все ответы находя,
  Мы понимаем - вместе с нами
  Учились и учителя.
  
  Так быстро время пролетело...
  Пусть эти годы далеки.
  Но, и отвыкшие от мела,
  Всегда - твои ученики.
  
  
  
  
  ***
  Скрипач в подземном переходе,
  Сняв выражение с лица,
  Играет классику прохожим.
  Без сокращений, до конца.
  
  Смычка пронзительные звуки,
  Сливаясь с запахом мочи,
  Отождествляют все науки
  С одной - "Смиряйся и молчи".
  
  Но инструмент наук не знает.
  В дуэте, вырвавшись вперед,
  Он скрипку первую играет
  И исполнителя ведет.
  
  
  
  
  ***
  Смех за окном. И запах лета.
  Тепло - преддверие дождя.
  Босые ноги по паркету
  След оставляют. А нельзя.
  
  День между вечностью и детством.
  Один из тех счастливых дней
  Когда случайного соседства
  Закономерности видней.
  
  Замри. Уже слышней и зримей
  Дрожит связующая нить,
  Спасая нас надеждой мнимой -
  Себя постигших, повторить.
  
  
  
  
  ***
  Читайте Максима Лаврентьева.
  Читайте не только слова.
  Природа поэта изменчива,
  Но власть изначально права.
  
  Пунктирная тонкая линия,
  Идущая через века,
  Становится все различимее
  На этих вспорхнувших листах.
  
  В окрестностях места и времени
  Свой путь продолжает, ведя,
  Как летопись редкого племени,
  Прямой репортаж из себя...
  
  Невольно смиряясь забавою,
  Стремясь и узнать, и забыть,
  О том, что за той переправою,
  Услышав, не переспросить.
  
  За гранью, едва достижимою,
  Где вымысел смысла сильней,
  Приметить удачу единую
  И даже сопутствовать ей.
  
  
  
  
  ***
  Чувство вины изначальное,
  Словно во всем виноват.
  Каждое слово печальное
  Переживаю стократ.
  
  Боль, что слезами не выплакать,
  Чувствую, словно свою.
  Радость, без спроса возникшую,
  Тотчас в себе усмирю.
  
  И, пережив, перечувствовав,
  Опустошенный, молчу...
  Этой виною заученной
  Лишь откупиться хочу.
  
  
  
  
  ***
  Сохранилась традиция
  Через тысячи лет.
  Горевать ли, гордиться ли?
  Но туманен ответ.
  
  Все, что может, меняется.
  Неизменно одно -
  Ритуал повторяется
  Как вчера и давно.
  
  Словно груз опечатанный
  В неизвестность везут.
  Для чего этот тщательный
  И бессмысленный труд?
  
  От эпохи оторвана,
  Продолжает свой путь,
  Никого из отобранных
  Не пытаясь вернуть.
  
  
  
  
  ***
  Между Юниксом и Хименесом
  (Рядом - Бунин и Си-плюс-плюс)
  Обессиленым шаром теннисным
  В микромире своем кручусь.
  
  Ненадежны мои прибежища.
  Прислонившись к входным дверям,
  Внешний мир познаю, в себе ища,
  То, чего не хватает там.
  
  Поднимаясь и снова падая,
  Как на первом моем пути,
  Оставляю вновь за оградою
  Все, что может произойти.
  
  ---------------------------
  Примечание. Юникс - операционная система; C++ (Си-плюс-плюс) - универсальный язык программирования.
  
  
  
  
  
  ***
  Фуникулер по вертикали
  Свой путь унылый совершает.
  Короткий путь - здесь не читают,
  Да и знакомятся едва ли.
  
  И, не обученный по кругу,
  Как крот к земле прижатый тесно,
  Он, не найдя другого места,
  Соединяет север с югом.
  
  Миссионер в углу забытом,
  Он долг, как может, исполняет,
  Один себя сопоставляя
  С каким-то замыслом сокрытым.
  
  
  
  
  ***
  Пока ещё по именам
  Тех, кто убит, перечисляют.
  Их фото в чёрном заполняют
  Газеты и телеэкран.
  
  Но места стало не хватать.
  И вскоре просто краткой строчкой -
  Когда и где, и сколько точно
  Лишь цифрой будут сообщать.
  
  Знакомый не однажды путь...
  Когда и цифр собрать не сможем,
  Одно останется, быть может, -
  К одной семье себя вернуть.
  
  
  
  
  ***
  Обратная связь нарушена.
  Словно в колодец бездонный
  Слово бросаешь и слушаешь.
  Эхо - и то незнакомо.
  
  И, не надеясь на лучшее,
  Сам для себя посторонний
  Ждешь подходящего случая
  Свой монолог не исполнить.
  
  
  
  
  ***
  Окрестности жилища моего:
  Земля сухая, зелень цвета хаки,
  Строений вопросительные знаки,
  Тревоги призрак. Только и всего.
  
  Над всем - почти спокойствия покров...
  Тревога давит, утомляют речи.
  В одно смешав прощания и встречи,
  Ищу я этот выдуманный кров.
  
  
  
  
  ***
  У моря Средиземного такая благодать.
  Здесь всё, что пожелается, ты можешь загадать.
  А сбудется, не сбудется - тут некого винить.
  Но всё, что образуется, ты должен пережить.
  
  
  
  
  ***
  Климат - как член семьи
  С очень плохим характером.
  Утро. Часам к семи
  Хочется взять и послать его.
  
  Но впереди весь день
  В липких его объятиях.
  Давит. Без сил совсем
  Тело и дух измятые.
  
  Вечер. Прохлады нет.
  Полночь. Твой лоб в испарине.
  Словно сошёлся свет
  На эту землю старую.
  
  И удушает, жжёт.
  Как для себя, старается...
  Так развлекаясь, ждёт -
  Что от неё останется?
  
  
  
  
  ***
  Ивану Федорову памятник
  На фоне кленов в октябре.
  Мир совершенен, словно праведник...
  Но фотографии не верь.
  
  Запечатленный так талантливо,
  Фрагмент из книги бытия -
  Лишь лист гербария галантного.
  Он сух, себя в себе тая.
  
  И, соразмеренный с реальностью,
  Приняв иное как свое,
  Он в поединке с моментальностью
  Канонизирует ее.
  
  ...Как передать тот миг единственный,
  Обычный миг, среди других,
  С его гармонией таинственной
  И ядом газов выхлопных?
  
  Но недосказан и невысказан,
  С тобой пока ты без него -
  Он контактирует, но пристально
  Не приближает никого.
  
  
  
  
  ***
  Сексуальный опыт. Самый первый.
  Каждый шаг - по тающему льду.
  Отступать нельзя. Но я, наверно,
  Этот свой экзамен не пройду.
  
  ...Тот рубеж перейден. И оставлен
  Первый страх. Осталось осознать -
  Это просто факт документальный,
  И не раз сначала начинать.
  
  
  
  
  ***
  Математический мирок,
  Самодостаточный в надежде
  Мир перестроить, где порок
  На положении невежды.
  
  Канонизируя мечты
  "На грани вымысла и смысла",
  Он превращает их в почти
  Всепроникающие числа.
  
  Не разделяя рай и ад
  (Там, где нет ереси, - нет ада),
  Как неисправный циферблат,
  Себя вручает, как награду.
  
  Примечание. "На грани вымысла и смысла" - название сборника стихов Максима Лаврентьева
  
  
  
  
  
  
  ***
  Монтень, Руссо, Моэм и Эренбург.
  Их жизнеразмышления - напиток,
  Который пьешь, когда душа разбита.
  Бальзам? Плацебо?.. Плачешь, демиург?
  
  Осадок выпадающий помочь,
  Скорей всего, не сможет, но научит
  Надеяться на Б-га и на случай...
  Вот и осталось - взять и превозмочь.
  
  
  
  
  
  
  ***
  Торговля словами. Товар непростой.
  Продать их? Себе же в убыток.
  Вторично использовать? Скажут: "Постой,
  Не слишком ли много попыток?"
  
  Оставить в себе? Переждать, растворить?
  Итог - беспокойства осадок...
  Натянута и сокращается нить
  Периода полураспада.
  
  Слова, из которых не можешь создать,
  Сумеют совсем не случиться.
  Осталось опомниться и осознать.
  Вернуть их. И освободиться.
  
  
  
  
  
  ***
  Перекодировать слова -
  Совсем нетрудная задача.
  Их смысл иной твои права,
  В конечном счете, обозначат.
  
  Наклейки прежние сорвав,
  Меняя слов предназначенья,
  Среди забот, среди забав
  Ждешь новых перевоплощений.
  
  И, создавая прецедент,
  Ты все пытаешься стремиться,
  Как чужеродный элемент,
  В себе успеть укорениться.
  
  
  
  
  
  ***
  Военный молодой
  В ему идущей форме.
  Обласканный судьбой,
  Пока о нем не вспомнит.
  
  Оборванный сюжет.
  Оборван не напрасно.
  Пока не схвачен след,
  Прошедшее - прекрасно.
  
  
  
  
  
  ***
  В Венгрии не был. Читал
  Ийеша, Морица. Впрочем
  Время работало. Стал
  Слов неразборчивым почерк.
  
  Сидя на станции Чоп,
  Рядом с Европой и миром,
  Переворачивать сноп
  Замыслов скошенных... Сыро.
  
  Дальше судьбу протянуть
  Строчкой - до Буды и Пешта.
  И, сокращая свой путь,
  Снова вернуться на место.
  
  
  
  
  
  ***
  Качели, карусели.
  Такая канитель:
  Что в детстве не успели -
  Доигрывай теперь.
  
  По времени промчаться,
  Забыв о тормозах,
  Забыв себе признаться
  О страхах и слезах...
  
  Разобранный на части,
  Совсем теряешь след
  В попытках вспомнить счастье,
  Которого все нет.
  
  
  
  
  
  ***
  Мы выезжали из Эчмиадзина.
  Была жара. Летела пыль в глаза.
  Как загнанные лошади, машины
  Нас заставляли жать на тормоза.
  
  Дорога шла в столицу. У Звартноца
  Вода вскипела. Выйдя из машин,
  Как будто к долгожданному колодцу,
  Спустились по тропинкам в магазин.
  
  Лаваш с водой прохладной, охлажденной,
  Был дар небес - и грешным, и святым.
  Как группа лиц, судьбой перемещенных,
  Мы были рады радостям простым.
  
  Товары из запасов ширпотреба
  Не отпускали. Удлиняя день,
  Всё новых благ пытались ждать от неба.
  И лишь одно нам нужно было - тень.
  
  Но кратер непогасшего вулкана
  Был мир вокруг. Там пролегал наш путь.
  Нам предстояло поздно или рано
  Через самих себя перешагнуть.
  
  
  
  
  ***
  Стасис Красаускас - график, художник
  Шестидесятых годов.
  Линий язык, до него невозможный,
  Освобожденный от слов.
  
  Контуров магия. Росчерк небрежный -
  И, подавая пример,
  Тел и вещей оболочки мятежно
  Пересекают барьер.
  
  Там, выходя за границы пространства,
  Преобразуют его,
  Чтобы потом, возвратившись из странствий,
  Не узнавать ничего.
  
  
  
  
  ***
  "Смотрите CNN - война в прямом эфире!
  Бои идут на улицах Москвы".
  Художник этих сцен, хозяин в этом тире
  Меняет фон, глаза полуоткрыв.
  
  Ты раб всевышних сил, как в Риме на арене.
  Здесь нет надежды, жребий правит бал.
  Совсем утерян код. Где верность, где измена?
  Вопроса нет. Он просто опоздал.
  
  Так страшен сериал. Здесь каждый - соучастник...
  Найди свой угол в сетке передач,
  И думай лишь о том, что защищен и счастлив.
  Придет твой час - придет и твой палач.
  
   1993-2005
  
  
  
  
  ***
  Поезд "Киев - Москва"
  Как коммунизм обещанный.
  Тихо плывет состав,
  Ложечкой чай помешивай.
  
  Молча смотри в окно,
  Мир за стеклом как плюшевый.
  Сумерки... Ночь давно,
  Мы говорим, не слушая.
  
  Купленный с рук билет -
  Счастья врасплох царапина.
  Было и снова нет.
  Будущим все оплачено.
  
  
  
  
  ***
  Как фрески старые, фрагменты
  Несостоявшейся судьбы.
  Здесь не слышны аплодисменты,
  А лишь усталость от борьбы.
  
  И наблюдатель безучастный,
  Листая даты и места,
  Отметит репликой напрасной
  Две-три фигуры у холста.
  
  Но в связке краткой отвлеченно
  Соединяются на миг -
  Фрагмент судьбы запечатленной
  В их отражении горит.
  
  
  
  
  ***
  Одинокий, потерянный, жалкий.
  Это я восемнадцати лет.
  Не самойловский мальчик в ушанке
  Среди бедствий военных и бед.
  
  Но один я в огромной вселенной...
  В лабиринтах и ночи, и дня
  Я блуждаю с мечтой неизменной:
  Кто-нибудь - да услышит меня.
  
  Центром мира себя не считая,
  Жду, единственный, мира ответ.
  Получив его, не понимаю...
  Это я, восемнадцати лет.
  
  
  
  
  ***
  Пока еще ветер ласкает
  Усталую кожу лица
  Душа - да и дух - пребывают
  В младенческих грезах. Отстав
  
  От времени в собственном доме
  (Привычен потерянный след),
  Они словно пара знакомых
  В тени безмятежных бесед.
  
  Лишь мелкие капельки пота
  На гладких обочинах лба...
  Миг, схваченный вполоборота.
  И автора подпись - "Судьба".
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"