Вирэлэ: другие произведения.

Месть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Грустная история о любви и ненависти

  Сладкая, горькая месть
  1
  Прошли многие сотни и тысячи лет нескончаемого противостояния. Защитники Валкина продолжали отстаивать свой мир от нападок чужаков. Откуда они появились никто не знает, просто в один день в отдаленной части материка появились полчища огромных зеленокожих существ с огромными торчащими из нижней челюсти клыками. Ни о их появлении, ни о намерениях не знал никто. Первыми от них пострадали гоблины - маленькие существа с огромными ушами и кожей зеленого цвета. Мирный народец великолепных механиков и инженеров совершенно не был готов отбивать яростные атаки орков. Поселения гоблинов были сметены одно за другим, а весь народ превращен в рабов и верных слуг, недовольных не осталось. Любое недовольство искоренялось жестокими публичными казнями. Но захватив часть континента орки не остановились, о том, что гнал их вперед в основном страх, все остальные жители Валкина узнали гораздо позже, когда из разломов земли начала появляться кипящая ядовитая жидкость. Мерзость - так ее назвали. Там, где появлялась эта субстанция все живое сходило с ума, словно вдыхание испарений мерзости вызывало помутнение рассудка и пробуждала самые отвратительные качества, превращая миролюбивых зверей и разумных существ в одержимых жаждой убийства и завоевания. Орки бежали от мерзости разоряя и уничтожая все, что им попадалось. Пока им не преградили путь эльфы. Великий народ мыслителей и поэтов, магов и воинов. Благодаря тому, что срок их жизни был гораздо больше нежели остальных обитателей и равнялся нескольким поколениям людей, эльфы обладали огромными познаниями и, конечно, их не могла не заинтересовать природа происхождения мерзости. Вот только на них она влияла так же, как и на других, и в рядах эльфов произошел раскол, те, кто попал под воздействие мерзости стали использовать страшные кровавые ритуалы для преумножения своих возможностей, за что и получили свое название - Эльфы крови. Те же из них, кому удалось избежать пагубного воздействия в ужасе бежали от надвигающейся мерзости, продолжая свои изыскания и скрываясь от бывших сородичей, они начали скрываться в пещерах и вести ночной образ жизни, так они и стали Ночными эльфами.
  Когда люди столкнулись с орками впервые их уже возглавляли эльфы крови, основавшие новый орден внутри рядов чужаков и завоевавшие их полное доверие.
  Постепенно военные действия перенеслись по всем островам и континентам. И вот уже больше нескольких сотен лет шло непрекращающееся противостояние между защитниками Валкина и чужаками. Ресурсы таяли, но возможности примириться не видел никто, единственное что устроило бы обе стороны - полное уничтожение противника, сдаваться никто не собирался. Это грозило привести к уничтожению всего живого на Валкине.
  ***
  День уже клонился к вечеру, солнце спряталось за иссохшими вершинами хиленьких деревьев. Это и лесом-то нельзя было назвать. Болото болотом, но растительность упорно не сдавалась, продолжая свой жизненный цикл. Назойливо зажужжали над головой огромные комары, в ближайшей заводи устроил охоту огромный кроколикс, его жертвой стала какая-то местная зверушка. Ветра не было, совсем. На этих болотах всегда было сыро, отвратительно и душно, особенно в доспехах, но предстоящее дело требовало полного обмундирования. Встречать пополнение без доспеха было бы просто неуважением к ним, а позволить себе такого командир не мог. Единственное от чего он отказался наотрез - это шлем, этот предмет сейчас был бы точно не к месту.
  Командир союзных войск Рассел Маи обвел строгим взглядом неровные ряды последних добровольцев. Война затянулась, потери несли обе стороны и теперь уже не приходилось выбирать из лучших или даже хотя бы подготовленных. Уже несколько лет брали всех, кто мог быть хоть чем-то полезен в бесконечной битве с чужаками.
  Кряжистые гномы пыхтели в густые бороды и сжимали любимые топоры и молоты. Хоть ростом эти ребята едва доставали самому Маи до пояса, но выносливости и силы им было не занимать. Мускулистые, широкоплечие горняки знали толк не только в отборной ругани, но и в рукопашной схватке. С этими будет проще всех. Они привыкли не только к тяжкому труду, но и к постоянным распрям внутри своего народа. Выучки вполне хватит у любого из них, чтобы заткнуть за широкий пояс всех остальных новичков. Тяжелая пехота, без вариантов.
  Люди... с ними придется повозиться, пока обучишь и снарядишь должным образом. Слишком разбросаны их таланты, слишком многогранен каждый индивид. Обученных воинов уже давно не было, а в новобранцы лез молодняк, у которого в голове сплошные геройства и никакого представления о реалиях войны. Слишком молоды, юнцы безусые. Придется изучить способности каждого перед тем как отдать распоряжение о назначении. Как бы то ни было, Рас был опытным воякой и знал, что его сородичи уступают всем остальным союзным расам: ничем примечательным они не выделяются, только если своим умением приспосабливаться к любым условиям и быстро находить выход в сложных ситуациях.
  Отдельной кучкой, стояли оборотни, все, как один в человеческом облике. Да вот только стоит этой компании принять решение и на месте десятка благообразных мужчин, тут же появится стая волков. И не зависит это ни от фаз луны, ни от иных внешних факторов, только от их личного желания и потребностей стаи. Оборотни не произнесли ни слова, но человек знал, что они переговариваются: их способность к телепатии уже давно перестала быть секретом. Волки, что с них взять? Стайный инстинкт. Из этой компании выйдет отличный разведотряд, даже обучать не придется, только выдать снаряжение и поставить цель.
  Медведи. Рядом с мишкой каждый человек бы почувствовал себя неуютно, любой из них был выше на голову человека среднего роста, а весил раза в два больше. Самые добродушные из обитателей Валкина, несмотря на грозную внешность никогда не вели войн. Да и в войну с чужаками они вступили только когда те появились на их землях, а до того придерживались строгого нейтралитета. Медведи вообще живут в другом мире - в мире своих грез. Но они то и дело появлялись среди новичков. Смешливые и вечно немного "навеселе" мишки были отличными лекарями хотя стоит отдать должное и их боевым навыкам. "Нужно будет распределить по отрядам, для поднятия боевого духа у солдат" - подумал Рас и продолжил смотр.
  Последний новобранец, стоящий немного поодаль от остальных чувствовал себя явно некомфортно, переступал с ноги на ногу и во все глаза смотрел на таких же новичков. Торчащие уши выдавали его принадлежность к эльфам. Рассел уже давно отвык удивляться чему бы то ни было, но появление этого новобранца вызвало именно такую реакцию. Эльфы нечасто появлялись на передовой, тем более, среди новичков-добровольцев. На корабле, привезшим новобранцев из столицы, эльфов точно не было, иначе капитан доложил бы ему об этом, значит эльф не с большой земли. Местный? Но кроме змеелюдов, защитников и чужаков на этом острове никого нет. Откуда взялся этот нежданный гость? Задумчиво почесывая изувеченную раной щеку, командир решил сперва переговорить с этим эльфом лично, а уж потом определять, что с ним делать. Если он шпион - разговор не затянется, но, если эльф из союзников, могут возникнуть проблемы. Когда-то гордая и мудрая раса понесла тяжкие потери, на самом деле они пострадали одни из первых. Ночных эльфов осталось совсем немного, и жизнь каждого была на счету. Как бы с него голову не сняли их правители, если с этим чудаком что-то случится.
  - Солдаты, - прочистив горло начал командир. - Все вы пришли сюда по доброй воле, все хотите внести посильный вклад в борьбу с чужаками...
  Ответом на его слова было одобрительное улюлюканье со стороны гномов, злое рычание стаи, готовой прямо сейчас ринуться в бой, спокойные кивки медведей и согласное молчание людей. От взгляда воина не укрылось, что эльф вздрогнул, когда началось это разноголосое одобрительное ворчание толпы.
  "Молодой совсем. Впечатлительный, как все его сородичи" - подумал про себя Рассел, мужчина знал, что эльфы достигают зрелости к тридцати-сорока годам, до этого их можно считать подростками, сформировавшиеся физически, они остаются детьми в душе, так же наивны и чисты, откровенны и бесхитростны, вспыльчивы и упрямы, как людские отпрыски в возрасте четырнадцати-шестнадцати лет.
  - Я дам вам оружие и доспехи, предоставлю лучших наставников и да хранят вас ваши боги. Отступать нам некуда. Даже ценой наших жизней мы будем бороться с захватчиками до последнего бойца, до последней капли крови. За защитников! За Валкин!
  Говорить красивые речи он не умел никогда, но теперь это приходилось ему делать. В последней схватке погиб их прошлый командир. Теперь он остался самым опытным воином в этом забытом любыми богами месте. И принял командование. Зачем им и захватчикам нужны здешние непроходимые топи, Рас не знал, но они были лишь солдатами и выполняли приказ стоять на смерть, не отдавать ни клочка земли или болота интервентам. И они стояли. Уже больше двадцати лет. С переменным успехом захватывали новые территории, чтобы, спустя какое-то время, отступить на изначальные позиции. Как и их противники. Здесь они были на равных. Бойня не прекращалась, и перед ним стояли новые, пока еще живые, здоровые, полные веры в собственные силы, жертвы этой войны.
  - Капрал Хайт проводит вас в казармы. Завтра будет смотр, на котором наши сержанты определят ваши навыки и умения, после чего приступим к обучению и распределению. Рассиживаться времени нет, бои идут постоянно, так что совсем скоро ваши надежды о мести захватчикам будут воплощены в жизнь.
  Опять довольный рокот со стороны новобранцев. Подхватив свой нехитрый скарб, молодняк пошел за капралом.
  - Эльф, - выкрикнул Рассел, - задержись. Следуй за мной.
  Прихрамывая командир направился в свой "кабинет". Небольшая комнатушка в старой, чудом уцелевшей башне, была отдана под нужды командования. С трудом переставляя так не кстати разболевшуюся ногу, Рассел доковылял до колченого стула, но не сел на него, а облокотился на стол, внимательно разглядывая замершего в нерешительности новобранца. Из-под капюшона на него смотрели огромные поблескивающее в полумраке, почти белые глаза. В них не было страха, только любопытство. Так блестят глаза только у ночных эльфов, вопрос о шпионе отпадал сам собой: ни один ночной эльф не станет помогать противнику, даже под угрозой неминуемой смерти. Верные союзники, понесшие сокрушительные потери, пожертвовавшие всем, ради общего блага. За погибшего ночного эльфа его точно разжалуют.
  - Имя? - коротко бросил командир и прислушался, эльфы всегда любили заковыристые имена, и неправильное произношение своего имени считали оскорблением.
  - Шами, - произнес звенящий от напряжения голосок.
  "Еще и девчонка?!" Рассел тяжело вздохнул. Перед тем как принимать решение по этой персоне придется немало писем написать и прошений оформить. Не приведи бог, окажется что эта Шами последняя беглая наследница хоть какого-то эльфийского знатного рода. Это будет быстрым и бесславным концом его военной карьеры. А отправляться на суд эльфийской знати, совсем не хотелось.
  - Зачем ты здесь, Шами? Ты же знаешь, что ваши правители запрещают вербовать своих. Тем более ты - девушка, и можешь продолжать свой род, - о том, что зовут ее, конечно не Шами, и она специально сократила свое длинное и, безусловно, красивое имя, для его удобства он старался не думать.
  - Я хочу помогать, - пылко ответила эльфийка и сбросила капюшон. - Я хорошо владею луком, могу быть незаметной, я могу...
  - Да знаю я, на что вы способны. Но, - как же объяснить этой симпатичной эльфиеечке, что война - это совсем не подвиги, а боль, кровь, слезы и неминуемая смерть.
  Он посмотрел на девушку еще раз. Волосы рыжие, яркие, как пламя костра, заплетены в аккуратную косу, черты не просто утонченные, тонюсенькие; горящие, словно фонари в ночи, глаза на бледном личике. Низенькая, хрупкая, ну, и куда ее на передовую? Ее же орк даже не заметит, просто неловко развернувшись зашибет...
  - Не место тебе тут, Шами. Отправляйся назад, к своим, - выдохнул Рассел.
  - Нет, - упрямо мотнула головой девица.
  - За что мне такое наказание? - прошептал воин риторический вопрос. - Ну, почему?
  Он смотрел в упор на эльфийку, но она не отвела глаз, ответила ему таким же прямым взглядом. Он почти уже и забыл, когда в последний раз смотрел в глаза ночному эльфу, когда-то у него был друг... Противно заныл старый шрам на спине, то ли от воспоминаний, то ли от бесконечной влажности. Маи помнил, как закрывал остекленевшие глаза друга своей ладонью, тогда они уже не горели. А в памяти о сих пор осталась застывшая на тонких губах эльфа улыбка и никакого сожаления, только радость, что он спас жизнь желторотому юнцу, человеку. Никогда в жизни Рассел не хотел бы повторения того момента, тогда казалось, что по его вине мир лишился кого-то и чего-то гораздо более важного, чем человеческий тогда еще рядовой.
  "Так угасают звезды, наверное" - пронеслось в голове тогда еще совсем юного Маи странное поэтическое сравнение.
  - Шами, - отгоняя воспоминания проговорил воин. - Я знаю, что эльфы отличные снайперы и следопыты, и мне нужны такие, но... Я не могу взять тебя. Твоя смерть может обернуться дипломатическими трудностями, понимаешь? - вопреки здравому смыслу он не приказывал, а пытался отговорить девчонку от этой опасной затеи, ведь даже если он ее отошлет, где гарантии, что она не прибьется к каким-нибудь партизанам, а там ее ждет не просто быстрая смерть, но может и что похуже.
  Маи не хотел для эльфийки такой судьбы. В один миг он почувствовал отеческую ответственность за судьбу этой юной, пылкой души. Ночные эльфы... Мысль появилась мгновенно, он едва успел ее уловить... Среди ночных эльфов нет рыжеволосых, бледная кожа всегда сочетается либо с белыми волосами, как отблеск луны в ночном озере, либо со светлыми, цвета зрелой пшеницы... Рыжими бывают только эльфы крови, но у них глаза зеленые, всегда оттенки зеленого, всегда оттенки мерзости, которой они поклоняются и служат, если можно служить мировой катастрофе...
  Осознав эту мысль, Маи уже знал ответ, и понимал, что примет девушку в свой отряд. Эльфы никогда не забывают и не прощают. Шами пришла мстить и остановить ее или переубедить не получится ни у него, ни у кого-то другого.
  Огромные глаза девушки насмешливо прищурились, и она улыбнулась, показывая острые зубки.
  - Понял, да? Не все люди это понимают.
  - У меня был друг... Я многое знаю о вашем народе. Кровная месть значит?
  Глаза девушки вспыхнули огнем, а милое личико исказила гримаса боли.
  - Он издевался над ней, долго, очень долго, - отрывисто произнесла эльфийка. - Месяцы, может быть годы, она никогда не говорила мне сколько это продолжалось. Но когда она узнала, что ждет ребенка, он выбросил ее на болотах, даже не убил, не проявил милосердия.
  Девушка запнулась, казалось, что она сейчас расплачется, но несколько раз красноречиво хлюпнув носом, она продолжила.
  - Она не выжила, умерла, когда мне было пять. Меня растили змеелюды в этих болотах. Я знаю все топи и тропы, я могу провести любой отряд в любое место.
  - Ты не знаешь кем был твой отец, - попытался успокоить ее Рас.
  - Он мне не отец, - девушка сорвалась на крик, пытаясь сдержать эмоции. - Мне не важно кем он был, и кто он есть, я буду убивать каждого эльфа крови, который попадется на моем пути.
  Возразить ей Рассел ничего не мог.
  - Иди, Шами, устраивайся с другими женщинами. Я подумаю, куда тебя определить.
  Эльфийка лучезарно улыбнулась, моментально с глаз пропала поволока слез, как у ребенка. Девушка резво выскочила за дверь, словно и не было никакого разговора. А Рас еще долго смотрел на закрытую дверь и понимал, что опять не справился и подвел своего покойного друга, спасти эту девочку ему не удалось, долг так и остался без уплаты.
  Рассел Маи несколько дней не знал покоя. Он не выходил на смотры, не принимал участия в распределении новобранцев и не находил себе места. Через неделю сержанты пришли доложить о успехах новобранцев. Командир внимательно всех выслушивал, и с содроганием в сердце ждал, когда речь зайдет о эльфийке. Все остальное шло именно так, как он и предполагал, но эта девушка, никак не выходила из головы.
  - Если бы мы могли точно знать где они нанесут удар, - произнес сержант Лоуи. - Мы бы смогли их опередить, подготовиться, но территория слишком обширна, людей на все ключевые точки у нас просто не хватает.
  - Да уж, если бы у нас был шпион в рядах чужаков, все стало бы гораздо проще, - рассмеялся Маверик. - Вот только ни одного орка-перебежчика я так и не встретил за все время своей службы.
  - А нам и не нужен орк, - задумчиво произнесла Нора.
   В этот же момент сердце Рассела замерло, он уже понял к чему клонит разведчица в подчинение которой попала Шами.
  - У нас есть подходящий эльф. Смешение кровей ночных и кровавых эльфов делает ее отличной кандидатурой. Она пришла к защитникам Валкина, но с таким же успехом могла бы примкнуть и к чужакам. Ее примут за свою и здесь, и там. Девочка смышленая и просто одержима жаждой мести, нужно просто предоставить ей возможность.
  Рассел закрыл глаза. Спорить с разумными доводами подчиненной не имело смысла, Нора права, лучшей кандидатуры для внедрения и не найти. Вот только посылать этого ягненка в пасть ко льву...
  - Это разумное решение, командир, - поддержал Нору Маверик. - Если бы разведка не захапала ее раньше, я бы сделал из девочки отличного снайпера.
  "Конечно. Это всего лишь одна ночная эльфийка... кого интересует ее судьба? Даже если она погибнет, но сможет передать необходимую информацию, ее смерть станет залогом нашей победы на этой территории и прекратит эту затянувшуюся бойню. Хотя бы здесь" - Рас горько усмехнулся и кивнул головой, давая согласие.
  
  2
  Пробираясь по топям одной ей известными тропками, Шами улыбалась. Ее не волновала грязь под ногами, жужжащие над ухом и больно жалящие насекомые, даже урчание в пустом желудке не портило ей настроение: обходя бездонные болота, эльфийка думала лишь о том, что такое назначение как нельзя лучше удовлетворит ее желание отомстить. Чужаки и эльфы крови заплатит за все. Дух ее матери обретет покой, когда будет наказан ее мучитель. А он будет наказан, ведь именно он возглавляет корпус чужаков, обосновавшийся здесь. Шами солгала командиру, она знала кто ее отец. Но ведь нельзя же выпалить в лицо командиру защитников, что она дочь Эвиланколли, эльфа крови, против которого они уже столько лет безуспешно сражаются на этой территории.
  Уставшая девушка подошла к передовой заставе чужаков и сбросив капюшон ступила на твердую почву, поднимая руки вверх.
  - Я ищу своего отца, - успела произнести она до того, как рядом с ней, появился здоровенный орк и огрел ее по голове чем-то тяжелым.
  Пришла она в себя в маленькой клетке, установленной на самом краю небольшой открытой площадки. Мимо сновали низкорослые зеленые гоблины отталкивающей наружности; громко обсуждали что-то на непонятном языке, проходящие неподалеку орки, а у клетки дремала стража: два огромных орка в нагрудниках и с оружием. Никто не обращал на нее внимания, для них она была лишь очередным врагом, которого казнят после быстрого суда. Возможно, потом из ее мяса сварят суп и съедят... Кто знает, что на уме у этих отбросов? В горле пересохло, голова болела, но эльфийка даже и не подумала взывать о помощи. О, нет! Не пристало ей, пусть и неизвестной никому, но все же дочери самого зловещего Эвиланколли, взывать о помощи.
  Время тянулось медленно, словно кто-то специально его останавливал. Несколько раз эльфийка прокрутила в голове свою речь, ведь должен же кто-то ее допросить, вот ответы на все возможные вопросы она и придумывала. Ну, не придумывала, а пыталась использовать такие слова и выражения, чтобы никто не заподозрил какой огонь ненависти кипит в ее сердце.
  Повторив все несколько раз, она позволила себе расслабиться и просто начать собирать информацию. Шами уже несколько часов наблюдала за суетой в главном лагере противников, но пока что единственное, что она заметила - это разница, между теми, кто поддерживает защитников и вставшими на сторону чужаков. В лагере Рассела все были заняты делами. Соблюдалась субординация и порядок. Все были собраны и сосредоточены, никто не отлынивал и не перетруждался. Здесь же Шами наблюдала полнейший хаос. Никто не следил за тем, что делают рабочие и солдаты, то и дело вспыхивали ссоры, переходящие в драки, народ слонялся без дела и смысла. Строевая подготовка? Кому она нужна? Тренировочные бои? Да они и без них постоянно дерутся! Эльфийка приходила в ужас от увиденного, на столько это противоречило ее представлению о армии и войне.
  Она сидела, прикрыв глаза, изображая полное безразличие, но ничего не упускала из виду, тем страннее для нее было услышать тихий смешок совсем рядом.
  - Странно, да? Они словно безмозглые муравьи, бегают, суетятся, жуют, спят, поют и играют в кости, но не принимают никаких решений. Это просто толпа. Озверевшая и безжалостная, если им указать цель.
  Она давно ждала этого, но не думала, что допрос начнется именно так. Шами продолжала демонстрировать безразличие и спокойствие, лишь немного повернула голову, и прищурила глаза, в которые светило заходящее солнце, чтобы увидеть говорящего. Рядом с клеткой стоял молодой, высокий, статный эльф крови. Одет незнакомец был в обычную одежду, но вот красно-золотая отделка, выдавала в нем вельможу, приближенного к магистру. Длинные рыжие волосы были убраны с красивого смуглого лица мужчины, предоставляя пленнице возможность рассмотреть ехидную насмешку, застывшую на губах. А глаза горели, словно пламень мерзости, таким же ярким зеленым огнем.
  - Кто ты? - не изменяя тона произнес мужчина.
  - Я дочь магистра Эвиланколли, - поднимаясь на ноги произнесла Шами. - Моя мать - Долнаризулин, была его наложницей двадцать лет назад. Во время одного из переездов, на караван напали псы Валкина, отцу удалось бежать, но мать... Он думал, что она погибла, я уверена, иначе он бы не перестал ее искать. Но маме удалось спастись и улизнуть от преследователей. Я родилась через три месяца после этого. Когда мне было пять, мамы не стало, но она успела мне все рассказать. Я шла сюда несколько дней, чтобы донести слова прощания до ушей отца. Как только я исполню волю матери, уйду, если мне здесь не рады.
  Эльф внимательно выслушал ее и смерил высокомерным взглядом.
  - Ты действительно похожа на него, вот только глаза... Если бы твоя мать была наших кровей, Эвиланколли наверняка бы выбрал ее в жены, но она принадлежала к роду предателей, - мужчина открыл клетку и поманил Шами, но стоило ей сделать лишь один шаг наружу, как крепкая рука схватила ее за волосы, а кулак толкнул ее в грудь, прижимая спиной к решетке клетки, которую она только что покинула. - В тебе течет кровь предателей, облизывающих пятки защитников Валкина, за одно это я готов убить тебя! Но если ты будешь такой же смиренной и покорной, как твоя мать...
  Мужчина склонился к ней обжигая кожу на шее Шами своим дыханием.
  - Если бы те быки, что стоят по обе стороны от тебя не были вооружены и не направляли свое оружие на меня, - прошипела девушка. - Я бы выцарапала тебе глаза и вырвала сердце, просто за то, что ты посмел так со мной разговаривать, ничтожество!
  Она думала, что сейчас ее изобьют, если не убьют, но стерпеть унижение она не могла, не хотела. Шами очень боялась, она бы дрожала всем телом, если бы не была так зла. Мужчина еще сильнее ухватил ее за волосы, эльфийка уже прощалась с жизнью и просила прощения у командира Рассела за то, что не оправдала его доверия, не смогла сдержаться и провалила задание, но вопреки ожиданиям девушки, эльф рассмеялся и отпустил ее волосы.
  - Характер магистра сразу видно. Злобный маленький комок! Ты ничего не смогла бы мне противопоставить, но все равно ощерилась, взбунтовалась и даже угрожала, - кулак мужчины все еще упирался ей в грудь ограничивая движение.
  Она подняла на него глаза и хотела опять огрызнуться, когда из-за спины эльфа раздался властный голос.
  - Довольно, Миралондум. Вы, по моему мнению, излишне строги с нашей неожиданной находкой. До тех пор, пока мы не узнали кто она на самом деле, давайте будем придерживаться ее версии, ведь если она действительно дочь Долнаризулин, вы поставите себя в крайне неловкое положение, мой дорогой, - на плечо молодого эльфа легла рука и отодвинула его в сторону, теперь перед глазами Шами во всей красе предстал тот, кого она ненавидела даже больше, чем всех остальных чужаков вместе - ее отец. - Но вот если она солгала или ошиблась, то не в вашей постели, Мирад, она окажется, а на виселице. Итак, дитя, как твое имя? И смотри, ничего не перепутай.
  Шами опустила глаза, этот простой жест одновременно выражал почтение и позволил девушке скрыть ненависть, охватившую все ее существо.
  - Мое имя Шеминиральдуоль, великий магистр. Я сказала чистую правду. Мою мать звали Долнаризулин. И вы -мой отец.
  - Интересные подарки иногда нам преподносит судьба. Спустя столько лет я обрел дочь, как раз в тот момент, когда время мое на исходе, а других наследников я так и не нажил, - в голосе звучал леденящий душу холод, а крепкие пальцы сжались на плече девушки, причиняя нестерпимую боль, заставляя ее подавлять стоны. - Если ты солгала, я узнаю об этом, дитя. Мы - эльфы крови, твоя кровь не сможет обмануть, даже если язык солжет. Если ты дочь той, о ком говоришь, то она должна была тебя научить обряду, рассказать, как я буду проверять истинность сказанного.
  - Да, - едва слышно произнесла Шами, стараясь не закричать, хватка ослабла, от нее ждали действий. - Твои могучие воины, магистр, отобрали у меня все, даже заколки из волос достали.
  - Это не беда, - в руке магистра появился кинжал, который он протянул девушке.
  Шами так и не решалась поднять на него глаза, когда руки эльфийки сомкнулись на рукояти сердце готово было вскочить из груди. Ей стоило лишь сделать один резкий выпад вперед, лезвие пронзит живот мужчины, обесчестившего ее мать, но тогда приказ командира Рассела останется невыполненным, ведь ее сразу же убьют. Колебалась она недолго. Месть может немного подождать. Она убьет его. Обязательно, но немного позже, когда соберет необходимые защитникам данные и будет уходить. Если Эвиланколли признает ее своей кровью, она сможет в любой момент осуществить задуманное. Нужно проявить терпение.
   Шами с поклоном приняла кинжал и закатала рукав рубашки на правой руке.
  - Пусть моя кровь поведает все мои тайны тому, кто будет вопрошать ее, - мать действительно научила ее этой церемонии, но тогда она еще не знала, для чего пригодятся эти знания.
  Лезвие коснулось сгиба локтя, Шами сжала зубы и резко провела острием до самого запястья. Кровь полилась из раны, окропляя землю под ногами девушки. Магистр подставил ладонь, ловя тонкий багряный ручеек в свою руку. Шами знала, что будет достаточно небольшого пореза, ведь для ритуала нужна лишь капля крови, но глубина и длина раны, нанесенной испытуемым самому себе показывает уважение и почтение к тому, кто его испытывает. Шами не хотела рисковать и проявить неуважение.
  Магистр стряхнул с ладони остатки кровавой жертвы и улыбнулся.
  - Я почувствовал свою кровь с первой же каплей, коснувшейся моей ладони, но ты проявила почтение, дитя, и я не мог нарушить порядок ритуала, - пожилой эльф развернулся к своей свите, уже собравшейся на представление, и громко заявил. - Эта девушка действительно моя дочь. Я признаю ее, как кровь от моей крови.
  За его спиной раздался глухой звук падающего тела.
  Шами не приняла в расчет своего истощения и переусердствовала с почтением: потеря крови вызвала головокружение, а за ним последовал неминуемый обморок.
  3
  Очнувшись Шами с трудом сдержала возглас удивления. Одно дело открыть глаза в клетке, к этому она была готова, но не к тому, что предстало теперь перед ней теперь. А увидела она великолепие и роскошь. Девушка обнаружила себя в просторной светлой комнате, в глаза сразу бросился ковер с пушистым ворсом, который полностью покрывал пол и резная рама большого зеркала, висящего напротив кровати. Сама кровать поразила ее еще больше. На этом ложе могло бы с легкостью разместиться пять-шесть человек. Отбросив заботливо кем-то наброшенное тонкое, но очень теплое покрывало, девушка встала на ноги, чтобы удостовериться, что все это не сон. Ей было проще поверить, что шелк простыней и искусный витраж, украшающий окна, последствия удара по голове и существуют лишь в ее воображении. Она еще не успела сделать ни шагу, когда дверь тихо приоткрылась и в комнату вошла гоблинша в цветастом платье и с улыбкой на пухлых зеленых губах.
  - Вам не стоило вставать, госпожа, магистр велел мне присматривать за вами. Если что-то потребуется, я все принесу. А вы вернитесь в кровать, - с почтением произнесла гоблинша.
  Шами не стала спорить, у нее просто не умещалось в голове, как происходящее может быть реальностью. Девушка присела на край кровати и только сейчас обратила внимание, что на ней из одежды лишь расшитая золотом рубашка, порезанная во время испытания рука тщательно обработана и перевязана, а грязи не осталось даже под ногтями.
  - Где моя одежда? И кто... - девушка не знала как задать вопрос, но служанка поняла ее без слов.
  - Вам не стоит тревожиться, миледи. Наши женщины омыли вас, поверьте, они могут это делать даже если вы без сознания. Магистр приказал поместить вас в эти покои, чтобы вы смогли прийти в себя и немного отдохнуть. Он высказал надежду, что вы будете присутствовать на ужине в вашу честь. Все необходимое мы уже приготовили, скоро принесут ваши новые одежды, - гоблинша покачала головой с улыбкой. - Не следует дочери магистра носить то тряпье, в котором вы здесь появились, поэтому одежду он выбирал сам, ее подшили и скоро вы сможете облачиться.
  "Облачиться?" - Шами тяжело вздохнула, ее задача становилась все труднее, выдержать нападки и унижения было проще, чем это благоговение и трепет, к такому она не привыкла.
  - Мне бы хотелось умыться и одеться, я себя несколько неловко чувствую, когда раздета, - призналась девушка.
  Служанка улыбнулась и распахнула дверцы огромного шифоньера.
  - Здесь вы сможете что-то подобрать.
  Шами прикрыла глаза и снова их распахнула: ничего не изменилось. Такого количества вычурной одежды в одном месте она не видела никогда. Да и вообще такого множества вещей ни на кого не надетых. Девушка смотрела на ровные ряды юбок, подъюбников, корсетов, туфелек, пелерин, плащей и нижнего белья и не понимала зачем столько всего нужно.
  - Я, боюсь, что даже не знаю как это нужно надевать, - вздохнула девушка. - Не найдется штанов и рубашки?
  Служанка прыснула смехом и покачала головой.
  - Девушке вашего положения не пристало носить мужскую одежду. Давайте я помогу вам.
  - Нет-нет, - запротестовала Шами. - Я как-нибудь сама разберусь...
  - Как пожелаете, - поклонилась гоблинша и подошла к странному сооружению в углу комнаты. - Вы, наверное, такого не видели, но если вот тут покрутить, то пойдет чистая вода, вы можете умыться...
  - А куда выливать грязную? - пытаясь скрыть свое замешательство уточнила эльфийка.
  - Никуда ее выливать не нужно, - опять рассмеялась служанка. - Грязная вода выходит вот в эти отверстия в полу и по трубам сливается в ближайшее болото. Если захотите сделать теплее, то нужно покрутить вот это, тогда холодная вода смешается с горячей. А если потянуть вот за это, - служанку явно забавляла сложившаяся ситуация. - то шланг растянется, его можно закрепить на стене и принять душ.
  - Душ? - Шами завороженно наблюдала за манипуляциями гоблинши и ровным счетом ничего не понимала. Для нее, привыкшей купаться в лучшем случае в заводях, эти чудеса были просто непонятны.
  - Конечно. Но перед этим стоит запереть комнату изнутри. Без стука к вам могу войти только я, но не думаю, что юной девушке будет приятно даже такое вмешательство.
  - Ой, - эльфийка почувствовала как закружилась от новой информации голова и без сил опустилась на кровать. - Я ничего не понимаю.
  - Вы просто голодны, - решила служанка и дернула за шнурочек около зеркала. - Сейчас на кухне все сложат и, когда будет готово, зазвонит вот этот колокольчик, откроете вот эти дверцы, там будет поднос с едой и напитками...
  - Поднос? - беспомощно повторила Шами. - Как тебя зовут?
  - Зовут? - теперь уже служанка чуть не присела от удивления, а потом интерпретировала все на свой лад и ответила. - Если вы хотите меня вызвать, нажимаете вот эту кнопку, - указав на выступающий из стены механизм, женщина вздрогнула и дотронулась до странного обруча на своем предплечье. - Я прибегу, как только смогу.
  - Нет, - смутилась эльфийка. - Как твое имя? Как мне тебя называть? Меня Шами зовут...
  - Шами? - глаза гоблинши округлились от страха. - Прошу, госпожа, не говорите магистру, что я посмела произнести это вслух.
  - Что? - девушка с ужасом смотрела, как гоблинша падает перед ней на колени. - Встань, что ты делаешь?
  - Госпожа Шеминиральдуоль, не губите, - взмолилась женщина.
  - Что? - опять ничего не поняла эльфийка и сжала виски в которых друг начали стучать барабаны. - Скажи мне свое имя, я же не могу просто говорить "Эй, ты!". Это не уважительно...
  - Как? - если бы гоблинша стояла, то в этот момент, скорее всего бы упала.
  Шами сидела на краю кровати и удивленно смотрела на сидящую на полу гоблиншу.
  - Ох, я ничего никому не скажу, честно. Тебе нечего опасаться, просто назови свое имя. Неужели это так сложно? Тебя же как-то называют родные, близкие, семья?
  - Затра, - едва слышно прошептала женщина. - Но зачем вам это? Не губите мою семью, молю... Если хотите наказать то только меня.
  Женщина срывалась на плач и Шами не придумала ничего лучше, как опуститься рядом с ней на пол и попытаться заглянуть в глаза собеседнице.
  - Почему ты плачешь, Затра? Ты прости, я просто не знаю ваших порядков, - доверительно прошептала эльфийка. - Почему я должна тебя наказывать? И при чем тут твоя семья? Я ничего не понимаю...
  Глаза гоблинши едва не вылезли из орбит, она открывала рот, но сказать ничего не могла. Спустя несколько долгих мгновений Затра выдавила из себя ответ.
  - Господа обращаются к слугам по имени, только если хотят наказать, во всех остальных случаях есть вот это, - она указала на ремешок на руке. - Вы нажимаете на кнопку и мою руку пронизывает острая боль и я спешу к вам, так как вы меня позвали. У каждого господина есть свой слуга, меня приставили к вам.
  - Наказать? - рыжие брови эльфийки поползли вверх от удивления. - А как вас наказывают? Ссылают чистить конюшни?
  Девушка попыталась пошутить, но гоблинша побледнела.
  - Нет, госпожа Шеминиральдуоль. Если проступок незначительный, просто секут, а если что-то серьезное, то казнят родню... В зависимости от тяжести проступка одного или всех...
  - Казнят? - не поверила своим ушам девушка. - То есть убивают?
  - Конечно, - кивнула Затра. - А как же иначе держать слуг в повиновении?
  - Точно не так, - выпалила Шами. - Это же зверство!
  - Это порядок, - возразила служанка.
  В это время мелодично звякнул звоночек у зеркала и гоблинша поспешила открыть дверцы и достать поднос с едой.
  - Вот ваша еда, госпожа, - Затра поставила перед девушкой поднос со свежими фруктами, аккуратно нарезанными кусочками обжаренного мяса и стеклянным графином наполненным чем-то рубиново-красным.
  В памяти Шами тут же всплыло воспоминание о ритуале, и она испуганно глянула на графин. Неужели эльфы крови пьют кровь постоянно, а не только во время ритуалов?
  - Что это?
  - Вино, - улыбнулась служанка. - А вы что подумали?
  - Тебе лучше не знать, Затра, - с трудом проглатывая застывший в горле ком ответила девушка.
  - Кровь? Нет, господа не расходуют такой ценный ресурс понапрасну, только перед битвами с защитниками приносятся щедрые жертвы...
  - И под жертвами ты, конечно, имеешь ввиду совсем не фрукты на подносе и венки из цветов? Не говори, не хочу слышать и знать, это ужасно!
  - Вы такая странная, госпожа, словно и не дочь своего отца вовсе.
  - Дочь, - скрипнув зубами ответила Шами. - Затра, я не стану нажимать на эту дурацкую кнопку, так что просто скажи мне где я могу тебя найти, если мне что-то понадобится?
  - Моя комната напротив вашей, госпожа, но разве это удобно...
  - Даже очень! - перебила ее Шами. - Прости, я хочу побыть одна. Что-то у меня в голове не укладывается происходящее.
  - Конечно, госпожа, - поклонилась служанка. - Кстати, того воина, что ударил вас, назначили в жертву при следующей битве, ваш отец не простил ему такого оскорбления.
  - Кого? - ужаснулась Шами. - Орка? Но он ведь не мог знать кто я!
  Затра стоя уже в дверях, пожала узенькими плечами и ответила.
  - Вы же ему сказали, что ищете своего отца. Этого более чем достаточно. Он еще легко отделался, его семью не тронули.
  Когда за служанкой закрылась дверь, Шами села на пол и налила себе вина в бокал. Осушив его до дна, девушка закрыла веки, пытаясь сдержать льющиеся слезы.
  - Куда я попала? Как я отсюда выберусь?
  4
  После того, как слезы бессильной ярости высохли на глазах Шами, она подошла к шифоньеру. Из всего многообразия представленной на ее выбор одежды, девушка постаралась выбрать самое неброское и простое. Выбор пал на черную юбку, отделанную по подолу золотом, и рубашку того же цвета с золотой же отделкой на воротнике. Помучавшись больше часа с бесконечными застежками, ремешками и пуговками Шами взглянула на себя в зеркало и обомлела. Никто бы не посмел даже подумать, что эта прекрасная юная эльфийка, смотрящая на нее из зеркала, совсем недавно носила только изрядно потрепанные штаны, которые смогла выменять у заезжего торговца на несколько редких камней и рубашку, снятую с какого-то бренного тела. Сложнее всего пришлось с обувью. Атласные туфельки хоть и пришлись впору на ее тоненькую маленькую ножку, но ходить в мягких сапогах, сделанных из старательно выделанной кожи кроколикса, было гораздо удобнее. Чистые рыжие пряди, рассыпавшиеся по худеньким плечам, подчеркивали белизну кожи и еще больше привлекали внимание к огромным глазам, оканчивался этот огненный водопад на уровне тонкой талии, ненавязчиво выделяя все изгибы стройной фигурки.
  - Кошмар! - констатировала Шами и отвернулась от зеркала. - Это всего лишь одежда, это не переубедит меня ни в чем. Я останусь собой, - пообещала себе девушка и вышла из комнаты.
  Напротив, через коридор она увидела маленькую дверцу, едва доходящую ей до пояса и приоткрыв ее позвала:
  - Затра!
  Гоблинша тут же появилась на пороге.
  - Да, госпожа?
  - Я же могу прогуливаться тут?
  - Конечно, госпожа. Но мне запрещено покидать свою комнату, если я вам не прислуживаю. Думаю, вам лучше сразу засвидетельствовать свое почтение отцу, он найдет вам достойного сопровождающего.
  - И где мне его найти? - вздохнула Шами.
  - Вас проводит гвардеец. Он стоит у вон той двери, которая ведет в женское крыло. Мужчинам сюда вход запрещен, только до дверей.
  - И много тут женщин, кроме меня и тебя? - полюбопытствовала Шами.
  - Немного. Это апартаменты магистра и его свиты. Среди них немного незамужних девиц, чью честь необходимо беречь. Но тут же живут и наложницы магистра. Всего человек восемь, ну, и их слуги, конечно.
  - Понятно, - кивнула Шами, представляя, как в этих покоях жила ее мать и что ей приходилось переживать ежедневно. - Спасибо, Затра.
  Гоблинша поклонилась и скрылась за дверью.
  Шами же нашла одного из гвардейцев-орков, приставленных оберегать покой женщин, и он сопроводил ее в библиотеку, где находился магистр со своими советниками.
  У входа стоял слуга-гоблин, завидев Шами, он склонился в поклоне, едва не касаясь головой пола.
  - Госпожа желает видеть магистра? - не разгибаясь произнес гоблин.
  - Да уж, желаю, - стараясь придать уверенности своему голосу проговорила Шами.
  Слуга постучал несколько раз, ответа не было. Потом зеленое лицо исказилось от боли и гоблин схватился за предплечье. Но быстро взял себя в руки и отворил дверь.
  - Магистр, госпожа Шеминиральдуоль желает вас видеть.
  - Конечно, - ответил надменный голос. - Как ты посмел заставить мою дочь ждать, чернь?
  Опасаясь, что сейчас дойдет до "наказания" Шами быстро отодвинула гоблина в сторону, прикрывая своей пышной юбкой.
  - Он не медлил, магистр, это я замешкалась. Не могла же я предстать перед высоким обществом с растрепанными волосами, - медовым голоском произнесла Шами и склонила голову в учтивом поклоне. - Прошу меня простить, магистр.
  - Тебе, моя дорогая, позволено все в этих стенах, - ответил магистр и в голосе его прозвучали совсем недобрые нотки. - Проходи же. Позволь тебе представить моих помощников.
  Радуясь своей маленькой победе, Шами незаметно толкнула гоблина за дверь и прикрыла ее за собой. Комната полностью соответствовала своему названию. Книги здесь были повсюду: на больших столах были раскрыты толстые фолианты, огромные стопки лежали у столов, а высокие шкафы уходили почти до потолка и, чтобы достать что-то с верхних полок, наверняка, приходилось использовать или магию, или лестницы. У большого стола стояли четверо: магистр, женщина-тролль, тот самый эльф крови, который первый с ней заговорил и огромный орк. Но от созерцания всего великолепия этой комнаты Шами отвлекла карта, лежащая на столе перед присутствующими. Девушка хотела хоть одним глазком заглянуть в нее, но орк сразу свернул огромный отрез бумаги, лишив ее такой возможности.
  Шами не позволила себе выказывать эмоции и натянуто улыбнувшись посмотрела в глаза магистру. Теперь она не боялась его и могла спокойно рассмотреть. Как и все эльфы крови магистр имел смуглую кожу и зеленые глаза. Рыжий пожар его волос уже разбавляли пряди цвета пепла. Магистр был стар, в этом не было сомнений. Утонченное лицо украшала россыпь мелких морщин и тонких шрамов. Это не делало его внешность отталкивающей, наоборот, придавало мужественности и возвышенности. Но вот глаза... Это был замерзший зеленый лед. Колючий, насмешливый, надменный взгляд, под которым спина гнулась сама, вопреки воле хозяина или хозяйки. Шами смотрела прямо ему в глаза, в груди закипала ярость, а на губах застыла улыбка, вот только она перестала быть вымученной, теперь она могла посоревноваться с магистром в надменности.
  - Шеминиральдуоль, с сенешалем Миралондумом ты уже знакома, хотя ваше знакомство состоялось в малоприятной обстановке, надеюсь, ты найдешь в себе силы простить его недостойное поведение, и вы сможете поладить.
  - Приношу свои глубокие извинения, прекрасная Шеминиральдуоль, - молодой эльф сделал ей на встречу несколько шагов и протянул руку. - Позвольте мне загладить свою вину?
  Шами испуганно моргнула, что делать в такой ситуации она не представляла, но попыталась сохранить достоинство и не делала ничего, пока сам же вопрошающий не прошептал ей так тихо, чтобы не услышали остальные.
  - Руку мне дай, деревенщина! Я поцелую ее и это будет знаком что ты приняла мои извинения!
  Ответила она лишь незаметным кивком и быстро протянула ему ручку ладонью вверх. Сенешаль закатил глаза и не смог сдержать улыбку, быстро повернув ее ладошку, пока никто не заметил, припал на мгновение горячими губами к тыльной стороне и потом прижал ее ко лбу.
  - Благодарю тебя, госпожа, за оказанную милость.
  Когда мужчина вернулся на свое место, она готова была разрыдаться. Причины почему он ей помог она не знала, но была признательна, рассчитывать на такое же понимание от орка или трольчихи точно не приходилось.
  - Радует, что жизнь среди змеелюдов не смогла стереть достоинство из твоей крови, дочь моя, - насмешливо произнес магистр. - Это маршал Гранбул.
  Орк лишь едва заметно кивнул девушке и потерял к ней всякий интерес, чем немало ее порадовал.
  - Ну, а это, - эльф указал на трольчиху. - Длойна - командир нашей разведки.
  Оскалив клыки еще чуть больше прежнего, Длойна сдержанно поклонилась, но приближаться не стала.
  - Мы обсуждали военные дела, Шеминиральдуоль, не думаю, что юной особе будет это интересно, я приставлю к тебе гвардейца и ты сможешь прогуляться по окрестностям. До вечера осталось всего несколько часов, проведи их с пользой. Вечером же состоится праздник в твою честь. Изволь присутствовать, чтобы принимать поздравления, - закончил он.
  Шами поклонилась и уже собиралась уйти, когда за спиной раздался приятный баритон сенешаля.
  - Магистр, позвольте мне сопровождать вашу дочь на прогулке. Тем самым я надеюсь снискать ее расположения и отблагодарить за проявленную милость.
  - Это отличная идея, Мирад. Общество молодого вельможи пойдет ей на пользу, - благосклонно заявил магистр. - Тем более, что все основные вопросы мы с вами уже обсудили. Остаются сущие мелочи, в которых мы разберемся и без вас, сенешаль.
  Шами прикрыла глаза, боясь опять сделать что-то не так. Молодой мужчина подошел к ней и тихо произнес.
  - Позвольте вашу руку, прекраснейшая?
  Она уже собиралась опять протянуть ему руку для поцелуя, когда мужчина зашептал.
  - Недотепа, возьми меня под руку!
  Быстро последовав совету, она ухватилась за предложенную кавалером руку. Так они и вышли из библиотеки. За дверями вся галантность сенешаля испарилась в голосе зазвучали стальные нотки, а в глазах заполыхала злость.
  - Ты что творишь? Ты представляешь, что бы сделал твой отец если бы ты меня не "простила"?
  - Нет, - растерянно проговорила Шами.
  - А вот я представляю! Потому и предпочел сбежать оттуда, пока не попал под горячую руку! Пойдем уже, проведу тебя в сад, там поговорим, хоть научу тебя приличному поведению, бестолочь!
  Мужчина уверенно зашагал по длинному коридору, девушке не оставалось ничего другого, как поспешить за ним. Она очень старалась, но, когда дверь библиотеки скрылась за поворотом, все же запуталась в многочисленных складках и упала, зацепившись за подол непривычной юбки. Две попытки подняться на ноги не увенчались успехом, звать на помощь она точно не собиралась, как и не ожидала ее получить.
  Между тем, Мирад оглянулся на шум и упорное сопение позади и с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться, настолько нелепо выглядела эта неловкая девчонка. Несколько мгновений он наблюдал за попытками девушки подняться, но понял, что продолжаться это может бесконечно долго. Когда он подошел девушка пыталась как-то расправить юбку и потому он видел только ее спину, по которой рассыпались густые рыжие немного вьющиеся пряди. Без лишних слов он подхватил девушку за талию и поставил на ноги.
  - Так лучше? - глядя в растерянные и немного испуганные глаза Шами, Мирад не мог сдержать улыбки. - Что не привыкла к таким нарядам?
  - Нет, не привыкла, - не стала отпираться девушка. - Но среди кучи юбок, что разместили в моей комнате, не нашлось ни одних штанов... Пришлось вот это надеть.
  "Странные у нее глаза, но красивые. Живые" - подумал мужчина. И предпочел отвернуться. Прежде они были одним народом и ничем не отличались, но переход на ночной образ жизни сделал кожу ночных эльфов совсем бледной, а кровавые ритуалы постепенно изменяли цвет глаз его сородичей. Тьма не могла отразиться в них и потому они становились цвета мерзости - воплощения кошмара в этом мире. И больше никогда не сияли так, как глаза ночных эльфов. Расплата за содеянное зло была неминуема и теперь даже младенцы рождались уже с зелеными глазами.
  - Похоже тебе действительно нужна помощь, Шеминиральдуоль.
  - Пожалуйста, зови меня Шами, мне так привычнее, - попросила девушка, настоящее имя уже давно резало ей слух, а тут его произносили слишком часто.
  - Шами, - кивнул сенешаль и взял ее под руку. - Так ты хотя бы не упадешь. Ну, и каковы твои познания в этикете, Шами?
  - А что такое сенешаль? - пропустив его вопрос мимо ушей спросила эльфийка.
  - Понятно. Что такое этикет ты вообще не знаешь, - вздохнул Мирад. - Времени мало, всему я тебя точно не обучу. Правила поведения за столом? Какими приборами что есть знаешь?
  Шами смотрела себе под ноги и молчала.
  - Судя по тому, что у тебя покраснели даже уши, ты не знаешь ничего, - посетовал эльф. - Ты что сырое мясо руками ела все эти годы? Дикарка!
  - Это я дикарка? - неожиданно даже для себя вспылила девушка. - У меня нет рабов, я не казню слуг и их семьи, не пью кровь, не провожу темных ритуалов, не заигрываю со смертью...
  Она могла бы бесконечно долго продолжать список, если бы ее рот не прикрыла горячая ладонь.
  - Тихо ты, неуемная, - строго приказал сопровождающий. - Если тебя кто-то услышит, магистру будет плевать, какая кровь течет в твоих жилах. Казнит прилюдно в наставление другим недовольным. И меня следом за тобой, за то, что не заколол тебя на месте за такие мысли и слова. Хотя может быть стоит? От мертвой проблем будет точно меньше. И зачем я только подошел тогда к твоей клетке, замучило дурацкое любопытство, а ведь не мальчишка уже... Но так хотелось посмотреть на ночную эльфийку поближе...
  - Я... ты... - задыхаясь от гнева Шами даже не могла придумать, что сказать.
  - Прекрати этот спектакль, принцесса, - печально проговорил мужчина. - Так уж случилось, что теперь мы с тобой связаны. Если ты выбросишь какой-нибудь неподобающий финт, меня ждет неминуемая смерть, так что постарайся слушать внимательно и учись быстро. Я знаешь ли не хочу умирать.
  - Почему? - Шами удивленно посмотрела на мужчину.
  Он заглянул в глаза девушке и почувствовал, как земля уходит из-под ног, его словно в омут затягивало. Сияющий, спокойный, безмятежный омут света.
  - Потому что пожить еще хочу, - с трудом вырвавшись из-под гипнотического воздействия поблескивающих в полумраке коридора глаз, произнес он.
  - Нет, это я понимаю. Почему мы связаны?
  - Какая же ты... наивная, что ли. Не могу даже слов подобрать правильных. Потому что я возглавлял отряд, который тебя захватил. Я отдал приказ оглушить тебя. Думал будет забавно развлечься с новой зверушкой. Он бы меня сразу казнил, если бы ты не оказалась его дочерью, а так мне был предоставлен еще один шанс. Теперь я отвечаю за твое поведение в обществе, за все, что бы ты не сделала, отвечать придется мне, понимаешь?
  - Нет.
  - Так даже лучше, - резюмировал Мирад. - Итак, дикарка, не будем терять времени, у нас всего несколько часов, а научить тебя нужно многому...
  В этот момент Шами опять запуталась в юбке и вцепилась в локоть мужчины, чтобы удержать равновесие. Он рывком поднял ее на ноги, не прилагая особых усилий и задумчиво добавил:
  - Не многому... Всему!
  Вопреки ожиданиям Шами, Мирад оказался очень приятным собеседником и хорошим наставником. Он мог позволять себе отпускать колкости в ее адрес, но никогда не пытался унизить или оскорбить. Мужчина старался как мог за оставшийся до приема срок посветить ее во все тонкости светского образа жизни, принятого в их обществе. И если с приветствиями, предусмотренными для разного ранга гостей, они немного разобрались, то со столовыми приборами зашли в тупик.
  - Ну как ты не понимаешь, - сердился сенешаль. - Нельзя одной и той же вилкой есть рыбу и закуску.
  - А какая разница? Я же ем в свой рот, а не других кормлю? - не сдавалась Шами.
  - О, боги! Ты нестерпима! Разница есть, если бы ее не было, я бы об этом даже речи не завел!
  - А вот, - Шами прикусила язык, потому что едва не сказала что в лагере защитников, все едят одной вилкой и офицеры, даже старшие чины, делят пищу с простыми солдатами и нет никаких церемоний.
  - Что "вот"? - переспросил Мирад.
  - Там, где меня растили не было таких сложностей, - быстро нашлась девушка.
  - Еще бы! Тебя растили змеи с ногами, которые поклоняются каменным глыбам! Поэтому ты и выросла дикаркой и невежей. Ладно, - устраиваясь на скамье около небольшого фонтанчика сдался сенешаль. - Сделаем так. Ты будешь сидеть по правую руку от магистра, я сяду сразу же возле тебя, по твою правую руку. Будешь смотреть что, как и чем я ем и повторять в точности все, что сделаю я.
  - А если я не захочу того что будешь есть ты? - насупилась девушка.
  - Придется захотеть. Иначе до утра не доживет никто из нас.
  - Не понимаю зачем все так усложнять? Он же признал меня, он же...
  - Он признал не тебя, а твою кровь, глупая. Ты ему безразлична. Ты сама не понимаешь во что ввязалась, явившись сюда, - шепотом произнес эльф.
  - Нет, я не знала...
  - Конечно не знала, откуда тебе знать-то было? - Мирад задумчиво смотрел на маленьких рыбок, резвящихся в фонтане.
  - А во что я ввязалась? - решила уточнить девушка.
  Он бросил на нее быстрый взгляд, боясь опять попасть под чарующее воздействие странных глаз. Сказать ей правду он не мог, за это его бы точно убили, не просто убили, а уничтожили. Не сказать - и она никогда не поймет всей сложившейся ситуации, пока не станет слишком поздно.
  - У магистра нет детей, - зашел он издалека, понимая, что сказать что-то придется. - Ни одна его любовница не родила здорового ребенка. Это воздействие мерзости, чем больше ее в нашей крови, тем меньше возможности продолжить род. Сильная кровь магистра просто разрушает кровь формирующегося плода и... Ты его единственная надежда.
  - Значит мне ничего не угрожает, - наивно улыбнулась девушка. - Если я ему так нужна...
  - Дура, - не выдержал Мирад. - Не ты, еще раз повторю, твоя кровь! Он будет терпелив, пока ты будешь вести себя соответственно, но стоит тебе совершить хоть малейший промах, и он просто убьет тебя, соберет твою кровь и будет вводить ее своим любовницам, чтобы приучить к разбавленному могуществу их организмы, чтобы потом они могли выносить его ребенка! Так понятно?
  - Нет, - испуганно произнесла Шами и попыталась заглянуть в глаза собеседнику.
  - А ты еще какие-нибудь слова знаешь? - печально улыбнулся эльф, правду он не сказал, но и не солгал, теперь она хотя бы приблизительно понимает, что к чему. - Во время ужина, смотришь на меня и все за мной повторяешь. Я буду сам накладывать тебе еду, если магистр предложит тебе какое-то блюдо, я возьму его сразу же после тебя, пока ты будешь мило улыбаться и благодарить родителя за оказанное внимание.
  - Хорошо, а когда этот кошмар закончится ты сможешь мне тут все показать?
  - Если мы доживем до утра, то твой отец точно приставит меня к тебе в качестве личной охраны, не сомневайся, а проводить все дни в саду я не намерен.
  - Я тут столько всего необычного увидела, даже у себя в комнате, - поделилась Шами своими переживаниями.
  - Не сейчас, Шами. Не отвлекайся. После ужина будут танцы.
  - Танцы? Разве в этом, - девушка расправила огромную юбку, - можно танцевать?
  - Ну, брюки и сапоги тебе точно никто не предложит, так что придется танцевать в этом... Нет, не в этом. Ни в коем случае! Ты должна сменить платье. Это, во-первых, грязное после твоих падений, во-вторых, порвано в нескольких местах, а в-третьих, ты должна быть одета в соответствии со случаем, то есть твой наряд должен быть просто грандиозен. Это должно быть белое платье с золотом и красной вышивкой.
  - Как кровь, - прошептала Шами.
  - Да, - не стал спорить сенешаль. - Цвета крови. И его должно быть много, Шами, но, думаю, об этом позаботятся швеи.
  - А на этом ужине, - эльфийка задумалась как правильно задать вопрос, - из напитков будет только вино?
  - А ты что хотела бы чтобы твой отец воду подавал гостям? - но заметив, как испуганно она отвела взгляд, Мирад смягчился. - Вино, конечно, но если захочешь чего-то еще...
  - Нет-нет, - девушка сцепила пальцы рук так, что кожа побелела.
  Мирад несколько мгновений размышлял над увиденным, но потом понял в чем дело и накрыл бледные руки своей ладонью в знак поддержки и ободрения.
  - Нет, Шами. Это будет общий ужин, на таких мероприятиях мы не пьем...
  - Кровь, - закончила за него девушка.
  Мужчина почувствовал, как она содрогнулась, произнеся это слово. А потом девушка резко поднялась, и сделала несколько шагов к цветам, стремительно увеличивая расстояние между ними.
  - Хватит, неженка. Твой порез уже не болит? И тебя это не удивляет? Как ты думаешь магистр залечил твою рану? Бинтами и вытяжками из трав? Ты знала, что твой отец один из могущественных магов, магистр эльфов крови, которых прозвали так не за горячую кровь, текущую в их телах, а за то, что они используют кровь других в своих целях.
  - Вы кровожадные чудовища, даже кроколиксы убивают только по необходимости, а вы...
  Мужчина оказался рядом с ней быстрее чем она смогла договорить. Мирад схватил ее за руки и развернул спиной к себе, крепко прижимая ладонь к ее губам.
  - Молчи, несчастная, - прошептали губы сенешаля в самое ухо девушки. - Если ты думаешь, что магистр не приставил за нами слежку, ты сильно ошибаешься, если они услышат твои слова... Так что будь паинькой, не капризничай, слушай меня внимательно. Мне и так грозит расправа за все, что я тебе рассказал, жестокая и беспощадная. И если ты хочешь увидеть меня после сегодняшнего вечера еще хоть раз... Никогда больше не позволяй себе таких высказываний. А теперь я должен проучить тебя за неуважение к нашим обычаям. Я дам тебе пощечину, не сильно, постараюсь. Поверь, это исключительно для твоего блага.
  Он резко развернул ее лицом к себе и наотмашь ударил по лицу. Девушка не вскрикнула, даже не приложила руки к обожженной ударом щеке, она только подняла на него глаза. Так смотрят на убийцу, насильника, деспота и тирана. На человека, которому нельзя ничего противопоставить, но которого ненавидишь и готов убить.
  - Никогда не смей сомневаться или стыдится того, кем являешься. Ты - эльф крови, - громко и четко произнес мужчина. - Ты не знаешь традиций своего народа, но мы научим тебя. Ты станешь достойной дочерью своего отца.
  Он смотрел на нее и видел, как сжались в кулаки ее руки, а потом губы девушки дрогнули, и она беззвучно прошептала: "Никогда".
  - А теперь танцы, - объявил Мирад.
  Еще около часа он наставлял ее, но девушка больше не произнесла ни слова. Лишь кивала и старательно повторяла все что он показывал. С танцами так же возникли сложности, потому он предложил ей отказаться от всех партнеров, кроме него, он сможет как-нибудь скрыть неопытность своей партнерши, а магистр, к их общему счастью не танцует вовсе.
  - Я проведу вас до двери, Шеминиральдуоль, - почувствовав пропасть, образовавшуюся между ними после пощечины, Мирад снова перешел на официальное имя.
  У дверей в женские покои он поклонился и не проронив больше ни слова удалился.
  Шами смогла дойти до комнаты и не разу не споткнуться, смогла даже сдержаться и не показать обиды. Но едва за ней закрылась дверь, девушка без сил села на пол и, обхватив руками колени, уткнулась в них носом. За эти несколько часов она успела представить, как сенешаль ей рассказывает все планы чужаков во время прогулок. Как она возвращается в лагерь защитников, как те одерживают сокрушительную победу над врагами и как она возвращается в это место и освобождает Затру и всех остальных. Как они ее благодарят за спасение, а потом... он все испортил. А ведь несколько дней проведенных в обществе этого симпатичного мужчины, стоили бы работы десятков разведчиков. Что же она наделала? Почему опять не сдержалась? Зачем кричать о своей неприязни к их обычаям? Как глупо вышло...
  Как горит щека... А еще запястья, которые Мирад сжимал в своей руке... И, хоть это и нелепо, но она до сих пор чувствует биение его сердца, когда он прижал ее к своему телу. Какие глупости лезут в голову... Обжигающее дыхание на щеке при его шепоте. "Это ловушка!", кричит разум, а сердце замерло в тот момент, вопреки здравому смыслу и чувству долга, а потом он ее ударил. И воздушный замок, который она так и не успела построить, рухнул в одночасье.
  В дверь тихонько постучали и Шами утерла слезы, услышав голос Затры.
  - Входи, - спокойно позволила девушка.
  - Госпожа, я принесла ваш наряд на вечер, - поклонившись гоблинша вкатила в комнату вешалку, а потом глянула на эльфийку и удивленно прошептала. - Что случилось, у вас вся щека красная? Это отпечаток руки?
  - Да,- всхлипнула Шами и рассказала служанке обо всем произошедшем.
  Внимательно выслушав рассказ, Затра лишь кивнула.
  - Не волнуйтесь, госпожа, я смогу скрыть этот след, никто не догадается. Кожа у вас светлая, будет непросто, но я справлюсь. А вам бы поблагодарить сенешаля, если бы не этот его поступок, скорее всего вас бы уже волокли на плаху.
  - Что? - не поверила своим ушам девушка.
  - Вы такая молоденькая и совсем неразумная, как моя дочь, почти. Сенешаль спас вас, когда ударил. Вас наверняка подслушивали и, если бы он никак не отреагировал, наказать вас пришлось бы наблюдателю, а эти никогда не церемонятся, попав к ним в руки путь только один - к палачу.
  - Но, - Шами совсем растерялась.
  - Сенешаль Миралондум хороший хозяин. Его слуг никогда не наказывали. Никого. Каждый из нас мечтает стать его слугой, - прошептала гоблинша. - Таких как он больше нет, госпожа. И хоть сенешаль соблюдает все обряды и обычаи, установленные магистром, но никогда не бывает жесток, даже с теми, кто предназначен в жертву. Зная, что предстоит наказание, приговоренные молят всех богов лишь о том, чтобы осуществил его сенешаль, а не магистр или палач.
  - Да? - рассказ служанки открывал совсем новые стороны человека, которого она окрестила безжалостным, жестоким и высокомерным.
  - Я бы на вашем месте не затягивала с благодарностью, госпожа, - добавила Затра. - Бедный сенешаль. Он совсем недавно прибыл сюда, всего лет пять. Магистр, сколько не пытался, не смог приучить его к жестоким расправам.
  - Я опять ничего не понимаю...
  Служанка посмотрела на девушку с сожалением.
  - Не убив вас на месте за произнесенные слова, он согласился принять ваше наказание на себя, ведь за все проступки ученика наказание несет учитель. Бедный сенешаль. Такой молодой и добрый хозяин.
  - Что значит принять на себя мое наказание? Подожди, не спеши, я не успеваю осмысливать. Что его ждет?
  - Наказание, - недоуменно пожала плечами гоблинша.
  - Зачем он так сделал? Я не понимаю?
  - А зачем мужчины защищают женщин, - улыбнулась Затра. - Они сильные и смелые, мы слабые и беззащитные перед ними. А теперь давайте одеваться, госпожа. Если вы опоздаете или будете в неподобающем виде, меня ждет наказание.
  Шами даже не ответила. В голове все совсем перепуталось. Эти жестокие обычаи и странные порядки. Сенешаль, который заранее взял на себя любую ее вину, признав ученицей. А что с ним случится, когда она закончит разведку и вернется к своим?
  "Как все странно. Все не так как у людей", - подумала Шами, когда Затра начала помогать ей раздеваться.
  5
  Затра закончила с прической и позволила девушке взглянуть в зеркало. Такой она себя никогда даже не представляла. Рыжие локоны были собраны в высокий и тяжелый хвост, благодаря чему волосы казались гораздо короче и не мешали во время трапезы. В огненной массе поблескивали и переливались сотни золотых нитей, украшенных драгоценностями. На положенном месте их удерживала золотая заколка, толщиной в запястье девушки. Несколько прядей были заботливо завиты очередным хитроумным механизмом и выпущены, подчеркивая белизну кожи лица и обнаженных плеч. От последствий ее неразумного поведения не осталось и следа. Кожа приобрела матовый белоснежный цвет, глаза служанка накрасила черными тенями, но сделала это так искусно, что макияж не придавал мрачности образу, а подчеркивал сияние глаз и делал их еще больше. На губы была нанесена какая-то жидкость, и теперь они напоминали нежный бутон молодой розы, имея такой же оттенок и матовую бархатистость.
  Оторвавшись от рассматривания лица, которое совсем не было похоже на ее лицо, Шами начала осматривать наряд и тут же зябко повела плечами. На ней не было ни рубашки, ни пелерины, ни даже плаща. Обнаженные руки и плечи. Только ажурный, полупрозрачный корсет (с ним служанка провозилась очень долго, затянуть и без того худощавую эльфийку в корсет было практически невозможно, ажур то и дело норовил сползти и никак не хотел держаться на положенном месте). Белое кружево в области груби было обильно украшено багровыми вставками и золотом. В неровном мерцании неяркого света поблескивали мелкие драгоценные камушки, прикрепленные к ткани неизвестным эльфийке способом. Корсет подчеркивал все изгибы фигуры.
  - Это невозможно, Затра. Я не могу в этом выйти! Там же будут мужчины, а я практически голая, - пожаловалась Шами.
  - Именно для мужчин, госпожа, женщины и носят подобные вещи. Одежда должна будоражить кровь и вызывать желание ее снять, - словно нечто само собой разумеющееся произнесла служанка.
  - Я не хочу вызывать подобных желаний, - призналась девушка. - Мне стыдно.
  - Вам нечего стыдится, - непонимающе улыбнулась гоблинша. - Вы молоды и красивы, так почему бы не показать это гостям? Ваш отец будет с гордостью стоять рядом с вами, приветствуя гостей и вы поймете, что подобные вещи на троллях или гоблинах выглядят странно и неуместно, про орков я вообще молчу, но даже их дамы будут щеголять в подобных нарядах. А вы, госпожа, должны затмить их всех, и приковать все внимание к себе.
  - Я совсем не хочу этого, Затра!
  - У вас нет выбора, госпожа. Для этого и устроен прием.
  Бессильно опустились руки эльфийки. И это стало очередным поводом для расстройства. Корсет переходил в многослойную юбку, такого же белого цвета. Шами даже не представляла сколько на ней ткани, но каждый слой в отдельности был совершенно прозрачным, а вот вся конструкция вместе, оставляя простор для воображения, не демонстрировала наглядно ровным счетом ничего. Даже носки красных туфелек терялись в пышноте этой юбки. На белоснежном фоне, словно кровавыми подтеками почти до самого подола проступали алые всполохи. Красной была лишь одна из юбок, но этого было достаточно. При каждом движении создавалось впечатление, что алые пятна действительно движутся и растекаются по фону, словно ручейки свежей крови по белому снегу. Юбка, как и корсет была украшена драгоценностями и золотом. Глядя на этот наряд, девушка могла думать лишь о том, сколько еды можно было бы выручить за продажу, сколько построить добротных домов, или купить одежды. За это платье можно было бы построить половину того гарнизона, что есть сейчас у командира Маи. А сколько оружия и хороших доспехов? Шами закрыла глаза, представляя, как армия защитников одерживает победу над чужаками, благодаря такой поддержке.
  - Вы готовы, госпожа, - поклонилась Затра с восхищением рассматривая результат своей работы.
  Эльфийка ничего не ответила, лишь тихо вздохнула, сокрушаясь о разбитых мечтах.
  В положенное время Шами вышла из комнаты с огромным трудом и большой осторожностью, чтобы не запутаться в белоснежной юбке и не упасть, девушка подошла к дверям. Сразу за дверью ее ожидал магистр. В его одежде преобладал багрянец, подчеркивая высокий статус владельца в иерархии эльфов крови.
  - Ты прелестно выглядишь, моя дорогая, - осмотрев ее с ног до головы констатировал мужчина, только в голосе его звучала отнюдь не отеческая любовь. - Красный цвет тебе к лицу, немного оживляет твою бледную кожу.
  Девушка склонила голову принимая комплименты и прикусила язык, чтобы не сказать лишнего. Магистр подал ей руку и она, нехотя, приняла его помощь, передвигаться в этой куче ткани, которая весила как полноценный доспех, было крайне неудобно. У входа в зал для приемов магистр остановился.
  - Чуть не забыл, дай мне забинтованную руку, дорогая, - с некоторой издевкой произнес отец. - Ты же понимаешь, что появится в приличном обществе с обнаженными плечами, в изысканном корсете и с бинтами на руке - не прилично?
  Шами испугалась, рана которую она себе нанесла не могла зажить так быстро, скорее всего она будет кровоточить, а эти кровопийцы...Пытаясь скрыть зародившуюся в душе панику, девушка безропотна протянула руку. Ее замешательство не укрылось от внимательного взгляда, но вспышки гнева не последовало, лишь саркастическая улыбка появилась на лице магистра.
  - Ты ведь не думаешь, что я стал бы полагаться на природу в процессе твоего излечения, милая, - уверенно развязывая бинты произнес он. - Я все-таки маг, и прекрасно понимаю, что выказанное тобой почтение во время ритуала, никак не должно отразиться на твоем здоровье и внешнем виде.
  Когда бинты были сняты, девушка не увидела раны на руке. Только тонкий, едва различимый на бледной коже шрам. Сказать, что эта рана была нанесена всего день назад, было невозможно, такой вид зажившие раны приобретают только после нескольких недель. Но Шами не выказала удивления, во всяком случае очень постаралась этого не сделать.
  Последним штрихом в ее преображении стали золотые браслеты, преподнесённые магистром.
  Дверь в общий зал распахнулась, и девушка окунулась в круговерть звуков музыки, приглушенных разговоров, громко смеха и суеты. В воздухе парили запахи сотен блюд, смешивающихся между собой и вызывающих острое чувство голода. Призывно забили барабаны, извещающие присутствующих о том, что магистр присоединился к пиршеству. Все звуки стихли, гости поспешили выстроиться в длинную вереницу чтобы иметь честь быть представленными дочери магистра. Началось все с низших чинов иерархии. Таких было немного, и они должны были покинуть праздник, до того, как Шами будет представлен человек, занимающий в ордене вторую роль, после ее отца. Этого девушка ждала с нетерпением, ведь если ей удастся убить и отца, и его заместителя, то чужаки останется без командиров, а значит защитникам Валкина представится удивительная возможность одержать победу.
  Череда вельмож, казалась девушке бесконечной, ноги уже затекли от неподвижного нахождения в одной позе. Она терялась в догадках откуда здесь столько ненужного на войне народа. А еще ее мучил вопрос, когда ей официально будет представлен Мирад, если бы он принадлежал к низшему слою элиты, возможно, ей бы удалось уговорить его бежать вместе с ней, если все так как говорит Затра и сенешаля не радуют принятые здесь обычаи... Но его не было ни среди низших чинов, ни даже среди тех, кто представлял средний класс, уже несколько минут ей представляли исключительно высшую касту, а его все не было...
  Может быть служанка была права и ее извинения запоздали? Может быть пока она стоит здесь, сенешаля уже казнили за ее глупость? В груди похолодело и руки сразу вспотели. И даже не из-за того, что она не представляла, что будет делать во время ужина без его наставлений и подсказать, а из-за самой возможности стать причиной гибели этого мужчины.
  Представителей высшей знати было не так уж и много и отвлекшись от мелькающих перед нею лиц, девушка посмотрела на последнего представителя, на заместителя отца, которого ей нужно убить. Увидев его, девушка перестала дышать: замыкал череду знати одинокий эльф крови. Его одежды были почти полностью красными, лишь небольшие вставки белого цвета украшали воротник его рубашки. Рыжие волосы мужчины были собраны и удерживались золотым обручем. Встретив ее взгляд, он улыбнулся и немного склонил голову. Шами готова была разрыдаться: это был сенешаль Миралондум.
  Девушка продолжала протягивать руку для поцелуев и улыбаться, но в голове крутилась только одна мысль: "И его я должна убить? Почему он?". Эльфийка не сводила глаз с мужчины, судорожно пытаясь что-то придумать, но в голову ничего не приходило. Ради победы защитников над чужаками она должна убить Мирада. Когда подошла его очередь, мужчина церемонно прикоснулся губами к ее руке.
  - Для меня честь познакомиться с вами, прекраснейшая Шеминиральдуоль, - произнес он уже набившую оскомину положенную фразу.
  - Рада вас приветствовать сенешаль Миралондум, - такой же стандартной фразой ответила она.
  С кривой усмешкой наблюдал за этой сценой магистр.
  - А теперь прошу к столу, сенешаль. Думаю, вы не станете со мной спорить, что эта красавица совсем не похожа на ту оборванку, которую по вашему приказу оглушили и заперли в клетке? - помогая дочери добраться до отведенного ей места холодно произнес эльф.
  - Не могу с вами спорить, магистр, - отвесив поклон ответил Мирад. - Теперь никто не посмеет совершить такую глупую ошибку, которую допустил я.
  - Тем не менее вы не убили ее на месте, как было приказано. Вы совершили двойную ошибку, сенешаль.
  - И я очень рад, что моя ошибка обернулась именно этим приемом и вашей радостью, магистр.
  - Я так же рад этому, Миралондум, - кивнул Эвиланколли. - Но это не освобождает вас от ответственности.
  - Я с радостью приму наказание, магистр, любое, что вы сочтете достаточным для искупления моей вины перед вами и вашей дочерью.
  Шами не верила тому что сейчас услышала. Магистр при ней вынес приговор сенешалю, своему заместителю, за то, что он ее не убил. Девушка бросила быстрый взгляд на Мирада, но лицо того оставалось бесстрастным и спокойным, словно он и не согласился только что принять смерть.
  "Это даже к лучшему. Если его убьют по приказу отца, значит мне не придется этого делать, а убить любого другого будет гораздо... проще", попыталась уговорить себя эльфийка.
  За ужином она старательно все повторяла за сенешалем. Он подсказывал ей и наглядно все демонстрировал, но не произносил ни слова. Если она делала что-то не то, под столом, убранным богатой скатертью, получала от него тычок коленом в ногу, призывающий ее сохранять бдительность.
  Ее поведение ни разу не вызвало недовольства магистра. Она улыбалась, использовала нужные приборы в нужное время и всячески выказывала свое почтение.
  - Сейчас начнутся танцы, дочь моя, - провозгласил в конце концов Эвиланколли. - Думаю, сенешаль будет рад потанцевать. Кто знает, когда еще ему представиться такой шанс и представиться ли. Наша жизнь полна неожиданностей и нельзя ничего сказать однозначно.
  - Если ваша дочь окажет мне такую честь, - опять отвесил поклон сенешаль.
  - Да, конечно, сенешаль. Я с радостью с вами потанцую, - быстро согласилась Шами.
  Слишком быстро, поняла она по тому, как магистр рассмеялся, а Мирад прикрыл глаза. Заиграла музыка и молодой эльф помог ей подняться из-за стола и вывел ее в центр огромного зала. Он опять поклонился и предложил ей руку.
  - Становись мне на ноги, - едва различимо прошептал он. - Твои юбки скроют этот факт, и любые оплошности спишут на мою неловкость, а не на твое неумение. Просто доверься мне, расслабься, не сопротивляйся, подчиняйся всем моим движениям и все пройдет отлично.
  Он закружил ее в танце. Девушка хотела извиниться, хотела засыпать его вопросами, но слова застревали в горле, когда она поднимала глаза. Мирад танцевал с закрытыми глазами, он чувствовал и музыку, и свою партнершу, его движения были плавными и аккуратными, казалось, что он полностью отстранился и сейчас находится вовсе не здесь. Нарушать этот момент было бы просто кощунством, и девушка молчала, наслаждаясь крепкими объятиями, плавными движениями и прекрасной музыкой.
  - Я не солгал, - шепнул он ей на ухо. - Ты великолепно выглядишь. Я бы сказал даже божественно, и мне уже плевать, что это святотатство. Сейчас нас никто не может подслушать, и я должен тебе сказать кое-что важное, Шами.
  Она подняла глаза и встретила его пылкий взгляд.
  - Мирад, мне очень жаль. Моя служанка, Затра, объяснила мне кое-что и я...
  - Ты еще и с прислугой разговариваешь? - мужчина прижал ее к себе чуть крепче необходимого. - Ты погубишь ее. Даже я не знаю есть ли слуховые окна в женских покоях, но думаю есть. Будь осторожна, обдумывай каждое произнесенное вслух слово, каждую эмоцию, которая отразится на твоем лице. А лучше послушай моего совета и беги отсюда. Вернись к змеелюдам, спрячься. Он будет тебя искать, но, возможно, тебе удастся скрыться. Беги при первой возможности и никогда не возвращайся. Никогда, поняла меня?
  Шами никак не ожидала такого совета.
  - А ты? - едва слышно произнесла девушка и сама испугалась.
  Он ответил ей улыбкой и прижался щекой к волосам девушки.
  - Не стоит тебе думать обо мне, Шами. Тебе стоит позаботиться о себе. И для этого ты должна бежать.
  - Но магистр сказал, что тебя ждет наказание? Затра объяснила мне что это значит...
  - Я заслужил это, - спокойно проговорил сенешаль. - А ты - нет. Танец скоро окончится, Шами. Должен признаться это были очень приятные для меня мгновения, что удивляет меня не меньше, чем тебя.
  На последнем аккорде, он склонил голову благодаря партнершу за танец. Рассыпавшиеся волосы сенешаля скрыли от наблюдательных глаз нежное прикосновение горячих губ к обнаженному плечу девушки.
  - Беги, - шепнул он ей в ухо еще раз и предложил руку чтобы сопроводить к столу.
  Магистр помог девушке занять ее место и криво усмехнулся.
  - Это было чудесное зрелище, сенешаль, хорошо, что никто не понял, что моя дочь самостоятельно не сделала ни одного шага. Вы отличный наставник, Мирад.
  - Благодарю, магистр, - холодно ответил мужчина. - Это не составило особого труда.
  - Ну, думаю теперь, моей дочери пора отдыхать. Вечер был долгим и насыщенным.
  Магистр поднялся из-за стола и помог встать девушке. Уже в дверях он обернулся.
  - Чуть не забыл, - притворно хлопнул он себя по лбу. - Подожди, дорогая, нужно убрать тут. Ты отлично справилась, доченька. И теперь нет смысла продолжать этот фарс.
  Шами замерла в дверном проеме, не понимая, о чем идет речь.
  О том, что магистр начал колдовать она догадалась только по тупой боли в висках и сухости во рту. Сколько себя помнила, любая волшба вызывала у нее именно такие ощущения. Сперва исчезли гости. Все. За столами сидело несколько десятков орков и троллей. Потом исчезли столы, за которыми никто не сидел, вместе со всем, что на них стояло, потом исчез и помпезный зал.
  - Ты же не думала, что в военной компании мне нужна вся эта челядь? Мне достаточно верных орков, кровожадных троллей и послушных гоблинов, а из наших сородичей тут только Мирад, все остальные были бы пустой тратой времени и сил, - с удовольствием наблюдая за удивлением на лице девушки победоносно произнес магистр.
  Они стояли в просторной высокой пещере, в ней располагалось несколько столов и больше ничего. Шами закрыла глаза чтобы не выдать себя, чтобы успеть сосредоточиться.
  - А теперь тебе и вправду пора спать, дочь моя, - магистр грубо подхватил ее под руку и бросил через плечо оркам, оставшимся в пещере. - А сенешаля ко мне в кабинет. Нужно поговорить с моим приемником.
  До двери женского крыла он буквально волок ее. Вот только теперь это не были широкие коридоры украшенные статуями и коврами, это был обычный грубо прорубленный в скале проход, ведущий от одной пещеры к другой.
  - Ты удивлена как вижу. Ты так доверчива и наивна, что мне не составило труда тебя обмануть. Неужели ты думала, что во время войны мне есть дело до праздников и удобств? Нет, меня это совершенно не волнует. Защитники Валкина заняли побережье, оставив нам глубь острова, скалистую и практически безводную, пришлось изворачиваться. Спустя пару лет, я понял, что скрываться в скалах - отличный выход из ситуации. Гоблины придумали всякие механизмы и штуки, чтобы здесь всегда была свежая вода, чтобы не приходилось за ней посылать орков, чтобы они не попадали в засады противников и не погибали. Несколько лет потребовалось чтобы все это устроить. Но теперь они даже не знают, где нас искать. Мы появляемся, атакуем и исчезаем, а они не могут найти наш лагерь, не могут найти меня, - они уже были у двери, и магистр резко развернул девушку к себе лицом. - Скажи, милая, ты гордишься папочкой?
  Шами сжалась от ужаса. В зеленых глазах мужчины полыхал огонь ненависти.
  - Как же ты хороша, милая моя, - разглядывая ее лицо произнес мужчина. - Я уже почти забыл, как выглядела твоя мать, а ты так похожа на нее.
  Шами попыталась вырваться, но он оттолкнул ее в угол и преградил пути отхода.
  - Не мудрено что у мальчишки снесло голову, когда он тебя увидел. Мы не можем с этим бороться, понимаешь? Тяга к ночным эльфам затмевает наш разум. Ты можешь подумать, что я лгу, но это выше наших сил. Мы хотим прикоснуться к добру, которое вы воплощаете, которое содержится в ваших сердцах и распространяется с вашей кровью по всему телу. Хотим ощутить его, - руки магистра легли на обнаженные плечи девушки и начали поглаживать, то и дело вздрагивая, мужчину начала бить нервная дрожь, но голос его остался холодным и надменным. - Но мы не хотим подчиняться добру, милая, как ты могла бы предположить, нет. Мы хотим подчинить его.
  Магистр буквально выкрикнул это и прижав девушку к себе он впился зубами ей в плечо. Шами вскрикнула и начала отбиваться. Она считала себя неплохим бойцом и нанесла несколько болезненных ударов руками и ногами, которые точно попали в цель, но не принесли никакого результата: магистр словно не чувствовал этого. Он оторвался от нее только тогда, когда сам решил, что уже довольно. На губах мужчины и на его зубах осталась ее кровь, он с удовольствием облизывал теплые капли, явно наслаждаясь процессом.
  - Ты еще не готова, - слизнув последнюю капельку крови с пальцев, принял он решение. - Нужно еще немного времени. Совсем чуть-чуть. Несколько недель.
  Девушка была в ужасе, она зажимала рукой рану на плече и не знала куда и как бежать. Слова сенешаля о побеге уже не казались ей глупостью, это был очень мудрый совет. Вот только кажется он запоздал.
  - Прекрати брыкаться, милая дочь. Я подчинял своей воле более норовистых и сильных, чем ты. Если ты будешь послушной, все пройдет гладко и почти безболезненно. Мне всего лишь нужно несколько глотков твоей крови в день. Будешь отдавать добровольно - проблем не возникнет, начнешь сопротивляться - возьму силой. Я всегда получаю желаемое. А теперь иди отдыхать, ты устала.
  Небрежно оттолкнув девушку в руки стоящего на страже орка, магистр удалился. Орк толкнул эльфийку за дверь, и она услышала, как снаружи закрылся замок. Добравшись до своей комнаты Шами боялась, что и там все окажется иллюзией, но она ошиблась. Ее комната ничуть не изменилась. Затра выбежала из своей каморки едва закрылась наружная дверь.
  - Госпожа, - гоблинша поддержала едва стоящую на ногах девушку и помогла ей сделать несколько шагов до кровати. - Я обработаю рану, это не страшно, госпожа. Скоро боль пройдет.
  - Откуда ты знаешь? - сквозь зубы спросила девушка.
  - Когда магистр что-то обдумывает он всегда так делает. Ему нужна чья-то кровь, много разной крови, одна для ритуалов, другая для него самого. Мой муж был избран в последний раз. Но наша кровь плохая, ее всегда мало магистру. Один гоблин - одна мысль. Твоя кровь хорошая, если ему нужно лишь несколько глотков в день, ты не умрешь, а магистр составит новый план и может быть твоя кровь поможет нам победить в войне, если она такая хорошая.
  Говоря все это, Затра аккуратно промывала рану на плече теплой водой, потом так же умело наложила повязку и начала раздевать эльфийку.
  - Рана быстро заживет, завтра уже ничего не будет. Это магия магистра, если он не хочет убить, то никогда не убьет, а если захочет, то его ничто не остановит. А теперь вам лучше отдохнуть, госпожа.
  Служанка проследила чтобы девушка легла в постель и прикрыла ее одеялом.
  Когда дверь за гоблиншой закрылась Шами открыла глаза. Плечо болело, перед глазами плыли разноцветные круги, веки опускались помимо ее воли. Сопротивляться этому не было сил, словно ее опоили сонным зельем. Но даже в таком состоянии она поздравила себя с первым успехом. Теперь она знала, где прячутся орки и эта информация будет очень полезна командиру Маи.
  Когда сон все же захватил ее, ей снился такой короткий танец с Мирадом и нежное прикосновение его губ к обнаженному плечу. А потом начался кошмар: Мирад впивался зубами в ее плечо и с жадностью глотал кровь из рваной раны.
  6
  На то чтобы прийти в себя и свыкнуться с положением пленницы ушло три дня. Каждый вечер в комнату заходила Длойна, волокла Шами в библиотеку, где магистр несколько минут разговаривал с девушкой, а потом набрасывался на нее, словно дикий зверь. О кинжалах и порезах речи уже не шло, ему доставляло удовольствие впиваться зубами в тело и высасывать кровь. Три дня девушка сопротивлялась, брыкалась, отбивалась и вырывалась. Зеркала в ее комнате больше не было, оно разбилось о голову трольчихи, когда между ними завязалась драка. Но каждый раз, оказываясь в библиотеке она могла по крупицам собирать информацию, ради чего она и пошла на это все, а значит, нужно использовать и этот шанс.
  Пусть злобный монстр наслаждается своим превосходством, приняв свое положение, успокоившись, узнать можно гораздо больше. Ведь когда он заканчивает свое кровавое пиршество, сразу начинает думать, озвучивая свои мысли. Притворившись сломленной и загнанной в угол, можно услышать и узнать гораздо больше, чем сопротивляясь и громя все на своем пути. Именно с такими мыслями Шами и проснулась на четвертый день после "приема". И перестала сопротивляться, последовав собственному плану. Первый результат она получила уже вечером. Зайдя к ней в комнату, трольчиха бросила на кровать приличный комплект одежды из брюк и рубашки. Это была первая уступка со стороны магистра, после заявления: "Я все поняла и буду безропотно отдавать тебе то, что тебе нужно, отец".
  - Если пойдешь сама, я его не отберу, понятно? - прорычала Длойна.
  И Шами пошла. Прикрыв за собой дверь библиотеки, она спокойно села в удобное кресло, ожидая, когда магистр подойдет к ней. Он бросил на нее изучающий взгляд и кровожадно улыбнулся.
   - Я сейчас подойду к тебе, милая. Расстегни рубашку, обнажи свою дивную шейку и убери волосы, чтобы они нам не помешали.
  Девушка проглотила комок, послушно расстегнула несколько верхних пуговиц и отбросила волосы всем видом демонстрируя покорность и почтение. Ее ожидания были оправданы магистр и Гранбул обсуждали план очередной атаки на силы защитников. Теперь она знала место и суть операции, оставалось узнать только время.
  - Магистр, - прорычал орк. - Нужно определиться со сроками операции.
  - Конечно, Гранбул. Мне нужно все хорошенько обдумать, а у меня теперь есть отличное средство улучшающее ход моих мыслей: прилежная, послушная и покорная дочь. Так ведь, милая? - магистр подошел к креслу и опустился перед ней на колени. - Посмотри на меня, моя хорошая. Свет твоих глаз заставляет мое сердце биться чаще, улучшается кровоснабжение и мне гораздо проще принимать решения. А когда ты не сопротивляешься, то это еще и доставляет неописуемое удовольствие.
  Шами послушно перевела взгляд на его лицо. Спустя уже несколько мгновений этого зрительного контакта девушка заметила, как начали подрагивать руки магистра, лежащие на ее коленях, как заблестели глаза, как начали раздуваться ноздри тонкого носа, словно он пытался поглотить не только ее кровь, но и впитать запах. Он не сводил с нее глаз.
  - Моя малышка, - пальцы впились в ее колени. - Такая послушная, такая отзывчивая. Я готов, милая, отодвигай воротничок, чтобы я не испачкал его. Сегодня особый день, ты сама приняла это решение, без "уговоров" с моей стороны.
  Девушка кивнула и отодвинула ткань обнажая шею. Но сегодня магистр не спешил он устроился на ручке кресла и продолжал ее рассматривать, поглаживая кончиками пальцев руку, удерживающую воротник.
  - Какое приятное, щекотливое зрелище, - заговорщицки проговорил магистр. - Просто невозможно удержаться.
  Мужчина припал к подставленной шее и вонзил в нее зубы. На этот раз Шами чувствовала, как он высасывает ее кровь, но не стала сопротивляться, заставила себя быть мужественной, ради того, чтобы потом узнать... когда же будет атака. На сей пары глотков ему не хватило, или он просто растягивал удовольствие, словно потягивая прохладный напиток в жаркий день через соломинку. Оторвался он с трудом.
  - Ты меня балуешь, моя сладкая, - на сей раз действительно мягко произнес магистр. - Я же мог и увлечься. В следующий раз, положи руку мне на колено и когда я сделаю три глотка, сожми пальчики, чтобы я понял, что уже хватит. А теперь отдохни немного тут. Когда мы закончим Гранбул отнесет тебя в твою комнату. Через три недели, - обратился он к маршалу. - Мы успеем собрать в этой точке достаточно войск и провести крупную атаку.
  Глаза Шами закрылись, на губах застыла блаженная улыбка. Осталось только решить, как отсюда выбраться, чтобы не опоздать.
  Несмотря на ужасные вечерние процедуры, ее заточение нельзя было назвать полным или мрачным. Весь день она могла свободно перемещаться по пещерам и даже выходить из них. Ее сопровождали орки, но это не имело особого значения. Магистр с готовностью потакал ее прихотям, так она обзавелась бумагой и красками. Дочь желает рисовать - пусть рисует. А вот то, что между цветами и ланями, дочь рисует карту подземных тоннелей, ему даже и в голову не пришло.
  У нее был доступ к библиотеке. Прочитав несколько книг любовного характера, чтобы поддержать свою легенду о "молоденькой и наивной эльфиеечке", Шами отвела от себя все подозрения и беря по нескольку книг, под очередной любовной чушью прятала книги по военным тактикам и стратегиям. Изучая их, она то и дело находила пометки отца и запоминала все отмеченные места, чтобы потом передать эту информацию Расселу Маи.
  Все это время девушка не переставала думать о сенешале и его судьбе. И каждый раз, любое воспоминание о нем отзывалось тупой болью в висках и болезненными ощущениями по всему телу, словно кто-то здорово отходил ее дубиной и теперь синяки ноют, заживая. Спросить напрямую кого-то девушка не решалась, чтобы не навлечь гнев отца на их головы, но неопределенность была уже просто невыносима.
  Именно поэтому отправляясь вечером девятого дня в библиотеку, она твердо решила все выяснить у единственного, кто обладал нужной информацией. У магистра. Расположившись в кресле, она ждала указаний.
  Ему это нравилось. Даже в таких мелочах он хотел пользоваться своей властью. Сегодня он был один и просто стоял у стола рассматривая какие-то документы. Ее появление, однако, не осталось незамеченным. Отвлекшись от бумаг, он посмотрел на девушку.
  - Ты чем-то встревожена, дитя мое. Я вижу это в твоих бездонных глазах, - магистр подошел к креслу и уже привычно устроился чуть сбоку.
  - Да, - проговорила Шами, сохраняя зрительный контакт с отцом.
  - Хочешь со мной поделиться? - предложил он.
  - Да.
  - Очень хорошо. Вставай, мой цветочек.
  Девушка послушно поднялась, хоть эта просьба и была необычна в такие моменты. Магистр занял ее место в кресле, удобно откинувшись на спинку.
  - Ну, же, дочь моя, не робей. Если у тебя есть просьба к отцу, почему бы не проявить дочерней любви? Устраивайся у меня на коленках. Я пропустил твое детство и меня мучает ностальгия. Ты никогда не забиралась ко мне на колени, чтобы поделиться самым сокровенным.
  Хищный блеск в глазах "отца" не на шутку ее пугал, но желание получить ответы было гораздо сильнее. Девушка робко присела на услужливо подставленное колено.
  - Нет, моя косуля, так не пойдет, - руки мужчины сомкнулись на ее талии, и он забросил ее ноги на подлокотник, придвигая девушку боком к себе, и прижимая к своей груди ее голову.
  - Вот так гораздо правильнее, - прошептал он ей в ухо. - Расстегни рубашку, обнажи плечо и поведай мне что тебя угнетает.
  Шами повиновалась, рубашка скользнула с плеча, и она почувствовала сбивчивое дыхание на коже.
  - Очень хорошо, моя милая. Просто очень, - рука мужчины еще сильнее прижала хрупкую фигурку. - Что ты хотела спросить? Сейчас я отвечу на любой вопрос, обещаю.
  Эьфийка почувствовала, как кожи коснулись пересохшие губы, лучшего времени просто не придумать.
  - Где сенешаль Миралондум? Ты обещал, что он станет моим сопровождающим, но я не видела его со дня приема.
  Она заглянула ему в глаза, это был самый верный путь получить правдивый ответ.
  - Ты хочешь его видеть? - в глазах магистра на миг промелькнула насмешка. - Я отправил его по делу.
  - Я хочу, чтобы он меня сопровождал днем, - проявила капельку настойчивости Шами.
  - Хорошо, милая, я выполню твое желание, но и ты выполни мое: обними меня, любимая дочь и поцелуй. Ты же понимаешь, что когда ты что-то просишь, нужно проявить всю свою любовь? Поцелуй папочку.
  В миг спина девушки покрылась холодным потом, но она сделала над собой усилие и обняла его за шею, улыбнулась и припала губами к щеке.
  - Папочка, верни мне сенешаля, пожалуйста, - пролепетала Шами.
  - Завтра утром он будет у тебя, моя дорогая, - магистр резко опрокинул ее на спину и вонзил зубы в плечо, рука его скользнула по животу девушки и замерла под самой грудью, удерживая ее в удобном для него положении.
  Наступления утра Шами еще никогда так не ждала. Раз магистр пообещал, что Мирад будет у нее утром, значит он жив, а это уже немало. Ее нервозность заметила даже Затра.
  - Госпожа, что вас так взволновало ночью? Вы плохо спали?
  - Нет-нет, Затра, - поспешила успокоить ее девушка и перешла на заговорщицкий шепот. - Миралондум жив, я вчера решилась спросить магистра, он обещал, что сегодня сенешаль станет моим сопровождающим на дневных прогулках.
  Затра ничего не ответила, лишь улыбнулась и кивнула головой.
  Дверь отпирали по часам и, к назначенному времени, Шами уже не могла найти себе места от волнения. Стоять под дверью было бы глупо, и она пыталась чем-то отвлечься, чтобы время прошло чуть быстрее, но буквы упорно отказывались складываться в слова, кисти просто падали из рук, оставляя цветные кляксы на ковре, а сама эльфийка обратилась в слух, ожидая, когда повернется заветный ключ. Когда же это случилось, девушка еще немного помедлила, пытаясь успокоить дыхание и ничем не выдать своего волнения. Одевшись в брюки и рубашку, она неспешно подошла к двери и распахнула ее. Кроме двух гвардейцев за ней никого не было. Испытав разочарование, она надела маску безразличия на лицо и уже собиралась уходить, когда один из гвардейцев сказал:
  - Вам просили передать, чтобы вы отправлялись на конюшни, госпожа.
  - Кто? - как можно более безразлично поинтересовалась девушка.
  - Сенешаль Миралондум, - так же безразлично ответил страж.
  Шами зажмурила глаза и с трудом удержалась от того чтобы бросится на конюшни бегом. Дорогу она уже знала, стража, сопровождающего ее, научилась не замечать, но сохраняя приличия неспешно отправилась к конюшням.
  Рыжие волосы сенешаля она заметила сразу. Он чистил лошадь и не видел, как она подошла. Он был жив. В этом можно было не сомневаться. Девушка тихонько выдохнула, испытав облегчение.
  - Доброе утро, сенешаль, - произнесла она, остановившись в нескольких шагах от него.
  - Рад вас приветствовать, Шеминиральдуоль, - ответил мужчина и обратился к стражу. - Можешь быть свободен.
  Гвардеец исполнил приказ незамедлительно, и они остались вдвоем.
  - Я подготовил лошадей, Шеминиральдуоль, надеюсь, верховая прогулка вас развлечет, - тихо проговорил эльф.
  - Почему не просто Шами, сенешаль? На приеме вы называли меня именно так.
  - Потому что Шами не смогла бы добиться того, что сделала Шеминиральдуоль, - произнес он и повернулся.
  Лицо сенешаля было покрыто свежими шрамами, он был неестественно бледен и выглядел изможденным и осунувшимся. Девушка даже попятилась, решив, что перед ней не живое существо, а очередной мираж, созданный отцом.
  - Ваша лошадь, - мужчина усмехнулся и протянул ей поводья.
  По лагерю они ехали молча. Шами впервые была за пределами пещер и внимательно оглядывалась, запоминая ориентиры и положение солнца. Но стоило им выехать за пределы лагеря, как лошадка почувствовала свободу и начала срываться на рысь. Шами не стала ее удерживать. Некоторое время она неслась во весь опор, наслаждаясь теплым солнцем и грязными брызгами, летящими из-под копыт. За спиной она слышала мерный перестук копыт лошади сенешаля.
  Встреча прошла совсем не так, как она себе представляла. Холодность и отчужденность мужчины сбивали с толку, она-то думала, что Мирад будет ей благодарен, а он... Она злилась на себя, на то что опять навыдумывала глупостей и поверила в них, не стоило этого делать... Ничего этого. Остановилась она лишь тогда, когда больше не смогла различить бега второго скакуна. Обернулась и не увидела никого. Девушка развернула лошадку и пустила ее в галоп. Он истощен, измучен, вдруг Мирад упал с лошади и ему нужна ее помощь? Но ее ожидания опять не сбылись. Сенешаль сидел на пригорке небольшого холмика, его лошадка мирно паслась рядом. Шами подъехала к мужчине и спрыгнула с лошади.
  - Почему ты отстал? Я испугалась за тебя, думала ты с лошади свалился...
  Мужчина поднял на нее глаза и девушка смолкла. Он смотрел на нее с упреком и недоверием.
  - Дура, - посетовал он. - Я думал, что ты решила последовать моему совету и не стал тебя останавливать. Я был рад глядя как ты исчезаешь из виду. Я испытал облегчение и почти поверил, что ты - Шами.
  Он замолчал и отвел взгляд. А потом поднялся с травы и подошел к ней, внимательно вглядываясь в глаза.
  - Я сказал все, магистр! Я советовал ей бежать. Хватит уже! Дайте мне умереть.
  Шами смотрела на него и ничего не могла понять. А потом догадалась, что в течении последних десяти дней магистр пытался выведать у сенешаля, о чем были их беседы, узнать все, что тот ей сказал. Мужчина держался и вот только теперь молит о смерти, озвучив свой последний совет. Это не он призрак, это она для него - видение. Сердце девушки разрывалось от боли. Неужели магистр мог пойти на такое? Ради чего? Зачем пытать и мучить своего приемника? Из-за нее?
  - Мирад, - девушка положила руку ему на плечо. - Это я. Действительно я.
  - Ты? - мужчина лишь усмехнулся. - Тебе мало магистр? Хочешь узнать, о чем я думал, когда смотрел в ее глаза. Я покажу тебе.
  Эльф привлек девушку к себе и ее губы обожгло страстное прикосновение. Сопротивляться она даже и не подумала, лишь обвила его шею руками и закрыла глаза от удовольствия. Когда ей перестало хватать воздуха, она попыталась освободиться, но мужчина, продолжая крепко держать ее в своих объятьях, прошептал:
  - Нет, это еще не все. Я бы не остановился на поцелуе, магистр!
  Рука мужчины скользнула по телу девушки, и он начал уверенно расстегивать пуговицы на ее рубашке.
  - Мирад, - прошептала она. - Не надо... это я...
  Но он не слышал ее слов.
  - Я бы никогда не причинил ей боли, но ты не она. Да, магистр? Хотите посмотреть, что я видел во сне, когда вы позволяли мне уснуть. Я мечтал о ней, о вашей дочери. Представлял как мог бы обнимать ее, как мог бы раздевать, как...
  Он застыл. Его ладонь замерла на шее девушки, там, где еще остался след от недавнего укуса отца. И он резко отшатнулся. Мирад смотрел на нее во все глаза и никак не мог определиться видит он реальную девушку или все же мираж.
  - Нет, этого не может быть. Это ложь, обман, очередной обман! - мужчина закрыл глаза и вдохнул полной грудью и без сил опустился на траву. - Нет.
  - Мирад, - едва не плача Шами села рядом с ним. - Хочешь я тебе докажу? Ты поцеловал меня после танца, прикоснулся губами к плечу, помнишь? Этого никто не видел, не мог видеть. Об этом никто не может знать, только я.
  - Шами? - взгляд мужчины прояснился. - Это вправду ты?
  Она кивнула и обняла его в подтверждение своих слов. Он заключил ее в объятья и прикоснулся к щеке губами.
  - Я не верю в это, - шептал мужчина. - Мне это снится...
  - Нет, - улыбнулась девушка и спрятала лицо у него на груди.
  Несколько минут они просто молча обнимались не в силах произнести не слова.
  - Шами, - сенешаль убрал прядь волос девушки, упавшую на глаза и заглянул в них, позволяя себе потерять контроль, забыть обо всем на свете и просто наслаждаться ее присутствием.
  Его дыхание сбилось, глаза заблестели, и девушка тут же узнала эти признаки. После этого отец всегда пил ее кровь. Она даже не отдавала себя отчета в том, что делает, просто отбросила волосы, подставляя шею для укуса. Но его не последовало. Мужчина нежно провел пальцами по бархатистой коже и поцеловал подставленную шею.
  - Не бойся, - истолковала она по-своему его нерешительность. - Я уже привыкла, это даже не больно почти.
  - Что? - не понял он и припал губами к запястью.
  - Кусай же, что ты такой несмелый?
  - Что?? - Мирад резко отодвинул ее от себя. - Зачем мне тебя кусать?
  - Ты испытываешь потребность в подпитке, я поняла это по твоему дыханию и взгляду, - решила пояснить эльфийка. - Когда магистр так смотрит на меня, потом всегда кусает.
  Мирад закрыл глаза руками и опустил голову.
  - Сколько это продолжается? - спросил он.
  - Десять дней, сегодня десятый, - непонимающе моргнула Шами.
  - Хорошо, еще не поздно. А теперь садись на лошадь и уезжай. Никогда сюда не возвращайся.
  - Почему?
  - Потому что я так сказал, - строго произнес мужчина. - Спасайся. Он убьет меня в любом случае, но я не хочу, чтобы пострадала ты. Беги, пожалуйста.
  - Что в этом страшного? Ну, укусит он меня, я же не умираю от этого, как гоблины.
  - Глупая, конечно ты от этого не умираешь. Если одна ядовитая змея кусают другую того же вида, то яд не причиняет вреда никому из них. А он приучает твое тело к своему яду. Понимаешь? Постепенно. Это длительный процесс, на него уходит несколько недель, иногда больше...
  - Зачем? - перебила его девушка.
  Мирад обнял ее и прикоснулся губами к щеке.
  - Потому что те признаки, которые ты приняла за жажду, не имеют к ней никакого отношения. Это желание, понимаешь? Влечение. Я тебе уже говорил, что сила магистра так велика, что он не может иметь детей. Он не может даже приблизиться к женщине без определенной подготовки. И теперь он готовит тебя. Ты не подпитка, ты идеальный сосуд, в котором он сможет вырастить своего наследника...
  - Я его дочь! Так же нельзя! - Шами опустилась на траву, чтобы не упасть.
  - Вот именно, ты его дочь. Частично уже имеешь иммунитет к его "яду", нужно лишь немного тебя подстегнуть, и он получит желаемое. Или уже получил?
  - Что? - девушка посмотрела на него как на умалишенного. - Нет!
  - Вот и славно, тем более беги, - выдохнул сенешаль. - Я постараюсь найти тебя, потом, когда тебе уже не будет ничего угрожать.
  - Не найдешь, - пообещала она. - Никогда не найдешь, Мирад. Нам пора возвращаться. Обещаю тебе, завтра меня уже здесь не будет. Поверь.
  - Хорошо, но зачем тебе возвращаться? - успокоился мужчина.
  - Мне нужно кое-что забрать, а потом я уйду навсегда, если ты так хочешь.
  - Я хочу, - улыбнулся он. - Хочу тебя спасти.
  - А поцеловать не хочешь?
  - Больше всего на свете я хочу тебя целовать, Шами, - мужчина обнял ее и крепко прижался к губам.
  Девушка опять закрыла глаза и позволила себе насладиться поцелуем. Нет его она не сможет убить, точно не сможет. А вот рассказанное Мирадом дает ей отличный шанс убить магистра и его никак нельзя упустить.
  Без слов они вернулись в седла и отправились назад. Уже распрягая лошадей Шами дотронулась до локтя мужчины.
  - Кто возглавит войска, если магистра не будет?
  - Я, - так же тихо ответил Мирад.
  - Не делай этого. Это все, о чем я прошу. Я исполню твою просьбу, но и ты выполни мою.
  - Что за чепуху ты несешь, Шами? - эльф улыбнулся. - И почему ты закрываешь глаза, во время поцелуя?
  Шами на секунду задумалась, а потом резко ответила:
  - Потому что не могу видеть мерзость, сочащуюся из твоих глаз на меня, сенешаль. Прощай.
  "Так будет правильнее. Так будет лучше" убеждала она себя по дороге в комнату.
  "Его нужно забыть и никогда не вспоминать" - но отчаянное трепетание сердце никак не хотело подчиняться голосу разума.
  Незадолго до похода в библиотеку, эльфийка вызвала Затру.
  - Слушай внимательно и запоминай. Если выйти из лагеря через северные ворота и держать путь строго на север, через три-четыре дня дойдешь до поселения змеелюдов. Скажешь, что тебя прислала Шами, они помогут. Собирай свою семью, близких, родных, друзей, всех кому можешь доверять и уходи. Сегодня, крайний срок завтра.
  - Зачем, госпожа?
  - Потому что скоро сюда придут войска защитников, в пылу сражения они не разбирают кто есть кто. Все, кто не с ними - враги, вы можете пострадать, так что лучше уходите.
  - Защитники Валкина не могут нас найти, госпожа, мы много лет обживаем эту гору, и никогда их разведчики не догадались ни о чем. Так с чего им вдруг нас атаковать?
  - Я им скажу, Затра, - прошептала Шами. - Я - их разведчик. И скоро они будут здесь. Так что уходи, если хочешь спастись.
  Гоблинша так и застыла с раскрытым ртом, а девушка уже уверенно шагала в библиотеку. В высоком сапоге уютно пристроился острый нож, который она стащила во время обеда.
  "Главное не выдать себя, вести как обычно, пока он не будет очень близко" - проговорив это несколько раз, эльфийка открыла дверь и заняла уже привычное место в кресле.
  Заметив ее магистр довольно улыбнулся.
  - Сейчас, милая, мы уже заканчиваем.
  Через несколько минут он, как и планировалось отослал и Гранбула, и Длойну, даже гвардейцев, дежуривших у двери в библиотеку, отпустил.
  - Давай мой нежный котеночек продолжим с того места где вчера остановились, садись ко мне на коленки, любимая, - нервно потирая руки прошептал магистр и девушка повиновалась.
  Несколько минут он поглаживал ее стройную ножку, а потом спросил.
  - Ты получила мой подарок, доченька?
  - Да, отец, - ответила девушка, вспоминая нежные поцелуи Мирада, чтобы не сорваться в крик и не поспешить.
  - Я знаю, что получила, - магистр резко сжал руки на тонкой шее словно пытаясь задушить. - Я чувствую его запах на твоем теле. Тебе понравилось быть с ним, любимая?
  - Да, - выдохнула девушка.
  - Хочешь продолжения?
  - Да!
  - И я тоже, - отпустив ее шею проговорил магистр. - Только сегодня мы не обойдемся дочерним поцелуем, крошка. Тебе придется очень постараться. Чтобы убедить меня отпустить его еще на день. И так будет каждый день, чем лучше ты будешь стараться, тем больше вероятность, что твой возлюбленный переживет еще одну ночь и сможет пробыть с тобой день. Понятно?
  - Более чем, - кивнула девушка и расстегнув рубашку до самого низа сбросила ее на пол. - Ты этого хотел, папочка?
  - О, да! - пожирая обнаженное тело девушки глазами прохрипел магистр. - Смотрю твое общение с сенешалем идет нам обоим на пользу. Я очень доволен. Иди ко мне моя девочка.
  Шами улыбнулась и села на колени мужчине подставляя грудь для поцелуев.
  - Хотел увидеть это? Дотронуться, укусить? - медленно вытаскивая из сапога нож приговаривала она, чтобы заглушить возможные побочные шумы и не вызвать подозрения.
  - Укусить... да, - облизнул пересохшие губы магистр и укусил Шами за грудь.
  И в этот же самый миг она вонзила нож в основание его черепа.
  Магистр был мертв.
  Месть, которую она лелеяла столько лет, свершилась. Быстро накинув на плечи рубашку и застегнув ее, Шами направилась к конюшням. Ее рисунок надежно устроился во втором сапоге. Всю информацию, которую она смогла запомнить, она, конечно, передаст, но какой в ней теперь прок?
  Магистр мертв.
  Запрыгнув на коня Шами пришпорила животное. Нужно было как можно быстрее уносить отсюда ноги. Пока никто ничего не понял, пока она не увидела разочарования и укора в зеленых глазах, пока есть силы, чтобы не вернуться к нему.
  7
  Через четыре дня в лагерь защитников пришла перепачканная и уставшая девушка. На страже стоял один из оборотней- новичок, которому уже доверили такую ответственную службу. Он узнал запах и подхватил изможденную эльфийку на руки. Через час в маленькой комнатушке, в полуразрушенной башне, девушка рассказывала Расселу Маи все, что ей удалось узнать.
  - Ты кушай, Шами, кушай, - заботливо погладил девушку по плечу человек. - Потом все расскажешь. Передохни немного.
  - Командир, - не останавливалась девушка. - У них удивительные технологии, я такого в жизни не видела. Они могут разговаривать друг с другом на расстоянии, без магии, это просто какой-то прибор. У них есть горячая вода прямо в комнатах и душ!
  - Не подавись, девочка, - сочувственно говорил Рас.
  - Они не плохие! Только магистр, он их всех держит в страхе. Его боятся и орки, и тролли, и гоблины, которых вообще за рабов держат!
  - Нет больше магистра, Шами. Убили его. Ночью. Никто не знает, что да как, нашли уже труп окоченевший. Новый теперь у них полководец.
  - Кто? - задержав дыхание спросила девушка.
  - Не знаем мы пока, но вроде разумный. Предложил встретиться на нейтральной территории. Вчера депеша от него пришла. Ты не торопись, ешь осторожно. Ты молодец.
  - Не выжил значит, - самодовольно улыбнулась Шами. - Я боялась, что его и это не остановит.
  - Так это ты его убила, Шами? - Рассел готов был расплакаться.
  - Я, - подтвердила девушка.
  - Беда! Но ты не бойся, мы тебя не выдадим. В лагере отсидишься, а я переговорю с их новым предводителем. Скажу, что знать ничего не знаю и ведать не ведаю. Привру немного, конечно, но ты главное больше никому ни слова, девочка. Чем меньше людей знает, тем спокойнее мне будет.
  - Почему? - удивилась девушка.
  - Их единственное требование выдать для справедливого суда убийцу магистра. Если мы согласимся, он готов сложить оружие и прекратить военные действия на всем острове. Предлагает территориально разделить остров и стать добрыми соседями, - Рассел присел на колченогий стул и устало прикрыл глаза.
  - Я с вами пойду, командир. Я всех их знаю, смогу понять можно ли доверять словам говорящего или он лжет.
  - Опасно это, Шами, - вздохнул Рас и понял, что переубедить эльфийку не получится.
  - Командир, - тихо проговорила девушка. - Если вы договоритесь, то будете соблюдать мирное соглашение? Война закончится?
  - Здесь, закончится, Шами, - уверил ее Рассел.
  Через два дня по разные стороны небольшого холмика почти в самом центре между двумя лагерями стояло два войска. Не били барабаны, не трубили трубы. Не рассылались разведчики и минеры. Никто не устраивал засады. Два измученных годами противоборства войска сошлись не для битвы. Никто не хотел пропустить момента заключения мирного договора и потому в лагерях почти никого не осталось. Семь сотен представителей защитников и около шести сотен чужаков стояли молча, ожидая, когда прибудут командиры. Солдаты смотрели друг на друга и на врагов и понимали, что не хотят больше сражений. Хотят мирно разойтись по своим лагерям и начать спокойную жизнь. Несколько раз громко бухнул барабан, оповещая о том, что командующий прибыл. Пройдя в первые ряды, высокий эльф без шлема и доспехов, сделал несколько широких шагов на встречу неприятелю и застыл, ожидая того же от командира защитников.
  Протрубил горн и со стороны защитников Валкина вышли в первый ряд двое: высокий уже седой человек без шлема и, видимо, его оруженосец, потому что кем еще могла быть худенькая фигурка в полом облачении, которое явно было ей не по размеру.
  Шами посмотрела сквозь прорези шлема и сердце ее сжалось.
  - Мирад, - прошептала девушка. - Я же просила тебя...
  - Ты знаешь его, Шами? - уточнил Рас.
  - Да, командир. Ему можно верить. Я сама поговорю с ним.
  - Нет, Шами. Ты останешься здесь, - распорядился Рассел и сделал два шага навстречу эльфу.
  Движение друг к другу они начали одновременно и за этим неспешным сближением следили уставшие от бессмысленной войны солдаты.
  - Приветствую вас, командир, - спокойно произнес рыжеволосый эльф с яркими зелеными глазами. - Мое имя Мирад. Я возглавил войска после смерти магистра Эвиланколли.
  - Мое имя Рассел Маи. Я готов выслушать и обсудить твое предложение, Мирад.
  Эльф улыбнулся.
  - Это война идет неоправданно долго. И ваши, и мои люди устали. В этих болотах нет ничего за что стоило бы класть столько жизней. Я предлагаю вам заключить мирное соглашение, Рассел Маи. И единственное, о чем прошу взамен, если вам известно кто убил магистра, сообщите мне. Если это один из ваших людей, я буду вынужден просить вас его выдать. Смерть главнокомандующего не может остаться безнаказанной, так пусть же свершится справедливый суд и убийца будет наказан. Это станет залогом нашего мирного соглашения. Со смертью виновного прекратится война и больше никто не погибнет. Это не месть, командир Маи, это справедливая кара за совершенное злодеяние.
  - Я, - договорить Рассел не успел.
  - Это я, - выкрикнула фигурка в шлеме, сопровождавшая командира защитников.
  Командир Рассел опустил голову и тяжело вздохнул.
  - Неразумное дитя...
  А фигурка уже спешила в центр чтобы встать рядом с командирами двух войск.
  - Это я, - повторила фигурка.
  Бровь Мирада дернулась вверх, лишь на секунду он потерял самообладание, ведь он точно знал кто убил магистра и именно поэтому выдвинул такое требование. По его плану командир противников должен был ответить, что магистра не убивал ни один из его людей и стороны бы пожали руки и заключили мирный договор.
  - Кто это, командир? - с улыбкой на губах уточнил Мирад. - Поверьте, мне прекрасно известно, кто виновен в смерти магистра и наказывать этого человека я точно не собираюсь, но ваш оруженосец, готов взять чужую вину на себя, а это несколько усложняет дело, поскольку убивать невиновного, совершенно не входит в мои планы.
  - Я полностью с вами согласен, командир Мирад. Этот пылкий юноша готов на себя взять чужую вину только бы остановить войну, потому он и вызвался. Но теперь он уходит, - с напором произнес Рассел.
  - Нет, - ответил "пылкий юноша" и снял шлем по спине заструились рыжие пряди, а в глаза Мираду заглянули два бездонных сияющих озера.
  - Шами... - разочарованно выдохнул Рассел.
  - Шами?! - удивленно прошептал Мирад.
  - Это я сделала, Мирад. И ты это знаешь. Я не могла смолчать, ведь мир построенный на обмане не продержится долго. Так что я готова принять твой суд, сенешаль, или правильнее будет сказать магистр?
  - Что ты тут делаешь, Шами? Как ты тут оказалась? Я просил тебя бежать, но не к ним! Я думал, что ты пойдешь к змеелюдам. Я бы нашел тебя, как обещал. Что ты наделала?
  Рассел с удивлением смотрел как командир чужаков в отчаянье сжимает кулаки и не может сдержать рвущейся из души скорби. Он видел, как на глазах ночной эльфийки появляются слезы, как она закусывает губы, пытаясь сдержаться.
  - Мирад, - прошептала девушка. - Я так виновата перед тобой. Я обидела тебя тогда, когда уходила, но я должна была это сказать, иначе я бы просто не смогла уйти. Не смогла оставить тебя, зная, что с тобой будет. Я просила тебя не возглавлять их, я ведь просила...
  - Эмм, - попытался прервать этот поток рвущихся признаний Рас.
  - Если бы я не возглавил войска, не было бы этой попытки мирного урегулирования, Шами! Которую ты поставила под угрозу! Что тебе мешало послушать своего командира и промолчать?
  - А что тебе помешало просто тихо уйти и найти меня? Ты же обещал! Я никогда бы не смогла вернуться к чужим, к тебе и ты это знаешь, а я так не хочу! Не хочу без тебя! Лучше умереть чем жить так!
  - Шами, - эльф печально посмотрел на девушку. - После подписания мирного договора я бы сложил с себя все обязательства и искал тебя. Искал бы до тех пор, пока не нашел... Но теперь я не могу отступиться от своего слова, я обещал им покарать убийцу магистра, и ты сама вызвалась...
  - Так убей меня, Мирад, - тихо произнесла девушка и сбросила доспех закрывающий грудь, оставшись в одной рубашке. - Пусть воцарится мир.
  - Только не тебя, Шами. - эльф опустил глаза. - Лучше самому умереть...
  - Не нужно никому умирать, - попытался образумить молодых эльфов Рассел.
  - Тебе придется, сенешаль, - девушка подошла к эльфу и обняла его. - Иначе я выцарапаю твои глаза и вырву сердце...
  - Маленький комок злости, - улыбнулся эльф и припал губами к ее губам.
  Как в ее руке оказался нож никто не понял, о том, что произошло Мирад догадался лишь когда по его руке, зажатой между их телами потекла кровь.
  - Шами, - эльф подхватил уже оседающее тело и уложил на землю.
  Девушка попыталась улыбнуться и вложила нож в его руку.
  - Мне нравятся твои глаза, сенешаль, я солгала тогда... Я закрываю свои, потому что боюсь... Боюсь, что ты мне снишься...
  - Шами, - Рассел опустился на землю рядом с девушкой. - что же ты наделала, глупышка!
  - Она сделала выбор, человек, - спокойно произнес молодой эльф крови. - И я тоже. Ты станешь хорошим руководителям моим людям, таким же, как был всегда своим.
  Держа в руках окровавленный нож, эльф обернулся к своим воинам.
  - Убийца магистра понес наказание, - выкрикнул он. - Сегодня заключен мир между защитниками Валкина и нами. На столь небольшой территории не может быть двух правителей, и я принял решение возложить всю ответственность и руководство на командира Рассела Маи.
  Никто не произнес ни звука, но эльфу было совершенно все равно. Он опустился на колени рядом с девушкой, которую любил, которая пожертвовала своей жизнью, ради заключения этого мира.
  - А я всегда тонул в твоих глазах, Шами, мне не хватало воздуха, я захлебывался счастьем и не мог этому нарадоваться.
  В руках он все еще держал нож, но даже Рассел, стоящий на небольшом расстоянии не мог понять всю глубину скорби молодого эльфа. Короткий замах, и из шеи Мирада потек алый ручей.
  Они лежали рядом, рыжие пряди волос обоих эльфов переплелись так же случайно и прочно, как переплелись их короткие жизни.
  Стоя над их телами, Рассел знал наверняка, звезды затухают именно так, какого бы цвета они не были, пока озаряли мир вокруг себя.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"