Вириена: другие произведения.

Банальная история, или Ловушка для феи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.38*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И нет для лесной феи удовольствия и счастья большего, чем причинить вред человеческому мужчине. И пусть она обещает ему вечную любовь и выполняет все его желания – все это лишь для того, чтобы потом ему было больнее падать… Рассказ написан на конкурс "Игры судьбы" на Вербарии. Занял третье место. Говорят, что опубликован в сборнике.

  - Я подарю тебе небо и звезды, и еще... - он улыбнулся в темноту нежно и мечтательно, - еще маленький шарик из горного хрусталя... Тебе понравится, правда, - хрустальный шарик лег во влажную траву волшебной каплей росы, таинственно мерцающей в свете луны. Воздух одуряюще пах цветами и травами, и громко, почти заглушая шум машин с автобана, пели птицы.
  А потом, когда, уже выйдя из леса, он обернулся на мгновение, ему почудился хрупкий женский силуэт на границе между волшебным ночным лесом и заросшей сорными кустами окраиной поля. Возможно, если бы он присмотрелся, то понял бы, что это просто куст или молодая березка. Но присматриваться нельзя, ведь стоит просто взглянуть в упор, и чудо исчезнет, растает как туман под лучами слишком жаркого солнца. А он, будущий доктор экономических наук, Василий Елизаров, двадцати восьми лет от роду, приманивал именно чудо.
  Днем хрустального шарика не оказалось там, где Василий его оставил. Возможно, конечно, что он просто забыл место. Ведь при свете дня все кажется совершенно другим. Или, может быть, шарик укатили куда-нибудь любопытные ночные зверюшки. Хотя такого, кажется, не бывает... Следующая ночь забрала у него дешевый браслетик из цветного стекла. Потом зеркальце в бронзовой оправе и хрустальный флакончик безумно дорогих духов. Почудилось ему или нет, но к запаху каждого цветка в лесу примешивался теперь терпкий аромат элитного парфюма.
  Ночи становились все короче, и все сложней и забавней было выбирать подарки. Василий приносил в дар ночному лесу перламутровую клипсу приемника с "вечной" батарейкой, настроенную на музыкальную радиостанцию, и живую цветущую хризантему в стеклянном горшке. Смешную лохматую чебурашку из синтетики и пластмассовый гребешок с узором из цветов. Вот только ночи становились все короче и светлее, и все ближе солцеворот. А после солнцеворота, как известно, чудес уже не бывает.
  
  Спросите любого здравомыслящего горожанина, и он скажет вам, что все эти лесные люди, духобабы, лешие, феи, эльфы и водоплавающие пеликозавры - вымысел и сказка для детей и восторженных подростков. Популярный ученый-этнограф еще может добавить что-то про наивное первобытное сознание, одушевляющее безжалостные силы природы и слепую судьбу. Или еще что-нибудь такое же заумное. Кто их, ученых, знает...
  Спросите любого человека, выросшего и живущего вдали от города, там, где достижения цивилизации все еще кажутся странными и чуждыми окружающему миру. И этот человек, соорудив за спиной на всякий случай всем известную конструкцию из трех пальцев для защиты от дурного глаза и не глядя вам в лицо, скажет, что да, есть в лесу что-то. Может, и лесные люди. А может, и не люди или не в лесу. Но, кажется, есть. И лучше бы про это не говорить. А потом, нервно оглядываясь через плечо, замолчит и уйдет, оставив вас в сомнениях и одиночестве.
  Спросите любого ребенка или просто откройте книгу сказок и преданий, и вы узнаете или, скорее, вспомните, ведь были же вы когда-то ребенком... Вспомните, что живет в лесу - то ли в полых холмах, то ли в волшебных замках - лесной народ. И что девы этого народа прекрасны, а лесные рыцари искушены в воинских забавах. А самое главное, что нет для лесного народа счастья и удовольствия большего, чем вредить нам, смертным людям. И рассказывают люди сказки о том, как лесной рыцарь обманом заманил в свои сети прекрасную и смышленую купеческую дочку и заточил в ужасном замке в глубине леса. И как обвела она его вокруг пальца, а на отобранные ее умом и хитростью у лесного рыцаря драгоценности они богато и счастливо зажили с ее соседом-возлюбленным. Или про то, как злой чародей из леса похитил прекрасную принцессу прямо из-под венца и изводил всех отважных рыцарей, отправлявшихся на ее спасение. Вот только жениха пощадил по своей глупости или жестокости. Понятно, что принц-жених и прекрасная принцесса победили злодея. Вроде бы, она напоила его дурманным зельем, а принц отрубил в постели голову. Спящему... Хотя, впрочем, не важно.
  А еще вы можете прочитать много сказок о том, как лесная фея позавидовала любви прекрасных юноши и девушки и завлекла юношу в свою ловушку. И про то, что истинная любовь всегда сильнее. Хотя есть и грустные сказки. Про юношей, влюбившихся в лесных дев, обманувшись их красотой и кажущейся любовью. Влюбившихся и преданных. Потому что нет для лесной девы счастья большего, чем причинить вред человеческому мужчине. И пусть она обещает ему вечную любовь и выполняет любые его желания - все это лишь для того, чтобы потом ему было больнее падать...
  
  Все читали эти сказки. И Василий, конечно, читал в детстве. Но только недавно он узнал правду. А правда была проста и чудесна... Он разбирал старые семейные архивы и случайно наткнулся на письмо, адресованное его прадеду. В общем-то, место этому письму было скорее в музее, чем в старом пыльном чемодане, где оно хранилось вместе с кучей других, никому не интересных писем. Потому что написал это послание известный и некогда безумно популярный поэт-романтик. Василий всегда знал, что этот поэт учился в одной школе с его прадедом, и они даже были закадычными друзьями, просто раньше как-то не принимал это во внимание. Но и это неважно...
  Содержание письма, вот что было важным. Поэт-романтик писал про то, что все, о чем рассказывают сказки - правда. И все - ложь. И что лесные люди существуют, вот только живут не в лесу. Точнее, не в том лесу. И что нет большего счастья и чуда, чем завоевать любовь лесной феи, с которой не может сравниться ни одна скучная смертная женщина. А еще он посылал своему другу точные и понятные указания - как и где искать любви лесной девы. Все было просто - с того момента, как распустится первый лист, и до летнего солнцеворота надо делать ей подарки, шепча при этом заветные слова. И, возможно, в одну из ночей она выйдет из темноты, а тогда достаточно поцеловать ее - и она будет твоей навсегда. Хотя, конечно, гораздо чаще лесные феи принимали подарки от лесных же рыцарей и чародеев и поцелуи тоже дарили им.
  Непохоже, чтобы прадед Василия воспользовался этими советами. По крайней мере, семейные хроники умалчивали о свадьбе деда Никанора с лесной девой. Наоборот, в них подробно рассказывалось о его сватовстве к очаровательной, юной и далеко не бедной вдове... Впрочем, тоже не важно.
  
  Василий всю жизнь считал себя неудачником. У его родителей никогда не было слишком много денег. В институт он поступил только со второй попытки и то не на отделение журналистики, куда мечтал попасть. Красивые девушки, которых он любил, отказывали ему или оказывались холодными себялюбивыми стервами. Его не пригласили на работу ни в один из крупных международных банков. Конечно, остаться после магистратуры в университете было не так уж и плохо, но назвать это большим достижением как-то не поворачивался язык. В общем, ему уже почти тридцать, а он так и не добился в жизни ничего, о чем можно было бы с гордостью если и не рассказывать друзьям за кружечкой пива, то хотя бы просто вспоминать. Жизнь была пустой, серой и однообразной. Так почему бы и не жениться на лесной фее...
  Странно, но с того момента, как был принят первый его подарок, жизнь, кажется, приобрела новые краски. А еще запахи и звуки... Василий никогда раньше не замечал, как пахнет листва после дождя, как громко и радостно поют весной птицы и как легко было бы влюбиться в рыжую девчонку, торгующую на углу мороженым... Вот только время шло, а его лесное чудо лишь манило неясной тенью на грани яви и распаленного воображения, но, увы, не показывалось. А ведь день летнего солнцеворота, до которого лесные девы принимают подарки и ищут своего избранника, все приближался.
  Дело, как ни странно, решили роликовые коньки. Василий сам не знал, зачем зашел в магазин спорттоваров. Ролики были у него когда-то в детстве. Потом сломались, а новые ему тогда так и не подарили. И вот теперь он вдруг купил их сам - не рассуждая и на последние деньги. Пару для себя и еще пару женских, почему-то на самый маленький, почти детский, размер. Потом, ночью, он положил свой глупый подарок на траву и уже повернулся, чтобы уйти, когда за его спиной раздался тихий удивленный голосок:
  - Что это?
  - Коньки... Роликовые, - он улыбнулся, вспоминая глупую магическую присказку. - Тебе понравится, - и лишь потом позволил себе повернуться.
  Лесная фея оказалась совсем маленькой, ростом ему по плечо, худенькой и большеглазой. В руках она держала роликами вверх один из коньков. Удивленно посмотрев на Василия, она пальчиком аккуратно толкнула один из роликов. А потом тихо засмеялась, глядя, как он крутится.
  - Нет, не так, - Василий не смог не улыбнуться в ответ. - Это на ноги надевают, - и невольно взглянул на ножки лесной девы. Ее короткое платьице почти не прикрывало коленки, а босые ступни казались такими маленькими, что Василий испугался, не ошибся ли с размером.
  - Да? - она подняла на Василия свои глазищи - доверчивые и удивленные, как у ребенка, которому подарили невиданную игрушку. - А зачем?
  - Пойдем, - он поймал лесное чудо за тонкую ладошку. - Нам нужен асфальт, и я все тебе покажу.
  
  Они катались по сонному городу всю ночь до рассвета. Смеялись и дурачились. А потом, решившись наконец, Василий неожиданно обогнал ее и остановился, поймав свою лесную деву в объятья. И она замерла, как испуганная пичуга в руке.
  - Тебя хоть как зовут, чудо лесное? - прошептал он нежно.
  - А тебя? - робко спросила она в ответ.
  - Вася. Или Василий... - засмеялся он.
  - Раз я твоя, значит - Василика, - сказала лесная фея, неожиданно строго взглянув ему в глаза. В ее отчаянно зеленых глазах плясали золотистые искорки как пузырьки в бокале с шампанским.
  - Выходит, ты останешься? - так хотелось поверить в чудо, и еще было чуточку страшно...
  - Да, - она смущенно опустила глаза. - Пока я жива или пока ты меня не прогонишь...
  - Как я могу тебя... - начал Василий, но девушка прервала его и серьезно уточнила:
  - Не прогонишь или не отпустишь... - а потом встала на цыпочки и робко потянулась к его губам своими.
  
  Как хорошо, что совсем недавно Василий сменил белье на кровати и разогнал пыль по углам своей холостяцкой однокомнатной квартирки в стандартной многоэтажке. И все равно его лесное чудо с глазами цвета молодой листвы и ссадинами на загорелых круглых коленках казалось в этих стенах каким-то неуместным.
  - Ты здесь живешь? - тихо и чуть печально спросила она.
  - Да. Не бойся, - и потянул ее к кровати.
  Она и на самом деле оказалась просто чудом. Неопытная и невинно-любопытная, она так отличалась от искушенных девиц, которых Василию случалось приводить в этот дом раньше... И уже после всего он целовал свою лесную деву в трепещущие закрытые глаза и в ямочку на шее и шептал всякие глупости про то, как он счастлив, и что любит ее и будет любить вечно... А она, кажется, верила.
  Вот только потом, когда они встали с постели, она обхватила себя руками так, словно замерзла, и подошла к окну.
  - Что-то не так, милая? - Василий ласково притянул ее к себе.
  - Мы должны здесь жить, да? - отчаянно спросила она.
  - Это только пока, правда. Теперь все будет хорошо. Я заработаю много денег и построю тебе дом на берегу реки. Поверь. А пока придется пожить здесь.
  - Это камень, - она прикоснулась рукой к стене. - Мертвый камень. Мне холодно от него...
  - Извини, малыш, но другого дома у меня нет. Может, у тебя есть?
  - Я... - она, кажется, испугалась. - Я ведь теперь с тобой, да?
  - Да, конечно, милая. Ты со мной. Все будет хорошо.
  - Тогда я посажу здесь цветы, - она робко улыбнулась. - И можно, открою окно?
  - Делай что хочешь, маленькая. Все, что хочешь... - и он нежно прикоснулся губами к ее волосам. Волосы пахли цветами и карамелью.
  
  Потом, уже ближе к вечеру, они сидели на кухне у Васиной мамы и пили чай с ее знаменитыми пирожками. Перед этим Василию пришлось сбегать в магазин и купить своему лесному чуду одежду - джинсы и зеленая футболка в цвет глаз смотрелись на ней очень мило. И не казались такими странными и чужеродными, как ее собственное платье. А деньги... Деньги он вернет соседу с ближайшей зарплаты. Не ходить же лесной фее босиком.
  Лика, не Васей ведь ее называть... Лика смущалась и робела, но улыбалась так чудесно, что не улыбнуться ей в ответ было просто невозможно.
  - Вот и хорошо, - кивала мама Василия, - может, и деток дождусь. А то все один да один. Или еще придумал - лесные феи.
  Лика, кажется, смутилась еще больше. А Василий, не удержавшись, подмигнул ей и серьезно сказал маме:
  - А она и есть лесная фея.
  - Ну ты шутник, - замахала та руками. - Вы в регистрироваться когда идете?
  - Скоро, мама, скоро, - изобразив радостную улыбку, кивнул Василий. Об этом он не подумал - да и как вступить с лесной девой в официальный брак, если у нее нет документов. Только имя, да и то странное.
  
  Проблема с документами решилась до смешного просто. Лика, испуганно потупив свои глазищи, отдала в городскую управу написанное Василием заявление о потере паспорта. И якобы потерянный паспорт восстановили за три дня. Так что чудеса иногда случаются. Вот только невиданной красоты цветы, которые уже обосновались в квартире Василия, вроде бы, немного подувяли. Хотя, впрочем, кто их, цветы, знает. Может, в воде оказалось слишком много хлорки, или ветер подул со стороны химзавода...
  Но потом цветы стали расти еще веселее и роскошней, заменив отсутствующие шторы. Как-то всего за день, пока Василий бегал, утрясая формальности с защитой диссертации, Лика разрисовала все старые тусклые обои цветами и смешными зверюшками. Несмотря на то, что нарисованы они были обычными цветными карандашами, зверюшки казались совсем живыми и очень жизнерадостными. И Василий мог бы поклясться, что пока он не смотрит, эти забавные создания перемещаются по стенам так, как им нравится. Один слонопотамчик, например, к завтраку всегда располагался над столом, но на ночь уползал в прихожую. А еще в их доме завелись огромные бабочки с огненно-яркими крылышками. Они обитали на цветах, перепархивая иногда с места на место, и очень любили садиться Лике на волосы, как драгоценные заколки. Пробовали они сесть и на Василия, но он, с детства питая нелюбовь ко всяким насекомым, беспощадно их прогонял.
  Правда, очень скоро эти бабочки пропали. Василий тогда защищал свою диссертацию и жутко волновался. Потому что, по слухам, один из оппонентов твердо решил его завалить. Но когда Василий нервно пытался завязать галстук, собираясь на защиту, Лика подошла бесшумно, нежно поцеловала его в уголок рта и шепнула:
  - Все будет хорошо, любимый. Раз ты так хочешь...
  И все действительно было замечательно. Защита прошла на ура. И, когда пьяный от радости и вина, он вернулся домой с банкета, Лика встретила его такой же счастливой улыбкой. Так, будто и не она просидела весь день, плача над крошечными горками невесомого пепла, в который превратились огнекрылые бабочки.
  
  С тех пор удача не покидала Василия. Ему предложили работу, о которой он мог только мечтать. Зарплата, может, и не была такой уж большой, но лесная фея не требовала деньги на меха и драгоценности, а обещанные перспективы кружили голову. Очень скоро он пошел на повышение, хотя и сам не ожидал, что начальник выберет именно его и так скоро. Тогда они с Ликой смогли позволить себе переехать в квартирку поприличней. И вместо наивных детских рисунков на стенах появились дорогие стильные обои. Лика тоже изменилась и из испуганной пичужки постепенно превратилась в очаровательную современную юную женщину, не боящуюся пользоваться миксером и феном... Странно только, что ее глаза из изумрудно-зеленых постепенно перекрашивались в цвета старого золота. Хотя кто их, лесных фей, знает. Может, у них так и положено с возрастом.
  
  Десятый юбилей свадьбы решили отмечать пышно. По загородному дому, где Василий жил теперь со своей супругой, сновали многочисленные однотипные личности из обслуживающего персонала, наводя порядок и готовя банкет. И совсем скоро должны были появиться первые гости. Войдя в спальню своей жены, Василий остановился, залюбовавшись ею на мгновенье. Лика сидела перед зеркальным трюмо, накладывая на лицо последние легчайшие штрихи изысканного макияжа.
  - Я сейчас, - не прерывая своего занятия, бросила она.
  - Вот, думаю, это подойдет к твоему платью, - Василий положил на столик рядом с ней коробочку с гербом известного ювелирного дома.
  - Да... пожалуй ты прав, - Лика задумчиво изучала в зеркале блики от роскошных алмазных серег.
  - Конечно, я прав, - удовлетворенно сообщил Василий. - Ты прекрасна.
  - Спасибо, - улыбнулась ему в зеркале Лика. - Но, кажется, ты хочешь сказать что-то еще?
  - Да, ты знаешь, это важно, - он отвернулся от зеркала и отошел в сторону. Так было легче. - Только сегодня я узнал... Мой шеф уходит на пенсию. Уже на этой неделе. И, ты знаешь, у меня есть все шансы занять его место. Ты хоть представляешь, что это значит?!
  - Я рада за тебя, - холодно кивнула Лика.
  - Сегодня к нам на прием приглашен председатель совета директоров. Именно он будет принимать решение... Лика, милая, - Василий поймал ее за руку и усадил в кресло, сам встав напротив, - я ведь не просто так говорю тебе это, пойми.
  - Прости, - она виновато опустила глаза. - Я не могу.
  - Лика, я же знаю... Я все эти годы знал, что это ты мне помогаешь, - он натянуто улыбнулся. - Я знал, что все это время моя маленькая лесная фея совершала для меня чудеса. Еще только одно, пожалуйста...
  - Я не могу совершать чудеса. И никогда не могла, - четко и холодно произнесла Лика.
  - Но ты же лесная фея...
  - Ты веришь в лесных фей? - кажется, об ее усмешку можно было обрезаться, как о лезвие бритвы.
  - Ну, Лик, я ведь все понимаю. Параллельные миры и биологический путь развития... Я никогда тебя не спрашивал, но ведь это так?
  - Это слова. И я не знаю таких слов... - печально покачала она головой. - Но неважно. Я не могу совершить чудо. Чудо, оно просто есть или его просто нет. А я могу его только осуществить и превратить в банальность...
  - Превратить в банальность? - тупо переспросил Василий.
  - Да, - она вскочила, отошла к французскому окну и замерла там, неестественно прямо держа спину. - Разве ты не помнишь... У нас было чудо. Одно на двоих. Огромное, как весь мир, и такое же прекрасное...
  - Помню, но...
  - Первый кусочек от него я отломила, чтобы получить эти смешные бумажки с печатями, - Василий не видел ее губ, но, должно быть, она усмехалась, холодно и горько. - А потом еще кусочек, и твой враг стал другом. И еще кусочек, и еще... Ты ведь помнишь?
  - Да, но...
  - Остался последний. Я так берегла его. Его уже ни на что не хватит.
  - Лика, не говори ерунды. Мы ведь счастливы вместе, разве нет? Так что чудо ничуть не кончилось, и, пойми, это действительно важно.
  - Хорошо, - она резко развернулась. - Я выполню твое желание.
  - Я знал, что ты не подведешь, - довольно кивнул Василий.
  
  А потом, пока гости не спеша наслаждались беседой и легкими закусками, Лика с милой улыбкой завела с собой в спальню импозантного, хотя и немолодого мужчину, являвшегося председателем совета директоров. И зеркала в трюмо отразили их словно случайные объятия...
  - Лика, дайте я угадаю, - насмешливо спросил мужчина. - Ваш супруг узнал о грядущих кадровых перестановках?
  - А вы действительно умны, - довольно кивнула Лика. - Иначе я бы вас сюда не привела.
  - То есть? - переспросил ее гость.
  - Мне нравятся умные мужчины. Вы здесь, потому что я так хочу. Но если мой супруг узнает, я скажу ему, что лишь пыталась поспособствовать его карьере, - в ее глазах цвета палой листвы сверкнули на мгновение в последний раз золотистые искорки, и ее дорогой гость поверил... А дальше все было просто, технично и немного пошло.
  Позже, когда они уже деловито приводили в порядок одежду, он удовлетворенно скользнул взглядом по изящной фигурке своей недавней любовницы и кивнул:
  - Значит, скажете мужу, что просто способствовали его карьере?
  - Если придется, - безразлично пожала та плечами.
  - Пожалуй, я поддержу ваш обман. Можете держать наготове шампанское...
  
  Вечером понедельника Василий ворвался в гостиную, где Лика ждала свой кофе, так, словно он все еще был влюбленным в нее мальчишкой. И в его глазах сиял тот же восторг.
  - Лика, ты чудо! - кажется, он собирался подхватить ее на руки и закружить по комнате, но на ходу передумал. - Рад представиться, новый исполнительный директор! Как тебе это удалось?!
  - Я переспала с ним, - безразлично ответила Лика.
  - Что? - улыбка так и не исчезла с лица Василия. Просто замерзла.
  - Чуда не осталось, - все так же безразлично пояснила она, - и я переспала с вашим председателем совета директоров, чтобы он дал тебе эту должность.
  - Сука! - и звон разбивающихся чашек с кофейного подноса, который служанка уронила, увидев, как господин Василий ударил по лицу госпожу Лику...
  
  Полицию утром вторника вызвал мальчишка-почтальон, обнаруживший в речке ниже их дома размокшие домашние туфли госпожи Лики на каблучках и с пышными помпонами... Прислуга рассказала о последней ссоре господина Василия и хозяйки. А отсутствие прощальной записки делало маловероятной версию самоубийства. Тела так и не нашли.
  В суде прислуга плакала и кричала в лицо Василию, что это он утопил дорогую госпожу Лику. Адвокат настаивал на отсутствии следов борьбы и общей не доказанности факта убийства. Присяжные согласно кивали как обвинителям, так и защите. А потом слово предоставили Василию...
  На следующее утро почти все газеты сочли своим долгом отвести этому процессу пару колонок. "Я не убивал свою жену, - заявляет известный в экономических кругах господин Елизаров!", "Жертва убийства - лесная фея!" - кричали заголовки. И, конечно же: "Преуспевающий экономист обвиняется в убийстве лесной феи!". А под заголовками стенограммы показаний обвиняемого:
  "Нет, я не убивал свою жену. Да, я считаю, что она жива. Она инсценировала собственную смерть, чтобы инкриминировать мне это преступление. Нет, я не думаю, что она ушла в город босиком и в одной ночнушке. Я не знаю, были ли у нее сообщники. Нет, я не думаю, что она все-таки утонула. Я вообще не думаю, что такие как она могут утонуть... Да, моя жена - не человек. Нет, я в этом уверен. Уважаемый суд, моя жена - лесная фея. Да, я отвечаю за свои слова. Паспорт и остальные документы она получила посредством колдовства. Нет, я знал это с нашей первой встречи. Я своими глазами видел, как она вышла из леса. Да, она неоднократно использовала колдовство..."
  И еще заголовки: "Сказки - правда? Лесные феи существуют и помогают преуспевающим бизнесменам? Или вредят?". И абзац жирным курсивом: "Хотите добиться успеха в бизнесе? Все просто: женитесь на лесной фее, и она выполнит все ваши желания. Вот только не удивляйтесь потом, оказавшись на скамье подсудимых. Потому что не зря говорится в сказках - нет для них удовольствия большего, чем навредить смертному человеку. "Теперь я знаю, она пришла в этот мир только для того, чтобы сломать мне жизнь" - такие слова обвиняемого передает из зала суда наш собственный корреспондент..."
  
  - Ты только послушай! Пишут, что он разыграл сумасшедшего, чтобы избежать тюремного заключения. Но я не понимаю! - человек с седыми волосами и удивительно молодым лицом отложил в сторону газету, повернувшись к сидевшей в плетеном кресле женщине.
  Странно, но в этом человеке любой, интересующийся историей литературы, легко опознал бы поэта-романтика, безумно популярного лет сто назад и все еще достаточно известного, чтобы его подражатели посылали в издательства стихи, подписанные его именем. И, что удивительно, стихи были столь хороши, что их издавали и ими зачитывались.
  - Я не понимаю! - повторил он еще раз, покачав головой. - Она была лесной феей? Или не была?
  - Была, конечно, - печально улыбнулась его собеседница.
  - И что, все, что он говорит, правда?
  - Он верит в то, что говорит.
  - Но я ведь знаю, вы совсем не хотите вредить людям!
  - Конечно, - она поднялась из кресла и подошла к своему любимому. - Конечно, она не хотела ничего такого. Просто жила с ним, любила. А потом, когда любовь кончилась, ушла.
  - То есть просто так разлюбила и ушла?
  - Нет, конечно, - она ласково отвела с его лица прядь волос, - ты же знаешь, мы не можем просто разлюбить.
  - А что тогда?
  - Я ведь уже говорила раньше... Любовь - это чудо. Огромное чудо для двоих. А мы, феи, можем отламывать от него маленькие чудеса. Вот она и отламывала, чтобы выполнять его желания. Кусочек, потом еще кусочек... Но желаний было много, а чуда становилось все меньше. И однажды оно кончилось. Все просто, любимый.
  - А потом она пошла и утопилась? - он недоверчиво нахмурился.
  - Нет, что ты, - покачала головой фея. - Просто ушла. Ты же знаешь, мы, лесные феи, бессмертны.
  - А почему тогда вода?
  - В текучей воде есть магия, куда более древняя, чем мы или вы, люди...
  - Значит, лесная фея все-таки может уйти от своего мужчины... - задумчиво проговорил поэт.
  - Нет, не может, - его собеседница тряхнула головой и легко прикоснулась пальцами к своим глазам. - Но когда их чудо кончилось, она перестала быть феей.
  - Но тогда она... - снова начал он.
  - Не спрашивай... - и лесная фея прикоснулась пальцами к его губам, останавливая готовый сорваться жестокий и неуместный вопрос. - Не спрашивай, - ее пальцы были влажными и чуть солеными.
  Потом они еще какое-то время сидели в молчании. Только шелестели крыльями, кружась под потолком и гоняясь друг за другом, две огнекрылые бабочки - алая и лимонно-желтая.
  - Но подожди! - пришедшая в голову поэту мысль заставила его вскочить. - Значит, когда прошлой ночью мы купались и ты сотворила для нас теплый дождь и научила лягушек петь хором, или раньше... Каждый раз, когда ты по моему желанию творишь для нас чудеса, наше с тобой чудо становится меньше?!!
  Он выглядел таким несчастным, расстроенным и напуганным, что лесная фея смахнула последнюю слезинку и рассмеялась светло и радостно.
  - Ты такой глупый, муж мой!
  - Почему? - кажется, он и не собирался обижаться. - Ты такой глупый, - она прижалась к нему, уткнувшись лицом ему в шею. - Поверь, муж мой, от твоих желаний наше чудо становится только больше.
Оценка: 8.38*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"