Вириена: другие произведения.

Призрачная история

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 9.16*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Увы, но история о юной бедной родственнице, влюбившейся в своего великолепного кузена, стара как мир. Вот только наставник бедной родственницы - призрак, а лучший друг - чародей Линн. И вокруг мир, в котором рыцари времен Начала давно уступили место придворным интриганам. В котором люди не верят в вампиров, до тех пор, пока не встретят их ночью в темных коридорах старого замка. В котором сам Великий Инквизитор выпалывает малейшие ростки чуда. В котором, увы, умирают и убивают по-настоящему...

  Пролог
  
  Любая библиотека всегда была ее убежищем - как же, самое непосещаемое место любого дома, где ей случалось жить. И сейчас она бежала именно в библиотеку. Нет, не плакать, плакать она не будет, какая ерунда. Ну обидели, ну посмеялись. Первый раз, что ли. И тринадцатилетнее создание в бесформенном сером платье захлопнуло за собой тяжелую дверь библиотеки.
  Отдышавшись, она направилась в угол помещения, где был вход в кабинет. Или не кабинет, кто знает, для чего эта комната предназначалась раньше. А сейчас там пылилась старая мебель. И еще там было зеркало. Правда, старое, и отражение мутное. Но так ведь даже лучше. Можно представить себя красавицей, как Мари. Поглазев на себя в зеркало, девочка изобразила перед ним реверанс. И не таким уж ее отражение было неуклюжим. Совершенно напрасно Жан так смеялся. Она присела еще раз.
  - Твой реверанс безобразен, детка, - голос раздался из того угла комнаты, который в зеркале был совершенно пуст. Девочка резко повернулась и увидела - в кресле присутствовал человек, или почти присутствовал, потому как был он полупрозрачным. Одет был призрак... вероятно, это называется 'старомодно', что, вообще, должно быть характерно для призраков. Девочка рассматривала его, открыв рот и от удивления совершенно забыв испугаться и закричать. А призрак с вредной улыбочкой продолжил:
  - Вежливости ради ты могла бы и представиться, только, пожалуйста, без реверансов.
  - Меня... Меня зовут Элизабет.
  - И кто же ты такая, Элизабет?
  - А вам что?
  - А мне любопытно. На служанку ты не похожа, но и юной леди, извини, тоже не выглядишь.
  - Я... - Элизабет зажмурилась и прошептала. - Я ведь не сошла с ума. С ума сходят медленно.
  - Поверь, дитя, с ума можно сойти очень быстро, но ты отвратительно нормальна.
  - Это не может быть правдой, привидений не существует!
  - Да неужели? - протянуло несуществующее привидение.
  - Да, я вас не вижу, - продолжая зажмуриваться, объявила Элизабет, - значит, вас нет.
  - Но ты меня слышишь.
  - Я заткну уши и перестану.
  - Ну, как хочешь...
  Элизабет заткнула уши - ничего не произошло. Она подождала - ничего не произошло. Она медленно приоткрыла один глаз. Ура! Призрака не было!!! Она открыла оба глаза и потихонечку пошла к двери. Медленно ее открыла, вышла, еще медленнее прикрыла за собой, немного постояла, затем повернулась и побежала со всех ног.
  
  А потом день плавно перешел в вечер. И, как это ни ужасно, она должна была присутствовать на семейном ужине. Собираясь туда, Лиз тщательно убрала волосы в предельно аккуратный узел на затылке, и надела самое приличное платье из всех трех, что у нее имелись. И вот, чувствуя себя на удивление неловко, она сидела на стуле так прямо, как только могла и изо всех сил старалась выглядеть воспитанной юной леди, такой, какой и полагается быть племяннице благородного рыцаря, приближенного к самому наместнику Северной Регии. Ее дядя, лорд Джон Мейс, расположился, естественно, во главе стола. Импозантный мужчина немного за сорок. Как и всякий аристократ, он, конечно, был обучен владеть оружием. Но, отдавая свое время и предпочтение искусству придворной интриги, располнел, постарел и вряд ли был бы способен повторить подвиги легендарных рыцарей времен Начала, от которых и вел свой род.
  По правую руку от него гордо восседала Жаклина, леди Мейс - его уважаемая супруга. В молодости леди не отличалась особой красотой, так что с возрастом она ничуть не подурнела. И к тому же ее удивительно украшало ее богатство. Ибо была она, в отличие от своего супруга, богата - единственная дочь и наследница удачливого торговца. Лорд Мейс поступил очень дальновидно, предложив ей руку, сердце и, прежде всего, свое аристократическое имя.
  Мать Лиз, Елена, была далеко не так рассудительна. Она имела глупость выйти замуж по любви. Ее возлюбленный супруг, надеявшийся преуспеть на военной службе, был убит дезертиром через полгода после свадьбы. Еще через полгода родилась Лиз. Когда их дочери было около двух лет, Елена присоединилась к своему возлюбленному супругу. Девочку забрал к себе дядя, некогда нежно любивший сестричку. Вот только жена его не разделяла его нежных чувств и свою нелюбовь к матери перенесла на дочь. Поэтому большую часть жизни Лиз провела под присмотром слуг в небольшом загородном доме, принадлежавшем раньше отцу леди Мейс. Но недавно дом решили продать, и супруги Мейс вынуждены были забрать ее в поместье Мейс. К счастью, сами они бывали в нем нечасто, придворные обязанности требовали присутствие лорда в столице. Сейчас случился один из их редких визитов в поместье.
  В этот раз они прибыли в сопровождении обоих своих детей: Мари и Жана. Мари недавно исполнилось пятнадцать, и она была прелестна. Видимо, сказывалась примесь крови Линн, с которыми род Мейс породнился много поколений назад. Ее личико с нежно-розовой кожей и огромными голубыми глазами обрамляли густые черные локоны. Природа, делающая подростков неуклюжими, была добра к ней. Ее фигурка отличалась изяществом, а движения - естественной грацией молодого здорового животного.
  Сыну и наследнику - Жану - исполнилось восемнадцать. Они с сестрой были похожи, но если Мари выглядела всего лишь прелестно, то он был красив. Возможно, даже слишком красив. И это именно его присутствие особенно сковывало Лиз и заставляло ее чувствовать себя так неуютно. Если бы она умела рисовать, нарисовала бы его портрет и хранила под подушкой. Но она не умела. Нет, она пыталась, но результат оказался столь же безобразен, сколь привлекателен был оригинал.
  И вот сейчас Лиз сидела за столом, мучительно стараясь проглотить очередной кусок и боясь поднять глаза, потому что Жан сидел напротив. 'Лиз, не будь дурочкой, все в порядке, он обычный человек. Скажи что-нибудь', - уговаривала она себя. Наконец, она осмелела настолько, что даже смогла прислушаться к разговору. А обсуждалась некая леди Клер. Вернее, Жан и Мари с восторгом описывали своим родителям ее неоспоримые достоинства. Ибо была эта леди красива, умна, образована, прекрасно ездила верхом, изумительно танцевала и даже, как говорят, умела стрелять из арбалета.
  - Да, вы представляете, она говорит, что очень любит охотиться, - возбужденно щебетала Мари. - Вы ведь купите мне собственную лошадь, правда...
  - Мари, глупенькая, тебе не лошадь нужна, а пони, - усмехнулся Жан. - А вот Клер - настоящая амазонка. С ней есть о чем поговорить. Да, надо устроить вечер и обязательно ее пригласить.
  - Ура! А мне можно будет присутствовать?! - восторгалась Мари.
  - Нет, Мари, в этом сезоне тебе рано выходить, - строго сказала леди Мейс.
  - Ну, мама, я уже взрослая... - клянчила ее дочь.
  - Не ной.
  - Я не ною, - обиделась Мари.
  - И не дуйся, а то когда ты дуешься, становишься как Лиз, - издевался Жан.
  - Неправда!!!
  - Правда, правда.
  - Ну, братик, я на тебя обиделась.
  - Прекратите, дети, - вмешалась леди. - Да, Лиз, ты что-то плохо ешь, что, наша еда не нравится?
  Лиз мучительно покраснела и уставилась в тарелку.
  - Элизабет, к тебе обращаются!!!
  - Да, тетушка.
  - Что 'да, тетушка'?
  - Я... Ну...
  - Не мямли.
  - Я не голодна, тетушка, - выговорить целую фразу было подвигом, на который Лиз не считала себя способной.
  - Тогда иди в свою комнату, - сказала леди Мейс, и вечерние мучения Лиз на этом закончились. А утром лорд Мейс с домочадцами и личными слугами отбыл в столицу.
  
  На следующий вечер, быстро проглотив еду на кухне, Лиз направилась в библиотеку. Она, конечно, могла сделать это и днем, но ведь вечер и ночь - время призраков. А она хотела встретить именно призрака. Пройдя библиотеку, она на мгновение задержалась у входа в кабинет, потом вошла. Там было пусто.
  - Эй! - попробовала позвать она. Голос звучал хрипло и как-то нелепо в пустой комнате.
  - Пожалуйста, - позвала она опять. Ничего не происходило. Она зажмурилась, открыла глаза. Призрак не появился. Самое время было уходить, но Лиз приняла решение и менять его не собиралась. Она перевела дыхание и сказала четко и решительно:
  - Извините, если я вас обидела. Нам надо поговорить. У меня к вам деловое предложение.
  - Девочка, разговаривать с собой - плохой признак, - прошелестел голос у нее за спиной.
  - А я не с собой разговариваю.
  - А с кем же тогда?
  - С вами, - сказала она и обернулась на голос. На этот раз призрак выглядел более материальным. Молодой еще мужчина стоял, скрестив руки на груди и прислонившись спиной к стене. И через стену он, кстати говоря, не проваливался.
  - И что ты мне хочешь предложить?
  - Сделку!
  - Да неужели? И в чем же она будет заключаться?
  - Вы научите меня всему, что знаете.
  - Детка, помнится, я говорил, что ты отвратительно нормальна, так вот, прими мои извинения.
  - Что? Какие извинения? - разговор быстро отклонялся от разработанного Лиз сценария.
  - Девочка, милая, я попытался тебя обидеть, чтобы ты оскорбилась и покинула меня в моем печальном одиночестве, - сообщил призрак голосом, полным наигранной терпеливости.
  - И не надейтесь, я не обижусь.
  - Ладно, давай поговорим серьезно, - в тоне призрака звучала унылая обреченность. - Ты хочешь, чтобы я научил тебя чему?
  - Тому, что знаете, неужели непонятно? Да и как бы вы стали меня учить тому, что не знаете? - рассудительно сообщила Лиз.
  - Туше! - неожиданно усмехнулся признак. - Но, детка, боюсь, то, что я знаю, не для юных леди. Лучше попроси домоправительницу научить тебя варить варенье - это полезнее и куда больше понравится твоему будущему супругу.
  - Вы не понимаете. Вы просто не понимаете! - Лиз лихорадочно стиснула руки. - Я никто, приживалка, нищая. Если мне повезет, немыслимо повезет, я стану очередной женой какого-нибудь старика из друзей моего дяди. Но, скорее всего, я останусь в этом доме из милости, пока эта милость не кончится в конце концов. Бесправнее служанки, они хотя бы уволиться могут или выйти замуж и быть счастливыми. А я и этого не могу. Я... - Лиз всхлипнула.
  - Ну, детка, только истерики мне тут не устраивай. Я проникся твоей несчастной судьбой, - сказал призрак с легкой издевкой в голосе. - И что дальше?
  - Если вы научите меня языкам, музыке, этикету, то я смогу стать гувернанткой...
  - С чего ты взяла, что я знаю языки, музыку, что там еще... Ах да, этикет?
  - Если нет, то ничего страшного, научите меня хоть чему-то, хоть что-то, чтобы было что вспомнить, а нужно мне это или нет - потом разберусь. Ну, пожалуйста! - Лиз с мольбой посмотрела на своего собеседника.
  - И чему же я могу тебя научить... - призрак сделал вид, что задумался. - Фехтованию, например...
  - Годится, - быстро ответила Элизабет.
  - Или боевым танцам Линн...
  - Тоже годится...
  - Верховой езде... Нет, верховой езде не получится, из замка мне не выйти... Ладно, Элизабет, ты вроде бы говорила о сделке. Чего ты хочешь, я, кажется, понял. Хотя представить себе не могу, зачем это тебе. Но сделка предполагает выгоду обеих сторон. Отсюда вопрос: а что получу я?
  Лиз закусила губу. Этот вопрос был самым сомнительным в ее плане. Но, все-таки решившись, она выпалила:
  - А вам не будет скучно.
  - Что? Да уж, с тобой не соскучишься. А с чего ты взяла, что мне скучно?
  - Не было бы скучно, вы бы вообще со мной не разговаривали.
  Призрак рассмеялся:
  - Опять, туше. Считай, что ты меня убедила. Скрепим договор, извини, сделку, рукопожатием.
  И он протянул Лиз руку. Точнее, призрак, именно призрак и никто другой, протянул Лиз свою руку, хотя и вполне материальную на вид, явно для того, чтобы Лиз ее пожала. И Лиз совсем уже было собралась ее пожать, когда до нее дошло, чья это рука. Она замерла на мгновение, представив себе, каким он может оказаться на ощупь. Тем не менее, решение было принято, и отступать от него она не собиралась. Лиз задержала дыхание, закусила губу и прикоснулась к руке призрака. Странно, но она была вполне обычной, человеческой. Призрак поднял бровь в легком удивлении:
  - Надо же, решилась. Ладно, с этого момента я учу тебя всему, чему захочешь, но ты меня слушаешься во всем, что касается учебы. Не хочешь - договор разорван. Да, и называй меня Серж.
  - Хорошо, э... Серж.
  
  История первая. Белая дама
  
  Этот разговор состоялся три года назад, точнее три года и одну ночь, потому что сейчас наступил рассвет. Обычный серый промозглый рассвет начала не слишком теплого лета. Лиз встречала его, как обычно, на бегу - в буквальном смысле слова. Мокрые кусты, мимо которых она бежала, стряхивали на ее и так уже промокшую одежду капли воды. Выбившаяся прядь волос намокла и прилипла ко лбу. И вообще, бежать по лесу в такую погоду - не самое приятное занятие на свете, зимой и то лучше, но сделка есть сделка. Она обещала слушаться Сержа, и она слушается. А утренние забеги - одно из его требований. Как он там говорил, ах да: 'Детка, если ты не можешь передвигаться изящно, как придворная леди, научись хотя бы передвигаться быстро. В жизни это может оказаться полезнее. Или не оказаться...' 'Да, с логикой и аргументацией у него явно не все в порядке', - эти мысли крутились в голове Лиз, когда она подбегала к замку. Перед тем, как выскользнуть из-за деревьев к двери черного хода, она осмотрелась - нет ли кого. А то увидит кто ее в мужской одежде, потом не объяснишься. Нет, штаны для бега, конечно, куда удобнее, чем юбка, тут Серж прав. Но приличия!
  Видно никого не было, и Лиз проскользнула в дверь: несколько быстрых шагов по коридору, потом нажать на выступ стены в строго определенном месте, и открывается дверь потайного хода. Когда-то он вел из замка, но выход был засыпан в незапамятном прошлом. Остались только внутренние переходы. Теперешние хозяева не имели о них ни малейшего представления, но кому же знать о забытых потайных проходах, как не призраку! А еще в этих переходах были отверстия для подслушивания и подглядывания. Вот только подслушивать и подглядывать было не за кем. Хозяева замок почти не посещали, большинство слуг они забрали с собой в столицу. Кроме Лиз в замке жили лишь домоправительница, сторож, престарелая кухарка и пара служанок, безуспешно пытающихся бороться с пылью под строгим надзором домоправительницы. К неравной борьбе с пылью частенько привлекалась и Лиз, если не успевала вовремя ускользнуть.
  Лиз продолжала пробираться по ходу к своей комнате, когда ее остановил звук голосов. Причем один из голосов был явно незнаком Лиз и принадлежал мужчине. Такое событие заслуживало самого пристального внимания, и Лиз, вернувшись на пару шагов назад, выглянула в одну из многочисленных смотровых щелей. Странно, но ей ни разу ни удалось отыскать ни один из этих глазков снаружи.
  Разговаривали, как выяснилось, домоправительница, миссис Хедриксон, и незнакомый мужчина в ливрее Мейсов. И говорили они, к искреннему удивлению и ужасу Лиз, о намерении лорда Мейса провести в замке все лето и о необходимости подготовить замок к его прибытию. Естественно, с семьей, друзьями, лошадьми и слугами.
  Дослушав разговор, Элизабет побежала в свою комнату, торопливо переоделась и бросилась в библиотеку.
  - Серж, вы здесь? - позвала она.
  - Лиз, детка, что-то случилось? - подобные вопросы полагается задавать с беспокойством в голосе, но в голосе призрака присутствовало, увы, лишь ленивое любопытство.
  - Да, мой дядя приезжает.
  - И что тебя удивляет? Это все-таки его дом.
  - Он приезжает на все лето с семьей, друзьями. Будут балы, приемы. Кошмар!
  - Не понимаю, детка, тебе предоставляется прекрасная возможность развлечься...
  - Не думаю, что меня кто-то будет развлекать, скорее я буду чьим-то развлечением. Да и объектом насмешек заодно...
  - Ну... Детка... Не надо так мрачно. И, вообще, ты завтракала?
  - Нет.
  - Ну так иди и поешь.
  - Вы уходите от темы.
  - Поверь мне, оно того не стоит. Ступай. Увидимся вечером, - с этими словами призрак развернулся и ушел за стеллажи с книгами. За все три года их знакомства Лиз ни разу не видела, чтобы он растворялся в воздухе или появлялся из ниоткуда. О нет, появляться он предпочитал за спиной. Понятно, что ниоткуда, потому что просто неоткуда было, но не на виду. Вот сквозь стены, правда, иногда проходил, но предпочитал двери - странные для призрака привычки.
  
  Позавтракав на кухне - ничто так не обостряет аппетит, как пробежка на голодный желудок - Лиз попыталась улизнуть обратно в библиотеку, чтобы почитать, а если повезет, поболтать с Сержем, но была поймана миссис Хедриксон и брошена на борьбу с пылью в музыкальной комнате. Хихикая в душе, Элизабет взяла ведро и тряпки и направилась прибираться. Естественно, ни одна нормальная служанка ни за что на свете не войдет в музыкальную комнату даже днем. Ведь последние несколько лет про эту комнату ходили очень и очень нехорошие слухи. Ибо по ночам раздавались там иногда странная музыка и голоса. А Диззи, одна из служанок, возвращаясь ночью с танцев из соседней деревни, видела, как в полночь в окнах проклятой комнаты вспыхнул нездешний свет.
  Объяснение этим фактам было очень простое - должна же была Лиз учиться музыке, пению и танцам, а где еще, как не в музыкальной комнате. И когда еще, если не ночью, раз ее учитель - привидение. А свет - миссис Хедриксон экономила свечи, Лиз, в отличие от своего учителя, в темноте не видела, поэтому в безлунные ночи он наколдовывал ведьмины огни по всей комнате. А в полнолунье они открывали все шторы, и комнату заливал серебряный свет луны. Серж великолепно играл на клавесине и гитаре, Лиз до него все еще было далеко, хотя она и старалась. Петь он сам то ли не умел, то ли не любил, но ее заставлял. А потом комментировал ее выступления так, что Лиз хотелось сквозь землю провалиться. Еще они танцевали - он зачаровывал клавесин, чтобы тот играл сам, и они танцевали старые танцы: вальс, танго. Те танцы, которые не меняются еще со времен Начала - модных танцев он не знал. В первое время эти танцы были для Лиз сущим мучением. Во-первых: оказаться в объятиях призрака было как-то жутковато, а во-вторых: она была такой неловкой - обступала ему все ноги, не попадала в такт, путалась в собственных ногах и падала бы, если бы не, да-да, все те же объятия призрака. Но постепенно она научилась и танцевала с ним больше для собственного удовольствия, чем для уроков. А он... Иногда ей казалось, что и он получает от этого удовольствие.
  Пока Лиз прибиралась, в замок прибыла первая партия слуг и работа закипела по-настоящему. Выбивались ковры и перины, сметалась с потолка паутина, разжигались камины во всех комнатах, чтобы прогнать сырость. На кухне пахло едой так, что все дворовые собаки собрались под окнами. Внимание миссис Хедриксон было отвлечено тысячью необходимых дел, и Лиз удалось сбежать. Она пробиралась к своей комнате, потупив глаза и притворяясь что ее здесь нет, когда столкнулась с кем-то. И, к величайшему ее ужасу, этот кто-то был Жан. Он брезгливо отодвинул Лиз на расстояние вытянутых рук, скорчил гримаску и сказал:
  - Лиз, надо же, ты совершенно не меняешься.
  Лиз, потерявшая было от неожиданности способность соображать, медленно осознавала происшедшее: она, Лиз, одетая в самое простое, не очень новое, местами заштопанное платье, к тому же не слишком чистое после уборки, лохматая, с мокрыми руками и с наверняка грязным лицом столкнулась с Жаном, который выглядел еще великолепнее, чем всегда. Она шарахнулась в сторону, всхлипнула, развернулась и побежала - куда угодно, только подальше от Жана, по крайней мере, теперь она не спотыкается на бегу. Куда угодно, как всегда, оказалось библиотекой. Вбежав и захлопнув за собой дверь, Лиз упала в старое кресло, руки уронила на стол, голову на руки и начала всхлипывать. Этому увлекательному занятию помешал раздавшийся, как всегда из-за спины, знакомый голос:
  - Да-а, печальная, должно быть, история. И что же с нами случилось? - сочувствие в голосе было таким наигранным, что на настоящее не походило ну совершенно.
  - Я встретила Жана, - всхлипнула Лиз, не поднимая головы.
  - Подожди-ка, Жан - это ведь твой кузен?
  - Да, кузен.
  - Ладно, и что случилось?
  - Что случилось? Что случилось! Вы что, не понимаете! - Лиз вскочила. - Посмотрите на меня! Это просто ужас! И он меня такой видел!
  - Ну-ка повернись.
  - Зачем? - спросила Лиз, послушно поворачиваясь.
  - Ну, должен же я рассмотреть тебя со всех сторон. Действительно, ужас, просто кошмар какой-то. Чудовищно. Ну-ка повернись еще.
  - Серж, вы издеваетесь, да?
  - О нет, что ты, я просто ужасаюсь твоему кошмарному внешнему виду.
  - Нет, вы все-таки издеваетесь!
  - Ну, разве что немножко.
  В этот момент дверь в библиотеку начала открываться, Лиз повернулась к двери и увидела входящую в нее миссис Хедриксон. Быстро кинув взгляд туда, где только что был Серж, Лиз убедилась, что там уже никого нет, и повернулась обратно к домоправительнице. Та обходила библиотеку, оценивая фронт работ. За ней следом появилась целая армия служанок с метлами, ведрами и тряпками.
  - Приступайте, девочки, - сказала домоправительница. - А вам, Элизабет, лучше бы переодеться и быть готовой, если лорд или леди захотят вас видеть.
  - Они уже прибыли? - спросила Лиз.
  - Еще нет, но прибудут с минуты на минуту.
  - Тогда я пойду, - и Элизабет послушно удалилась переодеваться.
  На этот раз ей удалось добраться до своей комнаты без приключений.
  
  Часа через два леди Мейс действительно захотела ее видеть и проинформировала, что прибывают гости, и что чем реже Элизабет будет попадаться на глаза, тем лучше для всех, а особенно для самой Элизабет. Сидеть за одним столом с гостями она не будет, на кухне ей тоже показываться нельзя, потому что это ее скомпрометирует. Поэтому еду будут приносить ей в комнату. 'Если не забудут', - подумала Лиз про себя. Участвовать в развлечениях она, естественно, не будет тоже. Если вдруг она все же попадется на глаза кому-нибудь из гостей, то должна быть вежлива и как можно скорее удалиться... Сказав это, леди Мейс неодобрительно посмотрела на Лиз и поджала губы так, будто сомневалась, хватит ли у Лиз способностей и интеллекта быть вежливой. Закончив давать указания, леди Мейс милостиво отпустила Лиз в ее комнату, чтобы та могла начать их выполнение.
  А в комнате, о да, к ее радости в комнате обнаружилось приведение. Как обычно днем, он разместился в самом темном углу, благо света в комнате Лиз и так было немного, и выглядел полупрозрачным.
  - Все в порядке, - радостно объявила ему Лиз.
  - Что, тебя пригласили поучаствовать в празднике? - заинтересованно спросил Серж.
  - Нет, приказали не участвовать, а сидеть здесь сиднем. Ура!
  - Ну уж нет, так дело не пойдет. Они, значит, развлекаются, а ты, значит, сиди, - задумчиво протянул Серж. В этот момент дверь в комнату Лиз распахнулась, и в нее влетел Жан с сияющей улыбкой на лице, следом за ним вошел весьма привлекательный молодой человек лет двадцати от роду и симпатичная девушка в элегантном дорожном костюме. Еще один юноша, немного полноватый и в очках, задержался на пороге с чуть рассеянной извиняющейся улыбкой. Призрак к этому времени уже, естественно, пропал. Жан указал на Лиз рукой, ослепительно улыбаясь остальной молодежи, и голосом экскурсовода сообщил:
  - А это Лиз, моя кузина, она постоянно живет в замке. Немножко неуклюжая, но, в общем-то, добрая девушка.
  - Эээ, здравствуйте, - пробормотала Лиз в некотором остолбенении - и начала приседать в реверансе, но Жан уже подталкивал остальную молодежь к двери со словами:
  - Пойдемте, пойдемте, не задерживайтесь, в замке еще много всего интересного... - и дверь за ними захлопнулась.
  Лиз, вздохнув, хлопнулась на кровать:
  - Ну почему? - спросила она, глядя в пространство.
  - Может, от пыли, - вежливо предположило пространство знакомым голосом.
  - Что от пыли? - тупо спросила Лиз, поворачиваясь к вновь объявившемуся привидению.
  - Не знаю, - честно объявил призрак. - А ты о чем спрашивала?
  - О смысле жизни, - провозгласила Элизабет, гордо задрав нос.
  - Да-а, - задумчиво протянул призрак. - А меня волнуют куда более насущные проблемы. А именно, как мы будем развлекаться в ближайшее время.
  - Серж, вы же видите, я для них предмет меблировки, такая забавная безделушка. И я не буду развлекаться, - настроение Лиз, улучшившееся было за время бессмысленной пикировки с призраком, стремительно ухудшалось.
  - О, да. Это они будут развлекаться, - задумчиво произнес Серж. - И я думаю, развлечений у них будет куда больше, чем им хотелось бы.
  - Что вы имеете в виду?
  - Увидишь, - Серж загадочно улыбнулся. - Жду тебя около полуночи в музыкальной комнате.
  - Зачем? Люди же, нельзя.
  - Вот именно, люююди... - протянул Серж, потом поднялся со стула, открыл дверь потайного хода и удалился, махнув Лиз на прощанье рукой.
  
  В десять вечера хозяева и уже прибывшие гости сели ужинать. К одиннадцати ужин плавно перешел в общую беседу, и к полуночи утомленные дорогой гости медленно разошлись по своим комнатам готовиться ко сну. Диззи была выделена в личные служанки дочери Саммерсов - Джулии, одной из участниц экскурсии по замку. Сейчас Диззи занималась тем, что расчесывала роскошные волосы леди Джулии. К тому времени, когда она провела по ним расческой пятьдесят первый раз, откуда-то раздались тихие звуки музыки. Диззи вздрогнула и дернула Джулию за волосы так, что та вскрикнула. Вскрикнула сама, бросила расческу, прижала руки ко рту и замерла.
  - Что случилось? - возмущенно спросила Джулия.
  - Вы слышите - музыка, - испуганно прошептала Диззи. Комнаты господ были куда ближе к предполагаемому источнику звука, чем комнаты слуг.
  - Да, музыка, и что?
  - Музыкальная комната закрыта. Ведь правда? И там никого нет. Совсем никого. А музыка, музыка есть!
  - Не говори глупостей, наверное, кто-то из гостей играет, - в голосе леди Джулии послышался легкий испуг.
  В это время в комнату вошла ее мать, леди Саммерс, уже переодевшаяся в роскошный пеньюар. Подойдя к дочери, она сказала:
  - Как ты, дорогая, не устала?
  - Нет, матушка, спасибо, а как вы думаете, кто это играет? - спросила Джулия, скрывая испуг.
  - Да, музыка среди ночи... Это просто невежливо!
  - Это не люди играют, госпожа, - прошептала Диззи, - не злите их.
  - Что значит, не люди?
  - Духи, привиды, не знаю... - пробормотала Диззи.
  - Она говорит, что музыкальная комната заперта, - испуг в голосе Джулии стал уже более явным.
  - Ерунда, Джулия, как ты можешь верить дурацким выдумкам прислуги!
  - Это не выдумки, госпожа, - сказала Диззи дрожащим голосом, - если не верите, сходите и посмотрите сами.
  - Хорошо, пойдем, Джулия. Кажется, нам показывали, где эта комната. И ты убедишься, что я права.
  И они направились к музыкальной комнате, захватив для моральной поддержки лорда Саммерса. По дороге к ним присоединились чета Вэйнов, мисс Рэдклиф, которая была кузиной леди Вэйн, и сама леди Мейс. Добравшись до музыкальной комнаты, они установили, что именно она является источником звуков музыки, и дверь туда закрыта. И не только закрыта, но и заперта.
  - Надо же, заперлись изнутри, - сказал с нервным смешком лорд Саммерс и постучал в дверь.
  Дверь не открылась, более того, к звукам клавесина присоединилось пение, пела женщина, пела на одном из старых диалектов и пела великолепно.
  - Это, вероятно, сюрприз или розыгрыш, - предположила леди Саммерс.
  - Смотрите! - взволновано воскликнула Джулия. - Из-под двери не видно света. Там темно! Значит, там никого нет!!!
  Женщины шарахнулись от двери, и только воспитание и великосветский стоицизм не позволили им завизжать и броситься бежать. Лорд Саммерс опять постучал в дверь. На этот раз кулаком. Дверь не открылась. На шум подошли лорд Мейс, Жан и пара его приятелей. Им быстро объяснили ситуацию. Из гостей отсутствовала только престарелая двоюродная бабушка мисс Рэдклиф, которая выполняла обязанности ее дуэньи. Но петь так она явно не могла. Леди Мари и остальные гости должны были прибыть только завтра. Подозревать в пении слуг не приходилось, и единственный вывод, который напрашивался, был совершенно неутешителен: не было никого, в смысле ни одного живого человека, кто мог бы музицировать за закрытыми дверями.
  Мужчины оказались достойными наследниками рыцарей времен Начала. Они решили сломать дверь, для чего и был вызван конюх с топором. Дамы удалились в малую гостиную, где с трепетом ждали результата. Пока конюх лупил топором по двери, звуки музыки еще раздавались, хотя пение прекратилось незадолго до этого. Когда дверь вылетела, музыка смолкла. И, ворвавшись внутрь, благородные господа обнаружили темную, совершенно пустую комнату. Все окна оказались закрыты, да если бы и были открыты, человек не муха, чтобы ползать по стенам. Других дверей в комнате не обнаружилось. В трубу камина человеку явно было бы не пролезть. О потайных ходах история умалчивала. Так что вывод напрашивался только один - нечистая сила.
  
  С утра Лиз решительно направилась на кухню. Что бы там ни говорила ее глубокоуважаемая тетя, но оставаться весь день голодной, надеясь на милость слуг, ей совершенно не хотелось. Достаточно уже того, что из-за наплыва людей ей пришлось отказаться от утренней пробежки. А утро выдалось таким чудесным. Первое по-настоящему летнее утро. Прозрачно-голубое и свежее. Лиз оторвалась от окна коридора, в которое вот уже минут пять глядела на озеро - волшебно-синее под пронзительно-голубым небом - и поспешила по лестнице вниз навстречу шумному душному теплу и запахам готовящейся еды.
  - Доброе утро, - вежливо поздоровалась она, входя.
  - Доброе, - неодобрительно буркнула ей в ответ миссис Хедриксон.
  Привычно проигнорировав ее недовольство, Лиз добыла себе чистую тарелку, отрезала кусок хлеба и как раз присматривалась к сыру, когда краем уха расслышала разговор двух молоденьких незнакомых ей служанок.
  - Ты представляешь, какой кошмар! Нет, я бы от такого померла прям на месте!
  - А как господа переполошились!
  Лиз низко опустила голову, не уверенная в том, что ей удалось сохранить безразличное выражение лица. Кажется, их с Сержем вчерашняя проделка с музыкальной комнатой имела шумный успех.
  - Нет, ты только представь! Одна, ночью и такое! Привиды, не иначе!
  Услышав эту фразу, Лиз уронила нож, прогрохотавший по каменным плитам. И, не потрудившись его поднять, подошла к девушкам.
  - А что случилось? - спросила она их обеспокоенно.
  Служанки посмотрели на Лиз с легко читаемым на их лицах сомнением. Но, видимо, решив, хотя и не без колебаний, причислить ее к господам, небрежно присели, приветствуя ее.
  - Мисс Элизабет, вы разве не знаете? - к ним подошла Кэт, девушка, работавшая в замке и раньше и потому прекрасно знавшая Лиз. - Ах, да, ваша комната в другом крыле. Слушайте, - Кэт заговорщически ей подмигнула, довольная возможностью поделиться новостью с кем-то, кто еще ничего не знает, - я вам все расскажу, а леди Патриция подождет со своим чаем. Все началось еще вчера. Сначала кто-то пел в запертой музыкальной комнате, хотя там не было ни одного живого человека! - Кэт сделала паузу, ожидая реакции Лиз.
  - Дальше, - прервала та ее, - про музыкальную комнату я уже слышала.
  - Да? Так вот, когда Джон выбил дверь, и там никого не оказалось, господа опять отправились спать. И только они, наконец, угомонились... Где-то часа в два, - Кэт сморщила невысокий лобик, припоминая время. - Да нет, поди, в три. Так вот, только они угомонились, как кто-то вдруг как завопит! На весь замок! Я сама слышала. Я как раз спала рядом в прихожей леди...
  - И что? - поторопила ее Лиз.
  - Представляете себе, - чтобы придать своим словам большую важность, Кэт придвинулась к Лиз совсем близко, - в комнате молодой мисс Рэдклиф кто-то был! Она не знает кто. Весь черный и такой жуткий! Когда она проснулась, он стоял и молча смотрел на нее. А глаза - светились! Она завизжала, а он выскочил в окно!
  - Как в окно? - переспросила Лиз.
  - Да, в окно, - раздраженно пояснила Кэт, недовольная тем, что ее прервали. - Во внутренний садик. Да, а дверь в комнату леди заперла сама, когда ложилась. Господам даже пришлось ее вышибить, потому что леди сомлела со страху и не могла открыть. Ну, я пойду, а то заболталась тут с вами...
  - Спасибо... - задумчиво бросила Лиз ей вслед.
  А потом, рассеянно прижимая к себе тарелку с хлебом, направилась в библиотеку.
  
  Закрыв за собой тяжелую дверь, она поставила на стол надоедливую тарелку и быстро обошла помещение. Кроме нее, как и ожидалось, не было ни одного живого человека. Неживого, к сожалению, тоже.
  - Серж! - позвала она в пространство. Иногда он слышал ее голос и появлялся. Иногда нет...
  Подождав, она позвала опять:
  - Серж, мне очень надо вас видеть!
  - Тогда почему бы тебе не обернуться, детка? - промурлыкал голос за ее спиной.
  - Серж! - она резко повернулась. - Зачем вы это сделали?!
  - Пришел? Ты позвала.
  - Нет! Зачем вы ночью были в комнате мисс Рэдклиф?!
  - И что я там делал? - осведомился он подозрительно.
  - Напугали несчастную девушку до полусмерти.
  - Ну вот и только то. А я уж было подумал...
  - Серж, я серьезно. Зачем вы ее напугали?
  - Детка, я с удовольствием ответил бы на твой вопрос, но, к сожалению, я этого не делал.
  - Нет? - Лиз приподняла брови, тщательно изображая удивление. - А что, в этом замке много привидений?
  - Увы, но мой удел - одиночество. А что заставляет тебя подозревать нематериальную природу злоумышленника?
  - Мисс Рэдклиф заперла дверь в свою комнату. А в окно из внутреннего дворика не влезть.
  - Человеку не влезть, - кивнул Серж.
  - Значит, остается один вариант...
  - Нет, на самом деле вариантов множество, - прервал ее Серж, усаживаясь верхом на стул. - Например, леди ждала к себе мужчину. Оставила дверь открытой, а пришел не тот. Вот она и завизжала.
  - Но дверь была закрыта.
  - Он запер ее за собой, когда вошел.
  - А потом выпрыгнул в окно?
  - Ну вот ты и сама все поняла.
  - Нет! И еще Кэт сказала, что у него глаза светились.
  - Кэт - это, конечно, серьезно... - протянул он насмешливо. - Ну, например, леди это придумала, чтобы отвести от себя подозрения. Или ей со страху померещилось. Или просто история обрастает подробностями...
  - Да, - Лиз кивнула, - все ваши объяснения совершенно логичны. Это ведь на самом деле были не вы?! - она с надеждой на него посмотрела.
  - Лиз, конечно, - серьезно ответил Серж. - Отправляясь кого-нибудь пугать, я обязательно позвал бы тебя с собой.
  - Вы совершенно невозможны, - покачала Лиз головой.
  - Ты лучше скажи, что ты оденешь сегодня вечером на маскарад?
  - Что? Серж, какой маскарад?! Об этом не может быть и речи! - и она гордо удалилась.
  
  После полудня Лиз опять пробралась в библиотеку, но уже с куда более прозаичной целью, чем поболтать с привидением. Она просто хотела почитать. Две недели назад они с Сержем поспорили, что она не поймет философских рассуждений Э. Смита. Вернее, она-то спорила, что поймет. И вот уже который день она вгрызалась в занудный трактат "О сути бытия и небытия". Она продиралась сквозь него, как сквозь густой подлесок... Похоже, Серж был все-таки прав.
  Услышав впереди голоса, она скользнула за занавесь. Приказ тети не попадаться гостям на глаза оставался все еще в силе. Почти сразу в коридоре показались две незнакомые ей молодые леди.
  - Несчастная Джейн! Пережить такое! Как ты думаешь, что это было? - взволнованно спрашивала одна у другой.
  - Не хотелось бы быть жестокой, - загадочно улыбнулась вторая, - но, честно говоря, я думаю, что ей все померещилось. Согласись, она чересчур впечатлительна.
  - Ну, возможно... - нехотя протянула первая.
  - И это ж надо догадаться спать с открытым окном...
  Девушки скрылись за поворотом, а Лиз, выбравшись из-за пыльной портьеры, какое-то время смотрела им вслед. Похоже, никто особо не доверял рассказу несчастной Джейн.
  Войдя в библиотеку, Лиз решительно направилась к полкам, когда ее остановил тихий вежливый голос:
  - Мисс...
  Из кресла поднялся, откладывая книгу, уже виденный ею ранее полноватый молодой человек в очках.
  - Мисс Лиз, если я не ошибаюсь. Нас не представили должным образом. Я Поль Водзински.
  - Очень приятно, сэр, - Лиз вежливо улыбнулась. - Мое имя вы знаете. Хотя, возможно, будет лучше, если вы станете называть меня Элизабет. - Вдаваться в подробности, что она вообще-то леди, а не мисс, Лиз не стала.
  - О, простите, мисс, - смутился Поль, - но Жан представил вас как Лиз, и я подумал...
  - Неважно, - Лиз вежливо махнула рукой, отбрасывая излишние извинения, и кинула тоскливый взгляд в сторону книжных полок. Похоже, разжиться трактатом сегодня не удастся.
  - О, простите еще раз, что я вас побеспокоил. Вы, должно быть, искали что-то почитать. Возможно, современный роман? - говоря это, Поль шагнул к полкам, явно ожидая, что она пойдет за ним. - Как вы находите книги Ванессы Хан? Они несколько скандальны, но очень популярны в этом сезоне. Странно, что их здесь нет...
  - Простите, - Лиз сделала шаг в сторону. Она откровенно не понимала, что нужно от нее этому типу. - Боюсь, моя образованность не заходит так далеко. Я хотела почитать что-то попроще. Например, это, - она увидела на полке знакомый корешок и вытащила книгу.
  - Вы читаете "Трою"? - искренне удивился ее собеседник.
  - К сожалению, не в оригинале, - отрезала Лиз и хотела удалиться, но он опять ее остановил.
  - Вы знаете, язык Начала не был языком оригинала. Книгу написали еще...
  - Именно это я и имела в виду, - холодно ответила Лиз, надеясь, что хотя бы ее невежливость положит конец этому странному разговору.
  Но, как оказалось, она ошибалась. Конец разговору был положен совсем иначе.
  - Поль! Вот вы где! - в библиотеку радостно ворвалась Мари, неся с собой краски и запахи весеннего сада. - А мы везде вас ищем. Что вы сидите здесь в пыли и одиночестве?!
  - Мари, дорогая, - Поль вежливо улыбнулся. - Вы же знаете, книги - моя слабость.
  - У мужчины не должно быть слабостей! - замотала головой Мари. - А вы придумали, кем вы будете на маскараде?
  - Боюсь, моя фантазия слишком бедна.
  - Тогда я вам что-нибудь придумаю. Например, будете пилигримом в плаще и с посохом. Или магом. Или принцем Линн.
  - Мари, остановите вашу фантазию, - замахал руками Поль. - А кем будете вы?
  - О, это секрет, - Мари загадочно улыбнулась, потупила глаза и захлопала длинными ресницами. - Но вам я, так и быть, расскажу. Я буду царицей из сказок про южные земли. В шелках, тюрбане, с веером из павлиньих перьев. И еще мне нужна ручная собачка и рабыня, - тут ее взгляд упал на Лиз, и она всплеснула руками, осененная новой идеей.
  - Лиз, ты будешь моей рабыней. Хотя собачка мне тоже нужна. Ну как?
  - Мари, извини, но я не могу.
  - Почему не можешь?! Это будет здорово. Представляешь, я в лазурных шелках и ты рядом как моя рабыня с опахалом из павлиньих перьев. Ну, давай же, соглашайся. Маму я уговорю.
  - Нет, Мари, прости, - Лиз отступила на шаг, прижавшись спиной к стеллажу с книгами. Это почему-то не придало ей уверенности. Наоборот, она почувствовала себя зверьком, пойманным в ловушку.
  - Какая же ты зануда, Лиз. Поль, пойдемте, - Мари царственно протянула ему руку.
  - Всего хорошего, мисс, - торопливо кивнул тот Лиз, и они с Мари наконец-то удалились.
  Подождав, пока дверь за вышедшей парой закроется окончательно, Лиз со вздохом облегчения упала в кресло. Ее щеки пылали, и она сама не сказала бы точно, от гнева или от смущения.
  - Соглашайся на собачку, - раздался насмешливый голос за ее спиной.
  - Серж! Вы все слышали! - возмутилась она, подскочив в кресле и оглядываясь на него через плечо.
  - Увы. Я очарован твоей кузиной. Такая милая непосредственность. Нет, определенно, тебе следует выбрать роль собачки.
  - Серж, вы невозможны, - раздосадованно сказала Лиз. - Еще немного, и я поверю, что вы говорите серьезно.
  - Я всегда серьезен! - возмутился призрак. - Ладно, хватит сидеть без дела, идем.
  - Куда? - Лиз поднялась.
  - Детка, в твоем возрасте надо еще любить сюрпризы и неожиданности, - он уже шел к панели, скрывающей проход в потайной коридор.
  Они пробирались по пыльным проходам довольно долго. Поднимались по лестницам, пугая ленивых толстых пауков, и в конце концов остановились около обычной панели, закрывающей один из ходов в жилые помещения замка. Вот только в смотровые глазки не пробивалось ни лучика света.
  - Нам сюда, - сказал призрак, отступая от двери.
  Лиз, повозившись с рычагами, сдвинула панель в сторону, открывая проход. Сам призрак днем сделать этого, увы, не мог. Отряхнув руки от пыли, Лиз заглянула внутрь и поморщилась от запаха затхлости. Бледного дневного света, проникшего туда из потайных окошек коридора, явно не хватало, чтобы осветить помещение.
  - Что это? - спросила Лиз.
  - Входи, не бойся. Тут ни одной живой души, кроме тебя.
  - Спасибо, успокоили, - фыркнула Лиз, решительно переступая через порог. И поежилась, ощутив спиной волну холода. Призрак в своей нематериальной ипостаси прошел слишком близко от нее.
  - Этэ саин. Са тэр, - тихо произнес в темноте его голос.
  Давно ей знакомые слова чар огня звучали здесь как-то странно и пугающе. Потом ведьмин светоч вспыхнул под потолком, и Лиз наконец-то смогла увидеть, где они оказались.
  Каменные стены, задрапированные серыми от времени и пыли портьерами. Зеркало с безделушками на полке. Окованный позеленевшей медью сундук. И портрет... Портрет приковал ее внимание, сделав все остальное ненужным и несущественным.
  Дама, улыбающаяся с него миру, была по-настоящему прекрасна. Она сидела на подлокотнике кресла так, будто опустилась на секундочку, утомленная балом. Да, именно балом, потому что такие платья одевают только на бал. Белое, обманчиво простое и восхитительно элегантное, несмотря на свою старомодность, оно оставляло обнаженными ее изящные руки, единственным украшением которых был жемчужный браслет.
  На спинку кресла была небрежно брошена бархатная белая маска, вышитая черным шелком. Должно быть, на балу предполагался маскарад.
  - Кто это? - ошеломленно прошептала Лиз.
  - Одна из твоих прабабок, дитя, - ответил ей насмешливый голос.
  - Но почему здесь?! - она обернулась к своему спутнику. - Такой портрет должен висеть в главном зале.
  - Это старая история, детка. И, увы, не все в ней для ушей юных леди.
  - Вы имеете в виду адюльтер, сэр? - мило улыбнулась Лиз.
  - В том числе, - хмыкнул ее собеседник. - Но суть не в этом. Будь добра, открой сундук.
  Медленно и нерешительно Лиз двинулась к тяжелому старинному сундуку. Дунула на него, подняв тучу пыли, но особо чище он от этого, увы, не стал. Разве что по сравнению с Лиз, потому как сама она стала куда грязнее. Потом, решившись, Лиз провела рукой по его крышке. Из-под серой пыли показалась полированная поверхность красного дерева, достигшая за столько лет цвета выдержанного вина.
  - Прелесть, - прошептала Лиз, любуясь переходами красок.
  - Не тяни время, - ухмыльнулся призрак.
  - А почему он не заперт?
  - Не тяни...
  - Да, - она решительно вздохнула и взялась обеими руками за крышку. Та поддалась на удивление легко.
  Пыли в сундуке не оказалось. Сверху, самоотверженно закрывая собой прочее содержимое, лежала вышитая переливающимся шелком варварски яркая шаль. Лиз подняла ее, любуясь игрой красок, потом перекинула через плечо. Положить такую вещь в пыль казалось святотатством. И снова заглянула внутрь, обнаружив прослойку из тонкой хрустящей бумаги. Нетерпеливо отодвинув ее в сторону, Лиз замерла в молчаливом восхищении. Там лежало платье. Бальное платье из жемчужно-белого шелка. То платье, которое было на даме на портрете. Лиз робко прикоснулась к нему кончиками пальцев, так и не решившись поднять.
  - Серж! - тихо позвала она, оглянувшись.
  Он не ответил. Видимо, был чересчур поглощен разглядыванием красавицы на портрете.
  - Серж! - сказала она громче, и он, наконец, соизволил уделить ей капельку внимания. - Серж, зачем мы здесь все-таки?
  - О, детка, - он, наконец, окончательно оторвался от созерцания портрета. - Я решил, что сейчас самое подходящее время, чтобы устроить тебе небольшой экзамен.
  - Экзамен? - Лиз искренне удивилась.
  - Да, - доброжелательно кивнул призрак. - Я ведь учил тебя танцевать?
  - Допустим.
  - И где еще сдавать экзамен по танцам, как не на балу.
  - Вы хотите, чтобы я туда пошла? - обреченно спросила Лиз.
  - Угадала, - улыбнулся он.
  - Но у меня нет пла... А, вот оно что, - она закусила губу и замолчала, в отчаянии уставившись на портрет.
  Разглядывание изящной, но женственной фигуры прабабки навело ее на новое возражение:
  - Но платье мне не подойдет.
  - И не надейся, - злорадно ухмыльнулся призрак, - насколько я ее помню, а помню я ее хорошо, вы одного роста и примерно одинаковой комплекции.
  - Но, - Лиз беспомощно указала глазами на эффектный бюст красавицы, надеясь, что он поймет. - У меня... Я не... В общем, платье мне не подойдет совершенно точно, - закончила она решительно.
  Призрак снова уставился на портрет, потом, повернувшись к Лиз, оглядел ее снизу доверху.
  - Кажется, я понял, что ты имеешь в виду, детка, - он откровенно забавлялся. - Но ты же женщина, придумай что-нибудь.
  - Не хочу я ничего придумывать, - упрямо сообщила она полу под своими ногами.
  - Лиз, детка. Не надо так мрачно, - она подняла глаза, потому что из голоса ее собеседника исчезла привычная ирония. - Это твой первый бал. И ты, как и всякая девушка, должна, конечно, бояться, но и радоваться тоже. И предвкушать.
  - Вы сказали, что это экзамен.
  - Исключительно для того, чтобы у тебя не было возможности отказаться.
  - Да?! - переспросила она возмущенно.
  - Да, только не бей меня пыльной тряпкой.
  - Она не пыльная, - гордо сообщила Лиз, начав стягивать с плеча шаль.
  - Ладно, ладно, - Серж подчеркнуто отступал от нее к двери. - Не забывай, бал начинается в десять. Думаю, для тебя самое лучшее появиться пол-одиннадцатого, - и выскочил за дверь.
  - Тиран, - сообщила ему вслед Лиз. Потом перекинула шаль через плечо и снова вернулась к сундуку.
  
  В двадцать минут одиннадцатого она была, наконец, готова. Проблема с платьем была решена с помощью сделанных на скорую руку подушечек. Шелковые бальные туфельки оказались на удивление впору. Обнаруженная в сундуке бархатная маска прекрасно скрывала лицо. На руках Лиз, к счастью, не обнаружилось ни синяков, ни царапин. Прическа... Прическа стоила часа мучений. И достигнутый результат даже отдаленно не приближался к совершенству белой дамы на портрете. Но это было хоть что-то. В конце концов, не Сержа же просить помочь! Мысль привлечь служанок даже не рассматривалась. Еще раз рассмотрев себя по частям в маленьком тусклом зеркальце, Лиз с отчаянием поняла, что она готова. Надо было идти.
  Отодвинув панель, она пролезла в тайный ход и, тщательно подбирая юбку, аккуратненько стала пробираться к выходу недалеко от бальной залы. Убедившись, что в коридоре никого нет, она набрала воздуху так, словно собиралась окунуться в ледяную весеннюю воду, отодвинула панель и шагнула вперед.
  Сквозь распахнутые двери бальной залы загородного дома Мейсов вырывались звуки музыки. Лиз снова замерла перед дверью, не решаясь сделать шаг вперед. Сердце, казалось, билось где-то в горле, мешая дышать. Пока она колебалась, напротив нее в дверном проеме появился расфранченный молодой человек в маске тропической птицы. Увидев Лиз, он посторонился, галантно пропуская ее внутрь. Пришлось войти. Мешанина музыки, разговоров, лиц, красок обрушилась на нее, лишая способности понять что-то. И, изо всех сил стараясь держать спину прямо, она стала пробираться в уголок зала.
  - Леди не окажет мне честь потанцевать со мной? - спросил тихий голос справа от нее.
  Лиз повернулась к говорившему. Рядом с ней обнаружился один из кавалеров, не позаботившихся вырядиться в маскарадный костюм, но в качестве уступки правилам закрывший лицо маской. Не дожидаясь ответа, он предложил Лиз руку, чтобы вести ее в центр залы, где кружились пары. Ей оставалось только послушно на нее опереться. Молча и безразлично Лиз позволила вести себя в танце, рассматривая тщательно выбранную точку на его плече. Что угодно, лишь бы не встречаться взглядами и не говорить. Но объятия ее партнера были такими привычными, что она, не выдержав, подняла удивленный взгляд и стала всматриваться в не скрытую маской часть его лица. Он знакомо усмехнулся в ответ.
  - Серж! Что вы здесь делаете?!
  - Детка, как ты недогадлива. Танцую.
  - Но вам нельзя здесь появляться! А если кто узнает!
  - Узнает что? Лиз, милая, это маскарад, все здесь лишь призраки и маски. Одним больше, одним меньше...
  - Это безумие. Говорят, среди приглашенных сам Великий Инквизитор. Он то ли уже прибыл, то ли появится со дня на день.
  - Да? И что?
  - А если он что-нибудь с вами сделает?
  - Детка, что? Я и так призрак, - он улыбался, будто это должно было радовать.
  - И все же...
  - Ладно, Лиз, не будь занудой. Я исчезну сразу после этого танца.
  - Хорошо... Я тоже могу уйти?
  - Можешь... - сказал Серж после небольшой паузы, - если хочешь...
  - Хочу!
  - Подумай, детка. Когда еще тебе представится возможность побыть загадочной незнакомкой, прекрасной Белой Дамой? Ты можешь делать все что угодно, это ведь все равно не ты.
  - Да? - невольно переспросила Лиз. Увы, она должна была признать, что слова призрака задели какие-то ниточки в ее душе. И пузырьки азарта и возбуждения затанцевали в ее голове, как в бокале шампанского. Которого она, кстати, никогда еще не пробовала...
  - Да, - кивнул он чересчур серьезно, а потом, ухмыльнувшись, зловещим голосом добавил: - Только помни, в полночь карета превратится в тыкву!
  - Что? - возмущенно переспросила Лиз. Танец к этому времени закончился, и они шли из центра к стене, где толпились те, кто предпочитал разговоры излишним физическим нагрузкам.
  - Маски в полночь снимают, - недовольно пояснил призрак и, оставив ее, растворился в толпе.
  Лиз попыталась проследить за ним взглядом, но он почти сразу куда-то делся. И тогда она, гордо подняв голову, решительно направилась туда, где еще раньше заметила подносы с шампанским.
  Мило улыбнувшись из-под маски какой-то незнакомой ей даме, тоже соблазнившейся шипучим напитком, Лиз, стараясь казаться естественной, взяла один из бокалов. Не отрывая от него взгляда, чтобы не расплескать его или, еще хуже, не уронить, она тихо отошла к диванчику неподалеку. И, не обращая внимания на человека, сидевшего на одном его краю, опустилась на другой. Потом, прикрыв глаза в предвкушении, понюхала игристый напиток. Пахло виноградом и свежестью, как после грозы. Улыбнувшись, она отпила глоточек. Пузырьки смешно щекотали нёбо и язык.
  - Вы любите шампанское? - знакомый голос ворвался в ее мысли, разбивая очарование момента.
  - Что? - переспросила она и, наконец, взглянула на своего соседа.
  - Простите, что помешал вам наслаждаться, - извиняющимся голосом произнес Поль Водзински. Не узнать его было бы сложно, потому что его маска небрежно валялась на диване рядом с ним.
  - Нет, - она подарила ему улыбку, представив, как улыбалась бы та дама с портрета. - Вашей вине нет прощенья.
  - Совсем? - поддержал ее игру Поль.
  - Ну, возможно...
  - Что, победить для вас дракона? Или написать сонет?
  - Нет, ваше искупление должно быть еще суровей, - заявила она и сделала еще глоток из бокала. Шампанского оставалось уже на донышке.
  - Да, и что же? Я с трепетом жду приговора, - Поль явно наслаждался их бессмысленным трепом.
  - Да, я решила... - она, наконец, допила шампанское.
  - И?
  - Как вы недогадливы! Принесите мне еще бокал и будете прощены.
  - Слово прекрасной дамы - закон для меня, - и он на самом деле, к искреннему удивлению Лиз, поднялся и пошел к столу за шампанским для нее. Приключение явно обещало быть забавным.
  - Я прощен? - Поль вернулся с двумя бокалами и один с поклоном предложил ей.
  - Ну... - она сделала крошечный глоток. В голове плясали веселые пузырьки шампанского. - Да, - Лиз улыбнулась, просто потому, что не улыбаться было невозможно.
  - Замечательно, - Поль уселся на диван на свое старое место. - Не будет ли наглостью с моей стороны спросить, встречались ли мы раньше?
  - Нет, Поль, что вы, - она покачала головой, продолжая улыбаться, - мы никогда не встречались.
  - Действительно, как я мог подумать иначе, - рассмеялся Поль. - А ведь я и на самом деле не могу вас узнать, и в то же время мне кажется, что мы уже разговаривали и совсем недавно.
  - Может, я вам приснилась?
  - Должно быть, это был чудесный сон.
  - А может, кошмар? - Лиз рассмеялась, наслаждаясь игрой. Это оказалось так здорово, быть не собой, а кем-то другим, прекрасной незнакомкой, способной беззаботно флиртовать с мужчиной. Сама Лиз никогда не решилась бы на это.
  - И все же кто вы? - Поль подвинулся по дивану чуть ближе к ней.
  - Позвольте мне остаться загадкой. Зачем вам давать мне какое-то скучное имя?
  - Я люблю решать загадки.
  - Поль, а вы не боитесь, что я не та, за кого себя выдаю? - рассмеялась Лиз.
  - И кем же таким ужасным вы можете быть?
  - Ну, - Лиз притворно задумалась, - служанкой, надевшей платье своей госпожи и пробравшейся сюда пить шампанское.
  - Ну конечно! - он хлопнул себя по лбу так, словно все стало ему наконец-то понятно. - Как я сразу не догадался! Кем еще может быть девушка в таком платье, с такими изящными ручками и которая так восхитительно танцует. Только служанкой, - а потом, широко улыбнувшись, добавил: - Это не пойдет. Можете предложить другую версию?
  - Могу, - улыбнулась в ответ Лиз. - Ну, например, я могу быть актеркой, которую нанял Жан, чтобы разыграть вас.
  - Лучше, но все равно не верю. О, конечно, вы могли бы быть актрисой, не будь той, кто вы есть. Но, боюсь, это совсем не в духе Жана...
  - Я слышал свое имя, - рядом с их диваном появился кавалер в роскошном костюме и маске, украшенной разноцветными перьями. - Надеюсь, вы не говорили про меня плохо?
  - Нет, что вы, про вас - только хорошее, - губы Поля растянулись в вежливой улыбке.
  - Ладно, это неважно, - махнул рукой Жан, - Но, Поль, как вы можете морить прекрасную даму разговорами вместо того, чтобы пригласить на танец?!
  - Вы же знаете, - Поль пожал плечами. - Я не люблю танцевать.
  - Тогда извините, - пожал плечами Жан и к полному ужасу и замешательству Лиз обернулся к ней. - Позвольте пригласить вас на танец.
  Не в силах вымолвить ни слова, чтобы отказаться, Лиз отставила в сторону бокал и молча поднялась со своего места. Ее великолепный кузен протянул ей руку, и Лиз оставалось только вложить в нее свою - вероятно, холодную и дрожащую. Жан, кажется, кинул победный взгляд на оставшегося в одиночестве Поля Водзински и повел ее в круг танцующих.
  Танцевал он великолепно. Впрочем, Лиз не могла вспомнить ничего, что он не умел бы делать в совершенстве. Его рука на ее талии была теплой и сильной.
  - И все же, о чем вы говорили с Водзински так долго? - чуть недовольно спросил Жан.
  - О, не думаю, что вам это интересно, - чуть слышно проговорила Лиз, поднимая на него глаза. В детстве она всегда мечтала, что однажды будет танцевать на балу со своим кузеном, но не заходила в своих мечтах так далеко, чтобы представлять, что они будут о чем-то говорить.
  - И все же?
  - Он пытался отгадать, кто я.
  - Неужели? Он отгадал?
  - Нет, - Лиз почувствовала, что невольно улыбается. - Мы не сошлись во мнениях.
  - Вот как... Скажите, а вы уже видели наш сад?
  Лиз, конечно, могла бы ответить, что провела там многие часы своей жизни, читая или предаваясь глупым мечтам. В том числе и о нем самом. Но только тихо покачала головой.
  - Давайте убежим ото всех. Возьмем шампанского и убежим. И уж я-то угадаю ваше имя.
  - Нет, - она опять покачала головой.
  - Давайте. Ночь прекрасна, хотя даже она не столь прекрасна, как ваши глаза.
  Лиз немножко удивилась, что он сравнил ее светло-серые глаза с ночью, но это было неважно. Важно было лишь то, что танец закончился, но Жан не выпускал ее руки. Так они и стояли, глядя друг другу в глаза... Об этом Лиз тоже мечтала всю жизнь. Но сейчас она просто не могла. И к тому же, это все равно была не она. А твои мечты, сбывшиеся с другими людьми, не считаются. Поэтому она медленно высвободила свою руку из руки Жана, опять молча покачала головой и, отвернувшись, быстро пошла сквозь толпу к двери.
  Жан догнал ее около самого выхода.
  - Подождите. Не убегайте без меня.
  - Простите, - Лиз опустила глаза. - Я должна идти.
  - Не говорите ерунды, бал только начался. Скоро все снимут маски, - Жан был явно удивлен ее бегством.
  - Простите, - Лиз опять беспомощно покачала головой.
  - Неужели вы меня боитесь, моя дорогая? - Жан покровительственно улыбнулся, решив, что понял причину ее замешательства. - Поверьте, я не чудовище и вам понравится быть со мной наедине. Ну, решайтесь наконец.
  Лиз опять покачала головой и, развернувшись, молча пошла к выходу. Одна. И лишь в последний момент она позволила себе на мгновение обернуться. Жана уже не было видно. Видимо, ее прекрасный кузен отправился развлекать более веселую даму. Благо их съехалось очень много. Кроме гостей из столицы на бал собрались все дворяне из соседних поместий, а также их гости и друзья. В общем, Жану не придется скучать.
  Тяжело вздохнув, Лиз медленно побрела прочь от бальной залы, отыскивая место, где могла бы незаметно исчезнуть в потайных ходах. Она шла и чувствовала, как жгут глаза непрошеные слезы. Обидно быть Золушкой, если прекрасному принцу нет никакого дела до того, что ты сбежала с бала. Одна радость - обе туфли на месте.
  
  В ее комнате, куда Лиз наконец-то пришла, мечтая тихо поплакать в подушку, к искреннему ее неудовольствию обнаружился призрак. Он сидел на стуле и в тусклом свете луны, проникающем в комнату сквозь крошечное окошко под потолком, читал какую-то книгу.
  - Лиз, что ты так рано? - он отложил книгу в сторону и, улыбаясь, повернулся к ней.
  - Спасибо, натанцевалась, - сообщила Лиз, стараясь не глядеть на него. Призрак обладал отвратительной привычкой угадывать ее мысли.
  - Прости, - тихо сказал Серж.
  А Лиз от удивления повернулась к нему, потому что, пожалуй, впервые за годы их знакомства она слышала в голосе призрака подобие искреннего сочувствия.
  - Ты мозоль натерла, да? - с еще более глубоким сочувствием осведомился он. - Я понимаю, туфли чужие и уже не новые...
  - Издеваетесь, да? - гордо задрала нос Лиз.
  - А что мне еще остается, - пожал он плечами.
  - Так мне и надо, - она кинула на кровать маску, которую все еще вертела в руках. - Спасибо, что уделили мне время, но теперь, пожалуйста, оставьте меня одну. Я спать хочу, - Лиз виновато улыбнулась.
  - Ну, как хочешь, - ухмыльнулся призрак. Потом добавил. - Добрых снов, - и удалился через дверь потайного хода.
  А Лиз не спеша принялась снимать бальное платье. Голова слегка болела и кружилась. Наверное, от шампанского и отхлынувшего нервного возбуждения. На душе скребли кошки. Кажется, черные. Медленно и аккуратно она убрала карнавальный наряд в самый угол полупустого шкафа и надела одно из своих обычных платьев. Как бы там ни было, спать она не собиралась.
  Переодевшись, Лиз открыла дверь потайного хода и замерла на пороге. Вообще, ей совершенно не хотелось знать, нашел ли ее кузен другую девушку, чтобы наедине насладится романтикой лунной ночи. Нет, ей определенно не хотелось этого знать. Придя к такому решению, Лиз закусила губу и шагнула вперед. Она бродила по этим ходам достаточно часто, чтобы не задумываясь найти дорогу в любое место замка даже в темноте. Вот и сейчас, ни разу не сбившись, она добралась до того места коридора, откуда сквозь потайные окошечки было прекрасно видно внутренний дворик.
  Кажется, среди темных теней деревьев никого не было. И успокоенная Лиз совсем уже было собралась идти обратно, когда недалеко послышался женский смех. Он звучал мелодично и соблазнительно, должно быть, именно так, как нравится мужчинам. А потом в освещенном луной части дворика показались двое. Первой шла женщина. И, как Лиз была вынуждена признать, та вполне соответствовала своему смеху. Шелк платья, отливающего в свете луны старинным серебром, подчеркивал безупречность фигуры. Да, ей, в отличии от Лиз, явно не приходилось мучаться с подушечками... В руках красавица держала бокал с шампанским. Засмеявшись еще раз, она кинула взгляд на идущего за ней мужчину, все еще скрытого тенью, и закружилась, словно в танце, закинув голову к небесам.
  - Здесь ве-ли-ко-леп-но, - сообщила она небу, остановившись.
  - Но самое великолепное, что здесь есть, это вы, Клер, - мужчина наконец шагнул на свет и, увы, предчувствия не обманули Лиз, это был Жан.
  - Не преувеличивайте, - мягко рассмеялась Клер.
  - Не преуменьшайте, - ответил ей в тон Жан, шагая к ней. - Позвольте пригласить вас на танец, прекрасная.
  - Здесь? - удивилась Клер.
  - Только здесь, - Жан отбросил в сторону бокал, который тоже держал в руках.
  - Почему бы и нет, - она пожала плечами, поколебавшись мгновение, выкинула бокал и шагнула к нему.
  Совершенно естественно и привычно их руки встретились. Жан обнял ее так, словно собирался вести в вальсе, но танцевать они не стали. Нет, они нашли куда боле интересное занятие...
  Лиз отвернулась, чтобы не видеть, как ее великолепный кузен целует эту женщину. Хотя даже того немногого, что она видела, было достаточно, чтобы понять - эти двое превосходно смотрятся вместе. Но любоваться на это не было сил и, тихо и бездумно, Лиз побрела к себе. В общем, ничего другого она и не ждала, но убедиться было так обидно.
  Она все еще уныло пробиралась к своей комнате, когда стены и коридоры донесли до нее отзвук крика. Лишь тень звука, тихую и далекую, но в ней было столько ужаса, что Лиз замерла невольно, а потом побежала туда, откуда донесся этот крик. Она почти успела добежать до очередной развилки потайного хода, как крик прозвучал опять, на этот раз ближе. Прозвучал и резко оборвался. Пробежав еще несколько шагов, Лиз замерла перед развилкой, не зная, какой путь выбрать, и прислушалась. Сложно было понять, где именно кричали. Сейчас все было тихо, и почему-то эта тишина пугала ничуть не меньше. Поколебавшись мгновение, Лиз свернула налево. Правый коридор вел к конюшням, и в это время там вряд ли был кто-нибудь, кроме конюхов, а крик был явно женский. Зато левый вел к помещениям для прислуги. Задерживаясь на мгновения около смотровых окошек, она быстро шла вперед. И тут откуда-то из-за поворота донеслись тихие причитания. Подобрав юбку и стараясь ступать как можно тише, Лиз устремилась на звук. И в очередной глазок увидела, наконец, людей. В плохо освещенном коридоре на полу валялось нечто. Как показалось Лиз - груда тряпок. А рядом с этим чем-то на коленях стояла всегда такая суровая миссис Хедриксон и бормотала невнятно сквозь прижатые ко рту руки.
  В коридоре загрохотали шаги, и появилось несколько незнакомых Лиз мужчин. Слуг, судя по одежде. Вероятно, с конюшни.
  - Что случилось? - спросил один из них.
  - Кто это? - добавил другой.
  - Диззи, - тихо ответила домоправительница, поднимаясь на ноги.
  - Померла? - спросил первый и получил в ответ печальный кивок.
  И только тут Лиз поняла, что нечто, лежащее на полу под узкой крутой лестницей, было человеческим телом. Вероятно, мертвым. Тихо ахнув, она прижала руки ко рту.
  - Поди, с лестницы свалилась, - предположил один из мужчин. - Темно тут у вас.
  Второй мужчина присел на корточки рядом с телом и начал его переворачивать. Голова погибшей мотнулась бескостно, повернувшись так, что скрытое до этого лицо стало видно всем. Лиз судорожно прижала сжатые в кулаки пальцы к губам, чтобы не закричать, и услышала, как охнул испуганно кто-то в коридоре. На открывшемся лице погибшей служанки смерть навсегда запечатлела маску предельного ужаса.
  Лиз не очень точно помнила, что происходило дальше. Какое-то время она сидела на полу в темноте и беззвучно плакала, уткнувшись лицом в собственные колени. Снаружи в коридоре ходили и говорили громкими грубыми голосами, но она не знала - кто, да и не хотела знать. Потом Лиз все-таки заставила себя подняться и снова заглянуть в смотровые отверстия. Теперь коридор был залит светом множества факелов так, что видна была малейшая неровность, но, увы, для Диззи все это освещение слишком запоздало. Над телом сурово возвышался дядя Лиз, лорд Мейс. Утирающая украдкой глаза миссис Хедриксон стояла рядом с ним. Вокруг толпились все те же конюхи с факелами.
  Еще одного человека Лиз заметила не сразу. Он стоял на коленях рядом с телом нечастной Диззи и пристально смотрел вверх - на лестницу, с которой та свалилась. Потом поднялся, аккуратно отряхнувшись. Теперь Лиз могла его рассмотреть. Это оказался мужчина средних лет и ничем не примечательной наружности. Среднего роста. Скорей худой, чем полный. Нездоровый цвет лица выдавал в нем человека, много времени проводящего в помещении. Никаких особых примет заметить было невозможно. Совершенно заурядный человек. Вполне возможно, что Лиз уже встречала его раньше, но просто, увы, не запомнила.
  - И что вы думаете по этому поводу? - осторожно осведомился лорд Мейс.
  - О, обычный несчастный случай, - печально покивал незнакомец. - Оступилась и неудачно свалилась с лестницы. Испугалась, бедняжка, когда поняла, что падает. Ничего сверхъестественного. Грустно, конечно. Такая молодая. Или у вас есть основания думать иначе? - взгляд, брошенный им на хозяина дома, показался Лиз неожиданно цепким, как крючок на остроге.
  - Нет, что вы. Кто я, чтобы оспаривать ваше мнение? - в слове 'Ваше' явственно послышалась заглавная буква. - Думаю, нет необходимости беспокоить остальных гостей. Несчастный случай, бывает.
  - Да, конечно, - незнакомец растянул бледные губы в неестественной улыбке. - Праздник всегда должен продолжаться. Распорядитесь насчет тела, и мы с вами, пожалуй, продолжим наш небезынтересный разговор.
  Когда все ушли, унеся с собой тело погибшей служанки, Лиз опять опустилась на пол и задумалась, закусив губу. Увы, но в отличие от своего уважаемого дядюшки и его собеседника, она знала, что в этом замке есть нечто сверхъестественное и его очень даже можно испугаться. И в ушах Лиз все еще звучал тот крик. Точнее, два крика. И между первым и вторым явно прошло куда больше времени, чем необходимо, чтобы свалиться с лестницы. Хотя, возможно, ей это просто показалось. Но ведь была еще история с кошмарным ночным визитером мисс Рэдклиф... Не столь уж безобидное и по отдельности, вместе все это казалось совершенно жутким, и Лиз просто необходимо было поговорить с Сержем! Решительно кивнув себе, она вскочила на ноги и пошла к библиотеке так быстро, как только было можно, не боясь переломать себе ноги или шею.
  Она уже почти ворвалась в библиотеку, но, к счастью, привычка к осторожности взяла свое, и Лиз затормозила перед потайной дверью, прислушиваясь. Голоса... Запоздало испугавшись, что ее могли заметить, она замерла, прижимая пальцы к губам. А потом проскользнула чуть дальше туда, где неизвестные древние архитекторы предусмотрительно сделали тщательно замаскированные глазки.
  В библиотеке при тусклом свете свечей сидели двое. На столе между ними свет выхватывал из темноты полупустую пыльную бутылку вина и пару высоких бокалов из златотканого стекла.
  - ...вы знаете, чудес, как правило, не существует, - говорил все тот же незнакомец. - Ни добрых, ни жутких. Все имеет свои простые и логичные объяснения, достаточно лишь найти их и принять.
  - Ну, в случае с Диззи объяснения лежат на поверхности, - кивнул лорд Мейс.
  - Значит, ее звали Диззи? Это полное имя?
  - Честно говоря... - недоуменно начал дядюшка Лиз.
  - Впрочем, не имеет значения, - прервал его собеседник. - На самом деле с этим несчастьем все несколько сложнее. Как я уже сказал, - с улыбкой продолжил он, - всегда есть простые и логичные объяснения чего бы то ни было. Правда, их, как правило, несколько.
  - Думаю, вполне достаточно было бы одного, - покачал головой лорд Мейс.
  - Да. Для большинства людей более чем достаточно, но мы ведь не большинство, - лукаво улыбнулся его собеседник. - И если проанализировать то, что рассказали слуги, то получается, что несчастная кричала два раза.
  - Это имеет какое-то значение?
  - Нет, если забыть о том, что, скорее всего, она сломала шею на первых же ступеньках и закричать второй раз после падения просто не могла. И это выражение ужаса на ее лице...
  - Вы хотите сказать, что она испугалась чего-то и упала, уже убегая от этого? - в голосе лорда Мейса Лиз послышалось тщательно скрываемое напряжение.
  - А что, неплохой вариант объяснения, - довольно закивал незнакомец так, словно ему самому ничего подобного не приходило в голову, и вот, надо же, подали такую замечательную идею.
  - Тогда, возможно, следует найти того, кто ее напугал...
  - Или что ее напугало, - интонацией было тщательно подчеркнуто слово 'что'.
  - Ваше преосвященство! - лорд Мейс возмущенно вскочил на ноги и застыл, опершись кулаками о крышку стола. Его широкая спина полностью загородила от Лиз его собеседника. - Мой дом свободен от всякой нечисти. Все необходимые обряды выполняются вовремя и должным образом. И именно вам это должно быть прекрасно известно.
  - О, без сомнения, - интонация его собеседника оставалась все такой же приятной и размеренной. - Я не собираюсь ни в чем вас обвинять. Хотя, как я уже говорил, было бы прелюбопытно провести некоторые исследования в вашем замке. Ведь он, если не ошибаюсь, построен Линн?
  - Вы никогда не ошибаетесь, Ваше преосвященство, - уже спокойно подтвердил лорд Мейс, снова усаживаясь на свое место. И только тут Лиз сообразила, кто был его собеседником. Сам Великий Инквизитор. Тот, кем опасались пугать детей, и кого боялись самые смелые люди этого мира.
  - И такие замки часто хранят свои тайны...
  - Вы хотите сказать, что в моем доме нашло приют проклятое чародейство? - цедя слова сквозь стиснутые зубы, спросил лорд Мейс.
  - Ну что вы, - Великий Инквизитор покачал головой, улыбаясь как добрый дядюшка. - Все вовсе не так страшно. Мы с вами достаточно умные и цивилизованные люди, чтобы не относиться серьезно ко всем этим глупым суевериям.
  - Странно слышать это от вас.
  - Да бросьте, дорогой мой. К нашей службе, увы, часто относятся предвзято. Но сейчас уже давно не времена Начала, и мы готовы смотреть на мир гораздо шире.
  - И вы хотите сказать, что Инквизиция попустительствует чародейству? - осторожно осведомился Лорд Мейс.
  - Попустительствует! - Великий Инквизитор покачал головой так, словно его безмерно удивило такое предположение. - Слово-то вы какое нашли. Попустительствует... Нет, просто дело в том, что все это ужасное 'чародейство' - вещь на самом деле довольно-таки незначительная и не стоящая всех этих ужасов и громких слов.
  - Вы знаете, - осторожно начал Лорд Мейс, - боюсь, я не настолько подкован в этих вопросах, чтобы вести подобную беседу. Да и просто не уверен, что понял вас правильно.
  - О, не думайте, я не сошел с ума и не испытываю вашу лояльность. То, что я говорю, - это правда, какой мы ее сейчас видим. Да, есть некоторые вещи, которые мы привыкли считать 'чародейством'. Но, как правило, все имеет простое и естественное объяснение. Просто мы, возможно, пока его не знаем.
  - Вы хотите сказать, что чародейства не существует? - переспросил Лорд Мейс. - Но Линн?
  - О, да. Колдовской народ. Линн, - согласно закивал Великий Инквизитор. - Боюсь, мы привыкли приписывать им куда большую силу, чем та, которой они реально обладают. Говорят, в старину Линн были способны двигать горы, оборачивать реки вспять и летать по воздуху. Но что мы имеем сейчас? Немногочисленный народ, давно отказавшийся не только от имперских амбиций, но и от элементарных территориальных претензий. Да, они способны на какие-то фокусы, которые мы по традиции считаем колдовством. Но все это мелочи, не заслуживающие нашего внимания, или чистой воды шарлатанство.
  - Однажды, в молодости, я сам видел, как Линн зажег огонь, просто прикоснувшись к дереву рукой.
  - О, без сомнения, они обладают некоторыми способностями, которых люди в большинстве своем лишены. Зажигать огонь без спичек, находить воду под землей и прочие ничего не значащие мелочи.
  - Но если вспомнить историю... Говорят, они и на самом деле двигали горы и поворачивали вспять реки...
  - О да, история, - чуть издевательски протянул Великий Инквизитор. - Вы знаете, под патронажем нашей службы пару лет назад был создан институт...
  - Да, я слышал что-то, хотя и не очень много.
  - О, пока мы еще только в начале пути. Но со временем, думаю, результаты исследований будут известны каждому.
  - И что является предметом исследования?
  - Чародейство как оно есть.
  - Странно слышать это от главы службы, призванной бороться с чародейством.
  - Друг мой, - ласково улыбнулся Великий Инквизитор. - Если долго бояться мухи и рассказывать про нее всякие небылицы, то муха в нашем воображении превратится в слона. Слоном будут пугать непослушных детей, про слона будут шептаться на кухне, создастся тайный культ слонопоклонников, желающих добиться слоновьего могущества, и служба для борьбы с ними. Но ведь на самом-то деле это всего лишь муха.
  - И вы хотите сказать, что магия - это та самая муха? - недоверчиво покачал головой Лорд Мейс.
  - Мы не хотим это сказать. Мы знаем это и уже давно. В архивах нашей службы множество обвинений в попытках заняться магией, но ни одного доказанного случая обретения человеком магического могущества. И теперь мы лишь хотим, чтобы это узнали все. Смешно бороться с тем, чего не существует.
  - Но раньше это считалось необходимым, не так ли?
  - Да. И ответ очень прост. Да вы и сами его уже упоминали. Линн. Со времен Начала они были сильны, а мы слабы. Они объясняли свою силу магией, и у людей велико было искушение тоже искать силу в магии. Но вы же знаете, друг мой, этот путь не для нас. Это тупиковый путь. И что же теперь - сильны мы, а Линн слабы и немногочисленны. Разве нужны другие доказательства, - говоря это, Великий Инквизитор улыбался чуть недоуменно, будто считал странным объяснять столь простые и очевидные вещи.
  - Значит, по мнению инквизиции, чародейства просто не существует, - задумчиво прошептал лорд Мейс.
  Ворвавшийся откуда-то порыв ветра шевельнул занавеси и заставил колебаться огоньки свечей так, что тени от мебели на стенах зашевелились, как собирающиеся напасть чудовища. Лиз поежилась невольно, почувствовав всей кожей холодок мистического ужаса. И, хотя пламя свечей уже горело ровно, одна из теней рядом с портьерами, закрывающими окно, продолжала двигаться. Лиз, затаив дыхание, не могла оторвать от нее взгляда, и собеседники в библиотеке, кажется, тоже.
  Потом беспокойная тень вышла, наконец, в круг света и оказалась ухоженным черным котом, любимцем всей кухни. Подняв пушистый хвост трубой, он независимо подошел к ножкам кресла самого Великого Инквизитора и потерся о его ноги.
  - Какой красавец, - милостиво одобрил тот и подхватил котяру на колени. - Так вот, как я уже говорил, достаточно найти объяснение, и то, что казалось ужасным и таинственным, станет простым и немного скучным.
  - Вам легко поверить, - согласно кивнул лорд Мейс.
  - Что вы, - чуть укоризненно улыбнулся его собеседник, гладя блаженно растянувшегося на его коленях кота. - В это не надо верить. Мы предоставим вполне убедительные доказательства. Например, одно из последних открытий нашего исследовательского центра... Вы ведь знаете старую легенду про Бродягу и Принцессу Линн? Красивейшая легенда, должен вам сказать.
  - Боюсь, что нет, - покачал головой Лорд Мейс. - Все эти бабкины сказки никогда меня не интересовали.
  - Жаль. Я вот в детстве очень любил слушать сказки. Правда, именно эта легенда больше распространена по окраинам, там, куда еще не дотянулась рука цивилизации. Хотя, между прочим, события происходили где-то недалеко отсюда. Если хотите, я могу вам ее рассказать, - предложил Великий Инквизитор и замолчал, видимо ожидая ответа своего собеседника.
  Свечи оплывали воском, роскошный черный кот мурлыкал от удовольствия, воздух в библиотеке чуть ощутимо пах пылью и временем.
  - Да, будьте любезны, раз, по-вашему, это так интересно, - попросил Лорд Мейс.
  - Тогда слушайте, - начал свой рассказ Великий Инквизитор. - Возможно, у меня получится не так красиво, но я постараюсь, - он сделал паузу, видимо собираясь с мыслями, и продолжил чуть нараспев: - Это случилось много лет назад, когда еще сама земля была юной, солнце ярче сияло с небес, а люди лишь недавно пришли в этот мир. И жил в те дни Бродяга из рода людей, и не было у него ни дома, ни семьи. Ничего, кроме нехоженых путей под ногами и вечного неба над головой. И было так, пока однажды ночью в запретном лесу не встретил он Принцессу Линн. Она пела там цветам и деревьям... Согласитесь, в их языческих обрядах есть своя красота, - добавил он обычным тоном. - Ладно, продолжу... Не в силах устоять перед ее красотой, Бродяга шагнул на поляну. Но разгневалась гордая Линн и сказала ему: 'Ты прикоснулся к сокровенному и умрешь на закате'. В ответ Бродяга лишь молча склонил голову. Увидев его отвагу, смилостивилась прекрасная Принцесса и добавила: 'Но ты можешь быть прощен, если выполнишь три моих задания'. И повелела она Бродяге узнать ее прошлое, предсказать ее будущее и показать ей то, что всего прекрасней в подлунном мире. Причем все это он должен сделать до того, как исчезнет последний луч света грядущего дня, иначе придется ему искупить свою вину мучительной смертью. А потом Принцесса покачала печально головой и добавила, что повелела ему совершить невозможное, ибо таков Великий Закон.
  Рассказчик сделал небольшую паузу, чтобы глотнуть вина из бокала, а потом, любуясь отблесками свечи на золотых кружевах, продолжил:
  - Говорят, Бродяга думал весь день и лишь перед самым закатом пришел к ней. С собой за руку он привел ребенка и принес зеркало. А когда прекрасная Линн потребовала ответа, он показал на ребенка и сказал: 'Вот твое прошлое, госпожа моя, и это же твое будущее'. Тогда она рассмеялась, как гласит легенда, и согласилась, что была ребенком и дети - это будущее. А потом потребовала исполнить третье задание. Показать ей то, что всего прекраснее. Тогда Бродяга достал зеркало и с поклоном подал ей его так, чтобы она могла видеть свое отражение. И когда он сказал, что это и есть прекраснейшее, что существует в подлунном мире, она уже не смеялась. Она просто взяла его за руку и увела с собой. Они любили друг друга до рассвета на ложе из шелков и трав и все такое, - рассказчик поморщился.
  Одна из свечей вспыхнула чуть ярче, выхватив из темноты пыльные стеллажи книг.
  - А утром Принцесса сказала, что полюбила его и хочет, чтобы он остался с ней навсегда. Но Бродяга отказался. Потому как она - бессмертная Линн, а он всего лишь обычный человек, и очень скоро он станет старым, а она останется по-прежнему юной и прекрасной. Поэтому он лучше уйдет сейчас, пока у них была только эта ночь, чтобы они запомнили друг друга такими, молодыми и бессмертными. Но принцесса, как ни странно, разъярилась и прокляла его со словами: 'Ты боялся постареть в моих объятиях, так пусть ты никогда не постареешь!' - и убила Бродягу. Вот так вот. Такая вот печальная история, - почти шепотом закончил рассказчик и замолчал, задумчиво глядя на бокал в своей руке.
  - Действительно, красивая легенда, - прервал воцарившееся молчание Лорд Мейс. - И поучительная.
  - О да, - снова встрепенулся Великий Инквизитор. - И, можете себе представить, она имеет настоящие исторические корни. Существовала такая принцесса Линн, у которой был возлюбленный из рода людей. Хотя и не тот романтичный Бродяга, а личность вполне заурядная. И прожили они вместе не одну ночь, а куда как дольше. Что-то около года, если верить хроникам. Он даже принял участие в составлении некоторых договоров между людьми и Линн. И она действительно его умертвила, когда он пожелал уйти. Тело было захоронено тайным образом. Любят же эти Линн тайны, - он покачал головой, как добрый дядюшка, удивляющийся выходкам своих малолетних племянников. - И, представьте себе, при разборке развалин дворца Сивели месяц назад было обнаружено захоронение, сделанное Линн в то самое время. Анализ останков дает основание предположить, что это именно тот легендарный Бродяга. Гроб с его костями будет выставлен в столичном музее, как только исследователи закончат с ним работать. А вы говорите, легенды...
  - Да я, в общем, и не говорю. А что стало с принцессой?
  - О, тут все еще проще. Она умерла, пережив своего любовника меньше чем на столетие. Во время одной из первых эпидемий гриппа среди Линн...
  - Что ж, думаю, это куда более правдоподобно, чем легенда.
  - Да. Именно так, - воодушевился Великий Инквизитор. - Просто и жизненно. Ладно, уже поздно, пойдемте спать. Думаю, у нас еще будет возможность поговорить, - и поднялся, безразлично сбросив недовольно мявкнувшего кота на пол.
  Когда дверь за ними захлопнулась и в библиотеке воцарились привычные темнота и тишина, Лиз подождала еще немного, а потом толкнула тяжелую панель потайного хода. Странно, но впервые за столько лет ей было страшно находиться здесь ночью одной. Или не одной? Тусклый свет луны щедро населил библиотеку призраками, вот только нужного среди них, кажется, не было.
  - Серж, - позвала Элизабет тихо. И ей самой почудился испуг в собственном голосе. Никто не ответил. Звать громче казалось кощунственным, и Лиз медленно отступила обратно к проходу, не переставая вглядываться во тьму широко распахнутыми глазами. Казалось, стоит ей отвести взгляд, и что-то кинется на нее из темноты.
  Странно, как, оказывается, шумно ночью в потайных коридорах. Где-то капает вода. Причудливым эхом отдаются разговоры в чужих покоях. Сверху что-то поскрипывает. И что-то шуршит позади. Возможно, это некто, идущий следом за Лиз, задевает стены одеждой... А впереди тихо. Словно там притаился кто-то ждущий...
  Она почти задыхалась от страха, когда вбежала в свою комнату. Оставленная ею на столе свеча давно погасла, и комната едва освещалась лишь тусклым светом луны, с трудом проникающим через маленькое окно. Привычное с детства помещение показалась сегодня каким-то чужим, но Лиз решительно шагнула вперед. В конце концов, это была ее комната, и ей здесь совершенно нечего бояться... И тут за ее спиной послышался шорох так, будто кто-то перелистнул страницу книги. Лиз резко обернулась и схватила со стола тяжелый бронзовый подсвечник, готовая бежать, если надо, или драться. Темнота удивленно хмыкнула знакомым голосом.
  - Серж? - настороженно спросила Лиз, так и не выпустив подсвечник.
  - А кого ты ожидала, детка? - любезным голосом осведомилась темнота. - В любом случае, вынужден тебя разочаровать, это именно я и никто иной.
  - Покажитесь, - холодно попросила Лиз, настороженно пятясь к двери.
  - Лиз, это на самом деле я, - теперь в его голосе звучало удивление и еще, пожалуй, толика беспокойства. - Зажги свечу. Магия сейчас, увы, не со мной.
  - Да, - Лиз аккуратно вернула подсвечник на место, стараясь не поворачиваться спиной к своему собеседнику, и чиркнула спичкой.
  На дряхлом стуле в углу комнаты обнаружился призрак, удобно расположившийся с книгой на коленях. Чуть наклонив голову и щурясь от света, он с насмешливой полуулыбкой разглядывал ее, Лиз, должно быть бледную и растрепанную, в платье, запачканном пылью и паутиной. Это был он, ее учитель. Ничего не изменилось... Но совсем недавно нечто ужасное и сверхъестественное напугало до смерти несчастную Диззи, а он, насколько Лиз знала, был в этом замке единственным сверхъестественным существом.
  - Серж, скажите, - начала Лиз напряженно, - зачем вы здесь?
  - Забыл у тебя книгу, - неожиданно послушно отозвался призрак. - Пришел ее забрать. Постучал, понял, что тебя нет, и вошел. Что-то не так? - он начал вставать.
  - Нет, пожалуйста, сядьте, - жалобно попросила Лиз. Удивленно приподняв брови, он снова опустился на место. - Серж, прошу вас, ответьте мне на вопрос. Только один и только честно. Пожалуйста!
  - Что все-таки случилось? - в его голосе послышалось раздражение.
  - Я все объясню, честное слово, - Лиз молитвенно прижала руки к груди, - но сначала пообещайте, что ответите мне.
  - Это становится все интереснее, - фыркнул призрак. - Твой вопрос, детка.
  - Так вы обещаете?
  - Да! Неужели не понятно?
  - Серж, скажите, где вы были... - она замялась, прикидывая время, - примерно через полчаса после того, как ушли от меня прошлый раз? Или нет, стойте. Лучше, где вы были весь час после того, как вышли из этой комнаты?
  - Это сложный вопрос, - тихо произнес он, качая головой.
  - Вы обещали!
  - Не могу сказать точно, где я был. Но в мире живых я, увы, отсутствовал.
  - Что? - Лиз просто не ожидала подобного ответа.
  - Как ты, вероятно, знаешь, я не всегда оскверняю этот мир своим присутствием, - холодно пояснил призрак. - Ты удовлетворена?
  - Да. То есть, нет. То есть, да. Серж, простите, я запуталась. А когда вы, ну... - она замялась, - вернулись обратно?
  - 'Обратно' - не совсем точное слово, - он опять покачал головой. - Ладно, не важно. Я вернулся минут за десять до твоего прихода. Обнаружил, что забыл где-то книгу, и отправился ее искать. Что дальше?
  - Серж, а когда вас нет, вас совсем нет, или как? - жалобно спросила Лиз. До сих пор она искренне верила, что призрак присутствует в замке постоянно, только днем, как правило, невидим или прячется.
  - Увы, детка, не знаю, - усмехнулся призрак. - Меня-то в это время нет. Ладно. А теперь, в чем все-таки дело? Признаться, ты меня заинтриговала.
  - Серж, я не знаю, как сказать... Диззи умерла сегодня ночью.
  - Диззи? Это такая маленькая блондиночка?
  - Да. И вы не спрашиваете, как она умерла?
  - Думаю, ты не оставишь меня надолго в печальном неведении.
  - Она упала с лестницы и сломала себе шею.
  - И? Ее кто-то подтолкнул?
  - Нет. То есть, не совсем, чтобы подтолкнул. Возможно... - Лиз глубоко вдохнула, решаясь сказать это. - Возможно, она до смерти испугалась чего-то и, убегая, упала с лестницы.
  - И что дает основания так думать, позволь узнать? - удивленно приподнял бровь призрак.
  - Она кричала. Два раза. Второй раз, вероятно, когда начала падать с лестницы. Первый - раньше.
  - Насколько это достоверно?
  - Серж, - Лиз опять судорожно прижала руки к груди, - я сама ее слышала! Это было ужасно!
  - Вот как...
  - И это все, что вы можете сказать?
  - А что бы ты ожидала? Или я должен сознаться в том, что пугал служаночек в темных коридорах? - наигранно безразлично осведомился Серж.
  - Скажите... Ведь это были не вы?!
  - Лиз, детка, - в его тоне явственно слышалось удивление. И что-то еще, Лиз не могла понять, что. - Не думаешь же ты, что я и на самом деле...
  - Я... - она замолчала, не зная, как продолжить.
  - Лиз, ты понимаешь, я, конечно, могу тебе сказать, что невинен как младенец. Но ты же знаешь, далеко не всем стоит верить на слово. Так как, поверишь?
  Лиз закусила губу и опустила глаза, боясь встретиться взглядом с призраком. Подозревать его было так ужасно.
  - Элизабет, дорогая моя, - с пугающей жизнерадостностью ухмыльнулся он, - ну не терзай мое любопытство. Скажи, может ли такое невинное дитя, как ты, поверить такому чудовищу, как я?
  - Серж, прошу вас, не надо так...
  - Как так? Что? - он насмешливо вскинул бровь. - Мне встать на колени и торжественно поклясться, что с момента собственной смерти я не причинил вреда ни одному живому существу? Но, Лиз, неужели ты думаешь, что солгать мне сложнее, чем убить?
  - Серж... - снова начала Лиз, но замолчала, задохнувшись. Его слова и жестокая ирония... Все было очевидно. Она оскорбила его своими подозрениями. И он совершенно естественно и по-человечески обиделся. И все стало так просто...
  Быстро и виновато Лиз шагнула к призраку и порывисто накрыла его лежащую на столе руку своей рукой. Его пальцы сегодня были на ощупь вполне человеческими, но пугающе холодными.
  - Серж, я знаю, это, конечно же, были не вы, - быстро проговорила она, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно более искренне. - Простите меня. Пожалуйста...
  - К чему извинения, детка, - он опять усмехнулся. - Ты совершенно права. Поверь, мне случалось убивать невинных. Как случайно, так и вполне целенаправленно. Вот только не на этот раз.
  - Простите, - снова виновато покачала головой Лиз. - Я испугалась, растерялась и не знала, что подумать...
  - Ладно, - призрак резко поднялся, поймав ее за руку и шагнул вперед, заставляя ее отступить. - Позволит ли прекрасная дама тур вальса?
  - Что? - опешила Лиз.
  Но Серж уже поднял их руки в первой фигуре танца и, подчиняясь привычке, она положила свободную руку ему на плечо.
  - Расскажи мне... - он замолчал, прервавшись на то, чтобы обвести ее вокруг стола. - Расскажи все подробности.
  - Что? - снова тупо переспросила Лиз.
  - Подробности преступления. Ты ведь свидетель, если я не ошибаюсь, - они продолжали кружиться по ее маленькой комнатке, только чудом не натыкаясь на стены.
  - Не совсем. Я только слышала... Но зачем?!
  - Ну, мы ведь знаем, что ни один из нас не пугал несчастную Диззи... Или ты пугала?
  - Серж, как вы можете... - очередной поворот танца заставило ее прерваться.
  - Значит, не пугала, - удовлетворенно констатировал призрак. - Так неужели ты не хочешь выяснить, что случилось на самом деле?
  - Хочу, конечно! - Лиз попробовала высвободиться из его рук, но ее попытка была строго пресечена.
  - Тогда рассказывай.
  - Я шла к себе, когда... - говорить об этом ужасе и одновременно танцевать было совершенно невозможно. - Серж, давайте сядем! Я так не могу сосредоточиться!
  - Можешь считать это уроком.
  - Я шла...
  - Ты танцуешь, как марионетка.
  - Серж! - она, наконец, решительно остановилась и вырвала у него свою руку. - Диззи умерла! А вы!
  - Ладно, успокойся, детка. Садись и рассказывай.
  - Вот, - Лиз утомленно плюхнулась на свою кровать, призрак вновь расположился на только что покинутом стуле. - Как я уже сказала, я шла к себе по тайному ходу. И тут я услышала крик. Первый. Я побежала на него, сама не знаю зачем. И тут раздался второй крик...
  
  Пожалуй, это могло бы показаться странным любому здравомыслящему человеку, но пробираться по жутким темным потайными коридорам старого замка, в котором совсем недавно произошло убийство, в обществе призрака было гораздо менее пугающим, чем без этого самого общества.
  - Вот, здесь я и услышала крик, - почти беззвучно шепнула Лиз, зная, что призрак услышит ее в любом случае.
  - Именно здесь? - прошелестел тихий голос у нее над ухом.
  - Да... - неуверенно начала Лиз, прикрывая глаза, чтобы вспомнить, как это было, и повторила еще раз, теперь уже без тени сомнения. - Да.
  - И ты побежала... Туда, вероятно, - он не спрашивал, просто отмечал несомненный факт. - Быстро?
  - Я... Я была в юбке, и здесь темно. Я, правда, торопилась, но...
  - Я не прошу оправданий в том, что ты не успела стать следующей жертвой, - в шепоте призрака явно звучало неудовольствие. - Просто спрашиваю.
  - Довольно быстро, - недоуменно пожала плечами Лиз.
  - Хорошо, беги.
  - Куда?! - их ночная вылазка по следам преступления приобретала все более странный характер.
  - Вперед до того места, где услышала второй крик, - тоном великомученика объяснил призрак, - и по возможности с той же скоростью.
  - С какой стати я должна...
  - Мы же хотим понять, что именно случилось, - прервал ее Серж.
  - И как это поможет?
  - Лиз, детка, не притворяйся дурочкой. Нас интересует время между первым и вторым криком.
  - Но вы можете меня просто спросить, - недоуменно предложила Лиз.
  - Да? - в его голосе явно звучала ухмылка. - И сколько прошло времени?
  - Ну, - Лиз опять зажмурилась, вспоминая. А потом недовольно сообщила в темноту. - Вы правы.
  - Тогда вперед.
  Лиз глубоко вздохнула, подобрала подол длинной юбки и побежала, надеясь, что и в этот раз ей повезет ни за что не запнуться. Легкие шаги призрака звучали у нее за спиной.
  - Здесь, - она резко остановилась. - Вы засекли время?
  - Да.
  - И что теперь?
  - Боюсь, что теперь нам придется посетить ту злополучную лестницу, - отстраненно сообщил призрак, глядя куда-то мимо нее. И они пошли.
  Ночь к этому времени уже приближалась к рассвету, и все в замке если и не спали, то, по крайней мере, разбрелись по своим и чужим спальням. И вряд ли Лиз и призраку грозила опасность быть замеченными, так что они и не старались особенно прятаться, направляясь к месту гибели несчастной Диззи. Тем более призрак обладал приятной способностью чувствовать присутствие людей до того, как попасться им на глаза.
  - Значит, это здесь, - тихо произнес он, то ли спрашивая, то ли просто проговорив вслух свои мысли.
  - Да, - прошептала Лиз севшим голосом. Тело, конечно же, убрали. Но вот совсем недавно оно лежало именно тут и...
  - Что ж, - подчеркнуто безразлично заявил призрак, - пожалуй, стоило бы повторить слова философов о том, что счастливы умершие молодыми, потому как не познают они горя и страданий сей грешной юдоли. Но не хочу. Дездемона была милым созданием, и мне жаль, что она умерла.
  - Дездемона... Так ее полное имя Дездемона? - переспросила Лиз, просто чтобы сказать что-нибудь. В голове была лишь какая-то вязкая пустота.
  - А ты не знала? - удивленно приподнял брови Серж.
  - Я забыла, возможно...
  - Ладно, не важно, - жесткие пальцы призрака сомкнулись на руке Лиз чуть выше локтя. - Идем.
  И он повел ее вверх по этой жуткой лестнице. Поднявшись до следующего коридора, они остановились. Лиз обернулась невольно, представив, каково было бы свалится вниз по этим крутым ступенькам, и отшатнулась назад, чуть не налетев на призрака, который, не предаваясь глупым сантиментам, внимательно разглядывал стены.
  - Повторим наш эксперимент? - спокойно осведомился он у Лиз.
  - Какой? - переспросила та, пытаясь сосредоточиться.
  - Как какой? Бежим, - Серж опять ухватил ее за руку и потащил за собой.
  Они мчались так, словно за ними гнались с собаками. И Лиз уже давно упала бы носом прямо на выщербленные камни пола, запутавшись в юбках, если бы не удерживающая ее рука призрака. В глаза то ударял слепящий свет факелов, то снова становилось темно настолько, что она не видела, куда наступает.
  - Стоп! - он остановился так резко, что Лиз опять чуть не упала. - Какая же ты все-таки неуклюжая. Моя вина...
  - Серж! - возмущенно начала Лиз.
  - Тише, - прервал он ее, - ты только посмотри, в каком интересном месте мы остановились. Возможно, несчастная Диззи, подгоняемая ужасом, и успела пробежать за это время больше. Но не думаю... - призрак говорил с каждым словом все тише, словно уходя в свои мысли. - Похоже, это произошло именно здесь.
  Архитектура замка, построенного еще в незапамятные времена Линн, отличалась причудливостью, которую трудно было осознать здравым человеческим умом. Возможно, некоторые странности объяснялись необходимостью скрыть в толще стен все эти потайные коридоры. Хотя зачем Линн в собственном замке обеспечивать возможности для тайных перемещений, а также подглядывания и подслушивания, оставалось совершенно непонятным. Но даже если забыть про все эти тайны, простое передвижение по далеко не маленькому замку представляло собой для людей непосвященных определенную трудность. В бесконечных коридорах, лесенках и поворотах можно было плутать не один час. И, спустившись по лестнице этажом ниже, вернувшись немного назад, поднявшись и снова пройдя вперед, можно было оказаться очень далеко от начальной точки... Вот и сейчас Лиз с трудом сообразила, что темный узкий коридор, ответвляющийся от того, по которому они только что неслись как сумасшедшие, является одним из самых коротких путей в господскую часть замка.
  - Да, именно здесь, - задумчиво повторил Серж. - Вполне возможно, что она шла из своей комнаты. Надо будет завтра узнать у ее соседок, - призрак вопросительно взглянул на Лиз, и та, сама не понимая, с чем соглашается, кивнула. - Хорошо... - продолжил он. - Не столь важно, куда она шла. Важно, что, оказавшись здесь, она увидела нечто ужасное и, не разбирая дороги, помчалась по прямой.
  - Значит, оно было там, - Лиз, настороженно вглядываясь в темноту, сделала пару шагов по ответвляющемуся коридору. И, судя по шороху за спиной, призрак шагнул вслед за ней.
  В неровном свете догорающих факелов могло бы померещиться все, что угодно. Но, если отставить в сторону игры перепуганного воображения, ничего жуткого там не было и не должно было быть. Просто гладкий камень стен и потолка и камень пола, выщербленный поколениям спешивших по этому коридору слуг. И тени от факелов, в которых, кажется, шевелилось что-то страшное... Лиз невольно шагнула ближе к стене, борясь с желанием убежать отсюда сломя голову, и обернулась к своему спутнику. Но тот уже не шел вслед за ней. Призрак стоял на коленях на каменном полу, прижав к нему ладони и низко опустив голову. На Лиз он, увы, не обращал ни малейшего внимания. И Лиз невольно замерла тоже, не в силах оторвать от него взгляд. Он оставался совершенно неподвижным несколько бесконечно долгих минут, а потом вздрогнул и поднял голову, словно вглядываясь во что-то, невидимое никому, кроме него.
  - Камни, - прошептал он, - просто камни. Здесь не творили чар уже так давно. Годы и годы, сливавшиеся в века. Как быстро уходит время... - он шептал это все тише и как-то отрешенней, так, словно говорил сквозь бездну времени или из потустороннего мира. - Как быстро, я и не заметил... Тут не творили магию ни днем ни ночью. Никто из живущих. Так давно... Только камни помнят. Слабый отзвук сквозь века...
  В теплом свете факелов призрак, обретающий в ночи материальность, обычно выглядел вполне живым человеком. Но сейчас, застыв как изваяние в своей коленопреклоненной позе, он казался нереальным жутким существом. И эти странные слова...
  - Серж, - испуганно проговорила Лиз. И звук ее собственного голоса показался ей каким-то неправильным. Возможно, слишком живым. - Серж, пожалуйста... Мне страшно!
  - Лиз, - он наконец взглянул на нее. - Прости, детка, - призрак натянуто улыбнулся и легко поднялся на ноги. - Поверь, пугать тебя совершенно неинтересно и не входило в мои намерения.
  - Серж, - она помотала головой, не принимая шутку. - То, что вы говорили, что это было?
  - Это называют памятью камня. Не думаю, что тебе стоит вдаваться в подробности. Инквизиция, - он усмехнулся, - не прощает.
  - Но вы сказали, что магии здесь не было и очень давно?
  - Именно. Никто не творил здесь чар, чтобы пугать несчастных служанок. Да и никаких других чар тоже.
  - Никто не творил здесь никаких чар? - задумчиво переспросила Лиз. - А вы?
  - Видимо, этот коридор избежал моего внимания. Да и чары столь нематериальной сущности как я, - он сделал неопределенное движение рукой, - быстро выветриваются...
  - И что тогда могло ее напугать?
  - Давай проведем еще один эксперимент, - подмигнул ей Серж.
  - Больше я никуда не побегу! - категорически отрезала Лиз.
  - Ну вот, - разочарованно протянул призрак, - а я так надеялся. Ладно, - он взял Лиз за руку и отвел на то место, где расходились коридоры, - просто постой здесь.
  А потом сам отошел немного дальше по тому проходу, откуда, вероятно, нечто напало на Диззи. Остановившись шагах в десяти от Лиз, он внимательно оглядел стены и потолок и только потом соизволил обернуться к ней.
  - Итак, что ты видишь?
  - И что бы вы ожидали услышать? - язвительно осведомилась Лиз, уставшая от всех этих странностей и загадок, а еще больше от собственного страха.
  - Мне интересно, что может подумать нормальная, как я надеюсь, девушка, увидев в коридоре призрака. Правда, к сожалению, ты не столь суеверна, как наша несчастная Дездемона, но...
  - Серж! - прервала его Лиз, испуганно прижав руки к щекам. - Я дура, простите меня!
  - Лиз, я, конечно, прощу тебе столь досадный факт. Поверь, у тебя есть другие достоинства. Но все же позволь полюбопытствовать...
  - Нет, - она опять прервала его, покаянно качая головой. - Я только сейчас поняла. Это днем вы призрак и вас можно перепугаться до полусмерти. Но сейчас вы выглядите совершенно обычным человеком.
  - Вот как? - безразлично переспросил он. - Значит, версию с моей невольной виной мы отметаем как маловероятную. Продолжим?
  - Что продолжим?
  - Предположи, чего бы здесь, - он обвел рукой пространство вокруг себя, - могло быть такого, чтобы ты, например, испугалась и убежала с криком.
  - Жуткое чудовище! - уверенно сказала Лиз. - С клыками и когтями.
  - Боюсь, эта версия тоже не выдержит критики. Здесь и сейчас чудовищ не существует, - призрак снова подошел к ней.
  - Здесь и сейчас? - переспросила Лиз. - А не здесь?
  - Скорее, не сейчас. Ты ведь знаешь легенды?
  - Да, конечно. Но разве это...
  - Не просто сказки? - продолжил он за нее. - О, нет. Поверь, в этом мире слишком много легенд и слишком мало сказок. Чудовища существовали, и среди Линн, возможно, еще остались те, кто их помнит.
  - Серж, не надо меня пугать, - Лиз невольно кинула настороженный взгляд через плечо в темноту одного из коридоров. Факелы, пропитанные смолой летенового дерева, как и всегда под утро, гасли один за другим.
  - О, Лиз, поверь. Чудовища давно вымерли, и бояться надо совсем другого... Но мы отвлеклись. Если не монстр с клыками, то что?
  - Может, человек? - несмело предложила Лиз. - Кто-то, кого она знала. Может, она увидела мужчину и испугалась, что он будет к ней приставать... - она замялась, смутившись.
  - Вот это вряд ли, - покачал головой призрак. - Диззи была, - он сделал паузу, подбирая слова, - щедрой девушкой, не обремененной излишними предрассудками.
  - Неплохая эпитафия, - пробормотала Лиз.
  - Что? Впрочем, неважно. Итак, мы знаем, что никто не использовал магию, чтобы напугать Лиз. Хотя... - начал он и замолчал, словно запнувшись.
  - Вы что-то поняли?
  - Нет, просто одна глупая идея, - он поморщился. - Не бери в голову. Это маловероятно, и я проверю эту возможность сам.
  - Но что именно?
  - Действительно ерунда. Итак, наиболее вероятным кажется, что ее просто и бесхитростно напугали.
  - Но именно это я вам и сказала в самом начале! - обиженно заявила Лиз. - Или вы имеете в виду что-то другое?
  - Вот именно, что другое. Я хочу сказать, что ее напугали не магией. И не некое неведомое нам сверхъестественное существо. Ее мог напугать обычный человек. Целиться в нее из пистолета или размахивать топором, я не знаю...
  - Вы правы, скорее всего, - устало кивнула Лиз. День был бесконечно долгим, и неожиданно она почувствовала, что просто валится с ног.
  - Возможно. Хотя кому и зачем это было надо... Ладно, время под утро. Детям пора спать.
  - Я не ребенок, - заявила Лиз, хотя сил возмущаться не было.
  - Нет? Тогда у меня для тебя на завтра много работы.
  - И какой это работы? - она не удержалась и зевнула, скромно прикрыв рот рукой.
  - Сплетничать и флиртовать, - подмигнул ей призрак.
  - Что?!!
  - Во-первых, ты не забыла, тебе надо выяснить у соседок Диззи, откуда и куда та шла. И не говорила ли она чего-то странного. А женщины, как ты знаешь, любят посплетничать, - он многозначительно улыбнулся.
  - Так это я должна выяснять? - устало удивилась Лиз.
  - Лиз, поверь. Если этим займусь я, то жертв будет гораздо больше.
  - Да уж. Ладно. А флиртовать?
  - Ну... - он замялся, - неплохо было бы выяснить, что говорят твои родственники и гости замка. Так что немного флирта не повредит.
  - И с кем я, по-вашему, должна флиртовать?
  - О, подойдет любая особь мужского пола. Например, тот благообразный очкарик, с которым ты так мило болтала на диванчике во время бала.
  - Серж! Вы следили за мной?
  - Нет, что ты. И как ты только могла подумать...
  - Ну конечно... Ладно, пойду я действительно к себе. А то глаза слипаются. Хорошо вам, можете не спать.
  - Да, - легко согласился призрак. - Мне замечательно. Пожалуй, я тебя провожу.
  - Боитесь, чудовище слопает меня на ранний завтрак?
  - О нет. Думаю, ты больше подошла бы к обеду.
  - Спасибо!
  - Не за что. Лиз, я ведь так и оставил у тебя книгу. Просто заберу и все. Ты не против?
  - Нет, конечно. Значит, книгу. А я уж было, подумала... - что она подумала, так и осталось тайной даже от самой засыпающей на ходу Лиз, потому что как раз в этот момент она запнулась и полетела бы, в конце концов, на пол, не поймай ее призрак за руку. Дальше они шли в молчании.
  - Серж, я совсем забыла! - совершенно неожиданно Лиз вспомнила, что не рассказала призраку о присутствии в замке Великого Инквизитора. А это не могло не быть важным. Но, видимо, сообщить эту новость ей было просто не суждено, потому что призрак неожиданно зажал ей рот рукой и оттащил из коридора, по которому они брели в сторону ее комнат, в одну из ниш стены.
  - Сюда идут, - шепнул он Лиз на ухо. А потом взмахнул перед ними рукой, почти беззвучно проговаривая про себя непонятные Лиз слова. Хотя из прошлого опыта она знала, что это маскирующие чары. Простые и не позволившие бы спрятаться ясным днем и в чистом поле. Но для сумрака, лишь слегка разбавленного светом догорающих факелов, их было вполне достаточно. Тем более, ниша, в которой они стояли, и сама по себе давала неплохое укрытие. Раньше, во времена Линн, в этих нишах в коридорах, возможно, стояли статуи. По крайней мере, именно так Жан объяснял в свое время Мари. Хотя кто их, этих Линн, знает....
  К этому моменту и Лиз услышала тихие и чуть неровные шаги. И из сумрака слепилась фигура, закутанная в странное темное одеяние. Медленно, размеренно и как-то чуть кособоко это явление двигалось вперед. И шаги, которые были бы почти неслышны сквозь шум дня, в этот мертвый предутренний час звучали пугающе отчетливо. Лицо фигуры скрывала темнота, и на мгновение Лиз показалось, что лица просто нет... Лиз дернулась испуганно, плотнее прижавшись к призраку. Но тут фигура вступила в очередной круг света, и все стало понятно. Странное одеяние оказалось всего лишь черной сутаной священника. И Лиз прекрасно знала, что в замке сейчас гостит человек, для которого такая одежда является привычной. Да и лицо идущего уже было вполне узнаваемо. Видимо, некоторых людей не стоит поминать всуе... И даже в мыслях своих... Сам Великий Инквизитор пробирался под утро по темным коридорам, пряча что-то в складках сутаны.
  Оказавшись недалеко от ниши, выбранной призраком в качестве убежища, он пошел еще медленнее, пристально глядя, как показалось Лиз, прямо ей в глаза. Она затаила дыхание, полностью уверенная, что вот сейчас Великий Инквизитор остановится и строго спросит их, кто они такие и как посмели быть здесь в этот час. А потом их потащат туда, куда таскает колдунов и прочих преступников Святая Инквизиция... Но он качнул головой так, словно прогонял ненужные мысли или видения, и молча прошел дальше. Туда, откуда только что явились Лиз и призрак.
  - Это был... - прошептала Лиз, когда шаги снова смолкли где-то в темноте. - Это был сам Великий Инквизитор.
  - Ты знаешь, я догадался, - хмыкнул Серж.
  - Интересно, что он нес? И куда шел?
  - Ну, думаю, мы смело можем высказать предположения относительно того, куда он направлялся. Он шел к себе.
  - Да, но почему он бродит по коридорам в такое время?
  - Возможно, бессонница?
  - Нет, что вы, - покачала головой Лиз. - Мне кажется, во всем этом есть некий скрытый смысл. И что он все-таки нес?
  - Ты не поверишь, - довольно ухмыльнулся призрак. - Великий Инквизитор пробирался в неприлично ранний час по коридорам чужого дома с бутылкой вина под мышкой.
  - Что?! Вы уверены?
  - Да, я ясно видел.
  - Но это же так странно!
  - Ну может же человеку просто захотеться выпить?
  - Может, но только не ему! Серж! - Лиз возбужденно схватила его за руку. - А давайте последим за ним?
  - Не думаю, что это хорошая идея. По крайней мере, не сейчас.
  Действительно, стоило совсем немного подумать, и идея перестала казаться такой уж здравой. Нет, конечно, было бы очень любопытно посмотреть, куда и зачем он на самом деле идет. Но до ближайшей лазейки в потайные ходы было достаточно далеко, и они все равно не успели бы. А призрак... Призрак, конечно, мог становиться по своему желанию невидимым, но Лиз почему-то была совершенно уверена, что Великий Инквизитор легко заметит невидимку, стоит тому попасться на его глаза еще хоть раз...
  - Вы правы, конечно, - покаянно кивнула она. - Вы знаете, мне показалось, что он нас почти увидел.
  - Да? - Серж непривычно-растерянным жестом взлохматил свои волосы. - Мне тоже так показалось. Лиз, милая, запомни, пожалуйста. Наш бесценный Великий Инквизитор - очень опасный человек. Не думаю, что тебе когда-нибудь не повезет встретить кого-то более опасного. Будь осторожна.
  - Вы не поверите, но я хотела сказать вам то же самое, - удивленно покачала головой Лиз.
  - Ну и славно. А теперь пошли. Я все-таки заберу свою книгу, несмотря на всех инквизиторов, как великих, так и не очень...
  
   Этой ночью Великого Инквизитора мучила бессонница. Собственно, она преследовала его большую часть сознательной жизни, став привычной компаньонкой и единственной любовницей. Да не так уж это было и плохо, как правило. В отличие от всех прочих людей, вынужденных тратить ночные часы на сон, он мог посвятить их чему-нибудь более полезному. Вот только по утрам в голове застывал вязкий туман, да уставали глаза от чтения при свечах.
  
  
  Собственно, он никогда не отличался крепким здоровьем. Именно поэтому его отец, один из небогатых провинциальных баронов, нарушив устоявшиеся веками традиции, отдал церкви своего старшего сына, оставив наследство среднему. Избранный наследник, кстати, гордился своим отменным здоровьем и жизнелюбием и уже к восемнадцати годам стал точной копией отца. К двадцати женился и вскоре наплодил кучу детишек. Великий Инквизитор как-то, уже будучи Великим Инквизитором заглянул по пути в свой родовой замок. И был слегка задет ужасом в глазах своего брата и его домочадцев. Но Бог их простит...
  Если отрешиться от посторонних эмоций, а Великий Инквизитор это умел и любил... Если отрешиться от эмоций, то он должен быть искренне благодарен своему дальновидному отцу. Семинария и на самом деле оказалась самым подходящим местом для молчаливого и не по возрасту серьезного подростка. А потом совершенно неожиданно юного и никому неизвестного выпускника семинарии взял в личные секретари опальный кардинал. Предыдущий секретарь кардинала Клементия слег, узнав, что того отправляют послом в земли Линн. Неизвестно, была ли его болезнь вызвана расстройством, страхом или какими другими естественными причинами. Либо это просто был перст судьбы.
  И вот сейчас Великий Инквизитор тихо пробирался по коридорам чужого замка с позаимствованной в баре гостиной бутылкой вина. Не то что бы он скрывался. Да и кому придет в дурную голову задавать вопросы самому Великому Инквизитору. Просто не хотелось вызывать лишние пересуды. Про него и так говорили многое. А он аккуратно собирал все эти сплетни и подшивал в папочку с голубыми тесемочками. Кое-что было просто любопытно. Например, про странный порошок, который в условиях полной секретности привозили ему из земель Линн, шептали по углам много и разного. Говорили, что это медленный и жуткий яд, которым Великий Инквизитор травит своих недоброжелателей. Говорили что это зелье, позволяющее ему не спать ночами - если бы... Говорили... Пожалуй, предположи кто, что это на самом деле всего лишь снотворное, Великий Инквизитор взял бы его в свою Тайную Службу. Или назначил личным помощником, если тот уже был бы там. Но, увы...
  А коридоры замка оставляли какое-то странное чувство. Так словно таилось в тенях нечто старое и недоброе. И будто нужно лишь небольшое усилие, чтобы это тайное стало отвратительно явным. Но, как и сказал многоуважаемый хозяин замка, все обряды проведены правильно и в срок, да и не Великому Инквизитору поддаваться глупым суевериям. Так что он тихо и аккуратно прикрыл за собой дверь гостеприимно предоставленных ему апартаментов, оставив все эти странные тени и предчувствия снаружи. На столике рядом с кроватью мирно горели свечи. Сквозь неплотно закрытое окно в комнаты робко проникала ночная прохлада. Все было мирно и спокойно.
  Неторопливо и аккуратно он отогнул свешивающееся до пола покрывало кровати и, вздохнув, опустился на колени. Суставы протестующе скрипнули, но это было не важно. А в замке глубокоуважаемого Мейса следили за порядком - под кроватью было на удивление чисто. Обитый железом аккуратный сундучок оказался именно там, куда он его и поставил. Не то, чтобы Великий Инквизитор считал, что под кроватью можно было что-то утаить - просто играл в скучную игру под названием 'приличия'. Вещь, не оставленная на виду может считаться спрятанной, а тот, кто проявит непрошеный интерес - самоубийцей...
  Не поднимаясь с пола, Великий инквизитор привычно повернул ключ во всех предназначенных для этого замках, и открыл сундучок. Порошка проклятой Линн осталось уже совсем мало, скоро надо будет посылать за новой порцией. Он аккуратно отсыпал в предусмотрительно захваченный стакан нужную дозу. А потом, прихватив заодно толстый пакет, запечатанный красным сургучом, захлопнул крышку. Замки чуть слышно щелкнули.
  Что ж, теперь добавить в стакан немного вина - странно, но это снотворное, разведенное в простой воде, не действовало совершенно - аккуратно перемешать ложкой, брезгливо сдуть появившуюся мутно-белую пену. Поднести ко рту, заранее кривясь от кислой горечи. Выпить, зажмуриться, проглотить горькую слюну, и можно надеяться, что через каких-то полчаса он провалится в сон, глубокий и темный, как деревенский колодец. А пока можно снять лишнюю одежду и, захватив подсвечник, расположиться в кровати с письмом, присланным аккуратным и исполнительным представителем Инквизиции при посольстве в землях Линн.
  К этой исполнительности еще бы краткость и немножко аналитических способностей... Доклады отца Иннокентия представляли собой хаотическое нагромождение ерунды с редкими и тщательно замаскированными вкраплениями действительно важных фактов. Брезгливо кривясь, Великий инквизитор отложил в сторону очередную страницу послания. А вот это уже стоило запомнить: третий сын хозяина дома Голубой Воды под Стягом Дня испросил разрешения Стоящей под Стягом на создание собственного дома. Да, это стоило запомнить и отметить в хрониках. Хотя при жизни самого Великого Инквизитора новый дом вряд ли успеет набрать силу и начать играть сколько-нибудь значительную политическую роль. Да и при жизни его преемника, скорее всего, тоже. Свадьба в доме Танцующих Камней... Какая ерунда. Новая Линн-ра Плачущей Собаки. Подозрение на эпидемию в отдаленном поселении на юге, но про смерти пока не известно. В доме Охотников за Ветром поединок привел к смене наследника. Ну конечно, калека, будь он хоть и трижды военный гений, не сможет в должной мере сопротивляться здоровому и прекрасно обученному воину. А братишки захотели власти. Но, похоже, не получат, потому что наследником объявлен племянник. Интересно, осознает ли его дядюшка, какой опасности он подвергает единственного сын своего покойного брата. Хотя, дураком он не казался. Да и не стоят дураки во главе одного из самых могущественных домов под Стягом Вечера. А новый наследник... Совсем мальчишка... При сроках жизни Линн вряд ли он хоть сколько-то изменился с тех пор, как юный брат Антоний, тот, кто привык сейчас думать о себе как о Великом Инквизиторе, встретил его впервые. А ведь тогда они казались почти ровесниками... И Великий Инквизитор прикрыл глаза, проваливаясь в первую, несущую воспоминания, полудрему.
  
  Отец Клементий всегда плохо переносил путешествия и, к тому времени, когда кортеж добрался до стягов Линн, он держался лишь на собственном мужестве. Тем более его новый секретарь, брат Антоний, пока не успел изучить привычки своего патрона и, похоже, раздражал его с немыслимой силой. Во всяком случае, на все предложения подать воды, поправить подушки, открыть окно или сделать что-нибудь еще столь же бесполезное, его преосвященство отвечал взглядом, полным глубокого и искреннего отвращения. Так что брат Антоний проводил время пути, восторженно пялясь в окно.
  А вид за окном заслуживал того, чтобы на него смотреть. Уже третий день привычные картины человеческих поселений сменились землями Линн. А жили Линн... не так. На первый взгляд все казалось таким привычным: зеленеющие поля, деревенские домики, изредка попадающиеся каменные замки. Вот только почему эти сумасшедшие Линн косили еще только начавший наливать зерно овес? И зачем та девушка в одиночестве танцевала на мостке через ручей, даже не обратив внимания на проезжающий мимо кортеж, так, словно кроме нее, ручья и неба над головой не существовало в этом мире ничего, имеющего хоть какое-либо значение? И к чему... Впрочем, не важно.
  Столица Линн, знаменитый Ли-ан-Ар-Рейра, Город под Тремя Стягами, появился внезапно. Просто за одним из поворотов вместо бесконечных полей и перелесков появились высокие дома из серого камня под крытыми позеленевшим железом крышами. И мягко катившиеся раньше по утоптанной пыли колеса застучали по мощеной камнем дороге.
  И, наконец-то, брат Антоний смог увидеть столько Линн, сколько и не мечтал. А легендарные Линн, как оказалось, напоминали людей. Одевались по-другому, это да. Менее красиво, насколько об этом мог судить выпускник семинарии. Их одежда была простой, бесформенной и какой-то серой. Мужчины Линн не старались подчеркнуть свою значимость, а женщины - привлекательность. Хотя даже в этих серых бесформенных брюках и туниках женщины Линн оставались потрясающе красивы. Мужчины, пожалуй, тоже, но такие мысли уж совсем не пристали человеку, посвятившему свою жизнь церкви.
  Так что Линн выглядели совсем как люди. Да, красивые люди. Но уж точно не настолько, чтобы сходить от их красоты с ума. Да и старики среди вечно юных Линн то и дело попадались. И калеки... Например тот парень с повязкой на глазах, аккуратно нащупывающий свой путь длинной палкой, остановившийся и приветливо кивнувший в сторону проезжающих мимо него карет. Или та седая женщина с обезображенным шрамами лицом, тоже остановившаяся и нарисовавшая им в след воздухе рукой какой-то странный знак...
  Эту старуху великий инквизитор не встречал никогда больше, да и никто, кого он спрашивал, не смог сказать, кто она такая. А вот парень... Он был одним из тех, про кого Великий Инквизитор читал сегодня в отчетах отца Иннокентия. Наследник дома Охотников за Ветром. Должно быть, именно это и вызвало такие яркие воспоминания, но снотворное подействовало, наконец, в полную силу, и воспоминания ушли, дав место благословенной пустоте.
  
  Проснулась Лиз, как и всегда, отвратительно рано. А ведь когда-то в далеком детстве она любила поваляться в кровати и помечтать о чем-нибудь несбыточном. Ее утреннему безделью никто не мешал, да и кому есть дело до незначительной и бесполезной дочери покойной сестры господина барона. Но вот призрак... Еще в первый год их договора призрак завел привычку будить ее на рассвете летом и задолго до рассвета зимой, чтобы безжалостно отправить на обязательную пробежку - по лесу или по пустынным коридорам замка в зависимости от погоды. Потом как-то внезапно он перестал появляться в ее комнате, когда она спала, но привычка оказалась куда более назойливой. Так что теперь Лиз, взглянув на часы с треснувшим стеклом, раздраженно подсчитала, что спала немногим больше трех часов и перевернулась на другой бок - досыпать.
  Опять она открыла глаза только часа через три, когда луч солнца сквозь узкое окошко упал на ее лицо. В коридоре перекликались служанки. За окном сквозь ржание лошадей раздавались возбужденные голоса молодых господ. Так или иначе, с участием леди Элизабет или без него, день уже давно начался. Лиз торопливо выскользнула из-под одеяла, и поспешила привести себя в порядок. Во-первых, очень хотелось есть. Во-вторых, было как всегда интересно, что же происходит в окружающем мире. А в-третьих... В-третьих призрак поручил ей собирать информацию и она, кажется, обещала этим заняться. И Лиз поспешила на кухню, потому что где же еще варятся самые свежие сплетни.
  В коридоре, ведущем из кухни, Лиз чуть не столкнулась с чем-то очень недовольной миссис Хедриксон. Та кинула на Лиз возмущенный взгляд, поджала губы так, словно хотела бы что-то сказать, но просто не находит слов, и гневно проследовала мимо. Странно, не сделать Лиз крайне полезное для ее, Лиз, воспитания замечание было совсем не нормально для строгой домоправительницы.
  А в комнатке рядом с кухней, которую открывали для трапез слуг, когда этих самых слуг скапливалось слишком много, и кухарка не могла больше выносить их присутствия в своем святилище, в этой комнатке кто-то надрывно и безутешно плакал. Естественно, именно туда Лиз и направилась. Войдя, она скользнула в сторону от двери и замерла рядом со стеной, стараясь оставаться не замеченной. К счастью с ее, Лиз, внешностью и одеждой это было не так уж сложно. На стуле, выдвинутом из-за добротно сделанного деревянного стола, неловко закрыв лицо руками, скорчилась незнакомая Лиз девица, видимо, горничная одной из приехавших дам. Именно она и рыдала так надрывно, закрывая лицо руками с неестественно тонкими пальцами.
  - Да ладно уж... Успокойся, давай - неубедительно повторяла стоявшая рядом с ней Кэт. - Померещилось тебе. Мало ли что со страху привидится. Я тут уже сколько лет живу и ничего, не съели меня...
  - Я это чувствовала! - девица, отвела руки от своего на удивление некрасивого лица и подалась вперед в истерическом возбуждении. - Оно совсем рядом было! Голодное и страшное! Оно аж облизнулось, как меня увидело!
  - Кто, оно? - спросила Лиз, выходя вперед.
  - Оноооо, - опять завыла девица.
  - Успокойся! - отрезала Лиз, сама удивляясь приказным ноткам в своем голосе. - Прекрати ныть немедленно!
  Девица послушно умолкла и выжидательно уставилась на Лиз. Та тоже замолчала, не имея ни малейшего представления, что теперь говорить. Она просто не ожидала, что эта незнакомая девица, старшее ее, Лиз, лет на пять и на голову выше, послушается ее и будет смотреть с такой жадной надеждой в глазах.
  - Тебя как зовут? - спросила Лиз первое, что пришло в голову. Да и надо же было как-то называть эту особу.
  - Марель, - сообщила та.
  А имя у девицы было от Линн. Так вот откуда все эти странности в ее облике... Святая Церковь разрешала давать имена Линн тем, кто нес в себе их кровь. А в Марель эта кровь была очень даже заметна. Высокие скулы, странный разрез глаз, длинные тонкие пальцы - все это, вместо того, чтобы подарить ей мифическую красоту Линн, придавало ей сходство с каким-то насекомым. Саранчой, или чем-то подобным...
  - А теперь, Марель, - Лиз старалась, чтобы ее голос звучал уверенно и спокойно, - расскажи, что именно ты видела?
  - Ничего не видела, - тихо ответила та, опустив глаза.
  - Тогда что-то слышала?
  - Нееет, - протянула Марель со вновь подступающими слезами в голосе.
  - Замечательно, - пробормотала Лиз себе под нос, а потом, уже громче, обратилась к девице. - Рассказывай все по порядку. Где ты была?
  - Я... Меня миссис Рэдклиф послала в библиотеку за книжкой, - сообщила та и замолчала.
  - Хорошо, за книжкой, - поощрительно повторила Лиз. Но место действия начавшегося рассказа ей совсем не нравилось...
  - Ну, я и пошла.
  - Замечательно. И что дальше?
  - Я его почувствовала! Совсем рядом с библиотекой! Вы не поймете, я всей кожей чувствовала, как оно на меня смотрит. И слюна капает...
  - Ты и слюну видела? - отстраненно спросила Лиз.
  - Чувствовала! Оно такое голодное. Оно меня видело... И будет искать... Голодное... Это оно Диззи убило, - и девица опять уткнулась лицом в ладони и начала тоненько всхлипывать.
  - Успокойся! - снова приказала Лиз, но, видимо, в ее голосе не было прежней уверенности, и Марель не послушалась. - Тебе просто померещилось. Ведь больше никто ничего не видел и не чувствовал!
  - Ведьма она, - шепнули с отвращением за спиной Лиз. - Линн, - сказали, как выплюнули.
  - И все равно! Никто никого не съест! Мы просто должны решить, что делать, - сказала Лиз, стараясь, чтобы ее голос звучал уверенно и решительно.
  - Бежать надо, - сообщила внезапно успокоившаяся Марель. - Прямо сейчас. И вещи не берите, оно нас по ним найдет.
  - И куда мы пойдем? - рассудительно спросила Кэт. - На улицу? Или уж сразу солдатиков любить?
  - А у меня брат младший у госпожи в услужении, - безнадежно сказала совсем молоденькая девушка, возможно, ровесница Лиз. - И больше никого. Уж лучше пусть съедают.
  - Никто никого не съест! - снова повторила Лиз, чувствуя, как ее захватывает и несет некий поток. - Все просто. Слушайте меня внимательно и запоминайте. Никто из вас не должен никуда ходить поодиночке. Только вдвоем. А лучше - втроем. И чуть что померещится - кричите. Здесь сейчас людей полно. Даже если и есть что-то - оно на нескольких сразу не нападет.
  - А если меня госпожа срочно пошлет куда-нибудь? - рассудительно спросила все та же незнакомая Лиз юная девушка.
  - Госпожа может немного подождать, - уверенно сказала Лиз. - Найди кого-нибудь еще, и идите вместе. А если господа будут ругаться, скажите им, что вы боитесь. Поверьте, им нечего будет возразить. Запомнили? Только вместе. И пока вы не по одной - ничего не бойтесь. Запомнили? - кажется, это она уже спрашивала.
  - Да... Ага... - ответил нестройный хор голосов.
  - И остальным всем скажите!
  - Да скажем мы, мисс, не беспокойтесь, куда мы денемся, - заверила Лиз Кэт с начавшей пробиваться в голосе привычной жизнерадостностью.
  - Да? Хорошо, - кивнула Лиз, и быстро вышла из комнаты. Скопившиеся там служанки, кажется, провожали ее взглядами.
  Странно, что это на нее нашло. Никогда раньше она не говорила в таком тоне, пусть и со слугами, и не отдавала подобных распоряжений. Но что еще оставалось делать... Плохо было то, что сама она верила Марель. И, кажется, начинала бояться. Да еще и библиотека... Почему Марель почувствовала нечто именно там? Пока Лиз перебирала в голове все эти старательно разбегающиеся мысли, ноги сами принесли ее в библиотеку. Должно быть, ей и самой не следовало ходить одной, но все здесь было так привычно заурядно при свете дня. В библиотеке, как и обычно в это время суток оказалось пусто. Никакое чудовище не напал на нее из-за книжных полок, да и ничего жуткого она тоже не ощущала. Хотя она и не была Линн, чтобы чувствовать неведомое...
  - Серж, - тихо позвала Лиз. - Вы тут?
  Но, увы, ответила ей тишина. Даже присутствие призрака не вносило разнообразия в успокаивающую обыденность библиотеки. Тогда Лиз забралась с ногами в любимое кресло и задумалась. Итак, что она знала. Нечто напугало Диззи и, вольно или невольно, стало причиной ее смерти. Другая служанка с кровью Линн почувствовала присутствие чего-то жуткого. Причем днем и во вполне обитаемой части замка. Что еще? Ах, да, ночной визитер Джейн Рэдклиф. Конечно, тому событию можно было дать вполне прозаическое объяснение, но, с другой стороны, забывать про него тоже не следовало. Что еще было странного в этом замке? Ах, ну да. Конечно же... Призрак... Но Лиз совершенно не хотелось верить, что он как-то повинен во всех этих событиях. И, если рассуждать логично, призрак существует в этом замке с незапамятных времен, но ничего действительно жуткого и опасного до сих пор не происходило. Так, невинные розыгрыши... В которых сама Лиз не раз принимала участие. И вообще, все ужасы начались с приездом гостей. То есть... И Лиз замерла, сама удивившись собственной мысли. Если в замке появилось что-то жуткое, оно пришло сюда вместе с гостями. Следовательно... Следовательно, она должна идти выполнять поручение Сержа - флиртовать. Сплетни можно было пока отложить, а то она, кажется, произвела на служанок слишком сильное впечатление. И она решительно вышла из библиотеки.
  Обратно она возвращалась часом позже. Увы, флиртовать оказалось не с кем. Еще утром молодые господа отправились на охоту - именно шум их отъезда она и слышала, проснувшись. С ними же отправились и некоторые прекрасные леди. Остальные отсыпались после бессонной ночи, или просто сидели в своих комнатах. Ладно, по крайней мере, Лиз удалось успокоиться и позавтракать. Или это лучше называть обедом? Не важно...
  Так что сейчас она печально вошла в библиотеку, чтобы посидеть в тишине и подумать или, если повезет, сообщить призраку последние новости и повиниться, что, увы, ей не удалось найти подходящего объекта для флирта. Но, перешагнув порог, поняла к собственному ужасу, что как раз в последнем была совершенно не права.
  - Мисс Элизабет. Я рад вас видеть, - при ее появлении Поль Водзински поднялся из кресла, в котором уютно расположился с книгой в руке. Сегодня по сравнению с прошлыми встречами он выглядел больным, или просто усталым - с бледным лицом и темными кругами под глазами. - Знаете, у вас прекрасная библиотека.
  - Поверьте, - нервно дернулась Лиз. - В этом нет ни капли моей вины.
  - И, тем не менее, вы единственная, кого я здесь постоянно встречаю. Я могу вам чем-нибудь помочь?
  - Спасибо, - она растянула губы в вежливой улыбке, собираясь добавить 'но я лучше пойду', и быстро сбежать, но представила себе выражение лица Сержа, когда будет рассказывать ему о своем позорном бегстве, и осталась. - Честно говоря, я удивлена тем, что вы не на охоте вместе со всеми, - она подошла к столу, и Поль вежливо усадил ее в свободное кресло, а затем вернулся на свое место.
  - Я просто не люблю охотиться. Скучное занятие. А вы?
  - Что, я? - смешалась Лиз. Как все-таки трудно разговаривать с мужчиной! Хотя если представить на мгновение, что она та самая таинственная дама в белом, то все становилось гораздо легче.
  - Ну, - он покровительственно улыбнулся. - Почему вы не на охоте?
  - О, не думаю, чтобы кому-нибудь кроме вас такой вопрос мог прийти в голову, - безразлично пожала она плечами.
  - Значит, вы не охотитесь. И я никогда раньше не видел вас в доме вашего дяди в городе...
  - Это был вопрос? О, все просто, мой уважаемый дядюшка считает, что юным невинным девушкам больше пристали тишина и уединение, - и она улыбнулась Полю чуть печально и чуть насмешливо. Странно, но он ответил на эту улыбку.
  - То есть, вы живете тут безвылазно? - в его голосе звучало искреннее удивление и сочувствие. - Но это, должно быть, скучно. Со слугами ведь не поговоришь...
  - О, что вы, - притворно возмутилась Лиз, чувствуя, что отвратительно переигрывает. Все-таки для роли Белой Дамы так не хватало маски! - Я общаюсь здесь не только со слугами.
  - Так у вас бывают гости?
  - О нет, конечно. Не думаю, что это было бы прилично.
  - И кто же составляет вам общество?!
  - Поль, - она подалась к нему, притворяясь, что хочет сообщить некую тайну. - Только не говорите никому! - он тоже пододвинулся к ней ближе, явно поддерживая игру. - Просто... В этом замке полно приведений! - и, не выдержав серьезного тона, рассмеялась в ответ на его смех. Серж, конечно, был прав как всегда: правда и то, во что люди верят - это совершенно разные вещи...
  - Вы чудо, Элизабет! - сообщил Поль досмеявшись. - Теперь я верю, что вам ничуть не скучно в этих мрачных стенах. И, пожалуй, в знак взаимного доверия... Я ведь могу вам доверять как самому себе? - чересчур серьезно спросил он.
  - О да, конечно, - Лиз постаралась изобразить на своем лице столь же наигранно-серьезное выражение.
  - Так вот, - он придвинулся еще ближе. - Я расскажу, почему на самом деле я не поехал на охоту.
  - О, я вся внимание!
  - Элизабет, дорогая моя, поверьте. Это действительно страшная тайна. В прошлый раз, когда я охотился... Вы ведь никому не расскажете?
  - Нет, что вы, - замотала головой Лиз. - Итак?
  - Итак, в прошлый раз на охоте я упал с лошади.
  - Да что вы! - почти не играя, ужаснулась Лиз, вспоминая свои собственные первые попытки усесться верхом на отвратительно выезженную лошадь управляющего поместьем. - Вы не расшиблись?
  - Ерунда, пара царапин, - небрежно отмахнулся он, словно рыцарь, рассказывающий о том, как победил дракона. - Важен сам факт! И то, как это произошло!
  - И как это произошло?! - не заглотить наживку было бы просто невежливо.
  - Пожалуй, я начну рассказ с самого начала. Это случилось пару месяцев назад, когда я гостил у своего уважаемого дядюшки, - он улыбнулся Лиз, повторяя ее выражение. - В честь этого события мои драгоценные кузены и устроили охоту. Вы ведь понимаете, не принять участие в охоте, устроенной в твою честь, почти так же неприлично, как опоздать на собственные похороны!
  - Ну конечно, - Лиз тщательно изобразила на лице понимание и сочувствие.
  - Да, я знал, что вы меня поймете. Так вот во время охоты я, как человек здравомыслящий, естественно не стал никуда торопиться. В конце концов, надо же дать всей этой лесной живности фору. И когда мои товарищи унеслись с треском и грохотом в самую чащу, я, не спеша, поехал следом, выбирая места попроходимей.
  - Мудрое решение, - покивала Лиз.
  - Так вот, еду я себе потихонечку и тут из зарослей появляется эта страшная серая зверюга!
  - Волк?!
  - Заяц!
  - Поль, вы невозможный! - с трудом выдавила Лиз сквозь смех.
  - Это еще не все! Слушайте дальше. И вот, когда я достал ружье, чтобы подороже продать свою жизнь этому чудовищу...
  - Зайцу?!!
  - Не перебивайте! Итак, в эту самую минуту лошадь подо мной решила, что настало время спасать свою шкуру!
  - От зайца?!
  - Это была очень осторожная и здравомыслящая лошадь. Вот только из-за отсутствия голоса, а может и в связи с прискорбной спешкой, она забыла предупредить меня о своих намерениях.
  - И?
  - И вот тут-то я и выпал из седла!
  - Какой ужас! - почти искренне испугалась Лиз. - И как вы потом выбрались из леса?
  - О, это оказалось не трудно, - он улыбнулся тепло и искренне. - Меня нашли. Выследили с собаками. Если быть совсем точным, то я был единственной дичью, которую удалось добыть во время той знаменитой охоты. Не считая, конечно, несчастного зайца.
  - Зайца? - удивленно переспросила Лиз. - А с ним что случилось?!
  - Думаю, - печально сообщил Поль. - Думаю, он умер от смеха!
  - Поль! - Лиз прижала руки к губам, стараясь не рассмеяться во весь голос. - Это ведь не правда?!! Вы все это придумали?!
  - Элизабет, клянусь! - он прижал руку к сердцу. - Все что я говорю - правда и только правда! Я сам нашел тушку несчастного животного!
  - Поль, - она беспомощно помотала головой.
  - Теперь вы понимаете, почему я не люблю охоту?
  - О, да! Но... - начала было Лиз, но договорить ей не дали.
  - Поль, дорогой мой, что же вы сидите здесь один? - в библиотеке во всем блеске своего наряда и драгоценностей появилась леди Мейс.
  - О, что вы. Элизабет оказала любезность составить мне компанию, - он поднялся, приветствуя новую посетительницу библиотеки. Лиз встала тоже, чувствуя, что сейчас будет буря.
  - Элизабет?! - леди Мейс произнесла это с таким удивлением, будто только что ее увидела. - Элизабет, дорогая, думаю, тебе будет лучше пойти к себе. Поль простите ее, девочка вряд ли хотела вам надоедать. Просто она выросла вдали от светской жизни...
  - Нет, леди Мейс, что вы! Леди Элизабет прекрасная собеседница...
  - Не важно, - холодно прервала его леди Мейс. - В любом случае я хотела попросить нашу дорогую Элизабет пойти и сказать служанкам, чтобы в малой гостиной накрыли стол для чая... Лиз, будь так добра.
  - Да, тетушка, - скромно присела Лиз, и направилась к двери. Странно, но в прощальном взгляде Поля ей почудилось искреннее сожаление.
  - Я уже который день хочу поговорить с вами, Поль, - мило щебетала ее тетушка, пока Лиз открывала тяжелую дверь библиотеки. - Как поживает ваш... - и дверь за Лиз закрылась с привычным глухим хлопком.
  Призрак не появился ни вечером, ни ночью. Пофлиртовать Лиз тоже больше не удалось. Молодые господа, явившись с охоты и приведя себя в порядок, присоединились за обеденным столом к господам не столь молодым и азартным, и потому не утомлявшим себя охотой. Лиз к столу, естественно не позвали. Что, в общем-то, и неплохо, поскольку поданное в качестве главного блюда мясо добытого на охоте матерого оленя даже на вид казалось несъедобно жестким. Разговоры, которые утонченная публика неспешно вела за столом, подслушать из потайных проходов оказалось, увы, невозможно, так что Лиз, полюбовавшись на нарядные спины и затылки, отправилась к себе, где скоротала вечер и начало ночи за не слишком скучной новомодной книжкой, щедро выкинутой одной из гостий замка. Вот только призрак так и не появился... И Лиз, решив что ждать уже нет смысла, а она, как однозначно живое существо, нуждается во сне, отложила книжку и забралась в кровать.
  
  В это самое время в одной из комнат для прислуги ворочалась на узкой койке несчастная правнучка неизвестного красавчика Линн. Бедняжка Марель даже во сне, или именно во сне, чувствовала присутствие чего-то ужасного и голодного. Очень голодного, жадно принюхивающегося и ищущего. И тихо плакала от ужаса не в силах проснуться и закричать. А потом был взрыв ликования, и кошмар, наконец, отпустил. Марель вздохнула успокоенно и перевернулась на другой бок. И снился ей теперь лес и всадник в плаще с капюшоном, нещадно гонящий своего коня по заброшенной дороге. Когда всадник остановился перед поваленным деревом и оглянулся назад, капюшон упал с его головы, открыв холодному весеннему дождю чересчур длинные светлые волосы и неестественно прекрасное для представителя рода людского лицо. Но Марель это лицо показалось совершенно обычным. Таким, каким и должно быть. Вот только слишком тревожным было выражение этого лица. И еще Марель была откуда-то уверена, что сзади по следу спешат другие всадники с красивыми и надменными лицами. А впереди них летит, обгоняя их и догоняя того, другого, то ли стрела с красным жалом, то ли чернокрылая птица, то ли сама смерть. Но мало ли что снится потерянной правнучке народа Линн...
  
  А день начинался так чудесно... Лиз проснулась вскоре после рассвета, умылась принесенной с вечера и выстывшей за ночь водой в крошечной туалетной. Надела серое льняное платье - не самое удачное из тех, что у нее были, зато определенно самое новое. Конечно, среди гостивших в замке прекрасных леди в их изящных дневных туалетах она смотрелась бы серой вороной, но ведь она и не собирается оказываться среди них. А так вполне сойдет. Платье было скромным, практичным и делало ее, Лиз, совершенно незаметной, а что еще она может пожелать. Тем более о том, чтобы влезть в искусительно удобную мужскую одежду, не приходилось даже и мечтать до тех пор, пока не уедут гости.
  Волосы Лиз убрала в привычный пучок на затылке и, покончив таким образом с наведением красоты или как это назвать в ее прискорбном случае, потихоньку пробралась на кухню, чтобы раздобыть себе завтрак. Хлеб оказался свежим, а сыр острым и ароматным. Правда, стащить горячего чая к завтраку не удалось, но вода в колодце замка всегда отличалась свежестью и изумительным вкусом.
  Служанки на кухне болтали о пустяках и пересмеивались, так что, похоже, за ночь не произошло ничего особенного. Никаких внезапных смертей и кошмаров. И чудища не подкарауливали юных девушек в темных коридорах. В общем, жизнь была прекрасна до тех пор пока...
  Пока в одном из коридоров, по которым она пробиралась в свою комнату из кухни, она не попалась на глаза своей дорогой кузине.
  - Лиз! - в голосе Мари звучали привычные азарт и жизнерадостность. - Ты едешь с нами!
  - Да? - ничего более оригинального, чем этот вопрос, не пришло Лиз в голову. Должно быть, просто было слишком рано, и умные мысли пока еще спали.
  - Да! - это прозвучало совершенно непререкаемо. Тем более, как-то незаметно для Лиз оказалось, что Мари уже увлекает ее вслед за собой по коридору к главному входу.
  - Мари, подожди, - Лиз вежливо высвободила свою руку и остановилась. - Куда я должна ехать? Зачем? И что по этому поводу скажет тетушка?
  - Ой да ладно, маме все равно, а нам человека не хватает. Это же будет просто невежливо!
  - Куда вы едете? - опять спросила Лиз. Должно быть, задавать Мари сразу несколько вопросов было не самой удачной идеей. Та легко и привычно выбрала из них первый попавшийся, с великолепным презрением проигнорировав остальные.
  - На ярмарку!
  - И зачем вам я?
  - Ну, ты совсем меня не слушаешь, - возмущенно всплеснула руками Мари. - Я же говорю, человека не хватает. Эта дурочка Джейн заперлась в своих комнатах и не выходит.
  - А что с ней случилось? - настороженно осведомилась Лиз. Все странности в последнее время пахли страхом и смертью.
  - Да что с ней случится! Дрыхнет, как и всегда. Она это любит. Говорит, устает сильно. Просто как примерещилось ей что-то, стала запирать двери и окна на все запоры. Служанкам не войти! И не достучишься до нее! Она, видите ли, спит там сном младенца, а нам человека для пары не хватает!
  - И что?
  - Как, что! В любом выездном развлечении число дам должно строго соответствовать числу кавалеров! Чтобы составить пары и никому не было скучно или досадно! - Мари излагала это, как прописные истины. Должно быть, так оно и было.
  В общем, можно было бы просто убежать и от стыда постараться не попадаться Мари на глаза ближайшие пару лет, но это было бы как-то уж совсем нелепо, и Лиз покорно пошла следом за своей очаровательной кузиной. В холле около главного входа было многолюдно. Молодые господа и прекрасные леди, собравшиеся на прогулку, беззаботно болтали, ожидая опаздывающих.
  - Наша дорогая Джейн все еще спит, - сообщила присутствующим Мари. - Бедняжка, она так устает от наших скромных развлечений.
  - Главное, что вы опять с нами, милая Мари, - незнакомый Лиз элегантный джентльмен шагнул вперед, предлагая Мари опереться на его руку. - И... - он довольно демонстративно взглянул на Лиз и замолчал, ожидая, что скажет по поводу ее появления Мари.
  - Дорогие мои, рада вам представить мою юную кузину, - Мари махнула рукой в ее сторону. - Не обижайте ее, она милое и доброе создание. А теперь, вперед! - и молодежь, следую пламенному призыву, пестрой жизнерадостной толпой устремилась вперед - через высокие распахнутые солнечному свету двери, вниз по серой гранитной лестнице и на поляну перед входом, где их уже дожидались конюхи с оседланными лошадьми.
  - Мое почтение прекрасной затворнице, - сегодня Поль выглядел не в пример более здоровым и жизнерадостным, чем вчера. - И вы не смогли устоять перед натиском милой Мари?
  - О да, - Лиз не могла не ответить на улыбку в его глазах, - она необорима, как сила природы.
  - Мари, как одна из стихий - из этого мог бы получиться неплохой комплимент, но, боюсь, она может обидеться.
  - Она? На комплимент? Неет... - Лиз невольно нашла глазами свою кузину, которая уже сидела верхом на строптиво переступающей ногами гнедой кобылке.
  - Ну... Не каждой девушке польстит сравнение с наводнением. Или, думаете, смерч подошел бы больше?
  - Вы... - фыркнула Лиз, стараясь сдержать смех. Смерч действительно подошел бы больше. - Вы невозможный, Поль!
  - Вы мне это уже говорили, - сообщил он с наигранной печалью в голосе. - Что ж, настал час испытаний... - и, покинув Лиз, направился к одной из свободных лошадей.
  И действительно, почти все уже были в седлах. Не без помощи конюха Лиз тоже удалось оказаться на спине лошади. О нет, Серж, конечно же, учил ее ездить верхом. По крайней мере, не отказал себе в удовольствии полюбоваться на ее живописные падения в окно замка и прокомментировать их с присущими ему терпимостью и доброжелательностью. Вот только верховой лошади, обученной ходить под дамским седлом, им добыть не удалось. Так что теперь Лиз с трудом пыталась удержать равновесие на этой странной конструкции. Оставалось только надеяться, что ее спутникам не придет в голову фантазия пуститься вскачь, иначе ей Лиз, уже стоит начать присматривать канаву почище.
  А день вокруг был так чудесен. Под ясным голубым небом хотелось наслаждаться жизнью, слушать пение птиц, найти самый красивый цветок в лесу и, полюбовавшись, оставить его в покое или... Или на самом деле пустить лошадь вскачь, подставляя ветру лицо и, перелетая через изгородь или канаву, чувствовать, как замирает в сладком ужасе сердце. Вот только приходилось неспешно ехать в толпе прекрасных леди и благородных кавалеров и слушать, как они обсуждают балы и театральные премьеры.
  
  Пару прошлых лет Лиз уже бывала на ярмарке, переодевшись мальчишкой и испросив благословения от призрака. Не у дяди же, на самом деле, отпрашиваться... Так что все эти шум и круговерть были ей знакомы. Вот только наблюдая за ярмаркой со спины лошади она не чувствовала себя естественной частью всего происходящего. Отдельно ярмарка с людьми, пришедшими продавать, покупать или просто повеселиться. И отдельно они - молодые господа, с легким презрением наблюдающие со спин лошадей за бесхитростным ярмарочным круговоротом.
  Хотя спины лошадей не являются столь уж необходимыми для того, чтобы наблюдать за происходящим с высоты. И даже спешившись на землю молодые господа оставались господами... Пока Лиз предавалась этим размышлениям, ее спутники и на самом деле успели спешится, отдав лошадей конюхам из таверны рядом с рыночной площадью. Жан предложил руку прекрасной леди Клер. Мари, конечно же, тоже не осталась в одиночестве и, легко и радостно, молодые господа парами или небольшими группками замешались в веселящуюся толпу.
  - Итак, мы имеем редкостное удовольствие наблюдать так называемый народ в его естественной среде обитания, - академическим голосом сообщил Лиз задержавшийся рядом с ней Поль. - Обратите внимание на богатство представленных видов. Крестьянин Обыкновенный, например, легко узнаваем по легкому запаху навоза...
  - Поль, - прервала его Лиз, - оставьте это. Пойдемте, - и, не посмотрев, следует ли ее неожиданный кавалер за ней, Лиз подобрала юбки и направилась к ближайшему прилавку.
  Кружевные салфеточки и занавесочки отличались изяществом и тонкостью работы, но совершенно не подошли бы к интерьерам замка и пригодились бы Лиз даже меньше, чем очаровательные резные деревянные миски и ложки. Клинки, разложенные на соседнем прилавке, выглядели куда более заманчиво, но не облизываться же на благородную сталь в присутствии кавалера, пусть даже на изящный стилет. Да и денег у нее все равно было откровенно мало.
  - Продолжая нашу небезынтересную классификацию, прошу обратить ваше внимание на этот экземпляр, - продолжил Поль, когда они проходили мимо прилавка с приятного вида женщиной, предлагавшей всем проходящим яйца, видимо, на редкость вкусные, - Торговка Рыбная!
  - Поль... Вы думаете, это рыба?! - ужаснулась Лиз.
  - О нет, что вы. Но 'Рыбная Торговка' - это куда более богатый вид, включающий множество подвидов. И не важно, чем они торгуют, вы всегда легко узнаете их по их ни с чем не сравнимому... О! А вот и представитель куда более редкого вида: Бродяга Дорожный. Прошу не путать с Побродяжкой Уличным. Эти два вида не имеют совершенно ничего общего. Второй находится скорее в родстве с Уличными же Попрошайкой, Побирушкой и Покрадушкой...
  - Поль... - Лиз чуть сжала его руку, но которую опиралась, надеясь, что он замолчит. Она чувствовала себя ужасно неудобно из-за его забавных, конечно же, но довольно обидных комментариев. Оставалось только надеяться, что никто больше их не слышал. Благо, Поль говорил достаточно тихо.
  - Просвещенный господин желает приобрести что-нибудь у бедного бродяги? - тон продавца был безукоризненно вежлив. Не будь он рыночным торговцем, это могло бы сойти за оскорбление. Хотя и выглядел этот рыночный торговец не так как следует выглядеть мирному продавцу старых безделушек. Скорее он смотрелся скитающимся благородным лордом из душещипательных романов, которыми зачитывалась милая Мари. Как там говорилось... 'Его плащ был покрт пылью всех дорог мира, его кожу иссекли яростные ветра сурового севера и высушило жестокое солнце знойных пустынь юга...' В общем, он был по крайней мере безумно интересен. Лиз с трудом удалось оторвать от него взгляд, когда продолжать разглядывать бродягу стало уже просто неприлично. Так что она уставилась на товары, разложенные на столе.
  - Сколько стоит вот это? - Поль брезгливо выудил из горки потемневших бронзовых украшений брошь, напоминающую то ли экзотический цветок, то ли паука. Его голос звучал громко и подчеркнуто пренебрежительно но Лиз показалось, что Поль скрывает таким образом свое смущение.
  - Пара монет, господин, и вы сможете сколоть свой плащ знаком Эрх.
  - Каким знаком? - переспросила Лиз.
  - Знаком Эрх, госпожа, - бродяга перевел свой взгляд на нее. Его блекло голубые глаза казались выцветшими на фоне загорелой до черноты кожи. - Линн верят, что этот знак принесит удачу в делах, что вершатся под покровом тьмы. Но благородный господин ведь не верит в эти глупые суеверия? - бродяга снова обратился к Полю.
  - Пожалуй, я купил бы эту безделушку, - сказал Поль Лиз, игнорирую продавца. - Они входят в моду при дворе. Но она выглядит такой затертой. Должно быть, многие желали удачи в их темных делишках, - насмешливо улыбнулся Поль.
  - Господину виднее, - странник небрежно поворошил рукой кучку старых украшений так что брошь, кинутая туда Полем, скрылась из вида. Странно, но простая фраза рыночно торговца опять прозвучала скрытым оскорблением.
  - Пойдемте, Поль, - Лиз оперлась на руку своего спутника. Рядом с этим бродягой она чувствовала себя глупо и неловко. Странно, если он так действует на всех возможных покупателей, как ему удается заработать на жизнь. Да и его товар... Лиз так и не смогла заставить себя прикоснуться к тусклым украшениям или к одной из стертых статуэток голыми пальцами.
  - Идемте, - Поль покровительственно ей улыбнулся. - Я вижу, что этот бродяга напугал вас, - продолжил он, когда они отошлит подальше от прилавка. - Поверьте, они совершенно безвредны. Сама инквизиция двет им патенты на бродяжничество.
  - Инквизици? - искренне удивилась Лиз. - Никогда бы не подумала.
  - Ну, должны же они вести учет грешников и отступников. Или нет?
  - Я... - начала Лиз и замолчала, потому что святая инквизиция была не самой подходящей темой как для пустой болтовни, так и для серьезных разговоров. - Смотрите, Мари, - удивительно кстати ее прекрасная кузина появилась из серого от времени шатра, радраженно отбросив полог со своего пути. Она казалась непривычно взъерошенной. И, что это, уж не морщинка ли гнева появилась на над тонкими бровями... Увидев их, Мари постаралась улыбнуться, получилось почти правдоподрбно.
  - Мари, дорогая, странно видеть вас здесь и одну... - удивился Поль.
  - Ерунда, гадалка, - небрежно махнула та рукой.
  - Гадалка? - переспросила Лиз.
  - Гадалка, но это же восхитиительно - протянула леди Клер, которая, вместе с Жаном и незнакомыми Лиз дамой и кавалером как раз выплыла из покорно расступающейся толпы.
  - Обычная шарлатанка, ничего интересного, - поморщилась Мари, - пойдемте лучше в шелковые ряды.
  - Я бы не называла те два прилавка таким громким словом, - усмехнулась леди Клер. - К тому же шелка так тривиальны, а гадалки встерчаются не на каждом углу. Мари, дорогая, и что она вам наворожила? Любовь и богатство, конечно-же?
  - Ну что еще может предсказать гадалка милой Мари? - ласково улыбнулся Жан. - Ведь правда, сестричка?
  - У нее не хватило ума даже на это, - скривилась Мари. - Я же говорю, ничего интересного, идемте.
  - Нет, я настаиваю, мы должны послать туда еще кого-нибудь для чистоты эксперимента, - леди Клер была настойчива, - Изабелла, может вы вызоветесь добровольцем?
  - О нет, - сморщила свой кукольный носик беловолосая спутница леди Клер. - Этот шатер, он гряязный!
  - А давайте пошлем Лиз, - предлжил Жан, - в ее будущем не должно быть особых тайн.
  - Но это же скучно, будущее без тайн... - промырлыкала леди Клер.
  - Да, я пойду туда, - кивнула Лиз. Не то, что-бы ее волновало ее собственное будущее. Ничего интригующего там и на самом деле не предвиделось, а вот настоящее было куда загадочней...
  - Лиз? - удивился Поль.
  - Да, - она улыбнуась, - я никогда не видела гадалок. Или кто-то хочет пойти туда до меня? - спросила она собирающихся вокруг прекрасных дам и кавалеров - леди Клер всегда была центром притяжения.
  Ответом ей была тишина, которую Лиз совершенно правомочно решила считать всеобщим согласием. В этой тишине она и зашла в потраченный впременем шатер. Сумрак внутри шатра были лишь слегка разбавлен светом пары лампадок на низком столике... Или это был сундук? Обитательница шатра сидела в стороне от входа на подушках, темная шаль скрывала ее лицо в густой тени.
  - Добрый день, - вежливо поздоровалась Лиз.
  - Спасибо, за пожелание, деточка, - кивнула гадалка, - подойди и присядь со мной.
  Медленно, стараясь не наступить на что-нибудь незаметное на полу, Лиз подошла к ней и бочком присела на одну из подушек. Сейчас, когда глаза Лиз уже начали привыкать к темноте, она смогла, наконец, рассмотреть гадалку. Древняя старуха, в молодости та, пожалуй, могла быть красавицей а могла и не быть. Морщины безжалостно скрыли былую красоту или заурядность.
  - Дай руку, деточка. И посмотри мне в глаза, - голос галаки звучал отчужденно, так будто для нее не имело никакого значения с кем и очем она сейчас разговаривает.
  - Вы знаете, я, наверное, пойду, - Лиз подобралась, собираясь встать с подушек. Затея, которая выглядела по крайней мере стоящей попытки еще пару минут назад, сейчас казалась откровенно глупой. Да, возможно эта старуха могла напророчить счастья до гроба и несметных богатств, но Лиз ведь пришла сюда не за этим.
  - Не веришь... - впервые заглянула ей прямо в глаза гадалка и Лиз почувствовала волну холода пробежавшую вдоль позвоночника. - Не веришь... Зря. Ладно, я расскажу тебе твое прошлое, а там сама решай, что ты хочешь, - покачала головой гадалка. - Ты родилась в любви, но любовь принесла себя себе в жертву. Разве не так? И с тех пор ты живешь в тени чужого благополучия. В серой и холодной тени. Так, детка?
  - Но вы могли это узнать просто спросив кого угодно, - качнула головой Лиз.
  - Брось, я не знаю даже, как тебя зовут. Да это и не интересно. Слушай дальше. Рядом с тобой я вижу тени троих. Одного ты называешь возлюбленным. Другого - учителем. А третьего ты назовешь другом и очень скоро. Будь осторожна, милая. Ведь слова - ложь. Ну что, задашь гадалке вопрос?
  Возлюбленный, учитель и друг - Жан, Серж и ... Поль? Да, пожалуй. Это звучало слишком похоже на правду чтобы быть простой догадкой. Вот только к чему относилось предупреждение? В любом случае, она ничего не потеряет, спросив гадалку о своем деле.
  - Да, задам, сколько это стоит?
  - Пару монет на масло в лампах, а мою работу ты оценишь сама.
  Что ж, пара монет у нее была, а гадалка, если она, конечно, настоящая гадалка, должна знать что щедро оплатить ее работу Лиз не сможет ни в каком случае.
  - Задам... - Лиз до боли закусила губу, и замолчала, пытаясь сформулировать свою проблему как-то более обтекаемо.
  - Что? Рассказать тебе о твоей свадьбе? Красивой свадьбе? Все девушки мечтают о свадьбе, - поморщилась гадалка.
  - Не надо, - качнула головой Лиз. - Про это я знаю и сама. Не будет у меня красивой свадьбы. Меня интересует не будущее, а настоящее, скрытое покровом тайны.
  - И?
  - В замке недалеко отсюда... - начала Лиз.
  - Замок Ночи? - перебила ее гадалка.
  - Что? - искренне удивилась Лиз. Ни замок ее дядюшки как и ни один другой замок в округе не носил подобного мрачного имени.
  - Неважно, - остановила ее гадалка. - Так в чем дело, деточка?
  - В замке происходит что-то плохое. Смерти... - тихо сказала Лиз.
  - И ты хочешь, чтобы я сказала кто убийца? - спросила гадалка.
  - Да. Если это на самом деле убийца...
  - Вот как... Ты возбудила мое любопытство, дитя, - и старуха поднялась легко и гибко, как юная девушка, откинула крышку сундука в центре шатра и достала из него чашу мутноватого серебра. - Там у входа кувшин с водой. Принеси его мне детка И налей в чашу. Я не прочитаю историю замка в твоих глазах. А вот в воде возможно...
  С чашей, полной воды, гадалка вернулась на свои подушки и Лиз последовала за ней. Первые пару минут ничего не происходило, старуха просто вглядывалась в неподвижную поверхность воды в чаше. Но потом она заговорила, и голос ее звучал еще более отчужденно, чем вначале:
  - Слушай... Я вижу... - старуха вздохнула судорожно, и ее глаза расширились. - Вижу мужчину и женщину. Прекрасных мужчину и женщину на ложе из шелков и трав. Они предаются любви, спрятав на время отравленные клинки. Но это было давно. Так давно это было... Только камни помнят... Я вижу. Вижу гордую даму в белом платье. Она кружится и смеется, пряча за смехом слезы. А потом скидывает свое платье и уходит из замка, облачившись в дерюгу. Босая и простоволосая. Уходит, пряча за слезами улыбку. Но это тоже было давно и не с тобой. Ты ведь помнишь, милая?
  - Я помню, - не зная почему, прошептала Лиз.
  - В замок проникло зло. Древнее зло, обретшее силу лишь недавно. Я не вижу его. Я совсем ничего не вижу... - старуха всхлипнула и отбросила чашу. Серебро покатилось по земле, на которой был установлен шатер. Но ни капли воды не впиталось в землю. Так, словно вода испарилась внезапно.
  - Что... Что случилось? - Лиз сама не заметила, как вскочила и оказалась почти у выхода из шатра.
  - Не бойся, милая... Или бойся, как хочешь, - тяжело вздохнула старуха. - Это ничего не изменит. Зло пришло. Оно оживает пока лишь в темноте. И тот, кто хранит его при свете дня, сам не знает об этом. Или просто боится поверить. Ступай прочь. Я устала, - и села обратно на свои подушки, сгорбившись и отвернувшись от Лиз и не обращая внимания на валявшуюся на полу чашу.
  Лиз подождала немного, потом положила на пол у входа все деньги, которые у нее были, и вышла из шатра к свету и оживленной суете рынка.
  
Оценка: 9.16*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"