Визорина Виктория Александровна: другие произведения.

Сокровища Морана

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Время безжалостно. Ни отвага храбреца, ни королевская кровь, ни колдовское зелье не могут противостоять его власти. Нужно торопиться, пока все, чем живет твое сердце, не превратилось в легенду, а меч в твоей руке не стал экспонатом музея. Приключения Реса и Дарнока продолжаются. Жестокость де Гресира, коварство архиепископа и мастерство профессиональных убийц встают на пути героев. Колдуны в подземельях Салты проводят кровавые ритуалы, а Верховный Маг плетет интриги, чтобы свергнуть власть богов. Ресу и Дарноку предстоит покинуть Моран, но действующие лица этой истории снова встретятся через шестьсот лет. Только смогут ли они узнать друг друга? Книга завершена. По договору с издательством выкладывается ознакомительный фрагмент. Полностью электронная книга здесь https://andronum.com/avtory/vizorina-viktoriya/ и здесь https://www.litres.ru/viktoriya-vizorina/sokrovischa-morana/.


Меч Халона

Книга вторая

Сокровища Морана

1. Атавия. Дорога на Тан-Рион

   Лагнарские дороги никогда не были безопасными, а путь с Побережья в Тан-Рион и подавно. Многочисленные группы паломников и торговые караваны привлекали любителей легкой наживы, а пологие холмы вдоль обочины - прекрасное место для засады. Поэтому даже большие и хорошо вооруженные отряды не могли чувствовать себя абсолютно защищенными.
   День выдался жаркий, и обычно оживленная дорога выглядела на удивление пустынной. Покрытые изумрудной зеленью холмы казались бесконечными, и словно дрожали в легкой, почти незаметной дымке. Звонко трещали кузнечики в придорожной траве. В чистой вышине скользил быстрокрылый ястреб.
   Но чудесный пейзаж не радовал осоловевших от полуденного солнца путников, что неспешно продвигались в пыли. Впереди ехал молодой стражник с пикой, на которой безжизненно повис алый штандарт Ордена. За ним следовали три монаха-воина и пара арбалетчиков. На их куртках красовались алые значки в виде сердца, пронзенного мечом.
   Следом легкой рысью шли ноздря к ноздре серая кобылка благородных кровей и великолепный черный жеребец. На кобылке восседал крупный мужчина в рясе и плаще. Он хмуро поглядывал на небо, но оно оставалось беспощадным: ни единого облачка в безбрежной синеве. Аромат цветов и луговых трав пьяной смесью вливался в легкие, смешиваясь с пылью от копыт и усиливая духоту.
   Кобылка кокетливо обмахивалась хвостом и косила лиловым глазом. Жеребец с невозмутимым и гордым видом нес своего всадника - юношу лет шестнадцати со связанными за спиной руками. Его серые как грозовое небо глаза были устремлены куда-то далеко за горизонт. Кружева и бархат, высокие сапоги - молодой человек явно был представителем знатного сословия.
   Замыкали отряд еще с пять монахов-воинов, которые отчаянно потели в кольчугах, надетых по обычаю Ордена под рясы. Впрочем, стражникам в стеганых куртках с нашитыми металлическими пластинами было не намного легче.
   Жара, пыль и однообразие пейзажа всегда притупляют бдительность. Поэтому для предводителя отряда полной неожиданностью стал арбалетный болт, который просвистел у самого уха и вонзился в землю перед его лошадью. Черный жеребец отпрыгнул и сделал свечку, испуганная кобылка шарахнулась в сторону. Арбалетчики быстро спешились, заряжая свои арбалеты, монахи-воины образовали круг, прикрывая командира и знатного пленника.
   Вороной снова прыгнул, изогнувшись всем корпусом как змея, и возле его копыт в землю вонзился второй болт. Конь заплясал, резко вскидываясь. Он то шел боком, то вертелся волчком. Юноша покачнулся в седле, и у предводителя отряда мелькнула мысль: как он еще не свалился?
   В следующее мгновение пленник непостижимым образом освободил руки от веревок, выхватил меч из ножен ближайшего монаха-воина и поскакал к холму в ту сторону, откуда стреляли.
   Все произошло настолько быстро, что никто из стражей не успел среагировать. Беглец уже поднимался по крутому склону холма. Его чудесный конь летел стрелой, легко преодолевая крутой подъем, на котором сломали бы ноги другие лошади.
   Короткая команда и в погоню за юношей бросились четверо монахов на самых быстрых лошадях. Они не рискнули повторить прием беглеца и стали огибать холм, чтобы перехватить его у подножия с другой стороны. Но всем было ясно, что догнать черногривый ветер им не по силам.
   Арбалетчики подняли оружие.
   - Цельтесь в коня! - приказал командир.
   Жаль убивать такого скакуна, но другого выхода остановить беглеца не было.
   Несмотря на приличное расстояние, которое уже отделяло юношу от отряда, он каким-то образом услышал эти слова, неожиданно развернул вороного и понесся вниз, обратно.
   В результате выпущенные арбалетчиками болты просвистели мимо.
   - Не стрелять! - крикнул предводитель отряда.
   Монахи-воины быстро окружили пленника. Юноша подъехал к предводителю и протянул ему меч рукоятью вперед.
   - Неужели испугался за своего вороного красавца и поэтому вернулся? - подумал командир, не без опаски принимая оружие.
   Хотел бы он иметь такого коня! Но не по чину. Он всего лишь командует двумя десятками воинов - не самое высокое положение в иерархии Ордена. Младшему отпрыску захудалого рыцарского рода и то было счастьем. Интересно, откуда такой конь у безземельного рыцаря, которым назвался пленник? Монах знал сколько стоит подобное сокровище: годового дохода от земель, которыми владеет его семья, хватит разве что на копыта.
   - Вы лишили меня возможности взглянуть в глаза убийцам, - недовольно произнес юноша.
   - Хотите сказать, что не пытались совершить побег, а стремились наказать тех, кто желал вам смерти? - удивился командир отряда.
   - Побег? - его слова, похоже, в свою очередь поразили пленника. - После того, как я добровольно отдал себя на суд Ордена?
   - Полагаете, что стреляли в вас?
   - И едва не попали. А вы думали, что меня пытались отбить?
   - Именно так это и выглядело, - подтвердил монах.
   Юноша покачал головой.
   - Тогда в первую очередь старались бы выбить арбалетчиков, а не рисковали моей жизнью, выбирая цель так близко.
   Командир отряда не был глупцом, а военный опыт обязателен для посвящения в монахи-воины. Поэтому он сразу понял, что пленник прав.
   - Кому вы успели так насолить?
   - Графу де Гресир, к примеру, которого я победил на турнире. Или его кузену архиепископу.
   - Вы умеете выбирать врагов, - хмыкнул монах. - Есть смысл преследовать нападавших?
   - Думаю, они уже скрылись.
   - А что им помешает еще раз попытаться подстрелить вас с вершины другого холма?
   - Ряса монаха-воина, которую на меня наденут. И, конечно, вы не станете меня связывать.
   Предводитель отряда изумленно посмотрел на пленника, а потом захохотал. Этот парень ему определенно нравился. Такое простое решение!
   - Вас могут узнать по черному дьяволу, в седле которого вы сидите.
   - А мы с вами поменяемся.
   У монаха загорелись глаза. Проехаться на этом роскошном боевом коне!
   - Хм, но носить одежду со знаками Ордена могут только те, кто в нем состоит.
   - Я мог бы в нем состоять. Ведь вы слышали, что воспитывали меня монахи в Дежере.
   - Хорошо, - согласился после недолгого колебания командир отряда, спешиваясь.
   Как раз подъехали те четыре монаха, которые бросились в погоню, и у одного из них нашлась запасная ряса. Одеяние оказалось длинно для невысокого худенького юноши, но он закатал широкие рукава и ловко подоткнул подол, отчего казалось, будто ряса задралась случайно.
   Не без опасения монах приблизился к вороному жеребцу. Тот злобно ощерился и заржал, раздраженно перебирая копытами. Но его юный хозяин обнял коня за шею и что-то зашептал ему на ухо. Животное тряхнуло гривой, словно соглашаясь, и спокойно позволило предводителю отряда сесть в седло.
   - И он еще утверждает, что не пользуется магией! - подумал про себя монах и дал команду двигаться дальше.
   Пленник мгновенно оказался в седле серой кобылки и присоединился к монахам-воинам. Он сразу же затерялся среди других всадников, одетых в такие же рясы. Отряд перешел на рысь, удаляясь от злополучного места. Дорога вскоре нырнула за ближайший холм, и всадники скрылись из виду, оставив за собой лишь облако пыли.
  

2. Хаден. Сад Повелителя

   - Я рада, что к Повелителю вернулась память, - ведьма поклонилась едва не до земли и мелкие кудряшки цвета осенней листвы закрыли лицо.
   - Поэтому я и позвал тебя, Дижели. Подойди ближе.
   Странно было слышать довольно приятный мужской баритон из усыпанной двумя рядами кривых зубов пасти. Но ведьма давно привыкла. Она ступила несколько шагов по мозаичному полу белоснежной мраморной беседки, что легким кружевным облаком парила над изумрудной лужайкой. И снова поклонилась, но уже не так низко.
   Сад благоухал тысячами диковинных цветов. Часть привезли из дальних уголков Вселенной, часть вырастили при помощи магии. Повелитель лелеял свой сад, но вовсе не из любви к красивым растениям. Это был вызов легендарным Райским Кущам. Как не старались ученые Райна, им бы не удалось вырастить поющие цветы с зеркальными лепестками. Такое под силу только колдунам.
   А летающую беседку Единого Правителя Райна Повелитель скопировал вовсе не из зависти. Верховный Маг был практичен, как и все д'амун. Он просто оценил удобство конструкции. И, конечно же, в его саду беседка летала не при помощи хитроумных технологий анделл, а по велению магических заклинаний.
   Здесь часто цвела весна, иногда царило знойное лето или теплая осень, но гораздо чаще выпадал снег. Повелителю нравилось топтать его девственный покров. Кроме того на белом восхитительно смотрятся радужные розы и крупные ягоды горники. Тем более что ничем подобным анделл не могут похвастаться. Они тщательно оберегают свои Кущи от холода, накрывая защитным куполом. А вот Повелитель сколько угодно мог засыпать свой сад снегом - магия прекрасно защищала растения.
   Сегодня в саду было лето.
   - Устраивайся поудобней, - Повелитель хлопнул когтистой лапой по своим коленям, - разговор будет длинным.
   Дижели усмехнулась. Она живо представила, как сейчас взбесятся придворные красотки. На лужайке никого не было, но кусты, которые ее окаймляли, постоянно шевелились. За ними наблюдали десятки глаз: слуги и неизменная свита Повелителя. Ведьма высоко подняла красную юбку с огненным кантом, перебросила ногу через мускулистые бедра своего собеседника и демонстративно поерзала, устраиваясь к нему лицом.
   Верховный Маг довольно взрыкнул и облизнулся. Дижели ему нравилась. Находчивая, исполнительная, умная и амбициозная ведьма вполне могла занять подобающее место возле его трона. Но сейчас ему выгоднее держать ее в Энторе.
   А Дижели с тоской подумала, что придется залечивать нежную кожу на бедрах, содранную о грубую чешую. Зато в таком положении даже умеющие читать по губам не узнают, о чем они беседовали. Ведьма смело обвила рукой мощную шипастую шею Повелителя и придвинулась почти вплотную. Пусть поволнуются многочисленные фаворитки Верховного Мага, вообразив, что у них появилась серьезная соперница. В то же мгновение она почувствовала, как беседку накрывает Полог Тишины.
   - Ты знаешь, что Зелье Забвения иногда оставляет пробелы в воспоминаниях, - продолжал Повелитель, - а я должен знать все, что случилось тогда до мельчайших подробностей.
   - Рада служить моему великолепному господину, - мурлыкнула ведьма и начала свой рассказ.
   - Когда Халон привел в Нелвер Тэну, прекрасная Аретис просто взбесилась. Теперь д'амун называли Королевой другую, а ей иногда и кланяться забывали. Но больше всего богиня встревожилась, когда Тэна родила дочь. Новорожденная не уступала ей в Силе. И Аретис задумалась: неужели пророчество исполняется? Если так, то ей придется кланяться девчонке, когда она вырастет. Называть Повелительницей это отродье? Никогда! А еще богиня испугалась, что девочка будет красивее ее. Уж такого она никак стерпеть не могла!
   - И, конечно, ты внушила ей эти подозрения? - фыркнул Повелитель.
   Дижели лукаво улыбнулась в ответ.
   - Подтолкнуть Аретис к мысли выкрасть младенца оказалось не так уж сложно. Богиня была счастлива избавиться от девчонки хотя бы на время. Видеть в собственном доме столетиями, тысячелетиями ту, кто сместил ее с пьедестала сейчас, и ту, кто возвысится превыше всех в будущем ... Незавидная участь.
   Монстр, на коленях у которого она сидела, согласно кивнул.
   - Я не могла прийти в Нелвер в свите Повелителя, чтобы в случае неудачи не бросить на него тень подозрений. Аретис вызвала меня сама незаметно от остальных.
   - Тебя не было на церемонии представления?
   - Я наблюдала из-за колонны, - улыбнулась Дижели.
   - И что ты видела?
   Верховный Маг заинтересованно придвинулся.
   - Вы вошли в зал, где уже был Халон и другие Повелители Меча. С вами была большая свита, и Суффе, как всегда, нес ваш хвост. Потом пришли анделл. Единый Правитель раскланялся с Халоном, а затем гораздо небрежнее поклонился вам, почти кивнул.
   Повелитель Хадена оскалился и зашипел, костяные пластины на его загривке стали дыбом, а глаза вспыхнули кровавым светом. Молоденькие ведьмочки при виде такой картины могли и в обморок упасть. Но, чтобы напугать Дижели, потребовалось бы нечто более внушительное, чем горящие холодной злобой узкие щели змеиных зрачков, сплетенные в корону тройные рога и распахнутая зубастая пасть.
   - Последними в зал вошли Говорящие Истину во главе с Тэной, - продолжала она. - Королева объявила о рождении дочери по имени Итри, что означает Лезвие Света. Тэна держала ребенка на руках, и все вокруг дрожало от потоков Силы. Амулет Единого Правителя вибрировал и светился...
   - Она так сильна... - шумно выдохнуло чудовище.
   - Да, она невероятно сильна, - подтвердила ведьма. - Халон был очень горд и доволен. Когда девочку положили в колыбель, он отстегнул от пояса свой меч и положил рядом с новорожденной.
   - Признал ее своей наследницей.
   Дижели кивнула.
   - Представляю, как бесилась Аретис.
   - О, она готова была разорвать и брата и его жену. Когда начался торжественный пир, и дитя осталось одно в пустом зале...
   - Ребенка все бросили? - удивился Верховный Маг.
   - Ее оставили на попечение двух нянек, но девчонкам хотелось посмотреть на роскошную сервировку праздничного стола. Женщины везде и всегда любопытны.
   - А разве не ты нашептала им о водопадах золотистого вина и целиком запеченной рыбе невероятных размеров, покрытой чешуей из крошечных пряных лепешек? А еще об озерах соуса, в которых плавали корабли из куропаток с парусами из тончайших ломтиков ароматного сыра?
   - Ну, разве совсем чуть-чуть...
   Ведьма опустила ресницы, изобразив притворное смущение. Повелитель хмыкнул.
   - Продолжай.
   - Как только няньки ушли, я вывернула наизнанку плащ, и он стал белым. Затем я взяла девочку, спрятала ее под плащом и Аретис укрыла меня в одной из своих комнат. Если бы младенца хватились, она могла сказать, что просто взяла племянницу, которую няньки бросили одну.
   - Но никто не хватился.
   - Было не до того, - хихикнула ведьма. - За столом разгорелся скандал. Я там не была, но рассказывали...
   Она искоса взглянула на Верховного Мага. Чудище слегка кивнуло, требуя подробностей.
   - Вы случайно задели хвостом слугу, и он уронил блюдо с ломтиками угря в сливовом соусе прямо на белое одеяние Единого Правителя Райна, - с совершенно невинным видом сообщила Дижели.
   Повелитель с удовольствием хрюкнул.
   - Это я помню. Соус стекал у него по носу. Я извинился и предложил свои услуги. Это так взбесило анделл, что они сразу засобирались домой.
   - Лишь только открыли для них портал, Аретис отправила меня с ребенком в Энтор, - подхватила ведьма, - а там я сразу же переместилась на Перекресток. И все исполнила, как велел мой господин.
   - А я приказал...
   - ... подбросить девочку на Алтину.
   - Отлично сработано, дорогая моя, - похвалил ведьму Верховный Маг. - Няньки молчали, потому что боялись наказания за свою провинность. Открытие мощного портала замаскировало маленький портал. Слуги видели белый плащ, девочка пропала после ухода анделл, поэтому Халон заподозрил Единого Правителя. А меч ты зачем прихватила?
   На мгновение Дижели смутилась, но только на мгновение.
   - Может быть, настанет день, когда мне придется обменять его на свою свободу, - она вздернула подбородок и прищурила зеленые колдовские глаза.
   - Разумно.
   Похоже, Повелитель не сердился.
   - Расскажи, как ты попала на Алтину.
   - Мне повезло. Звездный Торговец по имени Макр как раз собирался туда.
   Заметив неодобрение в глазах Верховного Мага, Дижели поторопилась продолжить.
   - Конечно, я назвала совсем другой пункт назначения: одну планетку гораздо дальше по курсу. Макр согласился меня подбросить, но предупредил, что на Алтине выходить нельзя. Я заверила, что запрусь в своей каюте и на поверхность планеты ни ногой!
   - Девочку он видел?
   - Нет, еще на Перекрестке я создала Малый Кокон и прикрепила к груди. Итри не доставляла мне проблем, почти все время спала.
   Теперь Верховный Маг взглянул на ведьму с уважением. Создание Кокона - сложное заклинание, не каждому оно под силу. Колдуны использовали его для своих детей в случае опасности. Ребенок становился невидимым и недоступным для простых смертных. Магическая защита не пропускала ни звуков, ни запахов, но держала малыша в мягком теплом коконе, слегка покачивая и тихонько баюкая. Встроенные плетения очистки мгновенно удаляли все следы жизнедеятельности младенца, а энергетические нити поддерживали его силы. В таком Коконе ребенок оставался чистым, сытым и спокойным в полной безопасности. Но держать сложную магическую сферу долго мог только очень сильный маг.
   Да, ведьма была бы ему прекрасной парой, но Повелитель мог предложить ей только место фаворитки. Его супругой станет Итри, будущая повелительница Вселенной. И никак иначе! Только Дижели не стоит об этом знать. Пусть старается и дальше.
   - Рассказывай, - монстр нетерпеливо подбросил бедра вверх, царапая и без того пострадавшие ножки собеседницы. - Ты открыла портал?
   - Да, но перед этим набросила Плащ-невидимку.
   - Макр ничего не заметил?
   - Ни он, ни алтинки. Пока они болтали возле корабля, я считала память одной из этих тупых воительниц и открыла портал в Священную Пещеру. Подбросила девчонку и вернулась на корабль.
   - Виртуозно... - восхитился Повелитель. - Ты заслуживаешь награды.
   - Всегда готова служить господину, - склонилась Дижели.
   - Этот олух думал, что ты все время так и просидела в своей каюте?
   - Я еще спросила его дрожащим голосом: правда ли, что алтинки убивают всех, кто ступит на поверхность планеты, кроме Звездных Торговцев?
   Верховный Маг от души захохотал, а потом лизнул лицо и грудь ведьмы своим длинным языком, разделенным на три части. Дижели подумала, что таким языком можно вытворять при желании, и ее глаза слегка затуманились...
   - Все будет, милая, - поощрил ее Повелитель. - Только заканчивай свой рассказ. Кстати, зачем Макр садился на Алтину?
   - А вот это самое интересное, - ведьма сразу встряхнулась и сверкнула зеленью из-под ресниц. - Оказывается, если алтинка нарушает какие-то их законы, ее лишают имени и изгоняют навечно. Таких Дев Смерти называют "ниотанами". Им запрещено говорить на родном языке и упоминать, откуда они родом. Один из Звездных Торговцев забирает ниотану на свой корабль и дальше они работают вместе. Торговец перевозит грузы, а заодно и находит клиентов для подопечной. Забрасывает ее на нужную планету, а потом, через какое-то время забирает.
   - И Макр прилетал за такой ниотаной?
   - Именно.
   - Как любопытно, - низким глубоким голосом произнес Верховный Маг, прищурив змеиные глаза. - Изгнанницы, обозленные... Очень любопытно.
   - Ниотаны встречаются редко.
   Повелитель откинулся на спинку дивана.
   - Об этом стоит подумать... Итак, Макр высадил тебя на той планете, где было оговорено. Ты подождала следующего Звездного Торговца и вернулась на Перекресток, а затем - в Хаден. И доложила все мне. А я выпил Зелье Забвения.
   - Все так, мой господин, - подтвердила ведьма. - Иначе никак нельзя было. Ведь Говорящие Истину чувствуют ложь. Тэна стала бы расспрашивать об исчезновении дочери...
   - И она расспрашивала.
   - Да, несколько раз. Но ваш мудрый план вполне удался. Никто ничего не заподозрил. На Аретис никто даже подумать не мог. Причем Халон сам невольно нам помог. Он так разгневался на нянек, что буквально стер их в порошок. В результате мое участие в этой истории осталось тайной.
   - Они до сих пор не восстановились?
   - Плавают бледными тенями в той комнате, где была колыбель. Безмолвными тенями. Комната наглухо замурована.
   - Великолепно! Халон силен, что и сыграло нам на руку. Еще лет сто у нас в запасе, пока эти дуры не обретут голос.
   - Да кто их услышит сквозь вой ветра и каменную кладку?
   - А если услышат, у тебя есть меч, чтобы вернуть его в обмен на прощение, - хмыкнул монстр.
   - Думаю, Аретис позаботится, чтобы их еще долго не услышали. Это в ее интересах.
   - Отлично! Ты справилась блестяще. Даже прощаю тебе самодеятельность в виде похищения меча Халона, - ухмыльнулся Повелитель.
   Учитывая зубастую пасть, ухмылка вышла довольно зловещей.
   - Я всегда рада служить владыке Хадена, - изобразила преданность ведьма. - Но что бы я сделала, если бы не гениальный план моего господина? Спрятать девчонку среди Дев Смерти - великолепная идея. В других мирах она выделялась бы своими необычными способностями. Наверняка она выделяется и среди алтинок, но там это менее заметно.
   Чудовище рассеяно кивнуло.
   - Я больше тебе скажу, - задумчиво произнес монстр. - Алтинки называют себя дочерями Халона вовсе не из бахвальства. Анделл при помощи своих научных фокусов как раз хотели создать Итри еще до ее рождения.
   Дижели ахнула, оценив степень доверия Повелителя.
   - Они использовали кровь Халона и создали Дев Смерти?
   - Именно. Даже если бы анделл провели свои анализы, - при этом слове Верховный Маг презрительно поморщился, - вряд ли смогли распознать Итри среди других.
   - О! - только и смогла сказать искренне восхищенная его прозорливостью Дижели.
   - Что ты еще хочешь мне сообщить? - змеиный взгляд Верховного Мага снова устремился на ведьму, словно желая проникнуть в самые глубины души.
   - Аретис избавилась от Тэны, но уже без моей помощи. Чем она приманила глупого мальчишку, племянника Единого Правителя Райна я не знаю.
   - Известно чем, - фыркнул Маг, запуская лапу ей под юбку.
   Дижели томно вздохнула и продолжала с несколько затуманенным взором.
   - Тэна надеялась, что юнец что-то знает о похищении Итри, а если не знает, то выспросит у дядюшки. Аретис постаралась, чтобы соперница потеряла голову от любви и сбежала из Нелвера к юному любовнику.
   - С Аретис шутки плохи, - согласился Повелитель. - Если даже богине Справедливости не удалось избежать ее коварных сетей. Ведь к тому времени уже родился Рамейдо?
   - Да, малышу было несколько месяцев. Он еще не ходил.
   - Вот-вот. Богиня Справедливости бросила мужа и маленького ребенка ради любовника! Это нужно постараться.
   - А потом Тэна и вовсе исчезла. Никто не знает где она, а Говорящие Истину отмалчиваются.
   - И тебе Аретис ничего не говорила об этом? - лапа под юбкой задвигалась быстрее.
   - О-ох, нет, - выдавила из себя Дижели, облизывая пересохшие губы.
   - Да ну, - не поверил Повелитель. - Ведь вы - подруги?
   - Подруги? - фыркнула ведьма. - Аретис вспоминает обо мне тогда, когда я нужна.
   - И что ей потребовалось от тебя вчера?
   Ведьма замерла. Конечно, наивно было думать, что Верховный Маг упустил из вида визит богини Любви в Город.
   - Она просила помочь найти Рамейдо.
   - Разве мальчик пропал? Халон сам его выгнал.
   - Да, но когда Боннерг открывал портал, кто-то вмешался. Настройка оказалась сбитой и принц теперь неизвестно где.
   Повелитель хихикнул, что, учитывая его жуткую личину, выглядело несколько экзотично.
   - Кто-то? Да сама Аретис и запустила со злости на братца какую-нибудь пакость, но не ожидала подобного эффекта. Я не завидую Халону. С такой сестричкой и врагов не надо. Дочь похитила, жену сжила со свету, сына отправила в неведомые дали. И что она тебе пообещала?
   Дижели прикусила губу. Ей не хотелось говорить, но лгать Верховному Магу - себе дороже.
   - Исполнение любого желания... - нехотя призналась ведьма.
   - Умница! - глаза Повелителя вспыхнули. - Ты таки заслужила награду. А ну-ка подержи юбку повыше...
   Длинный язык с тремя кончиками мелькнул в пасти, и Дижели закрыла глаза.

3. Атавия. Тан-Рион

  
   Линни сидела на скамейке и читала книгу. Школьный двор был еще пуст. Занятия начнутся только через полтора часа, а ее одноклассники не слишком торопились. Она пришла первой, как и всегда. Заслышав стук каблучков, Линни удивленно подняла голову. К ней приближалась Энна.
   Девушка выглядела потрясающе: высокие ярко-алые сапожки, короткая юбочка из мягкой замши цвета сливок, черная кожаная курточка с множеством застежек и крошечная красная сумочка через плечо. Линни вздохнула с легкой завистью. Ее родители не могли одевать старшую из трех детей так дорого. Покупка одних подобных сапожек способна проделать в их семейном бюджете дыру, размером с железнодорожный тоннель.
   Высокая, с идеальным лицом и фигурой, с убийственной грацией и отменным вкусом Энна считалась первой красавицей школы. Впрочем, были и те, кто считал, что глубокие синие глаза, белоснежная кожа, стильная стрижка и аристократические манеры ее подруги Мелли гораздо эффектнее. Скрытое соперничество за титул королевы красоты не мешало девушкам оставаться практически неразлучными. Поэтому Линни и удивилась: Энна была одна и зачем-то явилась в школьный двор ни свет ни заря.
   Роскошные черные волосы змеились по плечам, достигая почти до талии, умело накрашенные темные глаза смотрели с легким презрением на рыжее недоразумение в очках, которое невозможно оторвать от книжки.
   - Привет, - небрежно бросила юная красотка, останавливаясь рядом с Линни. - Давно тут торчишь?
   - Здравствуй, - без энтузиазма ответила рыжая отличница. - Минут десять как пришла.
   - А где все? - Энна притопнула тонким каблучком и с тоской оглядела пустой двор. - Экскурсию отменили что ли?
   - Нет, я такого не слышала.
   - Так где народ?
   - Рано еще, - Линни бросила взгляд на дешевые пластиковые часы.
   - Ты серьезно? - юная красавица посмотрела на свои стильные часики в виде браслета. - По моим я уже опоздала.
   - Не правильно идут, - буркнула Линни, пытаясь снова уткнуться в книгу.
   - Странно, еще вчера шли правильно.
   Энна постучала по циферблату острым ноготком с модным маникюром: на каждом ноготке была написана буква, вместе они складывались в короткую фразу. Рыжая скосила глаза. На указательном пальчике черноволосой красовалась заглавная "Р", на мизинчике левой руки можно было разглядеть "Я", а потом читались "Л" и "Ю".
   - Бедняжка! Во сколько же тебе пришлось встать! - раздался громкий ехидный голос и обе старшеклассницы повернулись на звук.
   Рядом стояла Мелли в брючном костюмчике с логотипом известной фирмы на лацкане пиджачка. Каштановые волосы задорно зачесаны набок, открывая одно ушко и шею, легкий безупречный макияж, улыбка на нежных губах. За спиной девушки виднелся маленький рюкзачок в виде забавного медвежонка, на ножках красовались супер модные блестящие ботинки на толстой мягкой подошве. Не удивительно, что ей удалось подойти незамеченной.
   - Мелли! - сузила глаза Энна. - Погоди-ка! Это ты вчера брала мои часы, чтобы рассмотреть поближе? И после этого они стали спешить на час, да?
   - Ну что ты! Я не настолько жестока! - хмыкнула синеглазая. - И куда ты так вырядилась, подружка? Ножки на каблучищах не устанут? А юбочку светлую не вымажешь?
   - Если ты не опрокинешь на меня сок, как в прошлый раз, - зашипела черноволосая, - ничего с моей юбочкой не случится. А мои ножки - не твоя печаль.
   - И то верно! - вздернула бровь Мелли. - Ой, какой маникюрчик! И что там написано?
   Синеглазка бесцеремонно схватила подругу за руки и принялась разглядывать ее ногти.
   - Ой, да ты что?! Я люблю Рэми? Ты такое написала? - и она захохотала.
   Линни показалось, что смех был несколько неестественным, а глаза Мелли зло сверкнули.
   - Не твое дело! - выдернула руку Энна. - Что хочу, то и пишу!
   Рыжая отличница заложила пальцем книгу, чтобы потом не искать нужную страницу. Читать в такой трескотне она не могла. Пересесть на другую скамейку? Ну, уж нет! У нее не так много развлечений, чтобы пропустить такое. Энна точно сумасшедшая. Признаваться парню в любви подобным образом? Это же все прочтут, не только он.
   Между тем ее движение привлекло Мелли.
   - О, мышонок! Ты что читаешь? "Сталь в бархате"? О, Боже! Ты ее, наверное, наизусть выучила!
   - Я повторяю. Кларис наверняка устроит опрос, - недовольно пробурчала Линни, с досадой закрывая потрепанный томик и запихивая его в свою не менее потрепанную сумку.
   Пока подружки пререкались, в школьном дворе начали появляться их одноклассники. Подошли трое парней. Они небрежно поздоровались и образовали кружок в стороне, обсуждая какие-то спортивные соревнования. Через пару минут подошел еще один парень и присоединился к кружку. Затем пришла девушка, не так модно одетая как Мелли и Энна, но вовсе не похожая на заучку Линни. Завидев одноклассницу, обе подружки переместились к ней, и рыжая отличница осталась в одиночестве. Она уже хотела снова достать из сумки книжку, но в школьном дворе появился еще один парень и поглотил все ее внимание.
   Мальчишки, заметив вновь прибывшего, оживились.
   - О, Рэми!
   Кружок парней распался и собрался вновь, уже вокруг нового лица. Голоса стали громче, послышался смех. Рэми явно был душой компании.
   Мелли и Энна тоже переместились так, чтобы быть поближе к лидеру класса, вокруг них сформировался кружок других девушек. Они хихикали и стреляли глазками в парней. Те старательно делали вид, что не замечают их маневров.
   Неожиданно кто-то заслонил Линни свет. Она перевела взгляд и увидела паренька в легкой светлой курточке.
   - Привет фанатам литературы от фанатов истории, - поздоровался юноша и плюхнулся на скамейку возле девочки. - Ты чего без книжки?
   - И тебе здрасьте. Книжка в сумке, - проворчала Линни.
   Мальчишка проследил за ее взглядом и нахмурился.
   - И ты туда же. Что вы все в нем нашли?
   - Тебе не понять.
   - Да куда уж. Я, видишь ли, не девчонка.
   Девочка бросила на него косой взгляд и вновь вернулась к созерцанию своего кумира.
   - Вижу, что не девчонка, - буркнула она. - Ты чего пристал? Поговорить не с кем?
   - Да, Линни, так ты точно замуж не выйдешь, - парень небрежно развалился на скамейке. - Тебе представитель противоположного пола внимание уделяет, а ты его гонишь.
   - Да хватит заливать, Лар, - отмахнулась рыжая. - Я тебе нужна как прошлогодний снег. Ты же с Мелли глаз не сводишь уже второй год.
   Парень вздохнул.
   - Нужен я ей... как прошлогодний снег...
   В этот момент, громко сигналя, в школьный двор въехал большой желтый автобус.
   - О, транспорт подан! - громко провозгласил Лар, поднимаясь со скамейки.
   Автобус объехал двор и остановился в стороне. Передняя дверь открылась. Одновременно на крыльце школы появился высокий седой мужчина и маленькая изящная женщина с замысловатой прической. Несколько минут они что-то обсуждали, потом мужчина вернулся в здание, а женщина направилась к автобусу.
   - А вот и наша Кларис, - прокомментировал Лар. - Пойдем садиться?
   - Нас не звали, - возразила Линни, но подхватила сумку и сделала несколько шагов к автобусу.
   Навстречу женщине вышел водитель. Короткий разговор и Кларис повернулась к школьникам, призывая их взмахом руки. Веселая стайка учащихся сорвалась с места. Вскоре салон автобуса заполнил шум, смех и толкотня. Мелли и Энна уселись рядом и тут же начались ссориться. Впрочем, на это никто не обратил внимания. Парни оккупировали задние сидения, но некоторые, включая Лара, устроились ближе к выходу.
   - Рассаживаемся! Рассаживаемся! - суетилась Кларис, преподаватель литературы. - Эглер, садись уже. Линни, поторопись.
   Рэми вошел в автобус последним, галантно пропуская вперед покрасневшую от удовольствия рыжую. Тихая мышка Линни всегда оказывалась последней. Ее обычно оттирали более бойкие одноклассники, да и не стремилась она рваться в первые ряды. Конечно, девочка хотела бы сесть рядом с Рэми, но в автобусе осталось всего три свободных места и все они были разбросаны по салону. После минутного колебания, она села рядом с Ларом, который подавал ей сигналы.
   Рэми устроился сзади возле одного из своих "телохранителей". Так в классе прозвали трех парней по имени Айв, Никс и Зейн. Эта троица неотлучно следовала за Эглером, буквально смотрела ему в рот и безоговорочно слушалась всех команд некоронованного повелителя школы. Впрочем, свита "короля" была куда более многочисленной и в нее входили не только одноклассники Рэми. Но эти трое всегда отирались рядом. Парни еще и выглядели похоже: высокие, широкоплечие, одинаково простоватые лица, явные тугодумы.
   Как только Кларис убедилась, что все на месте, автобус тронулся. Выждав, пока возбуждение в рядах школьников уляжется, учительница начала урок "на колесах".
   - Итак, сегодня мы побываем в замке Моран, где происходит большая часть событий романа "Сталь в бархате". Я просила вас прочитать книгу полностью, а не в сокращении, чтобы разговор у нас получился предметный. Но, подозреваю, что многие мою настойчивую просьбу проигнорировали. Наверняка есть и такие, кто вовсе ее не открывал. К примеру, Зейн. Я права?
   - Чуть что, так сразу Зейн, - проворчал упомянутый парень, пряча глаза.
   - Поэтому, - продолжала учительница, - я попрошу нашу Линни кратко напомнить всем содержание книги. С места. Вставать во время движения автобуса не рекомендуется.
   - "Сталь в бархате" - роман неизвестного автора, написанный приблизительно в конце Средних веков, - бойко начала рыжая отличница. - Правда, некоторые ученые считают, что это удачная стилизация середины прошлого столетия. Первоисточник утрачен, поэтому установить истину не представляется возможным. Книга написана на старолэдском, современный перевод сделан известным писателем Нэем Элри примерно сто лет назад.
   Кларис слушала ученицу с легкой улыбкой. Линни была типичной "заучкой", но ее консерватизм и цепкая память иногда очень помогали. Вот как сейчас.
   - Действие книги происходит в Тан-Рионе и его окрестностях, - продолжала девочка. - В замке Моран проживает богатый и влиятельный барон с единственной дочерью - красавицей Моленой. Девушку выбрал в жены граф де Гресир, который славится на весь Лагнар жестокостью. Три его предыдущие жены умерли при странных обстоятельствах. Граф лично избивал до смерти слуг, мучил крестьянских девушек. Конечно, Молена не горела желанием стать очередной жертвой этого чудовища. Получив отказ, де Гресир попросил о помощи своего кузена архиепископа. Это был очень хитрый и коварный человек. Ему удалось подстроить так, чтобы руку Молены назначили призом на рыцарском турнире. Никто не сомневался, что граф выиграет турнир. Де Гресир обладал огромной силой и мастерски владел оружием. Он всегда побеждал. Молена обратилась к ворожее Лоранг, которая жила в лесу. Старуха предсказала, что на турнире победит молодой рыцарь и станет ее судьбой, но соперницей Молены будет женщина в короне. Молодую пару ждет много обмана, огня и крови, меда и полыни.
   Линни перевела дух и продолжала так же бойко.
   - Дарнок, оруженосец барона, был тайно влюблен в Молену. Случайно на дороге он встретил юного безземельного рыцаря Конрада де Вильена. Рыцарь спас на пожаре двух крестьянских детишек, а потом на постоялом дворе в одиночку расправился с пятью разбойниками. По дороге Конрад и Дарнок оказались в заброшенном городе Салта. Там в подземелье находился языческий храм, в котором колдуны приносили человеческие жертвы. Одной из жертв, девушке по имени Жанкита, удалось сбежать от злых магов. Конрад и Дарнок спасли ее. Чтобы защитить девушку от преследователей, Жанкиту переодели в мальчика и выдали за оруженосца де Вильена.
   Рыжая отличница на мгновение остановилась, чтобы поправить сползающие очки, и возобновила свой рассказ.
   - В Моране де Вильена прияли со всем радушием. В него влюбилась не только Молена, но и дочь начальника стражи Винна. Но Конрад не обращал на Винну внимания, поэтому она пошла в лес к ворожее, чтобы попросить приворотного зелья. Старуха открыла девушке тайну: Винна - подкидыш. На самом деле ее мать - графиня, младшая сестра матери Молены. Обрадованная Винна пыталась объяснить Конраду, что она знатного происхождения и теперь ему ровня, но девушку никто не слушал. Винна пробралась в палатку Конрада, чтобы поговорить с ним без свидетелей, но застала там Молену. Девушки поссорились, дело дошло до драки. Дарноку и де Вильену с трудом удалось их растащить. На турнире победил Конрад, но архиепископ обвинил рыцаря в колдовстве. Его арестовали монахи-воины. А де Гресир похитил Молену. Дарнок бросился ее спасать. На этом история обрывается. Книга осталась не законченной или конец просто утерян.
   - Спасибо, Линни. Основные сюжетные линии ты обрисовала, но упустила пару важных эпизодов. Каких, кто скажет?
   Кларис окинула взглядом ряды своих учеников. Слушали внимательно единицы. Одни смотрели в окно, другие шепотом что-то обсуждали, пара человек дремали.
   - Энна?
   Черноволосая вздохнула и нехотя оторвалась от разглядывания журнала мод.
   - Она забыла рассказать, что де Вильен спас жизнь Дарноку в Салте. Их там чуть не убили слуги колдунов и едва не сожрали огромные волки-оборотни. А еще он спас Молену и старого барона, когда опрокинулась карета.
   - И барона он спас на охоте, когда лошадь старика испугалась кабана! - добавила Мелли. - Де Вильен - настоящий герой!
   - Хорошо, - кивнула учительница, - но вы забыли об одном важном персонаже. Отец Жерони. Какую роль он играет в этой истории? Дополни свой ответ, Мелли.
   Синеглазая красавица наморщила лоб.
   - Это дядя Молены, представитель Великих Магистров. А какую роль... - девушка пожала плечами. - Может, он спасет Конрада и Молену? Книга ведь не дописана.
   - Ну, что ж. Я просила вас подготовить собственный вариант окончания романа. К сожалению, не все сдали мне свои работы, а среди тех, кто сдал много одинаковых. Первоисточник тут установить нетрудно. Большинство списали вариант Линни, причем с грамматическими ошибками.
   При этом Кларис строго взглянула в конец салона. Несколько сидящих там парней опустили глаза.
   - Тех, кто списывал у Рэми, тоже немало. Кстати, меня удивила концовка, которую господин Эглер представил. Может, поделишься своими соображениями на этот счет, Рэми? Ведь те, кто не списывал, твое сочинение не читали.
   - Если коротко, - хмыкнул Эглер, - все умерли.
   - Исчерпывающий ответ, - нахмурилась учительница. - Будь добр, подробнее.
   - Дарнок бросился спасать свою бесценную Молену и погиб. Молену хотели обвенчать с де Гресиром, и она спрыгнула с башни. Старый барон умер от разрыва сердца, когда узнал о смерти дочери. Моранское наследство досталось дальнему родственнику и он женился на Винне, которая доказала свое знатное происхождение. Де Вильена осудили за колдовство на костер, но он сбежал от святых братьев и его дальнейшая судьба неизвестна. Зато на костре сожгли старуху ворожею. А отца Жерони отравил архиепископ.
   Школьники зашумели, особенно протестовали девушки.
   - Ну, ты и монстр! - громко произнес возмущенный Лар. - Не думал, что Рэми у нас такой кровожадный.
   - Просто я реалист, - пожал плечами Эглер. - Времена были такие. Сами подумайте: как мог Дарнок спасти Молену? А никак. Взять штурмом замок в одиночку? С де Вильеном шансы у него были, но рыцарь сидел в тюрьме. Мог Дарнок опустить руки и сдаться? Нет. Значит, отважно бросился спасать, понимая, что попытка обречена на провал. И, ясное дело, погиб. Могла Молена смириться со своим замужеством? Судя по ее характеру - нет. Она не позволила бы де Гресиру через этот брак завладеть родным Мораном. А на помощь рассчитывать ей было не откуда. Единственный выход избежать свадьбы - смерть. Может, она не с башни спрыгнула, так заколола себя шпилькой для волос или удавилась на поясе - не суть важно. Старый барон лишился единственной дочери. Вполне возможно, сердце старика не выдержало. А если и остался жив, то остаток дней посвятил мести де Гресиру. Скорее всего, тоже погиб. Такой противник старику не по зубам. Вот Винна - девушка практичная. Она точно извлекла выгоду из этой истории. Ну, на костер де Вильена не отправили. Об этом в архивах Ордена ничего не сказано. Да и не тот парень Конрад, чтобы так бездарно погибнуть. Возможно, ему помог отец Жерони. После смерти Дарнока и Молены в Моране ему больше нечего было делать. Вот он и скрылся. А отец Жерони нажил смертельного врага в лице архиепископа. И такой подлый человек как Жуэле де Синто должен был отомстить.
   Кларис покачала головой.
   - Первый раз встречаю такой сценарий развития событий. Но, должна признаться, тебе не откажешь в логике.
   Снова поднялся шум. Учительнице не сразу удалось успокоить школьников.
   - Больше всех у нас возмущен Лар. Может быть, у тебя есть веские аргументы против стройной теории Эглера?
   - Есть! Это Хелиард. Как известно, меч остался в Моране. Если бы де Вильен сбежал от святых братьев, его меч остался бы в Ордене или исчез вместе с ним.
   - Ну, - пожал плечами Рэми, - возможно отец Жерони отдал клинок на хранение в замок.
   - Маловероятно, - парировал Лар. - Отдать легенду?
   - Да просто никто понятия не имел, что это Хелиард, - продолжал настаивать на своей версии лидер школы.
   - Тогда зачем его возвращать в Моран?
   - По просьбе Винны как память о Конраде, - нашелся Рэми.
   - Отец Жерони ненавидел Винну!
   - Довольно споров! - остановила дискуссию учительница. - Я рада, что вы воспринимаете судьбу героев книги так близко к сердцу. Но продолжим наш урок. Кстати, о Винне. Как вы относитесь к этому персонажу?
   Поднялось много рук. Некоторые ученицы просто подпрыгивали от нетерпения. Предыдущая дискуссия подогрела атмосферу, и все хотели высказаться. Кларис слегка улыбалась. Ей удалось заинтересовать класс, в очередной раз столкнув всезнайку Рэми и Лара, который о Хелиарде знал почти столько же, сколько главный специалист по этому артефакту профессор Соннер. Никто не глазел в окно, не болтал на посторонние темы, не дремал. Урок явно удался.
   Как всегда, мнения о Винне разделились. Высказывались, в основном, девушки. Одна партия, во главе с Мелли, утверждала, что черноволосая дочь начальника стражи - подлая предательница. Вторая группа, которую возглавляла Энна, объясняла неблаговидные поступки девушки войной за свою любовь. А в таком деле, как известно, запрещенных приемов нет.
   Кларис не дала и этой борьбе мнений достигнуть апогея и перевела энтузиазм учеников в новое русло. Теперь учительница предложила выбрать из романа самую понравившуюся сцену. Парни проголосовали за драку между Моленой и Винной. Возмущенные представительницы прекрасной половины высказывались за танец с зиньянкой или гадание ворожеи Лоранг.
   Ученики и не заметили, как автобус начал подниматься на Моранский холм. Теперь уже Кларис сама пригласила их к окнам. Старшеклассники прилипли к стеклу, разглядывая серую громаду замка, и дискуссия улеглась сама собой.
  

4 . Атавия. Подземелье Салты

   Большие голубые глаза девочки были полны слез. Она сидела на полу у ног высокого широкоплечего мужчины средних лет, который небрежно развалился в кресле. Малышка сжалась в комок и мелко дрожала от ужаса.
   Этот мужчина многим внушал страх. Имя Тонна Верридана, жреца подземного храма Салты, произносили, оглядываясь и шепотом. Говорили, что он брат самого Дьявола. Верридан возродил древний языческий культ с человеческими жертвоприношениями, и секта идолопоклонников была довольно многочисленной. Святые братья очень удивились, если бы узнали, кто из аристократов, высокопоставленных чиновников и даже священнослужителей тайком посещает кровавые богослужения в мрачных развалинах Салты.
   Изумрудно-зеленые глаза Тонна внушали невольный трепет всякому, кто пытался в них заглянуть. Красивое, но жестокое лицо с ухоженной черной бородкой недовольно кривилось.
   - Бестолковая девчонка! Ты совершенно ничего не умеешь! Я велел мяукать, а не блеять! Ну!
   - Мяу, - неуверенно пробормотала девочка побелевшими губами.
   - По-твоему это похоже на мяуканье?
   Мужчина наклонился вперед, и девочка попыталась немного отползти.
   - Еще раз и как следует. Не зли меня!
   - Мяу-у...
   - Ну, это уже кое-что. Громче и старайся лучше. Пока не научишься мяукать, есть не получишь.
   - Мяу... Мяу-у-у...
   Внезапно девочка вскрикнула и вскочила на ноги. Рядом с креслом вспыхнули зеленые искры, и словно из воздуха соткалась фигура безбородого старичка в восточном одеянии. Голову неожиданного гостя венчала вышитая бисером квадратная шапочка из черного бархата. Смуглая кожа и крючковатый нос делали его похожим на мирпанца. В прошлом этот с виду безобидный старичок по имени Кеарт входил в свиту самого Повелителя Хадена, но теперь впал в немилость. Как и Верридан он находился в ссылке на задворках Вселенной из-за интриг коварного Суффе - Почетного Носителя Хвоста хаденского владыки. Некогда могущественный маг теперь занимал должность придворного лекаря и астролога Асвийского султана.
   - Опять ты? - недовольно произнес чернобородый при виде старичка. - Какого анделл? Вечно ты являешься в самый неподходящий момент, Кеарт!
   Гость быстро оглядел комнату, обставленную роскошной мебелью, украшенную множеством драпировок из бесценных тканей, самыми дорогими коврами, золотыми статуэтками и всевозможными диковинками. На мгновение его взгляд задержался на худой рыжей девочке лет восьми у ног хозяина этого великолепия. Ее одежду составляли курточка и короткие штанишки из пестрого меха, на шее - тонкий кожаный ошейник, а рыжие волосы уложены на голове так, что напоминали маленькие треугольные ушки.
   - Потом будешь дрессировать свою девчонку, Тонн Верридан! - зло выпалил старичок. - Принц в тюрьме!
   - Этого не может быть! - чернобородый вскочил на ноги.
   - Я похож на колдуна, который шутит? - разъяренно рявкнул старичок. - Он сейчас в подвале резиденции Ордена! Ждет дознания и суда по обвинению в колдовстве!
   Девочка предусмотрительно отползла за кресло. Правда, по опыту она знала, что это слишком хрупкая преграда для гнева или прихоти взрослых.
   - Как принц туда попал? Что за бред?! Ведь он здесь по приглашению Великих Магистров. Я ничего не понимаю! - взволнованно воскликнул Тонн Верридан.
   - Принц участвовал в турнире под видом безземельного рыцаря Конрада де Вильена. И, конечно, победил.
   - Еще бы, - хмыкнул Тонн.
   - Прямо на поле по законам турнира его стали венчать с дочкой барона. Красивая девчонка, должен тебе сказать. Но тут вмешался архиепископ Лагнарский.
   - Вот сморчок поганый! - прошипел Верридан.
   - Он обвинил принца в колдовстве. Поднялся шум. И Рамейдо отдал себя в руки правосудия, чтобы "обелить благородное имя де Вильенов", - закончил свой короткий рассказ Кеарт.
   Оба собеседника совершенно забыли о рыжей девочке, которая притаилась за креслом и с изумлением слушала этот диалог.
   - Ничего не понимаю, - воздел руки к потолку чернобородый Тонн. - Я еще могу понять участие в турнире и последующую свадьбу. Ну, развлекается принц от скуки. Но сидеть в подвале у святых братьев на гнилой соломе с крысами - то еще удовольствие. Это ему зачем? А дознание и суд еще меньше похоже на развлечение.
   - Я тоже ничего не понимаю, - согласился Кеарт. - Должны ли мы вмешаться? А вдруг мы расстроим далеко идущие планы Рамейдо, и он нас пылью развеет? Может ли быть так, что святоши не знают, кто попал к ним в руки?
   - Никакие стены Рамейдо удержать не могут. Если он в тюрьме у святых братьев, то он хочет там быть.
   - Не знаю, Тонн, не знаю... - покачал головой Кеарт. - До меня доходили слухи из Сердца Ветров, что Халон запретил Боннергу учить Рамейдо магии. И открывать ему тайны Силы.
   Верридан ахнул.
   - Неужели принц ничего не знает о своих возможностях? Это многое объясняет. Но тогда нам нечего бояться!
   - Разве мы можем быть уверенны в том, что Рамейдо ничего не знает ни о своей Силе, ни о пророчестве?
   - Мы можем действовать иначе, - поскреб бороду Верридан. - Архиепископ у меня на коротком поводке. Потребую - и он снимет свои обвинения.
   - Этот святоша состоит в твоей секте? - хихикнул Кеарт.
   Тонн задумчиво кивнул.
   - Хорошая мысль, - прищурил черные глаза старый колдун. - Если в планы Рамейдо входит отдых за решеткой, то его гнев падет на архиепископа. Если же нет, мы постараемся объяснить ему, кто вызволил его из мрачной темницы. Поспеши, Тонн.
   Чернобородый маг быстро начертил в воздухе замысловатый знак и пробормотал нечто неразборчивое. Его фигуру окутало зеленое пламя, и Тонн Верридан исчез.
   - Чудесно, - промурлыкал старый колдун и заглянул за кресло. - Иди сюда, маленькая дрянь. Твой хозяин наивно подумал, что я не догадаюсь, кто ты такая и что здесь делаешь. Он хочет в обход меня открыть Врата. Я бы сильно разочаровался в нем, если бы Верридан не попробовал это сделать. Пока его нет, мы поиграем. Ну-ка, иди сюда, кис-кис.
  

5. Атавия. Тан-Рион

  
   По углам просторного кабинета сгущались вечерние тени. Свет заходящего солнца заливал зловещим кровавым светом широкий дубовый стол, заваленный книгами и пергаментными свитками. У стола, повернувшись к нему боком, сидел настоятель монастыря Святого Горилия в белом плаще, на котором тускло отсвечивало серебряным шитьем изображение меча - знак его высокого положения в Ордене.
   Сам хозяин кабинета, молодой и красивый священник в белой сутане, нервно мерил шагами расстояние от стола до двери и обратно, зажав в руке пергаментный свиток с красной печатью канцелярии Великих Магистров. Отец Жерони представлял интересы Ордена в Тан-Рионе, а фактически держал в своих холеных руках весь город. Даже настоятель слегка побаивался этого чрезвычайно умного и волевого красавца. Отцу Жерони прочили со временем плащ Великого Магистра. И в Тан-Рионе никто не сомневался, что он его получит.
   - Демоны знают что! Дело становится все запутаннее! - взволновано произнес священник, остановившись напротив своего собеседника и потрясая документом в воздухе. - Почему он сразу мне ничего не сказал?
   - Вы знали о его прибытии? - настоятель был взволнован не меньше, у него даже губы подрагивали.
   - Я получил письмо из канцелярии Их Святейшеств, - досадливо поморщился отец Жерони. - Там было сказано, что он прибудет после Дня Святого Горилия. Мне надлежало встретить его со всей возможной любезностью, но без огласки.
   - А мы посадили его под замок! - воскликнул монах-воин. - И намереваемся подвергнуть дознанию и суду! Великие Магистры с нас голову снимут!
   - Ни о каком дознании и речи быть не может! - воскликнул отец Жерони. - Рыцаря надлежит немедленно выпустить!
   - А архиепископ? - напомнил настоятель. - А публичное обвинение в колдовстве?
   - Тьфу! - молодой священник с досадой топнул ногой и снова зашагал по кабинету взад-вперед.
   - Мы должны затянуть судебное разбирательство, - наконец произнес он, останавливаясь возле стола и глядя на настоятеля сверху вниз. - Тяните время. Архиепископу мы сообщим, что в ходе дознания обнаружилось множество фактов, которые следует тщательно проверить. Для этого мы направим гонца в Дежер, в монастырь, где по утверждению рыцаря он воспитывался.
   - А путь до Дежера неблизкий... - усмехнулся монах-воин.
   - К тому же, гонец может задержаться в пути, - в тон ему добавил отец Жерони. - А тем временем де Вильен будет уже далеко.
   - А спустя пару месяцев мы объявим, что подследственный сбежал из-под стражи, - торжествующе завершил настоятель.
   - Нет, это никуда не годится! - воскликнул представитель Великих Магистров, швырнув охранную грамоту на стол. - А турнир? А моя племянница?
   - Неужели вы хотите, чтобы она вышла замуж за такого человека? - удивился настоятель. - Можем ли мы быть уверенны, что он на самом деле благородный рыцарь Конрад де Вильен из Барвилла?
   Отец Жерони задумчиво посмотрел в окно.
   - Хм... Я в этом не уверен. Но дело ведь не в рыцарском звании... Моя племянница влюблена в этого парня как кошка. Барон души в нем не чает. Герцог ему покровительствует. Он пользуется большой популярностью у черни. Весь город только и говорит о его подвигах. К тому же, я не могу поставить под сомнение его знатное происхождение - барон и герцог поручились за него. И в этом случае его победа на турнире будет признана не действительной, а Молену отдадут де Гресиру!
   - И мы не можем допустить огласки, - согласился настоятель. - Его миссия должна оставаться в тайне. Значит, охранная грамота не может быть аргументом на суде.
   - Суд должен состояться как можно скорее и на нем рыцарь будет полностью оправдан. Не так ли, Святой Брат? - отец Жерони, прищурившись, пристально посмотрел на монаха-воина.
   - Пожалуй, это будет наилучшим выходом из положения, - понимающе улыбнулся настоятель. - Но архиепископ... Он может доставить нам немало хлопот во время судебного разбирательства.
   В это время раздался тихий стук в дверь. Отец Жерони подошел к двери и, приоткрыв ее, с раздражением взглянул на стоящего за ней прислужника. Но служителя в следующее мгновение оттолкнули в сторону, и в кабинет вихрем ворвался молодой человек в измятой запыленной одежде.
   На вид ему было лет двадцать пять, роста чуть выше среднего, с пропорциональной худощавой фигурой и внимательными карими глазами. Лоб и висок пересекал старый шрам от меча, след страшного ожога уродовал левую кисть, на которой не хватало мизинца. Отсутствовало и левое ухо. При ходьбе молодой человек слегка припадал на правую ногу. Его темно-каштановые волосы спутались, шапку он, видимо, где-то потерял, а перчатки небрежно заткнул за пояс рядом с рукоятью меча.
   - Дарнок? На тебе лица нет! Что случилось? - встревоженно спросил отец Жерони.
   - Де Гресир похитил Молену!
   Священник побледнел.
   - Вот дьявол! Надо было давно отравить или прирезать эту скотину! - прошипел он.
   Следующая реплика была обращена уже к настоятелю монастыря.
   - Немедленно выпустите де Вильена и предоставьте ему все, что он потребует!
   Надо отдать должное отцу Жерони: он действовал быстро и решительно. Узнав, что Дарнок прибыл один, молодой священник сразу оценил опасность, которая угрожает его племяннице. Понимая, что барон со своими спутниками прибудет только через несколько часов, а монахи-воины или городская стража не могут вмешиваться в это дело, отец Жерони принял единственно правильное решение: предоставил возможность жениху самому выручать из беды свою невесту. Конечно же, он не надеялся, что Конрад сможет освободить девушку, но возможно он задержит де Гресира до подхода основных сил.
   Сам представитель Великих Магистров в сопровождении слуг и охраны выехал навстречу барону за городские ворота. Он намеривался присоединиться к преследователям и ускорить переправу через Вельтан, наняв заранее барку у торгового причала.
   Дарнок сменил измученного каурого на лучшего коня из конюшен святых братьев. Там же, на выходе из конюшни, верхом на своем вороном его уже ждал Рес. Оруженосец окинул взглядом стройную мальчишескую фигуру то ли своего лучшего друга и наемного убийцы на службе у Великих Магистров, то ли Принца Демонов. Юноша выглядел, как всегда, безупречно. Казалось, грязь никогда не касалась его белоснежных кружевных манжет, а на сапоги не попало ни грана пыли, к серому бархату костюма не прилипло ни травинки, ни соломинки.
   Единственное, что можно было поставить в укор идеальному внешнему виду юного рыцаря - отсутствие головного убора. Его шляпа с пером, как и шапка Дарнока, видимо, не пережила дорогу в Тан-Рион и тюремное заключение. А вот перчатки были на месте, только драгоценные перстни исчезли. Скорее всего, их забрали святые братья. На временное хранение. Оруженосца успокоил знакомый пояс с шипами и меч с обмотанной ремнем рукояткой. Рес улыбался ему с нескрываемой радостью.
   - Похоже, вы отдыхали на мягких перинах, а не в тюремной камере, - проворчал Дарнок вместо приветствия.
   Сам того не замечая, оруженосец перенял у Реса многие его привычки: не здороваться при встрече, не прощаться при расставании. А еще ироничную манеру разговора.
   - Я тоже рад вас видеть, Дарнок, - не остался в долгу юноша. - Вы хоть ели что-нибудь?
   При этом идеально очерченные брови Реса нахмурились, а на лицо упала тень беспокойства. Оруженосец хорошо знал, что юноша редко позволяет себе такое проявление чувств, а еще реже о ком-либо заботится. Тем ценнее были эти знаки его дружеского расположения.
   - Ел, - буркнул Дарнок, помня о способностях своего друга распознавать ложь.
   Он, в самом деле, прожевал кусок хлеба и запил его несколькими глотками воды. Перекусить основательнее не было времени. Да ему кусок в горло не лез! Молена в руках де Гресира. Дорога каждая минута!
   Он и так позволил себе этот легкий перекус исключительно пока освобождали Реса и седлали крупного гнедого жеребца с белыми бабками. Если бы у Дарнока были крылья, он давно был бы уже в замке "Проклятого графа".
   Рес осуждающе покачал головой, но промолчал. Он подождал пока оруженосец сядет в седло и с места рванул в галоп. Два монаха-воина едва успели распахнуть створки ворот и отпрянуть. Сразу за воротами Рес издал громкий пронзительный свист. Перепуганные прохожие прыснули в стороны, парочка зазевавшихся получила по спине свернутым в петлю ремнем. В таком бешеном темпе они быстро выбрались из лабиринта узких городских улочек. Копыта прогремели по каменному мосту, мелькнула ремесленная слободка и кони понеслись по широкой дороге на северо-восток.

6. Атавия. Замок Тан-Гресир

  
   Жуэле де Синто, архиепископ Лагнарский, пребывал в самом радужном расположении духа. Авантюра с похищением Молены де Моран стоила ему нескольких седых волос, но, хвала демонам, увенчалась успехом. Девушка уже в руках его грозного братца и через пару часов станет графиней де Гресир. Священник как раз отдыхал после утомительной дороги перед тем, как переодеться к венчанию. В замке Тан-Гресир у него была своя комната, убранная с подобающей роскошью. Де Синто возлежал на кровати, застланной шелковым узорчатым покрывалом, и предавался мечтам.
   Конечно, ему еще предстоит вытрясти из дражайшего кузена обещанную десятую часть приданного Молены, и сделать это будет не просто. Но у архиепископа был козырь в рукаве - письменное обещание братца, заверенное с соблюдением всех необходимых формальностей. И хранился этот документ вместе с не менее важными бумагами в особом ларце с секретом. Каждый, кто пытался открыть эту шкатулку, не зная ее тайны, неизбежно отправлялся в мир иной: из секретных пазов выскакивали отравленные смертельным ядом иглы и ранили чересчур любопытного глупца.
   Внезапно возле кровати вспыхнул рой ярких зеленых искр, и из него появилась высокая широкоплечая фигура жреца подземного храма Салты. Де Синто соскочил с кровати как ужаленный. От испуга он даже утратил дар речи.
   - Бездельничаешь? - ядовитым голосом осведомился Тонн Верридан. - Похоже, тебе уже не нужен алый плащ Великого Магистра?
   - Нужен, нужен! - в испуге просипел священник.
   - Тогда где обещанный храбрец? Долго я буду ждать?
   - Я пока не нашел достойного...
   - Да, ну? - изобразил сомнение чернобородый колдун. - Разве не ты только что упрятал за решетку некоего рыцаря Конрада де Вильена?
   - Разве этот щенок не ...
   - ... спас из огня крестьянских детишек, в одиночку расправился с целой шайкой разбойников, победил на турнире твоего кузена.
   - Я не думал...
   - Это точно. Ты не думал, - прищурил пронзительно зеленые глаза хаденский маг. - Чтобы мальчишка был к вечеру у меня!
   - Но это невозможно! Он в тюрьме, в резиденции Ордена!
   - Так вытащи его оттуда!
   - Но...
   - Мне надоело слушать твой лепет, священник! Скоро Ночь Большой Крови. Мне нужны жертвы для алтаря. И ты подойдешь!
   - Нет, нет! - Жуэле рухнул на колени и отчаянно взмолился. - Я все сделаю, но, умоляю, завтра! Он будет у вас завтра!
   - Смотри, - ледяным взглядом прожигая дрожащего как лист архиепископа милостиво согласился Верридан. - Ты привез мне принцессу, теперь мне нужен храбрец. Если Конрад де Вильен не будет у меня завтра к ночи, я вырежу твой лживый язык на алтаре.
   С этими словами жрец крутнулся вокруг своей оси и рассыпался зелеными искрами.
   Жуэле де Синто взвыл от отчаянья, но тут же заткнул себе рот рукой. В дверь уже скребся встревоженный слуга.
   - Господин, что случилось?
   - Ничего! - с трудом поднимаясь с колен, произнес священник. - Я задремал и увидел страшный сон. Ничего...
   Сейчас он обвенчает Молену де Моран со своим кузеном, а потом подумает, как выполнить приказ чернобородого жреца.
  

7. Атавия. Дорога на Тан-Рион

  
   Обычно Дарриэл не подбирал голосующих на обочине. Но сегодня, наверное, был какой-то особый день. Во-первых, шел нудный мелкий дождик и резко похолодало. Еще вчера светило апрельское солнышко, а сегодня с утра небо затянули серые косматые тучи. Во-вторых, парнишка, который поднял руку, имел уж очень жалкий вид. Он нахохлился, как мокрая пичуга, стараясь втянуть голову в поднятый воротник легкой курточки, и явно дрожал под порывами пронизывающего ветра. Темные волосы, довольно длинные, как раз по молодежной моде, прилипли к щекам и с них капало. Должно быть, он давно стоял тут, и проезжающие машины раз за разом окатывали беднягу водой из луж.
   Дарриэл, в отличие от большинства мужчин, никогда не относился к своему автомобилю трепетно. Вот верный "Змей" 10-го калибра в кобуре под мышкой он лелеял. Но от пистолета часто зависела жизнь. А переживать о грязных ковриках или мокрой обивке сидений - глупо. Машина была для него инструментом, средством передвижения - не более. Поэтому Вилье аккуратно притормозил и кивнул озябшему бедолаге.
   Мальчишка проворно влез на заднее сидение и забросил свой не менее промокший рюкзак.
   - Спасибо! Мне до Тан-Риона... Подбросите?
   - Нам по пути, - кивнул Дарриэл, рассматривая промокшего парня через зеркало.
   Вблизи он казался еще более юным.
   - Студент?
   - Не, я в школе учусь, выпускной класс.
   - И что школьник делает один на дороге в дождь и так далеко от города?
   Собственно Вилье было все равно, но слушать музыку ему надоело за три часа пути, да и в самом деле: что мальчишка тут ловит?
   - Мы с ребятами по окрестностям бродили. Здесь где-то был древний город Салта.
   - Так это легенда.
   - А может и не легенда! - азартно сверкнул глазами парнишка.
   - А, ясно. Врата ищите. Хотите стать Повелителями Вселенной.
   Мальчишка уловил в голосе водителя насмешку и насупился, отчего стал еще больше похож на злого взъерошенного воробья.
   - Многие считают, что в книге написана правда, - возразил он. - Врата существовали! Раз есть меч, то есть был...
   Парень окончательно стушевался, а Дарриэл взглянул на него более заинтересованно. Иногда мальчишки знают намного больше, чем взрослые. Тем более что эта тема явно близка его попутчику.
   - Как тебя зовут, искатель? - улыбнулся он.
   - Лар, - ответил парнишка и оглушительно чихнул.
   - А я - Дарриэл, - мужчина протянул руку и новый знакомец неуверенно ее пожал. - Ты куртку снимай, я печку включил. Сейчас согреешься. Там на заднем сидении сумка открытая, а в ней термос. Видишь? Попей горяченького.
   - Спасибо, - пробормотал Лар, стягивая промокшую куртку.
   Под ней обнаружилась футболка с изображением силуэта замка. Дарриэл хмыкнул.
   - И часто вы по окрестностям бродите? - спросил он.
   Вопрос был вполне невинный, но Вилье нарочно закидывал "крючок" издалека. Интуиция, которой он всегда доверял, обозначила себя легким сквознячком где-то внутри в районе солнечного сплетения.
   - Когда погода хорошая, - прихлебывая горячий чай и с удовольствием жмурясь, ответил Лар.
   - Вот бы не сказал, что сегодня на улице тепло и солнечно.
   - Так вчера было тепло. А мы засветло выехали. Дождя еще не было.
   - А прогнозом погоды поинтересоваться? - ловко обходя громоздкую фуру, продолжал "раскручивать" парня Вилье.
   - Врет прогноз, - поморщился мальчишка.
   - И то верно, - согласился мужчина. - А напарники где? Ты же не один ходил.
   - Нас трое было. Ребят в кабину водитель грузовика взял, а я не вместился.
   - Нерасторопный или благородный?
   - Что? - не понял Лар.
   Его глаза необычного для Серединных земель синего цвета уставились на Дарриэла с удивлением.
   - Ну, двое в кабину сели. Почему не ты?
   - Так у меня одного куртка была. У остальных - жилетки только, - ответил парнишка и снова чихнул.
   - Благородный, значит. Много толку от твоей куртки, - проворчал Вилье, сворачивая к обочине и останавливаясь.
   - Вы чего? - завертелся на сидении Лар, глядя как он выходит из машины.
   - А вот сейчас в багажнике лопату возьму. Убью тебя и в лесу закопаю, - прикрывая дверцу, пробурчал мужчина.
   Он открыл багажник и расстегнул большую сумку, которая в ней лежала. Порывшись в недрах сумки, Дарриэл извлек несколько вещей и снова закрыл багажник. Открылась задняя дверца и на колени Лара легла теплая спортивная куртка с капюшоном и мягкое пушистое полотенце.
   - Держи. Ноги промокли?
   - Не... - замотал головой мальчишка. - У меня ботинки крепкие, туристические.
   - Возьми полотенце, волосы хорошо вытри. А то они длинные, долго будут сохнуть.
   - Спасибо, Дарриэл.
   - Да, ладно. Хорошо вытирай, а то завтра сляжешь с температурой. Вон уже чихаешь.
   - Вы прямо как моя мама говорите.
   Вилье фыркнул и снова занял место за рулем. Он стряхнул дождевые капли с короткого ежика своих темно-каштановых волос и уверенно вырулил на трассу. Куртка на парнишку была велика, и Лар закутался в нее едва ли не с головой. Выглядело это довольно забавно, но мужчина не позволил себе засмеяться. Он хорошо знал, что подростки обидчивы, а доверие мальчишки ему еще пригодится. Продолжая разговор, он произнес бодрым тоном.
   - Так тебе нравится история? Учиться на историка пойдешь?
   - Хотелось бы... - промямлил Лар. - Только у меня папаша строгий. Хочет, чтобы я полицейским был, как он.
   От неожиданности Дарриэл едва не затормозил, но вовремя спохватился. Машина слегка вильнула, но быстро выровнялась. Паренек, похоже, ничего не заметил.
   - Так он у тебя охранник правопорядка? - поинтересовался Вилье, слегка оглядываясь через плечо.
   - Ага. И дед тоже. Они меня оба напрягают. А я историю люблю.
   - Мне кажется, что профессия историка и профессия следователя похожи. И те, и другие разгадывают всякие тайны. Ты не согласен?
   - Ну, да, наверное...
   Дождь с новой силой забарабанил по стеклам.
   - Так вы Салту ищете? И давно?
   - Второй год, - вздохнул мальчишка, - но мы найдем!
   - Откуда такая уверенность?
   - Нужно книгу читать внимательно. Там же все сказано! - воодушевился Лар, сев на любимого конька. - От Тан-Риона близко, и Моран, и лес.
   - Салта давно под городской застройкой, если только она вообще была.
   - Вы тоже думаете, что "Сталь в бархате" - вымысел? Столетиями думали, что "Корролия" - плод воображения Нерра, а ведь потом нашли Скалу-Льва!
   - Ага, тебе не дает покоя слава лорда Галлера!
   - При чем тут слава? Я хочу доказать, что все они жили на самом деле: и Дарнок, и Молена, и Конрад! - горячо возразил Лар. - Ведь был же меч! Я его сам видел!
   - Отлично! - подумал Вилье. - Рыбка заглотила крючок.
   - Вас на экскурсию водили? - вслух произнес он.
   - Ну, да. Все старшие классы водят, когда книгу проходим.
   - И тебе настолько понравились герои, что ты решил доказать реальность их существования?
   - А как объяснить, что окрестности Тан-Риона так подробно описаны? И меч тоже во всех деталях! Так мог написать только человек, который сам все видел! А если это так, то зачем придумывать несуществующих героев и события, которых не было?
   - Писатели - личности творческие. Кто их разберет... - пробормотал Дарриэл. - Хотя в одном ты прав: слишком много совпадений. Скорее всего, автор был знаком с архивами Морана и написал то, что прочел в какой-нибудь старинной рукописи, которая не сохранилась до наших дней. Ну и от себя присочинил кое-что.
   - Так в учебниках пишут, - отмахнулся Лар. - Стилизация под средневековый роман.
   - А ты веришь, что автор был участником событий?
   - Может быть, и нет, но знал обо всем из первых рук.
   - Интересная версия... - произнес Вилье и тут же прикусил губу.
   Что-то он расслабился, болтая с мальчишкой. Не стоит выдавать себя, тем более что Лар из семьи полицейских.
   - Конечно, за прошедшие пятьсот лет все изменилось, даже рельеф местности, - увлеченно продолжал паренек. - Но автор явно жил в те времена, когда все еще было как в книге. Он описывал то, что видел. Болото осушили только в прошлом веке, и лес сильно вырубили, но Сольж и Вельтан никуда не делись, да и холмы на месте. Моран сохранился почти целиком, Тан-Гресир превратился в развалины, но часть стен и пара башен и сейчас стоят. А центр Тан-Риона вообще заповедник. И собор, и резиденция Ордена, хоть и сильно перестроенные, но все там же. А вот дом отца Жерони не сохранился.
   - Я смотрю, ты все изучил, - уважительно присвистнул Дарриэл. - Тьму времени, наверное, в библиотеке просидел.
   На щеках Лара выступил легкий румянец.
   - Я даже на конкурс научную работу написал. И меня профессор Соннер похвалил! Лично!
   - Вот это да! Ты и с профессором знаком! Это же тот, который меч нашел? - воскликнул Вилье.
   - Да, он сказал, что с удовольствием возьмет меня в ассистенты, когда я получу диплом.
   - Похоже, интуиция меня не подвела. Этот мальчишка - настоящая находка! Сегодня точно особенный день, - подумал Дарриэл.
   В то же мгновение словно ледяной ветер ожег лицо мужчины и в ушах зазвучал насмешливый юношеский голос, совершенно не похожий на голос Лара.
   - Неужели вы верите во всю эту чепуху, Дарнок? Здесь же ничего нет, одни камни, поросшие травой.
   От неожиданности Вилье чуть не выпустил из рук руль и инстинктивно ударил по тормозам. Сзади просигналили, а затем их резво обогнал большой темно-синий фургон.
   - Что случилось? - встревожился Лар. - Вам плохо?
   - Нет, - слабо отмахнулся Дарриэл и слегка потряс головой, - просто устал. Четыре часа за рулем. Нужно остановиться и размяться немного.
   Он осторожно вырулил на обочину и вышел из машины. Следом выбрался и мальчишка.
   - О, а дождь уже перестал! - обрадовался Лар, разглядывая проблески голубого неба в разрывах туч.
   Вилье прислонился к машине, прислушиваясь к своему организму. Голова не кружилась, никакие голоса в ушах не звучали. Что это на него нашло?
   - Ну как, лучше? - заботливо спросил парнишка, заглядывая мужчине в глаза.
   - Да, все в порядке. Сейчас похожу немного и поедем.
   Дарриэл ступил несколько шагов среди деревьев, полюбовался на нежную дымку едва распустившихся листочков, вздохнул полной грудью и вдруг снова ощутил резкий ледяной ветер в лицо. Перед ним возникла фигура молодой рыжеволосой женщины в старинном платье. На руках она держала рыжую кошку. Женщина радостно улыбнулась, словно увидела кого-то долгожданного. Кошка таращила зеленые глазищи.
   Видение лишь на доли мгновения мелькнуло и вновь растаяло. Вилье стоял на опушке мокрого весеннего леса.
   - Что за демонские штучки?!
   Он поспешил вернуться к машине.
   - Вы в этом районе Салту не искали?
   - Нет. Здесь, судя по старым картам, хотя они и неточные, было болото, - ответил Лар, с любопытством оглядывая горизонт.
   - Испарение болотных газов, - успокоил сам себя Дарриэл. - Вот и мерещится разная ерунда.
   - Ладно. Садись, поехали.
   Парнишка без возражений занял свое место на заднем сидении. Некоторое время они ехали молча. Вилье вел машину аккуратно и неторопливо. Но странные галлюцинации не возвращались. Постепенно он успокоился и, поймав в зеркале полный любопытства взгляд Лара, продолжил разговор. Мужчина решил, что достаточно походил вокруг и около. Теперь можно спросить о том, что его больше всего интересует.
   - А что в городе говорят про ограбление музея? У тебя же родственники в полиции. Они что думают?
   - А! - махнул рукой Лар. - Чушь всякую болтают. А я точно знаю, кто украл меч!
   Последнее, что увидел Дарриэл, был летящий навстречу желтый автомобиль службы спасения. Потом последовал удар.

8. Алтина

      Дижели пришла в себя не сразу. Лежать было жутко неудобно, в спину впивались мелкие камушки. Она приподнялась, стараясь стряхнуть сладостный морок, но тут же вскочила, испуганно оглядываясь.
      Беседка и сад Повелителя исчезли. Она стояла у подножия скалы, и вокруг, сколько видел глаз, простиралась каменистая пустошь, окаймленная такими же суровыми скалами. Над горами поднималось лиловое солнце.
      Ведьма скрипнула зубами и забористо ругнулась вполголоса. Громко говорить в горах себе дороже. Только Повелитель мог устроить ей такую подлянку - открыть портал сразу после любовных игр, пока ведьма была во власти послеоргазменой неги.
      Она знала единственную планету, где ядовитые испарения создавали в воздухе вечную лиловую дымку, окрашивая ярко-белую звезду в этот цвет. Она была на Алтине. Здесь жизнь возможна только в горах, где концентрация отравы невысока. В долинах царит лиловый туман, и люди там жить не могут.
      Собственно легенды о том, что воинственные Девы Смерти убивают всякого, кто ступит на поверхность планеты кроме Звездных Торговцев, возникли не на пустом месте. Но воительницам не нужно марать руки в крови чужаков. Алтина убивала их сама своим ядовитым дыханием.
      Правда, растениям и животным это не мешало. Они вольготно плодились в глубоких долинах возле текущих с гор рек. Не вредили ядовитые испарения и алтинкам, как, впрочем, и самой Дижели. Но спускаться она не собиралась. Это место ей было знакомо, хотя она видела его лишь раз много лет тому назад. Но, как и все Изначальные, раз что-либо увидев или услышав, она запоминала это навсегда. Лишить воспоминаний ее могло лишь Зелье Забвения, да и то не полностью и не навсегда.
      Ведьма еще раз оглянулась, словно не доверяя своему чутью. По близости действительно никого не было. Она зажгла в руке сгусток зеленого огня и швырнула в скалу. Иллюзия, скрывавшая вход, растаяла. Дижели шагнула в мрачные недра Священной Пещеры. Почти сразу же за ее спиной выросла каменная стена, отрезав ведьму от лилового дневного света. Но, как и все Изначальные, она прекрасно видела в абсолютной тьме.
      Дижели шла по широкому коридору в толще горы и улыбалась. Пусть Повелитель думает, что она так глупа. У рыжей ведьмы была своя игра, где на кону стоял весомый куш. И терять его она не собиралась.
      Вот и развилка, вот подземная река, мчащая мимо свои темные воды. Вот маленький водопад, еще одна развилка и, наконец, она на месте. Три круглых камня - маленький, большой и средний, лежащие живописной кучкой. Приметное место.
      Дижели опустилась на колени и просунула руку в щель между средним и большим камнем. Но рука ничего не нащупала, кроме неровной поверхности. Ведьма просунула руку дальше, но по-прежнему ничего не нашарила. Страх липкой холодной змеей скользнул по позвоночнику. Забыв об осторожности, он снова зажгла на ладони зеленый огонь, чтобы осветить расщелину.
      Там было пусто. Меч Халона исчез.
  

9. Атавия. Дорога на Тан-Гресир

   Как не гнали встревоженные всадники своих лошадей, к стенам замка они прибыли уже в глубокой темноте. Тан-Гресир имел в плане форму треугольника, одна сторона которого была образована берегом озера Акран, вторая - вытекающей из него рекой Гре, а третья - глубоким и широким рвом. Главная резиденция "Проклятого графа" была еще больше, чем Моран и столь же неприступна. Построенный почти тысячу лет назад, замок выдержал немало осад и сменил несколько владельцев, каждый из которых перестраивал укрепления и внутренние покои по собственному вкусу. Это придавало постройкам Тан-Гресира некую хаотичность и смешение стилей, но отнюдь не снижало его обороноспособность. Тем более что граф предусмотрительно поднял мост через ров, запер ворота и выставил двойную стражу.
   Предвидя это, Рес заранее обмотал приготовленными тряпками копыта коней, и свернул с дороги. Двигаясь шагом, они незаметно приблизились к замку в том месте, где темные воды рва сливались с речными волнами. Молча закусив губу, Дарнок смотрел на мрачную каменную громаду, заслонившую звездное небо. На верхушках башен играли отблески огня, из-за высоких стен доносился шум, в котором явственно различалась веселая музыка.
   - Пирует... - скрипнул зубами оруженосец. - Празднует победу...
   С той минуты, как они сели в седло, Дарнок не проронил ни слова. Рес взглянул на оруженосца, но в темноте различить выражение его лица было невозможно.
   - Боюсь, что это не просто празднование победы, - с явным сочувствием в голосе произнес юноша. - Думаю все гораздо хуже.
   - Хуже?
   - Да, - Рес вздохнул. - Это свадьба. Архиепископ не просто так отправился в гости к своему братцу. Венчание уже состоялось или вот-вот произойдет. Граф все рассчитал. Завтра утром уже не будет иметь никакого значения, кто выиграл турнир.
   - Молена ни за что не согласится на этот брак! - воскликнул Дарнок с возмущением.
   - Тише! У графа есть немало способов заставить ее это сделать.
   - Разразится скандал! - все же понизив голос до шепота, возразил оруженосец.
   - Мне кажется, де Гресир не из тех, кто боится общественного мнения. Кроме того, скандал ему на руку. Граф рассчитывает, что после похищения и венчания честь Молены будет запятнана. И никто не решится взять ее в жены, даже если брак признают недействительным. Поэтому и барон, и герцог вынуждены будут смириться.
   - А вы?!
   - Я?
   - Вы решитесь взять ее в жены после этого?
   - Во-первых, я обещал вам этот брак. А я всегда держу свое слово, - несколько резко ответил юноша. - Во-вторых, я еще меньше подвержен предрассудкам, чем де Гресир.
   - Какого демона вы не убили его на турнирном поле? - сжимая кулаки от ярости и бессилия, прошипел оруженосец.
   - Вы не последовательны, Дарнок, - ответил с укоризной Рес. - За несколько дней до турнира вы мне устроили выговор за то, что я прирезал семерых разбойников в одном из переулков Тан-Риона. Помните? Несправедливо лишать возможности раскаяться и изменить свою жизнь даже самых отпетых негодяев - это ведь ваши слова.
   - Тьфу, - оруженосец сплюнул с досады. - Да, я это говорил. Но де Гресир...
   - Хуже разбойников? - перебил его юноша. - Вы так думаете?
   Дарнок только заскрипел зубами.
   - Признайте: если бы речь не шла о вашей драгоценной Молене, вы бы одобрили мои действия на турнире, - продолжал Рес безжалостно.
   Оруженосец молча отвернулся.
   - Ладно, нечего говорить о том, что уже сделано.
   С этими словами Рес спешился, сбросил на землю плащ, поправил пояс с шипами, прикрепил меч на спину, так, чтобы его рукоять находилась над левым плечом, несколько раз подпрыгнул на месте. При этом Дарнок не услышал ни шороха, ни другого звука, словно юноша был бесплотным духом.
   - Что вы собираетесь делать? - спросил оруженосец, также спешиваясь.
   - Постараюсь помешать венчанию, если успею. Если нет, то придется сделать вашу красавицу вдовой. По крайней мере, де Гресир не должен дожить до утра.
   - Как вы проникните в замок?
   - Это мое дело. Вы остаетесь здесь и ждете появления барона с войском.
   - Я пойду с вами.
   - Нет, Дарнок. Это исключено. С вашей ногой вы не сможете подняться на стену. Я уберу стражу, открою ворота и опущу мост. К тому времени, надеюсь, барон и рыцари будут уже здесь. Вы ворветесь в замок и освободите Молену.
   - Вы можете найти де Гресира и убить его, а затем ...
   - Замок слишком велик. Пока я буду искать де Гресира, будет уже поздно. К тому же он может быть не один, а в окружении своих слуг. Или вы полагаете, что я в одиночку могу справиться со всем гарнизоном замка?
   - Полагаю, можете.
   Рес хмыкнул.
   - Премного благодарен за лестную оценку моих способностей, но вы преувеличиваете мои таланты. Однажды мне пришлось выдержать бой против сорока противников. Но я едва остался жив после этого.
   - И вы... их всех... убили? - изумился оруженосец.
   - Пришлось. Я спасал свою жизнь. А еще мне нужно было рассчитаться с одним негодяем, который устроил это кровавое зрелище.
   - Зрелище?
   - Не сейчас, Дарнок. Не время распространяться о моих приключениях.
   Оруженосец судорожно вздохнул.
   - А если...
   - Я сделаю все, чтобы ее спасти, - мягко произнес Рес, положив руки ему на плечи. - И берегите себя.
   - И вы будьте осторожны, - тихо ответил Дарнок.
   Юноша слегка оттолкнул его и быстро, не оборачиваясь, побежал к реке. Уже через несколько шагов ночь поглотила его, и оруженосец больше ничего не видел и не слышал, сколько не прислушивался и сколько не вглядывался в темноту.
  

10. Атавия. Замок Тан-Гресир

  
   Молена сопротивлялась отчаянно, но удары, которыми она осыпала де Гресира, причиняли графу столько же вреда, как дуновение ветерка каменной башне. Она уже не кричала и не плакала, понимая тщетность своих усилий, только шипела как рассерженная кошка, пытаясь расцарапать своему новоиспеченному супругу лицо. Граф громко хохотал, поднимаясь по лестнице со своей брыкающейся ношей на руках. Ему вторил грубый гогот и непристойные шутки приближенных, которые следовали за своим господином на некотором отдалении. Все мужчины были сильно пьяны, но граф, к отчаянью Молены, казался практически трезвым, хотя выпил больше всех.
   Наконец, лестница привела де Гресира на верхушку Главной башни, в его личные покои. Он толкнул ногой дверь, пересек комнату и швырнул девушку на широченную кровать под желтым полосатым балдахином. Самодовольно улыбаясь, граф расстегнул пояс с кинжалом в богато украшенных ножнах и швырнул его на крытую медвежьей шкурой скамью, но промахнулся. Для венчания он снял меч, но не отважился остаться полностью безоружным даже за неприступными стенами своего замка. Пояс с оружием соскользнул на пол недалеко от кровати.
   Все так же самодовольно посмеиваясь, Аран де Гресир принялся расстегивать куртку. Он явно наслаждался страхом и отчаяньем Молены, которая, сжавшись в комок, замерла на парчовом покрывале.
   Вдруг девушка метнулась к упавшему поясу и выхватила из ножен кинжал. Дико вскрикнув, она замахнулась, стремясь ударить в грудь своего мучителя, но "Проклятый граф" легко перехватил ее руку и железными пальцами стиснул хрупкое запястье. Оружие со звоном упало на пол. Де Гресир снова захохотал.
   - Какая горячая у меня женушка! - с издевкой произнес он, нависая над Моленой, подобно каменной глыбе. - Ты не могла дождаться, пока я сниму одежду и решила поскорее ее на мне разрезать? Ну, если ты так торопишь события, моя дорогая...
   И он опрокинул Молену на кровать, мгновенно накрыв своим мощным телом, и впился поцелуем в губы. Девушка пыталась отвернуться и оттолкнуть его, но добилась лишь того, что граф прокусил ее губу до крови и едва не сломал ребра, стиснув в своих медвежьих объятиях. Все попытки Молены освободиться больше напоминали барахтанье, а издаваемые звуки протеста - мычание. Она задыхалась, придавленная невероятной тяжестью.
   - Ха! - воскликнул граф, слегка ослабив хватку. - Вот это мне по вкусу! Люблю, когда женщина подо мной извивается, а не лежит бревном!
   Молена в испуге замерла. Выходит, ее сопротивление лишь раззадорило этого негодяя и даже доставляет ему удовольствие! Де Гресир, ожидавший именно такой реакции, самодовольно хмыкнул и рванул за вырез платья. Тонкий шелк оказался достаточно прочен, чтобы выдержать, но лиф распоролся по швам. Молена вскрикнула и снова забилась в руках насильника. Граф, не обращая на это внимания, жестко впился ртом в обнаженную девичью грудь.
   Дочь барона попыталась оторвать его и что силы потянула за волосы на затылке, но де Гресир лишь удовлетворенно хрюкнул.
   Слезы бессилия потекли из глаз Молены. Никто не придет ей на помощь. Отец далеко, Конрад под арестом. Она полностью во власти этого жестокого чудовища. А после сегодняшнего венчания все, что с ней произойдет, уже никого не будет тревожить. Она - законная жена графа, а значит - его собственность. И никому нет дела до ее страданий...
   - Конрад, Конрад! - в отчаянье воскликнула девушка.
   - Ну, ну! - фыркнул граф. - Ты ничего не перепутала, милая? Твоего мужа зовут Аран де Гресир. И я предпочитаю, чтобы в моей постели меня называли моим именем, а не именем какого-то щенка.
   Молена попыталась плюнуть ему в глаза, но рот пересох, и плевок не получился. Ее тщетная попытка вызвала новый приступ смеха у графа.
   - Вот уж не ожидал, что такая благовоспитанная и чопорная девица окажется такой страстной штучкой! - продолжал издеваться он. - Погоди, кошечка, тебе понравится, я уверен.
   И он снова навалился на Молену, задирая юбки. Девушка закричала.
   - Кричи, кричи громче! Может твой Конрад тебя услышит. Хотелось бы мне, чтобы этот щенок был здесь, чтобы увидеть, как через минуту ты будешь стонать от наслаждения!
   Внезапно окно в дальнем конце комнаты разлетелось мелкими брызгами стекла, а искореженная свинцовая рама пролетела по воздуху и рухнула на кровать, едва не распоров своим острым краем ляжку графа. Вместе с рамой в комнату влетел Рес ногами вперед и приземлился в трех шагах от кровати. Прежде, чем его ноги коснулись пола, в руке юноши уже сверкнул меч. Это появление было столь неожиданным и эффектным, что Молена вскрикнула, а де Гресир вскочил на ноги, вытаращив от изумления глаза и напрасно ища на поясе оружие.
   Как этот щенок мог появиться в его замке, да еще в его спальне и в самый неподходящий момент? Ни граф, ни Молена не заметили тонкий черный шнур, который Рес выпустил из рук, когда ногами выбив раму, проскользнул в узкое окно. Звук бьющегося стекла и крик девушки вызвали у толпящихся на лестнице слуг только новый приступ хохота и очередную порцию грязных шуточек.
   - Ты, кажется, хотел меня видеть? - насмешливо осведомился Рес.
   Граф взревел, осознав, наконец, что он безоружен, и с неожиданной прытью швырнул в юношу оконную раму. Рыцарь легко уклонился от тяжелого снаряда, но этого мгновенья хватило де Гресиру, чтобы подобрать с пола кинжал и приставить его к щеке Молены. - Только шевельнись, молокосос, - прорычал он сквозь стиснутые зубы, - и я исполосую ее хорошенькую мордашку. Нужна ли тебе будет такая уродина в качестве жены?
   - А тебе? - приподнял бровь Рес.
   - А мне плевать на ее лицо. Мне нужны ее земли. И еще, чтобы родила мне наследника, - нагло оскалился граф. - Ты опоздал, де Вильен. Она - моя жена.
   - Значит, станет вдовой, - хладнокровно парировал юный рыцарь. - Хватит прятаться за женские юбки, де Гресир. Возьми меч и убей меня, если сможешь. Иначе я убью тебя.
   - Стой, где стоишь, - хмыкнул граф, медленно продвигаясь к двери. - Если ты думаешь, де Вильен, что я стану драться с тобой, то должен тебя разочаровать. Не знаю при помощи какого колдовства ты смог победить на турнире, и какому дьяволу ты продал душу, чтобы попасть сюда. Но я не так глуп, чтобы дать тебе возможность сделать это еще раз. Аже! Харп! Ко мне, мои верные слуги! Тревога! В замке - враг!
   Уже через мгновенье на его призыв в двери ворвалась толпа приближенных с оружием в руках.
   - Брось меч, де Вильен! Или, клянусь когтями дьявола, я разукрашу эту куклу так, что она никогда не сможет взглянуть на себя в зеркало!
   Рес взглянул на изумленных и нетвердо держащихся на ногах слуг, которые толпились в дверях, на залитое слезами испуганное лицо Молены, на дрожащее в руке графа лезвие и бросил клинок к ногам де Гресира. Граф толкнул девушку в руки своего оруженосца Аже.
   - Уведи ее отсюда и присмотри за моей женой! - приказал он. - А вы - вяжите этого щенка! Какой удачный нынче денек! Благодарю тебя за щедрый свадебный подарок, де Вильен! Я получу двойное удовольствие: сперва сдеру с тебя собственноручно шкуру, а затем вовсю натешусь твоей невестой у тебя на глазах, пока ты будешь медленно подыхать!
   И он громогласно захохотал. Аже крепко обхватил Молену сзади, прижав ее руки к груди. Лишив тем самым девушку возможности сопротивляться, он оторвал новоиспеченную супругу хозяина от пола и вынес из комнаты.
   - Пойдем, графинечка, - зашептал он на ухо девушки вкрадчиво. - Пусть парни пока порезвятся, а мы развлечемся по-другому.
   У Молены даже не было сил сопротивляться. Пока Аже нес ее по лестнице вниз, она слышала шум драки - звон оружия, треск ломаемой мебели, крики и проклятия, доносившиеся из комнаты, где остался Конрад. Один, безоружный, в окружении не менее десятка врагов...
   Оруженосец графа втолкнул девушку в комнату этажом ниже и прижал к стене. Его язык прочертил дорожку вдоль ее шеи от уха до обнаженного плеча.
   - Ох, сладкая графинечка! - промурлыкал Аже, шумно втягивая носом ее запах, зарывшись в спутанные волосы, разметавшиеся по плечам. - Не бойся! Я ласковый!
   Молена обреченно всхлипнула, неосознанно обшаривая взглядом богато обставленное помещение поверх плеча графского оруженосца и ощущая как его руки беззастенчиво блуждают по ее телу. От одного насильника она попала к другому. Но ей было уже все равно: шум наверху прекратился, а это означало, что Конрад либо мертв, либо крепко связан и теперь его ждет ужасная участь.
   - Боже, пусть лучше он будет мертв, - подумала несчастная девушка, - чем терпеть нечеловеческие мучения.
   Она нисколько не сомневалась, что де Гресир способен проделать все, что обещал. Неожиданно раздался страшный грохот, и ей показалось, что пол качнулся под ногами. Аже оторвался от своего гнусного занятия и замер в удивлении, повернув голову и прислушиваясь.
   - Что это, разрази меня гром? - пробормотал оруженосец, и это были его последние слова.
   Внезапно Аже дернулся, из уголка его рта показалась струйка крови. Он рухнул на пол у ног Молены, и она увидела перед собой Конрада с окровавленным мечом в руке. Это было уж слишком тяжелое испытание для измученных нервов дочери барона. Мир померк в ее глазах, и девушка соскользнула по стене вниз без чувств.
   Даже не взглянув на нее, Рес быстро осмотрел комнату. Его внимание привлекла резная шкатулка на столе в углу. Не выпуская из рук меч, юноша подошел ближе и перевернул шкатулку, вытряхивая ее содержимое. Несколько пергаментных свитков рассыпались по столу. Затем рыцарь резко ударил кулаком по дну деревянного ящичка, и он развалился на куски. Оказалось, шкатулка имела двойное дно. К уже выпавшим документам присоединилось еще три. Юноша отшвырнул обломки шкатулки, подобрал выпавшие последними свитки, сунул их за голенище сапога и покинул комнату, по-прежнему не удостоив бесчувственную Молену даже взглядом.
   Девушка очнулась от того, что чья-то прохладная ладонь потрепала ее по щеке.
   - Эй, ты жива, подружка?
   Молена узнала голос и попыталась приподняться, в недоумении глядя на склонившуюся над ней Винну. Ее бархатное, шитое золотом платье и замысловатая прическа больше подходили знатной даме, а уж никак не дочери начальника стражи, а такой откровенный вырез и вовсе был неуместен для приличной девушки. На почти обнаженной груди Винны на черной цепочке загадочно мерцал странной формы черный амулет. Она удовлетворенно улыбалась, глядя сверху вниз на растрепанную и заплаканную Молену в разорванной и измятой одежде. От бывшей служанки разило дорогими духами и вином.
   - Конрад? - встревожено оглядывая комнату, пробормотала разбитыми губами дочь барона.
   - Он был здесь? - немного удивилась ее соперница, выпрямляясь. - А, конечно...
   И девушка с презрением оттолкнула ножкой труп Аже.
   - Забавно. Значит, он убил этого дурачка, а потом бросил тебя одну, в обмороке? Я же говорила, что он тебя не любит. Ему нужно только твое богатство. А теперь, когда ты так опозорена, он и вовсе не захочет смотреть в твою сторону.
   - Де Гресир? - хрипло выдавила из себя Молена ненавистное имя.
   - Убит, - скривилась Винна. - Конрад убил их всех. Покрошил как капусту. Там вся комната ...ужас...Даже по лестнице кровь течет...
   - Но как? - недоуменно пробормотала дочь барона. - Он же был один и без оружия...
   - Откуда я знаю? - пожала плечами ее бывшая служанка. - Может он на самом деле - дьявол? Я ведь дала ему зелье перед турниром, а он все равно победил, а потом еще и чуть не прикончил де Гресира. Я видела, как он выпил весь кубок, но оно не подействовало.
   - Какое зелье?
   - То, что мне дала глупая Далина, - засмеялась черноволосая красавица. - Ты думала, что его выпил граф? И поэтому вывалился из седла? А вот и нет. Я дала его выпить Конраду. Я хотела, чтобы он проиграл. Но он все равно выиграл. И тогда мне пришлось уговорить де Гресира, чтобы он тебя похитил.
   - Так это ты... - Молена с трудом села, опираясь на руку.
   - Конечно, подружка, - фыркнула Винна. - Я так старалась устроить нашу судьбу. Тебе - граф, мне - Конрад. По-моему - справедливо, а?
   - Подлая, низкая обманщица. Я пригрела на груди змею...
   - Да что ты! - Винна откровенно наслаждалась несчастьем и унижением своей бывшей госпожи. - Думаешь, я - неблагодарная? Ты мною всю жизнь помыкала, командовала, унижала. Я должна была тебе прислуживать. А почему? Ведь мы с тобой ровня.
   - Что ты плетешь? - Молена отбросила от лица спутанные каштановые локоны и попыталась поправить разорванное платье.
   - Да, милая сестрица. Я - твоя кузина. Моя мать была младшей сестрой твоей.
   - Ты лишилась рассудка, Винна.
   - У меня есть доказательства, - уперев руки в бока, торжествующе провозгласила ее соперница. - Тариента де Нор - моя мать. Значит, я - твоя сестра.
   - Ты бредишь... Нет, ты просто пьяна...
   Винна засмеялась.
   - Ах, дорогая кузина! Как удачно все сложилось, правда? Теперь граф мертв, ты - опозорена, Конрад свободен, а я - дочь графини!
   И с торжествующим смехом черноволосая красавица покинула комнату, но уже через мгновенье вернулась, очевидно, желая окончательно добить соперницу. Выглянув из-за двери, она вкрадчиво добавила:
   - Да, кстати, в постели он просто медовый! И я уже ношу его ребенка!
   Увидев как невольно исказилось лицо Молены, Винна хихикнула и скрылась теперь уже окончательно.
   Дочь барона обессилено закрыла глаза, прислонившись к стене. Конрад жив, а де Гресир убит - это главное. Может быть, де Вильен торопился и поэтому не мог прийти ей на помощь? Издали снизу доносился звон оружия и приглушенные крики. Ему нужно было защищать свою, да и ее, Молены, жизнь. Он вернется, как только сможет.
   И тут девушка услышала на лестнице торопливые шаги. Она попыталась встать, и ей это удалось, хотя не без труда. Шаги все приближались, и вскоре на пороге комнаты появился архиепископ Лагнарский собственной персоной. Он был бледен и воровато оглядывался по сторонам. Увидев тело Аже, священник подскочил и взвизгнул от страха, а потом вытаращил глаза на Молену.
   - Вы что здесь делаете?! Это моя комната! - истерически закричал он. - Уходите! Уходите!
   Испуганная девушка попятилась к двери.
   - Вон! Вон! - визжал архиепископ. - Убирайтесь к этому чудовищу, своему жениху! Я не хочу, чтобы он пришел сюда за вами и увидел меня! Убирайтесь! Он там, внизу! Режет всех, кто остался!
   Едва Молена переступила порог, как священник захлопнул дверь прямо перед ее носом и запер ее на засов. Девушка огляделась. Вокруг никого не было, звуки боя доносились снизу. Ей послышался голос барона, отдающий какие-то команды. И вдруг из комнаты, которую она только что покинула, раздался дикий крик архиепископа.
   - Бумаги! Мои бумаги! О, нет!!!
  
  
  
  
  
  
  
  
  

31

  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | М.Весенняя "Дикий. Охота на невесту" (Любовное фэнтези) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | M.Хоботок "Янтарный Павильон" (Постапокалипсис) | | У.Михаил "Ездовой гном 4. Сила. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | Т.Сергей "Холодная Шутка" (Научная фантастика) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Эль`Рау "И точка" (Киберпанк) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"