Георгиев Вячеслав: другие произведения.

Путешественники по мирам. Первые походы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:


   Из усадьбы выехали через полчаса после завтрака. Для личного состава экспедиции столовая начала работать пораньше. Не было стояния в очереди с подносами. Да и прибыть велели всем вместе за минуту до открытия. Столы к организованному появлению убывающих уже оказались накрыты, и когда подтянулись все остальные, они уже закончили прием пищи, и некоторые уже сдали посуду и направились к выходу. Сегодня не было утренней физической зарядки с пробежкой. Встали попозже, чтобы все выспались. Да и отбой вчера был пораньше.
   Все вещи собрали еще вчера. Поэтому осталось только вернуться домой, одеться по-походному, сдать все остающееся на хранение и идти укладывать багаж в уже подъехавшую автомашину. Сами уселись в автобусе. Сегодня отряд усиленный. К обычному составу добавились приехавшие два дня назад Ольга, Варя, Катя и Петр. Экспедицию возглавляет сам Добромир. Софья тоже идет вместе с ними. Кроме того с ними Вячко и восемь его бойцов.
   До места перехода в анклав ехали почти полтора часа. Еще полчаса ушло на то, чтобы добраться до пункта перехода. Это уже третий известный Диме и его друзьям. Через первый они прибыли на Звемелин, вторым пользовались уже дважды, чтобы попасть на Эдем. И вот третий. С него они и будут ходить в походы в другие миры, особенностью которых является их молодость и то, что люди их только начали осваивать.
   И попавшие туда, не классические колонисты, а случайные люди, оказавшиеся в новом мире не по своей воле, а в результате грандиозных событий по мироустройству во вселенной. Хотя бывает и действительно переселенцы, искатели новых мест. Но даже они обычно сами не предполагают, куда их занесет.
   Те к кому они сейчас пойдут, относятся к первой категории. Жили себе, не тужили, и вот оказались незнамо где, с ограниченными средствами к существованию вдали от привычных условий. Что-то вроде читаных несколько лет назад "Робинзонов Космоса" Ф. Корсака. Вот на помощь к ним и идет их экспедиция. Достаточно обычное в местных реалиях дело. Но вот для отряда она первая. А на них теперь возлагают некоторые надежды. Но для этого нужно чтобы они обвыкли, приобрели нужные навыки и опыт. Для этого нужно с самого начала правильно их настроить. Поэтому с ними и идет сам Добромир, да еще Софья, прихватив и группу хорошо подготовленных людей.
   Выход для них в первую очередь учебный и ознакомительный. Колония уже разведанная, контакты наведены. Обстановка нормальная, особой сложности нет. Поэтому для отряда главное сейчас приобретение навыков. Попробовать, поглядеть, осмотреться, принять к сведению. Но, во-первых, ученье лучше идет, если его закрепить сразу практикой, особенно в таких делах, ну и, во-вторых, возможностью необходимо воспользоваться по максимуму. Поэтому они идут не просто как туристы, а работать и в полном объеме. Просто за ними будут наблюдать, поправлять и в случае чего прикроют.
   Так как тоннель еще новый, использованный всего несколько раз, его возможности пока довольно слабые. Хотя он всего лишь четвертого уровня по сложности. Но маршрут освоен слабо, на том конце даже пока ничего не оборудовано. Поэтому пропускная способность весьма невелика. Но проверка показала, что способностей каждого члена отряда хватит для того чтобы пройти по нему. Вот обратно вопрос, но тут должны помочь Добромир и Софья. Кроме того они должны помочь перейти четверым бойцам, не обладающим такими способностями. Впрочем тут скорее руководство и без них справится. А еще тоннелю практически все равно, сколько нагружено вещей на проводника, главное, что бы он сам мог самостоятельно передвигаться.
   Поэтому, как только прибыли на место, начался завершающий этап подготовки к переходу. Так как там дефицит на многое и каждый килограмм дорог, с собой минимум личных вещей. Погода на той стороне по информации теплее, чем сейчас на Звемелине, но сырая. Поэтому Дима оставил на себе две пары штанов. Одни тонкие и легкие. Сверху брюки из прочной и толстой темно-зеленой ткани. Под куртку из той же материи с капюшоном, натянул футболку и свитер. Кроме того прихватил и плащ-палатку, которая пока свернута. На голове вязаная шапка, на ногах ботинки с высокими берцами. Так же одеты и остальные ребята. У девушек одежда темнее и она дополнена кожаными куртками.
   Смена белья, две пары носков, запасная футболка, маленькое полотенце. Из еды четыре плитки шоколада. Никаких средств гигиены с собой. Есть немного мыла у девушек и все. Бронежилеты и каски на этот раз тоже не берем. С собой автомат, к нему магазин на сорок пять патронов, четыре на тридцать. Всего в них сто шестьдесят пять патронов. Еще пять пачек по двадцать и все. Это для себя. Еще два ножа и саперная лопатка. Вообще то, вес уже немалый.
   Но не так уж и значительный по сравнению с грузом который надо перетащить для местных. Диме достались в основном оружие и боеприпасы. Тысяча патронов 7.62х39 образца 43 года в пачках почти семнадцать килограмм. Цинк с ними же. Четыре СКС - пятнадцать. Патроны под гладкоствольные ружья 12 калибра пятьсот штук весом примерно в пуд весом. Машинка (станок, пресс) для снаряжения патронов, почти семь кило. Вот уже и набралось более четырех пудов. А с учетом того что своего имущества вместе с одеждой еще больше десяти килограмм, ему надо перенести на себе почти пять. И это только на него одного.
   А ведь так же нагрузились и другие. Даже девушки идут не с пустыми руками. Кроме уже перечисленного оружия которое несет Дима, взяли еще по два десятка охотничьих нарезных карабинов. На этот раз половина Вепри, половина Сайга. Кроме того четыре Тигра, и шесть карабинов Мосина. Шесть цинков под 7.62х39, три - 7,62х54. Кроме того пять десятков гладкоствольных ружей двенадцатого и шестнадцатого калибра, четыре тысячи патронов к ним. Дроби, пороха, капсюлей и прочего вместе на семьдесят килограмм. Еще три машинки для снаряжения патронов. Полсотни различных ножей. Десяток пистолетов.
   Кроме того с собой взяли много медикаментов. Это все себе взяли девушки, как и несколько десятков тюбиков шампуня. Петя мало того что сам загрузился своими приборами, так еще ему в помощь дали еще двоих. А учитывая, что для переправки приготовили еще и различные запчасти, то досталось всем.
   Непосредственно переход тут устроен по-иному. Сначала необходимо зайти в помещение. Перед самым входом расположились несколько человек. Они остаются тут. Но их задача помочь входящему нагрузится имуществом. Итак , первым вперед пошел Илья, потом Володя, Костя. Дошла очередь Димы. Когда он подошел к самому порогу, на спину повесили тяжелый мешок, другой с оружием приладили спереди рядом со своим автоматов. Остальные свои вещи приладил по бокам.. На плечи навалилась огромная тяжесть. Он сделал шаг вперед, второй вот и внутри. Надо еще пройти вперед, чтобы освободить место для следующих за ним. После мужчин внутри оказались женщины, крайним зашел Добромир. Прошло мгновение, второе третье.
   - Так по одному на выход, - скомандовала Софья.
   Первым вышел Вячко, потом его люди, за ними ребята. Оказавшись снаружи, Дима сделал три шага вперед, быстро избавился от груза и тут же повернулся назад помочь следующим. Укладывая рядом со своим грузом Витины мешки, неожиданно опешил. А никакого сооружения нет, а на том месте, на которое пришелся его первый шаг в этом мире, переходя порог, как раз появляется Варя. За ней остальные девушки и, наконец, руководство.
   Вячко и двое его людей, вышедшие первыми, сразу же заняли оборону. Теперь их уже заменила пятерка их товарищей. Девятый помогает наводить порядок с имуществом. Быстро расстелили брезент, на который сначала поставили цинки, на которые уже остальные боеприпасы и оружие. Отдельно разложили медикаменты.
   Как только справились с этим, ребят отправили менять людей Вячко. Сам он с тремя своими бойцами, получив указание от Добромира, тут же куда-то направился. Теперь можно и осмотреться. Кругом открытая местность. Их лагерь расположились на небольшой возвышенности. Посты выставили в радиусе метров трехсот от него. Дима оказался на западной стороне. Впереди в километрах двух виднеется лесной массив, правее и левее от него свободное пространство. Между лагерем и опушкой где-то посередине, какая-то невысокая насыпь, тянущаяся в обе стороны, пока видят глаза.
   Пейзаж не очень красочный. В основном цвета сероватые и темные. Снег сошел еще не полностью. Местами еще лежат грязновато-белые островки. Но солнце уже достаточно высоко и светит ярко. Так, что им осталось недолго. Кое где из-под прошлогодней пожухлой травы уже кажется робко, выбивается молодые зеленые ростки, но это там где выше. В низинах стоит вода. Земля еще не высохла. И если бы не остатки былой растительности пришлось бы им месить грязь.
   Дует ветерок. И не сказать приятный. Немного неуютно. Пришлось укрыться плащ-палаткой. Сколько стоять пока неизвестно. В лагере кто-то все вещи перекладывает погоднее, одна группа отправилась в лесную посадку на северо-востоке, вторая в перелесок на юге, собирать хворост. Пара человек занялась поиском родника. Осталось только стоять и внимательно смотреть в бинокль.
   Прошло более двух часов. В маленькой ложбинке метрах в ста пятидесяти южнее лагеря как раз развели костерок, на которому уже греется вода. Минут сорок назад пара поисковиков принесла пару полных пятилитровых бутылок. А вот от костерка отошло пять человек, один из них идет в сторону Димы. Это один из людей Вячко.
   - Смена, сходи к костру, попей водички, да и погрейся- сообщил он добравшись.
   Когда подошел Дима вода уже начала остывать. Ну и хорошо. Все равно заваривать нечего. Пили по очереди из четырех прихваченных собой кружек. Все-таки даже от остывающей воды есть польза. Внутри стало теплее. Дима пристроился поближе к огню.
   - Вячко вышел на связь. Он нашел встречающих. Примерно через час будут здесь. Поэтому пока отдыхайте. Через полчаса снова замените постовых. А как поступит сигнал, сразу возвращайтесь в лагерь.
   Разведка показалась левее лесного массива минут через пять, как Дима вновь вернулся на уже притоптанное место. Вернее показался маленький обоз из двух конных упряжек. Уже потом удалось разглядеть Вячко, восседающего на одной из телег. Лошадки вперед не торопятся. А перед насыпью вовсе встали. Тут же пассажиры, прихватив из телег лопаты, принялись раскидывать землю. Минуты через две повозки кое-как преодолели препятствие, но сидеть в них осталось только двое. Один из разведчиков и незнакомец. Правда, скорость при этом не сильно увеличилась. Да и понятно склон поднимается в их сторону. В это время человек шесть остались копошиться на месте задержки.
   Как только обозик подъехал, телеги развернули, и началась погрузка. Караул отозвали только к концу. Выяснилось, что все не поместилось. Загрузили все прихваченные детали к различным механизмам, Петино имущество, оружие, все цинки с патронами, часть медикаментов.
   Но осталось еще достаточно много вещей. Их пришлось нести на себе. Диме достались мешочек в котором были две четырехфунтовых пачки дроби-нулевки, порох, капсюлей и прочего вместе на семь кило, и двести патронов 12 калибра. Вместе со своими запасами не так уж мало. Но с другой стороны в последнее время на себе пришлось тащить столько всего, что можно сказать, что идет почти налегке. Хоть и двигались вниз, лошадям тащить нагруженные телеги тяжеловато. В некоторых местах приходится подталкивать. А как добрались до насыпи, так пришлось, и перегружать, и перетаскивать имущество на себе. Пока перебирался раза три через развороченный участок, заметил, что тут не просто насыпаный грунт, да и не понятно, откуда бы его взяли. Как будто земля сама приподнялась в этом месте и образовала этот длинный небольшой вал. И главное то, что под тонким слоем чернозема какие-то осколки и обломки, и не только обычный камень, а много чего прочего интересного. Некоторые куски породы вообще чего-то напоминают. Хотя и щебня много. Эх покопаться бы. Однако времени на все это нет. Переправили телеги, загрузили их и двинулись дальше. На этот раз часть груза досталось и шестерке до этого пытавшейся проложить путь. Трое разведчиков во главе с Твердом. Остальные местные. Хотя нет один тоже из своих. Звемелинских. Откуда он взялся? Прибыл сюда пораньше и был оставлен для работы? Получается. А по внешнему виду не отличается от вновь прибывших. Резиновые сапоги с коротким голенищем, в которые заправлены штаны темного цвета, черные поношенные куртки. У всех на головах круглые шапки с козырьком. На одном из встречающих потерявший цвет плащ-дождевик.
   Несмотря ни на что по бокам выставили два парных дозора. Еще троих выделили в арьергард. Основная группа пошла вслед за упряжками. Тверд по дороге принялся, что-то докладывать Добромиру и Софье, протянул какие то листки. Остальным осталось только идти и поглядывать по сторонам. После переправы через насыпь или что там такое, взяли левее, обходя лесной массив. Вновь пришлось идти в гору. Хотя наклон и небольшой, но пришлось попотеть, подталкивая телеги. Добрались и до гребня возвышенности. Оказалось, что по правую руку вдаль тянется лес. С левой стороны открылось большое, невспаханное поле, которое на юго-западе тоже заканчивается деревьями. А дорога отряда направлена в промежуток между двумя лесными участками.
   Хотя вдоль кромки леса и проложена грунтовая дорога, которой уже наверно полгода не пользовались, пошли левее, где поверхность потверже. Правее и в лесу еще лежит снег. Когда добрались до места слияния двух лесочков, выяснилось, что справа вытекает хорошая такая речка. Ну как хорошая. Для тех, кому придется через него переправляться вполне себе неприятная. По берегам еще сугробы, что под ними кто его ведает. Но скорее всего не светлые силы. Хоть и проложен был тут уже давно нечто вроде моста, на который недавно положили еще несколько бревен, а сверху еще и мощные доски, вода выше запрудилась и переливается через край.
   Вещи с телег пришлось снимать и нести на другой берег. А под снегом действительно оказалась каша. Перемешивая его ногами, один за другим пошли по доскам, разгоняя воду. Груз: патроны, медикаменты, порох все приходится нести осторожно, опасаясь предательски ненадежного, скрытого под мутной водой. Дима уже пожалел, что не надел сапоги. Вот девушки все оказались предусмотрительней. Да и из местных кое-кто прихватил дополнительную обувку из ОЗК. Пришлось сделать пять ходок. В четвертый раз все же оступился и хлебнул воды. Ледяные холодные струи добрались ступней. Неприятный дискомфорт от воды в ботинке, мокрых носков начал раздражать. И все равно несколько тяжелых предметов на телегах оставили. Зато решили подстраховать самим. Лошадей повели осторожно. Телеги на спуске придерживали, потом заводили на мост, и потом дружно выталкивали сначала из каши на берег потом по склону наверх. Тут вода попала в другой ботинок.
   Неприятность коснулась не только Димы. Еще человек шесть добравшись наверх, принялись переобуваться. Мокрыми портянками вытерли обувь изнутри как можно посуше, потом надев новые носки, намотали сухие. Отсыревшие ботинки налезли уже с напряжением. Да и влага все равно коснулась кожи ноги. Однако через полчаса пройденного после переправы идущий впереди дозор сообщил о звуках мотора. Впрочем, через несколько минут в том, что это не ошибка, убедились и все остальные. А вскоре до них добрались два грузовика и старый потрепанный УАЗик.
   Из легковушки выскочил полноватый мужчина лет тридцати пяти, достаточно высокий. Одет почти так же как все остальные местные. Только коротко стриженая голова не покрыта. Он резво подбежал к Добромиру, изобрази некое подобие строевой стойки.
   - Здравия желаю товарищ генерал. Привел колону. Виноват. Только сегодня узнал, что вечером из района велели направить несколько человек к Ореховому углу. Но я не знал, ни кто идет, ни о количестве людей и груза. А мне сейчас моторы гнать, резона нет. Сорок минут назад Семенка прискакал верхом, которого я с его старшим братом отправил на всякий случай. Вот собрал быстро, что мог и сюда. Как через ручей переправились? Промокли? - и не дожидаясь ответа продолжил, - я прежде, чем выехать прихватил кое-что из дома.
   - Да, понял вас Степан Борисович. Я, честно говоря, и не рассчитывал, что нас будете встречать именно Вы. Сообщил в Красноборск Попову, чтобы приготовили встречу, примерно место указал.
   - Ага, он Василию Матвеевичу так намекнул, что кроме места ничего понятного нет. А тот ничего не уточняя, отправил две телеги.
   - Знаю это. Уже доложили. Как и то, что Вы настояли добавить верхового.
   - Да подстраховался. Ну, что тащ генерал грузимся в машины? И тут я уже говорил. Четыре пары шерстяных носков. Извините не новые, прихватил, что под руку попалось. А носков новых магазинных почти не осталось. Всего для двоих только, но хорошие толстые. Там в кузовах пару тулупчиков постелили, старый ковер, но это в тележку трактора. Торопились. Ну и кое, что из старых вещей.
   - Спасибо. Действительно ребята разбирайте носки, потом перед тем как поедем переобуетесь. Сейчас грузиться будем. Честно говоря, года вы сказали про "кое-что"про другое подумал.
   - Есть промокшие? Таш генерал разрешите поздороваться? - опять попытался вытянуться названый Кириллом Борисовичем.
   - Да.
   - Здравствуйте уважаемая хозяйка, - произнес Степан Борисович с легким поклоном, потом повернулся к остальным и официальным строгим голосом произнес, - и вас приветствую дамы и господа. Так. Вот это носки для искупавшихся, - добавил он протягивая кучу носков. - И еще хозяин у меня тут в машине две бутылки по ноль семь. Вы про это подумали? Может, разрешите для профилактики?
   Не дожидаясь ответа, кинулся к своей машине, вытащил две пары сапог, несколько стаканов и граненную большую бутылку. Все это подал подошедшему Володе, кроме водки, которую вручил самому Добромиру. Сам же вернулся, вытащил поллитровку, попроще видом, и вручил встречающим.
   - Раз Кирилл Борисович угощает ребята, кто ноги промочил, давайте по глотку для профилактики простуды. И давайте грузится, - скомандовал Добромир.
   За этими событиями немного приотстав, подъехал почти новый колесный трактор, по виду напоминающий привычный "Беларусь", но чем-то и отличающийся. В его тележку и загрузили все детали, несколько цинков и охотничьи карабины, затем там расположились четверо людей Вячко. Часть оружия разместили в УАЗике. Все остальное, погрузили на автомобили. На них же поедут и большая часть людей.
   - Товарищ генерал, Вы на чем поедете? На легковом или кабине грузовика? - обратился Кирилл Борисович, передавая наверх оставшийся цинк.
   - Я в кузове, - решительно отверг предложения Добромир.
   - Тогда мне бы с Вами. Может, кто из ваших поведет мою машину? Например, из тех, кто ноги промочил. Туда же женщин. Ну и остальных кого в кабину. По два в грузовики, один в трактор. Как?
   - Нормально. Я уже примерно так прикидывал. Но надо еще с водителем на УАЗ.
   - Да я сама поведу, - вмешалась Софья, - все вшестером и поместимся.
   - Отлично, Вячко, Витя в кабину первой машины, Марат, Гнат второй, на трактор Ставр. Ну а остальные поедут в кузове. Кто в какой - распределитесь. Мы с Кириллом на ту, которая поедет впереди. Порядок такой, два грузовика, УАЗ, потом трактор. Ну а местная группа возвращается отдельно. Все. По машинам.
   Гнатом Добромир назвал своего человека, который был среди встречающих. Он, кстати тоже сильно намок при переправе. Кузов первого автомобиля заняли люди Вячко. Так как он сам был в кузове, а пятеро поедут на тракторе, то их осталось всего трое. Учитывая, что вместе с Петей ребят из отряда семеро, Дима сел шестым вперед. Уже в кузове он натянул на ноги шерстяные носки и завернул их в плащ-палатку. Затем уселся прямо на старый тулуп, брошенный на дно кузова. Рядом пристроилось руководство.
   - Командир, тут такое дело. Я тут всюду говорю, что вы генерал. Отряду, который здесь остался я уже объяснил, что так лучше, остальным своим тоже сообщите, что бы не удивлялись.
   - Все же считаешь, что эта твоя идея работает? - усмехнулся Добромир, незаметно переходя на "ты".
   - Еще как. Все-таки генерал это солидно и авторитетно. Работает на подсознание. Меньше лишних вопросов и сомнений. Работа по объединению территорий не проста. А это лишний козырь среди доводов, почему они должны подчиняться или прислушиваться. По мне так лучше звучит князь, но это менее привычно сейчас для людей и вызывает нужного почтения и доверия. Да и наших надо в узде держать. А то амбиций много, начинают каждый в свою сторону тянуть. И власти, и ресурсов. И чтобы сверху никого не было. Или хотя была возможность безнаказанно игнорировать начальство. А генерал это еще дисциплинирует. Да и мне майору милиции легче генералу подчинятся. Полковников и подполковнико я навидался. Все-таки в ГУВД в кабинете почти десять лет просидел. Нет у меня к ним должного почтения.
   - Хорошо убедил, - усмехнулся Добромир. - Хотя бы не князь.
   - Со временем и князем провозгласим, - бодро успокоил его Борисыч. Кажется, его энтузиазм по этому поводу даже несколько озадачил собеседника.
   - Это еще зачем? - почти испуганным тоном спросил кандидат почти в цари уже.
   - А как же. Вы сейчас тут главная объединяющая сила. И для наведения порядка и обустройства наших территорий сделали больше всех. Понимаю, что и без нас дел полно. И своих забот хватает. Но поймите и наш интерес. Да и не надо уделять особого внимания. Тут главное символ. Чтобы знали - есть верховная власть. Она знает лучше, в случае чего вмешается, к нему, если что, можно апеллировать. А то, что она далеко даже хорошо. Далекой власти доверия больше. Та, которая рядом она понятней и ближе, но потому и менее авторитетна. А что такие же люди из крови и плоти. Тем более еще и с кучей недостатков, которые хорошо видны, как ни маскируй. А когда она далеко, то окутывается дополнительным таинственным ореолом. Я сам к власти испытываю почтение и трепет.
   - Да, уже докладывали о твоих непростых взаимоотношения с местной властью. И вроде как не очень трепещешь то.
   - Это для дела. Их если не пинать, совсем обнаглеют. А свое мнение я и Вам вот сейчас высказываю. Только к ним у меня почтения меньше и потому более настойчив в своих требованиях. Я же говорю, она близкая потому и все недостатки вижу. А потом не такое оно уж мне начальство. Все же я представляюсь майором, старшим инспектором по особым поручениям. Даже удостоверение есть. Ведь я как бы за всеми этими событиями не уволен, не устранен. А структура где я служил, принадлежала более высокой структуре. А так ее просто нет, но заместо этого вы образовались. Кстати во всеобщем понимании, и для местного руководства тоже, заняли освободившуюся нишу в вертикали власти. Ну и я собственно теперь воспринимаюсь как ваш человек.
   - А сами вы тут не справитесь?
   - Вряд ли. Достаточно харизматичного лидера не нашлось. Есть конечно мелкие, но весь масштаб не потянут. Другие еще не выросли.
   - Борисыч, а ты сам?
   - Я уж точно не потяну. Во-первых, мне нужно чтобы надо мной было руководство. Во-вторых, я достаточно узкий специалист все же. Да и ума не так уж много. Да и других качеств не подходящих полно. Увлекаюсь одним в ущерб другому и так далее. Да еще сам предпочитаю все делать, исполнять, а не руководить. Я и сейчас Попова не смогу заменить. Ведь сейчас он и другие делают все так, как до этого было принято. По старой наработанной схеме. В этом у них уже опыт имеется, навыки. Но условия то сильно поменялись. И часто возникают загвоздки, и они в ступор впадают или начинают художества вытворять по пути наименьшему сопротивлению. Вот тут я возникаю и начинаю, механизм налаживать. Выстраивать новые схемы линии. И все вроде бы заработало. И тогда они уже лучше меня с повседневностью справляются. Такой порядок как то и устраивает всех. А еще я за ними присматриваю. А это уже им совершено не нравится, когда надо держать себя в рамках установленных правил. Тут то у нас конфликты и идут. Но об этом позже. Я при них все расскажу.
   - Чего так?
   - Не люблю за спиной, втайне наушничать и интриговать. Лучше если уж критиковать то лучше в лицо, глядя в глаза. Нет. Если надо я донос подготовлю... Ну если хотите то докладную в установленной форме. Для дела смогу. Для шкурных интересов думаю нет. Но это дело мне не нравится. Но стоять в сторонке и оставаться чистеньким то же не буду. Если для нужного дела надо. Не для себя, а для общества. А то потом все хорошие, а кругом ужас творится. Но мы нет, не вмешиваемся. Как бы ни при чем. Нет если получится, конечно, лучше выступать в открытую. А если нет? Закрыть глаза на проблемы? Нет, их надо вовремя пресекать.
   - Понял тебя.
   - Ладно. Хватит лирики. Подъезжаем. Хозяин, а что собираешься с имуществом этим делать? - с этими словами он показал на завернутые в брезент оружие и боеприпасы.
   - У тебя есть предложения?
   - Да мы тут создаем запас ресурсов неподконтрольных местным властям. Вот туда бы их и передать.
   - Так мы их для дела привезли, а не для того, чтобы на складах лежали. У людей должно быть оружие для того, чтобы защищаться.
   - В дело и пустим. Только на руки они попадут не как благотворительность, а в обмен на товары. Абы кому все равно и так не дадим. Если раздать просто так не сильно оценят. Одни скажут мало, другие скажут, почему не мне. Давайте еще привозите. А так хочешь ружье - давай, что-нибудь замен. Бюджет то мало, кто просто из сознательности пополняет. Да и другим некоторые не так уж и стремятся безвозмездно помогать. Старикам то не оружие нужно. А продукты и уход. Социальным работникам чем-то надо платить. Вот ресурсами, которые получим в обмен и будем организовывать работу. К тому же будет стимул потрудиться. Появится возможность нанимать людей в нужные сферы деятельности.
   А оружие в цене. У меня тут один фермер пистолет все хотел выпросить. Я себе два себе забрал, когда еще оружейку вскрывали. Признавался уже. Так вот я один ему продал за четыре тонны фуражного зерна и мешок муки высшего сорта. Пистолет, две обоймы и четырнадцать патронов.
   - А почему четырнадцать?
   - Надо же чтобы одна обойма была полная. Ну и запасной не совсем пустой. А то, что же совсем неприлично.
   - Но не шестнадцать же.
   - А это слишком жирно будет. Но это я себе домой. Но опять-таки, я все же из своих запасов и на общие нужды подкидываю. Не то, что другие. Кое-как заставил к вашему приезду столы накрыть. Средств якобы нет. Велел свои закрома растрясти. Ну так вот потом другие ко мне за оружием обратились. Я из общих запасов и обменял три пистолета, шесть обойм на этот раз полных. Каждый, три с половиной тонны хорошего зерна. Намололи муку, раздавали пенсионерам, соцработникам в счет оплаты. Сейчас то в основном натуральный обмен. И нужно очень много товара
   Местное руководство пытается всеми ресурсами распоряжаться самостоятельно, на свое усмотрение и без всякого контроля. Ну и соответственно прибрать все к своим рукам, затем переправить в собственные закрома или своим людям. Стать полноправными хозяевами своих вотчин. Ну а потом начать сокращать непрофильные расходы. А мы берем под контроль многие жирные куски и выдаем только под дело. Да и расходы того, что они до этого забрали, хотим поставить под учет. А то они требуют, чтобы бы мы свои запасы начали им отдавать. А куда дели то, что им сразу досталось? Да и другие ухарей полно. Каждый хочет урвать побольше. Пришлось некоторых раскулачить на присвоенное имущество.
   - Отбирали? И как отдают?
   - Трудно. Но в основном не отбирали. Да и кто прихватил. Хозяйственные люди для дела. Так пусть используют. Но каждого обязали отрабатывать. Общественность привлекли. Поставили условие - помогать обществу. Дополнительные объемы обязательной сдачи осенью урожая в государственный фонд. Ну а, что готовимся. Насчет налогов тоже подумываем. Вот делим, что куда. Мы в последнее время все, что добываем, сразу в наши фонды зачисляем. А потом уж распределяем. Кому в обмен. Кому в качестве помощи. Но и то предусматриваем какую-то прибыль с этого. Весь запасы бесхозного имущества небезграничны. Чем потом будем людей обеспечивать. Бюджет то надо пополнять. Я не только за себя говорю. Мы это и Петр Викторович, и Андрей Денисов, Володя Бородин. Есть еще люди.
   - В основном я с тобой согласен. Поддержку окажу. Идея контроля над местным руководством мне нравятся. Насчет ресурсов тоже подумаем. Ну, что приехали. Выгружаемся.
   - Погоди. Тут есть еще один вопрос. Надо будет поговорить. Есть интересные предложения. В том плане, что и вам кое-какая выгода была.
   - Хорошо. Найду время поговорить.
   Автомобили как раз уже заехали во двор окружающий большое двухэтажное строение. Мало того что заасфальтированная площадка прямо до крыльца метров десять-двенадцать в ширину и больше двадцати в ширину. Кругом еще полно места. Только часть с этой стороны до полгектара, так еще и с другой стороны, кажется, тоже есть огороженное место. Но сейчас не до этого. Еще сырые берцы не лезут на ногу. Пришлось потрудиться, но все же обуться. Да и портянки так и не высохли еще.
   - Идемте, тут печь в котельной растопили, там и повесьте сушиться, - предложил Кирилл Борисович. - Быстро подсохнет. Гнат проводи товарищей. Потом в столовую подниметесь.
   В здании оказывается расположено местное учебное заведение. Так как по проекту в нем должна была размешаться средняя школа, но уже несколько лет назад в селе оставили только восьмилетнею. Да и то детей мало. С некоторых пор их стало еще меньше. Не все население оказалось перенесено. Среди отсутствующих как раз в первую очередь оказались многие семьи с несовершеннолетними детьми. Хотя и появились сейчас переселенцы, но ребятишек почти не прибавилось. Семьи с детьми в основном в райцентре поселили.
   Поэтому в здание и почту перевели, и медпункт. Даже склады для ценного имущества тут. Администрация же осталось в старом здании. Но так столовая в населенном пункте только в этом здании, то привезли гостей сюда. Когда Дима и его товарищи, разложив свои мокрые вещи, вышли из котельной, Кирилл Борисович вместе с молодым мужчиной и пожилой женщиной выгружали из легковушки продукты. Рядом же крутился мальчишка лет двенадцати.
   - Мам, тогда Валера тебя домой отвезет. И Кольку тоже. Тут сами справимся. Коль не ворчи. Будешь бабушке помогать, я еще нескоро приеду. Ребята помогите продукты наверх занести. Я пока ведро с яйцами в УАЗик поставлю. Посуду я велю потом привезти.
   Димке достался поднос с двумя пирогами. Вите буханка белого хлеба и тарелка с большими кусками сала. Остальным то же, что-то да вручили. Кирилл Борисович, подумал и отнес в свою машину ещё и какой-то увесистый сверток. Остальным предложил зайти во внутрь здания. Краем глаза Дима заметил, что у грузовиков стоит пост. Дежурят Олекса и Володя.
   В столовой как раз кормили учеников. Пока расположились в одном из свободных классов. Избавились от снаряжения, сняли верхнюю одежду. Уселись кто где. Заодно сходили оправиться, вымыть руки и лица. Прошло с четверть часа, может немного больше, когда всех позвали в столовую. Пока прибывшие занимали места, тут уже успели вытереть столы и начали накрывать. Появился первый поднос со стаканами с горячим чаем. Заодно стали раскладывать, и то, что заготовили к чаю.
   Половина состояло из того, что привезла мать Кирилла Борисовича. Пироги, которые давече занес Дима оказались начинены крупно накрошенной картофелем и мясом. Кроме того оказались пирожки с капустой, белый хлеб, сало, много домашнего сливочного масла, молоко, вареные яйца. Сахара оказалось мало по три кусочка рафинада на человека. После чаепития, с Маратом пошли менять караул возле машин. По дороге встретили Олексу и Володю. Они уже успели привести себя в порядок. Оказалось на дежурство успели заступить ребята Вячко. Отправили и их пить чай. Откуда-то вернулся Добромир. С ним трое местных, двое мужчин и женщина.
   Пока гуляли вокруг автомобилей, неожиданно дошло, почему с момента встречи с местными появилось какое-то непонятное беспокойство. Вот что-то не так. Просто все тут оказывается разговаривают на русском! И надписи все сделаны кириллицей. А они так естественно перескочили через этот момент и не заметили. Простояли минут десять, когда во двор заехал автобус. Вскоре на улицу выбрался весь их объединенный отряд. Большая часть сразу же начала грузится. Володя и Илья наоборот, подошли к грузовикам.
   - Дима, Марат, поедете в кабине грузовиков. В кузов тоже сядут по двое. Остальные в автобусе за вами. Впереди колонный поедет УАЗ. Сейчас вам принесут ваши вещи, которые оставили сушиться.
   Прошло минут пять, пока распределялись. Из здания быстро выскочили Добромир, Вячко и Борисыч с кастрюлей в руке. Илья махнул рукой, и Дима полез в кабину. Сначала тронулись грузовики. Затем автобус. В это время тройка, появившаяся последними, заняла свои места в УАЗе. На этот раз все девушки, в том числе и Софья, поедут в автобусе. Пока выезжали из села, руководство успело возглавить колонну.
   До райцентра ехали километров двадцать, потом еще минут пять плутали по достаточно оживленным улицам, пока не добрались до места. Высокий забор, широкие солидные ворота, которые как раз гостеприимно распахнуты. Грузовики заехали во двор. Из автобуса люди вышли на улице. Пять минут выгружали имущество, и после этого транспорт уехал. Остался одинокий УАЗ Борисыча.
   А дом, в который им предстоит заселиться, весьма солиден. Два этажа, мансарда, рядышком еще несколько строений, гараж. Все это, когда то принадлежал местному бизнесмену, который в этот мир не перенеся. Семья у него жила в областном центре и тоже здесь не появлялась. Поэтому Кирилл Борисович, фамилия, кстати, у него Шамуров, и прибрал его в личный жилой фонд руководства. Под руководством он имеет в виду Добромира и Софью. Но распоряжается этим ресурсом группа, в которую входит он сам и его товарищи. Кроме того сейчас под отряд заняли еще один бесхозный домик, совсем рядышком. Туда отправились люди Вячко. Остальные принялись располагаться тут. Руководство, Петя, девушки в самом доме. Восьмерка ребят заселилась в двух маленьких домиках во дворе. Первый, по-видимому, использовался для хозяйственных нужд или как комната отдыха работников. Внутри, чисто аккуратно, два стареньких, но вполне крепких диванчика, маленькая печка. Второй более красивый, новый и обставленный скорее был летним домиком или вроде того. Большие окна, пристроенная веранда, есть газовая плита, и главное баллон полон.
   Спать они будут в теплом помещении, количество постелей обещали увеличить. Не откладывая это дело в долгий ящик, тут же нашли и притащили две раскладушки, софу. Да и спать, все равно, придется по очереди. Только те кто будет свободен от службы. А это далеко не все. Кому то надо нести караульную службу, кто то будет в разъезде. Не отдыхать приехали.
   Действительно часа два осматривались, устраивались. Потом был обед. И начались заботы. Получали на складах продукты, матрацы, одеяла, подушки. Прямо, из какого то, магазина забрали семь диванов и десять кресел-кроватей. Все это привезли на новую базу. Несколько штук сгрузили для людей Вячко, остальное затащили в дом, выбранный по резиденцию руководства. В это время другая группа привезла десяток разобранных панцирных кроватей. Половину в один двор, половину в другой.
   Руководство, Петя и человек пять до вечера сидели в местной администрации. Девушки отправились в местную больницу, кроме Кати оставшейся на хозяйстве. Все собрались только для того, что бы поужинать. Но на этом все не закончилось.
   Вечером поехали занимать, какие-то склады. На скорую руку осмотрели. Потом туда из разных мест свозили имущество. Ребята сначала сами разгружали. Затем им поручили следить за бригадами местных и вести учет. Работа закончилась только ближе к полночи. Но этим все не закончилось. На объектах оставили дежурных. Дима попал в охрану вместе с Олексой и Маратом. Кроме них Шамуров оставил двух своих людей. Расположились в сторожке рядом с воротами. Время от времени обходили территорию, проверяли ворота, по очереди отдыхали. Основную функцию охраны выполняли четыре собачки.
   Поэтому удалось даже поговорить. Местные поведали о своем житье-бытье. Перенос состоялся почти три месяца назад. Сейчас тут по новому календарю 18 марта. Считать начали со дня переноса. Теперь эта дата начало отсчета нового года. А у них там в тогда была середина ноября. Поэтому восемнадцатого февраля отмечали и старый Новый Год.
   Про перенос не сразу и поняли. Ничего такого необычного не произошло. Похолодало, повалил снег, дороги стали почти непроходимыми. Главное пропала связь. Неприятно, но восприняли все достаточно спокойно. Да еще электричество пропало. Деревенские привычные к подобным неприятностям. Однако время шло, связь не восстанавливалась. Внутри района она еще была, да и то по стационарным телефонам. А вот телевидение и интернет нет. Да и сотовая связь тоже. Днем выяснилось, что исчезли и многие соседи, знакомые. Вернулись обратно люди пытавшиеся выехать за пределы района, в том числе на рейсовых автобусах. Неожиданно для себя они выяснили, что там, в общем-то, ничего нет. Имеется в виду из привычного. А так есть совсем иные неизведанные пространства. Заканчивается дорога, заканчиваются привычные пейзажи.
   Пошли слухи, разговоры и тут появились люди Добромира, которого здесь называют хозяином и генералом. И главное пришел откуда то он сам, собрал руководство и принялся устраивать новую жизнь. Работавшие по инерции и было забуксовавшие, структуры вновь заработали. С трудом кое-как, но жизнь пошла своим чередом. Люди попытались вернуться в привычный режим работы и кое-как это получалось. Паника пресечена в самом начале, наведен какой-то порядок и многие занялись привычной повседневной жизнью.
   В зону переноса попали два сельских района полностью и куски территорий нескольких, располагавшихся рядом. Даже от соседнего региона перенеслись около тридцати квадратных километров и четыре населенных пункта. Так как многие жили за счет своего хозяйства, то проблем с продуктами, в общем-то не было. У большинства оказались свои собственные запасы, только что созданные. Урожай собран, заготовлены корма.
   Первоначально из мелких маленьких магазинов вымели почти все. Потом в районах удалось централизовано собрать какие-то запасы, заодно взяли под контроль бесхозное имущество. Наладили поставки товаров. Заработал леспрмхоз, пекарни, маслозаводы, колбасный цех, другие мелкие предприятия.
   Главной бедой оказалась проблема с газом и электричеством. Его решение далось сложнее. Заправку баллонов с сжиженным газом как то удалось наладить. А так пришлось где можно топить углем и дровами. Проблему электричества частично решили за счет генераторов. Но их оказалось маловато. Ну и главное кое-как запустили в райцентрах работу котельных на нефти. За счет этого получили и значительную часть электричества. Но все равно, часть жильцов многоквартирных домов, расположенных в райцентрах, пришлось расселить по бесхозным домам. Да и одиноких людей постарались разместить компактно. Еще в километрах сорока северо-западнее от границы основной территории обнаружился кусок города, который в том мире был в километрах в двухстах. Оттуда переселили почти тысячу человек. Кроме того нашли и с два десятка населенных пунктов пятнышками вкрапленных на новые территории. В некоторых из них оказались люди, но так мало, что часть тоже решила лучше переселиться, туда, где больше народа.
   Хорошо еще зима оказалась достаточно теплой. Минимальная температура по ночам не опускалась ниже минус пятнадцати. Да и закончилась достаточно быстро. Так что хотя запасов дров в последние годы делали меньше, имеющегося хватило. Еще одним плюсом оказалась проходящая через перенесенную территорию железная дорога. На станции застряло несколько поездов с углем. Была еще какая-то добыча. Но о ней мало информации. То ли рассказчики знают об этом мало, то ли не хотят распространяться. И так информацию подали под большим секретом, только как своим.
   Повезло, что в их местах еще в семидесятые-восьмидесятые уже нашли нефть и несколько лет назад начали добывать его в промышленных масштабах. И судя по всему, месторождение сохранилось. Сейчас, хотя запасы бензина и солярки весьма истощились, многие транспортные средства заправляются конденсатом, получаемым на трех нефтеперегонных устройствах, которые местные гордо обозвали мини-заводами. Обещают где то наладить и выпуск настоящего топлива. Но пока это только в планах.
   Сейчас надо провести посевную, и трактора надо заправлять. Хотя и сохранились озимые, надо засеять дополнительные площади. И кормов надо собрать под стада, которые хотят увеличить. И площади сахарной свеклы, в последнее время сокращающиеся, необходимо восстановить. Сахар то нужен. Производственную линию уже смогли кое-как наладить, нужно сырье. Гречку нужно сеять. На вопрос о льне, местные ответили смущенным молчанием. Наверное, технология выращивания, как и у Димы дома подзабыта. Да и семенного запаса нет. Про хлопок и думать нечего, как и про рис, который тут сильно подорожал в цене. В общем, пахать и пахать. А для этого нужно топливо. Под овощи ладно, землю можно и вручную выкопать. Но огороды под картошку уже сложнее. Мини трактора в этом деле, когда каждый день дорог, слабый помощник. А поголовье лошадей в последнее время все время уменьшалось. Когда еще нормальные табуны будут.
   Рассказали и про устройство местной вертикали власти. Местные органы власти как работали, так и работают. Тех сотрудников, кто так сюда и не перенесся, в основном заменили. Где то сократили, где наоборот новые должности ввели. Со скрипом, с трудом, но механизм работает. Самой высокой структурой власти оказались районные администрации. Более высокие инстанции остались там, в старой жизни. Поэтому местным властям самим пришлось бы принимать решения, если бы не появился Добромир со своими людьми. Теперь он воспринимается как самая главная инстанция. Многие понимают, что это он вывел местное общество и руководство, в том числе, из ступора, и дала импульс по организации адаптации в новые условия.
   Даже то, что он длительное время отсутствовал, не играет решительной власти. Постоянно присутствуют десятка три его людей, время от времени меняющиеся. Они занимается многими вопросами, которые местным не под силу. В основном это технические работники и охрана. Кроме того существует группа из Шамурова, Соболева, Денисова, Бородина и Ликмина. Эти люди официально не входят в официальные местные структуры. Обычно они не вмешиваются в повседневные мелкие вопросы. Но считаются представителями Добромира. Сфера их деятельности в отличии от районных властей и руководителей поселений не ограничиваются административными рамками, а распространяется на всю территорию. От местных властей практически не зависят, наоборот, сами оказывают им помощь. К этой группе примыкает группа местных предпринимателей, руководителей сельских предприятий и фермеров. Практически под их контролем работа имеющегося участка железной дороги, остатки отделов внутренних дел, да и местные силы самообороны подчиняются в большей степени этим людям. Себя рассказчики, кстати, называют федералами, впрочем, как и людей Добромира. Просто сами они местные федералы, а те "варяги".
   Если районные власти в пределах своих прежних административных границ более-менее, и за редким исключением, восстановили юрисдикцию, то с кусочками соседних районов сложнее. Лишь некоторые поселения решили напрямую подчиниться им. Другие предпочли войти в новые маленькие, вновь возникшие территориальные образования, либо остаться самостоятельными. Эти в свою очередь делятся на тех, кто сотрудничает с федералами, либо остающихся пока полностью независимыми. Последних осталось не так уж и много. Самостоятельная жизнь такая привлекательная вначале быстро показала свои недостатки и заставила признать главенство хотя бы федералов. С одной стороны из-за этого пришлось создать дополнительные структуры управления и заботы, с другой стороны значительно увеличило их роль.
   Деньги на всей территории остались прежние. Только каждую бумажную купюру дополнительно украсили парой местных штампов. Это мероприятия организовали в местных отделениях Сбербанка, Россельхозбанка, и в свое время единовременно по графику провели в сельских советах. В этот период была отмечена основная масса купюр. Оставшиеся теперь отмечались после проверки на подлинность и выяснения, откуда они появились.
   Зарплата бюджетникам, а это и работники ряда предприятий, часть пенсий выдается в рублях. Но большая инфляция снижает ценность денег. Поэтому установлены продовольственные пайки. Да и мелкие хозяева расплачиваются за работу мукой, крупой, мясом, яйцами и молоком. Кроме того начисляются талоны за которые можно приобрести в казенных торговых точках все что угодно по твердой цене. А так процветает натуральный обмен. Самый ценный товар по нынешним временам это топливо.
   Так ночь и прошла. Собаки лаяли часто. Каждый раз приходилось проверять. Но главное за ночь успели проверить и переписать наличное имущество в четырех секциях. Так что время потратили не зря. Поспали по паре часов только под утро. Когда стало совсем невмоготу и глаза сами начали слипаться. Тем более кофейный напиток из злаковых, которого к тому же выдали меньше четверти пачки, совершенно не помогал. Да и сахара выдали чуть-чуть. Единственное чего оказалось много это молока. Ну еще чистой и вкусной воды.
   Утром после сдачи дежурства, дали отдохнуть до обеда, а потом вновь загрузили работой. Дима проверял бумаги, переписывал содержимое вскрытого склада железных изделий. Помещение на территории складского комплекса, оказалось заброшенным еще до переноса. Арендаторы не появлялись уже год, оплату не вносили, а помещение так и стояло закрытым.
   На этот раз до него дошли руки. Внутри обнаружили два грузовика: УРАЛ и ЗИЛ-131, канистры, ящики с гвоздями, шурупами, скобы, трубы различного диаметра и длины, стальные прутья, листовое железо и еще много чего другого. Часть имущества опечатали и оставили тут же на хранение, часть загрузили в грузовики, в первую очередь то, что лежит мелкими партиями и бессмысленно пересчитывать, привезли на базу. Будут использованы на текущие расходы. На месте перехода как раз с утра затеяли строительные работы, так там и пригодится. На всякий случай оформили бумаги, что на стройку идут собственные средства, чтобы потом местное руководство не приписало себе снабжение стройки. По приезду пилили и кололи дрова, потом дежурил на базе до полуночи.
   На следующее утро, сразу после завтрака Дима уехал в составе экспедиции направляемой за топливом. Для этого выделили один бензовоз, три грузовика, забитых железными бочками, два УАЗ-452 и одну "Нива". Во главе поехал сам Добромир, из отряда кроме Димы, Володя, Олекса, Марат и Саша. Кроме того включили Гната, Вячко с тремя бойцами, больше десятка местных. Среди них оказались и Бородин с Ликминым, про которых упоминали люди Шамурова на складе.
   Оба оказались примерно около пятидесяти лет возраста. Владимир Сергеевич Бородин, оказался похож на чиновника или менеджера среднего звена. Выше среднего роста, немного полноватый, чисто выбрит, аккуратно одет. Короткое черное пальто сейчас не застегнуто. Под ним видны галстук, белая рубашка, пиджак. Немного портит впечатление хорошо отглаженные брюки, заправленные в резиновые сапоги.
   Второй, представившийся Игорем Александровичем Лимикиным, является отставным офицером спецподразделений. Сразу же выделяется из толпы и притягивает к себе внимание. Подвижный. Крепкого телосложения, высокий, круглолицый. Голова выбрита. Одет в поношенную горку, на ногах берцы. Разгрузка набита магазинами и ВОГами. К автомату присоединен, единственный виденный здесь, подствольный гранатомет. Кроме кобуры к поясу пристегнут нож. Рукоятка второго торчит из кармашка разгрузки, рядом с рацией.
   Автомобили собрались в колонну уже за пределами Красноборска возле нефтебазы. Добромир быстро проверил людей, состояние транспорта. В этом ему помогали Володя, Вячко, Бородин и Лимикин. Процедура поэтому надолго не затянулась. После него все уселись на свои места, и колонна тронулась в дорогу. На первых километрах набрали довольно приличную скорость, и проехав около часа доехали до места, где асфальтированная дорога оборвалась. Вместо этого какая-то каша из щебня, булыжников, грунта. Автомобили один за другим съехали с насыпи влево и поехали по слегка прикатанному следу в прошлогодней траве. Вот и место где заканчивается территория старого мира. В этом месте она как бы очень тонким слоем наложена на земли нового и в точке слияния возвышаются сантиметров на пять. В точке съезда это вовсе незаметно, так как под давлением колес в этом месте уже все смешалось. В голову пришло сравнение, что к дикорастущему дереву привили ветку от садовой яблони.
   Дальше скорость снизилась. Километров через десять впереди показался небольшой населенный пункт из двадцати-тридцати дворов. Сам Добромир ехал в одной из Нив. Вячко поехал с ним. Двух своих людей он посадил в кабины грузовиков. Третий вместе с Гнатом сел в одну "Буханку " с Димой и остальными. Когда проезжали мимо деревушки водитель пояснил, что тут сейчас никто не живет.
   - Да вывезли отсюда полтора месяца назад девять человек, - подтвердил Гнат. - Шестеро взрослых, трое детей. Скотину тоже всю забрали. Оставили таблички, что наша территория. А дальше в ту сторону километрах в двенадцати жилое село. Сами по себе никому не подчиняются.
   Пока проехали еще пятьдесят километров трижды застревали. Пришлось выходить и толкать. Хотя и так ехали, выискивая более-менее проходимые участки. За это время проехали мимо пары населенных пунктов без жителей, и еще трех-четырех объектов в виде одиноко стоящих зданий и сооружений. Наконец добрались до места, потратив на всю дорогу почти два часа, если считать с момента въезда на территорию нового мира.
   Сначала показались, какие-то бетонные стены. Потом выскочили на участок асфальтовой дороги, а через пару километров уперлись в ворота. В обе стороны отходят двухметровый забор из плит. Огороженная ими территория занимает пару квадратных километров. Дорога, по которой они ехали в метрах пятистах позади делится на две части. По одной они добрались сюда, вторая ведет к группе многоэтажных домов в километрах двух.
   Руководство сразу по приезду прошло в калитку рядом с воротами. Остальным пришлось ждать. Водители начали проверять машины, человек пять-шесть взялись им помогать. Остальные принялись расхаживать по окрестностям, разминая ноги. Прошел где-то час переговоров. Володя подозвал к себе Диму.
   - Пойдешь со мной внутрь, помоги донести оружие.
   С этими словами он вручил два гладкоствольных полуавтомата, восемь коробок с патронами, одну сайгу. Сам прихватил карабин Мосина и патроны к нарезным стволам. Калитка открылась, и ребята вдвоем оказались внутри. Здесь их уже ждут. Правда, провожатый всего один. Поэтому, наверное, правильнее ждет. За забором не пусто. Промелькнуло пять-шесть человек спешащих по своим делам. Какие-то строения, высокие круглые сооружения. Ребят провели в двухэтажный домик. Поднявшись по лестнице, оказались в длинном коридоре, зашли во вторую дверь. Тут в большой хорошо освещенной комнате за длинным столом уселось человек восемь. Их них знакомы Добромир, Бородин с Ликминым.
   Беседа в комнате прервалась. Володя подошел и выложил перед грузным пожилым мужчиной во главе стола, сначала, свою ношу, потом то, что было в руках у Димы. Хозяин начал передавать по одному каждый ствол, молодому мужчине, который покинув свое место, встал рядом с ним. Тот осмотрел карабины и ружья внимательнее, достал из каждой коробке по одному-два патрона, осмотрел их и одобрительно кивнул. Местные радостно заулыбались.
   - Ну, что будем считать, соглашение достигнуто? - спросил Добромир, удовлетворенно оглядывая собравшихся.
   - Да, разумеется, - ответил тот, кого Дима принял за местного хозяина. - Сейчас мы зальем вам четыре тонны солярки, заправим ваши машины. А послезавтра в Красноборск поедет уже наша колонна. Сегодня вас проводят наши люди, чтобы посмотреть на дорогу. Вечером они приедут обратно.
   - Может, ваши заночуют у нас? - предложил Бородин. - Условия обеспечим. Обратно мы будем ехать медленно. Вызвали пару тракторов, они по дороге нас встретят. Но все равно дорога не очень подходит для нагруженных автомашин.
   - Хорошо, - согласился местный. Тогда пройдутся по рынкам, прикинут, чем еще нам можно обменяться.
   - Отлично, сам помогу в этом деле, - обещал Бородин.
   - Тогда я дам команду запустить грузовики в ворота. А пока будут заливать емкости, прошу Вас с тройкой своих людей проехаться со мной по поселку, посмотрите, что к чему. Игорь Александрович, быть может, тоже к нам присоединитесь?
   - Хорошо, мы на Нивах едем с вами. А УАЗы пусть ждут, пока загрузят товар под присмотром Владимира Сергеевича. Колонна потом выдвигается обратно, мы догоним.
   Нивы присоединились к остальным даже пораньше, чем было запланировано. И это несмотря на, то, что в поселке Добромир задержался на лишних четверть часа. Только основная колонна проехала меньше. Просто умудрились застрять. Пока вытягивали одну машину, вторую. Справились к самому приезду уехавшей в поселок группы. Хорошо на полпути их встретил гусеничный трактор, высланный из близлежащего села. Дальше пошло легче. А как выбрались на асфальт, стало совсем хорошо. Колонна распрощалась с сопровождающим трактором и увеличила скорость. Теперь уже и жалко, что груза мало. Надо будет посоветовать пока до дороги тащить все тракторами, а дальше все перегружать на грузовики. Это пока дорога не наладиться. Правда сейчас все, что можно выйдет на поля. С другой стороны без топлива им там делать нечего.
   День завершился тем, что сгружали с автомобилей бочки с соляркой, закатывали на склад, где выставили их в аккуратный ряд. Заодно выяснили, что появилось еще две неучтенные тары полные солярки. Впрочем, Бородин объяснил, что это подарок. Так как на обед они опоздали и пришлось перекусывать сухим пайком на ходу, по возвращению пошли пить чай. Не успели порадоваться вкусному горячему напитку, как появился Илья. Он тут же выразил бурный восторг по поводу возвращению ребят, для которых это наоборот стало поводом для огорчений. Так как их тут же запихнули дежурить на базе. Впрочем, это оказалось не таким уж сложным и тяжелым заданием. Один дежурил у ворот, второй слонялся по двору, выполняя вперемешку мелкие хозяйственные задачи с охраной. Кроме того им пришлось таскать воду, пилить дрова, колоть их потом. Большую часть времени остальные лежали у себя в помещении и отдыхали. Только спали по очереди. Двое постоянно бодрствовали. Почти такой же режим установили и на темное время суток.
   А утром опять объявили о предстоящей поездке. На этот раз в девять утра подъехал Ликмин на двух Нивах. С ним оказалось четверо, считая водителей. К ним прикомандировали Илью, Олексу, Диму и Виктора. Сначала заехали в местный отдел внутренних дел и захватили там на всех по бронежилету и каске. Тут же встретились и с Кирилл Борисовичем, подъехавшим на своем УАЗике. С ним еще двое вооруженных людей в камуфляжной одежде. Место у Шамурина в машине есть. Поэтому Дима пересел к нему. Поехали проверять северо-западные границы. По дороге заехали в несколько сел, чтобы в администрациях оставить мешки с деньгами. Шамуров и Ликмин попутно решали какие-то вопросы, а вот сопровождающие откровенно скучали.
   День выдался прекрасный, солнце так нагрело воздух, что все сняли теплые куртки. А вот окружающая природа еще не приобрели вид притягивающий взгляд. Поэтому пришлось разглядывать достаточно серые пейзажи. Единственно кое-где уже вышли в поле трактора. В окрестностях сел появились стада. Скотина уже не гуляет сама по себе, как бывало раньше, а за нею приглядывают пастухи. Народ опасается за целостность своего имущества. А угроза исходит как от двуногих грабителей, так и четвероногих. По словам местных, хищников вокруг стало больше. Даже волки появились, раньше лишь изредка, на короткое время, посещавшие местные леса.
   Так и доехали до пограничных сел. Сначала посетили маленькую деревушку, из которой переселили население. Правда, безлюдной ее не назовешь. Тут стоит пост из трех человек. Они заняли один из домов и присматривают за остальной территорией. В помощь им выделен старенький мотоцикл УРАЛ с коляской. Важность поста и в том, что это база для походов за пределы официальной территории. Здесь останавливаются экспедиции, тут хранится их имущество, да и часть добычи складируется. Дежурных как раз и поменяли. Новые заступили под контролем Кирилла Борисовича и Игоря Александровича, старым разрешили сразу отбыть на отдых. А у колонны еще есть дела.
   Дальше поехали вдоль административной границы. Имеется в виду всего территориального образования, появившегося под контролем Добромира. А так это уже не Красноборский район. А кусок соседнего, перенесшегося частично. Поэтому тут часть населенных пунктов перешли под юрисдикцию района, другие самостоятельны, но признают власть федералов, а есть вовсе никому не подчиняющиеся.
   Сейчас как раз заехали в село, которое подчиняется напрямую центральным властям. Населенный пункт достаточно большой, около полутора сотен домов. До переноса тут жило больше двухсот человек. Сейчас чуть больше ста сорока. Примерно, то же самое в соседних деревнях. Для пограничных деревень это хороший результат. На другой стороне некоторые окраинные поселки вовсе без людей остались. Заехали в администрацию. Передали деньги, забрали отчетность, начали интересоваться проблемами. В одном из помещений как раз шло собрание. Ребят тоже пригласили поучаствовать. Предупредили, что будут вопросы.
   Разговор пошел о хозяйственной деятельности. О предстоящем севе, как будет делиться урожай, распределятся корма. В первую очередь для вновь организованного совместного хозяйства. Скотина и птица остались в частном пользовании, как и личные огороды. А вот поля решено передать для обработки хозяйству, организованному наподобие колхоза. Отличия заключаются в том, что с одной стороны оно создается для занятий полеводством и в собственности будут только средства производства зерновых, кормов и их хранения. С другой стороны, подчиняться она будет местному муниципальному образованию.
   Еще до нынешнего собрания определили, какая территория будет отведена для выпаса скота, какая под пашни. Продукция будет либо обмениваться по твердой цене жителям на деньги, талоны, товары, либо выдаваться в счет трудодней. Излишки планируется продавать на сторону, в том числе за топливо и запчасти.
   Но договорить не удалось. В помещении забежала женщина и что-то начала шептать председателю. Лицо у того скривилось как от зубной боли. Но, несмотря на это он достаточно с покойно произнес:
   - Нина Викторовна говорите громче, чтобы все слышали!
   - Звонили из Выселок. Таня Ропшина из Степнянки сбежала. Что-то там у нее с Кульиными произошло. Ее Андрей Волков встретил, посадил на свою машину и везет к себе.
   - Бойцы все на выход. - скомандовал Лимикин. - Поедем встречать. Аркадий возьми с собой пару своих. Будешь дорогу показывать. Быстрее ребята. Андрею сообщите, пусть едет сюда.
   - Думаю, Кульины как узнают, попробуют на развилке перехватить, - успел сообщить Аркадий Сергеевич, местный глава, мужчина лет пятидесяти.
   Машины бодро выскочили из села и бодро прибавили скорость. Легковушка местного руководителя уверенно мчится впереди, показывая дорогу. Вот проскочили развилку, наверное, ту самую о которой упоминали. Точно, одна из Нив остановилась. Из него выскочили люди. Три остальные машины продолжили движение. Но примерно через полтора километра, автомобиль Лимикина, вырвавшийся вперед, встал. Шамуров остановил свою рядом. Все пассажиры высыпали наружу. По знаку Игоря Александровича один из его бойцов, Олекса, Илья скрылись в посадке рядом. Остальные рассредоточились рядом с машинами. Пока Дима занимал позицию возле дренажной трубы, с правой стороны обочины, двое людей Шамурова расположились с другой стороны, до места остановки подъехала легковая машина. Из него выскочила молодая женщина, вроде симпатичная, но сейчас очень возбужденная, в распахнутом пальто, простоволосая, лицо в слезах. Она тут же принялась, что то рассказывать Аркадию Сергеевичу, и стоящим рядом с ним Шамурову и Лимикину. Из автомобиля вышел молодой человек с ружьем в руках и присоединился к спутнице. Судя по жестам, он начал, дополнять рассказ. Впереди показались две легковушки.
   Игорь Александрович велел Аркадию Сергеевичу увести женщину подальше, сам двинулся вперед и встал в шагах в двух дальше Димы. Рядом с ним справа встал Шамуров. Молодой человек с ружьем расположился за их спинами, но левее. Впереди показались две автомашины.
   - Бойцы спокойно. Старайтесь, не высовываться.- предупредил Лимикин. - Сразу берите этих на прицел. Но без команды не стрелять. Или ждите сигнала, или пока я сам не открою огонь. Так же можно ответить если они первыми начнут стрелять. Там будет один или два брата Кульиных. Кроме того Серега Волков. Постараемся их указать. Остальных постарайтесь только напугать, или ограничится ранениями. А вот и гости.
   Из автомашин, вставших в метрах пятидесяти, вышли человек десять. Впереди худощавый молодой человек с наглым выражением лица. А еще по виду он раздражен и рассержен. Куртка на груди распахнута. Волосы всколочены. Движения суетливые, быстрые. У него в руках к удивлению АКСУ. Рядом парень с обрезом в руках. Этот сильно смахивает на предводителя повадками. Повыше него ростом, лицо изображает тупую злобу. Остальные толпятся сзади. В руках у них видны пару гладкоствольных ружей.
   - Эй, мент, что тебе тут нужно? - крикнул владелец обреза.
   - Это вы тут, что делаете? Я на своей земле, - ответил Кирилл Борисович.
   - С каких пор? Убирайся к себе. И власть твоя давно закончилась, - противная сторона в конце попыталась изобразить, что-то вроде смеха. Но получилось не натурально.
   - Мы помогаем местным по их просьбе. Так, что в своем праве. Они к нам присоединились. Так что, это вы тут Сергей Волков, что делаете, - крикнул Шамуров, одновременно указывая своим на одного из упомянутых ранее лидеров.
   - Ты оружие опусти, поговорим, - предложил Волков с той стороны.
   - Давай. Только вы тоже уберите, ваши стволы. Смотри, - с этими словами, Борисыч, вытащил магазин из пистолета, поставил на затворную задержку, спустил, включил предохранитель, поставил магазин на место и спрятал оружие в кобуру. - Теперь пусть Вася отпустит свой автомат, Игорь Александрович, сделает то же, а ты положи обрез за пазуху. Тогда мой человек с автоматом отойдет в сторону, и то же не будет направлять его в вашу сторону, как бойцы с ружьями с обеих сторон. Еще они отойдут назад на пять шагов. Но если вы не согласитесь или попытаетесь нарушить, мы будем стрелять.
   Минут пять ушло на то, чтобы все это выполнить. Между тем по два лидера с двух сторон приблизились друг к другу. Между ними осталось всего метров десять.
   - Нам пока до вас и местных дела нет. А вот Андрей Таньку у нас увел. Нам надо ее вернуть, и примерно наказать, поэтому не в свое дело не встревай. Так, что иди отсюда, - вступил в разговор главарь. Наверное, один из Ильиных.
   - Андрей наш человек. И мы его не выдадим. Тем более он прав. Таня сама захотела от вас уйти.
   - Это наше дело. Хотим, выгоняем, хотим, оставляем. Поэтому баб своих не отдадим. Давайте отдавайте ее нам. За Андрея мы готовы взять отступного, - продолжил Ильин.
   - С каких пор она ваша? Откуда у вас права на нее? Не много ли хотите. У нас встречное предложение. Сейчас разоружаетесь, а мы будем со всеми вашими художествами разбираться.
  
   - Пошел ты. Это наша земля, и она тоже наша. А ты к нам не лезь. Это ты много о себе возомнил. Что лезешь к нам. У нас прав не меньше, чем у вас.
   - Э нет. Вы с братом власть себе присвоили по праву сильного. Других доводов у вас нет. И не все признают вас. Так что оставьте людей в покое.
   - А чем тебе право сильного не нравится?
   - Потому что может найтись более сильный.
   - Это не ты ли?
   - Я в том, числе. Так что могу против вас это право и включить. Итак, тут к вам много вопросов. Разбойничаете, грабите, данью обкладываете, в том числе и соседей, мешаете жить и односельчанам. Кроме того, ваша власть только для себя, а мы для людей стараемся. Так что давайте сдавайтесь. Да к тому же и сила за нами. Иного выхода нет.
   - Пошел ты..., - Ильин попытался вскинуть автомат.
   Пока он пытался снять предохранитель, автомат Лимикина дернулся, и главарь банды начал оседать. Одновременно Борисыч, успел выхватить пистолет и пока ствол поднимался до линии прицела, большим пальцем щелкнул предохранитель, а левой рукой дослал патрон в патронник, и тут же пуля ушла в сторону Сергея Волкова, только еще вскидывающего свой обрез. Пистолет хлопнул во второй раз. Лимикин уже давал очередь над головами остальных. Дима последовал его примеру. Из посадки выскочила засада. Рядом с заметавшимися рядовыми бандитами в панике застучали пули выпущенные из снайперки. Один из банды выхватил у растерявшихся коллег ружья и выкинул. Все остальные подняли руки.
   Через две минуты раздались выстрелы сзади. К этому времени основную группу уже вязали. Ильин, оказавшийся младшим братом Димой, тезкой, уже был мертв, Сергея Волкова, раненого в плечо двумя пулями принялся ловко перевязывать Лимикин. Остальные подавленно толпились в стороне, досмотренные и связанные. Кроме парня, отобравшего у своих ружья. Он что-то объяснял, Шамурову и другому Волкову.
   Между тем сзади привели группу еще из пяти связанных. Эти не сопротивлялись. У них отобрали одно гладкоствольное ружье, травматический и пневматический пистолеты. Оружие добавили к трофейному арсеналу. У основной группы забрали АКСУ, обрез, два ружья, еще один пневматический пистолет, ножи, топоры.
   - Аркадий, грузи вместе со своим водителем раненного в машину, везите его к себе в больницу. Татьяна с вами. Сообщите в центр обо всем. Моя группа, группа Шамурина и Волков едем в Степнянку, на их трех машинах. Третья группа конвоирует пленных в Чиркуял. Там Аркадий Сергеевич их примет, а вы едете к нам. Да берем с собой двоих. Будут дорогу указывать. И из Выселок люди туда потом пусть подтянутся. Да, эти уроды, оказывается Игнатия Герасимовича из дома увезли. Много дел за ними водятся. А они еще себе добавили.
   В Степнянку въехали колонной. Несущиеся на полной скорости знакомые автомашины никого не удивили. Случайные прохожие наоборот кидались подальше, чтобы даже случайно не оказаться на пути. Подъехали к дому. Навстречу вышло трое. Из первой машины тут же выскочил Лимикин, за ним Илья. Один из встречающих вскинул руку с пистолетом, но Шамуров, ехавший во второй машине, успел выстрелить первым. Грохнуло несколько выстрелов в воздух. Остальные двое застыли, глядя на направленные в них стволы. Игорь Саныч выбил из рук одного оружие. Дима быстро поднял пистолет оказавшийся травматическим.
   Обоим пленным принялись вязать руки. В это время из ворот с диким криком выбежал мужчина с вилами наперерез. Автомат Лимикина выплюнул навстречу короткую очередь. Проклятия и нецензурная брань застыли в горле падающего старика. Игорь Александрович, Кирилл Борисович, Волков, Илья, Олекса, Дима зашли во двор. Какая-то пожилая женщина попыталась ударить Диму лопатой. Кое-как успел увернуться. Женщина попыталась ударить Волкова, но Илья и Олекса схватили ее, вырвали из рук палку и попытались удержать, но та с проклятиями вырвалась, и вновь попыталась уже царапаться. Кое-как удалось втроем скрутить ее и начать вязать.
   - Вы, что творите? Прекратите женщину обижать! - закричал мужчина средних лет и попытался помешать.
   Кирилл Борисович с силой оттянул его, от ребят прижал спиной к стене, Лимикин же ткнул стволом автомата.
   - Это ты, что тут делаешь? И раз не нравится - успокоил бы тетку. Она сама на людей кидается.
   - А что ей делать вы дядю и Сергея сейчас застрелили!
   - За дело обоих и Димку тоже.
   - Что, сволочи, да как вы...- забился в крике мужчина, но тут получил сильный удар прикладом.
   - А тебе много раз говорили, уйми родственников. Не унял. Мы решили, что хватит терпеть их художества. Они тут уже двоих убили. Народ грабят. Сейчас за Таней и Волковым гонялись.
   - А вы, что делаете? Братьев, дядю убили. Что у людей дань не берете? Только налогами это называете.
   - Вот как заговорил майор милиции Алексей Воробьин, - усмехаясь сказал Лимикин. - Мы не для себя, а для общих нужд налоги собираем. А твои сволочи кому помогли? Поэтому мы их самих как бешенных собак ликвидировали. Решили, что раз у них сила то можно все, так с этой точки зрения они не правы оказались. Нашлись те, кто посильнее.
   - Ты теперь не за родичей беспокойся, а за себя, - заявил Шамуров. - Сколько раз с тобой говорили. Ты все их покрывал, заступался. И не раз и не два. И чем это закончилось? Говорил, что удержишь от перехода через черту. Удержал? А ведь головой ручался, а это теперь не шутки. Много информации, что ты сам с ними тут замаран. Так что давай-ка, поднимай руки. Будем выяснять, как ты их удерживал.
   - Не имеешь права!
   - Имею, имею. Что же вы с родственниками все одно и то же, про мои права. Про свои бы вспомнили.
   Упирающегося Воробьина и связанную женщину увели в дом. Зато из сарая привели мужчину средних лет, потирающего руки с синяком около левого глаза. Выпив чая налитого из прихваченного с собой термоса, он недовольно оглядел присутствующих.
   - Здравствуй Игнатий.
   - Какой тут здравствуй, - разозлился окончательно тот. - Больше суток они меня тут держали. Продрог. Голодный. А вы чем занимались? Распустили этих. А они нам людям житья не дают.
   - Не понял, а с чего мы должны тебе помогать? А, Игнатий? - ехидно спросил Игорь Александрович.
   - Как это почему?- искренне поразился мужчина. - Вы власть, должны порядок наводить. А сами, небось, с ними за одно.
   - Да и поэтому мы обоих Кульиных застрелили, тебя вот вытащили? - поинтересовался Кирилл Борисович.
   - А кто вас знает. Только вы меня защищать обязаны, - нисколько не смутился Игнатий.
   - А вот тут я с тобой не согласен. Нашу власть ты сам не признал. Забыл что ли? - с улыбкой спросил Шамуров.
   - Признал или не признал, а защищать меня ты обязан, - не сдается собеседник. И хорошо должен это делать, а не так как сейчас. Я труженик, земледелец. Я вас кормлю.
   - С чего это ты нас-то кормишь? И сколько налогов заплатил? - уже жестким тоном спросил Шамуров.
   - Всю жизнь работал. Ты сам, что ли для себя мясо, хлеб выращивал, - уверенным в своей правоте голосом парировал Игнатий. Не спрашивая, а утверждая.
   - Ну, для себя я и сам выращивал. И мать у меня все время с зерном работала. Так я и ту зарплату тогда не за просто так получал. Но это тогда было. Теперь-то ты в наше измененное новое государство входить не собираешься. И пока я тебе ничего не должен. Так же как и все остальные.
   - Нет, Кирилл. Он сам ляпнул про наши обязанности. Значит, признал нашу власть и готов подчиниться, налоги платить, - неожиданно заявил Игорь Александрович.
   - Да-а... фиг...- задохнулся от возмущения освобожденный. - Да никогда.
   - Предъявил претензии, значит согласился. Будешь еще возмущаться, на нашу поддержку не рассчитывай. Наоборот, при случае, еще давить будем. А за освобождение счет выставим, не расплатишься. Все иди.
   - Да вы сами все и устроили. Вон Воробей тут вместе со старшим Кульиным надо мной измывался и стращал.
   - А вот тут давай-ка поподробнее. Говоришь, Воробьин с Кульиными были заодно. Рассказывай все подробно.
   - А то. Говори. Итак все знают, Витьку Зорина они вместе дань заставили платить. Константина из Озерки. Да и много кого.
   - Ладно, спросим. Ты давай рассказывай про свое заключение.
   В это время к дому начали подтягиваться местные жители. При виде накрытых взятыми из дома покрывалами тел кто-то вроде даже всхлипнул. Это женщины. Мужчины угрюмо молчат. Смотрят, стоят, и не переступают какую-то черту. Проходящих мимо пришлых вроде и не замечают. Но все же женщины не выдержали.
   - А что с парнями нашими? Они с Димкой уехали.
   - Говорите это ваши и с Димой Кульиным уехали? А знаете, куда они уехали и зачем? Вернее за кем? Что они делали? Знаете. Как твоего сына то зовут?
   - Коля... Николай.
   - Так вот, этот Коля-Николай и еще несколько таких вместе с Ильиным-младшим гонялись за женщиной, которая не захотела покоряться Сергею. Они были с оружием, угрожали убить Волкова и других, кто им будет мешать. Ну что ж. Если они посчитали, что сила позволяет делать, что угодно с другими, то должны были понимать - она же может обернуться и против них. Мы это и сделали. Но нас оправдывает то, что пользуемся этим для наведения справедливости. Ведь предупреждали, что б прекращали безобразничать. А если поднял оружие - будь готов к ответу. И наказанию и к тому, что и других в руках может оказаться даже более весомый аргумент, - громко не давая опомнится людям прокричал Игорь Александрович. Но потом на несколько тонов добавил. - Живые все они, кроме Димы Ильина. Сейчас их в Чиркуял отправили, оттуда в Краноборск доставят. Там их накажем. Надо решить и, что с вами делать.
   - Мы то тут, каким боком, - раздались возмущенные голоса. А кто-то добавил. - Сами страдали от этих бандитов.
   - А вот эта женщина сказала, что они ваши. А раз так то и отвечать за них всем обществом. Но это мы еще разберемся. Так, как до этого не будет, когда любой каприз Кульиных был законом. Будем решать по справедливости. А пока вот Сергей Волков. Он теперь тут главный. А подчиняться вы будете Чиркуялу.
   Через час выехали в Михайловку, село в пяти километрах. Это уже территория Красноборского района. Одно из самых дальних. Надо было с Воробьиным разобраться. Самого пока с теткой оставили в доме в Степнянке. Через полчаса по приезду собрали местное население и обрисовали ситуацию. Село числится подчиняющимся федералам, но есть и пока независимые элементы. Воробьин - сотрудник Красноборского РОВД, кстати, сам считался представителем власти. Авторитет у него накопился немалый, да еще родственники поддерживают. Но народ все же недовольство выразил, особенно те, кто раньше опасался и молчал. Пока ничего конкретного не решили. Но народ растормошили.
   Когда вернулись в Степновку, тут уже оказались и представители двух близлежащих деревенек, а через час приехали еще из одного поселка. Проторчали тут до вечера. Впрочем, варяги играли скорее представительскую функцию. Решали местные. Приехало и руководство во главе с Добромиром. Собирали людей, беседовали.
   Когда начало темнеть, Кирилл Борисович отправился к себе домой. С собой он прихватил одного из своих земляков, которого он посадил в трофейную машину. Дима, Олекса, Илья и Витя поехали с ними. До райцентра дольше ехать. Да к тому же завтра надо объезжать населенные пункты расположенные поблизости. Решили сэкономить и время, и главное горючее.
   В Лесные Ключи приехали через полчаса с лишним. Дом Шамуровых стоит на отшибе. На месте где когда-то стояли соседние три - пустыри. Да и дальше на противоположной стороне улицы зияют дыры. На въезде в село, четверо гостей переместились в УАЗе. Асфальтовая дорога, заканчивающаяся через двести метров возле зданий заброшенной МТФ, привела прямо до места.
   Машину поставили во дворе рядом с домом. Выгрузили мешки с деньгами, оружие и боеприпасы. Сразу после этого полчаса помогали мхозяину раздавать сено и размещать по сараям скотину во втором дворе. Зато потом их, наконец то, накормили горячей пищей. Борщ сваренный из баранины голодным людям показался бесподобным и вскоре кастрюля опустела. Хорошо еще хозяйка положила на стол большой кусок сала и сварила вкрутую яйца. Кроме того на столе много варенья из смородины и земляники, мягкие домашние булочки. Все вместе они позволили гостям наконец-то насытиться. Пили горячий чай с молоком. Правда, сахар оказался по кусочку на брата, зато его заменил мед, ну и упомянутое ранее варенье.
   Гостям выделили две комнаты. Пройдя в одну из них, встретили Петю. Оказывается, он днем настраивает на месте перехода аппаратуру. Ночует тут. Здесь же его кормят завтраком и ужином. Приборы сейчас при нем, с утра приедет автомобиль с охраной, и он опять отправится работать. По его словам все в порядке и завтра он завершит свои занятия. Хозяйка отправилась в свою комнату, в четвертой расположились Кирилл Борисович и его двенадцатилетний племянник. Так как за день вымотались, тут же все заняли выделенные постели. На кухне в печке горит подброшенный уголек, горячая вода циркулирует по трубам, в комнатах оказалось тепло, поэтому люди быстро заснули.
  
   Утром хозяйка вышла в комнату, являющуюся и кухней и столовой через дверь в комнате сына, поэтому гости спали почти до восьми. Когда они проснулись Борисыч вместе с племянником как раз зашли в дом, закончив чистить сараи. Вся скотина уже гуляет на широкой лужайке между прудом и огородом Шамуровых. Две лошади и корова щиплют траву в метрах ста между домом и МТФ. Длинные цепи, прикрепленые к вбитым в землю железным штырям, не позволяют им уйти далеко. Да и сухой травы, оставшейся с прошлого года тут много. Мать Борисыча заместив интерес ребят, принялась рассказывать:
   - Жалко конечно. Но во дворе их уже не будешь держать, да и грязи будет много. А так хоть траву старую едят, да и молодая уже появилась. Она даже лучше будет расти, если прошлогодней останется меньше. Отпустить на волю боюсь. Козы, овцы вон бегают, но их никто не поймает. Даже сама только с ведром приманиваю. Тем более своя собака рядом всегда. А лошадей если не спутать убегут далеко. Да и с путами отойдут в сторону и поминай как звали. Времена наступили ненадежные. А я тут днем с внуком одна. Хорошо сын вон свое ружье оставил, - показала она на двухстволку. - А после обеда я их на волю выпущу на пару часов, но они уже знают, что потом дам фуража, так сами быстро возвращаются, от ворот не отгонишь.
   Пока она все это рассказывала, перед каждым появилась тарелка с овсяной кашей. Кроме того на столе громоздится большая миска с отваренными яйцами, опять таки сало, горячие пирожки с капустой. Кирилл Борисович быстро нарезал колбасы. И открыл банку с красной свеклой и какими-то овощами. После каши к чаю подали вазочку с медом и много черносмородинового варенья.
   Тронулись в дорогу минут через двадцать после завтрака. Ехали не спеша на одной машине. Только на этот раз Шамурину еще с вечера пригнали другой УАЗ, который называется обычно "буханкой". Объезжали опять федеральные территории. Развозили ценности, документы. Остальные получали все как положено в райцентрах. А для сел пока не входящим в районы единого центра еще нет.
   - С одной стороны вроде удобно, если просто включить их в имеющиеся структуры и все. Но есть и возражения, что не все будет так уж и просто. Например, для руководства одни свои, а другие больше. Новеньким, разумеется, это не понравится. Да и территории получаются большие, система громоздкая. Хватит ли умения издали руководить окраинами? Вопрос. А тут свои особенности свои нюансы и отличия по сравнению с теми населенными пунктами, что поближе. Безопасность выходит на очень важное место.
   Есть еще момент. Районов только два. Заберут они все земли вокруг под себя, и возникнет у нас два почти равнозначных центра. Вот и начнется между ними борьба. А вот если из этих населенных пунктов сформировать отдельные административные структуры. Тогда у нас будут независимые члены федерации, которые, во-первых, нивелируют исключительную роль двух самых крупных субъектов, во-вторых, будут вынуждены активно поддерживать центр. Но, разумеется, разрозненные населенные пункты в этом плане неудобны. Каждое сельское поселение, или сельский совет, если оно даже объединяет несколько населенных пунктов, слишком слабы. К тому же их достаточно много. Так что их просто сомнут.
   - А что если эти территории объединить в более крупные административные единицы, - предложил Илья, - например, волости.
   - Хорошая идея, мы тоже хотим создать нечто подобное. Более крупные объединения, чем нынешние сельские поселения, подчиненные напрямую центру. Тут конечно загвоздка есть. Не имеется единого центра. У нас два райцентра, какой выбрать? Тут свои подковерные игры начнутся. Не забывайте, важность распределения ресурсов.
   А у нас тут имеется и другая проблема для единства. Национальный вопрос. В Красноборском районе до переноса было в процентах 29 - чуваши, 24 - мордва, 23 - русские, 19,5 - татары, 3 - украинцы. Ну и на остальных приходится оставшиеся примерно полтора. В Верховском соотношение, немного иное. А вот в новых волостях (хорошее название) там иные расклады. Поэтому существуют варианты проблем национального характера. Причем это не просто вопрос об угрозе единству, крайне необходимому в данный момент. Вариант разделения по национальному принципу намного более опасен. Дело может обернуться катастрофой.
   Причем более или менее нормально это перенесет только русский анклав. Ну и примкнувшие к ним люди. Я имею в виду в случае разделения. Для остальных это закончится деградацией и крахом. Насколько быстро и до какой степени это конечно зависит от обстоятельств и различных мелких причин. Но в целом результат будет закономерен. Это притом, что мы и так в тяжелом положении, и поддержание хотя бы этого уровня потребует значительных усилий.
   - Не совсем понял, почему у остальных народов будет больше проблем, - спросил Олекса. - Вроде они не хуже. Вот вы, например.
   - А тут вопрос в другом. Если брать по отдельности вроде и отличить трудно. И там и среди русских есть разные люди. Но вот если брать, в общем-то, тут есть отличия. У русского народа внутренний стержень намного крепче. Есть веками наработанные умения и навыки по организации союза с другими более маленькими. Вот представьте, распался отряд из человек десяти - пятнадцати. Кому легче выжить? Командиру, особенно если он свое лидерство получил естественным путем, а не назначен сверху, недавно. Он обладает достаточно высокими навыками, компетентен во многих вопрос, имеется сила. Кроме того ему не надо заботится о других. Ему и так приходилось принимать решения, но при этом принимать в расчет других. Теперь не надо. А вот остальным хуже. У них-то нет такого опыта самостоятельных действия, длительного планирования. Как у Вальтера Скотта Вамба говорит: "Вот говорят свобода, свобода. Теперь кто-то умный научил бы, что с ней делать". Или, вроде этого. Точно, простите, не помню. Да и читал я в переводе, как и многие другие. Это одна сторона.
   Вторая сторона это культура в широком понимании этого слова. В первую очередь мышление. Все предметы в школе, в институте, техникуме мы изучали на русском языке. Литература, телевидение, радио, газеты то же самое. Соответственно у нас формировалось сознание. Да у нас у остальных народов есть и своя культура. Но на их влияние были сильные ограничения. Причин много.
   Не буду говорить о богатстве той или иной культуры и прочее. Тут будут споры. Но у русской оказалась большая способность к ассимиляции других. Более того мое мнение, что она возникла как сплав лучших качеств нескольких культур. Но, по крайней мере, русских оказалось больше, они создали единой государство, в котором естественно играли ведущую роль. Более того они создали многонациональную империю, не подавив окончательно более слабые народы.
   Начался взаимный обмен. Даже если принимать во внимание, что каждый отдельный народ как более слабый получал для своего развития больше, чем сам мог предоставить, то их суммарный вклад оказался достаточно весомым. В результате русская культура получила возможность для более быстрого развития, усиливая в то же свое влияние на остальные и играя по отношению к ним все более ведущую роль.
   Более того надо отметить роль русского языка. Ведь проще выучить всем один русский язык и потом общаться с ними на нем, чем каждый из трех-четырех соседних. Соответственно и наиболее значительный взаимообмен в результате с русским. Эти два фактора вместе еще больше укрепили роль русской культуры и цивилизации.
   Но это не все. В мире есть ведь и другие народы, которые занимают не менее важное место. Да и между ними тоже есть взаимодействие. Это уже связи другого уровня. Но того же Вальтера Скотта на чувашский вряд ли переведут. Ну ладно три-четыре произведения. А других авторов: Шекспира, Киплинга, Дюма, Хайнлайна, Толкина, Жюля Верна, Марка Твена и сотен других ? А тысячи фильмов. Таким образом, русская культура служит как важнейший незаменимый посредник для нашей связи со всем миром.
   Когда я говорю, культура то имею в виду, не только песни, танцы, национальный костюм, а скорее мировоззрение, огромный пласт информации, восприятие мира. Разумеется вышеперечисленное тоже входит сюда, а так же и технологии, мода, нравы, быт. Все это постоянно развивалось, изменялось. Более того со временем сложилось и некие универсальные единые параметры, нравы, обычаи. Различные культуры движутся на пути унификации. С одной стороны это хорошо. Но полно и недостатков. Да не все новые веяния приемлемы, многие ведут к разрушению. Поэтому наша цивилизация их отвергает, борется, противостоит.
   Но все это для нами воспринимается через русскую культуру, вернее из того что появляется после ее преобразований. Она постоянно развивалась, двигалась вперед вместе с общемировой и вобрала в себя очень многие ее новшества. Посмотрите на одежду, которую мы носим, еду, жилища. В России, Европе, Штатах в этом плане очень много общего. Есть различия, но их меньше, чем например, между нами нынешними и теми, кто жил в девятнадцатом веке. И со временем различий становится все меньше. Особенно внешне. В мировоззрении в мозгах, на мой взгляд, все же отличий больше и они помогают нам избежать многих общих проблем. Потому что не все бури и шторма, бушующие на большой воде мировой культуры безопасны и безобидны. И не все так называемые общечеловеческие ценности оказываются приемлемы.
   И вот в этих условиях развивается российская и русская культура, цивилизация и идея. Она ищет пути, где надо плыть вместе с остальными, где ловить попутный ветер, а где попытаться поменять курс, так как выясняется - нас несет на скалы. Разделить где российская культура, а где русская очень трудно. Да наверное и не имеет смысла. Тем более все это формировалось веками, срослось и спаялась в единое целое.
   А в это время национальные культуры больше отсиживались в уютных гаванях, не уплывали далеко от берега, плавали все больше по спокойной воде. И они очень отстали. То, что мы называем национальной культурой, осталась архаичной. Да самобытная, да интересно. Но это все же больше экзотика. Правда это касается внешних форм. Той же литературы это коснулось в меньшей степени. Величественная Русско-Российская культура укрывала их за своей спиной. Она брала на себя все ветры перемен, заодно переваривая и рассеивая негатив. Действительно если нам хотелось современного и нового, то мы утоляли эту потребность, пользуясь ее богатствами. Поэтому национальные культуры и мало изменились, оставшись в некоторых аспектах на уровне прошлых веков, практически девственно нетронутыми и чистыми, потому что мы ими редко пользовались. И они малопригодны для повседневной жизни.
   При этом они и развиваются в первую очередь гуманитарные направления. А вот с техническими дисциплинами, математикой, физикой проблемы. Даже в таких казалось бы материальных аспектах как национальный костюм, национальные жилища, больше внимания эстетической стороне вопроса. Или возьмем филологию. Она развивается сама в себе, совершенно в отрыве от практики. Вот возьмем изучение моего родного чувашского языка. Тут недавно узнал, что оказывается я уже не знаю свой алфавит. То есть когда-то умел писать, читать. А тут бац, и новшества. Раньше все с падежами мудрили. А теперь, оказывается, придумали еще четыре новые буквы. Недавно смотрел детский мультик, как два не самых прилежных ученика пытались изобрести новую букву и потерпели фиаско, так как все уже придумано до этого. Все это было подано с юмором, в понятной для детей форме. А тут взрослые дядечки и тетечки все-таки додумались. И до этого наш алфавит представлял собой адаптированную кириллицу. В нее были добавлены краткие а, е, у и шипящая с. Но это было хоть оправдано. А тут, на мой взгляд, просто натянули на ровном месте. Вот возьмем немецкий язык. Там для некоторых звуков не стали изменять латиницу, а ввели специальные сочетания букв. А теперь представьте клавиатуру компьютера под чувашский алфавит. Да и нововведения эти усложняют изучение, в результате чего предмет крайне не популярен.
   Не подумайте, что я враг национальных культур. Наоборот я настороженно отношусь к "общечеловеческой" и опасаюсь обезличивания, многих веяний и идей связанных с этим. Многое просто не приемлю или считаю ошибочным путем. Поэтому эти культуры нужны. И в первую очередь именно ее несовременная часть. Как первоисточник и ориентир. И тут важнее даже истоки русской культуры, потому что как я уже говорил, она и является основной того, чем мы живем в повседневности. Необходимо изучать и нравы, и быт, фольклор, народные танцы и песни, то почему то все больше уделяется внимание внешней показной стороны. Мне самому нравится изучение вопросов этнографии, и в этом разбираюсь по более некоторых поборников старины. Но тут необходимо больше уделять внимания народным промыслам, ремеслам, восстановлению утерянных и забытых знаний, навыков и умений в работе, повседневной жизни, создании объектов материальной культуры. Однако при этом важно не противопоставление культур, а наоборот объединить эту работу. Понимание того, что одной из основных целей это совершенствование и обогащение общей единой сформировавшейся культуры. Как раз некоторые тенденции, которые направлены на разрушение этой целостности, отделение от нее и беспокоят.
   А теперь постараюсь подытожить все это и объяснить, почему начнется деградация у национальных анклавов и меньше всего это коснется русского. Итак, после разделения и во время процесса новоявленным лидерам, надо как то надо обосновать идею необходимости разделения. А как при нынешнем положении найти различие, если многое теперь стало одинаковым. Получается язык это все-таки в данном случае один из важнейших критериев. А как им поддерживать свою идеологию, если продолжать пользоваться русским языком, тем самым, который критикуешь? Им то надо свой, как-то возвысить, чтобы добиться своей цели. Иначе люди скажут, а зачем нам все это нужно? В чем разница? Давайте все вернем обратно. Поэтому придется от него отказаться. Заменять всюду своим.
   А я уже же говорил, что техника, физика, математика преподавались не на национальном языке. Попробуйте сформулировать первую теорию Ньютона на чувашском языке. И придется физику-чувашу обратится к филолгу-чувашу, за помощью. Ага. Так и пойдет "физик" к "лирику" на поклон. Счас. Да еще и терять время на адаптацию все на родной язык. В лучшем случае он сбежит. И все. Но еще хуже ученикам придется. Реальные знания сразу же понесутся вниз. Тут на русском то трудно. А как выучить корявый перевод? Это еще если удастся научные дисциплины все же адаптировать под свой язык.
   А надо учесть еще и различные диалекты. Я уже говорил, что культура это не только народные танцы, пляски и песни. Это еще и мировоззрение. И отказавшись от русского языка, мы потеряем и большую часть своего сознания. Ведь с помощью него мы смотрели как минимум большинство вещей в мире. Потеряются многие ориентиры. Начнется внутренний разлад, и как то надо будет, как то привести в соответствие свое восприятие мира. Это даже будет не застой в развитии, когда сильно сократится познание нового. А это обязательно приведет к откату. Наши знания оскудеют, и со временем потерь будет все больше. Не удастся даже достигнутое восстановить. И тогда работа нашего мозга будет ограничена только в узком пространстве восприятия обыденности.
   Тут выскажусь еще об одном моменте. О национальном костюме. Когда его мотивы используются при создании новой одежды это хорошо. Так как при этом авторы как-то пытаются все это вписать в общую тему, и соблюдалось соответствие. Но вот когда просто некоторые элементы возводятся в некий культ, при этом в первую очередь уделяется внимание форме, то начинаются проблемы. Одно дело, такие как я. По большому счету мне важно удобство одежды, соответствие погоде, желательно чтобы было чистое и не рваное. Все остальное не так важно. Поэтому для меня это, не имеет большого значения.
   Но если человек надевает вышитую рубашку, то ему важно как он выглядит, он хочет, что-то выразить. Но тут то и возникают проблемы. Обычно элементы его одежды не совпадают, нет не по стилю, я сам в этом не очень понимаю, по времени. У мужчин к этой рубашке прилагаются современные брюки и модные туфли, у дам юбки, хорошо, если еще длинные, туфли на высоких каблучках и сумочка из новой коллекции. И возникает вопрос, а почему не лапти, на худой конец сапоги. А живем то мы не в черных избах, еду готовим на эклектической или газовой плите, самовар дровами не топим, ездим не на телеге. Вот и еще одна причина, по которой нарушается целостность мировоззрения.
   Да на старых фотографиях и довоенных фильмах многие именно в вышитых рубахах. Только вот начальство носило это, чтобы от народа не отличатся. А народ носил то, что было. Прабабушки да и бабушки для себя одежду шили сами то, и делали так как умели и как их научили старшие. По другому, просто не умели. А дедушки носили то, что им вручили на свадьбе или на другом празднике пятьдесят лет назад. По большому счету это и было самое лучшее, что у него было.
   Кстати с другой стороны сохраненная культура прошлых веков нам может и пригодиться. Я имею в виду не песни, пляски и обряды. Хотя последнее под вопросом. А та часть которая относится к материальной культуре, технологиям. Нам тут придется восстанавливать многие забытые премудрости. Вон я сейчас себе заказал соху сделать. Буду землю пахать. Так-то есть специальная, для того, чтобы делать борозды для посадки картофеля. Но нужна другая. Только вот мне не нужно полной идентичности со стариными. Тут только практический интерес. Так же во всем остальном. Как варить пищу, изготовлять ткани, шить одежду. Важно как можно сделать или восстановить инвентарь. И главное что бы это работало, приносило пользу. А вот внешние формы, какой это национальности принадлежит не важно. Главное содержание, а так же польза, и какой вариант лучше, в каких обстоятельствах. Если древний способ хорош, воспользуемся, если есть современный являющийся лучшим, воспользуемся им. А если старый метод можно усовершенствовать с учетом наших знаний приобретенных позже, то этим обязательно надо воспользоваться.
   Вернусь к проблемам. Угроза же состоит не только в той деградации, про которую я рассказывал. У нас села с различной национальностью расположены не компактно а в вперемешку. Начнется разделение, пойдут территориальные споры, конфликты, а это отвлечение и так скудных средств. Мы и так покатимся вниз по многим направлениям. Причем очень сильно, а по некоторым параметрам все надо начинать заново. Где то, как уже говорил, придется воспользоваться прадедовским опытом. А опасность, что при возвращении к истокам, некоторые увлекутся внешними формами и найдутся, желающие воспользоваться этим в своих целях есть. Но такие брожения в первую очереди происходят по причине слабости центра. Поэтому нам и надо сейчас укреплять единство. Вовремя окоротить некоторых, может быть даже очень жестко. Кого надо поддержать. Ну и местным руководителей, где надо поправить. Собираем ресурсы, с людьми работаем. Ну и нужна сильная, авторитетная власть.
   Вот почему мы и хотим, чтобы Рассветов объявил себя нашим руководителем. Авторитет у него большой. Сила тоже есть. И ресурсы. Не думайте, что наше к нему расположение связано только с поставками товаров. Он и так его собирался оказывать. Причем совершенно без всякой выгоды для себя. Да, мы хотим использовать его помощь, так чтобы она имела больший вес. Я имею в виду не увеличение поставок, а правильное ее использование для обеспечения его авторитета. Хотя он нам обещал, что со временем мы будем получать больше. Но даже если бы наоборот размеры самой материально помощи сократились. Даже его номинальная роль для нас важна. И то, что вы откуда-то издалека тоже играет положительную роль. Кандидатура устраивает всех. Ну а с текучкой мы и сами справимся.
   Насчет центра, кстати, севернее моего села километрах в двадцати есть поселок, вернее часть одного города, который там в нашем мире находится километрах в ста пятидесяти западнее. А тут вот оно совсем рядом оказалось. Так вот помните лесок, рядом с которым вы появились? Вот это кусок нашей старой территории, который клином врезается на север. Так вот за деревьями в паре километров дорога. Обрывается она в километрах десяти до поселка. Но от него в нашу сторону тоже идет дорога. И промежуток между их конечными точками чуть больше четырех верст. Но местность там хорошая. Так, что можно легко этот участок обустроить. В общем, хотим предложить столицу нашей территории в этом поселке обустроить. Расстояние до обоих райцентров примерно одинаковое. От некоторых волостей, а так мы и назовем федеральные поселения, даже поближе. На юге, кстати, почти все в районы вошло. Да кроме того легче будет присоединить новые территории, а там тоже есть поселения. Маленькие фрагменты территории, прибывшие из нашего мира. Завтра, наверное, туда съездим, если у руководства планы не изменились. Поэтому сегодня надо с делами управиться.
   Между прочим, пока Кирилл Борисович, читал свою лекцию подъезжали уже к следующему населенному пункту. В двух уже побывали. Заносили деньги, бумаги. Шамурин вел продолжительные беседы, забирал разные документы, заявки. Приходили люди, спрашивали, уговаривали, обсуждали. Ребята по очереди все записывали. Проверяли справки. Несколько раз выезжали по адресам для проверки подлинности сведений. Пока колесили по местным, разок застряли на дороге. Машину выталкивали минут двадцать. Хорошо, что такой участок оказался один. А так местность понемногу уже подсыхает. Да и часть пути проехали по асфальту. Правда, пришлось сделать крюк. Но все же больше пришлось пользоваться грунтовыми дорогами. Ими все же поближе. Да и горючее в дефиците. В этом селе все пошло по привычному сценарию. Те же бумаги, заявки. Смотрели обстановку. Интересовались местным проблемами и встречались с людьми. Пробыв тут с полчаса, выехали в другую деревню.
   - Ребята вы меня простите за долгую лекцию о национализме. Но действительно немного большая тема, особенно когда я сам чуваш и иногда замечаю поползновения в обе стороны. А после конца восьмидесятых начало девяностых я к этому вопросу отношусь достаточно остро. Помню в девяностом, мне семнадцать было пригласили в культурный национальный центр, а я в ответ в морду. Тогда трудно было себе до конца объяснить. Сейчас зато могу. В сложные времена нельзя допускать никаких поползновений в этом направлении, даже казалось невинных. Пойдет трещина, не склеишь. Потом трудно будет остановить процессы.
   До сих пор хорошо помню те времена. Многое на волоске держалось, а где то и не удержалось. Суверенитеты автономных республик, когда уже союз распался. Потом был на Кавказе. Видел последствия. Это все хорошо для благоприятных времен. А в нормальные условиях, пожалуйста, можно и заняться развитием. Даже нужно. Я сам за изучение наследия предков. Но мне важнее не внешние аспекты, а содержание. И понимать, кто несет главную нагрузку. И соответственно не ждать когда сами справятся, да еще на помощь придет, а самим оказать поддержку. Да нет. Неправильно сказал. Все усилия направить на главное и единое. А все остальное приложится.
   Ну и еще хотелось объяснить, для чего, вожу с собой. Конечно для того чтобы вы ознакомились с положением вещей. И охрана. Все так ценности везем. Но главное показать воочию людям, что вот есть ребята такие, издалека, если что вмешаются. Это для одних уверенность придает. Других наоборот заставляет охладить пыл и призадуматься.
   Честно говоря, несколько разозлился. Всем теперь лошади понадобилось. Зимой никому не нужны были. Кое-как всех пристроил. Табун в тридцать голов в райцентре оставил. С трудом добыл корма. Двоих вообще к себе домой забрал. Не думайте, что присвоил. Числятся казенными, иногда да пользуюсь и в личных целях. Но пока и кормлю за свой счет. Так что корма то они должны заработать а? Ну и людям польза. Мать понемногу сдает их для работы. Но как уже говорил, в основном за сено, солому, фураж. Или чтоб отработали летом. Опять-таки на заготовке кормов. Ну и кому и так. Тем, кому труднее приходится. Помогать то им надо. А использовать их мне приходиться и на казенной службе немало. Люди наоборот ворчат, что слишком их гоняю для казенных нужд. Дескать, надо для пользы людей их больше использовать. Как будто на службе я не для пользы обществу. Ну и соответственно кормить их мне приходится за свой счет. Есть еще кобылка. Но она собственная. Да к тому же еще жеребая. Вот хочу часть табуна в это село перегнать. Пастбища лучше. Помещение нашли. А главное людей, которым можно доверить уход.
   Расстояние в пяток километров проехали быстро. Деревня входит в Красноборский район, поэтому в администрацию заезжать не стали. Сразу подъехали к длинному зданию на околице. Ее в свое время основательно разграбили. Осталась только кирпичная коробка с крышей. Часть пристроек разобрали. Внутри остались голые стены. На деревянном полуистлевшем полу основательный слой перегноя и птичьего помета. Но сейчас тут все более или менее привели в относительный порядок. Все проходы основательно заделали. С южной стороны восстановили ворота. Загон вокруг здания как раз обновляется. Двое ставят последний столб, трое прибивают жердины. Еще пара человек собирает разбросанное имущество.
   - Приветствую Борисыч, - издали крикнул мужчина придерживающий столб. - Подожди минуту. Сейчас тут немного закончим и я подойду. Еще немного земли подсыплет вокруг и все.
   - Здравствуй, - пожал ему руку Шамуров, когда тот подбежал к нему. Прошло даже меньше минуты. - Смотрю заканчиваете.
   - Да тут все. Осталось последние, пять жердин прибить и все. Даже ворота к загону уже вон стоят, - похвастался местный. - А это кто с тобой?
   - Это вот федералы из дальних мест. С хозяином прибыли, - многозначительно произнес Кирилл Борисович. - Вот знакомлю с обстановкой местность показываю. А это ребята Алексей Викторович Соколов. Местный руководитель.
   - В селе у нас не я главный, а глава администрации Утин, - возразил тот, но каким то озорным тоном.
   - Ну да, не справится сокол с уткой, - хохотнул Шамуров. - У Алексея авторитета не меньше. Да и мы федералы с ним больше общаемся. Очень уж он нужный человек. Для дневной стоянки место вроде хорошее. А как на ночь.
   - А вон приспособили тот двор. Где то сараи на стойло поделили, где то по одному поставим.
   - Это тот дом, который ты под бригадирскую занял?
   - Да. Проедем что ли к нему? Тут без меня справятся. Виталий, Гриша давайте в машину ко мне поехали.
   Указанный двор оказался совсем рядом. Подъехали минуты за три. Машины остались снаружи. Алексей Викторович провел гостей стал показывать сараи, места, отведенные под лошадок.
   - Вот шесть мы можем тут поставить, двоих в том конце. Тут можно их и зимой держать. Сюда мы корма положили. Тут три четверти огорода травами засеяно.
   - Получается, есть место для восьми, ну еще одного.
   - Так двоих мы еще к себе заберем. Так оно лучше будет.
   - Да и то дело.
   -Кстати куры тут тоже есть. Как от старых хозяев остались, так и живут. Все же мы тут каждый день собираемся. Инвентарь общий храним.
   - Алексей, тогда у тебя есть чем гостей накормить? Или хотя бы чаем напои.
   - Чаем можно. С обедом у меня сложнее. Жена у родственников, завтра только приедет. С сыновьями втроем остались, - виновато развел руками Соколов.
   - Подожди, давайте у меня пообедают. У меня много сегодня наготовлено. Да и должок частично отработаю, - предложил тот, кого Соколов назвал Виталием. - Идемте ребята.
   Действительно у хозяина оказалось, чем накормить гостей. Собственные дети как раз уже пообедали, и жена снова собрала на стол. Сварили горячего, оказывается с запасом, поэтому каждому из гостей досталась внушительная порция картофельного пюре и пара котлеток. Когда приступили к чаепитию, Дима заметил, что сахара и на этот раз очень скудно. Поэтому он положил на стол початую плитку шоколада. Разломив его, пододвинул и хозяевам. Тут он заметил взгляд брошенным на лакомство средним сынишкой хозяина. Вытащил еще одну плитку и подал мальчику. Тот несколько мгновений с вожделением смотрел на шоколад и взял его только с разрешения отца.
   - Спасибо! - произнес он тихо.
   И тут же попытался убежать. Но тут же остановился, осмотрел всех степенно и начал демонстративно делить подарок на три части, чтобы никто не подумал чего. Отец позвал остальных сыновей. Те, получив из рук брата свою долю, поблагодарили гостей и тут же счастливые пытались скрыться за дверьми. Но мать и им разлила чаю. Когда гости сытые довольные уже вставали из-за стола в сенях раздался стук. Хозяйка через минуту вернулась вместе с молодым парнем лет шестнадцати-семнадцати. В руках он занес гладкоствольное ружью.
   - Это Паша, младший сын Алексея Викторовича.
   - Здравствуйте, - поздоровался он с порога. - Виталий Михайлович, отец велел передать вам вот полуавтомат, а двустволку верните мне.
   - Вот держи. Это отец Сергино ружье, что ль отдает?
   - Кирилл Борисович привез автомат укороченный. Отец его Сереге и отдал. А двустволка теперь моя будет, - тут парень немного замялся и вздохнул и добавил. - Ну еще для дежурств буду отдавать когда коней приведут.
   - Паш, кушать будешь? - вмешалась хозяйка. - Картошка с котлетами.
   - Хорошо, - согласился парень.
   Через минуту он уже сидел за столом. Уже успев раздеться и вымыть руки. Гости же уже покинули дом, поблагодарив хозяев за сытный обед. До дома Соколова прошлись пешком. Добирались минут десять. Перед воротами стоят четыре автомобиля. Один хозяина, УАЗ Шамурина и две НИВЫ. Возле машин стоят четверо незнакомцев. Их возраст колеблется от двадцати до сорока лет, крепкие, тренированные. И у вех похожий взгляд. Уверенный, оценивающий, суровый. Вся четверка в спортивных костюмах. Только на одном сверху еще кожаная куртка. При виде подходящей группы, они тут же подобрались.
   Но тут из дома вышли Соколов, Шамуров и еще один незнакомец, очень похожий на четверых. Он, что то громко сказал им и те тут же расслабились и даже заулыбались.
   - Ребята, знакомьтесь Виталик Бочаров, руководитель объединения из пяти, нет шести сел на востоке. Его люди. А это те про кого я уже рассказывал, - начал представлять Кирилл Борисович. - Так что знакомитесь. Виталик решил со мной поговорить и вот все- таки догнал.
   - Здорово, мужчины, - возгласил Виталик, нарочито бодро и громко. - Рад встречи. Но хотелось бы с самим Рассветовым. Если конечно найдет время.
   - Найдет - уверенно заявил Борисыч. - Через три дня подъезжай в Красноборск, ну или лучше с утра заранее свяжись со мной, более точное место укажу. До этого дела будут. Но и ты не тяни - время ограниченно, придется следующего раза дожидаться.
   - Хорошо. Понимаю. Сам зашиваюсь в делах. Поэтому поговорил с тобой, спасибо разъяснил и успокоил. Главное теперь я увереннее буду себя чувствовать. Но теперь и сам тороплюсь и у тебя времени нет. Давай всего вам хорошего. Но жду в гости. Все дела тогда брошу. Встречу как дорогих гостей. Рад был встрече.
   - Погоди. Тут у меня для тебя есть кое-что. Возьми вот, - остановил его Борисыч, открыл свою машину, и показал гостю на содержимое одной из сумок. - И то, и другое тебе. Забирай.
   - Ну, спасибо. Вот это подарок. Уважил. Должок за мной, - обрадовался Виталик. - Гоша возьми.
   Он сразу же вытащил содержимое и с довольным выражением лица показал своим. Те обрадовались подаркам, не менее командира. Молодой парень, по-видимому, Гоша забрал АКСУ, запасной магазин, пистолет, кобуру и понес к одной из своих машин. Виталик достал из сумки несколько коробок с патронами и положил к себе в карман. После этого он пожал руку и Соколову и ребятам, обнял Шамурина и решительно зашагал к одной из НИВ. Садясь в машину, он еще раз махнул рукой, прощаясь, его люди уселись по местам и через пару минут они скрылись их виду.
   - Ну, что Алексей, и нам пора. Прав Виталик, времени в обрез. Только одолжи пару штыковых лопат. Верну. А то вдруг застрянем, откапываться надо.
   - Бери. Так, когда ждать табун? - поинтересовался Соколов.
   - Да через четыре дня подъезжайте в райцентр пригоните своим ходом. Но смотрите, чтобы они в весе ни грамма не потеряли через месяц. Взыщу строго. Не посмотрю ни на что. Ладно, ребята пора ехать.
   Уазик бодро выскочил из села. Однако проехав километров четыре, Шамуров поехал не в сторону родного села, а направил автомобиль по следу ведущему правее. После этого он вовсе аккуратно не оставляя следов свернул с дороги. Дальше ехали петляя, старясь не оставлять заметных следов.
   - Так ребятки, разъясняю, то, что видели. Алексей мой хороший знакомый. Именно он занимается размещением части табуна. Человек он хозяйственный, разумный. Глупостей делать не будет. Как и заниматься мелкими хитростями. Из-за копейки рубль не упустит. Ориентирован на нас. Вес имеет в округе не малый, так как мастер на все руки. В селе, как и в других, сельскохозяйственную артель организовали. Но он сколотил свою независимую бригаду. Огородами, картошкой и мясом они тоже будут заниматься. Но главная их специализация строительная, широкого профиля. Если надо и плотницкую работу сделают и кирпичи сложат, дом отремонтируют-построят, ну сараи, подсобки само собой. Но и на другие работы можно привлечь. Лес валить, дорогу подлатать, ну и еще много чего. То есть работать могут и на выезде. Поэтому ценность его высокая.
   Ну, есть и другой интерес. Появилась идея. Наше сельское поселения включает шесть населенных пунктов. В их входят два поселения, крупное село в котором мы были, и есть еще небольшой поселок рядом. Вот появилось предложение вывести все это из состава района, присоединить еще несколько соседних деревень, которые сейчас федеральные и образовать отдельную волость. Все-таки название подходящее. Всем понравится.
   - Будет значит у вас "самостийная волость", - усмехнулся Илья.
   - А ты не зубоскаль, - улыбнулся в ответ Кирилл Борисович. - Небось, подумали, вот только что сам так долго разглагольствовал про единство, а тут сам сепаратизмом занимается. Нет, я же не собираюсь из этих сел делать независимое образование. Оно будет оставаться под управлением центра. Наоборот должно способствовать укреплению власти последнего. Сократить излишнее влияние районов, за счет их исключительного положения, создав им альтернативу.
   Потом мы оптимизируем систему. Сейчас районы несколько перегружены, за счет присоединения некоторых поселений соседних территорий. Кроме того система недостаточно гибкая. В поселениях внутри районов одно положение, на окраинах другая, причем тут на севере обстановка резко отличает от того, что на юге. Там стабильнее. Несколько деревень доставшихся от соседей примыкают к основной территории. Причем они ближе к райцентрам, чем например наши населенные пункты. И там дальше девственный мир. Только в ста пятидесяти километрах с небольшим находится еще один анклав, состоящий из части областного центра. Там у меня брат сейчас с семьей.
   Зато на этой стороне есть много деревень, как с населением, так и без, которые еще не вошли в состав нашего нового государства. Да и других интересных объектов хватает. Например, тот где мы брали недавно топливо. Причем большинство даже не примыкает к основной территории, а представляют собой пятнышки окруженные территорией нового мира. И все это надо как то объединить. Пусть районные администрации своими делами привычными занимаются.
   А вот освоением новых территорий займется центр уже через новые образования. Так кстати легче привлечь к себе некоторые независимые населенные пункты. Да и претензии районного начальства на ресурсы находящиеся там пресечь. А то загрести себе, а потом разделить между собой они могут, а вот интереса к освоению новых территорий не очень. Теперь насчет Виталика. Он до переноса был бандитом. Потом со своими людьми взял власть в округе, куда вошло пять деревень. Наладил работу, жизнь людей. Вот его, например, надо привлечь.
   - Бандит? - удивился Дима. - А вы вроде с ним так по-приятельски общались.
   - Ну, мы с ним действительно в хороших отношениях. Не путайте его с Кульиными. Те были паразитами, наглыми, жадными без чувства меры. А Виталик действительно у себя организовал жизнь населения. Поддерживает справедливый порядок. Заботится о стариках, детях. Помогает в трудных ситуациях. Хозяйство у него работает успешно. Так зачем искать лучшее. Конечно, он, узнав про вчерашнее, встревожился. Но мы действительно хотим наладить взаимодействие. И он не против, даже готов признать Рассветова в качестве высшей власти. Причем сам продвигает эту идею, намекает, что ему было бы так удобнее.
   - А как у вас тут дети обеспечиваются? Насчет конфет, печенек, шоколадок и прочего.
   - А что так? - удивился Кирилл Борисович.
   - Да, когда обедали, подарили детям плитку шоколада.
   - А! Вот оно, что. Да со сластями стало похуже. Но тут дело еще в том, что дети слишком привыкли ко всяким этим шоколадкам и прочим изыскам. Да и не изыскам тоже. А тут пришлось сократить потребление. Вот они пока еще не привыкли. У Виталия на самом деле не так уж все и плохо, человек он богатый, скотины много, огород большой сеет, учителем работает, у Алексея вот тоже. То есть источников доходов у него несколько. Но четверо детей это по нынешним временам многовато. Но с другой стороны теперь это и будет главное богатство. Подрастут - помощники будут. Уже помогают. Но конечно по сравнению с другими ему теперь сложнее обеспечить именно этими сластями. Просто большую часть запасов, особенно того что можно хранить долго, мы пока в стратегические запасы забрали. Даже на праздники выдавали наборы из товаров с ограниченным или истекающим сроком хранения. Соответственно шоколада там было мало. Осталось то, что было на прилавках и собственные запасы. Вон моя мама племяннику теперь сладости выдает только в воскресенье или в качестве большого поощрения. Вот до сих пор еще половину сохранила. Ну и я кое-что подкинул. А так в магазинах можно купить, в ассортименте есть, но очень дорого. Вот и экономят все. А Виталию все же сразу четверым надо покупать. Разница то есть.
   А так пока это не критично, и протянем долго. Вот наладим производство сахара, а осенью рассчитываем получить хороший урожай свеклы, то и производство тортов восстановим. У нас в районе хорошие делали до переноса, на всю область славились. Все осталось. Просто сырья нет. Да и лимонадное производство восстановим. В Верховском районе заводик есть, у нас тут цех. Ну ладно ребята, приехали.
   Машина остановилась, и пассажиры вышли наружу. Перед ними оказался вал высотой почти в человеческий рост. По форме напоминает уже форсированный в первый день после прибытия, но гораздо выше и шире. И судя по всему, является его продолжением. И еще одно отличие. На том месте все же поверхность не отличалась от окружающей местности, такая же земля с растительностью. И только сняв землю сверху обнаружились нижние слои, то тут они вылезли наверх сразу. Камни, глина, песок и какие-то обломки самой различной формы, цвета, вида.
   - Вот посмотрите. В большинстве случаев насыпь можно полностью срыть и ничего интересного. Вот то, что содержится на глубину метров до двух вниз в этом месте то и вылезло. Земля, глина, песок. У нас, конечно, есть места, где на небольшой глубине камень содержится. Но тут совершенно другая порода вылезла. Смотри те, какие- то только обломков нет. Это не просто щебень. Может содержимое из самой глубины появилось, или на сопредельных территориях залегают наверху. Хоть в старом мире до нас и доходил Урал самым своим кончиком отрогов, но этого не должно быть. Вот нефть качали. Так она сюда перенеслась. Я сам в горном деле ноль, плохо во всем этом разбираюсь. Вот давайте и покопаемся тут. В три мешка наберем просто все подряд, только в разных местах. А вот в эти семь будем отбирать самые интересные экземпляры.
   Пока у себя во дворах разбирались с мелкими личными проблемами, потом снега выпало, не до исследований было. А вот теперь все вылезло, и как подсохнет, люди сюда доберутся. Пока просто всем не до праздных поездок было. Это я в государственных целях на лошадке прокатился вдоль. На тридцать километров направо и сорок влево, таких интересных мест нашел еще три и все. Да и то самое, на мой взгляд, перспективное. Остальные от обычных мест лишь немного выделяются. Дальше, кстати, в обе стороны в целом идет понижение насыпи. У нас его "валом" назвали в честь сохранившейся части старой линии укреплений семнадцатого-восемнадцатого веков.
   Вот я вас и взял одних. Мало ли, что сейчас обнаружим. Все пока надо в тайне сохранить. Сначала разобраться, что к чему и если надо все это поставить под охрану. Я генералу уже доложил. Ну и людей попросил, при чем из тех кто тут недолго будет и с нашими мало общается. Заболтался. Начинаем работать?
   Копали часов четыре. За это время набрали всего полно. Если в первые три больших мешка просто накидали лопатами, не разбирая все подряд, то семь маленьких нагружали уже более-менее интересным материалом. А вот самое ценное сложили в вовсе в мешочек, вроде противогазного. Кстати, попались весьма любопытные образцы. Кажется, нашли даже какие-то драгоценные камни. Ну ладно полудрагоценных каких-нибудь. А вот несколько кусков угля точно нашли.
   Мешки пока оставили у Шамурова прямо в машине. Илья и Витя отправились в местную администрацию. Сам же хозяин, прихватив Олексу и Диму, отправился на легковой машине в соседнее село. Вернее это деревня, которая подчиняется той же администрации, что и Лесные Ключи. Вот этот населенный пункт уже село. Хотя по размерам и уступает деревне, в которую, сейчас въехала машина. Действительно, даже сейчас тут на десять домовладений больше.
   Первым делом заехали к одному из местных фермеров. Причем настолько удачно, что тут оказался и второй, к которому собирались заглянуть немного попозже. Кроме того тут же оказалось ещё трое мужчин. Гости поздоровались за руку с каждым из местных. Кирилл Борисович заодно представил всех друг другу. Оказалось, что он знает тут всех.
   Впрочем, соседние села. Фермеров звали Никита Никитович и Павел Павлович. Почти тезки подумал даже Дима. Трое остальных подрабатывали у первого из них. Хозяйство у него оказалось большое, поэтому без помощи уже трудновато. В то же время после того как с работой стало туже, люди и согласны у него работать чуть ли не за еду. Павел Павлович в общем и фермером не является. Это просто крепкий хозяин с сильным личным подворьем. Имеется своя техника, в том числе колесный трактор. А так он всю жизнь работал механизатором в сельскохозяйственных предприятиях. Никита Никитович специализируется на производстве молока. У него пятнадцать коров и бык, составляющих основу хозяйства. Все остальное овцы, куры, утки это всего лишь дополнение. Да и поле он обрабатывает для заготовки кормов. Разговор начал Никита Никитович.
   - Кирилл, говорят, вы там технику и людей нанимаете за топливо? Правда что ли?
   - Да. Затеяли срочное строительство.
   - Чего же к нам не обратился? Нам топливо тоже нужно. Время ради такого дела нашел бы. Вон людей с собой возьму. С ними потом сам рассчитаюсь.
   - Так я для того и приехал. Там гусеничные работали. Завтра последний день. Потом на поля выходят. Зато теперь и колесные там справятся. Так что давай уже завтра можешь подъехать. И ты Павел Павлович. За каждую выполненную часовую норму платим десять литров. Ну и для самой работы заправят. Жадничать не будут. Если что мне скажете. Ну и рабочим заплатят за час работы сто грамм сахара, сто подсолнечного масла, двести пшенки, пятьдесят рублей. Плюс консервы. Во время работы за казенный счет кормить будут два раза в день. Ну что договорились?
   - Ну а, что пойдет, - обрадовались все пятеро.
   - А, что говорят скоро с топливом полегче будет? - спросил Павел Павлович. - А то у меня Т-150 простаивает. А скоро тоже в поле выходить надо, а горючего нет. Да и с хозяйством непонятно что.
   - С хозяйством вашим вопрос решен. Организационная структура остается. Только владелец теперь район. Прошлогодние озимые остаются за ними. Яровые тоже засеваются по старому договору. И выплаты так же будут производиться, но в половинном объеме. А вот с лета участки пашни переходят в полное распоряжение владельцев. Впрочем, если кто желает, может забрать себе свою землю, если она еще не засеяно или временно любую другую из оставшихся бесхозными. У нас теперь и такие, образовались. Пока все это принадлежит казне. А там видно будет. А хозяйство все равно не сможет сейчас обработать все. В конце года можно будет поменять его на свой или оставить себе этот. Да к тому же вокруг теперь столько свободной земли, что можно взять ее в аренду сколько угодно.
   - Да, - подтвердил Никита Никитович, - я вот в конце апреля хочу свое стадо перегнать на новые земли и организовать там летний лагерь. Надеюсь только, к этому времени с маслозаводом вопрос решите?
   - Через неделю, максимум два заработает, - ответил Кирилл Борисович. - При нем будут свои молоковозы. Так что будет, куда молоко сдавать. Ладно, тогда я могу надеяться, что вы несколько дней на стройке поработаете?
   - Разумеется.
   - А это кто с тобой? Зять говорит, что ты сейчас с людьми нового Хозяина ездишь? - неожиданно поинтересовался Никита Никитович.
   - Да это ребята с той стороны, - подтвердил Шамуров.
   - Тогда у меня к вам вопрос, - обрадовался Никита. - Это правда, что скоро к нам через какие-то ворота должны прислать целую колонну с топливом?
   - Да, руководство хочет наладить канал, по которому вам сюда регулярно будут приходить караваны с товарами, в том числе топливом - подтвердил Дима. Как отвечать на подобные вопросы Добромир их проинструктировал заранее.
   Больше тут задерживаться не стали. Уже через пару минут, попрощавшись с местными, они уже ехали в другой конец села. Остановились у большого двухэтажного дома, из которого вышла женщина лет сорока.
   - Здравствуй, Марина, - поздоровался с ней Кирилл Борисович. - Это вот ребята от Хозяина. А это Марина Андреева. Депутат местного сельского поселения. Марин, ты справки уже подготовила?
   - Собрала со всех своих пенсионеров, - женщина вручила Шамурову большую пачку бумаг. - Это заявка с пожеланием населения с моих улиц. Это уточненные списки по отсутствующим и по их имуществу. Собрала и часть сведений по претендентам. Родственники близкие и дальние, где находятся.
   - Это все хорошо, - заявил Кирилл Борисович, перебирая документы. - Объяви людям, что имущество могут получить только родственники в третьем колене. Если они не появились до настоящего времени, то все переходит в казну. Частично в районную, частично муниципальную. Но при этом все надо все еще раз тщательно осмотреть и все зафиксировать. Сверить с предыдущими. Для этого создаются комиссии. В него войдут представители районной и сельской администрации, вы депутаты, ну и несколько представителей от населения. Все это надо организовать до конца месяца.
   - Тяжело придется. Это зимой времени было много, - возразила собеседница.
   - Тогда и бесхозного имущества было намного больше. Сейчас же многое уже распределили. Остались только спорные моменты. А их не так уж и много. У вас в селе кажется не более пяти домовладений.
   - Да, но остались еще несколько огородов пустовавших еще до переноса. Теперь то, нашлись и на них желающие.
   - Раздать по тому же принципу. А нет, то отходит администрации. Но с другой стороны если есть желающий обработать, то и не препятствовать. Пока требуем предоставлять вовсе без арендной платы.
   - Это хорошо. А то мы с Алексеем хотим еще один участок засеять.
   - А где он сам то? Дома? А-то одноклассника после переноса и не видел.
   - Рыбу ушел ловить. Давно уже. Наверное, у братьев задержался. Они у старого дома должны быть.
   - О. К ним я тоже хотел заехать. Поеду тогда я. До свидания, - попрощался Кирилл Борисович и тут же дал всем знак садиться в машину.
   Доехали до дома в конце улицы. Тут возле колесного трактора возятся трое. Кирилл Борисович поздоровался с ними, в очередной раз, представив местным гостей. Действительно один из них - самый высокий и плечистый - оказался супругом Марины Ивановой и одноклассником Кирилла Шамурова. Разговор начался достаточно неприятно.
   - Ты чего Кирилл Борисович, для чужих стараешься? Местных лишаешь возможности заработать? Говорят у вас там стройка где платят топливом а нас не приглашаешь, - завел было младший из братьев.
   Но вскоре ситуация выровнялась. Особенно после того как выяснилось, что Шамуров приехал им предложить работу. Договорились быстро. Братья кроме трактора владеют еще грузовиком, который тоже пригодиться на стройке. А завтра туда поедут и старший брат и младший.
   Средний же Алексей работает преподавателем в школе. Ему завтра на занятия. Шамуров предложил ему подвезти до дому. Все равно возвращаться мимо него. Место в машине нашлось всем, а вот устраивая рыболовную снасть, пришлось повозиться. Да и предложение подвести связано больше для того чтобы помочь именно с его доставкой. Ну и мешок с уловом выглядит внушительно. А так проехали где-то метров триста. Высадили пассажира, и тут произошла неожиданная заминка. Алексей попросил у Шамурова пакет, потом решительно развязал мешок и принялсля перекладывать из него достаточно крупные рыбины. Отсчитал полтора десятка. На возражения Шамурова ответил:
   - Это и тебе подарок и гостей угостишь.
   После этого быстро выбрался из машины. Ничего не осталось делать - как принять подарок. К тому же с делами покончено, и можно возвращаться домой. Солнце уже скоро скроется за вершинами деревьев. Несмотря на это очень тепло, если так можно сказать про температуру около двадцати градусов выше нуля. Днем же вовсе было больше тридцати. И так все последние дни. Вокруг быстро пошла в рост трава, которая заметно поднимается даже за час.
   Живность, принадлежащая Кириллу Борисовичу, вовсю наслаждается свежим кормом. По словам хозяйки заметно увеличили надои и корова и козы. Как раз пришло время загонять животных под крышу.
  
  
   Вернувшись, ребята вышли на улицу, так как решили помочь хозяйке с внуком собрать скотину. При этом Дима оказался в неприятной ситуации. Хозяева оба оказались вдалеке. А вот одна из хозяйских собак рядом. И так недовольный гостями, попытку приблизится к корове, он воспринял весьма агрессивно. Хорошо Кирилл Борисович успел выскочить и успокоить. Еще хорошо, что Рекс и Алый на дальнем конце луга помогают собирать коз и овец. Эти даже пострашнее будут. Особенно первый. Огромная псина, величиной с маленького теленка. Днем он сидит на цепи или гуляет рядом с хозяйкой. На ночь его выпускают во двор и окружающий дом сад. Второй обычно не отходит от пасущейся скотины вместе с маленьким Бубликом, который, сейчас активно подгоняет лошадей. А вот Бобик тот всегда бегает рядом с домом. Сейчас не дал коровам пройти по улице мимо дома, до этого пытался напасть на Диму, а теперь улегся на обочине дороги и внимательно наблюдает за гостями и скотиной. Обычно он ездит вместе с Кириллом Борисовичем, а в последние дни его с собой не берут. Поэтому он немного обижен. Впрочем, при хозяевах собаки достаточно спокойны. Кроме того несколько припасенных кусочков хлеба и косточек тоже играют свою роль. На вопрос - откуда столько собак Кирилл Борисович ответил, что Рекса он привез из города. Бобик раньше жил на другом конце села у семьи, которая и раньше появлялась только время от времени и о собаке заботились в основном соседи. А после переноса, когда стало ясно, что хозяев точно уже не будет Шамуров забрал к себе.
   Так что скотину совместными усилиями загнали и распределили по местам на ночлег. Хозяйка подоила корову и коз, приехал Петя, усталый, но довольный. Дождавшись, когда он умоется, все расселись за стол. На ужин хозяйка приготовила большую кастрюлю супа. Из курицы с домашней лапшой, с приправой из свежей крапивы и зеленного лука. Потом пили горячий чай с молоком, с вареньем и пирожками.
   Перед сном даже посмотрели фильм на диске. Телевизоры остались, а вот сигнала уже нет. Осталось смотреть диски и даже видеокассеты. Но появилась очень серьезная проблема - электричество. Свет давали только вечерами и то, на короткое время. У Шамуровых есть собственный генератор, но мало топлива, даже учитывая, что его приспособили работать под конденсат. Но не ограничения в просмотре телевизора волновало местных.
   До сих пор было холодно, и вопрос о хранении скоропортящихся продуктов остро не стоял. Но теперь уже потеплело, а холодильники не работают. Запускать их на несколько часов не имеет смысла. А надеяться на улучшение пока не приходится. Наоборот работу генераторов из-за дефицита топлива планируется сократить до минимума. А рисковать ценным оборудованием заправляя его конденсатом, не хочется.
   - Мы старый погреб забили льдом, но не знаю надолго ли. Вот теперь не знаю что делать. Выкидывать ничего не хочется. Из ягоды надо варенья сварить - сахара мало. Часть мяса засолила в банках, только соли дома осталось меньше килограмма. Из молока ладно, что-нибудь сделаем. Больше сами начнем есть. Обещали начать собирать для маслозавода. Вот люди ждут когда.
   - Скоро, мам, скоро. Птицу засолим, а мясо будем в колбасный цех сдавать в обмен на продукцию. Коптильню открываем. Для тебя я сахар достану, а летом как ягода созреет, будем почти все запасы реализовывать. Летом несколько экспедиций отправим на разведку, думаю, соль найдем.
   - Тут еще одно ребятки. Нельзя от вас сюда цыплят переправить? У нас теперь многие осенью всех кур режут, а весной покупали на рынке. А теперь привозить неоткуда. Мы сами хотели индюшек и утят купить. И цыплят мясных надо.
   - Мать, у нас с тобой больше двадцати кур, молодых. В прошлом году сами вывели. Сама жаловалась, что яйца хранить негде. В этом году еще выедем, хоть и не планировали. Часть продашь.
   - Ты, что я свих кур не продам. Зиму пережили. Они у меня почти каждый день несутся. Сегодня только пятнадцать яиц собрала. Вот их будем продавать. А сами то, как выводить будем, света нет.
   - Для наших инкубаторов генератора хватит, придется на топливе немного разориться. Кстати и холодильники тогда поработают. Да и пусть куры сами высиживают. Утята будут. И насчет наших гусынь, думаю, они просто немного растерялись от того, что весна слишком рано настала.
   - Забыла совсем! Сегодня гусыня с двумя белыми крыльями снесла яйцо.
   - Ну вот. Решим и с утками и индейками.
   - Раз уж заговорили. Может, с утра яичницу приготовлю с колбасой?
   - Как, ребята? Все согласны? Отлично.
  
   Следующим утром все хорошо выспались. К этому времени Пети уже не было. Он проснулся на час раньше, поел вместе с хозяевами и минут десять как уехал, прихватив заодно школьника. Мальчишке-племяннику как раз надо было уже собираться в школу. А учебное заведение все равно по пути. Кирилл Борисович встал еще раньше, и все утро занимался хозяйством. Он тоже успел позавтракать. Поэтому на этот раз кормили только гостей. Зато появилась возможность яичницу, которая удалась на славу, готовить в два этапа. Сковородки хватило на четверых. После завтрака немного прогулялись по окрестностям, посмотрели библиотеку хозяина, включающую более трехсот книг. Кроме того целый шкаф набит всякими учебниками, учебными пособиями, словарями, справочниками, всякими женскими романами в мягкой обложке, журналами, копившимися в доме десятилетиями. У племянника хозяина все хранится в его комнате. Кстати вчера гости подарили ему по плитке шоколада, от чего настроения парня поднялось до небес.
   Но время неумолимо несется вперед. Пора расставаться с гостеприимными хозяевами. Выехали на обоих УАЗах. Первый вел сам хозяин, с ним в машину сел Олекса. Остальные трое расположились в "буханке". Проехав километра два, доехали до леса и начали огибать его справа вдоль опушки. Минуты через пять выехали на покрытую асфальтом дорогу.
   Все вышли из машин. Колонна из Красноборска еще не подъехала. Придется подождать. А пока можно полюбоваться окружающей природой, насладится погодой. Солнце, а местное светило по привычке все переселенцы называют только так, светит ярко и весело. Небольшие облачка совершенно не мешают его лучам отогревать землю. Зеленная трава уже начинает господствовать на опушках. Но приятнее всего свежие недавно распустившиеся листочки. Они настолько яркие, чистые, сочные, словно сами являются источниками света. По крайней мере, красок, приятных глазу они добавляют. И от созерцания, происходящего на глазах возрождения жизни или лучше его пробуждения, становится радостней, чувство восторга начинает переполнять. И настолько становится хорошо, что возникает непременное желание поделиться этим счастьем со всеми, непременно сделать что-нибудь хорошее и доброе.
   Так и стояли, вздыхали прозрачный, пьянящий воздух. Сдерживали в себе желание, начать кричать, прыгать, пробежаться, выплеснуть эмоции, понимая где-то там, в глубине сознания, что этим могут нарушить и прогнать идиллию. Время? За ним перестали следить. Не до этого было. Хотелось до конца насладиться всем этим. И одновременно понимали, что скоро это закончится. Надо будет заняться делами, куда-то ехать, забивать себе голову вопросами, задачами, проблемами. И тогда время, будет постоянно поджимать, все, подстегивая и подстегивая. И некогда будет остановиться и оглянуться, оценить красоту окружающего мира. Поэтому тем ценнее каждое это мгновение, сама возможность получить это наслаждение.
   Между тем там за поворотом послышался шум моторов. Пора возвращаться к обыденной жизни. Пассажиры заняли свои места, водители завели машины. В рации послышался голос Добромира:
   - Хутор, я Катер, Хутор, на связь.
   - Хутор, Катеру. Мы на месте, - ответил Олекса
   - Подъезжаем.
   - Вижу вас, мы готовы присоединится.
   - Четвертый вариант построения для вас. Как поняли?
   - Четвертый вариант. Исполняем.
   Машина Шамурина тронулась с места. "Буханка" через несколько секунд отправилась следом. Пока набирали скорость, основная колонна почти нагнала их. А через минуту, когда доехали до лесного массива, который в первый день перехода находился справа от них, разрыв сократился до пяти метров - дистанции установленной в колонне.
   Но хорошо, с ветерком катили только еще минут десять. И вот здравствуйте. Опять надо преодолевать бугор. А впереди даже не грунтовка, а просто направление. На следующие несколько километров потратили двадцать минут. Но вышли точно, практически в самую точку, где начиналось новое асфальтовое покрытие. Только немного приняли правее. И вот снова можно увеличить скорость. Но опять разгонялись недолго. Колонна уже доехала до развилки ведущий в поселок. Оказывается, тут стоит пост. Впрочем, боец, дежурящий на данный момент, приветливо махнул рукой. Машины по очереди повернули вправо и через метров двадцать, вот уже и сам поселок.
   Бодро покатили по улице, не останавливаясь на перекрестках. Светофоры не работают, других машин нет. Да и людей не видно. Впрочем, как уже рассказал вчера Шамурин, жители есть. Сейчас тут проживает до двухсот человек местных. Еще пока почти в два раза больше переселено. Кроме того тут находится еще двенадцать человек охраны из числа федералов и бригада из четырех специалистов Добромира. Местные в основном занимаются поддержанием работы коммунальных систем. Человек тридцать работают в мастерских, работу которых удалось наладить. Еще пятнадцать в федеральных силовых структурах. Планируется большую часть местных вернуть обратно. Более того есть возможность переселить несколько десятков семей специалистов. Ну и сформировать управленческий аппарат. Впрочем, не такой уж и большой.
   В поселке, оказывается, находилась администрация сельского района, территория которой окружала город. Вот в его здании и будет располагаться правительство. Однако останавливаться возле него не стали. После десятиминутной беседы с местными Добромир приказал располагаться. В составе колонны приехали все прибывшие с ним люди, кроме Пети, а также десяток из тех, кто уже был здесь, и около двадцати местных. Пока всем предстояло разойтись по выделенным квартирам. Впрочем, все они располагаются в одном и том же доме. Десятиэтажное здание располагается на улице, пересекающей главную, примерно, в метров двухстах от здания администрации.
   Отряду Ильи, вновь соединившемуся сегодня, выделили две квартиры, на седьмом этаже. Коридорчик, в котором они располагаются, отделен еще одной дверью. Так что двух и трехкомнатные квартиры можно считать и одной большой. В них все вместе и заселились. По комнате в каждой квартире девушкам, у рябят ассортименты поскромнее. Но на восьмерых нормально.
   Распределив спальные места, осмотрели все остальное. Электричества нет, как и газа. Отсутствует и холодная, и горячая. Умыться можно только водой которую принесли с собой. В качестве туалета пара ведер. Но работает отопление, и хотя температура батарей не такая уж и высокая в помещениях тепло. Поэтому первым делом проверили холодильники. Хотя их и предупредили, что при осмотре жилых площадей из них выгребли все в первую очередь. Действительно пустые и морозильник и полки. Опасаться неприятных запахов не придется.
   При осмотре домов забирали еще драгоценности и оружие. Вот на осмотр и конфискацию остального имущества времени и сил не хватило. Людей было мало. К тому же для этого мероприятия отбирали только самых надежных. Из числа местных не более пятидесяти. И то в основном работали как грузчики. Двери потом либо запирали на ключ, либо просто заваривали. И то на все ушло больше двух месяцев. Еще один обход был недавно, когда холодильники начали размораживаться. На этот раз обходили только квартиры, заранее отмеченные при первом обходе. И на этот раз времени потратили уйму.
   Сейчас предстоял более тщательный обход. Но сначала надо бы осмотреться у себя. Все таки ощущения не из очень приятных. Вроде бы понятно, что хозяев нет, и не будет. Они там где-то далеко живут и здравствуют. Все у них более-менее благополучно. Из-за переноса они не лишились ни одного предмета, ни пылинки, ни крошки хлеба на столе. Если, что и произошло, то это связанно только с тем, что там у них. И вещи эти им никогда не понадобятся. И вины в произошедшем нет ни у кого из присутствующих нет. И все же давит ощущение, что берешь чужое, на которое не имеешь права. Не купленное с рук, даже бывшее в употреблении, не подаренное, а присвоенное нечестным путем. Очень трудно убедить себя, что это ничье, никому не принадлежит. Хотя почему не принадлежит? Принадлежит новому сообществу людей. По праву того, что оно появилось здесь вместе с ними. А значит оно часть их. Не кого-нибудь отдельно, а всех вместе. А они, их отряд, получили его за то, что работают на это сообщество, приносят пользу.
   С осмотром квартир закончили быстро. Отдельно сложили постельные принадлежности. Они пригодятся тут. Так же как и посуда. Носимые вещи аккуратно связали в узлы. Их предстоит сдать на склад. Тут же принялись составлять списки в трех экземплярах. Лишние соблазны чиновникам создавать ни к чему. Понятно, что не все они безупречны. Но других нет. Отдельно собрали лекарства. Все, кроме нескольких упаковок, пойдет в одну из районных больниц для пополнения оскудевающих запасов. Это для матери Кирилла Борисовича.
   Кроме того для нее собрали целый пакет из найденных на кухне продуктов. Нашлось две пачки соли, одна целая, вторая початая, но осталось не менее половины. Так что полтора килограмма точно есть. Сахар почти на три килограмма, три четверти пачки рафинада. Крупы разные всего на полпуда. Конфеты шоколадные. А вот печенья, как и засохшего хлеба нет. Значит, все-таки оставляли только продукты длительного хранения. Зато нашлись три банки сгущенки.
   А вот мясные и рыбные консервы пойдут на склад, так же как и банки с соленьями с балкона. Кроме того надо сдать найденные диски с фильмами, книги, ноутбук. Хотя нет. Неправильно. Нужно пока все переписать и надежно спрятать. Потом списки проверить по местным базам и на Звемелине. Если тут есть еще экземпляры, то в следующий раз можно забрать с собой. Либо снять хотя бы копию. То же самое с ноутбуком. Надо сначала посмотреть, что там за информация, и нужное скопировать.
   - Нет, ребята, - возразил, появившийся, в комнате Илья. - Несем его в администрацию. Персоналку из соседнего кабинета тоже. Там Володя и Костя с девчонками останутся работать. Вот заодно скачают информацию, а там разберемся. Все равно на ноутбуке энергия закончилась. Петя приедет сегодня вечером. Завтра будет участвовать в наведении порядка. Да и гостинцы для теть Лены подготовили? Хорошо. Тоже кое-что подобрали. И сахар есть. Будет и нам варенье. Мы тут еще не раз появимся, и жить будем не один день. Квартиры эти уже точно за нами закрепили. Надо обустраиваться и пускать корни. Надо будет Борисычу гостинцы сейчас передать. Потом до убытия, может, и не увидимся.
   - Так что, Петя там с работой заканчивает? - поинтересовался Костя.
   - Да, вчера говорил, что по плану осталось немного. А когда мы сюда доехали как раз выходил на связь и доложил, что все наладил. Там все проверит еще, прогонит систему, пообедает и к нам. Послезавтра убываем. Так что давайте торопиться, работы полно.
   Отряду поставили задачу проверять жилье. Для этого выделили группу из семи человек. Илья, Олекса, Марат, Витя, Саша, Дима и Зоя. Ей придали пару десятков человек из местных. Трех членов комиссии, сварщиков и слесарей вскрывать и закрывать жилища и человек пятнадцать грузчиков, два автомобиля.
   Их группа оказалась самой большой из четырех созданных. В первый день занимались квартирами. Разумеется, это были только бесхозные владения. Жилье, принадлежащее переселившимся сюда людям, ныне проживающим в поселке или за ее пределами, или то, на которое они предъявили права, отмечены специальными знаками.
   Начали с самого верхнего этажа. Выбрали одну из квартир и приступили к работе. Выполнив поставленную задачу, перешли в соседнюю, потом в следующую. И так по порядку одну за другой. На каждую квартиру в начале уходило минут по семь-восемь и даже девять. Потом появился опыт, какая-то сноровка и дошли и до шести. Это в обеспеченных квартирах. В некоторых было не так уж много нужного и там справлялись и быстрее.
   Действовали примерено в следующем порядке. После того как опечатанная дверь вскрывалась, заходили внутрь. И тут же начинался осмотр имущества. Часть вещей тут же сносилась в одно место, где все паковалось
   Лекарства сразу все высыпали в пакет, который складывали в специальную сумку. Когда она наполнялась, ее опечатывали и вызывали Микулу, помощника Вячко, работающего на все группы. Он приезжал на Ниве, получал груз и увозил. Сам Вячко появлялся, когда надо было забрать такую же сумку, но с найденными драгоценностями и деньгами. Сортировка и того и другого производилась уже на базе.
   Два человека сразу же принялись собирать продукты. Крупу, сахар, сладости складывали в коробки, которые заклеивались и выносились в коридор. Отдельно упаковывали консервы. Причем тару со стеклянными банками в свой ящик. Зоя отмечала каждую коробку в журнале, ставила инвентарный номер, клеила бумажные печати. Кто-то собирал все стиральные порошки, мыло, шампуни и прочее. Початое складывалось в пакеты. Другие в это время собирали в мешки одежду. Отдельно детские, женские и мужские. Теплые: шубы, пальто, куртки, плащи, шапки вязали в узлы. Особо ценное упаковывали в специальные сумки. Для них делали еще и особую опись в нескольких экземплярах. Одну клали внутрь перед опечатыванием, два передавали грузчикам, четвертая оставалась у себя.
   Пока собирали имущество в самой первой квартире, в одном из ее окон уже установили достаточно простую конструкцию для спуска груза вниз. Вскоре грузчики принялись укладывать подготовленное к отправке имущество в специальный лоток. Как только он наполнился, его тут же на тросах спустили вниз. А в это время уже наполнялся второй лоток. Еще два ждали очереди. Сюда сносили всю добычу с этажа. Закончив на верхнем, на нижних первым делом вскрывали жилье, расположенное под первой квартирой где установлена конструкция. Потом туда сносили имущество из соседних, и с помощью нескольких человек, оставшихся наверху, спускали собранные вещи. Внизу все быстро перемещалось в подъезжающие грузовики. Только из квартир на втором этаже все сразу вытаскивали наружу.
   Перед выездом на задание их покормили в столовой, которая организованна в бывшем кафе. Но так как обед оказался достаточно ранним, большого аппетита никто не проявил. А вот напряженная физическая работа потребовала много энергии. Поэтому часов в четыре к ним привезли горячий чай, булочки, пирожки, бутерброды. Однако времени на прием пищи отвели совсем мало. За светлое время суток хотелось закончить с двумя запланированными подъездами девятиэтажного дома. Правда на первом этаже располагались какие-то офисы, и их на этот раз не осматривали. А так предстояло осмотреть семьдесят три из восьмидесяти четырех квартир. Правда, в девяти из них почти ничего не взяли, что все же облегчило их работу. Когда помогли грузчикам выносить последние узлы, уже быстро темнело. В это время наверху споро разбирали конструкцию. Потом спустили из окна большую часть элементов. Несколько оставшихся деталей нагрузили на себя. Внизу эта группа появилась за несколько минут до завершения работы. Еще несколько минут ждали, пока надежно закроют все двери, и пошли грузиться в подъехавший микроавтобус.
   Через четверть часа они уже сидели в столовой и поглощали обильный ужин. На этот раз не торопились. Голод утолили основательно. Да еще и прихватили с собой чай в термосах, бутерброды, печенье и пряники. Кроме того с собой взяли тридцать литров питьевой воды и заряженные электрические фонарики. Последние даже можно назвать фонарями. Парочка таких вполне могут осветить целую комнату. Не забыли и помыться в душе. В квартире пока нет ни света, ни воды.
   Но, несмотря, на все имеющиеся недостатки, переступив через порог, все испытали радость как от возвращения домой. Дима избавился от обуви, занес на кухню пятилитровую емкость с водой, и добравшись до своего места с удовольствием разоружился, снял с себя снаряжение, верхнюю одежду. Еще минут десять после этого в квартире еще продолжилась суета, но, наконец, окончательно разобрались с обстановкой, где что находится, определились с местами, распорядком. После этого все вновь собрались на кухне трехкомнатной квартиры. Там девушки уже разливали чай по кружкам, ребята принялись разбирать пряники и бутерброды. Мероприятие заняло всего несколько минут. И не теряя больше драгоценного времени все устроились отдыхать.
   Дима устроился на своем разложенном как кровать кресле. Постепенно все кругом успокоилась и установилась тишина. Прекратились последние разговоры шепотом, всем хотелось отдыха. Но теперь, когда все вроде осталось позади, в голову полезли мысли, а вместе с ними и сомнения о том, насколько сделанное ими сегодня правильно. До этого не было времени задуматься, была поставлена задача, и все усилия были брошены на его выполнения. Некогда было оглянуться, задуматься. Оценивали только фронт работ и на это были направлены стремления.
   А вот теперь, когда все это осталось позади, и наступила свободная минута, он опять начал спорить сам с собой о том, как это соотносится с критериями, что такое хорошо и что такое плохо. Ведь они сегодня заходили в чужое жилье и собирали чужие вещи без всякого согласия хозяев. До сих пор такое для него и его друзей являлось совершенно неприемлемым. Да и масштабы этого деяния не маленькие. Появилось чувство вины и дискомфорта. Настроение сильно испортилось. То, что они выполняли приказ, сразу же показалось слабым оправданием. Но все же включилась и самозащита и попытка оправдаться, прежде всего, в собственных глазах.
   Ведь когда они получили поручение, никаких особых сомнений не возникло. Причем и остальных его друзей тоже. Почему? Да тогда не было времени задуматься. Но все же ведь все они и не усомнились в правильности своих действий. А он все же привык считать, что у его товарищей высокие нравственные устои. Их моральный облик никогда не вызывал сомнений. Да это оправдание тоже притянуто за уши и выглядит как попытка спрятаться за друзей. Но вот если подумать о том кому они принесли вред? А никому! Имущество тех людей, которые оказались тут они не тронули. А остальные не понесли никаких финансовых и имущественных потерь. Те, кто остался там в своем мире, все остались при своем имуществе. Конечно, есть нюансы, связанные с самим феноменом. Но все эти материальные объекты остались и в основном мире. Здесь оказались только копии. И люди, оставшиеся там, никак не могут претендовать на имущество оказавшееся здесь. Они в этом мире и не появятся. Поэтому все эти квартиры и вещи, находящиеся там, на самом деле бесспорно бесхозные. Ну, есть вариант, что принадлежат здешнему обществу. Но они, по крайней мере, действовали вполне в рамках допустимого с точки зрения морали. Так как брали все это не для себя, а для структуры, которое взяла на себя ответственность за нормального функционирования местного населения.
   Это и социальные обязательства, и обеспечения работы бюджетных структур: медицины, образования, библиотек, других учреждений культуры, да и структур управления. И все это требует ресурсов. А откуда их брать? Со сбором налогов пока еще до конца не разобрались. Вот и формируются в результате сбора бесхозного имущества фонды. Одновременно это способствует и более правильному распределению средств.
   Иначе все это кто-нибудь захапал бы себе и пользовался в первую очередь в своих личных сугубо индивидуальных целях. Те же дядя Никита с тремя сыновьями. Все четверо активно работали сегодня вместе с группой. Дать им волю, они бы все себе забрали. Теперь же им приходится умерить свои аппетиты. А так им обещали дать возможность забрать оставшееся имущество из одной-двух квартир, которые уже осмотрены. Возможно, им предоставят и квартиру из тех, которые еще предстоит осмотреть. Заберут из них самое ценное, драгоценности, часть лекарств, оружие, ну еще кое-что. Вот они и работают с энтузиазмом и на совесть. Тем более в случае если выявится за ними нарушение или попытка, что-то присвоить, то тут же лишатся главной награды, которая будет поделена между остальными. Поэтому все внимательно еще и следят друг за другом. Тем более за выявление расхитителей полагается и дополнительная премия.
   Необходимо отметить и важную роль, которую их добыча будет играть для развития и укрепления местной экономики. И дело тут не только в том, что это запас необходимых ресурсов. Главное все это не собираются хранить на складах, а поступит в продажу. То есть будет способствовать развитию торговли и формированию товарно-денежной системы. Население сможет, что-то приобрести на имеющиеся на руках зарегистрированные денежные знаки и различные талоны. Сформируются более-менее устойчивые цены. Возникнет потребность в продаже своих товаров. То есть восстановиться доверие к деньгам, возникнет потребность в них.
   Поэтому они занимались сегодня вполне нужным и хорошим делом, заключил про себя Дима. Этот вывод подействовал вполне успокаивающе. Да и усталость, накопившаяся за день, дала о себе знать. Через минуту он уже уснул.
   Пробуждение оказалось не из приятных. Даже уже достаточно привычное к физическим нагрузкам тело болит. Ноги-руки не хотят слушаться. Да и прохладно в комнате. Но, несмотря на это, надо вставать. Эх, еще минут пять бы поспать. Разозлился на себя за время, потраченное на ночные моральные терзания. Главное было бы из-за чего. Конечно, все равно осадок неприятный от этой работы есть. Но в жизни редко складывается все безупречно и идеально. Всегда найдется ложка дегтя, а иногда и большой такой ковш, да не один. А чего он хотел. Понятно же работа нужная, даже крайне необходимая. А то, что не совсем безупречна с точки зрения нравственности, так кому то надо делать черную, грязную работу. А он, что хотел отвертеться? А вот это дорогой Дима как раз и нехорошо. Нельзя искать только легкой и приятной работы. И впереди еще будут подобные моменты. И остаться чистеньким не самый лучший выбор. Что там говорится про тесные врата?
   Ну ладно опять начал. Надо вставать, натягивать на себя одежду, снаряжение. Нет, последнее подождет. Надо сходить выпить водички. Да и закусить чем то. Запасы есть. А предварительно воспользоваться ведром в туалете. Потом надо будет прихватить его. Тоже не самое приятное и благородное дело, а надо.
   Прохладная водичка подействовала освежающе. Стало полегче, да и организм размялся. Голова прояснилась. А девушки оказывается на утро еще и кофе припасли. После ста пятидесяти грамм напитка и съеденного бутерброда с сыром и колбасой почувствовал себя совсем бодрым. Снаряжение надевал уже без дополнительных трудностей. Прихватил оружие и все готов на выход.
   Не забыл ведро. Как говориться назвался груздем. Но пронес всего несколько лестничных пролетов. Груз забрал Костя. Что тоже испытывал нравственные терзания? Или действует взаимовыручка? За другое ведро уже взялся Олекса.
   Вышли из подъезда. Еще темновато. А на улице еще прохладней, чем в помещении. Илья посмотрел на часы, затем оглянулся с озабоченным видом. Но тут уже явно стали различимы звуки работающего мотора. К тому же они приближаются. К этому времени Саша уже прибежал с пустым ведром. Его решили оставить прямо у подъезда среди кустов. Предварительно залили в нее литров три прихваченной с собой воды.
   Встречать автобус двинулись пешком на улицу. Только завернули за угол, транспорт уже подъехал. Быстренько загрузились в него, расселись, и все пора в путь. Вскоре они уже оказались в столовой. Тут уже царит суета. Появляются все новые и новые группы людей, занимают места, сдвигают столы и стулья.
   Группа сразу же направилась к облюбованному еще вчера месту. Избавившись от оружия, Дима вместе с Аней, Зоей, Костей и Олексой отправился на раздачу. Возглавил их сам Илья. По дороге распределили обязанности. Дима тут же нагрузил на поднос ложки, вилки, ножи, тарелки на всех и отправился на свое место. Следом Костя и Олекса понесли вместительную кастрюлю с макаронами и пару чайников исходящих паром. Зоя взяла тарелки с котлетами и бутербродами, Аня хлеб и масло. Илья же взял трехлитровую банку с компотом и пряники.
   Завтрак надолго не затянулся. Но из-за стола все вышли сытые. Саша и Володя понесли посуду на мойку, остальные прихватив и их оружие, отправились на выход. Тут отряд разделился. Каждый отправился по своим рабочим местам. Основная группа вновь занялась сбором имущества. Когда вошли в первую квартиру, как раз уже рассвело настолько, что естественное освещение позволяет нормально работать. А алгоритм действий отработан уже вчера. Так что начали.
   День оказался весьма насыщенным. Дважды прерывались на быстрый прием пищи прямо на месте. Все остальное время усердно работали. В результате закончили назначенный фронт работы из ста семи квартир на двадцать минут раньше, чем вчера. Наиболее примечательным за день было обнаруженное оружие, которое по разным причинам оказалось обойденным вниманием со стороны предыдущих поисковых групп. Если в предыдущий день нашли только три ружья и один травматический пистолет, то сегодня нашли четыре гладкоствола, три нарезняка, столько же травматов и один рабочий ТТ. Разбираться, кто его хранил и зачем из-за недостатка времени не стали. А квартира, в которомй его нашли, оказалась более ничем не примечательной. Даже скорее бедноватой. Поужинав минут десять дожидались, пока поедят прибывшие позже девушки и Петя. С расспросами к последнему пристали уже у себя дома. Тот быстренько рассказал, что аппаратура настроена и к обратному переходу все готово. Впрочем, главные новости сообщил Илья, объявивший распорядок на завтра. Группе Димы предстоит заниматься той же работой, что и сегодня.
   Проснулись только в семь утра. Час наводили порядок в квартирах. Потом их привезли на склады, где распределялось собранное имущество. Два часа отбирали вещи, которые предстояло взять с собой. Это интересные экземпляры техники, книги, жесткие диски с информацией. Часок прогулялись по окрестностям. Чтобы сэкономить время им выделили целый автобус. Но несмотря на это удалось осмотреть совсем немного из того что хотелось. Надо покидать это еще малоисследованное новое место.
   Ехали по уже знакомому маршруту, но в обратное направление. Вопреки ожиданиям поехали не сразу к месту перехода, а сначала в Краснодольск, где просидели часа два пока Добромир и Софья встречались с местными. Правда, сказать, что просидели не совсем правильно. Для всех нашлось дело. Прошерстили местные библиотеки, в том числе и в образовательных учреждениях. С некоторых книг просто сняли фотокопии. Сразу же по приезду встретили Шамурова. Он передал им благодарность от матери за подарки, но поговорить удалось недолго. Все спешили. А когда собрались выезжать, его уже не было, он убыл к себе. До места перехода добирались достаточно долго. Особенно пришлось покружить в завершении пути.
   Когда прибыли на место, их уже ждало человек пятнадцать. Все свои. Человек восемь из числа прибывших с Звемелина. Остальные местные, но тоже из близкого круга. К удивлению среди них оказался и Кирилл Борисович. Он успел приехать домой, поставить машину и, оседлав жеребца, прибыть сюда раньше колонны и даже успел осмотреть местность. Переход оборудован на опушке леса недалеко от точки, в которой они оказались по прибытии. Для того чтобы разместить аппаратуру, собрали большое здание из нескольких срубов и состоящее из четырех помещений, под двухскатной крышей, на которую успели уже и шифер уложить. Вокруг начали ставить высокую ограду. Подвезли даже какие-то бетонные блоки.
   Проходили здесь всего несколько дней назад, но местность изменилась до неузнаваемости. Стало намного теплее, даже жарковато. Не удивительно. На небе ни облачка, а солнце палит не щадя. И так уже несколько дней. Лужи вокруг исчезли, снега в овражках уже давно, земля подсохла. Стало намного больше зелени. Правда, скорее всего, скоро зарядят дожди, и похолодает, но их тут уже не будет.
   Выгрузили тюки, рюкзаки и сумки с собранными вещами, перенесли в сруб. С ними вместе приехало четверо парней и две девушки. Их брали вместе с собой. Этих молодых людей отобрали из числа местных студентов для обучения различным специальностям. Надо готовить квалифицированные кадры. Добромир лично занимался поиском кандидатов. Это только первая группа. Скоро будут и другие. Этих надо было еще убедить на рискованный с их точки зрения шаг. Действительно ведь и они идут в неизвестность, обладая только самым минимум информации. Каждый с собой имеет по тощему рюкзаку и небольшой сумке. Вещей им велели взять самый минимум. Немного домашних лакомств, кое-какие книги, тетради с записями, некоторые привычные предметы, фотографии. Одежду и обувь им обещали выдать на месте, как и много другое необходимое для учебы и быта. К тому же ребята согласны с тем, что и поработать придется, особенно если хочется иметь дополнительные средства для жизни.
   Ну что ж. Родных и близких нет. Только охрана и официальные лица. Со всеми остальными распрощались в поселке и Краснодольске. Разобрали груз поравномернее и можно заходить в помещение. Правда, тут сначала надо собраться в круг, встать поплотнее. Ну и все.
   Переход прошел успешно. Все вещи с собой, как и попутчики. Можно выходить по одному. Груз сразу же сложили в поджидавший грузовичок. Ребят передали под опеку. Их сейчас посадят в микроавтобус, и они с сопровождающим убудут в центральный поселок. Там для них подготовлены места в гостинице. А через несколько дней распределят по местам.
   А вот надежда Димы и его друзей на отдых не оправдалась. Нет, эдемовские убудут по своим делам. С ними уже пора и прощаться. А вот отряду предстоит новая задача. Пока они остаются на этой базе. Сейчас в душ мыться, потом обед и отдых. А завтра утром новый переход. Приключения продолжаются.
   - После обеда можно будет прогуляться по окрестностям, на природу полюбоватся? - спросила Зоя.
   - Природой? - удивленно спросил Добромир, только что вернувшийся из домика и сообщивший новость о предстоящем задании. Ему сразу по прибытии сразу же подали листок с сообщением, прочитав который он и побежал за подробностями. А вот и Софья идет, а вместе с ней Велета.
   - Здравствуйте, - ласково поздоровалась она с ребятами. - Извините за то, что встретили вас с новым заданием, но таковы обстоятельства.
   Впрочем, все это она произнесла так, что ни у кого из ребят не возникло даже малейшего желания проявить недовольство. Да к тому же все были очень рады видеть ее и готовы выполнить любую просьбу. К тому же перспективу нового похода и так восприняли достаточно спокойно. Эта жизнь пока никому не приелась.
   - Друзья мои, - продолжил между тем Добромир, - на природу в предстоящие дни вы еще налюбуетесь. А оставшееся время я бы посоветовал провести в комфорте. Воспользоваться всеми предоставленными возможностями. Впереди несколько дней в спартанских условиях. Так что посмотрите фильмы, выпейте кофе, соки. Полакомьтесь чем-нибудь. Конечно тут не Усадьба. Но кое-какие условия есть. Да и выспаться в хороших условиях тоже стоит.
   Время до перехода пролетело слишком быстро. А утром в девять часов их всех собрали вместе. Началась подготовка к заданию. Сначала подогнали и проверили одежду, снаряжение, оружие. Потом настало время разбираться с грузом. А предстоит взять с собой много. Конечно, хочется взять еще больше, но возможности ограничены. Итак, максимально ограничили количество личных вещей. Только та одежда и обувь, что на себе, кепка, запасная футболка, смена белья, несколько пар носков, запасные портянки вот и все. Ограничили себя и в оружии. Илья, Володя, Аня, Зоя, Олекса, Саша взяли СКСы, остальные гладкоствольные ружья двенадцатого калибра. Еще пару, но шестнадцатого взяли с собой про запас. Патронов взяли тоже немного. По сотне на ружье и все. Зато прихватили с собой пять арбалетов со стрелами.
   Кроме того упаковано полцентнера муки, двадцать килограммов сухой картошки, столько же сахара, по пятнадцать гречки, овсяных хлопьев, гороха, риса. И главное коробки с сухими супами. Они напоминают содержимое привычных с детства пакетиков. Только на этот раз с собой взяли так называемые вегетарианские наборы. И хранятся они в пакетах на триста и пятьсот грамм. Всего с собой взяли четверть центнера. Тридцать упаковок первого вида и на два больше второго. А еще соль и разные добавки. Все это продукты. Чуть меньше весят вместе лопаты штыковые и совковые, вилы, двуручные пилы, топоры, косы, причем от двадцати до тридцати экземпляров каждого. А если прибавить две бензопилы, двадцать литров горючего к ним, большой ассортимент гвоздей, молотки, рубанки, стамески, то и побольше. Кроме того взяли четыре больших котла и четыре поменьше, десяток котелков, упаковки с пластиковой посудой. Очень много места занимают сто плотно упакованных одеял. Хорошо еще можно взять с собой десять тележек. На них и нагрузили большую часть груза. Часть одеял во вьюках нагрузили на трех коз, также подготовленных для перехода. С собой еще особо набор медикаментов, и небольшой запас детского питания и вещей для малышей.
   Группу возглавил сам Добромир, кроме того он взял несколько своих людей, в том числе одну женщину. Всего набралось восемнадцать человек. Когда разобрали весь груз и прикинули, сколько и кто сможет пронести, выяснилось, что остался небольшой резерв. Взяли еще два десятка ножей и четыре килограмма сахара. Все теперь вроде все готово. Пора в дорогу. Вновь нагрузились имуществом и пошли. Груз давит все сильнее и сильнее. Впрочем, надо сделать всего несколько шагов, потом сосредоточится. Три, два, один.
   Все. Прибыли на место. Рядом метрах в трехстах опушка леса. Туда и надо идти. Но сначала все избавились от груза. Сложили все вместе. Минут пять постояли отдыхая. За это время успели оглянуться. Местность холмистая. Они стоят как раз на возвышенности. Горизонт на все четыре стороны ограничивается зеленными полосками. Да и пространство между ними покрыто несколькими крупными рощами и участками перелеска. Но ближе всего до линии деревьев на западе. Добромир с двумя бойцами выдвинулись к виднеющемуся на опушке строению. Дождавшись сигнала от них, и следом двинулась остальная часть отряда, прихватив четверть груза. Аня и Зоя остались на месте охранять оставшиеся вещи.
   Идти пришлось довольно долго. Местность далеко не ровная, высокая трава мешает колесам тележки. Особенно сложно пришлось Илье, катившему первую тележку. Наконец все же добрались до места. Совсем на краю леса стоит приземистый сруб. Рядом еще какие-то небольшие строения. Быстро разгрузились и отправились обратно. На этот раз пошли только вдесятером. Остальные остались обустраивать территорию. Поэтому пришлось сделать еще четыре круга. Умаялись достаточно сильно. Хорошо в крайний рейс вещей осталось поменьше. Да к тому же образовалась и более или менее нормальная тропа.
   Несмотря на проделанный немалый объем работы отдыхать им не дали. Как только все вещи оказались помещены под уже сооруженный за это время навес, как поступили новые распоряжения. К этому времени остальные уже разошлись выполнять свои поручения. Поэтому Добромир собрал только освободившихся двенадцать человек: десять возчиков и двух девушек.
   - Аня, Зоя определитесь между собой. Одна стоит на страже, вторая работает на складе, потом поменяетесь. Витя собирает хворост, рубит дрова и помогает на кухне. Володя, Костя, Дима и Марат берите сети и отправляйтесь на озеро. Бумага с планом у каждого есть? Доставайте. Смотрите вот оно. Двигаетесь по этому маршруту. Прихватите два ведра. Кроме того тут есть самодельные "морды". Возьмите их с собой забросите в воду. Сообразите что-нибудь для приманки. Одну сеть поставьте на ночь. Рыбы нам нужно много. И да ребята, то, как скоро и как хорошо мы поедим, зависит от вас. Прихватите пару арбалетов. Илья помоги установить электростанцию в воду и там еще плотину надо поправить. Бери с собой остальных, и приступайте к работе. Потом надо будет здесь навести порядок.
   Короткий инструктаж закончился и все разошлись по делам. Дима внимательно посмотрел на листок бумаги. Это копия нарисованного от руки плана местности. Вот в километрах в полтора на юго-восток искомое озеро. Недалеко отсюда из леса вытекает ручей, который потом поворачивает направо и втекает в озеро. На нем устроена небольшая запруда для установки миниГЭС которая должна обеспечить работу небольшой циркулярной пилы, установленной прямо на берегу. Если идти по левому берегу ручья как раз и можно дойти до озера.
   Четверка забрала со склада сети, два ведра. Нашли и три "морды", загрузили их на две тележечки и двинулись вперед. Кроме штатного оружия прихватили с собой арбалет, а Костя свое ружье заменил на шестнадцатый калибр. Шли не спеша, внимательно выбирая дорогу, этим маршрутом еще не раз пользоваться. Но с другой стороны и времени не так много, поэтому тратить его нерационально не стоит. На дорогу ушло чуть меньше тридцати минут. За это время в небе пролетело несколько уток. Вот снова раздались характерные звуки, и через минуту над головой четверки оказалось несколько птиц. Летят нагло, и совершенно не опасаясь людей. Но на этот раз Володя успел подготовиться. Он вскинул заряженный арбалет, прицелился и через несколько мгновений селезень свалился вниз. А остальные меж тем уже оказались в недосягаемости. Конечно, можно было из ружья пальнуть, и добычи было бы больше. Но патроны решено экономить. Взяли с собой в основном картечь и крупную дробь.
   Костя с ружьем наперевес пошел к месту падения добычи. Остальные рассредоточились, внимательно его страхуя. Конечно, зелени пока не очень много, но местность не ровная и мало ли кто сейчас решит поживиться. Все есть. Костя, продемонстрировав добычу товарищам, быстро пошел обратно. Их главная задача рыбалка.
   Вот и на месте. Перед ребятами открылось искомое озеро. Не очень большое, вытянутое с запада на юго-восток, с изрезанными берегами. В указанном месте нашли небольшой плотик. Минут двадцать сталкивали его на воду. Как только Костя взошел на него, он практически полностью погрузился в воду. Решили, что сеть потащит только один человек. Больше плот вряд ли выдержит. А вода слишком холодная, чтобы лезть в него голым. Учитывая ограниченное количество медикаментов и иных ресурсов, решили не рисковать. Хорошо, что еще глубина озера метров на шесть от берега небольшая и можно пользоваться шестом. Костя на плоту протащил второй конец по дуге к берегу. Все это далось с трудом и вызвало достаточное беспокойство за результат.
   Но когда вытянули сеть, выяснилось, что добыча оправдала затраченные труды с лихвой. Среди пойманных рыб оказались с десяток весьма внушительных экземпляров килограммов на два или даже почти на три. А тех, что размером поменьше, оказалось очень много. Пока Марат и Костя перемещались на другое место, чтобы пройтись и там, вскипела вода в маленьком котелке. Быстро залили залили её в ведро, куда положгде лежит утка. И до того как товарищи вытащили сеть на берег, Дима и Володя успели ощипать птицу и даже начать его потрошить. Пока помогали друзьям справиться с новым уловом, еще одна летящая группа появилась прямо над ними. Так что еще один селезень лег рядом с костром, дожидаясь пока не подоспеет новая порция кипятка.
   К тому времени как вторая утка была более мене выпотрошена и обожжена на костре, успели поставить большую сеть до следующего утра, подготовили приманку для "морд". Через полчаса вытащив плот на берег двинулись в обратный путь. Оба ведра наполнены рыбой, самые крупные уложены в мешок так, что надо быстрее доставить их на базу, чтобы начать готовить обед. По дороге пришли к выводу, что плот надо сделать побольше и попрочнее. Вряд, ли в следующий раз добыча будет столь же щедрой, а рыбы нужно будет много. Поэтому придется ловить дольше.
   При появлении рыбаков на базе никто не стал проявлять восторгов. Быстренько забрали рыбу, а четверку отправили в лес за дровами. Взяли с собой пилу, топоры. Правда оказалось, что и без них топлива можно собрать. Но все же пяток сухих стволов повалили, а потом распилили на бревна, вместе с несколькими уже упавшими деревьями. Пока все их перетащили, собирали лежавший там и сям в большом количестве хворост, подошло и время обеда.
   Кушали уху, в которую добавлено немного сухой картошки, еще меньше муки, какие-то травы. Вареной рыбы наложили вдоволь. Вот хлеба не выдали вовсе, за отсутствием такового. Вместо привычного чая или кофе в кипяток щедро положили листьев смородины, малины и черемухи. Вкусно, приятно и полезно для здоровья. Да и проблем с желудком будет меньше.
   После обеда Костю отправили для завершения наладки электростанции, а остальную группу, добавив к ней Витю, командировали на лесозаготовки. Сначала рубили топорами сучья, распиливали деревья на части. Валили их моторными пилами, но для экономии топлива потом работали ручными. Затем перетаскивали свежеспиленные бревна на опушку леса. Те, что полегче выносили вдвоем, а вот крупные уже вчетвером. Конечно, и с этими можно было справиться меньшим числом, но потом сил надолго бы не хватило. Оттуда их уже отвозили к ручью, где расположилась небольшая лесопилка. Обычная циркулярка пока не работает. Мощности переносной ГЭС, работающей от ручья не хватает. Но сюда еще раньше перенесли большой аккумулятор. Сейчас он заряжается. Для этого к нему подключили и небольшую солнечную панель. А вот потом можно на небольшое время и аппарат включить.
   А пока же работает более примитивное устройство. Оно расположено на бревнах прямо рядом с плотиной. Вода крутит большое колесо, которая в свою очередь через несколько ремней и шкивов приводит в движении два расположенных рядом режущих элемента. Каждый из них представляет собой, практически, обычную двуручную пилу. Когда на них передается сила от колеса, одна идет вверх, вторая вниз. Скорость движения разумеется невысокая. Но все же через час работы из бревна почти в три метра длиной получается одна доска толщиной в шесть сантиметров. Две боковые части потом можно еще прогнать через циркулярку.
   Еще одно небольшое устройство это желоб, на которое укладывается бревно. На нем оно лучше фиксируется и его надо только слегка подталкивать. Работа не самая тяжелая, поэтому сюда распределяют кого-нибудь для отдыха. Главное бревно уложить. Но для этого к устройству время от времени подходят двое, назначенных для этого помощника, готовят бревно, а потом примерно на часок уходят по другим делам. Например, положить на одну из тележек, с которых сняли небольшие кузова, вынесенное из леса бревно, и прикатить его прямо сюда или к циркулярке. Да им же приходится убирать с другого края желоба уже готовую доску, которая увозиться к готовой продукции, и боковые стороны - эти еще надо дообработать. Хотя последние, могут пригодиться и в таком виде. Например, для того, чтобы сложить потолок в сараях и землянках они требуют не так много дополнительной обработки. Да и на стены некоторых строений сойдет.
   На рубку сучьев потратили почти час. Еще два ушло на то чтобы вынести девять больших бревен и двенадцать поменьше. После этого по принципу лучший отдых это смена рода занятий, перебросили на копку грядок. От предыдущих экспедиций остался участок обработанной земли примерно в полторы сотки. Там посеяны лук, редис, горох, фасоль кукуруза, морковь. И где то половина отведена под картошку. Еще на одной сотке, земля вскопана не полностью, а только местами и в этих гнездах высажены кабачки и тыква. Правда, все заросло сорняками. Но сейчас не до них. Надо вскопать как минимум еще пару соток. С собой взяли целое ведро семенного картофеля. Еще не высажены свекла и репа.
   А время уходит. Для восемнадцати человек работы очень много. Необходимо еще соорудить какие-то шалаши. Для этого Костя и Илья рубят орешник и везут ветки на тележках на место. Кроме того они помогают Климу, который сейчас пилит бревна. Это еще один из людей Добромира. Кроме него и Ольги Васильевны их тут еще пятеро. Один из них сейчас на охоте вместе Сашкой и Олексой. Двое пилят лес. Федор Гордеевич сейчас под навесом устроил нечто мастерской. Ему сейчас помогает Томил. Они сейчас ладят черенки на лопаты, вилы и грабли. Тащить дерево через переход слишком большая роскошь. Лопаты, которыми сейчас работает четверка, остались с прошлого раза, как и небольшое количество другого инструмента.
   - Когда поступал на службу Добромиру, как то не думал, что придется так много ломовой лошадью трудиться, - заявил через минут десять усердной работы Витя.
   - Да, - подтвердил Марат, - в последнее время мы, то грузчики, то вот тут подсобные рабочие. - Так ведь и стреляли много, если вы хотели приключений. Помните, когда новые территории осваивали. Потом был прорыв.
   Да и у лордов повоевали, - не согласился Дима. Что-то тема разговора ему изначально не понравилась.
   - Я не о том. Те времена - когда были? А я констатирую факты из нашей нынешней жизни.
   - Витя имеет в виду, что задачи у нас в последнее время основном хозяйственные, а не о том, что приключений у нас вовсе не было - вмешался Володя.
   - Да и по временам, когда мы активно стреляли, я не очень-то тоскую, - подтвердил Витя. - Андрея вон пока с нами нет. А вот в любом случае разные приключения оказались завалены толстым слоем трудовых будней.
   - Так, чего же ты согласился на этот поход? Ведь изначально, было ясно, что предстоит много работы по хозяйству, - зло пробурчал Дима. Остальные посмотрели на него удивленно.
   - Дим, ты чего такой недовольный? - спросил Володя. - Мы просто обсуждаем обстановку, реальное положение дел. Разве это значит, что мы не хотим работать.
   - Действительно Дим злишься то именно ты. Разве я против того, чем мы занимаемся. Прекрасно, как, кстати, и остальные понимаю важность этой работы. Просто мы оказались не просто туристами-наблюдателями, а нужными людьми, теми кто, делает. Я факты констатирую.
   - Да, - поддержал Володя, - созидательный труд он важнее всяких пострелушек. Мы сейчас поставим новую базу, которая еще не раз пригодится. Приносим реальную пользу.
   - Но, честно говоря, хочется и немного приключений, - заявил, больше молчавший до сих пор Марат. - Оглядеться вокруг. Изучить местность.
   - Так мы уже, где только не побывали! - напомнил Дима, пытаясь изобразить энтузиазм.
   - Да, но все время спешим, торопимся. Все наспех. Нет времени осмотреться, - не поддержал его Марат.
   - Ну, ничего, дай срок. Разберемся с этими делами, скоро выдастся возможность и отдохнуть. Да и полегче будет. А пока надо поработать на будущее. Так что Марат и Витя не расстраивайтесь, и ты Дима не смотри на нас как на врагов народа, - успокоил Володя.
   - А мне показалось - это вы недовольны, немного не понял о чем разговоры- примирительно ответил Дима.
   - Ну ладно. - согласился с ним Володя. Но все же внес и пессимистические соображения. Конечно, тут в земле не очень-то приятно на самом деле копаться. Тем более производительность не такая высокая. Все же успели увидеть совсем иное. Но в том, то и дело, что не все полезное и нужное приятно на вкус, особенно, в период, пока оно только создается. Не так легко это дается.
   - Я согласен, что нужное часто не достигает легким и приятным способом. Хотя с другой стороны я бы не сказал, что физический труд так уж неприятен, - заявил Витя, разбивая удар лопаты комья земли.
   - Конечно работа в радость. Но заниматься только тем, что по душе, не получается, много чего приходится делать по необходимости да и объемы которые надо выполнить очень большими. Приходится делать дополнительные усилия, появляется усталость и утомление. Даже исключительно приятное занятие рано или поздно надоедает и от него хочется отвлечься. Так что работа есть работа. И даже когда она по душе это не развлечение.
   - Но результат как награда всегда приятен. Даже когда он дался весьма не просто.
   - После больших усилий он даже приятнее, - подтвердил Дима. -
   - Нет, - возразил Витя. - Результат сам по себе приятен. - Но потом быстро добавил, - хотя да, после приложения больших усилий и когда, что-то дается с трудом, все же появляется особое удовольствие после завершения. Но мне, кажется, все же тут далеко не все зависит от потраченных усилий. Например, обидно, когда после многих затраченных усилий получается ноль или вовсе, все становится еще хуже.
   - И все же мы опять вернулись к производительности.
   - Наша нынешняя производительность все равноценна, - заявил Володя. - Ведь то, что где-то тот же результат можно достичь быстрее и с меньшими усилиями в данном месте и в данное время не поможет. И надо еще найти способ доставить средства их достижения сюда. Все произведенное и созданное и находится там. Здесь важность и ценность представляет только то, что мы можем сделать с помощью имеющихся возможностей в местных условиях и реалиях. И если нет другого способа, воспользуемся тем, что имеется. И кстати, любой результат человеческого труда здесь намного более ценен.
   - Ого, а за беседой, сколько уже накопали, - восхитился Марат, прерывая спор. - Вот наглядный пример того, что этот способ приносит реальную пользу. Оно как то и веселее, и легче.
   Однако, несмотря на это и наметившаяся дискуссия, да и другие разговоры как то стихли сами собой. В то же время все четверо с прежним усердием работают лопатами. Наверное, все же устали и всю оставшуюся энергию решили вложить в работу. Или просто израсходовали все выделенное на разговоры? Лишь минут через пять Володя толкнул Диму. Тот посмотрел в сторону, куда указал товарищ. Добромир в одиночку нес большое бревно, причем размерами даже превосходящий тот, который они носили вчетвером. Причем не сказать, что он испытывает при этом большое напряжение. Не как пушинку, конечно, несет. Но все же. И ведь это не первое.
   - Да, ну и силища у командира, - восхищено заявил Витя. - А по виду и не скажешь.
   - Не скажи, - возразил Марат. - Мускулатура у него, что надо.
   - Но не чрезмерная же, - не согласился Витя. - Учитывая физическую силу, которую он демонстрирует. При этом очень ловок и подвижен.
   - Это, да, - согласился Володя. - Хозяин у нас образцов со всех сторон. Даже не придерешься.
   - Кстати, начет физической силы, - продолжил Витя, - не сказать, что раньше я хилый был, но здесь подтянул форму, что надо.
   - А что, - подтвердил Дима, - постоянные физические нагрузки, хорошее питание. Вот и результат.
   - Ну, насчет питания, ты немного погорячился, - улыбнулся Володя. - В эти дни придется посидеть на ограниченном рационе. Даже часть пойманной сегодня рыбы пошли в запасы.
   - Не пропадет?
   - Почему? Рыбу решили закоптить. Соли то маловато. Так вот продолжу. Запасы будем максимально экономить. Поэтому немного поголодаем.
   - Ничего страшного, - ответил Дима. - Эти дни просто будут разгрузочными. От дурного мяса избавимся. Желудки прочистим. А дома наверстаем. Будет возможность резервы восстановить.
   - Да. А вот я чего-то пива захотел, - заявил Витя, - вернемся к себе, обязательно попробую. Думаю, за делами и заботами несколько дней тут пролетят быстро.
   - Это верно ты подметил. Как то на обещанное любование природой времени маловато.
   Вопреки ожиданиям ужин, который состоялся уже через полчаса, оказался и не так уж и плох. Много мяса, добытого охотниками. Часть мелко нарезано и сварено в котле. К нему добавили половину содержимого одного из пакетов с сухим супом, немного сухой картошки и весьма щедро набранных неподалеку местных растений. Хлеба выдали по маленькому кусочку, грамм на двадцать. Зато жаренного на костре мяса птица оказалось много.
   Но зато сразу после ужина их группу вновь отправили за рыбой. На этот раз с ними отправился сам Добромир. Прихватили с собой одну бензопилу, веревки, доски и гвозди. Вернулись уже, когда темнело. Но зато с богатой добычей. Да к тому же успели пару плотов сколотить. Сразу же отправились спать, предварительно узнав, когда дежурить ночью.
   Очередь Димы наступила в полночь, так что ему удалось поспать почти три часа. Кстати, в местных сутках их оказалось привычно двадцать четыре. Вообще в целом планета соответствует стандартам родного мира. Еще того, который Техно 7. И по ощущениям и впечатлениям ничего не указывает на то, что они сейчас не на планете Земля. Да и тут тоже одним из синонимов обитаемого мира является идентичное слово. И причем с большой буквы. А с маленькой этим термином обозначают и сушу, почву, грунт или его верхний слой, участок принадлежащий какому-либо субъекту, сыпучие и глинистые породы.
   Вокруг знакомые растения, животные и птицы. Да и рыба попадается все караси, да окуни с сазанами. Можно найти в улове и лещей. На данный момент в этом мире, как уже пояснил Добромир, Дима даже свитер не стал одевать. Ограничился только легкой курткой от полевого комплекта. середина мая. Погода теплая. Даже сейчас ночью где-то минус пятнадцать - семнадцать.
   Тем более за два часа дежурства надо и поработать. В смене их трое: Володя, Марат и Дима. Двое патрулируют лагерь, в этом им помогает пес по кличке Сэм. Найда, Рекс, Дымка и Арт сейчас считается, что отдыхают. На самом деле если надо, то тут же все вместе вступят в дело. В это время третий из смены понемногу подталкивает специальной толстой палкой, с прибитой на конце дощечкой, бревно, лежащее на желобе их примитивного древораспиливающего устройства. Обе пилы монотонно и непрерывно попеременно движутся вверх и вниз, снимая слой за слоем древесины. Доски сейчас нужны как воздух. Поэтому время используется максимально. Работа на устройстве не прерывается ни днем, ни ночью. Только каждые четыре часов надо менять полотна. Их с собой прихватили четыре штуки. Федор Гордеевич перед тем как лечь отдыхать произвел замену и наточил снятый комплект. Прежде чем меняться Диме и его товарищам предстоит поставить их обратно вместо отработавшей пары. А за час как окончательно затупятся и эти, дежурная смена разбудит мастера. Как только бревно будет разделено на три части, один из пары патрульных помогает уложить на лоток новое.
   Вот циркулярка сейчас не работает. Зато поодиночке заряжаются элементы блока питания. Для того, чтобы наполнить их полностью нужно не менее десяти часов. Хватает же их только на час непрерывной работы. Поэтому он будет включен только утром. Запас бревен для обеспечения работы обеих устройств заготовлен заранее. Так что доски для дневных строительных работ будут.
   Еще одна задача дежурной смены поддерживать огонь в двух кострах, присматривать за козами, для которых еще не успели соорудить загон или сарайчик. Несмотря на нанесенный крем и специальную прививку перед походом, досаждают комары. Вот очередной нагло устроился на щеке. Дима свободной рукой хлопнул по нему. Наверно остался еще один грязный след. Но это еще ничего, если насекомое не успело хорошенько уже закусить. Тогда еще и небольшой бугорок на этом месте обеспечен. Через пять минут смена и перед тем как лечь спать, первым делом надо умыть лицо.
   Тетя Оля обещала, что к полуночи будет готов специальный раствор из трав, который поможет и от зуда, и кровососы будут беспокоить поменьше. Спящие закрывают свои лица специальными масками из тонкой сетки. Но во время работы их не наденешь, да к тому же ночью и не видно в нем ничего. А проблема то острая. Ведь тут людям придется жить, и некоторым достаточно долго.
   В общем, проблем оказалось даже больше, чем он с друзьями предполагали. С другой стороны они тут еще и для того, чтобы приобрести опыт, который, приходит и таким способом. Поэтому нагружают их тут насколько можно плотно, постоянно разнообразя задачи, для того чтобы все они могли соприкоснуться как можно с большим количеством самых разнообразных аспектов, связанных с тем, чем им предстоит заниматься в будущем. Да они и сами стараются выложиться полностью, понимая, что учебные цели все же на втором месте, а главное практическая польза, которую они приносят здесь и сейчас. Так как лагерь, который они строят, совсем не учебный, а самый настоящий, которому предстоит в ближайшие дни принять людей. И вот им предстоит создать для них как можно более приемлемые условия. Хотя говорить о комфорте пока даже не приходиться. И для Димы, и для его друзей пребывание в лагере планируется весьма непродолжительным. Потом они получат возможность оказаться в более приятных условиях. А вот вновь прибывшим предстоит здесь находиться подольше, пока их не удастся переправить на Звемелин или Новый Эдем.
   Поэтому они и стараются совершенно не жалея себя и не экономя силы. Ребята изначально хотели даже отказаться от своей ежедневной порции хлеба в пользу будущих гостей. Но Добромир быстро пресек эти поползновения.
   - Все хорошо в меру. Я итак весьма сильно вас ограничил в снабжении. Да и то, исходя из того, что это не на продолжительное время, и поэтому не будет иметь серьезного значения. Действительно немного можно и потерпеть лишения. Это даже полезно. Однако не забывайте и то, что это именно ваша работа в данных условиях имеет первостепенное значение. Вы несете основную нагрузку. Гости же будут помогать в первую очередь себе. Поэтому эти люди тоже могут на самом деле находиться определенное время в стесненных условиях. И от вас зависит продолжительность этого периода и насколько удастся облегчить их пребывание тут. Кроме того хлеб этот печется с добавлением местных примесей, трав, и даже заболони. Надо вам к нему привыкнуть. И тут как раз вполне подходящий случай. Так, что надеюсь, более вы не будете заниматься мазохизмом.
   А поработать им действительно пришлось. Утром после подъема последовал быстрый завтрак из мяса, небольшого куска хлеба и горячего напитка из трав. И тут же без раскачки приступили к работе. Дима попал в группу, которой поручили копать на холме рядом ямы для землянок. Место расположено достаточно высоко над уровнем пруда, образованного после того, как перекрыли протекающий тут ручей.
   Впрочем, рыть надо на глубину всего лишь чуть больше метра. Вынутая земля утрамбовывается тут же с края в коробки, сооруженные из горбыля полученного после распилки досок. Ширина и высота помещения не должна превышать ста восьмидесяти сантиметров. Лишь одну землянка будет предназначена специально для великанов, да и та пока только в планах. А пока все силы брошены на один единственный объект. Это, что касается строителей. Или скорее землекопов. А так кто-то пилит деревья, кто-то их перетаскивает. Охотники отправились за мясом, рыбаки еще не вернулись с уловом. Тетя Оля с помощницами собирает съедобные растения. Хотя нет. Еще кто-то складывает шалаши из веток. Дождя с момента прибытия еще не было, но на небе, что-то хмуриться. Хорошо, что, оказывается, с собой прихватили целый рулон полиэтилена. Он пойдет и на крышу землянок, и на шалаши.
   Время за работой летит незаметно. Вот и час работы прошел. Можно немного и дух перевести. Дима воткнул лопату в землю, выбрался из ямы и устало пристроился на лежащих рядом досках. Взял из рук Кости котелок с отваром и жадно припал к нему губами. Сделав большой глоток, передал емкость Володе. С удовольствием посмотрел на результат своих трудов. Он один за час вынул больше кубометра земли. Еще примерно столько же и все, можно начинать накрывать землянку тонкими бревнами, стелить пол и обкладывать досками стенки из земли, чтобы не осыпались. Ну и врывать в землю столбы, на которых будут устроены лежанки.
   Но этим занялись уже другие. Диму же после того как их накормили горячим завтраком, отправили таскать бревна. Вдвоем с Виктором они вынесли штук пятнадцать, после чего занялись распилкой досок. Впрочем, эта работа показалось скорее уже отдыхом. С одного участка на другой перебрасывают не только Диму, но и всех остальных, чтобы хоть как то разнообразить процесс. После обеда вовсе пришлось собирать топливо для костров. Это и сухие стволы деревьев и хворост. Потом ходил с тетей Олей выкапывал коренья. На этот раз в первую очередь обычного лопуха. Да и стебли этого растения тоже пригодятся. Молодые вкусные листья можно отваривать в супах и бульонах. Помогают они и при расстройствах желудка, дизентерии. Но главное в лопухе -- длинный мощный корнеплод, способный заменить морковь, петрушку, пастернак. Мясистые корни лопуха можно есть сырыми, а также варить, печь, жарить, использовать в супах вместо картофеля, готовить из них котлеты. В походных условиях их можно промыть, разрезать кружочками и испечь на костре до образования румяной корочки. Заодно нарвал и принес на кухню целую охапку крапивы. Все это пойдет завтра в еду. Правда, надо отметить, что готовить из них будет уже опытный повар. Сам Дима приготовить из всего этого пищу сейчас не рискнул бы. Ему еще предстоит научиться все это правильно обрабатывать.
   Потом до вечера обрубал сучья свежеспиленных деревьев. После этого Костя с Витей с помощью ручной пилы делят стволы на бревна. А вот ветки пойдут на шалаши или крышу домов. Да и собранные листья пригодятся. Их, например, можно высушить и использовать как подстилку. Несмотря на усталость спать на голых досках не так уж и приятно.
   Хотя и на этот раз уснул мгновенно, стоило лишь только устроиться на лежанке. Но несколько секунд перед этим показались раем. За день все умаялись настолько, что сама возможность отдыха показалась счастьем. И уже ничего не способно помешать этому. Ни комары, ни условия далекие от комфорта, ни грязная одежда. И помылись они перед сном только в запруде, вода в котором за день все же не нагрелась до приемлемой температуры. Да возможности тут далеко не такие как в обычной бане или под душем в городской квартире. Даже мыло приходится экономить.
   На этот раз Дима дежурил с двух часов до четырех. А потом они пятеркой, в состав которой еще вошли Володя, Костя, Марат и Виктор, отправились на ловлю рыбы. Ловили разными способами. Закинули десяток удочек, проверили ловушки, прошлись сетями. Потом по очереди с плотов высматривали в прозрачной воде проплывающих рыб и били их стальной острогой, прихваченной с собой. Кроме того есть еще парочка, которую Фома Гордеевич сделал тут на месте из вырезанных молодых деревьев. Да и от предшественников, работавших в лагере до них, кое-что осталось. Большая часть снасти теперь тут на озере. До них другая группа ловила тут всю ночь.
   С собой при выходе из лагеря прихватили немного картофельного порошка, смеси из сублимированных овощей, а также листья борщевника, сныти и где-то полкило хлеба с местными примесями, большой кусок копченого мяса. Листья лопуха, одуванчика и крапиву собрали на месте. Остальные травы использовать самостоятельно не рискнули. Хотя корней того же лопуха набрали много, так же как и растения под названием "горец змеиный". Но и то и другое лучше отдать более опытным в этом товарищам. И завтракали, и обедали тут же. Даже поспали по очереди.
   По прибытии в лагерь, выяснилось, что примерно час назад прибыла новая группа. На этот раз её возглавляет сама Софьея. Постоянно же командует отрядом мужчина лет сорока, представленный как Григорий Сергеевич. Всего в составе подразделения вместе с ним одиннадцать мужчин и три женщины. Среди них два медика. В отличие от отряда Ильи это более опытные для жизни в полевых условиях люди. Отряд специализируется на подобной работе. Разведка новых земель, обустройство временных лагерей. К тому же в отличие от Димы и его друзей, сразу попавших в боевой выход, эти люди до этого совершили вместе несколько учебных, во время которых накапливали знания и навыки. Только двое из этого отряда имеют менше года общего стажа пребывания на полевой работе. Правда, все же надо отметить, что ранее масштабы операций были все же поменьше. Этому отряду здесь находиться больше месяца. Наиболее заметной фигурой в её составе оказался мужчина около шестидесяти лет, попросивший называть себя дядей или дедом Сергеем. Он так же как один из медиков оказался не из числа постоянного состава, а приданным специалистом. Поэтому он тут же принял в свое ведение все шкуры добытых тут зверей, которые удалось сохранить. Группа доставила в лагерь еще имущества. В том числе дополнительную аппаратуру для организации ворот.
   Теперь стало все же полегче, особенно с ночными дежурствами. Хотя два дня работали до измождения. Ловили рыбу, копили запасы мяса, собирали растения. Но зато все пошло быстрее и результаты оказались заметнее. А это действует ободряюще. И даже, несмотря на усталость, люди работают старательнее. Сегодня разрешили немного и отдохнуть. Завтра ответственный день. Вернулись с рыбалки обратно часов в семь вечера. В лагере к этому времени прекратили все работы. Только изготовление досок не останавливается ни на минуту. Еще одно существенное новшество в том, что рыбу в ближнем озере ловить перестали. Теперь приходится ходить на Западное.
   Разбудили всех в пять утра. Построив личный состав, Добромир поставил группам задачу. Несколько человек во главе с тетей Олей остаются в лагере. Им необходимо подготовить еду. Остальным предстоит оцепить перелесок на юге площадью более 70 гектаров и прилегающий к нему луг вдвое больших размеров. Накануне там уже поместили таблички с объявлениями. Теперь восемь человек выставляются по периметру. Четверо по углам, четверо между ними. Остальным двумя группами предстояло собирать гостей и вести их в пункт сбора.
   Пока добрались до места, пока расставлялись, прошло почти два часа. Дима оказался на юго-западном углу. Для пущей убедительности рядом воткнул два предусмотрительно взятых с собой флажка красного и белого цветов. Не забыли вручить ему и маленькую рацию. Слабенькая, но её мощности хватит для переговоров на небольшом расстоянии.
   А затем пришлось ждать. Время потекло медленно. Кажется, даже солнце правее движется быстрее, чем стрелки на часах. Дима начал скрашивать минуты томительного ожидания внимательным изучением местности. Осмотрел каждую приметную кочку, каждый кустик, деревце. Но однообразные окрестности зеленного цвета начали утомлять. А время согласно часам, которые перед выходом синхронизировали, всего лишь двадцать минут десятого. Даже восемнадцать. Хорошо каждые пятнадцать минут происходит перекличка. А то уснул бы. Действительно за последние дни устают они много. Поэтому выспаться не удается. Сколько вот мечтал о том, чтобы вот так просто ничего не делать. И вот теперь и это не нравится. Посидел немного, потом прошелся сначала на запад, обратно, потом на юг. Глаза все время направлены в сторону, откуда ожидается прибытие.
   И все же сам момент он, можно сказать, пропустил. И когда это случилось в десять часов семь минут, то на секунду наступила растерянность. Все-таки в первый раз. И как к этому не готовься, а от эффекта неожиданности избавиться не удалось. Сначала появился один человек, затем сразу двое, и вот там внутри оцепленного места уже полно людей. Группы сбора кинулись внутрь собирать прибывших. Несмотря на это некоторые из новичков, попытались выйти за периметр. Все же хорошо, что это люди. То есть существа разумные. Поэтому никто не стал проскакивать мимо, а двинулись к флажкам выяснить, что случилось. До Димы дошли двое.
   С учетом вышесказанного и благодаря хорошей подготовке долго искать людей не пришлось. Всего же собрали сто четыре человека. Взрослых старше шестнадцати лет: мужчин сорок пять, женщин сорок семь. Детей всего двенадцать. Старшим: парню и особе женского пола по четырнадцать лет. Последняя выделяется особенно. По внешнему виду скорее похожа на мальчика. Худощавая, гибкая, подвижная. Короткая прическа. Одета - в джинсовые штаны, рубашку мужского покроя, кепку. На ногах кроссовки. Самые младшие - мальчик восьми лет и две девочки десяти. Все дети с родителями. У пятерых только матери, у двоих, в том числе у упомянутой девушки четырнадцати лет только отцы. У девочек-двойняшек, пары из старшего брата и сестренки, а так же мальчика одиннадцати лет есть и папы и мамы в полном комплекте. Прибыли не только люди. У пожилой полной женщины лет шестидесяти оказался пес по кличке Рики. Ну и сын. Правда, он старше двадцати лет. Поэтому его посчитали в числе взрослых. Близкие родственные связи имеет еще одна пара - муж и жена.
   Людей первым делом провели в лагерь, где всех переписали и распределили по временным группам. При этом в расчет брали возраст, пол, состояние здоровья и физическое состояние, профессию. Кроме того в анкетах попросили указать личные предпочтения. Для облегчения процесса туда заранее внесли пункты о том как прибывшие оценивают свои способности по следующим направлениям: охота и владение оружием, плотницкая и столярная работа, знание трав, медицинская подготовка. Впоследствии когда все перезнакомятся и при тесном взаимодействии произойдет и перераспределение. А пока первоочередная задача просто рассадить людей за столы, и объяснить, где их место ночлега. Кормили в две очереди. Сначала женщин и детей, потом мужчин. Да и то группы пришлось разделить на две неравномерные части. Последних пока они ждали своей очереди, попросили нанести воды, принести и наколоть дров. Лишь бы люди были заняты.
   А уж после первого приема пищи на новом месте людям решили уже обеспечить кое-какой информацией, ответить на самые животрепещущие вопросы. Для этого всех собрали вместе прямо тут же. Только со столов успели убрать, да на скамьях вновь оказались женщины и дети. Мужчины же расположились, кто как сумел. Выступил Добромир.
   - Еще раз здравствуйте. Я Добромир - хозяин этого лагеря и командир встретившись вас людей. Данное место называется "Лесное пристанище" еще иногда "форпостом". Оно создано специально для того, чтобы организовать первоначальную помощь людям, внезапно попавшим из своего мира в этот. Почему это происходит и как, вы узнаете позже. Да и то все нельзя рассказать и за неделю. Поэтому на подробности нет времени. Сразу скажу, что вы тут оказались на достаточно длительное время. Поэтому, так или иначе, придется приспосабливаться.
   Вы не готовились к этому, все произошло слишком внезапно. Поэтому имеете при себе очень мало средств, способных помочь в выживании в этих местах. У многих нет и необходимых навыков или они недостаточны. Вот поэтому я и мои люди тут. Предлагаю вам присоединиться к нам и с нашей помощью начать новую жизнь. Сразу предупрежу. В этой местности на ближайшие сотни и даже тысячи километров, а может и на сей планете, я и моя группа - единственные кто может помочь вам. Более того, немного позже предоставим возможность перебраться в более комфортные условия. Да там будет намного легче, обстановка более привычная. Но до этого вам надо как-то прожить тут - в этих местах.
   Лучше всего это сделать в группе. Простой пример. Вам, в первую очередь, нужны еда и жилье. Для обеспечения первым надо охотиться, рыбачить и собирать полезные растения. Вы не знаете, что из перечисленного даст результат. Поэтому надо попробовать и то, и другое, и третье. Я уже не говорю о том, что у вас нет нужных для этого навыков. Кто-то должен научить. Но один человек сделать все это одновременно не сможет. Даже просто охотиться сложно. Поэтому нужна группа. А ведь потом нужно обеспечить для себя ночлег. Опять-таки, одновременно с добычей еды это сделать сложно. Нужны еще люди. А в идеале кто-то еще должен готовить пищу, пока остальные заняты другими делами.
   Но неизвестно, что за группа сложиться. Какие в ней сложатся взаимоотношения? Будут ли они в достаточной мере учитывать интересы большинства членов? Не будут ли у вас отнимать добытое и созданное вами, результат ваших трудов? Это все вопросы, на которые невозможно ответить с полной уверенностью положительно. Поэтому сразу предлагаю всем присоединиться к моей группе. Мы постараемся оказать помощь всем, но в первую очередь тем, кто хочет помочь себе сам. Поэтому я приложу все усилия, чтобы в этой группе каждый смог получить вознаграждение за проявленные усилия и старания, использовать способности каждого с наибольшей пользой для всех.
   Кроме того, напоминаю - у меня уже имеется этот лагерь, а это уже лучше, чем ничего. Есть средства для обеспечения жизнедеятельности: оружие, боеприпасы, инструменты, снасти. Создан небольшой запас продуктов. Но главное имеется возможность для их пополнения. Ну и главное повторяю еще раз, мы постепенно будем осуществлять вашу эвакуацию. И в первую очередь я буду помогать детям и тем, кто со мной сотрудничает. Но у меня надо будет много работать. И на обеспечения лучших условий себе, и для развития лагеря. Ведь вы первая, но далеко не самая крайняя группа тех, кто прибудет сюда. Так что решайте сами. У вас целый час для раздумий.
   - Если же кто-то откажется выполнять ваши указания? - спросила одна из женщин.
   - Тогда и помощь со стороны моих людей будет весьма ограниченной. Вплоть до того, что я готов вам готов дать полную свободу. То есть предоставить самим себе.
   - Но как вы можете! Вы обязаны нам помочь! Это ваш долг! - начал возмущаться мужчина средних лет в потрепанной джинсовой одежде и очках.
   - Ничего подобного, - возразил Добромир. - Я таких обязательств на себя не брал. Тем более, лично вам я ничего не должен. Нас ничего не связывает. Отвечаю только за своих людей. К тому же у меня много дел. Например, мне надо помочь тем, кто в этом нуждается...
   - Вот. Сейчас сам себе противоречишь...- перебил его тот же персонаж.
   - Прошу меня не перебивать, - жестко осек его Добромир.- Нуждается в моей помощи - означает, что действительно хочет ее получить и готов принять его. Более того, при этом согласен содействовать мне в этом и не мешать. Разумеется, в том случае если он находится в сознании и в добром здравии. Совершенно беспомощному человеку я готов помочь, так как он не способен сам этого сделать. Но вы то, смотрю, не ранены. Физических повреждений не вижу. А вот находитесь в здравом рассудке или нет - то судя по тому, что вы вступили в спор со мной, то, по крайней мере, сами уверены в ответе.
   - Но вы требуете полного себе подчинения...
   - Да. И не вижу другого выхода. Пока. Считаю этот вариант наилучшим выходом. Тем более вы не можете знать всех перспектив. Ни хороших, ни плохих. Просто не хватает информации. Вот позже если кто-то решит создать свою группу, и я увижу, что она действительно жизнеспособна, тогда да, готов с ними сотрудничать. Сейчас у меня просто очень мало ресурсов, чтобы ими рисковать. А так я буду рад, если кто-то будет способен обойтись без меня. Для тех же, кто захочет присоединиться к нам, мои основные требования -каждый работает на свое же благо и заодно помогает мне подготовиться к встрече новой группы таких же людей, как и вы. Как видите, к вашему прибытию мы сделали, что могли. Теперь стоит задача улучшить эти условия. И все что вы сделаете полезного, будет на благо вам же и зачтется. Например, получите на свой стол всю еду, которую добудете.
   - То есть, если я на охоте добуду какое-то животное, ну зайца там, кабана, то все мясо будет моим, и я смогу делать с ним, что хочу, - ехидным тоном поинтересовалась четырнадцатилетняя девица. Хотя уже по тону ясно, какого ответа она ожидает. Да и по всему виду ясно, что она рвется в бой.
   - Барышня, - вкладывая в это слово толику иронии, обратился к ней Добромир. Девица уже была готова ринуться на обидчика, но тот невозмутимо продолжил, не дав ей ничего сделать. - Даже оставив в стороне вопрос, о том, как вам удастся одной завалить кабана или даже дичь поменьше размерами, обращаю ваше внимание на то, что это довольно много мяса. Большая часть пропадет. А ведь кто-то должен приготовить из него пригодную еду, к тому времени как усталый охотник вернется покушать, ну или пока отдыхает от тяжкого труда. А еще одно мясо приедается. К нему бы разных листьев, кореньев. Да тех же грибочков. Скоро ягода пойдет. А их надо собрать. Кстати, а какая съедобна, а какая нет? Да и рыба в ежедневном рационе будет совершенно не лишней. К тому же ему нужен надежный ночлег, желательно поудобней. Вот другие и будут этим заниматься, пока великий охотник добывает мясо.
   Но это не все. Нужны еще тысячи бытовых мелочей. Я уж не говорю про оружие, боеприпасы, сахар, соль, спички, ложки, посуду и многое другое. А всем этим свою группу я обеспечу. Пока еще в скромных размерах. Но зато есть перспективы. Вот и будет великий охотник ради всего перечисленного сдавать свое мясо в общий котел, как и рыбак - свой улов. И за это пользоваться теми же правами и благами, что и другие. Согласна? Как вас по имени то?
   - Да, - буркнула девица.
   - Это вы про то, что согласны или про свое имя.
   - Меня зовут Диной, - зло выкрикнула та в ответ.
   - Хорошо Дина. А теперь я предлагаю и тебе, и всем остальным немного подумать о своих дальнейших планах. Более того, все пока могут остаться тут, а принять решение уйти немного позже, ознакомившись с условиями получше. Но мне все же лучше заранее знать на кого могу положиться. Те, кто определился - сообщите об этом пораньше. Договорились? И еще один момент. Пока все ресурсы, находящиеся в лагере, кроме личных вещей моих людей и тех с которыми вы прибыли сюда находятся в общем пользовании. Даже одежда и обувь, которую мы сюда доставили. У многих то, что надето сейчас, не соответствует местным условиям. Так что придется пользоваться по очереди. Но те, кто будут хорошо работать, будут мною вознаграждаться отдельно. Частично тут на месте. Но большей частью по прибытию в более цивилизованные места. Но если кто-то решит отделиться здесь, выдам заслуженное полностью. На сколько баллов кто заработал. О стоимости вещей и о том, как будут начисляться баллы отдельно.
   Сразу добавлю. Наверняка у некоторых уже появились на этот счет вопросы. Я планирую вознаграждать имуществом, которое удастся доставить сюда дополнительно. То, что этот процесс будет организован, я уже упоминал. Поэтому вещи не будут из числа уже побывавшего в употреблении. Но если кто-то будет торопиться, можно будет рассмотреть. Хотя пока все это имущество лагеря и будет в полном распоряжении группы, до тех пор пока вы находитесь здесь, и останется впоследствии в пользовании вновь прибывающим. А вот новые грузы будут уже делиться на две части. Большая часть так же пойдет в собственность лагеря, но кое-что как уже обещал, пойдет в индивидуальное пользование. Если, конечно, кто-то захочет потратить заработанные баллы. Хотя на той стороне вы за них можете получить гораздо больше. И еще. Я не против того, что кто-то перед переходом оставит свои вещи остающимся. Но сразу предупреждаю об уценке и амортизации. Итак. Первое время придется прожить в весьма стесненных условиях, ограничивая себя во всем.
   Далее. Для вас самое главное. Напоминаю, что вы тут временно. Постепенно всех отсюда переправим. Однако не всех сразу. До сих пор тут официального календаря не существует. У мира нет и официального названия. Пусть мир называется "Перевальная". Сегодня девятнадцатое число пятого месяца первого года. Так вот двадцать третье днем я с большей частью моих людей отсюда убываю. Несколько человек остаются тут на более длительный срок. Не беспокойтесь, кто-то из них тут будет находиться даже после расформирования вашей группы. К тому же со мной будут прибывать другие специалисты. Лагерь то надо поддерживать в рабочем состоянии.
   Так вот. С собой из вашей группы я возьму человек двадцать. В первую очередь детей, больных, женщин. Через некоторое время я снова появлюсь тут. Разумеется не один. Доставим вам продовольствие, горючее, боеприпасы и инструменты. Обратно заберем с собой еще людей. Постоянно тут находиться я не могу. У меня очень много дел. Поэтому вам придется слушаться назначенных мною людей. Они прошли подготовку для выживания в условиях подобных этим, среди них есть весьма опытные бойцы и специалисты. Но я надеюсь, что и среди вас есть люди способные здесь проявить себя. Рассчитываю, они также внесут свой вклад. Более того если в группе сформируется свой актив, то постепенно можно будет передать ей большинство функций по организации жизни вашей группы. Я рассчитываю переправить всех вас при благоприятных условиях до первого числа седьмого месяца, если нет, то все может затянуться еще на неделю. А теперь всем небольшой отдых на полчаса. Потом придется приступить к работе. Определенный объем придется выполнять ежедневно всем, хотя бы для того, чтобы отработать питание. Что сверх того будет вознаграждаться баллами.
   В течение дня мои люди будут собирать информацию о каждом из вас. Требую содействовать им в этом. Сегодня общие работы. Будете действовать в составе временных групп. С завтрашнего дня задачи уже будут ставиться с учетом индивидуальных возможностей. У меня все.
   Как и ожидалось, в первый день никто не ушел. Как впрочем, и в последующие дни. Действительно, остаться в диком мире без средств к существованию не захотел никто. К тому же всех стимулирует возможность перебраться в более цивилизованные места. Здесь все же есть еда, возможность где-то лечь спать, некая безопасность. Ну и главное более-менее ясная цель. А для самых активных еще и возможность чем то заняться. Не надо предаваться мучительным размышлениям "Что делать?". Есть люди, которые теряются когда оказываются перед выбором дальнейших действий. А тут уже готовы планы, есть четкие задачи и фронт работы. Тем более очевидна конечная цель своей работы. Другим просто надо чем-то заняться, куда-то направить свою энергию. Есть те, кто просто хочет заполнить хоть какой-то деятельностью ожидание своей очереди в списках на переход А для того чтобы время пролетело быстрее, надо найти занятие, до того как покинуть эти места. Работа еще и способ побороть растерянность от перемены в своей судьбе, справится с разными тревожными мыслями, возможность найти новую опору от которой можно оттолкнуться, устроиться, обрести свое место в новой жизни. Ну а другие просто поступали как все.
   Работой как обещали всех загрузили в первый же день. Причем сразу же выбрали задачи потяжелее, для выполнения которых нужно потратить физическую силу и время, но не требующие высокой квалификации. Тем более еще не ясно, кто чего стоит. Зато можно посмотреть, как новички отнесутся к делу, проявят себя. Ну и заодно сразу же начнется слаживание коллектива. Когда на первый план выходит не способность языком молоть. Тут уже трудно спрятаться и затаится. Все у всех на виду.
   Женщин прикрепили к кухне. Работы тут тоже хватает. Во-первых, надо прибраться после приема пищи. А в полевых условиях это сложнее, чем на обустроенной кухне городской квартиры. Ту же сначала воду надо набрать в роднике или речке, принести её, согреть. Моющих средств тут нет. С собой доставили более необходимые предметы. Во-вторых, необходимо приготовить ужин. А для этого необходимо собрать зелени, корений разных. Это уже третья задача. Для её выполнения Аня и Рита отобрали пять или семь женщин и девушек, и направились вместе с ними проверять уже исследованные угодья. Конечно, тут много уже не соберешь, но пока на первом месте обучение персонала. Весь контингент оказался примерно из одного периода - конец двадцатого, начало двадцать первого века. Причем все вроде из одного мира, очень похожего на Землю. Но это по предварительным прикидкам. Еще надо уточнять. Так как вопрос не самый приоритетный, времени на него тратить пока не стали. Но говорят в основном на русском.
   Для женщин, прикомандированных к кухне, нашлась еще две задачи. Присматривать за козами. Ну и местные грядки. Хотя последняя задача, скорее всего, будет совмещена с третей - сбором растений. Ну и тогда правильнее весь комплекс, скорее надо назвать не работой на кухне, а обеспечение населения лагеря питанием.
   Впрочем, добычей еды занимаются и охотники. Вернее целая команда по обеспечению лагеря мясом. Сами охотники составляют только одну группу из трех, хотя и самую, можно сказать, элитную или высококвалифицированную. Теперь их задача добыть трофей. А для остального есть две другие группы: разделки и добычи. По плану технологическая цепочка будет выглядеть примерно так. Охотники добывают трофей, по рации предупреждают остальные группы, указывают координаты и ориентиры и дожидается второй группы, по прибытии которой убывают дальше. Те же принимаются за работу. Через определенное время туда подтягивается третья группа.
   Это самая неквалифицированная часть команды. Их задача помочь раздельщикам, а затем доставить добычу в лагерь. Туша делится на части, каждый взваливает на себя килограммов двадцать. Для этого, например, уже вырезаны несколько подобий коромысел. Крупные куски можно привешивать к ним с помощью проволоки или прочной бечевки. Мелкие и внутренности пригодные в пищу складываются в ведра, которые также переносятся с помощью того же нехитрого устройства. Кроме того нужно доставить и шкуру животного. С одеждой и обувью пригодной в полевых и лесных условиях у вновь прибывших не очень. Вот и придется, что-то кроить. Обувку для ног. Или, например, в шкуре вырезается дыра, и она просто надевается через голову. Можно подпоясаться просто длинной полоской кожи. По крайней мере, при переноске бревен на плечи давит уже с меньшей силой, не натирает, да и одежда рвется не так стремительно. И в зарослях можно ходить уже не так опасно.
   Вернемся к охотникам. Выше описан примерный порядок на случай, если охотникам досталась крупная дичь. Мелкие животные и птица собирается людьми, прикомандированными к охотникам. Так к прежнему составу добавили семь человек из числа новичков. Правда, в первый день огнестрельное оружие доверили только троим, да еще выдали один арбалет. А уж когда накопится определенное количество собранной добычи, в условное место вызывается группа носильщиков.
   Раздельщиков только четверо, трое из числа людей Добромира, один из прибывших сегодня. Двое из них числятся в первую очередь охотниками. При свежевании туши и разделке трудятся обычно трое. Один из них, в это время, следит за окрестностями, дабы работающие товарищи сами не превратились в добычу. При появлении носильщиков, во главе которых должно быть трое из отряда Ильи, охотники направляются по своим делам. Таков пока озвученный порядок действий.
   Мужчин распределили и на другие работы. Федор Гордеевич отобрал к себе четверых взрослых и еще пару пацанов. Троих отправили копать грядки и еще одного на распилку досок. Всех остальные мужчины отправились на лесозаготовки. Трое рубят сучья у сваленных стволов, две пары с помощью ручных пил делят их на бревна, остальные их переносят. В отличие от более подготовленных людей Добромира, новички переносят тяжести вчетвером и даже вшестером. Сборной пятерке из мальчишек и девочек поручили ветки и жерди. За ними присматривают две женщины. И еще одна занята самыми маленькими. Это еще одна их задача для этой категории, о которой не упоминалось.
   Илья, Марат и двое подчиненных Григория Сергеевича возводят шалаши. Но большинство людей Добромира, в первую очередь, занято охраной новичков. Интересно звучит. Практически схожие действия, обозначаемые одними и теми же словами, имеют совершенно противоположные содержание и цели. В одном случае задача стоит в том, чтобы избежать неприятностей со стороны охраняемых, например, даже если они просто разбегутся, ищи их потом, то есть действовать против их интересов. В другом направлены для их блага и защиты от угроз. Хотя ограничения для охраняемых есть и в том случае, и в другом.
   Еще вопрос, проще добиться от охраняемых содействия и выполнения требований в первом случае или во втором. По крайней мере, на первых порах. Приходится постоянно напоминать о мерах элементарной безопасности. Это в пределах лагеря относительно безопасно. А дальше по уровню опасности, которую представляет окружающая среда, уже не леса средней полосы России конца двадцатого века. И даже не тайга вблизи от населенных пунктов. Хотя и в упомянутых местах вообще-то тоже не стоит расслабляться.
   Тут же вокруг полно диких зверей. И не зайчиков, белочек. Есть и волки, и медведи, и рыси. Это из тех, чье наличие уже установлено. Да и кабаны это не только объект охоты. А еще тут есть змеи, и далеко не самые безобидные. Но и без этого набора окружающий лес не городской парк с асфальтированными дорожками. И под ноги надо смотреть, и вверх, и по сторонам. Получить ушиб или рану тут легко. А лекарства с собой хотя и сильнодействующие, но их мало. Конечно, еще трав разных собрали, но этого может быть недостаточно. Да и так в существующих условиях любой больной большая проблема.
   Диму вместе с Костей и Маратом назначили в обеспечение безопасности носильщиков. Так как охотники вместе с раздельщиками совсем недавно отправились за добычей, то их пока отправили готовить место для будущего сруба. Площадку надо расчистить, выровнять, окопать вокруг, насыпать подобие фундамента. Поработали так часа два. За это время Дима с Маратом прихватив пару новичков успели сбегать до Клима. Он вместе со своим напарником и стажером из сегодняшнего пополнения проверил большинство силков и ловушек. Кроме того в округе установлено несколько самострелов. Успели поймать молодого кабанчика, дикого козла, несколько птичек, троих зайцев и еще по мелочи. Вот и пришлось все эту добычу доставить в лагерь. Только успели вернуться, как поступил приказ выдвигаться на северо-восток. Там в километрах четырех от лагеря охотники завалили степного быка.
   Группа из двенадцати человек тут же направилась туда. Вернее одиннадцати мужчин и паренька лет двенадцати. Тут его отец, и мальчик решительно примкнул к отряду еще, когда работали в лагере. Старается, быстрый, исполнительный. Поэтому почли за лучшее оставить при себе. Так оно надежнее будет. А то выкинет чего не надо. Отряд выстроился в колонну по двое. Марат идет впереди, Дима и Костя замыкают. Вместе с ними сегодня Арт. Это собака неопределенной породы и среднего размера. Огнестрельное оружие только у Димы и его товарищей. У остальных два ножа на всех и упомянутые коромысла. А еще палки. У двух с железными наконечниками, остальные просто заострены топором.
   Проблема и в недостатке подходящей одежды и обуви. Только часть прибывших мужчин оказалась в кроссовках, обутыми в резиновые сапоги появились двое, трое в берцах. А так туфли, сандалии. Кто-то вовсе в сланцах. Да и одежда у многих вовсе не подходящая для леса. Хорошо еще у половины более или менее подходящие штаны. А вот рубашки и футболки у большинства из слишком легкой материи и не подходящего фасона. Из запасов доставленных из Звемелина в первую очередь обеспечили тех, кто работает на лесозаготовке и некоторых охотников.
   А вот носильщикам ничего не досталось. Хорошо заранее из шкур добытых ранее зверей успели приготовить хоть что-то. В первую очередь для ног. Федор Гордеевич хочет наладить плетение лаптей, но пока у него столько задач, что на это просто не хватает времени. Вот если удастся подучить новичков и свалить на них большую часть работы, тогда руки дойдут и до этого. А пока нужно резать ложки и посуду, готовить черенки под лопаты и другой инструмент, мастерить строги, сколачивать столы и скамейки. Всего и не перечислить. Чего не коснешься - не хватает. Те же луки и самострелы. Да еще стрелы к ним.
   Если в лагере с новичками все же было попроще, и постоянного контроля за ними не требовалось, да и свои требования было легче доводить, то тут с первыми же шагами возникли проблемы. Пришлось тут же включить все внимание, а заодно и красноречие. Уже пройдя пятьдесят метров, Костя остановил группу и заново провел инструктаж, повторив ряд требований. Например, внимательней смотреть под ноги и по сторонам, не разбредаться, не отделяться от основной группы, не отклоняться от маршрута. Ну и заодно отмечать и запоминать ориентиры.
   Несмотря на это уже минут через пять люди, кажется, вновь все позабыли, внимание ослабло, начались переговоры внутри небольших, стихийно возникших групп по интересам. А в отношении окружающей обстановки любопытство совершенно вытеснило осторожность. Ну, нет у них чувства опасности, не осознают существующие угрозы, так как не видели их воочию, и печальный опыт у них отсутствует. Но с другой стороны доводить ситуацию до крайней ситуации тоже не следует. А к нему может привести любая опасность из-за неподготовленности личного состава. Поэтому Костя принялся уже на ходу рассказывать людям, какие опасные животные им могут встретиться именно в этой местности и как им следует действовать в конкретной ситуации. Даже пару занятий провел. А ведь время летит. Эх, надо было этим пораньше заняться. Но к распоряжению Добромира заняться личным составом оказалось, они отнеслись халатно. Не оправдали они доверия. Да и честно говоря знаний и личного опыта не хватает.
   Все это время Дима глядел в оба, внимательно осматривая каждый подозрительный участок. Настолько предался этому занятию, что почти не расслышал голос Кости и задаваемые ему подопечными вопросы. Но примерно через полчаса товарищ сам обратился к нему:
   - Дима, теперь ты пообщайся с ними.
   - Да только тут такое дело, я не очень внимательно слушал тебя...
   - То, что мог, я уже сказал, - возразил тот. - И они, думаю, уже несколько притомились. Да и мой голос набил им оскомину. Теперь пусть на практике применяют полученную информацию. А ты отвечай на их вопросы, да и на другие темы поговори. Главное чтобы вполглаза смотрели по сторонам, а ты в разговоре время от времени напоминай им об этом. В доверительной беседе они лучше прислушаются к нашим советам, чем к постоянным окрикам и менторству. Да и мысли у них будут направлены в одну, нужную сторону. Да и чтоб ещё и в себя не замыкались. Участок впереди довольно спокойный. Арт вон вполне себе спокойный. Так что начинай. А я посторожу.
   Не успел Дима придумать с чего начать, как к нему тут же обратился мужчина лет тридцати пяти-сорока. Это его сын сейчас идет вместе с группой. Мальчишка в хороших кроссовках, на нем джинсовые штаны и курточка. А вот отец в легких брюках и светлой белой рубашке. Наверно для офиса это хорошо, но тут ему пришлось накинуть на себя наплечник из двух кусков кожи. На ногах импровизированная обувь. С собой сюда доставили около ста подошв из тонкого и прочного материала. Уже тут к ним прибили куски кожи из шкур, добытых зверей. Одевается просто. Кожа загибается спереди и сзади, потом по бокам и все это привязывается к ноге с помощью четырех веревок вдетых в шкуру по краям. Обуться можно не снимая при этом своей обуви.
   - У меня появился вопрос. Молодой человек..., Вас Димой зовут, не ошибаюсь? - уточнил он.
   - Да. А Вы Олег Викторович? - в свою очередь спросил Дима.
   - Вы правильно запомнили мое имя и отчество, да и моего сына зовут Максим. Так вот. Вопрос. А не слишком ли вы опекаете нас? Тут все же взрослые люди. За исключением Максима. Мы ведь не такие уж и беспомощные. Я сам, конечно, городской житель, но на природу выбираюсь... выбирался достаточно часто. Не думайте, что я говорю про парки. Ходил довольно далеко от города. И в лесу, и в поле, в долинах рек. Однажды путешествовали на лодках. На рыбалку регулярно ежу. Причем иногда выбирался на два-три дня с ночевкой в палатке. Вот и сына с собой в прошлом году брал.
   - Олег Викторович, но тут другие условия. Все равно места, где вы ходили уже были достаточно подвержены влиянию цивилизации. Рядом, буквально в нескольких километрах населенные пункты, дороги. Все не раз исхожено человеком. Опасные хищники уже выбиты или в них уже воспитали инстинкт бояться человека. А тут они хозяева положения, и человек не вызывает у них опасения. А нам еще предстоит стать тут своими. Для этого надо, прежде всего, остаться в живых, и вообще приобрести опыт. При этом как можно дешевле. Была бы возможность, мы вовсе оставили бы вас всех в лагере. Да и законов тут никаких нет. Ни полиции, ни МЧС. Скорую помощь не вызвать.
   - Неужели это действительно настолько дикие места, - поинтересовался молодой мужчина лет тридцати. Этот оказался более подготовлен к появлению в этих местах. Крепкие ботинки, штаны из прочной материи, поверх футболки серого цвета с карманом на правой стороне надета жилетка, на голове панама камуфляжных цветов. - Да. Представлюсь. Меня Андреем зовут. Андрей Кужелев.
   - Да, - ответил Дима, - это совершенно дикий мир. Поэтому внимательно смотрим по своим секторам. Особенно на заросли правее.
   - Что Вы подразумеваете под термином "дикий мир", - вновь вступил в беседу Олег Викторович Смоленцев. Дима теперь вспомнил даже его фамилию. - Неужели все же планету. Ваш командир упоминал о чем-то подобном. Но я сразу не обратил внимание.
   - Да это другая планета. Действительно абсолютно дикая, без следов цивилизации. Кажется, и без разумных форм жизни. Кроме нас с вами.
   - Что она собой представляет? Это Земля до появления на нем человека, либо после того как цивилизация с него по какой то причине исчезла, и она вернулась в первозданное состояние?
   - Не думаю. С одной стороны тут пока не встречали доисторических ископаемых животных, но и следов пребывания человека нет. Ни строений, ни растений. Планета земного типа со схожей флорой и фауной, но вряд ли это копия, где просто отсутствовал до сих пор человек. Она пока мало изучена. Но вот некоторые интересные детали. Вроде бы в основном все указывает на среднюю полосу России. Однако тут растут топинабуры. А их ведь привезли в Евразию. Уже нашли чермшу. А насколько я помню, она характерна для южной тайги. Конечно, она тут несколько другого вида и все же. По некоторым другим растениям то же самое. Наконец здесь немного теплее. И еще много подобных мелочей. Да, и Олег Викторович, обращайтесь ко мне на "ты". И внимательней смотрите за группой деревьев впереди. Особенно когда будем их обходить.
   - Ну, более или менее, понятно, - Смоленцев несмотря на то, что внимательно смотрит в нужную сторону, не забывает и разговор поддерживать. - Но у меня еще один вопрос. Кто все же вы? Ваш начальник, ты сам, вот Костя, некоторые другие ребята общаетесь с нами на русском языке. Но другие, в основном те, кто постарше пользуются этими приборами-переводчиками. Хотя их язык и кажется несколько знакомым. Но не могу сообразить какой из славянских языков.
   - Вы этот язык вряд ли встречали. Это диалект одного языка, на котором разговаривают в таких мирах как Звемелин и Новый Эдем. Я и мои друзья сейчас проживаем в первом из них. Но попали туда из мира являющегося одной из копий вашего. Наши миры по-видимому очень похожи. Раз русский язык, которым мы пользуемся, очень похож. Настолько, что не чувствуется разницы. Некоторые из числа находящихся в лагере наших товарищей, выходцы из схожих миров. Поэтому-то они и знают русский. Но другие появились совершенно из других мест. Там совершенно иные языки. И не только русского языка нет, но и английского, французского и немецкого. Это совершенно другие миры, там иная география, политическое устройство. Есть отличия в фауне и флоре. Например, как Евразия отличается от Северной Америки. Правда, все же ваши наблюдения не беспочвенны. Основной язык, которым мы все пользуемся, похож на наш. Да и на других языках есть схожие наречия.
   Сразу о Звемелине и Новом Эдеме. Раз уж я упомянул про них. Это миры вовсе иного типа, чем Земля. Вовсе непривычного для нашего восприятия. Хотя это если исходить из современных для нас, в наших родных мирах представлений. А вот для людей, которые жили до нас это вполне нормально.
   - Что Вы имеете в виду? - удивился Смоленцев.
   - Вот для наших предков представления о мире были достаточно ограниченными. Его размеры простирались на относительно небольшие расстояния. Часто воспринимаемый мир заканчивался чуть ли не за околицей своего населенного поля, соседнего леса или поля. Или своего уезда губернии. Так вот представьте мир размером всего лишь площадью, не превышающей ту, которую занимает ваш областной центра. Даже не континент или Россия. И даже меньше вашей области. И проживая в нем, вы чувствуете себя совершенно так же как в своем селе, городе. Никаких отличий. Для нас ведь все равно земля кажется ровной. Это в теории мы знаем, что она круглая. И о том, что она имеют форму шара задумываемся весьма редко. А для кого то это вовсе не имеет значения. А вот тут она на самом деле практически ровная. Только двигаясь к краю земли, вы в него все же упретесь. Хотя есть уже вариант, что просто окажетесь на противоположной точке этого мира. Ну и Новый Эдем покрупнее будет. В разы.
   - А какие еще особенности в этих мирах? - поинтересовался Олег Викторович. - Атмосфера, погодные условия, природа? Живут там, в основном ведь люди? А то фраза по разумную жизнь прозвучала довольно многозначительно.
   - Да. Живут люди. А вот с другими разумными видами несколько сложнее. По крайней мере, постоянно там они не живут. Хотя я встречал одну пвсевдоразумную форму. Но не совсем на Звемелине, и они, можно сказать, были проездом. Насчет природы. Среда обитания примерно такая же как вот на этой планете. Но все более цивилизованно. Животный мир более богат. То есть, то же самое и плюс. Да и насчет рельефа и растений то же самое. Несмотря на размеры в нем очень большое разнообразие. Это про Звемелин. Новый Эдем мне мало знаком. Но там... Мне он кажется намного более урбанизированным. И, кажется, там очень мало места которого не коснулась хозяйственная деятельность человека. Вот на Звемелине все значительно ближе к естественному. Ну и плотность населения намного меньше. Она, скорее всего, даже ниже, чем у вас было на родине. Да и уклад жизни более патриархален. Более высокая доля сельского хозяйства в экономике, народ более дружен и сплочен. Больше порядка и самоорганизации.
   - Ну, а каковы порядки, нравы? - продолжил допрос Смоленцев. - Максим ты куда? Вернись на место.
   - Папа, посмотри, там, кажется, речка протекает. И там, похоже, заросли лопуха, - ответил мальчик.
   Костя внимательно в бинокль посмотрел в указанном направлении. Дима тоже посмотрел туда же. Теперь и он невооруженным глазом видел, что место действительно интересное. И там, если протекает речка или есть водоем, по берегам можно найти много интересного. Того же лопуха. Которого вокруг лагеря становится уже мало. Тем более его собирают вместе с корнями. Вот на месте срезанной крапивы уже появились новые ростки.
   - Да. Максим, а ты прав, - подтвердил Костя. - Доложим в лагерь. А у нас пока другая задача.
   - Нравы строже. С одной стороны на Звемелине некое подобие военно-феодального общества, - продолжил рассказ Дима. - Только сословное деление менее заметно. Вернее оно проявляется в основном в том, какую роль играет и какое место занимает служивая категория. Но никаких преград для вступление в него нет. Вся власть сосредоточена в руках Добромира и его семьи. Им же принадлежит ведущая роль в экономике и большинство хозяйственных и социальных объектов. В какой-то степени на Звемелине присутствуют многие элементы социалистического государства. Это выражается и в высокой степени участия власти во всех сферах жизни. Особенно если учесть, что вроде бы частную собственность Добромира можно считать государственной. К тому же она в первую очередь служит для обеспечения потребностей всего общества. В этом она напоминает, как я уже упоминал некое отдельное феодальное владение. Но с высоким уровнем заботы о населении. Социальная помощь оказывается достаточно большая.
   Но есть и частная собственность, которая принадлежит остальным жителям. В первую очередь это выражено в наличии у многих личных подворий. Многие из них постепенно превращаются уже в достаточно крепкие в плане производства хозяйства. И это касается не только сельского хозяйства. Некоторые частные кустарные ремесленные мастерские также имеют тенденции к росту и переходят пока в категорию уже небольших промышленных предприятий. Тем более с учетом количества выпускаемой продукции.
   Особенность этого феодально-социалистического общества - высокий технологический уровень. Многие производственные операции автоматизированы и механизированы, что ведет к росту производительности. Иногда участие человека вовсе сводится к минимуму. Более того одно из крупнейших предприятий на Звемелине выпускает важнейшие элементы для роботов и автоматизированных производственных линий. Второй завод занят выпуском станков. Третий двигателей. Четвертый - различной сельскохозяйственной техники с высокой производительностью. А всякую мелочь вроде мини-тракторов, мотоблоков, навесного оборудования к ним для садово-огородных и полевых работ производят уже частные мастерские..
   Во многих видах деятельности ручная работа сведена до минимума, хотя такие специалисты и наличие навыков весьма ценны и востребованы. Но полно вакансий, на которых в первую очередь требуются добросовестность, усердие и трудолюбие. А необходимые навыки можно легко приобрести. Система производственного обучения с целью приобретения дополнительных специальностей поставлена хорошо. Нехватка специалистов высокая. Многие работают на двух-трех должностях. Поэтому даже количество занятых вакансий на государственных предприятиях, как часто называют те из них, что принадлежат Добромиру и его семье, больше чем само население Звемелина. Из-за высоких результатов и оплата труда очень высокая. Вместе с минимум грубой, физически тяжелой работы это стимулирует людей на усердную деятельность. Даже если нет большой загруженности по основному месту работы, стараются выполнить её за более короткий срок времени, чтобы иметь возможность устроиться на другую вакансию.
   А затем, вернувшись домой, многие еще трудятся в своей мастерской, часто как уже говорил, являющейся мини-предприятием. Как минимум сады и огороды есть у большинства жителей. Даже многие из тех в первую очередь заняты в производстве имеют крепкие подсобные хозяйства, с большим количеством скотины и значительной площадью обрабатываемой земли. Ну и просто фермеров хватает. Так что к сельскохозяйственному производству причастны в той или иной степени все.
   Так уже упомянутое служилое сословие, как и полагается в феодальном обществе, является землевладельцами. Как минимум большинство. Так, например, я уже имею право попросить два гектара земли. Пока во временное владение. При этом благодаря использованию технических средств, справляются с хозяйством во многом без помощи наемных работников.
   Сильно в этом помогает то, что тут крепкие семьи, и вообще люди очень сплоченные и дружные, готовые помочь друг другу. В трудную минуту одного не оставят. И главное власть всячески поддерживает людей, помогает самыми разнообразными способами. И работу найдут, и подучат, помогут наладить свое производство. Выделят средства, материалы. Всегда можно рассчитывать на заказы. Часто выдают оборудование и технику в аренду, либо предоставляют в рассрочку, либо на паях. Это когда государство получает часть прибыли.
   Новый Эдем технологически даже более развит. Жизнь там более веселая и легкая. Общество там более урбанизировано и мир более цивилизован. Соответственно там и отраслей производства намного больше. Множество разнообразных предприятий. И вариантов для трудоустройства вроде бы не мало. Но там нет такой поддержки сверху. Особенно для новичков. Да и соседи, и сослуживцы в меньшей степени готовы оказать поддержку. Каждый предоставлен сам себе. Тесное сотрудничество только внутри небольших групп, чаще связанных родством. Меньше доверия друг другу. Труднее ориентироваться в многообразии и широком спектре возможностей. Сложнее найти нужных людей, единомышленников для выполнения дела, скооперироваться с ними. Все это весьма замедляет начинания. Поэтому и возможностей ошибиться и потерять свое намного больше. Меньше стабильности, надежности.
   Если Звемелин быстро развивается, а население видит и ощущает в этом свою заинтересованность, поэтому всячески способствует этому, то на Новом Эдеме наступает некий застой. У людей нет общей цели, только поиск личной выгоды. Вот группа наших товарищей там добилась большого успеха. Но опять таки я считаю, что это произошло, в том числе, и вследствие ряда благоприятных факторов. Это и то, что они начали действовать сразу же единым коллективом. Наши друзья успешно дополняют и поддерживают друг друга, и при этом им не пришлось терять время на организационную работу. Не маловажным оказались, конечно, и свои личные способности. Навыки, знания полученные до этого. Ну и очень большая поддержка сверху, из высших кругов местного общества. Им сразу включили режим наибольшего благоприятствования. С их дороги убрали ряд обычно встречающихся препятствий. Более охотно и шире предоставили средства и ресурсы. Помогали в получении информации, сводили с нужными людьми, выступали поручителями. Ну и сейчас продолжают покровительствовать и охотно участвуют в совместных проектах. Однако вернемся к нашим реалиям. Прошу дальше не отвлекаться. Участок пути впереди сложный.
   И словно в подтверждение этому из лесочка правее выскочила дикая коза. Тут же за ней появилась погоня. Тут же прозвучал первый выстрел. То, что добыча неожиданно словно споткнулась и рухнула на траву хищников, кажется, нисколько не озадачило. Они быстро добежали до туши и затормозили явно только для того чтобы воспользоваться ею. И тут же почти единым залпом грохнули ружья Димы и его товарищей. Стрелять в мелкую дичь по дороге не собирались. Поэтому ружья заряжены пулями и крупной картечью. Со вторым выстрелом Дима, кажется, поспешил, зверь успел броситься обратно. Зато третий выстрел оказался точен, заставив затихнуть зверя, раненого кем- то во время первого залпа.
   Костя, прихватив Кужелева и еще одного мужчину, двинулся осматривать результат. За ними, прикрывая им спину, Марат. Потом, отстав шагов на пятнадцать, двинулись и остальные. Дима оказался в конце строя. Присматривает за всеми и главное за правым флангом. От рубежа открытия огня до добычи метров пятьдесят. Пока люди добирались, все их жертвы успели испустить дух. Только Костя все равно сделал один выстрел на всякий случай, и каждого еще ткнул пикой, взятой у сопровождающего. Подстрелили, оказывается, не козу, а козла, или что это за животное. Надо еще уточнить. Порода не знакомая. Может такие и водились на Земле, да вымерли к концу двадцатого столетия. А еще подстрелили четверых волков.
   Вышли на связь и уточнили порядок дальнейших действий. Потом, в соответствии с полученными указаниями, четверо принялись свежевать козла. Двое в группе, имеют хоть какой-то опыт, это не считая троицы товарищей. Возглавил их Костя. Для этого в задние ноги добычи вставили оструганную палку. Привязанную к ней веревку перекинули за крепкий сук ближайшего дерева и с ее помощью подвесили тушу . Волкам выпустили кровь и вспороли животы, после чего также развесили. Этих повыше, чтобы не каждый местный падальщик мог до них добраться. На все про все ушло около двадцати минут. За это время с козла содрали шкуру, вынули внутренности, большую часть которых разложили по котомкам, немного дали поесть Арту, потом тушу привязали к шесту и потащили с собой.
   Конечно, волков жалко оставлять, но время ограниченно. И они все-таки уже принесли пользу. Увидев их воочию, люди прониклись больше, чем от предыдущих предостережений. Тем более до промежуточной цели их путешествия осталось несколько сот метров. А на запах крови и свежего мяса туда уже могли собраться местные хищники. Поэтому предупредили раздельщиков, о том, что находятся на подходе, попросили не стрелять в их сторону и осторожно пошли вперед.
   Но все прошло благополучно. Повезло, больше стрелять не пришлось. Уже было подумали, что местные хищники уже начали опасаться приближаться к месту стоянки людей. Но на месте выяснилось, что раздельщики за время работы подстрелили несколько волков. Несмотря на это шкуру со степного быка они уже содрали и уже принялись за внутренности. Кирилл четверых поставил наблюдать по сторонам. Марат возглавил эту группу. Двое, уже показавших навыки в разделке, подключились к основной работе. Остальные принялись оттаскивать подальше желудок и кишки для того, чтобы избавить их от содержимого. Дима принялся переносить метров на пять в сторону котомки, в которые раздельщики сложили сердце, легкие, печень, почки, жир, куски мяса с краев ребер.
   Вскоре тушу принялись рубить уже топорами, отделяя куски по десять - пятнадцать килограмм. Получилось много. Даже Максиму досталось больше пуда веса. Дима закинул за спину котомку с правым бедром, который тянет на двадцать килограмм. Груз, закрепленный спереди, почти в половину этого веса. Прямо на него он устроил свое ружье. Остальное имущество поместил на поясной ремень. Не забыли забрать с собой и свою добычу. Все колонна выстроилась. Даже раздельщики заняли свои места согласно диспозиции. Можно идти.
   На месте остались две охотников, часть внутренностей, голова, шкура, волки. Может, удастся защитить их от искателей легкой добычи. Наверняка и зверь, и птица потянуться сюда на кровь и запах. А падальщиков в округе неплохо бы и поубавить. К тому же это тоже добыча, которая вполне может пригодиться.
   С одной стороны дисциплина в группе поднялась на несколько уровней. И волков видели, да еще груз, который и на плечи давит, и на легкие мысли. Разговоры притихли. Только советы и рекомендации от командиров. До всех быстро дошло, что если с кем приключиться неприятность, то остальным придется туго. То ли все, что есть в округе, потянулось к месту разделки быка, то ли попряталось от непривычных звуков ружейных выстрелов, но по дороге почти ничего не встретили. Только проходя мимо туш волков, заметили несколько стервятников. Заговорили ружья Кости и одного из раздельщиков. Но остальная группа, практически не останавливаясь, продолжила движение в сторону лагеря.
   Всего на дорогу туда и обратно ушло чуть больше трех часов. За оставшимся грузом двинулись после десятиминутного отдыха. Посидели, отдышались, выпили остывшего отвара из трав. На этот раз сначала принесли волков подстреленных по дороге. При этом падальщики указали место пятого тела, метрах в тридцати от остальных. По ряду признаков, второй выстрел Димы оказался все же относительно удачным. По крайней мере, результат есть. Обернулись быстро и тут же сходили за тем, что осталось от быка. Все прошло на удивление спокойно и без происшествий, самым неприятным моментом оказалась переноска желудка.
   Хорошо внутренности волков забрала группа, отправившаяся на лесное озеро. Оно находится всего в трех с половиной километрах от лагеря. И так же на северо-восток. Только если провести мысленно линию точно в этом направлении то место добычи быка будет правее, ну а озеро левее. Между двумя этими точками около пары верст.
   Озеро находится почти на самом краю леса. Вернее благодаря водоему лес в этом месте то ли сам углубился в степь, то ли наоборот прочно держит оборону. К тому же и речка-ручеек, вытекающая из него, выделяется, растущими вдоль ее берега кустами и деревьями. Дно водоема завалено корягами и стволами деревьев. Неводом не воспользоваться. Поэтому в более-менее подходящих местах установлено с десяток самодельных ловушек. Их в большом количестве сделал находившийся тут с предыдущей партией мастер. Остальные строили избушку, ловили дичь, а этот с утра до ночи почти целый месяц мастерил. В качестве приманки используется непригодное к использованию мясо и внутренности животных.
   Мясо тех же волков сейчас в лагере могут кушать лишь небольшое количество людей. Новички же вовсе не готовы для его потребления. Поэтому оно идет как раз для ловли рыбы. Его кладут и в ловушки, и разбрасывают вокруг небольшими порциями. Так же как и разделанные тушки стервятников, пойманных охотниками на точках разделок.
   Доставку приманки на приречные озера и Западное решили отложить да завтра. Идут две группы. В одну из групп определили и Диму, и человек пять из носильщиков. Кроме того в ней Илья, назначенный командиром, а так же Костя и Виктор. Еще с ними люди Добромира и новички общим числом одиннадцать. Группа Димы самая крупная. На другой водоем идут всего восемь человек из них вновь прибывших пятеро.
   Вставать рано. Поэтому, съев свою порцию местных щей без хлеба и кусок жаренного мяса пошли спать. Улеглись все в одном месте. Устали все, особенно новички. Сил не осталось ни на разговоры, ни на мысли. Да и преобладающим является желание просто прилечь куда-то и отдохнуть. Несмотря на новое для себя место и не совсем удобную обстановку люди быстро уснули.
   Да и будить всех пришлось довольно длительное время. Даже Диме подъем дался с трудом. Солнце еще не встало. К тому же температура перед рассветом понизилась. Поэтому горячий напиток из трав пришелся как нельзя кстати. Тем более он благодаря корням лопуха оказался еще и сладким. Быстро закусили холодным мясом и двинулись в путь. Одна группа пошла на северо-запад. А Дима со своими товарищами практически в противоположную сторону - к Первому Приречному. С собой прихватили сеть, три новые ловушки-морды, с десяток досок, бензопилу, несколько топоров, веревки, сплетенные из лыка и растений, несколько деревянных гвоздей, бурав, молотки и прочий инструмент.
   Отряд повел даже не Илья, а сам Добромир. Он взял с собой еще Томила, который будет сопровождать его обратно. Пока большинство людей спят, он решил ознакомиться с окрестностями озера. Через пару часов ему уже будет не до этого. А сейчас он бодро шел где-то в середине колонны и о чем-то размышлял. А может просто наслаждался утром. Тем более никто не решается его побеспокоить, даже идущий рядом Илья. Отошли с километр, когда Добромир несколько удивленно начал оглядываться. Наконец, он подал сигнал Илье и неожиданно исчез. Словно провалился под землю. Остальные даже не успели удивиться этому. Муромец погнал всех вперед. Прошли еще метров четыреста, когда Добромир по рации дал сигнал замедлить движение.
   Минут через пять он их догнал. Но не один рядом с ним остановилась сильно запыхавшаяся Дина. Девушка вчера вечером уже выразила недовольство тем, что ее назначили на хозяйственные работы в лагере. Все рвалась в поход. Но брать её с собой отказались. И вот она самостоятельно решила двинуть за одной из групп. Из лагеря ей удалось вырваться незаметно. Но вот потом прятаться в мокрой траве оказалось не так уж и удобно. Ни её обувь, ни одежда этому не способствуют.
   Группа остановилась. Люди встали полукругом. Костя и еще двое контролируют их тыл. Остальные просто молчат и ждут решения командира. Добромир отпустил руку девушки, за которую он сюда ее и привел. Та даже попыталась вроде, куда-то дернуться. Вряд ли она сама даже знает куда. Но в данный момент лишь подальше отсюда. Но Илья тут же её перехватил.
   - Итак, девушка. Вы нарушили распоряжение оставаться в лагере. Это уже почти бунт. С другой стороны пока никакого ущерба это не насело. Да и рветесь вы на работу, а не отлыниваете. Поэтому давай-ка оголяй спину.
   - Не имеете права - громко возразила Дина.
   Она даже попыталась вырваться. Но Илья крепко держит ее. Стоящие, вокруг, наконец, прервали молчание. Кто-то одобрил предстоящую экзекуцию. Но и нашлись и возражающие.
   - Послушайте. Ведь это неправильно. Телесные наказания неприемлемы. Тем более детей, - выразил мнение этой части мужчина неопределенного возраста.
   - Почему неприемлемо, - удивился один из людей Добромира, - с чего это вы взяли? Что будет, если каждый будет делать только то, что ему вздумается. Она нарушила распоряжение Хозяина. А мы не на пикнике.
   - Но это не законно! - воскликнул еще один, это тот самый мужчина в очках, который возражал вчера. Олег Викторович, кажется, так же не согласен с начальством. На лице это можно прочитать. Но молчит, одновременно крепко сжимая плечо Максима.
   - Простите, а какой закон? Юрисдикция известных вам, здесь не действует, - сообщил Дима. - Тут имеет значение целесообразность. А для блага всех необходимо выполнять распоряжение Добромира и назначенных им людей. Да в данной ситуации серьезных последствий нет. Поэтому и наказание легкое.
   Между тем девушка покорно приготовилась к наказанию. Однако, вопреки ожиданию последовал только один, правда, болезненный удар. Нанес его ремнем сам командир.
   - Ну, все. Надеюсь, пока это запомниться. Ну а теперь Дина, ты официально включена в отряд. Выделять для тебя сопровождающих мы не можем. Да и время дорого. Придется идти с нами. Только вот обувь у тебя неподходящая. Поэтому возьми мою.
   Добромир после прибытия переселенцев, отдал свои сапоги в общий фонд и переобулся в то, что тут на месте сотворили умельцы. Разумеется, Федор Гордеевич и в большей степени дядя Сергей попытались сделать для хозяина все в самом лучшем виде. И будь их воля, а главное чуть больше времени, результат их работы был бы лучше, но и теперь смотрелось вполне неплохо. Теперь же обувка отдавалась Дине. Правда, командир предусмотрительно прихватил собой лапти, кстати, вполне неплохие. Теперь он их достал, чтобы сразу одеть один из них на свою правую, обмотанную портянкой ногу. Но тут из общего строя вышел модой мужчина лет тридцати. Роста среднего, но плотного телосложения, круглолицый, светловолосый. Остановился рядом с Добромиром, некоторое время помялся, собираясь с духом. И наконец предложил:
   - Командир. А вот это не дело. Вам надо быть в максимальной готовности. Поэтому, давайте я девушке отдам свою обувь. Я его вчера под себя немного подогнал, вот даже лишний материал теперь сохранился. Кроме того я с собой взял и свои сандалии. Вот если вы отдадите мне свои лапти, я из них для себя вполне годный вариант сварганю. Так будет лучше для всех.
   Добромир, оценивающе посмотрел на говорившего, на его обувь. Через несколько мгновений он принял решение. Быстрым решительным движением надел свой эрзац-сапог обратно на ногу. Еще через мгновение лапти уже перешли в руку автора инициативы. Тот так же, не мешкая, разулся и начал из подручного материала конструировать на своей ноге. Между тем несколько человек взялись за девушку. Ей помогли снять промокшие кроссовки, носки и насухо вытереть ноги. Причем за исключением Смоленцева, это оказались как раз те, кто буквально недавно выступал за наказание девушки. У Ильи нашлись чистые запасные портянки. Уже через минуту коллективными усилиями затягивали веревки вокруг щиколоток. Все теперь она может спокойно идти дальше. Как только колонна возобновила движение, Добромир подозвал к себе обладателя новых пар лаптей.
   - Вас как зовут.
   - Петр Васильевич Иванов.
   - Хорошо, запомню, - невозмутимо заявил Добромир. - Результат вашей импровизации впечатляет. Поэтому вопрос. Почему вы не остались в лагере с мастерами? Вчера рубили сучья, носили бревна, копали грядки. А вот у дяди Сергея и Федора Гордеевича я вас не видел.
   - Командир. У меня просьба. Если можно, мне все же привычнее на "ты". От официального тона как то не по себе.
   - Хорошо. Но повторяю вопрос.
   - Да я не очень искусный мастер. Так кое-что приходилось делать. Поэтому постеснялся лезть со своими умениями. Выглядело бы как попытка устроится там, где полегче. Все же здоровый молодой мужик. Поэтому пошел туда, где сила требуется. Сегодня вот захотел и на округу посмотреть.
   - А вот это зря. Работа там не такая уж и легкая. Но требующая большего старания. Бревна любой бы перенес, все дело в количестве и времени. А вот сделать полезную вещь не каждый сможет. Но хорошо. Сегодня и тут тебе найдем занятие более важное, чем просто тяжести переносить. А завтра все же поступаете в распоряжение мастеров.
   Иных происшествий по дороге не случилось. Кажется, все-таки охотники распугали в ближайшей округе всю дичь. На мелкую птицу просто не отвлекались. Поэтому прошли несколько оставшихся километров меньше чем за час. А вот на подходе к первому озеру в небе появилась стая уток. Она, сделав небольшой круг, быстро оказалась почти над головой людей. А Добромир уже достал свой лук, и первая стрела рванула вверх. Буквально следом ринулись еще три товарки. А через полминуты Арт уже рванул к месту падения первой подстреленной птицы.
   Поэтому сразу по прибытии же Костя, прихватив Дину, отправился за водой, Дима, Олег Викторович, Кужелев и еще двое принялись собирать топливо. Иванов и Марат уже разожгли костер. Остальные принялись вытаскивать из воды ловушки, которые после извлечения добычи вновь снабжались приманкой и укладывались на место. Всю пойманную рыбу собрали в одно место. Оказалась внушительная куча. Поставили и новые морды. Кроме того установили еще одно приспособление. Деревянный круг диаметром в метр, к которому прибили стальную тонкую сетку. Положив несколько кусков мяса, и все это опустили в воду.
   Между тем над костром уже водрузили три котелка с водой. Один для отваров, один под завтрак, ну а третий для того, чтобы ошпарить в ней уток, прежде чем начать лишать их перьев и пуха. А Костя, оставив при кухне свою помощницу, как раз для этой цели, уже отправился спускать вместе с помощниками в озеро небольшой плот. Один край сети закрепили на берегу правее ловушек, второй забрал с собой экипаж плавсредства, который, не теряя времени, отправился вглубь водоема.
   Добромир с Ильей отправились осматривать берега соседнего озера. Дима, взяв с собой троих, отправился в ближайший лесочек за травами. Вообще-то старшим не он, а боец из отряда Григория Сергеевича. Более опытный в впоросах выживания и намного лучше разбирающийся в том какие травы нужны. Дорога лежит вдоль ручья. Кое-что к столу можно нарвать и тут. Но это забота другой группы. Пройдя метров четыреста, добрались до края еще одного озера. Их тут сейчас в пойме большой реки, после того как вода после половодья постепенно принялась уходить, образовалось превеликое множество. Некоторые к концу лета или вовсе засохнут либо превратятся в лужи.
   Правда данному водоему это не грозит. Его питает ручей, вытекающий из смешанного леса, занимающего до двух третей берега и самого озера. Немало деревьев сейчас стоит прямо в воде, кое-где выглядывают остатки стволов, да и коряг на дне хватает. Поэтому ловить рыбу тут можно только с помощью ловушек или удочкой. Этим займется Боря Васин, еще один из людей Григория Сергеевича.
   Дима хорошо знает из всего богатства трав, предоставляемого природой, только сныть да борщевник. Вообще-то еще-то знакомы лопух и крапива, но эти растения на этот раз наберут прямо на берегу озера и впадающего в него ручья. Там же уже нашли и мать-и-мачеху, и молодые побеги хвоща. А здесь в лесу сейчас надо нарвать еще кислицу. Может, удастся найти и стебельки первоцвета, похожие на связки золотых ключиков. Как объяснили на занятиях, листья этого многолетнего растения -- кладовая аскорбиновой кислоты. Достаточно съесть один листок первоцвета, чтобы восполнить дневную потребность в витамине С. Правда весна уже заканчивается, но все же.
   Зато сразу же на первой же лесной поляне среди травостоя отыскали прямой стебелек с кисточкой пятнистых цветков и продолговатыми листьями, тоже покрытыми пятнами. Это ятрышник. Его сочные клубни, богаты крахмалом, белком, сахаром. В 40 граммах порошка полученного после их толчения можно уже получить суточную норму питательных веществ, необходимых человеку. Кроме того тут же нарвали и щавеля, и других трав. Нашлись тут и весенние грибы. На обратной дороге вдоль ручья запасы увеличили молодыми стеблями ревеня. На все ушло около двух часов.
   Когда они вернулись из лесочка. Костя с подручными уже вытащил сеть из воды. Даже рыбу успели собрать. Более того плот уже возвращался обратно из второго захода. Уток уже ощипали и положили в котел. Повар уже ждет травы из леса. Забрав груз, он передал указание идти на помощь руководству и даже показал куда. Добромира и Илью встретили через шагов триста. Они как раз вышли из-за очередной группы деревьев и кустов, когда с ними буквально столкнулись спешащие на помощь. Впрочем, начальство уже не одно. С Добромиром и Ильей еще трое. Однако, и помощь вновь прибывших, совершенно не лишняя. Они тут же перехватили края куска брезента, на котором лежит туша кабанчика. Молодого, но вполне упитанного. Зверь не вовремя наткнулся на разведчиков. И вот теперь ему предстоит пополнить собой съестные припасы людского поселения. Впрочем, это когда ложка в руках, кусок мяса не впечатляет размерами. А вот когда приходится нести его, то он вполне впечатляет своим весом. Однако сейчас не до размышлений.
   Добрались все-таки до места. Только отдышались, только присели отдохнуть в расположении временного лагеря, а Добромир уже собиает всех, кто оказался свободен и рядом. Костя как раз справился со второй порцией улова. Вернее снасть из воды уже вытащили. А сбор рыбы уже не его забота.
   - Итак. Вот такие вводные. Это озеро пока оставите в покое. Его пополняет речка, вытекающая из Бобрового, - пояснил Добромир, указывая при этом рукой на водоем, находящийся рядом с лесом, в котором Дима с товарищами собирал травы. - Кроме того есть еще и ручей. То есть вода в нем будет пополняться. Да кроме того есть протока в реку. А вот озеро рядом мелеет быстро, так как весенняя вода уходит. Оно уже отделилось от других. А вскоре от него самого отпадут несколько рукавов. Его площадь сокращается с каждым днем. Сейчас с этой стороны, где мы стоим дно у берега поглубже. Поэтому кромка воды тут будет отступать медленнее. А вот на юге и востоке мелко.
   Да и остальные озера на месте старых русел и углублений в пойме реки и вверх и вниз по течению требуют внимания. Рыбы там после половодья осталось много. Надо вычерпать пока она не начнет гибнуть. И если выбрать все, то хотя бы уменьшить их численность до приемлемого уровня, чтобы мальки, да и некоторые взрослые экземпляры дожили до осенних дождей или следующей весны. Кроме того мы видели заросли растений пригодных для нас. Но сейчас их собирать сложно. На месте ушедшей воды болото. Поэтому начинайте укладывать мостики, чтобы добраться и до берега, и до растений.. Стрелолист как и сусак собирать уже поздно, а вот стебли тростника заготовлять начнем уже скоро. Корневища этого растения, да и камыша и рогоза можно поискать уже сейчас. Но это не ваша задача, не отвлекайтесь. Занимайтесь мостками. Это будет ваш вклад. Да поэтому на всякий случай нужен будет резерв, который потом пригодится сборщикам растений. Место, где будете пробиваться к берегу Кляксы, мы определили. Так что приступайте к работе.
   Рыбу с помощью ловушек и удочками ловите только в озере при лесочке, попробуйте там и небольшой наметкой пройтись. Ну и здесь тоже самое. И Костя после обеда еще раз пройдись сетью и на сегодня все. Зверя и птицу - только если сам к вам придет. Надеюсь, справитесь до вечера. Томил, давай собираться.
   С собой они унесли почти шестьдесят килограмм рыбы. Все, что выловлено тут на этот момент. Впрочем, Костя уже взялся за наметку, а Дима повел Дину и Максима на помощь Васину. Ребята будут следить за удочками. Обратно он вернулся со связкой рыбы, в которой пяток прекрасных карасей, да еще в мешке принес пару сазанов общим весом больше трех кило.
   Тут то и состоялся небольшой разговор в продолжение темы наказания Дины. После убытия начальства кое-кто из противников осмелел и заново поднял вопрос. При этом спор возник в среде противников наказания. Мужчина в очках принялся выговаривать Виктору Олеговичу по поводу излишних физических нагрузок на Максима ну и заодно и темы наказания коснулся.
   - Ну, а что вы хотели? - вмешался Дима. - Дина нарушила указание. За это последовало наказание. Не символическое, не пальцем погрозили. С другой стороны ущерба здоровью это не принесло. Так что все нормально.
   - Но девочка никому ничего плохого не сделала, - воскликнул еще один в телесных наказаний.
   - Вы, кажется, меня не расслышали, - улыбнулся Дима. - Я повторяю. И ей никакого физического вреда не нанесли.
   - Но это так унизительно. Психологическая травма может остаться на всю жизнь.
   - Так и не надо нарушать правила. Они не для того созданы. Если бы был серьезный ущерб, то и наказание было бы более существенным. И наказание для того наложено, чтобы оно запомнилось надолго. Вот если оно забудется, в следующий раз она может быть наказана серьезнее. И судья может попасться более суровый.
   - Но можно же было бы на первый раз ограничиться мягким вариантом. К тому же она еще ребенок. И она все-таки личность. Надо уважать её решение и мнение.
   - Так ребенок или личность? - удивился Костя. - По-моему, наказанием Добромир и проявил уважение к личности Дины.
   - Что? - буквально хором выкрикнуло несколько человек.
   - Разумеется, - невозмутимо продолжил Костя. - Дина достаточно взрослый и главное самостоятельный человек, который может сама нести ответственность за свои поступки. Да ее не только наказали, но и приняли в отряд как полноценную единицу. Это ли не свидетельство её оценки. К тому же ей предоставлена возможность доказать свои амбиции и претензии. Повысить свой социальный вес. Так же как и Максиму. А вы как раз за это командира и осуждаете. Ребятам дали возможность показать себя, проверить свои возможности в реальном деле, а не на словах. И это на пользу и всему обществу. При этом никто не ждет от них невозможного.
   Ну а потом пришлось впрягаться в работу. Бензопилой валили подходящие стройные деревьев, потом рубили у них сучья топорами и укладывали на устланный ветками участок в четыре параллельные линии. Потом на каждом стволе ручной пилой примерно на одинаковом расстоянии делали пазы. Для этого ручной пилой делали два надпила, потом древесину между ними вынимали топором. Ширину каждого паза прикидывали в зависимости от метрового обрубка, который собирались уложить в них. Его получали с помощью все той же бензопилы из деревьев, забракованных для укладки в линии. Предварительно эти импровизированные шпалы обтесывали, особенно со стороны, которая должна оказаться сверху, но не особенно усердно. В том месте, где они должны соединиться с длинными бревнами, так же делали пазы. Так они лучше держаться. Таким образом, подготовили дорожку в тридцать метров длиной. Работали почти без перерыва. Только трижды принимали пищу. В первый раз суп, приготовленный из уток, во второй раз уху и запеченную рыбу. В третий раз покушали жареного кабаньего мяса с бульоном из него же. Сегодня же приступили к сооружению подхода к Малому Длинному озеру. От него же планируется ответвление к Большому Длинному озеру. Они расположены правее Первого Приречного.
   Через полтора часа работы, напившись отвара из трав, приготовленного перебравшимся к месту работы поваром при помощи Максима и Дины и доев испеченную на костре рыбу, отправились обратно. Еще полцентнера с лишним прихватили с собой. Постарался Боря с помощниками. Кроме того, когда прокладывали путь в нескольких лужах-оконцах, нашли оказавшихся, запертыми в них пяток крупных сазанов и карпов. Кроме того у них осталось больше половины кабана, а так же десяток уток и гусей. До места добрались ближе к девяти вечера.
   В лагере их ждал еще отвар и ночлег. Подняли опять около четырех. На этот раз пошло больше народа. Например, на новое место лова отправили всех рыбаков с Западного озера. Они несли с собой легкую лодку, принесенную накануне, и сети. К ним присоединили Костю с его помощниками. Сегодня они будут заняты исключительно ловлей рыбы на Кляксе. Остальные же будут строить подходы кромкам озер. Поработали на славу. Даже подготовили еще задел. Обратно пришлось тащить рыбу. На обратном пути Костя рассказал, что на озере с трудом прошли в северо-восточный рукав. Участок длиной метров тридцать и шириной в десять настолько обмелел, что кое-как провели плоты, по узкому фарватеру. Особенно когда обратно возвращались с уловом. Большую часть пришлось тащить прямо в сети. Зато улов сегодня оказался хорош. Кроме ловли сетями сегодня наметкой выгребли все, что было в небольших лужицах. До которых удалось добраться.
   В эту ночь им достались все дежурства, кроме изготовления досок. А утром им еще пришлось отправиться на подготовку нового участка под грядки. Остальные оставшиеся в лагере мужчины ладили сруб. Завтракать сегодня не стали, решили сэкономить запасы продуктов. Пили только отвар.
   Так провозились до одиннадцати, когда поступила команда начать собираться в дорогу. На это ушло примерно час. Ребята и девушки уходили почти без одежды и обуви, в легких футболках, шортах и тапочках. Все остальное оставляли тут, в том числе и оружие. Багажа с собой вовсе не брали. К переходу вместе с ними подготовили двадцать человек. Из них восемь детей. Тут оставались Дина, Максим и Игорь - самый старший из мальчиков. А так же Сережа - пацан тринадцати лет. Планировалось, что и он будет в первой партии, но его отец не захотел уходить вместе с женщинами, а сын в свою очередь не захотел расставаться с ним. В числе покидающих лагерь еще десять женщин, кроме того Володя Жатов из числа новичков. Он сильно пропорол во время работы себе руку. Кроме того в группу включили больного пожилого мужчину. Кроме того на всякий случай приготовился Вадик Рубцов, нескладный парень лет двадцати пяти. Он оказался совершенно не приспособлен к жизни в полевых условиях, а вот как программист пригодился бы на Звемелине. Его приятель Сергей оставался тут. Этот по уровню способностей к выживанию в экстремальных условиях не далеко ушел. Но, по крайней мере, лучше переносил местную пищу. Ну, и более важное, оказалось, что он полезен в управлении аппаратурой для переноса. Пока в качестве помощника, но есть перспективы.
   Ну, все. Провожающих мало. Мужья убывающих, еще три женщины во главе с Петровной, постепенно прибирающей бразды правления в группе новичков.. По крайней мере, женщинами она командует наряду с тетей Олей. Между прочим, она хозяйка овчарки Рики. Тут у нее сын, молодой человек старше двадцати лет. Кроме того еще шесть человек с нею знакомы еще в той жизни. Они сюда попали целой компанией. И еще тут Максим. У него сегодня отправляются мать и младшая сестренка. Вот он с отцом и пришел провожать своих. И разумеется здесь и Софья. Она остается пока в лагере. Через несколько дней она поведет еще одну группу.
   Прощание продлилось бы надолго. Но Добромир решительно прервал все это. Время у всех было. Люди выстроились в колонну. Ребят из отряда Ильи поместили вперемешку с переселенцами. Время. Все собрались, по команде вошли в помещение с аппаратурой и оказались на спутнике Звемелина. А тут уже вечереет и холодновато. Но с другой стороны тут хотя бы не зима как в Центре. Быстро накинув одеяла или подготовленные заранее куртки, все постепенно выбрались наружу. Тут уже началось распределение. Жатова и больного мужчину сразу передали в медблок. Женщин и детей провели в один из домиков. Ну а ребята после того, как каждому быстро сделали по паре уколов в медблоке, отправились к себе в общежитие.
   Первым делом по очереди вымылись под душем и переоделись в чистое белье. На кровати каждого дожидается полотенце, белье, футболка, комплект из куртки и брюк из светло-зеленной ткани, панама того же цвета, пара ботинок с высокими берцами. Кроме того тут же обнаружили свое оружие и личное имущество, оставленное перед переходом, в том числе бритва, зубная щетка, книги. Но сейчас не до этого. Первым делом из казармы в столовую, где их уже ждет каша из смеси гречки, пшена и кукурузы, белый хлеб с маслом, чай с сахаром, печенье и конфеты. То есть стол показался царским. И еще никуда не надо торопиться.
   А в казарме для каждого постель с чистыми простынями, подушка в свежей наволочке, мягкий матрас. И хоть кровать с железной панцирной сеткой, и синее армейское одеяло с тремя черными полосами не совсем новое, но после досок и веток под спиной все это кажется верхом комфорта. Ну а то, что организм не перестроился на новое время и вовсе ерунда. Так же не имеет значения, что и здесь еще не стемнело. Солдат спит, когда удается выбрать для этого подходящее время. Главное сейчас добраться до своей кровати и найти силы снять одежду.
   Организованного подъема в привычном понимании не было. Просто кто-то проснулся до восьми и даже успел сходить умыться, а кого-то пришлось растолкать. Надо все-таки успеть до конца в столовую, пока обслуживание не завершилось. На завтрак приготовлено картофельное пюре с оладьями из перловки и капусты. Кроме того салат из огурцов с помидорами. А еще кисель. Вкусный и вволю. И ещё мягкий свежий хлеб. Хочешь белый, хочешь темный. И булочки с повидлом. Наелись до отвала.
   После этого прогулялись по прилегающей территории. Тут есть и большой сад, и липовая аллея с асфальтированной дорожкой, рядом небольшая рощица, в которой растет и береза, и хвойные породы. Кажется все это дело рук человеческих. А что люди тут не только пользуются дарами природы. Берега пруда, окруженного тополями и ивами, так же облагорожены для прогулок.
   Нагулявшись, отправились в комнату отдыха при казарме. Там есть и электрические чайники, и стаканы с подстаканниками, и чашки с бокалами, и тарелочки с вазочками. Запас чая и сахара они приобрели в буфете при столовой. Немного и того, и другого с прошлого раза храниться в их шкафчике. Кроме того сегодня с утра разжились пряникам, печеньем и конфетами. Взяли пару батонов, сыра, колбасы и масла, две банки с вареньем.
   Напившись чаю, решили навестить своих подопечных. Раненного и больного уже отправили в больницу центра. Женщины и дети пока тут. За пределы лагеря им выходить нельзя - нет оружия. А места тут не такие уж и безопасные. Поэтому сидят в четырех стенах. Предложили пройтись прогуляться. Те с радостью согласились. Так прошел еще час с небольшим. Погуляли бы еще. Кругом красотище. И главное никуда торопиться не надо, голова заботами не забита, организм после тяжелой физической работы не беспокоит. Но тут переселенцев позвали получать вещи. Сейчас все в одинаковых комбинезонах и легкой обуви, выданной вчера вместе с умывальными принадлежностями. Сейчас же им надо получить второй комплект такой же одежды, но уже более тщательно подобранной, обувь: туфли, сапоги или ботинки,. Кроме того каждому выдадут сумку с принадлежностями первой необходимости, телефоны для связи, местные карты, памятки, набор из фляжки, кружки, ложки и тарелки, продукты и напитки в дорогу.
   Зато у Димы и его друзей появилось свободное время. Поэтому до обеда занялись написанием отчетов. Правда, никто их до конца так и не довел. Оставили на потом, время еще есть. Сходили в столовую. Накормили хорошо. Вермишелевый суп, тушенная капуста с сосисками, салаты, соки. Взяли еще с собой фруктов. Догадались подготовить по пакетику для переселенцев. В каждом немного конфет, плитка шоколада, яблоки, апельсины, груши. По пакетику орешков: кедровых, грецких, арахиса и лесных. Чуть не забыли про воду. Прихватили четыре упаковки по шесть бутылок, кроме того ящик с разными соками.
   Автобус в центр временного размещения уехал в четырнадцать часов. Распрощались тепло. И подарки оказались весьма кстати. Особенно довольными остались дети. А все таки хорошим и нужным делом они занимаются. Пока такие моменты еще редки и к ним ещё не привыкли. Это вообще для них первая партия людей которым они помогли.
   Отчетами занялись после "адмиральского часа". Затем был полдник. Играли в футбол. Ужин, прогулка, чай и спать. Почитать времени за день так и не нашлось. Книги так и остались нетронутыми. А с утра казалось, что впереди целый день, и это так много.
   Утром после завтрака им осталось два часа на подготовку к новому переходу. Получали на складе новые комплекты униформы взамен оставленного на Лесном пристанище, оружие, другое имущество. Проверяли транспорт, несколько раз прошлись по порядку действий.
   На этот раз отправились в гости к Кириллу Борисовичу. Этот мир пока условно назвали Ветка Пять. Самих местных это занимает мало. Для них он теперь единственный. Лишь иногда употребляют термин Новый Мир, чтобы отделить от периода жизни на Старой Земли. А вот для ребят названия миров уже становятся существенным. Тех с которыми они работают, становиться все больше.
   На этот раз добрались с комфортом, так как сопровождали колонну автотранспорта. В него вошли десять груженных до предела грузовиков. В основном они доставили топливо, различные компоненты для улучшения работы местного НПЗ, оборудование для создания еще одного, запчасти. Кроме того половину груза одного из автомобилей ингредиенты для местного завода по изготовлению тортов. Кроме того привезли немного оружия и боеприпасов.
   Среди делегации встречающей колонну, оказался и Кирилл Борисович. Ребята тут же погрузили к нему в машину канистру с бензином, мешок на двадцать пять килограммов сахара, пакет с конфетами, другие гостинцы для тети Анни - матери Шамурова.
   В это время быстро перегрузили на подъезжающий транспорт уже половину привезенного топлива. Сейчас тут начались сельхзработы и по радостному возбуждению, с которым местные перетаскивали каждую бочку, можно судить, как тут ждали горючее. Вторую половину вместе с остальным грузом повезли на склад в Красноборск. Не всем выгодно приезжать сюда. Два грузовика сразу отправились в поселок, уже названый тут Новоградом, который постепенно становится центром этих земель, хоть географически и расположен с северного края.
   Добромира и отряд Ильи Кирилл Борисович пригласил к себе. Остальные прибывшие разделились. Кто то уехал в Красноборск, кто-то в Новоград. Вячко вызвался сопровождать своего начальника. С собой он взял еще двух своих бойцов. Всем этим составом и поехали. В отличие от прошлого раза дороги подсохли и ехали с большим комфортом. Добравшись до места, ребята Вячко тут же взяли дом под охрану. Остальных пригласили зайти. Отдали подарки, угостились пирогами, борщом и яичницей. Тетя Аня заявила, что расчитывет на хороший урожай ягод. Так что расплатиться вареньем.
   Между делом выяснилось, что не просто так Добромир первым делом приехал сюда, да еще тут с ним и Вячко. Оказалось хозяев в доме прибавилось. Причем сразу на пять человек: младший брат Кирилл Борисовича, его жена, два сына и дочь. Правда, один тут временно - приехал только погостить. А вот семью он оставляет здесь. Николай Борисович рассказал об обстановке в южных краях. В этом оказалась ранее расположенная на северном берегу часть областного центра, в так же три прилегающих к нему поселка. Дома и имущество сохранилось в целом хорошо. А вот людей мало. Не более десяти процентов от первоначального населения. На данный момент оказавшиеся тут организовались в несколько групп.
   Младший Шамуров входит в руководство самой многочисленной и сильной. Она контролирует больше половины города и один из поселков. Собрали имеющееся имущество, наладили кое-какую хозяйственную деятельность. Основная проблема с продуктами. В поселке многие жители и раньше выращивали овощи на огородах и держали скотину, а вот с городским населением дела хуже. Дачи были не у всех, да к тому на многих участках были максимум фруктовые деревья. А так использовали для отдыха. Да и то. Далеко не все перенесшиеся оказались из категории землевладельцев или любителей природы. Дачи с северного берега к счастью тоже прибыли сюда. Но проблема с едой имеется.
   Николай Борисович приехал не только для того, чтобы доставить семью в более сытые да и безопасные места. С ним прибыл автомобильный караван. Доставили свои товары в обмен на продукты. Планируется наладить сотрудничество и организовать торговый маршрут. Прежней дороги нет, да и места теперь незнакомые. Пробивались по компасу. Зв все время несколько раз видели людей и пару населенных пунктов, но контактов с ними налаживать не стали. Дали координаты своим и в ближайшее поселение должны были отправить разведку. Дальше четверо уединились, и о чем они там говорили осталось тайной.
   В гостях задерживаться не стали. Разделились на две группы. Одна уехала в Красноборск, другая в Новоград. Дима попал во вторую. Весь остаток дня по приезду провели на складах. Занимался инвентаризацией. Лишь ближе к вечеру приехали на свою квартиру. Поужинали они в столовой, тут же только попили чаю с подарками тети Ани. За это время у них появился свет и холодная вода. Но пить ее все же пока не стали. Зато хоть канализация работает.
   Следующее утро вновь прошло на складах. На этот раз искал имущество по полученному списку. Потом все отобранное погрузили в газельку, и Дима в сопровождении Кости и Олексы поехал в пункт перехода. Кроме них с ними поехали только два водителя. Один на грузовике, второй на УАЗике в котором разместились три товарища. Потом четверке возвращаться обратно. Илья же с Добромиром приехали на одной машине. Да и имущества у них оказалось намного меньше. А вот часть, привезенного из Новограда, ребятами вернули обратно, часть сложили тут на складе. С собой же собрались взять не более четвертой части.
   Итак, в этот переход собрались только Добромир, Илья и Дима. Нагрузились по максимуму. В три тачки уложили семена: два мешка картошки по четыре ведра в каждой, лук. Взяли несколько пачек для того, чтобы посадить репу и красную свеклу. Кроме того в них сложили топоры без топорищ, ведра, лопаты и вилы без черенков, другой садовый инвентарь, инструменты, десять кило гвоздей. Нашлась и снасть для ловли рыбы. Но главное семь десятков ножей изготовленных по заказу Добромира в местных мастерских. Кроме того три десятка лезвий которые в случае чего можно использовать и для изготовления самодельных копий и сулиц. Столько же наконечников для рогатин, и целую сотню для изготовления стрел. Железные детали для пяти самострелов и семьдесят болтов к ним. Комплект необходимый для сооружения еще одного примитивного устройства по распилу досок, который будет использовать силу падающей воды. Кое-как нашли место для мешка муки высшего сорта весом в пятьдесят килограмм, почти полпуда сухих сливок, банки с сухим картофелем.
   Кроме того на себя навесили несколько вещевых мешков и рюкзаков. Сюда сложили во-первых, около тысячи порций порошкообразного картофельного пюре быстрого приготовления. Только учитывая, что сама смесь в стаканчике занимает немного места, все высыпали в несколько мешочков. Невскрытых порций в стаканчиках взяли только около сотни и то в первую очередь ради упаковки. В скудных условиях Лесного пристанища и они настоящее сокровище. Еще взяли полсотни упаковок, где в комплект входят тарелки. Порошок в них вроде покачественнее, их мало и вроде более компактны. Поэтому тратить время на их вскрытие не стали. Во-вторых, набрали еще каш быстрого приготовления. И тех, что в таких же стаканчиках, что и пюре, и бумажных упаковках-пачках и брикетики. Все просто ссыпали в одно место, правда, учитывая сорта. Всего килограмм на тридцать. В третьих так же в отдельные мешочки рассортировали содержимое различных пакетиков с супами быстрого приготовления. Общий вес этой части груза превысил двадцать кило. Кроме того взяли столовых принадлежностей из пластика на сто человек. Ну и в-четвертых, три литровые пластиковые бутылки с крепким самогоном.
   Кроме того каждый взял оружие. У Ильи и Димы по двухстволке двенадцатого калибра и револьверы. Добромир взял только свой лук, два десятка стрел к нему. На боку висит пистолет, который ребята назвали улучшенным маузером. Между прочим, о таком мечтают и Илья, и Володя, и Олекса. Каждый себе на пояс приладил еще по пять ножей. Ну и очень много кусков поролона. Он пойдет на рыболовецкие сети и изготовление плотов. Среди большого ассортимента особое место занимает разобранная лодка из жести.
   Хорошо с этим весом надо пройти всего шагов десять. И вот они втроем уже в Лесном пристанище. Вернее в сарае расположенном на территории лагеря. Здесь установили аппаратуру для ворот. Когда они вышли наружу, дежурных это удивило мало. Или люди спокойно воспринимают факт переходов, либо конкретно эти слишком утомились. Время уже четыре часа утра. Дима на всякий случай уточнил дату. Сегодня тут двадцать шестое число. То есть с момента их перехода прошло ... А прошло двадцать четыре минус восемь плюс сорок восемь... шестьдесят четыре часа. Так, а на спутники они провели сорок один час. На Ветке Пять двадцать семь часов. То есть шестьдесят восемь часов. Может он где-то ошибся. Но тут же от размышлений отвлекло появление Софьи, Григория Степановича, тети Оли и Елены Петровны. Принялись разбирать подарки. Диме с Ильей еще и продукты пришлось доставить на склад при кухне. За инструментами и железом немного позже руководства прибыли Федор Гордеевич, Томил и дед Сергей.
   Между тем лагерь начал просыпаться. Двинулись в путь рыбаки. Сегодня они идут одни. Все строители остаются тут. Надо поработать на строительстве. Ушли на свой промысел охотники. На кухне кипит работа. Оставшихся людей принялись распределять по работам. Мастера сразу пошли к себе. Дима успел поздороваться с Ивановым. Кивнул Олегу Викторовичу, протянул плитку шоколада Максиму. Вторую тот получил от Ильи. Небольшие гостинцы получили и остальные троица. Но поговорить больше ни с кем не удалось. Диму отправили охранять женщин идущих собирать травы и грибы. Ему дали двух помощников вооруженных дробовиками, один из них Саша Владимиров, ну и Сэма. Во главе десятка женщин пошла сама Елена Петровна.
   Рядом с лагерем уже трудно найти большое количество нужных растений. До места работы прошли километра два. Первым делом с помощью собаки проверили территорию. Тут уже прошли охотники, поэтому ничего опасного не обнаружили. Впрочем, на это рассчитывали. Потом уже пустили на участок женщин. Работа ответственная, поэтому Дима с напряжением провел пять часов. Наверно легче самому срезать листья, выкапывать коренья, нежели просто наблюдать как это делают другие. Даже излишне увлекаться визуальным поиском не стоит. Если только глаза зацепились при внимательном и тщательном осмотре местности. Время тянется бесконечно долго. Наконец вернулись обратно. Люди утром позавтракали только холодной рыбой. Теперь их ждет березовая каша и жаренное мясо.
   Дима с Ильей еще до перехода весьма плотно покушали, поэтому ограничились небольшими порциями мяса и кружкой отвара на каждого. Покушав Дима остался на кухне. Тетя Оля как раз уже занимается привезенным картофелем. Сначала показалось, что она его чистит. Только уж странно, кожуру она срезает слишком толсто. Потом понял, что готовит материал для сева. И наоборот отрезаемое непривычно небольшого размера. Выбрав пригодное, остальное прямо с остатками кожуры тетя Оля передает помощницам. А уже те очень осторожно дочищают.
   Получив ведро с посевным материалом, Дима быстро отнес его на вскопанный участок. Там уже все разметили для предстоящей работы. Ровненько протянули несколько веревок с узлами через каждые сорок сантиметров. Ждут только семян. Для этой работы выделили троих. Еще двенадцать человек вскапывают новый участок земли, трое собирают после них сорняки, выбирают корни, еще двое работают граблями. Пять женщин сеют на подготовленном кусочке морковь, свеклу и репу.
   Сегодня около срубов ни одного человека. Люди заняты. На плотине, возведенной ниже старой, сейчас ладят колесо, за счет которого будет работать новая установка по распилу досок. Немного выше человек десять возводят еще одну плотину, чтобы перегородить еще один ручей. Раньше он был притоком маленькой речки, сейчас впадает прямо в пруд. Где-то там Илья. Диму же вновь отправили охранять собирательниц.
   На следующий день прямо с утра проводили Софью. С ней ушли четырнадцать женщин и двое мужчин. Один из них Вадик Рубцов, а второй получил ранение на лесозаготовках. Потом был завтрак из супа, в котором помимо мяса, грибов, крапивы и сныти оказалась и картошка. Да и рыбаки с собой унесли полведра уже очищенной и залитой водой. Им это и на завтрак, и обед , да и на ужин. И в лагере на обед тетя Оля то же приготовит блюдо с этим потрясающим продуктом. С утра начала готовить новый семенной материал. Диму включили в группу, которая отправилась в лес чистить родники. Пара должна наполнить старый пруд, а вода из четырех попадет в него же первоначально побывав в новом. Заодно обнаружили несколько мест, где растет черемша, ятрышник и сныть. Еще одна особенность. Анализ, проведенный раннее на Звемелине, набранных тут образцов, показал, что уровень гирометрина в здешних строчках очень низок. А на Земле откуда родом Дима это характерно для российских лесов. В Европе эти грбы чуть ли не ядовитые. Сегодня же нашли целых две плантации этого гриба. Кроме того в осиннике нашли сморчки. Часть собрали сами. В конце дня сопровождал людей за грузом рыбы. Килограмм двадцать принес сам. Ночью Дима и Илья дежурили. Однако, несмотря на это, прямо с утра сходили с женщинами в лес. Вернулись к обеду. Правда есть тут не стали. Только напились настоя из трав, угостили их и березовым соком, да сходили умыться. Успели за четверть часа до назначенного срока. Минуты через пять появился Добромир с провожающими.
   - Уже на месте? Хорошо, готовьтесь.
   На себе только та одежда, в которой сюда прибыли. Все остальное имущество и оружие кроме часов и пистолетов остается тут. Добромир кроме своего маузера берет и лук. Все равно никто не сможет тут им пользоваться. Время идет очень медленно. Еще раз поправил на себе одежду, оглядел лагерь. Постепенно в нем становится все больше сооружений и не только легких вроде шалашей, но уже есть несколько крепких срубов. Хотя сейчас все кто не на охоте и рыбалке копают землю. Ну, все пора. Попрощался со всеми и вошел внутрь. Выпил таблетку. До момента еще минута с лишним. Не торопясь и без суеты приготовились. Все. Хоть и дался сам переход как то сложнее чем обычно, но они на месте. Тут еще светло. На месте их встречают. Тут и дежурная смена, но кроме них тут Вячко, Кирилл Борисович и Володя. Последний бросился обнимать своих друзей. Дима на всякий случай уточнил, сколько времени прошло. Пятьдесят три часа с минутами.
   Добромир уехал в сопровождении Володи, Вячко и трех бойцов охраны. Илью и Диму Кирилл Борисович повез к себе. Не успели умыться с дороги и войти в дом, как перед гостями оказались тарелки с яичницей с колбасой, белый хлеб, испеченный тетей Аней в духовке из теста с добавлением кислого молока, и оттого имеющего непередаваемо восхитительный вкус. Свежесбитое масло подали огромным куском. В качестве напитка предложили квас. А потом Шамуров предложил сходить в баню. По дороге пояснил, что газ теперь поступает регулярно, но дорог. Поэтому его экономят. Да и позволить себе могут немногие. А вот баню, он еще зимой переделал на отопление углем. И как, оказалось, не прогадал. Топливо теперь он добывает сам, в пласте, выходящем на поверхность рядом с местом, где они недавно проводили раскопки.
   Как важную новость сообщили о том, что с электричеством в последние дни так же стало лучше. Но ребят это не сильно заинтересовало. На улице еще светло, а им после еды и бани уже потянуло поспать. Хозяева тем более вышли работать в огороде, поэтому оба заняли приготовленные для них постели. Когда гости проснулись, уже давно рассвело. И как раз поспел суп из домашней лапши. Брат Кирилла Борисовича, оказывается, уехал еще вчера утром. Семью оставил тут, а сам повел колонну с продовольствием. Своих товаров на этот раз у них было мало. Но Добромир велел выделить груз, который оплатил из своих средств. До обеда помогали хозяевам. По очереди рыхлили землю под картофель с помощью мотоблока, выгребли навоз из двух сараев. Помогали обустраивать грядки. Напоили пасущуюся рядом скотину. Находящихся на привязи коз перевели на другое место. Потом ели блины, запивая молоком.
   Кирилл Борисович, уезжавший по делам на три часа, вернулся полвторого. Сели обедать. За столом хозяин сообщил - Добромир просил оповестить, что завтра вечером переход. Отряд соберется за час до этого, перед этим заберут и их обоих. А до этого можно отдыхать. Вышли на связь по рации. Там коротко все подтвердили.
   Но с отдыхом решили поступить по-своему. Кирилл Борисович рассказал, что у населения скупают картофель. Более того уже есть твердые гарантии на следующий урожай. Поэтому все бросились расширять посевы. Разобрали все оставшиеся бесхозными огороды в селе. Шамуровы просто решили сократить у себя часть посевов травы, вспахать часть скотного двора и пару небольших участков, которые пока никак не используются. Принадлежащей тете Ане три участка земли в поле сейчас под посевами озимых. Осенью надо будет думать, что с ними делать. Но сейчас поделили часть пустующих пашен. На каждое домовладение досталось десять соток в поле. Но один участок на четыре сотки с небольшим пока свободен. Он оказался лишним. Если кто- то возьмет его себе тут же найдутся недовольные. Делить на всех - он слишком мал. И вот Шамуров предложил ребятам взять его себе.
   Вспашут его вместе со всеми остальными. Рядом будет участок и самого Кирилла Борисовича, семена он выделит, посадят тоже с помощью трактора. Когда участок большой, а тут соединены несколько, то это вполне выгодно. Можно будет и обрабатывать механизировано. С них оплата, лучше топливом. Тетя Аня обещала присмотреть за участком. От них только обработка летом, опрыскивание, хотя и с этим помогут, ну и сбор урожая.
   Ребята согласились. Завтра надо сходить в администрацию и оформить бумаги на участок. А пока Илья предложил помочь Шамуровым в хозяйстве. Правда, через час сам с Кириллом Борисовичем ускакал проверять окраины. Вернулись они только часов через четыре. До этого Дима работал в основном один. Опять обрабатывали землю и помогали ограждать новый скотный двор. Старый сильно ужали, зато прирезали участок снаружи. Впрочем, капитальный стальной забор там поставят летом.
   Сейчас просто протянули сетку. Правда, в этом деле он помог только немного. Для него нашлось другое занятие. Маленькие Николаевичи решили сходить на рыбалку. До пруда несколько десятков шагов, но Дима отправился за ними присматривать. Ну и заодно сам поймал на удочку больше десяти карасей и окуньков. Но это, не идет ни в какое сравнение с тем как отличился маленький Ромка, которому скоро исполнится три года. Конечно, он продержался меньше получаса - потом пришла бабушка, и он ушел с ней гонять козлят. Но двух огромнейших пескарей своей удочкой при минимальной помощи он вытащил.
   Когда вернулись домой и присели отдохнуть супруга Николая Борисовича рассказала об обстановке в городе и как они пережили этот период. Однажды утром они неожиданно оказались в населенном пункте, отрезанном от города. Сначала выяснили, что не работает телефонная связь и телевидение. Потом попробовали вдвоем на транспорте доехать до места службы расположенного на другом берегу. Но моста не оказалось, как и следов от города а на той стороне. Как и другие автомобилисты вернулись обратно. По пути заехали в РОВД, там также сообщили об отсутствии связи. Завернули в учебный центр ГУ МВД области. Там уже начали собираться силовики, проживающие в населенном пункте, и некоторые встревоженные граждане. Сорганизовались. Нашлось и оружие. Например, у Николая Борисовича был травматический пистолет. Тут в учебном центре из оружейки взяли ПМы, а также несколько автоматов. Кроме того тут оказался даже БТР на ходу. В РОВД оружия оказалось даже поболее.
   С помощью лицензионщиков установили квартиры, где хранилось оружие граждан. Если хозяева были на месте, то их мобилизовывали, если нет - вскрывали дверь и забирали оружие. Сразу же взяли под контроль сетевые магазины, наиболее важные хозяйственные объекты. Тогда к ним стали присоединятся люди. Постепенно под полный контроль группы перешла большая часть территории.
   Но сразу же образовались и другие группы и сообщества. Некоторые в первые же дни присоединились к более успешным. Большая часть к так называемой Центральной, которая стала контролировать большую часть территории. Остальные поделили то, что осталось. Так одна группа закрепилась в поселке на северо-западе, вторая на западных окраинах. Это самые крупные. Есть и помельче. Например, одна закрепилась на юго-западе, заняв кусок берега реки. Территорию делили в основном мирно, без особых столкновений и обошлись без большой крови. Вовремя зажав совместными усилиями особо отмороженных.
   Николай Борисович входит в руководство Центральных. Несмотря на то, что это самое сильное крупное объединение, оно не однородно. Тут и представители и от группы силовиков с примкнувшим к ним частными охранными предприятиями, есть несколько местных бизнесменов, за которыми тоже есть определенное количество и людей, и ресурсов. Кроме того сохранили часть своего влияния оставшиеся чиновники старой администрации, так же как и лидеры примкнувших групп. И отношения внутри далеко не дружелюбное - идет постоянная борьба за рост своего влияния. Поэтому Николай Борисович и привез семью к матери, развязав себе руки.
   А сам он, как уже говорилось, отправился обратно. У него там остались и друзья, и новые товарищи. К тому же он установил торговый маршрут, который должен усилить их влияние. Да и дела теперь у него новые появились. Кроме того возможно часть людей привезут сюда. Все же зимой было холодновато. Поддерживать в многоэтажных домах тепло и подавать воду стало трудно. Да и с электричеством проблемы.
   В заботах прошло и следующее утро. Кирилл Борисович с женой брата уехал в район. Ребята же сходили в администрацию. Поработали в огороде, привезли сорок ведер чернозема для парников, убрали сараи. Зато поели вкусную выпечку с молоком. Вообще за эти дни они хорошо отъелись. Тетя Аня кормила внуков и заодно и гостей, тем более, что самостоятельно сделала для себя вывод, что гости до этого голодали.
   Машина приехала за ними в одиннадцать. На ней приехали оба Саши, Аня. От угощения поначалу отказались. Но потом все же сначала сдались на уговоры попробовать по стакану молока. Ну а потом с удовольствием выпили еще. И все же время ограниченно. Пора и покинуть гостеприимных хозяев. Машина тронулась в путь.
   - Илья, а зачем нам тут целых четыре сотки картофеля? Честно говоря, не совсем понял, - спросил Даринский при выезде из села.
   - Для того чтобы у нас была своя картошка, - заявила вместо Ильи Аня. - Тут мы будем бывать часто. Кушать надо.
   - Да. Но можно купить продуктов, - поддержал тезку Олекса. - Цены тут дешевые. Деньги у нас есть.
   - Деньги пригодятся и на что-то другое. Не всегда и найдется где купить. Если картошка тут будет у всех своя, то могут и не продавать на рынке или в магазине. Спроса нет. А запас продуктов нужен, - продолжила свою линию Аня. - Мы и в Красноборске тоже грядки разбили.
   - Дело не только в этом, - пояснил Илья.- Мы становимся местными землевладельцами. Это показывает нашу солидность и то, что мы тут надолго. Одновременно становимся своими и демонстрируем, что местные проблемы нам не чужие. Как Екатерина в свое время объявила себя "казанской помещицей". Ну и авторитет по местной шкале ценностей.
   Так за разговорами и доехали до места. Тут уже собирается колонна. Возвращающийся на Звемелин транспорт нагружен до максимума. Вот только небольшой перечень товаров. Масло, сметана, зерно, яйца, мясо, металлический лом. Но самое ценное это нефть. На Звемелине есть почти все, но положение с полезными ископаемыми там далеко от избытка. А для производства нужно все больше и больше сырья. Вот и ценятся там и нефть, и металлолом.
   Переход состоялся штатно. И в лагере все пошло уже привычно. Только кушать на этот раз не хочется. Поэтому первым делом мыться. Потом медосмотр, прогулка, футбол-волейбол и книги. Еще пару фильмов посмотрели. А на следующий день опять поход. На это раз в Лесное пристанище. Вот тут уже стало интереснее. Тоннель работает все лучше и лучше, да и связь между воротами надежнее. Отправились, конечно, пешком. Но зато в поводу перевели лошадь, да еще запряженную в телегу. Так как идти ему недалеко, нагрузили туда с тонну небольшим. А на ставших привычными тачки еще больше. Ну и на себя повесили немало. Приборы, инструменты, гвозди, посуда, одежда, обувь, одеяла, спальники, рулоны пленки, веревки, бензин, циркулярка работающая на солярке и топливо к нему. Несколько единиц оружия, боеприпасы. И готовые патроны, и порох, и свинец, и прочее для снаряжения на месте. Продуктов всего на четыреста килограмм. По сто килограмм высочайшего сорта муки и картофельного порошка, сорок кило яичного порошка, столько же соли, сухие супы, особенностью которых является отсутствие в составе ингредиентов мясного бульона, сублимированные овощи. Немного сахара и шоколада.
   На этом фоне весьма незначительным по весу, но важным по ценности оказались письма от уже убывших из лагеря. Особенно обрадовались оставшиеся пока тут родственники. В лагере закончили посадку картошки, но землю еще копают, но уже не так много. Выделили на это всего троих. Зато вновь началось строительство. Отряд Ильи тут же включили в работу. На следующий день вечером состоялось совещание. Дима и Илья вели протокол. Пришло человек двадцать. В том числе Григорий Степанович, врач его отряда, Федор Гордеевич, Клим, тетя Оля. От переселенцев Елена Петровна, Иванов, Руслан Маратович, Олег Викторович.
   Обсуждали, кому уходить на этот раз. Добромир может забрать двадцать четыре переселенца. Из сорока семи женщин сейчас в лагере осталось двадцать три. Но некоторые из них остаются и на этот раз.
   - Катерину надо оставить, - заявила Елена Витальевна Артемьева.
   Эта тридцатиоднолетняя плотная крепкая блондинка по авторитету среди переселенцев может соперничать с Петровной. Сильная, энергичная она уверенно командует и мужчинами, и женщинами.
   - Но у нее дочь с внучкой уже на той стороне, - заявил Клим.
   - А, что Катерина бабушка? Вроде бы женщина молодая. Тем более сельская труженица, - удивился Григорий Сергеевич.
   - Да у нее уже внучка восьми лет. Дочери уже двадцать семь, - пояснила Елена.
   - Только она уж слишком громкая, - заявил Федор Гордеевич.
   - Но кто с лошадью будет заниматься? - спросила Елена. - Все-таки самый большой опыт у нее. Ваших людей Григорий Сергеевич на это отвлекать слишком расточительно. Тем более у нас уже пять коз.
   - Ими же больше Татьяна ведает, - удивился Клим.
   - Одной сложно, тем более у Тани и других забот полно, - возразила тетя Оля.
   - Значит и Татьяна оставляем? - спросил Федор Гордеевич.
   -Да, - сказала Елена, - еще Кралю.
   - Ну, твоя Краля конечно повар неплохой, но больно с мужиками заигрывает, - заявила Петровна. - Да и за тем чтобы у нее в котел все что нужно попало нужен глаз да глаз.
   - И что, кто-то и это должна делать. Должно быть и женское общество для того чтобы поддерживать боевой дух среди мужчин. Им требуется и красоту наблюдать. А уж прости мы с тобой для этого не очень, не согласилась Елена. - А на кухне за ней пусть еще Света приглядывает. За хлебом и самым ценным все равно тетя Оля смотрит.
   - Это так, - подтвердила та.
   - Ну что? Значит, оставляем Катерину, Таню, Крал... то есть Ирину Окуневу, Свету ну и Петровну с Еленой.
   - Еще и другую Лену, которая Куприна, ну и Тамару. Они лучше всех в травах разбираются, да и грядками надо кому то заниматься, кроме Катерины и Светы.
   - Восемь человек получается, - подытожил Добромир, - остается девять вакансий. Значит забираем всех оставшихся детей.
   - Ага. Так они и согласятся, - возразил Виктор Олегович. - Мой Максим после того, как ему объявили, что он принят на службу и ему деньги начисляются вовсе взрослым начал себя считать. Вот каково ему теперь всего этого лишится?
   -Да ребята тут повзрослели. И к ситуации адаптировались лучше многих взрослых, - пояснил Григорий Сергеевич.
   - У Игоря мать в списке на переход, - сообщила Петровна.
   - Ну что же, - с ними я сам поговорю, - сообщил Добромир. - Виктор Олегович. Я Максиму твердо пообещаю кроме школы записать в Учебный центр и то, что он еще получит приключений на свою голову. Кроме того включу в какую-либо команду. Пока якобы резерв. Вы согласны?
   - Да. Я думаю это простимулирует и его желание учиться.
   - Остальным тоже надо пообещать тоже, - предложил Клим.
   - Хорошо. А теперь позовите Дину. Она все-таки еще более трудный случай.
   Дина пришла минут через пять. За это время успели пару вопросов решить. Немного взвинченная, с горящими глазами. Энергия так и бьет из нее. Наверняка догадывается, что ее хотят забрать из лагеря. Не зря чуть поодаль кучкуется остальная троица. Однако, так как официально ей еще ничего не объявили, то и она пока и никак не может вылить свой гнев.
   - Ну как Дина тебе тут? Привыкаешь? А вот старшие тебя хвалят, - обратился к ней Добромир. - Говорят, хорошо приспособилась к условиям. Много работаешь. Старательная.
   - Нормально. Мне тут нравится. Поэтому и стараюсь. А вы меня хотите забрать? - не выдержала и спросила она.
   - Скажу прямо. Есть некоторые затруднения. Ты очень полезный сотрудник. И такой ценный кадр тут очень нужен. Но я хочу поговорить с тобой о твоем отце. Он не хочет покидать лагерь. Но ты же видела, как он поработал над гончарным кругом и станком для обработки дерева, который мы доставили. Владимир Борисович был очень недоволен, тем как их у нас изготовили. Ты представляешь, сколько веса можно было бы сэкономить, если бы он заранее их переделал? А нам необходимо изготовить больше разных подобных механизмов, потому что они значительно облегчат жизнь и здесь, и в других местах. Поэтому он очень нужен там. Такие инженеры на вес золота. У нас все больше специалистов по более современным системам. Они лучше разбираются в разных роботах, электронных схемах, автоматизации. Но он не хочет оставлять тебя здесь одну. Я тебя очень прошу помочь нам. Уговори отца на переход. А я тебе обещаю, что ты со своими друзьями на Звемелине тоже не будешь скучать. И приключений вам хватит. Тем более я запишу вас на курсы по подготовке специалистов вот для таких походов. Согласна нам помочь? Друзья мои! А ну-ка подойдите поближе. Чего там на отшибе стоите, стесняетесь?
   Через десять минут вся четверка согласилась на завтрашний переход, в обещание на зачисление на упомянутые курсы по подготовке новых бойцов. Добромир оказывается действительно создает специальное военизированное учебное заведение. Вот четыре курсанта и нашлось. Или три? Игорь все же заявил, что предпочитает гражданскую жизнь. Но вот от дополнительной подготовки он не отказывается. На том и порешили. Уговоры Владимира Борисовича Добромир оставил на потом.
   Сейчас же перешли к остальным вопросам. Первым делом решали, кого отобрать на четыре оставшихся места. Двоих включили по медицинским показателям. Двоих забраковали как непригодных по личностным параметрам. Вообще-то было три кандидата. Но один был из числа старых знакомых Петровны, и она заявила, что этого надо оставить, так как уже занимается его перевоспитанием. И процесс этот прерывать нельзя.
   После этого остались текущие вопросы. Самым важным является обеспечение питанием. Добычу мяса и рыбы можно оставить на прежнем уровне. А вот с некоторыми растениями положение похуже. И женщин стало меньше. А это он занимались сбором, и запасы в округе поистощились. Не говоря уж о том, что для некоторых и сезон прошел. Придется их долю в рационе сократить. Правда и количество едоков постепенно уменьшается. После этого Добромир потребовал пока сосредоточить главные усилия на строительстве домов. Их нужно три. Для этого можно использовать два уже готовых сруба.
   - Пристроите к каждому с трех сторон по три стены, вот уже четыре помещения, пристроите еще две пары, чтобы получился прямоугольник. Потом закрываете все это общей крышей. Чертежи готовы. Две бензопилы на рубку леса, одна тут. Теперь есть лошадь, чтобы возить бревна. Составьте график, чтобы она и на охотников и рыбаков успела поработать. Но не переусердствуйте. Через неделю будет еще одна. Строительство постарайтесь закончить до конца месяца. Но если нет, ничего страшного. Главное сохранить людей живыми и здоровыми.
   Ольга Павловна. Увеличьте количество муки в порции хлеба до семидесяти грамм на человека, примесей сократите на десять. Возникшие излишки в запасы. Количество людей уменьшается, а поступление с той стороны планируем увеличить.
   - Но и сбор местных ресурсов у нас сократиться. Людей то меньше.
   - Понимаю, но постараемся заменить людей за счет увеличения производительности. Будут и инструменты получше, еще лошадей доставим, а в ближайшее время и технику.
   После собрания Дима пошел поговорить с ребятами. Мало ли, что. Возьмут и передумают. Все-таки тут они уже со статусом не уступающим взрослы. Баллов набрали, зарплата идет. То есть вполне уважаемые члены общества. Вновь на Звемелине перейти в разряд младших не хочется. Поэтому надо их немного успокоить.
   Разговор этот начался , кажется в тот же день, когда наказали Дину. После этого несколько раз возвращались к вопросу, но все время так до конца его и не довели, каждый раз довольствуясь тремя-четырьмя десятками слов. Например, когда объявили о том, что ребятам будет начисляться зарплата.
   - Дело в том, что на Звемелине несколько иное отношение не только к наказанию подростков. Воспитание ответственности этим не ограничивается, - заявил тогда он. - Наказание всего лишь маленькая часть процесса. Главное же то, что детей с малых лет приучают к труду. Разумеется, никто не ставит перед ними непосильных задач. Да и процесс этот бесконтрольным назвать нельзя. Но и запрета на детский труд нет. Так же как на привлечение к общественным мероприятиям. И производительность при этом стоит на втором месте. Главное это обучение и воспитание.
   - Но это же дети, - возразили тогда ему. - Они должны заниматься своим развитием, формированием личности, учиться в школе. Как можно допустить такое, это эксплуатация несовершеннолетних. Это может негативно сказаться на процессе формирования личности.
   -Насчет эксплуатации. Они вполне получают заработную плату и иное вознаграждение, пропорционально своим результатам. А насчет учебы, то трудовая деятельность имеет не меньшее значение, чем иные предметы. Он приобретает навыки и умения, которые вполне пригодятся ему во взрослой жизни. Ребенок имеет лучшее представление о многих профессиях. Как можно говорить о формировании личности, если несовершеннолетние будут изолированы от труда. Ведь достигнув взрослого возраста, ему в обязательном порядке придется заняться чем-либо, выбрать какую-то профессию.
   Труд, профессиональная деятельность является важнейшей составной частью жизнедеятельности человека. Большая часть его жизни проходит на работе. И то чем он занимается, как справляется с этой функцией, зависит очень многое. За счет вознаграждения, полученного за свой труд, он обеспечивает основные свои потребности. И это не просто выполнение всяких мелких задач, которые называются выполнение обязанностей по дому. Разумеется, я не имею в виду варианты. Когда это приносит доход. И если с детства не приучать человека к труду, как можно говорить о формировании личности. Если в момент вступления во взрослую жизнь окажется, что он не готов заниматься чем-либо полезным для общества.
   - А причем тут личность и то, о чем вы говорите? Я назвал бы это профессией. Какая между ними может быть связь?
   - Как какая? На каждого человека оказывает влияние сфера деятельности, в которой он занят. Это и окружение, и особенности характера выполняемых обязанностей, время, которое он тратит на них, наконец, получаемое вознаграждение. От этого зависит его мировоззрение, возможности доступа к материальным благам, сферам услуг и вообще удовлетворение его потребностей, возможности дальнейшей самореализации.
   - Это никак не влияет на состояние личности. Главное это степень её свободы. Уважение, с которым к ней относятся. Наоборот работа ограничивает личность, связывает ее, не дает раскрыться.
   - Не согласен. Начну с того что, на мой взгляд личность и свобода это все таки разные понятия. Более того настоящая личность как раз и не может быть свободной в том смысле, который вы вкладываете в это слово. Потому что у настоящего человека есть интересы, задачи, привязанности, мысли, каждый из которых накладывают на него ограничения. С другой стороны, о какой свободе вы говорите? В любом случае человеку нужны хотя бы минимум еды, питья, одежды и место ночлега. И если он не способен обеспечить это себе сам, и нуждается в чьей-то помощи - о какой свободе можно говорить? Кроме того ему нужна безопасность. А для этого хочешь, не хочешь, а надо стать членом какого-то коллектива. А в нем даже самый сильный и способный человек, хоть в какой-то степени зависим от других. Со временем в дополнение к перечисленным появляется потребность в зрелище, медицинских услугах. Кто-то должен взять на себя обязанность по регулированию взаимоотношений среди членов группы. И чем сложнее сообщество, тем больше разделение обязанностей. И тем больше зависимость каждого отдельного члена.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Волкова "Сердце бабочки" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Кофф "Перевоспитать охламона " (Любовные романы) | | О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 2) Жизнь" (ЛитРПГ) | | Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"