Виктор-Яросвет Вялков: другие произведения.

Чистая Любовь!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что такое чистая Любовь?.. Пора созревания и распускания цветка всех чувств и состояний?.. Тайна взаимодействия при этом созревании?.. или игра самой Любви, в которой купаются лишь тот, кто любит, кто творит... нет, нет, он только учится, но как часто бывает, что всё калечится в такие мгновенья жизни... Чистая Любовь чиста настолько быть должна, что ничто не может осквернить её. Молодость прекрасна, прекрасна и Любовь, когда всё происходит в нужное время, а не раньше или позже. Не торопитесь, девушки и юноши, не торопитесь!.. Жизнь с любимым или любимой без знания любви лукава и ужасна, даже если она продолженья не имеет, останется с тобой на веки.

  Вступление
  
  Что такое чистая Любовь?.. Пора созревания и распускания цветка всех чувств и состояний?.. Тайна взаимодействия при этом созревании?.. или игра самой Любви, в которой купаются лишь тот, кто любит, кто творит... нет, нет, он только учится, но как часто бывает, что всё калечится в такие мгновенья жизни... Чистая Любовь чиста настолько быть должна, что ничто не может осквернить её. Молодость прекрасна, прекрасна и Любовь, когда всё происходит в нужное время, а не раньше или позже. Не торопитесь, девушки и юноши, не торопитесь!.. Жизнь с любимым или любимой без знания любви лукава и ужасна, а Чистая Любовь даже если она продолженья не имеет, останется с тобой на веки.
  А когда хоть раз её переживёшь, то!.. хочется выйти в поле и закричать на всю вселенную?
  -Я люблю!.. люблю!.. люблю!..
  И никаких богов не надо, чтобы любить и так любить, как невозможно нигде во всей вселенной!
  
   Рождение чистой любви!
   1.
  Раннее утро. Солнце ещё не взошло. Виктор тихо встал, легко оделся и вышел на улицу. Потянулся, посмотрел на последние звёзды, что подмигивали с небосвода, будто прощались, уходя в приближающиеся лучи солнечного света. Стояла оглушительная звенящая тишина. Он вышел в огород и быстро побежал в поле, чтобы встретить там восход солнца, наслаждаясь прохладой утренней свежести. Всё было так, как всегда и это было прекрасно.
  
  Лёжа на поляне с закрытыми глазами, юноша слушал тишину. Она звенела всеми звуками Пространства и Времени. Он слышал дыхание прошлого и будущего, слышал пение звёзд, летящих с огромными скоростями, так же звуки битв и великих праздников в веках, слышал Радость Любви и Любовь Радости, что звучали в глубинах Пространства и Времени. Вклинивались и чуждые звуки горя и страдания, боли и разочарования, но они исчезали бесследно в его радости и любви к неизведанному грядущему дню, что есть вечное мгновение, которое охватывает все Периоды и Времена вечности и бесконечности.
  
  Не увидел, скорее, почувствовал, что кто-то приближается. Приоткрыл глаза и увидел, что метрах в двадцати бежит прямо к нему незнакомая девчонка с широко раскрытыми руками, будто пыталась обнять небо. Она весело смеялась, не замечая ничего вокруг. Вот-вот налетит и... резко остановилась, вдруг увидев Витю, недоуменно посмотрела и спросила невпопад:
  
  - Ты что здесь делаешь?
  
  Вероятно, ей и в голову не могло придти, что здесь может быть ещё кто-то кроме нее. Она была в лёгком халате, который был, даже не застёгнут пуговицами, только подпоясан. Он посмотрел, недовольно поморщился, ответил:
  
  - Слушаю... тишину...
  
  Девушка удивилась такому ответу, почему-то тихо произнесла:
  
  - Тишину нельзя услышать.
  
  Понял Виктор, что утро испорчено, выходит, встретил 'солнышко ясное', которое точно не даст ему встретить ясное солнышко. Внутри закипала ярость, и он встал, молча подошёл к девушке, взял тихо за ворот халата и дёрнул. Девушка сначала уткнулась к нему в грудь лицом, но не ударилась, так как он чуть отступил. Халат широко и свободно распахнулся, оголив маленькие груди. Соски притягивали взгляд, но он повернулся и быстро направился с поляны по направлению к дому.
  ...........................................................................
  
  Света не ожидала такой наглости от молодого человека, она, вообще не рассчитывала кого-то здесь встретить. В первый миг наглого выпада юноши, она будто оглохла, выпала в какую-то звенящую тишину, только мелькнула мысль: 'Наверное он эту тишину слушал'... но рассудок опомнился и... в девушке одновременно вспыхнуло негодование на дерзкого юношу, стыд, вперемешку с незащищённостью и слабостью перед неожиданностью обстоятельств... и многие другие противоречивые чувства... слёзы от досады вот-вот пойдут из глаз... И в этот момент первый луч солнца пробился на поверхность. Природа взорвалась всеми мыслимыми и немыслимыми звуками и светом. Всё было так неожиданно, что Света вздрогнула, казалось, каждой клеточкой своего тела и... на какое-то мгновение потеряла сознание, как ей показалось.
  
  Она вдруг увидела всё сразу, всё, что когда-то происходило во всей необъятной вселенной, всё, что происходит и произойдёт в грядущем - прожила жизнь каждой звезды, планеты, всех людей и животных, каждого деревца, цветочка, камня, океанов и гор во всех периодах и временах необъятной вселенной...
  
  Девушка медленно приходила в себя, озираясь по сторонам, ища глазами юношу, чтобы поблагодарить, именно поблагодарить его... за такую изумительную возможность... но Юноши нигде не было...
  
  После испорченного утра Виктор никак не мог настроиться на день грядущий. Почему?.. ведь не случилось ничего, кроме того, что какая-то девчонка утро так же захотела встретить, как и он. Девчонка?.. кто она?.. и почему её увидел первый раз?.. вроде всех в деревне знал... И понял вдруг, что причина не в том, что встретить солнце не дала, что считал он тайной и никому никогда не говорил, а в том, что он её не знает. Вспомнил, как сердце устремилось к ней сначала, а потом!.. Что же потом?..
  
  Семнадцать лет!.. пора созревания, пора влечения, любви и не какой-то, а непорочной, чистой, как раскрытие цветка и тайны жизни. Конечно, у него были девочки, и всех любил, казалось, но!.. как можно точно знать, если это незнакомо?.. Что произошло сейчас?.. Вроде не влюбился, как обычно, а будоражит сердце или разум. Решил сходить куда-нибудь, просто так, без всякой цели.
  
  Не прошёл и полста метров!.. вот она!.. та самая виновница его противоречий. Только теперь они ролями поменялись. Девчонка наклонила ветку черёмухи, что росла у дома его соседей, одной рукой держала, другой срывала ягоды и ела. Ветка упругая была, и приходилось напрягаться, чтобы удержать. Тихо подошёл, остановился метрах в десяти и, молча, наблюдал. Она иногда вставала на носки, чтобы до ягод дотянуться, и в такие моменты платье поднималось выше колен, и обнажались ноги, что привлекали взор.
  
  Спустя немного времени, девчонка почувствовала его присутствие и повернула голову, взгляд уловила, покраснела почему-то, отпустила ветку.
  
  - Ты чего?.. - спросил у девчонки Виктор.
  
  Не ответила она, только ещё сильнее покраснела, вспомнила, видать, что утром с ними было. И Виктор вспомнил, стыдно стало, чувство смущенья появилось, чего он ещё не понимал.
  
  - Ты это-о... извини, пожалуйста, меня, погорячился-а, но я не хотел, даже не думал... как-то случайно получилось - краснея, стал оправдываться он.
  
  - Нет, я не обиделась - заверила девчонка, - только сначала, - вдруг встрепенулась, будто вспыхнула огнём, - я тоже услышала!..
  
  - Что?.. - не понял Виктор.
  
  - Тишину!..
  
  Он посмотрел на неё недоверчиво, соображая... она смеётся?.. или серьёзно говорит?.. В таких случаях он мгновенно, как ёжик становился и, или уходил, или просто прекращал общение. Больно было, когда кто-нибудь над чувствами глумиться начинал. Глядя на девчонку, он не мог понять и это злило. Надо было уйти и всё, но удерживало что-то, а что, понять не мог. Знал одно, что такого состояния он не испытывал ещё. Как же назвать его?.. Лёгкий трепет чувств, как порханье мотылька...
  
  - Она будто собралась и взорвалась!.. потом... - девчонка ещё сильнее покраснела.
  
  Нет, не смеётся, понял Виктор, но разговор о тишине не поддержал, а сказал совсем другое:
  
  - Черёмухи много есть не надо.
  
  - Почему?
  
  Он сначала хотел объяснить, что она вяжет язык, что на сердце и на желудке с непривычки тяжело, но передумал.
  
  - Просто. Но, если хочешь, я достану ветку, что ты отпустила?
  
  - Нет, больше не хочу.
  
  - Ты в гости приехала?
  
  - Да.
  
  - Меня Витя зовут, а тебя?.. или секрет?.. - улыбнулся Виктор.
  
  - Нет, не секрет, меня Света.
  
  В этот момент её позвали пить чай. Видно было, что Свете не хотелось уходить, хотелось поговорить с этим смазливым юношей о том, как слышит тишину.
  
  - Ромка дома?.. - спросил вдруг Виктор.
  
  Ромка был другом Виктора и, по всей вероятности, двоюродным братом Светы, раз к ним приехала она.
  
  - Дома.
  
  - Ладно, иди уже, а то тётя ждёт. Я потом к Ромке заскочу, передавай привет, - и он пошёл.
  
  Настроение поднималось, он уже не шёл, летел!.. Остановился вдруг, соображая, куда он шёл, но вспомнил, что никуда, а просто так, развернулся и пошёл домой. Хотелось спрятаться куда-нибудь, затихнуть, чтобы не спугнуть то состояние, что появилось, удержать его подольше, ведь вместе с этим состоянием в сознании стоял Светланы образ, тот образ, что увидел утром, когда она бежала и будто обнимала мир.
  
  В дом заходить не стал, а ушёл на полянку в огороде, где утром встретил Свету, упал в траву, затих. Казалось, что земля уходит вниз куда-то, будто проваливается в танце. Понял, почему она сюда пришла. В огородах между соседями не было изгородей в деревне, была только межа, но и она была мнимой, определяла только разделение посадок.
  
  Лёг на спину, глядя в небо. Лёгкие кучевые облака, будто кусочки ваты, плыли в воздушной синеве, играясь с солнцем, то спрячут, прикрывая, то позволят появиться. Так незаметно он уснул и сон приснился. Ничего особенного для него, но сердце улетало!.. куда?.. если б он знал...
  Сон был такой: от солнца два луча сквозь облака к земле пробились, а он и Света идут по этим солнечным дорожкам к солнцу, взявшись за руки, и спрашивает она его:
  
  - Ты эту слушал тишину?..
  
  - Нет - он ответил, - та тишина рассвета, которую взрывает солнце, а сейчас солнечная музыка самой природы.
  
  - И жизни - продолжила она, - а утром встречи тишина!..
  
  - Да!.. - обрадовался Виктор, - давай назовём ту тишину песней встречи?
  
  - Давай!.. - обрадовалась Света, - а почему только встречи?
  
  - Как надежда, что песня встречи в песню жизни перейдёт.
  
  - Да!.. - поняла Светлана.
  ...........................................
  
  Света целый день не находила себе места, она то выходила на улицу, то вновь возвращалась в дом. То, что творилось у неё внутри, было незнакомо ей... Чувство?.. Раньше любого мальчика она рассматривала с точки зрения - нравится, не нравится, определяла по внешности, по манере говорить, по характеру отношений и многим другим объективным признакам. Пытаясь охарактеризовать этого незнакомого юношу, она теряла его внешний облик... он, будто был везде и осознавался!.. как же?.. исчезал совсем и в то же время, словно играл её чувствами и состояниями.
  
  Он скоро придёт!.. скоро!.. и замирало сердце!.. почему?.. она желала встречи и боялась. Как только вспоминала, пыталась сосредоточиться, ничего не получалось, теряла ощущение себя и тело трепетало, как мотылёк в лучах солнечного света. Но почему?.. Наверное, потому, что он для неё был изначально необычен. Хотелось спросить о нём у своей двоюродной сестры, они ровесниками были, но что-то ей мешало. Вдруг поняла!.. она боится услышать от сестры, что... может она любит его, ведь они соседи, вместе росли, играли и гуляли, конечно, как соседи, как друзья, но!.. сейчас может быть иначе. Он хороший!.. и так хотелось, что бы он пришёл скорее, но юноша не приходил.
  
  Тётя посылала её и дочь свою сходить и погулять, но Аля упиралась:
  
  - Вечером в кино пойдём и погуляем.
  
  Свете хотелось идти прямо сейчас, но куда?.. они ночью приехали и ничего ещё не знают здесь. В гости к тёте она приехала с братом из города, и потому всё в деревне казалось необычным, выражено ярче. Деревья были больше, или казалось так, солнце ближе и облака гуляли сами по себе, меняя формы, создавали причудливые образы и целые картины.
  
  Самое необычное было то, что в деревне чувствовалось дыхание природы. Она будто живая и проникала всюду. Ах!.. поняла Светлана вдруг... ведь это он, тот юноша, соединил её с той тишиной, которую он утром слушал!.. и её заставил, словно подарил что-то таинственное, необъятное, прекрасное в себе. Она, как только об этой встрече вспоминала, всё повторялось - все чувства возникали вновь... и стыд, обида, возмущение и!.. восхищение вдруг наступившей тишиной, что разбросала по необъятности самой, да так, что всё ещё собрать не в силах.
  
  А вот и старший брат, Рома его звали. Поняла Светлана, что они с Виктором друзья, значит, он не обманул и обязательно придёт, и сердце застучало вновь.
  
  - Ты чё, какая-то чумная?.. - спросил её.
  
  Вздрогнула Светлана, покраснела чуть, будто уличили в чём-то...
  
  - Ничего, просто думаю, заняться чем.
  
  - Не думай, скоро в клуб пойдём, там весело, думаю, понравится тебе.
  
  Ромка бывал в городе у них и не очень-то ему там нравилось. В деревне у себя они устраивали сами свой досуг, да и все друг друга знали, было привычно. Вечерами, особенно по выходным, обязательно показывали кинофильмы, это до десяти часов вечера, а после молодёжь организовывала танцы, игры, или просто ходили по деревне, пели песни. Так же была прекрасная волейбольная площадка, билиард, теннис и, главное, это танцплощадка, которую они построили гуртом... Одним словом, сами устраивали себе праздник.
   ----------
  
  Ждала Светлана... кого, зачем?.. и почему решила, что он придёт?.. В сознание закрадывались мысли, что он играет с ней, как кошка с мышкой, будто кто-то убеждал её, что он плохой... нахал... как же она сразу этого не поняла?.. И вот поняла, а поняв, стала успокаиваться, как не странно, грёзы растворялись и уверенность пришла. Но хоть сознание не отпускало, сердце хотело возвращения к той тишине, что показал ей Виктор, заставил слушать... 'Поманил, показал и оставил мне в сознание грусть и тоску'... 'Не печалься, всё молодость спишет, жизнь запомнит лишь звон и мечту'...
  Он не пришёл!.. и тишина, что можно слышать, уходила, будто пряталась в фантазиях души. Стало спокойно, и мир снова формы начал обретать.
  
   2.
  Возле клуба на танцплощадке музыка играла. Было темно, но фонари, которые охватывали площадь перед клубом, освещали хорошо. Всё так необычно для Светланы, она с сестрой стояла, смущённая немного, просто ожидала, что же будет дальше. Несколько пар кружились в лёгком танце... обратила внимание, что девочки танцуют друг с другом без парней. К таким парам мальчики подходят иногда и разбивают будто,
  
  Виктора не было нигде и ей казалось, что она уже забыла их нечаянные встречи, и
  сейчас была поглощена новыми впечатлениями, свежим воздухом и шелестом листвы деревьев, что росли недалеко. Она ужасно волновалась, скорей от смены впечатлений и, видя, как парни приглашают девушек, больше всего боялась одна остаться, без сестры. Вдруг кто-нибудь пригласит Алю танцевать...
  
  Ах!.. так и произошло, совсем одна осталась. Стояла и глазами искала Ромку, но знала, что нет его. Он, как пришли, в клуб в биллиард ушёл играть и с тех пор не появлялся. О Викторе она забыла, может от растерянности, а может... Но!.. кто-то нежно взял её за руку.
  
  - Разрешите?..
  
  Света повернулась и увидела его. Интересно, опять появился, будто ниоткуда. Уже третий раз его встречает и постоянно так. Невозможно было незаметно подойти, но не заметила она, как он появился. И, тем не менее, была ужасно рада и благодарна за это появление, ведь как-никак знакомый. Он улыбался нежно, глядя немного наглым взглядом, но это не смущало, чуть присела, показывая этим что согласна, и они просто, как-то сразу начали танцевать.
  
  Виктор взял её за талию, что опять же было необычно для Светланы, пришлось руки положить ему на грудь. Музыка не как в городе звучала, а тихо и будто проникала изнутри, не била в уши. Чувствовала, что напряжена, и это немного угнетало, будто отталкивала от себя партнёра, хоть и приятно его прикосновение. Он не давил, а только чуть касался талии её руками.
  
  - И как, нравится тебе у нас?.. - спросил Виктор у Светланы.
  
  - У вас, это где?
  
  - В деревне, на танцах - Виктор уточнил, но ей не дал ответить, - а, вообще, не обращай внимания, дежурная фраза...
  
  - Какая?.. - не поняла Светлана.
  
  - Дежурная. Надо же что-то говорить, раз пригласил на танец.
  
  Света даже растерялась от откровенности такой.
  
  - И ты всегда начинаешь с дежурных фраз?.. - засмеялась тихо.
  
  - Нет, не всегда, только, когда не знаю, что сказать.
  
  - И ты не знаешь?..
  
  - Нет. Вот если бы мы были хорошо знакомы, я бы заговорил... - Виктор умолк.
  
  - О чём?.. - не выдержала паузы Светлана.
  
  - О любви, к примеру, о влечение каком-то...
  
  - К кому влечение?
  
  - Не к кому, а как состояние, будто притяжение-е...
  
  Света опять его не понимала и потому решила сменить тему.
  
  - А если я тебе всё-таки отвечу на твою дежурную фразу?..
  
  - Ответь. Только я знаю, что ответишь.
  
  - Знае-ешь?.. - удивилась Света.
  
  - Да. На дежурную фразу и ответ дежурный.
  
  - И какой?
  
  - Ты должна ответить: 'ну конечно', но я бы хотел, чтоб ты ответила: 'не очень'.
  
  - Не 'очень' - это не нравится?.. не понимала Света, и это злило чуть, вроде как
  бы всё наоборот... - но почему?..
  
  - Сначала ответь, потом скажу.
  
  - Ладно, если честно, мне не очень нравится, особенно, когда одна осталась.
  
  Виктор улыбнулся во весь рот, будто рад безмерно. И опять она его не понимала.
  
  - Тогда предлагаю погулять, я покажу тебе деревню.
  
  - Я видела... днём ещё. Что-то изменилось?
  
  - Ты видела дома, дорогу, траву-у, то есть только внешний облик, но не всё.
  Каждая деревня или город свои особенности имеют.
  
  - И что же это?.. - не понимала Света.
  
  - Вот и покажу.
  
  - А как же Аля, Ромка, ведь с ними я пришла?
  
  - Они домой дорогу знают - заверил Свету Виктор, улыбнувшись, - а ты?.. я провожу.
  
  Необычность предложения разыгрывала интерес, но надо было отказаться, ведь это
  неприлично, и опять ответить не успела...
  
  - Вот, я ведь понимаю, что это дежурный разговор... не люблю такие разговоры, ответ всегда готов. Ладно, забудь.
  
  - Опять ты интригуешь. И как бы я ответила?
  
  - Отказом.
  
  - Почему-у?.. Нет, нет, я согласна погулять, если недолго и Алю надо предупредить
  
  - посмотрела на него внимательно, - мы же быстро?.. и ты, точно, проводишь?
  
  - Быстро... наверное, как понравится тебе и провожу, конечно.
  
  Музыка закончилась, закончился и танец. Света очнулась будто, и поняла, что Виктор очаровал её какой-то необычностью, хотелось раскрыть его как можно больше.
  Она уже не ощущала скованности, как в начале танца и даже от этого смутилась
  чуть.
  
  - Иди, предупреди.
   ------------
  
  И вот они уже идут по улице деревни. Виктор не наглел, просто взял её за руку, как ребёнка.
  
  - О чём поговорим?.. - тихо спросил.
  
  - Как о чём?.. ты же хотел деревню показать.
  
  - Смотрят глазами, слушают ушами, значит надо говорить.
  
  - Тогда о любви. Сам же говорил, считай, что мы уж хорошо знакомы.
  
  Виктор вспомнил встречу утром, потом днём, вспомнил сон...
  
  - Да уж, хорошо-о. Расскажи, что ты почувствовала утром, ведь обещала, хотя нет, лучше сон свой расскажу.
  
  - Сон?.. - не поняла Светлана.
  
  - Да. Когда днём расстались, я ушёл и уснул на поле.
  
  - И что же видел?
  
  - Смеяться не будешь?
  
  - Нет.
  
  - Видел, будто мы с тобой идём вот так же, взявшись за руки, по солнечным дорожкам прямо к солнцу.
  
  Сердце остановилось у Светланы, казалось, что всё, что говорит, как наяву всплывает... вот уже и облака внизу плывут, как в море волны, а он всё говорит и говорит...
  
  - И вот уже мы над облаками, а две солнечных дорожки в одну соединились...
  
  - А облака, как волны в море - в унисон ему продолжила Светлана, - ты необычный, Витя, какой-то откровенный.
  
  - Нормальный, чё это необычный?.. - чуть поморщился. Ему не нравилось, когда про него так говорили, ведь он считал, что все люди такие.
  
  Света почувствовала грусть в его словах, даже упрёк... и опять, так интересно.
  
  - Понимаешь, я не хочу обидеть, я чувствую тебя, даже настроение. Как такое можно объяснить?
  
  - И что?.. я тоже всех чувствую всегда.
  
  - А я не всегда, только тебя. Вот можешь ничего не говорить, а я понимаю, что ты хочешь, ты, будто везде, воспринимаешься не телом, а чувствами. Они так много говорят.
  
  Виктор слушал, и почему-то закружилась голова... остановился, взял за талию Светлану и повернул к себе:
  
  - И что ты чувствуешь сейчас?
  
  Она смотрела ему прямо в глаза, которые сверкали искорками в лунном свете, как две звёздочки во мраке ночи.
  
  Не смутилась Света.
  
  - Сейчас желанием горишь поцеловать меня, к себе прижать.
  
  - И ты, конечно, против?..
  
  - Нет, нет... ой!.. - она зажала рот... - я не понимаю, почему тебя невозможно обмануть, ты, будто видишь... - подумала немного, - нет, поняла, ты слишком откровенный и потому любой обман вскрывается-а... а ты хитрый!..
  
  Виктор взял её за голову, привлёк, чуть наклонился, поцеловал, просто прикоснулся к её губам своими. Она всё плотнее прижималась, её маленькие груди сосками прикоснулись к его телу и опять!.. волна искорок огня по телу побежала и вдруг она почувствовала себя голой?.. совсем раздетой... вспыхнула огнём, краснея. Хотела оттолкнуться, убежать, одеться, наконец, но сил не оставалось. А он такой нахал!.. обнял!.. крепко прижал к себе её нагое тело.
  
  - Что ты делаешь, ведь мы едва с тобой знакомы?.. - прошептала тихо.
  
  - Не едва, всегда знали друг друга.
  
  - И что?.. ведь так нельзя.
  
  - Как?.. - не понял будто Виктор.
  
  - Мне стыдно, Витя, перед собою стыдно.
  
  Отстранился Виктор, она почувствовала облегченье, но и желание опять прижаться, просто встала, глаза закрыла и опустила руки... чувствовала, как он ей платье одевает.
  
  - Ты раздевал меня зачем?..
  
  - Чтобы одеть, любимая моя - не смутился Виктор, - это игра такая, Света, я же обещал показать особенности нашей деревни. Не с каждым получается, а ты!.. не как все, ты, как я... наверное.
  
  - Но я так не умею.
  
  - Как?.. - не понял Виктор.
  
  - Я будто раздетая перед тобой стояла.
  
  - И что, было стыдно?
  
  - Ужасно стыдно, ведь ты не муж мне-е...
  
  - Вот потому я и одел тебя опять.
  
  ... Будто проснулась Света от гипнотического сна, видит, что они идут куда-то. Виктор обнял её за талию и что-то говорил. Прислушалась, сосредоточиться пытаясь. Он говорил о звёздах, о луне и облаках и всё это звучало эхом, будто отвечало на каждый звук его прекрасных слов. На небо посмотрела, оно звёздами усеянное было и луна!.. что создавала марево очарованья, чувства возбуждая. Чувства не те, что днём бывают, а неведомые и опасные, но привлекательные таинственностью зарожденья. Это и смущение, и страх, желанье наслажденья, но и близости с любимым человеком.
  
  - Что это, Витя?
  
  - Я не знаю - почувствовал Виктор состояние Светланы, - давай не будем думать, пусть будет так, как есть.
  
  - Давай. Ты не ответил... правда раздевал меня?..
  
  - Только в мыслях, - чуть отстранился, - потом ведь одел обратно. Я не знал.
  
  - Что не знал?
  
  - Не знал, что ты раскроешь мою наглость. У меня бывает так, только ты не смейся.
  
  - Не буду, если меня научишь.
  
  - Я иногда фантазирую, и потом эти мысли в чувства переходят, но об этом ведь никто не знает, а ты вот поняла - опять взял её за голову и посмотрел в глаза, - я больше не буду.
  
  Света промолчала, поняла, что она совсем не против, тогда смутилась потому что не знала, как было на самом деле, а сейчас знает, значит не будет стыдно. Она вспомнила то состояние, когда стояла перед ним нагая или ей так казалось.
  
  - А если бы я была твоей женой, ты бы одел меня?
  
  - Нет. Он крепко, как ему казалось, прижал её к себе, - я бы смотрел и любовался, говорил тебе красивые слова или стихи и просто бы любил сильнее жизни.
  
  
  - А кто сейчас так любить мешает?
  
  - Никто, но любовь к жене, наверное, другая...
  
  - Расскажи, какая?
  
  - Подожди, мы уже пришли.
  
  Света огляделась, увидела, что вроде как темнее стало и они... о ужас!.. они в лесу... не заметила, как они сюда попали и Вити нет... будто исчез куда-то.
  
  - Витя!.. - тихо позвала.
  
  - Иди ко мне - раздался голос под ногами.
  
  Наклонила голову, увидела его, лежащего прямо на земле на подстилке из иголок. Смутилась, быстро села, подолом прикрывая ноги.
  
  - Ты чего?
  
  - Ничего, ложись рядом, я покажу тебе, как звёздочки в соснах играют в прятки.
  
  - Просто ложиться?..
  
  - Просто ложись на спину. Только не смейся, ладно?
  
  - Ладно.
  
  Она тихо, с опаской легла чуть в стороне, посмотрела вверх. И, действительно, увидела, как где-то высоко сосны качают кроной и от этого качания в лунном свете причудливые тени обнажают таинственные формы, и сердце замирает в страхе. Она невольно придвинулась к нему, крепко взяла за руку.
  
  - Ты это показать мене хотел?
  
  - Не только. Видишь, звёздочки играют, то исчезают, то появляются опять.
  Картина, действительно сменилась, исчезли тени, а к ним звёздочки пробились, будто спустились с неба и радуются, прячась в кроне сосен. Закружилась голова и Света села. Поняла она, что они, действительно, в лесу, вокруг сосны вековые и крона только на верхушках. Земля покрыта покрывалом из иголок, но не колются они. Она одного не понимала, как они сюда попали. Запахи пьянили ароматом леса, и в ушах звенело почему-то.
  
  - Мы как сюда попали?.. и, вообще, где мы?
  
  - В лесу. А как попали?.. шли, шли и пришли - пояснил ей Виктор, вдруг притянул к себе, и опять она не ожидала, на грудь к нему упала, вспыхнула огнём, чувствуя его биенье сердца.
  
  - Ты не бойся, не потеряемся, я ведь здесь родился. Просто, я люблю сюда ходить, только один всегда. Давай просто полежим и помолчим, а потом домой пойдём.
  
  - А мы далеко от дома?
  
  - Километра два.
  
  - Что-о?.. ты с ума сошёл, - но ругаться и даже возмущаться не хотелось, она не чувствовала никакой угрозы, ведь она чувствует его и знала бы, если он что задумал... просто прижалась близко, близко и притихла, слушая, как бьётся его сердце.
   -------------
  
   - Звёзды, Млечный Путь, облака и сосны... что ещё?.. Вить, а зачем тебе всё это?.. Думаешь, это надо кому-нибудь?
  
  Виктор молчал, пауза немного затянулась. Света напряглась, уже раскаиваясь, что сказала. Не понимает глупенький, что ей нравится, как он её за талию берёт, смотрит в глаза немного наглым взглядом, что-то говорит... о чём же говорит?.. ну конечно, о любви!.. А он о звёздах...
  
  - Это надо мне - прервал Виктор размышления Светланы.
  
  - Тебе-е?.. - Света отстранилась чуть, - тогда меня зачем сюда привёл?
  
  Виктор сел, наклонился к Свете, пытаясь посмотреть в глаза, насколько это было возможно в темноте. Она вся напряглась, даже дышать боялась, казалось, что он проникает через её глаза куда-то глубоко-о... так глубоко, что появился страх...
  
  - Ты чего?..
  
  Его рука коснулась нежно её маленькой груди, будто случайно, но всё тело вспыхнуло калейдоскопом электрических разрядов. Она хотела закричать, оттолкнуть нахала, но не хватало сил даже рукой пошевелить, губы шептали тихо:
  
  - Ты чего-о?.. чего?.. - и слёзы готовы были брызнуть от бессилья... скорее даже от нежелания сопротивляться.
  
  Он был настолько ласков, нежен... и поняла вдруг, что нежностью своей он лишает её силы. Оставалось только говорить...
  
  - Витя-а... я боюсь, ты меняешься так быстро-о... давай поговорим о звёздах лучше.
  
  - Поцелуй меня - вдруг попросил Светлану Виктор.
  
  Света даже покраснела, радуясь тому, что темно и её смущения не видно. И вспомнила, что не умеет, ещё никого не целовала, честно призналась в этом:
  
  - Я не умею-у...
  
  Он наклонился и прикоснулся к её губам своими. Опять пронзило тело электрическим разрядом. Чуть отстранился:
  
  - Хочешь, я подарю тебе вселенную, и ты поймёшь, что это всё не просто так я говорил тебе?..
  
  - Вселенную-у?.. - переспросила Света, и разбросало будто сразу по необъятности небес.
  
  Она попыталась хоть немножечко собраться, но не могла, с трудом проговорила только:
  
  - Не надо вселенную, лучше с неба звёздочку достань, мне не унести такой подарок.
  'Звёздочку, звёздочку-у'... - и поняла, что пытается за что-то зацепиться, чтобы
  хоть немного обрести себя.
  
  - Ладно - вдруг весело он произнёс, и упал на спину рядом. Опять смотрели на верхушки сосен, которые качались чуть и в их кроне звёздочки играли в прятки. - Пусть этой звёздочкой будет Полярная звезда. Когда я буду далеко, посмотришь на неё, вспомнишь меня.
  
  - А почему Полярная?.. - не поняла Светлана.
  
  - Как узелок на память, что есть я и наблюдаю за тобой, света лучом тебя ласкаю.
  А Полярная?.. так искать её легко на небе, всегда на севере.
  
  Оба замолчали, она звёздочку искала, пытаясь в кроне деревьев усмотреть её, он повернулся чуть и на неё смотрел. От её какое-то сиянье исходило и запах свежести, в котором растворялся запах леса. Немного у него кружилась голова, но понимал, что надо вставать, идти домой... Что-то происходит, а что, понять не мог.
  
  - И я-а...
  
  - Что ты?.. - не понял Виктор.
  
  - И я не понимаю ничего - вдруг повернулась, - ты ведь ничего не сделаешь со мной?..
  
  - Нет - он прикрыл ей пальцем рот, - ничего не говори и ничего не бойся, давай просто помолчим, мне ужасно хорошо...
  
  - И мне-е...
  
  - Я больше не буду говорить о звёздах, буду ласкать и целовать тебя!.. можно?..
  
  - Да-а!.. - чуть отстранилась, - а ты щедрый... вселенную!.. мне даже страшно стало.
  
  - Забудь.
  
  Но она не унималась...
  
  - Интересно, утром заставил тишину услышать, днём шум жизни, вечером... ночью по вселенной разбросал. Мне такого не забыть, я с тобой прожила много жизней.
  Но Виктор будто уже не слышал, вскочил проворно и руку Свете протянул:
  
  - Вставай.
  
  Света протянула руку и в следующее мгновение была в его объятьях, но уже совсем не страшно было, она видела, что он сейчас играет. Чмокнул её в губы и чуть ослабил хватку. Так, что она свободно выпорхнула из объятий, как из клетки и побежала, весело смеясь. Ей не хотелось уходить, она чувствовала каждой клеткой тела и даже, когда лёгкий ветерок касался её тела, казалось, это его касания, он будто был везде, и он был всё.
  
   Когда она бежала от него, думала, что он за нею побежит, но он не побежал, а прислонился к дереву и просто наблюдал... В лунном свете он увидел не её, а лучик света, что проник на землю с неба, мерцанием живым всё наполнял вокруг. Это мерцание никто не видел, только он, ведь он любил!.. она любила!.. или казалось только, но это и не важно, важно то, что хорошо и так они считают.
  Он не побежал за ней, а будто обернулся ветром или светом и окружил её своим влияньем, в котором просто разрешил купаться. И она купалась, вдруг подбежала близко, близко:
  
  - Поцелуй меня!..
  
  Витя обнял, привлёк к себе, и сердце замерло сначала у Светланы, чтобы взорваться, в радости своей купаясь. Всё, что делал Виктор, делал нежно, он не целовал, а лишь касался, не обнимал, а проникал, не шёл, будто летел:
  
  - Ты опьянела, Света?..
  
  - А ты?..
  
  - И я!.. - вдруг ловко взял её на руки и понёс... куда?..
  
  Она крепко обняла его за шею, боясь пошевелиться, и спугнуть прекрасные мгновенья:
  
  - Ты куда меня несёшь?.. - спросила тихо.
  
  Смутился Виктор:
  
  - Не знаю-у... - и он, действительно, не знал, он просто нёс, а не куда-то, нёс, как нежный бриллиант, своей души источник...
  \
  Когда с бесценным грузом из леса выходили, открылось взору небо, усеянное тысячами звёзд, и каждая звезда кружилась лучиками света в каком-то диком танце, или это голова кружилась...
  
  Остановился Виктор, поставил Свету и просто взял за руку... они пошли по звёздам будто. К ним Млечный Путь спустился, сверканьем наполняя всё вокруг.
  
  - Так не бывает, Витя - шептала тихо Света.
  
  - Наверное, бывает - как эхо отзывался Виктор, - наверное, это любовь!..
  
  - С первого взгляда?..
  
  Виктор засмеялся:
  
  - Со второго...
  
  - Почему со второго?.. - не поняла Светлана.
  
  - Потому что утром ты возненавидела меня, - повернулся, привлёк к себе. - забыла?
  
  - Нет!.. но я не помню... просто знаю, так необычно всё, с утра. И ты-ы!..
  
  Виктор посмотрел в глаза Светлане, пытаясь вглубь проникнуть. Она вдруг затряслась...
  
  
  - Света, а нам не будет стыдно завтра?.. сейчас темно и мы будто на небе, а когда спустимся на землю?..
  
  И действительно, вокруг летели звёзды с бешенными скоростями, казалось, проникали всюду, их не замечая. Ей стало холодно в космических просторах Млечного Пути, и холод был не вне, он будто выходил из тела... она дрожала вся, всё крепче прижимаясь.
  
  - Я замёрзла, Витя - даже зубами застучала от озноба, - опусти меня на землю.
  
  Не ответил Виктор, крепко прижимал её к себе, но нежно, нежно, как цветок хрустальный укрывал от мрака ночи, огнём души своей наполнил сердце. В сознание неслись картины, и вот они сидят возле костра, нежась в объятиях друг друга... когда же это было?.. или в воображенье только?.. Стала согреваться Света, даже жарко стало, просто шли, молчали, наслаждаясь близостью друг друга.
  
  - Ты не ответила - напомнил Виктор.
  
  - Что?..
  
  - Нам не будет стыдно?..
  
  - Не знаю-у... наверное, будет. Только я уезжаю через два дня, а ты останешься и всё забудешь.
  
  Он грусть почувствовал в её словах, даже тоску.
  
  - Не забуду, если писать будешь, мне в армию весной, чуть больше полугода, так что наша встреча может состояться только через три года.
  
  Опять установилась тишина, но она не угнетала...
  
  - Три дня и три года!..
  
  - Чего, три дня?.. - не понял Витя.
  
  - Мы вместе будем только три дня, потом уеду, и только через три года ты вернёшься, если вернёшься, в мою жизнь.
  
  - Я буду писать тебе, а звёзды нас соединят везде, напомнят друг о друге.
  
  - Да, напомнят.
  
  - Как интересно, ты приехала и изменилась жизнь моя... наверное. Пройдёт, конечно, но и останется, как свет любви, которой не бывает.
  
  Остановилась Света, на грудь Вите руки положила:
  
  - Скажи, что любишь - попросила тихо.
  
  - Люблю!.. - чуть отстранился, - наверное... - и улыбнулся мило.
  
  - Нет!.. - вдруг возмутилась Света.
  
  - Что нет?.. - Виктор опять играл.
  
  - Не наверное, а по настоящему - пыталась Света заглянуть в глаза и в них подвох увидеть, но он опять привлёк её к себе:
  
  - Света, я не знаю, как это любить. Не хочу обманывать тебя, мне просто ужасно хорошо с тобой, а что это?.. наверное, любовь!.. а может...
  
  - Не может!.. - вновь возмутилась Света, - лучше молчи и ничего не говори.
  
  - Ладно, не буду, просто поцелую!.. можно?..
  
  - Интересно-о... ты спрашиваешь...
  
  - А как-то иначе надо?
  
  - Мальчики обычно не спрашивают, а применяют силу... - дёрнулась брезгливо, по-видимому, что-то вспомнив, - фу-у, какая мерзость...
  
  - Ладно, не буду-у - не понял Виктор.
  
  - Нет, нет, это не тебе сказала, просто вспомнила, - поцелуй меня?.. - она глаза закрыла.
  
  Виктор не целовал, только касался нежно к её лицу горячими губами, по телу волнами расходилась нега, наполняя до предела, или разбрасывала по вселенной. Так и стояли, наслаждаясь, казалось не минуты проходили, а вечности толпились в сердце, блаженством наполняя.
  
  Всё было необычно, всё было в первый раз, но почему?.. ведь они уже совсем большие, взрослые совсем... Они и раньше видели и знали!.. но знали ли?.. может так казалось только?..
  
  Чистая любовь!.. и понял Виктор, раньше он любил или так думал, или его любили!.. именно, любили, а сейчас иначе, сейчас чувство!.. нет, нет, это они в чём-то купаются... в чувствах вместе, будто плывут по морю-океану, который называется Любовь, не они любят, а Любовь струится радостью полёта в них.
  
  3.
  Где-то вдалеке раздался шум, Виктор время посмотрел, было два часа уже. Шум в деревне, но они в поле ещё, с километр от деревни...
  
  - Что там, Витя?.. - заволновалась Света, - это ведь нас, наверное, ищут?..
  
  - Наверное.
  
  Света разволновалась, вот-вот расплачется.
  
  - Ты чего?..
  
  - Тётя ругаться будет и стыдно мне.
  
  - Чего стыдиться то?.. мы ничего постыдного не сотворили.
  
  Она крепко за руку его держала:
  
  - Пойдём, как-нибудь обойдём?..
  
  Виктор понял, что ищут Свету, он даже не предполагал такого завершенья дня, не подумал...
  
  - Подожди, Света, чё нам скрываться?.. вот если пойдём окольными путями, тогда-а...
  
  - Всё равно, я боюсь, не тёти даже, а то, что здесь народу много... слышишь?
  
  - Нет, пойдём навстречу.
  
  Когда к деревне подходили, в свете фонарей увидели толпу людей. Виктор со Светланой, не скрываясь, взявшись за руки, тихонько подходили. Виктор увидел свою маму, которая кинулась к нему:
  
  - Где ты пропадаешь?.. - она чуть не плакала.
  
  - Ты чего, мам?
  
  - Ничего - посмотрела на Светлану, но не зло, - чё, в деревне места не нашли гулять?
  
  - А мы где гуляем?.. - не понял Виктор, - вроде не сбежали в город.
  
  - Где-е... с тобою дома поговорим.
  
  - Витя, я пойду - Света руку отпустила и удалилась к тёте, толпа потихоньку рассосалась.
  
  Виктор посмотрел на маму:
  
  - Чего всполошились то?.. не понимаю я.
  
  - Ты ничего с ней не натворил?.. а то грозились посадить тебя...
  
  Виктор не понимал, а может, просто не хотел...
  
  - Мам, я не понимаю, что за поиски, вообще?.. что в этом плохого, что мы молодые парень с девушкой погуляли до двух часов ночи?.. Вы сами молодыми не были что ли?
  
  - Собаки вон тоже гуляют...
  
  Виктор понял, в чём их подозревают.
  
  - Нет, мам, она ведь не жена мене, а просто хорошая девчонка, и не собаки мы.
  
  Мама что-то хотела возразить, но увидела сияние его в ночи, стала успокаиваться... сын влюбился, и поняла, что он не позволит себе сделать что-то неправильное по отношению к своей любимой.
  
  - Конечно, не позволю, - как эхо Виктор подтвердил, - пошли домой.
  Он маму приобнял, увлекая к дому.
   -------------
  
  Света от Вити оторвавшись, окунулась в тишину, что утром обрела, она не шла, будто плыла в какой-то неге. Краски мира розовым туманом прикрывали очи, она не слышала, не видела и будто не жила, просто любила, любила и любила!.. а может, была самой любовью, огромным морем счастья, радости, благоуханья. Поняла, что это Витя опять ей тишину устроил, и была ему безмерно благодарна. В душе она кричала всей вселенной:
  
  'Я люблю!.. люблю!.. люблю!..'
  
  Сияние неведомых энергий, казалось, освещает всю округу, так сильно, что будто жизнь остановилась. Она к тёте подошла, взяла за руку, и они пошли домой. Тётя не сказала ничего, поняв, что не надо счастье руганью топтать. Она потом поговорит, всё прекрасно, тут и дураку понятно. В жизни и так немного счастья, только молодым и радоваться жизни без оглядки. Просто поняла, что племянница влюбилась и это чистая любовь!.. но поговорить не помешает, только потом... завтра.
  
  Ночью Свете сон приснился, как она с любимым над Землёй летит в космических просторах и, чем дальше удаляются, тем плотнее прижимаются друг к другу, а кругом!.. О боже!.. тьма кромешная и только кое-где сияют звёзды. Она замёрзла, но спокойна... чего бояться, ведь милый рядом, чувствует его всем телом, всей душой и даже слышит, как он кричит ей:
  
  - Я люблю!.. люблю!.. люблю!..
  
  Ах!.. как же он прекрасен!
  
  Вдруг они взметнулись ввысь, и тьма исчезла, а они в саду прекрасном у озера хрустальной чистоты. Она, не спрашивая разрешенья, скинула своё старенькое платье, осталась абсолютно голой, повернулась к Вите, не стесняясь, засмеялась звонко, и побежала в воду, прежде крикнув:
  
  - Догоняй, любимый!..
  
  Его упрашивать не надо, он так же скинул всё, что на нём было, и побежал за ней. Они плавали, ныряли, друг друга догоняли, хоть и нагими были, но сраму не имели, ведь они любили, а любовь постыдной не бывает.
   -------------------
  
   И Виктор видел сон, как они сидят на берегу небольшого озера хрустальной чистоты, смеясь, наряды примеряют. Природа им давала всё, что они не пожелают. Света надела платье любви, на котором искры радости сверкают, к Вите подбежала, поцеловала в губы:
  
  - А ты ничего не одевай - засмеялась весело, удивляясь наглости своей, - ты, как мифический герой, останься голым.
  
  - Голым, Света, это символично.
  
  - Это как?.. - не поняла Светлана.
  
  - Голым - это значит - чистота и непорочность, а не срам...
  
  - А ты откуда знаешь?
  
  - Как в раю Адам и Ева были голыми, но срама не имели.
  
  Света быстро нашлась, ведь где были они сейчас, нет проблем и обывательских противоречий, нет сомнений, нет традиций, этикета, правил.
  
  - Срама не имели, но и любви и радости не знали.
  
  - Не знали-и - согласился Виктор, - но и не страдали, не ощущали боли.
  
  Света посмотрела на него:
  
  - Ты предлагаешь мне опять раздеться?.. - но не успела всё сказать, хотела что, вдруг поднялся ветер, даже ураган, подхватил сияющее тело Светы и бросил в бездну мрака...
  
  'Но почему?.. ведь она платье любви одела.'
  
  Платье любви во мраке в страсть преобразилось...
  
  - Так что же, и любить нельзя?.. - чуть не плакал Виктор, - кто такие правила придумал?..
  
  Услышал голос:
  
  - Вы сами. Вот теперь иди, ищи разгадку.
  
  И он пошёл, одев доспехи битвы, пошёл искать любимую свою.
  
  - Пока ищешь любимую, найти не сможешь.
  
  - Смогу!.. - упрямо Виктор возразил, - я знаю, найти можно только чистоту, но я сделаю иначе, я любовь укрою чистотой и не только любовь, а всё, что было, есть и будет, чистотой укрою, и всё преобразится, и не исчезнет ничего.
   -------------------
  
  Света лежала у опушки леса на живой подстилке из травы, ждала кого-то, ведь должен же прийти любимый, но кто он?.. где?.. так много в жизни мальчиков, парней, мужчин, как она узнает единственного?.. почему он отпустил её?.. Слышит в ночи:
  
  - Я здесь, родная!..
  
  Но жизнь проходит и всё опять сначала. Слышит в юности и всё в дальнейшем укрывается туманом, закрывает очи мельканьем лиц, проблем, страданий. Уснула дева, видит любимого, он так же ищет, ищет веками сотни тысяч, миллионы лет, но так много искушений и юность не удаётся сохранить всю жизнь.
  
  Она крикнула ему:
  
  - Я здесь, любимый!.. приди ко мне!.. приди!.. и чистотой укрой, я так озябла.
  
  ... 'Любовь озябла, - подумал Виктор, - это ведь замороженное счастье'...
   -----------
  
  4.
  Виктор понимал, что сегодня Свету просто не отпустят. Себя он чувствовал свободно, его родители были не так строги. Хоть в кино вместе сходить... решил сходить, договориться. Когда к дому Ромки подходил, её увидел, она возле дома в садике опять с черёмухой возилась.
  
  - Ты любишь черёмуху?.. - спросил Виктор у неё.
  
  Света повернулась. На этот раз было понятно, что она его ждала и заметила сразу же, как он из дома вышел, так что его появление, на этот раз, не было неожиданным, как он любил являться.
  
  - Почему ты так решил?
  
  - Как и вчера-а...
  
  - Нет, сегодня я тебя ждала - это и так было понятно, она сияла вся, по-видимому, и Виктор был не краше, радости своей он не скрывал.
  
  - Меня-а?.. - улыбнулся Виктор во весь рот. - тогда иди сюда, посидим на лавочке, поговорим или тебе не разрешают?
  
  - Разрешают, я ведь не ребёнок - подошла, но не сели, а так и стояли и смотрели друг на друга.
  
  - Ты что-то хочешь мне сказать?.. - спросила тихо.
  
  - Не только сказать, в кино позвать.
  
  - Когда?
  
  - Через пару часиков начнётся в клубе.
  
  - Так через пару-у...
  
  - Пока погуляем по деревне.
  
  - Просто погуляем?.. вроде и гулять то негде, да и неудобно на виду у всей деревни - возразила Света.
  
  - Мы в клуб пойдём на танцплощадку, всё равно она сейчас пустая, там и посидим.
  
  Света посмотрела на него нежно, нежно, тихо прошептала:
  
  - Я сейчас, отпрошусь только...
  
  Вернулась быстро и немного грустная, но всё равно счастливая, как солнышко сияла.
  Шли рядом...
  
  - После фильма сразу домой?.. - спросил Виктор.
  
  - Не сразу, но в одиннадцать надо домой.
  
  Он посмотрел на часы...
  
  - У нас целых пять часов, если не пойдём в кино.
  
  - И что ты предлагаешь?
  
  - Сбежим на наше место?.. - идеей загорелся Виктор, - или ещё куда-нибудь.
  
  - Далеко ведь - несмело возразила Света, - да и светло ещё. Увидят.
  
  - Не увидят, мы от клуба околицей пройдём.
  
  Света сначала немного сомневалась, но, видя его уверенность, всё больше загоралась...
  
  - Как заговорщики?.. - тихо прошептала Света, посмотрели друг на друга и весело расхохотались.
  
  - Тише, а то догадаются.
  
  Они шли и никого не замечали, будто были одни во всей вселенной. Да и пока щли по деревне, никого не встретили, будто сама природа охраняла их любовь. Так же незаметно вышли за околицу и удалились к лесу. Они чувствовали, что их никто не видел, потому что сами никого не замечали.
   ------------
  
  Опять лежали на перине из иголок и смотрели в небо, но сейчас было не так, как ночью, кроны сосен форму обрели, будто хвастались каждой иголочкой хвои. И каждая иголочка, как на подиуме красовалась, нежась в игре солнечного света, будто ловили последние мгновенья дня, но!.. и вдруг всё замерло, остановилось будто... услышал Виктор, как Солнце с сосною говорит:
  
  - Тише, тише, ради бога тише...
  
  - Ты слышишь, Витя?.. - прошептала Света.
  
  - Что?..
  
  - Будто голос чей-то!.. что это?..
  
  - Тише, это любовь спускается на землю...
  
  Света повернулась и положила голову ему на грудь, руками чуть приобнимая. Он так же нежно обнял её, к себе плотнее прижимая.
  
  - Она к нам спускается?.. - спросила Света.
  
  - К нам - так же тихо он ответил ей.
  
  И замерли два сердца, прислушиваясь чутко... нет, не к чему-то, друг к другу, ведь они рядом были и настраивали пульс биенья, пока не создали полный унисон. Виктор провалился в пропасть и падал, но не страшно было, да и нельзя бояться, ведь он мужчина, и он воин, он должен Свету защищать. Света же всё плотнее прижималась, пока совсем не слилась с ним, таким сильным, смелым, необычным. И вот они уже не падают, кружатся в вальсе по необъятности вселенной. Казалось, время не текло, а вечности пульсировали ритмом.
  
  - Я кушать захотела - вдруг заговорила Света, - так много времени прошло, будто десятки тысяч лет...
  
  - Больше - ответил Виктор, тихонечко высвободился, стал подниматься, - ты лежи, я сейчас брусники наберу, здесь много её.
  
  Она и так не шевелилась, сил не было совсем, только подумала. Будто случайно: 'Так, наверное, нельзя, ведь даже убежать не в силах, если Витя-а... нет, нет, он не такой, он хороший'...
  
  - И как же можно сомневаться в моей чести, если любишь?.. - услышала вдруг его голос.
  
  Быстро села, поправила немного платье. Он опять появился неожиданно, в руках какой-то из бересты туесок держал, полный красных ягод.
  
  - Я не сомневаюсь, Витя. А ты подслушал мои мысли?..
  
  Он протянул ей туесок:
  
  - Ешь!.. - улыбнулся мило, - а мысли твои на всю вселенную звучат, их не надо слушать, чтоб услышать.
  
  Света стала есть. Ягоды были так вкусны, казалось, в жизни ничего подобного не ела. И ещё одна особенность открылась, каждая съеденная ягодка силой чистой насыщала, которая по телу расходилась. Вроде совсем немного съела, а наелась.
  
  Виктор молчал, просто смотрел и наслаждался тем, как она ест.
  
  - Я, правда, нечаянно засомневалась - всё ещё оправдывалась Света.
  
  Он сидел, прислонившись к сосне...
  
  - Да ладно, не оправдывайся, ты ведь девушка, а я парень, так что нормально это.
  
  - Нет, не нормально, ты не такой, как все, ты особенный.
  
  Виктор вздохнул... не любил, когда особенным зовут, будто белая ворона или гадкий утёнок, и Света это поняла.
  
  - Хочешь, докажу?..
  
  - Как?.. - не понял Виктор, - и что докажешь?
  
  - Что не боюсь тебя и верю.
  
  Улыбнулся Виктор, немного растерявшись, обычно он как бы предугадывал, хоть и не в деталях.
  
  - Ладно, докажи.
  
  Света начала краснеть, но приблизилась вплотную, заглядывая Виктору в глаза.
  
  - А ты, правда, ничего не сделаешь со мной?
  
  - Ну вот... докажу-у и тут же сомневаешься, - было интересно, что же она задумала, главное то, что он не понимал, обычно всегда иначе было. Он слышал, что в голове целый пожар у Светы. Всё это отражалось на лице, в глазах, но уловить её задумку не представляется возможным. Понятно было, что она пытается перешагнуть через себя, но, конечно же, не может, и наверное бы не смогла...
  
  - Ты успокойся, Света, не надо ничего доказывать, я ведь сказал, что всё нормально. Ненормально, это если б не боялась.
  
  Как не странно, это только укрепило Свету в замысле своём.
  
  - Помнишь, вчера мыслями меня раздел?
  
  - Помню, но я ведь извинился и больше не наглею.
  
  Она опять посмотрела прямо в глаза ему:
  
  - А хочешь, я сама сейчас разденусь?..
  
  Света покраснела, казалось, до корней волос, боясь оторвать свой взгляд от глаз его. Улыбнулся Виктор, он понял, наконец, что задумала она.
  
  - И не боишься соблазнить?.. Да и это очень сложно, ты даже пока не понимаешь...
  
  - Боюсь.
  
  - И всё равно?..
  
  Вот здесь-то замолчала Света, что-то поняв, и вот-вот готова была заплакать.
  Понятно было, что она уже запуталась совсем в своих противоречиях.
  
  - Ладно, раздевайся и не мучай не меня и не себя, просто делай, что решила, или не делай. Хочешь доказать, доказывай и не бойся, неужели я на насильника похож или ты хочешь, чтобы наш костёр потух сейчас?..
  
  - Нет, не хочу.
  
  - И я не хочу, да и не буду калечить чистоту.
  
  - Так мне раздеться или нет?.. - не поняла Светлана.
  
  - Раздеться, если сможешь.
  
  - Отвернись тогда, - она чуть отошла.
  
  - Нет, не отвернусь.
  
  - Ну и ладно, - что-то ушло у Светы, уверенность пришла, - а ты смеяться не будешь?
  
  - Нет, я буду смотреть, и наслаждаться красотой.
  
  - Только смотреть?
  
  - Не только, Света, ещё и наслаждаться и любить...
  
  Света стала, как на подиуме и начала расстёгивать пуговицы, была в лёгкой кофточке и юбке. Смотрела, не моргая, на него. Руки не слушались, но она упорно продолжала...
  
  - Как же это тяжело-о...
  
  Виктор промолчал.
  
  - Такого не забуду никогда-а, а Витя, помоги мене.
  
  Он не шевелился даже.
  
  Наконец кофточка расстегнута и распахнулась чуть, оголяя маленькие груди. Она интуитивно сжалась, волны противоречивых чувств по телу побежали, вот-вот взорвут сознание. Вдруг наступила тишина, и чувства все исчезли. Она увидела его, увидела себя маленькую, маленькую, будто образ всей вселенной обрела и смотрела сверху на Виктора и на себя, на их маленькие тела. Видела, как кофточка упала возле ног, видела, как она маленькая прикрыла руками груди, боясь пошевелиться. Она большая чувствовала все переживания себя маленькой... такой счастливой, любящей, но и любимой.
   -------------
  
  - Не раздевайся больше, иди ко мне - тихо позвал Виктор.
  
  В этот момент Света была безмерно благодарна Вите, сил не осталось у неё, ноги подкосились, и Света стала падать, но Виктор подхватил и тихо опустил на землю. Сам рядом сел, прижал к себе, она плакала беззвучно.
  
  - Ты сейчас меня возненавидишь?..
  
  - Нет. Ты самая прекрасная, любимая, родная!..
  
  - Правда?
  
  - Правда, Света, ты же знаешь, что не обманываю никогда, тебя, во всяком случае.
  Просто я вижу, что ты любишь, ведь только влюблённый способен на безумные поступки.
  
  - Да?.. - слёзы уходили, - ты ложись, я кофточку одену и вернусь.
  
  Виктор лёг:
  
  - Не застёгивайся только, оставь немного тайны соблазнения.
  
  Света улыбнулась, кофточку накинула и села рядом:
  
  - Я расскажу тебе, как я вдруг стала большой, большой и видела нас маленьких как будто сверху, тишина, что утром слышала вчера, опять вдруг повторилась.
  
  - И видела ты, как мы сидим в саду прекрасном и уплетаем ягоды из берестяного туеска, а ягоды и не ягоды совсем, а плоды неведомые, которые наполняют радостью и счастием безмерным.
  
  - Да. А ты откуда знаешь?
  
  - Чё это, откуда?.. что ли не со мной была?
  
  - Ты кто?.. ведь такого не бывает.
  
  - Бывает, Света. Это потом ты забывать начнёшь, сначала, как в тумане будет, потом совсем из памяти уйдёт.
  
  - И у тебя?
  
  - И у меня... наверное. Просто, чтобы вспомнить, нужно напоминание, а где взять его?..
  
  Она почувствовала грусть в его словах.
  
  - Я буду ждать тебя, пока из армии придёшь. Даже, если забудем, напомним встречей.
  
  - Мы будем переписываться три года, Света, будем поддерживать друг друга, но когда из армии вернусь, встанем оба перед выбором... - Виктор замолчал.
  
  - Перед каким выбором и почему ты знаешь всё?
  
  - У каждого свой будет выбор... знаю одно, выбор будет между... как же сказать?.. между мной, например и между кем-то, чем-то. А знаю?.. так и ты знаешь сейчас, только сейчас, потом забудется и это.
  
  Света прислушалась к себе и!.. о боже!.. она. Действительно, увидела так много всего... то, как она домой поедет, что будет твориться в дороге, и другие события что были или будут, только всё это хаотически в сознание блуждало в виде случайных вспышек.
  
  - Да, я вижу, слышу, но не укладывается как-то.
  
  - Оставь, ты любишь, вот и люби сейчас, так всегда бывает, когда любишь искренне без умысла и без оглядки. Всё равно самые яркие мгновения забудем, останутся лишь состояния, потому давай любить сейчас, просто люби меня, ласкай, целуй, - улыбнулся Виктор. - Ах!.. ты же не умеешь... так вот он я!.. чем плох для тренировки?.. Я потерплю, пока ты учиться будешь... только не кусайся сильно.
  Света навалилась на него всем телом, кофточка будто прикрывала нежные касания её маленьких грудей к его груди. Эти касания волнами расходились по телам. Виктор закрыл глаза.
  
  - Скажи, ты, правда, не желаешь?
  
  - Не знаю, - ответил тихо Витя,- разумеется, желаю, но правда в том, что не буду-у... мы молоды, думаю, не стоит портить этот праздник.
  
  - Какой праздник?
  
  - Праздник юности, праздник первой любви.
  
  - Да-а!.. я так рада, что встретила тебя.
  
  - Вчера утром была несчастна - улыбнулся Виктор.
  
  - Нет, вчера тоже счастлива была, только по другому.
  
  - Вот и звёзды появляются на небе, скоро взойдёт луна.
  
  Света оглянулась... действительно, было уже темно, она даже не заметила, и чуть засуетилась.
  
  - Чё, домой пора?
  
  - Не знаю-у...
  
  - Если до одиннадцати, то не торопись, сейчас чуть больше девяти.
  
  Света помолчала чуть, она сидела рядом, почти невидимая, но он видел так же чётко, как днём. Лёгкий ветерок поднялся, иногда игрался расстегнутой кофточкой, будто специально оголяя маленькие груди. Она их непроизвольно прикрывала, а кофточка опять их обнажала.
  
  - А давай не пойдём домой к одиннадцати, как вчера побудем здесь подольше?
  
  Виктор посмотрел на Свету с подозрением:
  
  - И не боишься?..
  
  - Кого?
  
  - Тётю с дядей?
  
  - А чё бояться, завтра всё равно уеду, так что всё равно не выгонят до завтра, зато с тобой побуду.
  
  Виктор подумал чуть:
  
  - И правильно, мы с тобой ничего не делаем плохого, почему должны бояться?.. И что делать будем?
  
  - Ничего, просто лежать, а ты мне покажешь Полярную звезду, а потом мы пойдём по Млечному Пути домой, как вчера, но это потом, а сейчас - Света поднялась, - я скоро приду, и удалилась в темноту.
  Виктор понял, куда она ушла, да и сам воспользовался её отсутствием. Когда Света вернулась, он в небольшой ямке развёл маленький костёр, который немного освещал округу.
  
  - Увидят, Витя - испугалась Света.
  
  - Не увидят. Мы ягод поедим, а костёр?.. чтоб в ухо не попасть - улыбнулся
  Виктор, да и замёрзла ты, наверное.
  
  - Нет, не замёрзла.
  
  Но он её не слушал:
  
  - Дай, застегну кофточку, а то озябнешь.
  
  - Тебе не нравится?
  
  - Нравится, очень нравится, но привыкать не надо, лучше потом, когда появится желание...
  
  - Желание?..
  
  - Да не переживай ты, я через черту не перешагну.
  
  - Даже, если я перешагну?
  
  - Даже, если ты...
  
  - Какой ты интересный!.. но почему?.. я думала, так не бывает.
  
  - Бывает, Света, не хочу жизнь твою коверкать, потому что, действительно, люблю.
  Три года!.. за это время много что произойдёт.
  
  - А как же муж и жена?.. ты ведь мог бы просто пообещать, что женишься, когда из армии придёшь.
  
  - И что?.. приду, женюсь, если дождёшься, то и сомнений никаких не будет, а так ведь всю жизнь эти три года будут сомнением заражены.
  
  Пока разговаривали, он незаметно все пуговицы застегнул на кофточке у Светы.
  
  - Как интересно!.. чем больше ты говоришь мене об этом, тем я становлюсь всё более свободной, распущенной и наглой. Скажи, а у нас чистая любовь?
  
  - Грязная - засмеялся Витя, - это мы её укрываем чистотой.
  
  - Да, я видела сегодня сон, что мы голыми купались...
  
  - А ты потом одела платье и изменилось всё.
  
  Света посмотрела на него, она уже ничему не удивлялась:
  
  - И что же делать?.. может мне опять раздеться, ведь тогда я не успела?
  
  - Тогда появится желанье - в задумчивости Виктор произнёс...
  
  - Я поняла-а!.. - вдруг осенило Свету, - желание возникло у тебя, когда оделась я, желание раздеть меня, раньше не было его, потому что не было одежды никакой...
  
  - Тайны не было, как у животных, они раздетые всегда и нету тайны, но мы ведь не животные сейчас, а люди.
  
  - А как же чистотой любовь одеть, ведь надо детей рожать, чтоб жизнь не прекратилась?..
  
  - Разберёмся Света, давай просто любить пока, укроем чистотой всю землю и главное юность сохранить до самой смерти...
  
  - Давай!.. а как это?.. расскажи, чтоб без желанья обладать.
  
  - Зачем?.. тогда влечения не будет, будем желать, мечтать, страдать, только не обманывать, не оскорблять любовь... и, вообще, чего пристала, давай лучше ягод поедим, а там посмотрим.
  
  5.
  Поели, и Света опять присела рядом. Костёрчик прогорал и угасал тихонько.
  
  - Скажи, что любишь, Витя, мне так нравится, когда ты говоришь об этом.
  
  - Нравится?.. вроде не говорил ещё?.. - улыбнулся Виктор.
  
  - Да-а?.. - попыталась вспомнить, - говорил, говорил... много раз. А может?.. я не помню-у... Тем более, значит скажи сейчас.
  
  - Любишь уши тешить?
  
  - Как это, тешить?
  
  - Ну, это комплименты слушать, объяснение в любви.
  
  - А ты не так?.. ты не любишь?
  
  - Нет. Мы, мужчины, дело любим.
  
  - А это как?
  
  - Показать?
  
  - Да - она ничего не подозревала, - мне так с тобою хорошо, свободно и не стыдно.
  Вот, если бы был не ты, я бы от стыда давно сгорела, а для тебя-а даже смогла раздеться, ты необычный и всю дорогу что-то новое даёшь почувствовать, понять. - Посмотрела мило. Глаза сверкали в лунном свете, - я с нетерпеньем жду.
  
  - Тогда не шевелись и не смей сопротивляться.
  
  - Ладно - пообещала Света. Она почему-то верила ему больше, чем себе.
  
  Виктор приставил палец к её губам и!.. о боже!.. стал пуговицы расстёгивать на кофте.
  
  - Зачем застёгивал?.. - тихо спросила, начиная румянцем наливаться.
  
  Он промолчал, просто расстегивал и всё. Зрачки у Светы стали расширяться, она окаменела будто, не могла пошевелить руками, которые безвольно висели на плечах, а он!.. такой нахал!.. специально расстегивает медленно и трогает руками маленькие груди. И поняла вдруг, что видеть стала в темноте, как кошка в оранжевом сиянье света.
  
  - Что ты делаешь?.. - увидела его глаза, в которых отражалось небо всё, она видела в его глазах луну и звёзды!.. и эти сосны, что замерли, как свидетели иль судьи их любви!.. а может не любви?.. может это разврат?
  
  - А разве ты об этом знаешь?.. - услышала вдруг голос Вити, который к ней проник издалека и изнутри.
  
  - Что знаю?.. - спросила тихо, боясь спугнуть что-то незнакомое, но, как казалось, важное весьма.
  
  - О разврате?.. ты переживала эти чувства?
  
  Ах!.. он опять читает мысли...
  
  - Нет, не знаю.
  
  - Тогда почему считаешь так?..
  
  Растерялась Света, ведь так и есть, её так научили понимать.
  
  - А я о чём?.. ведь научили, а не ты сама пережила.
  
  - Ты предлагаешь пережить?
  
  Виктор промолчал, он расстегнул все пуговицы и наклонился к ней, поцеловал сосок груди, потом другой... Что-то невероятное творилось с ней, на плечи тяжесть навалилась, будто вся вселенная упала в сердце, и этого так много было, что не унести и не освоить. Он продолжал её ласкать губами, Света взяла его за голову подняла к себе, и встретились они глазами.
  
  - Я устала, Витя... от любви твоей устала, от своей любви, ведь мы не выдержим?.. я не выдержу!..
  
  - Не выдержим и бросимся в разврат?..
  
  - Нет, не бросимся, ведь ты же знаешь...
  
  - Да, знаю. Знаю, что не простим себе-е, но ведь завершение необходимо?..
  
  Света поняла, что он уговаривает... но кого?.. себя, её, звёзды в ночи, сосны, всю природу, она поняла, что прав он, нет завершенья. Чуть испугалась... надо вставать, идти-и, но Витя не давал и, вообще, он изменился, что-то произошло, он стал грубее, уронил её, сам навалился сверху... И здесь вдруг осознала Света, что игра закончилась, и что-то сейчас произойдёт. Она хотела закричать, но даже звук издать сил не хватало, только из глаз, не слушаясь её, вдруг покатились слёзы.
  
  - Остановись, любимый!.. - шептали её губы, пожалуйста, остановись, - но поняла, что этого она сама не хочет, хочет нырнуть в таинственную глубину-у... чего?.. если б она знала!..
  
  - Ты хочешь бросить меня в бездну?.. - шептали её губы.
  
  - Хочу-у!.. и сам хочу сгореть в огне любви или разврата, - он понимал, что пройдена та грань, которая могла остановить... он знал, но знал ещё и то, что может что-то изменить и стать ещё сильнее. И понял, что это он себя терзает, мучает себя и проверяет свою волю.
  
  Ах!.. какой же он жестокий!.. себя он проверяет... тьфу!.. ведь он о ней забыл... а что же будет с ней?.. что будет? Стал целовать Светлану, слизал солёные слезинки. Он умолял природу, чтобы она им помогла и оградила от необдуманных поступков, от безумия, и она молчит!.. Но всё должно завершение иметь, всё!.. и что же делать?.. Понимали оба, что завершение необходимо, даже и неизбежно просто, но как?.. неужели всё завершается всегда бесчестьем?..
  Услышал её голос, будто издалека:
  
  - Ты же обещал.
  
  - Я шутил - ответил грубо, как ей показалось, и поняла, что уже не остановится не он и не она. Подумала... что надо бы как-то перевести в прекрасные мгновения, раз то, что происходит, неизбежно.
  
  И вдруг, будто сознанье потеряла, полетела в бездну, и рядом чувствует его... нет, нет, не рядом, а где-то сзади, будто догоняет. Подумала, что если падение не остановит, ей никогда не выбраться отсюда... Но как остановить? Тело горело всё, а где-то там далеко внизу этот огонь пылает. И поняла, туда она, к огню летит и ей никто уж не поможет.
  
  Закричала Света что есть мочи:
  
  - Витя-а!.. спаси меня, любимый!.. спаси-и!.. ведь ты один можешь!.. я знаю.
  
  В тот же момент почувствовала руку, глаза открыла и увидела его, такого нехорошего, жестокого, но всё равно - любимого, родного!.. Он рядом сидел и на неё смотрел, и нагло улыбался или казалось только. Она всё ещё летела в бездну, и голова кружилась у неё.
  
  - Ты чё груди оголила?.. - как гром прогрохотал его голос, и молния огня пронзила сердце. Вспышка осветила кроны сосен, на мгновения скрывая звёзды, будто кто-то взял её за руки и выдернул из бездны в свет зарницы.
  
  Очнулась Света, быстро села, ничего не понимая, руками закрывая маленькие груди.
  
  - Застегнись, надо идти - опять голос его прогрохотал, и вспышка света всю округу осветила.
  
  Что он говорит?.. понять пыталась... точку опоры обрести, себя найти. Поняла, что надо что-то вспомнить и!..
  
  - Это не я-а-а... - посмотрела на него, - ведь это ты раздевал меня...
  
  - Я. Теперь прикрыть пора, чтоб не привыкнуть - улыбнулся Витя, - ах!.. понял, ты предлагаешь мне помочь?.. Ладно. - Наклонился к ней опять, поцеловал в каждый сосок и стал медленно застёгивать ей кофту.
  
  Света не шевелилась, она всё ещё не обрела себя, понять пытаясь, происходит что.
  
  - Ну вот... - поправил уже застёгнутую кофту, не забыл и на груди поправить.
  
  - Ты что со мною сделал?.. - она понять пыталась, что произошло.
  
  - Ничего. Я же говорил, что мужчины не любят уши тешить, любят делами объясняться.
  
  - Как это, ничего?.. - она осмотрела пристально себя, пытаясь тело прочувствовать своё, вроде всё на месте.
  
  Вдруг молния сверкнула, освещая всю округу, и где-то гром загрохотал. Свет и звук проникли в сердце, которое стучало почему-то сильно-сильно. На этот раз вспышка света в чувство привела Светлану, она посмотрела на него с упрёком:
  
  - Ты, правда, ничего со мной не сделал?
  
  - Правда, если не считать, что бросил тебя в бездну, но вовремя поймал и вытащил обратно, - он вдруг весело расхохотался.
  
  - А если б я упала и сгорела?
  
  - А я на что, ведь рядом был всегда.
  
  И поняла, что всё он делал специально, он знал, он был в себе уверен...
  
  - Не опять, Света, чуть-чуть совсем осталось, но понимал, что-о... - помолчал немного, - не знаю, в общем. Знаю, что всё теперь прекрасно.
  
  Опять сверкнула молния, и где-то гром пророкотал раскатом.
  
  - Дождь идёт?.. - спросила, хоть и так понятно было.
  
  - Да, надо идти, Светлана-а, хотя-а...
  
  - Что хотя?.. ты почему не договариваешь никогда?
  
  - Хотя можно подождать дождя, чтоб он пыл твой охладил... - улыбнулся нагло Витя.
  
  Он просто издевается, подумала Светлана:
  
  - Нахал ты... - набросилась, как львица, на землю уронила и колотила маленькими кулачками. Из глаз катились слёзы, вдруг ему на грудь без сил упала и не заплакала, а зарыдала.
  
  Он нежно гладил её по голове, что-то говорил ей о любви, о чести, о расставании и встрече:
  
  - Мы устали, Света, от любви устали.
  
  - Почему?.. - спросила тихо.
  
  - Наверное, потому, что завершенья нет, мы всегда играем на краю, на краю пропасти какой-то, даже не знаем, что это за пропасть, но знаем, что есть она. Трудно не упасть, когда ходишь по лезвию над бездной. Ладно, мы ведь не упали, значит не важно остальное.
  
  Опять мелькнула молния, Витя вскочил, ей руку протянул...
  
  - Пошли, любимая моя, - при свете молнии немного осмотрелся, - даже не пошли, а побежали.
  
  - А время сколько?
  
  - Мало ещё, всё успеваем - посмотрел на часы, - половина одиннадцатого.
  
  - Действительно, мало... - Света поправила юбку, кофточку, причёску, оглядываясь совестливо по сторонам, будто боясь, что кто-то уличит её в разврате. Ей почему-то стыдно стало перед Витей и перед собой.
  
  Виктор почувствовал состояние Светланы, посмотрел в глаза:
  
  - Ну чего ты, Света, всё прекрасно.
  
  Но Света прятала глаза. Понял Виктор, что мерзко сейчас станет, и даже ужаснулся, подумав, что могло произойти в душе, если бы-ы...
  
  - Ничего-о... побежали-и - слёзы рвались из глаз, она хотела скрыть, в этот момент она ненавидела себя...
  
  - Нет, не побежали, я вижу, что плохо тебе.
  
  - И что ты сделаешь?.. как осчастливишь?
  
  Отстранился Виктор.
  
  - Если б мог - чуть подумал, - пусть, зато теперь мы знаем, где любовь, а где начинается разврат.
  
  - Знаем, - как эхо отозвалась Света, вдруг. Будто что-то поняла, улыбнулась дерзко, прямо в глаза Вите посмотрела, - теперь ты ненавидишь меня, ведь да?..
  
  - За что я должен ненавидеть?..
  
  - Но я ведь не смогла тебя остановить, если бы ты сам не остановился-а...
  
  Засмеялся тихо Виктор:
  
  - Нет, я люблю!.. люблю безумно!.. люблю, как солнце любит небо!
  
  Света опять к нему прижалась:
  
  - Ты, правда, не обманываешь?'
  
  - Правда - чуть наклонился, и взял её на руки. Она опять к нему прижалась плотно и плакала беззвучно, благодарная ему за то, что он такой хороший, хоть и самый, самый вредный.
  
  Когда из лесу вышли, прошептала тихо:
  
  - Верни меня в любовь обратно, я из мерзости разврата вырваться не в силах.
  
  Виктор Свету на ноги поставил. Вокруг погода бушевала, не было ещё грозы, но молнии сверкали и гром грохотал, хоть и далеко ещё, но воздух озоном наполнялся.
  
  - 'Что гроза в степи влюблённый парень!.. разорвись ты небо, хоть на части, убегала девушка, а парень, догонял грохочущее счастье'!.. - на всю округу Виктор закричал.
  
  Света знала это стихотворение, оно кончается ужасно, там девушка умирает от удара молнии... Пусть так, она решила и закричала, слезами заливаясь:
  
  - ...'Убегала!.. ой как убегала!.. А любила!.. ужас, как любила!.. но девчонку...
  
  - Тише-е!.. останови мгновение!.. - он прикрыл ей рот рукой, - не продолжай, оставь девушке любовь, не убивай её...
  
  Света вздрогнула и замерла, чувствуя, как возвращается любовь...
  
  - Какой ты хитрый!.. ведь я убить себя хотела-а...
  
  - Нет, ты любовь вернуть хотела, я ведь знаю, улыбнулся мило.
  
  - Да-а!.. мой милый!.. мой хороший!.. за всё, за всё тебе спасибо. Тебя люблю, благословляю, сберечь от горя обещаю!.. всегда везде со мною будешь!.. - и побежала, весело смеясь, благодарная любимому безмерно. - Это удивительно, любимый!.. ты за два дня поднял меня на небо!.. нет, нет, выше неба и бросил в бездну, чести не лишив!.. - подбежала, бросилась ему на шею, обнимая, - как это возможно?..
  
  Растерялся даже Виктор от безумной радости Светланы... Опять сверкнула молния, но где-то далеко, дождь закончился, начаться не успев. Засмеялся Виктор:
  
  - Света, ты напугала дождик, смотри, как в страхе молния бежит от бурной радости твоей.
  
  - Да, я знаю, она меня убить хотела, но ты ей не позволил. Давай не пойдём домой, ещё немного здесь побудем...
  
  - Давай.
   --------------------------------
  
  Эпилог:
  
  -Почему?
  
  - Что почему?
  
  - Почему бывает так?.. мы встретились, чтобы расстаться...
  
  Света смотрела на любимого, что-то понять пыталась. Они стояли в тамбуре вагона небольшого, в дальнем его углу. Поезд отходит скоро и в этом поезде она уедет...
  
  Миг расставанья!.. О, как же он ужасен!..
  
  - Мы расстаёмся, чтобы радость встречи осознать через три года, - Виктор смотрел на Свету и спрашивал глазами: - 'Ведь да'?
  
  - Да, любимый, шептала в ответ Света, а в голове слова звучали, даже крик - 'О, как судьба ко мне коварна'...
  
  Молодость!.. пора встреч и расставаний, пора любви, поисков, влечений. И всегда кажется, что всё, что происходит, на всю оставшуюся жизнь. Казалось Свете, да Вите, что расставание невыносимо, хотелось плакать, а порою, просто умереть. Разумеется, больше надуманно, по молодости лет, будут и другие встречи, будут расставания, но им об этом думать не хотелось, ведь они-то понимали, что они особенные, что у них иначе всё, ведь они любят, и нет никого во всей вселенной, кроме них. А мир, что окружает?.. так только декорации в их прекрасном мире.
  
  - Ты будешь ждать меня?..
  
  - Ну, конечно!.. - и как он смеет сомневаться, ведь она любит... - лучше обними меня сильнее-е, прижми к себе, я хочу оставить себе твоё тепло, твоё касание руками...
  
  - Тихо!.. - он наклонился чуть, поцеловал.
  
  - Не так - Света глаза закрыла.
  
  Витя знал, конечно, знал, он прикоснулся чуть губами к её губам:
  
  - Тебе не стыдно, люди ходят?.. - люди, действительно, мимо часто проходили, будто их не замечали, не мешают проходить и ладно.
  
  - Нет. Я ведь уезжаю всё равно.
  
  - Тогда ладно - улыбнулся Виктор.
  
  - Скажи, что любишь!..
  
  - Люблю!..
  
  - Не так.
  
  - Чё, закричать?
  
  - Нет, нет, испугалась Света, понимая, что станется с него, - ладно, ничего не говори, просто касайся меня, трогай, как в лесу на нашем месте, чтобы запомнить, чтобы-ы...
  
  Гудок раздался, поезд отходит через пару минут, Вите надо выходить. Слёзы появились на глазах у Светы... нет, не слёзы, только две слезинки, как две капельки росы. Витя слизал их языком, как тогда!.. когда?.. пытался вспомнить и вспомнил, что это было где-то совсем в другой жизни. И поезд тронулся, ход набирая. Он крепко, крепко прижал Свету к себе, чуть отступил и даже, как показалось, грубо оттолкнул и выпрыгнул из поезда на землю.
  
  - Прощай мечта моя!.. - крикнул вслед...
  
  - Нет, до свиданья, мой любимый!.. - в ответ услышал.
  
  Поезд ушёл, а Виктор продолжал стоять и видеть, как она машет ему косынкой, и это продолжалось вечно, будто мгновение остановилось. Вдруг что-то упало на лицо, лёгкое, нежное и!.. запах!.. её запах!.. запах свежести, запах любви, её рассвета!.. Это была её косынка.
  
  Света стояла в тамбуре, смотрела вдаль на затухающие огни деревни, в которой Витя-а!.. такой милый и любимый!.. Он там!.. одни касания его остались, поцелуи... его улыбка, его глаза шальные, его надуманная честь!.. Она ему отдала всё, он взял лишь то, что можно взять, ни разу не обидел даже. Слёзы не слушались и по щекам катились... Не надо плакать... он бы не одобрил... Нет, нет, это она из-за косынки-и плачет, выпорхнула из руки и улетела... 'Счастливая-а'! - подумала она.
   ---------------------------------
  
  Три года Виктор и Светлана переписывались и поддерживали во всём друг друга. Через девять месяцев Виктор в армию ушёл, ему её поддержка, её письма служить очень помогали. А ей?.. он ей стихи писал и главное, любил, любил, любил!.. или казалось так, но искренне и без обмана.
  
  Больше они никогда не встретятся. Через три года, действительно, жизнь обоих перед выбором поставит и этот выбор и с её стороны и с его, разлучит их уж навсегда. Не потому что разлюбили, скорее от неопытности жизни. Может это и прекрасно, ведь те три дня с ними остались на века, на тысячелетия!.. как чистое мгновение рассвета, мгновение Чистой Любви!.. что в непорочности купалась. Во всяком случае, у Виктора... -------------------------------------
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"