Вяземский Григорий: другие произведения.

Пацанские рассказы. Дорога на Ленинград

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда .. чуть ли не со слезами на глазах вспоминаются лихие девяностые. Может потому, что мы были молоды, может потому, что дури в головах было не меряно. Надеюсь, что Вас это сможет улыбнуть, дорогие читатели.

  Питер ! Город-столица Империи! Город белых ночей и вежливых людей. Город - красавец ! Город, попадая в который ты с ходу чувствуешь, что ты не в торгово-лабазной Москве, а в столице Державы, хоть нынче и убито-загаженной нынешним руководством страны.
  И вот в один из дней расчудесная компания,упакованная в кожаные куртки и в широченные "пацанские" штаны, в составе восьми,изголодавшихся по культурному отдыху, лиц интеллегентно-спортивного облика , загрузилась в четыре автомашины и рванула автопробегом "Рига-Таллин-Ленинград", с традиционно-народной целью "народ посмотреть и себя показать".
  Предвкушая радости приобщения к красотам города на Неве,народ тихо гомонил,обсуждая все прелести конечной точки маршрута.
  Напоминаю,что время было развесёлое,на дорогах "шалили" всякого рода беспредельные "махновцы",поэтому куртки на пацанах оттопыривались в самых неожиданных местах, скрывая носимый под ними "арсенал".Начало 90-ых ! Тогда,уважающий себя пацан и в туалет-то без ствола не ходил. Видимо,мысль о посещении Питерских музеев с голыми руками, пацанам казалась нелепой и даже кощунственной.
  В общем - поехали. Хватило нас километров на 30-40, после чего народ заметив открытый ресторан в "Саулкрасты", хлопая себя по крепким лбам, резко начал вспоминать, что все как-то дружно забыли позавтракать !
  Завтрак без коньяка в нашей компании не понимал никто. Особо на алкоголь налегать не стали, ограничились шестью бутылками, здраво рассудив,что водители своё доберут на обеде в Таллине. Одним словом - потрапезничали и поехали дальше. НО ! У нас с собой - БЫЛО !
  Едем себе, закусываем, никого не трогаем.
  Тем больше было наше удивление,когда поперёк дороги в неожиданном месте образовался шлагбаум и при нём какие-то вертухаи в малознакомом камуфляже,норовящие потыкать в нашу сторону какими-то "пукалками", абсолютно не патриотичного вида и облика. С виду , какие-то местные Робин Гуды, ещё вчера рассекавшие малоурожайные эстонские поля за рычагами тракторов.
  Вот и представьте себе картину. Поле, посередь поля у дороги - два строительных,задрипанного вида,вагончика, а поперёк дороги, раскрашенный в эстонские национальные цвета (сине-бело-чёрный ), шлагбаум. На гребне холма позади всего этого воплощения сюрреализма, ОГРОМАДНЫМИ бетонными буквами составлена надпись " Ээсти Вабарик" ( латиницей, то есть абсолютно не по-русски ).
  Нашему недоумению не было предела ! Ещё неделю назад здесь было нормального вида и безобидного облика распаханное поле, а теперь тут,видите-ли, граница могучего и суверенного государства. И какое-то "чмо", ещё недавно пахавшее на своём любимом тракторе это же поле, нагло и беспардонно требует ему чего-то предъявить !
  Надо отдать должное, сначала пацаны пытались вести себя дипломатично. Один только Муля норовил приклеить на лоб командиру новоявленных доблестных эстонских пограничников стодолларовую купюру (спьяну,перепутал с ГАИшником,видать ). Но с коньяка сушило и слюна видимо была далека от необходимой консистенции. Купюра раз за разом отклеивалась. Но Муля был неутомим в своём желании осчастливить малознакомого человека. Пограничник что-то попискивал и трепыхался,обретаясь на весу в дружелюбной длани Мули.
  И тут кто-то из героических защитников рубежей Великой Эстонии сдуру передёрнул затвор автомата, возмущённый, судя по всему благородным стремлением Мули осчатливить всё человечество разом, не исключая и нчальник доблестной Эстонской погранстражи. И вот это, как мне кажется, он сделал зря..!
  Я думаю,что скудной фантазии вчерашнего тракториста и представиться не могло,как во всю ширь могучей и широкой русской натуре не хватало повода повеселиться !
  Доблестные бойцы Эстонской пограничной стражи даже квакнуть не успели, как были обезоружены и прилегли отдохнуть где придётся в самых живописных позах и эротично-привлекательных позициях. Выражаясь грубым простонародным слогом, попадали, где придётся, кверху жопами. Их командиру повезло больше ! Он стал участником футбольного мини-турнира в качестве мяча. Думаю,что футбол он с той поры, видимо, недолюбливает.
  Веселье набирало обороты. Кто-то из пацанов,весело размахивая бывшим шлагбаумом, играл с таможенниками в поле в оздоровительно -спортивные игры на свежем воздухе - ни то в пятнашки, ни то в городки.
  Муля с Доходягой, приподняв вагончик и нежно его потряхивая, уговаривали эстонских Наф-Нафов и Нуф-Нуфов покинуть домик и составить им компанию в спонтанно разворачивающимся чествовании независимости Великой Эстонии.
  Тише всех веселился Дрюня. Найдя где-то несколько бидончиков бесхозной краски, он высунув язык от усердия, раскрашивал отдыхающих пограничников в национальные эстонские цвета.
  К нашему великому сожалению, в самый разгар веселья приехала полиция. В принципе, их можно понять. Мало, наверно, радости сидеть целыми днями в сельском околотке, где кража подсвинка проходит под рубрикой "преступления века", а тут такая "развлекуха" !
  Невзирая на принадлежность к нации "горячих эстонских парней", полицейские оказались ребятами с понятием, жизнью , видать, не раз учёные, и в драку не полезли. Пока разбирались, что да как, очнулся командир пограничников и почти членораздельно подтвердил, что затвором лязгал его подчинённый.
  А уж после того,как он сообщил,что его пытались купить проклятые потомки русских оккупантов и он отказался, в глазах полицейских он пал ниже плинтуса и выпал из списка "Хомо Сапиенс".
  Излагая коротко и экстрактно, в Таллин мы не попали. Старший полицейского подразделения, на мой почти трезвый взгляд, вполне себе резонно предположил, что этот радостный праздник с нашим непосредственным участием, может поиметь продолжение и в этом замечательном городе, в поименование которого распоясавшиеся чухонцы, наконец-то избавившиеся от тягостного русскоязычного ига и всяческого контроля, от всей широты эстонской души понасовали лишних букв, чем теперь и имели возможность несказанно гордиться.
  В сопровождении двух полицейских машин, на всей возможной скорости, мы были эскортированы до Нарвы, где под бдительными взглядами полицейских и покинули негостеприимный край воинственных вабариков.
  Оказавшись на родной русской земле,где живут такие ж , как и мы, простые незатейливые русские люди, мы приободрились и вздохнули полной грудью вольный воздух родных осин.
  Впереди, истомившись в ожидании, нас ждал город мечты -
  ЛЕНИНГРАД ! И вот мы в Питере ! Истомившийся в ожидании нашего прибытия славный город на Неве, встречал нас,как истинно радушный хозяин - дырами на дороге, непреодолимыми трамвайными путями и осчастливленными нашим прибытием хрюндярожами местных ГАИшников. Но всё это было - СЕМЕЧКИ ! Мы доехали ! Душа пела и стонала, требуя срочно присовокупиться к запасам того, что У НАС с собою БЫЛО ! И,ясное дело, мы потихоньку "разговлялись" - не пропадать же добру, право слово. Заселились мы в гостиницу " Москва",сняли четыре номера "Люкс" и сообщили администратору-женщине, что мы прибыли в Ленинград на симпозиум паталогосексологов. Сексуальная революция широкими шагами шагала по стране, поэтому,когда мы поднялись на этаж, дежурная по этому самому этажу уже явно была в курсе нашей специализации и вместе с парой подруг с других этажей заинтересовано разглядывала представителей такой интригующей профессии. Заселившись в номер и умаявшись в дороге, я имел неосторожность прилечь, наивно полагая,что друзья последуют моему примеру. С той поры я абсолютно убеждён, что наивней меня - только мартышки на Мадагаскаре ! Часа через два,слегка отдохнув, я выбрался из номера в поисках куда-то запропастившихся друзей. В гостинице царила какая-то лёгкая нервозность ! Мимо меня куда-то бодро прорысили два пузатых местных мента. Причём, было просто ,даже на первый взгляд, очевидно, что они так торопятся, так торопятся - в общем, старуха Тортилла на их фоне - скаковой аргамак. Следом по стеночке крался "человек в сером", всей своей крысиной внешностью навевая мысли о наличии в стране органов государственной безопасности и о их неусыпной бдительности. Дежурные по этажу веселились навзрыд ! Они икали, судорожно всхлипывали и.. макияж этих крайне серьёзных женщин напоминал раскраску индейцев племени команчей, неделю назад вышедших на тропу войны. Взвывшая пароходной сиреной родная "чуйка", настоятельно рекомендовала проследовать за прошмыгнувшей мимо меня , троицей правоохранителей. Спустившись за ними в гостиничный холл, я, скажем так, был несколько УДИВЛЁН, открывшейся мне картиной. На что я за многие годы, как-то попривык к милым и незатейливым чудачествам своих друзей детства, но тут и меня ПРОБРАЛО !!! Посреди холла гостиничного "ресепшена" наш непосредственный друг Муля,придерживая одной рукой за шиворот кителя, второй рукой старательно запихивал в рот, обомлевшему от таких причуд постовому менту, кусок импортного мыла, приобретённого, по видимому, тут же в ларьке. Мент давился, пускал радужные пузыри и сопли, но жевал старательно. Всё это действо сопровождалось вдохновенным Мулиным монологом - " Не глотай кусками ! Пережёвывай помельче, а то животик заболит ! Нельзя, выкидыш служебной овчарки, матом кричать на девочек, нельзя ! Они - хорошие ! А ты, хренотень в портупее, если научился говно в рот набирать, будем теперь учиться хавальник с мылом мыть ! ". Поскольку, я отродясь от Мули за один раз столько мудрёных слов и слышать не слыхивал, был настолько поражён и ошарашен, что впал в состояние лёгкого ступора и невыразимого удивления ! Муля же продолжал витийствовать - " Видишь же, мальчики с девочками разговаривают про любовь ! А,тут ты, прааативный. Орёшь, материшься, как надпись на заборе, слюной всех забрызгал ! Ты, давай.., жуй, жуй ! Нас вон ещё шампунь дожидается....". В связи с тем, что рядом стояла ещё четвёрка тихо веселящихся наших мальчиков, фигурами Муле под стать, троица, прибывших на помощь своему коллеге, стражей закона замерла в сторонке и старалась сделать вид, что ничего необычного в холле гостиницы не происходит и у них всё под контролем. Всем своим видом демонстрируя толпе народа и обслуживающему персоналу, что, мол, чего удивляетесь ? Обычный банный день ! У нас традиция такая. Тоже вот в очереди на помывку стоим . На фоне всего этого, рядом на лестнице наблюдалась не менее душераздирающая картина. На площадке,переминаясь с ноги на ногу и нервно оглядываясь, стояло ЧУДО !!! Высокая,стройная,с точёными ногами, копна белокурых волос ! Чудо было упаковано в соболиную шубу и от обилия бриллиантов переливалось,как новогодняя ёлка. А, перед ней, во всей раслабленно-выпившей красе, придерживая её за лацканы шубы, покачивался Вжик, умилённо влюблёнными глазами поедая это чудное видение. ЭТО надо было видеть ! Вжик, прикинутый в мятую майку с Микки-Маусом на груди, в треники с оттянутыми коленями и в кроссовках на босу ногу, да ещё и присвистывая при попытке изложить свою мысль ( я ранее писал про эту его особенность нетрезвой речи ), смотрелся на фоне соболиной шубы и брюликов, честно скажем, как-то не очень презентабельно. Далее последовал монолог, потрясший меня до самого дна моей чувствительной к романтике души. Вжик, пьяно -проникновенным голосом, посвистывая и шепелявя, заглядывая в синие глазищи Чуда, пытаясь узреть там что-то, понятное только ему, ВОПРОСИЛ - " Солныско, неусели ты, пьявда, тока за бабки епёсся ? ". Чудо нервно оглядывалось ( видимо , соседство с пускающим мыльные пузыри ментом, её слегка нервировало....). После того, как Чудо сообщило Вжику, что за двести финских марок она навеки принадлежит ему, хоть до утра, на нашего друга смотреть без слёз стало просто невозможно ! Из пьяно-наивного глаза Вжика выкатилась слеза размером с хорошую фасолину и в порыве горя соединилась в одно русло с жидкостью из левой ноздри. Брови, разочарованного в самом святом пацана, сшиблись на лбу горестным "домиком" и раздался на всё фойе гостиницы горестный СТОН - " Эх ты, дугочка, дугочка ! А я,ведь, тебя ... полюбить бы мог ! ". Ошарашенное такой чудной перспективой, в отчаянии от потери ТАКОГО внезапно привалившего счастья, Чудо куда-то быстренько запропало. В двух шагах от происходящего, мой лучший друг Дрюня, упирая на исключительно романтический настрой организма, азартно торговался с какой-то красавицей- брюнеткой. Причём, торг с её стороны начался с двухсот марок, а с Дрюниной - с тридцати рублей. Ржали оба, как кони в ночном и ,похоже, что процесс этот доставлял им обоим неописуемое удовольствие ! Зная Дрюню, я ни капли не сомневался, что ему, в конечном итоге, дадут двести марок и будут потом неделю признаваться в любви. Что вскоре и подтвердилось тихим исчезновением этой парочки с места событий. Чёрт его знает, но всю свою жизнь я удивлялся этому качеству Дрюни. Его воздействие на женщин было сродни действию валерьянки на кошек. Видать, харизмь у него был такой, что любая женщина через пол часа общения с Дрюней готова была за ним в Сибирь, на рудники. Правохранителям вернули чистого и отмытого коллегу, слегка профинансировав представитедей закона ( шампунь тоже подарили ), мы дружным тихим коллективом отправились в гостиничный ресторан отужинать. Заходим в зал ресторана, а там ..... ТАКОЕ ! В зале ресторана дым стоял коромыслом ! Народ гулял ! В кабаке было,как в Ноевом ковчеге. Отдельной группой заседала компания горячих финских парней и над ними, как вороны над падалью, кружилась стайка "элитных" питерских путан. За парой столов восседали гордые сыны Кавказа,выгуливая ,как обычно, самых страшных и дешёвых шалав. В углу,сдвинув пару столов, усиживала не первый литр водки,блистая цепями и перстнями, компания коренных питерцев, родом ни то из .Тамбова, ни то из Великих Лук. Рядом со столом кавказцев расположилась компания пьяненьких финок, плотоядно пожирая взглядом соседний столик.( Страшнее пьяной финки - только ядерная война...). Кое-где, отдельными островками, виднелись компании, тихо заливающие тоску по родным краям, разного вида и облика командировочных. Посреди зала блистала компания какого-то женского коллектива человек в 30, справлявшая ,видимо, какой-то девичий юбилей. Тридцать,раззодоренных алкоголем, женщин - это Вам не кот чихнул ! Девочки осваивали танцпол, прерываясь только на шустрое опрокидывание в себя рюмки водки и запитие её шампанским. И снова - бегом биться в танце. Кто, ещё держался на каблуках, а кто-то уже выплясывал босиком, демонстрируя затяжки на колготках. В общем - девочки гуляли ! Отдельным застольем была представлена группа красавиц с надменно- скучающим видом озирающая зал, что свидетельствовало о несомненной серьёзности девочек - мы, мол, тут - ни абы как, а мы тут - на работе. А в углу, на треть зала ГУЛЯЛА свадьба ! Громко, шумно и пьяно, как и положено бестолковой русской свадьбе. В наличии имелся тамада, норовящий переорать весь зал, пьяные гордые жених с невестой и не менее пьяные гости в составе человек двухсот. Крики "Горько" будоражили зал, громогласный подсчёт гостями " Раз...,два....,три......" умения брачующимися задерживать дыхание вызывал непреодолимое желание подарить жениху акваланг. Одним словом - кабак гулял ! Шустрый "халдей" на пару с администратором быстренько сдвинули нам пару столов и мы чинно расселись вокруг сервированной "поляны". Поскольку вся наша компания была обряжена в красные пиджаки ( различных оттенков...), впечатление наверно мы производили странноватое. Ни то спортивная команда на выгуле, ни то члены партийной конференции. Количество и вес золотых изделий ,развешанных на наших тушках мог бы заменить золотой запас какой-нибудь "банановой" республики среднего достатка. Не торопитесь судить, друзья мои, напоминаю - это было с 90-го на 91-ый. Отдельно выделялся только Вжик, неуёмная натура которого, не позволяла ему выползти из его любимой майки с Микки- Маусом. Можете представить этот "сюрр" ? Пьяный мужик в майке с изображением весёлого мышонка на груди, поверх которого на "цепочке" болтается православный "крестик". Причём, "цепочка" напоминает о цепи,на которой можно держать овчарку кавказца-переростка, а "крестик" навевает мысли о том, что на куполе какого-то православного храма где-то не досчитались креста. В довесок, на запястье Вжика болтался браслет, напоминавший обрывок якорной цепи крейсера "Аврора". С краешка стола расположилась парочка - Дрюня и красавица-брюнетка по имени Полина (назовём её так....). Судя по их масляным взглядам, в номер они заскочить уже успели, т.к. Полина недвусмысленно прижималась к Дрюне,наваливалась на него грудью, норовила кормить его с ложечки и всем своим видом демонстрировала окружающим - " ЭТО - моя добыча !". Дрюня тихо млел и ,в принципе, не пытался этого оспаривать. Надо ему отдать должное, у него никогда суицидальных наклонностей не наблюдалось. Когда "халдей" водрузил посередь хрустальных приборов эмалированный тазик со всем запасом салата оливье, что нашёлся на кухне ресторана,добавив на стол лоханку с икрой и десять бутылок коньяка, с соседних столов на нас начали странно поглядывать. Нам было - по барабану, и мы - кушали. После пятой бутылки коньяка, Вжик вслух внезапно озаботился вопросом о возможности покупки крейсера "Аврора", что несказанно оживило разговор за столом. Народ начал вспоминать недавние морские приключения и всевозможные казусы из нашего скучного и монотонного бытия. Минут через 20-25 Полина задохнулась и сползла под стол. Несколько её подруг, находившихся в зале этого ресторана, озадаченные её состоянием, начали подходить стайкам к нашему столу. Подходили, вслушивались в разговор серьёзных мужчин и уже никуда почему-то не уходили. В результате - компания прирастала девичьим составом прямо на глазах, достигнув размера полноценного пехотного взвода. Между кухней и нашим столом в угаре метались уже три "халдея", еле - еле успевая подтаскивать питиё и закуски. Женская часть нашей компании ржала так, что свадьбу и ресторанный ансамбль слышно было уже не очень. Когда Вжик перешёл к горестному повествованию о том,как мы устраивали воздушный бой на мотопланах над Юрмальским пляжем, девочки плакали, хрюкали и сморкались в скатерть. Коньяк не кончался и народу за столом потихоньку добавлялось. Как за столом появились три пьяных финки и две шведки, я помню плохо. А уж понять с чего они ржали, как скандинавские кони на конопляном поле, ни слова не понимая по-русски - для меня по сей день загадка ! Потом начались ТАНЦЫ ! Анамбль ресторана, неосторожно грянувший "танец утят", был вусмерть поражён популярностью этой мелодии среди пьяных финских лесорубов и "гостей из Прибалтики". Вжик и Баламут, возглавив новообразовавшийся интернациональный танцевальный кардебалет, блистали на сцене танцпола. В центре танцпола, в окружении десятка красавиц, поснимавших туфли, взлетая над толпой, скакал Вжик. Если бы в этот момент его увидел Барышников или Лиепа - ушли бы в туалет, покурили бы... и удавились. Танец Вжика потрясал своей фееричностью ! В нём было ВСЁ !!! Падеде из "Лебединого озера" плавно перерастало в коленца украинского гопака, стремительно взрываясь сценами половецких плясок, перемежаясь задорным переплясом цыганского табора и восполняясь элементами танцев народов Севера. Вокруг него широким хороводом во главе с Баламутом, дружный коллектив в составе гостей свадьбы, пьяных финских лесорубов и всего поголовного женского наличия в зале ресторана залихватски отплясывал "Летку-Енку". Всё это фантоморганическое действо сопровождалось свистом, визгом, радостным рёвом и гомерическим хохотом. Как нам потом сказали музыканты ансамбля - НИКОГДА им эту мелодию не заказывали пятнадцать раз подряд. Умаявшись буйством танца, народ присел к столам подкрепиться. Наш стол оказался уже размером в ползала и за ним в обнимку расположилось человек под сто. Народ обнимался, целовался, и без знания каких-либо иностранных языков, понимал друг друга с полуслова. И тут вдруг из угла зала что-то пискнуло " Горько". Пьяненький жених заметался по залу в поисках невесты, которая в это время восседала на коленках у Мули и декорировала его своей губной помадой. Над столом встал Дрюня и, с самым серьёзным выражением лица,на которое он был только способен, сгрёб в охапку Полину, впившись в её губы, аки оголодавшая пиявка. Народ дружно взревел и начал отсчёт - "Раз...., два...., три.....". Считал весь зал, включая халдеев и администратора. И началась СВАДЬБА...., или выражаясь доступным для понимания языком - Вторая часть Марлезонского Балета при руководстве и участиии остей из Прибалтики. Описывать весь сумасшедший сюрреализм этого катаклизма в отдельно взятой гостинице, не взялся бы ни один борзописец. Через час - гуляли ВСЕ ! Весь персонал гостиницы, дежурные менты, путаны, забывшие,что они на работе, финны и финнки, внезапно освоившие русский язык в совершенстве, братки и командировочные, девочки- юбиляры, ВСЕ ! В зале ЦАРИЛА атмосфера всеобщего братства и всеобъемлящей любви ! И когда Полина, оторвавшись от Дрюнина поцелуя, бешенно-влюблённо глядя ему в глаза выдала - " Господи ! Как же я раньше без тебя жила ? " - народ ВЗРЕВЕЛ !!! Народ орал и улюлюкал ! Кричал здравницы и пожелания ! Мужики рвали на себе рубахи и исподнее, а девочки умилённо всхлипывали. Потом весь состав застолья в полном составе пошёл провожать "молодых" к нам на этаж. Должен Вам сознаться - эту НОЧЬ я не забуду НИКОГДА ! Но, об этом в следующий раз позже.. И рухнула на нас НОЧЬ ! И эту ночь я буду помнить долго. По уровню дурковатости редкое событие могло бы с ней сравниться. Описывать всё,что вытворял народ,в котором алкоголя плескалось больше, чем на складах готовой продукции Одесского ликёро-водочного завода, просто не возьмусь , уж извините, за бедностью словарного запаса. Во-первых - сам всё помню урывками, во-вторых - начну писать правду, обвинят в пропаганде порнографии. А то ещё, чего доброго, сунет сюда нос какая-нибудь ушибленная на голову особа, имеющая привычку завывать, что в СССР не было секса - отбивайся потом от тупорылой, прости Господи. Народ проводив "молодых" в номер, с настойчивой уверенностью цыганского табора и расслабленный приступом всеобщей любви и братства, рассосался по номерам, а отдельная группа товарищей, особо попятнаных Амурами и Купидонами, расположилась прямо в фойе этажа. Советская мораль и православная стыдливость в эту ночь в гостинице "Москва" не ночевали. Видать, выходной у них в этот день приключился. Весь этаж гостиницы стонал и повизгивал женскими голосами, рычал и кряхтел басами и баритонами, шептал и плакал. Среди чулок , колготок и семейных трусов, разбросанных по всему фойе, отдельно выделялась милицейская фуражка, одетая почему-то на хромовый сапог. Среди пар, слившихся в объятьях, бродила одинокая шведка, одетая только в милицейскую портупею. С тех пор, я так себе фигуру Смерти и представляю - белая, голая и в портупее. Почему финки не снимают косынок на ночь - и вовсе загадка ! Актёра Милляра в роли Бабы Яги представляете ? Чтобы в косынке , узелком завязанной надо лбом, с торчащими хвостиками на лбу ? Вот и представьте себе, как на неокрепшую мужскую русскую психику действует видение двух близнецов Милляра , одетых исключительно в косынки. Может оно,конечно, финнам и не в диковинку, а вот Баламут в номер ввалился огорошенный до ранней седины и на диво протрезвевший. Недавно женившийся Тотоша, на отдельно захваченной кровати старательно изображал борьбу за нравственность в компании с тремя девчушками. Получалось у него ни то чтобы неудачно, но как-то ,на мой взгляд, не очень убедительно. Как-то, опять таки рывком, вспоминается Муля, с повисшими на нём четырьмя женщинами и громко орущим - " Врагу не сдаётся ,наш гордый "Варяг" !" Недоперепил, наверно. Самым спокойным человеком в эту ночь, на удивление, оказался Вжик. Утомлённый до состояния душевного покоя своим сольным неистовым танцем, он мирно спал под журнальным столиком в номере , крепко обнявшись с дежурной по этажу. Оба явно наслаждались друг другом, поскольку во сне оба сладко почмокивали и похрапывали. У входа в опочивальню молодых, намертво вцепившись друг в друга, сладким сном египетских фараонов спали два пьяных до изумления финна. Спали себе одетые, без каких-либо телодвижений ( в связи с чем, меня по утру дико удивило их разбирательство - почему у них попы болят ? ). Женская составляющая компании разошлась не на шутку и настоятельно требовала к себе неусыпного внимания и убедительных доказательств победы в стране сексуальной революции. Пацаны, по укоренившийся мужской привычке, пытались воззвать к женскому пониманию тяжести дороги, усталости от прожитого дня и политического момента. Вы когда-нить пытались угомонить вошедший в раж пьяный женский коллектив ? Мой Вам совет - и не пытайтесь ! Легче и проще с двумя гранатами на три немецких танка ходить. На жалобное блеянье пацанов, девчонки отвечали радостным нелогичным ( с мужской точки зрения ) визгом и с упёртостью , достойной лучшего применения , продолжали попытки оседлать , доставшихся по случаю , ... мустангов ). Всё ЭТО очень напоминало прибытие всего коллектива сумасшедшего дома вместе с пациентами на праздничный юбилей свингер-клуба. Пацанов отлавливали ВЕЗДЕ, куда бы они не норовили сныкаться. На кроватях номеров ворочалось и стонало многоруконогожопастое чудовище. ОНО стонало, рычало и повизгивало. Воистину, иногда всё-таки мечтать надо поскромнее, а то, тьфу.., тьфу..., тьфу..., сбудется ещё, чего доброго. Когда мой изворотливый ум подсказал , что спасение надо искать в машине на гостиничной автостоянке, я рванул туда. Спасение казалось таким близким ! Можете представить выражение моего лица, когда я обнаружил десяток голых тушек , шевелящихся в салонах раскачивающихся машины ? Вернувшись в номер, я обнаружил в ванной комнате , закрывшегося там Чику, который дрожащим голосом, долго и нудно выяснял у меня - один ли я стою за дверью, али меня ПРИНУЖДАЮТ в дверь скрестись ? Это чем и как надо было напугать мастера спорта по боксу ? Утро мы встретили вдвоём с Чикой. Я спал в ванне, Чика - на полу душевой. И только заслышав за дверью внятную речь пацанов, мы рискнули открыть дверь. И вот , что я хотел бы у Вас спросить - как Вы думаете - что мы там увидели...? Весь ужас надвигающейся катастрофы я начал осознавать только уже в фойе Зимнего. Мы прохлопали Вжика. Не уследили. Поскольку Вжик обрядился в костюм и пальто, его неугомонная натура напрочь отказывалась от существования в подобном прикиде отдельно от "вискаря". Это у моряков ромовая баба подаётся - отдельно ром, а баба отдельно, у Вжика костюм-тройка вызывал немедленную потребность дополнить образ "джентельмена", как минимум, полулитром виски, что он в тихушку где-то и проделал. И Вжик пребывал в ОБРАЗЕ. Пока я крутил головой - кому тут дать денег за проход в сокровищницу культуры (постоять в очереди за билетами - идея не впечатляла ), Вжик самым решительным образом направился к кучке людей , робко сбившихся в стайку в углу фойе. " Тааак-с, и откуда у НАС гьюппа ?" - строгим убедительным голосом , давя басами, вопросил Вжик истомившихся в ожидании экскурсовода, группу прихорашившихся людей. Услышав робкое - " Из Магнитогорска", Вжик возопил - " И довго я Вас сдать довжен ? Я Вас полсяса уже исю !". Робкое попискивание экскурсантов было перекрыто командным шепелявым пересвистом Вжика ( я ранее писал об особенностях речи подвыпившего Вжика ) - " Так ! Быстго гьюппа из Пьибалтики пьисоединилась к гьюппе Магнитогогцев и все бегом за мной ! " - выдал Вжик и резво заскакал вверх по лестнице. В едином порыве вместе с ошарашенными подобной резвостью гида магнитогорцами, мы шустрой рысью рванули за Вжиком. Никому даже в голову не пришло нас останавливать. И НАЧАЛОСЬ ШОУ !!! Поверьте, описывать происходившее крайне не просто. Даже сейчас, спустя много лет, когда я пишу эти строчки, я начинаю нервно подхихикивать. А уж тогда... Пацанов забавляла ситуация и мы изо-всех сил старались сохранять серьёзное выражение своих лиц. Девчонки, не прошедшие многолетней тренировки по восприятию многогранной и незатейливой натуры нашего друга, давились сдерживаемым смехом, пучили глаза, с начинающей подтекать тушью и хватались за живот, как будто мы экскурсия из роддома - из состава заскучавших, лежащих на сохранении. С точки зрения магнитогорцев, выглядело это, наверно, слегка необычно что они и демонстрировали недоумёнными взглядами и растерянными улыбками. Вжик, по видимому, решил экскурсию не затягивать, поэтому мы все бодро рысили из зала в зал по ходу сопровождаемыми шедевральными пояснениями Вжика. " Ага ! И што это тут у нас ? А, это полная фигня ! Это Вам будет не интегесно, сквозим дальше. ". " О....! Обгатите внимание на эту скуйптугную гьюппу. Заметьте, с какой стгашной силой мастег офигенно нафигачил вот эту фиговину ". Вжик был в ударе ! Он наслаждался вниманием окружающих, он в нём купался. Никто и никогда до сего дня даже бы и не подумал поинтересоваться его мнением о особенностях художественного мастерства старых голландских живописцев...! Но...! Самое страшное заключалось в том., что это мнение у него БЫЛО ! И он не очень стеснялся оглашать его вслух. Вжик витийствовал и блистал картаво-шепелявым красноречием. Его комментарии картин могли бы заставить весь состав Художественной Академии пойти и тихо удавиться. Объяснения экскурсантам сюжетов, отображённых на полотнах , блистали новизной и оригинальностью. Когда Вжик добрался до комментариев картин Рубенса, плакали навзрыд уже и магнитогорцы. Видать, они подозревали, что город Ленинград полон чудес, но к столкновению с ТАКИМ чудом они явно были не готовы ! Толпа вокруг нас стремительно увеличивалась. Народ ржал, плакал, бурно аплодировал и временами взрёвывал от восторга. Слёзы радости, от приобщения к прекрасному, рисовали дорожки на лицах людей. Вжик, по ходу входя во вкус и на глазах самосовершенствуясь, вещал голосом непререкаемого авторитетного деятеля искусств, щедро делясь своим виденьем недоработок в картинах с окружающими. " Вот обгатите Васе внимание на эти нижние наетости гьявного фокуса кагтины. Рази это кьясавица ? Вы бы взяи эту свиноматку с собой в баню ? Ей зе только зопу неделю намыивать надо !". Судя по лицам и позам окружающих, в зале стремительно сокращались запасы воздуха. Народ задыхался ! У меня лично, вообще, сложилось впечатление, что в Магнитогорске правилом хорошего тона считается вести разговор о живописи, стоя исключительно на карачках. А над толпой безаппеляционным приговором голландской живописи раздавалось - " Ну сё это такое ? За такую кьясавицу пьяный матьёс после полугода в моье десяти баксов не дасть. И рази это женская гьюдь ? Мозете пьюнуть мне в могду, но это не гьюдь. Это - постельная пьинадлежность". В толпе уже корчились в судорогах, вызванные кем-то милиционеры, а в углу валялось пара бабушек-смотрительниц, с признаками инфаркта. Вжика несло ! Этот гейзер шепелявого красноречия остановить было НЕВОЗМОЖНО. И всё бы ничего, но на нашу беду в соседнем зале зачем-то были выставлены два скелета. Один - большого роста, а второй - маленький. Проходя мимо них, Вжик походя пояснил - " А вот пегед Вами скелет Петра Пегвого. ". И кто-то , задыхаясь от предвкушения, нашёл в себе силы спросить - " А маленький скелет - чей ? ". И Вжик, ни мало ни озадачившись, мельком бросив взгляд на скелетик, полуобернувшись, бросил в толпу - " Вот зе темнота колхозная. Неузели и так непонятно ? Это скелет Петга Пегвого в детстве. ". Нету у меня таких слов, чтобы описать, что случилось в зале ! Вот просто - нету. Люди хрипели, давились и задыхались. Дружному рёву магнитогорцев обзавидовались бы суворовские чудо-богатыри ! Лично у меня все мышцы живота болели неделю. Я думаю, что это был самый нескучный день в истории Зимнего Дворца. Судя по звуку, ржали даже люстры и оконные стёкла. На выход нас провожали всем трудовым коллективом Эрмитажа. Милиционеры, что несли Вжика на руках, предчувствуя скорую разлуку, плакали и умоляли Вжика их не забывать и почаще захаживать. Бабушки-смотрительницы, утирая радостные слёзы, готовы были лобызать Вжика, как иконописный лик. Более моложавая часть женского коллектива, готова была за Вжиком - хоть на край земли, хоть на каторгу следом. Это был - его ЗВЁЗДНЫЙ ЧАС.....!!! Но..,поскольку из Эрмитажа нас всё-таки выпроводили, мы поехали обратно в гостиницу готовиться к Дрюниной свадьбе. Но это уже, как Вы понимаете, совсем другая история..... Вернулись в гостиницу. Народ ржёт. Вжик - павой выступает, как же - герой дня ! Девчонки отдышаться не могут. А меня чего-то такое зло разобрало. Уж очень мне хотелось по Эрмитажу побродить, а тут Вжик, видите ли, невовремя опохмелился. Поэтому орал я долго, громко и с применением различных фольклёрных выражений, применимо к четырём поколениям родственников Вжика. Народ недоумевал, им-то экскурсия понравилась. Со мной в унисон эту песню негодующего Акеллы вдруг начала старательно подвывать и Соня, ненавязчиво вставляя в свою программную речь местоимение "МЫ"...! " МЫ с Гризли хотели....", " МЫ с Гризли собирались...", " Мы с Гризли очень недовольны..." и т.д. Учитывая , что я целый день уворачивался от её внимания, как чёрт от кадила пьяного попа, такое частое употребление этого местоимения - как-то меня НАСТОРАЖИВАЛО. Народ , поухмылявшись (особенно, это, почему-то, веселило девчонок ), разошёлся по номерам готовиться к свадьбе. Мы с Соней в номере остались одни. Медоточивый Сонин голосок звучал постоянно и отовсюду - " Гризлик, может тебе чаю сделать ?", " Может ты приляжешь, отдохнёшь чуть-чуть ?", " Может тебе сделать массаж ?" и т.д. После вопроса " Тебе постирать ничего не надо ? ", моя настороженность резко начала трансформироватьсЯ в состояние тихой ПАНИКИ. Внутренняя ЧУЙКА срывала себе голос. Мужчины, я думаю, меня поймут. Когда вокруг тебя, ни с того - ни с сего, носиться, убиваясь в стремлении услужить, сногсшибательная " русская красавица", норовя при этом то тебя погладить, то прижаться грудью, то и вовсе раздеть и уложить в люлю - "чуйка" начинает захлёбываться криком ! К тому же, эта "Снежная королева" с глазами оголодавшей акулы, утверждает, что Вы изнахальничали её ночью до состояния неземного осчастливливания, а Вы - ни ухом, ни рылом ! Естественно, маячившая за всем этим действом, словно тень папаши Гамлета, персона Дрюни ( чтоб ты был всегда здоров, любимый друг...! ) спокойствия тоже - не добавляла. Да и поблёскивающий из-за Дрюниного плеча шкодливый глаз Полины вносил в моё сознание сигнал смутной тревоги. На все мои " НЕТ" и "НЕ ХОЧУ" Сонечка снисходительно улыбалась улыбкой детской нянечки, поглаживала меня по голове - мол, не переживай, не волнуйся, всё будет хорошо...! Свадьба, как это ни удивительно, прошла чинно и спокойно. Как я подозреваю, у девчонок на предстоящую ночь были какие-то серьёзные планы, в связи с чем, пацанам шибко разгуляться не дали, гася в зародыше любое проявление пацанской широты натуры. Народ веселился за столом, но всё в рамках приличий. И тут среди гомона застолья я поймал шёпот переговоров Полины и Сони - " Блин, я и так, я и сяк. Ломается, как целка ! ". При этом, их взгляды были направлены на меня и речь явно шла обо мне. Да и Дрюня вёл себя самым странным образом. Он моргал со скоростью чапаевского пулемёта, играл бровями и пытался незаметно что-то изобразить руками. В общем, напоминал Муму перед историческим заплывом. Недоумению моему - не было предела, настороженность - зашкаливала, чуйка - продолжала голосить..! И вот , закончив торжественную трапезу, коллектив начал разбредаться по номерам. Я задержался в фойе, что-то обсуждая с Мулей по поводу завтрашнего дня, после чего пошёл в номер. Зайдя в номер, я остолбенел ! В углу номера горела свеча, танцуя огоньком и отбрасывая причудливые блики на стены спальни. Из магнитофона обволакивающим облаком наплывал голос сладкозвучного Иглесиаса, намекая своим тембром на необходимость срочного избавления от верхней одежды. Шторы в номере были плотно задёрнуты и с улицы не попадало ни единого лучика света. Только огонёк свечи, музыка и ОНА....! Посередь двуспальной кровати возлежало ЧУДО. Если честно, то такое красивое женское тело может пару раз в жизни видеть и довелось. Тело, задрапированное в водопад гривообразных белокурых волос, возлежало на боку, обряженное только в ажурные белые чулки, посылая из-под полуопущенных ресниц недвусмысленные намёки на тяжёлую бессонную ночь. Полноценный второй размер "грудной клетки", с дерзко выпирающими сосками, призывно поглаживался ручкой с идеальным маникюром. Изумительной формы ноги медленно тёрлись друг о дружку, намекая о достижении их хозяйки крайней степени ожидания мужских ласк. В тот момент я реально прочувствовал, что означает выражение - " в зобу дыханье спёрло и в грудях - шкварчит !". Судя по торжествующей улыбке Сони, я, по видимому, в тот момент был , как две капли воды похож на Конька-Горбунка. В том смысле, что из глаз - молнии, из ноздрей - пар, из ушей - серный дым. Чуйка переместилась в паховую область моего организма и била в колокола (или колокольчики. Это смотря с чем сравнивать ), наяривая тревожный набат. ЧТО-ТО БЫЛО - НЕ ТАК...! И , словно робкая надежда на спасение, в дверь номера что-то заскреблось. Нечеловечьим усилием воли , задавив нежелание открывать дверь, я вышел в коридор этажа, где заскорузлыми пятками на холодном полу выстукивал чечётку Дрюня на пару с Баламутом. Шпионским шёпотом эти два моих друга поведали мне о том, что оказывается они поспорили с Полиной и Соней на три штуки баксов, что Соне ни за что не удастся меня уложить в постель ! Эти два моральных урода, почему-то решили, что я самая подходящая кандидатура для демонстрации высоких моральных качеств и антисексуальной устойчивости нашего маленького дружного коллектива ! Выяснив, что Полина, маленько перебрав (подозреваю, что не без помощи Дрюни ) слегка придремала, мы в темпе поорали друг на друга шёпотом и приступили к срочной реализации злодейско-коварного плана по спасению финансового положения Дрюни. Зайдя обратно в номер, я смущаясь и кося глазами попросил Соню потушить свечу, мотивируя это тем, что глядя на совершенство её тела, боюсь себе вывихнуть глаза. Снисходительная улыбка Сони начала доходить до предельнодопустимых природой пределов, в глазах разгорался огонёк торжествующей женской победы, а пальцы на руках непроизвольно задвигались, словно уже пересчитывали купюры с изображением американских президентов. Сообщив Соне, что " я быстренько в душ.....", я тихонько выскользнул в коридор, где меня дожидались два дебильных любителя всевозможных "пари". Поскольку в номере царила абсолютная ТЕМНОТА, вместо меня туда отправился Баламут. Потом мы минут десять вынуждены были слушать из-за двери стоны и рычание, которое издавал немелодичным голосом Баламут, считающий, по видимому, что так он больше похож на меня. Ощущал я себя при этом - полным и совершенно сформировавшимся ДЕБИЛОИДОМ. Минут через пятнадцать раздался ВИЗГ ! Так визжать, по-моему, могла только женщина, обнаружившая, что родила сегодня в ночь - ни то сына, ни то дочь. Визг набирал диапазон звучания, он рос и ширился. Никогда не думал, что в женский визг можно вложить столько смыслового звучания. В нём было ВСЁ...! Оскорблённое женское самомнение....., боль поражения накануне победы....., обида за несостоявшийся Триумф, тоскливый вой самки по ускользнувшей добыче и прощание с целомудрием. Народ выскакивал из номеров в чём мать родила и залетал к нам в номер, где падал на колени и начинал реветь. Судя по картинке в номере, Соня с закрытым ртом визжать не умела. В следствии чего, что у неё на момент начала визгливой увертюры во рту было, то , что по Баламуту сейчас и растекалось. Соня орала, как самка орангутанга в период весеннего обострения. И, судя по набору ласковых и нежных эпитетов, заканчивала она явно не Смольный Институт. Баламут же красовался посреди номера - голый и красивый ! Количество и объём семенной жидкости, покрывавшей его тело и голову - такое чувство, что надоили с роты курсантов первого курса, как минимум год, не видевших даже эротических картинок. Дрюня, как настоящий друг и компаньон по злодейству, долго и тщательно пытался полотенцем протереть слипшиеся очи Баламута, после чего, голосом полным сочувствия к бедам товарища, выдал - " Эх, Баламут, Баламут. Говорил же тебе - ну её на хрен эту Нобелевскую премию. Давай уже заканчивать с этим процессом самоопыления....! ". Возмущённый бас Баламута утонул в радостном рёве народа. Соню, как не успокаивали, она обиделась и уехала. Прибежавшая Полинка, долго рассматривала меня прищурившимся глазом, после чего многообещающе прошипела - " Ну всё,Гризлик...! Пипец тебе пришёл...! "ю Я легкомысленно посмеялся. Молодой был ещё, дурной. Жизнь тогда ещё не научила, что если девочкам что-то въехало в голову, то они обычно доводят дело до конца. Конец надвигался. Но я ещё об этом не догадывался. Утром общий завтрак,естественно, начался с перепалки. Полинка, поджимая губы и метая шаровые молнии из-под домика бровей, выкатывала предъявы Дрюне с Баламутом ! Спектр обвинений поражал широтой и размахом. Начинался он со слов - " и создал Бог землю ", далее прыгал на тему "мужского дебилизма" в эпоху Крестовых походов, плавно и по-женски логично перетекая на тему " неспортивного поведения". Полинка потихоньку начинала своим красноречием затмевать Вжика. Любая попытка робкого мужского попискивания давилась каким-нить непробиваемым женским доводом типа - " а, с тобой я, вообще, не разговариваю" или неубиваемым - " Вот ! Говорила мне мама". В течении 40-ка минут наше шкодливое " трио бандуристов " было обвинено и отработано на причастность ко всем преступлениям, совершённым "баранами-шовинистами" ( в одиночку и по предварительному сговору..) в отношении "слабого пола" за всю историю человечества ( включая сюда и возможность существования Атлантиды и иных працивилизаций ). Народ забыл жевать и глотать. Еда стыла на тарелках - народ ВНИМАЛ ! Народ - наслаждался. Когда Полина, наконец-то, добралась до нашего с Баламутом недопустимого поведения по вовлечению в заговор "кристально-порядочного" Дрюни ( сидевшего за столом наособицу и молча поглощавшего уже двадцатый бутерброд с икрой), Баламут не выдержал и начал оправдываться, освещая истинное лицо вдохновителя событий. Полинка начала улыбаться счастливой улыбкой Анаконды ( не путать с "Джокондой"..), а Дрюня - подавился очередным бутербродом. Моё телячье мычание - мол, не виноватый я - было пресечено резким заявлением - " А, с тобою ,Гризлик, мы поговорим отдельно и с удовольствием ! ". Народ замер в предвкушении. Чуйка опять начала на что-то намекать, рисуя в встревоженных остатках головного мозга , картинки костров инквизиции и гибели Помпеи. В общем, наше трио сбежало от всей компании и взбодрив себя литром коньяка, отправилось осуществлять свою давнюю мечту - посещение Военно-морского исторического музея города Ленинграда. В уши никто не гундел, наманикюренным пальцем в нос не тыкал, в такси было тепло и нас слегка ... разморило. И вот мы входим в музей. И вот мы в музее. Как я упоминал, в такси нас несколько подразморило, поэтому по музею наше передвижение, на неискушённый взгляд экскурсантов, производило довольно странное впечатление. Представьте себе картинку - трое молодых мужчин шествуют по залам музея подобно верблюжьему каравану - гуськом, держась за хлястик пальто впередиидущего. Впереди выступает гордый вожак, с любопытством посматривая по сторонам, а за ним бредут, спящие на ходу, повесивши буйны головы два верблядя. Каждая остановка возле какого-нить экспоната сопровождалась двойным толчком в мою спину - сначала Баламут бился в спину Дрюни, а Дрюня же , в свою очередь, в мою. Поскольку на нас были кожаные пальто, сие действо сопровождалось озвучкой - Шлёп, шлёп. Трогались с места мы тем же порядком - сначала я слышал, как Баламут дёргался за хлястиком Дрюни, а Друня - за мой. Так и передвигались по музею - дёрг,дёрг....., два-три шага - шлёп,шлёп..... Посмотрел на стенд и опять - дёрг,дёрг....., два-три шага - шлёп,шлёп..... Через полчаса я уже как-то втянулся в ритм, хотя редкое всхрапывание друзей несколько раздражало. И вот в какой-то момент я остановился у заинтересовавшего меня стенда и О, Ужас, ощутил одинокий толчок в спину. Второго " шлёп" не прозвучало ! Резко развернувшись, я за своей спиной обнаружил одиноко и сладко посапывающего Дрюню. Баламута не было ! Чуйка взвыла дурным ревуном о надвигающихся неприятностях. Растолкав Дрюню, я сообщил ему радостную весть о потере в наших рядах. Судя по лицу Дрюни, чуйка работала не только у меня. Мы кинулись на прочёсывание залов, как оголтелая зондеркоманда на свидание с партизанами. И вот, ворвавшись в один из залов, мы уткнулись в следующую картину. На приступочке, подле ботика Петра-1-го сидел, обливаясь слезами, горько всхлипывая и что-то нечленораздельно завывая наш друг Баламут. Рядом с ним сидела женская грудь размера 4-5-го, лет 45-50-ти на вид, прижимая к своему бюсту непутёвую голову Баламута, продолжавшего что-то горестно вещать и ронять сопли между этих выдающихся полушарий. Рядом стоящая ещё одна женщина, тоже обряженная в униформу смотрительницы музея, что-то накапывала в стакан из какой-то медицинского вида скляночки. НИКОГДА до этого и НИКОГДА после, я не видел Баламута в таком безутешном горе. Он ревел так, что ручьями его слёз можно было устроить полноценное наводнение в Сахаре. Он ревел белугой и плакал шакалом. Решив, что злые музейные тётки изобидели нашего маленького двухметрового товарища, мы кинулись на помощь другу, словно два взбесившихся Чипиндейла. И тут к нам пришёл большой " СЮРПРАЙЗ". Баламут, узрев сквозь завесу слёз, наши приближающиеся фигуры, тыкая в нас немытым обсопливленным пальцем, взвыл голосом изнасилованной россомахи - " Это - ОНИ ! И здесь меня нашли ! СПАСИТЕ...! ПОМОГИТЕ..!". Рты тёток тут же приросли свистками и по ушам вдарили заливистые трели милицейских свистков. Из коридора раздавался бодрый топот милицейских сапог, что предвещало скорое появление на сцене группы новых дружелюбных лиц. Сказать, что мы с Дрюней были удивлены - это значит просто промолчать. Пока мы с Дрюней умилённо удивлялись, мне успело прилететь поперёк заднего детско-воспитательного нервного центра резиновым милицейским "здрасти" и двое резвых дядек в сером начали завязывать мне руки на спине морским узлом, пытаясь поставить меня в позу буквой "Гриша". Двое других недобрых дядечек, с усердием , достойным более мирного применения, пытались и Дрюню определить в какую-нить живописную позу, не особо заморачиваясь выбором буквы алфавита. Не буду Вас долго томить своим рассказом. После длительных и шумных препирательств, выяснилось следующее - Баламут, за каким-то лихом, забредший в зал музея, своим нетрезвым взглядом уткнулся в пушечку, установленную на носу ботика Петра. За каким, я извиняюсь, хреном этому двухметровому чаду запонадобилась эта пушечка - вопрос открыт по сей день. Но он полез её отковыривать. На вопросы смотрительниц музея, прибывших для пресечения сего безобразия, Баламут, в присущей ему экспрессивной манере, живописал в лицах, что он несчастный , убитый похищением жены неизвестными бандитами, отец четырёх малюток, что третью ночь заходятся плачем и заламывая в горе свои детские ручки, требуют от несчастного отца срочного возвращения мамки домой. И без этой пушки ему с бандитами никак не сладить ! Сердобольные женщины ревели за компанию с Баламутом и норовили опохмелить его валерьянкой. А тут и мы появились. Что замкнуло в Баламутовой голове - загадка. Видать, в роль вошёл. В итоге посещения музея, мы подарили ментам триста баксов, Дрюня украсился сине-фиолетовым ухом, а я в такси сидел боком до самой гостиницы. Баламут, предчувствуя милый товарищеский разбор происшедшего, до самой гостиницы сидел притихший и только жалостливо хлюпал носом. Прихрамывая, постанывая, закрывая рукой ухо и пошмыгивая, "три богатыря", обогащённые свежеприобретёнными познаниями по истории российского флота, ввалились в номер. Оказывается, нас там поджидали. Чуйка взвыла, как ошпаренная ! Но было поздно. Ввалились мы втроём в номер в предвкушении душа и постели, а в номере вся гоп-компания, да ещё и с пополнением в лице трёх девчонок. Ржут, жрут и никого не трогают. Полинка на Дрюне повисла, что-то в уши ему дует, потом заохала , побежала за аптечкой. Как же - всемирная катастрофа, Дрюнечка ушко поцарапал. Пока я переодевался, мылся, Баламут тихо слинял в свой номер. Выхожу из своей комнаты, а ко мне Полинка, с радостной улыбкой от уха до уха - " Гризлик, познакомься с моей двоюродной сестрёнкой Дашей. ". Я голову поднял и обомлел ! А за спиной Дрюнин голос шёпотом - " Прощай , медвежий цирк. И на тебя девки капкан нашли.. ". Надо заметить, что с Дрюней мы дружим с шести лет отроду и знаем друг друга, как облупленные. И вкусы и пристрастья. И ,видать, этот, пардоньте, мой друг, с ухом Чебурашки, с Полинкой всё-таки своими познаниями моей натуры ненавязчиво поделился. Потому, что посреди членов компании стояла ОНА...!!! Да простит меня читатель за скудность моей речи, но попробую описать ( как смогу..) внешний вид, приуготовленной мне "бомбы". Девушка, лет 23-24-рёх, ростом около 170 см. Высокий гладкий лоб и под ним дугообразные, словно очерченные циркулем, чёрные ,как уголь брови. Под ними влажно блестящие, как у оленёнка, огромные глазищи чайного цвета, обрамлённые, как крыльями бабочки, невероятно длинными ресницами. Ровный аккуратный,чуть вздёрнутый носик, идеальной формы. Высокие, резко оччерченные скулы и две ямочки на щеках. А как ОНА улыбалась.. !!! Из -под чуть припухлой верхней губы, формой и контуром призывающей к немедленному началу процесса страстного лобзанья, виднелся ровный рядок влажно поблёскивающих белых зубов. Всё это было украшено гривой волнистых чёрных волос, рассыпавшихся по плечам и спине., из-под которой проглядывались маленькие округлые ушки. Это произведение искусства крепилось на точёной шее, плавно переходящей в плечи и грудь, номера эдак второго и явно округлой формы ( что демонстрировал ненавязчиво расстёгнутый вырез кофточки ). Талию можно было обхватить ладонями, плоский живот и слегка оттопыренная попка громко намекали о многолетних занятиях барышни художественной гимнастикой или танцами ( оказалось - гимнастика..). Неширокие бёдра опирались на НОГИ. Нет, не ноги. Это было одно из самых удачных творений природы ! Длинные, точёные, идеальной формы с узкими аккуратными коленочками, с изящными щиколотками и высоким подъёмом стопы. И эта радость мужского глаза была втиснута в чулки со швом сзади и заканчивалась видом туфелек на небольшом каблучке рюмочкой. Строгая юбка рюмкой, с задним разрезом, дополнялась строгим пиджачком и полурасстёгнутой кофточкой. ЧУЙКА пискнула - " Пропадать...! " и ушла в запой. Ко мне подошла Полинка - " Нууу, иди , знакомься " и радостно хлопнула меня по попе, решив ускорить процесс мести. Попала она, как раз, по той половинке, которая хранила воспоминания о истории военно-морского флота России, что любезно запечатлели на моей жопе резиновым "здрасти" неуёмно-ретивые менты из музея. Млять, как же это было БОЛЬНО....! В отдельном трёхкомнатном номере, отдельно стоящего посреди города Ленинграда здания гостиницы "Москва" родился ЗВУК ! Когда он от ультрозвукового звучания опустился до баритонального поскуливания, народ уже сидел дружно на попах, зажимая уши. Я, конечно, подозревал, что смесь рёва раненого в область задней лапы медведя и победного клича индейцев племени апачей, оскорблённых ранением в ту же область, могут впечатлить некоторых товарищей с неокрепшей психикой, но не настолько же. Волосы окружающих стояли дыбом, глаза норовили покинуть свои орбиты и весь номер оказался завален разбитой посудой. Обогнув, застывшую в ступоре Полину и подойдя, к не менее ошарашенной подобной увертюрой к знакомству Даше, я , как можно проникновеннее, произнёс - " Дашенька, поскольку сейчас меня некому здесь официально Вам представить, вынужден набраться смелости и представиться Вам сам. Вы можете звать меня Гризли ". Даша хлопала ресницами и молчала, как индеец у столба пыток. Расцеловав ладошки, бессильно обвисших девичьих рук, я продолжил официальную часть начала процесса охмурения - " Поелику здесь и сейчас начнётся уборочный процесс номера, не соблаговолите ли Вы оказать мне честь составить компанию в посещении местного ресторана ?" Вот представьте себя на месте этой девушки. Что бы Вы ответили ? В общем, послали меня. Правую бровку приподняли недоумённо, обошли, как пустое место и пошли общаться дальше с компанией. Полина хихикает, Дрюня вздыхает жалобно-сочувствующе, как конь в ночном. А меня зацепило. Смотрю на неё - душа поёт. Знаете, как бывает - увидел человека и ВСЁ...! И понимаешь, что это твоё. И если, пройдёшь мимо, будешь полжизни себе локти грызть. И я кинулся в БОЙ ! Я травил байки, я рассказывал анекдоты. Я всеми известными мне способами пытался привлечь её внимание. Всё было тщетно. Над анекдотами , что рассказывали пацаны и девчонки, она заливисто хохотала, расцветая ямочками на щеках и белозубой улыбкой, но на все мои шутки только бровь приподнималась. Работала она, как и её лучшие подруги,что приехали вместе с ней, в какой-то адвокатской конторе. У пацанов тут же возникло столько срочных юридических вопросов к ним ( ерунда,что у каждого в Риге по персональному адвокату, а у кого и по два ), что девчонки оказались в центре внимания компании. Полина - цвела и пахла...! Чем больше я дёргался, тем более торжествующей становилась её улыбка. Честно говоря, я не слабо разозлился. Вот как-то не доводилось мне до этого сталкиваться с таким откровенным пренебрежением к собственной персоне. Как Вы думаете - что должен чувствовать мужчина, который полжизни привык чаще убегать от женщин, нежели их домогаться ( честно говоря, домогаться, вообще, ни разу в жизни не доводилось..), а тут женщина, в которой тебе нравится АБСОЛЮТНО ВСЁ, смотрит на тебя, как на пустое место ! К тому же, перед тобой гарцует этакая королевешна, что просто привыкла к постоянному мужскому вниманию и восхищению. Да и было там чем восхищаться, чего уж, было ! У Дарьи , при её осанке, при гордо приподнятой голове и вздёрнутом носике, было слегка горделиво-заносчивое выражение лица, но когда она улыбалась - словно солнышко выглядывало. А, походка...! Она не ходила, она танцевала....!!! Я оставил компанию и ушёл в другой номер. Тут же прибежал Дрюня - меня успокаивать. Следом вплыла Полинка с лицемерно-ехидствующим выражением лица - " Гризли, а чего это ты сбежал ? Тебе что, Даша не понравилась ?". Собрав всю свою выдержку в жменю, я равнодушно-скучающим голосом ответствовал - " Знаешь, Полюшка, девочка, конечно, очень красивая, но мне кажется, что это - не моё. Как-то мне её подружки больше понравились. ". Полинкиному возмущению моей близорукостью и неумению разглядеть настоящую женскую красоту не было предела. Минут двадцать она вещала о Дарьиных достоинствах - и умница , и красавица, и мисс чего-то обо что-то, и даже не было забыто несравненное умение готовить. На все Полинкины пиар-закидоны я реагировал со спокойствием пингвина, упившегося рыбьим жиром. Полина гордо фыркнула что-то о моих умственных способностях и гордо удалилась. Дрюня, ехидно разулыбавшись и пару раз многозначительно хмыкнув,сообщил мне, что " Вот теперь он узнаёт друга Гризли..!", тоже свалил вслед за Полиной, предварительно сообщив мне, что через два часа мы все встречаемся внизу в ресторане. Часик я посвятил здоровому и освежающему сну ( исключительно на боку ), потом принял душ, побрился и переодевшись, спустился в зал ресторана. Вся компания ( человек двадцать ) заседала за накрытым столом, балуя себя всевозможными напитками и изысками местной кухни. Слева от Дрюни сидела Полина и Дарья, справа Вика и Света ( лучшие подруги Дарьи). Дрюня , естественно, озаботился, чтобы между Викой и Светой остался свободный стул для меня. Ужин был в разгаре, веселье набирало обороты. Я был - в ударе. Девчонки оказались симпатичными , умными и смешливыми, что явно положительно сказалось на включении моей "говорильной" железы. Всё моё внимание принадлежало в этот вечер исключительно им. Я был галантен и внимателен, весел и предупредительно- любезен. Девчонки были задарены огромными букетами цветов, ансамбль надрывался в исполнении томно-лирических мелодий , исполняемых только, то для " Светлячка моей души.", то для " Виктории -победе над одинким мужским сердцем.". В девчонок было влито не меньше ведра лучшего шампанского. Столько я никогда в своей жизни не танцевал. Вика оказывается всю жизнь занималась танцами и когда мы выдали танго - весь зал аплодировал, а мне пришлось бежать в туалет отмываться от помады, ибо вся женская часть нашего коллектива за такой танец решила меня вознаградить. Светланка предпочитала блюз, под который танцевала довольно своеобразно - её , надо заметить, довольно стройная и красивая нога всё время как-то нечаянно оказывалась между моих ног. Полинка, несколько раз вытаскивала зачем-то девчонок в туалет, но они на её нотации не велись и продолжали целоваться со мной на брудершафт уже и без шампанского. Мы хохмили и веселились. Весь наш край стола, где рядом со мной со своими девчонками присоседились Вжик и Муля, захлёбывался весельем. На второй половине стола царила чинная неторопливая беседа - видимо , обсуждались виды на урожай в Ленинградской области. Дрюня всё время пытался перебраться к нам поближе, но Полина была настороже и все его попытки пресекались немедленно и бесповоротно. После того, как девчонки начали осваивать поцелуи на брудершафт втроём ( причём, меня использовали вместо напитков ), я решил, что пока Полина не начала в меня кидаться посудой - надо сваливать. Опять же, надо понимать, что время от времени танцующую Дарью ( а танцевала она изумительно ) - я не видел в упор, попытки томно потягиваться, поправить чулочек и регулярные просьбы подать соль или горчицу - просто игнорировались. Единственное, что в том момент радовало и воодушевляло - это факт отсутствия у Полинки пистолета. Правая бровь Дарьи, как поднялась два часа назад, так и не опускалась. Да и посматривать она на меня стала как-то.. странно. Сколотившись в мини-бандеру с Мулей и Вжиком и похватав девочек, мы вызвали такси-микроавтобус и поехали кататься по ночному Ленинграду. Пытавшийся к нам присоединиться Дрюня, был безжалостно перехвачен железными объятиями Полины и оставлен развлекать их с Дарьей в гостинице. А мы поехали любоваться ночным Питером. Когда мы под утро вернулись в гостиницу, в фойе нас дожидался в гордом одиночестве Дрюня, в котором явно бурлила невыносимая радость от встречи с лучшим другом. Вот попробуйте догадаться, что эта помесь змеи, пригретой на груди и банного листа, приставшего к заднице, сказала своему лучшему другу ? Первое,что сообщил мне Дрюня - это была весть о том, что Полина с Дарьей засели почему-то в моём номере и выходить оттуда категорически отказываются. Вторая настораживающая новость заключалась в том, что у них уже заканчивается вторая бутылка коньяка. В третьих - Дрюня пребывал в явно растрёпанных чувствах и в номер один возвращаться упорно не желал, сказав, что его отправили на мои поиски и велели без меня не возвращаться. Крайне удивлённый малодушным поведением Дрюни, мне пришлось ему кое-что напомнить - " Дрюня, я не понял - ты орёл или где ? Так, быстро встопорщил крылья и за мной...! Ща мы быстренько наведём порядок в твоём гареме ". И мы решительной и почти ровной походкой устремились к номеру. Об Вас когда -нибудь выбивали ковёр ? Нет ? Тогда Вам меня не понять. Вот попробуйте вообразить себе лишённую какого-либо смыслового содержания картину. Вы заходите к себе в номер с вполне определённой целью - призвать к порядку , разошедшуюся не в меру , желающую любыми средствами изобидеть тебя за якобы униженную тобой свою подругу, любимую женщину своего лучшего друга. Там же должна обретаться женщина, которая призвана послужить орудием этой женско-клановой праведной мести, которая тебе нравится так, что аж глазам больно. И ты весь вечер и полночи вытворял всё, что только могла тебе подсказать твоя больная фантазия, пытаясь доказать ей, нууу что она тебя нисколечко, ну ни на грамулечку, ни на сантиметрик абсолютно не интересует. И ты с холодно-равнодушным и пьяно-высокомерным выражением того, что у нормальных людей именуется лицом, направляешься в номер, чтобы там всё это продемонстрировать. Я решительно вломился в номер и застыл...! В номере царил МИР и ПОКОЙ. На журнальном столике, меж двух коньячных бокалов, трепетала огоньком свеча, играя фантазийно-романтическими тенями. И над всем этим плыл, кусая за сердце и царапая душу, гитарный плач Гарри Мура. В креслах, забравшись в них с ногами, расположились две мужских рубашки ( одна моя, вторая Дрюнина) , надетые на два самых изумительных полуобнажённых манекена, которые только может себе представить расшалившаяся мужская фантазия. Дарья, грациозно потянувшись ( от Камасутры до Голливуда, ВСЁ ушло плакать в угол..), подошла ко мне и прижавшись всем телом, закинула мне руки на шею и тихонечко,глядя своими колдовскими глазищами мне в глаза, тихо прошептала мне в ухо - " Ну что, мой хороший ? Отколобродил ? Набесился ? Ну покапризничала барышня - чего сразу-то в амбиции впадать ? Пойдём за стол, я тебе сейчас хоть бутербродами накормлю, устал же поди.. ". А как она при этом выглядела !!! Мало того, что нету для мужского глаза более умилительней картины, чем красивая женщина в твоей рубашке, так ещё в эту рубашку завёрнуто ЧУДО, о котором ты мог только грезить и мечтать. Чуйка тихо пискнула и исдохла. Сказать, что я не был готов к такому повороту событий - думаю, Вы и сами об этом догадались. Как мне потом рассказывал Дрюня, давясь весельем, такого выражения лица - он у меня не видел отродясь. Меня УБИЛИ, как утку на взлёте. Дуплетом, аж перья - в разлёт и в стороны ! Я влетел в номер, как атакующий орёл, во всю ширь расправивший гордые крылья и готовый к решительной схватке, а мне, как паршивому курёнку, буквально одной фразой, свернули худую цыплячью шею. Это была ЖЕНЩИНА...!!! Богоподобно ослепительно красивая и неимоверно мудрая. Я сдулся, как воздушный шарик, в который внезапно ткнули окурком и покорно прошествовал к столу. Даша, улыбаясь своей ослепительной улыбкой, смотрела на меня, как любящая мать смотрит на вернувшееся, набесившееся и на нагулявшееся во дворе с мальчишками, дитя и КАКИМ восторгом победы сверкали синие брызги Полинкиных глаз...! Я встал на колено и расцеловал Дашкины ладошки. Меня хватило только на - " Прости меня, родная. Я - ДУРАК...! " И была НОЧЬ.... Мы так и не расстались до света за окном, мы с Дрюней сёрбали чаёк, девчонки время от времени позволяли себе смочить свои губки коньяком. СВЕЧА ГОРЕЛА НА СТОЛЕ, СВЕЧА ГОРЕЛА........ Мы травили байки, смеялись, пели песни и НАСЛАЖДАЛИСЬ обществом друг друга. Мы говорили и не могли наговориться. Мы говорили, как могут разговаривать только внезапно ушибленные ЛЮБОВЬЮ люди - словами и загадочным молчанием, глазами в глаза и изгибом губ, сморщеным носиком и приподнятой бровью. Мы ПИЛИ друг друга...!!! И рождалось единство душ, желание дышать с человеком одним кубометром воздуха и слушать и слушать, как стучит её сердце. Потом нагрянул день и мы всей компанией отправились в офис адвокатской конторы обеспечивать девчонкам предоставление им срочного отпуска. Утром мы сгреблись всей дружной компанией и, вызвав два такси-микроавтобуса, собрались на работу к девчонкам выбивать для них отпуск. Впорхнувшие в басик Вика со Светой, сунулись ко мне чмокнуть в щёчку, но споткнулись о взгляд Дарьи Горынышны и срочно пересели в другой автобус. На наши расспросы о своём работодателе, Даша рассказала следующее - владельца и директора адвокатской конторы зовут Микаэль Израйлевич, ему 46 лет, работниц набирает исключительно модельного облика, в результате чего потом же и беспрерывно страдает от неразделённых с ним чувств. Зануда редкий, хотя в целом - человек неплохой и адвокат от Бога. Как только в воздухе раздалось зарубежное звучание " Микаэль Израйлевич", наш друг Мося начал проявлять активность, аки бык перед корридой. Тут, наверно, надо поподробней рассказать о нашем друге ,известному в нашей компании под творческим псевдонимом "Мося", дабы дальнейшее повествование имело логическое объяснение. Мося был конченным и заматеревшим АНТИСЕМИТОМ...! Маму Моси звали Дора Гершевна (с девичьей фамилией Нахимович ), а папу - Иван Иванов. Какие дебаты происходили в семье Ивановых перед рождением сына - тайна за семью печатями. Но дитёнка назвали Моисеем и со временем он вырос и расцвёл чудным ФИО - Моисей Иванович Иванов. Когда Мосе было десять лет, пылкая натура Доры Гершевны воспылала непреодолимой страстью к какому-то юноше, лет на 15-ть и килограмм на 40 её моложе и сбежала из семьи, осчастливив своего нового избранника всеми 120-тью килограммами своего трепетного тела. Мося ( по латышски - Мозес Ивановс ), травмированный с детства поведением своей мамы, со временем перенёс весь свой гнев на народ Израилев и много лет готовил себя к борьбе с мировым сионизмом. Как в России во всём виноваты американцы, то Мося даже в факте наступления зимы всегда видел след коварной деятельности представителей сионистского мирового заговора. При этом надо себе ещё и представлять Мосю - 194 см роста, изящное телосложение шкафа-купе и шрам через всю левую щёку, зацепивший глаз, отчего создавалось впечатление,что Мося постоянно прицеливается. В довесок, Иося всю свою жизнь занимался то борьбой, то боксом, то просто уличным народным мордобоем, в результате чего имел многократно переломанные уши, нос в виде латинской буквы "S", оскал металлических зубов через один природный и двадцать с лишним мелких шрамов, приобретённых путём прохода через витринное стекло ресторана. Поэтому, когда Мося улыбался, впечатлительные люди могли и брюки непроизвольно намочить. К тому же, от мамы Мосе досталась явно выраженная семитская внешность, с выдающихся размеров "шнобилем" и со всей неистребимой тоской еврейского народа в глазах, а от папы - рост и кулаки. В добрых и наивных глазах Моси плакатными буквами читалось непреодолимое желание познакомиться с Микаэлем Израйлевичем. Поскольку данный Микаэль Израйлевич, ничего хорошего мне ещё не сделал, я вынужден был согласиться с Мосиным детски-восторженным желанием посетить офис адвокатской конторы. Выгрузившись из басиков, мы дружным коллективом, этакой робкой стайкой громкоржущих просителей, ввалились в офис. Александр Матросов, которого изображал охранник на входе, убеждённый Мулей с Баламутом не заканчивать свой грешный путь прямо сегодня, быстро метнулся в ближайший магазин за пивом для пацанов, два ящика которого и притащил на себе прямо в кабинет М.И. ( сократим Израйлевича..). Когда охранник заносил пиво в кабинет, то был крайне удивлён живописностью патриархальной картины, царящей в этой части офиса. За длинным столом сидело три девушки и высунув языки от усердия под диктовку Вжика писали заявление на отпуск, используя, неубиваемые с точки зрения нашего друга, аргументы - " Мне уже четыре дня не мяли сиськи" и " уж климакс близится...", "вторую неделю смотрю сны на немецком..." и т.д. Перед столом директора, водрузив на него вытянутые ноги, сидел Муля и лениво сквозь зубы рассуждал о проблемах использования рабского женского труда на ниве юриспруденции. Несчастный,взъерошенный человек по имени Микаэль Израйлевич, покрытый потом и вставшей дыбом по всему телу остатками шерстяной растительности, пытался улыбаться посиневшими губами и дружелюбно кивать всеми тремя подбородками. Каждые пять минут над его головой раздавался рык Моси - " Таки Вы продолжаете утверждать, что Вы - дагестанец...? ". М.И. утвердительно тряс головой и никак не мог в себе найти ни одного слова благодарности Господу за приезд Дашиного братика из Риги, с целью проведать сестрёнкино житьё-бытьё. В роли любящего братика выступал Баламут. Когда из глубин офиса, где за столами прилежно трудилось ещё человек десять дечонок-правоведов, раздался радостный возглас Вжика - " Гризли, да тут малинник ! А, чё всех-то не забираем ?! ", зубы директора начали выстукивать замысловатое стокатто. Собравшись с духом. ( и видимо, перед этим помолясь ), Микаэл Израйльевич решительно поднялся из кресла и открыл рот. Откуда вдруг вылетел полузадушенный писк, т.к. в это время Мося ухватил его за директорские ягодицы и радостно взревел - " Вауу...! Какая девочка ! Я два года в общей хате без "чухи" стены коптил, а тут,гля, где моя мечта ныкается...!!! " ( надо,правда , сознаться, что Мося тюрьму только на картинке видел ). Видимо, это оказалось последней каплей. Девчонкам почти мгновенно был предоставлен оплачиваемый отпуск - с сего дня и до, как соскучитесь. Народ загрузился в басики и отправился обедать, а мы - Даша с Полиной, Дрюня и я, подгоняемые девчонками, поехали в гостиницу. Прежде чем продолжить рассказ о Питерских приключениях, хотелось бы рассказать тебе,дорогой мой читатель, о моём друге Дрюне, дабы ты в полной мере смог оценить всю глубину и внезапность, происшедших с Дрюней, метаморфоз. Дрюня явлением был редким, я бы даже сказал, уникальным. Но, пожалуй, по порядку. Ростом Дрюня был 179см, фигуру имел треугольничком ( широкие плечи, подтянут, живот кубиками ), светло-русые волосы и голубые наивные детские глаза. С детства занимался плаванием и несколько лет ( по настоянию мамы, с боем..) танцами. В силу этого, имел пританцовывающую походку, гордую осанку и обаятельнейшую улыбку. Как собеседник - не имел себе равных ! Мало того, что имел широчайший кругозор, был начитан, так и людей чувствовал, как барометр давление. В общении был ровен, спокоен и чрезвычайно ехидно-улыбчив. Всегда был хорошо одет, обожал красивую хорошую обувь и регулярно сводил с ума нашего портного срочностью пополнения своего гардероба ( Вся наша гоп-компания одевалась в основном в шитые на заказ вещи....). Но КАК Дрюня действовал одним своим видом на женщин - по сей день загадочный и необъяснимый факт. Как валерьянка на кошек, как я уже упоминал. Как только Дрюня, начинал демонстрировать широту улыбки какой-нибудь женщине, приправляя сие действо звучанием своего бархатного баритона, поигрывая бровями над парой голубых наивных глаз, полных искреннего восхищения собеседницей - женщины, как правило, впадали в ступор и замирали, как бандерлоги перед Каа. Дрюниному обаянию - не было разумных пределов. Это была - просто загадка. Он глушил женщин своим обаянием, как рыбу динамитом. На фоне таких невероятных красавцев, как Муля,Тотоша, Бандера и Скипидар, мимо которых ни одна женщина не могла пройти не оглянувшись, а у некоторых и вовсе ноги в коленях слабли, Дрюня, вроде бы как должен был быть не очень заметен. Но не тут-то было...! Женщины, по каким-то только им известным критериям, с завидным постоянством продолжали ОБОЖАТЬ его и БОГОТВОРИТЬ ( иначе даже и выразить это не могу..). Самое невероятное - Он ПОНИМАЛ женщин, понимал, что они хотят и чувствуют. Он их читал, как раскрытую книгу. За его некоторые выходки ( в стиле - а ля поручик Ржевский..) любой другой мужик получал бы от женщины по морде - ему же тут же вешались на шею. В среднем, через полчаса общения с любой женщиной, та готова была следовать за ним хоть в Сибирь на рудники, хоть в Сахару на ПМЖ. К тому же, Дрюня обладал преихиднейшим чувством юмора и романтично- витиеватой речью, что сохранилось у него и по сию пору. Ну вот, например, из недавнего ( чтобы Вы представляли его манеру речи ) - " Знаешь, разлюбезный моему сердцу, друг мой Гризли, давеча ПЕРЕЧИТЫВАЛ ( !!! ) на сон грядущий Экзюпери, так обнаружил у него прелюбопытнейшую сентенцию прямо про тебя. Как утверждает сей неординарный автор, блудливых мужчин Господь наказывает рождением дочерей..! " - и глаза при этом, млять, такие добрые, добрые. При этом, мне даже в ночном кошмаре не может привидеться Дрюня с томиком Экзюпери в руках, этот счастливый отец трёх дочерей. А сентенция эта, видите ли, про меня. В этом Дрюня - ВЕСЬ..! При всём при этом, Дрюня - абсолютно оголтелый и конченный РОМАНТИК. Если нормальные пацаны, познакомившись с женщиной в ночном ресторане, норовили заманить её к себе в гости на предмет покормить срочно несчастных голодных рыбок в аквариуме, попробовать редчайший сорт кофе, заскочить на минуту - покормить котёнка ( кстати, мы все исходили чёрной завистью к Муле, у которого была очень редкой породы кошка - она не росла и всё время выглядела умилительным котёнком...) и иного бреда, в который женщины якобы верят, то Дрюня НИКОГДА ничего подобного даже в голове не имел. Дрюня, загрузив новую "боль его сердца и отраду души" в машину, пёрся встречать рассвет солнца на берег моря, или любоваться утренним туманом над лесным озером, или иной какой-нибудь хренью, что въехала в его романтичную голову. И что меня больше всего удивляло, что зайдя утром к нему домой ( а мы построили два дома рядом, у нас даже забора меж домами не было ), я обязательно встречал на его кухне эту "отраду глаз и души" со счастливым лицом и в его рубашке. Причём, как это ни парадоксально, но каждую свою женщину Дрюня любил, как последнюю в жизни ! КАЖДАЯ его женщина чувствовала себя ЕДИНСТВЕННОЙ, любимой и обожаемой КОРОЛЕВОЙ. Как этот, сукин сын, это проделывал - по сей день ума не приложу. Иногда Дрюнина романтика и вовсе выпадала за пределы разумного осмысления, что повергало в шоковое состояние наш немаленький, но аскетичный коллектив. Например - Приезжаю домой в три часа ночи, поставил машину - иду к дому. Слышу, что-то скребётся подле Дрюниного дома. Поднял глаза, всмотрелся - БИНГО...! Я на жопе ! Этот неугомонный "романтик" лезет по водосточной трубе на второй этаж собственного дома в одних цветастых трусах и с букетом в зубах. Влюблённый Роланд, млять ! А в распахнутом окне на втором этаже, раскинув вширки рученьки, сверкая белозубым оскалом на Луну, истомилась в ожидании Роланда "его Розалинда". Сюрр, ети его, во всей красе..!!! Причём, возлюбленный Роланд зацепился резинкой трусов за трубу и лихорадочно скребётся пятками по облицовке дома, чтобы не сверзиться вниз, накрывшись букетом. Представили себе эту романтично-идиллическую картину ? Потом резинка трусов, естественно, не выдерживает борьбы со стремящемуся к возлюбленной Розалинде Дрюниному энтузиазмом и Дрюня, сверкнув белыми ягодицами в лунном свете, вваливается в окно, где его встречают нежные объятья,истомившейся в любовном томном ожидании счастливой Розалинды. Правда, Дрюня потом неделю щеголял подраной рожей - букет был из роз. Мою реакцию, я думаю, представить не сложно. Своим радостно-счастливым завыванием на Луну, я, наверно, перебудил пол Юрмалы. Романтические подвиги Дрюни можно описывать долго. То, мне ранним утром приходилось вытаскивать его из болота, куда он умудрился залезть за букетом из кувшинок водных лилий, то поднимать ночью спасателей - прочёсывать просторы Рижского залива, куда унесло лодочку, на которой он решил прокатить очередную Розалинду, то искать трактор в четыре утра, чтобы вытащить его машину увязнувшую в песке на пляже, где он с " единственной и неповторимой" любовался лунной дорожкой на ночной глади моря и т.д. и т.п. В общем многолетнее общение с Дрюней, как-то слегка охладило широту моего собственного романтизма. При всём при этом, Дрюня ещё хорошо пел и очень неплохо владел гитарой, в связи с чем я даже как-то привык засыпать под, доносившееся из соседнего дома, охмурительно-романтичные напевы бархатно-баритонального исполнения. Иногда, прямо хотелось встать с постели и зайти к нему с благой целью - ни то уговорить утомлённую Дрюниными ухаживаниями женщину уже наконец-то ему "дать", то ли "дать" ему самому, лишь бы он заткнулся. В общем, женщины Дрюню любили ПАТОЛОГИЧЕСКИ. В связи с этим у Дрюни развилось неописуемое умение уворачиваться от излишнего женского внимания, т.к. сезон охоты лучшими представителями женского населения Риги был объявлен круглогодичным и круглосуточным Чтобы не утомлять Вас излишними рассказами о Дрюне, представьте моё удивление его поведением, когда он познакомился с Полиной. Сначала, я вообще не понимал - что происходит ? Это - не Дрюня ! Какие только мысли и предположения ни посещали мою голову. Представьте себе, что это Ваш друг на глазах превращается в " тряпку" и " подкаблучника". Что бы Вы подумали ? Я лично терялся в предположениях... В общем, продолжая рассказ о Дрюне и моих друзьях детства, стоит наверно Вам сообщить, что Дрюня Полинку умыкнул с собой в Ригу и мы отправились домой. А по дороге, естественно, невозможно избежать встречи с горячо нами любимыми Робин Гудами российских дорог. Мне кажется, что ДПС - это самая сексуальная часть мужского населения страны ( маньяки просто отдыхают ). Все ночи праздничных дней эти ребята не спят ! Они таятся в различных закутках при дорогах и, словно чудовищные порождения ночи, светясь голодным блеском глаз и люминисцентными нашлёпками, в самые неожиданные моменты выскакивают на дорогу, чтобы немедленно "отлюбить" Вас не сходя с места. Эти "феи" с волшебными палочками готовы день и ночь скрашивать нам жизнь. Вот и в эти праздничные дни несколько встреч с представителями этого "вурдалачьего" племени, похоже, обеспечили мне чудненькое настроение на неделю. И как-то вспомнилось то замечательное время, когда эти ребята назывались "милиционерами" ( видимо, от слова " милый ") и встреча с ними на дороге всегда носила позитивный характер и почти всегда предвещала несколько нескучных минут времяпровождения. Встреча с ГАИшником в конце 80-ых, в начале 90-ых была радостью, а не то, что сейчас - скучным и грустным мероприятием по расставанию с собственными деньгами. В общем, едем мы целой кавалькадой из Питера в Ригу - машин штук семь, да два арендованых басика, битком набитых девчонками. Шумно и весело. Этакий цыганский табор на пикнике. Трезвых - мало. И где-то на подъезде к Пскову вся компания захотела "размять ноги" возле придорожного кафе. Лишь группа в составе Мули, Вжика,Баламута и двух девчонок решила проскочить вперёд, дабы поискать что-нить поприличней. Сбегали мы по кустикам, попили кофейку и через часик тронулись дальше. И километров через двадцать, вся колонна встала. Я вылез из машины и пошёл в голову колонны. Знаете, вот вроде и попривык я к незатейливым шуткам своих друзей детства, вот казалось мне, что трудно меня уже чем-то удивить. Ан, нет ! Оказалось, что жизнерадостная натура Вжика, вкупе с физической поддержкой и фантазией Мули и Баламута способны устроить "ПРАЗДНИК" на ровном месте. Перед нашей колонной на дороге скучковалось десятка три машин, толпа народу, из которой время от времени вываливаются люди, держась за животы и рыдая от восторга. На толпу отбрасывает отблески милицейская мигалка, из Мулиной машины , стоящей на обочине, надрывается " Мираж" и где-то за толпой слышится голос Вжика - " Граждане, не забываем про фонд помощи ! Поможем жертвам режима ". Протолкавшись в первые ряды, радостно гомонившей толпы на дороге, я настолько был ошарашен открывшейся мне видом картины,что минут на десять выпал из реальности. Рядом с машиной ГАИ тихо, рядочком стояли три борца за соблюдение ПДД. Все трое ПОРАЖАЛИ окружающих ярко накрашенными губами, накладными ресницами, синими тенями и алеющими от румянца щеками. На головах двоих красовались пышные розовые БАНТЫ, а третий держал в руках полосатую палочку, украшенную на конце скромным синеньким бантиком ( видимо, у девчонок больше розовых лент не было...). За спинами этой троицы возвышались фигуры Мули и Баламута, пытавшиеся укрепить транспорант, на котором поперёк надписи ,Добро пожаловать в Псковскую область" ( видимо, до этого стоял у дороги..) ярко красным было написано - " Увидел гея у дороги - ОСТАНОВИСЬ ! Помоги материально ! ". Рядом с троицей неприлично раскрашенных мужчин в униформе лежала милицейская фуражка, с горкой накиданных купюр. Никогда раньше и никогда позже я не видел, чтобы люди с такой радостью и готовностью жертвовали деньги в помощь правоохранителям. А на капоте милицейской машины подпрыгивал и витийствовал Вжик. Он рыдал и плакал, он взывал к совести проезжающих, блистал красноречием, рассказывая о тяжкой судьбине геев-милиционеров, вынужденных скрывать свою сущность при тяжком советском режиме. Толпа благодарно ревела, плакала навзрыд и бросала деньги в фуражку ! Клянусь, сам своими глазами видел, как два плачущих дальнобойщика приволокли ящик консервов и поставили рядом с фуражкой. Гаишники, наверно, даже и не подозревали о том, с какой теплотой люди могут относиться к проблемам латентных геев в милицейской форме. Они стояли и тихо плакали от умиления. Тушь текла по их алым щекам, что добавляло пикантности происходящему. Над толпой разносился голос Вжика, впавшего в раж, призывавшего милиционеров отбросить предрассудки и расцеловать друг друга. Готовность Вжика собрать им деньги в фуражку на свадьбу пресекалось раздающимися из толпы криками " Горько..! ". Веселье набирало обороты. Народ не хотел никуда разъезжаться и громогласно требовал своего присутствия на первой брачной ночи. Когда Муля и присоединившийся к ним Мося начали на полном сурьёзе определять - кто же из троих будет сегодня невестой - гаишники от счастья сомлели в коленях и норовили своими криками передать всю глубину и радость от предвкушения сего действа. Толпа скандировала - "Горько...! Горько...! ". Счастье предстоящего события поломали Полинка с Дашкой, которые сами за рулём никогда не ездили и соответственно - гаишников им стало жалко. Последними уезжали Муля с Вжиком и я. Для меня по сей день загадка - где Вжик умудрился найти букет цветов, что на прощание вручил осчастливленным нашим отъездом гаишникам. Последнее, что я запомнил - это три одиноких несчастных фигуры в сером, над которыми ветерок шевелил два огромных розовых банта..... Вернулись мы в Ригу и жизнь наша заиграла новыми красками. Стали мы с Дрюней жить- поживать в гареме. У него в доме - Полина и две её подруги, у меня в доме - Дарья и две её подруги. С одной стороны, вроде всё хорошо. Но с другой стороны - кто-то всё время по дому в неглиже мечется, щебет девичий звучит безостановочно, пацаны в гости зачастили - девчонок, то увозят, то привозят. В доме постоянно раздражающе пахнет едой и женским парфюмом. Туалеты вечно не вовремя заняты, в бассейне постоянно русалки плещутся. Вечером домой несёшься, как наскипидаренный, а там тебе с ходу досмотр устраивают на предмет обнаружения посторонних женских волос на пиджаке, на наличие остатков запаха постороннего парфюма и т.д. ( Если Вам женщина говорит, что она - не ревнива, не верьте ! Это она ещё просто не определилась с правом собственности на Вас ). Опять же - по ночам спать не дают ! В общем, две недели сплошной гаремной жизни во всей красе. И тут Дрюне пригнали новую машину. Мы девчонок предупредили, что вечером у нас с пацанами встреча и убыли "обмывать" новую Дрюнину "тачку". Пацаны прибыли на "посиделки" тоже какие-то невесёлые - у них-то дома тоже по гарему. Одним словом - "обмывка" превратилась в мрачный алкогольный марафон по барам и ресторанам Риги и Юрмалы. Народ в кабаках удивлённо нас рассматривает. Подходят, спрашивают - что случилось ? К компании постепенно друзья присоединяются, так что к шестому кабаку нас уже человек тридцать было и по литру коньяка в каждом. И тут чёрт дёрнул Дрюню за язык. Он умудрился с пьяной откровенностью сообщить друзьям, что сделал Полине предложение и она пока думает. Взрыв атомной бомбы в Нагасаки по сравнению с реакцией пацанов - тьфу...! Детские шалости ! Нашего друга НЕ ОЦЕНИЛИ...!!! Посыпались планы и предложения по организации окончательного охмурения Полины, что сопровождалось, как Вы понимаете, активной стимуляцией мозгового штурма обильным потреблением коньяка и иных напитков того же порядка. Потом мы сменили ещё пару кабаков и часам к двум ночи план действий был выработан в мельчайших деталях. Подозреваю, что план, наверно, был почти гениальным. Жаль только, что его деталей никто к утру не помнил. Хронологию последующих событий мы всем коллективом потом две недели восстанавливали. Почему Вжик с Баламутом ночевали в обнимку у подножья бюста Ленина в центре Юрмалы, откуда их и привезли домой сердобольные милиционеры ( так и не сумевшие разомкнуть их обьятья..) - так и осталось загадкой. Почему на них были пионерские галстуки и где они их взяли в три часа ночи - тоже не совсем понятно, как Вы понимаете. Почему с Мосей два месяца после этого народ с опаской разговаривал - это-то было понятно. Мне бы,наверно, тоже не очень понравилось, если бы ко мне посередь кабака начал приставать двухметровый пьяный жлоб и , расстёгивая ширинку, требовал немедленно убедиться, что он не еврей. Тотошу домой к молодой жене привезли два друга в состоянии заготовки для Буратино, клятвенно её заверив, что Тотоша верен ей, как Родине, а женский парик на нём - для маскировки, чтобы девки не приставали. Причём, помады на всех троих понамазано - парфюмерный магазин обзавидуется. Муля переплюнул всех. Он прибыл домой сам, за рулём собственной автомашины. Гордый и молчаливый ( ибо, по словам девчонок, не мог сказать даже слово " мама" ). Потом , правда, долго пришлось выяснять где он посреди ночи смог купить себе новую машину и как её вернуть бывшему владельцу. Шедевром прозвучало утреннее похмельное объяснение Мули факта наличия одетых трусов поверх брюк. Когда он с самым серьёзным видом пояснил девчонкам, что от неумеренного употребления коньяка, у него иногда приключается диарея, а ему конфузно пачкать трусы, у девочек началась двухчасовая истерика. Мы же с Дрюней чинно прибыли домой на новой машине. Девчонки все вместе сидели у меня дома в ожидании прибытия своих ненаглядных с деловой пацанской встречи. Хватило наших сил только до входной двери в гостинную. Так и застыли скульптурной группой - я у левого косяка привалился, Дрюня - у правого. Лица наших подруг сияли неописуемым счастьем. В крайнем случае, мне так тогда показалось. Дрюня, выдав свой фирменный дружелюбный оскал и шумно загнав пьяные сопли на положенное им природой место, ласково попытался поприветствовать девчонок - " Дррробрррр.... утрррр.....! ". Поскольку мне казалось, что от переизбытка чувств и радости от встречи с Полиной, у Дрюни пострадала дикция, я решил перевести на доступный пониманию язык его утреннее приветствие. Звучало это примерно так - " Ааааа, Дрня... ал, дбрр ут, ик....! ". Дальше - ничего не помню. Учитывая, что ночью Дрюня сообщил мне, что новенький " мерс", который мы обмывали, предназначен Полинке в свадебный подарок, тяжёлое утро началось с истошного женского верещания в шесть звонких девичьих голосов. Неимоверным усилием воли я отодрал себя от постели и вышел во двор. Когда-нибудь доводилось Вам с похмелья заслушиваться хоровым исполнением "Плача Ярославны" на шесть голосов с жалостливыми подвываниями и горестными повизгиваниями ? Нет ? А , мне вот посчастливилось. Шесть девок в "неглиже", оглашая округу стонами и причитаниями, водили утренний бабий славянский хоровод вокруг шедевра немецкого автопрома. Кто сказал, что "Мерс" крепкая машина ? На "свадебном подарке" отсутствовала водительская дверь, левая фара и передний бампер. Видимо, для симметрии задний бампер мы сами отодрали, т.к. он торчал из открытого багажника. Лобовое стекло приветствовало начинающийся день разбегающимися добрыми трещинками, словно Ленинский прищур. Рядом со мной грустно пристроился Дрюня и переглянувшись, мы в полной мере осознали, что процесс сватовства неожиданно осложнился. С Дрюней творилось что-то неладное, только что на стену не лез. Вроде всё у человека хорошо - красавица Полина вилась вокруг Дрюни плющом, словно гаремная одалиска, предугадывая малейшие его желания. Надо сказать, что из Дрюни с Полиной пара получилась - всем на загляденье. Оба - красивые, умные, с невероятным чувством юмора, понимающие друг друга с полувзгляда и оба влюблённые вусмерть. Как-то пересеклись мы в городе, в кафе. Дрюня, я и Муля - что -то надо было обсудить. И я заметил, что Дрюня каждые пять минут посматривает на часы. Я поинтересовался - куда это он так торопится ? И получил крайне неожиданный ответ - " Домой надо, а то Полинка волнуется, когда я задерживаюсь ". Время было - часов шесть вечера. Я был в шоке..! Ему хотелось ДОМОЙ !!! Мы с Мулей переглянулись - отряд не заметил потери бойца. Диагноз был налицо - ЛЮБОВЬ. При том, что Полинка смотрела Дрюне в рот и ела его глазами, на предложение о замужестве как-то реагировала странно - ни да.., ни нет. Дрюня бесился и тихо начинал ехать крышей. Пришлось срочно собирать совет старейшин нашего маленького дружного племени. В совет вошли - Муля, Вжик,Баламут, Тотоша,Скипидар и я ( куда же без меня ). После длительных дебатов на тему " Все беды от баб " и шестой бутылки коньяка, пришли к консенсусу - надо делать СКАЗКУ ! ( благо опыт был богатый ). Меня отправили на разведку домой. Весь вечер я увивался вокруг Даши с разговорами о Полине, так что часа через три она начала на меня поглядывать с подозрением. В конце концов она начала подозревать что-то неладное, я был подвергнут изощрённым пыткам ( Ооо...! Как меня пытали, как пытали ) и вынужден был во всём сознаться. После того, как Даша объяснила мне происходящее с Полинкой в сугубо логичной женской интерпретации, что даже в принципе, не способен понять ни один мужчина, обретаясь в трезвом состоянии - " Она его так любит, так любит, что боится выходить за него замуж !? ", она потребовала своего участия в намечающемся мероприятии. Мои попытки выяснить составляющую женской логической цепочки "Так любит, что боится..." напоминали дружеское собеседование дебила с профессором астрофизики, т.к. приходилось всё время удовлетворяться ответами - " Ты - мужчина, тебе не понять ! ". Вот почему женщины считают, что при таких ответах на мужчину должно немедленно снизойти озарение понимания всего сущего ? ( кто бы мне объяснил ). К проведению операции " Сказка" были привлечены все силы и возможности нашего коллектива и всех наших знакомых и приятелей. Были задействованы такие технические и интеллектуальные силы, при использовании которых, мы могли бы например, запросто выкрасть президента США и никто бы этого не заметил. Три дня весь коллектив лихорадило в пляске Святого Витта. Небольшой оркестр срочно репетировал исполнение особо задушевных мелодий, Вжик осваивал акваланг, Муля с Баламутом проводили просветительно-воспитательную работу с руководством музея в Сигулдском замке, Дашка с подругами высасывали второе ведро крови из портных, Мося с Тотошей, занимаясь срочным ремонтом кареты, так провоняли краской и ацетоном, что их мухи за три метра облетали, владельцы цветочных оранжерей, при виде Скипидара, норовили попадать в обморок, а директор и органист Домского собора, после дружеского общения с яркими представителями самой "дружелюбной" частью нашей компании, поседели раньше времени и стали заикаться. Готовились кортежи, костюмы, лошади и музыканты. Город притих в ожидании СКАЗКИ. Всё это делалось в тайне от Дрюни с Полиной. Мы готовились женить ДРУГА...!!! Мы ждали только солнечной погоды, дабы во всей красе нахлобучить Дрюню надвигающимся счастьем. Влюблённая пара тихо наслаждалась обществом друг друга все эти дни и ни о чём не подозревала. И вот настал этот ДЕНЬ. Утром, вставшие ото сна, Дрюня с Полинкой обнаружили у себя в гостиной букет из 365-ти белых роз, за что недоумевающий Дрюня был с радостным визгом облизан и обслюнявлен ( смотреть на выражение его лица в тот момент - было сплошным удовольствием...). Пока Дарья отвлекала парочку и загоняла их в душ, девчонки быстренько разложили на кровати "обновки" в виде двух белоснежных кожаных костюма. После душа на весь дом раздавались писки , визги, охи и ахи. Но когда в гостиную вплыла Полинка, ахнули ВСЕ ! Белый с серебряной вышивкой свитерок, белая длинная кожаная юбка, отделанная по швам серебряной нитью, с глубоким разрезом почти до бедра, откуда кокетливо красовался белый с серебрянным отблеском чулочек. Белоснежная короткая курточка, расшитая серебром с белой песцовой опушкой и белые сапожки под колено (каблучок - рюмочка, голенища расшиты серебром ). Кстати, пришлось подталкивать Дрюню, чтобы он помог ей обуться, а потом ненавязчиво отдирать от Полинкиных ног - увлёкся, засранец. В сочетании с Полинкиной гривой и синими глазищами, смотрелась она просто - слов у меня нет. Царевна, Королева ! Только вот глаза у этой королевишны подозрительно поблёскивали влагой. Думаю, что нет смысла упоминать, что Дрюня тоже был во всём белом ( только без серебра..). К дому подъехал белый лимузин, куда была загружена наша парочка и они убыли на завтрак. Мы с Дарьей на машине следом. У причала в Майори ( центр Юрмалы) на реке Лиелупе нас поджидал речной параходик, весь украшенный цветами и бантами, в салоне которого был накрыт стол для праздничного завтрака и суетились, обряженные в белое, четыре официанта. С нижней палубы плыла музыка, исполняемая живым оркестриком. Шепнув Дрюне, чтобы он не забывал "надувать губы" и кушать Полинку влюблённым взором, мы водрузили парочку на борт и пароходик медленно пошёл вниз по течению. Нас накормили, напоили всякими "вкусняшками", музыка обволакивала, обескураженная парочка влюблённых сияла глазами. Когда Дрюня с Полинкой , стоя на носу пароходика намертво вцепились друг в дружку, Дарья подозрительно начала похлюпывать носом. Спустившись почти до устья и причалив к берегу ( где нас поджидал лимузин), мы выгрузились и поехали домой. Все эти передвижения эскортировались двумя белоснежными машинами с мигалкам и проблесковыми маячками. Рассказывать, что в окнах машин мелькали умилённые рожи наших друзей, думаю, нет нужды. Дома нас поджидали девчонки и смена нарядов. Что ещё может так согреть женское сердце, как смена нарядов ? По всей спальне были разложены атрибуты средневековой одежды - платье , туфельки, камзол, штаны и мужские ботфорты. Полный набор...! Ко всему этому, естественно, прилагался парикмахер с двумя помощницами. Дрюня постоянно вопросительно играл бровями, на что получал неизменный ответ - " Не твоё дело...! Иди к Полине..! ". Надо отдать должное Полинке - между счастливыми повизгиваниями она не забывала постоянно облизывать Дрюню и держать его в курсе того, что он самый, самый. Дрюня этого не оспаривал и "губы надувал" старательно. Когда Полинку упарикмахерели и одели, радовало лишь то, что ей не пришлось блистать на балах при императорском дворе ! В противном случае масса аристократических российских родов могла пресечься преждевременно. Дамы и барышни могли бы подавиться своими веерами. И Дрюня был хорош ! Вывели их из дома и тут восторгу народа не было предела....! Во дворе, запряжённая шестёркой белых лошадей, красовалась белоснежная с позолотой карета, на козлах которой , обряженные в ливреи, сидели Баламут и Муля ( где только такого размера ливреи нашли ? ). На запятках кареты стояли в казачьих костюмах, красуясь бандитскими рожами, Вжик и Мося. И ВСЕ - ТРЕЗВЫЕ ! ! ! Впереди и позади кареты на белых лошадях ( где только столько белых лошадей набрали..? ) сидело четверо всадников в рыцарских доспехах, с копьями в руках. Девчонки ахали, глаза Полинки сияли, Дрюня окончательно норовил впасть в ступор. Влюблённых в карету, сами - по машинам. И кавалькада тронулась в Ригу. Опустим описание лиц во встречных машинах, удивлённо-радостные лица прохожих, цокот лошадиных копыт по мостовой Старой Риги и общий романтический настрой компании. Мы приехали в Домский Собор. Средневековый готический Собор с лучшим органом в Европе. И посреди полумрака Собора обнявшись сидели ДВОЕ. И только для НИХ в пустом зале рыдал орган ( не поверите - я плакал..). Мы тесной кучкой теснились в притворе и все дружно шмыгали носами, а музыка плакала и зачаровывала, возносясь под своды Собора, омывая и очищая душу. Только пара людей в центре зала всё крепче и крепче прижимались друг к другу. Мне, наверно, никогда не забыть этой картины. Зрелище кусало за сердце и царапало душу. Я находился в совершеннейшем шоке, наблюдая дорожки слёз на щеках Мули и Баламута. Вжик вместе с девчонками плакал навзрыд.....! Обратно мы ехали такой же кавалькадой задумчивые и притихшие. Дашка в машине всё время шмыгала носом и постоянно твердила - " Гады...! Какие же Вы .. гады..!" и лезла целоваться. Осмыслить алгоритм её поведения я, знаете ли, даже не пытался. Молча вытирал ей сопли и нацеловывал в макушку. Приехали домой и оставили парочку в доме одних, забрав всех девчонок к нам. Смотреть на Дрюню с Полинкой было просто страшно. Они вцепились в друг дружку так, как будто завтра помирать... Мы ушли к себе. Девчонки впятером расположились у камина, вооружившись бутербродами и парой бутылок вина, а я пошёл к телефону - готовить второй этап охмурения Полинки. Проснулись все только к обеду. Народ бродил по дому какой-то притихший и слегка потерянный. Дашка сбегала к ДРЮНЯМ и вернулась какой-то пришибленной, со счастливо-мечтательным выражением лица, сообщив мне, что парочка уже встала и даже оделась. Я кинулся к телефону - начиналась вторая часть " Марлезонского балета". Через полчаса к нашим домам подлетели три пролётки, украшенные цветами и лентами, в лучших цыганских традициях. Вороные кони, с разукрашенными лентами гривами, звонкий распев бубенцов под дугами, на облучках цыгане в ярко-красных рубахах сверкали белозубыми улыбками - " Эй... барин, садись - прокачу...!!! " Вывели нашу парочку, высыпали во двор девчонки, тут же Вжик с Мулей. Шум, гам, смех ! Расселись и понеслись. Ах, это чудо конной скачки по дороге через сосновый лес, этот пьянящий воздух ВОЛИ и внутренней СВОБОДЫ, это непреодолимое желание рвануть рубаху на груди и заорать во всю мощь своих лёгких. Мы орали и пели, захлёбываясь восторгом и встречным ветром. И вот мы в устье Лиелупе. Прямо на дюне под соснами стоят пять огромных белоснежных шёлковых шатра ( где-то парашютов явно поубавилось...), рядом стоят накрытые столы, горят костры и мангалы, к соснам стоят привязанные осёдланные кони и нас встречал Цыганский ХОР. Цыганская ВЕЛИЧАЛЬНАЯ своим многоголосьем заставляла расправляться плечи и вела, вела ноги в пляс. Как они пели ! Что они творили своими голосами ! Душа плакала и просила водки. Ах, эта рюмка холодной тягучей водки под плошку красной икорочки, поднесённая черноокой красавицей.... И наша пара и выпила, и закусила, и крякнула от души. А музыка кружила головы, и рвала, рвала душу в лоскуты. Плакали гитары, звенели бубны и кружились разноцветьем цыганские юбки меж костров. Народу всё прибывало. Через часа полтора под соснами у костров и за столами гуляло уже человек триста. Ели, пили, пели и плясали. Полинка сияла глазами и улыбкой, не сводя с Дрюни счастливых влюблённых глаз. А мы орали здравицы, воспевая красоту избранницы нашего друга и голосили вместе с цыганами " Мэ мато" и "Сербиянку". Кто жарил шашлыки, кто катался на лошадях, кто гулеванил за столами, а цыгане кружили вокруг нашей пары и пели, и пели... В условленное время Муля дал мне знак и я потащил Дрюню с Полинкой прокатиться на лошадях по пляжу. Понятное дело, что Дарья меня на это ответственное мероприятие одного не отпустила. И вот мы, отъехав от гулянки метров на двести на четырёх лошадях, вдруг внезапно увидели, как из-за песчаной косы в нашу сторону выплывает белоснежная яхта под ярко-алыми парусами ( где Вжик умудрился украсть столько алого шёлка - по сей день загадка...). Яхта, не доходя до берега, бросила якорь и от неё отделилась шлюпка, направившаяся к нам. Мы ждали. От шатров к нам набежала толпа и все притихли в ожидании. Из шлюпки выбрались, обряженные в старинные пиратские костюмы, Тотоша и Скипидар ( загримировали их так, сам бы встретил - не узнал бы ), неся в руках здоровенную коробку. И Скипидар забасил - " Радость наших глаз, Полина. Ведомо нам стало, что украла ты сердце у одного нашего брата, славного морехода. Поэтому, не побрезгуй, прими от нас этот подарок." Полинка слезла с лошади и взяла у ребят коробку. В этот момент с борта яхты грянул салют и взвились разноцветные ракеты ( гремело минут десять ). Пацаны сели в шлюпку и уплыли. Полинка с девчонками кинулись открывать коробку ( Не я им судья...! сам бы кинулся...). В коробке поверх расшитого серебром и жемчугом свадебного платья лежало жемчужное ожерелье, диадемма, браслет и ещё что-то по мелочи. Кажется, туфельки расшитые под платье жемчугом и серебром, ну и ещё что-то ( уже и не помню..). Яхта, расправив алые паруса, уходила, цыгане грянули "Свадебную", девочки хором ревели.... ( меня всегда удивляла эта женская манера - реветь,когда наоборот радоваться надо ). Брат - мореход Дрюня стоял, с повисшей на нём Полинкой, с абсолютно обалдевшим , трудно описуемым, выражением лица ( Брат-мореход - три раза ха-ха..! Знала бы та Полина сколько плавсредств и при каких обстоятельствах этот знатный мореход на дно отправил. Кто читал мои рассказы - тот знает ). Вернулись за столы. Народ наливает, цыгане уже хрипеть начинают. Люди подъезжают и подъезжают, немедленно подключаясь к веселью. Дрюня мне делает страшные глаза и пытается всё время что-то спросить, на что в ответ получает недоумённое пожатие плечами и искренне-непонимающее выражение моих наивно- детских глаз. Смотрю, Дрюня начинает закипать. Пришлось вместе с Мулей и Вжиком объяснять ему нормальным пацанским языком, чтобы он прекратил " устраивать шумный кипишь, как лоховатый терпила" и " кидать предъявы братанам", которые и сами в непонятке. Видимо, звуки знакомой речи Дрюню как-то успокоили и после напоминания о том, что он не должен забывать "надувать губы" ( честно говоря, что Муля под этим подразумевал - я и сам не знаю..) и он снова "прилип" к Полинке. Подогнали лимузин и, поскольку дело было уже к вечеру, Дрюня с Полинкой, Дарья и я загрузились в нутро этой " роскоши автопрома" и поехали в Сигулдский Замок ( 40 км от Риги..). Кто там не был, тому трудно представить красоту этого места. Через поросшую лесом равнину течёт река Гауйя, из леса выпирает несколько гранитных кряжей, на вершине одного из них стоит средневековый замок. Скажем честно - место волшебно красивое. Вот только такого количества машин и пьяных людей Сигулдский Замок наверно никогда не видел с момента своей постройки. Народ продолжал веселиться и категорически не желал разъезжаться. Пришлось собирать всех наших пацанов в кучу, чтобы общими усилиями отогнать народ хотя бы на берег Гауйи, где как потом выяснилось, компания пополнилась всем составом милиции отделения города Сигулды, пожарниками этого же городка и присоединившимися к ним парой бригад "Скорой помощи" ( но это - другая история..). Мы же проводили Дрюню с Полиной в замок, где в замковом дворике их встречал маленький оркестрик старинной музыки, обряженный полным составом в средневековые одёжи для создания полного антуража. Вот сколько живу, столько женщинам и удивляюсь. Плохо им - плачут, привалило счастье - опять плачут. И ладно бы плакали в одиночку, а то, ведь, обязательно им коллективно-хоровой рёв устроить надо ! В общем завели мы нашу пару в замковую опочивальню - камин в полстены горит, поленьями постреливает, кровать с балдахином, с треть футбольного поля, шёлковым бельишком застелена, в углу столик накрыт, старинным серебром сервированный, подсвечник семью свечами настроение создаёт. Во дворике оркестр надрывается - старинные менуэты с гавотами выдувает. Полинка обмерла, Дрюню глазищами своими поедает - вся, как струна дрожит и плачет.... ( Вот пойми этих женщин ). Мы тихонечко оттуда свалили, оставив их вдвоём ( большие уже мальчик с девочкой - без наших советов разберутся ). Я только Дрюне шепнул, что оркестр до утра под окнами голосить будет, а халдеи в комнате внизу дежурят. Если что надо - дёрни за шнурок. Ну и к обеду на следующий день за ними приедем. С этим мы и убыли. Всю дорогу домой салон лимузина орошался слезьми пятью расчувствовавшимися до неприличия барышнями. К почётному званию " заслуженного ГАДА" добавилось ещё и поименование "сволочь". Нацеловывать, правда, не прекратили. Приехали домой и разбежались по комнатам, надо было выспаться, ведь завтра был запланирован решающий день. Наступил третий день, проводимой нашими усилиями операции "Сказка". К обеду вместе с Дашей загрузились мы в лимузин и поехали за Дрюней с Полиной в Сигулду. Подъехали к замку, а они на стене обнявшись окрестностями любуются. Забрали их и поехали в усадьбу к одному нашему приятелю. Усадьба стояла на берегу лесного озера. Место - красы неописуемой. Сосновый лесной массив, посредине - озеро и домина, сложенный из огромных брёвен. В усадьбе уже нас ждали. Только самые близкие - пацаны, девчонки - человек полтораста. На берегу в огромном казане уха варится, на столах рыбы понавезли прямо из коптильни на любой вкус и выбор. На костре пацаны на вертеле целиком кабанчика жарят. По всему лесу ароматы плывут. Вот сейчас пишу, а у самого полный рот слюны. Дрюня с Полинкой - как приклеенные друг к дружке, только улыбаются счастливо и , как-будто всё время молча глазами разговаривают. Тихие, словно пришибленные. Ну поели, попили - дело к вечеру и мы давай народ потихоньку выпроваживать. Остались - мы с Дашей, четверо девчонок, Муля, Мося и Баламут ( и Вжик с помощниками где-то по кустам ныкался..). Сидим вокруг костра, темнеть начинает - тихо так, душевно.... Гитара по кругу ходит - Муля с Баламутом девчонок романсами услаждают. Надо заметить, что Муля Есенинские вещи так пел, что до мурашек пробирало, а тут они с Баламутом так разошлись, что девчонки опять носами хлюпать начали. Стемнело. Ночь - волшебная. Ни одной тучки на небе, Луна, как праздничный блин, на полнеба раскорячилась, звёзды - словно горбушку солью посыпали, костёр потрескивает, гитара плачет, девки своими носиками хлюпают. Одним словом - КРАСОТИЩА...! И тут мы с Мулей на два голоса давай рассказывать "старинные латышские" легенды и былины - мол, если в начале весны в полнолуние выйти на берег этого озера и позвать "водяного", то он приплывает и может исполнить самое заветное желание вызвавшего его человека. И что в озере этом русалок - больше, чем рыбы, и что волки в этом лесу необыкновенные - если в лес попадают, по-настоящему влюблённые люди, то они им поют песню любви. Девчонки недоверчиво хмыкали, но мы с Мулей были так убедительны и честны, что через час уже и сами в это верили. И вдруг над лесом поплыл волчий вой ! Переплетающиеся голоса волчьей стаи ( голосов с десяток, наверное ) плыл над озером, то стихая, то взлетая до немыслимых высот. Луна, лес, озеро, с расстелающейся ночной туманной дымкой, лунная дорожка на воде, застывшей, как стекло, одинокий костёр на берегу и , плачуший, сжимающий сердце, протяжный волчий вой. Жуть ! Даже нас с Мулей ( два великих сценариста, мля ) до мурашек пробрало, чего уж про остальных говорить. Девчонки замерли в ступоре, только глазёнками сверкают, да к нам прижимаются. Дашка в меня вцепилась, трясётся вся. Только - только вой оборвался ( как потом выяснилось - магнитофон плёнку зажевал..), как в воде что-то начало плескаться тихонечко. У девчонок глаза и вовсе с перепугу светиться начали, вскочили, в стайку сбились - друг за дружку ухватились и только попискивают тихонько. Дрюня нож схватил, девчонок от воды заслоняет. Как есть - Еруслан-воин супротив чудища неведомого ( как мы тогда с Мулей не заржали - сам удивляюсь..). А Баламут старается, жути нагоняет - " Вон, вон хвостом плеснуло. Да вон же...! Что вы не видите, что ли ? Да, вот же - чешуя блестит..! ". Большой актёрский талант в человеке был загублен. Рукой в лунную дорожку тычет, голосом вибрирует. А из тумана выплывает маленький плотик и прямиком к бережку, где мы скучковались. Вокруг плотика вода пузырится, плещется что-то. Всё-таки что ни говорите, а женщины покрепче нас, мужиков. будут. Случись со мной что-нить подобное - я бы точно побежал бы уже штаны отстирывать. А эти трясутся все, зубами фламенко выстукивают, а к плотику постепенно , шажочками мелкими, подбираются. Нет во вселенной чувства сильнее, чем женское ЛЮБОПЫТСТВО...! Дрюня к плотику подошёл, Полинка с ним - вцепилась в него, но из-за плеча выглядывает. А на плоту лежит огромадный ( 150 штук ) букет из белых речных лилий-кувшинок ( где и у кого Мося разжился этим богатством - так и не признался ). Вдруг вокруг плотика вода забурлила и из- под воды голос ( невнятно, но разобрать можно ) - " Тебе, Полина..! ". Та аж подпрыгнула. Схватила букет и опять - к Дрюне за спину. Букет - тяжелючий, девчонки подхватили, держать помогают. А из-под воды опять голос - " Это Вам ! От меня..! ". И высовываются из воды две зелёные пупырчатые, все в тине, с длиннющими когтями, ручищи, держа позеленевший старинный маленький сундучок. ( Вжик эти "лапы" на киностудии с боем добывал..). Такого дружного женского истеричного визга на шесть голосов - я НИКОГДА и НИГДЕ больше не слышал. Хорошо рядом стекла не было, а то полопалось бы всё к чёртовой матери. Дрюня - весь в непонятке, лицом побелел, но шкатулку принял. В воде что-то булькнуло, типа - " На счастье ! " и плотик уплыл в туман ( Пацаны потом Вжика спиртом до утра пользовали - и вовнутрь, и снаружи ). Шуточное ли дело, вода - не парная. Дрюня открыл шкатулку, а в ней - два обручальных, обсыпанных бриллиантиками кольца. Одно себе на палец одел и Полинке в глаза смотрит. Та руку ему протянула и ревёт белугой, аж соплями давится. Да ещё пять дурынд букет еле держат, но рыдают так, как-будто их час назад зелёные залётные инопланетяне девственности лишили, ни поцеловав ни разу. Только Дрюня одел Полине на пальчик колечко, Муля махнул рукой и над лесом взлетел шипя и гремя САЛЮТ...! Грохотало минут сорок. Полинка на Дрюне висит и ревёт. Подружки невесты на все голосы плачем надрываются ( как утверждал Вжик, если баба ночью плачет - это, верняк, от счастья... ). Потом мы всю ночь выпивали, баловали себя всякими " вкусняшками" и выстраивали планы по проведению будущей свадьбы. Зарёванная, с опухшим носом и губами, но от этого не менее красивая и желанная, Дашка до самого утра пыталась неоднократно донести до меня мысль о том, что я самый коварный ГАД, которого она только видела в жизни, что я - подлец, негодяй и она меня за это любит.....! Вот скажите мне, на милость, в каком месте у женщин гнездится логика и как она выглядит ? Пора нам , наверно, вернуться к Дрюне с Полиной. Свадьба была назначена на 30-ое апреля, канун Вальнургиевой Ночи, ночи ведьмачьего шабаша, ночи разгула волшебства и чародейства. Празднество решили устроить в виде костюмированного шабаша. Весь день свадьбы описывать не буду, потому как история эта длинная и как-нибудь при случае постараюсь её изложить. Свадьба эта запомнилась мне в целом по двум причинам. Первая - я всё же женил лучшего друга. Вторая - я чуть не стал заикой. Если коротко, то гости стали съезжаться на берег озера, как только начало темнеть. Женщины ведьмами повырядились, некоторые - феями и волшебницами. Мужчины - колдунами, ведьмаками и чертями. В общем - кто во что горазд ! Костры горят огромадные, столы ломятся, шатров стоит с десяток, кто с утра праздновать начал - уже в озёрной тёплой водичке плещутся. Невеста озорными колдовскими глазищами сверкает, полупьяный жених из последних сил.улыбаться пытается. Цыгане на цепях здоровучего медведя притащили ( метра под два ростом..), в лапах поднос с двумя рюмками ( жениху и невесте..). Медведь - реально здоровый, как сарай у бабки. Четверо цыган еле-еле на цепях удерживают, морда ремнём перетянута, когти - скалолазам не снились - в общем ЖУТЬ..! Прошло около часа, и так меня приспичило избавиться от излишков жидкости в организме - сил нет терпеть. Мы же с Дарьей - свидетели, вот и таскались с новоявленными супругами целый день - то в ЗАГС, то в кабак, то на яхту. Одним словом - целый день на ногах и пил, пил, пил... Боком, боком, но в приозёрные кустики я по-тихому улизнул. Еле добежал. Выскочил на опушку, молнию на бегу расстёгивая и ВОТ она минута счастья. Стою себе, журчу, аки зарубежный памятник писающему мальчику, кругом лесная ночная тишина, вода в озере тихо плещется и я , пребывающий в счастливой нирване. Поднимаю глаза и ОХРЕНЕЛ.......! ! ! Прямо напротив меня, на лежащем стволе сосны сидит медведь. Без цепей, без намордника. Сидит, как человек - нога на ногу ( лапа на лапу..? ). У лапы на земле стоит бутылка водки и стакан с бутербродом поверху, а в лапе двумя веточками защемлённая сигарета дымится. Сидит и КУРИТ. И как-то он на меня ещё и смотрит странновато - ни то с осуждением, ни то с интересом гастрономическим. Сказать, что я обомлел - не те слова...! Ещё бы минут пять и я бы точно ушёл бы в декретный отпуск с немедленным логическим завершением прямо здесь же, на месте. Не поверите - я креститься с перепугу начал. И тут эта страшенная тварь ровным спокойным голосом Вжика этак ехидненько интересуется - " А чё это, Гризли, ты на меня, как на икону крестишься...?". Потом я минут десять говорил. Без остановки. Я вспомнил всех родственников Вжика до четвёртого колена, все его сексуальные привычки и наклонности, умственные способности и черты характера. Я бы мог говорить ещё очень долго, но был прерван Вжиком - " Гризлик, ты чего ? Это же мне томичи из того медведя клифт смастерили ! Я думал, ты в курсе...". Я, честно говоря, и забыл про шкуру убиенного нами в тайге под Томском медведя, из которой наши томские друзья Вжику костюмчик-то и спроворили. Потом я опять долго говорил. Я был красноречив, как никогда. И вдруг Мулин голос - меня зовёт, по кустам ищет. Я, конечно же, сразу за куст спрятался - поглядываю - что сейчас будет. Вываливается на полянку Муля и застыл столбом, на медведя глядючи. Крестится и что-то шепчет., дрожащими губами шлёпает. Я прислушался и вот, что я Вам скажу - более оригинальной молитвы я в своей долгой и богатой на события жизни, никогда не слышал. Стоит побелевший Муля, крестится и приговаривает - " Ёб твою..., спаси и сохрани..! Мать твою в жопу,Господи...!". И мы с Вжиком не выдержали, заржали. Потом мы с Вжиком немного побегали по лесу, пока Муля не устал. Причём, невзирая, что Вжик был в медвежьем костюме ( что неимоверно радовало встречных людей в лесу, мимо которых мы пробегали ), догнать я его - так и не смог. Ах, какая была свадьба. Если честно, то второй такой больше мне уже, видать, не увидеть. Ночь, звёздатое небо над головой, озеро, лес, костры из целых брёвен,цыгане. К полночи - ансамбль грянул и полупьяный и счастливый народ кинулся праздновать шабаш, кто как его понимает. Картина была - ещё та. Поскольку в озере уже почти все поискупались, в попытках протрезветь, то вид выплясывающих на столах "ведьм", обряженных исключительно в венки и босоножки - никого не удивлял, а я бы даже сказал - местами радовал неискушённый мужской нетрезвый взгляд. Мужская часть ведьминого сотоварищества тоже старалась не отставать - поэтому вся округа была усеена остатками хвостов, рогов, мантий и колпаков различных форм и фасонов. Мужской стриптиз в исполнении Баламута, спьяну пришпандорившего чертячий хвост спереди, имел фееричный успех у женской части компании. Вжик, вошедший во вкус, продолжал лазить по кустам, неимоверно радуя своим несвоевременным появлением, уединившиеся там парочки ( Вследствие чего, потом недели две от всех пацанов прятался.. ). Мотя, одолживший у Вжика акваланг и костюм водяного, развлекался во всю ширь натуры на водной глади озера. Представьте, что Вы, сбросив с себя излишки одёжи, окунулись в тёплые воды парящего озера и вдруг из воды рядом с Вами вылазит зелёное чудище ( в бородавках, в тине...) с букетом водяных лилий в лапах и норовит Вас огладить по заднему фасаду. При том, что вода в озере для Вас тёплая, только благодаря изрядному подпитию, а так-то задерживаться в ней не стоит. Визгу было. В лесу визжат, в озере - тоже не хрюкают. В час ночи к шатрам на чёрном, как ночь жеребце выехал САМ.....! Что по Тотошиному сценарию, это должно было означать - так и осталось загадкой. Зрелище, скажем честно, было - из ряда вон. В круг света от кострища, въехал здоровенный вороной конь, на котором возвышалась покачиваясь полуголая двухметровая фигура мужика, задрапированная в широченную чёрную мантию и почему-то - с трезубцем в руках. Ко всему прочему, один из рогов, присобаченных на его голову, по каким-то неведанным причинам, повернулся остриём вниз, а следствие внезапно лопнувшей резинки от трусов - и вовсе добавляли этому зрелищу веселья и пикантности. И когда эта "мрачная" фигура замогильным голосом провещала - " Ик, првств..., ик, чтоб вас... Мать вашу, с прзд.., ик ! " и замертво бревном рухнула с коня под ноги жениху с невестой, радости окружающих - не было предела. Задумка Тотоши может была и хороша, но вот исполнение явно подкачало. Тотоша потом долго открещивался от попыток товарищей переименовать его во " "Всадника безголового". Апогеем праздника явилось исполнение канкана коллективом ближайших друзей жениха. Поверьте мне, такой трактовки известного танца, исполненного с такой прытью и задором - Вы не сможете увидеть нигде. Два десятка голых здоровенных мужиков, на которых из одежды - только заячьи ушки и заячьи хвостики ( пришпандоренные спереди ) пытаются исполнить танец " маленьких лебедей" под музыку канкана - зрелище не для слабонервных. А уж, когда к этому действу присоединяются вылезжий из кустов медведь и выбравшийся из озера "водяной", пошедшие вприсядку - зрелище становится уж и вовсе уморительным. Вдруг ансамбль, ни с того, ни с сего, сменил мелодию и грянул что-то молдавско-зажигательное. И вдруг, как по мановению волшебной палочки, всё это перестало быть смешным. В круг входили НАШИ пацаны и вцепившись друг другу в плечи, отбивая ритм ногами, замкнули круг хоровода вокруг новобрачных. Пацаны по одному присоединялись, вливаясь в цепочку танцующих. Муля начал и гремело над водной озёрной гладью наше, с ранних юных лет родное - " Уга, уга...., уга чага...! Уга.., уга.., уга чага..! ". МЫ ПРОВОЖАЛИ ДРУГА ! Это пробирало до печёнки. Под сотню мужиков, старательно отбивающих ногами ритм под басовито гудевшее над лесом "Уга.., уга..., уга чага..!". Мы провожали друга в другую жизнь. Я, наверно, никогда не смогу описать этого танца, это надо было видеть. Девчонки, почему-то ( видать, по традиции ) начали реветь. Невеста со свидетельницей - все в соплях, Дрюня стоит - растерянный, у гостей - глаза на мокром месте и вдруг, как по команде, весь хоровод рухнул на колено. Тишина стояла - комаров слыхать..! Только народ - носами хлюпает. А потом "венчальную", грянули цыгане. Свадьбу гуляли три дня. На ней пол города перебывало ( включая и подъезжавшую время от времени полицию....). Вот так мы женили своих друзей. И я там был, мёд, пиво пил... Если описывать всё, что вытворял наш друг Вжик, боюсь моё повествование может затянуться на долгие месяцы . Редкой неуёмной шебуршистости был человек. А уж, если они сбивались в пару с Баламутом, то их шалости можно было начинать считать в килотоннах. Но, надо признать, что оба были добрейшими людьми и умели чужое горе принимать, как своё. Правда, зачастую лучше бы они про это горе не ведали, ибо их сочувствие иногда принимало уж больно причудливые формы. Маленький такой эпизод, но позволяющий оценить глубину их сопереживаний чужому горю. Попёрся я как-то в Питер к Дарье на выходные ( она не смогла приехать в Ригу..) и на хвост мне упало невообразимое счастье в лице Вжика, Баламута, И Мули с Мосей. Чуйка моя, конечно, голосила истошным " мявом" о невозможности проведения тихих романтичных выходных в такой компании, но пацаны клятвенно меня заверили, что будут ниже травы. Дрюня со мной не поехал, т.к. Полинка была уже в положении и мордовалась токсикозом почём зря. Одна надёжа была на Дашку, которую пацаны любили и побаивались ( тот ещё нрав был у девочки..). В Питере Дарья потащила нас в Александро-Невскую Лавру любоваться храмом. Дело было после обеда, был выходной день и пацаны уже ПООБЕДАЛИ, со всеми вытекающими из этого последствиями. То есть, Вжик уже активно шепелявил ( кто читал ранние рассказы, тот помнит следствием чего это являлось..), Баламут норовил пускать носом пузыри ( была у него такая незатейливая манера...), Мулю, вследствие хорошего настроения, тянуло на исполнение частушек, а Мося сосредоточенным взглядом из-под нависших надбровныг дуг пытался найти оппонента для беседы о Великом Сионском Заговоре ( обычно финал подобной беседы проходил в ближайшем ОВД..). И вот мы таким, расслабленым обедом, коллективом впёрлись в Храм. И прямо натыкаемся - какая-то ветхая бабушка о чём-то умоляет священника, хватая его за полы рясы и чуть ли не падая на колени. Кто угодно мог бы пройти мимо сего, но только не Вжик с Баламутом. Из разговора Вжика с бабушкой ( при помощи переводчика Мули..) выяснилось, что у бабушки была кошечка по имени Мурка, одна отрада в старости, но давеча умерла и бабушка просила, чтобы ей разрешили закопать кошечку на кладбищенской земле. Чёрт его поймёт, эту поповскую логику - вот нельзя и всё...! Ну прикопала бы бабуля ту кошечку где-нить в уголочке кладбища - кому от этого бы хуже стало ? Бабушка и мятые рубли батюшке из узелочка демонстрировала, а тот упёрся и ни в какую. Поначалу мы с Дашкой старались в разгорающуюся дискуссию не вмешиваться, но когда испуганно повизгивающего батюшку под руки Вжик с Баламутом поволокли на выход, а Муля с Мосей вежливыми поджопниками погнали следом небольшой хор певчих, волей неволей пришлось присоединяться к торжественной похоронной процессии. Впереди тащили батюшку, которого Вжик увещевал "божьим словом" - " Сто зе, Вы батюська, выкобениваетесь ? Бабуська к Вам по-хоросему, а Вы, пьясти Хосьподи, как яспоследняя гопота выёзываетесь. Так зэ мозно и кадилом по могде полусить..! ". Батюшка, убеждённый добрым Вжиковым словом и внушительным видом Мулиных кулаков, бодро семенил ногами, аж ряса раздувалась. Следом дружно торопились певчие, возглавляемые Мосей, в качестве новоявленого регента церковного хора. Следом приплясывал Баламут, задорно размахивая кадилом и бережно поддерживающий бабушку под локоток. В углу кладбища два мужика бомжеватого вида уже выкопали ямку, в которую бабушка и уложила своё новопреставленное сокровище, батюшка пару раз махнул кадилом, что-то пробормотав малоразборчивое про "мир" и " покойся", пацаны, с соответствующим скорбным видом, шлёпали губами в молитвенном экстазе, а бабушка тихо плакала умиротворйнными слезами. На этом бы и всё, но тут Вжик, поинтересовавшись у бабушки именем новопреставленной кошки и посовещавшись с новым регентом певчего хора, раздал певчим энное количество денежных знаков. Я бился головой о ствол ближайшего дерева, Дашка, упав на колени, давилась от нехватки воздуха. Батюшка, подхватив полы рясы, со сбившимся на спину крестом, огромными скачками, перепрыгивая могилы галопировал в сторону Храма, завывая и хохоча ( нормальный мужик оказался..). Бомжеватые мужики , повизгивая и похрюкивая, катались по земле. На Мулю было страшно смотреть - человек просто задыхался от счастья, жадно хватая воздух посиневшими губами. И только Вжик с Баламутом, поддерживая бабушку, с абсолютно непроницаемо-серьёзными лицами подпевали певчим. Первый и в последний раз в жизни я слышал песню " Мурка" в исполнении певчих церковного хора. Бабушка рыдала счастливыми слезами, по щекам Вжика и Баламута тропили мокрые дорожки слёзы сочувствия чужому горю, а над кладбищем раздавалось - " Мурка, ты мой мурёночек....." Как можно было не любить этих людей ? Кто бы сейчас, в наши дни, смог бы так посочувствовать бабушкиному горю ? Нет, ребяты, что ни говорите, а таких уже больше не делают. .....Свадьбу Дрюни с Полиной назначили на 30-тое апреля.... и решили сие действо провести по Булгаковски. Решили устроить костюмированную Вальпургиеву ночь.... ).
Дрюня убыл с Полинкой в Питер - знакомиться с новоявленными родственниками, а мы решили добыть им подарок на свадьбу.
Был у нас бедовый друг в Томске, который давненько заманивал нас на охоту на медведя.
И вот свеже сформированная охотничья артель в составе Мули, Баламута, Вжика, Моси и Вашего покорного слуги вылетела в Томск.
В те недалёкие года никто ещё слыхом не слыхивал о глобальном потеплении и поэтому Томск нас встретил морозом и обилием снежного покрова.
Лицо нашего друга Вити, встречающего нас в аэропорту, светилось радостью и надеждой на неумолимо надвигающуюсю радость от общения с прибывшими друзьями.
Первые три дня отмечания встречи плохо закрепились в моей памяти. Этакий стандартный Сибирский набор - бани, кабаки, девки и пельмени, естественно, всё это слегка сдобренно средних размеров бочкой водки.
Помню только, что девки были - чрезвычайно красивые ( после бочки водки-то...), в банях - исключительно молодые симпатичные "банщицы"( видимо, такая сибирская традиция...), а народ поголовно - пьяный и гостеприимный.
Разговоры всё время вертелись вокруг особенностей охоты на медведя. Мося, с завидным постоянством, норовил сообщить окружающим, что в его руках уже не один десяток медведей обосрался и пытался соорудить себе "рогатину" из примотанной к палке от швабры вилки.
В общем, всё как всегда - водка побеждала.
На четвёртый день нашего знакомства с достопримечательностями города Томска, нас подняли ни свет- ни заря и загрузили в вертолёт.
Пробовали Вы когда-нить полетать на " вертушке", обретаясь в состоянии недосыпа после трёхдневного запоя...? Когда Ваш организм всеми ему доступными способами намекает на прелести употребления огуречно-капустных рассолов, а его вместо этого засовывают в дребезжаще-вибрирующую летающую консервную банку, где Вы в течении полутора часов вынуждены выстукивать зубами музыку к балету Хачатуряна....?
Поверьте мне - удовольствие крайне специфическое.
Прилетели. Какие-то серьёзные люди( как потом выяснилось - егеря..), что-то нудно и подробно нам долго рассказывали, усадив нас в домике у камина.
Лично я, всё время инструктажа сладко продрых подле уютного камина, но очень надеялся, что пацаны всё поняли и запомнили ( нет предела моей наивности...).
Потом нас долго куда-то вели, выдав снегоступы, тулупы и ружья с патронами.
Учитывая нашу неистребимую жажду и тягу засунуть горсть снега в рот, лыжи нам были - без надобности, мы там и так в снегу дорогу прогрызли.
Дошли. Холмик какой-то в снегу, из дырочки - парок, снег под ногами скрипит. Тихо, уютно....
Муля давай у егерей интересоваться - " А в берлоге медведь или медведица...?"
На недоумение егерей - в чём, собственно, разница...? - Муля егерям сообщил - " Спать охота. Если медведица, я бы сам в берлогу завалился..! "
Егеря с невольным уважением осмотрев двухметровую Мулину фигуру и кулаки, размером с пивную кружку, с завистью зацокали языками - народ, хоть был и многоопытный, но с таким способом охоты на медведя, видать, никогда до этого не сталкивался.
Что уж они себя нафантазировали - судить не берусь, но на Мулю начали поглядывать с невольным уважением. Расставили нас поодаль полукругом - стоим, курим..... Я до этого как-то представлял себе медведя существом медлительным и ленивым ( авторам-сказочникам, чтоб они были здоровы, советую как-нить побегать с медведем наперегонки...), но жизнь, как всегда, внесла свои коррективы.
Егеря нас спрашивают - " Вы готовы...?"
Мы, ясное дело, как пионеры - " Готовы..! "
А сами стоим курим. В тулупах, в варежках. У кого ружьё на плече висит, у кого на сгибе руки примостилось.
Витя стоит зубоскалит - " Мы его сейчас говном закидаем...!" Я весь из себя наивный, решил у Вити поинтересоваться - " Витюша, а где это мы столько говна здесь найдём...? "
На что получил шедевральный ответ - "Сейчас медведь из берлоги вылезет, к нам подойдёт и у нас появится, чем швыряться....! ".
Я думал, что он шутит.
Егеря позасунули свои шесты в берлогу и давай ими что-то пихать. Дальше, уж не обессудьте, воспоминания отрывочные. Рёв, над берлогой только пыль снежная взметнулась - и вот медведь уже на двух лапах в трёх шагах от нас. В себя пришёл - сижу на сосне ( или на кедре...) на высоте метров шести от земли и лихорадочно перебираю валенками в попытках залезть повыше, а сигарета в зубах. А на моей простоволосой голове ( шапкой, я оказывается, в медведя кинул...) кто-то валенками джигу исполняет и матерится безостановочно.
Под сосной туша мёртвого медведя ( спасибо егерям...).
И вот этот исполнитель народных ирландских танцев с сибирским уклоном голосом Моси начинает дотошно интересоваться у егерей - точно ли медведи по одному в берлогах залегают...?
Окинул я взглядом "поля охоты" - вся наша охотничья артель красуется на близстоящих соснах, словно вольноотпущенная стая макак посередь Сибирской тайги.
На соседней сосне часто-часто перебирая валенками ( за счёт чего и держался на стволе..) гордым таёжным орлом раскорячился Вжик.
Чуть пооддаль Муля изображал "вечный двигатель" - он забирался по стволу наверх, потом медленно съезжал и забирался по-новой. На соседней сосне, на самой верхней ветке расположился Витя, без тулупа и валенок, красуясь беленькими шерстяными носочками. Одно слово - сибиряк. Опыта охоты - не в пример нашему ).
Как Баламут забрался в крону сосны, не снимая лыж - он и сам объяснить не мог. У егерей - был ПРАЗДНИК. На радостях нам с собой отгрузили несколько мешков сибирских деликатесов и приглашали приезжать почаще.
Чтобы осознать весь восторг от нашей охоты, попробуйте как-нибудь при случае, залезть на гладкий ствол сосны в валенках, тулупе и в брезентовых варежках.
Или попробуйте повторить подвиг Баламута - забраться на сосну, не снимая лыжи.
Уже в охотничьем домике, сняв стресс парой бутылок водки, обнаружилось, что Вжик и вовсе ружьё зарядил патронами с утиной дробью.
Договорившись с веселящимися егерями о выделке шкуры и поблагодарив их за доставленное незабываемое удовольствие, мы опять же на "вертушке" были доставлены в Томск.
Описывать оставшиеся три дня в Томске, я думаю - нужды нет. Опять сибирский набор, но уже, правда, с охотничьим уклоном.
В крайнем случае, теперь томские девчонки точно и из первых уст бывалых охотников смогли узнать, что медведи водятся стаями ( причём, поголовье стаи напрямую зависит от количества употреблённой Вжиком водки...), что ловятся медведи исключительно голыми руками и, что валенки - неудобная обувь на охоте.
Почему я так подробно это рассказываю...? Шкура этого медведя сыграла не последнюю роль на свадьбе Дрюни, добавив мне первой седины в шевелюре.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Любовное фэнтези) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк) И.Борн "Удар. Книга 4. Основной Лифт"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"