Поляков-Датыщев: другие произведения.

Дыхание Бездны (2-я глава)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    Предлагаем вашему изысканному вкусу, дорогие читатели, интересное соавторство между Владом Поляковым и Владимиром Датыщевым. Понимаем, что некоторым излишне религиозным читателям может не "пойти", но все же выносим первую пока главу на ваш справедливый суд!) ВНИМАНИЕ: ПРОДУ ПУБЛИКУЕМ СЕГОДНЯ!!!

Общий файл находится ТУТ и ТУТ, обновления подаются периодически то в одном, то в другом разделе, так что рекомендуем заходить по обоим ссылкам!)))

Глава 2. Разрушенная обитель

"Добро пожаловать в ваш новый дом"

Надпись на богадельне

  
   Вокруг шумели ветры перемен - белесые сгустки материи в бушующем Хаосе. И лишь безмолвная чернота насмешливо смотрела со всех сторон. Что это? Первозданная материя, раскинувшая свои бесконечные крылья везде, куда только могла дотянуться мысль. Или уже сотворенная Самим Творцом сущность? Сие неведомо никому - невозможно осмыслить божественный Замысел лишь слабым мозгом пусть даже такого могущественного существа, как демон. Осознать и вникнуть в подобный замысел может лишь создатель творящегося вокруг. Лично мне это хочется узнать, но... не судьба. Так же и Темный Предел непознаваем для того же Творца. Это не его творение, а отражение сути Основателя.
   Глупые прислужники Света верят, что их Высший - единственный Бог. Мы же считаем, что мир сотворили совершенно другие Силы. Идея безразличного творца - она далеко не нова, но воспринимается ими как полная ересь и тягчайшее преступление. Догмы, догмы и еще раз они же. А Тот, кто не допустил моего переворота - лишь удачливый счастливчик, что вовремя оказался около Трона Всех Миров. Это мое мнение, и для меня оно законно!
   Где-то вдали расстилались цветастые галактики. Они медленно кружились в неслышимой симфонии космоса, переплетаясь между собой в причудливые панно. Горячие кометы плавно увивались вокруг, почти соприкасаясь хвостами, исчезая в сероватых туманностях и теряясь среди мелких облачков межзвездной пыли.
   Светила, вы вечные, как сон, в котором бредит мироздание. И в то же время - смертны, как и любое существо, рожденное в муках, или радости. И смертен мир, лишь только смерть этого мира длится в бесконечности. Звезды, они смотрят на нерадивых созданий, шагающих по их поверхностям, и хранят молчание. Ироническое и весьма говорящее. Дескать, мы тут дома, а ты всего лишь в гостях. Посмотрите на звезды, когда они лукаво смотрят вниз... Почувствуйте их вечное и в то же время безразличное любопытство. Зачем слова, если в них будет сквозить только боль? И наша жизнь - страдание, что завершится лишь тихим дыханием смерти. И боль после кончины - вечное ожидание, когда все, наконец, завершится, забьется в конечном пароксизме последней муки. И возродится опять... Для продолжения страданий, ведь они - это жизнь.
   Наверное, моя сущность неслась на громадной скорости - мимо беззвучно пролетали созвездия, громадные метеоры и сверкающие болиды комет. Но движение почти не определялось сознанием, которое сейчас не знало таких понятий, как "быстро", или "медленно". Пока еще я осознавал себя, воспоминания проносились где-то внутри моей бестелесной души...
   А вот и граница Темного Предела, незримая, но известная каждому. Тут заканчивается влияние Основателя и начинается усиление мощи наших врагов. Редкие патрули Воинов Тьмы под руководством Рыцарей лишь время от времени облетают дозором эти места. Впрочем, слуги Света тоже... нечасто сюда захаживают. Но это знак того, что нужно приготовиться, собраться с силами. Дальше - территория врага, но ее надо миновать, чтобы проникнуть в нужный мне мир.
   Застава, будь она неладна... Меня угораздило нарваться на мобильный пост Света. Парящая в воздухе небольшая крепость с гарнизоном из трех-семи Светлых. Неспешный полет Заставы вдоль пограничной линии и вдруг такой сюрприз для ее обитателей. Надо, чтобы мое появление стало сюрпризом. Проскользнуть мимо могло показаться заманчивым, но в корне неверным. Чем дальше, тем более я заметен, более виден всем и каждому. А выброс энергии от поврежденной заставы может укрыть меня под буйством магических флюидов. А это уже серьезно...
   Ровный край стены, что круто падает вниз, и теряется где-то в туманной дымке. Там, за зубчатой кирпичной кладкой, озаренной розоватыми вспышками, и находятся несколько тех существ, с кем у меня давние счеты. Мелькают белоснежные доспехи врагов... Кажется, их что-то насторожило - вот уже один из них бросается к установленному посреди крепостного дворика кристаллу.
   Концентратор Веры... Противная штучка, что позволяет напрямую использовать потоки получаемой из мира людей силы. Опасная, многопрофильная и... очень уязвимая, если подобраться вплотную. Ну а я оказался слишком близко. Изначальная маскировка, наложенная на мою ауру Триумвиратом, помогла, сильно помогла. Оружие всегда со мной, ведь это не просто сталь, пусть и пропитанная магией, а продолжение демонической природы.
   У каждого из нас свое оружие... Свое! Его нельзя потерять, сломать, передать кому-то. Если гибнет демон, то и клинок его уходит вместе с ним. Да и двух одинаковых тоже... нет. Это у слуг Света типовое оружие, даже тут они стремятся смазать индивидуальность, слиться в единое, мало рассуждающее и покорное приказам целое. Вот и надо им помочь окончательно... слиться. Только уже в немного другом состоянии - неживом. Или в не совсем живом, что тоже сгодится.
   Рапира переливается оттенками черного и красного. Цвета Тьмы и крови, которую мы проливаем во имя своей гордости и чести. И следует один, всего лишь один удар. Четырехгранное лезвие входит внутрь кристалла и тем самым не только нарушает его идеальную целостность, но и впрыскивает внутрь порцию чуждой энергетики. Эгрегор Тьмы подарил вам немного себя, возрадуйтесь, глупцы! Теперь простенькое заклятие перемещения в другой конец крепостного дворика и... Потоки освобожденной силы поглощают и уничтожают все, до чего способны дотянуться. Растущее дерево, зазевавшийся слуга Света, само пространство вокруг... А заодно и по мне на исходе проехались. Так, несильно, но во избежание более серьезных последствий пришлось временно пригасить маскировку. Тут они меня и увидели - четверо оставшихся. Пятый, как я уже упоминал, попал под раздачу своего же взбесившегося не без моей помощи Концентратора.
   Этот бой не будет долгим, ведь Светлым не удалось использовать всю силу Заставы, к тому же Концентратор Веры белыми перьями накрылся. Да будет вольным Основатель!
   Вот он, первый раб Света, наиболее горящий энтузиазмом отправить меня в самый дальний угол Темного Предела на долгий срок. Остальные малость подотстали... Это хорошо, это радует! Взмах широких крыльев. Они так же отливают мертвенной белизной, как и доспехи врагов. Поднимается сильный ветер, грозящий швырнуть меня со всего размаху о стену, а то и вовсе проломить ее. Ветер всегда был одним из излюбленных инструментов Света. Ну а мы предпочитаем огонь и лед. Иди сюда, гадость моя, я жду...
   Рапира давно ожидает возможности погрузиться в живое тело врага, а в левой руке появляется изощренное подобие кинжала - центральное змеевидное лезвие, а по бокам два более коротких шипа. Очень удобно захватывать чужие клинки. Мягкое зеленое сияние кинжала, равно как и его мистические флюиды, очень наглядно демонстрируют ядовитость и опасность любой царапины. Ну и о магии не забываю ни на мгновение - разворачиваются заготовки как атакующих, так и оборонительных воздействий...
   Взгляд туда, где по длинной лестнице в крепостной дворик уж спускается подмога. Ну а мне пока с энтузиастом разобраться надо. Эмблема на его доспехах - Подвижник Чистоты. Знаем, видели, о манере боя тоже в курсе. Пограничные войска, иначе и не скажешь. Вязкий, полуоборонительный стиль, построенный на контратаках или же тупой, но очень мощный напор - вот их школа. Причем магия тоже рассчитана на ментальное давление, притеснение грубой силой. Неприятно, но и противоядие известно. Прорвемся! Удар кривого меча, сопровождаемый коротким заклинанием - луч Света в кромешной мгле... Поймать клинок между остриями кинжала труда не составило, а брошенные чары Распада Духа удалось отзеркалить Лабиринтом Отчаяния.
   И сразу же колющий удар рапирой в ответ. Туда, где просвет между щитом и глухим шлемом. Рапира - это вам не обычный клинок, она способна впиться своим граненым жалом в любую щель. Малейший просвет в обороне, стык брони, пусть и прикрытый кольчужной вставкой, это уже ничего не значит. Раздвигая переплетение мелких стальных колец, рапира погружается в тело моего первого противника, делая его мирным и совершенно безобидным. Иначе никак и быть не могло - колющая рана в шее, к тому же нанесенная магическим оружием, это вам не мелочь, а очень череповатое явление. И пинок ногой, катись к своему хозяину, пес...
   Расправляя белоснежные крылья, уже спешат еще двое. Мучители! Вы забираете наши тела, сжигаете воспоминания, делаете бездумными марионетками, способными только глупо усмехаться. Вот ваша святость? Отсутствие помыслов, а, следовательно - греха! Вы правите овцами, владеющими только малой каплей ума и фантазии. И это еще очень щедрое их описание, чаще нет и того. Кто мыслит - грешен, значит, должен быть навернут на путь истинный. Вы забираете у нас свободомыслие, обещая иллюзорную свободу среди белесых туч и спокойствия... А я хочу жить - узнавать новое, плыть за течением жизни, карабкаться через ее пороги. Я грешен, ибо не желаю быть похожим на вас!
   Коварный, сильный удар! Эти двое, что пытались отвлечь внимание одним своим видом и вроде как активируемыми атакующими заклятьями, служили всего лишь прикрытием для третьего. Вот он, явно углубившийся в познание магии и дошедший до многого, до очень многого в ее тайнах. Ангельское Милосердие - чары, разъедающие психику в кратчайший срок и вымывающие из нее волю бороться, думать, жить. Раньше такое использовалось Искоренителями, но было растянуто во времени и действовало лишь на тех, кто предназначался для "перевоспитания". Сейчас же, по всем признакам, адаптировали и для боя. Ничего...
   Оборачиваю пространство вокруг себя, завихряю энергопотоки, и в коконе новообразованного торнадо рождается Шквал. Это не просто атака, но та, что обрушивает на цель тот огонь гнева и желания убивать, что есть в каждой душе, даже в самой, что ни на есть Светлой Ментали. У меня этого достаточно, ну а в силе пока нет недостатка. Могущество, и данное Триумвиратом, и полученное от взрыва Концентратора Веры, да и собственный резерв.
   Есть! Их маг хватается за голову и медленно оседает на каменные плиты. Увы, все еще живой и довольно опасный. Надо добить, но пока тут эти двое, не получится. Здравствуй, красавец сизокрылый! Еще не пробовал птичье мясо на вертеле?
   Атака... Отбиваю уже не излюбленным блоком-захватом, а рапирой. Меч нападающего скользит по граненому лезвию, упираясь в сложную, витую гарду, что надежно защищает руку от подобных казусов. Подвижник взмахивает крыльями, немного отдаляясь, чтобы размахнуться еще раз. Он очень удивлен - мне удалось спокойно отбить страшный удар, ускоренный к тому же заклинанием. Улыбаюсь, ведь во мне еще осталась толика Света, не поспев раствориться в бесконечности Тьмы. Оружие, которое довольно неприятно ощущать внутри себя, но оно позволяет разгадывать многие хитрости врага. Да еще и память... Некоторые предпочитают убрать воспоминания о том периоде жизни подальше, извлекать лишь при крайней необходимости. Но только не я... Они всегда под рукой, хотя и больно ранят дух, в то же время закаляя его своим, извращенным манером.
   Второй, с таким же наивным желанием поймать на скорости и довольно простеньких финтах. Два топорика со свистом рассекают воздух, но впустую. Быстрейший выпад врага разгадывается мной, едва с моих губ слетает другое заклинание. Да, воспоминания о мире, где я раньше прожил, еще сильны - помню многое, потому сражаюсь здесь на стене, рядом с величественными Рыцарями Основателя.
   Удар и блок, все смешивается в смертельной круговерти.
   Миг, и острие рапиры впивается в замершего от неожиданности Подвижника Чистоты. Враг удивленно смотрит на меня, а его лицо заплывает кровью. Смотрит одни оставшимся глазом - клинок прошел сквозь узкую смотровую щель и вышел из затылка. Так вот ты какой, лихо одноглазое... Серый глаз умирающего смотрят на меня почти осуждающе, лишь только малый огонек жизни тлится еще в глубине его очей. Не переживай, милок, не ходить тебе с повязкой через лоб - поздно уже.
   - Где твой Свет, несчастный? - кричу ему вслед, когда белые крылья складываются, будто сломавшись, а тело в сверкающем доспехе ударяется о стену. Тело искажается, истаивает невесомым дымком, отправляясь в самый дальний угол Чертогов Покоя. Теперь неживому потребуется очень много усилий вновь стать чем-то осмысленным. Время, оно ведь почти бесконечно... - Теперь ты тоже упал, презренный. Я - Падший, а ты просто низвергаешься в яму! - Мои слова несутся за мертвым, стремятся достичь оглохших ушей.
   Двое, осталось только двое, но маг постепенно приходит в себя... нельзя! Форсированная атака на быстром темпе. Рваный ритм, когда клинок то с максимальной быстротой пытается пробить защиту, то кружит в десятках обманных финтов... Выплески ментальных атак противника, попытки атаковать лучами энергии Света. Нет, неродной ты мой, это мы обойдем, уклонимся, заблокируем.
   Разрываю дистанцию и вонзаю в каменную плиту лезвие рапиры. Удивление в глазах Подвижника... Зря! Рапира, вонзенная в землю или же в камень - не знак отчаяния, а просто более легкий вариант вызова Каменных Игл. Хруст и скрежет... Из пола рванулись острия клинков, состоящий из того же гранита. По-простому, но зато со вкусом. И неожиданно. Крик поднятого на острия мага... достигнута главная цель. Каменные Иглы - заклятие не столь сложное, от него легко защититься. Но! Лишь в том случае, когда реакция в норме и ты готов к любым изменениям ситуации. А добить оглушенных, деморализованных или просто раненых врагов - это самое то для таких чар.
   Боль обжигает левый бок! Зар-раза... Подыхая, маг спустил в цепи чары Золотых Ос. Тупые, топорные, мощные. Эти твари даже не разбираются, кого жрать - нападают на всех вокруг. Вспыхнувшая аура огня на пару мгновений отпугнула кусачих тварей, давая время на... бегство куда подалее.
   Да, именно бегство, а точнее, просто отступление. Нет смысла оставаться тут - Золотые Осы с очень большой вероятностью добьют оставшегося. Ну, а угрожать мне более тут ничего не угрожает. Путь открыт. Маскировка же будет еще лучше - наполняющая меня энергия подпитывает ее с новой силой. Вокруг же бушует энергетическая буря. Вырвавшаяся из уничтоженного Концентратора Веры Сила делает практически невозможным отслеживание моих передвижений, да и вообще скрывает здесь присутствие моей темной персоны, или еще кого-либо.
   Пора! Полог маскирующих чар, разгонное заклятие и я оставляю частично разрушенную заставу за своей спиной. Надеюсь, что мои соратники заметят эту небольшую брешь и сумеют воспользоваться моментом...
  

***

  
   Я содрогнулся, очнувшись от воспоминаний, когда совсем рядом пролетел хвост маленькой кометы, пышущий жаром. Впереди раскрывалось неизвестного происхождения громадное облако. Вокруг бушевали молнии разрядов - звук не распространялся, но их величие от этого не уменьшалось. Они периодически пробегались под кудрявой толщей магических туманов, расчерчивая облако, словно нервными окончаниями, в которых пульсировала жизнь. Но реальной жизнью там и не пахло - ничто не смогло бы выжить в смертоносной паутине из Света и Хаоса.
   Передо мной медленно вертелось первое кольцо Мирового Щита, что скрывало реальность жалких смертных от других обитателей вселенной. За ним, если мне не изменяла память, пряталось еще немало подобных колец. Первые семь убивали любой живой организм, следующая семерка испепеляла все малые космические тела, идущие на большой скорости. Далее шли кольца, что отталкивали большие метеоры. И последним, на самой грани реальности, мостилось самое страшное кольцо - овал изменения. Любая сущность, пройти она через него, изменяла форму, чтобы обрести новое тело, приспособленное к жизни на планете.
   Ни нам, сынам свободы, ни фанатичным Светлым, в мире смертных не угрожало ничего. Наши тела и Ментали отличались невероятным совершенством, способным выжить в любом окружении. Но даже мы склонялись перед высокими Силами, в этом случае - перед магией. Сейчас я был окутан пламенем Темного искусства, которое Триумвират накинул на меня, едва открыв Проход. Ну и, конечно же, в запасе у меня имелось несколько собственных заклинаний, созданных из Тьмы, но с вкраплениями Света. Приходилось надеяться, что при переходе сквозь этот бурлящий кошмар, мое сознание не упорхнет вместе с телом, чья безжизненная оболочка будет унылым спутником кружиться около поверхности Щита.
   Из Контура, ширясь и утолщаясь, уже стремились длинные отростки мощи. Они извивались, словно рассерженные змеи, в надежде дотянуться до меня, прикоснуться хотя бы слабыми кончиками, обнять. И сжечь на месте безумца, кто посмел приблизиться к владениям Светлых.
   Владения? Ха! Если они контролируют жизнь маленьких смертных козявок, это еще не означает, что после смерти, душонки рабов пожелают и дальше оставаться в услужении крылатых бестий. Ангелы, представляю, как вы пудрите мизерные мозги своих маленьких подопечных! Наверное, за жажду свободы вы сулите им смерть в мучениях, за страсть и возможность любить - испепеление на месте, а за любое очернение служителя Свету бедные "грешники" едва ли не вечность предаются пыткам в кипящем олове. Ведь именно так вы, гордые крылатые палачи, разделываетесь с нашими пленными. А после мучений, воссоздавая их растерзанные тела, и вливаете в них измененные души. "Обращение во Свет", так вы называете кошмарную муку? И за вами идут миллионы, в надежде заполучить более спокойную жизнь... Мерзость!
   Стремлюсь вперед, успешно лавируя среди щупалец тумана. Они не в состоянии совладать со мной, ведь мне помогает также и составляющее самого Щита - маленькая крупинка Света. А скорость света быстрее, чем движение этой смертоносной субстанции. Меня подхватывает невидимое течение, в котором изредка поблескивают маленькие искры первозданной Тьмы. Ощущаю заклинание Пути - Триумвират влил неимоверное количество Силы, даже будь Рыцарем, я бы никогда не смог проделать такое. Мощный поток влечет меня, сквозь туманный тоннель, в котором извиваются мерзкие щупальца. Они копошатся, вьются вокруг, и мне кажется, что нахожусь в какой-то пещере, а из ее стенок произрастают длинные противные черви. И каждый шевелящийся обрубок пытается добраться до меня, присосаться и выпить мою сущность до дна - чтобы даже капелька недружелюбного сознания не проникла сквозь непроницаемую броню Щита.
   Путь проносит меня мимо, прочь от мерзких щупалец, пробивая впереди полукруглый овал свободного пространства. Сбоку этот процесс имел бы вид падающего астероида, нет, скорее - метеора, что на высокой скорости вонзается в атмосферу планеты.
   Серые отростки Мирового Щита исчезли в ревущем огне, обугливаясь и распадаясь в пыль. Те щупальца, что успели избежать реакции от соприкосновения Темного заклинания с барьером Света, несмело приближались, но тут же отдергивались в ужасе. Вокруг меня бушевало пламя, оно возникло внезапно - вместе с оглушающем звуком, что резанул по моим несуществующим ушам, едва я влетел в океаны воздушного простора Земли. Кошмарный грохот и шипение обрушились на меня, буквально раздирая на части.
   Я, кажется, даже заорал он невыносимой боли, но этот крик беззвучно потонул во всепоглощающем реве огня. Везде, куда я только не смотрел неосязаемыми глазами своей сущности, хлестали языки пламени. Даже не языки - сплошной бесконечный поток, берущий начало где-то впереди, и тянущийся во звездную бесконечность. Огонь плескался со всех сторон, давя на меня, стараясь расплющить в не знающих сожаления лапах - начался следующий круг Щита.
   Словно метеор, я летел чуть позади Пути, а он вонзался в оболочку планеты, раздвигая пласты атмосферы, разгорался все больше и неистовее. Защитник мира смертных врывался в мое сознание, словно не находился за пределом магии Триумвирата, кружил в голове. Кошмарные создания восставали из праха, будоража мое воображение - Щит воздействовал на меня страхом. Монстры протягивали обрубки лап, шипели и брызгались кислотой, размахивали щупальцами. Впустую! Попробуй напугать демона, страшнее и злобнее в этом мире нет - пусть они пугаются. Когти пропадали, склизкие твари прятались в невидимых норах - этот круг я прошел.
   Дальше на меня хлынула волна невообразимого блаженства. Я содрогался от желания, когда нежные пальчики кого-то донельзя эротического пробегались по моему позвоночнику. Меня скручивало от неги, едва терпкие губы касались моего рта. Бился в оргазме - казалось, что все удовольствия мира снизошли на мое воображение. Но вскоре и это прошло, оставив мне лишь чувство глубокого облегчения - еще немного и я мог бы сломаться.
   Затем мена посещали все новые наваждения: ярость, ненависть, желания мести, печальная любовь, удары разлуки, ощущение старости, презрение друзей, смерть близких... Я, то рыдал, то смеялся, раздирая несуществующими руками призрачное лицо. И проклинал своих покровителей за то, что брошен в сущую муку, похуже любого Ада, что сулят мне Светлые. Зачем я пошел на это? Жажда знаний, чего-то нового? Попытка обрести свой естественный смысл бытия? Понять, для чего существую? Может, лучше мне умереть, раствориться лишь маленьким облачком атомов среди этой межзвездной пустыни? Или надо было поддаться - спокойно сложить руки на коленях и ожидать, пока карающий Перст Его не укажет на меня, вырывая мое сознание, и заменяя его на рабский ошейник?
   - Нет! - кричал я кому-то, кого здесь никогда не встретишь. Возможно, Единый Творец, и слышал меня, но Он давно ушел из этой вселенной, уверовав, что мы конченые, недоделанные создания. И творит сейчас новые миры, где есть истинная доброта, а Свет не обжигает. И когда-нибудь мы сможем придти туда, вернуться к своему Создателю, получить собственное спасение, а не бездумное существование перед подножием Трона Всех Миров...
   - Да! - содрогались мои иллюзорные плечи в безудержной истерике.
   В эти моменты на меня накатывали волны из круга чести и верности. Мне хотелось умереть за Триумвират, пасть ниц перед ступенями ледяной глыбы, где обитал Основатель, и лобызать холодное стекло. Гулко биться в грудь, клясться в любви до каменного гроба, и желать своей смерти на копьях врагов - во имя лишь правого дела, и плевать какого!
   Но, вот, отлупив меня кругом слез и кровных обид, ментальные барьеры исчезли. Впереди уже белели тучи, покрытые не то тенью, не то отражением чего-то громадного - везде, куда хватало бесконечности космоса, пузырилась громада Мирового Щита. Только обладающий демонским зрением смог бы разглядеть мельчайшие подробности всех кругов, что пульсировали над шариком планеты. Обычный смертный, поднимись он на самую высокую гору, повыше облаков, наблюдал бы только безграничное спокойствие звезд - обычные глаза не в состоянии увидеть творение Света и Хаоса.
   Внизу кружились облака. Они плясали в медленном танце спокойствия, упоенно красуясь перед невольным зрителем пухленькими формами атмосферных завихрений. Подо мной вертелись яркие спруты грозовых туч, пробегались мелкие разряды электричества, едва ощущался запах грозы - атмосфера.
   Едва заметная, практически прозрачная оболочка воздуха слабо колебалась, отдавая бледным сиянием солнечных лучей. Свет проходил сквозь меня, причиняя боль, обжигая и раня. Боль в ноге. В несуществующем в этой реальности теле. Пылающий жар раскаленного железа.
   Я поморщился - нельзя было отправить меня на ночную сторону планеты? Проклятый свет ненавистного солнца, он режет мои аморфные глаза, будь неладен. Как может нормальное существо, способное к мышлению и анализу, проводить столько времени под прямыми лучами этого кошмара? Немыслимо! Ведь тепло, несмотря на то, что стимулирует любое тело к росту, в то же время, убивает мозг - мысли стают очень медленными и ленивыми. Да, именно при свете дня человек наиболее просто подвергается внушению Светлых. Именно поэтому все плохие делишки, убийства, грабежи, изнасилования - нестандартные действия, что противоречат Писанию Света, происходят под покровом ночи. Но без согласия Тьмы - нам не нужны бесполезные жертвы. Мы не уподобимся лживым служителям Трона Всех Миров, мы не убиваем лишь для провокации.
   Скорость. Просто невероятная - теперь я чувствую ее, ведь обретаю слабую оболочку. Это не материальность, скорее - некое аморфное состояние, будто газ, или мелкие споры мистического растения, сбившиеся в кокон.
   Вокруг ревет расплавленное величие ветров, когда врезаюсь в облака. Чувствую влагу на энергетическом коконе, которым сейчас и являюсь. Электричество пробегает по несуществующим жилам, бьется в внутри, желая выскочить обратно наружу. Но я выпиваю эту живительную силу - она поможет продержаться в первые секунды, после пробуждения. У меня совершенно нет желания предстать безоружным перед многочисленными врагами того жалкого смертного, кто обратился к нам за помощью.
   Перед моими глазами расстилается Бездна. Она невероятна, бесконечна и могущественна. Ее края теряются в пульсирующей дали, где за пологом Щита Светлых находится спокойное величие космоса. Миллионы человек обретают на самом дне этой невероятной ямы, провала в сознании вселенной. И от этих миллионов низших существ зависим мы - Высшие Силы мироздания. Я падаю в бескрайний океан молитв и проклятий, любви и ненавистного блеска в глазах, могущественной войны и слабого, ломкого мира. Меня ждет очень долгое существование здесь, если удастся выполнить свою загадочную миссию. Иду уже, моя Бездна! И не жалей меня, ведь сожаление не мне, демону, безоговорочно поклоняющемуся Основателю. Стремлюсь к тебе, чтобы упасть на самую глубину, или твою поверхность. Иду, Бездна, ведь имя твое - человеческая жизнь.
   Земля все ближе. Внутри все замирает, когда в сознании мелькает слабая мысль. Я сейчас ведь ударюсь! И снова спокойствие после короткого мига сомнений. У меня нет тела, следовательно, мне не дано разбиться, погибнуть. Лишь невесомый кокон материи, что разлетится в сияющей голубизне над этой планетой.
   Внизу виднеются несколько желтоватых крыш маленького селения. Небольшой водоем справа, обширное, соприкасающееся с далеким синеватым лесом, поле. Зеленая трава - я нахожусь настолько близко, что могу рассмотреть даже мельчайшего муравья, беспокойно взбирающегося на длинный стебель белены.
   Удар! Я соприкасаюсь с землей, почти не почувствовав атаки последнего круга Мирового щита. Боль настолько страшная пронзает меня, будто бы мною действительно грохнули о твердую поверхность планеты, что сознание меркнет.
   Долгие годы, запечатленные в памяти. Торжественные приемы в Чертогах покоя, дозоры на темных болотах, уходят в небытие сражающиеся рядом, рождаются все новые враги. Над головой заносится сияющий клинок... Игла вечности раздирает мою защиту... Первая женщина ласкает меня своим взглядом... Прохожу сквозь алый тоннель, слышу первый свой крик - рождение.
   А затем все идет наоборот - я рождаюсь. Недели жесточайших тренировок, неестественно большие мозоли на руках от длительных упражнений с учебным мечом. Ночные встряски в седле, фырканье бестии - первая самоволка на Праздник Свободных Душ. Кричит Альмагол, когда ослепительно белая гильотина падает на его плечи - казнен за предательство Двенадцати. Улыбки молоденьких девочек, ведь я, Архангел Девятого Ранга шагаю на первое патрулирование по Тонким мирам, а на мне отлично сидят серебряные доспехи. Сильные взмахи мускулистых крыльев за спиной... Удар в плечо, когда не верю, что власть Трона Всех Миров не идеальна... Многие месяцы недоверия, меня испытывают, дают информацию лишь маленькой толикой... Ненависть к Нему растет, я должен изменить порядок вещей... Наука Тьмы, подавление собственного эгрегора Света, первые Заклинания Крови... Каратели у моих дверей... Осталась секунда... Ледяной трон и Клятва Верности Тьме... Стычки со старыми друзьями... Стены Крепости, за которыми находятся Падшие... Падение в неизвестность - загадочная глыба космоса застывает перед глазами.
   Круги Мирового Щита не сломили меня, но память не так сильна как дух. Она безвольно трепыхается в сознании, корчится от невыносимой боли, не в силах устоять перед ударом последнего барьера заклинания Светлых. Доселе громадный объем информации, вся моя сущность, весь запас знаний, что с великим трудом добывался в течение целой жизни, резко уменьшился. Сотни лет, тысячи длинных лет, оскверненных Светом, потом преисполненных Тьмы, они пропадали.
   Я - Воин, что не знает ни страха, ни сожаления. Но в последние секунды, пока меркнущее сознание только начинало понимать, что потеря себя и есть смерть, волна мерзкого страха накрыла меня. Я - демон, не лучший из них, но и не худший среди адептов Легиона. Но я ужаснулся, попробовал сбежать отсюда, ведь умирать - не выход. Вернусь найду другой путь, чтобы преодолеть Щиты. Нет! Бежать!
   Сознание из огромного шара опыта в один миг превратилось в едва заметную точку. И память спряталась где-то там внутри, в этой крупинке мысли, что мигнула в последний раз, словно в попытке разгореться, и погасла. Блаженная Тьма опутала меня, я задохнулся под ее тяжелыми щупальцами, в надежде, что первородная сущность может спасти меня от уничтожения. Но, в отличие от родного эгрегора, эта темень была совершенно другой структуры. И она принесла боль...
   Внизу виднеются хижины с соломенными крышами. Редкие каменные дома и мрачноватый, стоящий на холме замок. Озера, тихая речушка, несущая мутноватые воды куда-то вдаль. Поля, где колосятся какие-то злаки, густой сосновый лес... Вот он, новый мир, где мне предстоит пробыть долгое время.
   Но тянет как раз к замку... неудержимо, как будто там и есть я, разделенный между двумя точками пространства. Что ж, время пришло... После соединения моего духа с телом и памятью человека будут несколько минут, чтобы исполнить его просьбу. И временно заснуть в его теле. Проснуться... Ничего не помня о своей подлинной сути и считая произошедшее с ним своей жизнью. Останутся лишь смутные стремления, которые оживут. Непременно оживут, стоит только пройти не столь большому временному отрезку.

Глава 3. Оскверненное жилище

"Приятно познакомиться, царь!"

Принц Фердинанд в Сараево

  
   - Ну, когда уже провезут? - мальчик все не унимался, так и кружась вокруг старика.
   Дижон Пахарь недовольно взглянул сначала на сына, а потом на солнце. Дневное светило уже довольно долго находилось на небосводе, но еще не спешило приблизиться к закату. И как объяснить девятилетнему несмышленышу, что казни всегда проводят под вечер, когда горизонт окрашивается в алые тона.
   - Красный, внучок, - старик с трудом разогнулся и, упершись на черенок заступа, погладил паренька по голове, - Это цвет крови. Потому ее принято созерцать только на закате, когда тучи краснеют.
   - Дед, - ребенок также посмотрел на солнце, да с таким видом, будто бы оно тут же должно было прыгнуть через добрую треть небосвода. - А утром казнят преступников?
   - Когда-то казнили, кажется, - пожал плечами Пахарь, поудобнее ухватываясь за лопату. - Теперь, когда Мать новая пришла, годков пятьдесят назад, только под вечер сжигают, или что там еще эти... в мантиях, придумают. Мало ли плохих людей на свете? Для каждого своя пытка найдется.
   - А инквизиторы, - Илиас в нетерпении подпрыгнул и опять завертелся вокруг старика. - Они плохие люди?
   - Как тебе сказать, - вздохнул Дижон, который никогда не считал себя мудрым наставником. Он хорошо умел вспахивать поле, у него хорошо росли кукурузные початки, но Пахарь не мог бы популярно разъяснить, кто такой хороший человек, а кто - хороший. - Инквизиторы, они ведь не преступники, правда?
   Мальчишка согласно закивал и вновь оглянулся на затянутое мелкими тучками небо. Но чертово светило никак не желало двигаться. Оно лишь насмешливо дарило земле свое тепло, и ласкало густые веснушки на щеках Илиаса.
   - Значит, они - хорошие, - суммировал землероб.
   - Но ведь они убивают людей! - воскликнул паренек. Он поднял из разрытого грунта небольшой камешек и начал весело подбрасывать его левой рукой. Правой ладонью мальчик же теребил деда за длинную полу грязной рабочей рубахи.
   - И поделом им, - проворчал Дижон, отстраняя мальчика. Старик закряхтел, низко нагибаясь к земле и, подслеповато прижмуриваясь, начал копать.
   - Инквизиторам, деда? - спросил Илиас. - За...
   - Преступникам, - прервал его Пахарь. - Лгунам, убийцам, ворам и, самое главное - мерзким колдунам и ведьмам. Служители церкви очень добры, они делают то, на что бы никогда не отважилась королевская дружина! Видел бы ты, как дрожали солдаты, когда шли арестовывать ведьму Крули.
   - Ту бабку, что около леса живет? - паренек продолжал подбрасывать свой камешек.
   - Жила, - усмехнулся старик. - Забрала ее Святая Инквизиция, когда отряд королевской стражи волки задрали. Двадцать человек, - боязливо прошептал он. - В полных доспехах, с мечами и троицей псов! И с арбалетами... - Внезапно по его морщинистому лицу пробежалась довольная улыбка. - Но не переживай, малец, нету больше ее. Ни ведьмы, ни волков, ничего плохого больше нет - словили их всех добрые дяди в сутанах с полумесяцами (есть вариант "Крестом, Кругом Спасителя"). И сожгли неделю назад.
   - А почему мы не пошли смотреть? - мальчик, до того подпрыгивающий на месте, пытливо зыркнул на деда. - Там же интересно было!
   - А, ну, пшел вон! - разъярился вдруг Дижон и отвесил мальчику звучную оплеуху. - Нету там интересного ничего!
   Удар оказался настолько сильным, что паренек заорал носом в землю и дважды перекувыркнулся через плечо. Ребенок подорвался на ноги и обиженно заревел, размазывая слезы по грязному лицу. Его щуплые плечики затряслись от ненависти и рыданий, но камешек он не выбросил, видимо, намереваясь бросить им в родственника.
   - Что! - выдавил Илиас сквозь слезы. - Ведьму жалко было, да? На казнь мерзкой ведьмы внука не повел? Проклятая колдунья! - малыш развернулся и убежал в сторону села.
   Старик несколько минут смотрел ему вслед, не разгибаясь. Затем он опять вернулся за работу, но делал это не с обычной радостью землепашца, а с некоторой озабоченностью и печалью.
   - Ведьма, - прошептали тонкие растрескавшиеся губы. - Сестра она мне... Пусть даже и богомерзкая...
   Мальчик бежал через небольшой пригорок, уже позабыв обиду и улыбаясь, когда его взору открылся далекий забор родного дома. Он перешел на быстрый шаг и продолжал подбрасывать камешек, не забывая поглядывать на небо. Еще бы не следить, когда солнце, наконец, раскраснеется, словно стесняясь, и плавно спрячется за Кривую гору. Затем, пока оно выглянет опять и канет за лесом, дед возьмет его и мать, и повезет на большой скрипучей телеге в городок. А там сегодня колдуна казнить будут. Сильного колдунишку! Говорят, человек погубил, сколько пальцев у человека есть. Или больше даже...
   Переводя дух, Илиас остановился, тяжело дыша. Нелегко пробежать одним махом такое расстояние - от поля к селу не одна миля будет. Паренек поднял свой кусочек гранита, и присмотрелся к нему, прищурив один глаз, и преподнеся руку с камнем к другому. Серый, простенький, на правом боку трещинка. Ничего интересного.
   Мальчик подбросил свою находку и без сожаления пнул ее ногой. Камень свистнул под открытым небом и полетел очень высоко. Илиас даже поднял голову, чтобы рассмотреть исчезнувшую под раскаленной синевой черную точечку.
   Солнце над ним моргнуло, словно бы гигантское веко на миг закрылось и раскрылось. По диску дневного светила пробежалась тоненькая, если смотреть с земли - меньше паутинки, ниточка сиреневого цвета.
   Внук Пахаря прикрыл слезящиеся от невыносимых лучей глаза, а когда открыл, его камешек уже возвращался назад. Только во много больше! Паренек даже приоткрыл рот от восхищения - да это же волшебный камень. Вот ребята обзавидуются!
   Раскаленный болид стремительно несся к земле. По его светло-фиолетовому шару пробегали маленькие молнии, он, словно рассерженный кролик, стриг усиками-разрядами. Все вокруг задрожало, небосвод на секунду померк, затем коротко сверкнул, и по окрестностям загремел оглушительный вой. Казалось, что много-много казненных недавно ведьм вдруг сговорились, встали из могил, и сейчас яростно воют на мальчика - ведь он разозлил небо, на котором бог живет.
   Перепуганный мальчик упал на землю, горько плача и прикрывая голову ручонками. Прямо перед его носом упала брошенная находка. А следом...
   Сияющий кокон какой-то неведомой обычным смертным материи, соприкоснулся с землей. Он на секунду замер над выцветшей от жаркого зноя травой, но, не сумев совладать над законом инерции, ударился оземь. Комки земли и гранита, куски которого вдоволь усыпали эту местность, брызнули в стороны. Поднялась громадная взрывная волна, в щепки разламывались деревья, кустарник просто сносило горячим потоком воздуха - болид упал на опушке леса. Уцелевшая живность, кого не убило громадными глыбами грунта, или каменными осколками, бежала кто куда. Звери, что не успевали вырваться из смертельного кольца, что образовалось в радиусе от упавшего тела, обугливались в оранжевых языках страшного пламени. Если бы какой-нибудь невольный зритель посмотрел на этот огонь, то он бы ужаснулся - среди горящих стволов и костей погибших животных корчились призрачные фигуры. Белесые наваждения заламывали аморфные руки, падали на колени и молились. Они смотрели туда, где среди высокой груды пепла тихо гудел угольно-черный кокон Силы.
   - Спаси нас, - просили мертвые, на коленях подползая к частичке истинной Тьмы. - Спаси нас, ведь при жизни мы служили тебе.
   Сюда пришли все мертвые этой земли. Все, растерзанные цепкими лапами Инквизиции. Те, кто занимался колдовством, кто лечил больных стариков и защищал маленьких детей от ночных кошмаров. Эти люди могли вызвать дождь на смертельно высохшие поля, кто-то, самый могущественный, мог движением мысли прекратить войну, убив разум любого полководца. И все они служили Тьме - сущности и эгрегору, из которой пришел Демон. Они чувствовали, желали влиться в его мощь, перейти на темный уровень, который заслужили, но были разорваны на дыбах. Кого-то утопили, кто потерял голову, кому отрывали ноги... Учение Тьмы было жестоким, но Свет еще более относился к ее ученикам.
   - Нет! - шептали духи, когда кокон исчез, растворившись под лучами солнца. - Он не помнит, не сможет принять нас, братья и сестры.
   - Ждать! - тихо пели другие. - Он вспомнит, и возьмет нас к себе, Демон Тьмы!
   Последние остатки кокона испарялись, превращаясь в мелкие соринки пыли. Они больше не служили для защиты сущности демона, чтобы психика не изменилась совершенно, или не сменилась на другую, как это делается при рождении смертных.
   На месте пропавшей черноты не оказалось ничего, только лишь оставшаяся угольная пыль. Ее подхватил притихший, было, летний ветерок, и понес за собой - поближе к человеческому жилью.
  

***

  
   - Поселковый канцлер Отто Справедливый! - появился тихий смешок. И сразу же горький вздох. - Канцлер! Как мало надо человеку, чтобы умереть...
   Он давно уже смирился со своей участью. Грязный подвал городской тюрьмы, воняющей прокисшей мочой и прелыми мышиными тушками. Нет окон. Из отверстий в стенах - только скрипучая решетка из толстых прутьев, да дыра в полу, ведущая в сливную яму на окраине. И даже руку не просунешь - так мала. В решетку же не пролазит голова, проверено, ведь он несколько раз пытался сломать себе шею.
   Самоубийство - гарантия того, что он канет во Тьму. Ведь, кажется, тех, кто скончался мученической смертью, забирают к Трону? А наложивших на себя руки Вездесущий не желает видеть - во Тьму, и все концы.
   Неужели он столько всего сделал, чтобы заслужить на такой финал? Честное служение Ему, потом разочарование, приближение к учениям Тьмы, первые заклинания... И всего лишь малая слабость убила его - сострадание. Человек Света делает добро, Темный адепт - зло. И у каждого получается условное действие. Можно ли назвать добром убийство незадачливого селянина, которому не удалось вовремя собрать урожай? А ведь послушники Матери казнят бедных землепашцев, у кого поля не отличаются особым плодородием. А пустить кровь младенцу, не убивая, но чтобы сохранить чью-то жизнь, зло?
   На протертой сотнями сандалий и босых ног лестнице слышатся шаги. Его мучители пришли - и скоро жизнь прервется, канет в забытие. А он? Неизвестно, только к Свету ему нет дороги - лишь чистота первозданной Тьмы!
  
  
  
   Влад Поляков, Владимир Датыщев "Дыхание бездны"
   ________________________________________________________________________________
  

9

  
  
  
  


Популярное на LitNet.com М.Адьяр "Страсть Волка"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) Р.Ехидна, "Жена проклятого некроманта"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"