Датыщев Владимир: другие произведения.

Изменить себя (Рождение Дракона)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    Начало рассказа о драконе, готовится к участию в конкурсе "Полет Дракона". Рвите меня, пожалуйста, указывайте ошибки, с меня вино и к нему. КРИТИКУЙТЕ!!! Буду часов в 15 по Киеву, или в 16 по Москве...


   ? Владимир Датыщев

Изменить себя

  

Лишь только взмах крыла

И бешенство стихии,

Чтоб ты понять смогла,

Что мы с тобой - другие...

  

Пролог

(Рождение)

   Монотонный ритмический стук, словно невидимый молот ударяет о живую плоть. Громко, единственный звук, который сквозит по мягким ушам. Вибрация, незаметное движение вокруг, будто маленькие звездочки кружатся над белесым телом. Вокруг красная пелена, она едва-едва колышется, словно убаюкивая. Скрюченное, нет, скорее закрученное вокруг пульсирующего сиреневого стержня тело едва шевелится. Теплая жидкость обволакивает голое беззащитное существо, ласкает, будто по прозрачной тоненькой чешуе проводят слегка подогретым шелковым платком.
   Я себя ощущаю, я уже где-то здесь, рядом. Невесомой пылинкой вылетаю из Вечности, родившей меня и несусь вниз, сквозь море звездочек в искрящейся многоцветной черноте. Мимо проносится огромное, пылающее ледяным огнем тело, за ним тянется длинный хвост, вот бы мне такой. Вокруг - тишина, но в ней неслышной гаммой пульсирует божественная симфония, это - всюду, оно внутри меня. Все движется вокруг, колеблется, медленно кружится в бесконечном танце.
   Передо мной появляется шарик, я вижу его не глазами, которых еще нет, чувствую, что приближаюсь. Он почти голубой, часть его скрыта черной тенью - с другой стороны, там, где светло, сгусток энергии, во много больший, чем крохотный, по сравнению с ним разноцветный шар, куда меня влечет. Большой, выплескивающий свои детища на большое расстояние, одно проходит через меня, я вздрагиваю от невыносимого наслаждения. Здесь и жизнь, и смерть. Это сила в чистом виде, огненная, жгучая, неумолимо нейтральная, она просто есть. От нее веет родным и настолько близким, что хочется броситься к ней, растворится в ее нутре, там тепло и уютно. Кто она? Я хочу войти в нее, раствориться, слиться в одно целое, но неведомый зов влечет меня за собой, и никуда не свернуть. Туда, где ждет слабая плоть, в надежде соединения, только туда, где окончится мой путь из Вечности.
   Шар уже ближе, большая площадь его покрыта медленно движущимися полотнищами, они сероватые и колеблются в только им известном порядке и хаосе. В местах, где их освещает Сила, они белеют и начинает мерцать. Повсюду в них образовываются разрывы и можно ощутить далекие пики каменных исполинов, грозное колебание синей жидкости и прохладную успокоительную волну зелени.
   Это уже не Вечность, я почти прибыл.
   Вонзаюсь в колеблющееся поле, которое, я уже понимаю, частично оберегает все то, что находится под ним, от смертельных лучей светила. Прохожу сквозь кисельные клубки, море информации входит в меня, так же быстро, как я влетел сюда. Прохожу сквозь тучи, а то, что дает жизнь, но рано или поздно подарит смерть всему живому - Солнце. Я уже знаю как все они называются!
   Вон там, чуть левее плещется высокими бурунами море, оно ударяется о высокую скалу, к которой я и направляюсь. Пена окружает каменного исполина, который смотрит на меня единственным глазом черной пещеры на самой своей верхушке.
   Пролетаю мимо того, что называется деревом, оно в приветствии колышет ветвями. Природа всегда чувствует Мысль, которой я и являюсь. Двуноги, говорит мне внутренний голос этого мира, назвали бы тебя душой, но их души появляются из живого и уходят в мертвое. Ты же - творение Вечности, и не уйдешь никогда, она всегда будет с тобою.
   Легко преодолеваю каменную стену горы, мне не надо тоннелей и проходов, я еще не соединился. Несколько секунд нахожусь среди скальных пород, они молча наблюдают за мной. Камень тоже вечен, даже раздробленный в пыль, он остается камнем. Потому он молчит, вечное не знает слов, оно задумчиво погружено в себя. Зачем движение, зачем слова? Это же - Вечность, в ней нет начала и нет конца, зачем ей суета?
   Прохожу сквозь серые стены тоннеля. Небольшая уютная пещера холодно встречает меня и опознает. Я принят в лоно! Небольшое розовато-белого оттенка яйцо манит к себе, сила зова настолько велика, что даже не успеваю оглядеться по сторонам, вонзаюсь в твердую скорлупу и прохожу сквозь материнскую жидкость, это кровь породивших меня. Вхожу в слабое беззащитное тельце, обвивающее кольцами стержень пуповины - каналом, который соединяет тело существа, в которое вселяюсь, и внешний мир. Еще не рожденный должен знать, что происходит вокруг.
   Успеваю оглядеться по сторонам, в пещере ожидают два создания. Одно - дало мне Мысль, другое - Жизнь. Зачавший и Родившая. У нас нет родителей, мы - творения Вечности и стражи этого мира.
   Воссоединяюсь со своим телом, становится приятно и уютно, пустые до этого клетки в продолговатой черепной коробке начинают бешено работать. Тело и Мысль встречаются друг с другом.
   Сила наполняет слабые мышцы, под кожей вздуваются канаты мускулов, иглы на загривке и по всему хребту, до самого хвоста, твердеют, заостряются и распрямляются. Из лап выдвигаются крючковатые когти. Длинный раздвоенный язык пробегается по стремительно растущим клыкам, их несколько сотен. Закрытые матовой пленкой глаза открываются, сквозь толстые веки смотрят на кровь давших мне Жизнь и Мысль, она последний раз окатывает меня волной ласковых прикосновений и всасывается в кожу. Тело покрывается твердой чешуей, ни единого места кроме глаз и маленького пятнышка под нижней челюстью - через него я воспринимаю реальный мир. Не ту иллюзию, которая открывается еще не окрепшим зрительным нервам, чуткому носу с тремя ноздрями и коротким заостренным ушам. Я вижу судьбы и далекие страны, ощущаю страх, совсем недалеко от скалы, в которой нахожусь, мерцание света на остриях копий, среди них стоит тот, который упорным трудом добился до маленького обладания Силой.
   За спиной движутся мышцы моей свободы, я пытаюсь совладеть с ними, заставить двигаться, но они еще слишком слабы, им не развернуться в тесном пространстве. Поднимаю голову, пробивая иглами на черепе и шее теперь уже хрупкую скорлупу. По всему яйцу пробегают трещины. Над поверхностью разлетающихся во все стороны осколков янтарного овала появляется угольно черная холка, увенчанная игольчастым гребнем, она разворачивается и налитый светом глаз смотрит на давших ему существование.
   Зеленый гигантский змей, не менее двадцати метров в длину отворачивается от расколого яйца и обращается к золотисто-лиловой Родившей.
   - Он появился на свет, Ирралила, чтим закон!
   Родившая согласно кивает головой, в ее глазах борются жажда убийства и нежности.
   - Чтобы мы никогда не встретились, Граурир! - бросает она, почти злобно. Ее скрюченные когти скребут по камням, оставляя глубокие рваные борозды, словно острейший нож проходит сквозь
   - Чтобы мы никогда не встретились, Ирралила, - желает зеленый гигант. Это ритуальная фраза, они оба надеются, что эта встреча для них была первой и последней. И они одновременно хотят сойтись опять, на сей раз не для Зачатия и Рождения, а для кровавого пира над телом поверженного врага. Ирралилы, или Граурира.
   Создания расправляют когтистые крылья, насколько позволяют узкие стены пещеры и вылетают. К небу и солнцу, в разные стороны, подальше от новорожденного. И от себя самих.
   Сиреневый стержень, вокруг которого еще обвивается хвост почти освободившегося из скорлупы змееныша, на миг замирает, останавливает свою легкую пульсацию и вдруг погасает. Из него пробивается мощный луч света, он проходит сквозь верхушку скалы, исчезая в небе. Детеныш знает, он ждет.
   Солнце, в которое ударяется посланный стержнем луч, в ответ бросает частичку себя. Вихрь пламени проходит сквозь атмосферу, разгоняя зазевавшиеся тучи и ударяет туда, где среди липкой лужи на полу лежит еще не готовый ребенок. Пламя заворачивается в спираль, идеальную, даже крохотная искорка не выходит за пределы ее структуры. Солнечный огонь сжимается, приобретает форму тонкой гибкой ленты и входит маленькое пятнышко между чешуйками. Сила наполняет его, он поднимается на окрепшие лапы, по всему змеиному телу пробегают волны боли и наслаждения. Камера под желудком полна, она не истощится до полной гибели мира, чувство могущества и сознания своей реальной мощи наполняет молодое тело. Все живое должно умереть, иначе погибнут другие, те кто был раньше.
   Он уже знает, солнечный вихрь, мчащийся по его венам говорит ему.
   - Имя тебе - Гриагурр. Ты один из них, Баланс должен держаться!
   Убивать! Наслаждаться окровавленным мясом, пировать на обгорелых останков двуногов и других бестий. Остаться в этом мире только со своими родами!
   Дракон родился!
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"