Рерайтер Захария: другие произведения.

Дзета С

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Космическая боевая фантастика, где больше действия, чем размышлений, но со связью со современной реальностью - здесь и социальные и технические вещи, которые вытекают напрямую из текущего развития нашего общества.

  Корабль причаливал. Несколько тяжёлых ударов, всё вокруг загудело металлом, задрожало. Тилак, смуглый поджарый парень южных, индийских кровей, недовольно нахмурился. Он как раз умывался и теперь был весь забрызган пеной.
  - Хоть бы предупреждали... - он критически осмотрел ещё минуту назад вполне сухую футболку. Ответом ему стало повторение серии ударов и новая хорошая встряска. На этот раз уже матерились все солдаты, заканчивающие свой утренний моцион. В общекорабельном туалете их оставалось сейчас трое.
  Самого крупного, Карена, блондина с встроенным под левое ухо коммуникатором, подкинуло головой в ребристый алюминиевый потолок. Стэна, штатного инженера их отряда, такое мастерское кораблевождение ввинтило в стандартный, метровой высоты, шкафчик с одеждой. Как успел заметить Тилак, инженер смотрелся там довольно забавно, этакий лемур, сходство усиливал недавно поставленный Стэном оранжевый модификатор для глаз. Дань моде, а заодно и неплохой апргейд - такая вариация глаза позволяла получить визуальный доступ к внешним меткам, а это в свою очередь значительно расширяло возможности сетевого общения. Тилак недавно тоже задумывался о чем-то схожем, однако, увидев, что больше половины отряда увлеклась этими вещицами, он отказался от своей затеи. И без того два года ходили как клонированные с одной колыбели.
  Контракт в далекой исследовательской колонии был на редкость однообразен и скучен - он делал похожими как дни, так и всех восьмерых солдат их взвода. Нынче, наконец, они возвращались. Автоматический транспортник прибыл на межзвездную транзитную базу, здесь их команда собиралась пересесть на регулярный рейс к родине. И вот напоследок роботы-пилоты решили устроить пассажирам небольшую зубодробильню.
  Хотя, бесспорно, солдаты в чём-то и сами были виноваты. По армейским правилам к высадке требовалось быть готовым минимум за час до причаливания. Но тут сказался предыдущий день. На транспортнике кроме их взвода больше людей не имелось, потому сразу после отлёта с колонии, солдаты позволили себе немного расслабиться. И оранжевые модификаторы здесь оказались ещё не самой большой странностью... Тилак улыбнулся, вспоминая некоторые детали гулянок, что устраивали себе солдаты во время полета. Впрочем, долго ностальгировать ему не дали. Последовала очередная встряска, теперь уже и Тилак испробовал на крепость дверцу своего персонального шкафчика. На тусклом металле дверцы появилась заметная вмятина, а на гудящем черепе точно собиралась вспухнуть шишка. Следовало поспешить, теперь-то корабль уже точно причалил.
  Резкий звук специального сигнала оповестил о раскрывающихся дверях. Автоматические транспортники строились без удобств, армия везде и во всем преследовала крайнюю эргономичность. Стандартный выходной шлюз на военных кораблях всегда оснащался тяжелыми дверьми, они о своей работе оповещали мерзким электронным гудением, потому пропустить момент открытия было просто невозможно. Для кого и как рассчитывали этот сигнал военные судостроители, трудно сказать, ясным оставалось лишь одно - кто слышал эти звуки, у того почти всегда закладывало уши. Вот и сейчас Тилак не успел подготовиться, в результате его мозги отозвались на потрясение тихим звоном недовольства.
   - Взвод, на выход! - последовала команда старшего. Все восемь солдат, включая и отдавшего команду, подняли находившиеся у ног темно-серые рюкзаки, выстроились цепочкой. Громкое слово "взвод" не слишком подходило для них, но армия на самом деле давно не представляла массовое явление. Нынче взводами именовали любую отдельную группу, работающую над единой задачей.
  Мерным шагом они направились в трубу шлюза. Длинная гофрированная кишка, смесь металла и пластика, она встретила их несколькими защитными полями, те выполняли сканирующую и регистрирующую роль. Каждое толщиной около двадцати сантиметров, с разной цветовой подсветкой по краям. Солдаты спускались по трапу к станции, поля же считывали их личные данные, проверяли здоровье, возможные имплантанты и прочую чушь, которая способна заинтересовать местную таможню.
  Конечно, для армейских частей существовали льготы, однако правила есть правила, проверка обязательна для всех. Тилак кое-что понимал в этих сканерах, умел различать их цветовые сигналы. Не без злорадства он отметил тревогу при прохождении последнего защитного поля, оно среагировало на наличие оружия в личных вещах солдат. Однако взвод хоть и отправлялся на отдых, табельное оружие оставалось при них, номинально действие увольнительной вступало в силу только на Земле. Сейчас же они всё ещё были на службе, хотя никто ничего от них уже не требовал.
  Наконец проверки закончились, и солдаты оказались на палубе транзитной звездной станции Дзета С. Крупнейшая база в регионе, она играла роль космического вокзала, перекрестка и всякий груз или пассажир, отправляющиеся к звездным системам направления Сириус, проходили через её терминалы.
  Тилак и Карен в цепочке шли последними. Оба не слишком спешили, поскольку уже бывали на Дзете и знали здешние распорядки. Скорее всего, их корабль к Земле ещё даже не прилетел на станцию. Пересадка состоится не раньше, чем через пару суток. А пока можно было расслабиться. При мыслях об этом Тилак кое-что вспомнил.
  - Взводный, - он подошел к командиру, взводному Алексу, или если говорить полное имя Александру. Тот на самом деле являлся таким же солдатом, как и все, просто он был рядовым первого ранга, потому на него и пала "честь" служить старшим в отряде. Алекс немало ворчал по этому поводу, однако возникающие вопросы решал быстро и результативно, тем самым доказывая эффективность работы армейских психологов, определивших его на этот пост.
  - Чего тебе Тилак? - взводный повернулся, для незнающего человека он мог выглядеть очень свирепо. Бритоголовый, квадратноликий, да ещё и в укреплённой броне, которая отличала его от остальных солдат, те обходились обычным походным обмундированием. Но Алекс помимо всего числился и штатным ракетчиком в их взводе, а такое оружие требовало специальных мер защиты. - Только не говори, что тебе опять чего-нибудь приспичило. Сколько можно?! - Алекс криво усмехнулся, два года у них только и было развлечений, как узнавать о сослуживцах всё вплоть до мозга костей, потому сегодня удивить друг друга они уже ничем не могли.
  - Нет. На этот раз ничего страшного. - Тилака не смутило плохое настроение взводного. - Просто надо кое-что проверить. Я тебе, кажется, недавно об этом рассказывал, Алекс. У меня банк чего-то всё выставляется, постоянно шлют какие-то угрозы расправиться с моими счетами. У них здесь на станции есть филиал, вот и хочу сходить, проверить. Не охота до Земли тянуть пустые проблемы. Ну, как, я отлучусь?
  Алекс ответил не сразу, в его глазах так и горел невысказанный скепсис. Тилак же выглядел ангелочком южного происхождения, смуглая невинность.
  - Тилак, Тилак, - Алекс покачал головой. - Вот так и знал, что, как прилетим на станцию, ты первый чего-нибудь придумаешь. И как ты вообще в армию попал?
  - Взводный, - укоризненно протянул Тилак. - Как можно? Я честный солдат, но этот банк...
  - Ладно, только обойдемся без твоих историй. Хочешь, идти - иди. Я тебе, что, папа? Связь у нас есть, на станции ты уже бывал, знаешь, где военная гостиница, не заблудишься. В общем чтобы через два часа был там, придёшь позже, будет у тебя в увольнительной хороший минус. Понятно?!
  - Так точно господин взводный! - Тилак выпрямился по фронту и браво отдал честь.
  - Тьфу, ты ёлки, - Алекс махнул рукой и повернулся, собираясь идти дальше.
  - Взводный, взводный, ещё один небольшой вопрос, - Тилак чуть ли не за рукав остановил Алекса.
  - Да что ещё такое?
  - Тут у Карена тоже какие-то неурядицы с банком, может, мы сразу вдвоем и разберёмся?
  Карен всё это время стоял рядом и усиленно делал вид, будто занимается настройками своего коммуникатора. Алекс устало посмотрел в сторону гиганта:
  - И как я сразу не догадался. Неразлучная парочка. Ладно, идите. Но насчет двух часов я не шутил. Минутой позже и будет вам "отличный" отдых на Земле. А то расслабились, увольнительная...
  Продолжая вполголоса о чём-то ворчать, Алекс опять повернулся и пошел дальше по коридору, остальные солдаты цепочкой потянулись вслед за ним. Тилак и Карен остались у шлюза одни.
  - А к чему такая спешка, Тилак? - Карен посмотрел на друга. - Может, сначала скинули бы рюкзаки, а потом и отправились бы?
  - Тогда уж и остальные пошли бы тоже. Нам это надо? Я слышал, тут в развлекательном центре сейчас небольшая раздача, кое-какие интересные фишки. Вот мы Стэну нос и утрем, а то в последнее время совсем зазнался. - Стэн не зря назывался штатным инженером в их отряде. Он был технарь и любил различные примочки, и ещё больше любил хвастать теми плюсами, которые эти примочки ему давали. Его бахвальство немало раздражало остальных, однако пока отряд находился в колонии, поделать ничего нельзя было. Не зря же именно у Стэна был технический диплом, его аппаратура, будь то мультимедиа или же рабочий инструмент, не важно, всегда работала на порядок лучше, чем у остальных.
  - Ты-то откуда про это услышал? Мы ж только прилетели.
  Тилак укоризненно покачал головой, услышав такое.
  - Карен! Вот ты всё модифицируешь себя, прокачиваешь. Но про мозги, похоже, ты забываешь. Мы же не в каменном веке, а Сеть тебе для чего? Пока вы там планировали свой отдых на Земле, я тоже не спал, мы ведь уже несколько часов как в радиусе действия станции. Потому и знаю, что у них тут, на Дзете, творится.
  Карен смущёно потупил взгляд.
  - Ладно, уболтал. Только я за тебя твои вещи таскать не буду. Сам напрягайся, а то ведь думал, небось, рабочую лошадку себе нашел.
  - Да уж дотащу, не девчонка всё-таки, - отмахнулся Тилак, хотя в глубине души именно на такой вариант и рассчитывал. Армейские ранцы были, конечно, довольно удобны, плоские с хорошо просчитанным дизайном. Но весили они все равно в районе пятнадцати килограмм, что вполне понятно, ведь внутри как личное оружие, так и прочий инвентарь. Махинам подобным Карену этот вес ничего не говорил, Тилак был не настолько вынослив. В военном жаргоне его специальность определялась как "крыса", лазутчик, его полем действия были узкие лазы, завалы, он должен был уметь определять слабые места в чужой защите и уметь эти места проходить. Такой профессии способствовало его худощавое телосложение, которое досталось ему по его индийским корням. Впрочем, дистрофиком он не был и потому действительно вполне мог обойтись и своими силами, ничего страшного. Просто хотелось в развлекательном центре ещё кое-куда заглянуть, а там лишний вес за спиной мог оказаться действительно лишним.
  - Но вот в банк нам сначала действительно лучше бы зайти. Надо разобраться с кредитками.
  - Надо, зайдём, - Карен флегматично пожал плечами, и, больше не растрачивая время на разговоры, направился ко второму выходу, противоположному от того, куда ушли остальные солдаты. Армейский транспортник причалил к станции в отдельном блоке, рассчитанном для административных кораблей. Отсюда к развлекательной и деловой части Дзеты быстрее всего можно добраться через общие залы, туда друзья и направились.
  Короткий путь нередко в жизни только на словах короче. Так было и здесь. Общие залы представляли собой анфиладу громадных металлических площадей, где крышу заменяли собой защитные поля. В центре каждого такого зала находился ряд внушительных колонн, увенчанных сверху огромными экранами. Там расписание полетов сменялись различными информационными роликами, рассказывающими о жизни Дзеты и других сколько-нибудь значимых человеческих поселениях, например о Земле.
  Сегодняшний день был очень оживленным. Солдаты, вошедшие сюда из пустого административного блока, невольно замерли, поскольку за время, проведенное в колонии, несколько отвыкли от такого человеческого коловращения.
  - Мама моя, - Карен, вышедший первым, оторопело оглянулся назад. - Чего это у них творится? А об этом ты случаем не читал в сети, пока мы планировали свои увольнительные?
  Тилак, которому большую часть обзора пока ещё закрывала широкая фигура Карена, пожал плечами.
  - О чем, об этом? - он вышел вперед и с удивлением остановился, задумчиво почесал голову. - Да, ты прав, могли бы и предупредить.
  Впереди дорогу преграждало по меньше мере несколько тысяч человек, настоящий час пик, кто прилетел, кто ждал отлета. Когда солдаты были на Дзете в прошлый раз, эти залы практически пустовали, сегодня же всё было точно наоборот. Люди ходили, люди разговаривали, люди занимались своим багажом или же просто сидели на лавочках у колонн, ожидая своих рейсов. Тут творилась настоящая базарная толкотня и с первого взгляда трудно было заметить хоть один просвет в этом непрерывном движении.
  - Похоже, за эти два года у них прибавилось товарообороту. - Тилак подвёл итог своему осмотру. - Ну да ладно. В конце концов, что мы, не солдаты?! Иди первым, расчищай путь, а я за тобой уж как-нибудь, да удержусь.
  В деле толпа оказалась не такой однородной и плотной, как казалось вначале. Здесь даже имелись свои скрытые течения, пользуясь ими можно было вполне успешно продвигаться вперёд. Карен шёл впереди, высокий рост выделял его среди этого живого моря своеобразным маяком, на который и ориентировался Тилак.
  Приятный женский голос вещал сверху:
  - Уважаемые пассажиры, в связи с неблагоприятной обстановкой для полетов расписание всех рейсов меняется. Вы можете уточнить данные о ваших билетах в наших кассах или через деловую сеть станции.
  Тилак поднял голову, там, у самой вершины центральной колонны на экране заманчиво улыбалось миловидное личико дикторши. Действительно красавица, в колонии те немногие женщины, что там жили, внешними данными вряд ли могли гордиться, эта же обладала не только физической красотой, в ней чувствовался стиль с большой буквы.
  - Эй, ну куда ты прёшь?! Смотреть же надо, вот ведь понаглотаются всякого...- романтические размышления солдата были прерваны воплем попавшей ему под ноги женщины. Засмотревшись наверх, Тилак невольно отклонился от прежнего курса и влетел в кружок беседующих дам, где средний возраст собеседниц находился в районе "примерно за пятьдесят". Он сшиб одну из них и, потеряв равновесие, растоптал пару сумок, после чего оказался в объятиях самой крупной из женщин. Толстуха сидела на лавочке у колонны, Тилак рядом с ней смотрелся пигмеем. Она одна из всего негодующего кружка осталась спокойна и даже флегматична. Белёсые кожа и лицо, редкие волосы и непомерный вес, эти факты почти кричали о виртуальных пристрастиях мадам, обычно подобные люди если и путешествуют, то лишь в Сети. Тилак забарахтался в её телесах, тщетно пытаясь выбраться из этого живого болота.
  - Солдатик заблудился? - спросила женщина-великан и начала медленно подниматься прямо вместе с мужчиной в её руках. Давненько Тилаку не приходилось ощущать себя младенцем, от удивления он даже не нашелся, что сказать, просто хлопал глазами.
  - Да брось ты его Телла, в конце концов, - снова раздались вопли стоящих рядом женщин. - Совсем уже обнаглели солдафоны, ходят будто никого не видят.
  Однако толстуха их не слушала, она таки встала на ноги, а затем всё так же медленно поставила рядом Тилака. К этому времени к месту происшествия пробился Карен и один из дежурных по залу, стандартный киборг обычной комплектации. Его идеальное пластиковое лицо всем своим видом выказывало сочувствие. Карен выглядел не столь симпатично, солдат с трудом сдерживал смех, так и рвущийся наружу.
  - Всё порядке, никто не пострадал?
  - Ну как, ты уже закончил или ты ещё что-нибудь покажешь?
  И киборг и Карен заговорили одновременно. В ответ через мгновение снова включился хор негодующих женщин. Тилак же никого не слушал, лишь смущенно пытался немного дистанцироваться подальше от Теллы, а та с улыбкой смотрела на эти его потуги и единственная из всех выглядела вполне достойно.
  Наконец солдатам удалось продолжить путь дальше. Теперь Тилак уже не отвлекался на разглядывания электронных красоток, а внимательно и аккуратно выбирал путь, не желая больше попадать в подобные конфузы. Хотя про себя он и понимал, что Карен ещё долго будет посмеиваться по этому случаю.
  А люди вокруг словно узнали о желании Тилака и нет нет, что-нибудь, да происходило. То под ноги бросятся чьи-то уж совсем оторвавшиеся детишки, а то стеной выстроится какая-нибудь процессия молодых астронавтов. Строгие мундиры, косичка с вплетенным цветовым кодом, у правого виска вживлена контактная пластина. Лётные школы своих выпускников обтачивали так, будто готовили не в космос, а на конкурс лучших зап.частей для автопилота. С трудом солдатам удавалось избежать всех этих столкновений, однако под конец шанс отличиться выпал и Карену, и здесь виновата, как ни странно, оказалась его любовь к модификации. Прямо на полушаге этот верзила вдруг замер, в результате чего появившийся откуда из-за колонны мини-погрузчик вынужден был резко тормозить. Машина замерла на месте, багажная пирамида в её тележке опасно качнулась, грозя рассыпаться. К счастью роботы не настолько говорливы, как пожилые женщины, потому вместо ругани последовало лишь несколько гудков.
  - Ты чего встал? - Тилак с недоумением посмотрел на друга. - Забыл чего что ли?
  - Нет, - заворожено глядя куда-то вперед, ответил Карен. - Не забыл. Ты посмотри кто там.
  - Где, там? - Тилак обернулся, пытаясь понять, о ком идет речь. Вокруг, если не считать замершего погрузчика шла обычная жизнь космопорта. У стены несколько старичков пытались торговаться с беспристрастным автоматом, продающим напитки. Примитивная модель не высказывала желания сотрудничать, чем немало раздражала этих престарелых сплетников. Один из них седой, с пучков проводов вместо запястья на правой руке, как раз пинал жестяную коробку автомата.
  Чуть дальше картина была приятней, там, на высокие темы общалась группка девушек-студенток. Они довольно заманчиво демонстрировали друг другу все прелести новой моды на туфли и чулочки. С другой же стороны у выхода из зала собралась иная компания, насквозь разнородная и разномастная, что и выдавало в них туристов. Среди них даже не все были людьми, там ещё находилась пара человекоподобных киборгов из последних разработок робототехники, из тех, чей искусственный разум позволяет им столь естественно плакать. А также в толпу туристов ухитрился затесаться один гуманоид-инопланетянин. Довольно необычная встреча, поскольку на космических направлениях к Сириусу чужих рас не было, все развитые цивилизации находились на других звёздных путях. Гуманоид выглядел почти человеком, такая же одежда, рост. Выдавала его необычная асимметрия тела и манера поведения, последнее даже больше, чем всё остальное. Нет, он не прыгал и не вёл себя как безумец, просто в его жестах проглядывало нечто чужое, такое не могло зародиться на Земле. Например, руки его двигались по странной выгнутой траектории, чтобы просто почесать лоб, чужак сдвигал локоть к груди, затем следовал вычурный поворот кисти, пальцев и лишь затем начиналось движение к собственно голове.
  - Ты о гуманоиде что ли? - спросил Тилак, кивнув в сторону чужого. - И что здесь такого? Как будто раньше не видал.
  - О каком гуманоиде? - Карен с некоторым изумлением повернулся к Тилаку. - Ах, об этом. Да нет. Ты смотри туда, куда я показываю.
  И правда, в отдалении, в самом углу сидел кто-то. Тилак с первого взгляда даже не понял, что или кто там находится. А когда понял, то необычный восторг Карена сразу стал ясен. Тилак расхохотался:
  - Узнаю тебе Карен! Ты как всегда верен себя. Чтобы ты, да не заметил родственную душу.
  В углу зала, на лавочке сидело довольно странное существо. Человеком оно являлось только по паспортным данным. Внешне же это походило на странную смесь плоти и техники. Безголовый, целый веер конечностей, а одежду ему заменял внешние экраны - по сути световые эффекты, которые однако вполне годились для работы как в Сети, так и с любой возможной техникой. Киберфан, пример крайней степени увлечения во всяких модификациях тела и разума.
  Карен смутился:
  - Да ну тебя Тилак. Я же серьёзно. Я думал фанов давно всюду забанили. Они же, как где появятся, так весь форум портят всякой чепухой. Их почти везде стараются исключить. Странно, откуда он взялся здесь, на Дзете?
  Тилак вздохнул, понимающе похлопал Карена по спине.
  - В космосе всякое бывает. Тем более, ты же не знаешь, может, тут, на станции, свой бульон в Сети, чего хотят то и варят.
  - Думаешь? - Карена заинтересовал такой вывод. - Тогда давай быстрее закончим с твоим банком и развлекательным центром. Чувствую, мой коммуникатор соскучился по общению. - При этих словах он любовно погладил встроенное в плечо устройство. Тилак, видя подобное, лишь покачал головой - дескать, ты это нечто.
  
  Удар. Десятки пар глаз со всего банка повернулись в сторону Тилака. Звук эхом прошелся по залу и затонул где-то в глубине этой гавани любителей денег. Только стол, по которому и пришёлся шлепок, ещё немного гудел, тонкая электроника, спрятанная под отполированным деревом, не слишком радовалась эмоциям клиента. Банковский же клерк на ярость на собеседника не отреагировал. Меланхолично задумчивый, он кротко смотрел на солдата:
  - Что-нибудь ещё?
  Ещё Тилак с удовольствием врезал бы прямо в переносицу мерзкого клерка, прямо между этих бледных глазок. Но пока за всё приходилось отдуваться мебели.
  - Как так блокировали?! Что это за х...?! - Тилак уже в который раз ткнул пальцем в высвеченные на лакированной поверхности стола данные. - Да кто вам позволил?!
  Клерк оставался спокоен, видимо он был из поклонников Отрешенных. Новое модное увлечение, они специально снижали эмоциональный порог почти до минимума, таким образом, получая возможность почти всегда находиться в медитативном состоянии взгляда со стороны. Их почти ничем нельзя было пронять.
  - Таковы общие правила. Но если вам что-то непонятно, мы можем составить для вас специальную программу, она будет подробно показывать все наши текущие и последующие контрмеры. - Сказав это, клерк улыбнулся, механически, безжизненно, тонкие губы изогнулись слабой дугой, чуть приоткрыв белые зубы за ними. Тилаку сразу захотелось придать немного жизненных оттенков этим бледным губам, порция крови значительно бы скрасила их серость. Видимо понимая настроение друга, в дело вмешался Карен, до этого он просто гулял по холлу, терпеливо выжидая возможность продолжить путь.
  - Не заводись Тилак. Он же всего лишь кукла, - клерк при этих словах с такой же мертвой улыбкой посмотрел на гиганта. - Это же не он блокировал твои карточки. Да и, кроме того, ты же давно об этом знаешь, чего ты так нервничаешь?
  - Одно дело в виртуале, другое, когда вот так, вживую хамят, - выпятив челюсть, со злостью заявил Тилак и начал подниматься с кресла, весь ещё в сомнениях, вдарить клерку или же попробовать разобраться с этим позже.
  Карен усмехнулся:
  - Ну вот докатились. Ты ещё скажи, это не ты с их счетами спамил, и тебя за просто так блокировали. Брось, у тебя ещё будет шанс поквитаться.
  Тилак вздохнул, Карен говорил правду. Драться в банковском офисе последнее, что сейчас нужно. Свидетелей много, влепят предупреждение по всем параметрам, на всех точках выхода Сети как светофор светить будет. После подобной выходки все нормальные люди его за сто метров будут обходить.
  - Да. Ты прав. - Согласился Тилак и тут же повернулся к клерку, тот по-прежнему кротко взирал на него. - Но ты тоже запомни. Это ещё не всё!
  - Хорошо. Мы всегда рады помочь клиентам. Ваши проблемы - наши проблемы.
  - Тьфу ты, - не желая больше слушать это вялое бормотание, Тилак пошагал к выходу и уже только у самых дверей остановился, посмотрел на Карена. - Но одно мы точно выяснили...
  Карен, подозревая подвох, молча ждал продолжения.
  - Я пуст и сегодня за всё платишь ты. - Тилак улыбнулся. Странно и куда девалась его недавняя злость?
  
  Развлекательный центр занимал отдельную секцию Дзеты С. Как и всё на станции он был создан с размахом, со всей возможной широтой космоархитектуры. Правда, как подумал Тилак, находясь у входа в этот культурный шедевр, была в этом раздолье инженерной мысли какая-то доля шизофрении. Поразительная открытость, можно сказать слияние с космосом и в то же время множество вполне уютных небольших мирков различных удовольствий, от аттракционов до амфитеатра и красных фонарей. Основной вход в парк неги и блаженства располагался высоко наверху. Так что любой гость, попадающий сюда, мог видеть почти всё пространство развлекательного центра, если конечно у него не начинала кружиться голова, слишком уж круто вниз уходила дорога. Да ещё и эта давящая масса в небе. Туристическая секция Дзеты смотрела прямиком на планету, рядом с которой и была построена станция. Огромный газовый гигант с преобладанием жёлтых и красных оттенков, этакий чудовищный глаз, постоянно висящий рядом, над тобой. В развлекательном центре, как и у причальных залов не было крыши, невидимые поля защищали его от космоса, что и создавало чувство невероятного простора. Впрочем, Тилака космические виды давно не смущали. Он оценивающе огляделся, затем проверил время.
  - Итак, у нас ещё час до того Алекс взбелениться. Думаю, мы вполне успеваем.
  - А где эта твоя раздача? Как ты собираешься её искать? - спросил Карен. - Столько всякого наворотили, ещё разберись, где тут что.
  Карен высказывал вполне разумные сомнения. Общая площадь всего центра составляла больше пяти квадратных километров, только вот квадратов здесь как раз нигде и не было. Всё та самая шизоидность строителей. Тут пересекалось сразу несколько кольцеобразных равнин, со сложными переходами друг к другу. За те два года, что солдаты отсутствовали на станции, кольца оказались значительно застроены и нынче представляли собой торжество новой моды многомерности. В планетарных условиях такие вещи не мыслимы, в космосе же отсутствие природной гравитации давало для архитекторов интересные плюсы. Хотя, как позже не преминул заметить Тилак, технический персонал вряд ли радуется открывшимся возможностям. Чтобы поддерживать весь этот висящий сюрреализм требовалась масса всякой техники, рассредоточенной везде и всюду. И пусть даже самую грязную работу делают роботы, здешним инженерам вряд ли часто выпадала возможность нормально поспать.
  Однако такие вопросы, какие возникли у Карена, видимо задавали многие туристы. Ведь часто на Дзету летели только ради её развлекательного и делового центров, а не для транзита к дальнейшим звездным путям. Туристов на станцию прибывало множество, и мыслили они схоже. Стоило Карену спросить, как рядом с друзьями возникло летающее существо, маленькое подобие планеты, которая висела у всех над головами.
  - Здравствуйте. Я ваш кибер-гид. Добро пожаловать в развлекательный центр Дзеты С. Я готов помочь вам по любым вашим вопросам.
  Тилак с улыбкой указал на это парящее рядом чудо:
  - Вот он космический сервис. Привыкай солдатня. Совсем уж забыл о цивилизации в своей колонии, а?
  Карен лишь устало махнул рукой, услышав подобное.
  - Да, да. Ладно, знаток, спрашивай что надо, не тяни. Время уходит.
  Гид оказался на удивление понимающей и услужливой машиной. Уже через минуту он определил, чем интересуются гости, где это находится и каков оптимально быстрый путь туда. Конечно, гид не забыл предложить и экскурсию, горячий адреналин и сладкие мечты, так он её назвал. Соблазн возник, но солдаты отказались, хмурый взводный слов на ветер не бросал. Если они опоздают, то будет как минимум неприятно.
  Далее последовала система лифтов с низкой гравитацией, несколько мелькающих секунд полета по прозрачным трубам и вот солдаты были уже там, ради чего они сюда и пришли.
  
  Сегодня началось для Маши довольно вяло. Девушка скучала. Несмотря на рекламу, проводимая акция не вызвала ажиотажа. В их закуток почти никто не спускался и большую часть утра девушка провела в зевающей болтовне с Лэдом, контролером с находящегося рядом дрифт-атракциона. К нему туристы тоже не очень шли, наверное, с утра ещё не совсем созрели для горячих мозжечковых развлечений.
  Акцию специально проводили рядом с этим аттракционом, поскольку по статистике люди, предпочитающие подобный вид отдыха, как раз больше всего и любили различные извороты в модификаторах и технических новинках. Для Маши решение руководства стало причиной заточения в этой пещёре, вход к дрифту располагался чуть ниже и в стороне от основного кольца дороги. Настоящий грот, куда вели две широкие лесенки, и по которым нынче почти никто не ходил. В результате девушка проводила время за перебрасыванием слов с Лэдом лишённая возможности даже нормально пофлиртовать, поскольку её собеседник хоть и называл себя человеком, но фактически давно являлся лишь фэмингом. А ведь приверженцы этого течения, как известно, лишены пола и потому они довольно тоскливые напарники для молодой, жаждущей общения девушки.
  Утро заканчивалось, разговор в очередной раз увял. Маша, опершись локтями на стойку, задумчиво созерцала блестящие бока автомобиля из раскрытых дверей аттракциона. Слюдяной, мокрый блеск, он почему-то вызывал у девушки странные ассоциации. Какие? Она сама не могла понять. Что-то отсвечивающее, бликующее, в полумраке. Ни одной определенной мысли, но зато Маше вдруг захотелось искупаться. Раздеться, нырнуть во влажную глубину, а затем распластаться на качающейся поверхности, просто ничего не делая. Она представила себе такое блаженство, даже закрыла глаза, почти ощущая вокруг себя теплую волну, как на ближайшей к ней лестнице послышался шум. Это был голос и очень знакомый голос. Противный, механический. Гид. А раз так, значит, сюда идут туристы. Маша встряхнулась, ей не хотелось, чтобы незнакомые люди застали её замечтавшейся. А недалеко так же приводил себя в порядок Лэд, он, похоже, эти последние минуты просто спал. Расплывшийся, амебоподобный, спросонку он походил на червяка. Местами толстый, местами худой, весь неопределённый до крайности. Маше понравилось увиденная картина. Лэд выглядел мерзко, а хороший контраст всегда красит милую девушку. Её лицо украсила волшебная улыбка, она повернулась к ступенькам готовая встречать гостей. Лазурное платьице, пышные волосы, длинные ресницы - Маша знала, она неотразима.
  Там спускалось двое. Когда Маша понял кто, её улыбка стала настоящей. Люди в форме, солдаты. Так мужественно. Контролер не выглядел столь же обрадованным. У Лэда был свой опыт общения с мундирами. Самые консервативные люди из всех возможных. Ни один фэминг не служил в армии, здесь не было какого-либо запрета или ненужного правила. Всего лишь определенный подход к жизни, любые структуры, иерархии, рейтинги это всё столь гормонально. Настоящим людям, таким как Лэд, это было как минимум неприятно. Пожарные, полиция, сетевые администраторы и дома моды видимо чувствовали подобное отношение фэмингов, потому Лэд уже не раз и не два вполне физически ощущал их ответные шаги. Правда, с армией, как организацией почти реликтовой, Лэд ещё не встречался. Может, они не столь категоричны? Контролер тоже улыбнулся вошедшим. Холодный ответный взгляд показал, что гости уже распознали всю его суть. Лэд понял, дальнейшее от него не зависит, потому расслабился, уселся у входа к дрифту, намекая - я на работе, меня не трогайте, и молча стал ждать продолжения.
  Маша про себя немного боялась, а вдруг солдаты пришли к аттракциону. Говорят ведь, что сильные мужчины любят быстрые ощущения. Но фортуна была сегодня на стороне девушки. Гости направились прямо к ней.
  С первого взгляда ей понравился высокий блондин. Чёткая походка, серьёзные глаза. Правда он смотрелся немного уставшим, но Маша могла его понять. Ходить с таким рюкзаком весь день кто угодно замучается. Второй солдат, хоть и в форме, был не столь симпатичен. Смуглый, подвижный, а взгляд его казался слишком дерзким, вызывающим. Маша даже немного смутилась, когда этот второй вдруг подмигнул ей. А ещё через секунду он уже рассматривал гаджеты и модули, любовно разложенные девушкой на прилавке. Высокий солдат был не столь быстр, он всё ещё оглядывал искусственную пещёру вокруг.
  - Неплохо, неплохо, - размышлял между тем вслух смуглый. - Интересные решения. - Он поднял голову и заметил, что блондин его не слушает. - Эй ты, мастер машин. В конце концов, мы ради чего сюда шли? Давай сосредоточься. - Он ткнул модулем в ладонь друга, тот был просто вынужден перевести взгляд на устройство.
  Тут Маша, наконец, опомнилась. Ведь всё-таки здесь она хозяйка и акция это не только лишь раздача забавных новинок.
  - Здравствуйте, меня зовут Мария и я очень рада вашему визиту. - Говоря это она не забыла мягко, ласково забрать гаджет из руки смуглого. - То, что вы видите перед собой это новое течение в моде технических форм. Всякий человек, хоть что-то понимающий в модификации, оценит изящность примененных здесь решений...
  Девушка отработанным жестом подняла модуль вверх, полуоборот, отблеск лучей на металлопластиковом корпусе. Два лёгких нажатия и механизм раскрылся лепестками.
  - Непосвященным может показаться, будто перед ними простой узел для трансформации. В чем-то они будут правы. По крайне мере в названии. На этом их правота закончится. Такие модели это свежий взгляд на проработку всей нашей техники, это новые и может даже неожиданные поиски, которые может осуществлять сам пользователь без каких-либо навязанных со стороны мнений...
  Маша говорила быстро, легко, вдохновение и выученная накануне речь сплетались в нечто единое, и, как надеялась девушка, завораживающее. Однако тут её прервали:
  - И тебе привет, милашка. Значит ты Мария? А я Тилак, а вот этого, башнеподобного, зовут Карен. Но ты зря на него взгляды бросаешь. Он из любителей самоудовлетворения. Техника, понимаешь ли, техника.
  Услышав это, Маша даже закашлялась. Высокий же солдат остался флегматично спокоен, как будто и не слышал смуглого. Вместо слов он просто взял столь рекламируемый Машей гаджет, задумчиво сложил-разложил его, потом примерил к своему коммуникатору.
  - А и правда, может выйти нечто интересное, - тут он выдал, наконец, свой вердикт. - Стэн от зависти рукава будет грызть. - Сказав это, он всё так же спокойно снял с себя рюкзак, готовясь упаковать туда вещицу.
  Маша опомнилась. Всё шло совсем не так.
  - Постойте, постойте. Так нельзя. Да у нас рекламная акция. Но вы должны понять, эти вещи особые, индивидуальные. Каждая существует лишь в единственном числе, ведь любая из них это работа отдельного мастера...
  - То есть ты хочешь сказать, кое-что за них, да надо заплатить? - смуглый солдафон в который раз прервал девушку. Определенно, Маша начинала ощущать раздражение. Выдав презрительный взгляд, она коротко кивнула, да, надо.
  Представившийся Тилаком солдат усмехнулся и ещё раз подмигнул девушке, чем окончательно сбил её с толку. Затем повернулся к другу:
  -Ты слышал, о чем воркует нам голубка? Надо рассчитаться.
  - Надо так надо. - Это гиганта ничем нельзя было пронять. - У меня деньги только в электронном коде. Где у вас тут подключаются?
  Маша растерянно указала на точку выхода сети рядом с входом в дрифт-атракцион. Как раз рядом с ней и сидел сейчас Лэд, притворяясь, будто он часть интерьера. Карен пошагал туда, чем немного смутил фэминга. Быстрый взгляд на уменьшающееся расстояние, а затем покорное смирение, бежать было уже поздно. Карен, правда, ничего не заметил. Он подключился к Сети, готовясь произвести расчеты.
  - Вот и всё красавица, сейчас всё будет уплачено, - смуглый солдат опёрся руками о прилавок со своей стороны, наклонился, его лицо опасно приблизилось и прошептало. - А пока может, ты ещё что-нибудь мне расскажешь? Ты столько знаешь обо всех этих штучках...
  Маша застыла, ей ничего шло на ум, кроме одного, совершенно сейчас неуместного. А ведь этот смуглый и не такой уж урод, даже наоборот, совсем наоборот. У неё закружилась голова, она качнулась, чувствуя, что падает. Беспомощно взмахнув руками, она попыталась зацепиться за стол. Ничего не вышло. Она рухнула на пол, а сверху на девушку тяжелым дождем просыпались гаджеты и модификаторы. Послышался чей-то крик, кажется, это был Лэд. Затем над упавшей девушкой возник кибер-гиб, его сфера вращалась, он о чем-то говорил. Маша ничего не могла разобрать. Она попыталась подняться, удивленная тем, что ей до сих пор никто не помогает. И тут же поняла, что руки не слушаются её, непонятная тяжесть изломом давила на локти. Маша опять осела на пол, попутно успев заметить, как гид тенью исчезает куда-то тоже под стол, в темноту, в разорванную палубу.
  Там откуда-то появилась дыра, запахло жженым пластиком, перегретым металлом. Эта трещина, съев болтливого гида, начала расползаться. Сначала поглотила остатки стола, затем поползла в сторону беспомощной девушки. Маша попыталась закричать и не смогла, ей не хватало воздуха. Тщетно она пыталась вдохнуть, отвернуться. У неё ничего не получалось. Тяжелая стойка, оставшаяся от прилавка, сдавливала ей голень, капканом цеплялась за платье. Трещина была уже рядом, Маша начала проваливаться туда, в шипящую темень. В этот момент её схватили за руку. Смуглый солдат. Он тоже лежал на полу, недалеко от неё, но двигаться всё же мог. Он что-то говорил, даже кричал, но для Маши слова сливались в один размытый хрип. Мужские пальцы больно сдавили кисть девушки. Ладонь солдата казалась жесткой теркой. Маша всхлипнула, ничего не понимая.
  Трещина же вдруг начала странно выворачиваться. Её края оплывали кверху острыми зубцами, словно тая, однако жара не было, менялась структура самого композита, из которого был сделан пол. Дыра пыталась разжевать свою жертву. Плиты пола распадались на жесткие волокна, они медленно скручивались, подобно проволоке, и так же медленно начали впиваться в тело девушки. Последовал рывок, Маша повернулась. Тилак ещё не отпустил её, он тянул её к себе. Это было больно, казалось, кожа рвется, но девушка вдруг ощутила надежду. Она забарахтался, забилась, поползала навстречу. Солдат же удвоил усилия. Ещё один рывок и мерзкие проволочные волокна остались позади. Они не успели нанести серьезного вреда девушке, только немного порвали одежду.
  Оба, и спаситель, и жертва замерли, обессиленные. Но тут раздавшийся рев чуть не оглушил их. Это гудела разрываемая крыша. Скрежет, переходящий от инфразвука в пронзающий уши писк. Через мгновение потолок над ними напоминал раскрытый зев великана. Затем всё затихло.
  - Что происходит? - прошептала Маша, она не могла кричать, хотя почувствовала, что тяжесть, сдавливающая её всё это время, исчезла.
  Тилак лежал рядом с ней на спине, обессилено смотрел вверх, на звезды, заглядывающие к ним через дыру. Наконец он заговорил:
  - Кажется всё. Пронесло.
  Маша попыталась подняться, ей это удалось не сразу, её шатало, ноги отказывались держать хозяйку.
  - Да в чём дело?!
  - Похоже авария. Однако у вас шальная гравитация. Как меня придавило... - он начал вставать, у него дело тоже шло не очень, всё вокруг кружилось. - Как клопа в кровати. Ещё чуть и размазало бы. О-о-о...
  Так, хватаясь друг за друга, они сумели подняться.
  - Карен. Ты жив? Отзовись!
  Откуда-то сбоку, из темноты донесся громкий голос второго солдата.
  - Тут я. - За этими слова появился и сам Карен. Он был весь в пыли. - Сами-то целы? Ничего не поломали?
  - Да вроде нормально, - Тилак осмотрел свою мятую форму. - А ты как, Маша?
  Маша только сейчас пришла в себя. Внутри у неё всё гудело. Её же платье, чудесное лазурное платье теперь напоминало сборище лоскутков. Чуть не плача, она осмотрела себя.
  - Повезло тебе, Мария, что рядом я был, а не Карен, - заговорил между тем Тилак. - У меня военная специализация как раз на похожие условия. Сумел сориентироваться. Вот так. А если бы я пошел платить? - он посмотрел на друга.
  Карен развел руками.
  - Я только подключился, как меня вдавило. Хорошо я крепкий. Меня скручивает, как мочалку, а я повис в Сети, не отключается зараза. Только какой-то всё хаос, полная прострация. Еле пришел в себя. - Тут Карен запнулся. - И кстати, там же ещё один был рядом со мной. Вот его куда-то закинуло, слышал его крик.
  - Это же Лэд, - Маша забыла о своем платье, оглянулась по сторонам. Их разрушенный грот теперь напоминал жертву картечи. Всюду дыры, завалы, что-то льется, что-то дымит. Лэда нигде не было.
  - Лэд, ты где?! - закричала Маша. - Лэд!
  Никто не отзывался.
  - Его, кажется, к аттракциону откинуло. Наверное, он там, - предложил Карен.
  - Надо найти его. А вдруг с ним что-то случилось? - с беспокойством Маша оглядела обоих солдат и тут же, не дожидаясь ответа, побежала туда, где ещё несколько минут назад располагался дрифт-аттракцион.
  Переглянувшись, солдаты, не сговариваясь, побежали вслед за ней. Фэминг был жив. Его слабый стон услышал Тилак, он же первым и нашел, откуда идет звук. Лэд во время катастрофы ухитрился попасть в одну из раскрывшихся дыр, где и застрял подобно червяку, на которого столь походил. Через его плечо крючком рыболова проходил прут арматуры. Сам фэминг был при этом наполовину в воде, в своеобразном колодце, образовавшемся на месте начала дрифта. Сверху же над ним опасно нависала одна из машин аттракциона, от падения она удерживалась лишь случайностью, куском деформированной трубы.
  - Да-а-а... Твой товарищ серьезно влип, - констатировал Тилак, когда обнаружил всё это. Маша с ужасом заглянула вниз:
  - Лэд, Лэд, ответь мне.
  Фэминг вяло поднял голову, его губы шевелились, однако слов не было. Маша взглянула на солдат.
  - Помогите ему, он же погибает. Сделайте что-нибудь!
  Импульсивная, дрожащая, высказавшись, она тут же опять повернулась к дыре, уже готовая сама туда спускаться. Тилак схватил её за руку.
  - Стой, не надо. Такие дыры моя работа! Я всё сделаю и не надо лезть вместо меня, не люблю, когда меня лишают дела, - он улыбнулся, скорее машинально, чем специально, просто для поддержки. Маша отодвинулась в сторону. Тилак скинул рюкзак, отдал его другу.
  - Ты следи за ней, - он показал в сторону девушки. - Если что уходите, не надо лезть сюда. Такие аварии быстро не заканчиваются. Всё может повториться.
  Карен молча кивнул, мрачный, сосредоточенный. Через мгновение Тилак лез вниз. Изворотливый, змеёй он пролез под машиной, соскользнул к небольшому выступу в метре под собой и вот он рядом с Лэдом. Карен же не просто наблюдал. Он оценивающе оглядел всё вокруг, достал трос из своего рюкзака и с его помощью закрепил застывшую перед падением машину. Затем был второй трос из рюкзака Тилака, один его конец был отправлен в яму, где Лэда осторожно снимали с прута.
  - Цепляй его, я помогу поднять, - крикнул Карен.
  Вскоре Лэда достали наверх, и Маша изо всех помогала тащить его, хотя на самом деле Карен бы справился и в одиночку. Труднее пришлось Тилаку, он следил, чтобы пострадавшего не сильно раскачивало, нужно было избежать возможных ударов, это могло усугубить положение раненого Лэда. Тем не менее, когда Тилак оказался наверху, он нашел в себе силы заметить Маше, которая уже занималась поврежденным плечом фэминга:
  - А ты, Мария, молодец. И почему у нас в армии такие девушки не служат?
  В солдатских рюкзаках имелись аптечки. Рану дезинфицировали, заклеили пластырем-биомутатором. До больницы сгодится, а там уберут даже воспоминания о шраме.
  - Пора выбираться, - констатировал Тилак. - Эта пещёрка скоро захлопнется. Не знаю как у вас, а меня к такой перспективе антипатия.
  Как выяснилось, остальные относились к этому не лучше. Однако сказать выбираться и выбраться это разные вещи. Лестницы разрушены, пришлось лезть через одну из дыр, прямо по оплавившемуся композиту. Здесь его зубчатые загнутые разрывы сыграли хорошую роль, цепляться за них было очень удобно. Раненого Лэда закрепили на спине Карена, так, беспомощным младенцем тот и выбрался наверх.
  То, что они там увидели, напоминало долину гейзеров. Авария искорежила весь развлекательный центр, ничего не оставив целым. Пересекающиеся кольцеобразные равнины деформировались, выгорели наподобие черного базальта. Всё покрылось паутиной трещин, в размерах они колебались от самых малых до самых больших. Через них и пробивался где пар, а где и огонь. Пахло сгоревшим пластиком, обожженным металлом. И хотя дым не был сплошным, лишь лёгкое марево, глаза у людей стали слезиться, видимо в воздух попало и что-то едкое. Маша закашлялась, внизу эта химическая вонь ощущалась не столь сильно.
  У солдат в комплекте имелись защитные маски. Тилак, не долго думая, отдал свою девушке, чтобы та могла нормально дышать. Карен тоже хотел отдать свою маску Лэду, однако фэминг отказался.
  - Почему? - удивился Карен.
  - Я обойдусь, ничего мне не станется. Если надо в госпитале лёгкие подлатают, тем более мне так и так теперь ремонтироваться. Но если ты надышишься, то боюсь до медиков я, пусть и даже в маске, не доберусь.
  Здравое размышление, услышав это, Маша тут же начала стягивать с себя маску, чтобы вернуть её Тилаку.
  - Стой, стой, - взяв девушку за руки, Тилак остановил её. - Лэд прав. Но в случае чего Карен и один вас выведет...
  При этих словах Маша опять попыталась снять маску, но Тилак не дал ей этого сделать, он по-прежнему держал её запястья.
  - Успокойся. Ничего со мной не будет, я подготовлен к таким ситуациям. И я дойду даже без маски. А вот ты нет. И мне будет очень грустно, если такая девушка останется лежать где-нибудь посреди этой разрухи. Понятно? - он улыбнулся, и Маша попыталась улыбнуться в ответ. Но через маску было видно лишь глаза, большие испуганные глаза.
  Закончив с этим, Тилак снова вернулся к содержимому своего рюкзака.
  - Попробуем связаться с Алексом, надо узнать общую ситуацию на станции, - пояснил он, не оглядываясь. Карен же дополнил для своих спутников, сквозь маску его голос звучал глухо, бубнящее:
  - Алекс наш взводный. Разумный парень, думаю, он уже соединился с руководством Дзеты. Нам надо скоординироваться с ним, он подскажет, как отсюда быстрее выбраться.
  Передатчики тоже входили в обязательное снаряжение. Компактные, удобные и обладающие способностью усиливать сигнал при совместной работе. Впрочем, сейчас этого не требовалось, станция целиком попадала в поле действия одного передатчика, тем более тот мог работать и через любые доступные коммуникации. Тилак набрал код Алекса. Прошла минута. Молчание. Тилак повторил вызов и только теперь микрофон ожил, послышался голос взводного. Последовал краткий обмен звуковыми кодами, затем Тилак сообщил, где находится и что вокруг происходит. Микрофон забубнил в ответ, с места, где стояла Маша, было слышно лишь отдельное шипение. Девушка с тревогой смотрела, как мрачнеет лицо солдата, кажется, новости оказались не слишком приятными. Остальные тоже заметили это, Карен подошел ближе:
  - В чём дело, Тилак?
  Смуглый солдат поднял наверх быстрый взгляд, и что-то прошептал, ни фэминг, ни девушка не разобрали его слов. Теперь уже нахмурился и Карен, он задумчиво оглянулся назад, на спасенных. Маша не могла выносить этих недомолвок, она вышла вперед:
  - Что происходит? Не надо от нас ничего скрывать, не такие мы и слабые, вытерпим. Говорите, что с Дзетой?!
  Она стояла перед солдатами, сжав кулачки, упрямо выпятив подбородок. Но защитная маска прятала всю её решительность, а голос делала глухим и нечетким. Вид девушки невольно заставил Тилака улыбнуться, но он быстро собрался, ещё не хватало сейчас обидеть Машу.
  - Всё несколько обширней, чем хотелось бы, - сказал он уже с полной серьёзностью. - Аварии по всей станции, шалит не только искусственная гравитация, есть ещё проблемы с системами жизнеобеспечения. Но самое плохое в том, что станция сейчас отрезана от внешнего мира.
  Маша нахмурилась:
  - Да. Я помню. С утра шли какие-то разговоры о космическом шторме. Всё из-за него?
  Тилак замялся.
  - Ну. Это не совсем шторм. Но полеты отменили из-за него. А вот насчет аварии... Тут, мне кажется, что-то нечисто.
  - Думаешь? - вступил в разговор Карен. - А чем в тогда дело?
  - Слишком всё одновременно. Случайности так не происходят. Поверь мне, ведь я не зря лазутчик. Эта катавасия смахивает на диверсию.
  - Но кому может понадобиться такое? Какая ещё диверсия? - в голосе Маши звучало возмущение и недоверие. - Дзета мирная станция, ради чего её разрушать?
  Тилак пожал плечами. Если бы он знал ответ...
  - Может я и не прав. - Он улыбнулся. - Тогда, когда мы отсюда выберемся, вы ещё посмеётесь над моими страхами. - Сказав это, Тилак оглядел стоящих вокруг людей, никто, даже Карен не выказывал и намека на возможный смех. - Ладно. Вижу, вы настроены серьезно. Алекс сообщает, что административная зона пострадала меньше других частей станции. Они там пытаются наладить кое-какое снабжение. Кроме того, там есть спасательные капсулы.
  - Но ведь летать нельзя из-за шторма, - в разговор вступил и Лэд, он уже немного пришел в себя.
  - А мы и не будем летать. Мы будем болтаться в пустоте как пробка на волнах. Пустышкам вроде капсул всякие космические аномалии безвредны.
  Фэминг поморщился, услышав такое объяснение, слово "пустышки" не вдохновляло.
  Тилак же между тем продолжал:
  - В общем, к делу. Привычных людей у нас только двое. Потому меньше вопросов и старайтесь делать всё как мы. Я пойду первым, вы держитесь за мной. Ты Карен замыкай и приглядывай если что. Алекс обещал нас встретить у выхода к административной зоне. Вперед.
  И больше не задерживаясь на слова, Тилак повернулся и пошагал к краю ближайшей кольцевой равнины. Маша и Лэд переглянулись, галантный жест рукой, фэминг пропускал девушку вперед. Пожав плечами, она молча побежала вслед за Тилаком, тот уже успел отойти на пару десятков метров. Вздохнув, Лэд поковылял следом, а за ним не спеша, направился и Карен. Ему все эти церемонии показались смешными, он улыбался, даже немного забыв о напастях всё ещё творящейся вокруг катастрофы. А она действительно продолжалась. Безумная гравитация не только устроила по всей станции завалы и пожары. Был выведен из строя целый ряд важных приборов и машин, а кое-где ещё и начал разрушаться корпус станции. Одна из таких трещин с резким лопающимся звуком вдруг появилась прямо рядом с идущими людьми. Она вывернула палубу наизнанку и родила целое соцветие электрических фейерверков, каждый из которых мог сделать шашлык из любой подходящей органики. Тилака спасла только его выучка и реакция, он успел отпрыгнуть в сторону, откатиться, схватив по дороге и Машу. Так они вдвоем и упали на жесткий пол, смуглый солдат придавил своим телом девушку. Ей было больно, она испуганно и возмущенно пыталась оттолкнуть его, а он будто и не чувствовал это. Тилак смотрел вперед, на зарождающийся там пожар.
  - Кажется, здесь нам не пройти, - констатировал Тилак и лишь после этого начал подниматься, делая это, как показалось Маше, специально медленно.
  Подошедший Карен помог подняться девушке, а затем тоже осмотрел место разрыва палубы.
  - Да, - подтвердил он. - Проход закрыт и это плохо.
  Маша испуганно посмотрела на гиганта.
  - Но почему? В развлекательном центре много переходов. Не все же они разрушены!
  - Не все, - флегматично согласился Карен. - Только вот времени, чтобы их искать маловато.
  - Как так?!
  Карен вместо ответа посмотрел на Тилака, невольно Маша и Лэд тоже оглянулись к нему. Их разведчик смотрел наверх. Заметив чужое внимание, он указал туда пальцем, дескать, смотрите тоже.
  Маша ничего не могла понять. Там было обычное звездное небо. Правда, сейчас там периодически пробегала какая-то бесцветная рябь.
  - Заметили? - спросил Тилак. - Похоже проблема с защитными полями. Возможно, кое-где будут прорывы, а, значит, может быстро закончиться воздух. Или того хуже, перепады давления, ведь некоторые машины всё ещё пытаются выполнять свои функции. Вот тогда мы поймем все чувства белья под горячим утюгом. Как вам такая будущность?
  Ни фэминга ни девушку подобная участь не прельщала.
  - Но как же быть? Мы же не можем просто сидеть и ждать.
  - Единственный выход это сократить путь и вот тут-то основная загвоздка. Один из вас ранен, а другая просто слабая девушка. Придется вам немного побыть в роли ползунков. Как думаешь Карен, ты сможешь помочь им?
  - Вполне.
  - Ладно. Тогда я расчищу путь, и буду встречать их, ты же подавай их мне.
  - Стойте, стойте, стойте. - Маше весь этот разговор совсем не нравился. - Куда подавайте, я вам что, вещь?
  Вместо ответа Тилак подошел к ней ближе, взглянул глаза в глаза. Сейчас он был очень серьёзен, на его лице не имелось и намека на возможную насмешку. Он покачал головой.
  - Нет, Маша. Ты не вещь, ты очень красивая девушка. Именно поэтому ты должна довериться нам. У нас очень мало времени. Просто поверь мне. А возмущаться и бить пощечины ты будешь потом, когда мы будем уже далеко отсюда. Согласна?
  Маше вовсе не хотелось кого-либо бить, она была испугана, и больше всего ей хотелось просто плакать, но она сдержалась, понимая, что сейчас и правда не до этого. Она медленно кивнула в ответ.
  - Вот и хорошо, - Тилак улыбнулся, а, затем повернулся и подошел к остаткам стены у края кольцевой равнины, раньше там проходила одна из шахт многочисленных здешних лифтов.
  Сейчас это представляло собой нагромождение проволоки, за которой угадывались очертания жесткой крепящей арматуры. Тилак оценивающе подергал этот металлический хаос.
  - Мы сможем пролезть здесь. Я освобожу лаз и поднимусь к рабочему тоннелю лифта. Затем Карен будет поднимать вас, а я буду встречать. А дальше пойдет проще, вдоль стены лифта должна идти лестница, и даже если она повреждена, там все равно можно пробраться.
  Уже через минуту Тилак смог расчистить небольшой лаз. Здесь ему немало пригодился армейский универсальный резак, инструмент который пришел на смену штыковым ножам. У этой вещи имелось как металлическое лезвие, так и небольшая плазменная дуга, позволяющая без особых проблем расправляться с практическим любым металлом. С помощью резака Тилак убрал все острые концы арматуры, что-то подчистил, что-то подогнал. Образовалась вполне приличная нора, в которую он, не задерживаясь, полез. Секунд через десять он уже стоял у трубы бывшего лифта. С места, где находилась Маша, смуглого разведчика почти нельзя было разглядеть, только тень, беспокойную слабую тень. Вдобавок пожар неподалеку начал наполнять воздух едким дымом, тот мешал нормально смотреть. Лэд, стоявший за спиной девушки, закашлялся. Ему было хуже, чем ей, ведь у него не было маски.
  - Давайте. Я буду встречать вас. Поднимайтесь. - Послышался голос Тилака, и Карен подошел к Маше.
  - Ты готова? - сквозь защитную маску его слова звучали глухо. Девушка робко кивнула, она сама не знала, готова или нет. Единственное, что она понимала так это, как мало времени у них, а точнее у Лэда осталось. Скоро фэминг просто задохнется.
  Карен тоже понимал это, потому, не мешкая, он взял Машу и легко, точно котенка, начал аккуратно поднимать её в дыру созданную Тилаком. А тот уже встречал её, Маша даже не успела толком напугаться, как её подхватили, понесли и вот она наверху, на небольшой площадке рядом с трубой лифта. Здесь почему-то было довольно холодно, чувствовался неприятный сквозняк. И вдобавок труба лифта казалась висящей в воздухе, все заборы и стены остались на кольцевой равнине. Над всем вокруг довлела пустота, и чувство безмерной пропасти усиливалось видом гигантской планеты, над которой повисла Дзета. Маша невольно прижалась спиной к Тилаку, тот повернулся, с усмешкой оценивающе взглянул на плечико девушки - порванное платье так и норовило слететь - а затем аккуратно подвинулся и дал Маше возможность держаться за поручни лестницы. Она сразу же воспользовалась предоставленной возможностью, чувство твердой стали под руками отогнало страх, голова перестала кружиться. Между тем к их компании присоединился и фэминг. Он был вял и безразличен, сказывалось как ранение, так и просто отсутствие необходимых для серьезного испуга гормонов. Больше места на площадке не было, потому Тилак тут же полез наверх.
  - Маша, держись за мной, не отставай, - крикнул он поднимаясь.
  - А как же Лэд? Он ведь не сможет ползти, он ранен.
  - Карен его поднимет. Но сначала нам надо освободить для них место. Поднимайся!
  Последнее слово звучало беспрекословным приказом, жестко и холодно. Маша подчинилась почти автоматически.
  Этот подъем был ужасен. Никогда ещё в своей жизни девушка не попадала в такую ситуацию. Они ползли гуськом по трубе лифта среди пустоты, а холодный сквозняк морозил кожу и сковывал мышцы вялой прохладой. Можно было только цепляться и ползти, ползти и цепляться, не отрывая взгляда от черного железа под руками. Лишь иногда сверху слышался зов:
  - Давай, давай!
  И Маша ползла на зов, не оглядываясь, не поворачиваясь, дыша часто часто, как будто это могло помочь. А потом раздался звук удара, скрежет, вниз, мимо Маши, просыпалась какая-та пыль, металлическая шелуха. Она замерла, закрыла глаза и тут тёплая ладонь дотронулась до её плеча. Маша подняла лицо кверху, там, зацепившись непонятным, невообразимым образом повис Тилак, он свесился к ней, протянул к ней руку.
  - Ну же Маша. Ещё чуть чуть.
  Она вцепилась в протянутую руку, он потянул её к себе. Рывок, ещё рывок и вот она обессиленная замерла, распластавшись на плоской палубе рядом с люком, из которого только что вылезла. Через пару секунд оттуда показалась лохматая большая голова Карена в прозрачной защитной маске. Солдат был хмур и сосредоточен, но он не казался уставшим. Он поднялся ещё выше, и стало видно Лэда. Фэминг весь путь проделал на спине Карена, притороченный солдатским ремнем. Действительно младенец. Маша, увидев это, невольно улыбнулась. Лэд заметил её взгляд и улыбнулся в ответ.
  - А вот и мы, - прошептал он.
  Эта часть развлекательного центра была повреждена меньше. Здесь автоматические системы справились с возникшими пожарами, потому воздух вокруг был чище, лёгкая гарь, не более. Пока Маша и Лэд приходили в себя, Тилак снова связался с Алексом, ему требовалось уточнить ситуацию. Слушая слова командира Тилак мрачнел, его и без того смуглое лицо становилось уж совсем южных, почти африканских оттенков. Карен, заметив это, подключил свою систему связи к разговору. Услышанное не обрадовало и его. Свои эмоции он проявлял более флегматично, держался почти каменно, молчаливо и эта серьезность напугала заметивших неладное Машу и Лэда больше, чем кипение Тилака.
  - В чем дело? Что происходит? - Маша не могла сидеть в незнании, скрываемая опасность разрасталась в её воображение почти до невероятных размеров. - Не молчите. Скажите!
  В напряжении она смотрела на солдат, сосредоточенная, сжатая пружина, готовая то ли бежать, то ли плакать. Всё что угодно лишь бы не бездействовать. А Тилак и Карен словно не замечали её беспокойства, молча слушали приказ, который отдавал им по внутренней системе связи Алекс. Тут фэминг поднялся с пола и мягко обнял девушку за плечи. В его прикосновении не было ничего эротичного, это походило на прикосновение любящего родителя.
  - Они и так уже много сделали, - тихо сказал Лэд. - Не требуй от них большего. Потерпи, думаю, скоро мы всё узнаем, - он дружески улыбнулся.
  Странно, вроде бы фэминг ничего особого не сказал, однако нервозность, которую испытывала Маша, вдруг ушла. Девушка успокоилась, решив про себя одно - она и правда слишком многое хочет. А ведь та единственная помощь, которую она может оказать, это её способность принять любое решение солдат. И, значит, она будет сильной, она будет спокойна.
  
  Тилак и Карен уходили. Напоследок оба ещё раз оглянулись назад. Девушка и фэминг стояли, обнявшись за плечи, они смотрели солдатам вслед.
  - Мы не можем их оставить вот так! - Тилак всё ещё колебался. - Лэд ранен, а Маша просто слабая девушка. Если что-то случится...
  - Что-то случится, если мы останемся с ними, - спокойно продолжил за него Карен. - А так у них есть шанс.
  Тилак хмуро понурил голову. Всё было правильно, логично и всё же, как тяжело ему далось это решение. Странно, ведь он был знаком с Машей всего-то не больше часа, а оставить её на просто так не уже мог. Но и взять её с собой было бы опасней для них обоих. Обремененные заботой о ней солдаты не смогут выполнить то, что хотел от них Алекс. И вот тогда погибнут все, данные, полученные от взводного, делали этот факт подчеркнуто ярким. Тилак и Карен находились ближе всех к нужному месту и только у них ещё было время остановить падение Дзеты С на планету.
  Оказывается, в результате аварии станция сошла с постоянной орбиты и начала медленно падать на газовый гигант рядом. Полная эвакуация была невозможна из-за помех в навигации, виноват тот самый "космический шторм", который прекратил всякую гиперсвязь. Да и если бы навигация возобновилась, на станции все равно не хватало кораблей для всех имеющихся людей. Алекс связался с руководством станции, вместе они проанализировали сложившуюся ситуацию. Архитекторы Дзеты при строительстве предусматривали различные варианты возможных аварий и способы борьбы с их последствиями. Было в черном списке и схождение станции с орбиты. Но в нынешней аварии отягощающим обстоятельством оказалось слишком большее стечение случайностей. Пик пассажиропотока, перегрузивший терминалы станции, затем шторм, прервавший всякую навигацию, а потом сразу несколько сбоев в различных системах, которые, в конечном счете, и сбили Дзету с орбиты. Подозрительное совпадение, но рассуждать об этом времени не оставалось. Алекс и главный инженер нашли решение способное спасти станцию. Им должен стать направленный взрыв, он отделит часть станции, полученный толчок даст возможность выжить остальной Дзете, а дальше вскоре возобновятся полеты, и придет помощь извне. Такое решение вполне могло сработать, ведь станция не была единым целым, она с самого начала строилась блоками, каждый из которых мог быть автономен. Лучше всего для взрыва подходил сейчас экономический сектор, где находился тот самый ненавистный Тилаку банк. Его сотрудников перевели в другие части станции, в том секторе теперь оставалась лишь пара инженеров. Они подготовили взрывные устройства, но для собственно взрыва требовались специалисты и ближе всех оказались как раз Тилак и Карен.
  Солдаты должны были поспешить. Конечно, падение станции не было прямым, Дзета могла совершить ещё как минимум оборот вокруг планеты, прежде чем её потянет вниз. До этого момента оставалось ещё несколько часов. Проблема заключалась в том, что в эти последние часы взрыв может не дать нужного эффекта и даже наоборот, он может ускорить падение. Потому всё нужно сделать как можно скорее.
  Оставив Машу и Лэда в той части развлекательного центра, которая оказалась менее повреждена, чем другие, сами солдаты, чтобы попасть к банку, были вынуждены вернуться туда, где катастрофа смешала пластик с металлом и наполняла весь воздух ядовитым дымом. Впрочем, поскольку теперь защитные маски были у обоих и поскольку они уже примерно знали чего ждать, всё поначалу шло не так уж трудно. Солдаты спустились на полуразрушенную палубу и там, ориентируясь по собственным системам GPS, направились к банку. Они успели добраться до группы аттракционов объединенных по принципу невесомости как произошло непредвиденное. На них напали.
  Тилак шел впереди, выполняя свои функции разведчика. И первый удар достался ему. Нечто тяжелое, темное, в форме цилиндра, вылетело из-за груды мусора рядом, ударило Тилака в грудь и с неприятным скребущим звук упало рядом. К счастью солдат был в походной амуниции, сюда входила легкая броня. Это конечно не штурмовой бронежилет, но мощь удара она сумела приглушить. От неожиданности Тилак упал рядом со своим обидчиком и уже на полу обнаружил, что цилиндр вовсе не успокоился, он со скрежетом поворачивался в сторону Карена. Через долю секунды последовал бросок. Однако солдат-гигант был не так уж и неповоротлив, он поднырнул под нападающего дрона. Следующий же бросок цилиндр не смог совершить, Тилак успел достать своё оружие, один выстрел и на этот раз летающая болванка упала окончательно.
  - Дрон, робот. Почему он нападал? - Карен подошел ближе к сбитой машине, перевернул её металлический труп. Дыра в корпусе дымила. Робот был абсолютно безобиден. Карен присел рядом с ним и удивленно хмыкнул.
  - В чём дело? - спросил Тилак, он только сейчас смог подняться на ноги, грудь у него болела, голова немного кружилась.
  - Это модуль, один из возможных дронов-модификаторов.
  - И? - Тилаку эти слова почти ничего не говорили.
  - Помнится, когда-то я тоже хотел нечто подобное.
  Тилак удивленно посмотрел на поверженный цилиндр, затем на Карена. Модификатор... Он вспомнил про любовь Карена к различным модернизациям собственного тела.
  - Хочешь сказать это не просто рехнувшийся дрон?
  - Такие вещи не имеют мозгов, чтобы их лишиться. Это... Как бы сказать. Это нечто вроде автономной руки летающей по воздуху, это её ладонь и пальцы которые хозяин ощущает почти также ясно, как мы ощущаем свои.
  Объяснений больше не требовалось. Тилак взял свою энерговинтовку на изготовку, огляделся. Где-то здесь имелся хозяин мерзкой летающей штуки, и он почему-то был настроен против солдат. Карен пришел к такому же решению и тоже достал своё оружие. Тихо. Лишь что-то потрескивало чуть впереди, у ограждения перед входом в зону аттракционов. Карен прицелился в ту сторону, Тилак медленно, стараясь держаться ниже, боком, вдоль рухнувшей стены, прошел туда. Там лежал ещё один робот, на этот раз вполне самостоятельная модель. Универсальный, многофункциональный, в основном его замечали за тем, как он что-то где-то убирает. Сейчас половина этой машины отсутствовала, другая же половина оставалась включенной, потрескивали моторчики, чья шелуха теперь торчала наружу. Тилак немного расслабился и, повернувшись, наклонив голову, подозвал ближе Карена. Однако тот вместо медленного шага вдруг побежал. Выстрел, ещё один выстрел, он стрелял в сторону Тилака. Молния заряда ударила в пол, разворотила стилизованный под дерево пластик. А со следующим шагом-прыжком Карен был рядом, удар, обескураженный Тилак повалился, Карен же встал на колени рядом, продолжая куда-то стрелять. И странно, ему отвечали, но это было не стрельба. Пара тонких металлических дисков пронеслись над солдатами, один попал в стойку, туда, где раньше находилась касса, вонзился, вошел в неё до половины. Тилак, опомнившись, быстро повернулся на живот. Он заметил две цели и, не задумываясь, открыл огонь. После второй прицельной очереди целый град металла обрушился на позицию солдат. Тяжёлые гвозди застучали по маскам, рвали одежду, впивались в лёгкую броню.
  Вынужденный прижаться к земле Тилак пробормотал сквозь зубы:
  - Что за строительная напасть! Только молотков теперь не хватает.
  Как по заказу рядом ударилось нечто тяжёлое, оно ядовито зашипело, заполняя всё вокруг белесым дымом. Тилак откатился в сторону, Карен же упал назад, на спину, ожидая взрыва. Но тяжелая штука лишь дымила.
  - Дымовая завеса. Мешают пройти, собаки! - Тилак привстал на колени, переключил прицел винтовки на термопоиск. Вот стало видно нечто расплывчатое, с некоторой натяжкой это пятно можно посчитать жизнью. Тилак выстрелил, затем, не дожидаясь ответа, вскочил и почти одним прыжком преодолел завесу дыма. Карен поспешил следом, и обнаружил Тилака стоящего в задумчивости у чего-то непонятного, изломанного.
  - Погляди, - сказал Тилак, указывая на хаос у своих ног.
  Там лежал киберфан. Выстрелы солдат основательно повредили его двигательные модули, но фан был ещё вполне жизнеспособен. От человека в нём осталась только часть лица, один глаз и нос. Этот глаз бешено вертелся в глазнице, высматривая что-то за спинами солдат.
  - Убежал твой напарник, убежал. - Кивнул головой Тилак и усмехнулся. - А теперь давай, говори, что это ещё за нападение?!
  Киберфан оценивающе оглядел солдат и вдруг стал очень спокоен.
  - Ха. А почему нет? - Голос у него был вполне человеческим. - Почему мне не напасть?
  По смуглому лицу Тилака пробежала гримаса брезгливости.
  - Безумный что ли? - вполголоса сказал он, однако Карен с ним не согласился.
  - Сомневаюсь. Сумасшедшие по двое не бегают.
  Затем Карен присел рядом с поврежденным киберфаном и начал рыться в тех механизмах, которые были доступны. Фан с беспокойством наблюдал за его действиями.
  - Что ты делаешь? - снова раздался его противный, неживой голос.
  - Ничего особого, - Карен пожал плечами. - Просто мне не нравится, когда вместо ответов нам дают одни вопросы...
  - Постой, ты же отключаешь мои рецепторы, я же ничего не почувствую.
  - Я знаю, - Карен был всё также спокоен, а Тилак с интересом наблюдал за действиями друга. - Совсем совсем ничего. Будешь лежать как в ящике.
  Киберфан дернулся, однако поврежденные модули не могли так быстро восстановиться.
  - Ладно, ладно. Стой! Чего ты хочешь узнать?
  Как позже пояснил Карен Тилаку, не зря он столько времени увлекался модернизациями. Он знал, какие настроения царят в этой среде. Киберфаны не боялись боли, даже смерть не пугала их. Зато они боялись лишиться всего того, ради чего пришли к такому состоянию. Они хотели чувствовать себя другими, они хотели до конца переживать те возможные состояния разума и души ради которых и стали такими. Одной из самых больших слабостей киберфанов была огромная нелюбовь к незаконченным делам. И на Дзете они оказались отнюдь не ради веселья. Это был давний и ожесточенный спор, нынешняя катастрофа являлась лишь очередным аргументом для одной из спорящих сторон. И главным в этом аргументе было пережить всё до самого конца, до того момента, когда станция будет гореть в атмосфере и плющиться в газовых океанах планеты. Услышав такое, Тилак не мог сдержаться:
  - Хочешь сказать, они решили погубить всех на станции ради спора?!
  Ответа не требовалось, он был очевиден. Киберфаны спровоцировали массовую гибель в условиях повышенной гравитации просто для ещё одного факта в их вечном споре о состоянии тела и души. То, что они сами погибнут при этом, их не особо трогало. Многие из этих людей являлись таковыми лишь по паспорту, по сути же они представляли собой электронных призраков наполовину встроенных в мировую сеть. Гибель небольшой живой части простительна, поскольку на хранении, на Земле, оставались и другие органы изначального тела к которым позже можно осуществить привязку личности. Зато сейчас они получали возможность пережить массовый переход в никуда, и, в результате, могли узнать что-нибудь новое о возможных состояниях души и тела.
  Когда Карен пригрозил отключить фана, тот всё обо всём рассказал, ведь иначе позже он не смог бы всё списать на свое уничтожение, он был бы в споре отключенным неудачником, а не героем.
  У солдат не было никакого желания поддерживать киберфанов в их увлечениях. Но также становилось ясно, что те просчитали действия своих врагов, и будут мешать, как могут. У киберфанов не имелось оружия, таможенные службы Дзеты исправно выполняли свой долг, зато фаны где-то набрали различного строительного инструментария. Используемый не по назначению инструмент мог стать вполне смертельным аргументом. Тилаку один такой увесистый гвоздь уже неплохо расковырял шлем-маску. Пока защита сработала, но следующий залп может показать лучшую эффективность.
  Отстрелив киберфану его механические конечности, солдаты, соблюдая осторожность, двинулись дальше. И не успели они добраться до выхода с аттракционов, как последовало второе нападение. На этот раз враги применили сжатый газ. Чудовищный удар опрокинул обоих друзей, обдал их горячей плазмой, оглушил, протащил, разрывая одежду по палубе. Затем снова началась стрельба и теперь не только мелким крепежом. У одного из киберфанов имелось тяжёлое устройство для монтажных скоб. Немного видоизмененное оно метало эти скобы вперед, вместо того чтобы вколачивать их в пол. К счастью, взрыв уже опрокинул обоих солдат, они оказались в небольшой воронке, раньше там находился механизм поддержки жизнеобеспечения. Недавняя катастрофа разворотила его, оставив лишь металлические ошметки. Монтажная скоба ударила рядом, вмолотив в пластик винтовку Карена. Солдаты сжались, укрылись в своем невольном окопчике.
  - Ты как, цел? - прошептал Тилак, параллельно готовя гранату.
  - Чуть без пальцев не остался. Скоты! Эта винтовка была именная, мне же её за хорошую службу дали, - Карен, ругаясь, не забыл подготовить и свою взрывчатку. - Давай. На раз! Метаем!
  Оба хором метнули, не поднимаясь, свои гранаты. Два взрыва, Тилак тут же вскочил и побежал наискосок вперед. Карен, не имеющий теперь скорострельного оружия, тем временем метнул следующую гранату, теперь с позиции сидя, потому третий взрыв прозвучал значительно дальше, чем первые. Тилак же добежал до лежащего на полу бывшего автомата по продаже напитков, его круглая тумба давала неплохое укрытие от гвоздей.
  Тут ещё одна скоба ударила рядом с Кареном, металлический "швах" заставил гиганта отшатнуться и залечь в яму. Там он достал из ранца второе своё табельное оружие, пистолет малого калибра. Наверху же гремела перестрелка, выстрелы, новые взрывы и вдруг всё резко замолкло. Карен выглянул наружу. Прямо на него бежало странное существо. Этот киберфан, наверное, немало любил головоногих и потому подражал им. Длинные конечности меняемой конфигурации, маленькое круглое тело. Карен открыл прицельную стрельбу, однако легкие пули почти не причиняли механическому гаду вреда. А ещё через секунду киберфан прыгнул, в ударе он сцепился с солдатом, и оба в борьбе скатились на дно ямы.
  Когда Тилак вернулся к яме, он обнаружил друга там пригвожденным. Киберфан проиграл рукопашную, всё-таки Карен не зря отличался боевыми размерами. Но непривычного соперника заклинило, его тело, накрыв сверху солдата, стало для того капканом. Металлические руки киберфана зацепились за какую-то арматурину и не хотели выпускать врага даже после поражения. Вид у Карена был довольно забавен, впрочем, Тилак не стал тратить слов на шутки. Без лишних слов он освободил случайного пленника.
  Киберфаны каким-то образом контролировали часть системы видеонаблюдения. Благодаря этому они просчитывали действия руководства станции, благодаря этому они знали о солдатах. Блокпост устроенный этими безумцами сумел задержать Тилака и Карена где-то на десять-пятнадцать минут. Не слишком много, однако, теперь, образно выражаясь, у солдат горели пятки. Времени оставалось всё меньше.
  Остаток пути до делового центра им пришлось проделать бегом, причем почти всегда в гору. Эскалаторы, лифты и прочие транспортеры работать отказывались, более того некоторые представляли собой опасные ловушки, узкие места, где не замедлила случиться ещё одна засада. Но то ли у киберфанов уже не оставалось достаточно людей в этой части станции, то ли они не особо верили в успех солдат и предпочитали не рисковать, но эта засада оказалась очень слаба. Солдаты потеряли на ней всего пару минут и немного нервов. Оба понимали как опасно сейчас давать волю эмоциям, однако обстановка становилась всё более накаленной. Своих дров добавило и то обстоятельство, что когда солдаты добрались до делового центра, они обнаружили технические коридоры заблокированными.
  Сам банк и биржа блестели опустевшими офисами, стеклом и орг.техникой, авария почти ничего не разрушила здесь. Ещё недавно высокомерная финансовая жизнь растворилась, оставив лишь немного бумажного вороха у столов.
  - Интересно, а деньги они свои забрали? - Вслух задумался Карен, обнаружив такими же опустевшими и кассы.
  - Даже если нет, они наверняка их уже заблокировали. Ты будто этих банкиров не знаешь, - махнул рукой Тилак, его интересовали не кассы, а заваренные двери технических коридоров. Киберфаны, похоже, могли не только гвозди метать, имелись у них и газовые горелки.
  - А на бирже тоже всё заблокировано? - Карен не мог отказаться от вдруг открывшейся возможности шальных денег.
  - Слушай, - раздраженный Тилак оторвался от изучения швов. - Даже если там и валяются облигации, тебе это ничем не поможет! Ты лучше ищи выход к зоне перемычки. Если мы не организуем взрыв, мы будем вместе с киберфанами изучать состояния души и тела при десятикратной гравитации!
  - Понял, понял, - Карен поднял руки жестом сдающегося в плен. - Просто я уже знаю, как поступить, вот и думал параллельно, может, немного насолим и финансистам, даром, что ли они тебя недавно обижали.
   - Да пошли они. Для меня лучшая отрада увидеть, как они взорвутся. Говори, что придумал!
  Киберфаны всё-таки не были специалистами диверсий. Они работали узколобо. Да они заблокировали технические коридоры и тем самым закрыли доступ к специальным зонам. Сами они не могли выбраться к взрывным устройствам, архитекторы станции хорошо спрятали всю подобную технику, потому фаны и решили вообще просто уничтожить возможность выхода к взрывным устройствам. Однако при этом они забыли обычную вещь. Для отделения блоков станции Дзета С, требовался взрыв подтвержденный через три кода. Первые два шли от руководства станции, третий вместе с основными данными давали инженеры на месте, роль которых сейчас и должны были выполнить солдаты. Прямой выход на взрывные устройства нужен был только для технических ревизий.
  От солдат требовался лишь третий код, его параметры им уже передал Алекс и расчетное время и параметры взрыва который должен был не просто отделить финансовый центр, а дать толчок способный спасти станцию. Если бы не эта последняя мелочь взрыв могли устроить и сами техники, ведь до эвакуации здесь имелся подготовленный персонал. И дать команду на взрыв с расчетом его показателей можно было с любого находящегося рядом технического терминала.
  Солдаты прошли в ближайшие незаблокированные служебные коридоры. Оттуда они снова связались с взводным. Коррекция имеющихся данных, немного расчетов и вот нужные показатели введены. Проблема оставалась одна - этот рабочий терминал находился в деловом центре и, значит, если Тилак и Карен не хотели лететь вместе с биржей на планету, они должны были бежать обратно к развлекательному центру, и времени у них почти не оставалось!
  Бросив часть снаряжения, налегке, они снова выбежали к главному холлу делового центра. И тут обнаружилось, что к основной станции бегут не только солдаты. Три киберфана вынырнули откуда-то из глубин биржевых офисов. Один, обладающий колесными приводами тянул за собой ещё двух, не столь быстрых. Все трое выглядели причудливой смесью органики и техники, все трое почти негуманоидного облика. Киберфаны заметили солдат раньше, поскольку находились позади них. Тилак обнаружил их присутствие, когда пара тяжелых гвоздей ударили ему в плечо, причем один ухитрился найти щель в подвижной броне. Смуглого разведчика по инерции бросило вперед, ударило о кадку с искусственными пальмами. Карен, заметив беду друга, бросился к нему.
  - Беги! - закричал Тилак. - Я вылезу!
  На дальнейшие речи времени не осталось. Киберфаны снова начали стрелять. Правда, нервы, похоже, страдали и у них. Гвозди сыпались металлическим градом почти не задевая солдат. Карен, застывший было на месте, бросился к выходу. Тилак же открыл ответный огонь, сдерживая фанов. Тут раздался глухой толчок. Всё вокруг задрожало. Взрыв был скрытым, направленным, никакой феерии огня и плазмы. Карен к этому времени находился у закрывающихся аварийных дверей. Они захлопнулись, когда он проскочил к основной части станции. Деловой же центр отлетал прочь. Прямо на глазах образовалась громадная дыра там, где был холл. Воздуха не осталось через пару секунд. Отключились все энергосистемы, искусственная гравитация уступила место невесомости. Киберфаны беспомощно болтались между стен, неспособные сдвинуться в нужном направлении.
  У Тилака защитная маска зарезервировала несколько минут запасного воздуха. Не отвлекаясь больше на врагов, он переключил режимы энерговинтовки на ближний бой. Такая стрельба давала почти натуральные ракетные выхлопы. Выстрел, ещё один выстрел, целая очередь выстрелов. Тилак сумел вырваться из плена улетающей к планете биржи. Он оказался на металлическом корпусе Дзеты. Он знал, здесь есть люки для техников, он пополз среди холода, пытаясь ориентироваться по служебным знакам. Тилак замерзал, поврежденный защитный костюм не был идеальной заменой скафандру. Что-то впереди с шипением открылось, чьи-то руки схватили уже теряющего сознание Тилака. Затем люк захлопнулся, и в космосе осталась лишь Дзета С. Она медленно возвращалась к безопасной орбите. А далеко внизу блестела стальными отблесками отлетающая биржа. Она кружилась вокруг своей оси, словно ввинчиваясь в атмосферу планеты под собой. Вот огненные вихри завертелись вокруг её металлических боков. Деловой центр горел.
  Тилак лежал внутри Дзеты. Рядом с ним находился Карен и ещё один человек в рабочем скафандре, один из инженеров станции.
  - Кажется, мы победили, - Тилак попытался улыбнуться и сесть. Ничего не получалось. Похоже, он отморозил себе конечности.
  - Лежи, лежи. Дальше здесь разберутся и без нас.
  - А с чего ты взял, что я хочу воевать? - снова улыбнулся Тилак. - Ты кое-что забыл. Мы оставили позади хорошую девушку. Интересно... - говорить у него получалось тоже не слишком бодро. - Как там Маша с Лэдом? Кто-то задолжал нам вечер...
  Теперь невольно улыбнулся и Карен. А действительно, интересно, как они там? Поняли, хоть что происходило? Думают ли о солдатах? Впрочем, даже если нет, то ничего страшного. Уж один совместный вечер у них точно организуется.
  - Да, - кивнул Карен и пожал руку Тилаку. - Кто-то задолжал нам вечер!
  
  
  
  Отрешенные - люди, снизившие свой эмоциональный порог до минимума, для достижения состояния взгляда со стороны.
  Феминг - женоподобный мужчина или точнее человек, поскольку он изначально отказался от всех половых признаков.
  Киберфан - пример крайней степени увлечения модификациями тела и разума, делается для того, чтобы с новых позиций взглянуть на мир и тем самым постичь непознанное.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"