Рерайтер Захария: другие произведения.

Случайная встреча

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ о том, как развилка на пути у одного человека, может поменять путь и всему обществу.

  Требовалось поспешить. Школа открывалась завтра, потому сегодня представители городского муниципалитета намеревались в очередной раз обсудить, как именно будет работать новое учреждение, и кто все-таки получит право там учиться. Почетные горожане все не хотели поверить в бесплатность и общедоступность образования. Они опять собирались весь день спорить с господином Лероном по правилам приема и набора учеников. Старые толстяки хотели видеть раздельные классы для своих детей, крестьянских и детей ремесленников. И хотя господин Лерон считал такой подход изначально неправильным, муниципалитет не сдавался и ставил в палки в колеса все то время, пока школа строилась. Лишь прямой указ президента республики мешал муниципалитету вообще остановить строительство.
  Споры будут кипеть и сегодня. Именно поэтому Арану, помощнику господина Лерона, и следовало поспешить. Пока сам Просветитель отвлекает на себя городских консерваторов, его помощник должен успеть доставить документы - списки учителей и классов, графу Сэнтиле, чтобы тот мог начать действовать. Графу предназначалось стать основным попечителем в обход городского совета, но для начала Сэнтиле выдвигал условия. Ему хотелось знать имена учителей, с которыми будет работать, и тех учеников, что первыми войдут в свежепостроенные классы. Тут господин Лерон немного уступил тщеславию графа, и классы сейчас набирались из детей работников бумажной мануфактуры, принадлежащей графу. Сэнтиле был одним из лучших друзей господина Лерона и ярым сторонником просвещения, но со своими аристократическими особенностями.
  Отдуваться же за все приходилось Арану, который должен был успеть к полудню доставить документы графу, и при этом Арану следовало избежать внимания соглядатаев муниципалитета. Те уже с самого утра околачивались рядом с домом господина Лерона. Двое одутловатых, грузных мужчин, они тщетно пытались притворяться крестьянами, приехавшими в город по каким-то своим делам. Но сельчане обычно не торчали полдня у полупустой телеги с сеном.
  Аран не поехал верхом. Ведь из города для всадников была только одна дорога, через главные городские ворота, как раз мимо наблюдателей. Аран покинул дом через окно. Пробравшись по палисадникам, он оказался у тропинки ведущей к реке, где хотел взять лодку, чтобы добраться до особняка графа по воде. Но тут, внизу, у небольшой пристани, Аран, к своему разочарованию, увидел еще двоих людей из муниципалитета. Те его не заметили, но меняло это немногое. Лодка была недоступна.
  Выхода не оставалось, кроме... Аран вспомнил об еще одной возможности. Он мог успеть к графу и пешком, если сократит путь через Болотные холмы. Та дорога была в два раз короче обычной, но ей мало кто пользовался, слишком уж неприглядной репутацией обладала эта местность. Там пропадали люди и скот, и никто не знал почему. Хотя происходило такое далеко не со всеми, некоторые рыбаки часто бывали там и с ними ничего не случалось. Но они ориентировались по каким-то своим приметам. Аран этих секретов не знал, он и бывал-то в Болотных холмах всего один раз, тогда и насмотрелся на старую дорогу, проложенную тут еще не то что в годы республики, а даже в доимперские времена. Старый, почти заросший путь, однако его все еще можно было разглядеть. И сегодня Аран собирался им воспользоваться.
  Против ожиданий дорога через Болотные холмы началась даже слишком легко. Возможно, сказывалось то, что уже больше месяца не шло дождей, стояла жара. Топи подсохли, исчезла мошкара и прочий гнус. Казалось, вокруг не болота, а леса и луга, тихие безлюдные холмы, между которыми прячутся чистые озерца. Аран бодро шагал вперед, его такое начало пути вдохновляло.
  Однако вскоре мощеный булыжник старой дороги пропал, началась тропа и даже не одна, а несколько. Несомненно, как раз тут и ходили рыбаки, но только Арану требовалась не рыба, а проход к другой стороне Болотных холмов, и развилка его смутила. Он попытался сориентироваться по солнцу, благо погода стояла безоблачная, и, выбрав вроде бы подходящую тропу, продолжил путь.
  Тропинка петляла и виляла, она углублялась туда, где холмы становились именно холмами, с густым лесом и кустарником на склонах, и с низинами, где начиналась настоящие топи.
  К сожалению, здесь, между холмов, за солнцем проследить было затруднительно, а по другим приметам Аран ориентировался плохо, все-таки звание следопыта ему не подходило. Аран начал сомневаться в своем выборе пути. Хотелось проверить направление, и вскоре у него появился шанс для этого. Тропинка вывела его к большому холму, где весь склон представлял собой скалистую и голую стену. Это был не сплошной обрыв, в некоторых местах камни образовывали своеобразную лестницу, благодаря которой можно было забраться наверх, чем Аран немедленно и занялся.
  Когда он, вспотевший и запыхавшийся, выбрался к вершине, здесь его ожидал небольшой сюрприз - то, что он принимал за цельный холм, оказалось чем-то похожим на громадную гребенку. Здесь скалистые пики чередовались с провалами вниз, и там, из разрывов, тянулись к солнцу лианоподобные растения. Своими волокнистыми корнями они буквально пронзали старые камни, раскалывая их на части. Необычный пейзаж даже немного отвлек Арана от первоначальной цели, от попытки сориентироваться на местности. Когда же он, наконец, вспомнил об этом, откуда-то снизу послышалось странное гудение. Низкие, пронизывающие все звуки. Вот они на мгновение затихли, а затем снова повторились, теперь ближе.
  Аран не знал что это такое, зато на ум тут же пришли все те рассказы о Болотных холмах и о людях, пропавших здесь. За время пути он почти забыл об этом, но странные звуки заставили его вспомнить все страхи.
  Он огляделся, пытаясь понять, откуда идут звуки, но, казалось, у них нет определенного источника. Они просачивались сразу отовсюду, они шли сквозь скалы и деревья, и от этого заметно дрожала листва на ветках. И, как будто учуяв внимание человека, звуки вдруг усилились. Аран ощутил, как начали дрожать и камни под ногами. Это уже пугало не на шутку.
  Наклонившись, цепляясь руками за выступы, он хотел слезать, как загудело заметно ближе. Не удержавшись, Аран упал и соскользнул на небольшой уступ внутри той самой громадной гребенки. Он попытался уцепиться за корни местной лианы, но не успел. Уступ оказался неустойчивым, смесь песка с грязью, видимо налепившихся здесь с прошлогодних наводнений. Все рассыпалось, и Аран к своему ужасу почувствовал, что соскальзывает еще ниже, куда-то в темный провал. Последние его мысли были о том, что, похоже, теперь господину Лерону придется согласиться с поправками благопочетных граждан из совета.
  Но он не погиб, он просто с песком скатывался все ниже и ниже. Удар и все закончилось. Исцарапанный и ободранный Аран лежал, ожидая сам не зная чего - то ли нового падения, то ли камней, засыпающих его сверху. Ничего не происходило.
  Он открыл глаза. Аран находился на берегу небольшого озерца. Вокруг каменными стенами высились темные скалы. Камень здесь был везде, даже сверху тянулось что-то похожее на мост, цельный гранитный блок, поросший травой и кустарниками, чьи корни лохматым веером свешивались вниз. Гранит не закрывал все, в этой громадной пещере было видно небо, а, возможно, в полдень, сюда заглядывало и солнце. Аран несмело поднялся, еще не веря в то, что остался цел, что его ноги ходят, а руки способны шевелиться. В голове звенело от недавнего падения, но, похоже, он и правда был цел, даже ничего не поломал. И тут повторилось то самое гудение, из-за которого он и упал сюда. Теперь оно звучало близко, очень близко.
  Аран резко повернулся. В тени, у другого края озера, что-то шевелилось. А может шевелилась сама тень, сама скала. Там находилось нечто огромное и оно тоже видело Арана. Низкий, пронизывающий плоть звук повторился, по воде пробежала рябь, в которой радостными бликами мелькнуло выглянувшее из-за облаков солнце, но Арану теперь было не до светила.
  Казалось, сдвинулась сама скала. Серо-черное массивное тело, где из-за размеров нельзя понять, где начало, где конец, просто шевелящаяся масса кольцеобразных складок, они плавно разворачивались и вот, спустя тревожные мгновения, Аран увидел голову этого существа. Все стало ясно. Он стоял перед драконом.
  Аран замер, бежать все равно было некуда. Он весь оцепенел, руки, ноги ослабли, мысли текли вяло и мутно, где желания, выводы, умозаключения спутались единым комком без начала и без конца. И над всем довлело только одно - ожидание... ожидание смерти.
  Дракон же окончательно развернулся. Стало понятно, что гигантская рептилия спала в густой тени своей скальной ниши, потому и нельзя было сразу разобрать, где голова, а где хвост.
  Выгнувшись дугой, словно потягиваясь после сна, дракон огляделся, будто и не замечая человека, и лишь потом шагнул вдоль берега озерца к незваному гостю. Песок скрипел под его лапами.
  Аран закрыл глаза, надеясь, что все произойдет быстро, и он ничего не успеет почувствовать. Он чувствовал запах дракона, пыльный, отдающий каменной крошкой запах, он слышал и ощущал дыхание дракона, медленное, глубокое. И больше ничего.
  Аран решился взглянуть на происходящее, слегка, чуть приоткрыв веки, словно так надеясь увидеть не все то страшное, что происходило рядом. Дракон был рядом, его голова нависла над человеком, повелитель неба рассматривал человека точно изучая его, будто никогда до этого и не видел людей.
  'До чего же огромен, - мелькнула мысль у Арана, - я для него почти пустое место. И почему же он тянет?'.
  А дракон вдруг отвернулся, зачем-то стал рассматривать небо, скальные выступы над собой. И у Арана сдали нервы, он закричал:
  - Ну же, давай! Закончи это!
  - Закончить что, человек? - голос дракона, низкий, частично переходящий во что-то неуловимое, заполнил весь скальный каньон, дракон снова повернулся к своему гостю.
  Аран, который никак не ожидал ответа, даже не нашелся, что сказать, просто замер с раскрытым ртом, не слишком понимая происходящее. Хотя, тут ему на память пришли старые легенды о драконах, никто ведь и не говорил, что драконы безмолвны. Наоборот, они знают и умеет много больше обычного человека, просто при всем этом они еще и любят закусывать обычным человеком.
  - Так что мне закончить, человек?! - дракон повторил свой вопрос, на этот раз в его словах ощущалось раздражение.
  Аран в растерянности сказал первое, пришедшее на ум:
  - Съесть... меня... - он запнулся и сам понимая, что говорит совсем не то.
  - Съесть? Тебя? - дракон наклонился к человеку, принюхался, его пасть оказалась рядом, и там виднелись огромные зубы, каждый в половину роста от самого Арана. - Ты и, правда, хочешь этого, человек?
  Не находя слов, Аран отрицательно помотал головой, показывая что совсем совсем не хочет этого.
  - Так зачем же ты спрашиваешь об этом, человек?
  Аран виновато, с глупым видом пожал плечами, но дракон на него уже не смотрел, он опять рассматривал небо и скалы над собой. Затем снова раздался его гудящий голос, похоже, обращенный уже к самому дракону, тот словно размышлял сам с собой:
  - Похоже, это и правда случайность... Здесь нет провокации... Хм, интересно, - после этих слов дракон быстро повернулся к Арану, да так, что тот отшатнулся и прижался к скале. - И что же мне с тобой делать, человек?
  Аран молчал, ему больше не хотелось говорить про поедания и прочие не слишком приятные действа.
  - Откуда ты взялся, человек?
  И снова Аран молчал, он совсем перестал понимать происходящее.
  - Не бойся, отвечай. Я не слишком голодный. Мне всего лишь хочется поговорить, ведь мне давно не приходилось общаться с представителями новых миров.
  Слова дракона превращались в монолог, поскольку человек по-прежнему молчал, всеми силами пытаясь вжаться в камень за своей спиной. Дракона это несколько разозлило. Его лапа тяжелым скребком распахала берег озерца, обдала колючей взвесью человека, и большой коготь вонзился в землю у ног Арана, да так, что тот не удержался, упал.
  - Не раздражай меня, человек, отвечай!
  - Я не знаю о чем, говорить, господин, - как был, сидя, быстро заговорил Аран.
  - Даже не знаешь, откуда ты взялся?- усмехнулся дракон.
  - Из города, я из города, господин, - Аран махнул рукой куда-то в сторону, поскольку на самом деле совершенно перестал разбираться в направлениях.
  - Тут появились города?! - услышанное дракона явно заинтересовало. Он резко встал на задние лапы, вытянулся, чуть распахнув крылья, его длинная шея оказалась на уровне выхода из каньона.
  - Он не совсем здесь, он чуть дальше, господин, его отсюда не видно, - скороговоркой заговорил Аран, боясь, что дракон примет его за лжеца.
  - Ладно, верю. Ты и правда не похож на сельчанина. Сказать честно, я вообще не могу определить твой род занятий. Кто ты, человек?
  Это был странный разговор. Аран рассказал дракону почти все, что знал, он и не пытался лгать, поскольку вдруг вспомнил старые полуслухи-полулегенды о том, что драконы умеют чувствовать неправду. И дракон был действительно удивлен. Казалось, он не мог понять вообще самой сути общего образования, идею которого продвигал господин Лерон, как и не мог понять, зачем все это вдруг захотел поддержать аристократ граф Сэнтиле, и почему сам Аран столь трепетно относился ко всему этому.
  Но это был не односторонний разговор. Уже вскоре Аран разговорился, первоначальный страх прошел, и Аран сначала случайно задал дракону встречный вопрос. И тот совершенно спокойно на него ответил. После этого рассказывать начали уже оба, и Аран, и сам дракон. Хотя, конечно, повелитель неба был не столь многословен и тороплив в своих речах, как человек.
  Больше всего Арана удивило то, что он вдруг почувствовал в речи дракона легкие нотки зависти. Дракон переспрашивал человека обо всем происходящем, но даже не столько потому, что никогда не слышал ни о чем подобном, а столько потому, что, казалось, не мог понять, как люди вообще смогли добиться всего этого. Дракон так и спрашивал:
  - Значит, теперь у вас все смогут учиться? Узнавать даже то, что никогда не видели?
  - Да, и не просто узнавать. Мы будем строить новую страну, новое общество и нам будут открыты все дороги, так говорит господин Лерон.
  - Хм. Хотелось бы мне увидеть все это...
  Слова дракона звучали грустно, так, будто это было для него невозможным. Аран же представил, как дракон прилетает в город, чтобы посмотреть на обустройство школы, и эта картина одновременно насмешила и напугала его. После подобного визита толстяки из муниципалитета изрядно бы похудели.
  - А почему вы так говорите, господин? - спросил Аран. - Да и зачем вам наша школа? Ведь вы знаете и видели много больше, чем любой из людей.
  - Оттого, что я видел многое, не следует вывод, что мне больше не хочется видеть и дальше, человек.
  Аран смутился, и одновременно слова дракона зажгли в нем интерес:
  - Вы же самый большой и могущественный на этой земле, если вы захотите, вы можете позволить себе все, господин. Почему же наши людские дела вам кажутся столь интересными и... и недоступными?
  - Большим быть не так здорово, как ты думаешь, человек. Это накладывает свои ограничения.
  Тут Аран невольно заговорил на тему, которую сам для себя уже определил как табу.
  - Из-за того, что постоянно хочется есть...? - спросил Аран и тут же запнулся, понимая, что ближайшая еда по-прежнему он сам.
  Однако дракон воспринял вопрос спокойно:
  - Бывает и такое, но все-таки не постоянно. Причина в другом. Когда ты слишком большой, то ты слишком заметен.
  - Для кого? - спросил изумленный Аран.
  - Для кого же еще, для Богов, - просто ответил дракон.
  
  Аран успел к графу Сэнтиле к полудню. Тот был раздражен ожиданием, но полученные документы несколько успокоили графа. Впрочем, ненадолго.
  - Да, наконец-то, все так, как надо, - с радостью констатировал граф, закончив просматривать бумаги, и, взглянув на стоящего за спиной дворецкого, приказал. - Готовьте экипаж, пора бы встретиться с республиканским представителем. Аран, ты отправляешься к господину Лерону?!
  Это был даже не вопрос, а почти приказ, но Аран вдруг неожиданно для графа отрицательно покачал головой. Сэнтиле удивленно поднял брови:
  - В чем дело, Аран? Есть какие-то дополнительные указания от господина Лерона?
  - Не совсем, господин граф. Господин Лерон здесь не причем. Просто меня попросили кое о чем другом, и мне придется поехать с вами.
  Это выходило за рамки приличия, граф опять начал злиться.
  - Как это со мной?! Кто попросил, что за дело? Объясняйтесь, Аран!
  Аран замялся. Он не знал, как сразу объяснить все детали. Это было очень непривычным для него, вот так выступать наперекор мнению высших, но после встречи с драконом для него многое изменилось.
  - Дело в том, что я тоже становлюсь попечителем, потому и мне тоже необходимо встретиться с республиканским представителем.
  Граф поперхнулся, даже закашлялся от изумления.
  - Как это тоже попечитель? Что ты несешь?!
  Аран смутился еще больше:
  - Возможно, я не совсем так выразился, господин граф. Я скорее доверенное лицо еще одного попечителя, но, поскольку он сам появляться на людях не может, для всех непосвященных будет лучше, если попечителем буду зваться я сам, - он выдал свою тираду почти на одном дыхании. - И, надеюсь, вы, господин граф, мне в этом поможете.
  - Что?! - граф побагровел от злости, он не находил слов. - ЧТО?!
  Аран понял, что сейчас будет взрыв, и быстро достал из сумки еще одну бумагу, еще один документ и передал ее графу. Это была доверенность, старая долговая доверенность, написанная когда-то прадедом графа.
  - Вот это второй попечитель передает в знак серьезности своих намерений.
  - Откуда она у тебя?! - граф был напуган. Об этой доверенности он знал лишь понаслышке еще от родителей и старых слуг, но многие из этих слухов имели явно потусторонний оттенок. До сегодняшнего дня граф вообще считал все выдумкой, но вот бумага оказалась перед ним, и старинные гербовые печати говорили об ее подлинности.
  - Их передал второй попечитель! - повторил Аран. - И он встретится с нами, но позже, после того, как мы поговорим с республиканским представителем. Поверьте мне, граф, здесь все очень серьезно, я и сам не подозревал, что такое возможно.
  Сэнтиле ничего не оставалось, как поверить.
  
  К вечеру все бумаги были подписаны, школа получила свое право на существование, и она совершенно не подчинялась городскому муниципалитету. Аран и граф Сэнтиле стали ее официальными попечителями, и это стало неожиданностью для всех, включая господина Лерона. Впрочем, для него многое прояснилось вечером, в обширной подземной пещере, о существовании которой просветители и не подозревали. Там состоялась та самая встреча графа Сэнтиле с настоящим вторым попечителем, куда Аран пригласил и господина Лерона.
  В ту ночь родился новый секретный орден, они назвали его 'орден знания'. Его целью было провозглашено просвещение и глава ордена, верховный магистр, был совершенно искренен в своем намерении поддерживать эти начинания. Но обычные члены ордена, которые вступили в него позже, никогда не видели настоящего главу. Право на общение с ним имели лишь первооснователи, да и то, чаще всего этим занимался именно Аран.
  И нередко Аран спрашивал дракона, почему тот все-таки так заинтересовался просвещением людей.
  Тот отвечал:
  - Для меня это возможность стать менее заметным. Ваши ступени к знаниям, для меня дорога к свободе. И всякий раз Аран понимал, что дракон не договаривает, но что именно, Аран не мог угадать. В конце концов, вдруг и правда дракон хочет, чтобы люди стали умнее - ведь тогда Богам найдется много работы, поскольку людей куда больше, чем драконов.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"