Владыка Александр Александрович: другие произведения.

Мы! ш-ш-ш...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 1.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто прав? Кто виноват? Я? Вы? Мы! Ш-ш-ш...


   Мы...ш-ш-ш
   Во время того, как я ощущал кончиками холодных и взмокших пальцев свою голову совершенно лысой (что явилось результатом выпадения волос не вследствие болезни или старости, но довольно скорого перекрещивания мелких зубцов машинки местного бородатого цирюльника, напомнившего мне одного из отпрысков Зевса), на свет вылупилась попытка вести поточную запись сознания; правда, я неуверен в самом ли сознании или вне него (но я как будто чувствую себя заново рожденным; мой родничок снова открыт и в действии, но не станем упускать из виду вероятность побочного действия коктейля из обезболивающих).
   Популярно, не вдаваясь в тонкие подробности, я изложил замысел окружающим стенам, из которых ни одна не одобрила моего чаяния, но всё же, с отчаянной мольбой уставившись в чудо-потолок, я добился, чтобы мне позволили иметь листы клинически чистой бумаги и опасно и привлекательно заточенный карандаш. Нож для продления карандашу жизнедеятельности не дали (так они пекутся якобы обо мне), но разрешили периодически дергать уполномоченных лиц (важных, вытянутых и иссиня-бледных) с тем, что мне необходимо совершенствовать орудие труда, либо требуется помощь в реанимации треснувшего под напором моей неугомонной левой руки графитного стержня.
   Теперь всецело предаюсь записи. Главное, не отвлекаться на посторонние шумы, коих тут уйма: хроматические гаммы бессвязных речей, секунды буйных воплей, терции самоистязания... Пара кубиков аминазина и - на вязки.
   Верю, мне все же удастся перескочить обратно через порог иррационального, как удалось перешагнуть через недозволенность, под каковой моралисты понимают все, что не умещается в их скудные умишки.
   Но я по-прежнему человек, ведь обдумывать эту крайне замысловатую формулу не запретишь, ведь так? Мысль разуму можно навязать, а вот анализ? Я охоч до самокритики, но не дозволяю себе пускаться в крайности, иначе не останется места для покоя - всё вытеснит и поглотит хаос в самом неприглядном виде. Хотя, вероятно, в этом и заключается его естественное право.
   В общем и целом, я не силён на творческую выдумку, тут винить некого. Разве что мои скупые гены. Стараюсь описывать все как придется. С оговоркой: через собственную мембрану. Я - эгоист. А кто нет, тот к тому же лжец!
   Вероятней всего, мой труд никому практической пользы не принесет. Во всяком случае, из известных мне лиц. Их не так много, следовательно, я не могу утверждать, что данное исследование не принесет практической пользы никому. Если я все-таки приду к логическому заключению,то вероятно, что в определенный момент некто удостоит его своим вниманием.
   Если этот некто наделен более-менее развитым (пускай не доведенным до фанатичного) логическим аппаратом, он должен будет выяснить мотивы некоторых движений души автора (сиречь меня). Я постараюсь описать всё так, чтобы через автобиографию раскрыть некоторые общие моменты (де'тали) жизни других, противопоставленных мне природой.
   Для начала следует задать самому себе пару-тройку наводящих вопросов.
   К примеру. Если бог действительно создал Землю за шесть дней, а на седьмой день отдыхал, то я уподоблюсь Творцу.
   Может, хоть в этом мы будем образами и подобиями друг друга.
   Если, отбросив нелепую и сотни раз доказанную версию Большого Взрыва, Вселенная перманентна, как же и с кем тогда вести диалог? Если начала не существует, то поиски смысла заведомо обречены на бесконечное плутания вокруг да около.
   Если человек - и враг, и друг самому себе, будет ли он объективен в суждениях и выводах о субъекте, когда его взор направлен внутрь?
   Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо предположить, что все люди каким-то образом связаны и не только в стенах данного госучреждения. Для того чтобы предположить, что связь имеет место быть, необходимо и достаточно родиться в эпоху, когда человечеству доподлинно известно, что всякая случайность есть проявление некой необходимости, а значит, сторонние силы и движение связаны между собой определяющей причиной. В данном контексте под движением понимается не только перемещения в пространстве и времени либо внутри вещи. Я беру выше, подразумевая под движением обобщенную модель состояния всего сущего в совокупности, не лишенного, однако, моментов покоя, необходимых для сверки координат.
   Истовый путник бредет по неизвестной дороге в кромешной тьме, без глаз, на ощупь, останавливаясь на ночлег лишь там, где не гасят свечи.
   Итак, если связь между каждым из ныне здравствующих действительна и очевидна, тогда невозможно утверждение, что человек в биологическом корне своем эгоцентричен. Если человек и природа суть одно целое, то это уже дуализм. Добавим шипучую капельку религиозности, что сводила умы с ума во все времена, и внесем в уравнение божественные начала. Коктейль "Триумвират". Вам не горчит? А ну-ка, дарвинисты, шагайте вылавливать малюток-устриц, чтобы исполнить им забавную песенку про рачий свист и стертый блеск! Хорошо посмеемся после.
   С точки зрения именитых предшественников и последователей Декарта - мир дуален, а, значит, строится на взаимодействии (или противостоянии, кому как по душе) двух противоположностей. Выходит, мироздание - объективно, человек - нет, он субъективен по отношению к реальности, т.е. является неким альтер-эго означенному. В этой формулировке кроется якобы и движение вида, его эволюция, стремление к воспроизводству и к исчезновению.
   Но раз мы доподлинно не можем признать, что вышеописанное - истина (ведь мы принимаем истинность постулатов и аксиом зачастую из чистого удобства; вдруг Вселенная не такая уж радушная, как нами представляется?), то, следовательно, невозможно следующее утверждение: человек необъективен и является лишь транслируемым образом (объемом и контуром) внутреннего "Я" миру через ощущения.
   Доказуемо ли любое простое утверждение? А обратное ему? Как кто-либо может утверждать, что он собрал всю существующую информацию, скажем, о каком-нибудь виде рыб, изучил ее, отфильтровал, изучил еще раз, обновил и т.д. и т.п., и теперь вправе делать объективное заключение, если через какое-то время выясниться нечто новое по поводу пригодности и праведности рыбешек и уже это одно разрушит всю теорию в пух и прах?
   Придет новатор и прольет целый кувшин новых знаний и объяснений существующего беспорядка.
   Разумно ли тогда строить доказательные конструкции в случае, когда на степень истинности предпосылок приходится изрядная доля ложной информации (читай - осубъектизированной), а также несовершенство методов доказательства?
   Попытка - не пытка, пока далеко до приема порошков. И раз речь зашла о полярности, хотелось бы рассудить проблемы насущные в системе взаимоотношений полов. Пожалуй, посредством именно этой организации связей, достаточно неоднородной, неизотропной и конечной, я и проясню некоторые де'тали в нижеизложенном опыте.
   Внимание на экран!
   Дано: неравносторонний треугольник, в котором я - (X), точка пересечения медиан, трёх составляющих моей неверной и временной спутницы (Y).
   Вопрос: зависит ли степень вероятности измены, назовем её, ну, скажем, I, от разницы в возрастах элементов X и Y если известно, что возраст есть lim f (X), где X стремится к удовлетворению через самоутверждение; функция f заведомо не имеет смысла, ибо не определена на участке от 0 до бесконечности а все устремления Y удовлетворить условиям X не приводят к желаемому результату?
   Доказательство:
   Начать стоит с момента ясного осознания собственного поражения.
   В купе при наличии опущенного окна невозможно было дышать полной грудью. Ветер самодовольно пролетал мимо, лишь изредка сталкиваясь с невидимым мне барьером вне вагона, отчего раздавались мощные, но кратковременные хлопки, подобные взрывам оваций на моем докладе о математическом построении Вселенной и как связь - матричности всего, что им порождено. (При желании вы можете ознакомиться с той работой, если потрудитесь покопаться в архивах.)
   Пробуждение мое последовало аккурат за шуршанием закрывающейся двери. В последнем отрывке сна мне почудились крысы, снующие под одеялом, вонзающие мелкие ядовитые зубки в мои гениталии. Я подскочил, в ужасе смахивая с себя тварей, ударился лбом о третью полку для багажа и тут же плюхнулся на смятую крахмальную подушку. Ощупал себя: признаюсь, я был возбужден, будто перед началом полового акта, а заодно испуган; сердце колотилось, словно некто в панике требует срочно отпереть ему дверь, иначе случится нечто непоправимое...
   Подняться окончательно меня заставило письмо, что лежало на столике, придавленное чашкой недопитого чая с нарезанными проводником кусочками свежего лимона без косточек.
   Обманываю: отсутствие в купе Y сыграло определяющую роль.
   Таким образом, отвлекаясь от кошмарного видения, я потянулся за сложенным вдвое листком бумаги, а затем достал из чехла пенсне. Нацарапанные карандашом символы не могли не привести меня в глубокое и перспективное раздумье.
   Каждая буковка, угол наклона почерка, скрытый смысл и смысл явный - все это завертелось в голове, складываясь, как разрозненные элементы диковинного витража.
   Одна ситуация, другая, третья. Какая именно?
   Куда большую уверенность вам придает натренированный мозг, нежели натренированная мускулатура, потому что при первом раскладе вы - дипломат, а значит - демократ. Хорошо это или дурно - не суть. Тут важно ваше собственное, родное, эгоистическое ощущение других в себе.
   Я занимаюсь математикой, пока остальные занимаются сексом. Вычисления и логическое мышление остаются для меня единственными стихиями до сегодняшних дней! Несмотря на качественные перемены вокруг.
   Сегодня - небо в клеточку. Бело-голубую. Просторную.
   Я по-прежнему - X. Огромное неизвестное отсталого, распадающегося на подвластные непонятно кому земли государства. Верный спутник неверной, но уверенно-наглой планеты Y.
   Кто вы, мне не столь важно, неинтересно и не нужно.
   У вас четкие черты лица. Как на эскизе. Вас нарисовали на руках доброй и пышной матери в желтом дурдоме. Я вас вижу: ваши глаза меняют выражение, отношение ко всему и в том числе ко мне и моим записям, как чередуются времена года. То есть постепенно, плавно, проходя через тонкие грани инволюции природы. У вас во взгляде расцветают, гаснут, гибнут и возрождаются четыре сезона. Я живу в ваших глазах, но вы меня не замечаете. Я чересчур мал, как песчинка. Вы же - велики, точно пляж. Оттого я плаваю в четырех обликах несносного года, как в четырех голых стенах. Но главное, что вы есть, а, значит, и мне кое-что осталось.
   Взять хоть ваш лоб. Он мне напоминает нечто вроде тупого лезвия ножа для масла. Вам так не кажется?
   Лоб блестящий! Я имею в виду, он сверкает на воде солнца, порождая солнечных зайчиков, стреляющих в лица путешественников по прекрасному красному миру, мелкими, но уже заметными морщинками.
   Вы теперь немолоды.
   А ведь раньше ваш лоб был широким, прямым или покатым, это все равно; главное, он сиял и отливал потоками раскаленного неизвестного света. Теперь время встало на коньки и вздумало, будто этот ваш замечательный лоб - лишь ледяное поле, успокоившийся и затаивший дыхание жизни водоем. Зимой детям тут будут давать уроки фигурного катания. Их будут приобщать к искусству скольжения. И я знаю, вы любите остроту искусства, его социальную важность и государственную необходимость.
   Я заметил губы, которые вздрогнули, когда я заговорил об искусстве. Предположительно, вы - человек творческий и вам все дороги открыты и известны. Даже все те, что когда-то вели в Рим, а теперь в гигантскую мышеловку.
   Пусть, что хотят, то и твердят эти врачи, но я доверяю исключительно себе. И Вам. А значит и Вы должны быть во мне уверены. Так должно быть. Пусть так и будет.
   Ваш нос отличается от всех носов, которые мне когда-либо доводилось рассматривать. Не пойму, есть ли у вас горбинка или впадинка. То ли он идеально прямой, то ли у меня неидеальный глаз и года не те. Нос великолепный: не клюв, не картошка и не стручок. Нормальный, хороший нос. Нос как все остальные носы. Лишь бы дышалось, хотя в мире, пропахшем насквозь фальшью и экскрементами, лучше и вовсе не иметь носа.
   [Мне только что взбрело на ум: социум кишит слепыми, глухими, немыми и другими категориями инвалидов. Но я никогда не встречал людей, которые бы не распознавали совсем запахов (с рождения, конечно).]
   Отвлекающий маневр, дабы другие не заподозрили о нашем диалоге.
   Я не перестаю удивляться вашему вниманию. Вы так пристально уставились внутрь меня, что я больше не отражаюсь в изумительных каплях ваших глаз. Я утонул, будто на мою натертую в кровь шею накинули камень и...
   Подождите! Что вдруг скрыло от меня ваше лицо?
   Волосы. Вы, конечно, ухаживаете за волосами, как кошка за котятами.
   Любите кошек? Пушистых? Особенно, когда они мурлычут?
   Я представляю себе тут же ручеёк, как ранней весной, когда по трубам с крыш стекло, расплавило прозрачный лёд и побежало петлять вдоль улиц, ног, колес и деревьев. Потом у деревьев набухают почки, а затем на свободу к небу тянутся зеленые росточки. И все выше и выше к солнцу, наливаясь, как укроп, зеленым.
   От ваших волос исходит запах укропа. Вы споласкиваете голову чудо-отваром? Ведунья подсказала? Никогда не давайте и не берите советов. Они как мелочь: назойливо скапливаются в карманах, а потом вы все равно избавляетесь от них, подавая милостыню!
   Кожа ваша светится белизной, но также ясно просматриваются ручейки вен. В них травяной сок, укропный отвар. Ну, стали бы они отливать так зеленью? Врачи трубят, будто ручейки больше голубые... С какой стати! Если бы в них текло небо, не моё, вафельно-громкое, а ваше,- то я с ними согласен. Но, простите, если ручейки пропитаны зеленкой, тогда я никак не могу взять в толк. Не в моих это интересах. Да и не в Ваших.
   Вы так прекрасны! Вы не молоды и не стары. У вас длинные ноги, одна короче другой, и Вы низкого роста. От вас приятно пахнет испражнениями, лекарствами, испитым, конченым человеком. Вы именно тот собеседник, что мне необходим. И пусть по ночам гремит от моих усилий небо. Пусть топорщатся тусклые спички мглы - фонари вдоль высоких стен.
   Вам я расскажу по порядку: как ничего не было, и как никогда не случится, и как никого не будет.
   Допустим. По ту сторону любой вещи, любой конечной материи, кроме духовной, естественно, так как дух сам по себе есть бесконечная сущность, в коей пребывает все преходящее, существует де'таль, момент материи, не известный ещё нашим ученым, не отгаданный шаманами. Это не код и не шифр (в цифрах и матричных построениях любой сложности я отчасти сведущ).
   Эта посторонняя, ни к чему конкретному не приписываемая де'таль, без коей однако материя не мыслится. Бытие материи обусловлено именно ею. Не думайте, что я преувеличиваю. Я могу говорить только о ничтожном в силу несовершенного человеческого знания. Обратите внимание: не понятия, а знания. Не путайте их даже в крайних случаях.
   Так вот, де'таль не обращается вокруг оси (не имеет значения - внешней или внутренней потому, что оси не существует). Но де'таль не находится и в состоянии покоя.
   Я спокоен. Сегодня потрясающее небо, все такое из кубиков. Как моя мечта. А мечта в кубе - это, как известно, результат. Вы мне не верите, но когда я закончу, вы быстро пролистаете всю нашу беседу и выудите крохотную, но наиважнейшую де'таль, без которой разговор не состоялся бы.
   Стучат колеса, нагоняя ветер и смертельную тоску. А потом сходят с рельс со скрежетом и слезами, сползают и не дают пассажирскому составу более самостоятельной жизни. Но я ведь и говорю о том, что де'таль не вращается, у неё не может быть центра тяжести или инерции и вообще её невозможно описать математическими формулами, сколь бы они ни противились действительному положению дел и вещей, пригодных для дел.
   Так что же есть де'таль? Интересный вопрос для миллионов размышляющих над условиями вдруг возникающего симбиоза между второй половиной и третьим, весьма лишним, не умещающимся в понятие "дуо" значением. А вы наверняка догадываетесь, что есть де'таль... Вы - умник!
   Я упоминал ваши руки? Таким рукам позавидует актер. Они очень нежные, изысканные. Возникает впечатление, что ваши руки искусственны, шедевральны, будто именно эти руки отняли у Венеры Милосской! И пальцы у вас длинные, небольшие, музыкальные. Вы явно работаете машинисткой или у станка. Бального, а какого же еще! Я сразу приметил, мой глаз добр к окружающим, как волшебное кривое зеркало, которое, если вы слишком худы или напротив широки в талии и бедрах, непременно покажет вам вас в самом выгодном майском свете!
   Вы хоть раз в жизни смотрелись в зеркало? Смотреть и видеть разные вещи. Смотреть - понятие. Видеть - знание.
   Вы знаете, что это такое - видеть зеркало? Не отражения вещей, а самое зеркало? Его скучнейшую без вас внутренность? Я расскажу о зеркалах столько, сколько вы пожелаете выслушать.
   Тот факт, что зеркала отражают от поверхности всё, на что падают лучи света, разлетаясь в брызги золотинок, смешинок и мрака, известен в достаточной степени. В принципе любое произведение материи есть не что иное как некая форма, отчасти впитывающая и отражающая видимый свет. Форма, обремененная содержанием, которое следует разгадать и - пух! - форма испаряется, подобно выкипевшей ртути. Содержание - неуловимая дымка, каковую следует искать независимо от формы.
   А знаете ли вы, откуда зеркало взяло начало? Страх одиночества заставил слабый на свежую выдумку разум выдумать на тонкой стеклянной поверхности слой отражающей все и вся пыли, будь то серебро, алюминий или платина.
   Из какого материала ваше кольцо? Вы носите его на правом безымянном пальце? Вы женаты? Как зовут эту счастливую девушку? Любопытно представить вам мою нынешнюю избранницу, мне важна ваша реакция.
   Сию минуту знакомьтесь - мышь!
   Не возмущайтесь! Я ничего не напутал. Мышь. Вы не можете распробовать соль, да в общем-то и всю остальную химию сразу, как бы ни старались. А все оттого, что вы неопытны и к тому ж - замужем! Это мешает вам здраво рассуждать об устройстве мира Природы, мирка людей, мирка материи и мира Духа.
   Дослушайте, затем высказывайтесь на пару с собственным пошлым и разнузданным отражением сколько угодно. Я выслушаю вас так же внимательно, как чуткий сон внимает сверчкам-светлячкам. Говорят, они светятся в темноте, но сам я ни разу не слыхал.
   Темень. Улица как труба. Света нет. Ветер с обезглавленной выси, будто по трассе, тропинке и облакам пыли, белым, как кошка и её котята, рвется стремглав, неистовствуя.
   Вы мне так и не признались насчет кошек. Неужели вы относитесь к тем, кто топит слепых новорожденных котят? Или вы тешите самолюбие в их пушистой, урчащей, сверхэгоистичной кампании?
   Моя настоящая пассия их терпеть не может. Сами понимаете, в силу обстоятельств и врожденных привычек. У нас с ней уговор: я не держу кошек, она не держит на меня зла.
   Вон её дом в уголке рта моей комнаты, на стыке плинтусов, где есть отверстие размером с кедровую шишку. Знаете, что комнатная коробка, где расположилось наиудобнейшим образом мое эго, поглощает не человека и не его слова. В основном я - решительно говорю. Комната впитывает мысли, точно губка - воду.
   Вам знакома теория мышления? Ах, да я же совсем забыл, что вы новенькая. Мой милый, как же, как же! Всё связано с недавно открытыми (в смысле, поднятыми из глубокой древности, переосмысленными и заново обоснованными) торсионными полями.
   Теория мышления есть последовательность взглядов, замыслов, оценок и пр. - то есть всех мыслимых обозначений, облаченных в научную скорлупу постиндустриального racio. Вне общества теория, по идее, недееспособна. В частности, мне это неизвестно, так как я - элемент общества и, как выяснилось,- электрон.
   Вернемся! Мысли ежесекундно окружают нас, невидимые потоки кем-то и для чего-то кодированной информации, находящиеся в некой незримой сфере, подобной воздушной оболочке планеты Земля. В зависимости от качества знаний и, пожалуй, склада ума шифры декодируются и могут посылаться в виде определенного рода сигналов любому из рода человеческого, и не только!
   Связь существует, она не феноменальна, но уникальна. Это дается немногим, но элементарная тренировка памяти, воли и знаний включает нужные кнопки сознания и, кажется, подсознания.
   Бывало, что вы идете рядом со знакомым, любимым другом и вдруг говорите одно и то же в одну секунду? Или он начинает, а вы точно знаете, что хотели сейчас выразить именно эту мысль? И всё это без тренировки,- упрекнёте вы. Но смею поправить: в это мгновенье людей объединяет отвлеченная точка. Либо они не успевают на одну свадьбу, либо озабочены одинаково не разрешенными проблемами, например, возвращаются с похорон. То есть, когда люди настроены на одну де'таль, они делят между собой мысли, чаще всего непроизвольно. Причём они получают послания в целости и сохранности. И вот мы вместе заговорили!
   Приведенные выше примеры банальны, неостроумны, неуместны. Они вряд ли раскроют вам и малую часть теории. Конечно, суть процесса ничуть не похожа на пресловутый радиопередатчик или приемник, настраиваемый на разные частоты, хотя некоторое сходство имеется, согласны? И все это - одна сотая (даже одна миллиардная) от целого.
   Строго говоря, теории о давно существующих, не распознанных, сакральных артефактах приходят к нам из глубин истории. Об их существовании не подозревает домохозяйка, но живет в соответствии с фундаментальными принципами этих теорий.
   Незнание законов мироздания не освобождает от ответственности перед Всевышним!
   Государство грамотно пользуется данной формулировкой, правда, в сильно усеченном виде.
   Сколько нас окружает техники, созданной человеком. (А человеком ли?) Мы так же часть, приспособление, модуль функции глобальной практической теории высоких инстанций. О них мы не смеем болтать всуе. Посему замолчим.
   Формула спокойствия. Я лишь слышу, что шипит в шлюзе молоко. Шлюз закрыт. Оброс мхом. Старый, старый шлюз.
   Монотонность - пособница эволюции. Я не могу монотонно молчать, вы понимаете? Мне стоит подробнее рассказать о себе. Как бестактно, что я не представился в начале знакомства.
   Вы любите жёлтый цвет? Одуванчики, когда их великое множество, сливаются в пестрый одноцветный ковер - в мёд, которым склеивают супружеские узы, брак. По прошествии некоторого земного времени ковер разлетается по петелькам, по ниточкам, как подделка. Парадоксально - сыплется как брак.
   Кандидатскую диссертацию я защитил в двадцать пять лет, то есть приблизительно в то время, когда во мне уже ясно выделялись две разных, правда, в чем-то схожих натуры. Моя вторая половина - Y,- называла это, пока удавалось держаться наплаву, то есть пока я не перерезал ниточку, связывающую жизнь и не-жизнь, она называла иную сущность меня "Икс штрих". Много более эрудированное, но с неконтролируемыми припадками меланхолии. Тогда я думал, что общаюсь напрямую с богом. Вышло: с самим собою. Я учился контролировать [й-э]го умственным трудом, требуя, чтобы вернули Бернулли.
   Я забивал голову квадратами и вариациями Эйлера, тонкостями Кардано, математическими патологиями и буквально находился в поисках несуществующего звена в цепи прослеживаемых событий своей жизни, дабы получить ответ: когда это началось, как долго развивалось и куда в конце концов может завести? Я выдавал предположения (желаемые), X штрих их отвергал, иногда загоняя в рамки (т.е. отправлял к действительному!) И однажды я осознал, что разучился делить. Делить вообще. X штрих перестал быть вымышленным двойником, превратившись в неотъемлемую часть моего Разума, Духа и Воли.
   Момент! Дабы пролить свет на еще одно обстоятельство, если позволите. Проказница-генетика одарила меня разными глазами: один замерзше-бледный (все считали его слепым и жалели меня), другой - ярко-голубой, глубокий, гибкий. Тихое озеро. Потом, по глупой, нелепой шутке, голубой ослеп. Озеро высохло, и проступило белое дно с редкими отесанными водами слез камнями. Красные нити водорослей-сосудов связали рыбацкую сеть по краям белка, и тогда все записали меня в инвалиды. Конечно, заочно. Ведь я видел прекрасно глазом-альбиносом. К сожалению, обоняния не прибавилось от псевдослепоты, поэтому я мог похвастаться разве что собственным курсом лекций по нетрадиционной математике, который читал студентам юридического факультета, где, кстати, и познакомился со своей Y. Бывшей.
   Никто до сих пор не в курсе моей тайны. Все думают, будто я их удивительным образом чую, но не вижу. А я вижу даже небо из грубой шерстяной ткани - лоскутное одеяло облаков и воды с блёстками.
   Одна из труб стекает в канаву. Канава несется к сточному колодцу, оттуда прямиком через фильтры канализации в белоснежную ванную, где моетесь вы, напевая:

"...Кап-кап. Ка-а-па-ет

Дождь. Свет па-а-ада-ет..."

   Всё очень просто: любая система стремится к определению и выведению факторов, влияющих на качество ее работы, с целью выработки дальнейших путей развития, читай - расширения, для извлечения максимальных выгод. Система потребляет и производит энергию, разрастаясь, как пятно крови на белых простынях. Всякий раз она ищет, находит и меняет каналы связи: артерия, вена, артерия, вена... А что мы имеем в итоге? Воду, господа! Мы уж точно выведем земной шар на чистую воду. Постараться бы сохранить незыблемым ее внутренний храм.
   Но только это не я не закрыл кран... Я не пью мертвую воду - привкус хлорки и меди, испуга и тления вызывает тошноту! Сыр или молоко куда ни шло. К чему нам ложка, если все течет, и даже то, что не есть жидкость? Не правда ли, почти все можно довести до состояния текучести. Но не все, закаляясь, становится твердым.
   Мы - люди, и наша пустая болтовня мешает заниматься делом.
   Ваше платье вам подражает. Оно замялось.
   Есть будете? Вы, кажется, что-то хотите возразить, но дело в том... Вы не против, если мы продлим беседу? Я плачу.
   Вернусь к отвлеченной де'тали, без которой центр Вселенной сместился бы, и наш разговор остался неуместен, как звезды-долгожители. Звёзды будут умирать и возрождаться до тех пор, пока не иссякнут магниты и, как следствие, электричество.
   Прекратите писать в синих и красных тонах, господа художники, иначе обыватели никогда не прекратят восхищенно пялиться на ваши никчемные работы!
   Если говорить о де'тали материи, то этой де'талью является возраст. Время, которое не находит завершения, как и спешка чудаков по глупым бытовым заботам. Гигантский муравейник в панике во время вторжения жука-гиганта. Сравнение старо как мир, но и точно как мир.
   Возраст есть неотъемлемая де'таль любой материи, ведь, даже если задуматься о незначительности времени как такового, все же мы имеем, что пролежав энную долю лет в одной и той же, с некоторыми изменениями, точке пространства, вещь не могла не обрасти информационным слоем, оседавшим на нее до тех пор, пока вещь не оказалась найдена. Следовательно, овладев вещью, мы можем иметь представления о ее судьбе, об эпохах, что она прошла (пролежала, пролетела - неважно); датировать, правда неточно, время и место ее появления. Но - глупость невообразимая! - мы определяем возраст древнейших артефактов по совершенно немыслимым причинам - указаниям сопливой техники, употребляя устрашающие понятия "углеродный анализ", "инфракрасное сканирование" и пр. Имеет ли это значимость?
   Возраст подчиняет своего носителя, двигаясь стремительно к возрастанию числа a - т.е. к увеличению пройденных эр, эпох различных вселенных и их состояний. Слой информации то же, что снежный ком. Имеет свойство нарастать и таять. И вот когда он превращается наконец в лужу, вещь испаряется. Она не нужна, бессмысленна, бесцельна. Ее нет. И по прошествии незначительного промежутка времени потомки будут знать о ней либо по сохранившемуся экспонату в музее, либо по статье в энциклопедии или интернете.
   Истинный возраст (де'таль) не есть возраст формы, господа и дамы, но именно его следует отнести к содержанию, духу, идее!
   Я прав. Логика ясна?
   Сколько вам лет? [Вопрос априори будет отнесен к возрасту организма, тела, костей, органов и т.п.] На сколько лет вы себя ощущаете? [Вопрос не поставит никого в тупик, но обязательно вызовет ряд эмоциональных всплесков, в отличие от первого случая, когда мы имеем в виду физическую составляющую и не обращаемся к женщине].
   Молодежь, наивные дети, ничего не читавшие и ничего не видавшие по сути, находят себя бессмертными. Молодежь есть большинство. Их процент гораздо выше процента отработанного материала - нас с вами. Но это еще не определившееся во многом множество не предполагает, что легкомыслие - тот же шаг к краю нашей общей безнадежности.
   Они знают.
   Они надеются, будто знают!
   А я - одинокий отцветший одуванчик, стынущий посреди измерения пустоты. Нет одиночества, только битые лужицы зеркал.
   Аксиома 1. Есть и будем - я, Все и Мы! Ш-ш-ш...
   Мышь знает обо мне всё. Всё, что к лучшему.
   Аксиома 2. Она серая, потому что не замужем.
   Я люблю свою мышь и советую вам обратить на это обстоятельство пристальное внимание. Представьте, будто вы подсматриваете за этой стороной моего характера в замочную скважину. Так делают все, кто хочет сполна узнать кого-то с целью шантажа или попросту предательства.
   Итак, пара упоминаний о первой встрече. Мы познакомились теплым утром, омраченным желтой листвой на распластанных в координатах простора деревьях. Познакомились неслучайно, и я уже это ясно себе вбил в голову. Вероятность нашей близости никогда бы не свелась к нулю, потому что между молодым и привлекательным преподавателем и юной, безнадежно втюрившейся мышкой возникает общение посредством дыхания. Именно, непременно дыхания и шевеления усиками. А чем еще заниматься в четырехстенной суете?
   Одно я знаю точно: мышь предана мне, но не предаст из трусости, как это обыкновенно получается у пар. Особенно, если Y младше (не буквально - де'тально) X, а значит, уступает в умудренности опытом. Предательство я считаю самым дурным в чело-веке. В людях - предательство не от природы, а от эгоистических психоустановок, навязанных государством или врагами государства. Как их охарактеризовать: субъективной оценкой или объективным положением дел?
   Вспомните, Иуду. Не то, что где-то слышали или читали о нем. Информация более верна, только если вы обратитесь к первоисточнику. Отыщите Иуду где угодно, хоть в отражении своих деяний и расспросите его. Потом поделитесь. Если, конечно, вы все еще умеете делить!
   Аксиома 3. Поведение Y на неизученном интервале обретает волю и становится непредсказуемым, независящим от условий X.
   Де'тали складываются в следующую картинку. Природа в процессе перерождения не изменяет себе, ибо гармония - ее ядро. При наращивании потенциалов, духом своим она постоянно стремится к постоянству, что не должно быть противно людям, как бы сильно они не противопоставляли себя любимых. Но люди, как в частном случае, так и в любой организации (обществе, государстве, семье) терпеть не могут консерватизма; ощущают некий дискомфорт жизни в рамках закостенелой, статичной среды, не останавливаясь, кстати, на том, что подоплека, их стремления, чаяния и вопросы, в общем, суть бытия та же, что и во все времена.
   Люди громогласно поют гимны переменам, рушат устои (неидеальные, конечно), предают забвению традиции прадедов. И под парусами новых надежд и идеалов (также далеко не идеальных, а впоследствии, еще и не всегда оправданных) строят новый мир.
   В реальности ничего нового не происходит, уверяю. Сменой обстановки не перелатать движущие силы Вселенной. Мы выходим раз от раза на новый виток истории и прогресса и сталкиваемся тем не менее, а то и более, с давними проблемами, которые нет смысла тут приводить.
   Человека склонили шагать в ногу с рекламой, по пятам за стилем, и не замечать, как мода проходит. И человеку ничего не остаётся, как, ничего не оставив после себя, уйти в Великое Ничто. К сожалению или к счастью, этот удел постигают все. В той или иной степени.
   Кто угодно может сказать, что я болтаю чепуху, а в моих рассуждениях - скальпель, вспарывающий брюхо рода человеческого. Это совершенно так. Я не люблю людей. Они - герметичные, зацикленные внутри себя тела, бездуховные, неразумные, пустые и глупые. Делят себя на аналитиков и эмпириков. Притом последние анализируют заблуждения левых, а правые возмущаются до надрыва кишок непринужденной холодности первых. Люди грызутся из-за песка, из-за воды, из-за всего, чего никак не могут разделить, ибо люди разучились делить.
   Математические вычисления необходимо понимать не как набор операций для подсчета денег и жертв вчерашней или грядущей войны. Математика нужна для того, чтобы рассчитать частное от бесконечных войн вообще и суммы средств, что расходуется на защиту интересов страны (модель мировоззрения), милитаризацию (в конкретный исторический период), армию (идеологию), оружие (генное и военное).
   "Государство без армии - не государство!"- из века в век галдят политиканы. Но формула должна работать. А как ни бейся - результат очевиден. Очень виден.
   Зададимся рядом вопросов.
   Может ли быть обеспечена реальная защита общих интересов при ситуации, когда генералы берут и дают взятки, убивают "сторонними силами" невинных, посылают в самый ад, а потом клепают себе на мундиры медали одну за другой?
   Может ли существовать уверенность в защите общих интересов при фактах нижайшего уровня этики и эстетики среди рядовых и офицеров, что позволяет им измываться в самых изощренных формах над военнопленными и даже друг над другом?
   Может ли нормально (де-юре) функционировать система защиты общих интересов, если (де-факто) она складывается из двух вышеуказанных реальностей, которыми управляют не то садисты с извращенным чувством патриотизма, не то бюрократы?
   Ежедневно матери и отцы боятся за своих детей, провожая их в школу, и рыдают, когда страна, отпевает жертв терактов, заказанных на те же, по сути, деньги, что мы отдаем за кусок хлеба и глоток воды.
   Напрашивается вывод: почему мы позволяем себе страдать вследствие чьих-то неясных капризов и разногласий? По-моему, так ответ сам находит себя. Тома законов былых диктовались строго и пафосно, во имя порядка настолько же, насколько и по причинам давно известным. Эти самые причины видны сегодня даже обывателям, потому что сеть закона с течением времени все больше забивается тиной, а рыба далеко не глупа и теперь может без труда ее обойти.
   Сегодняшние законопроекты, государственные программы, ориентированные на большинство (см. выше - молодежь), рвутся из глотки мощным призывом свергнуть, уничтожить, испепелить институты общества, права и государственности и производят некое броуновское движение по всей стране, а в центре - особенно! С кем конструктивнее вести диалог: с крикуном или тихоней?
   Скоро начнется гроза. Слышите, ветер шумит за окном? Чуете привкус воздуха?
   Небо сопит под одеялом, отвернувшись от мира.
   Вы понимаете, что разражается битва, там, где сходятся положительный и отрицательный полюса. Разряд. Вспышка.
   Вас снимают, улыбайтесь!
   Вам никогда не приходило в голову, что за вами наблюдают ежесекундно? Во всем вините санитаров. У нас, разве что, мыши - милые существа. Люди извелись. Их размыло, как широкую колею в поле.
   Шумно мокнет шифер крыш, асфальт, земля, зеленая трава... Чудный запах. Он успокаивает мою бессонницу, составляя ей компанию. Летний дождь как отрывок осени, тяжеловесной памяти о ней. Режет по горлу столовым ножом; умерщвляет плоть мою человечью, не оставляет камня на камне. Меня шокирует гвалт ливня: вездесущий, но одинокий. Ничего нет на свете, кроме него и дуэта молотка и резца там, наверху, где вытачивается скрижаль бытия.
   Снова вспышка.
   Пули просвистели, раненые ангелы постанывают. Мы вязнем в еловых иголках, которые отсекает дождь. Он, мешая хвою с грязью колеи, превращает твою жизнь в шикарно обставленную западню - болото из сугубо личных заблуждений о жизни вообще и смерти, твоей естественно; о любви и тихой вечной могиле холодного безымянного озера. В сильный ливень меня навещает страх, что вода может размыть местное кладбище, и мимо окна потекут гробы с сорванными ветром крышками. И где-нибудь среди этакой шарады я увижу вас.
   Признайтесь, вы веруете в любовь бессмертную? и возвышенность человеческих стремлений, превращаемых действиями в некий результат, в некоторое благо?
   Та самая Y, из-за которой, собственно, все и началось, однажды задала мне подобный вопрос. Я не ответил сразу, но пообещал, что как-нибудь объясню ей свою позицию. Наконец представилась такая возможность.
   Сначала выскажу несколько слов о любви во истину бессмертной. В моем представлении любовь есть не что иное, как исконно природное состояние духа, когда недосягаемая (вследствие известных ограничителей) свобода становится единственно возможной средой существования. Любовь сама по себе - знание о природном состоянии духа. Но в соединении с животным началом человека она дает поразительные результаты - отсутствие таковых. Любовь появилась раньше, чем на землю ступил Иисус, член секты назареев, и предыдущие и будущие Иисусы, пророки, оракулы, ведьмы, правители; раньше, чем сказочный сад стал местом кончины бессмертия [ежели отдаться в лапы ортодоксов и признать подлинность сказаний Книги Бытия]. Она была даже, когда государство как институт и не замысливалось в человечьем мозгу. С нее, видимо, начиналось очевидное - т.е. то, что видно очам (не глазам, а оку внутреннему).
   Древние жили в сотканной стремлениями подчиниться иллюзии, мифологии. Жили под бескрайним колпаком природы и, честно будет заметить, особо ни в чем не нуждались. Жили себе и жили, пока не изобрели неравенство промеж себя, породившее власть: вначале, если позволительно так выразиться, мистическую?, затем светскую и только потом - клерикальную. Уже тогда людишки не смогли преступить границы, очерченные законами, указами, запретами, прописанными власть предержащими, и чувство свободы [а раз так, то и любви бессмертной] в них удивительным образом затерялось.
   Проще и честнее сказать, людям этого почему-то безумно вдруг захотелось. Постепенно граждане стали стремиться к обособлению не только государства (в территориальном, экономическом и других отношениях), но и близких, что еще больше задушило любовь (ведь вы же слышали когда-нибудь выражения типа "круг семьи", "в кругу друзей", а?)
   Ну, а сейчас, когда каждая ин-ди-ви-дуальность [заметьте!] заключена в систему затвердевших в веках капсул, просто не мыслится, чтобы кто-то действительно понимал, знал любовь к ближнему.
   Люди влюблены исключительно в собственную натуру, считаются с ней даже больше, чем с прародителем. И делают вид, будто любят других людей, всегда для них посторонних, исключительно ради удовлетворения ряда потребностей, где духовному отводится далеко не первый угол. По причине сей люди зачастую страдают, мучаются любовью, а это совершенно неправильно, ибо является проявлением совершенной нелюбви.
   Люди слепнут, глохнут, болеют, стареют, сохнут. А все оттого, что свобода любви бессмертной непонятным образом обратилась в обручальное кольцо и стала материальным заключением всего целого и некогда бесконечного. Разве древним, чтобы любить и быть вместе, обязательно нужны были все эти идиотские правовые акты, регистрации? Вы правда считаете, что именно это обеспечит ваше дальнейшее благополучие и устроит семейное счастье?
   Ответьте по совести: вам не кажется, что обручальное кольцо на вашем безымянном пальце несколько смущает вас? Я чувствую, как вы покоробились в душе и не желаете отвечать.
   Ваше право, но прав - я.
   Кольцо тяготит вас, тянет куда-то в омут, пускай и тихий. Но это лишь до поры до времени, сами знаете. График окружности есть замкнутая граница, имеющая безграничные силы удержания этой границы, потому как каждая следующая точка стремится к одной - центральной. А все те касательные - пальцы ваших любовниц или любовников - мало-помалу работают на то, чтобы вписать круг в треугольник. Или в квадрат. Или и туда, и сюда одновременно.
   Кольцо властно над вами, а не наоборот. Люди обожествили Солнце, а не Оно - людей. Правда, они же распяли его на кресте невысказанных вопросов.
   Любовь ни за что не раскроет своего бутона, если подчинять ее логике и человеческой разумности. Она безмерно выше всех этих прелестей научного познания. Согласитесь, обосновывать любовь на уровне химии или, не дай Бог, психофизики, это все равно, что заправлять дорогостоящим топливом коллекционную машинку! Отсюда делайте вывод: все зависит исключительно от вашего внутреннего мира, который со всех сторон скрыт оболочкой вещества. И ваши глаза совершенно перестали заглядывать в окно (око) вашей души, ведущее в совершенно иной, тайный мир, все больше привлекаясь цветастыми тряпками, зеленым будущим, свободой, замкнутой на несчастном безымянном пальце.
   Аксиома 4. Любовь между X и Y есть не что иное как сплетение волн разной частоты (мужской и женской соответственно). Притом, в идеале графики их функций должны сплетаться, образуя единый код, на коем построена и Вселенная, и Человек.
   Стремления так же не стоят и пенни. Все порывы мечты или идеи (через импульсы мозга, конечно) встречают рано или поздно отпор: духовные потребности. Вы осознаете, что желаемое вашим телом намного ближе необходимого для души. И вы отдаетесь телу. Конечно, проще работать на себя, чем работать над собой. Все ваши действия, поступки, осмысленные и неосмысленные, не есть ошибки или просчеты, а скорее всего экзамены вашей души, которая ноет, истекая, если не кровью, так светом; от потери крови умирает организм, а от потери света душа становится черной дырой. Зарубите себе на носу! Все прочее - отговорки, как ад и рай.
   Государственная система предложит вам массу способов стать успешным коллекционером ассигнаций и драгоценных слитков, и всего одну возможность стать по-настоящему богатой личностью; правда и та окажется ложной. Всё с тем, чтобы вновь не пришлось пожимать вам руки гвоздями.
   Вы еще помните? Я помню, и мышь помнит. А больше - нет никого, кто бы смекнул, что из-за нас страдал и не мог найти покоя единственный человек. Пускай он тысячу раз байка-мозаика треклятых Никейских соборов. Его превознесли - и правильно поступили. На него предложили равняться, идти к нему (не в буквальном смысле, оставим догмы) - и правильно делали. Затем Его решили перепрыгнуть... Три века назад, два века, позавчера - без разницы, ведь это уже облеклось в страшное слово, написанное пальцем жизни на пыльном саквояже времени: прошлое. А прошлого не вернуть. Поезд проехал. Туту...
   Черт драл всех этих чудаков, выдумавших и внедривших железнодорожный состав, названный поездом. Ненавижу поезда. Как назло, здесь неподалеку, приблизительно в трехстах шагах от синуса кирпичной полуразрушенной стены пролегает железнодорожное полотно и каждый день по несколько раз...
   У меня режет уши, как от дешевого девичьего писка. Пик восприятия приходится на слух. Уши ценный орган. Вы можете все увидеть, потрогать, обнюхать, но, если вы не подслушаете заговор, вам куда труднее будет выскочить из игры целеньким.
   Поезда, молодые проводники, чай в лимонном подстаканнике.
   Люди - дождевые нитки, соединяющие зеркала-лужицы асфальтированной исключительно из благих намерений дороги в светлое будущее. Повсюду ритм колес и блестящих на солнце шпал.
   Один и тот же.
   Один и тот же.
   Один и тот же.
   Отвлечемся от поезда, а иначе меня стошнит. Есть только пара моментов, от которых меня может прополоскать: поезда и бездыханные девы. Ах, да! Еще мутная вода. Но она в одном ряду с девами.
   Вы вот сами-то как к ним относитесь? Ваша девушка симпатичная, милая? У нее длинные кошачьи когти и крашенные-перекрашенные волосы, собранные в хвостик, которым вы наслаждаетесь. Вы любите ее волосы, это точно. Не пытайтесь скрыть от меня что-либо, ведь это только ярче выдает вашу фальшь. Вы любите хвостик приятно пахнущих смягчающим шампунем волос, вы обожаете тонуть в нем носом и губами, все сильнее и сильнее возбуждаясь при этом.
   Вы кусаете ее за мочку левого уха!
   Почему левого? Она не любит грубостей? Или она в положении? Нет, поймите верно, я не пытаюсь докопаться до сути, рыться в вашей стиральной машинке. Я просто хочу знать. Мне любопытно, почему вы прикусываете левую мочку, одновременно поглаживая ее животик. У вашей спутницы, должно быть, еще плоский, гладкий животик, но за которым уже скрывается нечто сакральное.
   Вы любите свою девушку, нежите её. А что вы делаете вместе для души? Бродите ночами по безлюдным улочкам, наслаждаетесь шумом города, музой композитора, гением писателя, быть может, поэта и пр. и пр. Нет?
   Печально слышать, что в такой сладкий торт воткнули нож, а есть отказались напрочь.
   Слыхали поговорку: кто успел, тот и съел? Присказка, как бы не показалась смешна, имеет внутри очень тонкую, но дико драгоценную, всеотражающую истину, как зеркало. Это же пищевая цепочка!
   Сотни раз доказано, что человеческая реакция на какие угодно раздражители внешнего мира проявляется в несколько раз медленнее, чем у животных, у тех же кошек. Без толку объяснять, что когда-нибудь человек не успеет добить гепарда и будет съеден заживо. Вопрос времени. Пока успеваем мы, так как повсюду и даже в закрытых лесопарковых зонах, заповедниках орудуют кровожадные, мелочные людишки. Винтовка, нож и глаза-лёд. Как у женщин в момент столкновения с острой, основательной логикой.
   Логика - в русском языке слово женского рода, но, по своему опыту знаю, не с женщинами соотносимое. Не принимайте близко к сердцу. Я вас не оскорбляю. Не все дамы таковы. Я встречался с несколькими хитроумными, которые прищурено глядели на меня в первый раз, но потом не желали выпускать из душных объятий многочасовой убедительной беседы.
   Замечательней всего непринужденно наблюдать, как они пытаются возразить или высказаться. У девушек губы - самая красивая, самая сладострастная и желанная часть тела. Рот вообще самая живая и привлекательная деталь человека и всего живого, ведь в неживом идеально всё.
   А всё почему? Природа так распорядилась, что, если мысленно пропустить ось через тело человека и дальше, к мнимому основанию, абсолютно все станет симметричным. А линия губ всё перечеркнёт, образовав с нашей предполагаемой крест - ?. Ну, разве не доказательство тому, что изначально природа на человеке поставила крест как на виде. Верующим в Бога данный символ скажет о многом другом, например, о Роке. Вы относитесь к тем, кто верит, что рок по-прежнему жив? Я предпочитаю классическую музыку, но не откажусь и от современных шедевров. Искусство создавать качественно новое, так называемый вес, говорит о человеческой нестандартности, о его азарте. Гений априори отличен от других, выделен в особый класс, будто его рот так же ложится в продольную прямую симметрии человеческого тела.
   Аксиома 5. Творчество есть мысль Бога, транслируемая в вещественный мир через машинку мозга Духу человека. Мысль сия направлена на раскрытие тайны происхождения и назначения Всего и Вся.
   Искусство музыки, танца, живописи, литературы и театра - всё это миры в мирке людей, которым правят лженаучные, основанные на допущениях, постулаты. Мы многого не знаем, а потому многое представляем. К примеру, как гласит наука: чисто физически мы не можем существовать в нескольких реальностях одновременно. Я не могу сейчас говорить с вами и при этом играть на рояле в соседней рекреации или защищать кандидатскую или подписывать указ о даровании вольности дворянству или о престолонаследии. В принципе, ничего невозможного нет, но не здесь, не сейчас и не с нами, но с теми, кто выше. Быть везде и нигде - их прерогатива.
   Вот я любуюсь снова вашими божественно-пропорциональными руками и вижу, что вам наплевать, как я выгляжу, словно ваша красота перетекает в меня посредством общения или же взаимных пауз. Я радуюсь вам, вы словно шип из короны Солнца. И мы сливаемся, подобно алкоголю и крови, и пьянеем друг от друга, прорастая стеблями сердец в почву душ. Мы бьемся в ритме одного сердца - Сердца Духа. Когда женское и мужское начала объединяются в полёте: вздохе, движении - душа, как это называется, расправляет крылья. Но мы-то: люди взрослые. Мы понимаем, что крылья только у ангелочков Санти, а до них людской душе чиститься и чиститься.
   Женщины, на мой взгляд, сознательно загрязняют и портят себя тем, что красят губы, волосы и ногти, делают прически. Тоже самое мы творим с экологией, хотя каждый день боремся за чистоту ее прав. Итак, женщины покупают и носят красивое белье, одежду - для маскировки, привлекательности. Самцы должны клевать. Если нет - день прожит напрасно и в ход идут инновационные методы отбора.
   У женщин полным-полно безделушек в сумочках. Вы видели женскую сумочку? При желании там можно отыскать все, что угодно (от средств контрацепции до баллончика с гремучей смесью против неугодных и чересчур озабоченных дамских угодников). Вот как женщины перестают быть в самом деле настоящими, красивыми. Таким вот образом они врут сами себе и поневоле - покупателям их тел и желаний, властителям их сердец.
   Женщина - самый лучший торгаш, потому как изысканней во лжи.
   С вечера мы наблюдаем их набитыми краской, побрякушками, тряпьем, а утром совершенно естественными, красивыми, нагими, настоящими, но по какой-то причине улавливаем, что намедни не с ними мы сидели за одним столиком в ресторане, не с ними и не к ним ехали домой. Не они вчера соблазнили нас! И мужчины черствеют. Да-да, вы не ослышались, мужчины забывают о настоящей красоте, которая сочится слезами из души, блеском из глаз, теплом из рук. Не они в этом виноваты, по сути. Мужчины слабы, и потому быстро привыкают к тому, что постоянно видят просто оголённую до неприличия грудь, длинные ноги, суженные короткой юбкой с гигантским разрезом бедра, голый живот - и их перестаёт привлекать живая красота, которая вымывается из мира вон.
   Путь наименьшего сопротивления требует наименьших затрат энергии, а по сему является самым предпочтительным для любой системы, но именно эта легкость (мелочная и незаметная) - тень грядущей катастрофы, милые господа и дамы!
   Вернитесь в настоящее!
   Если присвоено звание специалиста, вас уже ничто не сможет заинтересовать. Вас мало что всколыхнет. Вы станете, как я, занудным циником. Сидя за столом, вы прочтёте, что подадут, выскажете объективное мнение, наверняка навязанное каким-никаким опытом, может, усталостью, раздражением или чем ещё, и дело сделано. Безусловно, вас могут и послать куда-то. Пускай далеко и навсегда. Но вы же специалист - выкрутитесь.
   Любая специальность рано или поздно подвигнет вас давать оценки, т.е. в более широком смысле - критиковать. Я не сноб и не считаю критиков [политических или прочих] неудачниками. Каждый зарабатывает тем, чем остается. Если ты обладаешь аналитическим мышлением и способен трезво осмеивать ситуацию - ради бога, смело шагай в СМИ. Но СМИ - орудие тех, кто распоряжается финансовыми потоками, и в то же время (как это ни парадоксально) позиционируется как общественная гласница. Но первое целится непременно во второе, и оно, это второе, давно уже существует в качестве эфира. И все-таки я не причисляю себя к аналитикам, я не люблю и вообще не склонен вести пространные беседы. Просто: личное мнение не значит единоличное. Хотя бы потому, что оно не рождается в голове человека, а проходя из информационного поля Земли сквозь многочисленные тонкие препятствия, достигает пластинок мозга. В конечном счете, вы отвечаете за то, какое послание получили и как вы с ним поступите. Выбор определенно присутствует.
   У природы нет ответа, на который бы не нашлось вопроса. Человек же всегда находится в поисках ответа на вдруг возникший вопрос; всегда решает какие-то задачи, чтобы идти дальше. Зачем? Чего он добивается в итоге? Обеспечить достойную жизнь поколениям? Сохранить наш общий дом? Алчет затесаться в графу истории? Чего? Чего мы с вами добиваемся? Не допустить ядерного взрыва? Очередного! Научить ребенка жить в соответствии... с чем? Где новая скрижаль с указаниями на плодотворную, целесообразную жизнь? Ни трисмегистский, ни моисеев, ни христов, никакой иной завет не укажет вам как сладко проводить остаток дней! Так что же нужно делать человеку в жизни? Страдать без конца, закаляя дух? А где мое место? В палате дурнушки? Вне палаты? Кто решает? Кто даёт право выносить вердикты? Кто искренне признается, что ни разу не пожелал зла? Кто наказал себя хоть раз? Кого научила жизнь, измотав душу и разум столкновениями с одними и теми же вопросами, задачами, стенами? Что должна переживать личность, отвергнутая, опустошенная, если ей насильно запрещают гласность? Где объективность, запечатлевшая хоть один позитив? Где и кем проявляются негативы? Что, в самом деле, остается, когда иссякает, выплакивается и истощается душа и вера человека в объективность и достоверность оценок собственных и коллективных деяний? Осталась ли в нас самостоятельность или все, что мы делаем, навязано нам от рождения: вшито под кожу с первой прививкой, залегло в подкорку с первыми строками сказок, что мама шептала на сон грядущий?
   Человек как существо социально-политическое не в силах оторваться от зрелища, захватывающего внимание масс. Потому как он с ранних пор социально зависим, он - ячейка матрицы. Но личность имеет право, а лучше сказать, наделена иным восприятием, способным допускать столь масштабное зрелище: зверство, какое ни в жизнь не оценят и не допустят прочие. Например, война. То, на что обратили внимание все до последнего младенца, будет постепенно совершенствоваться, либо отмирать. С войной ни того, ни другого. Имею здесь в виду самую идею войны, ее смысл, притом не скрытый, а явный. Смысл стирания лишних, мешающих значений множества-большинства с целью владения наибольшей массой активов в том или ином виде. Совершенствоваться может лишь способ стирания. А значит, война - необходимость. ... Государству и, быть может, планете и природе человека. Война - издревле экономически обоснована. Деньги (ценности) - ее фундамент. А крыша - новые деньги, еще больше денег. В любом случае, война независима, как пустота, хотя мы знаем, что пустота зависит от побуждения заполнить её. Понятия не имею, отчего так, пробую понять и срываюсь с ниточки мысли на параллель. Только не забывайте, что Эвклид вывел лишь частный случай параллельности, применимый в локальном пространстве, где искривления не играют хоть сколько-нибудь значительной роли; тогда как нетрадиционная геометрия Лобачевского доказала, что в космическом пространстве такие линии пересекаются.
   Параллель всем линиям жизни, которая пересекает их в точке экстремума функции частной жизни частного человека и выявляет предел сей функции, есть производная чаще промежуточного, за редким исключением - конечного результата, иначе - смерть. Не стоит понимать смерть как начало принципиально нового или конец отработанного прошлого. Материальные вещи, произведенные человеком для удовлетворения первичных (и иных, но больше относящихся к вещественным, не духовным) потребностей, не перманентны, то есть они начальны и конечны, как координаты отрезка; смерть - как знание об объекте материального мира суть предел действительных возможностей конкретного объекта в материальном мире в данный момент истории. [История как наука представляет собой легкую форму некрофилии: она обожает копаться в прошлом, в том числе в трупах. Существуют сведения, что после захоронения тела дух по-прежнему присутствовал среди людей. Имена и деяния прославившихся мертвецов у всех на устах, у всех на слуху, у всех в голове. Мы как престранные повара размешиваем тесто мёртвых при размышлениях об их величии и могуществе, пытаемся сравнивать их друг с другом и непременно с собой. Кто-то развивает идею мертвеца, доводит дело мертвеца до определенного этапа, пусть даже и до конца, порождая некий результат, который придется расхлебывать ныне здравствующим. Так получается, что мертвецов не может быть. Все вечно!?
   Под смертью я подразумеваю факт окончательного бездействия наблюдаемого объекта в поворотной для него пространственно-временной точке.]
   Но смысл смерти в самой себе отличен от ее свойств и проявлений. Смерть не остановка сердца и не точка абстрактного старта души. Я думаю, что смерть, подобно любви - есть знание о приобретении иного мироощущения, притом не индивидуального, а всецелого, абсолютного, универсального. Умереть можно не один раз. Лично я умирал несколько ночей к ряду, а под утро воскресал, как Лазарь. Правда, Иисусу теперь необходим шприц, чтобы творить чудеса...
   Как мыслят профаны во время похорон? Близкие и родные, настроенные на источник горя, состоянием улавливают отрывки знаний души умершего, тем самым беспокоя её, не давая поскорее отойти в область метафизическую и пока что мало изведанную, зато с излишком затронутую! Окончательное мнение таково: смерть как знание переходит в Мысль. То есть был дух, потом словно разбился на все те передуманные и пережитые им идеи, отдал их миру, общему знанию, внёс, так сказать, свою лепту в поиски забытого, утерянного. А продолжение нашёл в ещё нетронутых замыслах, воплотился именно в них. А так как идей, как звёзд или как галактик, то и перевоплощений может быть немало. В любом случае это ярко освещает вопрос о дежа'вю: ваш дух затронул уже отработанную в прошлом тему и намекнул вам о том. Вот почему для ребёнка, вновь родившегося, мир интересен и нов и познаётся постепенно... за короткий миг.
   Напоминаю и прошу обратить должное внимание: пока я жив, я в состоянии познать грань бестелесности. Я убеждаю вас, что даже сон амбивалентен: помимо отражения имеющегося опыта он является, ко всему прочему, зеркалом грядущего либо подобием загробного мира, в который по ступеням великих пирамид рвались египтяне. Преклоняясь перед наследством рухнувшей [!!!] цивилизации, я всё равно не возьму в толк: отчего ж нас, так далеко ускакавших в технологическом прогрессе, притом совершенно безнравственных и ни во что святое не верующих, до сих пор носит мать-Земля?
   Но давайте говорить о жизни. Непосредственно в жизни мы всё делаем: говорим-думаем.
   Жаль, не наоборот.
   Я люблю яблоки. В них - витамины, железо, из коего кован разум лучших рыцарей науки. Многие употребляют яблоневые плоды. Многим те падали на голову, однако, не особо прибавляя ума. Почему на свет рождаются умные и глупые, гении и злодеи, бедные и богатые? Не для баланса точно, потому как некоторых из пары всегда больше, к сожалению, не лучших. Я не имею в виду, что бедные, глупые и злые поголовно не лучшие, недостойные, неполноценные люди. Иногда получается иначе. Светлых безусловно меньше в численном отношении. Но не будем забывать о качестве!
   Исходя из вышеописанного ответьте сами себе:
   Что есть жизнь, в процессе которой мы так ярко, так блекло, так энергично, так медленно познаем?
   Опять поезд. В багажном отделении живут мыши. Я не отвлёкся, дослушайте.
   Мыши прогрызают дыры в чемоданах и сумках, чем могут вызвать серьезный скандал: владельцы могут подать в суд на компанию, предоставившую такие услуги, как путешествие на железнодорожном транспорте. И всё из-за мышей, которые понятия не имели о вероятных последствиях утоления своей природной потребности. Это вне компетенции мышей.
   Но положим, к чёрту поезда, я их ненавижу. Я потерял правый безымянный палец, находясь в одном из купе полностью выкупленного мною вагона. Я там был не один, и теперь не могу говорить о поездах, чтобы мурашки не пробегали по коже, и чтобы не вспомнить о второй половине...
   Обратимся лучше к тонущему кораблю.
   Я читал о поезде, который мчался прямиком к разрушенному мосту, а какой-то чудак пытался предотвратить катастрофу. Так же гибель людей на судне предупреждают крысы. Они в первых рядах покидают борт. Но в итоге: экипаж и пассажиры спасены и на шлюпках уплывают к берегу, а крысы тонут. Они идут ко дну, не умеючи держаться долгое время наплаву. А ведь никто о них не пожалеет. Напротив, все будут счастливы, не вдаваясь в де'тали: благодаря кому они живы!
   А исследователи, издевающиеся над мышами, заставляя их найти выход из лабиринта, из которого они же сами на протяжении всей бездарной и глупой жизни не в силах выбраться?!
   Подобных примеров можно подогнать миллион. Они рождаются ежесекундно и понемногу отражают какую-либо сторону бесконечно различной личной жизни. Продолжим! В историях-двойниках собраны жизненные сюжеты, уроки, опыты. Вот вы хоть раз видели двойника? Своего, предположим? Я - видел! Их много и они повсюду, начиная с главы государства, духовного вождя, поощряющего воинские организации или иные силовые структуры, заканчивая сумасбродным математиком, выделенным из общества и посаженным чуть ни в клетку.
   Всё клонируется, что нуждается в охране, с тем условием, что стандартные методы защиты не так уж надежны. Но клон - почти то же, что манекен: носит то, что дают, ест, пьёт, спит не по-своему. Он, как ни один другой самый популярный и гениальный актер, заключён в амплуа прототипа и не имеет права существовать как другая отдельная личность. Не имеет права быть счастливым, ведь где это видано, чтоб отражение вам улыбалось, когда вы грустны!
   Так в чём же соль жизнь?
   Неужели это всего лишь время для накопления информации. Что дальше, раз так?
   Жизнь в самой себе содержит всех, подчиняет природе, испытывает и проверяет на стойкость. Можно назвать жизнь тренировкой перед неизвестным новым..?
   Но вы-то мне можете ответить? Вы меня вообще слушаете?..
   Говорят, я надоедаю и это естественно, потому что вы не понимаете, о чем идет разговор. Вы пропускаете большую его часть мимо уха, а потом переспрашиваете, хотя вам и не интересно вовсе!
   Вы из чистого издевательства киваете и поддакиваете там, где нужно и когда нужно! Вы сию же секунду ведете внутренний монолог с самим собой и не замечаете, как иногда проговариваете кое-что!
   Вы не слушаете меня, потому что мои темы далеки от вас, как звезды во глубине зрачков! Вы держите меня в напряженном нерве разговора, а сами - расслаблены, рассеяны, распущены!
   Вы чешете нос, поправляете сбритую челку, улыбаетесь, когда я рассказываю о серьезных вещах!
   Вы не можете изменить своей бестолковой натуре! Вы - сумасшедшая садистка, ворвавшаяся в двери моего "Я"! Пошла вон! Как ты посмела обвести меня вокруг пальца-клавиши и запудрить мозги взглядом-мукой, и это средь бела дня!
   Мышь! Вы - серая, дрянная мышь, прогрызшая стенку! Высунули морду и следили за ходом моей независимой Воли, за развитием моего Духа.
   В то время, пока я рассуждал, вы падали с лестницы морали к черному выходу, где нож и камень!
   Вы всего лишь наглая зверюга, проклятый изверг! Как вы посмели вырвать из меня всю правду?! Никто не знает моей тайны!
   Когда вдруг начинаешь болтать, собеседник начинает строить догадки! А в некоторых случаях додумывается до любопытнейших подробностей совершенного злодеяния.
   Но ведь не было, ничего не было. Только она и тот, и тогда они были едины. И был листок бумаги с нацарапанной остро отточенным карандашом формулой:
   Т.к. ты параллелен Мне, Я параллельна тебе, и одновременно я стремлюсь к нему, а он (1!) стремится ко мне, следовательно ты принадлежишь пустому множеству.
   Ему она поставила знак единственно и бесконечно существующего. Меня приняла за ничто, за нуль, да к тому же принадлежащий пустому множеству! Унизила вдвойне, растоптала в порошок.
   То есть, теперь вы ясно представляете мои мотивы? Я видел, как она смотрит на меня, видел, как усложьнеят жизнь каждым жестом, намеком...
   И вы уподобляетесь ей! Вы. Вы... Кто вы? Отвечайте! Кто дал вам право влезать ко мне домой, в мою душу, в мои мысли?! Я храню свой огонь, а вы, как проститутка, раздаете прикурить налево-направо. Какая бешеная, самонадеянная ухмылка у вас на лице...
   Вы видите? Посредством искренности моих рыданий не можете не увидеть, что нет лжи, и вот передо мной вы - честная, белая и пушистая, как кошка. Кошка, проглотившая весь... Погодите, где сыр? Вы что, съели весь сыр, всю мою прожженную чужой кровью белую истину, в которой я хранил всё. Понимаете: всё!!! И это не то "всё", которое у вас, иными словами: ничего существенного. А моё, моё всё!!! Вы взяли... Стойте! Какое у вас на то право? Кто позволял?
   Не заставляйте меня делать этого снова!..
   Что - голова раскалывается?
   Вам срочно необходим врач, специалист, Иисус... патолого-... анатом.
  
  ****
   Терпение и покой - два самых мудрых человеческих выбора, если ты по крупицам воссоздаешь разбитое.
   Мне кажется, ничто так не связывает де'тали миров воедино, как жизнь в гармонии с при-род-ой.
   Больше не будет злобы, не будет зависти, не будет нежности, не будет вопросов. Только - язык едва уловимых жестов, символов, а не категорий и понятий. Ведь чем, в сущности, является математика? Математика есть не что иное как соль всех измышлений человека, которая бередит раны вечных вопросов человечества!
   Опишите Вселенную словами, а не числами - во истину верно подмечено.
   А добро, как и свобода, есть непротивление ближнему, - кажется, этому учат мышат?
   Вывод: lim f(Y) наступает, когда I преодолевает барьер добра и свободы, соответственно, покоя и терпения всех допустимых значений X штрих.

ч.т.д.

2 июля 2004 - август-декабрь 2005 год

   ? т.е. божественную любовь между людьми.
   ? Тут я имею в виду, что по моим представлениям властью над общиной первоначально имел некто, имеющий прорицательские, провидческие возможности. Говоря языком современным, этот некто являлся шаманом и направлял общину по одному ему и богам известному пути развития.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

No Copyright: Александр Владыка - "МЫш-ш-ш" (Братск, 2004 г.)/ трансцендентный опыт.


Оценка: 1.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Е.Кариди "Змеиная невеста. Разбавленная кровь"(Любовное фэнтези) М.Бюте "Другой мир 2 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Э.Холгер "Избранница владыки Тьмы"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"