Брюнет Я: другие произведения.

Вечность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История молодого человека потерявшего память. Кто он? Как здесь оказался? Почему ему кажется, что он лишний в родительском доме? Как меняется личность, когда удостоилась возможность увидеть себя со стороны? Для него это был экзамен по предмету судьбы. Ведь ноги сами его привели туда, где его ждали... Предупреждение - присутствуют описания гомосексуальных отношений.


"Вечность" или "Амнезия" (яой)

1

Пробуждение

   Первое, что я помню, это потолок, белый, с вентиляционной дыркой в самом углу. Стены светло-голубого цвета. В окно светило солнце. Я вздохнул, но что-то в груди сжалось, причиняя дискомфорт и тупую боль. Как я здесь оказался? Это больница? В палату зашел молодой мужчина и улыбнулся. Он вел себя так, будто мы уже раньше общались. Но я застыл в ожидании, ведь вижу его впервые. Он молча пощупал мое запястье, оглядел. Не выдержав тишины, я открыл рот.
   - Что со мной? - мужчина моргнул и снова улыбнулся мне.
   - Уже нет причин для беспокойства. Тебя скоро выпишут. А пока отдыхай. Родители заберут тебя завтра, - он коснулся моего лба, после чего направился на выход.
   - А что со мной произошло? - тихо спросил я, мужчина остановился и, оглянувшись, посмотрел на меня.
   - Ты получил легкое сотрясение, отделался легким испугом. Больше не лазь по деревьям, оставь это обезьянам, - усмехнулся он. Я даже не успел задать следующий вопрос, как он уже закрыл за собой дверь.
   Что это значит? Я в больнице, видимо, упал с дерева. Но зачем я на него залез? Я решил оглядеться. Встав с кровати, почувствовал легкое головокружение. Это, наверное, остаточное от удара о землю. Я прошел мимо окна. Мой взгляд остановился на картине снаружи, там было все ярко желтого цвета. Осень. Какое сегодня число? Как долго я здесь? И кто я? С этими мыслями я прошел к раковине, над которой висело квадратное зеркало. Я вздрогнул от своего отражения. Нет, я не был уродцем или покалеченным. Просто я впервые увидел себя. Кожа была настолько бледной, что казалась не натуральной. Глаза были абсолютно противоположны коже, карие большие и с длинными ресницами. Волосы были черными, слегка обросшими. Я повернул лицо, осматривая скулы.
   - Как девчонка, - разочарованно признал я.
   Тело в зеркале видно не было, но я ощущал себя не слабеньким мальчишкой. Был немного худощав, но это помогало показать мои мышцы. Единственное, что давало знать о произошедшем в моем не ведомом мне прошлом, это повязка на груди. Что под ней? Рана? Ушиб или трещина на ребрах? Я пока этого не знаю.
   Почему этот странный человек мне ни чего не сказал о моей потери памяти? Ведь я даже имени своего не помню, родителей, да и вообще. Видимо, он этого не знает. Но если он не знает, нужно ли мне об этом ему сообщить? Тогда я здесь останусь еще на некоторое время? Хочу ли я этого?
   Нет, я вспомню себя сам.
   Позже оказалось, что я очнулся примерно в середине дня, я это понял по наступающим сумеркам. Скоро ночь. Но хочу ли я спать? Вдруг я усну, и завтра все начнется сначала. Вдруг я опять все забуду. То есть сегодняшний я просто исчезнет.
   Всю ночь я не мог сомкнуть глаз. Просидел возле окна и наблюдал за огнями, которые мерцали на небе. Вдалеке я также видел огни, это были огни города. Где-то там ждет меня мое настоящие я, мои забытые друзья, родители.
   Когда наступило утро, я заметил, что бессонная ночь не оставила о себе ни следа. Я должен был быть разбитым, наверное, уставшим. Но чувствовал легкое возбуждение, сегодня будет день, когда я окунусь в неведомый мне мир.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросил, входя в палату, вчерашний мужчина. Я посмотрел в его сторону.
   - Нормально. - тихо ответил я и отвел взгляд. Почему он не произносит моего имени? Неужели он его не знает? - Просто немного не в своей тарелке.
   - Это пройдет. Больничные стены всегда так влияют, - он подошел ближе и опять повторил вчерашние движения. - Вот только, насколько тебя помню, ты всегда был шумным ребенком. Неужто повзрослел? После того как попал сюда, ты словно витаешь в облаках, - я постарался не смотреть ему в глаза.
   Значит, я изменился. Я был другим. Но с этим ни чего не поделаешь. Я не могу с пустого места начать улыбаться. Но он знал меня раньше. Кто он мне? В этот момент в комнату постучали.
   - О, думаю, это уже за тобой, - он улыбнулся. - Заходите! - после чего в палату зашли двое. Женщина сияла, в руках держала какой-то сверток. Мужчина вел себя более уверенно, поздоровался с врачом, пожимая руку. Самое ужасное то, что я ни чего не почувствовал, когда их увидел. Я думал, что с их появлением что-то изменится. Я смогу хотя бы узнать свое имя. Но я не почувствовал даже наше родство. - Виктор, надо подписать кое-какие бумажки, так что пройдешь со мной? - доктор и мой отец вышли из палаты, а я остался наедине с женщиной, которую должен называть в последствии матерью.
   - Милый, как ты себя чувствуешь? - она подошла ко мне и обняла за плечи, я даже немного растерялся, но сопротивляться не стал. - Сережа хотел прийти с нами, он так за тебя переживал.
   - Со мной все в порядке, - тихо ответил я. Кто такой этот Сергей?
   - Да, я тебе сменную одежду принесла, переодевайся, - она развернула тот самый сверток, у кровати стоял пакет с коробкой внутри. Видимо, отец нес обувь и поставил ее здесь.
   - Хорошо, - только и ответил я. Мама отвернулась к окну, пока я стягивал с себя больничную пижаму и натягивал джинсы и свитер. Она о чем-то думала все это время. Может, в ее задумчивости была моя вина, она уже начала ощущать мою отрешенность?
   Я уже надевал обувь, когда в палату вернулся отец и громко, радостно сообщил:
   - Звонил Кирилл, в выходные обещал заехать, - мама ответила радостной теплой улыбкой и они обнялись. Им было примерно по сорок лет с виду. У мамы светлые волосы и голубые глаза. Стройная фигура не по годам. Отец был на голову выше нее с русыми волосами. Самое странное было то, что его глаза были тоже голубыми. Но тогда почему у меня, их сына другая внешность? Может я не их сын? Они меня пока ни как не называли, ни сыном, ни по имени. Может это дядя с тетей? Или друзья родителей? И кто такой Кирилл? Они так счастливы только от мысли, что он приедет.
   - Ну, раз уж ты готов, можно уже ехать домой, - отец подошел ко мне и похлопал по плечу. Этот жест мне показался странным, будто он боится мне навредить.
   Я просто кивнул и поднялся с кровати. Мама взяла меня под руку и повела на выход. Я не оборачивался назад, не смотрел в сторону отца, я просто молча шел. Мы вышли из больницы и, через несколько минут, подошли к синей иномарке. Я не успел как следует ее разглядеть, подходили с боку и поэтому не сразу понял какой марки машина. А внутри, уже усевшись поудобнее, на заднем сидении, мой взгляд пробежался по рулю, где я увидел значок "Вольво". Родители сели спереди. Они всю дорогу о чем-то разговаривали и даже смеялись, а я чувствовал себя странно, будто я здесь лишний. Но потом понял, они просто хотят разрядить обстановку. И почувствовал угрызения совести.
   Мы подъехали к высотному дому рядом с пустырем. Здешние дома были новыми, еще не выцвела краска, и они казались игрушечными. Этажей шестнадцать или чуть меньше. Я сделал вид, что мне все равно где мы. Но мама как-то сразу удивилась.
   - И ты ни чего не скажешь? - она пристально, изучающе посмотрела на меня. Какую реакцию она ожидает от своего сына? Я встрепенулся и огляделся.
   - Извините, я просто еще не совсем пришел в себя, - я обратился к ним обоим. Мама даже прослезилась, она так крепко меня обняла, что я растерялся. Отец только похлопал как до этого по моему плечу.
   - Не извиняйся, мы так рады, что с тобой все хорошо. Мы так испугались, когда Дмитрий Александрович позвонил. Ты долго не приходил в сознание, а когда открыл глаза, ты так плакал, что всех напугал еще больше. Милый, что с тобой тогда произошло? Почему ты спрыгнул? - я от ее слов непроизвольно открыл рот. Отец, увидев мою реакцию, одернул маму, и она отпустила меня из объятий. - Ох, прости, что так налетела на тебя. Просто я так переживаю за тебя.
   - Все в порядке, - я ответил на автопилоте, не глядя им в глаза. Что она такое говорит? Я не помню из этого ни чего. Я очнулся и плакал? У меня была истерика? Но я очнулся позже. Когда доктор уже собирался меня выписывать. Значит, я не сразу потерял память. И она сказала, что я сам прыгнул? Может, она оговорилась?
   Мы молча прошли в подъезд, поднялись на десятый этаж. Я специально старался обращать свое внимание на всякие мелочи. Нужно запоминать все. Чтобы быстрее все вспомнить. Или хотя бы понять, что произошло со мной. Мы зашли в квартиру с номером 74. Я остановился от удивления. Мои родители не плохо живут. Мало того, что это новостройка, так еще и обставлена квартира не слабо.
   - Пока тебя не было мы переехали и уже успели расставить вещи по местам, - радостно сообщила мать. - Тебе нравится?
   - Не плохо, - выдавил я улыбку. Сняв обувь, мы прошли в зал. Мама сразу захотела что-нибудь приготовить. Чтобы отметить мое возвращение. Это сколько же меня не было? Они даром времени не теряли.
   - Ты пока поживешь с нами, пока не придешь в себя. Я буду отвозить тебя на занятия и встречать. Так что не волнуйся. А как ты встанешь на ноги, сможешь вернуться к себе, - отец показался мне приятным человеком, не говорящим лишнего. Он протянул мне сумку лежащую на диване. - Твой телефон давно уже разрядился. Он звонил, не переставая, первые дни. Мы хотели заглянуть в твою квартиру, взять пару вещей, но не нашли ключ. Так что пришлось прикупить это. Если захочешь смотаться туда, я тебя подвезу. Но Лена, хочет, чтобы ты пока пожил здесь.
   - Я не против, я не буду мешать, - принимая сумку, ответил я. Отец кивнул.
   - Да, и пошли я покажу тебе твою комнату. Она еще не обжита, так что извини, - он привел меня в небольшую спальню с большим окном. Рядом с окном стояла двуспальная кровать, покрывало со всех сторон спадало на пол. Шторы тоже были настолько длинными, что полы лежали на ковре. Ковер был белый. Стены оклеены темными обоями, сливовый или фиолетовый был рисунок. Письменный стол. Удобное кресло. Комод в углу. Двустворчатый шкаф купе рядом. Я вздрогнул от неожиданного жужжания отцовского телефона и улыбнулся. Он ответил улыбкой. - Я оставлю тебя ненадолго, если хочешь принять душ, в нижнем ящике есть полотенца и банный халат, нижнее белье, - я кивнул, после чего он вышел из комнаты и прикрыл дверь.
   Я, застыв, стоял и переваривал информацию. Я уже чувствовал себя немного лучше. Этот человек ни разу не заставил меня растеряться. Он осторожно подбирал слова, лишь бы я не почувствовал себя чужим. Если он мой отец, тогда мне действительно повезло. Я вспомнил о сумке. Что же там? Я подошел к кровати, расстегнул ремешок и открыл сумку. Решив, что проще всего все ее содержимое вывалить на кровать и рассмотреть уже так, я перевернул ее и встряхнул.
   На покрывало упало много всякой ерунды. Записная книжка, тетрадь, маленький плеер, бумажник, телефон, зарядник, какие-то сидиболванки, флешка, жевачка известной марки со вкусом мяты, пачка презервативов. Может, у меня есть девушка? Стоп. Отец говорил о том, что я живу отдельно. Но как я туда попаду, если у меня нет ключей? Да и я не помню, где я живу. Я взял телефон и поставил на зарядку. Но от него толку нет, если я не помню пин-код. Ладно, с этим позже попробую разобраться.
   Я взял бумажник, в нем было много вкладок, кроме денежного кармана, я наткнулся на фотографию. На ней был я и какой-то парень. Он был тоже с темными волосами как и я, глаза светлее моих, мы улыбались, обхватив друг друга за плечи. Кто он? Мой друг или брат? Почему нет других фотографий? Видимо девушки нет. Хм, сколько же мне лет? На вид могу дать меньше двадцати. Порыскав в бумажнике, я нашел паспорт.

"Максимов Егор Викторович. Дата рождения 16 ноября 1989 года"

   Уже хорошо.
   - Будем знакомы, Егор, - тихо произнес я. Значит, этот человек, все-таки мой отец. В больнице врач назвал его именно Виктором. Какой сегодня год? Я взял записную книжку, полистал. Много всяких непонятных записей. Что-то связано с сессиями, предметами. Расписанием занятий. Так, я вернул на страницу назад.

"89ххххххххх - Кирилл"

   Это номер того самого Кирилла? Что еще здесь может быть интересного? Я продолжил просматривать исписанные страницы. Телефоны разных людей, о которых я пока еще даже не слышал. Адреса. Какие-то стихи. Заметки. Я обратил внимание на то, что иногда попадался другой почерк. Тетрадь была с лекциями. Диски я не мог проверить без компьютера, поэтому отложил, как и флешку. Остальное тоже можно было не принимать за что-то важное. Я взял бумажник и пролистал его повторно. Фотка в паспорте была смешной. Студенческий билет. Визитки. Календарь.

"2009 год"

   Значит, мне 20 лет. Осень, какой же сейчас месяц? Денег в бумажнике было не очень много. Но кто же будет таскать с собой кучу денег? Полторы тысячи и то перебор.
   Я опять остановился на фотографии с парнем. Она была вставлена в кожаный чехол с одной прозрачной стороной. Бессознательно я провел пальцами по ней и почувствовал рельефность поверхности. Будто что-то было внутри. Я поддел ногтем край кармана, и перевернув, встряхнул над ладоней. Оттуда тут же выпал металлический плоский предмет. Это был ключ. Но почему я ношу ключ под этой фотографией, да и в бумажнике? С другой стороны фотографии была надпись, которая меня поразила:

"Я всегда буду ждать тебя там. Кирилл"

   Кирилл? Что еще за Кирилл? Я перевернул фото и еще раз посмотрел на изображение. Мы похожи. Это, может, мой брат? Но причем тут остальное? Звучит немного странно. Будто любовное послание или типа того.
   Я решил вернуть все на свои места и закинул все в сумку. Кроме сотового, пусть заряжается пока. Нужно как-нибудь попасть туда, где я жил. Там-то я много найду подсказок.
   Я залез в комод и достал полотенце. Халат что-то брать не захотелось. Лучше оденусь сразу в одежду. Выйдя из комнаты, я заглянул на кухню. Мама что-то суетливо готовила и при виде меня улыбнулась.
   - Я приготовлю твое любимое рагу. Хочешь вишневый пирог? - от нее было столько энергии, что я смутился.
   - Можно я сначала приму душ? - она удивленно посмотрела на меня.
   - Конечно, вторая дверь от кухни, - я знал, что глупо спрашивать, если я ее сын, но не смог этого не сделать. Для меня все это словно приехать в гости к незнакомым людям. Я кивнул и зашел в ванную. Кафель был светло-бежевого цвета. Во всю стену было зеркало. Я даже опешил. Но и в тоже время обрадовался. Я смогу себя рассмотреть со всех сторон.
   Стянув с себя свитер, я сразу обнаружил на лопатке татуировку. Это было крыло, которое будто разорвав кожу, вырвалось наружу. Сняв брюки и все остальное, я встал во весь рост напротив зеркала.
   Как я и думал. Тело стройное, слегка худощавое, но спортивное. Повязка на груди мешала, я развязал бинты. Под ними красовался шов. Но почему повязка оставалась все это время на мне? На спине, в области поясницы, я обнаружил шрам. Он был крупным, но, видимо, после его появления прошло уже минимум год. Я провел пальцами по шву на груди. Он еще не до конца зажил, и поэтому было не приятно его трогать.
   Я залез в душ, задернул шторку и включил воду. Это первый раз, когда я принимаю душ. Забавно звучит, если учесть, что мне двадцать лет.
   Когда я вышел из ванной, мой желудок рыкнул. С кухни шел такой вкусный аромат, что я даже поймал себя на мысли, что не ел давно. В больнице приносили совсем невкусную еду и поэтому, я ее даже не ел.
   - С легким паром! - сказала мама, расставляя на столе посуду. Отец до сих пор разговаривал по телефону. Это было слышно. Видимо, работает даже дома.
   - Могу я чем-нибудь помочь? - спросил я, не подумав. Мама заморгала чаще и рассмеялась.
   - Егор, я тебя не узнаю! Ты меня удивляешь!
   - Просто я не знаю, чем себя занять, - ответил я. Разве можно сидеть без дела, когда все в этом доме что-то делают?
   - Ну, если ты так этого хочешь, можешь расставить тарелки и разложить вилки, - я принялся сразу выполнять это. Не знаю почему, но мне было так легче. Я не мог просто сидеть в своей комнате и думать о том, чего пока еще не вспомнил, - Ты еще не звонил Сереже? - я немного испугался ее слов, ведь я даже его телефона не знаю. Да и о чем я могу с ним говорить? Ведь увидев его на улице, я просто пройду мимо. Как мне быть?
   - Нет. Я пока не звонил, - не отрывая взгляд от стола, ответил я.
   - Понимаю, ведь вы тогда поссорились. Ну, думаю, все у вас наладится. - она улыбнулась заботливой улыбкой и пошла доставать что-то из духовки.
   Значит, я и Сергей в соре. Да, что же это такое? Я даже сотовый не смогу вскрыть из-за этого? Надо еще раз просмотреть записную книжку. Вдруг что-нибудь бросится в глаза.
   Мы неплохо поужинали. Отец говорил теплые слова. Пытался поддержать меня. Я был этому рад. Мама говорила по делу и без дела. Создалось впечатление, что она была довольно общительной женщиной. Какой и должна быть женщина. После ужина мама настояла на том, чтобы я отдохнул, ведь меня только выписали. Я и не сопротивлялся. Голова еще немного кружилась, да и ночь я не спал. Поэтому, как только лег на кровать, моментально уснул.
  
   Проснулся я в районе двух часов ночи. Снов я не запомнил, да и вроде бы не снилось ни чего. В окно светила луна. На небе не было ни облачка. Звезды мерцали, словно отстукивали морзянку. Я подумал о том, что же будет завтра. Какой завтра день недели? Если я учусь в университете, то как пройдет знакомство с ним? Наверняка, у меня там много знакомых людей. Как мне себя вести с ними? Да и как я их узнаю? Так. Для начала, мне нужно встретиться с моим, так сказать, другом Сергеем. Посмотрим, что я смогу выяснить у него. Главное не увлекаться. Он не должен узнать о моей проблеме.
   Но разве я смогу долго скрывать потерю памяти? А что касается учебы? я же не помню даже свою специальность. На кого я учусь? Какие предметы у меня сейчас? Что я прохожу по ним?
   Я встал и подошел к окну. Из моей комнаты открывался вид на пустырь. Правда там все же были небольшие кустарники и молодые деревья. Но в центре расчищенная площадка, видимо, готовили для чего-то.
  

2

Встреча

   Утром я проснулся от неожиданно стука. Звук исходил с коридора, что-то упало видимо на пол. Послышалась возня. Голоса были тихими, не разборчивыми. Похоже было на спор. Я поднялся и надел на себя джинсы и рубашку, рукава которой закатал по локоть. Заправил постель и выглянул в коридор.
   Сцена была немая. Мама отстранялась от уже знакомого мне мужчины. Доктор, до моего появления, видимо, пытался ее обнять, а она вырывалась. Они испуганно смотрели на меня.
   Я молча оглядел их равнодушным взглядом, будто меня это не касается, и прошел мимо, направляясь в ванную. Единственное, что я сделал, это хмыкнул, закрывая за собой дверь. Возня в коридоре продолжилась. А меня бросило в дрожь.
   Что это еще за новость? Типичная драма - мать изменяет отцу с врачом сына. Мне стало противно. Как я еще мог улыбаться этой женщине? Мне стало стыдно за ее поведение.
   Приняв душ, я так же без эмоций вышел в коридор. Там уже не было обнимающейся парочки. Мать что-то делала на кухне, но у двери стояли мужские туфли, которые я успел приметить на докторе. Его пальто висело на вешалке. Значит, он еще здесь.
   Я так же молча вернулся в свою комнату. Телефон уже давно зарядился, я отключил его от розетки и положил в сумку. Мне очень захотелось пройтись. Просто прогуляться по осенней улице. Подумать обо всем и взвесить все. Я надел носки, расчесал волосы, с которых еще капала вода. Подумав, что нужно высушить волосы, я достал чистое полотенце и начал им ерошить свою шевелюру. В итоге пришлось снова причесаться.
   Я вышел в коридор, доктор уже сидел на кухне и о чем-то беседовал с мамой. Они затихли от моего появления.
   - Ты куда? - взволнованно спросила мама. Доктор озадаченно изучал мое лицо.
   - Пойду, проветрюсь. - монотонно ответил я и, накинув кожаную куртку, которую мне недавно приобрели родители, закрыл за собой дверь. Только после того, как дверь захлопнулась, я подумал, что у меня нет даже ключей от их квартиры. Черт.
  
   На улице было довольно прохладно. Солнце немного еще грело. На пустыре играли дети, бегали собаки, довольные утренней прогулкой. Я вышел на шоссе, которое вело в сторону скопления домов. Я даже района этого не знаю, подумал я, но тут же стало как-то тепло. Я почувствовал уверенность, которая пульсировала в крови. Нет, я знаю этот район. Знаю, вон там есть небольшое кафе, там подают вкусные булочки с корицей, там приличный автосалон, здесь дешевый 92-ой бензин. Я просто это знаю. Не помню, а знаю.
   Я ощутил прилив бодрости. Надо что-нибудь перекусить - подумал я и направился к кафе. Там было не слишком красочно, но уютно. Чистые столики, приветливые официантки, женщина в длинном переднике ставила в вазы свежие хризантемы.
   Я приземлился за столик в самом углу. Около него было всего два стула, в отличие от остальных. Сделал заказ. Стянув с себя куртку и повесив ее на стул, я достал из сумки сотовый. Раскладушка известной модели, черная с множеством разных функций. Я покрутил его. Как узнать пин-код? Может, остались документы на моей квартире? Или кто-нибудь о нем знает?
   - И как это понимать? - я услышал звонкий голос со стороны барной стойки. Непроизвольно поднял взгляд. - Я уже говорил, что не собираюсь работать за этого дятла! - возмущался молодой человек в длинном фартуке, видимо, это было местной униформой. Парень был моего возраста, светловолосым и что-то в нем было еще. Я усмехнулся и отвел от него взгляд. - А ты чего смеешься? - я вздрогнул, это он мне? - Пропал на месяц, а потом являешься ни с того, ни с сего! - он ворчал, а рядом стоящая женщина, с беспокойством оглядывала всех посетителей.
   Я даже сам немного испугался. Так как был втянут в этот каламбур. Но парень, решительно подхватив поднос, направился в мою сторону. Он профессионально и легко содержимое подноса переместил на стол перед моим носом, а сам уселся напротив меня и, поставив один локоть на стол, уперся щекой о кулак. Я молча ждал продолжения этого спектакля.
   - И где тебя носило? Я, между прочим, беспокоился. Дома не появлялся, загулял что ли? Бросить меня решил в гордом одиночестве? - он пристально смотрел мне в глаза. Я положил сотовый на стол рядом с чашкой горячего зеленого чая. Не дождавшись моего ответа, он продолжил. - Ты что-то не важно выглядишь, похудел, оброс, бледный как мел. Что с тобой? - меня кольнуло от этих слов. Он и правда волнуется? Может это один из моих друзей?
   - Я вчера выписался из больницы, - монотонно ответил я. Парень округлил глаза.
   - Кирилл, посетители ждут! - крикнул из-за стойки мужчина. Я вздрогнул. Кирилл?
   - Скажи, спасибо, что я вообще сегодня вышел! - ответил парень напротив меня. Сейчас я всмотрелся в него более внимательно. Что-то в нем мне казалось знакомо. Но что?
   - Больница? Как ты туда попал? - обратился он ко мне. - Целый месяц там провалялся? Тебя избили? Опять темнишь? - глаза были знакомые, черты лица, но что-то не соответствовало его образу в моей голове. - Только не говори, что опять с Сергеем повздорил!? Этого идиота я давно недолюбливаю, - я молча достал из сумки бумажник. - Ты чего? Я с тебя денег не возьму, - я скользнул глазами по фотографии. Меня пробрала дрожь. Так и есть, тот же парень, но волосы высветлены. Его прическа была похожа на легкий кавардак, но видно было сразу, что так и задумано. Кончики вились и торчали в разные стороны. - Ты меня вообще слушаешь? - я очнулся от его голоса.
   - Прости, я все еще не в своей тарелке, - тихо ответил я. Парень коснулся моей руки, улыбнулся и начал подниматься.
   - Все нормально, главное, что ты вернулся, - мне показалось, что он словно засветился.
   - Постой, - окликнул его я, он играючи обернулся, продолжая улыбаться. - Могу я с тобой поговорить, - тут в голову пришла мысль, что он вроде как на работе. - Когда ты освободишься?
   - Я сегодня до обеда, - он пятился спиной в сторону бара. - Подождешь меня?
   - Да, - коротко ответил я. После этого я принялся за свой завтрак. Я обрадовался, что нашел такого общительного друга, хоть и из прошлого, но это может мне помочь.
   Парень оказался шумным, активным и очень забавным. Он периодически пересекался со мной взглядом и сразу начинал улыбаться.
   - И давно ты здесь работаешь? - спросил я и осекся. Кирилл вопросительно на меня глянул и засмеялся.
   - Егор, с какой луны ты упал? - мы бродили с ним по не знакомым и в тоже время знакомым мне улицам. Мы уже как час ушли из кафе. Солнце находилось в зените, и мы зарулили в какой-то сквер. Кирилл приземлился на скамейку и съежился. Да, осень все-таки дает о себе знать.
   - Не с луны, а с дерева, - я присел рядом с ним.
   - С дерева? - усмехнулся Кирилл. Мне почему-то стало тепло. Не физически, на душе стало спокойнее. С этим человеком было приятно находиться рядом. - И что ты делал на дереве? - он продолжал смеяться.
   - Скажи, я странно себя веду? - я приподнял воротник куртки и посмотрел на собеседника. А он вдруг стал серьезнее и о чем-то задумался. - Тебе не кажется, что я сейчас другой? - в этот момент Кирилл испуганно посмотрел мне в глаза. Но чего он испугался, я не мог понять.
   - Решил съехать? Тебе надоел такой капризный и настырный сосед как я? - я приподнял бровь. Сосед? Так мы что, живем в одной квартире?
   - Притормози, - одернул его я. Сама судьба меня занесла сегодня в это кафе? Мои ноги, точнее ноги настоящего "я" принесли меня туда? Кирилл вопросительно уставился на меня. - Я сейчас могу сказать глупость, но все же - я сделал паузу. - Как хорошо ты меня знаешь? - Кирилл смутился, опустил взгляд на свои руки, потеребил шарф.
   - Я не понимаю, почему ты спрашиваешь. Что происходит, Егор? Я, конечно, вредная и бестолковая сволочь, но я никогда тебя не подводил. Был с тобой, кажется, всегда, с самого начала. Поддерживал и старался быть полезным, но сейчас я понятия не имею, к чему ты ведешь.
   - Мне нужно кое в чем разобраться. Раз мы живем под одной крышей, выручишь? Я потерял ключ. Живу пока у родителей, - Кирилл опять посмотрел на меня. Он, изучая мое лицо, молчал. Потом кивнул.
   - Тогда пошли домой, - он поднялся со скамьи и вздохнул. - Только заскочим в магазин. Я хочу мороженое, - я не удержался и засмеялся. Это был первый раз, когда я засмеялся в этой жизни. - Что? Что я опять сделал? Вот всегда ты так!
   - В такую погоду хотеть мороженое?
   - Ты, видимо, хорошо приложился о землю, раз забыл о моей страсти к крем-брюле.
  
   Оказывается я жил в одном спальном районе города, обычная двухкомнатная квартира на седьмом этаже, окна во двор. Квартира была уютной и первое, что пришло в голову, это то, что здесь было очень тепло. Прихожая с зелеными обоями, коричневым линолеумом и вешалкой. Коридор был небольшой, буквой "Г". В тупике был зал. Меня привлекло оформление стен. Все было увешано фотографиями. На них были не знакомые мне люди. Черно-белые, однотонные, цветные. Словно в галерее. Кирилл заметил мое увлеченное разглядывание.
   - Хочешь чаю? Вчера купил, с жасмином, - я кивнул. Он замолчал. Я даже не обратил на это внимание. Я увлекся этими фотографиями. Я остановился на одной взглядом, голубизна переплеталась с полумраком, блеск шелковых простыней и, спиной к фотографу, лежащий юноша. Его черные волосы были в легком беспорядке, влажные. Глаза закрыты. Его кожа казалась такой гладкой, что шелк уходил на второй план. Я узнал его. Кирилл на этой фотографии был завораживающе мил, сексуален. - Твоя любимая фотография, - тихо сказал он. Я перевел на него свой взгляд и тут же понял, что прокололся только что. Я веду себя словно в гостях, в квартире, где живу с этим человеком.
   - Наверное, я просто скучал по дому, - спохватился я.
   - Ты ни чего не хочешь мне сказать, Егор, я разве похож на дурака? - я заметил, что Кирилл подошел ко мне слишком близко. Он пристально смотрел мне в глаза, что меня это начало смущать, я отвел взгляд и сделал два шага назад. Пару секунд он стоял молча, потом пошел в сторону кухни.
   - Ты куда? - неожиданно для себя спросил я, но мне показалось, что я его обидел. Да и странный он какой-то.
   - Я же сказал, сделаю чай, - воскликнул громко он, не оборачиваясь. Я пошел за ним. Мельком бросив взгляд в спальню. Я заметил несколько тетрадей разбросанных на столе, халат на большой кровати, зашторенные окна и бутылку из-под какого-то спиртного. На кухне все было ярко и весело. Только вот настроение испортилось, я почувствовал, что Кирилл очень похолодел. На стол он поставил две чашки чая и два маленьких заварных чайника. Я приземлился на один стул. Он сел напротив. Налил мне из одного чайника, а себе из другого. Я приподнял бровь. Когда я попробовал напиток, то удивленно посмотрел на Кирилла.
   - Ты вроде бы говорил, что чай с жасмином. Или я ошибся? - Кирилл сузил глаза, потом глянул в кружку и как-то тяжело вздохнул.
   - Говорил, но ты не пьешь его. Я как всегда сделал тебе с корицей, - опять прокол. Мы молча допили чай. Я обдумывал следующий ход. Думал, может, все ему рассказать? Может он не отвернется от меня.
   - Ты не помнишь пин-код моей сим карты? - стараясь делать вид, будто это не слишком серьезно, спросил я, когда мы перебрались в спальню. Я оглядывал помещение с осторожностью, чтобы не выглядеть странным. Но пока меня ни чего не привлекло.
   - Конечно, помню. У нас он одинаковый. Не могу поверить, что ты его забыл, - ответил он и полез в мою сумку, я смутился. Он достал сотовый и записную книжку. Взял со стола ручку. Открыл на пустой станице и крупно написал: "ВЕЧНОСТЬ". Я глянул на это и удивленно спросил.
   - Что это? - потом узнал его почерк, я видел его на некоторых страницах.
   - Что значит "что"? - он включил телефон и начал нажимать клавиши. Да, как было глупо спрашивать. Буквы заменить на цифры и все. - Что тебе еще напомнить? - он поймал мой растерянный взгляд. - Что ты еще забыл за этот месяц?
   - Всё... - тихо ответил я и наблюдал за его реакцией. Вначале он улыбнулся, потом застыл, глаза забегали по моему лицу, дальше он стал серьезным.
   - То есть? - переспросил он.
   - Я не помню себя. Я не знаю, кто я. Свое име я узнал из паспорта, который лежал в сумке. Я впервые в этой квартире, я впервые пил с тобой чай, я... - я не стал продолжать. Кирилл испугался. Встал с кровати, заходил кругами, потом вдруг остановился.
   - Как такое могло произойти? Но ты же каким-то образом пришел ко мне на работу! Значит, ты не можешь совсем все забыть!
   - Я пришел туда, потому что знал, что там неплохо готовят. Это было на подсознании. Я просто проходил мимо.
   - Что говорят врачи? Это надолго? Ты скоро начнешь все вспоминать? - я опустил глаза, как я могу ему сказать, что никто об этом не знает?
   - Я помню только два дня. А все твердят, что я вел себя нормально после происшествия. Доктор, как его...Дмитрий
   - Александрович? - перебил меня Кирилл и сел рядом. - Этот подонок до сих пор твой врач!? Я когда-нибудь сам его кастрирую, за все хорошее! - я моргнул, вопросительно посмотрев на друга. - У меня с ним давние счеты. Слава, Богу, ты об этом не помнишь. Стоп. Ты совсем ничего не помнишь? - вдруг он застыл, мне показалось, будто он даже запаниковал. - Сов-сем? - я кивнул. Он вскочил и словно пулей вылетел из комнаты. Я ожидающе прислушался. Где-то звякнуло стекло.
   - Кирилл, я чем-то тебя обидел? - я пошел за ним. Застал я его за распиванием какого-то алкоголя из горла бутылки. Он с закрытыми глазами стоял возле большого окна и, запрокинув голову назад, большими глотками жадно пил какую-то гадость. - Эй! Что ты делаешь? - я подскочил к нему и выхватил бутылку из его рук. Он отшатнулся от меня, словно испугался. Потом вытер рукавом губы.
   - Тоже хочу все забыть, - выдохнул он, и я увидел, как его лицо налилось краской. К глазам подкатили слезы, но он пытался их остановить.
   - Прекрати! От пьяного тебя мне нет толку! Я хочу узнать, что со мной произошло! Я не помню ни чего, но хочу вспомнить! Только ты это знаешь! Ни одна душа не знает о моей потери памяти! - Кирилл опять застыл.
   - А родители?
   - Никто! Я очнулся за пол дня до выписки. А оставаться там я не хотел, не знаю почему.
   - Егор, - он обхватил меня за шею. Его объятия были странно крепкими, но я не стал его отстранять. - Только не уходи.
   - Я не собираюсь ни куда уходить, - я ощутил, как его тело вздрогнуло, а следом услышал всхлип. - А теперь, что случилось? - я отстранил его. Его лицо было таким трогательным, что я даже провел рукой по его щекам, вытирая слезы. Он немного успокоился.
   - Как ты мог так поступить со мной? - он отвернулся от меня и облокотился о стену. Я запутался окончательно. - Как ты мог забыть обо всем?
   - Да что с тобой? Я не понимаю! Ты ведешь себя как девчонка! Прекрати! - он вздрогнул и затаил дыхание.
   - Уходи, - еле слышно произнес он.
   - Что? - еще сильнее начал путаться в этой ситуации. Что так могло задеть его? Довести до слез... я не хотел, но обидел его.
   - Уходи! - громко воскликнул он. Я подскочил к нему и схватил за рукав. Он попытался меня оттолкнуть, но я оказался сильней. Я развернул его к себе лицом и крепко обнял. Он фыркал и дергался, сопротивлялся. - Нет! Не трогай меня!
   - Почему? Почему ты сам себе противоречишь? Я не знаю то, как жил раньше. Но я уже понял, что ты мне очень близок. Прости, если чем-то обидел, - он перестал дергаться и расслабился. Почему мои руки так просто обнимают его? Как будто я постоянно это делал.
   - Хочешь узнать о прошлом? - тихо произнес Кирилл.
   - Да, очень хочу, - так же тихо ответил я. В этот же момент, он прильнул к моим губами, и поцеловал. Меня словно холодной водой окатили. Я отскочил от него, споткнулся об кресло и упал. Мое сердце отчаянно пыталось разорвать мне грудную клетку и вырваться наружу. Я находился в состоянии шока. Сидя на полу, я ошарашено, смотрел на Кирилла и не мог подобрать слов. Он остался стоять на том же месте и смотреть на меня. Его взгляд. Четр! Я готов был провалиться сквозь землю, было желание спрятаться, укрыться от этого взгляда. По его щекам бежали слезы. Не было всхлипов и рыдания, слезы текли сами собой. Я понял, что я только что сделал ему очень больно своим поведением. Но я не знал, что в прошлом у меня были такие отношения. Я - гей? Я захотел рассмеяться, но вовремя сдержался. Уж чего-чего, а геем я себя не ощущал. Думаю, и Кирилл в этом убедился. Но сердце сжалось, и в горле появился комок, когда он молча прошел мимо меня и вышел из комнаты. Что дальше? Что мне делать?
  

3

Знакомьтесь, это "новый" я!

   Дни пролетели очень быстро. Я продолжал жить у родителей. Недельная реабилитация после больницы пошла мне на пользу, не мои слова, родителей. Я стал более уверенным, оказалось, что у меня есть сводный брат. Его зовут Кирилл и он старше меня на два года. Он приехал к нам в выходные и родители планировали устроить праздный ужин. Мама крутилась на кухне, я вызвался навести порядок, а отец бегал за покупками. Про мамин роман на стороне я промолчал и ей сделал жесть, что меня это не интересует, когда она хотела завести разговор.
   Я выяснил, что учусь на экономиста. Но это только для корочек. А так всегда увлекался фотографией. Я опять вспомнил Кирилла и ту фотографию. Она была сделана с такой любовью и страстью, я ощутил это, как только на нее взглянул. Вспомнил нашу встречу, его озорной смех, улыбку. Вдруг его образ исказился, и по его щекам потекли слезы. Щеки налились краской, его болезненный взгляд ударил подобно кнуту. "Я - скотина" - подумал я про себя. Ушел и даже не извинился. Уже несколько дней прошло, я не заходил к нему на работу и не пытался даже позвонить. А ведь он единственный, кто мог мне помочь.
   Я заметил, что "пылесосю" один и тот же угол уже минут десять. Что я могу ему сказать? Надо все обдумать, я не могу ему давать пустые надежды, что все будет как прежде. Я не мог до сих пор поверить, что был геем. Может, это розыгрыш?
   - Милый, ты такой хозяйственный! - в комнату зашла мама, я так и не услышал от нее слов таких как "сын", или "мама". Она будто их избегала. Ну, где Вы слышали, чтобы сына мать называла "милым"? Может они знают о Кирилле? И воспринимают это забавным? Ну, отец, конечно, вряд ли так считает. Он не может этого знать, по крайней, мере, я так думаю.
   - Разве плохо помогать с домашними делами? - пробубнил я, не нравиться мне, когда со мной сюсюкаются. - Тем более я живу у Вас.
   - Ты, наверное, не привык к нашему обществу. Раньше нам не удавалось так часто видеться.
   - Нет, все в порядке. Я даже рад, - я закончил с уборкой и выключил пылесос.
   - Ты так спокоен, - она присела на кресло возле двери.
   - А что меня должно волновать? - спросил я, вытягивая очередную информацию о себе. Она на это всегда покупалась и выкладывала всю подноготную. А я начинал смеяться в ответ, чтобы поддержать ее стремление понять меня.
   - Разве приезд Ромы тебя не смущает? Ведь ты всегда его недолюбливал, - опаньки, вот это промах. Как же так? Мы же братья.
   - Я решил устроить перемирие, - пробубнил я и как-то поежился. Она улыбнулась и подошла ко мне.
   - Егор, как я рада. Ты все равно остаешься нашим ребенком, - она обняла меня. Она словно растопила мое холодное настроение. Впервые она так меня назвала. - И ни чье мнение нас не интересует, - я удивился ее словам. Что она имеет в виду? Но ни чего не спросил. Думаю, это было бы лишним.
   Вечер наступил неожиданно. Как в России приходит зима. Стол был уже накрыт. Все было готово к приему гостя. Когда гость появился, мне стало как-то не уютно. Этот парень был выше меня, хотя я ростом метр восемьдесят. Вычитал в военном билете, который лежал в бумажнике. Но не уверен, что я служил в армии, наверняка, куплен.
   Кирилл оказался хорошо прокаченным в треножорке человеком. Одет был в пальто по калено, костюм. Выглядел старше меня лет на пять. Я с опаской старался держаться подальше от него. Больше молчал. Напрямую с ним не разговаривал. Ну, раз уж я его раньше недолюбливал, думаю, правильно себя вел. Но его взгляд часто проскальзывал по мне и я чувствовал как мурашки пробегали по моей спине. У него были русые волосы и серо-зеленые глаза. Я обратил внимание, что рядом с родителями, он выглядит реально их сыном. Схожие черты лица просматриваются. Но я другой, у меня более бледная кожа, более темные волосы, карие глаза. Мои скулы, нос, рот были совершенно чужеродными. Я не верю, что я их сын. Если только мать изменила отцу. Эээ. Это уже не смешно. Только не надо мне отцов докторов и папочек соседей. Хотя в ее верности отцу я уже успел усомниться и даже явиться свидетелем. Дикость какая. Может это и есть причина нашей вражды? Но я думал, что мы сводные в другом смысле. Считал, что у одного из родителей был просто второй брак. Но, видимо, все гораздо проще и противней. Если это так, то я себя чувствую еще хуже в этой компании. Прямо идиллия, только меня за дверь отправить осталось.
   - Ты сегодня необычайно тих, - обратился ко мне брат. Я вздрогнул от его слов. Я не жаждал беседы с ним. Но мать вышла на кухню, отец отвлекся на телефонный разговор. Мы сидели одни в комнате в отдалении друг от друга. Я сглотнул, пытаясь потянуть время и найти подходящий ответ. - Не ожидал, что ты вернешься под крыло родителей. Ты всегда хотел быть независимым.
   - Скоро я съеду. Не волнуйся, - я почувствовал укол. Он проехал по моей гордости.
   - Мама рассказала, что ты словно изменился после выписки.
   - Может это взросление? - сказал первое, что пришло в голову. Он даже засмеялся.
   - Не делай того, чего не умеешь, - он ухмылялся. Я почувствовал, что не могу спокойно сидеть с этим человеком в одной комнате. Я решил, что надо избежать продолжения разговора. Встал и направился в коридор.
   - Я не закончил, - он подскочил ко мне и схватил меня за локоть. Я пошатнулся и попытался высвободиться.
   - Не думаю, что хочу продолжать этот разговор, - равнодушно ответил я.
   - Ты хоть знаешь, что чувствует отец, когда смотрит на тебя? - он повысил голос.
   - Не понимаю, о чем ты, - раздраженно пробубнил я, да что же он так больно сжал мне руку!?
   - Не понимаешь? А когда ложишься под мужика, понимаешь? - я ощутил, как ярость накрыла меня с головой. Будто волна захлестнула меня и повела за собой. Я ощутил прилив сил, выдернул свою руку и со всей дури врезал ему по лицу. Он налетел на стену и сполз на пол. Он явно не ожидал от меня такого поведения. В комнату прибежала мать. Отец пулей влетел и застыл на пороге. Я все еще не отошел от всплеска ярости. Видимо, лицо было искажено от злости. Кирилл, молча, смотрел на меня выпученными глазами и держался одной рукой за лицо. Я смотрел на него, неотрывно и тяжело дыша.
   - Знаешь, мне надоело прикидываться тем, кем я никогда не являлся. И не смей повышать на меня голос. Перестань вести себя так, будто я слабее тебя. В следующий раз я отметелю тебя так, что год будешь приходить в себя, - за спиной мама всхлипнула и бросилась в слезы. Отца я не слышал. Кирилл не произнес ни звука. - А сейчас мне лучше уйти, - я развернулся и вышел в коридор. Из комнаты вытянул сумку, накинул куртку, всунул по-быстрому ноги в ботинки и вылетел из квартиры. Пусть меня ненавидят. Пусть я буду сейчас хуже всех. Но никогда не позволю кому-то оскорблять себя.
   На улице было довольно холодно. Я застегнулся и поднял воротник. На небе все было затянуто тучами. Как бы дождь не начался. Но не возвращаться же за зонтом, в конце концов!? Я побрел по темным улицам. На часах было чуть больше восьми, и я был рад, что оказался в одиночестве.
   Я бродил часа два, пока не заметил, что руки стали замерзать. Сунув их в карманы, я остановился. В несколько шагов от меня висела вывеска, такая яркая и мигающая. Надпись была странная.

"Заходи, когда грустно"

   Я посмеялся и зашел.
   Это оказалось небольшим баром. Всего четыре дивана с одной стороны, три столика в центре. За барной стойкой стояла девушка, она что-то чирикала на бумаге, и напевала под нос. Музыка была здесь довольно приятная. Народ почти отсутствовал. Я заметил небольшой подиум в углу. Микрофон, стул и маленький столик. Недалеко стояло фортепиано. Я даже приятно удивился. Дверь задела китайскую безделушку в виде колокольчика и послышался легкий звон. Девушка оторвала взгляд от бумаги и посмотрела на меня. От ее улыбки я почему-то тоже улыбнулся.
   - Добрый вечер, мы недавно открылись, вечер еще у нас не начался, но скоро начнется выступление. Присаживайтесь за любой столик. Я сейчас подойду, - она, не переставая улыбаться, убрала с рабочего стола бумагу и карандаш. Я кивнул и занял столик с диваном. Мне просто хотелось уюта, и я скинул куртку и с удовольствием расположился поудобнее.
   - Крис, ты не видела ключи от подсобки? - к девушке подошел мужчина, примерно тридцатилетнего возраста. В полумраке помещения его волосы казались черными, глаза смоляными бусинками. На нем был надет свитер серого цвета, горловина доходила до его подбородка и удлиняла зрительно шею.
   - Посмотри в моем шкафчике, на верхней полке. И отнеси туда это, пожалуйста, - она протянула ему свернутый в трубочку лист бумаги. Они улыбнулись друг другу. - Спасибо, Ди, - она по-детски хихикнула, видимо, празднуя маленькую победу над мужчиной. Потом она вышла из-за стойки и направилась ко мне. Что удивительно, она продолжала улыбаться и что-то напевать под нос. - Еще раз, здравствуйте. Меня зовут Кристина, можно просто Крис. Мы рады сегодня подарить Вам приятный вечер. Желаете сделать заказ? - она прям светилась. Я что-то заказал, конечно, не из еды. Я решил чего-нибудь принять на душу. Она записала в блокнотик. - Через пару минут все будет готово.
   - Извините, - я окликнул ее, когда она собиралась вернуться на рабочее место. - А что за выступление? Я просто раньше здесь не бывал, - она подошла ко мне ближе, чтобы не повышать голос.
   - Сегодня у нас будет вечер творчества. Должен выступить один не известный человек, но играет он замечательно. На этой неделе он показал себя с лучшей стороны. Раньше он играл классику, но сегодня будут исключительно его произведения. Думаю, Вам понравиться, - опять улыбка. После этого она пошла выполнять мой заказ. А я остался опять наедине с собой. В мыслях опять пробежался по всем событиям прошедшей недели. Больница, родители, Кирилл, брат. В понедельник начинается учеба. А я даже не знаю, где учусь. Точнее не знаю как доехать. Я почувствовал жужжание в кармане. Звонил телефон. Когда я его достал, на дисплее прочел - Кирилл. Я почему-то подумал, что это звонит брат и, принимая вызов, начал грубо:
   - Если тебе мало, я могу и добавить, - но в трубке я услышал замешательство и потом понял, что обознался.
   - Ты вообще о чем? - спросил Кирилл. Я ухмыльнулся и уже более мягко ответил.
   - Извини, думал, брат звонит. Вы же тезки, - в трубке опять пауза.
   - Ты сейчас где? - я даже улыбнулся. Стало легче на душе от его голоса. А ведь я его обидел.
   - Если честно, понятия не имею. Название понравилось, вот и заглянул.
   - А что за название? - пробубнил он.
   - "Заходи, когда грустно", - ответил я и вздохнул. Ведь именно потому, что грустно и заглянул. В трубке опять пауза.
   - Ты грустишь? - тихо спросил Кирилл.
   - Видимо, да, - также тихо ответил я. Мне почему-то захотелось его увидеть. Будто так будет правильно. - Повиси минутку, - вдруг решил я и подозвал девушку, которая расставляла свечи по столикам. - Простите, а какой здесь адрес? - она даже подробно рассказала, как сюда добраться.
   - Что ты задумал? - в трубке растерянно пискнул Кирилл.
   - Хочу тебя сюда пригласить. Ты против? - он нерешительно пропыхтел. Видимо, он до этого находился в горизонтальном положении, а сейчас начал его менять.
   - Конечно, я против! - как капризный ребенок, он стал ворчать, а по звукам было понятно, что он уже начал собираться.
   - Да, ладно. Скоро здесь будет живая музыка. Думаю, будет здорово, если ты присоединишься, - играючи дразнил его я. Мне принесли мартини.
   - Ой-ой-ой. Что я слышу, - продолжал Кирилл, до меня донеслись звуки возни с дверью, и я улыбнулся. - Что бы это значило?
   - Может, я просто считаю, что провести время в твоей компании, будет наилучшим выбором.
   - Так-так, у него еще был выбор? - фыркнул он, я услышал шум улицы.
   - Ну, а как без выбора? - улыбнулся я шире. Мне понравилось его дразнить, он так охотно реагировал на мои слова, что я даже забылся, отключился от всего окружающего. Существовал только я и его голос.
   - И кто же мне проиграл? - я услышал металлический скрежет и звук городского транспорта.
   - Был тут один высокий парень, но мне не понравился его тон. Пришлось ему преподать урок.
   - Хм, какие мы злые.
   - Ну, не надо было словами кидаться, тем более обидными.
   - Ты что ли побил кого-то за длинный язык? - его голос стал тише.
   - Один раз ударил. Теперь думаю, надо было добавку устроить. Но еще не вечер.
   - Так кого ты отделал? - с ноткой беспокойства спросил Кирилл. Я вздохнул и вспомнил вечер у родителей.
   - Тезку твою. Такой занозой оказался, - в трубке опять пауза.
   - Эээ...Ты брата побил? - дрожь в голосе я заметил сразу, но что его так удивило?
   - А я еще знаю Кириллов? - пауза. Металлический скрежет, звук улицы и его шаги.
   - Ты точно псих. Покажи мне то дерево, с которого ты сиганул вниз! Я там памятную табличку повешу! - он нервно засмеялся.
   - Я бы и сам не прочь его увидеть. Вот только не имею понятия, где оно и какие листья сейчас скидывает.
   - Слушай, я... я не уверен, но я, похоже заблудился.
   - Ты стоишь прямо под вывеской, поэтому и не видишь ее, - я тихо засмеялся. - Оглянись, - в окне я видел, как Кирилл крутится и пытается сориентироваться. Этот забавный человек был одет в молодежную куртку с капюшоном, длинный шарф шевелился от ветра, волосы были растрепаны. Черные широкие брюки делали его силует треугольным, расширяющимся к низу. Он посмотрел в окно, но не смог увидеть меня, стекла были тонированы. - Ты сейчас посмотрел на меня.
   - Ты меня видишь? - тихо спросил он и смущенно улыбнулся.
   - Я рад, что ты пришел, - я почувствовал, как мое сердце забилось чаще.
   - Я захожу, так что вешаю трубку, - буркнул он и я услышал гудки. Дверь открылась и неуверенной походкой Кирилл вошел внутрь. Он оглядел зал и, заметив меня, просиял. Подошел к столику и робко присел рядом, раскрутил шарф и расстегнул куртку, из-под которой виднелся свободный свитер в мелкий пестрый рисунок. - Здесь и, правда, неплохо, - улыбнулся он.
   В этот момент из одной двери возле стойки вышли два человека и направились к фортепиано. Парень по моложе был одет в черные брюки и черный бадлон, который облегал его стройное тело. Мужчина постарше был мне уже знаком, это был Ди. К нам подошла Крис и обратилась к Кириллу. Он заказал сливовое вино. Через несколько минут зал заполнился романтичной музыкой, и посетителей стало больше. Мы с Кириллом о многом говорили, он рассказывал разные смешные истории, вспоминал свои проделки в школе. Оказывается, мы с ним вместе учились и даже посещали один детский сад. Но в его рассказах он словно избегал некоторых тем. Мне показалось, что он это делает ради меня, и мне было приятно.
   - Я тогда так возмущался, но пришлось смириться. Ведь ты занял первое место, - я вспомнил о той фотографии с Кириллом.
   - Я и не знал, что я творческая личность, - засмеялся я.
   Он вспомнил о какой-то поездке на берег залива. Расписывал все в мельчайших подробностях. Рассказал о том, как я смастерил плот и с него прыгал в воду.
   - Мы были непослушными детьми. На нас всегда все жаловались, но только потому, что волновались. На самом деле, им просто было не наплевать на нас, - после этих слов он погрустнел. Он выпил больше бутылки вина. Примерно, бокалов восемь. Я же выпил меньше, правда, мартини было крепче вина.
   - Я должен извиниться, - я решил, что это тот самый момент, когда можно это сделать. Кирилл поднял взволнованный взгляд. - Я тогда поступил неправильно.
   - Егор, тогда и мне стоит просить прощения, ведь я поступил эгоистично. Набросился на тебя, не подумав о твоих чувствах. Для тебя ведь это было тяжело принять. Я сразу заметил, что ты изменился. Я даже предположил, что ты не Егор, что у тебя появился брат близнец, - он неловко засмеялся, пытаясь снять напряжение.
   - Да уж, - я хмыкнул. Мы оба замолчали, пауза затягивалась, музыка подливала грусти. Я осознавал, что с Кириллом мне очень легко. Мне нравиться с ним общаться, нравиться его смех, улыбка, детский огонек в глазах. Он был милым, и мне не хотелось возвращаться в реальность к проблемам в родительской квартире.
   - Ты из-за брата ушел из дома? - вдруг спросил Кирилл. Я почувствовал как в голове мысли начали путаться. Мартини начало кружить голову.
   - Просто, посчитал, что так будет правильно. Он приехал в гости, а тут бунтарь. Пусть упивается победой, - я сделал еще глоток. Кирилл усмехнулся.
   - Здесь вышел не он победителем, а ты, - он посмотрел на свечку в центре столика. Пламя вытянулось и колыхнулось.
   - Но ведь я ему уступил и ушел, - мне было интересно услышать его мнение.
   - Ты раньше не делал ни чего подобного. Ты молча уходил или терпел все, по этой причине твой отец был не доволен тобой. Он не против наших отношений, он против твоей слабости, ты не отстаивал свои права и не защищал свое мнение, - я онемел. Я был трусом? Кирилл оторвал взгляд от пламени и посмотрел мне в глаза. Его взгляд был таким страстным, даже не страстным, а довольным. Он гордился мной. Его щеки покраснели. - Ведь Кирилл затронул тему твоей ориентации, верно? - я не мог оторвать от него свой взгляд. Его лицо было таким родным, хоть я и вижу его во второй раз в жизни. Может, это на подсознании?
   - Он будто напрашивался, кулаки так и чесались, - я усмехнулся.
   - Я рад, что ты это сделал.
   После того, как мы еще немного посидели в этом замечательном заведении, отправились на небольшую прогулку. Язык продолжал говорить. Мы много смеялись.
   Я заметил, что он дрожит, видимо, ночи становятся все холодней. Зимой пахнет. Я без задней мысли обхватил его за плечи. В этот момент за спиной послышались голоса, возня и слева пролетел какой-то небольшой предмет. Кирилл вздрогнул и немного отстранился. Я обернулся и увидел трех парней. Они были подвыпившими, один даже стоять нормально не мог, шатался.
   - У Вас какие-то проблемы? - спросил холодно я. Кирилл насторожился и схватил меня за рукав, мотая головой. Я улыбнулся ему, успокаивая.
   - Это у тебя проблемы, выродок! - рявкнул тот, что в центре. Он был одет в дутую куртку и черные джинсы.
   - Следи за своим языком. А то напросишься на порку, - они истерически засмеялись на мои слова. Кирилл продолжал дрожать. Я понял, почему на нас обратили внимание, мы действительно слишком ворковали как голубки. Да и еще я обнял его. Как глупо.
   - Ты сам напросился, Урод! - они словно налетели на меня. Кирилла я оттолкнул в сторону, чтобы ему не досталось, а сам даже засмеялся - я этого весь вечер ждал. Хотел выпустить пар. Хорошо, что они не были трезвыми, а то бы мне досталось, да и Кириллу бы перепало бы. А так я первого уложил с двух ударов, один попытался меня схватить сзади, но я вывернулся и въехал ему ногой в живот, главному сломал нос. Драка продлилась не больше двух минут. Мне разбили губу, пару раз попало в бочину. Когда все закончилось, я, пошатываясь, подошел к Кириллу и, тяжело дыша, улыбнулся.
   - Пошли, пока они в себя не пришли, - произнес на выдохе я.
   - Ну, ты монстр, - глаза Кирилла блестели от адреналина, хоть он и стоял в стороне. Через минут десять я почувствовал, что драка не прошла бесследно. Тело все ломило, а голова трещала. Плюс мартини вновь дал о себе знать.
   Я понял, что я лежу в теплом помещении, не помня, как попал сюда. Открыл глаза и огляделся. Я был у Кирилла, точнее у нас дома. Обуви на ногах не было, куртки и сумки тоже, на мне были только брюки. Я привстал и тут же прокряхтел от боли. В боку все пульсировало.
   В комнату влетел обеспокоенный Кирилл, видимо, услышал "мою невнятную речь".
   - Эй, эй, эй! Лучше не шевелись, я тебе сейчас примочку сделаю, чтобы боль снять, - он уже переоделся, на нем были только спортивные штаны. Волосы мокрые, на меня упали холодные капли, и я вздрогнул. - Извини, пришлось отрезвлять себя. А холодный душ - самое эффективное. Да и ни чего в голову не приходило, - он улыбнулся своей озорной улыбкой.
   - Как я здесь оказался, хоть убей, не помню, - я плюхнулся на спину и выдохнул. - Я что, сознание потерял? Ну и хилое же это тело! Все, записываюсь на какую-нибудь борьбу! - а Кирилл сел рядом и, разглядывая мои синяки, смеялся.
   - Ну, скажу прямо, я такого не ожидал. Ты меня удивил. Троих завалил. Раньше только с Сержем дрался, и то... эффект был не очень, - я посмотрел на Кирилла и нахмурился.
   - Не говори обо мне такие гадости, а то я уже сомневаюсь, хочу ли вспоминать о прошлом, - он улыбнулся, но получилось это как-то натянуто. Пока я тут бубнил, он чем-то обрабатывал место удара. Я вздрагивал от его прикосновений. Не потому, что было больно, просто мне было не по себе. Мне было не ловко.
   - А теперь, посмотри-ка на меня, - его голос дрожал. Он навис надо мной, потянулся к лицу. Между нами расстояние сократилось до минимума, но он избегал смотреть мне в глаза. Я почувствовал головокружение. Он коснулся уголка моих губ, там защипало, но я не дернулся. Я разглядывал его лицо. Я слышал как часто бьется его сердце. Я согнул правую руку в локте и коснулся его спины. Он вздрогнул, руки задрожали, и он занервничал.
   - Кирилл, - тихо окликнул его я, мое дыхание коснулось его лица. Он боялся посмотреть мне в глаза, но все же наши взгляды встретились. Его дыхание участилось. Я провел по его спине пальцами и получил удовольствие от того, как меняется выражение его лица. Я будто ощутил тоже, что и он. В низу живота растекалось пульсирующее тепло. Он закатил глаза от трепета, а я не смог удержаться от поцелуя. Он вздохнул от нахлынувшего желания. Я обхватил его обеими руками и прижал к себе. Он отвечал на мой поцелуй с такой нежностью, будто я исчезну в следующий момент. Его язык проник в мой рот и коснулся моего языка. Я издал тихий стон и сильнее его обнял. Поцелуй становился все настойчивее и настойчивее. Я перевернул его на спину, оказавшись сверху. В боку слегка кольнуло, но я не обратил на это внимание. Я сконцентрировался только на нем. Я словно сошел с ума. В голове не было ни одной здравой мысли. Сердце уже колотилось как ненормальное, в висках пульсировало. Наши ласки становились более страстными, руки уже порывались снять все, что мешало. Он первый сделал этот шаг, пальцами коснулся меня, я подался навстречу его руке и застонал. Я сделал попытку стянуть с него штаны, он заворочался, помогая мне, и улыбнулся. Наконец, мы справились с ними и снова впились губами друг в друга. Он расстегнул ширинку на моих брюках на полную и спустил их вместе с нижним бельем. Я, не разрывая поцелуй, одной рукой помог ему снять их полностью. Наши тела соприкоснулись. Кожа пылала. Я раздвинул ему ноги, он не сопротивлялся. На секунду он отпрянул от моих губ, облизнул свои пальцы. Я стал целовать ему шею. Он начал извиваться, когда я нащупал его влажные пальцы, и медленно проник в него указательным пальцем. Он застонал. Я привстал, зависая над ним, наблюдая за его трепетом. Он открыл рот, закатил глаза. Я остановился. Кирилл открыл глаза, которые говорили о его желании.
   - Егор, - он тихо позвал меня. Я понял чего он хочет, и медленно вошел в него. Мы одновременно застонали. Это было не сравнимое чувство.
   Мы занимались любовью до двух часов ночи. Примерно в это время мне позвонила мама. Мы в это время молча лежали и слушали наше сердцебиение, которое казалось одним на двоих. Так не хотелось отвечать на звонок, но Кирилл принес телефон и сказал, что лучше ответить.
   - Слушаю, - равнодушно ответил я. Кирилл толкнул меня в бок. Я понял, что он хочет, чтобы я был приветливее.
   - Егор, я волнуюсь, где ты? - мамин голос был взволнован и я почувствовал угрызения совести. Но решил не отступать.
   - Не волнуйся, я вернулся домой. Со мной все в порядке. - Кирилл грустно улыбнулся.
   - Позвонил бы, прости, что так с Кириллом получилось. Он был не прав, - я вздернул бровь. - Виктор с ним серьезно поговорил, надеюсь, больше это не повторится.
   - Даже так? - усмехнулся я.
   - Сейчас все уже спят, а я думала, ты вернешься, и просидела на кухне пару часов. Но раз все у тебя хорошо, тогда я рада. А Кирилл рядом? - неожиданно спросила она и я залился краской. Виновник моей реакции посмотрел вопросительно на меня.
   - Д-да, а что? - я напрягся.
   - Передавай ему привет от меня. Извини, что так поздно позвонила, - она довольно вздохнула, и я даже услышал, как она улыбается.
   - Хорошо, передам.
   - Ладно, я пошла спать. Спокойной ночи, сынок, - меня охватила дрожь от ее нежного голоса. Она так это произнесла, что стало так спокойно, что я готов был замурлыкать от этого.
   - Спокойной ночи, мама, - я еще несколько минут лежал молча, смотря в потолок. Кирилл ни чего не говорил, он все понял. Видимо, это было нормальным. Они знакомы и они не смущаются этих вещей. Я думал о своем прошлом. О том, чего я не знаю. Но теперь я знаю, что человек, который лежит рядом со мной, для меня очень важен. Это словно всплыло из глубины моего подсознания. Мое тело приняло его, мое тело узнало его, оно реагировало на него как на любимого человека. Возможно, я, действительно, люблю его. С этими мыслями я погрузился в глубокий сон. Мне опять ни чего не снилось, я просто провалился в пустоту, но даже через сон ощущал приятное тепло его тела.
  

4

Какова реальность

   Я проснулся от боли в боку. Что-то будто давило на меня. Я прокряхтел что-то невнятное и, заерзав, открыл глаза. Знакомые стены, потолок. Часы показывали девять утра. Электронные цифры ярко зеленого цвета моргнули и добавили одну минуту. Я пробежался глазами по окну. Тусклый свет еле просачивался сквозь плотные шторы. В квартире было тихо. Я заметил, что Кирилл, который засыпал в моих объятиях, отсутствовал. Вместо него на мне лежало двуспальное одеяло. Я поднялся на локтях и сел.
   Куда же он делся? Я четко осознавал, что в квартире сейчас никого нет кроме меня. Перед глазами всплыли картины прошедшей ночи, и я улыбнулся, заливаясь краской.
   - Это был не сон, - пробубнил я и слез с постели, направляясь в ванную. Вода освежила меня, настроение приободрилось и мне стало легче. Все-таки боль в боку давала о себе знать. На лице красовалась небольшая ссадина на губе. Хорошо, что синяк не всплыл. Обрадовался я и вышел в коридор. Я даже замер, неожиданно мне в голову словно врезалось какое-то искаженное изображение. Но толком я не смог его разглядеть, в глазах даже помутнело от этого. Прошел на кухню и увидел на столе белое вафельное полотенце, которое накрывало что-то. Я приподнял его и улыбнулся. Кирилл приготовил мне завтрак. Хоть и ни чего особенного там я не увидел. Но все-таки было приятно, что он обо мне подумал. Я поставил чайник, достал кружку и насыпал в нее немного кофе. Я еще раз оглядел стол. На белой плоской тарелке лежало два бутерброда, один с маслом и красной рыбой, а другой с сервелатом. Рядом стояла корзиночка с печеньем и шоколадными конфетами. Я дернулся к столу. Только сейчас на глаза попала записка, на салфетке было что-то написано.

"Доброе утро.

Надеюсь, ты хорошо себя чувствуешь.

Как позавтракаешь, лучше вернись обратно в постель.

Я ушел на работу, вернусь вечером.

В холодильнике найдешь что-нибудь на обед.

Целую. Кирилл"

   Я опять улыбнулся. Стало так тепло на душе.
   Я вздрогнул от щелчка. Чайник вскипел и я, наконец, мог приступить к еде.
   Я помыл после себя посуду, вытер со стола. Пока шел по коридору, решил не проводить весь день в кровати. Я прошел в зал и застыл на пороге. Глаза сразу нашли силуэт спящего обнаженного брюнета. Я почувствовал легкое возбуждение, вспоминая нашу близость. Так, только не возбуждаться! Я отвел резко глаза в сторону, развернулся и пошел в спальню. Заправил постель, сдвинул шторы и пустил солнце в помещение. Я оглядел комнату, подошел к письменному столику, на нем стояли несколько рамок с фотографиями. Но знакомых лиц я не увидел. Но меня это даже заинтриговало. Молодая женщина, обнимающая маленький сверток руками и ее белоснежная улыбка. У женщины были темные вьющиеся волосы, которые густыми прядями обхватывали ее плечи. Я ощутил уже знакомое головокружение и облокотился о стол локтями, закрывая глаза. Вспышка в глазах и я вздрогнул. Я успел разглядеть какое-то движение в этом образе, не более.
   На другой фотографии были трое. Парень в смешном прикиде, будто он был из неблагополучной семьи. Мужчина в спортивном костюме и женщина в скромном платье. За ними было какое-то строение, но я не мог понять какое. Потом какие-то фотографии нескольких подростков. Они все смеялись. Я поставил обратно рамку с темноволосой женщиной и заглянул в верхний ящик стола. Может, это не вежливо, но я хочу освоиться в этой квартире. Тем более это может помочь мне вспомнить или узнать прошлое.
   В ящике лежали какие-то тетради, я решил, что это связано с учебой и, закрыв его, открыл следующий. Там лежали разноцветные папки. Я взял одну, пролистал. Ничего интересного. Залез в нижний, там тоже была какая-то ерунда. Я развернулся, оглядывая комнату. В два шага подскочил к шкафу. Вешалки, полки. Хм. Совсем ничего. Я заглянул в самый низ, там были какие-то коробки. Вытащив их на пол, уселся, спиной навалившись на зеркальную дверцу.
   Когда я открыл крышку, мои глаза округлились. В коробке было много фотографий, каких-то блокнотов. Всюду были снимки моего прошлого. Сердце забилось чаще. Головокружение повторилось и я схватился за голову, в этот раз я почувствовал странный шум в ушах и тупую боль. Что же это? От какого-то удара в челюсть? Не верю!
   Сколько я так просидел, я не знаю, но ноги уже затекли. Я открыл глаза. Все та же комната, но что-то в ней изменилось, будто теплее стало все вокруг. Я поерзал и сменил положение, по ногам пробежала волна, множество иголок впилось в кожу.
   Я рассматривал содержимое коробок и понимал, что не совсем понимаю всю картину моего детства. Я не нашел ни одного упоминания о своих близких. Там было множество лиц. Чаще всего Кирилл и больше ни чего. Будто и не было их со мной все эти года. Ни старшего брата отморозка, ни болтливой матери, ни молчаливого отца. В блокнотах я нашел много записей. Только они были похожи на какие-то истории, придуманные и не имеющие к моей персоне ни какого отношения. А еще я наткнулся на чей-то дневник. Я прочел пару строк, когда понял, что это дневник, но эти строки заставили все мои волоски встать дыбом.

"Сегодня Егор встал не стой ноги. После очередной перепалки с Сергеем, он ходит сам не свой и без всякой причины срывается на мне. Я понимаю, что он страдает и стараюсь избегать очередной вспышки гнева. Ночь была бурной. Вначале он ударил меня, я даже не знаю за что, но боюсь начинать разговор. Я люблю его и мне больно от этого, но больнее находиться вдалеке от этого человека"

   - Кирилл, я бил тебя? Но ты же сказал, что я был слабым! Как это понимать? - я закрыл дневник и положил на место. Дата была прошлогодняя, но от этого мне не легче. Как я мог так поступать по отношении к этому человеку?
   Я взял его фотографию в руки и внимательно стал изучать изображение. Стройный, красивый, сексуальный, добрый и заботливый. Он так дорожит связью со мной. Хотя в прошлом были такие неприятные вещи. Я должен его защищать. Да, я сделаю все возможное и невозможное, но сделаю его жизнь счастливой.
   Я убрал коробки и закрыл шкаф. Часы показывали час дня. Я решил, что находиться в этой квартире одному не лучшая идея. Оделся, правда, понятия не имею, чьи это вещи - мои или его. Но черные брюки, свитер с горлом и коричневая куртка из замши почему-то мне сами попали под руку. Обувь я одел вчерашнюю.
   Выйдя на улицу, я сделал глубокий вдох и закрыл глаза. Как хорошо сейчас будто все так, как и должно быть.
   Я побрел по улицам. Погода была не жаркая, но и не слишком холодная. Ветерок был, но не сильный, даже приятный. Я прошелся по скверу, в котором мы с Кириллом как-то сидели на скамейке. Улыбнулся воспоминаниям. В голове было что-то, но разобрать все содержимое по полочкам было трудно. Вспомнил, что нужно завтра заглянуть к доктору и хмыкнул. Он, наверное, теперь меня боится. Я шел, размышляя над какими-то глупостями, и не сразу сообразил, что меня кто-то пытается окликнуть. Я оглянулся. Ко мне бежал какой-то парень. Но его лицо было странно знакомым. Даже передернуло от этой мысли. У меня же амнезия. Как я могу его помнить, если знал раньше? Но когда он подбежал и, запыхавшись, немного наклонился, периодически одаривая мне улыбкой, я даже вспотел.
   - Егор, ты что? Не слышишь? Я уже минуты две тебя зову, - почему я остолбенел? Почему не могу отвести от него взгляд? Почему я вдруг почувствовал страх? - Ау? Что с тобой?
   - Прости, - через силу пробубнил я, продолжая наблюдать за этим парнем. Стоп. Я знаю его! - Сергей.
   - Да, ладно. Че ты извиняешься? С дуба рухнул, что ли? - и он засмеялся. Почему-то мне не понравилась эта шутка, этот смех. И вообще его присутствие меня напрягало. Он первый из всех людей, которого я узнал. Но смутно мог что-то еще сообразить.
   - Именно, рухнул, - ответил я и нахмурился. Он перестал смеяться.
   - Я в курсе, что с тобой все в порядке. Отец говорил, что тебя выписали. Теперь я в черном списке твоих знакомых. Надеюсь, ты не держишь на меня зла, - он вел себя не принужденно и я растерялся.
   - Злюсь? - я хмыкнул и натянул искусственную улыбку. - Я разве должен? - настало время волноваться моему собеседнику, и он перестал ухмыляться.
   - Егор, я, правда, не хотел тебя подставлять. Но ты был в бешенстве на моего отца. Я не хотел, чтобы мама узнала обо всем и вмешался. Я до сих пор не верю, что ты спрыгнул, - я вздернул бровь, и улыбка исчезла с лица. Сейчас что-то всплыло перед глазами. Было темно, громкие слова, шелест над головой и холодный ветер. Я моргнул и вздрогнул от резкой боли в голове, пошатнулся в сторону и замер. Сергей внимательно смотрел на меня, пытаясь понять, что это я делаю. - Эй, ты чего? - он сделал шаг в мою сторону и потянулся рукой. Я посмотрел на него и оттолкнул.
   - Я не думал, что так будет, - вслух сказал я и попятился от него.
   - Что ты хочешь сказать? - парень даже глаза округлил, не двигаясь с места.
   - Я только что все понял, - в голове начало что-то шевелиться, всплывать отрывки воспоминаний. Там было мало хорошего. Ссоры с Сергеем, тот самый доктор оказывается отец этого парня. Я вспомнил причину, по которой я упал, я увидел как я пытаюсь выбраться из комнаты, но она оказывается заперта. Я прихожу в ярость и ударяю по ней несколько раз, но все в пустую. Оглядевшись вокруг, я останавливаю свой взгляд на окне. Подбегаю и, не задумываясь, открываю его. Большое ветвистое дерево напротив притягивает меня, рождается мысль. Я прыгаю на ближайшую ветку и цепляюсь руками. Не замечая холодного ветра, я пытаюсь ухватиться крепче. Делаю оценивающий быстрый взгляд вниз, а это не так уж и близко, если падать. Черт. Но я должен торопиться. В окне показался взволнованный Сергей. Что-то кричит мне, но я не успеваю расслышать. Пальцы скользят по влажной коре, и меня тянет вниз. Удар и темнота.
   Я убежал из парка. Я убежал, не зная почему. Я начал вспоминать. Но это так не приятно.
   Значит, я узнал об измене мамы и решил закатить скандал. А Сергей пытался мне помешать. Как все дико. Я, что ли был таким психом? Я подошел к уже знакомому кафе и нерешительно зашел внутрь. Народу было много, и я занял самый дальний столик, Кирилла я не видел. Стоит ли мне рассказывать ему об этом? Стоит ли тревожить? Он и так натерпелся от прежнего меня. И от нынешнего немного досталось.
   И так. Что мы имеем на данный момент? По словам матери, я в больнице закатил истерику. Может, был шок? Или я все же устроил скандал?
   - Кирилл, пошевеливайся! У нас настоящий час пик! - крикнул мужчина за стойкой.
   - Хватит меня перед посетителями позорить! Я и так тружусь как пчелка! - раздалось где-то за дверью. Оказывается, кухня и зал разделала стена. Оттуда-то и вопил блондинистый парень с капризным детским характером. Я улыбнулся, когда увидел его. Он не заметил меня, продолжал суетиться. Всего официантов был четверо. И ко мне подошла девушка. Я заказал обед, она улыбнулась мне. Не знаю, знакомы мы или нет, но она была мила.
   - Ты сегодня сам не свой! Что с тобой такое? Утром носом клювал, а сейчас рот разинул! - продолжал орать мужчина, а Кирилл бурчал в ответ.
   - Да, ладно Вам так кипятиться! Я же молодой еще! Разве Вы в моем возрасте ночи у мамки под крылом проводили? - усмехался блондин. Я даже нахмурился, вдруг его накажут за такое. Но мужчина только посмеялся и даже похлопал его по плечу, когда тот проплывал мимо него.
   - Да, в эти годы я был еще тот ловелас, - видимо, вспоминая приятные моменты юности, он довольно вздохнул.
   - Вот то-то и оно! А сами меня пытаетесь учить! - состроил смешную гримасу Кирилл и в очередной раз прошел мимо мужчины. - И вообще, я здесь не один работаю, а отчитываете только меня! Это не честно!
   - Ты единственный официант- парень, как я девушку отчитывать буду? - поддразнил его опять мужчина.
   - Вы меня принизить этим хотели или похвалить? Я считаю, что раз уж я тут один такой, меня беречь надо! Я ж в "красной книге" этого заведения! А Вам бы гадости говорить! - продолжал Кирилл. Посетители улыбались таким забавным и живым отношениям между работниками кафе.
   Кирилл, видимо, не думал, что я заявлюсь сюда, раз уж проходил мимо моего столика дважды и даже не обратил на меня внимания. Я улыбнулся, но не издал ни звука. Решил еще понаблюдать за ним.
   Мне принесли мой заказ, я приступил к его поглощению. Когда остался только чай, ко мне подошла девушка, чтобы забрать лишнее со столика. Тут мне пришла одна идея в голову. Я быстро начиркал записку на салфетке:

"Я хотел тебя окликнуть, но передумал.

Понравилось наблюдать за тобой со стороны.

Спасибо, за завтрак. Целую. Егор"

   Я улыбнулся и передал салфетку девушке, попросил отдать ее Кириллу. Она улыбнулась, принимая ее. Я остался на месте и внимательно ждал его реакции. Девушка сначала отнесла грязную посуду на кухню, после чего, выходя из двери, столкнулась с блондином. Я улыбнулся. Она что-то ему сказала и отдала свернутую бумажку. Он слегка покраснел. Развернул ее и озадаченно вытаращил глаза. Потом оглядел зал. Я даже сделал вид, что не смотрю в его сторону. А он словно пулей пронесся между столиков и ко мне.
   - И давно ты здесь? - он рухнул на соседний стул и взволнованно посмотрел на меня.
   - Ну, успел пообедать, - тепло улыбнулся я и он ответил мне такой же улыбкой.
   - Вижу, боевые раны уже не беспокоят? - он сделал голос тише.
   - Голова немного трещит, но думаю, это от спиртного, - усмехнулся я и он повторил за мною. Он был рад меня видеть. Он так и излучал нежность и тепло. Я даже смутился.
   - Принести аспирин?
   - Нет. Все нормально. Я не хочу отвлекать тебя от работы, а то тебе влетит.
   - Да, брось. Мне не влетит! Я здесь на вес золота! - засмеялся Кирилл и я улыбнулся. Хорошо рядом с ним. Только вот голова опять стала кружиться. Отвел взгляд в сторону, попытался проморгаться. Он заметил это и коснулся моего плеча. - Что-то не так?
   - Нет, - я сказал, но в глазах стало тускнеть. Я обхватил лицо руками и зажмурился. Кирилл испугался и что-то говорил, но я не разобрал ни слова.
   ...я оказался сыном отца и одинокой женщины. Но отец не знал обо мне долгое время. Моя настоящая мама умерла через три года после моего рождения. Та фотография на письменном столике была единственной, которая у меня осталась. После похорон я оказался не нужным ее родственникам. А точнее у нее были только двоюродные братья и сестры. Моих бабушек и дедушек уже не было тогда на свете. Я попал в детский дом. Не помню как свела судьба с Кириллом. Знаю, что он всегда был рядом. Мы росли вместе, все радости и горести встречали плечом к плечу. Мы обещали друг другу никогда не расставаться, быть вместе вечно. Квартиру мы получили по достижении восемнадцати лет. Точнее нам дали по комнате в коммуналках. Мы сделали из них квартиру. Еще в школе я занимался фотографией, мои работы отправляли на конкурсы, и я занимал первые места. Та фотография была сделана в первую нашу ночь. Тогда мы стали больше, чем друзья. Когда мне исполнилось восемнадцать, я узнал, что у меня есть отец, что он хочет со мной встретиться. Я не охотно пошел на это. Так в мою жизнь вошли эти чужие люди. Со старшим братом я никогда не ладил, он ревностно относился к моему появлению. Еще бы, до этого он был единственным ребенком в семье. Жена отца оказалась очень милой женщиной. Я с ней нашел общий язык сразу же. Хоть и понимал, что я причина неверности ее супруга. Но она не оттолкнула меня. Она единственная поддержала меня, когда стало известно, что я живу с Кириллом. Я огорчил отца. Брат был в бешенстве. Тогда он побил меня, и я даже попал в больницу. Там я познакомился с Дмитрием Александровичем. А потом и с его сыном. Так же и мама, точнее Елена Владимировна, познакомилась с будущим своим любовником. Я был против, не потому, что мне не нравился этот человек. Я просто боялся, что история повторится. Я желал маме только добра. Причина срывов с Кириллом была глупой. Сергей был геем, редко таких встречаю, до мозга и костей пропитаны этими желаниями и мыслями, он хотел подружиться со мной, чего я не собирался делать. Его отец, доктор, не знал о страсти сына ко мне, но видел как тот ко мне тянется и пытался даже поспособствовать, из-за чего я приходил в ярость. Кирилл всегда молча это переживал. Он боялся потерять меня и не устраивал сцен. А я напротив хотел бунтарства. Обстановка накалялась, меня подставляли, угнетали. И в итоге я не выдержал...
   Сейчас это все кажется глупым, пройденным и нелепым. Сном, давним кошмаром.
  

5

Закат и рассвет

   Я открыл глаза и увидел белый потолок. В помещении пахло лекарством. Я огляделся, боясь оказаться на больничной койке. Но я был дома. Рядом со мной лежал Кирилл. Он одной рукой бережно обнимал меня. Глаза были закрыты. Я заметил, что у него длинные пушистые ресницы. Он тихо посапывал. На столе стояли какие-то склянки, я понял, что это от них такой запах. Часы показывали пять вечера. Сумерки еще не наступили, и пока было светло в комнате, даже слишком. Солнце садилось и, догорая, словно свеча, заглядывало в окно. Я некоторое время лежал и думал обо всем, что произошло со мной в последние дни. Вспоминал прошлое. Потом медленно выскользнул из объятий и подошел к окну. Солнце отражалось от окон дома напротив, его свет слепил глаза, было так спокойно от этого. Одной рукой я прикрыл большую часть окна, чтобы свет не мешал Кириллу спать. Он ушел с работы из-за меня. Если бы я остался дома, все бы было нормально. Хотя, я мог не вспомнить прошлого. Я стоял возле окна и наблюдал, как солнце уходит на покой. Все чего касались лучи окрашивалось в розовый.
   - Егор? - тихий голос Кирилла вернул меня с неба на землю. Я посмотрел в его сторону и улыбнулся. - Почему ты там? - он поднялся и подошел ко мне.
   - Пообещай мне, что мы никогда не расстанемся, - я обратил внимание, что его волосы порозовели на солнце. Я провел по ним пальцами и посмотрел в его взволнованные глаза.
   - Егор, опять ты меня пугаешь, - он обнял меня и вздохнул. - Я однажды уже давал это обещание.
   - Я знаю, но ты давал его другому мне, - он отстранился и нахмурился, потом приподнял брови, удивляясь.
   - Твоя память? - он выдохнул. Я перевел взгляд на почти зашедшее солнце.
   - Я уже никогда не стану прежним. Я никогда не смогу вернуться. В тот день, когда я очнулся в больнице, я родился вновь. И с приходом памяти я не стал прежним, - Кирилл встал ближе к окну, чтобы видеть мои глаза.
   - Но ты - это ты. Егор, я обещаю, что всегда буду рядом, - солнце сделало последнее движение и исчезло за горизонтом. В глазах все стало темным и я прикрыл их.
   Сегодня мы много говорили. Тем для разговора было много, и мы упивались общением друг с другом.
   - Помнишь, я сорвался и ударил тебя в прошлом году? - спросил я у Кирилла, когда тот замолк на несколько секунд. Он только закончил рассказывать одну грустную историю, что повлияло на наше настроение. Он немного отстранился, отводя глаза в сторону.
   - Почему ты это вспомнил? - он потянулся и сел. Я коснулся его спины и провел пальцами по небольшому шраму справа на пояснице. Он выдохнул и повернул лицо к окну.
   - Я тогда не понимал, почему ты молча терпишь. Не ревнуешь. Я думал, что тебе все равно, буду с тобой или с кем еще. Прости меня за это, - Кирилл молча продолжал изучать рисунок штор. Я привстал и обнял его, прильнув к его спине, и поцеловав в шею.
   - Ты так изменился, Егор, - он повернулся и поцеловал меня в губы. - Я влюбляюсь в тебя вновь, будто раньше не любил никогда.
   - Ты не боишься меня?
   - Я восхищаюсь тобой.
  
   Мы, видимо, уснули на некоторое время. Я услышал звонок в дверь и открыл глаза. Кто это может быть? Кирилл оставался в плену сна, я усмехнулся над его милым выражением лица и пошел открывать дверь. Мимолетно глянул на часы - девять вечера.
   Моя челюсть отвисла, когда на пороге я увидел своего брата. Он был взволнованным, тяжело дышал и глазами перебегал из стороны в сторону.
   - Чем обязан? - удивленно спросил я и навалился на стенку спиной, давая ему зайти внутрь. Соседям не следует давать пищу для сплетен.
   - Я хотел извиниться, - тихо произнес он и опустил взгляд на пол. - Я сегодня уезжаю, и не хотел все оставлять так, - я улыбнулся и увел взгляд в сторону коридора.
   - Я уже не сержусь, переболело, - отсутствующим тоном ответил я. Он замолчал, и мне стало как-то не по себе. Я заметил, что его одежда промокла. С волос стекали капли, а руки своей краснотой говорили о том, что замерзли. - Не хочешь выпить чаю? - я посмотрел ему в глаза и он даже немного вздрогнул, не ожидал от меня приглашения.
   - Можно было бы, - растерянно протянул он и продолжил стоять, не двигаясь.
   - Тогда, скидывай с себя куртку и ботинки, я пойду, чайник поставлю, - я сделал шаг в его сторону, что бы забрать верхнюю одежду, но он отшатнулся. - Ты, как вижу, промок, я повешу отдельно, пусть подсохнет, - нерешительный кивок.
   Я повесил его куртку в ванной и включил обогреватель, который часто использовали для сушки вещей, прошел на кухню и, залив воды в электрочайник, поставил его кипятиться. Указал ему на стул, он молча присел. Я достал печенье, конфеты.
   - Или будешь бутерброды? - он мотнул головой, в знак отказа. Я достал чашки, сахар. Достал упаковку какого-то хитрого чая.
   - Егор, ты, правда, не держишь на меня обиды? - его голос был спокойным, но настороженным. Я обернулся.
   - Я просто считаю эту ситуацию глупой, не следует на этом зацикливать свое внимание. В конце концов, мы, как ни крути, остаемся братьями, хоть и не родными.
   - Но я всегда так относился к тебе, разве это не причина меня ненавидеть? - он растерянно изучал мое лицо. Я заметил, что он стал говорить громче, увереннее.
   - Говори тише, - я указательным пальцем коснулся своей нижней губы. - Кирилл спит, - старший брат растерялся еще больше. Он даже покраснел. Я улыбнулся, за спиной щелкнул чайник, и я принялся заваривать чай с хитрым названием, который ни чего не говорил о своем вкусе.
   - Извини, - тише сказал он.
   - Я удивился, когда ты пришел, - я поставил чайник на стол и сам присел напротив Кирилла.
   - Я сам удивился, когда уже смотрел на тебя, - хмыкнул он и я заметил как уголки его губ дрогнули вверх.
   - Я хочу, чтобы ты знал, - я разлил чай по чашкам и посмотрел на него. Он выжидательно молчал. - Я всегда мечтал о большой семье, о старшем брате. Но не думал, что это приносит столько проблем. В моей жизни, всегда был этот человек, и я не хочу что-то менять, - я почесал губу, которая почти зажила. Он заметил это.
   - Я думаю, что ты, действительно, повзрослел, Егор. Всего за несколько дней. Я думал, что ты испорченный подросток, а теперь вижу, что ты уже не ребенок. Я не буду больше лезть в ваши отношения. Но у меня будет одна просьба, - он глянул на меня более уверенно, его глаза улыбались. - Вы приедете на мою свадьбу? - я даже улыбнулся, он сказал о нас с Кириллом.
   - Я думаю, что мы будем не против, - он улыбнулся в ответ.
   В комнате заиграл телефон. Я поджал губы, вот блин, надо с собой его носить. Потом я услышал шуршание босых ног. В дверном проеме кухни всплыло сонное чудо в одном халате. Я хотел засмеяться, но только кашлянул и опустил взгляд на пол. Брат смутился такого зрелища, но я подумал, что пусть привыкает. А сонное чудо покраснело.
   - Елена Владимировна звонит, - смущенно произнес он. Я поднялся и подошел к нему, он отдал телефон.
   - Будешь чай? - улыбнулся я и бодро спросил, проталкивая его на мое место. Он плюхнулся на стул и озадачено посмотрел на меня, а потом на моего брата. - Он еще горячий, - я поставил ему чашку и, не услышав ответа, налил в нее чай с приятным ароматом. - Слушаю, - ответил на звонок я.
   - Егор, извини, если отвлекаю, - начала мама, но я перебил ее.
   - Нет, не отвлекаешь, мы тут чай с Кириллами пьем, - мне стало так приятно от сказанных мною слов.
   - Так, Кирилл у тебя? - я услышал ее облегченный вздох. Потом вспомнил внешний вид брата, когда он пришел и посмотрел в его сторону.
   - Ты даже матери не сказал, что ко мне намылился? Она же волновалась, идиот! - я нахмурился. В трубке и на кухне образовалась пауза.
   - Ну, я... это... не маленький же! - смутился брат и все опять выдохнули спокойно. А мы с ним улыбнулись.
   Вот так все наладилось с братом, с родителями и с Кириллом. Через час оба Кирилла уже свободно участвовали в разговоре и даже смеялись.
   - И когда ты с невестой познакомишь? - спросил я, делая бутерброды. Брат покраснел. Это мне даже понравилось, значит у них все серьезно.
   - Я планировал сегодня, но она не смогла, ей нужно было уехать на выходные по работе, у них там какая-то выставка продукции, в которой она участвует.
   - Она уже работает? Сколько ей? - спросил Кирилл.
   - Она на год старше меня, но по ней не скажешь, такая маленькая. Я даже думал в начале, что она на первом курсе учится. А она уже выпускницей была.
   - А как вы познакомились? - спросил я.
   - Ой, это была целая история! - усмехнулся он, вспоминая прошлое. - Я тогда еще работал в авто-салоне, продажами занимался. А ей родители хотели подарок сделать и машину подарить. Они попросили им подыграть, когда с ней приходили, выяснить, какие ей машины нравятся. Она думала, что папа решил свою машину сменить, но это был просто спектакль, - он рассмеялся. - В итоге купили ей Пежо дамского размера. А потом мы с ней случайно пересеклись в сервисе, но тогда я уже успел уйти на другую работу. Оказалось, что она туда заглядывала, но на меня не попала. Я пригласил ее в кино, а дальше само все как-то пошло поехало. Но я благодарен ее родителям, что обратились именно в тот салон, - мы все улыбнулись. Я переглянулся с Кириллом. Как же все у людей бывает! Но я бы вряд ли ответил на подобный вопрос. У нас с Кириллом все иначе. Мы выросли вместе. Но не забуду тот день, когда мы сблизились и стали любовниками.
   Мы всегда ревностно относились к посторонним, к тем, кто пытался вклиниться между нами. Пусть даже не осознанно. Нам обоим было шестнадцать лет. Всех детей вывозили в лагерь, проведя пол лета среди сосен и комаров, мы поняли, что это слишком скучно. Мы убегали с территории, совершали глупости, проказничали. Нам постоянно влетало за этого. Но в один момент нас поставили перед фактом, что Кирилла переводят в другой детдом и скоро за ним приедут люди, из другого лагеря. Мы были шокированы такими новостями.
   - Я не хочу уезжать, Егор, ведь мы тогда никогда не увидимся, - рыдал Кирилл. А я уже решился на один поступок. В ту ночь мы сбежали из лагеря. Мы уехали в город, одни, без денег, без крыши над головой. У каждого была сумка с личными вещами. У меня в сумке был фотоаппарат, документы и мамина фотография, все остальное не имело ценности. Нам повезло, одна женщина приютила нас, как выяснилось потом, она была журналисткой и работала в каком-то журнале. Я ей рассказал о своей любви к фотографии. Она предложила мне подзаработать на этом. Мы прожили у нее меньше месяца, у нас появились деньги, Кирилл тоже подрабатывал. Но нас нашли. Нам пришлось уйти от этой женщины. Так как деньги пока были, мы решили снять комнату в какой-нибудь коммуналке. Так и сделали. По соседству жил какой-то тихий человек, которого постоянно не было дома. Комната была уютной и даже слишком хорошей, за такие деньги мы и не рассчитывали такое получить. Я тогда победил в очередном конкурсе и мы решили отметить это. Я еще предложил Кириллу попозировать мне, он согласился. Я хотел сделать что-нибудь необычное. Достал хозяйские шелковые простыни, так как они классно смотрелись в качестве фона. Но получались все какие-то смешные кадры. Мы отошли от этой затеи. Много говорили, мечтали, шампанское развязывало язык. Мы вспоминали все то время, которое мы провели вместе. Тогда Кирилл признался мне в любви. Странно было то, что я даже не растерялся. Я ответил ему на это поцелуем. Мы занимались любовью, не боялись, отдавались друг другу. Почти под утро, когда мы уже засыпали, я сфотографировал его. Наши жизни после этого сразу изменились. Но после этого мы решились на следующий серьезный поступок. Конечно, нам было страшно. Но мы вернулись в детский дом. Приняли все наказания, но они казались нам таким минимумом, что мы даже и не замечали этого. Главное было то, что нас не разлучили. После нашей выходки работники посчитали, что лучше нас оставить вместе. Я продолжил участвовать в конкурсах, и та самая фотография принесла мне наибольший успех. Меня приняли в один журнал работать после школы. Мы тогда искали квартиру, чтобы съехаться. Даже поступил в университет.
   Я не заметил, что тишина на кухне начала шуметь в ушах. Уверен, что Кирилл вспомнил тоже, что и я, а брат понял об этом по нашим лицам. Было даже приятно от этого. В груди растекалось тепло, на душе было так хорошо. Теперь в моей жизни появился настоящий старший брат, которой принимает меня таким, какой я есть. Чего мне еще нужно? Ведь любимый человек рядом, родители стали лучше ко мне относиться, у всех все наладилось. Я рад. Я рад, что свалился с этого дерева. Я рад, что мама завела любовника. Хоть это и не совсем хорошо, но так она нашла что-то новое в жизни. Ведь отец когда-то поступил аналогично. Уверен, что скоро они снова будут счастливы. Ведь глядя на счастливых детей, любые родители начнут заражаться счастьем и сближаться друг с другом. А мы уж постараемся подарить им столько счастья, сколько им потребуется для этого.
  
   - Ты уже не спишь? - спросил меня сонно Кирилл, заметив меня, стоящего возле окна.
   - Я давно не сплю, - ответил я, не отрывая взгляд от восходящего солнца. По правде, я вообще не смог закрыть глаз этой ночью. Я все размышлял, я анализировал всю жизнь. Она хранит столько интересного и даже необъяснимого в себе. Ведь как все резко изменилось по сравнению с прошлым месяцем.
   - Хочешь, я завтрак приготовлю? - подошел ко мне Кирилл, обнял со спины, положил голову на мое плечо и посмотрел вдаль, проследив за мои взглядом.
   - Могу теперь я дать тебе обещание? - спросил я, в груди сердце билось чуть чаще, чем положено. Кирилл напрягся, объятия стали крепче. - Вечность подарить я тебе не в силах, да и говорить такое глупо. Но посвятить всю свою жизнь тебе, это то, чего бы мне очень хотелось. Я обещаю, что буду с тобой столько, сколь позволит нам судьба, - я почувствовал, как на мое плечо скатились слезы Кирилла. Я коснулся его рук и вздохнул. Он поцеловал меня в шею и шмыгнул носом. Я развернулся и обнял его, целуя нежно, потом страстно, отпрянул от него слегка и продолжил, - Я люблю тебя, Кирилл. Люблю, слышишь? - он часто закивал, продолжая хныкать. - Ну, почему же ты тогда плачешь, дурочок?
   - Я плачу, потому что счастлив.
   Мы обнимались, целуя друг друга до тех пор пока не рассвело. Я прощался со своим "уходящим Я", который уступал место тому, который родился несколько дней назад. Я понял, что даже, если все повторится, я смогу со всем справиться. Я смогу найти Кирилла, не зная о его существовании, и смогу полюбить его снова. Я понял, что теперь нам нечего бояться. Нам просто суждено быть вместе. Как будто именно для этого я и был рожден моим отцом и моей покойной матерью. Они должны были встретиться и расстаться, чтобы потом я смог встретить этого человека. В этом не было случайности, все должно было так случиться. Чтобы мы могли подарить друг другу вечность.
  
   Конец.
   3-10 октября 2009 года. Кронштадт.
  
  
  
  
  
   31
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"