Волгина Алёна: другие произведения.

Убийца - садовник?

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.15*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая книга цикла. Неторопливый, душевный детектив с пятью трупами в финале (шутка). На самом деле это стопроцентный, махровый женский роман из серии, где есть Он - знатный-обаятельный красавец, и Она - серая мышка, которая к концу повествования вдруг оказывается не такой уж серой и совсем не мышкой. Все штампы, присущие данному жанру, бережно сохранены. P.S. Это НЕ исторический детектив!! Но если вам настолько понравится атмосфера повести, что захочется побольше узнать об истории Европы 2-й половины XIX века, значит, история удалась ))


   Глава 1
   Всё началось с того происшествия на дороге. Нет, не так. Всё началось с бескомпромиссного желания тёти Роуз выдать меня замуж и моих робких попыток отстоять свою независимость.
   Полагаю, в жизни каждой девушки рано или поздно наступает момент, когда старшие родственницы вдруг принимаются хлопотать о том, чтобы устроить её личную жизнь. Мнение самой девушки при этом никого не волнует. Хочешь ты или не хочешь, а колесо уже закрутилось: перетряхивается твой немудрёный гардероб, шьётся новое платье, добываются приглашения на приёмы - один скучнее другого. И все разговоры за чаем теперь ведутся о новоприбывшем мистере Таком-то, о сыновьях какой-нибудь миссис Зануды и о нахальстве некоей мисс Бесцеремонность, на последнем приёме свистнувшей кавалера у тебя из-под носа.
   Обычно эта скорбная перемена в жизни случается, когда твоя ближайшая родственница или подруга вдруг выходит замуж. Со мной получилось так же. Моя кузина Эмили, подружка с раннего детства, в прошлом году выпорхнула в свет, а через полгода уже клялась в верности своему новоприобретенному супругу - капитану Хейворду. Я желала им всяческого счастья, но, честное слово, ради меня могли бы затянуть помолвку подольше! Ибо тётя Роуз, устроив будущее любимой дочери, тут же принялась за меня. До этого времени мы десять лет жили с ней душа в душу, с тех пор как умерли мои родители, и тётя взяла меня к себе. Однако с начала нынешнего сезона между нами шла мягкая, незаметная чужому глазу война.
   - Не планируй ничего на завтра, Элизабет, - произнесла тётя за вечерним чаем. - Я получила сегодня письмо от миссис Колтон, мы приглашены на обед в Уайтхед.
   Уайтхед - это небольшое поместье недалеко от нашего городка, но по тётиным интонациям можно было предположить, что нас ожидает приём у Его величества.
   - Давно ли вы знакомы с миссис Колтон, тётя? - подозрительно осведомилась я.
   Солнце, проникавшее в комнату сквозь лёгкие занавески, играло с чайными приборами, бросая на скатерть радужные брызги. Чай был свежим и крепким. Мэри, наша горничная, внесла в столовую блюдо с рассыпчатым печеньем, распространившее по комнате нежный аромат. Было так уютно, что ссориться не хотелось.
   - Иногда достаточно одной беседы, чтобы почувствовать родственную душу, - ответила тётя, поджав губы. - Между прочим, её сын, Ричард Колтон, очень тепло о тебе отзывался. Он был представлен нам на приёме у Конноров, помнишь?
   Всё ясно. Видимо, на фоне мнимого "интереса" упомянутого господина и обнаружилась родственность душ этих кумушек. Вот кстати, отчего у пожилых леди возникает заблуждение, что всякий джентльмен по достижении определенного возраста сразу начинает мечтать о жене?! Непонятно.
   Огромный рыжий кот, наш домашний любимец, в этот момент решил напомнить о себе, попытавшись запрыгнуть мне на колени. Я мягко отодвинула его ногой. Кот недовольно повёл ушами и мстительно обшерстил хвостом мою юбку.
   Глядя на это чудо, величиной с хорошего бульдога, трудно было поверить, что когда-то я принесла его с улицы на ладони. Попав в дом, кошак быстро округлился благодаря щедрости нашей кухарки и своему таланту красиво упасть в голодный обморок поближе к кухне. Вот уже пять лет он радовал нас своим цветущим видом. Мяукать он с рождения не умел или на улице отучился, за что и получил от меня кличку Демьюр. Домашним случалось использовать в зависимости от обстоятельств запасные прозвища: Паразит, Обжора и Где-Эта-Сволочь? В общем, кот был богат именами, как астильский аристократ. Кстати, несмотря на немоту, бурчальник у кота работал исправно, по вечерам заглушая даже храп тёти Роуз. Ой, забудьте, что я об этом проговорилась.
   - Как насчёт танцев у миссис Лейн в субботу вместо завтрашнего обеда? - попыталась я поторговаться. - Там хотя бы скучать не придется.
   Не то чтобы я была принципиальной противницей брака, вовсе нет. Просто в моём случае считаю нерациональным тратить столько времени и сил на заведомо безнадёжную затею. Я небогата: денег, оставшихся мне от отца, не хватит даже на очень скромную жизнь. Неземной красотой тоже не блещу. Рядом с кузиной Эмили я всегда казалась себе какой-то нескладной и скучной. Эмили каждый день ходила с аккуратными локонами - моя рыжая грива с трудом поддавалась расческе; Эмили очаровывала всех своими голубыми глазами - мой пристальный тёмный взгляд пугал до дрожи тёткиных подруг. В детстве меня дразнили из-за веснушек, потом, с возрастом, они исчезли, но красоты мне это не добавило. Душой компании я тоже никогда не была. Мне больше нравилось придумывать всякие истории, предоставляя Эмили играть в них главную роль. Пока кузина, вся в кружевах и кудряшках, изображала фею цветов, я обычно сидела где-нибудь с книжкой и фантазировала. Благо от папы мне достался целый шкаф этих книг. Папина коллекция знаний была несколько бессистемной: авантюрные романы чередовались с научными трудами по медицине, географии и математике. Я читала всё подряд. Когда я добралась до книг по химии, тётя Роуз отдала в перетяжку испорченный диван, заперла книжный шкаф на ключ и отвела меня за ручку в пансион, где пришлось проскучать целых четыре года. И надо же, стоило только вырваться оттуда, как меня впрягли в этот утомительный матримониальный марафон! Между прочим, у меня имелись свои, вполне определенные планы на будущее. Но тётке я о них даже не заикалась, боясь вторично осиротеть.
   - Хорошо, тётя, - сдалась я в конце концов. Разве можно отказать, глядя на это сердито-обиженное лицо? - Если тебе хочется съездить в гости, пусть будет по-твоему.
   Поцеловав тётушку на прощанье, я ушла к себе и взяла с полки любимую книгу. Хотелось заранее вознаградить себя за завтрашнюю скуку. А может, мне ещё повезёт и завтра пойдёт дождь.
   ***
   Новый день осчастливил нас чудесной солнечной погодой. Выглянув в окно после завтрака, я сразу поняла, что поездки в Уайтхед избежать не удастся. На самом деле, наш визит даже неприлично затянулся, так как у тётушки и миссис Колтон обнаружился ещё один общий интерес - садоводство. Под руководством хозяйки мы подробно осмотрели сад с аккуратными лужайками, огороженные грядки и оранжерею, которую миссис Колтон забавно называла "ананасницей". В пылу взаимных симпатий дамы зашли так далеко, что миссис Колтон презентовала тётушке семена лучших левкоев, а тётя Роуз в ответ пообещала прислать саженцы своих знаменитых махровых роз. Я мысленно порадовалась за тётю, что хотя бы в этом смысле наш визит был не совсем бесполезен. Впрочем, это я так, бурчу по привычке. Сад в Уайтхеде действительно был хорош и заслуживал внимания, а молодой Ричард Колтон, на которого тётка возлагала тайные надежды, оказался неплохим экскурсоводом. По этой причине возвращались мы довольно поздно. Солнце уже зацепилось краешком за холмы, бросая на дорогу длинные густые тени. Безмятежную тишину июльского вечера нарушало только бренчание упряжи и - иногда - бормотание старика Питера, что-то выговаривающего лошадям. Питер был несколько чудаковат, но мы к нему давно привыкли и не обращали внимания на его причуды. Он служил у тётки, когда меня ещё на свете не было. К чужим людям относился с неприязнью, зато лошадей любил и берёг, как родных.
   Далеко впереди показались серые и красные крыши Илсбери.
   - Вы не устали, мисс Элизабет? - вежливо поинтересовался Колтон. Несмотря на короткий путь и отсутствие любой воображаемой опасности, он вызвался проводить нас до дома (тётя Роуз при этом многозначительно пошевелила бровями). Лошадь мистера Колтона то опережала коляску, то отставала. Иногда мы могли переброситься парой ничего не значащих фраз. Тётушка не принимала в разговоре никакого участия, она сидела с мечтательным видом, облокотясь на подушки, и я могла бы поклясться, что все её мысли заняты флердоранжем и свадебным завтраком. Вообще-то я ничего не имела против мистера Колтона. У него приятная внешность, хотя растрёпанные волосы придавали ему несколько простоватый вид. Он был вежлив, добросердечен, немного застенчив. За обедом он явно не знал, чем меня развлечь, и постоянно подкладывал мне разные угощения. В результате я оказалась в неловком положении: с одной стороны на меня косилась тётя Роуз, пытаясь беззвучно напомнить, что настоящая леди ест не больше птички, а с другой стороны радушно улыбалась миссис Колтон, которой хотелось, чтобы мы в должной мере оценили её кулинарные хлопоты. Я была рада, когда обед наконец-то закончился!
   Вдруг коляска резко остановилась, отвлекая меня от мыслей. Я выглянула наружу. На обочине, слегка покосившись, стоял экипаж. Лошадей поблизости не было.
   - Неужели ограбление? - проворчал Питер.
   Мужчины подошли ближе, чтобы оценить ситуацию. Мистер Колтон крикнул нам с тётей, чтобы мы оставались в коляске. Разумеется, я не прислушалась к его совету.
   Чужой экипаж был самым обычным - простая почтовая карета, обитая тёмной кожей. Из приоткрытой дверцы внизу виднелась чья-то рука, и сразу было понятно, что живой человек лежать так не может. Я сглотнула. В жизни не видела более жуткого зрелища. Питер с Колтоном осторожно прикрыли дверцу, возбужденно переговариваясь. В их диалоге промелькнуло слово "убийство". Я так и стояла столбом, пока мистер Колтон не развернул меня за плечи.
   - Прошу вас, мисс Элизабет, вернитесь в карету, - сказал он с неожиданной твёрдостью.
   Вдруг из кустов боярышника, густо растущих на обочине, послышался стон. Мы все бросились туда. В кустах навзничь лежал человек в простой грубой куртке. Когда Колтон осторожно перевернул его, Питер вполголоса выругался, а подошедшая сзади тётя Роуз с тихим возгласом осела на землю. У человека, который, похоже, был кучером той злосчастной кареты, на голове зияла большая рана. Половина лица была залита кровью.
   Выйдя из пансиона, я тайно мечтала о карьере медсестры и самостоятельной жизни, но никак не ожидала, что своего первого пациента получу вот так, на дороге, возвращаясь со светского визита. Вдвоём с Колтоном мы кое-как сумели обмыть человеку лицо. Питер тем временем успокаивал тётю. Чтобы наложить повязку, пришлось пожертвовать куском моей муслиновой шали. Руки у меня слегка тряслись. Всё-таки это был первый раз, когда я делала перевязку живому человеку, а не горшку, утащенному с кухни! Хорошо, что пострадавший был без сознания, так что мои неумелые манипуляции вряд ли могли причинить ему ещё больше страданий.
   - Помогите мне, - сказала я Колтону, который показал себя вполне приличным медбратом, - надо уложить его на бок. И хорошо бы найти что-нибудь холодное, приложить ему к голове.
   - Отрадно видеть, что некоторым леди не чужд здравый смысл и практичное образование, - послышалось вдруг сзади. Я даже подскочила.
   Непонятно, как он мог подъехать так тихо. Мы были всецело поглощены заботой о раненом и не заметили, когда рядом с нами вдруг появился всадник на крупном вороном коне, весь закутанный в тёмный плащ. За его спиной маячили двое верховых в форме королевской гвардии. По солидному эскорту, а также по его манере держаться, легко было догадаться, что это не простой путешественник.
   Несмотря на зрелый возраст, он легко спешился. При этом его плащ распахнулся, и я заметила, что фигура у всадника была юношески стройной. Он был выше и шире в плечах, чем мистер Колтон.
   - Лорд Рэндон, - представился неожиданный путник, внимательно оглядев нашу испуганную группу и стоявший в отдалении жуткий экипаж с... телом. Голос у него был глубокий и сильный, впору полками командовать. Мы трое почтительно поклонились. Пока Колтон представлял нас с тётей, я пыталась собраться с мыслями.
   Один из верховных лордов - здесь, в нашей глуши? Очень интересно. Один из ближайших советников короля... Люди, подобные ему, обычно обретаются в столице, где занимаются высокой политикой. Мелкие кражи и дорожный грабёж - не в их компетенции. Тогда что он здесь делает?
   Лорд Рэндон, однако, не терял времени даром:
   - Значит, вы подъехали позже и ничего не видели, - подытожил он. - Единственный свидетель преступления - этот несчастный. Он ещё жив?
   - Пока да, - ответила я с неприязнью. - Однако если не хотите лишиться единственного свидетеля, советую поскорее доставить его в госпиталь!
   Мне казалось, что важнее позаботиться о раненом, чем так рьяно браться за расследование. Мертвецу в карете уже некуда спешить...
   В ответ на моё замечание лорд бросил на меня острый взгляд, а тётя сзади дёрнула меня за юбку, напоминая о манерах. Я поспешно опустила глаза. Молодой девушке неприлично заговаривать с незнакомым джентльменом, а от верховных лордов и вовсе следует держаться подальше! Говорят, они владеют особой магией: если пристально посмотреть кому-то из них в глаза, он заворожит тебя и превратит в своего послушного слугу. Мне вовсе не хотелось проверить истинность этого утверждения на собственной шкуре. Да и суровая физиономия сиятельного господина, мягко говоря, не располагала к задушевной беседе. Лорд Рэндон тем временем вполголоса отдал указания своим людям, затем посоветовал мистеру Колтону "поскорее увезти отсюда обеих леди", и, наконец, испарился в сгустившихся сумерках. Было слышно, как тётя Роуз вздохнула с облегчением.
   Усаживаясь в экипаж, я наблюдала, как помощники лорда грузят раненого в карету. Надеюсь, они его не угробят, пока довезут до города! Не похоже, чтобы эти ребята что-то смыслили в медицине.
   Дома меня, разумеется, ждала выволочка от тёти Роуз за поведение, недостойное леди. Я вообще-то думала, что потрясение от жестокого зрелища, которому мы стали невольными свидетелями, уложит её в постель, но нет! Беспокойство за моё будущее оказалось важнее слабых нервов. "Ни один джентльмен, - заявила тётка, - ни за что не женится на девушке, которая настолько груба, что вмешивается в мужской разговор, и настолько бесчувственна, что хладнокровно возится с раненым!" Я ответила, что помимо замужества, у меня есть другой вариант: миссис Холланд, директриса нашей местной школы для девочек, в любой момент готова была принять меня на должность учительницы. Тётка разохалась, что не позволит мне угробить свою молодость на "этих вертихвосток". Воспользовавшись случаем, я ловко перевела тему на тётины школьные воспоминания, и разговор потёк, как по маслу. Мы разошлись по спальням уже за полночь, вполне довольные друг другом.
   Глава 2
   Утром, когда я спустилась к завтраку, рядом с моей любимой веджвудской чашкой обнаружился листок с фамилиями. Как пояснила сияющая тётя Роуз, это был перечень приглашенных на мою свадьбу, и она жаждала немедленно его обсудить. Чтобы избежать дальнейших поползновений, я сбежала в сад с этюдником, притворившись, что меня осенило вдохновение. Но и там меня отыскала Мери, передав, что тётя просила меня одеться наряднее. Их обеих переполняла уверенность, что мистер Колтон сегодня же нанесет нам визит.
   Колтон, однако, так и не появился, а жаль: я надеялась узнать от него новости касательно вчерашнего происшествия. Кем был тот убитый в карете? Очнулся ли кучер? Зачем в Илсбери объявился верховный лорд? В поисках информации я хотела было наведаться в лавку миссис Томсон, которая знала всю подноготную о соседях и всегда была готова щедро делиться сведениями. При определённом умении даже из мутного потока сплетен можно выудить полезные факты. Однако тётушка упёрлась и не захотела меня отпускать, чтобы не пропустить появления мистера Колтона. Пришлось смириться.
   Весь день тётя Роуз бросалась к окну при малейшем шуме, а на следующий день пришло письмо. Мистер Колтон сообщал, что, к его величайшему сожалению, неотложные дела вынуждают его покинуть Илсбери, но он надеется когда-нибудь в будущем возобновить наше приятное знакомство, и так далее, и тому подобное. В общем, всё было ясно. Мой предполагаемый жених растворился в туманной дали. От такого горького разочарования тётушка слегла в постель, и мне пришлось принести ей поднос с ромашковым чаем, а затем молча вытерпеть поток причитаний о моей загубленной женской доле. Чтобы её утешить, я немного почитала тёте из её любимой книги и, когда старая дама заснула, на цыпочках ушла к себе.
   Только здесь, в безопасном уединении своей комнаты, можно было наконец-то расслабиться! Я со вздохом упала в старое уютное кресло, стоящее у стола, и опустила голову на руки. Демьюр, видимо, решил, что я тоже нуждаюсь в утешении. Он запрыгнул ко мне на колени и принялся тереться пушистой башкой о мои ладони, нежно урча.
   - Да всё в порядке, - вздохнула я, потрепав его по загривку.
   Мне не очень-то хотелось замуж, но глубоко в душе саднило, что я опять оказалась недостаточно хороша. Нет, тут действительно не о чем жалеть. Мистер Колтон не пробудил во мне никаких романтических чувств, а проживание в одном доме с его строгой мамашей привлекало не больше, чем жизнь в серпентарии. Хотя в какой-то момент мне действительно показалось, что Колтон был внимателен ко мне чуть более, чем его обязывала вежливость. Не иначе, от тётки заразилась. Нет уж, хватит, пора кончать с этой свадебной лихорадкой! Я переложила кота на ближайший пуфик, достала письменный прибор и принялась сочинять письмо к миссис Холланд, директрисе женской школы в Илсбери.
   Я уже заканчивала письмо, когда в дверь робко стукнули, и в проеме показалась взволнованная мордашка Мэри:
   - Мисс, там пришли, какой-то важный господин, и спрашивают вас! - выпалила она возбужденно.
   Визитёров у нас всегда принимала тетушка, так было заведено. Но сейчас старая леди была явно не в состоянии выполнять светские обязанности. Кроме того, я подумала, что это, вероятно, мистер Колтон решил проявить избыточную вежливость, и помимо письма, объясниться лично. Так что я спустилась вниз, прихватив широкую вазу с нелюбимыми лилиями. Мери вечно притаскивала в мою комнату всякие цветочные композиции для изящества обстановки. Если наш чересчур учтивый джентльмен начнет досаждать мне оправданиями - с удовольствием надену этот цветочный горшок ему на уши.
   Когда я появилась на пороге гостиной, высокий мужчина, стоявший у окна, резко обернулся, и я чуть не выпустила вазу из рук. Лорд Рэндон! К счастью, реакция у столичного лорда была получше моей: пока я стояла столбом, он успел перехватить злополучную вазу и пристроить её на цветочную полку. Затем он подал мне руку и проводил к креслу.
   - Мисс Гордон, - вежливо поклонился гость, - надеюсь, позавчерашнее происшествие не слишком сказалось на вашем самочувствии.
   - Нисколько, уверяю вас. А что с тем несчастным, он жив? Он что-нибудь сказал?
   - К сожалению, он скончался в госпитале. Однако, благодаря вашей помощи, он успел повидаться со священником и очиститься от грехов.
   "Лучше бы инспектора позвали, - подумала я с досадой. - Для дела пользы было бы больше..." Разумеется, я не стала говорить этого вслух.
   - Забудьте об этом происшествии, мы сами разберёмся. Вообще-то я хотел поговорить о вас.
   Я насторожилась. Не к добру мы позавчера наткнулись на ту злосчастную карету! Во что мы впутались с тётей Роуз? Не хотелось бы оказаться объектом внимания королевской тайной канцелярии... Я постаралась придать своему лицу выражение безмятежной наивности. Ну какой с меня спрос?
   - Я узнал, что вы сирота, и вас здесь ничто не удерживает...
   "Точно, влипли. Уже и справки обо мне навели. Представляю, как увлеченно все кумушки Илсбери будут перемывать мне кости! Я щедро наделила их пищей для сплетен на пару недель вперед!"
   - ... так что я возвращаюсь завтра в Спленфилд и предлагаю вам поехать со мной.
   От изумления наивное выражение накрепко приклеилось к моему лицу. "В каком качестве, сэр?" - хотела я спросить, но слова не шли с языка. Забыв о правилах приличия, я уставилась на своего собеседника. Машинально отметила, что он гораздо моложе, чем показалось вчера. Наверное, около тридцати, хотя кто их знает, этих верховных лордов с их загадочным волшебством! Чёткое, резко очерченное лицо, густая грива тёмных волос, слегка нахмуренные брови... Мистер Колтон рядом с этим мужчиной выглядел бы как птенец рядом с матёрым стервятником. Серые внимательные глаза выжидающе смотрели в мои. Такая, знаете ли, самоуверенность и властность в каждой черте. В общем, Рэндон принадлежал к тому типу людей, от которых я всегда старалась держаться подальше. Они меня подавляли даже без всякой магии.
   Не дождавшись ответа, он небрежно придвинул ещё одно кресло и уселся рядом со мной:
   - Подумайте сами, что вам здесь делать? Зевать на чаепитиях и вытирать носы чужим детишкам? Скука! Вы молоды, умны, энергичны. В столице для девушки вроде вас откроется масса возможностей! Вы могли бы учиться...
   Во мне внезапно проснулась подозрительность: "Да, для одинокой девушки в чужом городе откроются богатые перспективы, и я даже догадываюсь, какого рода!"
   - А в свободное от учёбы время я, вероятно, должна буду вас развлекать, милорд? - сухо спросила я, едва сдерживая гнев.
   - Смею надеяться, моё общество не успеет вам надоесть, - ответил этот самовлюбленный, высокомерный тип. Возмущение уже бурлило во мне вовсю.
   - ...Эх, и вазы под рукой нет... - пробормотала я.
   - Что, простите?
   Всё, с меня хватит. Я резко поднялась:
   - Прошу извинить, но у меня дела. Мэри вас проводит. Возможно, где-нибудь в другом доме вы найдёте достаточно наивную девушку, которую заинтересует покровительство такого бесспорно надёжного и обаятельного человека, как вы. Хотя сомневаюсь. Всего хорошего.
   Выпалив это, я быстро направилась обратно к лестнице, злясь на себя за пылающие щёки. Что я наговорила! А вдруг этот холёный аристократ обидится, нажалуется тётке... Моё позавчерашнее "нескромное поведение" по сравнению с сегодняшним покажется им сущей ерундой! Интересно, что по закону полагается за оскорбление одного из верховных лордов?
   Уже на пороге комнаты я вдруг услышала за спиной смех. Негодяй стоял с перчатками в руках и ... смеялся! Увидев, что я обернулась, он издевательски низко поклонился и вышел. Когда он спускался с крыльца, я всё ещё слышала его смех.
   ***
   Женская школа в Илсбери представляла собой несколько кирпичных разномастных строений, окруженных внушительным забором. Предполагалось, что этот забор должен был удерживать школьниц в пределах отведённой им территории. Возможно, у ценителя архитектуры наш аляповатый школьный комплекс вызвал бы ужас и головную боль, но мне он ужасно нравился! Я полюбила светлые классы с длинными рядами парт и грифельными досками, посыпанные гравием извилистые дорожки и учительский корпус, в котором мне отвели целую отдельную комнату. Впервые в жизни у меня была своя комната, которой я могла распоряжаться, как захочу! В первый же вечер я развесила по стенам свои самые удачные рисунки, а Демьюр облюбовал мягкое кресло в углу и больше никого туда не пускал.
   Я научилась укладывать кудри в строгую прическу и заказала у портнихи мисс Вайль тёмно-синее платье с глубокими карманами, такого же фасона, как у директрисы. Я провела у девочек несколько занятий по рисунку и уже чувствовала себя опытной классной дамой. Миссис Холланд, невысокая энергичная леди в больших очках, делавших её похожей на стрекозу, была со мной очень приветлива. Миссис Клапп, учившая девочек домоводству, всегда норовила угостить меня чем-нибудь вкусненьким. Некоторые школьные дамы, опасаясь за свои фигуры, старались пореже попадаться ей на глаза. Все преподавательницы в школе были старше меня, относились ко мне немного покровительственно и охотно готовы были делиться опытом. Только одна из них держалась прохладно и отстранённо - мисс Сноу, наша учительница музыки. Поначалу я размечталась было о приятном совместном пении по вечерам, но эта леди явно была из тех, кто предпочитает выступать соло.
   В тёплый августовский вечер я сидела за новеньким письменным столом и составляла конспекты занятий. С начала осени к моим урокам добавятся математика и география в среднем звене, а у старших барышень я буду вести ещё рисование. Мне дали понять, что всё это следует преподавать в самом лёгком изложении. К чему скромным девицам знать о других странах, если за всю жизнь им вряд ли придётся отъехать дальше, чем за двадцать миль от Илсбери? Зачем им уравнения и функции, если их самой сложной математической задачей будет свести семейный бюджет за месяц? Я прикидывала, как лучше раскидать темы по семестру, когда за окном вдруг послышался шорох, и на мой ковёр приземлился спутанный клубок из юбок и белокурых локонов. Вздрогнув, я оглянулась.
   - Кэти! - так и знала, что это она. Кто ещё может предпочесть окно нормальной двери? - Инфаркт из-за тебя схвачу!
   - Привет, - светло улыбнулась девочка.
   Кэтрин Бейль в свои тринадцать лет обладала внешностью ангела и характером проказливого бесёнка. Она была сиротой, как и многие другие воспитанницы в нашей школе, но, видимо, никакие невзгоды не могли омрачить её неунывающий дух. Мы с ней быстро сдружились. Вообще-то я собиралась держать определённую дистанцию со своими будущими ученицами, но обаяние Кэти сметало все преграды, ему невозможно было противиться.
   - Ты опять бегала на озеро? - нахмурилась я, заметив мокрый подол её платья. - Ох, Кэти! Тебе мало было наказаний на прошлой неделе?
   - Миссис Касл сегодня весь день дрыхнет в кресле, так что она ничего не заметила. А на озере такая красота!
   - Сними свою верхнюю юбку, пока я схожу за утюгом к миссис Клапп. Она, наверное, считает меня законченной франтихой, ежедневно наглаживающей свои оборки!
   Пока мы проводили операцию по спасению платья, девочка трещала без умолку. Волей-неволей я была в курсе всех её шалостей. И не думайте, что все они были безобидны! Могу рассказать один случай.
   Наш мясник, мистер Хоппер, как-то раз завёл поросёнка. Маленький Паштет тут же стал любимцем всей детворы, а уж Кэтрин в нём просто души не чаяла и учила его всяким уморительным фокусам. Мясник, однако, кормил животину не развлечения ради, так что, несмотря на мольбы Кэти, Паштет оправдал своё имя и был подан к столу. Месть девочки была скорой и по-своему изящной. Придя утром в лавку, Хоппер впотьмах увидел, как с прилавка на него грустно смотрит поросячья морда, окружённая призрачно-зелёным светом (накануне Кэти наломала в трухлявом пне хороших гнилушек). Спрятанные на чердаке бутылки заодно с ветром создали неплохой звуковой эффект. Мясник даже протрезвел и потом ещё неделю слегка заикался. Кэтрин он с тех пор крепко невзлюбил.
   К счастью, в нашей школе не приветствовали физических наказаний. Строгие внушения миссис Холланд, материнские наставления миссис Касл и ледяные нотации мисс Сноу - всё это отлетало от Кэти, как от стенки горох. Я тихо надеялась, что мягкость и доверительное отношение скорее помогут разбудить лучшие стороны её живой натуры. Непоседливость также мешала девочке стать хорошей ученицей, исключая разве что рукоделие. Невероятно, но подвижная, как ртуть, девчонка могла несколько часов возиться с горсткой бусин, чтобы порадовать новым браслетом подругу или миссис Касл.
   Переодевшись в сухое платье, девочка убежала. Напоследок она обняла меня и, прошептав "это вам", вложила что-то в руку. На моей ладони осталась крошечная шкатулка, сплетённая из тростника и отделанная ракушками. Я осторожно поставила её на каминную полку, где уже красовались несколько других вещиц от Кэтрин. Меня охватило тёплое чувство. "В этом и будет отныне заключаться моя жизнь", - подумала я, подойдя к окну и любуясь сиреневыми красками летнего вечера. Подарить этим обездоленным девочкам хоть немного радости, исподволь воспитывая их характер. Разве я сама не сирота? Кто, как не я, сможет понять их и помочь! К тому же, при такой жизни у меня не останется времени на личные переживания, и это было к лучшему, потому что мне никак не удавалось изгнать из своих фантазий лорда Рэндона с его странными предложениями.
   Как мало мы знаем о своём будущем! Я настроилась на тихую самоотверженную жизнь учительницы, но внезапно одно непредвиденное обстоятельство разрушило все мои планы.
   Глава 3
   Это случилось, когда в город приехал Иннелин. Он был одним из хокерменов, бродячих торговцев, из народа альвов. Хокермены - явление настолько необычное и оживляющее скучную жизнь в провинциальном городке, что заслуживают более подробного рассказа. Впрочем, как и альвы. Полагаю, их прозвали так из-за очень светлых волос, которые были их главной отличительной чертой. Также большинство из них отличались восприимчивостью к красоте и любовью к изящным искусствам. Альвы мастерски владели разными ремёслами. Если верить книгам, раньше их семьи селились прямо у нас в городах, открывая там свои мастерские и волшебные лавки. Мы не знали, по какой причине они ушли, но уже двести лет никто не видел женщину или ребёнка альва. Только бродячие торговцы-хокермены разъезжали по стране в своих пёстрых фургонах, и таких редкостей, как у них, ни в одном столичном магазине нельзя было сыскать! В то же время ни один разбойник в здравом уме не рискнул бы ограбить или оскорбить хокермена - за своих альвы мстили быстро и жестоко.
   В Илсбери центром торговли был рынок. Кроме того, имелась ещё мясная лавка мистера Хоппера, бакалейный магазинчик "Универсальные товары миссис Томсон" (главное место встреч местных кумушек), модная лавка мисс Вайль и ещё несколько мастерских. Людям этого было достаточно. Но всё равно, приезд хокермена был настоящим Событием! Обычно Иннелин останавливался в единственной приличной гостинице, никогда не задерживаясь дольше, чем на неделю. По вечерам в гостиничном баре собиралось всё мужское население, желая узнать новости или отправить срочное письмо. Иннелина знали все, от стариков до детишек. Ему можно было заказать какой-нибудь особый товар: например, если чьей-то жене в деликатном положении вдруг приспичит апельсинов в ноябре месяце, или понадобится редкий шёлк на свадьбу любимой дочери. Хокермен мог раздобыть что угодно, были бы деньги, и все знали, что товар будет доставлен в лучшем виде и за кратчайший срок. Это был один из секретов альвов. Как им это удавалось - никто не знал. Думаю, у них была своя система сообщений. Все хокермены постоянно поддерживали связь между собой. Суеверные люди говорили, что альвы продали свои души народу фэйри, а взамен те приютили в своих полых холмах их семьи и открыли им тайные дороги, да ещё подарили вечную молодость впридачу. Лично я не верю в этот антинаучный бред. С другой стороны, я помнила Иннелина ещё с детства, и за всё это время он ни капли не изменился: высокий блондин в неброской тёмной одежде, с такой изящной фигурой, что в нём никак нельзя было заподозрить большой физической силы, хотя однажды я видела, как он в одиночку вытолкнул свой застрявший в грязи фургон.
   В тот памятный день в середине сентября я была свободна от уроков, так что прямо с утра, прихватив этюдник и свёрток с бутербродами, отправилась порисовать в холмы. Мне давно хотелось перенести на бумагу этот призрачный туманный свет, который бывает осенним утром в горах. Что ж, могу засчитать себе ещё одну неудачную попытку. Промучившись напрасно несколько часов, я сложила этюдник и неторопливо двинулась обратно, по пути завернув в лавку миссис Томсон за иголками. "Уж если не повезёт с утра, так весь день насмарку!" - подумала я, наткнувшись в лавке на мистера Хоппера. После "поросячьей" шуточки Кэти он меня заочно недолюбливал. Мазнув по мне неприязненным взглядом, толстяк процедил:
   - Всё учительствуете, мисс Гордон? Кстати, эта ваша протеже... как бишь её, Кэтрин? Доигралась-таки. У Иннелина какие-то побрякушки спёрла. Хана теперь девке. С альвами шутки плохи.
   Мне стало плохо. О боже, меня не было всего полдня! На полдня их оставить нельзя! Я кинулась к выходу, напрочь забыв про покупки. Мистер Хоппер с удовольствием крикнул мне вслед:
   - Следить надо лучше за девкой! Совсем распустились...
   Теперь он не успокоится, пока по всему городу эту новость не разнесёт! Я заметила, как вошедшая в лавку миссис Шарп радостно навострила уши. Тоже сплетница ещё та!
   Задыхаясь, я бежала до самой школы, уговаривая себя не переживать раньше времени. Просто Хоппер до сих пор зол на Кэти, вот и болтает всякую чушь! Сейчас я сама во всём разберусь.
   То, что мясник, к сожалению, не солгал, я поняла сразу, увидев в школьном холле самого Иннелина.
   Я забыла рассказать о ещё одной особенности альвов. Якобы те же фэйри наделили их народ невероятной привлекательностью для противоположного пола. Сегодня это волшебство сработало на тысячу процентов. Наши дамы, обычно исполненные достоинства, сгрудились вокруг пришельца как стайка воркующих голубей. Воздух вокруг трепетал от приторных улыбок. Миссис Клапп с невообразимой, украшенной бантиками прической настойчиво предлагала гостю отведать пончиков. Мисс Сноу порывалась ненавязчиво взять хокермена за руку, причем одета она была в такое открытое платье, которое уместно разве что вечером. Судя по растерянному лицу, Иннелин очень чтил правила вежливого обращения с леди, но был не настолько искушён в светской жизни, чтобы от этих леди безболезненно избавиться. "Придётся вмешаться", - вздохнула я и решительно потеснила окружающий его цветник.
   Заметив среди окружающего благолепия моё хмурое лицо, хокермен обрадовался мне как потерянной сестре:
   - Мисс, вы не будете так любезны подсказать, где я мог бы найти директора? - воскликнул он звучным голосов, заглушив щебетание наших прелестниц.
   - Прошу вас, - показала я на лестницу. - Я как раз тоже туда собираюсь.
   Выбраться из холла было непросто. Пришлось прибегнуть к военной хитрости:
   - Миссис Клапп, - шепнула я на ухо пожилой даме, - на кухне срочно требуется ваш совет. Они собираются печь пирог с ревенем! Вы только подумайте!
   Мадам, охнув, устремилась в хозяйственное крыло, прихватив блюдо с пончиками.
   - Мисс Сноу, боюсь, старшие школьницы опять без спросу взяли ваши ноты. Моего авторитета явно недостаточно... только вы сможете на них повлиять! - добавила я, подпустив в голос нотку драматизма.
   Негодование и педагогический долг мигом вытеснило из изящной головки мисс Сноу все романтические порывы. Я с облегчением заметила, как хокермен, воспользовавшись передышкой, проскользнул на второй этаж.
   - Кстати, а что случилось? - спросила я, догнав его на середине лестницы. Во мне теплилась надежда, что мы сумеем решить проблему без вмешательства руководства. Кэти и без того часто влетает. Так и до исключения недалеко!
   - Вчера одна из ваших воспитанниц заинтересовалась одной вещицей в моей лавке, - сухо сказал Иннелин. - Это один из моих амулетов. Он не предназначен для детских рук, хотя девушка, похоже, была просто очарована. Боюсь, вещица так ей понравилась, что она решила забрать её насовсем. Я понимаю, что молодым девушкам нравятся красивые игрушки. - Обернувшись ко мне, хокермен улыбнулся, но от этой улыбки у меня озноб прошел по спине. - Я предложил бы ей обменять амулет на что-то другое. Эта вещь очень ценна для меня.
   Я с отчаянием поняла, что без директора не обойтись. Если верить описанию Иннелина, девушка была одета в форменное платье нашей школы и выглядела точь-в-точь как Кэтрин. Вздохнув, я постучала в дверь кабинета и пригласила торговца внутрь.
   ***
   Мы сидели в кабинете вчетвером - я, Иннелин, невозмутимый, как кот в засаде, красная от гнева миссис Холланд и хлюпающая носом Кэтрин. Допрос тянулся уже почти час, а дело не сдвинулось ни на шаг.
   Кэти разрыдалась прямо с порога, не успев дослушать обвинений. Вообще-то, из неё получилась бы превосходная актриса, но в этот раз её поведение показалось мне искренним.
   - Я не делала этого, мисс! Ничего я не брала! Неужели вы мне не верите?! - повторяла несчастная девочка, и больше от неё ничего нельзя было добиться.
   Миссис Холланд, обычно уравновешенная и невозмутимая, в этот раз вышла из себя: она так шарахнула рукой по столу, что едва не уронила тяжелые папки, а от её гневного окрика даже я подскочила на стуле. Директрису можно было понять. Кэтрин Бэйль не в первый раз испытывала терпение преподавателей. Сегодняшний случай вообще за гранью - такое пятно на репутации школы! Однако я понимала, что криками от Кэти ничего не добьёшься. От испуга она только закроется, как устрица при виде сборщика, и мы не получим ни одного вразумительного ответа.
   - Минутку, спокойно, - вмешалась я. - Давайте разберёмся. Мистер Иннелин, когда вы обнаружили пропажу?
   - Вечером, часов в десять, - тут же откликнулся торговец. - Но я мог не сразу заметить отсутствие амулета.
   - Кэтрин побывала в вашем фургоне в пять часов, так?
   - Да. Её заинтересовали украшения из цветов. Я, конечно, понимал, что девочка ничего не будет покупать, но разрешил их примерить.
   - И вы показали ей амулет?
   - Она сама его нашла. - Директриса метнула уничтожающий взгляд в сторону Кэти. - Он лежал в серебряной шкатулке на самой дальней полке. Это длинная цепь из зелёного золота, с медальоном. На медальоне есть гравировка, восьмилучевая звезда. В неопытных руках амулет может быть опасен, поэтому я забрал его и переложил в другое место. Девушка вскоре ушла.
   - А потом, видимо, вернулась, - зло прищурилась директриса, - да?
   - Нет! - всхлипнула Кэти.
   - Я не буду напоминать, что самовольные отлучки из пансиона запрещены, хотя не думай, что тебе это сойдёт с рук! За это ты будешь наказана отдельно! Ты присутствовала на вечерней молитве в восемь вечера. Где ты была до восьми часов? - допрашивала миссис Холланд.
   - Я... я... - девочка запнулась и покраснела.
   Ясное дело, что-то скрывает. Боится признаться. Где, интересно, её носило? Рыбачила на озере с приятелями? Вряд ли, за это ей крупно влетело на прошлой неделе, наставления миссис Касл не могли так быстро выветриться из её непутёвой башки. Торчала в шляпной лавке у болтушки миссис Ингер? Нет, та уехала на свадьбу к сестре, вернётся через пару дней. А если... ага!
   - Простите, - поднялась я, - мне нужно уточнить один вопрос, - и вышла из кабинета.
   Отсутствовала я недолго, пару минут.
   - Говорят, на этой неделе ночью уже будут заморозки, - произнесла я, вернувшись. На меня озадаченно уставились три пары глаз. Повисла немая сцена.
   - А перед заморозками мистер Хоппер всегда снимает свои лучшие яблоки, так? - я строго посмотрела на Кэти, отчего та сжалась на стуле. - И укладывает их на чердак. Где ты и проторчала вчера весь вечер. Миссис Грин, медсестра, сказала, что у тебя утром болел живот. Ты объелась яблок, дорогая, не так ли?
   Кэти хотела что-то сказать, запнулась и покраснела ещё больше, хотя, казалось, куда уж. Про её непомерную любовь к яблокам знала вся школа.
   Я быстренько прикинула варианты. Мистер Хоппер по вечерам обычно бывает дома. Но если он и заметил Кэтрин, нипочём нам об этом не скажет, он её терпеть не может. Кто ещё мог её увидеть? Кэти наверняка влезла в дом через чердачное окно. Перед самым домом растёт высокий клён, девчонка же лазает по деревьям как белка, ей туда забраться - раз плюнуть. А соседка Хоппера, миссис Шарп, не могла не отметить своим зорким глазом такое восхитительно непристойное зрелище. На неё вся надежда.
   - Значит, так, - решила я. - Мы с мистером Иннелином сейчас опросим свидителей. - А эту особу, - я взяла Кэти за руку, - если позволите, я отведу в лазарет.
   Мне не хотелось оставлять девочку наедине с директрисой. Миссис Холланд, кажется, тоже этого не хотелось.
   - Позволю с удовольствием, - устало сказала она. - А когда вы вернётесь, - последний уничтожающий взгляд на Кэти, - тогда мы продолжим разговор.
   ***
   Помощь миссис Шарп нам не понадобилась. Завидев нас с Иннелином, мистер Хоппер сам вышел навстречу.
   - Да слышал я, как она шуршит на чердаке, - махнул рукой толстяк. - Там у меня ещё книги старые сложены, от матери остались, вот она сидит, читает и яблоками хрустит себе. А что? Так хоть вреда от неё никому нет. Я уж и лестницу потихоньку к чердачному окну приставил, а то ведь страх один, как она по дереву туда сигает, убьется ещё. Вечером, как колокол к молитве прозвенел, слышу - скатилась она по этой лесенке и дунула к школе, только пятки засверкали.
   Я обернулась к Иннелину. Тот пожал плечами.
   - Полагаю, мисс Кэтрин мы можем исключить из числа подозреваемых, - сказал торговец, с интересом глядя на меня. Затем он коротко поклонился и ушёл.
   Оставшись вдвоём с мистером Хоппером, я с досадой спросила:
   - Почему вы не рассказали мне это ещё тогда, в лавке?! Нарочно? Хотели проучить Кэтрин? Чтобы её заподозрили, чтобы она испугалась?
   - А вы думаете, я меньше испугался, когда того несчастного поросёнка увидел? - с вызовом ответил толстяк. - И вообще, я же говорю - следить надо за девкой!
   Он махнул рукой и ушёл в дом. А я побежала догонять Иннелина.
   - Кто ещё подходил к вашему фургону вчера вечером, после Кэти? - выпалила я, слегка запыхавшись.
   - Достаточно много людей, - задумчиво сказал торговец. - Во-первых, ваш мэр, мистер Скорп. Пришёл почти сразу, как ушла Кэти. Нужно было уладить кое-какие формальности насчёт торговли. Потом миссис Коннор - я привёз ей лекарство, которое она просила. Мистер Хардман, здешний садовник, пришёл за семенами редких растений. Были ещё миссис Лейн с дочерью и миссис Райд, ваша тётя.
   - Тётя Роуз?!
   - Не волнуйтесь, - улыбнулся Иннелин, - уверен, что вам неприятности из-за этого дела больше не грозят.
   Я тоже на это надеялась, но мы крупно ошиблись. Неприятности только начались.
   Глава 4
   Целую неделю после этого случая Кэти вела себя тише воды, ниже травы. Для меня инцидент тоже даром не прошёл. Некоторые преподавательницы взяли привычку перешёптываться о чём-то за моей спиной. Миссис Пончики и мисс Декольте держались со мной очень сухо. Тут ещё Иннелин невольно подлил масла в огонь, подкараулив меня возле школы с неожиданным предложением. Нет, не с тем, которое обычно делают молодым девушкам.
   - Я подумываю задержаться здесь на какое-то время, - сказал он с озабоченным видом. - Хочу открыть лавку. Мне нужен помощник: принимать товар, составлять списки закупок, отчёты о продажах. Вы согласились бы поработать секретарём?
   Я опешила от такой новости. Альвы уже двести лет не селились в наших городах, а торговец-альв, открывший лавку и взявший на работу даму - это вдвойне необычное явление! Скорее всего, Иннелин решил задержаться из-за амулета, который пока так и не нашли.
   - У меня уже есть работа, - намекнула я, не желая обидеть его резким отказом. - Думаю, в городе найдутся и другие дамы, готовые вам помочь.
   - Да, некоторые предложили свои услуги (мне показалось, что на лице торговца мелькнул испуг). Они были очень... э-э... любезны. Но я предпочел бы работать с вами. Видите ли, наш товар довольно своеобразен и требует, скажем так, определённой восприимчивости.
   Иннелин мягко улыбнулся, заставив меня вспомнить сказки о волшебной привлекательности альвов. Может быть, дело в этом? Может, ему нужна помощница с "иммунитетом" к альвийской внешности? Я осторожно присмотрелась к Иннелину. Так, на всякий случай. Он, безусловно, красив: высокий, стройный, волосы длинные и почти белые, как у Кэти, только у него они прямые. Тёмные брови как крылья, да и вообще в его лице было что-то птичье - острые черты, манера резко поворачивать голову, будто он прислушивался к чему-то. Однако никаких любовных чувств у меня его внешность не вызывала, и слава богу!
   - Подумайте, мисс Гордон, - настаивал торговец. - Я согласен на любые ваши условия.
   На том мы и попрощались. В холл я вошла под перекрестным огнём женских завистливых взглядов. Стало ясно, что приятельство с Иннелином не добавит мне симпатии среди коллег. Образно говоря, над моей головой сгущались тучи.
   Спустя пару дней, подходя к воротам школы, я увидела отъезжающего всадника в тёмном плаще. Мне показалось, что со спины он похож на лорда Рэндона, но я тут же обругала себя за мнительность. Во-первых, все убедились, что наша школа не имела отношения к пропаже альвийского амулета, так что Рэндону придётся расследовать это дело где-нибудь в другом месте. Во-вторых, если вдруг у милорда имелась малолетняя родственница, которая нуждалась в совершенствовании манер, ей здесь нечего делать. Наша школа не для знатных аристократок. Скорее всего, я обозналась, а Рэндон наверняка и думать обо мне забыл. Пора уже выбросить его из головы и успокоиться.
   ***
   Этот сентябрьский вечер выдался неожиданно холодным в череде солнечных золотых дней, однако в маленьком трактире на Старой площади было шумно и весело. В глубине зала щедро пылал камин, синие запотевшие окна отгораживали посетителей от осенней слякоти. Вкусно пахло мясными пирогами и жареной рыбой.
   Рэндон с Иннелином заняли отдельный стол в углу возле окна. Альв явно наслаждался не столько ужином, хотя кормили здесь очень неплохо, сколько покоем. Обычно, едва он просовывал голову в дверь, как кто-нибудь из горожан тут же звал его за свой стол и присаживался на уши с бесконечными просьбами, но в этот раз присутствие верховного лорда сдерживало людей, вынуждая держаться подальше. На всякий случай.
   - Редко когда удаётся так спокойно посидеть! - улыбнулся альв.
   - Это, однако, не способствует нашему расследованию. - Рэндон обвёл рукой окружавшее их свободное пространство. Я уже и забыл, каковы нравы в глубинке. Маленький замкнутый мирок, не слишком жалующий чужаков.
   - Надеюсь, с твоей помощью мы найдём убийцу. - Альв внимательно посмотрел на друга. Тот с досадой нахмурился.
   - Не может быть, чтобы ты сам не заметил. Щадишь моё самолюбие? Я перегорел, Иннелин. Последнее дело слишком дорого мне обошлось, поэтому, если ты рассчитываешь на магию верховного лорда - напрасно. Я пуст, как курсант перед присягой, - и Рэндон раздражённо плеснул себе ещё вина.
   - Я слышал, что твоё последнее дело было громким, - осторожно заметил альв.
   - О да! Можно сказать, я ушёл с музыкой. И фейерверком, - усмехнулся человек.
   - Что значит "ушёл"?
   - Подал в отставку.
   - Уверен, что Георг её не принял.
   - Нет, конечно, - вздохнул лорд. - Знал бы ты, как мне надоели все эти пустые фразы: "ты восстановишься", "всё наладится"... Сочувственные взгляды, перешёптывания за спиной. Я был рад оказаться подальше от столицы. Уехал, как только получил твоё письмо.
   - Как это случилось? Слышал, вы накрыли какое-то тайное общество?
   - Просто невероятно, сколько их развелось в последнее время! Иногда кажется, что чем активнее мы развиваем науку и промышленность, тем сильнее бродят в головах у людей мутные суеверия, обрывки древних легенд и таинств. Может, это своего рода противовес? Дань всеобщей гармонии? С одной стороны, за последние годы мы открыли несколько фабрик, запустили железную дорогу, вдвое увеличили объём морских перевозок... С другой - в столице как грибы после дождя вылезли всякие месмеристы, спиритуалисты, Дети света, Внуки Изиды... Можно сказать, в Спленфилде сейчас взошло светило истинного мракобесия. Хуже всего, что некоторые из этих просветленных братьев заглядываются на кресла в Кабинете. А те, об кого я обломал зубы, - некий Орден Дракона, огнепоклонники, - вообще замахнулись на трон. Мы их вычислили, но потом всё не по плану... Результат ты видишь перед собой.
   - Так это из-за травмы ты примкнул к прогрессистам? - прямо спросил Иннелин своего друга. - Разочаровавшись в магии традиционной, ищешь теперь смысл в человеческом разуме и магии механической?
   - Да, хотелось бы опереться на что-то более прочное, чем непонятная сила, которая рождается под действием присяги и может неожиданно тебя покинуть. Надеюсь, что мои мозги окажутся надёжнее.
   - В нашем деле мы обойдёмся вовсе без магии, - сказал Иннелин, наклонившись над столом. - Достаточно будет твоего опыта и интуиции. В Илсбери нет никаких тайных обществ. Здесь действует одиночка. Какой-то чернокнижник. Я чувствую его жажду, неудовлетворённость... В древности в этих местах обитали жестокие боги, и сейчас ещё находятся безумцы, готовые воскресить их в обмен на силу и могущество. Мы найдём его.
   - Он ведь убивает, Иннелин, - нахмурился Рэндон. - На его счету уже четыре жертвы. Что если мы не успеем его остановить? Каждое следующее убийство будет на нашей совести. Мне неприятно расписываться в своей беспомощности, но если хочешь, я вызову сюда кого-нибудь из сильных лордов. Форсайта, например...
   Иннелин горячо возразил ему:
   - Ты же знаешь, как сейчас в правительстве относятся к преступлениям, связанным с тёмным колдовством! И как жёстко их искореняют! После Форсайта здесь останется пепелище, образно говоря. Может, городок и устоит, но его жители ещё долго будут видеть кошмары по ночам! Этот несчастный город сейчас заражен, но, чтобы вылечить опухоль, необязательно выжигать её кислотой!
   - Ты привёз сюда альвийский амулет, чтобы вычислить место силы этого чернокнижника?
   - Да. Но чего я не ожидал, так это того, что он ухитрится похитить амулет! Дерзкий тип.
   Рэндон взял список людей, отметившихся возле фургона в тот памятный вечер.
   - Ему даже не обязательно было приходить лично... - пробормотал он. - Мог бы послать кого-нибудь. Постой-ка, что за миссис Райд? Не родственница ли она того Чарльза Гордона, у которого ты изъял некоторые интересные книги по тёмной магии?
   - Она сестра его жены. Мисс Гордон - его дочь. Согласен, некоторые нити расследования ведут к их семье. Поэтому я и рассчитывал привлечь к нашему делу Элизабет.
   - ...А их конюх выглядит так, что я готов поставить свой кинжал против этой вилки, что это он развлекается с ножом в здешних холмах, - продолжал размышлять лорд Рэндон. - Слушай, а юная леди часом не может оказаться...
   - Не может, - отрезал альв. - Эта девушка свежа, как яблоко, и с душой чистой, как откованный в Авеллине клинок.
   - Поэтично звучишь, - усмехнулся Рэндон. - В таком случае, сотрудничество с нами автоматически превратит её в приманку. Ты хоть понимаешь, что собираешься дразнить Чернокнижника этим - как ты там выразился - кусочком яблока на острие альвийского клинка? Надеюсь, ты сумеешь её защитить.
   - Уверен в этом. Иначе бы не предлагал.
   - Хорошо. Скажу честно, в нашу первую встречу я пытался уговорить мисс Гордон перебраться в столицу. Мне казалось, это дело слишком опасно, чтобы вмешивать сюда леди. Но она отказалась!
   Хокермен поперхнулся вином.
   - Ты предложил ей... что?! - нахмурился он, отложив вилку. - Алекс, могу я спросить, каковы твои намерения относительно этой девушки?
   - Такой вопрос и таким тоном мог бы задать её отец.
   - Будь её отец жив, он спросил бы у тебя то же самое.
   - Не волнуйся, мне сейчас не до интрижек. Чёрт возьми, не прошло ещё и месяца после разрыва моей помолвки! И мисс Гордон не настолько тронула моё сердце, чтобы претендовать на роль будущей леди Рэндон. Я устроил бы её в Университет, мне казалось, что такая девушка, как она, будет рада получить серьёзное образование! Что ж, я ошибся.
   - Я не знал насчёт твоей помолвки... - обалдело пробормотал Иннелин. - Неужели Алисия...
   - Леди Алисия сбежала быстрее ветра, как только узнала, что вместо блестящего столичного общества её ожидает глухое родовое поместье, а вместо перспективного мужа - бессильный калека без капли магии. И давай больше не будем о женщинах. Я не против участия мисс Гордон, если ты сумеешь обеспечить её безопасность.
   Глава 5
   Когда миссис Холланд вызвала меня к себе, я почти не удивилась. Успела уже морально подготовиться. Больше удивило, что директриса и не думала в чём-нибудь меня обвинять. Наоборот, она готова была извиниться за то, что вынуждена попросить меня уйти. Официально меня не уволили - я ушла сама, "чтобы не провоцировать ссоры и разногласия в коллективе". Миссис Холланд мягко утешала, что замечания других коллег - "потакание слабостям воспитанниц", "попытки завоевать дешёвый авторитет" - это вполне простительные ошибки для молодого преподавателя, и она ни за что не рассталась бы со мной, если бы не сложное положение, в котором оказалась школа... В общем, я не стала тянуть кота за хвост, быстро всё подписала и ушла.
   С учительской квартирой тоже пришлось расстаться, но мне повезло быстро найти себе новую комнату, правда, очень скромную. Я всегда любила центральную улицу Илсбери, вымощенную круглой брусчаткой, с нарядными прохожими и тёплым светом газовых фонарей по вечерам. Здесь располагались самые красивые дома, на первых этажах которых призывно блестели вывески пекарен, кондитерских или модных лавок. Здесь располагался сквер со скамейками и тенистыми деревьями, где можно было гулять даже по вечерам, не боясь угодить в неприятную историю. Увы, но жильё в таком престижном месте было мне не по средствам.
   Итак, на следующий день после разговора с директрисой извозчик высадил нас с котом на Сиреневой улице, в тихом запущенном переулке, возле двухэтажного дома, выкрашенного в серый и коричневый цвет. Я сняла здесь крошечную квартирку на втором этаже. Эту улицу никогда не мостили, так что за нашей повозкой оседала пушистая рыжая пыль. В палисадниках пышно кудрявились сирень и боярышник. Поблизости не было праздношатающихся прохожих, что меня только порадовало. Это давало возможность человеку, стеснённому в средствах, самостоятельно перетащить в квартиру свои вещички, не привлекая лишнего внимания соседей. Я заплатила новой хозяйке, миссис Хиггис, за месяц вперед, и это съело почти все мои сбережения.
   На моё счастье, самостоятельно таскать сундуки не пришлось. Когда я пыталась открыть неподатливый дверной замок, за спиной вдруг послышался шорох. Обернувшись, я с изумлением увидела на лестничной площадке Иннелина. В руках он легко держал два моих сундука. Как будто они вообще ничего не весили! Действительно, волшебство.
   - Теперь моя очередь вам помочь, - просто сказал он.
   Первым в квартиру гордо вошёл Демьюр. Моё настроение упало при виде старых обоев, кое-где отстающих от стен, и камина, покрытого копотью. В слабом луче солнечного света, которому удалось пробиться сквозь грязные стёкла, танцевали пылинки. Да, над обстановкой здесь придётся серьёзно поработать! Демьюр сделал пару шагов, брезгливо отряхнул лапы и запросился ко мне на руки, видимо, посчитав меня самым чистым предметом мебели.
   - Я был сегодня в лавке у миссис Томсон, - сказал Иннелин, - и узнал, что вы оставили прежнюю работу.
   Оглядев комнату, он отнёс сундуки в дальний угол, где стояла кровать с пыльным пологом, судя по виду, ровесница моей покойной бабушки.
   Я мысленно застонала. Не успели ещё высохнуть чернила на моём приказе об увольнении, а дотошные соседи уже были в курсе дела! Я-то надеялась, что у меня в запасе есть пара-тройка дней, чтобы зализать раны оскорблённого самолюбия! Как я теперь покажусь им всем на глаза?
   - ... и ваша тётя тоже была там, - добил меня Иннелин.
   - О, нет! - вырвалось у меня. Я зарылась лицом в кошачью шерсть. Ситуация ухудшалась прямо на глазах.
   - Я взял на себя смелость сказать, что это я уговорил вас оставить место преподавателя ради должности моего секретаря.
   -Что?! Но как же...
   - Интересная работа, двадцать лейров в месяц, и два свободных дня каждую неделю. Соглашайтесь, мисс Гордон.
   "А моя репутация?!" - хотела я завопить, но сдержалась. Во-первых, от неё и так остались одни ошмётки. Во-вторых, мне действительно нужна работа. И, кстати, в пансионе мои заработки были гораздо скромнее.
   - Вы уверены, что вам настолько необходим секретарь? - грустно спросила я.
   - Совершенно уверен. Вы ответственны, деликатны. Умеете подмечать разные мелочи, знаете своих соседей, их привычки, потребности. Вы поможете мне составить график закупок, будете вести учёт... Мы прекрасно сработаемся.
   И я согласилась. А что? Можно подумать, у меня был выбор.
   ***
   Иннелин был так любезен, что дал мне время обустроиться в новом жилище и даже прислал двух помощниц, сказав, что я могу оплатить их услуги позднее. Было неловко принимать от него одолжения, но одна я бы просто не справилась! В домике на Сиреневой улице закипела работа. Мы вымели и вычистили всю грязь, покрасили стены внизу, поклеили новые полосатые обои. Осталась проблема с неработающим камином, но это могло подождать до холодов. Моя квартирная хозаяйка, миссис Хиггис, оказалась приятной дамой с величавыми, несколько старомодными манерами. Своим маленьким хозяйством она управляла "твёрдой рукой в бархатных перчатках", то есть мягко, но уверенно. Единственным её недостатком была любовь к долгим вечерним чаепитиям. Заметив, что по вечерам я обычно сижу дома, миссис Хиггис повадилась заглядывать с чайным подносом и разговорами. Если подумать, только она в эти дни и скрашивала моё одиночество. Один раз я встретила на улице двух закадычных подруг, миссис Шарп и миссис Коннор. Я улыбнулась и приготовилась поздороваться, но достойные дамы молча прошли мимо, будто мы были незнакомы. В первую минуту я опешила от обиды, и только потом поняла, насколько скандальным они посчитали моё поведение. Устроиться секретарём к постороннему молодому (молодому, ха! да ему, наверное, лет сто!) мужчине - это верх неприличия! Я надеялась, что они не отвернутся от тёти Роуз, всё-таки она была их старинной подругой. Хорошо, что у тётушки есть Эмили! Про мою кузину никто в Илсбери не посмел бы сказать ни одного дурного слова!
   На следующий день случилась ещё одна встреча, которая гораздо сильнее выбила меня из колеи. Я на минуточку забежала в лавку миссис Томсон, а, выходя, увидела, как навстречу движется элегантный открытый экипаж, в котором сидел... лорд Рэндон собственной персоной. Напротив него в пене шёлковых юбок расположилась мисс Беатриса Лейн со своей компаньонкой. Эта девушка, кстати, была признанной городской красавицей и наследницей богатого поместья, так что приезжего лорда, по крайней мере, можно было похвалить за хороший вкус. Интересно, повернётся ли у него язык озвучить ей такое же предложение, как мне тогда? Как нарочно, в то утро я была причёсана наспех, и к тому же нагружена ведром, шваброй, тазом для стирки и свёртком других хозяйственных мелочей. Зрелище наверняка было ещё то. Показалось, что при виде меня на лощёной физиономии Рэндона мелькнула улыбка, но он быстро отвернулся, и их экипаж проехал мимо. В первую минуту мне неудержимо захотелось спрятаться обратно за дверь. Я одёрнула себя: "Какое тебе дело до этих господ?" Да, у меня нет лишних денег, чтобы оплатить доставку, ну и что? Зато я теперь самостоятельная женщина, сама распоряжаюсь своей жизнью! Я была действительно благодарна Рэндону за то, что он не наябедничал тётке за ту нашу ссору, но решила о нём больше не вспоминать.
   ***
   Для меня было большим облегчением узнать, что стоять за прилавком мне не придётся, так как Иннелин нашёл мне помощницу. Девушку звали Пенни. Она была невысокого росточка, румяная, с яркими голубыми глазами, узлом пышных русых кудрей и такими милыми ямочками на щеках, что невозможно было не улыбнуться ей в ответ. Перед Иннелином девушка явно робела, опускала глаза долу и на все его замечания отвечала только "да, сэр". Меня она тоже поначалу дичилась, но мы быстро нашли общий язык.
   Вскоре хокермен привёз первую партию товаров. Мы решили, что не будем торговать обычной бакалеей, чтобы не создавать конкуренцию миссис Томсон с её магазинчиком. Лишние недоброжелатели в городке были нам ни к чему. К тому же, у Иннелина водились такие диковинки - мы с Пенни только ахали, когда раскладывали их на полках.
   Рулоны тонких прозрачных тканей, книги в сафьяновых переплётах, обычные с виду горшочки, в которых варенье и масло могли сохраняться свежими сколь угодно долго, серебряные безделушки, цветные чернила, не выцветающие со временем... Все альвийские товары и их свойства я старательно заносила в особую толстую тетрадь и старалась получше запомнить.
   В первые дни посетители хлынули сплошным потоком. Ещё бы! Иннелинская "лавка чудес" стала редким развлечением для города, тем более что сезон балов и приёмов уже закончился, а благородным леди и джентльменам надо было себя чем-то занимать.
   Нас почтил вниманием даже городской мэр - мистер Скорп. Признаюсь, я не ожидала его увидеть. После смерти своей супруги, мисс Эвелин, он производил впечатление человека, изжившего в себе всё человеческое, извиняюсь за тавтологию. Он казался не живым существом, а некоей функцией, ходячим символом муниципальной власти. Тётя Роуз очень его уважала и иногда говорила, что это первый градоначальник на её памяти, который нужды общества ставит выше собственных, поскольку своих интересов у него попросту нет. Внешне это был высокий худощавый джентльмен с седыми висками, пронзительными черными глазами, в неизменном чёрном сюртуке и шляпе. Шутники говорили, что в его шкафу висит добрый десяток одинаковых костюмов. Я никогда не видела его одетым в другой цвет, кроме черного. Его немногословность и однообразные скупые жесты позволяли предположить, что мистер Скорп - это некий сложный механизм, оживающий только на городских улицах, а потом он возвращается в пустой дом, ставит трость на подставку и замирает в холле до следующего выхода, и глаза его медленно тускнеют. Да, иногда моё воображение бывает мрачноватым.
   Итак, мистер Скорп внимательно осмотрел наши товары, похвалил обустройство, после чего глубокомысленно заметил:
   - Думаю, вашим родным было нелегко было смириться с вашим жизненным выбором.
   Некоторым пожилым людям свойственна такая прямота, на мой взгляд, граничащая с бестактностью. Впрочем, за последний месяц на меня обрушилось столько сарказма, что подобные высказывания почти перестали меня смущать. Я лишь пожала плечами и не стала спорить.
   - У меня нет намерения вмешиваться в чью-то жизнь, - продолжал мистер Скорп, - но я хотел бы предложить вам альтернативу. Мои хорошие знакомые ищут гувернантку для своей дочери. Правда, они живут довольно далеко отсюда, в Эвонвилле.
   - Это же на побережье! - воскликнула я. Уехать так далеко от дома? Даже если бы я захотела, мне пришлось бы выдержать целую войну с тётей Роуз.
   - Далековато, но разве молодёжь страшится путешествий? - вопросил мистер Скорп, изобразив на лице подобие улыбки. - Представьте себе: новый город, где о вас не сложилось ещё никакого мнения, где можно начать всё с чистого листа. Вы увидите море. Только ради этого стоило бы предпринять такую поездку!
   - Благодарю вас, но в ближайшее время я не планирую менять работу.
   - Всё же, если надумаете, не стесняйтесь обратиться ко мне. Знаете, моя жена, Эвелин, всегда старалась помочь молодым девушкам, оказавшимся в затруднительном положении...
   Это правда, я слышала от тётки, что миссис Скорп состояла в нескольких комитетах помощи женщинам и постоянно занималась общественной работой. Господин мэр тем временем продолжал:
   - Теперь, когда её не стало, я считаю своим долгом по мере сил поддерживать её дело.
   - Я понимаю ваши чувства, но...
   - Главное - знайте, что у вас есть выбор, мисс Гордон. Выбор есть всегда.
   От этого разговора у меня осталось тёплое чувство. Даже неловко, что я считала мистера Скорпа таким сухарём. Оказывается, он вполне добросердечный человек!
   Другим неожиданным посетителем был лорд Рэндон. Я удивилась, узнав, что они с Иннелином давно знакомы. Оказалось также, что Рэндон, когда не разговаривает покровительственным тоном и не кичится великосветскими манерами, может быть интересным собеседником. Его немного задело наше с Пенни восхищение альвийскими диковинками, и он обещал при случае познакомить нас с чудесами механической магии, чтобы Иннелин не слишком-то задавался. После его ухода мне удалось выведать у хокермена, что наш сиятельный господин пользуется большим уважением у альвов. Однажды он помог уладить серьёзные проблемы в одном из кланов, и в благодарность получил альвийское имя Аксара, означающее "молния". По словам Иннелина -беспрецедентный случай. В общем, лорд Рэндон открылся мне с неожиданной стороны.
   Время от времени в лавку забегала Кэтрин, разумеется, тайком. Рассказы Иннелина об обычаях альвов она могла слушать бесконечно. Иногда я брала с собой Демьюра, чтобы он не скучал дома один. Кот быстро освоился в лавке, одобрил Пенни, мигом присмотрел себе уютное местечко под лампой и... внезапно проникся симпатией к Рэндону. Стоило тому появиться, как Демьюр немедленно просыпался, вился вокруг его ног и призывно урчал. Я только диву давалась, пока не заметила, что коварный лорд подкармливал этот меховой мешок кусочками сала. За сало мой беспринципный кот мог душу продать.
   Однажды Кэтрин пришла к нам с подругой. Абигайль - так её звали - я помнила ещё по пансиону, куда она приходила брать уроки музыки у мисс Сноу. Это была маленькая робкая девчушка, похожая на воробушка. Несколько раз я видела её в городском сквере. Как правило, она чинно сидела на скамейке рядом с няней, посматривая на играющих девочек, но не решалась к ним присоединиться. Чтобы немного её ободрить, я подарила ей маленький серебряный колокольчик. Он звучал очень нежно и умел вызванивать три-четыре простых мелодии. Через неделю дела опять привели меня в центр. Улучив минутку, я решила прогуляться по скверу. На соседней аллее послышался знакомый серебристый перезвон. "Абигайль играет со своим колокольчиком", - подумала я и пошла поздороваться. На аллее четверо девочек играли в мяч. Среди них была и Абигайль. Обернувшись, она просияла при виде меня и засмеялась переливчатым звонким смехом. Уже не воробушек, а яркая колибри. Тогда я впервые подумала, что альвийские товары таят в себе нечто особенное...
   Самыми сложными, выматывающими душу покупателями были юные леди. Они залетали в лавку щебечущей стайкой, хихикали, ахали при виде безделушек, дотошно расспрашивали про каждую из них и упархивали обратно, зачастую так ничего и не купив. Иннелин почему-то не горел желанием иметь с ними дело - видимо, тёплый приём в нашей школе ещё не совсем изгладился из его памяти. Пенни тоже робела, так что мне приходилось принимать удар на себя.
   Вот и в этот раз, увидев знакомую компанию из четырёх подружек, я обречённо оставила Пенни разбирать привезённые специи, а сама поспешила навстречу девушкам.
   Судя по их нарядам, этой осенью в моду вошел фиолетовый цвет. Стайка девиц, впорхнувших в лавку, переливалась всеми оттенками сливового, сиреневого, лилового и лавандового. Шляпки были украшены цветами и каскадами лент, широкие оборки платьев создавали лёгкие вихри. Девушки налетели на поступившие новинки и, как всегда, засыпали меня вопросами.
   К счастью, ещё до того, как моя голова лопнула от их разноголосья, появился лорд Рэндон. От его высокой атлетической фигуры в лавке сразу стало тесно.
   Девушки, которые до этого вели себя как задушевные подружки, при виде мужчины превратились в стайку вредненьких котят, перед которыми поставили миску сливок. Никакого откровенного флирта - боже упаси! - но каждая исподволь старалась привлечь его внимание. Ко мне они тут же потеряли интерес, чему я была только рада. Меня вполне устраивала роль скромного наблюдателя.
   - А это что за цветы? - вдруг с ангельской улыбкой обернулась ко мне мисс Лейн, погладив стоявшие на прилавке в керамической вазе розовые и белые бутоны.
   - Это альвийские колокольчики. Если вплести их в причёску или приколоть к корсажу, они наделят обладательницу обаянием фэйри, - невозмутимо ответила я. - Правда, ненадолго.
   - Ах, какая прелесть! - защебетали девушки. Рэндон галантно предложил подарить каждой из них по цветку.
   - Вы забыли ещё про одну особу, - мисс Беатриса, воплощенная справедливость, указала на меня.
   - Я считаю, что мисс Гордон вовсе не нуждается в подобном дополнительном украшении.
   - О... - протянула мисс-наша-первая-красавица, явно подозревая, что в этой фразе таился комплимент, который почему-то достался не ей. Я же, зная Рэндона, наоборот подозревала подвох.
   - Мне кажется, подобные вещицы призваны добавить их обладательнице немного уверенности. Мисс Гордон и без того обладает значительным апломбом, так что ей такие украшения ни к чему.
   Беатриса удовлетворённо улыбнулась, но меня это не сильно расстроило. Ну, я же знала, с кем имею дело! Милорд слова доброго не скажет, чтоб без издевки. Я слегка насмешливо поклонилась. После приобретения колокольчиков интерес девушек к волшебным артефактам иссяк, и они вместе с Рэндоном поспешили к ожидающим их экипажам. В лавке воцарилась благословенная тишина.
   - Всё равно вы куда красивее, чем любая из этих леди! - храбро заявила Пенни, которая в течение беседы благоразумно держалась в сторонке.
   Я неопределённо хмыкнула, пожав плечами:
   - Что я... Подожди, я познакомлю тебя с Эмили, когда она приедет. Мисс Лейн ей и в подмётки не годится.
   - Поверю, когда увижу, - лукаво улыбнулась девушка.
   Нет, всё-таки с напарницей мне очень повезло!
   Глава 6
   Утром мы с Иннелином устроились возле окна со счётной книгой, подводя итоги первого месяца работы. По всему выходило, что месяц получился очень успешным. Хокермен прямо заявил, что у него никогда ещё не было такой удачной торговли. Мы с Пенни немедленно возгордились. Иннелин решил, что такой успех стоит отметить и приготовил глейн - специфический напиток альвов, похожий на пряный густой сироп. Аромат у него был просто потрясающий. По словам Иннелина, глейн мог придать человеку сил и даже вылечить лёгкую прстуду.
   Не успели мы притронуться к чашкам, как в дверь постучали:
   - О, похоже, я вовремя! - воскликнул Рэндон, едва переступив порог. Он принюхался и радостно насторожился:
   - Иннелин, ты же не откажешь старому другу в глотке твоей амброзии!
   Я с досадой отвернулась. Вот принесло его некстати!
   - ... взамен я покажу вам одно из чудес мехнаической магии, как обещал, - вкрадчиво добавил лорд.
   Пенни, допив свою чашку, вернулась в кладовку. Я не собиралась следовать её примеру. Знаю, что леди не должна вмешиваться в мужские разговоры, но тема была интересной. А может, это волшебный глейн придал мне храбрости.
   - Итак, узрите артефакт механической магии будущего!
   Мы с Иннелином заинтересованно переглянулись, когда Рэндон жестом фокусника извлёк из-за пазухи... листок плотного картона, на котором в некоторых местах были прорезаны одинаковые отверстия.
   - Перфокарта? - удивилась я. - Это похоже на обычную перфокарту для одного из тех новомодных ткацких станков. Только для станков их, кажется, делают из жести.
   Иннелин с любопытством вертел в пальцах картонку, так что я сочла нужным пояснить:
   - Станок под управлением перфокарт позволяет делать ткани со сложным плетением. Всё просто: цепь таких карт вешается на станок, по картам скользят металлические иглы - щупы. Щуп либо упирается в карту, либо проваливается в отверстие. От того, какие иглы попадут в отверстие, зависит вид узора. Оригинальное решение, из тех, про которые думаешь: "Как же до этого раньше никто не догадался!" Но при чём тут магия?
   Рэндон поаплодировал мне и слегка насмешливо поклонился:
   - Увидите, если вы, мисс Всезнайка, отвлечётесь от дамских юбок и взглянете на проблему шире! Можно ли заставить станок ткать другой узор?
   - Да, конечно. Для этого достаточно повесить на станок другой набор карт. В смысле, с отверстиями в других местах.
   - Вот именно! Раньше все механизмы работали одинаково: вы заводите часы и они будут тикать, пока завод не кончится. Но здесь мы имеем дело с машиной, с которой можно вести диалог, которую можно научить разным вещам, и вот это, - он взял перфокарту, - универсальный язык для общения с ней. "Язык отверстий", двузначная логика: нет отверстия - нуль, есть отверстие - единица. На этом языке мы сможем написать любой набор команд. Нас будет ограничивать только объём "склада", то есть памяти машины. Здесь начинается механическая магия... Что вы скажете, если узнаете, что сейчас идёт разработка счётной машины, работающей под управлением перфокарт? Которая сможет обеспечить быстрое, точное выполнение сотен и сотен вычислений?
   - Скажу, что наши математики выстроятся к вам в очередь со своими навигационными и логарифмическими таблицами, а господин Бернулли благословит вас из могилы, - улыбнулась я.
   Рэндон тем временем взял с прилавка альвийский выдвижной карандаш и прямо на листочке перфокарты набросал схематичное устройство хитроумной машины.
   - Возможно ли это? - усомнился Иннелин.
   - Более того, - воодушевился наш мистер Прогресс, - в дальнейшем можно будет поручать этой машине решать аналитические задачи!
   - В таком случае, было бы логичнее использовать не двоичную, а троичную логику, - задумчиво сказал альв, глядя на исчёрканную схему. - Для оценки реальных ситуаций было бы полезно кроме однозначных ответов "да" или "нет" иметь вариант "неизвестно". Да и для вычислительных задач в троичной логике есть ряд преимуществ, если использовать симметричный код: проще представить числа со знаком, легче округлять...
   - Ты прав, но будь я проклят, если знаю, как это физически реализовать, - пожал плечами лорд Рэндон. - С двоичной логикой куда проще. У любых физических элементов есть только два устойчивых состояния!
   - Кристаллы, мой друг! Очень советую вам обратить внимание на кристаллы.
   - Конечно, вы, альвы, на них просто помешаны...
   Мужчины заспорили о преимуществах альвийской и механической магии, пересыпая речь специальными терминами, и я сначала понимала их через слово, потом одно слово из трёх, а потом и вовсе утратила нить беседы. Мне стало досадно. А я ещё воображала себя довольно сведущей в вопросах механики! Можно сказать, меня щёлкнули по носу. Вздохнув, я отправилась помогать Пенни.
   Когда Рэндон засобирался уходить, я, набравшись смелости, спросила у него:
   - Нет ли у вас спецификаций этой счётной машины, милорд? Было бы интересно взглянуть.
   Он широко улыбнулся:
   - Обязательно найду их для вас, обещаю, - и, слегка поклонившись, добавил вполголоса: - Надо же, я знал много способов заинтересовать девушку, но никогда ещё не приходилось использовать для этого математику!
   Вспыхнув, я отвернулась. Ну что он за человек!
   ***
   Вечером я вышла из лавки жутко уставшая, зато довольная. Деревья на улице казались нарисованными бледно-золотой акварелью, бодрящий воздух холодил щёки. Кажется, мои дела наконец-то пошли на лад! Мне нравилась новая работа, а разбираться в диковинках Иннелина было ужасно интересно. Мой каталог альвийских изобретений толстел на глазах. На днях хокермен снова должен был уехать, и это значило, что я опять останусь за хозяйку. Пенни была только рада, так как альва она ещё немного стеснялась. Девушка шепнула, что когда мы останемся вдвоём, она позовёт в гости Кэтрин, и мы славно повеселимся! Как говорится, кот из дома - мыши в пляс. Однозначно, лучше Пенни напарницы мне не найти! Я привыкла быть сама по себе, но до чего же приятно, когда можно поговорить с кем-нибудь по душам! В моей жизни определённо намечалась светлая полоса.
   А на следующий день произошло убийство.
   ***
   Впоследствии я не раз пыталась восстановить в памяти каждую деталь того страшного дня. Что если бы я не задержалась в то утро? Если бы Иннелин не уехал? Если бы события сложились по-другому? Могли ли мы это предотвратить?..
   Накануне мы договорились с Пенни, что она сама откроет лавку, так как я должна была дождаться мастера, который обещал почистить камин. Увлекшись торговлей, я легкомысленно упустила эту проблему из виду, однако с наступлением холодов исправный камин стал необходимым условием для выживания. Несмотря на обещание, мастер и не подумал явиться, поэтому я пришла в лавку на час позже, чем собиралась, причём в отвратительном настроении.
   - Пенни?
   Внутри было пусто и тихо. Странно, где же она? Несмотря на внешнее легкомыслие, Пенни была девушкой ответственной и ни за что не бросила бы товар без присмотра.
   Я прошлась по комнате, снимая на ходу шаль, и случайно бросила взгляд за прилавок. Меня приморозило к полу. Пенни лежала там на спине, под её головой на светлом выскобленном полу расползалась тёмная лужа. Её широко распахнутые глаза смотрели в потолок.
   Не помню, как я выскочила на крыльцо. Кажется, я что-то кричала. Через некоторое время я обнаружила себя сидящей на стуле в подсобке, а невесть откуда взявшийся Иннелин пытался напоить меня водой из стакана. Он был так бледен, что брови на его лице казались угольно-чёрными. В лавке возбуждённо гудели люди. Я узнала голос инспектора Беккера из городской полиции.
   - Иннелин, она... она... - я попыталась взять стакан и отдёрнула руки. Они все были в запекшейся крови.
   - Я знаю. Выпей. - От воды пахло какими-то травами. - Станет легче.
   - Я хотела ей помочь! - всхлипнула я. - А она...
   От одного воспоминания у меня желудок подбросило к горлу. Иннелин ловко подвинул ко мне пустое ведро. Мне было плохо как никогда.
   - Её убили, Элизабет, - жёстко сказал он. - Перерезали горло.
   Он поставил на стол таз и кувшин с водой.
   - Отдохни здесь, пока констебли не закончат осмотр. Приведи себя в порядок. Ты понадобишься мне в лавке, сегодня наверняка будет уйма посетителей. Все захотят сами взглянуть на место преступления.
   У меня вырвался истерический смешок:
   - Я что, буду торговать вместо Пенни?!
   Иннелин странно посмотрел на меня и вышел. Я сперва разозлилась: как он может думать сейчас о торговле?! Потом остыла. Может, альвы чувствуют по-другому. Убийство убийством, а дело делом. Я всего лишь секретарь, не того полёта птица, чтобы со мной церемониться. Сейчас пороюсь в лекарственных запасах Иннелина, накапаю себе пустырника в чашку и выйду, как миленькая.
   На то, чтобы вернуть себя в реальность, у меня ушло полчаса. Когда я, умытая и причёсанная, вышла из подсобки, в лавке не было никого из посторонних. На страшное тёмное пятно на полу я старалась не смотреть.
   Иннелин, оглянувшись на дверь, схватил меня за руку:
   - Так, слушай меня. Сейчас пойдут любопытные. Попробуй узнать, кто и где был этим утром. Здесь всё-таки город, а не дремучий лес. Наверняка кто-нибудь что-то видел. Поспрашивай, только осторожно. Если кто-то нервничает, запомни, потом расскажешь. Один я не справлюсь. У меня всего одна пара глаз и ушей, к сожалению.
   - Ты же не думаешь... - Стоило только представить, что убийство мог совершить кто-то из наших соседей, как к горлу подкатила тошнота. Мне вдруг захотелось вернуться в подсобку, поближе к тому ведру.
   - Просто сделай, что я прошу. Вечером поговорим.
   ***
   Этот день тянулся бесконечно, как тягучий кошмар, от которого никак не можешь проснуться. Повинуясь просьбе Иннелина, я старалась быть внимательной. Некоторые покупатели успели переговорить с констеблем. Кажется, полиция склонялась к версии со случайным грабителем. Иннелин подтвердил, что этим утром из лавки действительно пропали кое-какие ценные вещи. Чудо, что обошлось без крупных потерь - вероятно, грабителя кто-то спугнул. Я не удержалась от удивления: мне-то было точно известно, что все товары на месте! Иннелин чувствительно наступил мне на ногу, и я послушно умолкла. Отложим этот вопрос до вечера.
   Уже стемнело, когда мы наконец-то выпроводили последнего посетителя и заперли дверь. Я сгорбилась в кресле возле камина, Иннелин принёс поднос с чаем. Тёмная опалесцирующая жидкость пахла мёдом, нагретым камнем, солнечным полднем.
   - Это специальный сбор, - сказал хокермен с принуждённой улыбкой. - Поможет тебе сегодня заснуть.
   Было видно, что он тоже безмерно устал.
   - Знаешь, я всегда мечтала выучиться на врача и лечить людей, - ответила я невпопад, обхватив ладонями чашку. Подумалось, что мне потребуется литров пять специального альвийского чая, чтобы забыть мёртвые глаза Пенни и зияющую рану на её шее... Нет, даже тогда не смогу забыть.
   - До сих пор кажется, что здесь пахнет кровью.
   - Это шок, - мягко сказал Иннелин. - Пройдёт.
   - Если бы я пришла раньше... - прошептала я то, что мучило меня весь день, - может быть, вдвоём мы смогли бы отбиться! И Пенни была бы жива!
   - Не было никакого "случайного грабителя", Элизабет, - отрезал хокермен. - И это не первое подобное убийство в ваших краях.
   Я задумалась.
   - Ты имеешь в виду тот случай в июле? То убийство в карете?
   - И это тоже. После того происшествия мы с Рэндоном и инспектором Беккером прочесали ближний лес с поисковым кристаллом. Нашли два тела. Обе женщины. Обе убиты примерно года два назад. Точно сказать уже нельзя. У обеих перерезано горло. Могу поклясться, что это сделал один и тот же человек. И он где-то здесь.
   - Он, должно быть, безумен, - прошептала я. В голове не укладывался этот ужас. Мысли лихорадочно метались: кто?! Я знала в Илсбери всех с раннего детства, чужаков у нас не водилось, тогда кто же?
   - Скорее наоборот - хладнокровный мерзавец. Здесь замешана магия. Недобрая, тёмная магия... Я её чувствую.
   У меня озноб прошёл по коже. Я ничего такого не ощущала. Но альву, конечно, было виднее.
   - Тогда зачем ты подбросил полиции версию с грабителем?
   - Если бы я намекнул, что убийца - маг, то первым подозреваемым был бы я сам. Все так думают: альв - значит, маг. Пусть полиция проводит обычные сыскные действия, ищет кого-то, кто этим утром болтался неподалёку от лавки, пусть опрашивает свидетелей... Никто не сделает этого лучше них. Мы же будем искать другое.
   - Магия - и убийства?.. Какой-нибудь ритуал? - У меня забрезжила догадка. - Подожди-ка, твой амулет! Кража амулета может иметь отношение к делу?
   - Боюсь, что да, - понуро ответил Иннелин. - Элизабет, мне давно следовало с тобой поговорить. Надеюсь, и сейчас ещё не поздно. Я предполагаю, что убийца надеялся найти у нас в лавке вот это.
   Он положил на прилавок две книги - два старых потрёпанных фолианта, переплетённых в кожу, с медными застёжками. Я осторожно открыла одну, перелистнула несколько ветхих страниц, испещрённых рукописной вязью. Да, очень старая книга. Древняя, как сама вечность. Некоторые страницы были переложены листочками бумаги, имевшими куда более современный вид. Все листочки были исписаны пометками. Я взяла один - и глазам не поверила. Это был почерк моего отца!
   - Обе книги - трактаты по магии. Их передал мне мистер Гордон незадолго до своей смерти. Он сказал что-то вроде: некоторое знание, если прокричать его на площади, может привести за собой большое зло. Мистер Гордон собирался отдать мне ещё какие-то материалы, но после его смерти я ничего не нашёл. Помнишь ли ты что-нибудь об этом? Кто-нибудь навещал твоего отца во время болезни? О чём они говорили?
   У меня заныло сердце. Я не любила вспоминать о своём детстве. Мама вышла за отца против воли семьи, дед прочил ей гораздо более выгодную партию. Маму он так и не простил. Иногда я думала, чем же папа так пленил мою аристократичную мать? Он был добрым, весёлым человеком с буйными рыжими кудрями и всегда неожиданными идеями, со своей знаменитой эксцентричностью и сорочьей коллекцией книг.
   - Твой отец был учёным?
   - О нет! Он даже не закончил Университет. Зато многие молодые люди, вхожие к нам в дом, потом в этот Университет поступили. Папа был энтузиастом, великим популяризатором науки. Он всегда чем-то увлекался. Полгода пытался доказать какую-то математическую гипотезу. Потом вдруг занялся археологией и древними языками, изучал кельтбер, годейль, чуть не утащил маму на раскопки в Пустоши, но она вовремя сообщила, что беременна. Раскопки тут же были забыты, так как без жены он бы никуда не поехал. Они с мамой не могли расстаться даже на неделю. Они были очень счастливы, - прошептала я, - вернее, мы втроём были очень счастливы.
   - А потом случилась та эпидемия, да? Тиф...
   - Незадолго до этого мы сняли дом в Илсбери. Думаю, отец надеялся, что мама помирится с родственниками. Он видел, как тяжело она переживала разрыв. Но отношения с нами поддерживала только тётя Роуз, мамина старшая сестра. Дедушка нас и знать не хотел.
   - Когда люди начали заболевать один за другим, папа всем старался помочь... Он советовал держать больного в постели, побольше поить и давать только лёгкую пищу, а лучше молоко. По его совету мы окуривали комнаты чёрным дёгтем, жевали ирный корень... Думаю, это помогло, ведь почти никто из наших не заболел... кроме самого папы. Мама пережила его всего на полгода.
   "И эти полгода она прожила как тень, - подумала я. - Ничто её не интересовало. Даже я".
   - К вам приходил кто-нибудь незадолго до смерти мистера Гордона?
   - Мало кто. Папин нотариус, например. Но он точно не стал бы вести беседы о магии. Из всех разновидностей волшебства его интересовала разве что магия денег, - усмехнулась я.
   - Доктор Джонс заходил, конечно же. В тот год мы не очень-то соблюдали правила вежливости насчёт визитов. Все боялись заразиться. Был ещё кто-то... - я наморщила лоб в усилии вспомнить.
   - Не спеши, Элизабет.
   Иннелин взял меня за руку. Его тёмные глаза смотрели прямо в мои, притягивали, завораживали.
   - Ты всё вспомнишь... Тебе восемь лет, тебя не особенно интересуют дела и разговоры взрослых... Что ты видишь?
   - Я сижу на кушетке в коридоре. Меня никто не замечает, все заняты. Когда папа заболел, он запретил нам входить к нему в комнату. Я по нему скучаю, поэтому подбираюсь ближе и прислушиваюсь, что он там делает. Иногда он вслух комментирует прочитанное, иногда - очень редко - у него бывают посетители. Вот опять кто-то идёт... Какая-то леди...
   - Женщина? Ты уверена? - насторожился Иннелин.
   - Я помню её платье. Юбки прошелестели мимо меня - скользкий, шуршащий шёлк. Это кто-то из папиных знакомых. Она здоровается, он называет её по имени... да, их разговор касается магии... и книг. Она говорит: "Я надеюсь, мы скоро это уладим". Это была миссис Скорп! - вздрогнула я, словно очнувшись.
   - Ты уверена?
   - Она была в шёлковом платье. Больше никто из наших дам не носит шёлковых платьев для визитов - это непрактично. А миссис Скорп любила шёлк. Наши горничные болтали, что у неё даже ночные рубашки шёлковые, что уж совсем неподобающе для леди! Выпалив это, я тут же смутилась. Боже, что я несу! Это всё альвийское чародейство, однозначно.
   - Как опасно, оказывается, иметь горничных, - пробормотал Иннелин. - А ещё что-нибудь помнишь?
   - Да, отец назвал её "мисс Эвелин". Но важно не это, - мне вдруг стало жутко, ночная темнота, чётко очерченная кругом лампы, показалась настороженной и опасной. - Миссис Эвелин Скорп умерла два года назад.
   Глава 7
   - Жизнь - это бесценный дар Господа... - произнёс преподобный мистер Брандт, глава нашего прихода.
   На похороны Пенни пришли многие, девушку в городе любили. Пока священник произносил положенные слова, мы стояли, подавленные, под мелко моросящим дождём. Начало октября запомнилось мне сплошной синевой и золотом, но со вчерашнего дня небо затянуло хмарью, и ветер бесцельно гонял по нему серые клочья облаков. Будто даже солнце в своей печали отвернулось от нас. Мы стояли тихо, только негромко причитала мать Пенни, поддерживаемая двумя подругами. Слева от неё сбились в стайку несколько юных девушек, похожие на ласточек в своих тёмных платьях. Питер Уэст, жених Пенни, старался придать себе независимый вид, но его руки в карманах сжимались в кулаки. Мистер Беккер, инспектор полиции, держался в задних рядах, изредка бросая на людей изучающие острые взгляды.
   Иннелин стоял чуть в стороне, резкий и чужой, похожий на тонкий смертоносный клинок. Я старалась держаться к нему поближе. Люди аккуратно обходили нас, робко кивая хокермену. Меня не замечали, как будто чуждая сила альва накрыла и меня. Впрочем, сейчас меня меньше всего волновало всеобщее отчуждение. Горло будто стянуло обручем, душила несправедливость. Этого не должно было случиться! Пенни, такая молодая, такая хорошенькая, полная жизни - и эти похороны, крышка гроба над маленьким восковым лицом, точный разрез могилы в красноватой глине.
   - ... Истинно говорю вам: простятся человеку все грехи его. Все его грехи, - со значением произнёс священник.
   В книгах часто изображали, как убийца, не выдержав угрызений совести, с воплями кидается на гроб и признается в содеянном. Сегодня ничего такого не случилось. Если некто и пришёл полюбоваться на дело своих рук, он ничем себя не выдал. Может быть, поэтому мы все опасались смотреть друг другу в глаза. Боялись увидеть чудовище среди хорошо знакомых лиц.
   ***
   Несколько дней после похорон я не могла найти себе места. Обычно долгая хорошая прогулка в лесу помогала восстановить душевное равновесие, но не в этот раз. Странно, что лишь несколько дней назад осенняя природа казалась мне сонной и золотисто-безмятежной. Сейчас лес, казалось, пылал протестующим пламенем, а вон то дуплистое дерево будто замерло в немом крике, протягивая к небу изломанные ветви. Тропинка вывела меня к реке. Неподалёку, на излучине, виднелись развалины заброшенной мельницы. За деревьями мелькнула чья-то чёрная тень. Не успев испугаться всерьёз, я узнала мистера Скорпа. Его сопровождали двое людей, похожие на охранников.
   По городу ходили слухи, что наш мэр после того июльского убийства потихоньку начал окружать себя охраной и отныне появлялся на людях только в сопровождении крепких молодых ребят. С лёгкой руки Кэтрин мы прозвали их "скорпионами". Было видно, что парням нравилась эта работа, и к делу они относились серьёзно.
   - Лучше бы вам не гулять в одиночестве, мисс Гордон, - серьёзно сказал мэр. - К сожалению, мы все должны подчиняться обстоятельствам и соблюдать осторожность. Надеюсь, что это ненадолго.
   В его голосе слышалась досада, что какой-то убийца осмелился нарушить образцовый порядок в Илсбери. Мы пошли рядом, мистер Скорп держался чуть впереди.
   - Я всегда прихожу к реке, когда неспокойно на душе, - попробовала я объяснить. - Глядя на безмятежное течение воды, легче представить, что все наши проблемы преходящи...
   - Мне тоже нравятся эти места. Я прихожу сюда, когда вспоминаю Эвелин.
   - Примите мои соболезнования... - сказала я неловко.
   В тот год, когда умерла миссис Скорп, я ещё была в пансионе. Смутно помню опечаленную тётю Роуз в тёмном бомбазиновом платье, но само событие начисто изгладилось из моей памяти.
   - Ваша жена была больна?
   - Она утонула. Как раз в этих местах. Вероятно, у неё закружилась голова, и она упала в реку. Так что, как видите, мисс, одинокие прогулки могут быть опасны.
   - Это ужасно, - пробормотала я. У меня у самой голова шла кругом от теснившихся там противоречивых мыслей.
   Какое-то время мы шли молча. Телохранители держались в отдалении, но следовали за нами неотступно. Я заметила, что мой собеседник сжимает в руке старинные чётки из матово-коричневого камня.
   - Какие красивые! - восхитилась я. - Можно взглянуть?
   Мне хотелось перевести беседу в более приятное русло. Пожилой джентльмен так очевидно тосковал о покойной жене, что было бестактно растравлять эту рану. Мистер Скорп не доверил мне взять ценный сувенир в руки, но позволил его рассмотреть. Я заметила, что четыре бусины мягко светились желтоватым светом. И от чёток ощутимо веяло магией. Не знаю, как мне удалось это почувствовать. Вероятно, работа у Иннелина обострила моё восприятие. Мистер Скорп казался смущённым.
   - Они остались мне от жены, и я привык носить их с собой. Знаете, мне до сих пор её не хватает, - сказал он с неловкостью человека, не привыкшего к откровенности.
   "Да, Элизабет, ты мастер светской беседы!"
   К счастью, дальше нам было не по пути: мистер Скорп направлялся в город, а я хотела навестить могилу Пенни. В лесу я безжалостно обломала куст рябины и теперь несла пышный букет из пунцовых ягод. Пенни он бы понравился, она любила яркие краски.
   На кладбище было безлюдно, свежую могилу девушки украшал букет белых хризантем. Я осторожно положила рядом свой, убрала опавшие листья. Рядом на ветку боярышника приземлилась шустрая синица, присмотрелась к ягодам, клюнула раз-другой, улетела. Вспомнилось вдруг, как Пенни пыталась вывести хоть одну трель на альвийской свирели. Как мы тогда смеялись! Пенни, заплетающая Кэтрин косы... Пенни, восторженно обнимающая Демьюра: "Какой красавец! Молоко любишь?" Пенни...
   - Мисс Гордон?
   Я обернулась. Ко мне по тропинке направлялся преподобный мистер Брандт.
   - Красивые цветы, - указала я на хризантемы.
   - Их принёс мистер Хардман. Он был здесь утром.
   - Он, кажется, работает садовником у миссис Шарп? Разве они с Пенни были близко знакомы? - В моём мозгу зашевелились смутные подозрения. Что за дело какому-то садовнику до нашей Пенни?
   - Мистер Хардман - глубоко несчастный человек... Похоже, в его прошлом было много страданий. Как это ни печально, он не может даже облегчить душу исповедью, по причине умственного недуга: в минуты волнения он неспособен внятно выразить свои мысли. Однако я готов признать, что в садоводстве ему нету равных! Он дал мне несколько чрезвычайно полезных советов относительно моих яблонь... Кстати, вы знаете, что наш знаменитый сад в Блэкуотере, поместье Скорпов, был спроектирован Хардманом? В то время он работал садовником у мисс Эвелин. Когда она умерла, Хардман перешел на работу к миссис Шарп. Мистер Скорп, к сожалению, не интересуется садом. Впрочем, полагаю, что и вам это не очень интересно, - улыбнулся мистер Брандт, посмотрев на меня добрыми голубыми глазами. - Знаете, иногда люди, одержимые прошлыми страданиями, находят облегчение, посещая кладбища. Для них это-то вроде терапии. Поэтому я стараюсь ему не мешать.
   Я кивнула, думая о своём. Кажется, мне не мешало бы встретиться с этим мистером Хардманом.
   ***
   На ловца, как известно, и зверь бежит. Спустя несколько дней, повстречав в лавке миссис Шарп, я внезапно получила от неё любезную улыбку и приглашение на чай. Это было поистине удивительно! В отношении меня миссис Шарп всегда была язвительней прочих. Неужели несчастье с Пенни смягчило её чопорный нрав? Разумеется, я с благодарностью согласилась и ровно в пять часов постучалась в калитку.
   К дому вела аккуратная дорожка, обсаженная кустами, которые были подстрижены в форме шахматных фигур. Чувствовалась рука искусного мистера Хардмана. Я миновала коня с лебединой изогнутой шеей, прошла мимо стройной башни-ладьи и поднялась на крыльцо.
   Миссис Шарп в практичном твидовом платье, отделанном широкой тесьмой, восседала возле накрытого стола как олицетворение благочинности. Я похвалила её камею, а старая дама добродушно предложила мне отведать чаю и гренок с маслом.
   Пока она разливала чай в тоненькие белые чашки, я осмотрелась. Гостиная миссис Шарп походила на изящную шкатулку, набитую безделушками; их было, пожалуй, даже слишком много. Вся мебель была благопристойно задрапирована тканью. Обивка моего кресла на первый взгляд казалась шёлковой, но, проведя ладонью, я поняла, что она сделана из ситца, пропитанного специальным составом. Очевидно, миссис Шарп была не прочь пустить пыль в глаза своим друзьям и знакомым.
   Кроме чая, пожилая леди предложила стаканчик хереса, "чтобы согреться в такую погоду". Я хотела было отказаться - не люблю херес - но потом подумала, что алкоголь быстрее сможет развязать ей язык. Пришлось согласиться.
   После первых пяти минут, в течение которых мы обменялись стандартными любезностями, наша беседа стала напоминать мягкое перетягивание каната. Миссис Шарп живо интересовалась моими взаимоотношениями с Иннелином, я же пыталась перевести разговор на тему садоводства вообще и мистера Хардмана в частности.
   - Девочка моя, я помню ещё твою мать, она была такой очаровательной леди! Кому же, как не мне тебя предостеречь!
   Наклонившись ближе, миссис Шарп заговорщицки прошептала:
   - Советую всегда держать при себе безопасную булавку, лучше железную, и ежели этот хокермен вздумает... хм... воспользоваться обстоятельствами, ты его - булавкой, булавкой! Альвы железа не любят.
   Я не знала, смеяться мне или плакать. Думаю, такая реакция девушки на ухаживания у любого джентльмена отбила бы охоту, не только у альва!
   - Поверьте, миссис Шарп, мистер Иннелин никогда не давал мне повода задуматься о подобных предосторожностях!
   - Дорогая, но ведь все знают, что ни одна женщина не сможет противиться альву!
   Хихиканье почтенной дамы я отнесла на счёт действия хереса.
   Внезапный приступ добросердечия миссис Шарп получил объяснение. Она позвала меня, чтобы вдоволь посплетничать об Иннелине, а заодно выспросить подробности случившейся трагедии. Я заметила, что кроме меня, сегодня на чай больше никого не пригласили. Миссис Шарп не хотела себя скомпрометировать. Её нескромные расспросы об Иннелине меня порядком смутили. Боже, надеюсь, она не рассчитывает узнать, каков он в постели? Неужели в городе меня считают падшей женщиной?!
   Разумеется, я могла извиниться и уйти, но в интересах дела приходилось сдерживаться. Выразив своё восхищение садом (кстати, вполне искреннее!), я ещё раз попыталась расспросить о мистере Хардмане.
   - О, его невозможно заполучить, мне просто повезло! - воскликнула разрумянившаяся дама. - Все считают, что Хардман ушёл от Скорпа, так как тот не мог должным образом оценить его работу, но мне кажется, что здесь что-то нечисто!
   Миссис Шарп улыбнулась, вся засияв от предвкушения изложить новую сплетню:
   - Сразу после приезда сюда Хардман жаловался на кошмары. Он спал со светом, хотя я не одобряю такое расточительство, почти не мог говорить - в общем, налицо было какое-то ужасное потрясение! Мне пришлось поселить его в отдельном флигеле, стоящем в саду. Не будь я так уверена в бедняжке Эвелин, я подумала бы, что их с Хардманом связывали не только рабочие дела...
   Очевидно, изощренный ум миссис Шарп не мог представить, чтобы двух людей связывали ещё какие-либо отношения, кроме любовных. У меня возникло другое подозрение: что если мисс Эвелин и её садовник были сообщниками? Действительно ли она умерла? Вдруг ей просто понадобилось скрыться? Может, Хардман помог ей? Что если он - добровольно или под принуждением - помогает ей до сих пор?
   Я заранее придумала повод для беседы с загадочным садовником и сейчас, сделав робкое выражение лица, сказала:
   - Моя тётя фанатично увлекается цветами, но ей никак не удаются клематисы. Какие только сорта мы ни пробовали, все чахнут через два месяца! Я была бы бесконечно признательна вам и мистеру Хардману, если бы он смог уделить мне минуточку для консультации...
   - О, конечно, конечно, дорогая! - замахала руками миссис Шарп. - Право, это такая мелочь! Не стоит благодарности.
   Хозяйка была так любезна, что даже не стала сопровождать меня в сад, вдруг почувствовав настоятельную необходимость немного отдохнуть. Это всё херес. Мы расстались с изъявлениями взаимной вежливости.
   Мне повезло застать Хардмана на рабочем месте. Это был рослый, крепкий человек средних лет с грубоватым лицом, равно привыкшим и к палящему солнцу, и к холоду. Он калечил ножницами очередной куст, вырезая ферзя. Королеву. Подходя ближе, я мучительно раздумывала, как начать разговор. А, к чёрту всё! Спрошу прямо. Надоело ходить вокруг да около.
   - Мистер Хардман, я знаю, что раньше вы работали у Скорпов. Вы помните мисс Эвелин? Какая она была?
   В ответ - молчание, прерываемое только щёлканьем садовых ножниц. Хардман будто хотел что-то сказать, но потом насупился и молча продолжил работу. Вид этого угрюмого, заросшего мужчины с большими острыми ножницами в руках вызывал смутные опасения. Я отступила за куст, но сдаваться не собиралась.
   - Мистер Хардман!
   - Зло... всё равно настигнет тебя... - пробормотал он, зыркнув на меня из-под нависших бровей. Я замерла.
   - От него не сбежишь, не отгородишься молитвой... Оно уже здесь!
   Садовник несколько раз резко взмахнул ножницами, потом бросил их наземь и ушёл прочь дёрганой, раскачивающейся походкой. А я так и осталась стоять как столб рядом с обезглавленной королевой.
   ***
   В лавку я влетела словно на крыльях. К счастью, Иннелин был на месте, а то с меня сталось бы отправиться разыскивать его по городу! Меня просто распирало поделиться новой информацией.
   - Иннелин! Хорошо, что вы здесь. Я кое-что нашла.
   Альв странно посмотрел на меня и, кажется, даже принюхался.
   - Вы пили, Элизабет? - его тону могла бы позавидовать тётя Роуз.
   - Чего только не сделаешь для дела. Да вы послушайте!
   Иннелин невозмутимо достал свою "лекарскую" сумку, налил в стакан воды и растворил в ней какой-то порошок.
   - Выпейте это.
   Я залпом осушила стакан, только сейчас осознав, что меня действительно мучила жажда.
   - Мистер Хардман, садовник, раньше работал у миссис Скорп. Однако он не может ничего рассказать о том времени, только бормочет какую-то нелепицу о всепроникающем зле. Мисс Эвелин интересовалась колдовством. У её мужа, нашего мэра, остались её чётки - вам бы взглянуть на них. От них просто фонит магией! Я не говорю уже, что сам вдовец за последние два года высох, как треска на солнце. А главное, он сказал мне, что его жена утонула!
   - Что с того? Несчастья случаются...
   - Да, но утопление легко инсценировать. Я специально завернула сейчас на кладбище. Миссис Скорп умерла два года назад - в июле! В июле, понимаете?
   - Пока не очень.
   Я выдохнула. Конечно, он же не жил здесь. Для меня несообразность сразу бросалась в глаза.
   - Летом в нашей речушке невозможно утонуть! Она же почти пересыхает! Я понимаю, если бы дожди лили непрерывно целый месяц! Но в то лето ничего подобного не было. Оно было совершенно обычным. Солнечным.
   Иннелин задумчиво побарабанил пальцами по столешнице:
   - То есть вы предполагаете, что миссис Скорп ведёт весьма насыщенную загробную жизнь?
   - И у неё наверняка есть сообщник!
   Трудно было представить изящную леди в роли мясника. Зато на роль колдуньи и идейной вдохновительницы она подходила прекрасно.
   - Это очень интересно, - воодушевился Иннелин. - Проще всего, конечно, расспросить мистера Скорпа, но вы к нему лучше не суйтесь. Мы с Рэндоном сами разберёмся. Это очень ценные сведения, Элизабет!
   Против воли моё лицо расплылось в победной улыбке. Я и не думала пытаться выведать что-то у Скорпа. Насколько я успела понять, для него было жизненно важно не потерять лицо, сохранить видимость приличий. Если он и подозревал в чём-то свою супругу, вытащить из него эти сведения мне не удастся. Но ничего, у меня найдутся другие источники информации, будьте спокойны!
   Глава 8
   Мои долгие прогулки на свежем воздухе возымели неприятные последствия: я заболела. У меня ломило виски и саднило горло - верные признаки надвигающейся простуды. Моя шаль была слишком тонкой для холодов, и я от души побранила себя, что не позаботилась заранее о тёплой одежде. Ничего, с первого же жалованья куплю нормальное пальто. Ну что я за человек! Всё делаю в последний момент! Позавчера я так расчихалась в лавке, что Иннелин выдал мне какие-то порошки и отправил домой без разговоров. Даже наш сиятельный столичный лорд проявил сочувствие. Мне ужасно не хотелось уходить, так как Рэндон с Иннелином явно собирались что-то обсудить, но делать нечего, сама виновата. Сегодня я опять притащилась в лавку. Во-первых, Иннелин снова уехал, без него лавку пришлось бы закрыть, а вдруг к нам кто-нибудь заглянет? А вдруг этот "кто-то" располагает ценными сведениями, и они уйдут мимо нас? Надо бы ещё в полицию заглянуть, кстати, за неделю они должны были что-нибудь раскопать! Во-вторых, в лавке было теплее, чем дома. Камин пока так и не починили. Чтобы не вздрагивать от страха при каждом шорохе, я взяла с собой Демьюра.
   Посетителей не было, видимо, в этот серый дождливый день все жители Илсбери предпочли домашние развлечения. Мы с котом сидели у окна. Демьюр безмятежно дрых, свесив хвост с подоконника, я же пила горячий отвар и грустила по Пенни, глядя на капли, уныло ползущие по стеклу.
   Наконец, нежный звон колокольчика оповестил нас о госте. Им оказался Рэндон в промокшем плаще и с каким-то большим свёртком подмышкой.
   Узнав, что Иннелин ещё не вернулся, милорд не отправился восвояси, как я втайне надеялась, а по-хозяйски разложил плащ для просушки и уселся возле камина, изредка посматривая на меня. Повисло неловкое молчание. Демьюр вдруг восстал ото сна, важно прошелся по комнате и запрыгнул на колени к пришлому лорду. Мне это не понравилось. Ну, предатель рыжий, получишь ты у меня сегодня вкусненького, держи карман!
   - Я принёс вам документы, касающиеся счётно-аналитической машины, - соизволил объяснить своё присутствие Рэндон.
   Я вежливо поблагодарила. Прекрасно, хоть будет чем развлечься. Последние несколько вечеров я честно пыталась разобраться в содержании тех инкунабул, которые принёс мне Иннелин. Сказать по правде, от регулярных ныряний в дебри древней магии меня уже мутило.
   - Я всё думал о применении трехзначной логики для наших целей, Иннелин тогда дело говорил. Например, если попарно объединить двузначные управляющие сигналы... - кажется, Рэндон рассуждал сам с собой. - Правда, здесь возникает ряд вопросов... Жаль, что некогда сейчас как следует всё обдумать, постоянно что-то отвлекает!
   Кажется, я догадывалась, что именно его отвлекало. Вернее, не что, а кто.
   - Как поживает мисс Лейн? - спросила я не без ехидства.
   - Какая мисс... А, та весёлая девушка из большого поместья? Прекрасно. Я, признаться, не ожидал, что в вашем тихом городке кипит такая бурная светская жизнь! От двух приемов я еле отговорился делами, ещё от одного - плохим самочувствием, так что теперь позорно скрываюсь от их честной компании. Мисс Гордон, мне кажется, в нашу первую встречу между нами возникло некоторое недоразумение. Вы за что-то на меня сердитесь?
   Признаться, я не ожидала от него такой откровенности, но считала себя в своём праве.
   - Ну, знаете! После того, как вы попытались нахально сманить меня в столицу, в это гнездо порока...
   - Минутку, - было видно, моё высказывание его задело, - минутку, подождите. Вообще-то, в Спленфилде, кроме пороков (этого добра там, конечно, хватает) гнездится ещё несколько университетов, в один из которых недавно начали принимать и леди, а мои рекомендации могли бы обеспечить вам...
   - Что же вы не рискнули предложить мисс Лейн преимущества образования и переезда в столицу?
   - Осмелюсь заметить, мисс Лейн прекрасно чувствует себя на своём месте! Собственно, она и этот городок подходят друг другу как нельзя лучше, чего не скажешь о вас. А вы... Вместо того, чтобы использовать подвернувшуюся возможность, вы вообразили себе невесть что и обиделись. Я понимаю, что вам было бы неловко принять такую услугу, скажем, от мистера Колтона, из-за пересудов соседей, но от меня вы можете принять любую помощь! Мой статус представителя высшей власти и само моё положение защитят вас от сплетен!
   Упоминание мистера Колтона ещё больше меня рассердило. Откуда, интересно, этот пришлый лорд знает о моей расстроившейся помолвке? Что, кто-то из соседей успел почесать языком? Ох, дьявол их побери вместе с этим умником, снизошедшим, видите ли, до нашего дремучего общества! Теперь я прекрасно понимала его мотивы! Но от этого было ещё обиднее.
   Я вдруг "возбухла", как выразилась бы Кэтрин:
   - Другими словами, я могу не бояться сплетен, потому что человек ваших достоинств и положения никогда не взглянет на существо вроде меня как на женщину? - мягко спросила я. - Так?
   Судя по тому, как дёрнулось его лицо, эта формулировка не пришлась Рэндону по душе, но меня уже несло:
   - Вы! Вы самый высокомерный, самодовольный... Да я не согласилась бы стать даже вашей женой, предложи вы мне это! Не говоря уже об... иных отношениях!
   - Неужели? - прищурился Рэндон. - То есть, вы отказались бы от чести для своей семьи, от всех преимуществ, которые даёт знатное положение и богатство, только ради того, чтобы потешить свою гордыню? В таком случае вы просто глупы!
   - О, а по-вашему очень умно разделить жизнь с человеком, который ни в грош тебя не ставит, который относится к твоим чувствам без малейшего уважения, да и остальных людей считает только пешками на своей шахматной доске!
   Выговорившись, мы оба немного сбавили темп и притихли.
   - Что ж, - сказал Рэндон, - тогда остаётся только порадоваться...
   Но чему он там собрался радоваться, я не успела услышать. Входная дверь вдруг распахнулась, впустив запыхавшегося хокермена.
   - Простите, я задержался. Элизабет, принимай подарок!
   С этими словами он сгрузил мне на руки пальто из толстой синей шерсти, отороченное рыжим мехом. Я растерялась.
   - Спасибо, но я не могу...
   Ни одна леди не примет в подарок одежду от постороннего джентльмена! Иннелин, наверное, этого просто не знал.
   - Не вредничай, подруга, ты нужна мне живой и здоровой.
   Альв бесцеремонно впихнул меня в пальто и развернул к стоящему в углу старинному зеркалу.
   - Тебе дивно идёт этот цвет, - сказал он с интонациями опытного продавца, - а какая ткань, ты только потрогай!
   - Иннелин, я...
   - Если не можешь принять его в подарок, я вычту его стоимость из твоего следующего жалованья, но мёрзнуть ты больше не будешь.
   - Мне, право же, неловко прерывать этот содержательный разговор, - вклинился Рэндон, про которого мы оба немного забыли. - Иннелин, когда освободишься, я жду тебя на том же месте, что и в прошлый раз.
   И этот образчик высокомерия с достоинством удалился, забыв у камина свой плащ, зато прихватив с собой свёрток.
   Спрашивается, зачем он вообще приходил?
   ***
   Сегодня был явно не мой день. Когда Иннелин умчался на встречу c Рэндоном, к нам заглянул инспектор полиции мистер Беккер. В первый момент я обрадовалась, увидев в дверях его высокую фигуру в сером пальто. Его визит избавлял меня от необходимости посетить участок, что в моём простуженном состоянии было сложно осуществить. Но вскоре стало понятно, что инспектор вовсе не собирался делиться со мной полицейскими находками, а его настойчивые вопросы постепенно довели меня до лёгкой паники.
   У мистера Беккера день тоже не задался. Дело об убийстве Пенни Уорд вымотало ему все нервы. Поначалу он корил себя за то, что в азарте погони за извергом-убийцей забывал о сочувствии к погибшей девушке. Беккер всегда считал, что в Илсбери хорошему инспектору негде себя проявить: здесь отроду не случалось преступлений серьёзнее, чем кража козы у соседа. И вдруг - такое дело! Мечта любого сыщика!
   Дело оказалось тухлым. Пятеро свидетелей уверенно описали человека, замеченного ими возле лавки в то злосчастное утро. Беда в том, что их показания абсолютно не совпадали. Один описывал высокого верзилу в тёмном плаще, другой - невысокого толстяка в коричневом сюртуке. Пятый вообще настаивал на том, что человек был женщиной, более того - обеспеченной дамой. Где это видано, чтобы леди утром разгуливала по городу одна, без компаньонки?! Хуже того, в дело замешался альв, при одном упоминании о котором местные дамы закатывали глаза и принимались кудахтать что-то невнятное, никак не годное для занесения в протокол. И будто мало было проблем, рядом крутился ещё один из верховных лордов, шпунт ему в печёнку. А в довершение всего - эта вздорная рыжая девчонка, которая была как-то связана с ними обоими. Стоит, понимаешь, улыбается невинно через прилавок. Инспектор грозно нахмурился.
   ***
   Первые несколько вопросов мистера Беккера меня не насторожили. В конце концов, именно я нашла Пенни. В смысле ... тело. Но затем разговор свернул куда-то не туда.
   - Довольно сложно разобраться в преступлении, если в нём замешан альв, - осторожно начал инспектор. - Не оказывал ли мистер Иннелин каких-либо знаков внимания мисс Пенни Уорд в вашем присутствии?
   - Нет, - чётко ответила я, - мистер Иннелин всегда держал себя с нами предельно корректно, и Пенни - очень скромная девушка.
   - Не случалось ли у вас ссор с мисс Уорд из-за мистера Иннелина?
   - Нет!
   - Что вам известно о личной жизни этой девушки?
   - Я такими сведениями не располагаю.
   - Связаны ли вы обязательством с каким-либо джентльменом?
   - Мистер Беккер!
   - Хорошо, я спрошу прямо. Вы являетесь любовницей мистера Иннелина?
   Мы замерли перед прилавком, каждый со своей стороны. Беккер яростно буравил меня своими цепкими глазками. Несомненно, в его глазах я уже была преступницей, сначала поправшей общественную мораль, а под конец опустившейся до убийства. Из всех несправедливостей, с которыми мне пришлось столкнуться в последнее время, эта была самой худшей! И я понятия не имела, как его разубедить! От растерянности и злости у меня зашумело в ушах.
   К счастью, в этот момент вернулся Иннелин и уже во второй раз за сегодняшний день спас меня от неприятного разговора. Он вежливо, но непреклонно проводил инспектора за порог. На этом моё сотрудничество с полицией завершилось. В участок я так и не осмелилась наведаться, мистер Беккер у нас тоже больше не появлялся.
   ***
   Домой в тот день я добралась уже поздним вечером, продрогшая, голодная и злая, как сто тысяч чертей. В темноте я пару раз провалилась ногой в лужу, и даже новое пальто не могло полностью защитить меня от ледяного пронизывающего ветра. Представляю, что со мной было бы в старенькой шали! Только доброта (или предусмотрительность) Иннелина спасла меня от воспаления лёгких, а нашу торговлю - от вынужденного простоя! С огромным облегчением я захлопнула, наконец, за собой дверь своей квартиры. Сил не осталось даже на то, чтобы собрать себе ужин. К моему изумлению, на столе меня ждал поднос с горячим чаем и свежие булки. В камине, который я уже отчаялась когда-нибудь увидеть исправным, плясал огонь. Я удивилась. С миссис Хиггис приключился вдруг приступ милосердия? Уж не собирается ли она повысить квартплату?
   Обратив свой взгляд, а потом и зуб на булки, я не сразу заметила лежащий на кровати свёрток - точь-в-точь такой же, какой приносил сегодня лорд Рэндон. Интересно... Неужели он приходил сюда? Если свёрток предназначался мне, почему бы не отдать его прямо в лавке? Что за секреты? Под свёртком обнаружилась записка: "Я вовсе не считаю моих людей пешками. Примите это хотя бы как знак моей заботы. Р."
   Я с раздражением развернула упаковку и... ахнула. Внутри оказалась длинная, теплая накидка с капюшоном. Мягкие бархатно-черные складки пушистого меха растеклись по кровати. Я осторожно погладила их ладонью, набросила манто на плечи. Невероятные ощущения! Мех обнимал меня нежнее любовника (насчет любовника я, конечно, теоретически предполагаю), шуршал на ухо что-то ободряющее. Было удивительно хорошо и одновременно ужасно грустно. Вот он, типичный подарок столичного аристократа - прекрасный, дорогущий и... бестолковый. Не спорю, Рэндон - широкой души человек, но он совершенно не способен взглянуть на жизнь с чужой точки зрения. Куда я такую красоту надену? Эта вещь настолько не соответствует моему статусу, что меня просто засмеют. Нет, сплетничать не будут, тут он мне всё чётко объяснил. Чтобы блистательный лорд Рэндон, которого ждут не дождутся самые распрекрасные невесты в Спленфилде, вдруг увлёкся какой-то мисс Гордон? Это не сплетня, это анекдот.
   Задремавший было в кресле Демьюр при виде накидки оживился, обошел вокруг меня и что-то одобрительно муркнул.
   - Нет, дружище, эта вещь не про нас, - вздохнула я, с сожалением убирая меховое чудо в шкаф. - Придётся вернуть.
   Я легла в постель, но заснуть никак не удавалось. Выстуженная комната ещё не прогрелась, так что я настроилась провести ещё одну ночь, стуча зубами от холода. Пришлось с головой зарыться в тощее шерстяное одеяло - не помогло. Прикроватный полог тоже не спасал, его древняя ткань была такой тонкой, что местами даже просвечивала. Промучившись с полчаса, я решительно встала, распахнула шкаф и достала подарок обратно. Под покрывалом из диковинного меха я заснула почти мгновенно, успев ещё подумать: пусть пальто хоть так мне послужит, пока я его не верну! И снилось мне что-то чудесное.
   ***
   Справедливости ради должна сказать, что я нечасто так допоздна задерживалась на работе. В основном, мои вечера проходили довольно однообразно. Каждый раз, спровадив разговорчивую миссис Хиггис, я усаживалась за стол, зажигала лампу и со вздохом придвигала к себе осточертевшие фолианты. Мы с Иннелином рассчитывали найти в них что-нибудь, что объясняло бы поведение Чернокнижника, как мы между собой прозвали убийцу. Надо же было как-то его называть.
   За неделю упорных изысканий мне удалось извлечь из книг следующую информацию. Во-первых, обе они были написаны на кельтбере, с редкими вкраплениями на другом языке, возможно, ещё более старом. Во-вторых, одна книга содержала обзор магических учений с самой ветхозаветной древности, другая же походила на сборник местных легенд. На этом дело застопорилось.
   Должна сказать, меня всегда привлекали другие языки, но у меня было мало возможностей их изучить. Самостоятельно по книгам такое не освоишь. С древними языками дело обстояло ещё сложнее. Кельтбер имеет кое-что общее с sermo vulgaris, так называемой "вульгарной" латынью, мне же в пансионе удалось более-менее овладеть латынью классической, которая к vulgaris имеет только косвенное отношение. В общем, сами понимаете, как мало шансов у меня было понять хоть что-то в древних манускриптах.
   В конце концов, я решила сосредоточиться не на самих книгах, а на папиных комментариях к ним. Конечно, разобраться в папином почерке и системе сокращений -занятие ещё то, здесь нужен талант дешифровщика, но всё-таки это было более реально, чем пытаться прочесть каракули древнего хрониста.
   Поначалу я выискивала в заметках нужные нам сведения, но вскоре увлеклась и стала читать всё подряд. Иногда папины заметки носили отвлечённый характер: "...Приходится согласиться, что магия утрачивает своё значение в нашем мире, и её присутствие всё менее заметно. Давно удалились в тонкий мир фэйри, в настоящее время мы наблюдаем отступление альвов. С тех пор как север страны опоясала железная дорога, хокермены больше не приезжают туда. Когда в угольных копях в Лимеридже начали использовать паровые машины, из тех мест исчезли все альвы..."
   Теперь, после впечатляющих рассказов Рэндона о механической магии, я понимала это более отчётливо. Где-то на пути познания мира мы с альвами разошлись. Возможно, мы оказались для них слишком шумными и назойливыми соседями. Или они просто нашли другое место, более соответствующее их сути.
   Не так давно мне довелось увидеть ещё одного альва, кроме нашего старого знакомого Иннелина. Насколько я поняла, он явился к нашему хокермену по какому-то делу. Окажись тогда в лавке мистер Брандт, он наверняка принял бы пришельца за ангела. Высокий и стройный, альв был одет в скромную походную куртку, но его лицо будто светилось нездешним светом, а выражение больших глаз было... не то чтобы отстранённым, а, скажем так, нездешним. Он церемонно приветствовал меня мелодичным голосом и больше не обращал на меня никакого внимания. Иннелин по сравнению с ним казался в сто раз более человечным! Пришелец был чем-то недоволен. Я не хотела мешать их беседе, но невольно прислушивалась, хотя на альвийском могла разобрать разве что несколько слов.
   - Ты связываешь себя, - горячился пришлый альв.
   Иннелин будто оправдывался. Я поняла одну фразу, и то потому, что раньше слышала её в песнях. Он сказал: "Это место - дом моего сердца..."
   После этого случая я оценила, насколько наш Иннелин отличался от других альвов. Мне тоже дорог наш городок, и от мысли, что кто-то любит эти места так же сильно, если не сильнее, на душе становилось тепло. Тем более неожиданно, что этим существом оказался альв.
   В конце концов, мне удалось таки нащупать ниточку к Чернокнижнику. Судя по книгам, в древние времена в нашей местности действовали последователи какого-то злобного божка, знаменитые своим магическим искусством и изощрённо-жестокими обычаями. Хронист, похоже, боялся их до смерти, потому что упоминал о них только вскользь, иносказательно и обмолвками. Я записала непроизносимый набор символов, которыми автор обозначал этих фанатиков, и упрямо продолжала поиски.
   Глава 9
   Середина октября выдалась пасмурной и дождливой. В Илсбери воцарилось подавленное настроение. Спустя две недели после гибели Пенни "неизвестный грабитель" так и не был найден. Было заметно, что горожане начали относиться друг к другу всё более подозрительно. Как всегда, нашлись желающие объяснить убийство происками сверхъестественных сил. До меня дошли смутные слухи о каком-то призраке, которого якобы иногда видели в лесу недалеко от старой мельницы. Как будто мало мне было вечерних чтений о древних духах, обитавших когда-то в наших краях, теперь ещё и нынешний объявился! Впрочем, Иннелин скептически отнёсся к этим рассказам. Заодно он выяснил, что у мистера Хардмана не было алиби на то утро, когда убили Пенни. Эта версия казалась нам более перспективной.
   Рэндон принёс известие, что наш мэр, желая поднять моральный дух горожан и отвлечь их от последних несчастных событий, вознамерился провести в Илсбери ярмарку. Многим идея показалась странной: что за ярмарка за два месяца до Рождества? Инспектор Беккер высказался еще более резко, ведь на его ведомство легли бы дополнительные меры по обеспечению безопасности. Ясное дело, что приезд толпы чужих людей был совсем некстати сейчас, когда в окрестных холмах затаился убийца.
   С Рэндоном мы, можно сказать, помирились на следующий день. Когда он снова пришёл в лавку, я сразу сказала, что Иннелин раньше вечера не появится, чтобы лорду не пришлось мучиться, вынужденно общаясь со мной. Демьюр сегодня тоже отказался меня сопровождать. Сдаётся мне, коту было лень покидать насиженное тёплое местечко возле камина.
   Тем не менее, Рэндон остался, и мы очень душевно проговорили пару часов. Может, ему захотелось заняться самоистязанием, но скорее всего, он пытался дать понять, что вовсе не считает меня человеком низшего сорта. Не припомню, чтобы раньше он интересовался моими увлечениями: книгами, которые я читала, или людьми, с которыми я любила общаться.
   Я тоже постаралась показать, что его общество мне вовсе не противно. Поразмыслив, я решила, что вчера была слишком резка. Меня обидела некоторая бесцеремонность, с которой Рэндон брался решать чужие проблемы. Но, учитывая, какая на нём всегда лежала ответственность, это можно было простить. И потом, сейчас было не подходящее время для мелочных обид, когда перед нами громоздились такие проблемы.
   Так и не дождавшись Иннелина, лорд ушёл, вторично позабыв у нас свой плащ. А ночью, между прочим, шёл снег! Не хватало нам в команде ещё одного простуженного! Поколебавшись секунду, я выбежала следом.
   Рэндон уже сидел верхом, но, увидев меня на крыльце, спешился и вернулся обратно.
   - Возьмите, вы же простудитесь, - сказала я, протягивая плащ.
   - Спасибо. - Он взял плащ так осторожно, словно я могла спрятать в нём какую-нибудь каверзу, и вдруг неуверенно улыбнулся. - Это самые добрые слова, какие я от вас слышал за всё время знакомства.
   Правда, что ли? Мне стало неловко. Всё-таки эти верховные лорды с их навыками управления людьми - знатные манипуляторы!
   - Вы слишком великодушны, чтобы не дать человеку второго шанса, правда? - тёплым голосом продолжал Рэндон. - Первое впечатление часто бывает ошибочным... Надеюсь, я ещё не растерял все шансы на вашу дружбу?
   От смущения я не нашлась с ответом, так что просто молча смотрела, как он уехал. Неужели его действительно волновало моё мнение о его персоне? Быть того не может. В лавку я вернулась в странной задумчивости.
   Впрочем, вскоре другое происшествие вытеснило у меня из головы эти мысли и здорово подпортило мне настроение. На днях мне понадобилось прикупить кое-что в магазинчике миссис Томсон. Не задумываясь, я вбежала на крыльцо, взялась за ручку двери и вдруг услышала:
   - Ну, Элизабет казалась вполне благонадёжной особой, пока не связалась с этим альвом...
   (согласный гул)
   - В тихом омуте...
   - Дорогая моя, альв способен сбить с пути истинного любую праведницу! Вот одна знакомая жены брата моего мужа...
   - А недавно эта девчонка очень подробно выспрашивала меня о мистере Хардмане, - послышался голосок миссис Шарп.
   - Вы думаете, она и с ним...
   (гул возобновился с удвоенной силой)
   - А вы вспомните Эвелин! В этом садовнике есть что-то...
   Вся кровь бросилась мне в лицо. Я набрала воздуха... и отступила от двери. Просто не смогла заставить себя войти туда. Больше я в магазине не появлялась. Если мне нужно было что-то купить, я поручала это горничной миссис Хиггис. Агнес была смышлёной, расторопной девушкой и за пару медяков соглашалась выполнить любое мелкое поручение. Правда, в лице миссис Томсон я потеряла крупный источник информации, но это ничего. Всё равно почти все её клиентки иногда заглядывали в нашу лавку чудес. Однако здесь они чувствовали себя на чужой территории и не осмеливались говорить мне гадости, по крайней мере, в лицо.
   ***
   Чтобы нейтрализовать порцию яда, полученного от "добрых" соседок, я отправилась к тёте Роуз. С некоторых пор я старалась бывать у неё пореже. Как ни прискорбно это сознавать, но мои визиты могли повредить её репутации. Я была чёрной овцой в семье. Однако для сегодняшнего визита имелся веский повод: мне нужно было как можно больше узнать о миссис Скорп, так что я засунула свою совесть подальше и захлопнула за ней дверь.
   Когда улыбающаяся Мэри встретила меня на пороге, а из дома пахнуло привычным теплым запахом свежей сдобы, у меня даже слёзы навернулись. Как же я, оказывается, соскучилась!
   Будто вернувшись из долгого путешествия, я оглядывала нашу милую гостиную, в которой прошло всё моё детство. Одна из бледно-лиловых шёлковых занавесок когда-то была реквизирована Эмили для мантии Королевы фей. Пушистый ковёр тоже немало пострадал от наших игр: вон там под столом виднелось небольшое пятно от гуммиарабика, которое так и не удалось вывести. Старинный пузатый буфет орехового дерева поблёскивал фарфором. На стене висела литография Мадонны с младенцем, про которую я когда-то думала, что это портрет моей бабушки...
   Я так расчувствовалась, что готова была обнять каждую диванную подушку, но вместо этого поцеловала тётю Роуз и уселась напротив. Обед был просто великолепен: тётушка с присущей ей заботливостью распорядилась приготовить мои самые любимые блюда, в том числе её фирменный пирог с яблоками. Обычно тётя Роуз проявляла здоровую умеренность в пище, а для парадных обедов велела приготовить что-нибудь изысканное, из гаэльской кухни.
   После расспросов о здоровье и текущих делах, тётя Роуз охотно дала мне адреса некоторых леди, работавших с Эвелин Скорп в Комитете помощи молодым девушкам. У неё сохранились их старые письма. Я хотела как можно больше узнать о мисс Эвелин. Что она была за человек?
   - Эвелин... - задумалась тётя, - она была страстной натурой. У них не было детей, может быть, поэтому она взялась опекать этих несчастных девушек. Всё, что она ни делала, она делала со страстью. Вспомни её сад, например. Могу ещё сказать, что она ни за что не потерпела бы никакой несправедливости.
   Это давало новую пищу для размышлений. Я представила себе решительную, сильную женщину, образованную, с твёрдым характером. Чем могло привлечь её тёмное искусство? Что такого могла дать ей магия, чего она не смогла бы добиться сама? Разве что... ребёнка? Может быть, навязчивое желание иметь детей подтолкнуло мисс Эвелин к опасным играм с колдовством? История знала достаточно подобных примеров.
   Мне нужно было больше информации. Вернувшись домой, я написала несколько писем дамам из Комитета и сразу же отправила их. Теперь оставалось только ждать.
   ***
   Осень постепенно затягивала Илсбери в серый туманный омут. Деревья стояли уже голые, а кладбище, когда я снова туда явилась, всё было застелено покрывалом из жёлтых листьев.
   Возле могилы Пенни кто-то сидел. Подойдя ближе, я узнала молодого Питера Уэста, помощника столяра. Пенни однажды пригласила его в лавку, чтобы помочь повесить полки. Правда, добрую половину времени они хихикали и обжимались по углам. Питер принёс на могилу пёстрый букет пушистых астр - белых, бордовых и фиолетовых. Я молча присела рядом.
   - Я знаю, кто её убил, - горько сказал он, не глядя на меня. - Только полиция никогда его не поймает.
   Смелое заявление. Я подождала, не скажет ли он ещё что-нибудь. Питер, быстро оглянувшись, прошептал:
   - Это был призрак, мисс!
   - Откуда ты... почему ты так думаешь?
   - Призрак со старой мельницы. Вы слышали, что он опять объявился?
   Теперь я поняла, о чём он говорил. Думаю, в каждом уважающем себя городке имеется собственное привидение. Что-то вроде местной достопримечательности. Илсбери не стал исключением. Когда-то давно здешний мельник совершил нечто ужасное: то ли забил лопатой для зерна своё семейство, то ли ещё что, никто уже точно не помнит, а потом повесился прямо на мельнице. Разумеется, после этого её сожгли. Тем не менее, мятежный дух мельника никак не мог успокоиться и временами возвращался на привычное место, предвещая голод, эпидемии, затяжные дожди и прочие неприятности. Серийные убийства, например.
   - Мы с Пенни один раз на мельнице... это... - Питер запнулся и мучительно покраснел. - Мы бы всё равно поженились, понимаете? Родители были против, ведь мы оба бедные, но Иннелин собирался дать Пенни приданое за то, что она помогала в лавке.
   Надо же. А я этого не знала!
   - Думаю, призрак рассердился на нас за ту ночь и убил её. Я однажды видел его там, за водяным колесом...
   От бледного лица парня повеяло таким страхом, что мне тоже стало не по себе. Питер тем временем продолжал:
   - ...Высокий, в тёмном плаще и как будто плывёт над землёй. Живые так не ходят.
   Я всегда придерживалась мнения, что большинство увиденных кем-то "призраков" имели вполне материальную природу. Неужели на старой мельнице кто-то прячется? Нужно срочно сказать Иннелину!
   - Как вы думаете, мисс, призрак придёт за мной? - обречённо спросил Питер.
   - Нет, - твёрдо ответила я. - Но от мельницы лучше и правда держаться подальше.
   - А ещё мне показалось, что мистер Скорп насчёт нас догадался, - задумчиво сказал Питер Уэст. - Когда мы с Пенни шли к мельнице, он как раз ехал навстречу. Я боялся, что он запретит мне появляться на похоронах. Всё-таки грех... А он ничего не сказал. Мистер Скорп - понимающий человек, хоть с виду и не скажешь!
   Мы посидели ещё немного, вспоминая разные случаи из жизни Пенни. Удивительно, что я могла вспомнить так много, хотя мы знакомы были всего ничего! Потом Питер Уэст проводил меня до дома. возможно, я ошибаюсь, но кажется, нам обоим стало немного легче.
   Глава 10
   Утром Рэндон нарочно заехал в лавку пораньше, надеясь застать там одного Иннелина. Нужно было обсудить некоторые вещи, не предназначенные для любопытных ушей мисс Элизабет. Увы, девушка уже была там. Иннелин как раз привёз очередную партию новинок, и Элизабет с воодушевлением осматривала их, вооружившись своей неразлучной толстой тетрадкой. Её деловой вид показался Рэндону забавным. И чего ей не спалось с утра, а? Разве леди не должны нежиться в своих комнатах до полудня, чтобы потом украшать собой домашние гостиные, подобно прекрасным цветам? Будучи честным с самим собой, лорд мысленно согласился, что цветком Элизабет была прелестным, правда, иногда довольно колючим.
   Девушка тем временем добралась до коробки с походными светильниками и восторженно вскрикнула. Они были похожи на небольшие прозрачные шары, загоравшиеся от удара мягким желтоватым светом. Такой светильник можно было бросить ночью перед собой на дорогу, чтобы освещать путь. Элизабет прозвала их "светлячками". Ещё больше ей понравились перчатки из тонко выделанной кожи, умеющие сохранять тепло. Иннелин с Рэндоном переглянулись, и альв, не слушая возражений девушки, положил ей в сумку пару "светлячков" и перчатки. Рэндон горячо это одобрил. Слишком часто ей приходилось возвращаться затемно! Конечно, один из его людей всегда следовал за ней, но это не убережёт девушку от опасности подвернуть ногу, например. И она всё ещё была бледна после той простуды. А уж эта ледяная комната, в которой ей приходилось жить - брр! Ничего, миссис Хиггис не скоро забудет тот разговор. Кажется, он немного напугал почтенную хозяйку, хоть и не имел такого намерения, зато теперь она наверняка будет более внимательна к своей съёмщице.
   Но даже Рэндон потерял дар речи, когда Иннелин, подмигнув ему, выложил на прилавок длинный свёрток и развернул складки. На полотне поблёскивали две шпаги c изящной гардой и тонким клинком. Они были великолепны.
   - Это не на продажу, это для нас. Вдруг пригодятся? - улыбнулся альв.
   - Против нашего убийцы? Не думаю, - Рэндон покачал головой. - Не его стиль. Он скорее подкараулит с ножом в подворотне, чем выйдет против тебя со шпагой.
   И всё же, когда Иннелин предложил испробовать альвийские клинки в деле, Рэндон с радостью согласился. Они вышли на задний двор. Шпага приятной тяжестью легла в руку.
   "Как же здорово, чёрт возьми, забыть обо всех проблемах, об этом проклятом маньяке и просто честно подраться!" Рэндон не собирался, конечно, нарочно красоваться выучкой, - ещё чего! - но пару раз не удержался и бросил взгляд на окно. Показалось, что за стеклом промелькнуло девичье лицо. Элизабет...
   Секундная рассеянность чуть не стоила ему победы: шпага альва молниеносно описала дугу, и Рэндон только чудом избежал укола в бок. Он успел уклониться и отбил клинок противника к земле.
   Конечно же, Иннелин не замедлил съехидничать:
   - Окна для фехтовальщика могут быть чрезвычайно опасны, мой романтичный друг! Так и жди, что тебя ослепит блеск солнца на стекле... или нечто по ту сторону окна.
   - Что толку, если ей это безразлично! - в следующую атаку Рэндон вложил всю душу, теперь пришла очередь альву отступить, чтобы сохранить дистанцию. - Я фактически признался ей в любви несколько дней назад - и что? И ничего. Приветлива и спокойна, как обычно.
   - Что, вот так взял и признался? - Иннелин сделал выпад, чтобы нанести прямой удар.
   - Не напрямик, конечно, - ответил лорд, уклоняясь. По сравнению с альвом он чувствовал себя тяжёлым, как лось.
   - Дай-ка я угадаю... Ты написал страстный сонет, бросил его в камин и понадеялся, что ветер отнесёт дым к дому твоей любимой и поведает ей о твоих чувствах? Не все женщины владеют телепатией, знаешь ли.
   - Смейся-смейся! Вот разберёмся с Чернокнижником, тогда я ей скажу! - Рэндон предпринял ещё одну решительную атаку, вынудив альва интенсивно защищаться.
   - Напрасно тянешь. Спеши жить, Аксара! Сегодня вы оба молоды, свободны и живы - зачем откладывать?
   - Пока наш убийца на свободе, я не жених, а потенциальный труп.
   - С таким отношением к проблеме - можешь стать реальным, - нахмурился альв.
   - Да ну тебя, напророчишь.
   Уже после "поединка", когда они умывались во дворе, Иннелин сказал совсем другим, серьёзным тоном:
   - Я на днях снова уеду. Постараюсь собрать наших, сколько смогу. Чувствую, дело идёт к развязке, а сейчас в этих краях редко встретишь альва...
   - Неудивительно. Я удивляюсь, как ты здесь выдерживаешь. Проклятый колдун своим чароплётством травит всю округу, даже я это чувствую, - поморщился Рэндон.
   - Я не позволю ему осквернить эти места, - покачал головой Иннелин, - слишком они мне дороги! Элизабет тоже будет проще, когда я уеду: меньше сплетен, что мы с ней проводим целый день наедине. У меня к тебе просьба: попроси одного из своих людей присмотреть за лавкой. Мне в последнее время кажется, что этот тип, кто бы он ни был, крутится где-то поблизости. Я беспокоюсь за Элизабет.
   Рэндон только вздохнул. Будь его воля - девушки здесь давно не было бы. Но кто же его послушает!
   - Конечно, - сказал он печально, - я и сам за ней присмотрю.
   ***
   Когда Иннелин извлёк на свет альвийские шпаги, я с трудом удержалась от улыбки при виде реакции обоих мужчин. Как мальчишки, честное слово! Даром, что одному уже за сотню перевалило! Я не собиралась наблюдать за их "разминкой" во дворе, но, честное слово, отлепиться от окна было выше моих сил. Альв и человек кружили по двору с такой скоростью, что я едва успевала замечать молниеносные взблески клинков. Это было завораживающе прекрасно, словно опасный танец.
   Разумеется, я понимала, что спортивный поединок отличался от реального боя. Здесь каждый из соперников старался показать своё искусство и дать возможность другому продемонстрировать своё. Подозреваю, что в настоящем сражении соперники далеки от такой куртуазности.
   Когла мужчины вернулись, оба разгоряченные схваткой и страшно довольные, Иннелин известил меня о своём очередном отъезде, наскоро собрал сумку и вышел, бросив многозначительный взгляд на своего друга. Лорд Рэндон казался странно задумчивым: сидел, гипнотизировал взглядом камин и молчал.
   В конце концов, я не выдержала и предложила ему чаю. Он, казалось, смутился.
   - Да... Элизабет, я хотел... кстати, а куда подевался мой пушистый друг? - спросил он вдруг.
   - В последние несколько дней Демьюр бессовестно пренебрегает своими обязанностями, сидит дома и жалуется на мигрень, - ответила я ему в тон, раскладывая на прилавке товар. - Я уже подумываю сместить его с должности.
   - О! Засвидетельствуйте ему мое восхищение, - улыбнулся Рэндон и неожиданно засобирался уходить. - Кот, у которого мигрень! И должность! Наверное, у него есть ещё страховка и счёт в банке!
   ***
   В это время в маленьком глухом переулке на Сиреневой улице таился человек в тёмном плаще. Он терпеливо дождался, когда улица опустеет, и степенно взошел на крыльцо двухэтажного нелепого дома, выкрашенного серой и коричневой краской. На лестнице ему никто не встретился, так что, осторожно прислушавшись, он достал специально припасённый инструмент и принялся ковыряться в замке. Вдруг за дверью послышался шорох и громогласное "уа-у-у" огласило подъезд. Человек отскочил, чуть не выронив отмычку. Кот (если это был кот) не ограничился одним воплем. Стоило человеку приблизиться к заветной двери, как он снова и снова заводил свою протяжную песнь. Просто невозможно было работать! В любой момент на площадке могла появиться хозяйка или соседи. "Тьфу ты, скотина", - сплюнул Тёмный плащ и поспешно ретировался.
   По другую сторону двери здоровенный рыжий котяра распластался у порога и некоторое время внимательно прислушивался. Затем он удовлетворённо потянулся, тряхнул шубой и отправился в кресло - досыпать.
   Глава 11
   Ранним октябрьским утром - кстати, даже относительно солнечным - я сидела за прилавком в одиночестве и перебирала причины моего плохого настроения.
   Во-первых, в городе началась ярмарка. Мистер Скорп всё-таки сумел это провернуть, несмотря на недоумение горожан, неподходящее время года и возражения инспектора Беккера. Тем не менее, городу ярмарка явно пошла на пользу, все как-то встряхнулись, и даже слухи о призраке стушевались и затихли. Само по себе это было прекрасно, но от нас разбежались все покупатели, к тому же мне тоже хотелось там побывать, но Иннелин опять уехал, а пойти одна я стеснялась.
   Во-вторых, мой собственный кот последние пару недель меня игнорировал. Целый день он отсиживался в квартире, а по вечерам его внезапно посещала жажда странствий, из-за чего мне приходилось выпускать его на волю и потом полночи прислушиваться, чтобы впустить обратно. Я злилась. Что случилось с моим котом?
   В-третьих, накануне ночью я не выспалась.
   Вчера вечером, сидя за книгами, я терпеливо просматривала страницу за страницей. Немного мешал свист ветра за окном, треск ломающихся веток и глухое ворчание грома - вечерок выдался самый что ни на есть подходящий для изучения зловещих обрядов. В завывании ветра мне чудились жалобные голоса всех принесённых в жертву, а в сверкании молний - отблески гнева древних забытых богов. Демьюр тоже добавил каплю паники в бочку моего страха. Безмятежно дремавший в кресле, он вдруг подскочил и замер неподвижно, уставившись куда-то в угол. Я тоже туда посмотрела - угол был пуст. Демьюр помедитировал на пустоту ещё немного, затем соскочил с кресла и с видом "да ну его, жизнь дороже" отполз под кровать. В этот момент небо полоснула молния, и сразу же оглушительно громыхнуло.
   - Да чтоб вас!
   Я раздражённо захлопнула книгу. При этом из неё вылетел листок и спланировал на пол. В сердцах я хотела засунуть его обратно, но, вчитавшись внимательнее, принялась листать книгу в поисках нужной страницы. Неужели я наконец нашла то, что искала?!
   Это было описание ритуала из арсенала тех самых магов-фанатиков, позволяющего призвать древнюю тёмную силу. Требовалась всего-то кровь пяти женщин, причем автор не потрудился даже уточнить, какая именно. Насчет девственности поставщиц тоже комментариев не было, хотя вроде бы это считается необходимым условием, нет? Кроме того, чародею бы понадобились: шерсть чёрной овцы, рог чёрной коровы, кошачий хвост (цвет не уточнялся, видимо, кошка считалась демоническим существом по определению) и кусок верёвки повешенного. Проведя с указанными ингредиентами ряд неаппетитных манипуляций и прочитав положенные заклинания, колдун должен был принести полученную субстанцию "на алтарь тёмному богу", который якобы наделит его за это невероятной магической мощью. Изображение алтаря в книге также имелось. Судя по всему, он должен был находиться где-то в наших лесах.
   Я отложила книгу, потерла усталые глаза и задумалась. В принципе, действия нашего Чернокнижника укладывались в рамки этого ритуала. Кроме того убийства на дороге, в почтовой карете. Может, тот человек оказался случайной жертвой? Нежелательным свидетелем? Или там действовал ещё один преступник? В классических детективах не полагалось, чтобы в городе действовали одновременно двое злодеев, причем сходными методами... Но то вымысел, а реальность - это другое дело. Я напомнила себе, что нужно уточнить у Рэндона, кем был тот труп в карете и куда он направлялся.
   За этими размышлениями я бездумно смотрела в тёмный провал окна. При очередном росчерке молнии мне вдруг привиделась в саду чья-то фигура. Кто-то стоял там под дождём и смотрел на мои окна. Я мигом потушила лампу и отпрыгнула к стене не хуже Демьюра. Когда я набралась смелости осторожно выглянуть в окно, сад был пуст. Лишь холодный ливень шуршал в кустах, и голые деревья тянули в окно свои промёрзшие пальцы. Заснуть я смогла только под утро, несмотря на тлеющую лампу и кота, извлечённого из-под кровати и уложенного под бок.
   Уходя утром на работу, я нарочно заглянула в палисадник, но не обнаружила там ни следа таинственного ночного посетителя. Впрочем, в такую погоду следы могло запросто смыть дождём...
   От этих невесёлых размышлений меня отвлёк Рэндон, неожиданно заглянувший в лавку с букетом нежных альстромерий.
   Боже, как красиво! - выдохнула я. - Чью оранжерею вы ограбили, милорд?
   - Пусть это останется моим маленьким секретом. Вообще-то я пришёл пригласить вас на прогулку.
   - Но я не могу...
   - Вам нужен свежий воздух. Вы целыми днями сидите в лавке, а вечером корпите над книгами, и оттого неважно выглядите, Элизабет. Будь Иннелин здесь, он сам немедленно выгнал бы вас отсюда.
   "Интересно, откуда он знает, что я делаю по вечерам", - подумала я. Но вслух сказала другое:
   - А вы так и не научились говорить комплименты!
   - Постараюсь исправиться: этот букет я хотел подарить вместо тех альвийских цветов, которые не нужны вам не только из-за вашего невозможного характера, а... просто не нужны и всё.
   Мы вышли на площадь перед ратушей, пестревшую разноцветными флажками, и попали в объятия ярмарки. После тихой маленькой комнатушки у меня даже голова закружилась. Чего здесь только не было! В одной палатке фермер продавал масло и шерсть, другая вся была увешана разнообразными имбирными пряниками, в третьей...
   Жители Илсбери выглядели воодушевлёнными, на лицах - ни следа недавней настороженности и уныния. О жутких слухах насчет призрака напоминала только очередь перед палаткой, где торговали горячим вином из бузины. По преданиям, оно отпугивало нечистую силу. Впрочем, может быть, люди просто хотели согреться стаканчиком?
   Нос дразнили разные вкусные запахи. Прямо на улице бойкие торговцы предлагали печёные яблоки и горячий печёный картофель в красных контейнерах. Где-то неподалёку слышался глас разносчика рыбы: "Рыба и хлеб, всего за монетку!" Рэндон с улыбкой предложил мне попробовать береговых улиток, но я отказалась. Брр! Не люблю морепродукты. Сошлись на пирожках с мясом.
   - О, вот это интересно! - воскликнул вдруг Рэндон и потянул меня к одной из палаток, возле которой собралась приличная толпа.
   В палатке за столиком сидел темноволосый кудрявый мальчик лет семи. В руке он держал гусиное перо. Мальчик макал перо в чернильницу и старательно, ровным почерком выводил слова. Он наклонял голову и временами останавливался, будто думал, что дальше написать. Я на первый взгляд не нашла в этой картине ничего необычного, кроме разве что юного возраста писца. Потом расслышала, как люди шептались "тонкая работа" и "механический человек". Мальчик оказался автоматоном!
   Хозяин палатки, он же изобретатель, рассегнул куртку на спине "мальчика", продемонстрировав нам сложный механизм. Привести его в движение можно было пружиной, как часы. Да и сам механизм напоминал часовой. Все зааплодировали. Я тоже впечатлилась.
   - Я видел подобный автомат на последней промышленной выставке в Спленфилде, - сказал Рэндон, когда мы выбрались из палатки.
   - Что ещё необычного вы там видели? - с интересом спросила я.
   - Да чего там только не было! Изобретатели и учёные сейчас в большом почёте. Можно сказать, что в столице правит бал меритократия. Георг... Его величество выделяет крупные средства на научные опыты и внедрение новых технологий. Технический и медицинский университеты абитуриенты берут штурмом. Это же цепная реакция, понимаете? Мы создали паровую машину - увеличилась добыча угля. Усовершенствовав паровую машину, мы получили паровоз. Наладили добычу железа - появилась рельсовая дорога, которая в состоянии этот паровоз выдержать, в отличие от чугунной. Как только мы запустим счётно-аналитическую машину, это позволит сбросить с учёных груз долгих монотонных вычислений, что даст толчок новым открытиям в математике. Математика же - готовый инструмент для описания физических законов. Это как лавина, которая всё больше набирает скорость, и её уже не остановить.
   Я рассмеялась. Рэндон выглядел таким увлечённым. Он был похож на моего отца в эту минуту.
   - Что? - спросил он, тоже улыбаясь.
   - Если бы вы, сэр, рассказали мне всё это в нашу первую встречу, я бы точно поехала с вами! - выпалила я. И покраснела.
   - Жалею, что не рассказал, - вздохнул Рэндон.
   Мы ещё не успели обойти всю площадь, как к лорду подошёл один из его помощников и что-то негромко сказал ему, жестикулируя. Рэндон заметно помрачнел.
   - Жаль прерывать нашу прогулку, - извинился он передо мной, - но позвольте, я провожу вас домой.
   - Да что вы, я сама! - попыталась я отказаться. Ещё не хватало, чтобы он со мной нянчился!
   В конце концов, мы сошлись на том, что он проводит меня до половины дороги. Настроение у меня упало, и погода тоже начала портиться. Бледный диск солнца едва виднелся за облаками, в сером воздухе повисла мелкая морось. Улицы затягивало туманом, и он всё сгущался. Туман будто стирал различия между мной и Рэндоном: город растворялся в сумерках, мы были одни, не верховный лорд и маленькая провинциалка, а просто мужчина и женщина, заблудившиеся в холодном сумраке, где единственным теплом оставалась поддерживающая тебя рука. Почему-то меня охватило необъяснимое смущение. Мы неловко попрощались. Думаю, если бы мы знали тогда, что это наша последняя спокойная прогулка на много дней вперёд, то постарались бы продлить её дольше.
   Я свернула на свою улицу, мурлыкая под нос прицепившийся на ярмарке назойливый мотивчик, как вдруг из тумана передо мной вынырнула рослая фигура. На миг я пожалела, что не позволила Рэндону проводить меня до самого порога, но в следующую минуту узнала поджидавшего меня человека.
   - Мистер Хардман? - удивилась я. Что ж, по крайней мере, сейчас при нём не было тех страшных ножниц.
   Садовник молча протянул мне несколько веточек бересклета, которые я нерешительно приняла. Это что ещё за подношение? Что, сегодня какой-то особый букетный день? Хардман что-то промычал, будто пытаясь донести какую-то мысль, потом запнулся, махнул рукой и ушёл. Я смотрела, как его фигура, двигаясь неровными крупными шагами, тает в тумане. Что все это значит?
   До дома я добралась без приключений, однако сюрпризы еще не закончились. Моя квартирная хозяйка встретила меня сегодня тоже очень своеобразно. Она с воинственным видом стояла на крыльце, оглядываясь по сторонам. В руке миссис Хиггис держала каминные щипцы, зажав ими хвост дохлой крысы.
   - Мы с Демьюром тут не при чём! - тут же открестилась я. Мой кот не ловил мышей, считая это ниже своего достоинства, а к крысам относился с уважением и предпочитал разойтись с миром.
   - Боже меня упаси обвинять невинное животное! - воскликнула хозяйка. - Я хотела предупредить вас, мисс Элизабет, что кто-то разбрасывает отраву вокруг дома! Вчера миссис Хадсон, которая живёт на первом этаже, чуть не поскользнулась на крыльце на кусочке сала, а вечером мы нашли рядом с крыльцом дохлую кошку. А сегодня - вот это! - взмахнула она щипцами.
   - Так что будьте осторожны! - сказала напоследок пожилая леди, унося с собой скорбную жертву неизвестного крысолова.
   Я взлетела по ступенькам, пинком распахнула дверь квартиры, подхватила на руки моё обожаемое рыжее чудовище и только тогда облегчённо вздохнула. Кот, обалдев от такой нежности, вытаращил глаза и на всякий случай включил бурчальник.
   - У нас проблема, - сказала я, зарывшись лицом в пушистый мех. - С сегодняшнего дня ты сидишь дома, ясно?
   Демьюр скосил на меня безмятежные зелёные глаза и пренебрежительно зевнул.
   Глава 12
   Следующая ночь для разнообразия выдалась тихой и спокойной, правда, я решила отдохнуть от книг и хорошенько выспаться. Букет бересклета стоял в керамическом кувшинчике на окне, переливаясь красными, оранжевыми, пурпурными листочками, и страшно меня интриговал. Я хотела поразмыслить вечером над этой загадкой, но заснула, едва коснувшись головой подушки. Зато утром, пока я умывалась, причёсывалась и завтракала, бересклет просто не выходил у меня из головы.
   Что хотел сказать мистер Хардман своим подарком? Или это был просто красивый жест? Бересклет ядовит. Может, это предупреждение? Чтобы не лезла, куда не надо? С другой стороны, оккультисты используют бересклет для снятия порчи и сглаза. Они верят, что если носить веточку бересклета с собой, то это принесёт удачу в делах и придаст смелости. Так что, с другой стороны, подарок можно было трактовать как своеобразное пожелание успеха. Или я всё выдумываю? Я вспомнила, как мучительно искривилось лицо Хартмана, как напряжённо он пытался сказать мне что-то. А с чего я, собственно, взяла, что его немота - это последствия некоего умственного недуга? А если это колдовство? Признаться, от такой мысли мне стало не по себе, будто ледяной ладонью провели по шее. Тёмный колдун ведь наверняка умеет зачаровать человека так, что он не сможет произнести ни слова, пытаясь заговорить на определённую тему! Мне просто необходимо было посоветоваться с Иннелином, если он уже приехал.
   Влетев в лавку, я заметила хокермена у окна и с ходу спросила: "Скажи, бересклет что-нибудь означает в волшебных обрядах альвов?"
   Торговец медленно обернулся ко мне и безжизненным голосом произнёс:
   - Кэтрин пропала.
   ***
   Уверена, что даже через сто лет я не смогу без дрожи вспоминать о тех кошмарных сутках, которые нам пришлось пережить.
   В последний раз девочку видели в школьном саду вчера после уроков. Как она улизнула, никто не заметил. В ходе пристрастной родительской беседы с детским населением Илсбери удалось выявить двух пацанов, которые признались, что подбили отчаянную девчонку прогуляться в "обиталище призрака". К заброшенной мельнице, то есть. Мальчишки залегли на холме и видели, как девичья фигурка спускается к развалинам. Обратно она не вернулась. Парни натурально решили, что их обвели вокруг пальца, обиделись и вечером преспокойно разошлись по домам, нисколько не волнуясь за свою подругу. Они понятия не имели, какая паника началась в женской школе ночью.
   С утра на городской колокольне зазвонил колокол, собирая жителей к ратуше. Большинство приехавших на ярмарку тоже решили принять участие в поисках ребёнка. Мистер Скорп и миссис Холланд, стоя на крыльце, что-то объясняли кучке "скорпионов", другие помощники мэра собирали людей в отряды.
   Я пошарила глазами в толпе, где то и дело мелькали знакомые лица, но не увидела одного особенно интересовавшего меня человека. Я схватила альва за руку:
   - А где мистер Хардман? Кто-нибудь его видел?
   Иннелин с Рэндоном переглянулись и направились к мужчинам, а я бросилась на поиски миссис Шарп.
   Во дворе я наткнулась на Хоппера. Он положил мне на плечо свою тяжелую руку и легонько сжал.
   - Ничего, мисс, - сказал он сочувственно. - Вы раньше времени-то не отчаивайтесь. Найдётся она.
   От его слов двор ратуши расплылся у меня перед глазами. Я с усилием проглотила слёзы. Ох, вот только не надо меня успокаивать - я от этого ещё хуже раскисаю! Лучше бы он меня снова обругал, как в прошлый раз.
   Под ногами у Хоппера крутился коренастый бульдог, погавкивая на окружающих.
   - Спокойно, Бекон! - приказал мистер Хоппер.
   - Бекон? - растерянно спросила я. Вспомнила того злосчастного поросёнка Паштета, и мне стало не по себе. Должно быть, это воспоминание посетило нас с Хоппером одновременно, потому что мясник верно понял причину моей растерянности и даже как будто обиделся:
   - Ну что вы, мисс Гордон! Это просто кличка, ничего такого! - сказал он укоризненно. И добавил с гордостью: - Знаете, какой у него нюх!
   Миссис Шарп обнаружилась в холле ратуши с тремя буханками хлеба в руках. Она собиралась делать сэндвичи для добровольцев, чтобы им было чем перекусить в перерывах между поисками.
   - Ох, мисс Гордон, - воскликнула она. - Какое несчастье!
   - Где мистер Хардман?
   Миссис Шарп огорчённо поведала мне, что её работник вдруг собрался проведать каких-то своих родственников и уехал. Итак, Хардман исчез со сцены, напоследок оставив мне несколько веточек бересклета как сувенир. Или послание.
   Мы с Рэндоном присоединились к отряду, который направился к мельнице. Ещё несколько команд, вооружившись фонарями и факелами, ушли в лес. Мистер Хоппер и его четвероногий помощник шли с нами, Бекон рвался с поводка. Дождя этой ночью не было, так что мы немного воспрянули духом, понадеявшись на собачий нюх.
   На мельнице Бекон ткнулся носом в охапку сена и принялся рыться в ней. Мистер Хоппер отозвал собаку и осторожно посветил туда фонарём. В луче света что-то блеснуло.
   - Это её браслет... - хрипло сказала я, глядя на бисерную змейку в руках мясника. - Кэти умела делать такие вещи.
   К сожалению, дальше дело застопорилось. В этот момент к нам присоединился альв. Рэндон подозвал его поближе:
   - Иннелин! Иди-ка сюда.
   Набрав в горсть влажной земли, альв смял её пальцами, зачем-то понюхал.
   - Перец. И порох, - сказал он.
   - Предусмотрительный, гад, - пробормотал Хоппер.
   Рэндон взял меня за руку, и я обессиленно прислонилась к его плечу. Порох, перец - все эти предосторожности однозначно указывали, что Кэтрин исчезла не сама по себе. Это означало, что наша девочка сейчас с ним. С Чернокнижником.
   Между тем, Иннелин с восторгом глядел на бульдога. Лицо его озарилось. Мне стало страшно: уж не сошёл ли он с ума? Представляю, каково здесь было находиться альву, с их нетерпимостью к насилию и тёмному колдовству! Похоже, мы его доконали.
   Собака... - прошептал он. - Мистер Хоппер, вы гений!
   Он хлопнул растерянного мясника по плечу и бросился в сторону города, прокричав нам только:
   - Ночью вернусь!
   - Возьми моего Мрака! - крикнул Рэндон ему вслед. - Быстрее обернёшься!
   - Что?! - не выдержала я. - Он что-то придумал?
   Рэндон бережно прижал меня к себе:
   - Я очень надеюсь, что его затея поможет.
   Если бы он всегда мог быть таким добрым! Уже через пять минут мы насмерть поссорились. Рэндон собирался идти в лес с одной из групп, я попросилась с ними, но он наотрез отказал. Я сама толком не понимала, почему так за него цеплялась. Среди растерянных, бесцельно суетившихся людей он один казался собранным и целеустремлённым. Казалось, он знал, что делать, и делал это явно не в первый раз. Я думала, что если кто и сможет спасти Кэтрин, то это будет Рэндон. И если я хочу ей помочь, то должна держаться поблизости...
   Увы, лорду было плевать, кто чего хочет. Он даже не соизволил объяснить свой отказ, и я вся пылала от возмущения, когда он отвёл меня к миссис Холланд и попросил найти мне какое-нибудь дело. А дел, признаться, хватало. Вместе с другими преподавательницами мы резали бутерброды, готовили чай для добровольцев, разливали его в кружки. Наши прошлые обиды казались такой ерундой по сравнению с сегодняшним горем!
   Поисковые группы одна за другой возвращались из леса. К вечеру Кэтрин всё ещё не нашли. Люди быстро ели, брали факелы и снова уходили на поиски. Я слышала, что прочесали весь лес на несколько миль вокруг. Несколько лодок прошли вверх и вниз по реке, внимательно осматривая берега. Всё было напрасно. Вечером миссис Касл стало совсем плохо, её уложили в постель. Миссис Холланд, за день постаревшая лет на десять, осталась с ней. Пока мы сидели в комнате и ждали известий, мисс Сноу взяла какую-то книгу и принялась читать вслух. Я совершенно не помню содержания книги, зато помню её спокойный холодноватый голос, который позволял нам выдержать час за часом и не сорваться в истерику.
   Ночью Рэндон, вернувшийся с одной из групп, отправился проводить меня домой.
   - Вы снова обиделись на меня, Элизабет, - устало сказал он, когда мы подошли к дому. Всю дорогу мы шли молча, как чужие.
   - Я отправился в лес с инспектором Беккером и двумя полицейскими. Мы взяли кристалл поиска. Больше никто здесь, кроме меня и Иннелина, не умеет с ним обращаться. И в то время, когда другие группы искали ребёнка, мы искали тело. И в отличие от других, я страшно рад, что наши поиски не увенчались успехом. Подумайте сами, мог ли я взять вас с собой?
   Мне стало стыдно. Но я так устала, что не было сил даже извиниться. Рэндон коротко попрощался:
   - Постарайтесь хоть немного отдохнуть. Как только будут известия от Иннелина, я за вами приду.
   Я кивнула и поднялась к себе.
   За окнами было слышно, как на улице переговаривались люди. Несмотря на поздний час, во многих домах горел свет. Моя комната вдруг показалась мне клеткой, в которой я задыхалась. Кот молча дежурил на подоконнике, рядом с ним в кувшине нахально играл красками бересклет: мол, не отгадаешь, не отгадаешь... Красные листья, похожие на пятнышки крови, вдруг расплылись перед глазами. Я в сердцах схватила кувшин и запустила им в стену. Потом сползла на пол и разрыдалась.
   ***
   Бледный глаз луны выглянул сквозь клочья облаков, осветив пространство вокруг призрачными лучами. Я сделала пару шагов, и мне сразу отозвался зловещий шелест. Под ногами блестели тысячи мёртвых сухих листьев, вокруг двигались синие тени деревьев. Как я оказалась в ночном лесу?
   Резкий шорох слева заставил меня отскочить и прижаться к ближайшему шершавому стволу. Демьюр! Точно! Нахальный кот - будь он неладен - снова не соизволил вернуться с ночной прогулки, так что мне пришлось отправиться за ним.
   - Демьюр! - позвала я.
   Коту было хоть бы хны, он бесстрашно углубился в призрачное колеблющееся марево переплетённых веток. Я помчалась следом, стараясь не терять его из виду. Деревья как будто сами расступались передо мной, и всюду меня сопровождал горький шёпот мертвой листвы.
   Толстая ветка крепко наподдала мне пониже спины; я, споткнувшись, вылетела на поляну, а изломанные деревья сгрудились вокруг, перекрывая отступление и поскрипывая от нетерпения. В середине поляны возвышался огромный чёрный камень правильной формы, такой глубокой черноты, что даже свет луны, казалось, целиком поглощался им. Кот с разбегу взлетел на этот постамент, зарычал, взъерошил шерсть и раздражённо провёл когтями по камню. Звук был такой, словно гвоздём провели по стеклу. У меня аж спина мурашками покрылась.
   - Демьюр! - испуганно позвала я. - Иди сюда!
   Никакой реакции. Кот увлечённо продолжал заниматься вандализмом, снова проехавшись когтями по камню, на сей раз с разбегу. Каменной глыбе такое обращение явно не пришлось по душе: где-то в её недрах зародилось глухое ворчание, а на боковых сторонах засветились багровые символы.
   - Демьюр! - Кажется, пришло время паниковать.
   Деревья возбуждённо скрипели. Их сухие ветви вытягивались, накрывая поляну подобно куполу, бледный диск луны отодвигался всё дальше. Впечатление было такое, будто падаешь в глубокий колодец. От страха я зажмурилась... и села в кровати, едва дыша и с бешено бьющимся сердцем.
   Было тихо, небо уже слегка посветлело, в окно заглядывал узкий серп месяца. Демьюр преспокойно дрых у меня в ногах. Вдруг скрежет из моего сна повторился. Я вздрогнула, но оказалось, что кто-то бросил горсть камешков в моё окно. Рэндон! Он же обещал прийти!
   С кровати меня словно ветром сдуло. Демьюр, лениво приоткрыв один глаз, снова прикинулся ковриком. Приличные коты в такую рань не встают. Накануне я прилегла прямо в одежде, поверх покрывала, так что теперь наспех умылась, пригладила волосы и схватила пальто. Ленты капора завязывала уже на бегу.
   Мы вышли в фиолетовые сумерки, еле-еле разбавленные розовым на востоке. Было зябко, пожухлая трава подёрнулась инеем, как сединой. Сыпал мелкий зернистый снег.
   В лавке я спросонья чуть не споткнулась об огромный рыже-чёрный меховой стог, лежащий на полу. Стог поднял голову и заколотил по доскам пышным хвостом.
   - Что это? - удивился Рэндон, вошедший следом за мной. - И где у него перед?
   - Это же альвийский шеффер, да? - воскликнула я. Никогда не видела их вживую.
   - Полукровка, - откликнулся Иннелин. - Чистокровный шеффер нас бы всех сожрал, ещё и прилавок бы покусал. Они признают за хозяев только тех, кто вырастил их с щенячьего возраста. Этот пёс подобрее будет. Его зовут Орм.
   "Стог" против нашей компании явно ничего не имел. Вместе с ним мы снова направились к мельнице. Я захватила с собой старые перчатки Кэтрин. Пёс уверенно взял след и потянул нас... нет, не в лес, а на окраину Илсбери!
   - Ха! Я так и думал! - пробормотал Иннелин с каким-то азартом.
   Мы прибавили шагу. От земли поднимался туман. Улицы, окутанные дымкой, казались чужими, незнакомыми. По сиреневому небу будто кто-то размазал нежно-розовое пирожное, белые облака были похожи на пышные булки. Я сглотнула. Боже, как мне не стыдно в такое время думать о еде!
   Пёс тем временем затащил нас в переулок и замер, напряжённо вытянувшись в струну, потом молча бросился вперёд. Мы мгновенно стряхнули оцепенение.
   - Там! - показал Иннелин.
   Возле старого дощатого забора скорчилась маленькая фигурка.
   - Это человек!
   - Это... это Кэтрин! - крикнула я, задыхаясь.
   Из-за дурацких юбок я бежала медленнее всех. Когда я догнала мужчин, Рэндон уже подхватил девочку на руки.
   - Жива! - услышала я его радостное восклицание.
   От облегчения у меня даже голова закружилась, пришлось опереться на забор, чтобы не упасть. Лицо девочки было синевато-бледным, одна рука наспех перевязана, кажется, оборкой от её же нижней юбки. Но она была тёплой и дышала! Орм сидел, вывалив язык, и выглядел очень довольным собой.
   - Несите её в лавку, - скомандовал Иннелин. - Элизабет, ты знаешь, где у меня хранятся лекарства. Мы с Ормом тут... прогуляемся.
   Рэндон бросил на друга встревоженный взгляд, но возражать не стал. Лицо Иннелина стало жёстким и острым, это был совсем не тот мирный странник и вдохновенный поэт, которого я знала. Попадись ему сейчас убийца, он в полной мере узнал бы, что такое месть альвов.
   ***
   По дороге в лавку нам встретилась соседка, всплеснувшая руками при виде Кэтрин. Рэндон мигом наладил её в ратушу и к миссис Холланд - сообщить всем радостную весть.
   Пока Кэтрин была без сознания, я обработала и зашила глубокий порез на её руке, затем приготовила травяной чай. Других травм у девочки не обнаружилось, по крайней мере, телесных. Очнувшись, Кэти обрадовалась и горячо меня обняла, а с Рэндоном осторожно-вежливо поздоровалась. К нашей радости, она вовсе не казалась запуганной и больной, только жаловалась на усталость.
   В это время вернулся Иннелин с собакой. В ответ на тревожный взгляд своего друга он отрицательно покачал головой:
   - Ничего.
   Мы посмотрели на девочку: закутанная в тёплый плед, она невозмутимо прихлёбывала чай. Нам позарез необходимо было получить хоть какие-то сведения, но было совестно приставать с этим к Кэтрин. Другая на её месте сейчас вообще бы в истерике билась!
   - Кажется, я нашёл этот дом, однако Чернокнижник успел замести следы, - огорчённо рассказывал Иннелин. - Разве что Кэтрин что-нибудь вспомнит, если, конечно, она не очень устала...
   - Да мне несложно, - вяло отмахнулась Кэти и зевнула.
   - Рассказывай только то, что точно помнишь! - поспешила я заметить. А то знаю я её богатую фантазию...
   Девочка серьёзно кивнула, и было заметно, что она сверхъестественным усилием воли удержалась от эффектных выдумок.
   - В общем, мы с Томом и Джеком поспорили... понимаете, они клялись, что своими глазами видели призрак на старой мельнице, так что даже днём боялись сунуть туда свои носы...
   - А ты не испугалась. Понятно.
   - Ночью мне бы точно не удалось туда выбраться! Я ушла из школы после обеда, когда миссис Касл, как всегда, задремала. Она считает, что послеобеденный сон очень полезен для здоровья. Я должна была в доказательство принести что-нибудь с мельницы. Ха, я даже осмотреться толком не успела! Меня схватили сзади за шею, сунули в лицо какую-то вонючую тряпку - и больше ничего не помню.
   Кэтрин помолчала. Мы слушали, затаив дыхание.
   - ...Очнулась я на одеяле в каком-то доме. Комната была совсем пустая и очень холодная. Потолок скошенный, похоже на чердак. Окно в крыше забито досками. Рядом стояла плошка со свечой и кувшин с водой. Наверное, мне не следовало её пить. У воды был странный привкус. Но меня ужасно мучила жажда. Потом я опять заснула, мне показалось, что ненадолго. А потом пришёл он.
   - Кэтрин, - вмешался Иннелин, - если там было что-то, что тебе страшно вспоминать, то лучше не надо.
   - Я ужасно спать хочу, - улыбнулась девочка, снова зевнув. - Ничего, уже немного осталось. В общем, второй раз я очнулась уже в компании. Передо мной на полу была нарисована большая пятиконечная звезда в круге. На конце каждого её луча стояли свечи. Этот... человек был у меня за спиной, он завязал мне глаза и сказал, чтобы я не боялась, больно не будет. Я могла бы сбежать, руки-ноги были свободны, но мне почему-то ничего не хотелось. Всё было безразлично.
   - Он тебя опоил. Мерзавец! - процедил Иннелин.
   - Какой у него был голос? - напряженно спросил лорд Рэндон.
   - Вряд ли я смогу его узнать. Он говорил шёпотом, почти шипел.
   - Ну хоть что-нибудь! Мужчина или женщина?
   - Думаю, мужчина. Он сильный. Руки большие, грубые. И от него заметно пахло виски.
   Пока я сидела с завязанными глазами, он что-то делал в комнате, я слышала его шаги. Потом он подошёл, взял меня за руку. Наверное, тогда он нанёс эту рану, - девочка потрясла рукой, - но я ничего не почувствовала. Он прошёлся по комнате, шепча какие-то слова, а потом вдруг... не знаю, но кажется, ему стало плохо. Я не решилась снять повязку с глаз. Слышала только стон, хрип, шаги... а потом хлопнула дверь.
   - Может, он ошибся в заклинаниях? - предположила я.
   - Или его вдруг в процессе замучила совесть, - скептически хмыкнул Рэндон. - Наш убийца - нежный цветок душистых лугов.
   - Нет, скорее всего кровь такой хулиганки не подходит для ответственных дел! Ядовитая ты, Кэти!
   Мы с девочкой невесело рассмеялись, хотя смешного тут было мало. Наверное, это истерическое. Я заметила, что Иннелин с лордом при последних моих словах обменялись странными взглядами.
   - Потом я пришла в себя и подумала, какого хереса, собственно, я торчу здесь и жду, пока это чудовище вернётся? Я стянула повязку. Рука у меня была порезана сильно, честное слово, мисс, как увидела - чуть снова в обморок не свалилась. Зато теперь я понимаю, для чего нужна нижняя юбка. Полезная вещь. Дверь была не заперта, так что я просто спустилась по лестнице и вышла наружу. Это был какой-то заброшенный дом на окраине. Я плохо знаю те улицы. Голова ужасно кружилась, и я присела отдохнуть ненадолго. Там вы меня и нашли.
   - Слава богу, что всё закончилось именно так! - воскликнула я, обнимая непослушную девчонку в порыве чувств. - Ты хоть понимаешь, что теперь этот тип ни за что не поверит, что ты не сможешь его опознать? - Я постаралась, чтобы мой голос звучал как можно можно внушительней. - Тебе нельзя здесь оставаться!
   - Элизабет права, - вмешался Иннелин. - Я могу увезти Кэтрин туда, где её никто не найдёт.
   Рэндон молча кивнул. Кэти только изумлённо таращила глаза то на меня, то на альва, то на Рэндона. Иннелин, подойдя к девочке, взял её руки в свои:
   - Мисс Кэтрин Бейль, принимаешь ли ты защиту альвов?
   Глаза у девчонки загорелись, от возбуждения с неё даже сон слетел:
   - Вы отвезёте меня в свою волшебную страну? И мы пойдём тайными путями альвов? О-о-о! Конечно, я согласна, ещё бы!
   - Я вернусь через пару дней, - сказал нам Иннелин. - Элизабет, тебе пока лучше побыть у тёти. Не оставайся одна.
   При этом они с Рэндоном снова обменялись загадочными взглядами. Интересно. Что у них за секреты? Но упрямиться и возражать я не стала. Сейчас главное - обеспечить безопасность Кэтрин.
   Когда мы вышли во двор, я ещё раз обняла девочку на прощанье. Иннелин посадил её верхом на лошадь, взял коня под уздцы, и скоро их фигуры растаяли в утреннем тумане. В Илсбери уже опять звонил колокол, на сей раз по радостному поводу, но когда горожане узнали, что пропавший накануне ребёнок благополучно нашёлся, сама Кэтрин была уже невообразимо далеко.
   Глава 13
   Не знаю, как чувствовали себя другие участники поисков, но я, вернувшись домой поздним утром, упала и проспала целые сутки. Зато потом очнулась от этого сна - вернее, практически обморока без сновидений - со свежей головой и некоторыми новыми мыслями. В самом деле, события последних дней добавили несколько значимых штрихов к портрету Чернокнижника. Он явно не фанатичный безумец, такой человек прикончил бы Кэтрин ещё на мельнице. У Чернокнижника рука не поднялась убить невинного ребёнка, но он не мог удержаться, чтобы не использовать девочку в своём ритуале, причём в то самое время, когда её поисками был занят весь город. Хладнокровный тип. Между прочим, всё перечисленное вполне увязывалось с характером миссис Скорп, насколько я успела её узнать. И мистер Хардман очень уж вовремя исчез из нашего поля зрения...
   Внезапно другая мысль пришла в голову: Кэтрин, придя на мельницу, наверняка застала преступника врасплох. Туда редко кто заглядывает, жители Илсбери в общей массе довольно суеверны, так что Чернокнижник мог чувствовать себя на мельнице в относительной безопасности. Не устроить ли там засаду? Ещё лучше было бы найти искомый жертвенник, описанный в книге, но попробуй-ка в наших лесах откопать развалины древнего храма... Полжизни искать будешь!
   С этими мыслями я проснулась окончательно. Дела нового дня настойчиво взывали к моей совести. Нужно было навестить лавку, уделить внимание коту, прибрать комнату, в конце концов. Осколки кувшина, павшего позавчера жертвой моей истерики, вперемешку с веточками бересклета так и валялись возле стены. Ничего, я потом куплю такой же кувшин у миссис Томсон, хозяйка и не заметит. Букет, конечно, придётся выбросить. А человек ведь старался, подбирал подходящие веточки, укорила я себя.
   Подметая мусор в совок, я вдруг подумала: где, интересно, Хардман раздобыл бересклет? В нашем лесу он, кажется, не растёт. Некоторые горожане выращивали декоративные кустики бересклета в палисадниках, но у миссис Шарп я его не заметила. Нет, она точно не стала бы его сажать. Бересклет - красивое растение, но не модное. А миссис Шарп любит произвести впечатление.
   И тут я вспомнила! Есть, есть у нас в лесу бересклет! На правом берегу реки, недалеко от старой мельницы, есть глубокий овраг, так вот - все его склоны заросли этим кустарником! Там он и растёт, а больше нигде! Что если Хардман пытался указать мне на это место? Надо срочно сходить посмотреть.
   Конечно, в нынешней ситуации было не очень-то разумно в одиночку болтаться по лесу. Но ведь сейчас день, и потом, это же совсем близко, почти в пригороде. На всякий случай я прихватила с собой складной нож и направилась к лесу.
   ***
   Было безветренно и тихо. Неподвижный лес словно затаился в ожидании. Я без приключений добралась до старой мельницы и постаралась поскорее миновать её жуткие обгорелые развалины, прячась под ненадёжным прикрытием голых осенних кустов. Глубокий овраг, поросший бересклетом, был похож на длинную кровавую рану. Я прошлась по краю, поскользнулась на мокрых листьях, почти скатилась на дно и вдруг обнаружила в гуще кустарника извилистую узкую тропу, ведущую по склону оврага вглубь леса. Если бы не эта случайность, я ни за что бы её не нашла.
   Чем дальше я шла по тропе, тем более душным становился воздух, от запаха гниющей листвы меня замутило. Иногда возникало ощущение, что чей-то тяжелый взгляд сверлит мне спину. За очередным поворотом я наткнулась на небольшую поляну, окружённую непролазным кустарником. Cлева поляну прикрывала скала. Часть её, видимо, когда-то обвалилась, и теперь обломки камней перегораживали тропу. В глубине поляны возвышался высокий тёмный камень размером со средний стол.
   Этот валун весь порос мхом и травой, с одного угла его завалило оползнем, но под завалом кое-где проглядывали четкие темные грани. Я ножом осторожно очистила от мха небольшой участок и ощутила пальцами выбитые когда-то древние символы. Насколько я могла видеть, камень был той же формы, как на рисунке в книге. И он неприятно напоминал жертвенник из моего сна.
   Значит, вот где раньше поклонялись тёмному богу. Я нашла жертвенник! Это было невозможно, один шанс на тысячу, но я его нашла!
   Постояв на поляне, я прислушалась к окружающему безмолвию. Ни шороха не было слышно в кустах, ни одна птица не мелькнула в ветвях. Мёртвое место. Лес стоял тихий и неподвижный, словно перед грозой. Потом я заметила ещё кое-что, что человек с нормальным чувством самосохранения должен был увидеть в первую очередь. Листья с одной стороны камня были примяты и втоптаны в землю. Неподалёку под кустом была спрятана чаша, в которой лежал кривой серповидный нож. Кто-то навещал этот жертвенник, и, похоже, не один раз. Ощущение постороннего взгляда стало нестерпимым. Я осторожно попятилась с поляны, крадучись, отошла подальше по тропе и только тогда рванула оттуда во весь дух.
   ***
   Когда я вернулась домой, время далеко перевалило за полдень. На полу белел квадратик бумаги: похоже, кто-то сунул записку под дверь. Я машинально подняла её, подумав, что это от миссис Хиггис. Странно, до сегодняшнего дня моя квартирная хозяйка не утруждала себя написанием писем, предпочитая вместо этого зайти поболтать! Мне пришлось прочитать записку дважды, прежде чем до меня дошёл её смысл. Печатными буквами было выведено: "Принесёшь сегодня книги к чёрному камню. Передавай горячий привет миссис Пот".
   Я опустилась на стул - ноги уже не держали. Слова "миссис Пот" в записке меня окончательно добили. В детстве я называла так тётю Роуз. Однажды она прочла мне сказку, где упоминалась домашняя фея по имени миссис Пот. Имя так меня восхитило, что тётя потом долго пыталась отбиться от этого прозвища. Кто мог знать о нашей домашней шутке? Разве что члены семьи или тётины подруги... В этот момент последняя надежда на "преступника со стороны" умерла окончательно, отчего мне стало ещё горше.
   Не знаю, сколько времени я бессмысленно просидела среди комнаты, размышляя, что делать. Если бы только Иннелин был здесь! Или хотя бы лорд Рэндон! Но альв ещё не вернулся из поездки, а лорд появлялся, когда сам того захочет. И что Чернокнижник сделает с тётей, если вдруг заметит, что я ищу помощи, вместо того чтобы выполнить его указания? Что мне делать?!
   Я решилась. Отдам книги этому гаду, пусть подавится. По крайней мере, это займёт его на какое-то время, а я тем временем дождусь Иннелина. Может, книги спровоцируют преступника на неосторожный эксперимент с амулетом, и мы сумеем его изловить?
   Уговаривая себя таким образом, я быстро собралась и надела пальто. Нужно было торопиться. Уже вечерело, а мне вовсе не улыбалось впотьмах рыскать по лесу. Внезапно проснулся кот, всем видом выражая желание составить мне компанию.
   - Нет, дружок, ты остаёшься дома.
   Я взяла книги и бросила в карман один из "волшебных фонариков" Иннелина на всякий случай. Демьюр не внял голосу разума, просочившись мимо меня за порог. В последний момент мне удалось ухватить его за шкирку.
   - Кому сказано, сидеть дома! - сердито сказала я и быстро прикрыла дверь.
   Кот оскорблённо муркнул, потоптался на пороге, прислушался. Вздохнул совсем по-человечески, потом запрыгнул на стол, примериваясь к окну. Хозяйка всегда оставляла открытой одну маленькую форточку - для проветривания. Прицелившись хорошенько, Демьюр рыбкой нырнул в узкое отверстие. Протискиваться пришлось долго, упираясь лапами, несолидно изгибаясь и честя по-кошачьи строителей, отяжелевшее пузо и несговорчивых хозяек. Наконец, кот кубарем скатился в куст сирени, встряхнулся и потрусил по дороге к лесу.
   ***
   В довершение неприятностей под вечер заморосил мелкий дождь. Он шуршал в листьях, так что весь лес был полон таинственным шёпотом. В темноте я плохо различала тропу, к тому же приходилось постоянно оглядываться и прислушиваться. У меня чуть сердце не выскочило, когда неподалеку вскрикнула разбуженная лесная птица. Деревья плыли в сгустившемся тумане, словно в серой реке, и в конце концов я окончательно потеряла тропу. Не хватало ещё заблудиться! Ориентируясь по скале, мне всё-таки удалось второй раз выйти к старому жертвеннику. Над лесом стояла ночь. Крадучись, я огляделась, прижимая книги к груди. С зажженным "светлячком" было бы куда уютнее, но я боялась себя обнаружить. В этот момент тучи разошлись, выпустив бледные лучи лунного света. Каждое дерево обзавелось собственной тенью. Одна из теней вдруг отделилась от леса и поплыла ко мне. Я попятилась. Это было высокое, очень высокое существо в плаще с низко надвинутым капюшоном. Оно двигалось совершенно бесшумно, неотвратимо приближаясь. Мне показалось, что в руке у него что-то блеснуло. Нож?! Я наконец отмерла, развернулась, и с криком бросилась бежать, не забыв кинуть перед собой "фонарик".
   Человек выругался, бросаясь в погоню. Девчонка оказалась шустрее, чем он думал, но ничего, не сбежит. Страх сковывал её движения, ей мешали юбки, она уже дважды споткнулась. Догнать, ударить... Хрупкая фигурка мелькала всё ближе. Один раз девушка оглянулась, вскрикнула и чуть не упала. Ещё чуть-чуть! Он замахнулся, но девчонка, будто что-то почуяв, метнулась в сторону. Удар пришёлся в плечо. Человек на миг потерял равновесие, пошатнулся... и вдруг что-то с шипением обрушилось ему на голову, проехавшись когтями по лицу. Ослепнув от боли, он отбросил от себя какой-то меховой ком, который мигом взлетел на дерево и теперь шипел оттуда. Где девчонка?! Человек прислушался: её крики звучали уже вдалеке, и что ещё хуже, к ним добавился стук копыт. Кто-то спешил сюда. Дьявольщина!
   Выругавшись, он откинул капюшон и посмотрел наверх. С ветки грозно скалился взъерошенный кот, отсвечивая в темноте фосфорическими глазами.
   - Ты! - бессильно пригрозил человек. - Убью, сволочь!
   - Пшшёл прочь! - послышалось сверху.
   В такой ситуации действительно ничего не оставалось, кроме как уйти. Человек прислушался, затем, крадучись, отступил в темноту и скоро скрылся среди деревьев.
   ***
   Если бы не "фонарик" Иннелина, лежать бы мне сейчас в лесу, причём с переломанными ногами. Скользивший впереди "светлячок" позволял хотя бы видеть ближайшие препятствия. Несмотря на это, убийца чуть не догнал меня! Думаю, он хотел меня оглушить, но промахнулся и задел плечо, которое сразу же онемело. Я припустила ещё быстрее. "Фонарик" вывел меня на лесную тропу, по твердой земле бежать было легче. Визжа от страха, я выскочила прямо под лошадиные копыта. Еле успела увернуться! В первый момент я испугалась ещё больше, решив, что преступник успел разжиться конём, и теперь мне точно крышка. Однако знакомый голос меня отрезвил:
   - Элизабет!
   Это был Рэндон. Он быстро спешился и обнял меня, вглядываясь в лицо.
   - Ты не ранена? Что случилось?
   - Там... оно... кто-то пытался меня убить!
   От пережитого страха меня затрясло. Сердце колотилось, как сумасшедшее. Я вцепилась в Рэндона, как клещ, и ни за какие коврижки не согласилась бы его отпустить! Плевать на приличия. Плевать вообще на всё!
   - Он хотел ударить меня по голове, но попал по руке, ужасно больно... - жалобно сказала я.
   - Тсс! Тише! - широкая ладонь накрыла мои губы, и мы оба притихли. Я старалась даже не дышать.
   В лесу стояла глухая тишина. Что бы меня ни преследовало возле жертвенника, оно затаилось в чаще. Или вообще исчезло. Мы замерли. Рэндон осторожно провёл ладонью по моей щеке, отвёл за ухо растрёпанные волосы. От этого простого прикосновения словно жаркая волна плеснула мне в лицо, я вся вспыхнула. Слава богу, в окружающей темноте это было незаметно!
   - Давай-ка выбираться отсюда, - шепотом сказал Рэндон. Осторожно посадив меня в седло, он вскочил следом и тронул поводья.
   На окраине городка нас неожиданно встретил Иннелин, которому тоже отчего-то не спалось в эту ночь.
   - Аксара, это ты? Элизабет пропала!
   - Она со мной, я её нашёл.
   Когда Рэндон почти на руках внёс меня в лавку, я только дрожала и заикалась. Иннелин зажег свечи.
   - Дай я посмотрю твоё плечо.
   - Нет, не надо! - вспыхнула я. С ума они что ли сошли, не могу же я раздеться перед ними! - Завтра схожу к доктору Джонсу. Ничего серьёзного, честно. Всё нормально.
   - Ах, нормально?! - взвился Рэндон. Он в два шага пересёк комнату и угрожающе навис надо мной. - Какого... тебя вообще понесло в лес?! Приключений захотелось?
   - Он угрожал тёте Роуз! - обидевшись на несправедливый упрек, я бросила на прилавок книги и записку.
   - А нас подождать нельзя было?
   - Чтобы потом вместе осмотреть очередной труп?! - выпалила я, едва не задохнувшись. В горле будто застрял горячий комок, было трудно дышать.
   Я приказала себе успокоиться: истерикой тут не поможешь. Иннелин привычным, уже отработанным жестом протянул мне стакан с успокоительным. Глотнув воды, я попыталась собраться с мыслями. Вообще-то странно, что сиятельный лорд так переживает. Какое ему дело, если мне попортят шкуру или вообще убьют, я же ему никто! Подозрительно это. И в лесу он прямо как нарочно оказался, а, главное, так вовремя! Сомневаюсь, что в его привычки входят ночные верховые прогулки!
   В тепле меня отпустило. Голова плыла, глаза закрывались сами собой. То ли подействовало лекарство, то ли это была запоздалая реакция на испуг. Рэндон, кажется, оценил моё состояние, по крайней мере, орать перестал:
   - Давайте я провожу вас домой.
   - Нет! - услышала я свой голос. - Иннелин, лучше ты. Пожалуйста.
   Мужчины переглянулись. Мне уже было всё равно. Не то чтобы я всерьёз считала, будто Рэндон крался за мной с ножом, как тать в нощи, но его поведение сбивало с толку. Даже то, что он прикармливал моего кота, теперь казалось мне подозрительным! Нужно было обдумать все это на свежую голову, но сначала хорошенько выспаться и привести мысли в порядок.
   ***
   Как только девушка с альвом скрылись за дверью, Рэндон шарахнул кулаком по прилавку. Нет, она невозможна! Больше всего ему хотелось схватить упрямую девчонку в охапку, вместе с её тёткой, и увезти в своё поместье, подальше отсюда. "Ладно, сейчас Иннелин вернётся, и мы это обсудим", - подумал он. Просто невыносимо каждую минуту за неё бояться, не имея возможности ничего сделать! И как вышло, что Элизабет вдруг стала так важна для него? В первую их встречу он видел просто симпатичную смышлёную девушку, слишком живую для этого сонного городка, куда еле-еле долетали отголоски современного века.
   "Некоторые леди похожи на кошек, - усмехнулся он про себя. - Они пробираются к вам в душу и аккуратно берут ваше сердце в свои мягкие лапки. И когда вы спохватитесь, будет уже немного поздно требовать его обратно".
   ***
   Пока Иннелин готовил чай у камина, я за ширмой успела переодеться в ночную рубашку и халат. Мокрое платье разложила поближе к теплу, завтра отчищу. Мимоходом погладила дрыхнувшего в кресле кота. Тот безмятежно потянулся с самым невинным видом, хотя его шерсть была влажной. Значит, опять на улице болтался, гуляка этакий! Но как?! Я оставляла открытой только узкую форточку, куда мой котище в жизни бы не пролез. Может, Демьюр открыл для себя четвёртое измерение? Что ж такое, никому нельзя верить! Даже коту.
   - Не хватало ещё тебя спасать после всех приключений, - проворчала я. Кот пренебрежительно махнул хвостом.
   Чай я выпила уже в постели. Иннелин сидел рядом, вид у него был осунувшийся и печальный. Почему-то я его совсем не стеснялась, не то что Рэндона. В последние месяцы хокермен стал мне кем-то вроде старшего брата. Очень сильно старшего, учитывая его почтенный возраст.
   - Там на кресле лежит накидка... накрой меня, пожалуйста, - пробормотала я, отставив чашку. - Спокойной ночи. Завтра я буду в порядке, честное слово.
   Завернувшись в одеяло, я подождала несколько минут, потом высунула голову. Иннелин стоял, держа в руках меховую накидку, и выглядел очень удивлённым.
   - Это от Рэндона? - спросил он, - и ты используешь её... вместо одеяла?! - Он неудержимо расхохотался. - О боги, Элизабет, только ты на такое способна! Ну и как тебе под ней спится?
   - Прекрасно! - ответила я, раздражённо усевшись в кровати. - Не носить же мне это на улице! Вообще-то я хотела вернуть эту вещь, так как она для меня слишком шикарна, но... всё как-то случая подходящего не было, - я смутилась и покраснела.
   Ладно, если честно, мне было бы приятно оставить что-то на память о лорде Рэндоне. Ведь однажды он вёрнется в Спленфилд, и я больше никогда его не увижу! Приходилось признаться, что мне его будет очень не хватать, несмотря на все его недостатки. А сны под меховым одеялом снятся действительно изумительные!
   - Хорошо, что не вернула, - сказал Иннелин посерьёзневшим голосом, - иначе ты его смертельно оскорбила бы. - Что ты вообще знаешь об обычаях верховных лордов?
   - Откуда мне о них знать? - печально спросила я. Кто я - и кто Рэндон...
   - Хорошо. Тогда спи, а я расскажу тебе одну сказку. Про магию, старые обычаи и необычный мех...
   Меня накрыло пушистое облако, отчего сразу же поятнуло в сон. Голос Иннелина доносился словно издалека:
   - Высоко в горах водится этот зверь, мы называем его харпи, а люди и вовсе забыли его прозванье. Он не часто показывается на глаза. Обычный охотник увидит разве что серую тень, плывущую между камней. Харпи не дастся простому охотнику, только лорд может позвать его своей магией, и если необходимость действительно сильна, тогда зверь выйдет к нему. Они бьются в честном поединке: меч и нож человека против когтей и зубов зверя, магия лорда против звериной магии. И если человек победит, то шкура харпи станет мощным оберегом против всякого оружия, недоброго волшебства и болезней. Её не продают, и не дарят случайным людям... Только близкому человеку, кого хотят защитить: матери, сестре. Невесте. Ау, Элизабет, ты меня слышишь?
   Ответом ему было сонное размеренное дыхание. Иннелин вздохнул, прикрутил лампу, подхватил недовольно пискнувшего кота и устроил его в ногах кровати.
   - Охраняй, приятель, - сказал он. Вышел из дома и аккуратно прикрыл за собой дверь.
   С самого детства, с тех пор как живу у тётки, мне иногда снится удивительный сон. Мой самый любимый. Будто я гуляю по зелёному лесу, пронизанному солнцем, мурлыкаю что-то в такт птицам, собираю цветы. Вдруг я замечаю впереди на поляне радужное сияние и бегу туда. Невероятное зрелище - я вижу радугу, которая одним концом упирается в землю и подымается ввысь, словно лестница. Я смеюсь и уверенно бегу по ней вверх, всё выше и выше. Цветные струи переливаются вокруг меня, еле слышная музыка звучит вокруг. У каждого цвета свой голос. Я знаю, что не упаду, знаю, что на том конце радуги меня ждёт чудо. Вот уже виднеются в цветном тумане очертания человеческой фигуры, я припускаю сильнее и со смехом прыгаю на шею маме, а она, счастливая, кружит меня в воздухе.
   С возрастом этот сон приходит всё реже. Так что сегодня, увидев знакомую поляну и радужный свет на ней, я не могла поверить своему счастью. Я увижу маму! Хотя бы во сне, хотя бы на минутку... Бегу по радуге, как в детстве. Уже виднеется кто-то, поджидающий меня, он оборачивается... Это оказывается лорд Рэндон! Совершенно невозможный лорд Рэндон с тёплыми сияющими глазами протягивает мне руки...
   Глава 14
   Пробуждение было не из приятных. Болела каждая косточка, ныло ушибленное плечо, хоть я и смазала его накануне специальной мазью от Иннелина. Правда, жалобы измученного организма отступили перед упоительным ароматом свежего кофе. Источник живительного запаха обнаружился тут же: возле кровати на подносе поблёскивал пузатый кофейник, рядом на блюдечке лежала булка, кубик свежего масла только что с ледника, и несколько ломтиков ветчины. Из коридора доносился голос миссис Хиггис, что объясняло наличие подноса. Проснувшийся аппетит живо стряхнул с меня остатки сна.
   Около полудня меня навестили партнёры по расследованию. Иннелин сразу осведомился о моём самочувствии, Рэндон скромно держался позади, но его встревоженный взгляд действовал лучше иного лекарства.
   Покончив с врачебными обязанностями, альв рассказал о текущих делах. Они с Рэндоном собирались наведаться в ратушу к мистеру Скорпу, чтобы решить некоторые вопросы безопасности, связанные с ярмаркой. У меня тоже ещё с вечера назрел один насущный вопрос:
   - Сэр, могу я спросить, что вы делали ночью в лесу? - спросила я Рэндона.
   Понимаю, что это глупо, но мне жизненно важно было услышать ответ. Судя по брошенному на меня укоризненному взгляду, подоплёку вопроса он понял отлично.
   - Хотел подкараулить Чернокнижника на старой мельнице, - признался он. - Думал, вдруг у него там логово. Ведь кого-то же люди видели там! Потом услышал крики в лесу, поскакал туда. Чудо, что поблизости оказалась тропа, по которой можно было проехать верхом! И еще одно чудо, что ты на неё выбежала. Иначе я не успел бы вовремя до тебя добраться, ты хоть понимаешь?!
   - Я уже осознала степень своего везения, - с чувством сказала я. - Больше никаких авантюр, обещаю! Кстати, насчет того, как выследить Чернокнижника - мне таки удалось обнаружить тот древний жертвенник!
   Друзья с большим энтузиазмом выслушали историю моих книжных изысканий и резко помрачнели, когда узнали о моих похождениях в овраге. Я постаралась уделить больше внимания описанию маршрута и жертвенника, надеясь отвлечь внимание друзей от себя, но, кажется, это мне не очень удалось. На взбешённого Рэндона больно было смотреть.
   - И ты полагаешь, что Чернокнижник оставит тебя в покое, когда ты столько о нём узнала?! - воскликнул он. - Да если б я знал! Тебе крупно повезло, что он сегодня ночью не рискнул сюда вломиться! В общем, так. Собирай вещи, мы сейчас заберём миссис Райд, и вы обе немедленно отправитесь ко мне в Саннисайд. И будете сидеть там до тех пор, пока всё не закончится!
   Мы с Иннелином возразили хором:
   - Я вас одних тут не оставлю!
   - Этот дом в безопасности, я вчера поставил защиту, - хмуро ответил альв, - кстати, ты, Элизабет, покинуть его тоже пока не сможешь. Миссис Райд находится под охраной Питера, я его предупредил.
   Он обернулся к Рэндону:
   - Ничего страшного, если она посидит здесь полдня, пока мы займёмся Скорпом, а то ищи его потом... Вечером, если понадобится, отвезёшь обеих дам в своё поместье. Как тебе такой вариант?
   Они снова переглянулись, и у меня опять засвербило чвуство, что они от меня что-то скрывают. Это было обидно. Разве я мало помогла следствию?
   В конце концов, Рэндон согласился. Иннелин, довольный, передал мне корзину с провизией, чтобы я не скончалась от голода за полдня домашнего ареста. В корзине обнаружился кувшинчик глейна и кусок пирога с телятиной и ветчиной. На стол возле окна Иннелин положил несколько конвертов.
   - Я заодно захватил твою почту, так что тебе будет чем заняться. Не скучай, Элизабет. Мы вернёмся вечером.
   Попрощавшись, они ушли. На всякий случай я выждала ещё полчаса, потом набросила пальто и тоже поспешила на выход, исключительно из спортивного интереса.
   В следующие полчаса я убедилась, что Иннелин был действительно хорошим магом. Я смогла выйти на улицу, однако покружив пару минут, снова оказалась перед дверью собственного дома. Я попробовала ещё раз - результат был таким же. Пришлось смириться.
   Ничего, посижу в квартире, разберу хотя бы почту. Мне пришли письма от тех леди, к которым покойная миссис Скорп направляла своих подопечных. Их адреса подсказали дамы из Комитета. Правда, я уже сомневалась в успехе своей затеи. С чего я взяла, что миссис Скорп направляла гувернанток своим близким знакомым? Она могла найти их через Комитет или через третьих лиц... Но делать всё равно было нечего, поэтому я лениво распечатала первое письмо. А через несколько минут уже лихорадочно просматривала остальные.
   "...с сожалением могу сообщить Вам, что упомянутая мисс Грей не появлялась у нас, и о её дальнейшей судьбе мне ничего не известно..."
   "...вынуждена Вас разочаровать, но мы так и не имели чести лицезреть мисс Джесс, хотя..."
   Несколько девушек, которых рекомендовала миссис Скорп в более ранние годы, действительно трудились на ниве преподавания и успели заслужить уважение и любовь своих воспитанников. Но два года назад две девушки так и не доехали до своего предполагаемого места работы, и больше о них никто не слышал. Я вспомнила слова Иннелина: "... с помощью поискового кристалла мы нашли два тела... нельзя сказать, когда в точности было совершено преступление..." А вскоре после этого с миссис Скорп якобы произошёл несчастный случай.
   Теперь уже совершенно точно было ясно, что миссис Скорп причастна к исчезновению обеих девушек! Интересно, как давно она начала испытывать свои магические способности, как долго зрел в её извращённом сознании этот ужасный замысел? Кто, в конце концов, был её сообщником? Я вскочила. Выяснить это можно было только у Скорпа, и теперь он у нас не отвертится! В конце концов, речь идёт о его жене! Как жаль, что я не получила эти письма на день раньше! Эти сведения могли бы помочь Иннелину с Рэндоном, которые как раз отправились к Скорпу!
   Я схватила в стопку книги, письма и бросилась к двери, но тут же остановилась, вспомнив про заклинание! Что же делать?! Хотелось завыть от бессилия.
   Демьюр, пристально следивший за моими метаниями, вдруг поднялся, потянулся и уставился на меня своими глазищами.
   - Мяу, - сказал он, потоптавшись лапами по меховой накидке.
   - Не трожь, это моё! - я поспешно отобрала ценный мех.
   - Мяу! - повторил кот, возведя глаза к небу с видом "за что я терплю всё это?"
   Я с новым интересом взглянула на меховую накидку. Как там Иннелин говорил? Защитит от любого колдовства? Честно говоря, я вообще не была уверена, что рассказ альва мне не приснился, а уж его домыслы насчет романтических устремлений лорда Рэндона и вовсе казались бредовыми, но попробовать стоило. Я застегнула накидку, опустила письма в карман и схватила злосчастные книги.
   Только за порогом я сообразила, что у моего немого кота вдруг прорезался голос! Ладно, с этим потом разберёмся, сейчас есть дела поважнее.
   ***
   На моё счастье, верховно-лордовское колдунство победило, так что мне без проблем удалось добраться до центра города. По сравнению с прошлым разом, ярмарочная круговерть показалась ещё шире и голосистее. Ох, сколько же здесь сегодня собралось народу! Я нечаянно задела локтем какого-то господина в синем сюртуке и уронила книги. Мужчина был так любезен, что бросился их поднимать. Его лицо его показалось мне знакомым.
   - Мистер Колтон! Вот это встреча!
   Мы тепло поздоровались. Ричарда Колтона сопровождала очень симпатичная девушка: рыжие локоны, похожие на мои, струились из-под шляпки, лукавые глаза смеялись. Она протянула мне твёрдую ладошку и улыбнулась так задорно, что сразу стало ясно: такая девушка шутя справится даже с миссис Колтон.
   - Позвольте представить, - сказал Колтон, - мисс Элис Шелтон, моя невеста.
   - О, поздравляю вас! Боюсь, я несколько отстала от светских новостей... - смутилась я. Раньше я была в курсе всех городских сплетен, благодаря тёте Роуз, но в последнее время меня занимали исключительно преступления и магия, будь она неладна.
   - Надеюсь, в скором будущем я тоже смогу вас поздравить, - улыбнулся мой несостоявшийся жених, и негромко добавил: - Поверьте, если бы я знал тогда о ваших обстоятельствах, то не стал бы навязываться со своими чувствами. Представляю, как вам было неловко!
   - Боюсь, я не совсем понимаю...
   Колтон заговорщицки подмигнул и наклонился к моему уху.
   - Мы с Элис вам даже завидуем: тайная помолвка - это так романтично!
   Вот оно что. Тайная помолвка, значит. И, видимо, у меня. Знать бы ещё - с кем?
   - Милорд всё объяснил мне, - шепотом продолжал Колтон. - Что он находится здесь по тайному поручению Его величества, и не может объявить о ваших отношениях, чтобы не подвергнуть вас опасности.
   Даже не могу описать свои чувства, когда я это услышала. Лично я знаю только одного лорда из столицы, который крутит здесь какие-то непонятные дела, и, кажется, у меня только что появился ещё один повод для встречи с ним!
   - Конечно, мистер Колтон, мы оба вам очень признательны, - еле выговорила я.
   - А это кельтбер или годейль? - спросил он, кивнув на книги. - У меня тоже было несколько старинных инкунабул. К сожалению, моё знание древних языков не позволяло их прочесть. Матушка даже пригласила переводчика из столицы, вернее, этого молодого человека нам рекомендовал мистер Скорп, но из-за той трагедии всё сорвалось.
   - Что? - мой мозг, травмированный постоянными мыслями о преступлениях, зацепился за последнее слово.
   - Нам удалось замять скандал, но моя мать чуть не слегла после этого! - Колтон грустно покачал головой. - Помните то ужасное убийство на дороге? Оказалось, молодой господин в карете направлялся к нам. При нём нашли рекомендательные письма. Но что ещё ужаснее - это была переодетая девушка, представляете?
   - Как?!
   - Девушка, переодетая в мужской костюм! Матушка была в страшном расстройстве. Что о нас могли подумать? Мистер Скорп ужасно извинялся. Он знал эту леди, хотя её поведение вряд ли даёт ей право... ну, о мёртвых плохо не говорят. Это её брата он собирался рекомендовать нам в качестве переводчика. Непонятно, с какими целями несчастная решилась занять место своего родственника и направилась сюда... К счастью, огласки удалось избежать. Я больше не мог даже думать о проклятых книгах и избавился от них, продав их Скорпу. У него целое собрание сочинений такого рода.
   - Вам повезло, - хрипло сказала я.
   Разрозненные факты наконец сложились в целостную картину. Мистер Скорп, помогающий жене с её опекой над "неблагополучными" девушками... Жена которого скоропостижно скончалась при странных обстоятельствах... Подославший девушку к человеку, владеющему уникальными книгами по магии... Предлагавший мне место гувернантки на побережье, в далёком городе, где меня никто не знает... Ритуал, для которого нужны пятеро жертв, и, выходит, четыре из них уже принесены...
   - Мистер Колтон, могу я попросить вас сохранить для меня эти книги? - попросила я. Не могла же я притащить их Чернокнижнику прямо в руки!
   - Конечно, это честь для меня!
   Колтон продолжал что-то говорить, но я не дослушала. Отдав ему книги и быстро простившись с мисс Элис, я бросилась к ратуше. Ещё никогда в жизни я так не боялась, что опоздаю!
   ***
   Не знаю, было ли это действие волшебного плаща, или моя решительность тому причиной, но никто не пытался меня задержать. В холле и на лестнице дежурили "скорпионы", однако я прошла совершенно свободно, будто в собственную квартиру. Высокие двери, ведущие в кабинет градоначальника, были закрыты. Это меня тоже не остановило. Я ударила посильнее - и они распахнулись.
   В кабинете находился наш мэр, и мои напарники вместе с ним - живые и невредимые! Слава богу, я успела вовремя! Иннелин при виде меня застыл с непроницаемым видом, зато на лице Рэндона промелькнула целая гамма противоречивых чувств.
   - Мистер Скорп, - сказала я прямо с порога, - нам всё известно о ваших злодеяниях. Лучшее, что вы можете сделать - немедленно сдаться.
   Дальше вдруг всё завертелось очень быстро. Рэндон неожиданно прыгнул ко мне, и мы откатились в угол. От грохота заложило уши. Только потом я сообразила, что это были выстрелы. Из-за широкой спины лорда я заметила, как откуда-то из стен выходили "скорпионы" в масках, с пистолетами и шпагами в руках. Не высовывайся! - прошипел Рэндон. Сам он мгновенно развернулся обратно, выхватив шпагу... а на его спине расплывалось тёмное пятно. Я зажала себе рот руками, чтобы не закричать. О нет, если он упадёт... Но Рэндон двигался как молния, Иннелин тоже не отставал. Одним движением альв опрокинул стол, создав барьер между собой и нападающими. Ещё один взмах - и оконное стекло со звоном лопнуло от удара стулом, осыпавшись осколками.
   От страха у меня темнело в глазах, когда я пыталась посчитать наших противников. Рэндон с Иннелином были вдвоём против... девяти, десяти... боже, да сколько их тут?! Скорпа можно было не считать, он единственный не принимал участия в потасовке. Воспользовавшись тем, что на него никто не обращал внимания, он скользнул к стене, прижал ладонью одну из деревянных панелей - и исчез! "Потайной ход!" - догадалась я. Нужно было предупредить друзей, но я до смерти боялась их отвлечь. Хотя Иннелин, кажется, заметил бегство мэра.
   - Всё равно не уйдет, его там уже ждут! У него амулет! - крикнул альв в ответ на вопросительный взгляд Рэндона, отбиваясь шпагой сразу от троих противников.
   Моё убежище находилось возле двери, так что я первой услышала шум в коридоре. Осторожно выглянув, я увидела ещё нескольких "скорпионов", бегущих по направлению к кабинету. Я захлопнула створки и поспешно задвинула в паз тяжёлый засов. Уж не знаю, для чего он был нужен, но пришёлся сейчас очень кстати! В дверь тут же ударили снаружи. На всякий случай я, сцепив зубы, сдвинула перевёрнутый альвом стол поближе к дверям. Рядом просвистела пуля.
   - Элизабет! - услышала я резкий окрик Рэндона.
   Я шустро юркнула под стол. "Только не отвлекайся, не отвлекайся на меня!" - мысленно умоляла я его. Я ужасно боялась за них обоих.
   Обстановка, мягко говоря, не располагала к праздным размышлениям, да и обзор из-под стола был так себе, но я не могла не отметить, как по-разному сражаются человек и альв. Рэндон дрался яростно и самозабвенно; Иннелин даже в нашей безнадёжной ситуации ухитрялся сохранять изящество и некую прозрачную внутреннюю отрешённость, которую можно заметить у танцоров или безумцев.
   Спустя некоторое время наши дела уже не казались мне безнадёжными. Пистолеты "скорпионам" мало помогли, учитывая, с какой скоростью двигались оба их противника. Шпагами мои друзья владели несравненно лучше. Пока я возилась с дверью, а потом приходила в себя, четверо "скорпионов" уже лежали на полу, а ещё двое, заметив бегство своего главаря, попытались сбежать через окно.
   Возможно, на самом деле стычка не заняла много времени, просто сейчас каждая секунда казалась мне вечностью. Будто в страшном тягучем сне я увидела, как Рэндон поскользнулся на залитом кровью полу и уже не успевал отразить удар последнего оставшегося на ногах "скорпиона". К счастью, Иннелин оказался быстрее и ударил того в спину. Рэндон пошатнулся, выронил шпагу и упал на колени.
   В комнате пахло порохом и кровью, дверь сотрясалась от ударов, но мне было не до того. Я с плачем кинулась к раненому.
   - Рэндон! Что с ним? Это смертельно?
   Иннелин был уже рядом. Он быстро осмотрел друга и озабоченно нахмурился, доставая свёрток с лекарствами.
   - Тише, Элизабет, дела не так плохи. Подумаешь, пуля. Две. Но лучше бы ему не геройствовать зря! На ней же был твой плащ, дубина, - ласково сказал Иннелин раненому, спешно доставая скатанные бинты, пинцеты и флаконы. - Ты что, не заметил? Чего ты к ней кинулся?! Да её в этой защите из пушки не убьёшь, не то, что из пистолета!
   - Нервы у меня уже не те, - прошептал Рэндон побелевшими губами. - Элизабет, если ты не прекратишь свою сыщицкую деятельность, то рискуешь овдоветь.
   Иннелин хмыкнул:
   - Тебе не кажется, что это слишком поспешное заявление? Хоть бы поженились для начала.
   Потом он умолк, занявшись одной из ран на спине. Рэндон стиснул зубы. Я держала бинты, от всей души жалея, что не могу как-то облегчить его боль.
   - У нас была тайная помолвка, - сказала я, чтобы хоть как-то его отвлечь. - Так ведь, милорд?
   Он в ответ улыбнулся:
   - Значит, Колтон всё-таки проболтался. Элизабет...
   Мне ужасно не нравилась его бледность. Я пыталась поймать взгляд Иннелина, но тот сосредоточенно занимался раной. В дверь опять ударил таран, так что я вздрогнула от грохота. Из коридора доносились такие звуки, будто там началось ещё одно сражение. Рэндон сжал мою руку.
   - Я расстроил твою помолвку с Колтоном, прости... Я просто сразу... как только тебя увидел... почувствовал... что твоя судьба не здесь.
   - Только не говори тёте Роуз, - улыбнулась я сквозь слёзы. - Мы с Колтоном на тебя не в претензии. И лучше помолчи, тебе вредно разговаривать.
   - Я только хотел... послушай, наша "помолвка" тебя ни к чему не обязывает, но... Иннелин, подожди...
   - Тебе, я смотрю, ещё мало досталось за твои фокусы, интриган, - пробормотал альв сквозь зубы, осторожно действуя пинцетом.
   - Элизабет, ты выйдешь за меня?
   - Да, обещаю! - о боже, в эту минуту я всё, всё что угодно готова была пообещать! Лишь бы он прекратил умирать у меня на руках, лишь бы Иннелин успел его перевязать, лишь бы эти кретины снаружи прекратили ломать двери, а лучше бы вообще сдались, идиоты!
   - Слава богу! - Рэндон снял с мизинца тяжелое кольцо с тёмным камнем и надел его мне на палец. Кажется, это отняло у него последние силы, потому что он закрыл глаза и упал бы, если бы мы его не подхватили. Удары снаружи стали сильнее - кажется, в ход пошли топоры. Дверь затрещала.
   - Иннелин!
   - Секундочку, сейчас закончу. Укроетесь оба твоим плащом, а я... - договорить он не успел.
   Обломки дверей упали, в образовавшийся проём рухнул очередной "скорпион", а за ним показался... мой зять, капитан Хейворд. Мы с одинаковым изумлением воззрились друг на друга. Потом взгляд Хейворда скользнул по разгромленной комнате, и он тихо присвистнул. В этот момент на улице прогремели громовые раскаты. Иннелин радостно встрепенулся:
   - Судя по всему, с Чернокнижником наконец-то покончено, - улыбнулся он.
   Глава 15
   После взаимных приветствий, когда мы все немного успокоились, мы потребовали от Иннелина объяснений. По его словам, несколько альвов заранее поджидали Скорпа в лесу. Им было известно место, куда вёл потайной ход из ратуши. Как Иннелин и предполагал, Скорп, прихватив амулет, направился прямиком к жертвеннику, где его схватили и казнили. Зловещий жертвенник с помощью волшебного амулета превратили в безобидную кучу камней. Уцелевшие "скорпионы" сдались людям Хейворда. Пятеро "скорпионов", покалеченных в схватке, сейчас отлёживались в тюремном лазарете. Солдаты Хейворда патрулировали город, а его самого объявили временным наместником.
   Раненого лорда Рэндона со всеми удобствами разместили в одной из комнат ратуши, окружив приличной охраной. Капитан Хейворд и инспектор Беккер вынуждены были устроить совещание прямо в комнате лорда, так как Рэндон категорически не желал его пропустить. Я тоже боялась хоть на минуту оставить его одного, мало ли что. Таким образом, в комнате собрались все действующие лица этой истории: я, Иннелин, Рэндон, Хейворд, тётя Роуз, инспектор Беккер и преподобный мистер Брандт.
   - Полагаю, мы должны поблагодарить капитана за такое своевременное появление, - начал Иннелин.
   - Благодарить следует миссис Райд, - ответил Хейворд, слегка поклонившись нам с тётей. - Неизвестно, когда бы я приехал, если бы не её письма. По её словам, ты, Элизабет, впуталась в какую-то тёмную историю с колдовством, альвами и лордами из верховного совета. Я ничего не понял и решил разобраться на месте. Еле выпросил у начальства, чтобы меня с отрядом откомандировали сюда в распоряжение лорда Рэндона.
   - Я тоже кое-чего не поняла, - вмешалась я, сурово оглядев обоих напарников. - Мне только кажется, или вы, господа, скрывали от меня некоторые обстоятельства дела? Уж вам-то точно с самого начала было известно, что труп в карете был женский и, значит, укладывался в версию о ритуальных убийствах! И о связи этой несчастной с мистером Скорпом вы тоже наверняка знали!
   - Ваша помощь в расследовании, дорогая Элизабет, была неоценима, - начал Иннелин, - но мы понимали, как тяжело вам будет узнать о соседях отдельные неприятные факты, поэтому некоторые линии расследования мы с Рэндоном и мистером Беккером (инспектор вежливо поклонился) вели самостоятельно. Например, мы нашли одного джентльмена, который в юности имел дурную привычку чуть что размахивать ножом...
   Альв посмотрел на инспектора, и тот довольно кивнул:
   - На его счастье, у него оказалось твёрдое алиби на время убийства Пенни и похищения Кэтрин.
   - Далее, мы смогли установить и допросить другого господина, когда-то уличённого в насилии над женщиной...
   - ...но с тех пор он раскаялся и ведёт достойную жизнь, - подхватил мистер Брандт.
   - Эти люди оказались невиновны в нынешних преступлениях, так что не было необходимости посвящать тебя в эту грязь. Кроме того, мы старались заботиться о твоей безопасности. Ты и без того оказала нам большую услугу. Люди в маленьком городе не очень-то склонны делиться сведениями с пришлым альвом.
   - Или с верховным лордом, - вставил Рэндон.
   - Давно ли вы начали подозревать мистера Скорпа? - спросила я.
   - Клянусь луной, сначала у нас не было и тени подозрения в его адрес! - воскликнул Иннелин. - В случае с той девушкой в карете он казался такой же жертвой обмана, как и Колтоны.
   Около двух лет назад я и другие мои друзья хокермены почувствовали, как возле Илсбери сгущается зло. Многие альвы даже перестали сюда ездить - мы не выносим тёмного колдовства. Для меня же этот город стал почти родным, так что я не мог его оставить. Сначала я пытался сам разобраться, в чём тут дело, потом сдался и попросил о помощи Рэндона.
   - В конце концов, я прибыл, и сразу же наткнулся на то убийство на дороге.
   - Теперь нам ясно, - продолжал Иннелин, - что Скорп, прочитав в старой книге описание ритуала, возмечтал разбудить дремавшую в алтаре силу. Он изучил конструктивный аспект жертвоприношения и решил, что бедные девушки, которым покровительствовала его жена, отлично подойдут в качестве материала. Всё равно никто бы их не хватился, а если бы и хватился, то не стал особо искать. Миссис Скорп заподозрила что-то неладное, после чего скоропостижно скончалась. Мистер Хардман, возможно, заинтересовался обстоятельствами смерти своей патронессы - и попал под заклятье. Всё цеплялось одно за другое.
   - С мистером Хардманом всё в порядке? - спросила я.
   - Сейчас - да, - улыбнулся Иннелин. - Смерть Пенни его напугала и вызвала угрызения совести. Он подозревал мистера Скорпа, но ещё больше боялся его и, в конце концов, сбежал. Он действительно находится у родственников в Кельбридже, я проверил.
   - Далее, Скорп с давних пор собирал магические книги. Узнав, что у Колтона имеется кое-то интересное, он подослал к нему ловкую особу под видом переводчика. Когда девушка прибыла в Илсбери, у них случились разногласия. В результате она погибла, а Скорп заполучил и книги, и третью жертву. Наша Пенни стала четвёртой. Он похитил мой амулет, чтобы помешать мне найти древний жертвенник. Возможно, он рассчитывал также использовать амулет в своих целях. Я мог бы его разочаровать - наша магия совершенно противоположна тёмной. Неудивительно, что кровь Кэтрин оказалась непригодна для ритуала!
   - Что?! - при этих словах я встрепенулась, а Иннелин улыбнулся.
   Мне отчётливо вспомнилась Кэти, её тонкие птичьи черты, белые волосы, любовь к рукоделию и прямо-таки болезненная нетерпимость к дисциплинарным ограничениям. Ох, как я была слепа! Утешало, что и другие собеседники, кроме Рэндона, выглядели такими же ошарашенными.
   - Её отцом определённо был альв, - продолжил Иннелин. - Боюсь, его уже нет в живых, потому что никто из нас никогда не оставил бы своего ребёнка. Не волнуйся за неё, Элизабет, у нас ей будет хорошо.
   - После происшествия с Кэтрин наши подозрения насчет Скорпа резко возросли, - подал голос Рэндон. - На тот момент у нас осталось всего трое подозреваемых. Но именно Скорп организовал поиски в лесу, стараясь отвлечь всеобщее внимание от города. И именно его часто видели возле старой мельницы.
   - А кроме того, - добавил Иннелин, - Кэтрин, хоть и не видела лица похитителя, заметила, что у него есть шрам на левой ладони. У Скорпа он тоже есть, я специально проверил. И он любит виски.
   - В общем, когда мы с Рэндоном заявились в ратушу, мы были почти уверены, что Скорп и есть наш Чернокнижник. Оставался вопрос, где он прячет альвийский талисман. Я рассчитывал спровоцировать его и вынудить воспользоваться амулетом. Но мне и в страшном сне не могло привидеться, что это сделаешь ты! Я был уверен, что ты в безопасности сидишь дома! - воскликнул альв. - Когда ты так эффектно появилась в ратуше, у меня чуть сердце не остановилось! А Рэндон вообще голову потерял, судя по всему.
   - Ну, ничего же страшного не случилось, - пробормотала я, покосившись на тётю. Ох, чувствую, достанется мне...
   - Правда, мы не ожидали, что Скорп соберёт столько сторонников, - виновато сказал альв, бросив взгляд на раненого друга. - М-да. Опасно недооценивать противника. Остальное ты видела. Скорп пытался сбежать с амулетом, мои люди догнали его и казнили.
   - Главную улику мы нашли уже после его гибели. Два года назад мистер Скорп купил у меня холодильный ларец. Это довольно дорогая вещь, так что я запомнил. Обычно их берут химики или кондитеры. Я не придал этому значения, мало ли, какая прихоть у человека. Может быть, ему охота хранить лёд рядом со своим виски. При обыске в доме мы нашли этот ларец, а в нём - четыре флакона с кровью. Также мы обнаружили в тайнике его дневник, по которому можно проследить, как под влиянием тёмного колдовства трагически менялась его личность. На последних страницах Скорп заявлял, что со своими новыми способностями он сможет превратить Илсбери в рай на земле, и что жизнь пятерых грешниц - ничтожная плата за могущество и процветание целого города. Насчет Кэтрин, правда, у него были сомнения, но он и не собирался её убивать. Надеялся обойтись малой кровью, в прямом смысле этого слова. В общем, его дневник - чтение не для слабонервных.
   - И в борьбу с этим монстром вы вовлекли нашу Элизабет? - дрожащим голосом спросила тётя Роуз. - О, Иннелин, я была о вас лучшего мнения! Если бы мы с Мери Холланд знали...
   Мы с альвом возразили одновременно:
   - Тётя Роуз!
   - Миссис Райд, клянусь, ваша племянница всё время была под нашей защитой! Кстати, - обернулся он ко мне, - миссис Холланд ни за что не хотела отпускать вас из школы. Рэндон еле смог её уговорить, и если вы когда-нибудь захотите вернуться...
   - Мне ещё никогда не приходилось так скрупулёзно отчитываться за безопасность моего сотрудника, как этим двум леди, - улыбнулся Рэндон, облокотясь на подушки.
   Я была вне себя от злости. Ну, заговорщики! Моя тётя, миссис Холланд... кто ещё? Кого ещё они посвятили в это дело?! Оба моих напарника имели слегка виноватый вид.
   - Значит, вы якобы поощряли мою независимость, а сами всё время опекали меня? - воскликнула я, недобро прищурившись. Тётя успокаивающим жестом похлопала меня опо плечу, а Рэндон вдруг прикрыл глаза и со стоном откинулся на подушки.
   Все претензии тут же вылетели у меня из головы. Я бросилась к раненому. Комната вокруг нас взорвалась хором голосов:
   - Я позову доктора Джонса! - подхватился капитан Хейворд.
   - Да оставьте же их наедине! - прошипела тётя Роуз, ухватив его за рукав.
   - Мы слишком его утомили, - заключил Иннелин. Он встал и помог подняться старенькому священнику. - С такой раной нужен покой!
   И он потихоньку повёл мистера Брандта в сторону двери, усмехнувшись в сторону: "Хитрец!"
   ***
   Через несколько дней состояние лорда Рэндона уже не вызывало опасений, хотя доктор ворчал, что он не поручится за такого беспокойного пациента. Я навещала его почти каждый день, и с каждым днём всё больше к нему привязывалась. Мы разговаривали обо всём на свете. Я читала Алексу книги по его выбору, чтобы заставить его полежать спокойно в постели. Иногда мы просто молчали вместе, пока в комнате не сгущались ранние сумерки, и не появлялся слуга с зажжённой лампой.
   Как правило, на обратном пути до тётиного дома меня сопровождал капитан Хейворд, который был рад на полчасика отрешиться от свалившихся на него обязанностей.
   - Завтра миссис Лейн устраивает приём, - сказал он во время одной из прогулок. - Эмили будет рада, если ты составишь ей компанию.
   О да! Представляю, как все наши дамы будут счастливы меня видеть! Я задумалась, как бы повежливее отказаться.
   - Ты многого не знаешь, Хейворд. Я тут натворила дел... Боюсь, в настоящее время я персона нон-грата в Илсбери. Вряд ли Эмили будет приятно...
   - Ты недооцениваешь Эмили, - тонко улыбнулся капитан. - Первые несколько дней после возвращения она посвятила визитам. В результате миссис Томсон, образно говоря, зарыла топор войны, миссис Лейн заявила, что всегда считала тебя одной из умнейших молодых леди, миссис Шарп... - в общем, завтра на приёме все очень надеются увидеть вас обеих. Кроме того, не представляю, что такого ужасного ты должна совершить, чтобы твоя семья отвернулась от тебя. Дорогая сестра, мы всегда будем на твоей стороне.
   От его ненавязчивой дружеской поддержки у меня защипало в глазах. Если бы я знала, что они так тепло ко мне относятся, было бы куда легче перенести все свалившиеся неприятности! Эмили действительно была могучей союзницей. Всё, что бы она ни сделала, было прекрасно в глазах местных кумушек. Если бы она назвала сахар солёным, все согласились бы, что так оно и есть. Моя кузина могла управлять общественным мнением с лёгкостью искусного дирижёра.
   - Я ужасно скучала по вам обоим! - искренне призналась я. Хейворд засмеялся, и мы продолжили прогулку.
   ***
   Рэндон отбыл в столицу, как только смог сесть на лошадь. По словам доктора, это произошло пугающе быстро. Я всё время забываю, что верховные лорды не совсем нормальные люди. Илсбери всё ещё бурлил после ошеломляющего известия, что наш градоначальник оказался тёмным колдуном и убийцей, но наш город в конце концов мог переварить и не такие новости.
   Выпал первый снег, на несколько дней укутав окрестные холмы в белые покрывала. Я лично прогулялась к бывшему жертвеннику, чтобы убедиться, что никакая нечисть никогда уже не сможет из него воплотиться. Опасные манускрипты альвы также забрали с собой. Надеюсь, их уничтожат. Жизнь постепенно возвращалась в привычную колею. Мы с Эмили и Джеймсом жили в тётином доме, по вечерам собирались в гостиной, и всё было так же, как год назад, во время их помолвки.
   Я бы даже под пытками не созналась, но втайне ждала письма от Рэндона. Тем временем здравый смысл портил мне настроение, намекая, что я скорее могу рассчитывать на вежливую отповедь, вроде того памятного послания мистера Колтона.
   Однако через две недели письмо действительно пришло, правда, не мне, а Иннелину. Лорд Рэндон извещал, что король хочет лично наградить нас за помощь короне в расследовании убийств в Илсбери. Нас с Иннелином пригласили на Зимний бал. Мой друг наотрез отказался, заявив, что альвы не выносят таких шумных празднеств. Я подумала о реакции придворных дам на его фэйринское обаяние, о ревности кавалеров и мысленно согласилась, что лучше ему не ехать.
   - Но ты-то поедешь! О, Лиззи, дорогая! Ты поедешь в столицу! - в эйфории восклицала тётя Роуз.
   Я не разделяла её восторгов, хотя безумно соскучилась по Рэндону, и меня тревожило его молчание. Наконец, мы решили, что я отправлюсь на бал вместе с Эмили и Хейвордом.
   Наша лавка чудес закрылась, а помещение уже занял новый хозяин. Я в последний раз прошлась по скрипучим половицам, проводя рукой по опустевшим полкам. Эта глава в моей жизни закончилась. Снаружи Иннелин запрягал лошадь в свой старый пёстрый фургон. Прислонившись к крыльцу, я украдкой наблюдала за ним, и в каждом движении замечала азарт и нетерпение. Хокермены никогда не задерживались так долго на одном месте. Представляю, как ему хотелось снова отправиться в странствие! На прощание альв протянул мне руку:
   - Прощай, Элизабет! Я хотел бы взять тебя с собой, но тебе это не нужно, - и он улыбнулся своей специальной улыбкой мощностью в двести лошадиных сил, способной увести любую девушку за край света. Вот только он прав - нам обоим это не нужно.
   Я рассчитывала на прощальное рукопожатие, но Иннелин бережно взял мою руку и поднёс к губам. На моей ладони остался подарок - маленькая плоская серебряная шкатулка.
   - На счастье, - улыбнулся хокермен и тронул лошадь. Фургон со скрипом покатился по дороге, оставляя на снегу чёткие полосы.
   Шкатулка оказалась с секретом: внутри пряталось миниатюрное зеркало. Я уже привыкла к тому, что подарки альвов всегда имеют особенный тайный смысл. Интересно, в чём секрет этой шкатулочки? Что ж, когда-нибудь, наверное, пойму. Лет через сто.
   Глава 16
   Стоя перед зеркалом в гостевой спальне одного из старинных особняков Спленфилда, я в кои-то веки сама себе нравилась. Мои волосы уложили пышной короной, серебристое платье, выбранное Эмили, красиво облегало фигуру, спадая вниз изящными складками. Эмили сама застегнула на мне колье и браслеты, подаренные ей тётей Роуз. Скоро должна была подъехать карета, которая отвезёт меня (вернее, нас вместе с Хейвордом и Эмили) на первый в моей жизни бал. Я чувствовала себя примерно как Золушка перед встречей с принцем.
   Оставшись одна, я нерешительно покрутила на пальце кольцо с тёмным камнем. До сих пор я его ни на миг не снимала. Однако на королевском приёме будет масса народу, кольцо могут узнать... Оставить его или лучше снять? Наше с Рэндоном "обручение" совершилось при таких обстоятельствах, что я не могла оценить, насколько оно действительно. С самого нашего приезда в Спленфилд, где мы остановились в доме у родственников Хейворда, лорд Рэндон ни разу не навестил нас и не написал мне ни строчки. Только роскошный букет белых роз, красовавшийся возле зеркала, напоминал о нём и придавал мне немного уверенности, но иногда сомнения перевешивали. Конечно, я каждый день придумывала ему множество оправданий: у Рэндона наверняка скопилось много дел, да и друзья, которых он не видел столько месяцев, тоже требовали его внимания... В любом случае, сегодня всё должно было решиться. Сняв кольцо, я повесила его на цепочке на шею и спрятала под платье.
   ***
   От волнения я не могла должным образом оценить великолепие королевского дворца. Память выхватывала отдельные фрагменты: кованые, отделанные золотом решётки, покрытая ковром широкая лестница, ярко освещённый холл, высокие двустворчатые двери, из-за которых лилась негромкая музыка...
   По украшенной зале прохаживались изысканно одетые леди и джентльмены. Всюду порхали беззаботные улыбки, слышались смешки. Я старалась держаться за спиной Эмили и Джеймса, подозревая, что любой из гостей сразу угадает во мне безнадёжную провинциалку. Вдруг до нас долетел обрывок разговора, заставивший меня насторожиться:
   - Помилуйте, как это "не найдёт практического применения"! - горячо возражал своему собеседнику пожилой невысокий джентльмен в синем сюртуке, атласном жилете и широком галстуке, заколотом жемчужной булавкой. - А статистические таблицы, а расчёт сложных процентов, а навигация, в конце концов? Вы не слышали анекдот про того несчастного астильского капитана, который получил в подарок рассчитанные вручную навигационные таблицы, и с тех пор его больше никто не видел?
   Наверное, щегольски одетый толстячок был одним из представителей партии прогрессистов, про которых рассказывал Рэндон. Я немного воспряла духом. Кажется, высший свет - это не так уж и страшно.
   - Джеймс, - шепнула я своему зятю, - я могу побеседовать с этим джентльменом?
   Хейворд на мою просьбу среагировал по-военному чётко. Минута - и мы уже были представлены лорду Чарльзу Гарднеру, который, как оказалось, входил в состав Комиссии, курирующей разработку аналитической машины. Ещё минута - из праздничной толпы был извлечён сын упомянутого лорда, мистер Генри Гарднер, оказавшийся одним из разработчиков. Это был приятный молодой человек с живыми карими глазами, настолько увлечённый своей работой, что спустя пять минут нашей беседы я вообще позабыла, зачем сюда явилась. О моих личных делах напомнила Эмили, незаметно подав мне знак:
   - Взгляни, кто пришёл...
   Обернувшись, я увидела лорда Рэндона, который издали смотрел на нашу группу и казался слегка растерянным. Выглядел он просто прекрасно, уж точно лучше, чем месяц назад в ратуше, и в первую минуту при виде его лица меня охватило тёплое чувство, в котором растворились все мелкие недоразумения последних недель. В следующий миг это чувство так же бесследно исчезло: Рэндон был не один, с ним под руку к нам приблизилась высокая изящная брюнетка в вызывающе алом платье. Девушка была представлена нам как леди Алисия Винтер. Разумеется, я знала, кто она такая. Хоть у нас не было знакомых в столице, и мы не наносили визитов, но сплетни здесь просто витают в воздухе. Итак, леди Алисия - бывшая невеста Рэндона. Наверняка теперь, когда лорд опять в фаворе у Его величества, она снова предъявила на него права.
   От смущения я старалась не встречаться с ним глазами и очень удивилась, когда Рэндон пригласил меня на следующий танец. Его спутницу это ничуть не смутило, она непринуждённо завязала лёгкий бессодержательный разговор с мистером Гарднером. Эта леди держалась так свободно, словно выросла в этой зале. Впрочем, возможно, так оно и было.
   Танцевали мы молча. Вся непринуждённость, которая была между нами в Илсбери, теперь испарилась. Рэндон казался растерянным и как будто не узнавал меня. Неужели леди Винтер по возвращении настолько вскружила ему голову, что он так быстро всё позабыл? Огромная тяжесть легла мне на сердце, и я только чудом не сбилась в танце, механически выполняя положенные движения. На последнем круге танца мой партнёр, наконец, очнулся:
   - Элизабет, вы сегодня ослепительны, - произнёс он незнакомым хрипловатым голосом. И добавил гораздо тише, наклонившись ко мне: "Ты не потеряла моё кольцо?"
   - Оно здесь, - я протянула ему цепочку.
   - Отлично, - сжав добычу в кулаке, Рэндон мгновенно растворился в толпе, едва только стихли последние аккорды. Даже не проводил меня обратно! Я мысленно усмехнулась. Видно, судьба у меня такая - женихи разбегаются прямо со свистом. Хорошо, что тёти Роуз здесь нет! Ладно, признаюсь, мне было больно. Некоторые люди обладают удивительной способностью: они пробираются к вам в душу и пускают там корни. Попробуй выдернуть их оттуда - и ты калека с дырой в сердце. Конечно, я всё понимаю: человек вернулся в привычную обстановку, к привычному обществу... Наверное, Илсбери отсюда казался ему страшным сном. И всё-таки, после всего, что мы пережили, неужели я не заслуживаю хотя бы нормального разговора?!
   Кто-то из пёстрой толпы окликнул меня, но мне было всё равно. Я шла среди гостей, пытаясь отыскать Хейворда, но узнала его только тогда, когда он сам взял меня за руку:
   - Подаришь мне следующий танец, сестрица? - галантно спросил меня капитан.
   - Джеймс, пожалуйста, давай уедем отсюда! - выпалила я. Не хотелось больше ни минуты здесь оставаться.
   - Ты не можешь сейчас уехать, - посерьёзнел капитан, крепче ухватив меня за руку. - Король собирался произнести целую речь в честь "троих защитников Илсбери". Подожди хотя бы до этого момента. Давай не будем начинать твою светскую жизнь с оскорбления Его величества.
   Я смирилась. И даже согласилась на танец, хотя, боюсь, он вышел у меня ещё хуже предыдущего. Мы с Хейвордом кое-как добрались до четвёртой фигуры, когда музыка вдруг стихла, а все присутствующие, перешёптываясь, начали оборачиваться к королевскому помосту. Его величество король Георг Третий поднялся, привлекая к себе всеобщее внимание.
   - Я рад сообщить уважаемому собранию, что наш герой лорд Рэндон наконец-то вернулся в Спленфилд!
   Раздались аплодисменты, смех, какой-то джентльмен крикнул "давно пора!". Король, однако, ещё не закончил:
   - Я также очень рад, что могу представить вам его невесту!
   Гости радостно насторожились, у меня упало сердце, а Его величество вдруг обернулся к нам с Хейвордом.
   Это было неожиданно. Мир как будто перевернулся в моих глазах, и все вещи, наконец, заняли положенные им правильные места.
   - Вы это нарочно... нарочно подстроили! - прошипела я своему зятю, когда он, улыбаясь и раскланиваясь со всеми, вёл меня к центральному возвышению.
   - Теперь не сбежишь, сестрёнка, даже не думай!
   Хейворд крепко держал меня под руку, не забывая улыбаться расступавшимся перед нами многочисленным знакомым. Я с трудом могла поверить, что всё это происходит на самом деле, и - смешно сказать - боялась, вдруг какая-нибудь ошибка, какое-нибудь досадное недоразумение разрушит моё неожиданное хрупкое счастье.
   Все мои страхи окончательно рассыпались, когда я увидела в блестящей толпе Рэндона. Он стоял рядом с королём и смотрел на меня. Мир вокруг нас растворился в сиянии огней. Я видела только его глаза, тепло сияющие мне навстречу, совсем как в моём сне. Хейворд поклонился, я сделала положенный реверанс, ухитрившись не запутаться в шлейфе. Рэндон взял меня за руки. Я слышала, что король обращается к нам, но не могла отвести взгляд от моего лорда. Никогда раньше он на меня так не смотрел. Вообще никто раньше так на меня не смотрел. И даже если до конца жизни он на меня больше не взглянет - всё равно сейчас я так счастлива, что сама себе завидую.
   Краем уха я слышала произносимые королём фразы: в радости и в горе... обручается...
   В руках у моего лорда появилось уже знакомое мне кольцо.
   - Элизабет?
   - Да, - улыбнулась я, - да, конечно!
   Рэндон бережно надел кольцо мне на палец и склонился к моему лицу.
   Когда примерно через миллион секунд я очнулась, король уже куда-то исчез, а нас окружила весёлая толпа нарядных джентльменов и леди, улыбок, смеха, рукопожатий. Один шустрый улыбчивый господин пробрался к Рэндону и горячо пожал ему руку:
   - Мои искренние поздравления! Алекс, отвлекись на секунду от своей леди и рассуди нас...
   - Стоп, - ответил Рэндон, не отводя от меня глаз, - я целый месяц убил исключительно на ваши дела, и теперь с чистой совестью собираюсь заняться своими.
   Он потянулся обнять меня, но его опередила Эмили, которая наконец сумела к нам пробиться и со счастливыми слезами повисла у меня на шее:
   - Поздравляю тебя, Лиззи! Моя дорогая леди Рэндон! С ума сойти!
   Тут только до меня дошло, что король вообще-то имеет право заключать браки. Это что же... это значит, что я уже... Я в панике оглянулась на Рэндона, моего... мужа?!
   - Прости меня за эту спешку, дорогая, - поспешил объяснить мой невозможный и самый любимый человек, - я очень хотел представить тебя уважаемому собранию сразу как свою жену. Но мы устроим самую прекрасную свадьбу, обещаю. Я покажу тебе наш собор, он очень красив. Или ты хочешь свадьбу в Илсбери? С сотней гостей, цветами, танцами целую неделю - всё, что захочешь!
   Я представила энтузиазм тёти Роуз по этому поводу, и мне стало плохо. Счастье ещё, что нам почти удалось избежать помолвки!
   - Знаешь, маленькое семейное торжество кажется мне оптимальным вариантом, - искренне сказала я.

Оценка: 8.15*27  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"