Воля Олег: другие произведения.

Лунная афера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.43*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если ты Гарри Поттер, то должен следить за своими словами, произносимыми на публике. Иначе фраза, брошенная для красного словца, может перевести тебя на порог опасных приключений и в сердцевину чужих страшных тайн. А твоя смерть для кого-то станет единственным приемлемым решением проблемы. Конспирология. AU. OOC. Игнор эпилога. Кроссовер с повестью "Понедельник начинается в субботу" (В повествовании фигурирует Кристобаль Хозевич Хунта)

Лунная афера

Annotation

Если ты Гарри Поттер, то должен следить за своими словами, произносимыми на публике. Иначе фраза, брошенная для красного словца, может перевести тебя на порог опасных приключений и в сердцевину чужих страшных тайн. А твоя смерть для кого-то станет единственным приемлемым решением проблемы.


Лунная афера

Шапка фанфика

     Пейринг: Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер
     Рейтинг: General
     Жанр: Action/Adventure/Crossover
     Размер: Миди
     Статус: Закончен
     События: ПостХогвартс, Сильная Гермиона, Сильный Гарри
     Саммари: Если ты Гарри Поттер, то должен следить за своими словами, произносимыми на публике. Иначе фраза, брошенная для красного словца, может перевести тебя на порог опасных приключений и в сердцевину чужих страшных тайн. А твоя смерть для кого-то станет единственным приемлемым решением проблемы.
     Предупреждение: Конспирология. AU. OOC. Игнор эпилога. Кроссовер с повестью "Понедельник начинается в субботу" (В повествовании фигурирует Кристобаль Хозевич Хунта)
     Коментарий автора: Коллаж к фанфику. http://www.pichome.ru/image/TmM
     Благодарности: Спасибо супруге за исправление ошибок. Роулинг - за созданный и оживший в нашем воображении мир. (Кстати ей все принадлежит, а автор ни какой выгоды не извлекает)
     
     
     

Нам не дано предугадать...

- что журналисты наваяют.

      В конференц-зале Салемского университета магии, заполненном чуть больше чем на половину, звучали хлопки аппарации. Опрятно одетый старик с сияющим от восторга лицом перемещался из угла в угол, и из центра зала на сцену. Там он прекратил свою серию аппараций и замер рядом с кафедрой.
      - Благодарю Вас, мистер Филч, за убедительную демонстрацию. Прошу Вас, садитесь, - Гарри Поттер, указал старику на его место в зале и продолжил, вызывая перед мысленным взором текст речи написанный для него Гермионой.
      - В Британии мистера Филча знают два поколения магов. И знают как сквиба за всю свою жизнь ни разу не наколдовавшего даже люмоса. И тем не менее, он овладел аппарацией. И не один он. Мы можем предъявить пятнадцать документально подтвержденных случаев обретения этой способности у стопроцентных сквибов разного пола и возраста. С точки зрения устоявшихся воззрений на природу магии - случилось попросту невозможное. Но ни-каких дополнительных магических сил у испытуемых не прибавилось. Они по-прежнему не способны оперировать магией классическими способами. Как же это стало возможным?
      - Это стало возможным благодаря усилиям международного творческого коллектива молодых ученых, возглавляемого Гермионой Грейнджер. Их усилиями появилось новое понимание природы аппарации в частности и природы магии вообще. Научная общественность может ознакомиться с подробностями в монографии 'Новый взгляд на природу аппарации', а для присутствующих здесь представителей прессы я выскажусь максимально просто.
      - Маги своими инструментами: палочками, жезлами, амулетами, рунами, или своими жестами и мыслями - имеют возможность приказывать магической энергии, питающей наше волшебство. Громкость приказа разнится от мага к магу и дает повод говорить о некой персональной силе волшебника. Но к глобальной магической энергии можно обратиться и не со словами приказа. Иногда достаточно просто правильно попросить и волшебство будет сотворено без всякой связи с личными качествами просящего. Таким образом, даже сквибы имеют возможность прошептать свою просьбу и быть услышанными. Тем более такая возможность есть у полноценных магов.
      Гарри Поттер, стоя за кафедрой на сцене конференц-зала, наблюдал за реакцией аудитории. По-хорошему, здесь должна была бы стоять Гермиона, но ей было противопоказано совершать такие дальние перемещения в её положении, и она вынуждена была остаться на островах. Гарри же мог и один изложить тезисы её теории и презентовать книгу 'Новый взгляд на природу аппарации'. Но глядя в зал, он видел, что сидящие в первых рядах зала представители науки воспринимали его выступление без всякого удовольствия. Понятно почему. Самый молодой из присутствующих был вдвое старше Поттера, а самый пожилой наверно мог видеть Дамблдора ещё школьником. И вот, какой-то молокосос покушается на их базовые представления о магии. Журналисты же, напротив, проявляли живейший интерес и, видимо, предвкушали серии статей на злобу дня.
      Отработав 'обязательную программу' согласованную с Гермионой, Гарри стал закругляться и готовиться к прениям.
      - Работа над фундаментальным материалом о новом понимании природы магии ещё продолжается, но уже сейчас магической общественности необходимо пересмотреть свои воззрения на методику изучения и применения аппарации в свете тех материалов, которые представил наш научный коллектив. Я надеюсь, что наша конференция выработает рекомендации магическим правительствам и магическим учебным заведениям, по снижению возрастной планки начала обучения аппарации при использовании нашей методики. И более того, я надеюсь, что научная общественность выскажется за обязательность обладания навыком аппарации для всех магов и сквибов. А теперь я готов ответить на ваши вопросы.
      Негативное отношение половины зала проявилось в вопросах. Поттер держался спокойно и уверенно.
      '... Нет, маглы не могут освоить аппарацию по этой методике. Наличие минимального дара все-таки необходимо'.
      '... Да, разумеется, что дисциплина разума - ключевое качество для овладения аппарацией, но кто сказал, что дети не могут её освоить. Более того, кто станет утверждать, что дисциплина им не нужна'.
      '... Да, не только на мистере Филче, но и на других сквибах. Подробности в монографии "Новый взгляд на природу аппарации''.
      '... Формула "Нацеленность. Настойчивость. Неспешность'. и имеющиеся сейчас методики недостаточно отражают суть аппарации, и потому велик процент несчастных случаев. Наша методика постадийного приближения к аппарации устраняет такие проблемы'.
      '... Проблема в том, чтобы точно представить себе место прибытия. Но эта проблема легко решается при помощи фото- и видеоматериалов. В монографии приведены результаты экспериментов, связанных с аппарацией по фотографиям, рисункам и даже по старинным гравюрам'.
      '...Нет. Ограничения на дальность аппарации это миф. Теоретически ограничений нет. Аппарировать можно в любую точку визуально представимого пространства. А место прибытия может быть сколь угодно далеко, хоть на Луне'.
      Ещё час дискуссий и 'уважаемая общественность' потянулась на перерыв. В буфет. Поттера же обступила журналистская братия. Теперь, в неофициальной части конференции, тематика вопросов была далека от науки. Первым к нему протолкался коротышка в котелке и клетчатом сюртуке.
      - Мистер Поттер! Еженедельник 'Магический мир'. Мы впервые видим Вас в роли ученого, а не солдата. Каковы причины Вашего увольнения из Британского Аврората? В чем причина Вашей конфронтации с нынешним министерством?
      - Причин и того и другого несколько, но главное то, что я не могу быть бездумным винтиком в бюрократической машине безответственного министерства.
      - То есть, причина политического свойства?
      - Да. Текуший курс министерства полностью обесценивает жертвы, принесенные Британиеий во время войны с Волдемортом.
      - Вы будете бороться за пост министра магии на предстаящих выборах?
      - Без коментариев.
      Гарри подчеркнуто перевел взгляд на другого журналиста передавая тому эстафету вопросов.
      - Мистер Поттер! Журнал 'Дети Кукулькана'. Насколько нам известно, Вы планируете эту неделю провести в Мексике. Чем вызван Ваш интерес к Центральной Америке?
      - Всего лишь туризм. Я наконец то безработный и не обремененный пророчествами и могу позволить себе просто посмотреть мир. Как частное лицо, - улыбаясь журналистам, Гарри врал. Туризм был побочным эффектом и прикрытием для встречи с некоторыми амигос. Мексика была одним из важных звеньев в коммерческих проектах Гермионы. В не совсем законных проектах.
      На мгновение Поттера ослепила вспышка фотоаппарата. Предыдущего журналиста оттеснила молодая ведьма в салатовом. Это была Мэри Скитер, дочь небезызвестной Риты Скитер, которая уже неоднократно попадалась на пути Поттера в последнюю пару лет.
      - Ба! Мисис Скитер! Не ожидал увидеть вас на научной конференции.
      - Любая конференция становится интересной, если на ней присутствует мистер Поттер, - метнула журналистка липкую паутинку лести. - Не откажетесь сказать несколько слов для 'Ведьмополитен'?
      'Кто о чем, а Скитер о личной жизни', - подумал Гарри и кивком головы согласился.
      - Как себя чувствует Ваша молодая супруга? Почему она не присутствует на конференции? Не потому ли, что род Поттеров скоро получит наследника?
      - Ну что же, именно так и обстоят дела. Так что в ближайшее время Гермиона не сможет вести столь активную деятельность как раньше. Но я прошу всех отметить, что подавляющая часть работы над теорией выполнена именно моей супругой. А я помогал только в практических экспериментах.
      - Это чудесно! А скажите нашей аудитории, почему Ваша супруга в замужестве сохранила свою девичью фамилию? И почему вы бракосочетались в маггловском мире?
      - Мы с Гермионой, как и все прочие маги Великобритании, поданные её величества Королевы Елизаветы, и нет ничего неестественного в соблюдении общебританских законов и уложений. А насчет сохранения Гермионой девичей фамилии... Здесь несколько причин. И их объяснение займет слишком много времени. Считайте, что это знак моего безграничного уважения и любви к ней.
      На самом деле все было немного сложнее. Её имя было слишком важно для их общего дела, что бы просто так от него отказываться. Тысячи людей знали её и верили в Гермиону Грейнджер, а Гермиона Поттер была бы для них чем-то новым и непривычным. 'Гермиона Грейнджер' это был уже раскрученный бренд.
      Скитер сменил молодой маг, одетый, как и сам Поттер, вполне по маггловски.
      - Газета 'Люмос'. Мистер Поттер, вы всерьез заявляете, что можете аппарировать на Луну?
      - Я сказал, что нет ограничений на дальность аппарации. Теоретически можно аппарировать и на другие небесные тела, - Гарри подумал, что кто-нибудь из недостаточно образованных молодых магов может сдуру попробовать сделать это, и решил внести ясность в вопрос. - Но без подготовки я не рекомендую это делать ни кому, поскольку там царит вакуум и человек, не защищенный скафандром, мгновенно погибнет.
      - Но если бы у Вас был скафандр, Вы бы могли аппарировать за пределы Земли.
      - При наличии скафандра это становится возможным.
      Разговор прервал инициатор конференции, председатель научного совета достопочтенный Матус Айра. Он взял Гарри под локоток и, извинившись, увел от журналистов.
      - Молодой человек, - начал он, - прошу Вас, выбросьте Луну из головы. Не превращайте науку в шоу.
      - Мистер Айра. У меня и в мыслях этого не было, - Гарри Поттер даже обиделся. Но мистер Айра обиды не почувствовал и удовлетворенно кивнул.
      - Вот и хорошо. Не надо говорить про Луну. Ничего хорошего из этого не выйдет, - и странным тоном добавил. - Цените то, что у Вас есть.
      * * *
      Спустя неделю, по возвращении в дом на площади Гриммо, Поттера ждал разговор с разгневанной супругой.
      - Стоило оставить тебя одного на неделю, и ты снова нашел себе приключения на... одно место! - бушевала Гермиона.
      - Не виноватый я! Я не утверждал, что прыгну на Луну! - отпирался Поттер. - Я просто сказал, что это теоретически возможно.
      - Сейчас уже не важно, что именно ты говорил. Весь мир хором повторяет эту сенсацию. Вот послушай! - продолжила Гермиона, потрясая разворотом американской газеты 'Люмос'. - 'Сенсационное заявление известного британского мага Гарри Поттера о том, что он всерьез собирается аппарировать на Луну, продолжает сотрясать американское магическое сообщество. В нашей редакции уже накопилось несколько мешков писем, с выражением восторга и словами поддержки герою. "Общество друзей Гарри Поттера', объявило сбор средств на покупку скафандра и за первую же неделю собрало 100 тысяч долларов. Это только часть суммы, необходимой для его покупки. Представители общества надеются, что уже в скором времени смогут сделать бесстрашному магу ценный и необходимый для великого дела подарок'.
      - Или вот ещё, из французской 'Tour Magique': '... таким образом, введение в общемировую практику новой теории аппарации обещает сделать наш земной шар ещё меньше, а магическое сообщество наоборот больше и сплоченнее. Именно это нам необходимо в наши неспокойные времена, когда магглы стоят на пороге раскрытия нашего мира. Но, новым веяньям, как всегда, препятствует консерватизм научных и административных кругов. Чтобы преодолеть их сопротивление, автор теории решился на беспрецедентный по смелости и убедительности шаг. Аппарация на Луну и обратно. Если заявленная месье Поттером демонстрация действительно состоится, то у его оппонентов не будет ни малейшего аргумента против. И препятствовать прогрессу придется уже не прикрываясь добродетелями, а наоборот, демонстрируя некомпетентность, леность и трусость. Наша газета выражает безграничную поддержку месье Поттеру и его очаровательной супруге и желает успеха в предпринятом начинании'.
      Гарри посмотрел на 'очаровательную супругу', зачитывавшую выдержки из статей и улыбнулся. Сильные эмоции всегда украшали её лицо. Негодование, радость... И сейчас, несмотря на раздражение супруги, созерцание её доставляло удовольствие. Ну и, кроме того, по-французски он не понимал, так что экспресс перевод в исполнении Гермионы был интересен.
      - А вот из вчерашнего 'Пророка', - Гермиона отбросила французскую газету и подхватила со стола знакомое консервативное издание министерства. - '... заявление Гарри Поттера, которому уже мало славы победителя Волдеморта, о том, что он собирается покорить Луну, являются только прикрытием его истинной деятельности. Ведь не зря глупый розыгрыш о "полете на Луну' был сделан сразу после того, как Поттер позволил себе очередной раз публично подвергнуть критике наше Министерство магии. Все эти заявления и шаги бывшего мракоборца призваны скрыть от нас один непреложный факт: Поттер готовится к решительным действиям по захвату власти в Британии. Убив Темного Лорда, он сам постепенно занимает его место. Сомнительные теории. Кружки магов, якобы занимающихся наукой. А вот теперь и решительный выход на международную арену и завуалированный призыв под свои знамена неосторожной молодежи. Эти сигналы невозможно истолковать как-то иначе...'
      Гермиона отшвырнула газету.
      - Скопище старых подонков и маразматиков! Трусы и параноики!
      Гарри протянул ей витаминный коктейль, который сделал, пока она эмоционально зачитывала выдержки из прессы. Супруга сделала медленный вдох-выдох и, совершенно расслабившись, приняла бокал. Он сел рядом с ней.
      - Гермиона, большую часть прессы я уже читал. По крайней мере, на английском. Так что у меня было время подумать. И, ты прости меня, но я дал предварительное согласие на эту авантюру.
      Хорошо, что Гермиона уже успела успокоиться, пользуясь отработанной много лет назад методикой. Признание мужа не вывело её на новый виток возмущения, а только заставило с укором на него посмотреть.
      - Нам подарен шанс начать то изменение магического мира, о котором мы мечтали, начиная с тех дней жизни вдвоем в палатке. Ты не хуже меня понимаешь, что магический мир скоро будет беззащитен перед миром магглов. Помнишь те исследования, которые по твоей просьбе провели ребята из Дурмстранга? О пределе необнаружимости их школы. Мы все тогда были шокированы тем, что у магглов уже есть карты местности, где нанесена школа. Пусть и сделанные не в оптическом диапазоне, а в других. И на них Дурмстранг видно. А потом этот эксперимент норвегов, которые простым рыбацким эхолотом преодолели фиделиус подводного дома самого Криса Олдена. Я ещё в аврорате слышал, что только в Британии маги столь сильно и принципиально отгораживаются от сотрудничества с правительствами магглов. А в других странах картина иная. Особенно в бывших сверхдержавах - России и США, где давление маггловских правительств на магов было огромно, и их вовлекали и будут вовлекать в дела своих государств. Уже недалек тот день, когда магглы смогут говорить с погрязшими в средневековье магами с позиции силы. И это будет скверный диалог.
      Гарри помолчал. И взяв ладонь Гермионы в свои руки, продолжил.
      - Дорогая! Маги уже не имеют ничего такого, аналога чего не было бы у магглов. А если у мага отнять палочку, то он чаще всего становится просто беспомощным и жалким. И одним из немногих реальных козырей остается способность аппарировать. Особенно сильным козырем эта способность станет, если маги смогут аппарировать на другие планеты. Магическое общество из отсталого изолята может превратиться в авангард человечества при освоении иных миров. Элитой. И первым шагом к установлению такого положения дел должен быть мой прыжок на Луну. После этого я смогу говорить о нашем будущем уже опираясь на международную известность, ибо моя слава победителя Волдеморта за пределы Британии практически не распространяется, а проблему надо решать одновременно на всем земном шаре.
      - Да, это шумное шоу, и действительно с этого можно получить много текущей политической выгоды. Но отдаленные последствия существеннее, чем сиюминутные. И неудача, к которой надо отнести и отказ от аппарации на луну, нам будет стоить гораздо дороже, чем это можно себе представить сейчас. Так что... Выдаем нужду за добродетель и вперед к звездам!
      Гермиона спрятала лицо на его груди, оплетая руками спину.
      - Я понимаю, что это нужно сделать, но я очень боюсь. Что, если я не права? Что, если я не учла чего-то важного, связанного с условиями космоса? С чем-то, что не имеет аналогов на Земле. Что, если из за свой ошибки я потеряю тебя?
      - Ты боишься за меня, я боюсь за тебя. Точнее за вас обоих, - Гарри улыбнулся и положил руку супруге на живот. - Это нормальный страх. Но невозможно спрятать друг друга в лакированную шкатулку. Нельзя отказаться от жизни и своей роли в ней. Ты не станешь домохозяйкой, а будешь продолжать свою деятельность даже из дома. И я не стану домоседом, даже если бы и хотел. Нам не уклониться от борьбы и риска. Но, по крайней мере, теперь решения мы принимаем сами.

Дорога в тысячу ли ...

- начинается с подготовки.

      Гермиона проснулась привычно рано. Не торопясь переходить от сна к бодрствованию, она поймала то пограничное состояние, в котором припомнила все, что снилось накануне пробуждения. Особого значения снам она не придавала, но подчинялась собственному однажды принятому решению разобраться в природе сновидений и выяснить, какая из многочисленных сновидческих теорий ближе к жизни. Выводы делать было рано, но фиксировать сны оказалось вполне интересным занятием. Подсознание очень причудливо откликалось на события текущего момента. Вот и этой ночью, в числе прочего, Гермионе снилось, что она уговаривает Луну Лавгуд назвать мозгошмыгом одно из инопланетных существ. Лунная афера Гарри уже прочно поселилась в её подсознании. Следовало безотлагательно заняться проработкой деталей этого мероприятия и обеспечить максимальные шансы на благополучное завершение очередного приключения.
      Выскользнув из сонных объятий мужа, она оделась в домашнее и вышла в коридор, намереваясь спуститься в свой кабинет, расположенный на втором этаже особняка Блеков. Когда за ней закрылась дверь спальни, и она сделала несколько шагов, сильный порыв ветра прошелся по коридору, и одновременно с этим стало беспросветно темно. На кончике волшебной палочки, мгновенно появившейся в руке, зажегся огонек люмоса. Но мрак, окруживший её, отнюдь не рассеялся. Мрак не был следствием отсутствия света, его порождало облако мельчайших частичек, в которых тонул свет светильников на стенах. У Гермионы мелькнула мысль: 'Порошок перуанской тьмы'. Но чары, ранее помогавшие отменить эффект порошка, не подействовали. Плотная клубящаяся темнота отказывалась исчезать.
      'Ну что ж. Не помогает магия, поможет физика'
      Палочка Гермионы начала описывать круги, постепенно ускоряясь. Подчиняясь магии, воздух перед волшебницей начал вращаться как чай в стакане от помешиваний ложечкой. Через некоторое время движение воздуха приобрело силу маленького смерча, срывающего со своего места все легкое и плохо закрепленное. Середина уплотнилась. Черный хобот рукотворного торнадо упирался не в землю, как его природные аналоги, а в палочку волшебницы. Другое заклинание, и вот весь центр вихря с хлопком исчез, а воздух остановился, раскидав по коридору сорванные с мест предметы.
      Мрак не исчез полностью, но стал прозрачным, настенные светильники уже вполне справлялись, тускло освещая коридор и лестницу. Кинув на себя чары ночного зрения и, на всякий случай, чары головного пузыря, Гермиона осторожно двинулась к ведущим вниз ступеням, выбрасывая по ходу движения маленькие шарики люмоса. Она начала спускаться в гостиную, и в этот момент лестница под её ногами исчезла. Падение длилось долю секунды. Взмах палочки - невербальное заклятие подхватило её и, затормозив, начало плавно опускать. Мрака внизу было меньше чем наверху, и можно было беспрепятственно разглядеть обстановку комнаты.
      Еще до того как ноги Гермионы коснулись пола, она заметила в гостиной небольшие изменения. Медвежья шкура, лежавшая в центре гостиной, была сдвинута, а вокруг стола стояло два лишних стула. Не дожидаясь окончательного приземления, Грейнджер прервала чары и тут же послала 'ступефай' в шкуру и укрылась щитом. Как оказалось вовремя. Щит погасил два красных луча, прилетевших со стороны стола, и ещё один, вылетевший из темного зева камина. Нападающие лишились маскировки и оказались маленькими странно одетыми карликами с посохами и в носатых масках. Они непрерывно обстреливали щит Гермионы с не давая ей ни секунды на контратаку. Четвертый карлик оглушенным лежал на шкуре.
      Мгновенно оценив обстановку, Гермиона, удерживая щит, прыжком сократила дистанцию и, что есть силы, засадила ногой в пах одного из нападавших. Выронив посох, карлик отлетел к стене и, шипя, скорчился от боли. Его товарищ, не прекращая метать заклятия, выхватил из-за пазухи топор, но не успел даже замахнуться. Резко выброшенная в его сторону ладонь Гермионы послала в него заклинание отталкивания и второй нападающий впечатался в стену, по которой сполз на пол и замер. С началом беременности у Гермионы стали особенно хорошо получаться беспалочковые чары.
      Не выпуская из вида поверженных противников, она резко сместилась. На том месте, где она только что стояла, паркетный пол вспух и превратился в хаотически натыканное поле кольев и шипов, а в её щит ударился ещё один луч. Гермиона двигалась без остановки, уклоняясь от агрессивно настроенного паркета и удерживая палочкой щит. Взмахами левой руки, как заправский джедай, она метала в сторону камина стулья. Наконец один из стульев сбил каминную решетку и угодил в укрывающегося там противника. Пользуясь паузой в его атаке, Гермиона метнула заклинание 'инсцендио'. Вспыхнувший в камине огонь заставил нападающего с визгом вывалиться на пол, прямо под 'ступефай' воительницы.
      Четыре тушки, обездвиженные и связанные, остались лежать в гостиной, когда Гермиона, держа палочку наизготовку, двинулась к двери своего кабинета. 'Гоменум ревелио' утверждало, на её пути нет ни одной живой души, но чутье подсказывало ей, что опасность ещё не миновала. Она оглядела оставшиеся до кабинета метры. Потолок чистый, стены украшены картинами и лепниной. На полу вдоль стены лежит ковровая дорожка, а в углу стоит мраморный вазон с цветами. Оглянувшись на гостиную, Гермиона остановила свой взгляд на медвежьей шкуре. Направив туда палочку, Гермиона произнесла несколько слов на латыни, и безжизненная плоская шкура полярного медведя вдруг начала вспучиваться и наполняться объёмом. Через несколько секунд посередине гостиной стоял огромный медведь и в ожидании команды смотрел на хозяйку.
      - Иди вперед, - приказала она.
      Медведь пошел к двери кабинета. Ничего не происходило. Он остановился перед дверью и обернулся.
      - Попробуй открыть дверь, - последовал следующий приказ.
      Медвежья лапа легла на ручку и в этот момент ковровая дорожка, как лента строительной рулетки, свернулась в рулон, спеленав тушу медведя. Мраморный вазон взмыл в воздух и, описав дугу, обрушился бы на голову обездвиженного пленника, если бы не реакция Гермионы, заклинанием подхватившей и оттолкнувшей смертоносный снаряд. Заклинания отмены, брошенные в ковер, не только лишили его агрессивной активности, но и заодно превратили медведя обратно в безжизненную шкуру. Ловушка обезвредилась.
      Держа палочку наготове, Гермиона подошла к двери кабинета и осторожно открыла дверь. Сюрпризов больше не последовало. Стоя на пороге кабинета, она обернулась к гостиной и строго произнесла.
      - Кикимер!
      Одно из связанных и обездвиженных тел слабо зашевелилось. Гермиона взмахом палочки сняла с него путы и чары, а заодно и гротескную маску. Домовик, а это был он, тут же поднялся с пола, подошел к хозяйке и с достоинством, как подобает старшему эльфу дома, поклонился.
      - Кикимер слушает, Госпожа.
      - Как прикажешь понимать этот жалкий спектакль, который вы мне устроили сейчас? Я, конечно, благодарна за утреннюю зарядку, но, кажется, мы договаривались совершенно о другом. Мы договаривались, что препятствия всегда будут на пределе возможностей, и до сих пор ты с помощниками справлялся достойно. Так почему сегодня утром вам вздумалось играть в поддавки?
      Ни тени раскаяния не промелькнуло на лице домовика.
      - Кикимер в точности следовал распоряжению своего хозяина и Главы Рода. Кикимеру было велено аккуратнее обращаться с хозяйкой и будущей матерью наследника. Что и было исполнено.
      Домовик поклонился, всем своим видом излучая радость от хорошего выполнения приказа хозяина. Гермиона всплеснула руками.
      'Вот значит как! Гарри решил проявить заботу?'
      - Хорошо! - весь её вид говорил о непреклонной решимости. - Ты действительно обязан выполнять приказы хозяина, но... Как супруга хозяина дома, обязанная заботиться о его здоровье и жизни, я приказываю увеличить степень сложности его утренних тренировок вплоть до сопряженных с легкими телесными повреждениями.
      Эльф с ужасом посмотрел на Гермиону. Она со спинки софы призвала заклинанием начатое вязание и показала его Кикимеру.
      - У меня совершенно нет времени, чтобы связать распашонку для будущего ребенка. Но теперь я клянусь, что свяжу для тебя джемпер и вручу его тебе. Я буду вязать его по часу в день, каждый раз, когда Гарри мне НЕ пожалуется на трудность утренних препятствий. И я запрещаю тебе рассказывать ему о моем распоряжении.
      Кикимер заметно сник при этих словах и полными отчаяния глазами посмотрел на хозяйку, но она была неумолима.
      - Ступай. Понадобятся помощники, найми ещё.
      Эльф с поклоном исчез, а Гермиона, помедлив и собравшись с мыслями, развернулась и переступила порог своего кабинета.
      Комната ожила. Занавески на окне распахнулись, впуская утренний свет. На футуристического вида компьютерном столе засветился огромный монитор и замигал светодиодами системный блок компьютера. Но напротив стола из стекла и нержавеющей стали, стоял другой стол - старинный, из мореного дуба, украшенный резьбой. Антикварный стол торжественно выдвинул из резного пенала бронзовую чернильницу с гусиным пером и раскрыл перекидной ежедневник на странице с текущей датой. Стоящее между столами-антагонистами кожаное кресло класса 'Президент' развернулось, приглашая хозяйку устраиваться поудобнее. Из всех предметов мебели только софа и трельяж никак не отреагировали на хозяйку. Софе просто нечем было это сделать, а трельяж очень обижался. Почти двести лет он служил благородному делу наведения красоты, а нынешняя хозяйка ни разу не использовала его по назначению. Более того, три его зеркала превратили в связные, а из трельяжа сделали средство для четырёхсторонних конференций. Ну как тут было не обидеться!
      Грейнджер повернулась к картотечному шкафу. Массивный, высокий, старинный, он приветствовал хозяйку свечением ярлычков на ящиках. Его содержимое было главным из всех её сокровищ. В нем хранилось примерно шестнадцать тысяч личных дел, рассортированных не столько по алфавиту, сколько по категориям. Гермиона очень гордилась этой придумкой, облегчавшей ей управление организацией. К примеру, одну и ту же папку среди прочих можно было отыскать в ящичках с ярлыками 'зельевары', 'франция', 'магглорожденные', а можно было вытащить сразу три ящика, и тогда в них остались бы папки, отвечающие всем указанным критериям.
      Начало этой коллекции документов было положено после битвы за Хогвартс, когда на Гарри Поттера обрушилась слава победителя Волдеморта, рыцаря света и защитника невинных. Обрушилась в прямом смысле слова - в виде тысяч и тысяч писем, сначала со всех уголков Великобритании, а потом и со всего мира. Поттер просто не знал, что со всем этим добром делать, и Гермиона пришла ему на помощь. Прибывающие каждый день письма подвергались пристальному изучению. Даже магглы умеют делать глубокие выводы о характере человека по его почерку и стилистике письменной речи, что уж говорить о магах. Воспользовавшись целым арсеналом чар распознавания, Грейндер буквально колдовала над каждым письмом. И перед ней сквозь строки писем представали реальные люди со своими страхами, надеждами и желаниями. И каждому она отвечала, опираясь на полученное знание. Кому-то доставалась просто вежливая благодарность от лица Гарри, а с кем-то завязывалась глубокая и серьезная личная переписка. И все без исключения корреспонденты получали личную уменьшенную папочку в её картотечном шкафу.
      Его собрат, второй шкаф библиотеки был необратимо разрушен во время битвы, а семейство МакНейров пожертвовало Хогвартсу на новую мебель, в том числе и пару новых картотечных шкафов. Старый стал не нужен, и Мадам Пинс отдала его Гермионе.
      По большей части её избранными корреспондентами были или магглорожденные волшебники или полукровки, сознающие, что в магическом мире, даже после победы над Темным Лордом, они останутся людьми второго сорта. Живущие на стыке миров и понимающие, что такое технологический прогресс магглов и насколько неадекватен магический мир. Гермиона не навязывала никому выводов. Она просто ставила перед каждым собеседником ряд вопросов и добивалась ответов на них. И по мере поиска ответов все её партнеры по переписке сходились к единому мнению: 'Статут секретности должен быть демонтирован, а маги должны влиться в общество на достойных условиях'. Так сложился первый круг её единомышленников и впоследствии ядро организации.
      Гарри в этом процессе не участвовал. В то время у него были другие интересы. Гермиона убедила его продолжить обучение в Хогвартсе несмотря на ожесточенное сопротивление Рона. Дело в том, что Кингсли щедрой рукой гарантировал зачисление всего трио в академию Аврората без экзаменов. И Гарри собирался было в конце лета пойти туда вместе с Роном, но Гермиона организовала ему несколько очень информативных встреч с курсантами и выпускниками, в результате которых он осознал степень своей неготовности. Кроме того, на его решение остаться в Хогвартсе сильно повлияла Джинни Уизли, которой понравилась перспектива провести целый год за одной партой с Гарри. Он принял решение доучиваться, закрывая пробелы. А вот Рон возвращаться за учебники не хотел, но и в академию аврората без Гарри тоже не торопился. Целый год Уизли наслаждался 'каникулами'. Слава 'лучшего друга героя' очень понравилась рыжему, и он не упускал ни единой возможности попользоваться ею, тем более что сам Гарри охотно отправлял Рона вместо себя на всякого рода званые мероприятия. Тот от души пользовался этими случаями и особенно женским вниманием. Про Гермиону он забыл напрочь, чему та даже радовалась, после того как отстрадала.
      Все эти годы после битвы за Хогвартс Гермиона Грейнджер ни на миг не прекращала организационную деятельность. Сложилось сразу несколько магических коллективов молодых исследователей, работавших над задачами, которые ставила Грейнджер. Но кроме ученых в её орбиту втянулось и немало предпринимателей, которые воплощали результаты исследований в востребованный продукт, приносящий прибыль не столько в магическом мире, сколько в маггловском.
      Не забывала она и о париях магического мира - 'сквибах' и 'существах'. Большое число сквибов, живущих в маггловском мире или на стыке миров, осознавали угрозы, которые нависли над миром магов. И несмотря на свой убогий статус, в дела Гермионы большинство впряглись охотно. Особенно те юные сквибы, которые только-только осознали свою неполноценность и очень страдали от такого удара судьбы. Под чутким руководством Гермионы Грейнджер и посредством её агентов, такие сквибы вставали на путь строительства обреченной на успех карьеры в маггловском мире. Это был план, рассчитанный на много лет вперед и призванный дать десятки весомых фигур в политике, экономике и вооруженных силах магглов.
      Домовые эльфы тоже не остались без внимания. Весь 1998-1999 учебный год Гермиона налаживала отношения с их общиной, активно пользуясь славой и помощью Гарри Поттера и его домовика Кикимера. На стене в кухне Хогвартса появился барельеф Добби, сделанный руками Гермионы, но пропаганды освобождения она больше не вела. Теперь её интересовала эльфийская магия, особенно эльфийская аппарация, до глубины души впечатлившая её во время побега из защищенной цитадели пожирателей. Нельзя сказать, что ушастые создания допустили её до 'святая святых', но кое-что важное, ключевое из общения с ними она вынесла. Именно тогда у мисс Грейнджер стала вытанцовываться альтернативная концепция теории аппарации. Причина её нынешних переживаний.
      Гермиона вытащила ящик со светящимся ярлыком 'дни рождения и другие личные праздники' и уселась за 'старый стол'. Её день всегда традиционно начинался с этого ящика. Несмотря на то, что в ящике редко когда было меньше сорока папок, времени это отнимало немного. За годы переписки у Грейнджер была сформирована богатая коллекция поздравительных шаблонов. Так что оставалось только выбрать каждому адресату подходящий и не применявшийся прежде шаблон, и отдать приказ самопишущим перьям.
      Пока перья скрипели, изливая на бумагу поздравления, Гермиона стала расписывать на листе бумаги проблемы, связанные с лунной авантюрой Гарри и пути их решения. Всего было три группы проблем. Финансовая, техническая и научная. Первая была очень болезненная. Источники финансирования организации были очень нестабильны и ненадежны. Но, слава Мерлину, у Гермионы был человек, на которого можно было спихнуть все заботы о поиске денег. Рука четко вывела на листе имя - Катарина Шотт.
      Кэт была немкой, полукровкой, сверстницей Гермионы и Гарри. В год битвы за Хогвартс она как раз закончила Бобатон и в числе многих европейских магов приехала летом 1998-го помогать восстанавливать Хогвартс. Тогда у неё имелись ещё и романтические намерения поближе познакомиться '...с самим Гарри Поттером'. Но пронаблюдав, как герой магической Британии пускает слюни при виде младшей Уизли, оставила свои планы. Вместо этого на работах по восстановлению Хогвартса она познакомилась и очень подружились с Гермионой. Настолько, что с самого начала активного формирования организации, взяла на себя финансовый вопрос, поскольку сама Гермиона при разговорах о деньгах становилась слишком застенчивой, а у Шотт была крепкая хватка наследственного финансиста. Ну и кроме мозгов ей при переговорах очень помогала привлекательная внешность, уж она-то свой трельяж использовала по назначению.
      С Кэт можно было связаться по маггловски, и Гермиона, крутнувшись на своем кресле, перекатилась к 'новому столу'. Статус скайпа показывал, что Кэт в сети нет. Немка так рано никогда не вставала. Гермиона отстучала на клавиатуре сообщение с предложением встретиться сегодня вечером на Гриммо и обсудить вопрос по источникам финансирования 'Лунной программы'.
      Возвращаться обратно к 'старому столу' Грейнджер не торопилась. Вторая группа проблем, 'техническая', тоже имела своего надежного организатора. И связь с ним тоже поддерживалась современными средствами. Правой рукой Гермионы по любым вопросам, связанным со снабжением организации был магглорожденный волшебник из Сербии Горан Йованович. Гарри в шутку называл его 'Завхозом'
      Горан был неординарным человеком. Во время гражданской войны в Югославии в 1994-м его семью зверски умертвили хорватские боевики. Узнав об этом, Горан сбежал из магической школы, попутно обчистив кабинет зельеварения на предмет сильнодействующих препаратов, и принялся мстить. По его словам он успел найти и наказать всех, прежде чем был арестован балканским трибуналом магов и осужден на длительный срок. Летом 98-го Горан из тюрьмы написал письмо Гарри Поттеру, в котором посетовал, что в Британии месть за смерь семьи приравнивается к подвигу, а на Балканах к преступлению. Гермиона обратила внимание на письмо и вступила с ним в переписку. Через два года она добилась пересмотра дела Йовановича, сама выступила в качестве защитника и развалила обвинение, манипулируя противоречиями в Балканском законодательстве и многочисленными оплошностями при составлении дела. Формулировку приговора и, соответственно, срок отсидки Балканский трибунал был вынужден изменить, и в результате Йовановича освободили прямо в зале суда, в связи с фактическим отбытием заключения.
      Гарри потом спрашивал об этической стороне этого поступка Гермионы, ведь Горан и не отрицал, что был виновен в смерти пятерых хорватов и инвалидности ещё пятнадцати (тех, кто участвовал только в изнасиловании, он оскопил, а тех, кто просто смотрел и ничего не делал, он ослепил). На что получил честный ответ.
      'Когда Хагрид принес твое бездыханное тело, и все мы вынуждены были созерцать торжествующую рожу Волдеморта, во мне что-то умерло. Умер детский книжный мир, с его гуманизмом и понятиями о добре и зле. Умерло почитание старших и мудрых. Окончательно и бесповоротно умело уважение к писаным законам. Я практически родилась заново. Тогда я захотела убивать. И я убивала, Гарри. До твоего неожиданного воскрешения и дуэли с Волдемортом, я успела лишить жизни минимум двоих, а может и больше. И, знаешь? Я была счастлива. Я прекрасно понимаю Горана. Он убийца, но он был в своем праве'.
      И вот, недоучившийся школьник, киллер и вчерашний зек, пользуясь поддержкой Гермионы, развернул бизнес в маггловской Европе. Высокодоходная часть бизнеса Горана была теневой и связанной с контрабандой. Легальный, но менее доходный бизнес служил прикрытием и способом легализовать доходы. Некоторая доля доходов Горана шла на счета Грейнджер, что позволяло ей не отвлекаться на заботы о хлебе насущном. Лояльность серба к Гермионе была абсолютной.
      На почту Горану ушло задание выяснить все по вопросу покупки полноценного космического скафандра. Пометку 'срочно' можно было не ставить. Йованович и так откладывал все дела при любом её поручении.
      Оставалась последняя группа проблем, 'научная'. И здесь явного заместителя у Грейнджер не было. Но были талантливые помощники, которых вполне можно было нацелить. Например, новую теорию аппарации она прорабатывала с 'Королевскими братьями'. Так называли себя несколько магглорожденных волшебников, которые обучались в Стокгольмском королевском технологическом университете.
      В Скандинавии не было школы, подобной Хогвартсу или Бобатону. Там процветало персональное домашнее обучение в небольших группах. Разделение на чистокровных и магглорожденных при этом было значительно сильнее. Старые фамилии традиционно обеспечивали своим детям высококачественное обучение у сильных наставников. Местное министерство, конечно, отслеживало появление среди магглов магически одаренных детей, но их обучение было значительно скромнее, чем у чистокровных. Крис Олден много лет был учителем у магглорожденных и проводником идей интеграции магического и маггловского миров в Скандинавии. С его подачи несколько десятков магглорожденных продолжали обучение в высших учебных заведениях Дании, Швеции и Норвегии. Самая большая группа сложилась при Королевском университете. И эту группу, 'Королевских братьев', Грейнджер уже давно привлекла к своей работе, и именно они проводили эксперименты с дальностью аппарации, так что задание ещё раз все перепроверить по этой теме, естественно, получат они. А вот по вопросу пребывания на поверхности Луны и опасностях, связанных с этим, ясности не было никакой.
      Что она знает про Луну и космос? Пришлось признаться себе, что если отбросить прикладные знания об участии Луны в магических ритуалах, то очень немного. Сила тяжести на поверхности Луны одна шестая от Земной. Расстояние до неё примерно тридцать диаметров Земли. Делает один оборот вокруг своей оси за время равное обороту вокруг Земли, оттого всегда обращена к своей космической соседке одной стороной. Вакуум. Холод. Радиация.
      Гермиона кинула взгляд на экран монитора. Как хорошо, что ей удалось снять с дома Блеков защиту от грозовых разрядов, иначе не было бы сейчас никакого упорядоченного потока электронов, ни в виде бытовой сети 220 вольт, ни в виде пакетов интернет-данных. А когда-нибудь она сможет сломать эту защиту и в Хогвартсе, что бы в стены средневековой цитадели пришло будущее. Правда, для этого надо стать там директором.
      Спустя какое-то время, уже устав от бесконечного информационного мусора и сплошного копипаста, Гермиона отвлеклась на звуки, доносящиеся из гостиной. Из-за закрытых дверей слшались глухие удары и шипение заклятий. Что-то громко ухнуло, и в комнату ввалился взъерошенный, забрызганный какой-то слизью, Гарри. Захлопнув дверь, он привалился к косяку и устало проговорил:
      - Чтоб я ещё раз вышел из спальни без боевого аврорского облачения...
      Грейнджер улыбнулась. Сегодня вязать не придётся.

Не имей сто рублей...

- а имей организацию.

      Вечером того же дня гостиная дома на Гриммо стала наполняться народом. Пока Гарри излагал Катарине Шотт детали своей деловой поездки в Мексику, сопровождая рассказ документами, Гемиона встречала прибывающих камином и через парадную дверь. Глядя, как некоторые соратники старомодно целуют руку хозяйке дома, выказывая знаки почтения, Гарри поймал себя на мысли, что происходящее поразительно напоминает сцену из жизни мафии. Донна Грейнджер и её 'капо' и 'консильери'¹.
      Как бывший сотрудник правоохранительных органов, Гарри иначе и не мог классифицировать деятельность организации своей драгоценной супруги. Ну, действительно! Это уж точно не секта, хотя некоторые и боготворят Грейнджер. Это не террористическая организация (Слава Мерлину!). Но это и не партия. Ни лозунгов, ни символов, ни действий по легальному вхождению во власть, что для партий характерно. Со стороны не видно практически ни какой публичной деятельности, кроме научной, которую можно четко проассоциировать с организацией Грейнджер.
      Но и безобидным обществом эту организацию тоже не назовёшь. Построена она по классической схеме конспиративных ячеек. Рядовой член организации знает только свою ячейку и своего связного. Связной знает регионального 'капо'. И все знают общего, непререкаемого босса - Гермиону Грейнджер, которая половину членов организации завербовала лично. Всякий вступивший и давший довольно суровую присягу, становится частью семьи и может рассчитывать на помощь всей организации, если это потребуется. И помощь оказывалась и неоднократно. Но от каждого требовалась верность организации и готовность быстро и чётко выполнять поручения.
      С мафиози роднили Грейнджер и нелегальные методы приобретения политического влияния и зарабатывания денег. Не будучи политической партией, организация Грейнджер, тем не менее, имела агентов влияния во всех европейских и некоторых азиатских и американских магических правительствах. Правда, влияние это пока что было невелико. Но оно таки было.
      Вопрос усиления мощи организации напрямую зависел от финансирования, и в этом тоже проявлялась мафиозная тактика. Правда, в отличии от магловского криминалитета мафия Грейнджер не эксплуатировала человеческую порочность, а наоборот - 'причиняла добро и наносила пользу'. Разве плохо, если у кого-то быстро отрастут волосы на голове или, к примеру, полностью исчезнет некрасивое родимое пятно? Или рассосутся болячки? А афродизиаки и средства для увеличения потенции - это просто золотое дно!
      Бизнесмены Грейнджер энергично втискивались в нишу торговли всевозможными 'панацеями', выталкивая из неё обнаглевших шарлатанов. Задачу облегчало то, что препараты, производимые организацией Гермионы, реально помогали. В них присутствовала толика настоящего волшебства, что было незаконно с точки зрения магического законодательства, которое Гермиона осмотрительно и осторожно нарушала. Лаборатории и производства размещались там, где контроль над соблюдением статута секретности был слабым - в Индии и Эфиопии. Рынком сбыта являлись в основном Европа и Ближний Восток, но и в США тропинку уже проложили. А усилиями Гарри тропинка должна превратиться в широкую дорогу. Во время поездки в Мексику он сам лично договаривался и помогал разворачивать очередную точку изготовления зелий, что-бы выйти на северо-американский рынок сбыта во всеоружии ассортимента.
      Словно в ответ на его размышления, камин гостиной полыхнул зеленым пламенем, и из него неудачно вывалился пожилой и несколько тучноватый господин. Гермиона взмахом палочки подняла его на ноги и очистила от пепла его строгий костюм-тройку.
      - В Британии каминная сеть работает как-то резче чем у нас в Штатах! Совершенно невозможно устоять на ногах! - пожаловался он Гермионе. - Право слово, Вы просто обязаны показать мне более подходящее место для аппарации поближе к дверям вашего дома, нежели площадка на Косой аллее, на которую я каждый раз нацеливаюсь.
      Гермиона пообещала ему небольшую прогулку по Лондону после собрания, и довольный жизнью и собой американский старичок направился к Гарри.
      Мистер Джозеф Брюстер был одним из сквибов, научившихся аппарации по методике Грейнджер, хотя его имя в монографии и не фигурировало. Новоприобретённые способности решено было не афишировать дабы максимально сохранить в тайне возникшую связь Джозефа и организации Гермионы. А конспирация имела основания.
      Отпрыск старого, чистокровного магического семейства ведущего свою родословную от первых переселенцев, высадившихся на американскую землю с борта 'Мэйфлауэр', Джозеф Брюстер, обнаружив у себя отсутствие магических способностей, стал прокладывать свой жизненный путь среди маглов. Не без помощи своей семьи и её связей, он стал владельцем целой сети газет и журналов, посвящённых мистике и аномальным явлениям. Это занятие доставляло владельцу не только весьма солидный доход, но и удовольствие от созерцания событий по обе стороны Статута. Надо уточнить, что такой успех его бизнеса был обусловлен не только его организационными талантами, но и тесным сотрудничеством с министерством магии США, а точнее с отделом по выработке объяснений. Сеть желтых газеток Брюстера всегда эффективно 'наводила тень на плетень', когда это было нужно магическим властям.
      Размеренная жизнь мистера Брюстера резко изменилась после знакомства с Грейнджер. Она лично занималась с ним и учила аппарации. И этот факт плюс красноречивая, но ненавязчивая пропаганда сделали его верным сторонником молодой реформаторши. С момента вербовки, Брюстер стал руководителем американского сектора. В своих изданиях он слегка изменил акценты и тональность, и теперь их целью стало подспудно провести подготовку общественного мнения к восприятию реальности магического мира.
      Он же возглавил американское направление поиска 'забытых магов'. Ни для кого не секрет что далеко не все родители соглашаются отпустить ребенка учиться магии. А кто-то из религиозных соображений вообще считает саму постановку вопроса чистым злом. И такие дети вырастают и теряют спонтанные способности 'просить магию' не обретя способностей ей 'приказывать'. Но став взрослыми людьми они не перестают быть магами. Не обученными, но магами. С ними постоянно происходит что-то аномальное. Они видят, то, что не видят окружающие, поскольку на них не распространяется действие маглооталкивающих чар. Они могут что-то, чего не могут простые люди. И именно таких 'потерянных магов' отыскивали агенты Брюстера. Новообретенные маги получали персонального наставника из числа членов организации Гермионы и постепенно врастали в организацию и в магический мир, пополняя кадровую и ресурсную базу, на которую Гермиона могла опереться.
      - Однако какую волну Вы подняли в прессе, Мистер Поттер! - пожимая руки Гарри, воодушевленно произнес американец. - Просто истерия, не иначе. Обыватели, подзуживаемые пройдохой Флагерти, даже деньги начали собирать на скафандр. Виданое ли дело!
      - Я сомневаюсь, что этот энтузиазм продлится долго, - отвечая на пожатие, произнес Гарри. - Если его, конечно, не подогревать специально. Но стоит или нет мы сейчас на собрании и определимся.
      - Несомненно, стоит! Покорение Луны это такое дело, ради которого стоит рискнуть. Впрочем, - Брюстер прищурился, - может получиться большой конфуз, если вместо Луны Вы окажетесь на съемочном павильоне Голливуда.
      Гарри недоуменно посмотрел на Джозефа с немой просьбой пояснить эти слова.
      - Неужели Вы не знаете о самой популярной конспирологической теории ХХ-го века? О фальсификации американцами своих полетов на Луну?
      - Нет. Не знаю. А разве можно сфальсифицировать такое грандиозное дело, как полет на Луну?
      - В том то и дело, что находятся люди, верящие в то, что это можно было сделать. Что, мол, несмотря на сотни тысяч занятых в лунной программе, реальное полное представление о происходящем имели несколько сотен, а остальные получали информацию из их рук. Что НАСА не смогла добиться надежной работы последней водородной ступени ракеты 'Сатурн'. Что фотоматериалы с Луны несут следы подделки. Опять же - флаг развевающийся в вакууме. И так далее. В общем, это очень хлебная тема, и мои газеты заработали много долларов, муссируя очередные разоблачения.
      Гарри с сомнением посмотрел на собеседника.
      - А Вы сами-то в это верите?
      - Ну, как сказать... - Джозеф задумался. - Нестыковок, конечно, превеликое множество, но каждая имеет более-менее разумное объяснение. Но не это главное. Все забывают, что полет на Луну был всего лишь эпизодом в ожесточенной космической гонке между США и СССР. Так что вытворять такие финты под внимательным взглядом русских американцы бы не решились. Можно надуть и навесить лапшу на уши собственной общественности, но не надуешь и не обманешь крутых специалистов по ту сторону железного занавеса. Так что я полагаю, что полеты на Луну были реальны, но в стремлении приукрасить действительность НАСА наломала дров и дала много поводов для подозрений. На всякий случай не ориентируйтесь на официальные цветные фотоснимки, они вполне могут оказаться постановочными. Лучше для нацеливания воспользоваться записью прямой телетрансляции. Так будет надежнее.
      - Учту. Спасибо.
      Гарри пребывал в некотором недоумении. Как то раньше мысль о недостоверности фотоматериалов его не посещала. Но размышления он оставил на потом, поскольку Гермиона призвала всех рассесться и начать совещание.
      - Друзья. Прежде чем мы начнем разговор о королях... - она сделала жест в сторону Гарри, - и капусте, - она потерла пальцами, обозначая жестом наличные, - и пока задерживается Горан, небольшое сообщение от нашего человека из 'Борн Холл Клиник' по поводу успехов программы под кодовым названием 'Кукушка'. Не все о ней знают, так что надо пояснить.
      Лукавый взгляд Гермионы, брошенный на Гарри, заставил его слегка покраснеть. Он-то понял о чем пойдет речь.
      - Ежегодно в мире рождается более 200 000 детей, зачатых с помощью искусственного оплодотворения. Часть детей рождается у супружеских пар, по каким-то причинам не могущим добиться оплодотворения естественным путем. Но большая часть детей рождается у матерей-одиночек. И для них в клиниках подобных 'Борн Холл' содержатся запасы донорской спермы.
      - Идея этой программы принадлежит не мне, а Джону Добсону, - Гермиона жестом указала на мужчину, который обозначил себя поднятой рукой и широкой улыбкой. - Его отец как раз работает в этой клинике. Джон предложил привлечь магов-мужчин как официальных доноров в эту клинику и, одновременно, подменить биологический материал от доноров магглов. Таким образом, мы рассчитываем собрать обширный статистический материал по особенностям наследования магических способностей и организовать искусственный демографический взрыв в магическом сообществе. Собранные сегодня в пробирку сперматозоиды через дюжину лет пойдут в Хогвартс, а позже присоединятся к решению нашей главной задачи - демонтажа Статута о секретности на наших условиях.
      - Программа стартовала недавно. Примерно год назад. Мы добились полной подмены донорской спермы в этой клинике и уже родилось больше сотни младенцев. Потенциальных магов. Но это только начало. В мире сотни таких клиник, и нам надо получить доступ во все. В перспективе все без исключения искусственно зачатые дети должны иметь отца - мага. Так что продумайте варианты решения проблемы в своих регионах и позаботьтесь о донорах и биоматериале.
      И снова лукавый и многообещающий взгляд Гермионы вызвал прилив крови к ушам. На Гарри нахлынули неуместно-графичные воспоминания о том, как губы и пальцы Гермионы добывали его 'биоматериалы'. Это было через пару недель после того, как он с Гораном вытащил её из Азкабана и приютил у себя на Гриммо. В ночь с 19-го на 20-е сентября после празднования её Дня Рождения. Накануне, во время праздничного застолья, Добсон в шутку высказал идею 'кукушат' но Грейнджер идея понравилась всерьез. Реализовывать её она начала с того кто был под рукой, то есть с Гарри. Похоронив надежды на официальную карьеру, Гермиона была гиперактивна и неистова. На пути осуществления своих планов она препятствий не признавала, и остановить её можно было только Авадой. Гарри и не пытался. Помнится, как его тогда веселил её аргумент насчет необходимости исполнить пророчество Трелони, сделанное на их пятом курсе. Мол, кресло министра не проблема, но как обеспечить Гарри двенадцать детей? Смех смехом, но после этого 'чисто деловые' отношения как-то плавно переросли в глубоко личные. Хотя... Может быть, 'кукушата' были только поводом ... Кто знает, что в голове у этих женщин?
      Пока народ весело обсуждал демографические перспективы, появился Горан Йованович. Он сделал общий поклон, шепнул несколько слов на ухо Гермионе и сел на диванчик рядом с Шотт. Гермиона призвала всех к тишине и продолжила собрание.
      - Вернемся к теме дня. Все в курсе, что по стечению обстоятельств Гарри оказался в центре шумихи, связанной с его предполагаемой аппарацией на Луну. При ближайшем рассмотрении идея нами была сочтена хоть и связанной с реальным риском для жизни, но очень многообещающей. Если все пройдет удачно, то Гарри станет настолько популярной фигурой, что сможет, наконец, публично поставить вопрос о будущем магов. О выходе из самоизоляции и об отмене статута. Вы знаете, что параграфы, прямо запрещающие обсуждать отмену Статута, любого обычного мага приведут за решетку. А вот Герою и Покорителю Луны ничего не будет угрожать. И для этого сегодня мы должны наметить, как реализовать прыжок на Луну, как минимизировать риски и как выжать из ситуации максимум пользы.
      Она обратилась к сербу.
      - Горан, расскажи, что ты выяснил насчет скафандра?
      Тот вставать с дивана не стал. Его и так было хорошо видно с его ростом.
      - Я изучил вопрос покупки скафандра. Все очень неоднозначно. Новый скафандр для выхода в открытый космос, полностью укомплектованный и экипированный, будет стоить больше миллиона долларов. И это я говорю только о русских скафандрах, так как американские на порядок дороже и при этом на порядок хуже, - Горан ухмыльнулся и, кинув взгляд на Джозефа Брюстера, продолжил. - У русских олигархов скафандр считается хорошим сувениром, так что в продаже имеются упрощенные модели за 400 тысяч. Но герметичные и с работающей системой жизнеобеспечения. Потому что юбиляры, получив такой подарок, все как один лезут в свои бассейны проверять его в условиях 'гидроневесомости' и никто ещё не помер. Я проверю, можно ли их довести до кондиции и использовать в космосе. Очень жаль, но покупка настоящего, полноценного скафандра частным лицом или частной фирмой попросту невозможна. Их делает в соответствии с долговременными договоренностями НПП 'Звезда'. Впрочем, всегда остается теневой способ. Думаю, что можно будет через руководство приобрести за наличные 'списанный' скафандр, пригодный для использования по назначению. В крайнем случае, я всегда могу организовать несанкционированное безвозмездное изъятие скафандра.
      - Горан! Только без краж! - Возмутилась Гермиона. - Не хватало только историю освоения магами звезд начинать с криминала. Давайте все сделаем предельно легально и честно.
      - Как будет угодно, дома?ица², - широко улыбающийся Йованович склонил голову в знак смирения. - В общем, вердикт такой - 400 тысяч за относительно работоспособную демоверсию или миллион долларов за полноценный вариант. Но как приобрести полноценный я пока не знаю.
      - Работай в этом направлении. Но без криминала, - Гермиона посмотрела на Катарину. - Ну, Кэт, что у нас с деньгами?
      Катарина Шотт покачала головой, выражая сомнение.
      - Деньги у нас есть, но есть и обязательства, под которые эти деньги уже расписаны. Кроме того, никто не отменял выплаты по кредитам Гринготса и других банков. Так что четыреста тысяч мы можем выделить только притормозив мексиканский проект минимум на полгода. А насчет миллиона я вообще не могу ничего обещать, - Катарина развела руками. - Но я предлагаю как можно сильнее подоить газетную публику через 'общество друзей Гарри Поттера' и заработать на самом мероприятии. Например, разместить рекламу на скафандре или устроить аукцион среди производителей метел за право предоставить метлу для первого полета на Луне.
      Гарри представил себя верхом на метле в скафандре, расписанном рекламой на манер гонщиков 'Формулы-1' и его передернуло.
      - Я могу выделить сотню или две тысячи долларов, - подал голос мистер Брюстер.
      - Я тоже могу пожертвовать сотню, - поддержал его Горан.
      Следом посыпались другие предложения от камрадов, хотя Гарри считал, что некоторые из них слишком горячились и переоценили свои возможности. Тем не менее, Гермиона выглядела довольной.
      - Хорошо. Будем считать, что финансовый вопрос мы решим, когда потребуется. Теперь немного о рисках.
      Она помедлила, собираясь с мыслями и подбирая слова.
      - Теория аппарации, которую мы многократно подтверждали на Земле, на самом деле ни как не гарантирует успеха прыжка на Луну. Так что Гарри погорячился с заявлениями.
      Все машинально кинули взгляд на Поттера, и тот, почувствовав себя в фокусе всеобщего внимания, виновато улыбнулся. Мол - 'что уж теперь'.
      - Вы знаете, что есть 'фундаменталистская' и 'виталистская' концепция магии. Первая считает, что магия является частью законов мироздания и присутствует везде, где они действуют. В том числе и в космосе. Вторая же утверждает, что магия порождается жизнью. Что она есть часть Земной биосферы. И если так, то Гарри на Луну прыгнуть сможет, а вот вернуться нет.
      Все снова посмотрели на Поттера, но взгляды были уже другие. Сочувствующие. Ободряющие. Восхищенные.
      - 'Королевские братья' попытаются найти признак, по которому можно понять, какая из теорий верна. Если будут убедительные доказательства что 'виталистская', то мы аккуратно свернем операцию и в качестве компенсации возбудим дискуссию о 'витализме' и 'фундаментализме'. Если доказательств не будет, то тогда останется рискнуть и узнать ответ на практике.
      - Сколько у нас времени? - Ларс большой задачей был явно доволен. У него появился шанс несколько выйти из тени Гермионы, если благодаря исследованиям его группы в вопросе об истинности двух теорий будет явный прорыв.
      - Точно сказать пока не могу, но примерно два месяца.
      - Этого очень мало. Исследовать магию вообще ужасно трудно. Ведь это не электричество, тестером её не померишь. Всё очень сильно зависит от мага и, следовательно, субъективно. Чтобы добиться хоть каких-то заметных на фоне статистики зависимостей, нужны тысячи и тысячи опытов. И эти опыты нужно проводить и в центре Сахары, и в горах Тибета, и в центре Мехико или Дэли. Два месяца просто нереально. Дайте больше!
      - Я бы и рада, но не могу. Как только у нас появится скафандр, публика будет требовать шоу и затягивать будет невыгодно для ПиАра. Так что время зависит от Горана и Катарины. Ну и от этого общества друзей 'Гарри Поттера'. Кстати, мистер Брюстер. Что Вы можете нам сказать о них?
      Американский дедушка поднялся из кресла.
      - Возглавляет общество Сэмюэль Флагерти, тот самый журналист 'Люмоса', который брал у Вас, мистер Поттер, интервью на конференции в Салеме. Он из семьи эмигрантов, бежавших из Британии во время первой магической войны, и родился уже в США. Его родители были в свое время спасены от Упивающихся командой Джеймса Поттера, так что Ваша фамилия в этой семье весьма почитаема. Молодой Флагерти раздул Вашу 'лунную оговорку' до размеров сенсации, руководствуясь, как я полагаю, самыми светлыми побуждениями. И он же организовал сбор средств на покупку скафандра, - Мистер Брюстер поклонился в сторону Поттера и добавил. - Думаю, мистер Поттер, Вам лично надо встретиться с этим персонажем. Но не раньше, чем он попросит о встрече.
      Гарри кивнул. Это было логично. Идти первым значило быть просителем, а просителем пусть будут 'друзья Гарри Поттера'. Психология, мать её!
      - Итак. Пока Горан добывает скафандр, Катарина - деньги, а Ларсы - истину. Остальным тоже будет чем заняться. Я жду предложений по следующим проблемам. Как однозначно обозначить посещение Луны. Как обеспечить запись мероприятия. Как обеспечить дополнительную защиту Гарри от опасностей космоса.
      Ещё долго в скрытом от глаз обычных людей доме на Гримо шел мозговой штурм. От Гарри в нем почти ни чего не зависело, и он тихонько покинул шумную гостиную и поднялся в мансарду. Комнату, в которой когда-то жил гиппогриф, заливал неверный лунный свет. Гарри подошел к окну и взглянул на ночное светило.
      'Если лунный серп в небе похож на букву "С', то это - луна "Стареющая', то есть это последняя четверть. Если же он повёрнут в обратную сторону, то, мысленно приставив к нему палочку, можно получить букву "Р' - луна "Растущая', то есть это первая четверть'. - Сами собой на ум пришли строчки мнемонических правил запоминания фаз луны, вдолбленные им в головы Авророй Синистрой. Луна, висящая в ночном небе над Лондоном, свою первую четверть уже прошла. Но до полнолуния было ещё несколько дней.
      'Что бы не случилось, это будет мой памятник. Или триумфальный или надгробный'.
     
     
      (1) Капо и консильери (итал.) - бригадиры и советники.
      (2) дома?ица (серб.) - хозяйка. Звучит как "домачица"

С миру по нитке...

- Поттеру скафандр.

      С голым торсом, в джинсах, кроссовках и рюкзаком за плечами, Гарри Поттер сидел на табурете посреди гостиной дома на Гриммо. Вокруг него под руководством Ларса-маленького суетились 'Королевские братья'. Одни наклеивали на его тело паутину датчиков, другие настраивали непонятную магловскую аппаратуру и загружали её в рюкзак, где уже лежали свежезаряженные источники бесперебойного питания для неё. Скандинавы очень серьезно отнеслись к заданию Грейнджер, и Гарри уже взвыл от их усердия. На сегодня это была пятая серия аппараций на Антиподовы острова. Относительно Лондона самый что ни на есть противоположный конец Земного шара. Одно из самых глухих мест на планете.
      В прошлый раз магловские методы не использовались. Ограничивались только диагностирующими чарами и некоторыми зельями. Но поскольку Гермиона не на шутку обеспокоилась, то молодые исследователи решили попробовать что-то новое. Гарри не понимал ничего из того чем они занимались и посетовал на это.
      - Не переживай, мы тоже ничего не понимаем, - рассмеялся Ларс. - Никаких методик не существует в природе. Мы сейчас набираем статистический материал, который потом будем обдумывать и искать закономерности. Потом на их основе будем создавать гипотезы и снова экспериментировать, подтверждая или опровергая их. Второй цикл выдаст несколько рабочих гипотез, и уже вокруг них будет основной мозговой штурм.
      - А вы успеете? - недоверчиво спросил Поттер.
      - До твоего прыжка? Очевидно - нет. Все что мы сейчас делаем не более чем очистка совести. Только Гермионе не говори, - понизил голос Ларс. - Мы и вправду ничего нового определить пока не можем. Ни подтвердить, ни опровергнуть. Непаханое поле это сочетание магловского и магического. Мы сейчас первые, идем на ощупь и ни в чем уверенности не испытываем.
      Нельзя сказать, что слова Ларса взбодрили Поттера и придали ему сил. Но он и не настраивался на хорошие новости, так что и огорчен не был. А упомянутая Гермиона как раз появилась в комнате. Её сопровождал ворчащий Кикимер.
      - Молодая госпожа должна позволить Кикимеру самому прыгнуть на Луну. Она не должна рисковать жизнью лорда Блека, нашего господина.
      - Кикимер, ты же умрешь там без защитной одежды, а одежду ты от нас не примешь. Так что говорить не о чем.
      - Кикимер может прыгнуть только в одну сторону. Без одежды. Кикимер может доставить на Луну что-то, что подтвердит, что я туда попал, например сквозное зеркало, - упрямо гнул свое ушастый камикадзе.
      У Гермионы глаза расширились от такого предложения. Скандинавы, прислушивающиеся к перебранке, рассмеялись.
      - У Вас креативный домовик, госпожа Грейнджер, - смеялся Ларс-маленький. - У меня у самого была такая мысль - отправить в один конец домовика, но останавливает негуманность такого эксперимента,- поторопился он добавить, увидев гневный взгляд Гермионы.
      - Кикимер. Прекращай. Я больше не хочу от тебя слышать подобные предложения, - она повернулась к мужу. - Гарри скажи ему!
      Гарри улыбался во весь рот как и все присутствующие, но кроме того немного умилялся преданности домовика с непростой судьбой.
      - Кикимер, проблема не в том, чтобы прыгнуть на Луну, а в том, чтобы с неё вернуться. Так что твой самоубийственный прыжок ничего нам не прояснит и мою безопасность не обеспечит. Но если нам понадобится твоя помощь, мы обязательно ею воспользуемся. Пока что мы все можем сделать сами. Спасибо тебе, - Гарри был тактичен, - а сейчас сделай для всех лимонада.
      Домовик удалился, и все вернулись к работе. Гермиона отошла с Ларсом к столу, а один из его ассистентов, закончив подключать аппаратуру к UPS , хлопнул Поттера по спине.
      - Ну что Гарри, отдохнул? Давай ещё серию. Но на этот раз парной аппарацией. Возьмешь меня с собой, и на острове делаем паузу.
      Гарри стало жалко всех лабораторных мышей и подопытных кроликов, павших во имя науки. Он остро почувствовал духовную связь с ними. Тяжело поднявшись с нагруженным рюкзаком за плечами и взяв шведа за руку, Поттер аппарировал на юг Тихого океана, на необитаемый остров новозеландского архипелага.
     
* * *
      Главный редактор газеты 'Люмос' Роберт Нильсен и журналист Сэмюэль Флагерти, попросили о встрече через неделю после собрания. К встрече подготовились. Йованович уже договорился о покупке скафандра в 'расширенном сувенирном исполнении'. За этой формулировкой скрывалась договорённость о том, что комплектация будет максимально возможной, практически за те же деньги, за которые другие получают голый каркас. В нем отсутствовала аппаратура дистанционного контроля жизненных параметров космонавта и специальные средства связи, но самое главное - системы жизнеобеспечения - были в рабочем состоянии, и все положенные слои защиты космонавта от условий космоса были в наличии. Как ему удалось договориться он не распространялся, но уверял Гермиону, что все законно, и что ему помогли хорошие люди.
      Грейнджер и Шотт тоже подготовились. Гарри их делами не интересовался, но знал, что Катарина уже метнулась в штаты для предварительных переговоров с главным редактором 'Люмоса'. Так что на предстоящих переговорах сюрпризов не будет. По крайней мере, сюрпризов для этой парочки авантюристок. От самого Гарри никто ни чего не требовал, он только в срочном порядке отрастил волосы, сбритые ранее во имя науки.
      Встреча состоялась на нейтральной территории ресторана 'Плато' в районе Кэнэри-Уорф. Компания расположилась в отдельном кабинете и окружила себя чарами. После короткого обмена любезностями перешли к делу.
      - Мистер Поттер, мы благодарны, что Вы согласились сотрудничать с нами, - главный редактор, круглолицый старичок, сиял как начищенный галлеон. - Мы уже обговорили с Вашим финансовым советником мисс Шотт все детали предоставления эксклюзивных прав на освещение события и на серию интервью до и после. Вашему подвигу будет посвящен специальный международный выпуск с повышенным тиражом. И 30% дохода от рекламы в этом номере тоже будут переданы Вам после реализации тиража. Так что не подведите всех нас. Сделайте шоу!
      Нильсен говорил быстро, не давая себя перебивать.
      - Насколько я понимаю, главная трудность связана с покупкой скафандра. И наша газета уже многое сделала в этом направлении, - при этих словах, сидящий рядом Самюэль Флагерти сморщился, но промолчал. Нильсен продолжал тараторить
      - Наш сотрудник уже собрал почти 300 тысяч долларов и готов передать вам. Мистер Флагерти прекрасный сотрудник! Именно он протолкнул тот, первый сенсационный материал в номер, не дожидаясь моего одобрения. Поскольку я как раз в ту неделю взял отпуск для отдыха с внучками. Но Сэм такой умница. У него просто прирожденное чутье на события. Уверен, что рано или поздно он займет мое место.
      Лицо журналиста поочередно отражало: обреченное терпение, недоумение, самодовольство. Когда главред успокоился, и разговор стал больше похож на диалог, приступили к делу. Гермиона приняла из рук Флагерти чек и зачарованный пакет, в котором уместилось около семи тысяч писем к Поттеру от читателей 'Люмоса'. У Гермионы даже глаза загорелись при виде такого фронта работы. Конверт, конечно же, перекочевал к ней. Взамен она рассказала о ходе подготовки и приблизительных сроках. Главного редактора особенно интересовал вопрос, куда именно собирается аппраировать Поттер. Несколько высадок американцев на Луне в конце 60-х, дали очень богатый фотоматериал. Вариантов было много, но окончательный вариант будет определен в зависимости от даты прыжка. Место прибытия обязательно должно быть на теневой стороне Луны, чтобы с одной стороны маг-астронавт не подвергался действию солнечной радиации, а с другой - сигнал подтверждения его прибытия был виден отчетливее.
      Разговор перешел к проблеме подачи сигнала. На собрании Гермиона и её мафия сошлись во мнении, что лучшим сигналом о достижении Луны была бы вспышка в точно назначенное время. А ещё лучше - серия вспышек. Но после поверхностного изучения проблемы выяснилось, что мощность вспышки должна быть невероятно большой. У команды Грейнджер идей о том, как такое сделать не было. ( Кроме отвергнутой идеи Горана, который предложил украсть у военных тактический ядерный заряд.) Конструктивную мысль тогда родила Катарина Шотт. Она предложила вопрос вспышки вынести на конкурс среди производителей магической пиротехники. В качестве награды победителю достанется слава и реклама. Ну и применение её продукции на Луне и соответственно. В этом деле требовалась помощь прессы вообще и 'Люмоса' в частности, о коей стороны сейчас и договорились.
      Потом разговор перешел на видеозапись всего мероприятия - аппарации и пребывания на Луне. Гермиона пообещала газетчикам в ближайшее время организовать испытания видео-камеры приспособленной для работы в глубоком вакууме. Гарри мысленно загрузил одну руку магической пиротехникой, а вторую штативом с аппаратом, если не удастся заставить его левитировать рядом при прыжке. Когда же разговор зашел о рекламном полете на метле, то потенциальный пилот уже возмутился.
      - Так! А метлу мне между ног держать при аппарации!?
      Барышни прыснули от смеха, и представители прессы тоже заулыбались.
      - Да, действительно. Мы увлеклись, - согласилась Гермиона. - С метлой мы второй прыжок организуем.
      'Если, конечно, первый будет удачным', - немного пессимистично подумал про себя Поттер.
     
* * *
      Спустя две недели после встречи в ресторане 'Плато' Гарри оказался на другом плато, в самом сердце пустыни Сахара, почти на стыке трех государств Чада, Нигера и Ливии. Было жарко, но после промозглого и сырого Лондона зимняя Сахара воспринималась как комфортное место.
      Плато Тибести включало в себя несколько вершин. Пункт прибытия Поттера находился на склоне горы Тарсо-Тиероко, теоретически на три тысячи метров возвышающейся над уровнем далекого отсюда моря. А реально, не слишком высоко торчащий над окружающей его раскалённой какафонией камня и песка. Пейзаж вокруг был поистине лунным.
      Рядом с Гарри, аппарировали Горан, Добсон и единственный в мафии Гермионы китаец по имени Вун Джеминг. Все были со спутниками - представителями пиротехнических фирм. Серб сопровождал представителя француза, британец - американца, а в компании китайца прибыл сморщенный старичок-единоплеменник по имени Пань Вейюан. К прибывшей компании присоединились 'королевские братья', Сэмюэль Флагерти и Катарина Шотт. После обмена приветствиями и любезностями Ларс-большой провел всех под тент и взял на себя функцию распорядителя.
      - Образцы Вашей продукции, господа, уже установлены на склоне вулкана Тарсо-Тун, чуть ниже вершины в 25 километрах отсюда. Вы можете наблюдать испытания в эти подзорные трубы и бинокли, - он указал на несколько простеньких телескопов, укрепленных на штативах, и биноклей, лежащих на каком то ящике. - Вспышку мы будем регистрировать и измерять с помощью фотометра, а параллельно вот эта видеокамера будет вести запись эксперимента.
      Ларс указал на очередные приборы и соединенный с ними ноутбук, стоящий на раскладном столике. Камер же было на самом деле две. Одна с телеобъективом действительно была направлена в сторону испытательного полигона, а вторая, попроще, обозревала происходящее на площадке под тентом. Поттер знал, что обе сейчас передавали по спутниковому каналу изображение на компьютер Гермионы. Он улыбнулся камере и помахал рукой.
      - А насколько объективен этот магловский прибор? - с сомнением уточнил американец, показывая на треногу фотометра.
      - О! Не волнуйтесь. В достаточной мере, - улыбнулся швед. - Могу продемонстрировать.
      Он подошел к прибору и снял защитную крышку с объектива. При этом на экране монитора немного всколыхнулся какой-то график и начали меняться цифры. Ларс пояснил:
      - Это сила света, отраженного от гор и облаков. Примем его за естественный минимум. А теперь смотрите.
      Он ослабил фиксацию и направил прибор в сторону солнца. На ноутбуке график подпрыгнул на всю высоту экрана.
      - Это максимум, на который мы откалибровали прибор. Параметры ваших вспышек должны быть как можно ближе к этому максимуму. Потому что вашим вспышкам придётся преодолеть не двадцать пять километров как здесь, а почти 400 тысяч. И даже вспышка, здесь сравнимая с солнцем будет там, - он махнул рукой в сторону неба, - всего лишь сравнима со звездой четвертой величины...
      Он осекся, увидев непонимающие лица большинства присутствующих.
      - Ну, просто она будет видна невооруженным взглядом. А вспышки слабее можно будет увидеть только в телескопы.
      Ларс вернул фотометр в исходное положение и связался по рации со своим коллегой, находящимся непосредственно около зарядов. Получив от него подтверждение готовности, Большой Ларс предложил начать. Гарри согласно кивнул, представители фирм тоже.
      - Первой будет испытываться продукция уважаемой фирмы 'Bravura & No', - Ларс кивнул американцу. - Сейчас, по моему сигналу, мой коллега активирует изделие и аппарирует сюда к нам. Все готовы? Можете наблюдать.
      И нажав тангету рации, Ларс произнес по-шведски: 'Ком иен'. Гарри через бинокль всматривался в далекий горный склон. И вот на темном фоне вспыхнул яркий огонек. Из белого он быстро стал желтым, потом красным, потом снова желтым, белым и погас. Раздались хлопки, это американцу аплодировали гермионины мафиози и журналист 'Люмоса'. Гарри тоже похлопал. Представитель 'Бравуры' довольно улыбался.
      - Я думаю, что необычное сочетание цветов может быть дополнительным доказательством Вашего успеха, господин Поттер, - откомментировал он произошедшее обращаясь к Гарри.
      - Да, это остроумное решение, - согласился тот.
      Пока Гарри беседовал с янки, коллега Ларса снова аппарировал на испытательную площадку. Ларс получил его сигнал готовности и привлек внимание присутствующих к следующему испытанию.
      - Вторая вспышка предоставлена фирмой 'Palais du Rire', - кивок в сторону француза. - Можете наблюдать.
      Снова короткая команда в рацию и минута ожидания. Вторая вспышка была не намного ярче первой и цвет не изменяла, но зато длительность свечения была превосходной, почти десять секунд. Аплодисменты на этот раз были громче.
      - 'Дворец смеха' всегда рад доставить радость любимой публике, - ответил француз, шутливо раскланиваясь и подметая землю воображаемой шляпой. - Мы будем счастливы, если наш смех осветит Луну.
      Пока француз не без изящества занимался рекламой родного предприятия, шведы что-то обсуждали со старичком китайцем. Разумеется через Джеминга. Когда сотрудники Ларса вернулись на места, тот привлек всеобщее внимание и представил публике третьего претендента.
      - Уважаемый Пань Вейюан является старейшим мастером фейерверков в Поднебесной, и мы рады его согласию поучаствовать в испытаниях. Его изделие 'Гнев тысячехвостого дракона' является древним семейным секретом и, по словам мастера, за последние триста лет не использовалось ни разу. Приготовьтесь наблюдать.
      Команда по рации была отдана в третий раз. Хлопок аппарации вернувшегося с испытательной площадки сотрудника не отвлек внимание всех присутствующих от склона Тарсо-Тун. Томительно тянулись секунды, и вдруг вспыхнула ослепительная звезда. Гарри резко оторвал от глаз бинокль и кинул взгляд на экран ноутбука. График зашкалило. Ошалевший от происходящего Ларс закрыл график и вывел на экран изображение с видеокамеры. Все присутствующие уставились на завораживающее зрелище. Над вершиной горы, клубясь, вырастало грибообразное облако.

Что у трезвого на уме...

- то у Поттера в думосбросе.

      Аппарировать прямо в Хогвартс Гарри вполне мог, но это было бы невежливо, и потому он вполне официально, почтовой совой, уведомил директора о своем желании посетить профессора Лонгботтома. В назначенное время он стоял у знакомых ворот, украшенных заснеженными фигурами кабанов, и ждал сопровождающего. Правила внутреннего распорядка претерпели сильные изменения с приходом к управлению школой Минервы МакГонагалл. И Гарри был вынужден признать, что его бывший декан оказалась гораздо более адекватна своей новой должности, нежели полвека её занимавший Дамблдор. Хотя... Может быть, в Хогвартсе стало немного скучнее.
      На дороге от замка показалась узнаваемая издали фигура Хагрида. Лесничий и хранитель ключей не скрывал своей радости при виде Гарри. Со страшным скрипом отворив ворота, он сграбастал Поттера в свои могучие объятия, и Гарри на мгновение почувствовал себя маленьким первокурсником, от чего в душе что-то светло и чисто зазвенело.
      - Хагрид, отпусти! - взмолился он.
      - Как я рад тебя видеть! - выпуская жертву из своей хватки, проговорил полувеликан. - Ты почему так редко появляешься? Совсем нас позабыл?
      Закрыв ворота, они двинулись в сторону замка.
      - Нет. Не забыл. Но со временем совсем беда. Очень много дел.
      - Да, Гарри. Знаю. Ты теперь такой знаменитый. Даже кентавры в лесу про твое намерение прыгнуть на Луну говорят. Ох и недовольны они, ты бы знал. А чего недовольны, не понять. Это ж хорошо будет, ежели маги смогут на других планетах побывать. Тама небось столько интересных зверушек есть.
      'Ну вот, кто о чем, а Хагрид о монстрах.'
      - Тебе уже мало имеющегося? - улыбнулся Гарри, - хочется новых?
      - Хочется, Гарри. Очень хочется, - тяжело вздохнул лесничий. - Уж почитай десять лет никого нового не появлялось. Да и наоборот. Меньше становится. Ты же не знаешь небось. У нас недавно всех акромантулов из леса вывезли.
      Гарри удивился.
      - Куда вывезли?
      - Точно не знаю. Говорят, куда-то в Америку, в заповедник. Министерство магии так распорядилось, а наш директор и не особо возражала, - Хагрид со вздохом махнул рукой, одним жестом давая понять, что он позицию МакГонагалл не одобряет.
      - Ну, может оно и правильно, - осторожно возразил Поттер. - После того как Арагог умер, тебе с ними стало трудно договариваться. Ты же сам говорил.
      За разговором они достигли главного входа в замок, и Гарри отправился засвидетельствовать свое почтение директору. Коридоры магической школы встретили своего бывшего ученика шепотком картин и поскрипыванием деревянных ступеней и перил. Горгулья перед входом в кабинет директора освободила для него проход без лишних слов, и по винтовой лестнице Гарри попал в знакомый кабинет. За десять с лишним лет властвования здесь Минервы МакГонагалл кабинет приобрел отпечаток её личности. Изумрудных тонов ковер и портьеры на окнах, отсутствие блестящих предметов на шкафах и полках, геометрический порядок на столе - все было непохоже на стиль Дамблдора. Хозяйка поднялась из-за стола и сделала несколько шагов навстречу визитеру
      - Здравствуйте, директор, - Поттер первым приветствовал старшего по возрасту и положению.
      - Здравствуйте, мистер Поттер. Рада Вас видеть.
      Она пригласила его устраиваться на чайном диванчике в углу кабинета. К столику уже летели чайник с чашками, предметами сервировки и выпечкой.
      - У мистера Лонгботома ещё идут занятия. Так что у нас есть время для короткого разговора. Не откажетесь?
      Разумеется, Гарри не отказался. Сделав пару глотков чая и ответив на неизбежные вопросы о самочувствии супруги, Гарри ждал главного вопроса, из-за которого Минерва назначила время встречи с некоторым запасом.
      - Мистер Поттер, я всегда была уверена, что рано или поздно сделаю Вам это предложение. Вы сейчас относительно свободно распоряжаетесь своим временем и официально нигде не работаете. Не рассмотрите ли возможность взять на себя преподавание Защиты От Темных Искусств с нового учебного года? Не отвечайте сразу. У вас есть время подумать, - поспешно закончила она, видя гримасу сомнения на лице Поттера.
      - Официально, - он подчеркнул голосом это слово, - я действительно нигде не работаю, но это не значит, что я ничем не занят или нуждаюсь в средствах. Кроме того, я сомневаюсь в своей пригодности к обучению детей.
      - Я Вас умоляю! - всплеснула руками МакГонагал. - Вам ли сомневаться в своих способностях?
      - Если Вы про 'Армию Дамблдора', то там был другой формат. Подчиняться учебным программам я был не обязан. И самое главное - мотивация у ребят была. Оттого и успехи. Так что моя заслуга невелика.
      МакГонагалл поджала губы.
      - И все-таки сейчас Вы на роль преподавателя ЗОТИ подходите куда лучше, чем все кто учил Вас в этих стенах. Кроме того, я знаю что Вы и Ваша супруга в противостоянии к министерству. И хочу заверить, что разделяю ваше отношение. И предлагаю помимо работы и защиту, если она потребуется.
      Поттер помедлил с ответом. Вообще-то некоторый резон в словах директрисы был. Статус профессора Хогвартса мог пригодиться если не ему, то Гермионе. Опять же. Где вербовать молодых идеалистов как не в стенах учебных заведений? А позиция преподавателя очень удобна для этого. Ну и, кроме того, Гермиона неоднократно утверждала, что 'будь она директором Хогвартса...'. А для того, чтобы им стать, надо сначала поработать простым преподавателем.
      - Я подумаю, - подвел он итог своим колебаниям.
      - Чудесно, - обрадовалась Минерва, - но у меня есть ещё просьба. Не могли бы вы с супругой помочь профессору Флитвику с созданием гуманного антиаппарационного щита для Хогвартса. Для защиты от нового способа аппарации разумеется.
      Это была старая проблема. 'Новая аппарация' на самом деле была обычной эльфийской аппарацией, переложенной для человека. А от неё щита не было. Или...
      - Простите. Вы сказали 'гуманного'?
      МакГонагалл поморщилась и с видимой неохотой пояснила:
      - В фондах нашей библиотеки, в запретной секции, разумеется, нашёлся вариант запрета магии перемещения эльфов. Но он связан с принесением одного из этих существ в жертву. Вы сами понимаете - мы не можем себе такого позволить. Нужно придумать что-то другое. И желательно такое, что не мешало бы хозяйственным работам эльфов. Помощь Вашей супруги в этом деле была бы неоценимой.
      - Хорошо. Я передам Ваше предложение Гермионе, - согласился Гарри, - но сейчас нам с ней совсем не до того. Сами понимаете...
      МакГонагалл улыбнулась, как любящая бабушка внуку.
      - Понимаем, конечно! Знали бы Вы, какое оживление ваша инициатива привнесла в жизнь Хогвартса. Ирма поставила в библиотеке специальный стеллаж с книгами про Луну и космос. Магглорожденные после рождественских каникул привезли из дома много фантастики, и теперь по рукам гуляют маггловские авторы. Приходится их даже на занятиях отбирать. А старшие курсы выпытывают у меня, можно ли организовать курсы по изучению нового способа аппарации.
      'М-да... А здесь вовсе и не скучно' - подумал Поттер.
      Часы на каминной полке тихо пробили. Минерва посмотрела на них и поднялась с дивана.
      - Ну что ж. Думаю, мы ещё вернемся к этому разговору. Разрешаю Вам прибывать в Хогвартс без уведомления и буду рада Вас видеть. Профессор Лонгботтом занимает прежний кабинет профессора Спраут. Вы знаете, где это?
      - Да, конечно. Пару раз бывал там с Роном на отработках, - улыбнулся Гарри.
      - Ну и хорошо. Идите.
     
* * *
      Трудно было сказать, где кончался кабинет Невилла, и начинались теплицы. Растения одинаково плотно росли и там и тут. Только в теплицах они оплетали своими побегами специальные столбики и веревки, а в кабинете вились вокруг оконных карнизов, ножек стола, стойки для одежды и книжных стеллажей. Плотный травяной газон заменял кабинету пол, в одном из углов плавно переходя в маленькое болотце. В осоке болотца самодовольно квакал Тревор. Ну, или кто-то из его потомков.
      - Да-а-а! Ты, однако, тут обжился, - даже присвистнул от удивления Поттер, входя и оглядывая кабинет. - Когда мы с Роном перебирали тут семена, кабинет выглядел иначе.
      Хозяин кабинета вошел вслед за гостем и тоже оглядел свои чертоги.
      - Я как то не замечал всех этих перемен, - пожал он плечами. - Просто подстраиваешь все под себя, чтобы работалось и отдыхалось наилучшим образом. Ну, вот и добился идеала. Ты бы приходил почаще, тоже не замечал бы перемен и не удивлялся. Небось, и сейчас по делу пришел?
      - По делу, Нев, - не стал отпираться Поттер. - По важному делу. Так что доставай бокалы, разговор будет долгий. А разговору нашему поможет месье Курвуазье.
      С этими словами он выудил из-за пазухи бутылку темного стекла с надписью 'Наполеон'.
      - Значит, не просто разговор, а ещё и просьба, - проницательно заметил Невилл и принял из рук друга сосуд. - Но давай сначала по доброй традиции ты мне о семье расскажешь.
      Они прошли в смежную комнату, так же как и кабинет захваченную флорой. К участку стены с окном примыкал полукруглый стол, центр которого занимало могучее растение с коротким, но мощным центральным стеблем и длинными побегами.
      - Знакомься Гарри, это мой питомец, Златоус. Он немного необычный, но тебе понравится. Тем более, что в его компании предаваться дарам Диониса гораздо веселее.
      Невилл, улыбаясь, подошел к столу и протянул бутылку кусту. Побеги питомца обвили горлышко бутылки и потянули к себе. Гарри вопросительно посмотрел на Невилла, но тот покачал головой и, поглаживая пальцами один из мясистых листьев, тихонько прошептал растению:
      - Составь нам с другом компанию, пожалуйста.
      Гарри не веря своим глазам, смотрел, как гибкие побеги сноровисто откручивали пробку и одновременно доставали бокалы из настенного шкафчика. Три бокала! Справившись с пробкой, куст разлил коньяк на троих, причем совершенно поровну. Обалдевший гость уселся за стол и принял из 'рук' зеленого бармена свой бокал. Невилл наслаждался растерянностью и удивлением Гарри. Он также уселся в плетеное кресло и принял свой бокал.
      - Каллизия душистая. Семейство коммелиновые. Класс однодольные. Отдел покрытосеменные. Царство, разумеется, растения.
      - Как ты этого добился?
      - Ну я много изучал "Дракучую иву" и вот применил на практике результаты. А вообще, это длинная история, полная непонятной неспециалистам специфики. Потом расскажу, если захочешь. Ты лучше про себя рассказывай. Я вас с Гермионой с самой свадьбы не видел. Как у вас дела? Как совместная жизнь?
      Поттер покрутил в руках бокал, покачал его содержимое. Вдохнул приятный аромат , а потом улыбнулся и протянул бокал кусту. Куст аккуратно чокнулся с гостем, потом с хозяином и вылил коньяк себе в кадку. Листья центрального стебля задрожали. Гарри посмеиваясь, отпил глоток коньяка и прислушался к ощущениям, прокатившимся по пищеводу. Напиток определенно стоил своих денег.
      - Помнишь, после победы мы ржали над статейкой на темы 'золотого мальчика' и его будущего. Что Поттера, убившего Темного Лорда, силой миропорядка будет засасывать на его место, а Грейнджер будет единственным кто удержит героя на стороне света?
      Невилл заулыбался. Он помнил эту статью. Какого только бреда не писали разгоряченные событиями журналисты.
      - Ну, так вот теперь мне кажется, что силы миропорядка малость промахнулись и засасывают саму Грейнджер. А я изо всех сил не даю ей утратить человеческий облик.
      Улыбку Невила как рукой сняло.
      - Что. Все так серьезно?
      - Нет, конечно. Но, похоже, только со мной наедине она становится просто женщиной. А как только выходит из спальни, становится фюрером. Целеустремленным, рациональным, бескомпромиссным.
      - Значит, правду говорят, что её занятия наукой только верхушка айсберга. У неё... То есть у вас там заговор?
      Поттер рассмеялся.
      - А что, об этом уже школьники на переменках говорят?
      - Нет, конечно. Это я от Луны услышал. А её источники обычно не слишком достоверны. Так что я и не принял всерьез. А ты тут косвенно все подтверждаешь.
      Поттер подумал, что для задуманного дела все равно придется рассказать часть правды. Так что можно особо не отпираться.
      - Ну на этот раз Луна не ошиблась. У Гермионы действительно есть некоторые планы по изменению существующего порядка, и под эти планы она собирает себе команду. Я в её делах относительно недавно стал участвовать, но скажу, что размах впечатляет, и это результат её ежедневной неустанной работы. И от этой работы некоторые черты её характера как бы 'заострились'. Раньше, в школе, она всего лишь нарушала правила. А теперь она просто игнорирует писаные законы и следует только своим собственным принципам. В школе она организовывала нашу с Роном учебу и потом 'Армию Дамблдора', а сейчас она организовала свою международную организацию и следит за обучением и самосовершенствованием всех её членов. Я, кстати, инструктор по боёвке. В школе она днями пропадала в библиотеке в поисках нового знания. Теперь, из-за нехватки времени, она организовала несколько групп, которые ищут эти знания вместо неё и для неё. В общем, она шагнула дальше нас.
      - Значит, нас ждет явление новой Темной Леди? - удивился Лонгботтом.
      - В худшем случае - да. Но я надеюсь, что все будет более позитивно. Особенно если наша затея с аппарацией на Луну не закончится панихидой, и я не убьюсь об законы мироздания. Но поскольку вероятность этого не нулевая, я решил позаботиться о делах и хочу, чтобы ты стал моим душеприказчиком.
      - Вот как?! А как же Грейнджер? Почему не она? - удивился Невилл.
      - Потому что позаботиться надо будет в основном как раз о ней, - Поттер допил бокал и протянул его кусту. Тот присоединил его к двум другим опустевшим сосудам и ловко разлил по второй.
      - Невилл,- продолжил Гарри, - речь идет не о деньгах и вещах. Об имущественных проблемах позаботится сама Грейнджер. Я хочу передать тебе на хранение компромат на некоторых первых лиц министерства. Передать тебе поводок, с которого они могут много лаять, но реально укусить не могут. Возьмёшься за такое дело?
      - Гарри, ты же меня знаешь. Конечно, я готов помочь тебе и Гермионе.
      Гарри извлек из внутреннего кармана мантии хрустальный флакончик с дымчато-голубым содержимым. Невилл сразу понял, что в сосуде субстанция памяти. Слова Поттера тут же подтвердили его догадку.
      - Это мои воспоминания о том, почему Гермиона была обвинена в убийстве Кингсли, и как именно эти обвинения были сняты. У тебя нет случайно Омута Памяти?
      - Извини. Он мне как-то без надобности, - развел руками Лонгботтом. - У директора есть.
      - Ладно. Я тебе все расскажу на словах, но если придет день 'Ч', то можешь посмотреть их вместе с директором.
      Поттер одним махом осушил свой бокал.
      - Дело было так. Ты помнишь, что Гермиона после Хога стала работать в аппарате Кингсли. Сначала в отделе контроля магических существ, потом в его секретариате, а в итоге стала его первым секретарем и главой канцелярии. Многим этот карьерный взлет магглорожденной не нравился. А когда Гермиона выступила с предложениями структурной и кадровой реорганизации работы министерства, то тут у неё появилось множество откровенных врагов. Кингсли тогда проект отклонил, он-то прекрасно понимал, что может последовать. И без того оппозиция точила нож на Шеклболта, и не хотел он восстанавливать против себя ещё и застойное болото министерства. Но у Гермионы порой не хватает осторожности при всей её целеустремленности. Так что разговоры вокруг реорганизации не утихали ещё около года. И, в конце концов, закончились радикальным способом. Кингсли был отравлен во время ланча с Гермионой. Обставлено было все так, будто его отравила именно она. У неё 'нашелся' пузырек с ядом, нашлись и 'свидетели' того как Грейнджер неоднократно высказывалась, что Кингсли мешает проводить нужную политику и якобы нужен министр получше. Раз-два и наша Гермиона оказалась в Азкабане.
      - Меня тогда предусмотрительно отправили в США на стажировку в тамошний аврорат. Прямым текстом мне было обещано, что по возвращении со стажировки я возглавлю оперативный отдел. Так что я торчал за океаном и ничего не знал о происходящем. И узнал бы очень поздно, если бы не один из бойцов Грейнджер. Есть у неё один фанатик, Горан Йованович его зовут, серб по национальности. Ты должен был видеть его на свадьбе. Высокий такой. У него ещё очень смешной акцент.
      Невилл кивнул, подтверждая, что помнит.
      - Так вот он нашел меня и попросил о помощи. Я, разумеется, тут же рванул в Лондон. Дело было плохо. Гермиону содержали в Азкабане, и буквально через день должно было состоятся судебное заседание Визенгамота с заранее всем известным обвинительным заключением. Горан утверждал, что шансов добиться официального оправдания, нет и надо готовить побег. Моя помощь им нужна была для того, чтобы проникнуть к ней и запомнить где она находится, а потом по моим воспоминаниям он и другие члены её организации аппарируют и освободят её. Шанс у плана был, поскольку от новой аппарации щита ещё никто не придумал, и в защите Азкабана должна была зиять огромная дыра. Но до этого дело не дошло.
      - Я не поверил тогда Горану и рванул к своему шефу Томасу Гейджу искать правду. Моему появлению были более чем не рады. Мое требование дать ознакомиться с материалами дела он проигнорировал. Сказал, что в деле нет неясностей, что есть экспертные заключения и свидетельские показания, так что пересмотра материалы не требуют. И тогда я подумал: а какого драного Мерлина я вообще теряю время? Разве мне нужны эти бумажки, чтобы знать, что Гермиона невиновна? Мне не нужны доказательства её невиновности. Это не она убийца, а те, кто её подставил. Значит, этот человек в кресле преступник или точно знает кто преступник.
      - Тогда я принял решение, о котором не жалею. Я просто по маггловски вырубил Гейджа и аппарировал с бесчувственным телом на территорию одного заброшенного завода в Шеффилде. Потом я призвал туда Горана, и мы начали допрос. К сожалению веритосерум не помог. Оказывается, Гейдж систематически принимает антидот. Сильным легилиментом никто из нас не был. А на угрозы главный аврор не реагировал.
      Гарри допил очередной бокал коньяка и прислушался к действию напитка. По телу перекатывались расслабляющие волны, а по жилам текло тепло. Он призадумался - посвящать ли Невилла в то, как именно они давили на пленника? Как Горан чуть не сорвался и не начал пытать связанного и беззащитного человека. Рассказывать ли о том, как изменилось его лицо, когда перед ним бросили связанную дочь. Как умолял он не трогать её, когда Горан намотал русые девичьи волосы на кулак и поднес нож к тонкому горлу. Нет. Пожалуй, не стоит.
      - В общем, мы пошли на обман. Я прыгнул в Хогвартс и нашел его дочь, благо знал о ней не мало, ибо шеф любил похвастать успехами своей любимицы. Под мантией невидимкой было не сложно срезать прядку её волос. А потом одна барышня из организации Гермионы под оборотным сыграла роль похищенной. Томас сломался и стал сотрудничать. Его рассказ мы записали на видео, вот на этом диске есть та запись. Ну и, разумеется, в воспоминаниях она тоже есть.
      Гарри протянул Невиллу футляр с DVD диском.
      - Мы заставили его организовать встречу с другими заговорщиками. В деле оказались замешаны глава департамента магического правопорядка, начальник отдела транспорта, второй секретарь Шеклболта, но, к сожалению, сам исполнитель убийства Юзеф Семецкий на встречу не пришел. Этот разговор мы тоже засняли, и на диске он есть. Там же мы всех и повязали.
      Ещё один бокал коньяка опустел. Гарри протянул его кусту и тот, уже не очень твердыми движениями плеснул в пузатый стеклянный сосуд порцию янтарной жидкости. Гарри отсалютовал Невиллу, молча ждущему продолжения, и сделал глоток.
      - Мы театрально вкололи им 'маггловский яд длительного действия'. Та же барышня, что играла роль дочки Гейджа, вырядилась в маггловского медика и всем вколола адреналин. Это не смертельно, но эффект при передозировке производит сногсшибательный, так что они все поверили. Мы поставили заговорщикам условие получения антидота: они делают все, что бы официально оправдать Гермиону. Чтобы не запугивать их чрезмерно, мы гарантировали им, что не будем предавать огласке их роль в смерти Кингсли. Правда, про истинного убийцу мы им ни чего не обещали, и тремя днями позже он погиб в результате несчастного случая, попав под поезд, - Гарри помолчал и, поморщившись, добавил - Это Горан свершил свое правосудие.
      Невилл отобрал у куста бутылку и разлил уже на двоих, приговаривая растению: '...а тебе уже на сегодня хватит'. Гарри глотнул и продолжил.
      - На следующий день в Визенгамоте дело развалилось. Экспертиза, оказывается, ошиблась с местом и временем реального отравления Кингсли, и на это время у Гермионы было железное алиби. В пузырьке оказался не яд. Свидетели отказались от показаний. Гермиона была оправдана. Ура, все торжествуют!
      Гарри с громким стуком поставил бокал на стол.
      - С того времени она и я не имеем никакого отношения к министерству и живем вместе. Я по горло влез в дела её организации, а вот теперь может так получиться, что сгину. И тогда нужен будет человек уважаемый, с незапятнанной репутацией, который в случае опасности для неё сумеет использовать тот рычаг, что я тебе передал. В общем, этот человек ты.
      Невилл удивленно приподнял бровь.
      - А как же Рон?
      На лицо Поттера набежала тень. В углах губ залегли жесткие складки, губы скривились.
      - Рон уже не тот... Это я был в Америке и ничего не знал. А он оставался в Лондоне и знал все с самого начала. Ладно, он не стал бороться с системой, но он даже мне весточки не послал. Его купили повышением по службе. Как я могу ему доверять? Я вообще ни кому из Уизли не могу доверять! - Поттер стукнул кулаком по столу. В его голосе были явно слышны пьяные нотки. - Они все знали, в чем причина болезни Лили-Луны, и что стало причиной её смерти. Знали и молчали.
      Гарри вылил все остатки коньяка из бутылки себе в бокал и залпом выпил его как дешёвое виски. Невилл почувствовал, что затронул тему куда болезненнее, чем холодная война с министерством магии. Но переиграть разговор уже не получалось. Друг на глазах погружался в старую боль.
      - Я только после её смерти узнал, что дочка моя была зачата под действием приворотного. Такая беда не редкость при использовании этого яда. Шансов исцелить ребенка не было изначально. Понимаешь, Невилл! Она родилась обреченной из-за бесконечной глупости её матери. Я делал все что мог! Ты же помнишь? Ты тоже мне помогал тогда своим знанием трав. Но все было бесполезно. Четыре года! Всего четыре года прожил этот человечек. И только после смерти всплыла правда.
      - Мы расстались молча. Она больше не была Джинни Поттер и могла делать все что угодно. А её семья может и дальше гордиться своей сплоченностью. Но без меня. А Рон... К черту Рона...
      Невилл встал и молча ушел в кабинет. Вернулся он с бутылью, плотно оплетенной красным шнуром. С трудом вытащив пробку, Лонгботтом налил Поттеру полный бокал рубиновой жидкости. Себе плеснул совсем немного. Вернув пробку на место, он поднял свой бокал и сказал:
      - Прошлое - прошло. Выводы ты сделал, живи дальше. Не надо страдать. Мерлин даст, у тебя скоро будет ребенок от любимой, преданной и по-настоящему любящей тебя женщины. И вот об этом и надо думать. Пей до дна.
      Поттер подчинился. Напиток, который он выпил, с полным правом можно было назвать бальзамом. Взрыв ощущений вытеснил из головы все на свете. Гарри почувствовал себя обнаженным, парящим в невесомости. Весь мир был сферой вокруг него и готов был повиноваться его желаниям. Он протянул ладонь и в неё лег увесистый коричневый¹ шарик Луны, покрытый ноздреватой коркой кратеров. Поттер погладил его и отпустил. Он подумал о Гермионе и её пальцы тут же прошлись по его щеке, и он почувствовал на губах вкус её поцелуя. Прошлые боли и неудачи растаяли, как кусочки сахара в кипятке. Хотелось радоваться самому и дарить радость любимым и близким.
      Постепенно чувство реальности вернулось. Но кусочек испытанной эйфории зацепился за душу, и Поттеру хотелось его сохранить. Не дать ему погаснуть. Невилл, видимо, точно понимая ощущения друга, затянул 'Застольную гриффиндорскую', отбивая на столе ритм своими широкими ладонями. Ему в такт шлепал своими побегами нетрезвый кустарник. Скоро к ним присоединился и повеселевший Поттер, и ещё долго над хогвартскими теплицами разносились слова развеселой гриффиндорской песни.
      Крикнул Годрик Салазару: 'Мы тебя сильней!
      Выкинь кубки! Выкинь кружки! В ведра нам налей.
      Распахни пошире окна, двери все открой.
      Львы сегодня всех прощают! Будет пир горой'.
     
     
     
      (1) О цвете лунной поверхности: http://leonidkonovalov.ru/meeting/moon/?ELEMENT_ID=392

Одна голова - хорошо...

- а несколько сотен лучше

      Пенные гребни по-зимнему неспокойного Северного моря бились о две огромные бетонные опоры старой, ещё времен войны с нацистами, артиллерийской платформы Рафс-Тауэр. Низкая облачность и мелкий дождик скрывали английские берега и вообще горизонт, и казалось, что бетонная конструкция одиноко стоит посреди водяной сферы. Холодный морской ветер и дождь упорно, но безуспешно пытались выстудить двух магов или помешать их беседе. Но чары надежно защищали их от воздушной стихии.
      Гарри Поттер и Джон Добсон приветствовали аппарирующих на вертолетную площадку учеников третьего этапа курсов боевой подготовки. Те прибывали парами. Каждая пара принадлежала к одной ячейке организации и была одета в свой цвет, а на груди и спине бойцов красовались буквы α или β в зависимости от роли в спарке. Из соображений конспирации подлинные имена на занятиях произносить было запрещено. Поттер к ученикам, и они сами между собой употребляли в качестве обращения комбинацию цвета и буквы.
      Встретив последнюю пару, Гарри ушел вниз под палубу, в учебные помещения, скрытые внутри северной опоры, а Джон направился в южную. В ней располагались лаборатория, жилые комнаты и кабинет, украшенный флагом, гербом и портретом Майкла Бейтса, принца-регента самопровозглашенного и почти никем не признанного княжества Силандия¹. Этот был личный кабинет Добсона - мага-артефактора и, по совместительству, министра магии этого княжества. Собственно, все его министерство состояло из него самого и этого кабинета. Для формального обхода статута о секретности этого было достаточно. Ведь чем хороши писаные законы? Тем, что они всегда содержат множество дыр.
      Статут секретности, призванный охранять мир магов от большого мира людей, строго регламентировал границы самоуправления магов, связывая их с границами государств. И поэтому в густонаселенной Европе почти невозможно было найти клочок земли, формально не подпадающий под контроль какого-либо магического правительства. А где контроль, там и вмешательство. А мафия Грейнджер вмешательства в свои дела не допускала. Но где же на территории Европы организовать учебно-тренировочный центр, в котором можно было бы безнаказанно и бесконтрольно отрабатывать все заклинания вплоть до непростительных? В принципе, леса Швабии или горы Балкан могли бы приютить людей Грейнджер. Можно было бы постоянно менять базирование и шифроваться от местной магической власти, но это был путь, чреватый конфликтам и кризисами. Гермиона Грейнджер нашла изящное решение проблемы и устроила базу под крышей микроскопического государства затерянного в водах северного моря .
      По формальным признакам княжество вполне могло фигурировать как субъект магического права с момента организации на его территории органа самоуправления магов. Таковым и стало министерство из одного человека. Правда, для этого Джеку пришлось официально принять Силендское подданство. Но он к этому относился с изрядной долей юмора и даже перебрался жить на платформу, поближе к организованной им же лаборатории по изготовлению артефактов. И пока в северной опоре платформы Поттер учил своих подопечных быстрому и эффективному разрушению, в южной царило созидание.
      После памятного собрания на Гриммо Добсон занялся проблемой, которую Гермиона считала не менее важной, чем остальные. А именно проблемой усиления всех защитных свойств скафандра. Задачу Грейнджер сформулировала так - космический доспех должен быть легким и неуязвимым для метеоритов, радиации, криогенных температур и кипящей лавы. Добсон конечно понимал, что 'осетра придётся урезать', но старался выдать максимум возможного в условиях нетривиальной задачи по сочетанию всех этих заданий в одном и том же предмете.
      Проблемы обеспечения физической прочности и термостойкости были знакомы и пути решения задачи были примерно понятны. Но с таким явлением как радиация Джон столкнулся впервые. 'Королевские братья' провели с ним маленький ликбез и помогли выработать методику испытаний, а Горан раздобыл где-то на просторах России портативный гамма-дефектоскоп.
      Добсон изначально желал создать стационарное щитовое заклинание, которое могло бы защитить сразу группу людей или целый объект, типа корабля или лунной базы. Но понял, что быстрого результата не будет, а время идет неумолимо. И сосредоточился на чарах, придающих нужные свойства материалам. Алюминиевые пластины покрывались рунами, зачаровывались и даже намазывались зельями. Но дозиметр упорно трещал, улавливая потоки беспрепятственно пролетающих частиц. Ни поглотить, ни отразить, ни отклонить их не получалось. Легкий алюминий не желал выполнять работу тяжелого свинца. И тогда маг вспомнил о многовековых попытках алхимиков превратить презренные металлы в золото. Кроме успеха Фламеля, секрет которого он так никому и не открыл, были и многочисленные неудачи, задокументированные в пыльных фолиантах. Неоднократно случалось, что подопытный металл копировал только часть свойств золота. Если бы алюминий смог скопировать свойства свинца, относящиеся к защите от рентгеновского излучения! Это был намек на верный путь. И этот путь был пройден без сна и отдыха. Итогом стала толстая свинцовая шайбочка, испещренная рунами и алхимическими символами, прикрепленная к подопытному листу дюрали.
      Затвор гамма-излучателя открывался с замиранием сердца. Но дозиметр, наконец, показал ослабление излучения во всех точках пластины, как будто бы она была вся прикрыта той свинцовой шайбой, что была закреплена в её углу. То же самое повторилось и в случаях с пластиком, стеклом, резиной. Это был успех! Очень своевременный успех, ибо скафандр уже должен был прибыть на Гриммо. И значит, уже через несколько дней должен состояться самый большой рунический ритуал, в котором Добсону приходилось участвовать. Надо было ещё раз всё проверить и перепроверить.
     
* * *
      Скафандр стоял посреди гостиной, закрепленный в специальной раме, и в его выпуклом зеркальном шлеме отражалась викторианская обстановка особняка. Техники переводили белоснежные космические доспехи из транспортировочного положения в рабочее. Горан переговаривался с ними по-русски, а Гермиона сидела в любимом кресле у камина, погруженная в чтение толстого юзер-мануала и через Горана уточняла у техников детали. Такую картину застал Гарри, вернувшись после целого дня инструкторской работы.
      Увидев вернувшегося мужа, Гермиона отложила книгу и поднялась навстречу.
      - Мой рыцарь, - сказала она после поцелуя, - твои доспехи ждут тебя.
      Поттер подошел к скафандру. В шлеме отразилась его полу-аврорская мантия. Фэнтези и фантастика глядели друг на друга. Он провел ладонью по наружной оболочке и повернулся к техникам.
      - Я могу надеть его?
      - Не надеть, а войти в него - с сильным акцентом ответил один из техников. - Но только Вам надо переодеться.
      Он протянул Поттеру пакет, в котором лежал специальный нательный комбинезон.
      Пока Поттер в спальне переодевался в эластичный комбинезон, Горан рассказал, как ему пришлось глотать оборотку, чтобы обеспечить производителя мерками фигуры Поттера. По ним был пошит этот костюм. Кроме того, по слепку рук псевдо-Гарри сделаны перчатки скафандра. Это единственные персональные вещи в космической экипировке космонавта. Ну, конечно, настоящего космонавта, а не предполагаемого юбиляра, которому дарят дорогостоящую игрушку. Сувенирные скафандры так не оснащались, но Горан вопрос с комплектацией решил.
      После того как Поттер переоделся и спустился в гостиную, ему прочитали ознакомительную лекцию. Показали, как открывается дверь-ранец кирасы и как удобнее залезать в этот миниатюрный космический аппарат. Продемонстрировали, как работает неавтономная система вентиляции, которую используют на земле, чтобы не тратить ресурс бортовой аппаратуры. И даже рассмешили специальным приспособлением для чесания носа.
      - Почему-то, первое, что хочется сделать любому, кто влезает в скафандр, это почесать нос. Так что специальный девайс, предназначенный для этого, давно стал штатным элементом - улыбаясь, пояснил один из техников.
      Перед загрузкой клиента в скафандр он же прикрепил к его плечам полиуретановые наплечники.
      - В невесомости они не нужны, но на земле плечам может быть больно от веса скафандра.
      Вес действительно был нешуточный. Когда кирасу скафандра Поттера отцепили от рамы, сто килограмм легли на плечи. Гарри сделал несколько осторожных шагов, привыкая к ощущениям. Ранец с аппаратурой смещал центр тяжести, поэтому приходилось, по-обезьяньи наклоняться вперед. Хорошо, что совсем недавно он получил прекрасную практику с тяжеленным рюкзаком за плечами.
      Шлем почти не ограничивал обзор. Очень необычно было вертеть головой внутри него. Сразу ощущалось, что это не костюм, а герметичная капсула, предназначенная защитить человека от смертельных условий космоса.
      Техник щелкнул тумблером на панели управления скафандром, и ожила радиосвязь. Зазвучал голос Гермионы.
      - Ну как, Гарри?
      Он развернулся всем телом к ней. Гермиона улыбалась и держала в руках рацию.
      - Все нормально, дорогая, - помахал рукой Гарри. - Имею скафандр - готов путешествовать.
     
* * *
      С этого момента все завертелось с удвоенной скоростью.
      Многие моменты подготовки к прыжку зависели от того, сможет ли Поттер колдовать в перчатках или нет. Оказалось что нет. Палочка, взятая перчаткой скафандра, никак не откликалась. Несколько слоев защиты делали свое дело, надежно отделяя человека от окружающего пространства. Конечно, сразу возникла идея заказать специальные перчатки с чехлом для палочки или с герметичной манжетой, в которую палочку можно было бы вставлять, но сделать такую перчатку сроки уже не позволяли.
      Неспособность мага-астронавта колдовать привела к тому, что группа занимавшаяся видеотехникой для записи события, потеряла сон. Им пришлось изобретать немагический способ управления металлическим герметичным боксом для камеры, с чарами подогрева и набором чар левитации. Проблему решили, завязав все на небольшой жезл, с помощью которого можно было задавать радиус отлета камеры и призвать её в руку, когда необходимость в съемке иссякнет. Жезл удобно помещался в один из наружных кармашков скафандра, и пользоваться им было просто даже в перчатках.
      Добсону тоже пришлось поработать. Когда он сообщил Гермионе об успехе своих исследований, то вскользь посетовал, что свинец не идеальный защитник от радиации, что осмий или уран-238 были бы значительно эффективнее. Йованович уже на следующий день предоставил Добсону два небольших, но очень тяжелых серых цилиндра. Это были сердечники из обедненного урана от американских бронебойных снарядов. Немало таких снарядов было выпущено силами НАТО во время агрессии в Югославии. И вот теперь всю подготовку к ритуалу, все рунные цепочки и связки пришлось перепроверять с учетом нового материала. А до ближайшего полнолуния, на которое было назначено ритуальное действо, оставалось всего пять дней.
     
* * *
      Настоящих мест силы на территории Европы не так и много, гораздо больше фальшивок типа Стоунхенджа². Гермиона долго выбирала между островом Рюген, лесом Покайне в Латвии и горой Монсегюр на юге Франции. У каждого варианта были свои преимущества, но выбор был сделан в пользу Лангедока. Ведь это место силы за тысячи лет до прихода христианства было посвящено иберийской богине Белиссене, которая покровительствовала ремеслам, и одним из атрибутов которой был лунный свет.
      И вот настало время для ритуала. В ясном ночном небе южной Франции сияла полная Луна освещая высокую гору увенчанную средневековой крепостью. Она была построена на месте той, что была разрушена войсками сенешаля Каркассона в 1244 году, после поражения альбигойцев в ходе крестового похода против них. Это был первый серьезный конфликт между Папским престолом и одним из полу-религиозных полу-магических течений в христианстве. Первое серьезное появление на исторической сцене Святой Инквизиции. И начало пути магов к самоизоляции. Будет символично, если это же место станет и началом пути к воссоединению миров.
      Все приглашенные на ритуал добирались в крепость на вершине горы аппарацией или портключами. Только Гермиона добиралась сюда по маггловски. Сначала почти двухчасовой перелет из Лондона в Тулузу, а потом ещё два часа на автомобиле с одним из членов организации. Добралась уже в сумерках, и здесь её ждала неожиданная встреча. На автомобильной парковке у подножия горы её встречал Гарри, босой и одетый как арабский оборванец, в шароварах и фиолетовой жилетке на голое тело. Его голову покрывала тюбетейка. Горан выглядел ещё экзотичнее голым по пояс, в синих шароварах подпоясанных широким красным кушаком и выкрашенным в голубой цвет телом и лицом. Наскоро странсфигурированные мартышка и попугай тоже присутствовали.
      - О свет очей моих! Прекраснейшая из прекрасных и мудрейшая из мудрых! Восхитительная принцесса Гермиона, позвольте своему нижайшему рабу довезти Вас на этом летающем ковре к вершине горы - с глубоким поклоном произнес Гарри.
      Они с Гораном расступились, и за ними, на земле, действительно обнаружился небольшой ковер.
      'Мальчишки!' - подумала Гермиона, но удержать серьезное выражение лица не могла. Она подала руку 'Алладину', взошла на ковер, и вместе с ним уселась, по-турецки скрестив ноги. Гарри заставил ковёр оторваться от земли и направил его неспешный полет к вершине горы. Из сотового телефона Гарри, спрятанного в шароварах, негромко звучала музыка³, лунный свет заливал пространство, а его сильная рука лежала на её талии. Усталость от поездки и нервозность от предстоящего ритуала куда-то бесследно исчезли. Гермиона прильнула к плечу Гарри и поцеловала его в щёку.
      С парящего ковра открывался замечательный вид на внутренний двор треугольной в плане крепости. Двор был тесным. Самая длинная сторона была всего 50 метров, и общая площадь едва ли превышала тысячу квадратных метров. Так что восемь сотен человек, приглашенных на мероприятие, выглядели густой толпой. В центре на невысоком помосте лежали скафандр и бокс для камеры. Но Гарри направил ковер не туда, а к остаткам донжона. Приземлившись, он помог подняться Гермионе и взмахом палочки вернул своей одежде изначальный вид белой мантии с капюшоном. Мартышка превратилась в обувь, а попугай обратился в веревку, которой Гарри и подпоясался, став удивительно похожим на монаха.
      'Монаха ордена иезуитов' - про себя отметила Гермиона. Она тоже быстро переоделась в простую одежду и вышла вслед за Гарри во двор замка.
      Двор был полон людей. На ритуал созвали всех магов правшей европейской части организации. Облачены присутствующие были в простые белые мантии с капюшонами и масками закрывающими лицо. Не серебряными конечно, а обычными матерчатыми, но Гарри приходилось старательно отгонять от себя ассоциации. Ничего не поделаешь. Такова была плата за безопасность.
      Сопровождаемые вежливыми поклонами и приветствиями супруги прошли сквозь толпу к помосту, туда, где их ждали распорядители этого мероприятия: Катарина Шотт и Джон Добсон. Горан тоже был уже здесь. Невысокий деревянный помост, на котором лежали скафандр и бокс, был украшен затейливым узором и рунной вязью. Рунами были испещрены и скафандр с боксом, причем так, что начало текста нанесенного, например, на рукава продолжалось на помосте. Руны сплетались с рисунком, в целом похожим на огромный крест. На концах этого ритуального креста лицом друг к другу встали две женщины и два мужчины. Гарри напротив Гермионы и Джон напротив Катарины.
      Слева к каждому подошел маг и протянул правую руку с палочкой. Стоявшие в основании рисунка взялись за них левой рукой. Волна сцепленных рук пошла по двору. Через какое-то время все восемь сотен магов держались за руки, образуя четыре взаимовложенных спирали, вращающихся по часовой стрелке вокруг помоста.
      Все было готово. По знаку Катарины все четверо начали нараспев говорить на латыни, и остальные маги присоединились к ним, подкрепляя слова потоками магии. Могучий многоголосый хор повторял и повторял слова просьбы о защите и созидании. Голоса мужчин и женщин, высокие и низкие слились в одно непередаваемое звучание, и казалось, что поет само небо. На кончиках поднятых палочек в такт словам то разгорались, то гасли огоньки. Вместе с ними начинали светиться и линии на помосте, усиливаясь по мерее приближения к центру.
      Очень редко доводилось Поттеру видеть рунические ритуалы, а учувствовать, тем более в таком масштабном, вообще не приходилось ни разу. Если бы не настоятельная просьба Гермионы и экспресс-курс Древних рун в её исполнении, он бы не решился. А теперь слова лились легко и просто, руки сами делали все что нужно, а в душе поднималась какая-то волна Силы.
      Наконец рунные цепочки на скафандре и боксе ярко засветились. Катарина дала знак, и слова песни изменились. Теперь хор голосов пел о благодарности и о готовности защищать и созидать.
      Когда ритуал закончился, Поттер подошел к своим космическим доспехам и без усилий поднял их с пола. Луна стала ещё на один шаг ближе.
     
* * *
      На следующий день Флагерти сделал для 'Люмоса' фотосессию Поттера в скафандре, и в соответствии с договором передал Гермионе на согласование черновик статьи о подготовке к прыжку. В статье надо было обозначить дату прыжка, место и форму сигнала с Луны.
      Вокруг последнего ещё после испытаний в Сахаре развернулись жаркие споры. У всех вариантов были свои преимущества и свои сторонники. Хоть китайский вариант и был самым мощным, но у него были серьезные недостатки - очень большие габариты заряда и опасность для астронавта. Американский вариант был очень красив и бесспорно уникален - но тоже великоват по габаритам. Французский монохромный салют оказался намного компактнее и позволял взять не две вспышки как у американцев, а три или даже четыре. Кроме того, длительность вспышки отчасти компенсировала её невысокую интенсивность.
      Гермиона колебалась с выбором до тех пор, пока французы не передали через Шотт пакет, в котором лежало десять банковских упаковок купюр номиналом в сто евро, в качестве безвозмездного дара на нужды лунной экспедиции. Этот аргумент окончательно склонил выбор в пользу 'Palais du Rire'.
      Выбор времени прыжка тоже был трудным делом. Теоретически в момент новолуния, когда лунный диск полностью в тени, вспышка наблюдалась бы наиболее отчетливо. Но по законам небесной механики за несколько дней до, и несколько дней после новолуния, для земного наблюдателя Луна всходит над горизонтом в дневное время, и наблюдение её поверхности сильно осложняется потоками солнечного света.
      Нормально наблюдать Луну и что-то увидеть на её поверхности можно было только ночью. И было наиболее выгодным назначить прыжок в фазу последней четверти, когда в тени только половина диска, но зато Луна всходит над горизонтом после заката Солнца. Но надо было учесть, что наблюдатели, охваченные 'лунной истерией' и жаждущие лицезреть бессмертный подвиг Гарри Поттера, жили по обе стороны Атлантического океана, и если вспышку на Луне предоставить наблюдать всем жителям США, то в Европе её никто не увидит. И наоборот. Нужен был компромисс.
      В итоге точную дату и время прыжка рассчитали с привлечением настоящего астронома. В указанное расчетами время лунный диск должен был быть отчетливо виден на ночном небе с территории Европы примерно до линии Хельсинки - Афины. А с территории США только в восточной части страны, примерно до линии Хьюстон - Канзас-Сити. Дальше этих линий лунный диск будет наблюдаться невысоко над горизонтом в лучах рассветного или закатного зарева.
      Для Гарри настал момент обратного отсчета. До его прыжка оставалось всего семь дней. И его все чаще стали посещать тревожные мысли.
     
* * *
      - ... К сожалению, мы не застрахованы от провала и позора. Ларс-большой так и не нашел никаких аргументов за или против 'виталистов'. Что будет, если прыжок на Луну в принципе невозможен, и я как дурак буду пыжиться перед скучающей публикой и работающими камерами? Нам обязательно надо убедиться заранее! Это же не проблема. Мы же не магглы, нам ракету запускать не надо - настаивал Гарри в разговоре с женой однажды вечером, за пять дней до назначенной даты.
      В принципе оба прекрасно понимали, что у их начинания было три варианта исхода. Первый - полный успех. Второй - провал попытки улететь. Третий - провал попытки вернуться. Третий вариант как раз и заключал в себе весь риск для Поттера лично. Но для целей организации больше вреда мог принести второй вариант. И, с точки зрения Гарри, для того, чтобы минимализировать ущерб, стоило подготовиться заранее. То есть проверить возможность аппарации на Луну по-тихому.
      - Я тоже думала об этом - неожиданно спокойно отозвалась Грейнджер. - Самое страшное - потерять тебя - угрожает при любом варианте. Под фанфары ты аппарируешь или нет. С этим риском я уже смирилась. И как ни цинично это звучит, для пропаганды наших целей драма подходит не хуже, чем триумф.
      Гарри заулыбался.
      - Ну да. Некрологи во всех газетах: 'Гарри Поттер погиб при попытке открыть для магического мира новые пути прогресса!'. Безутешная вдова дает интервью с программными заявлениями. А мешки писем с соболезнованиями подвергаются тобой пристальному изучению на предмет выявления потенциальных сторонников. Со мной или без меня, запущенный маховик будет раскручиваться.
      Гермиона веселье мужа не поддержала. Лицо было серьезно и сосредоточено.
      - Ты, по сути, прав, но вот только не будет, ни мешков, ни программных заявлений, если ты погибнешь при прыжке на Луну 'по-тихому'. Нет, соболезнования и некрологи будут, а вот формирования легенды, скорее всего не получится. Толпе нужны символы и знаки. И одним из символов должен быть публичный акт попытки достичь Луны, а не келейный неудачный эксперимент.
      - Но публичное фиаско многократно хуже - упорствовал Гарри. - Нам надо избежать именно этого. Если мы будем знать, что прыжок невозможен, то сможем плавно съехать с темы. Извинимся перед жертвователями, вернем средства. Объявим, что дополнительные эксперименты выявили невозможность аппарации и всё. Ни кто нам слова дурного не скажет. Но для этого нужно попробовать. А если проба закончится трагедией, то и это не повод упускать выгоду. Добсон и Шотт сбутафорят магическую копию скафандра, а Горан выпьет оборотки и поулыбается для прессы на официальном прыжке. Но вместо Луны прыгнет на базу в Силэнде и все. Поисковые заклятия покажут, что меня нет, ритуалы крови подтвердят, что я мертв, и все решат, что это произошло именно в момент публичного прыжка. Так что твоей мафии удастся из ситуации выжать максимум. Просто нужен небольшой спектакль.
      - Я не верю своим ушам, - Гермиона с прищуром смотрела на мужа, - ты предлагаешь мне мистификацию?
      - Ну, можно и так назвать, но ложью это не будет. Если я погибну во время тестового прыжка, то тоже самое случилось бы и во время официального. Так что, по сути, мы ни кого не обманем. Просто немного театра для получения выгодного общественного мнения. Не вижу проблемы.
      Гермиона молча смотрела на свои руки, лежащие на заметно округлившемся животике. Гарри пересел на подлокотник её кресла, обнял и на самое ухо прошептал.
      - Ты только представь всю степень разочарования у магов из стран, лежащих за линией наблюдения, которые специально приедут на восточное и западное побережье Атлантического океана. Они приедут посмотреть своими глазами на сигнал с Луны, и вместо этого услышат по колдорадио о фиаско Гарри Поттера. Это же на всю жизнь черная метка мне, а стараниями твоих врагов и тебе.
      Гарри видел, что его боевая подруга уже сдалась.
      - Давай с утра свистнем Горана, Катарину, Добсона и обмозгуем в тесном кругу. Правду будут знать только четыре человека, не считая меня конечно.
      Гермиона погладила его руку и ответила:
      - Хорошо.
     
* * *
      Подготовкой Гарри к прыжку занимался Горан, а остальные старались не мешать. Даже Гермиона самоустранилась и заняла наблюдательную позицию на диване, в компании с Катариной. В другом углу гостиной над магическим дубликатом скафандра колдовал Добсон.
      Подготовка заканчивалась. Аппаратуру внешнего жизнеобеспечения отключили, и космический костюм был переведен в рабочий режим. Общение Гарри с внешним миром уже шло через рацию, хотя происходящее в гостиной он мог слышать благодаря внешним микрофонам.
      Вокруг него кружила блестящая сфера зачарованного бокса с видеокамерой. Гарри то отдалял его, то приближал. Оставшись довольным работой аппаратуры, он передвинул кольцо на жезле и вложил жезл в кармашек скафандра. Камера зависла над правым плечом.
      - При аппарации возьми камеру в руку - напомнил Добсон, и с сомнением посмотрел на большой бочонок китайского салюта от дядюшки Вейюана. - Ты точно хочешь его с собой взять?
      Гарри по привычке кивнул головой, но в скафандре такой жест выглядел странно. Он действительно твердо решил прихватить 'Гнев тысячехвостого дракона' с собой. Во время испытаний каждая фирма обязана была предоставить по два экземпляра своих изделий на случай отказа одного из них, так что неиспользованные экземпляры так и остались во владении команды по подготовке прыжка. Вот этот второй экземпляр Гарри и решил взять с собой, обещая устроить друзьям эксклюзивный салют на Луне. Все сочли это капризом или естественным мужским желанием устроить большой бабах, но на самом деле Гарри просто не хотел испытывать все прелести смерти от удушья, если вернуться на Землю он не сможет. Проще тогда мгновенно исчезнуть в ослепительной вспышке. Кажется, Гермиона что-то подобное тоже заподозрила, но комментировать не стала.
      - Сейчас у тебя в скафандре воздух под атмосферным давлением, а когда окажешься на Луне, его раздует. Это может помешать тебе двигаться. Будь готов к этому - давал последние наставления Горан.
      Поттер уже извелся от волнения. Душа замирала от предвкушения огромного события и от ощущения смертельной опасности. Но он не давал внутреннему состоянию отражаться ни на голосе, ни на поведении.
      - Я готов! Предлагаю больше не откладывать, а то у меня воздух в баллонах закончится раньше, чем вы решитесь меня отпустить.
      Все поднялись со своих мест и по очереди подошли к путешественнику с пожеланиями удачи и словами ободрения. Особенно повеселила Поттера Катарина.
      - Гарри, все будет хорошо - улыбнулась она. - Я обратилась к одному очень хорошему прорицателю. Он утверждает, что твое сегодняшнее мероприятие закончится удачно. Он, конечно, говорил об опасности но, главное, что победа будет на твоей стороне.
      Лицо Гарри непроизвольно выдало широкую улыбку. Ещё с Хогвартса он к гаданиям и прорицаниям на заказ относился с изрядной долей юмора. После того, как он был свидетелем истинных пророчеств, остальное не вызывало трепета. Гермиона, видимо, тоже разделяла это мнение и улыбнулась.
      - Дорогой, - взяла рацию она, - я только что почувствовала себя настоящей женой воина. Ты уходишь рисковать жизнью и совершать подвиги, а я просто остаюсь. Ждать... Если бы не мое положение, ни за что бы не отпустила тебя одного. Но что поделать. Удачи тебе Гарри! Я люблю тебя.
      Её глаза заблестели от сдерживаемых слез.
      - Жаль, что я не могу тебя поцеловать сейчас - он осторожно обнял жену и погладил космической перчаткой по щеке. - Не переживай. Ни василиски, ни драконы, ни дементоры, ни пожиратели со своим лордом не смогли меня загнать в гроб. Я же чертов Гарри Поттер! Удача, мое второе имя.
      Все с напряженным любопытством прислушивались к диалогу. Добсон при последних словах украдкой постучал по шахматному столику.
      Поттер обвел всех взглядом и помахал рукой. Потом ещё раз всмотрелся в черно белый снимок с места посадки 'Аполлон-11', подхватил бокс с камерой и боченок с салютом и, буркнув себе под нос: 'Ну, поехали...', аппарировал.
     
     
     
      (1) Княжество Силандия - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%E8%EB%E5%ED%E4
      (2) Фальшивка Стоунхенджа - http://slavikap.livejournal.com/3828028.html
      (3) Музыка звучащая во время полета на ковре- https://www.youtube.com/watch?v=-kl4hJ4j48s&feature=youtu.be&t=36s

Знать бы где упасть...

- не упал бы.

      Гарри ожидал долгого полета, но аппарационный туннель внезапно закончился и он с размаха влип. В прямом смысле слова. Руки, ноги и тело оказалось облепленным толстыми, как веревки, нитями серой паутины. Она косыми линиями перечеркнула ему обзорное стекло шлема, и Гарри ясно увидел на ней капли клея. Поттер дернул рукой, но она едва сдвинулась с места. Он рванул сильнее. Ещё сильнее, но без успеха. Его движения только вызвали колебания во всей паутине.
      'Очевидно, что с фотографией мы ошиблись. Это не Луна' - подумал Поттер и осмотрелся.
      К сожалению, обзор был почти полностью загорожен переплетающимися нитями паутины. Только высоко вверху видны были фермы перекрытия, характерные для больших ангаров или цехов. Под фермами горела редкая цепочка люминесцентных ламп аварийного освещения.
      Поттер сосредоточился и попытался аппарировать домой, но налипшая паутина надежно удерживала его, делая прыжок невозможным из-за дополнительной 'полезной' нагрузки. Он ещё несколько раз попытался аппарировать, используя и новый способ и классический, но только снова растревожил паутину.
      Внезапно щетинистая паучья лапа скользнула по стеклу скафандра. Колыхание паутины, которое он сначала принял за следствие своих усилий, оказалось сигналом приближения творца этой сети. Наблюдая, как перешагивая через его голову, над ним по паутине проходит гигантский паук, Гарри вспомнил события второго курса. В той самоубийственной прогулке в запретный лес только чудо в виде 'фордика' спасло их от участи стать обедом для детей Арагога.
      'А это часом не те акромантулы, которых из запретного леса отправили в Америку?' - мелькнула мысль в голове Поттера.
      Туша гигантского акромантула, перекрывшая весь обзор из шлема, наклонилась, и Поттер с отвращением увидел вблизи волосатую морду паука. Два огромных глаза были обрамлены россыпью глаз поменьше. Ногощупальца шевелились, сканируя воздух своими чувствительными волосками, а огромные хелицеры были распахнуты в готовности раскусить на части беззащитную жертву. Каким бы смелым, хладнокровным и сдержанным Поттер ни был, но он содрогнулся увидев эту образину в нескольких сантиметрах от собственного носа. Наружный микрофон донес до него скрежет и едва разборчивые слова: 'Это он'¹.
      Паук атаковал. От сильного удара Поттер лбом впечатался в остекление шлема, и очки не слетели с носа только благодаря чарам, наложенным на оправу. Паук явно хотел откусить ему голову. Его хелицеры раз за разом сдавливали шейные сегменты скафандра, впрочем, без вреда для последнего. Черный зев паучьей пасти, обрамленный шевелящимися волосками, прижимался к поликарбонату шлема. Луч светодиодного фонаря освещал истекающей слизью тоннель паучьей глотки. Наконец акромантул оставил попытку перекусить скафандр. Жвала паука скользнули по гладкой сферической поверхности, срывая с него паутину и оставляя мокрый след то ли слюны, то ли яда.
      Теперь тварь решила разбить шлем. На зеркальную поверхность обрушились удары, от которых голову Поттера болтало внутри как горошину в погремушке. Через некоторое время акромантул, убедившись в бесполезности своих атак, развернулся к человеку задом и начал выделять из паутинных желез клейкую нить, задними лапами дополнительно фиксируя жертву.
      Удары паука не прошли без последствий. Из разбитого носа потекла кровь, и Гарри постарался приостановить кровотечение, прижав ноздрю к рассмешившей его когда-то чесалке для носа. Кроме того, удары паука, видимо, задели жезл в наружном кармашке скафандра, и бокс с видеокамерой отлетел на максимальные десять метров и начал медленно кружиться, снимая происходящее. Поттер, осознав, что упустил камеру из рук, расстроился ещё сильнее. Перед прыжком бокс зачаровали как портал домой с отложенным на двадцать минут стартом: для проверки работы такого способа перемещения с Луны. А в сложившемся положении Гарри рассчитывал, что сработавший портал как-нибудь утащит его с собой. Теперь же оставалось только ждать, когда видеоаппаратура вернется домой без него, и Гермиона сама увидит, куда он попал. Гарри посмотрел на маленький дисплей, встроенный в шлем и с удивлением отметил, что с момента его прыжка прошло чуть больше пяти минут. Придётся потерпеть. Очевидно, что без спасательной команды ему отсюда не выбраться.
      Когда акромантул отполз, освобождая обзор, Поттер увидел, что эта тварь была отнюдь не одна. Насколько хватало обзора, паутина кишела членистоногими. Они возбужденно щелкали хелицерами и переползали с места на место. Некоторые приближались к Поттеру и тоже пробовали перекусить ему голову или руки. К счастью чары, составленные Джоном Добсоном и наполненные мощью ритуала, препятствовали таким попыткам. Как только мягкий рукав скафандра проминался под напором паучьих хелицеров, и Гарри начинал чувствовать неприятное давление, оболочка тут же становилась крепче стали и даже немного раздавалась, прерывая контакт с телом. Так что все попытки пауков причинить вред человеку были абсолютно безуспешны.
      Но вдруг движения пауков стали суетливыми, и их толпа перед Поттером начала редеть. Одновременно с этим тускло зажглись и начали медленно разгораться ртутные лампы под потолком ангара. Через минуту ангар был залит электрическим светом, а пауки исчезли из поля зрения.
      Некоторое время ничего не происходило, а потом до слуха Поттера донеслись треск огня и шипение, характерные для заклинания 'инфламио'. Потом показался дымок и отблески пламени. В паутине появились просветы. Кто-то явно её прореживал. Наконец бледно-сиреневый луч очищающего заклятия мазнул по шлему, и перед взором Поттера открылся вид на дорожку, прорезавшую нескончаемую паучью сеть. Поигрывая палочкой, метрах в пяти перед Поттером стоял главный редактор газеты 'Люмос' Роберт Нильсен.
      - Это все-таки Вы, Поттер! А я-то думал, кто это к нам пожаловал. Думал, что какой-нибудь идиот захотел отнять у Вас лавры первопроходца. С чего это Вы решили раньше времени на Луну сигануть? Без прессы, без фанфар? Нехорошо...
      Главный редактор тараторил как тогда в ресторане 'Плато', не заботясь о том, слушают его или нет. Одновременно он достал из кармана трубку радиотелефона, набрал номер и приложил её к уху. Услышав ответ, он доложил своему собеседнику: 'Тревога не ложная, у нас действительно Поттер... Да... Да... Жду'.
      Маг спрятал телефон и принялся с помощью 'инфламио' и 'эванеско' расширять площадку напротив пленника. Говорить при этом он не прекращал.
      - Мне жаль, что так получилось, и я не имел возможности отклонить материал этого дурачка Флагерти. Если бы не он, Вы бы не оказались в такой печальной ситуации. Ведь, право слово, я против Вас ничего не имею. Вы мне очень нравитесь. Сколько Вам сейчас?
      Даже если бы Гарри и хотел ответить на этот вопрос, Нильсен все равно его бы не услышал. Да впрочем, тот и не ждал ответа, а вполголоса начал подсчитывать: 'Значит Волдеморт сгинул когда Вам был год, а было это в восемьдесят первом. Это значит, что Вам сейчас двадцать семь...'
      - Бог мой, всего двадцать семь! - воскликнул он. - Мне было столько же, когда я впервые оказался в этом ангаре. Почти сорок лет назад... Эх! Молодость, молодость. Мне тогда так повезло. У меня совершенно не было никаких перспектив в магическом мире, ведь я магглорожденный. А тут предложили такую интересную и, главное, очень перспективную работу, обеспечить тайну фальсификации полета маглов на Луну. Такой шанс выпадает только раз в жизни! И я его не упустил.
      - Сколько работы мы тогда провернули. Сколько труда и фантазии затратили, чтобы все вокруг поверили в лунное шоу, которое снимали здесь, в этом ангаре - Нильсен огляделся. - Вот здесь стоял лунный модуль 'Аполло-11', а вот здесь Нейл Армстронг втыкал американский флаг. Бедолага Амстронг! Он даже не помнит, что участвовал в спектакле, а только отрывочно помнит, что на Луне был и флаг втыкал. Да не он один расстался с памятью. Почти всем магглам, что участвовали в этом шоу, наша команда магов постепенно подтирала или меняла память. Для их же блага. Ведь так трудно знать правду и молчать. По себе знаю.
      Гарри снова скосил взгляд на дисплей и потом посмотрел на медленно пролетавший через сектор обзора бокс с камерой. До срабатывания портключа оставалась минута. А Нильсен продолжал наслаждаться звуками своего голоса.
      - А какой богатейший опыт я тогда приобрел, работая с маггловскими СМИ. Вы представить себе не можете всех возможностей прессы. Я тогда решил твердо чем буду заниматься после окончания лунной эпопеи, и на свой гонорар основал газету 'Люмос'...
      В этот момент бокс с видеокамерой засветился синим цветом, дернулся и замер. Сияние погасло и, повисев неподвижно несколько секунд, сфера снова двинулась описывать циркуляции вокруг Поттера. Роберт Нильсен внимательно посмотрел на артефакт, потом на Поттера.
      - Это у вас сейчас портал должен был сработать? Умно. Умно. Ничего не скажешь. Но ловушку не идиоты настраивали. Нет у Вас отсюда выхода, ни аппарация ни портключи не сработают. И связь магическая тут работать не будет, ни протеевы чары, ни сквозные зеркала. Да и маггловские сотовые тоже не будут работать. Только через местный коммутатор позвонить можно.
      Он достал свой телефон и снова кому-то доложился: 'Со стороны пленного была предпринята попытка применения отложенного портала. Безуспешная, разумеется... Да... Нет, пауки изолированы... Жду...'
      Гарри проводил взглядом сферу с камерой и почувствовал, как вместо надежды душу начинает наполнять отчаяние. Он уже понял, что живым его не выпустят. Серьезность намерений подтверждалась размахом и качеством ловушки.
     
* * *
      Время на Гриммо тянулось невыносимо медленно. Стрелки напольных часов как будто замерли на циферблате. Джон и Горан нашли спасение от тягостного ожидания за шахматной партией. Катарина и Гермиона сидели на диване, пили кофе, тихо переговаривались и поглядывали на экран телевизора, куда была выведена картинка с видеокамеры, показывающая поверхность Луны в месте предполагаемой высадки Гарри.
      Гермиона уже жалела, что так много времени выделила на этот прыжок. Все что они планировали: и осмотр спускаемого модуля 'Аполлона', и попытки аппарировать с места на место на самой Луне, и проверку срабатывания портальных чар наложенных на видеобокс - можно было выполнить и в другой раз.
      Часы тикали, и стрелка медленно, но верно приближалась к отметке срабатывания портала. Время настало и прошло. Бокс с камерой не появился. Этот факт ещё ничего не доказывал, но Гермиона больше не могла сидеть спокойно.
      - Ну почему мы не предусмотрели радиосвязь с Гарри?! - воскликнула Гермиона, вскакивая с дивана и начиная расхаживать по гостиной. - Что тут невозможного? Магглы же принимают сигналы со спутников даже из глубокого космоса.
      Мужчины оторвались от шахмат и посмотрели на неё.
      - Гермиона. У них для этого есть принимающие антенны такого размера, что ими можно накрыть площадь Гриммо как куполом. Иначе сигнал не уловить. Очень слабый. - Ответил ей Горан, который присутствовал при разговоре на эту тему между Ларсами.
      - Это просто невыносимо! - Гермиона продолжала мерять шагами комнату. - Нужно обязательно разработать способ ментальной связи на расстоянии, как с домовиками...
      Внезапно она остановилась как громом поражённая.
      - КИКИМЕР!!! - Выкрикнула она.
      Домовик материализовался немедленно. И склонился в поклоне.
      - Что угодно госпоже?
      Гермиона внимательно посмотрела на него, мысленно формулируя вопрос.
      - Кикимер, ты постоянно чувствуешь связь с Гарри?
      - Конечно, госпожа. Кикимер хороший эльф и всегда готов прибыть на зов господина.
      - Хорошо, Кикимер. А сейчас ты чувствуешь своего хозяина? Можешь сказать, где он?
      Гермиона даже задержала дыхание в ожидании ответа. Все присутствующие тоже замерли.
      - Конечно, чувствую. Хозяин Гарри сейчас вовсе не на Луне. Хозяин в Америке.
      - $&@#$ - экспрессивно высказался Горан. - Все-таки фотографии оказались подделкой.
      О конспирологической теории 'Лунного блефа' США все уже знали. Но поверить в неё не могли. Тем удивительнее было получить такое практическое подтверждение.
      - Почему тогда Гарри не возвращается? - задала резонный вопрос Катарина. - Он должен был сразу понять, что ошибся координатами и вернуться на Гриммо.
      - И почему не вернулся бокс-портал? - поддержал её Добсон.
      - Раз ни Гарри, ни камера не вернулись, значит не могут - высказала очевидное Гермиона. - Они в ловушке. Чары, запрещающие аппарацию и перемещение портключами, широко известны. А воспользоваться эльфийской аппарацией по какой-то причине Гарри не может. Нужно разведать ситуацию.
      Гермиона повернулась к домовику.
      - Кикимер, ты можешь прыгнуть к Гарри без вызова с его стороны?
      - Да, госпожа.
      - Тогда...
      - Подожди! - прервал её Горан. - Домовика надо защитить. Мало ли что там в качестве ловушки используют.
      Замечание было существенным, и Гермиона обвела взглядом комнату, соображая, что могло быть использовано как защита для домовика. Её взгляд остановился на настенном бра. Резкий жест рукой, и круглый стеклянный плафон сам выкрутился из светильника и перелетел в руку волшебницы. Гермиона поставила его на пол и, указав на него палочкой, произнесла:
      - Энгоргио!
      Плафон вырос до размеров достаточных, что бы в нем поместился домовик. Ещё несколько минут ушло, чтобы наложить чары неразрушимости и неизменности. Это был, конечно, не рунный комплекс, как на скафандре Гарри, но на пару часов и этой защиты должно было хватить.
      - Нужно чем-то задраить горловину, - высказался Горан, - мало ли там газы или ещё что-нибудь в воздухе.
      Недолго думая, в качестве люка использовали крышку от кастрюли. И вот, посреди комнаты стояла стеклянная сфера, похожая на аквариум, внутри которой стоял домовик, упираясь рукой и ногами в гладкие стенки, второй рукой он придерживал крышку. К его голове скотчем была примотана маленькая бытовая видеокамера, уже включенная на запись.
      - Кикимер, отправляйся к Гарри и посмотри что с ним и где он. Не задерживайся. Возвращайся сразу, как только осмотришь место - инструктировала домовика Гермиона. - Что бы ты не увидел, что бы не происходило с Гарри, ты обязан вернуться и сообщить нам. Ты понял?
      - Да, госпожа. Кикимер понял. Я прыгну к хозяину Гарри и посмотрю что с ним и где он, чтобы его друзья могли помочь ему вернуться домой. Кикимер сделает. Вот только хозяйка не могла бы дать Кикимеру что-нибудь, чтобы протереть стекло изнутри, а то оно так запотевает. Какую-нибудь ненужную ей тряпку...
      Кикимер очень выразительно посмотрел на недовязаный джемпер. Гермиона заулыбалась и протянула ему вязание.
      - Удачи. Лети!
      Неимоверно довольный Кикимер принял из рук Гермионы безопасный теперь для него предмет одежды и, закрывшись крышкой, аппарировал вместе со сферой.
     
* * *
      Уверенный в надежности ловушки, Нильсен продолжал безмятежно выливать на молчаливого и обреченного слушателя истории времен Лунной аферы США. Про знакомство и сотрудничество с президентом Никсоном, директором ФБР Гувером и главным конструктором Вернером фон Брауном. В его речи мелькали фамилии и имена лидеров той эпохи: Брежнев, Хонекер, Кастро, Мао Цзедун... Гарри слушал вполуха и размышлял о том, что Статут Секретности, как и все прочие законы, пишутся исключительно для толпы. Элита, что магическая, что маггловская, не считает себя связанной тем, что сама и сочинила.
      Наконец на дорожке показалась группа людей. Двое, судя по мантиям, были маги, один в военной форме и ещё один штатский в чёрном. Когда группа вышла на площадку перед скафандром, Поттер с изумлением узнал среди них достопочтенного Матуса Айру.
      - Он нас слышит? - спросил Нильсена Айра после рукопожатия.
      - Скорее всего, нет - ответил Нильсен. - Нужна рация.
      Гарри отметил про себя, что о внешних микрофонах Флагерти ничего не знал, а вероятно именно журналист был источником информации для Нильсена и остальных.
      - Полковник, будьте любезны - обратился Айра к сопровождавшему его военному. Тот отстегнул от пояса рацию и переключил его на канал скафандра. Матус Айра подошел максимально близко к Поттеру, почти наступая на паутину, и пристально посмотрел в зеркальную поверхность шлема. Лицо у него было как у смертельно усталого человека. Он поднес рацию к губам.
      - Поттер, я говорил Вам: берегите то, что у Вас есть. Зря Вы не прислушались к моим словам. Извините. Ничего личного.
      Он направил свою волшебную палочку прямо в лицо Поттера и произнес: 'Авада Кедавра'.
     
     
     
      (1) В "ГП и ТК" Гарри слышит переговаривающихся пауков.

Спасение утопающих...

- обязанность спасателей.

      Зелёный луч сорвался с палочки Матуса Айры, и одновременно раздался хлопок эльфийской аппарации. Стеклянная сфера с Кикимером внутри влипла в паутину между организаторами ловушки и Поттером. Зеленый сполох Авады, расплескавшийся по поверхности скафандра, был первым, что увидел изумленный домовик. Рунные цепочки, нанесенные на рукава, штанины, туловище и шлем вспыхнули ослепительным светом, сжигая прикасающиеся к ним участки паутины. Домовик обернулся и посмотрел на тех, кто напал на хозяина.
      Офицер, сопровождавший Айру, при виде новой действующей фигуры не растерялся, выхватил свое оружие и четко, как на стрельбище, всадил первые три пули в сферу.
      - Это ещё что за тварь - спросил он, разочарованно опуская пистолет после второй серии выстрелов, не причинивших заметного вреда стеклу.
      - Это домовик - ответил ему Нильсен, бросая заклинание на сферу. - Я снял защитные чары, убей его.
      Следующие три выстрела разнесли стекло вдребезги, но внутри сферы уже никого не было. Только осколки повисли на паутине.
      - Проклятье! - выругался редактор - Вы видели, что у него на голове была чертова маггловская видеокамера. Скоро здесь будут друзья этого астронавта - он махнул рукой в сторону Поттера.
      - Сколько? - деловито спросил офицер, переключая на рации каналы.
      - Да Мерлин знает, сколько - ответил Нильсен. - За его спиной целая организация, в которой верховодит его жена. Думаю, именно она придумала этот преждевременный прыжок на Луну. И теперь, зная, что пропавший Поттер не на Луне и имея визуальную привязку к месту, их может сюда свалиться не один десяток.
      - Понятно - кивнул офицер и начал по рации отдавать команды каким-то 'Альфа', 'Чарли' и 'Браво'.
      Матус Айра за все это время не проронил ни слова и не сводил взгляда с Поттера. На скафандре медленно гасли рунные цепочки. Достигла Авада цели или нет было непонятно. Человек в паутине не шевелился, а его лицо было плохо различимо сквозь зеркальную поверхность шлема. Айра снова поднял палочку. Лицо его приобрело ожесточенное выражение.
      - Круцио! - выкрикнул он.
      Рунные цепочки на скафандре снова ослепительно засияли, но человек внутри ни на дюйм не дернулся.
      - Гоменум ревелио - снова вспышка рун на скафандре и никакого однозначного ответа.
      - Я бы на его месте притворился мертвым и подождал, когда меня освободят от пут для проверки, а потом аппарировал бы отсюда - раздался голос сопровождавшего Айру мага. - Давай закроем этот ангар и для эльфийской аппарации тоже. Тем более, что у нас могут появиться гости.
      Айра кивнул и, отойдя подальше от паутины к центру площадки, призвал домовика. Ушастое создание в каком-то подобии туники мгновенно появилось перед хозяином и склонилось в поклоне. В руке достопочтенного советника президента США и председателя ученого совета Матуса Айры блеснул нож.
     
* * *
      Кикимер появился в центре гостиной с вытаращенными от ужаса глазами и громко крича:
      - Они убивают хозяина Гарри! Они убивают господина!
      Гермиона, не тратя время на расспросы, сорвала с его головы камеру и тут же подключила её к телевизору. Несколько секунд манипуляций, и на экране появилась запись гостиной перед прыжком: лица людей, слова Гермионы, сценка с недовязанным джемпером. Потом шипение помех и крупным планом белоснежный скафандр Поттера, в который впивается зеленый луч хорошо всем знакомого заклятия смерти. Ярко сияют руны. Камера резко поворачивается к источнику луча, и у всех присутствующих вырываются возгласы удивления. В кадре видны достопочтенный Матус Айра и главный редактор Роберт Нильсен. Потом раздались выстрелы и стеклянную сферу закачало в паутине. Изображение запрыгало и смазалось. В паузу между сериями выстрелов камера скользнула по потолку, паутине и свободному от неё пятачку пола. После чего снова шипение и кадры возвращения домой.
      - Вот курва! Попадись ты мне! - прошипел Горан.
      Какая-то холодная маска застыла на лице Гермионы. Если бы присутствующие могли видеть Грейнджер во время битвы за Хогвартс, они бы узнали это выражение лица, оно предвещало убийство.
      Повинуясь жесту её руки, из плафона вывернулся второй стеклянный колпак. Под действием чар увеличения, он вырос на этот раз до таких размеров, что едва не доставал до потолка.
      - Гермиона, давай мы с Добсоном сами все сделаем - осторожно предложил Йованович.
      В ответ он получил колючий взгляд, от которого желание спорить полностью исчезло.
      - Нет. Я прыгну за ним. Мы прыгнем вдвоем. Ты будешь удерживать щиты, а я выжгу паутину вокруг Гарри. Когда он будет свободен, мы сразу же вернемся домой. А с этими господами - последнее слово она подчеркнула голосом, - мы разберемся позже.
      - Ну, хотя бы вызови подкрепление - настаивал Горан.
      - Они не успеют - ответила Гермиона после того как поручила Катарине и Джону накладывать защитные заклиннания на стекло. - Впрочем...
      Она закатала рукав и ткнула палочкой в цепочку едва различимых шрамов, оставленных Белатрикс Лестрейндж. От этого жеста давно зажившие и побелевшие порезы болезненно покраснели, и на белой коже ясно проступила надпись 'грязнокровка'. Протеевы чары тут же донесли вызов до первой десятки боевиков организации. У кого-то нагрелся нательный крестик, у кого-то больно сжало палец обручальное кольцо, или чувствительно кольнула мочку уха сережка. В сознании десяти разбуженных посреди ночи человек появилась четкая мысль прибыть на Гриммо 12 и быть готовым к бою.
      Катарина и Джон закончили зачаровывать сферу. Гермиона и Горан уже собирались влезть в неё, как Кикимер вдруг бросился на колени перед хозяйкой и заверещал, что не может отпустить её в опасное место. Что она носит в себе последнего продолжателя рода Блеков и Поттеров, и что даже ради спасения Хозяина нельзя рисковать его ребенком.
      - Кикимер, отойди пожалуйста, или я буду вынуждена тебя оглушить - строго ответила Гермиона. - И перестань ныть. Род Блеков и Поттеров не пресечется, даже если я и Гарри погибнем. Какая я была бы, к драклам Темная Леди, если бы не позаботилась о наших с Гарри крестражах. Как там, кстати, они себя чувствуют? - обратилась она к Добсону.
      - Отлично - усмехнулся Джон. - Все одиннадцать.
      Кикимер недоуменно переводил взгляд с хозяйки на мага не веря своим ушам. Пользуясь его недоумением Гермиона отодвинула его от входа в сферу и влезла внутрь. Следом за ней кое как влез Горан, и некоторое время они, осторожно перебирая ногами, искали наилучшее положение. Когда отверстие сферы поднялось на уровень груди, Гермиона и Горан расперлись как могли и прижались спинами друг к другу.
      - Горан, мысленно нацеливайся на пятачок пола перед Гарри. Тогда ты окажешься лицом к похитителям, а я лицом к Гарри. Удерживай щиты, пока я не скажу - уходим. После чего порознь аппарируем домой и не задерживаемся. Ты понял?
      - Понял хозяйка! - ответил серб хищно оскалясь. - Ты готова? Прыгаем?
      - Да!
      Серб прикрыл глаза, сосредотачиваясь, но ничего не произошло. Он попытался ещё раз и снова без результата.
      - Что такое, Горан? Чего ты медлишь? - не оборачиваясь, спросила Гермина.
      - Не получается - растерянно ответил Йованович. - Не могу прыгнуть.
      - Как так! - удивилась она. - Ну давай я попробую.
      И снова никакого результата.
      - Может, перегруз? - предположила Катарина. Серб отрицательно покачал головой.
      - Нет. Я не один раз аппарировал с грузом куда больше чем сейчас.
      - Так! Выходим - скомандовала Гермиона.
      Они вылезли из сферы, и Грейнджер выкрутила ещё один плафон и снова увеличила его.
      - Кикимер, залезай и попробуй прыгнуть к Гарри. Если получится переместиться, то сразу же возвращайся, потому что зачаровывать сферу уже некогда.
      Кикимер поспешно забрался внутрь шара, расперся внутри и замер. Прошла секунда, другая, третья - ни чего не происходило. На лице домовика проступило изумление, обида и горе.
      - Я не могу! Я не могу прыгнуть к хозяину! - простонал он. - Кикимер плохой эльф!
      В комнате повисло молчание, прерываемое только звуками самоистязания домовика. Гермиона даже не пыталась остановить его, пребывая в каком-то столбняке от бессилия и отчаяния. Она медленно подошла к дивану и села, закрыв лицо руками.
     
* * *
      Последние капли крови домовика упали на бетон вместе с последними словами ритуала. Матус Айра опустил палочку и посмотрел на маленькое тело в пропитанной кровью тунике у своих ног.
      - Я не хотел этого - пробормотал он тихо, как бы разговаривая сам с собой.
      По дорожке подошел офицер. Он отходил подальше от площадки, чтобы не мешать своими радиопереговорами кровавому ритуалу. Оглядев мизансцену, он бодро доложил:
      - Три группы скоро прибудут. Думаю, что их огневой мощи хватит для адекватной реакции на вторжение.
      - Скорее всего, не пригодится - привычно откликнулся словоохотливый редактор. - Мы только что закрыли возможность для перемещения в этот ангар, так что спасатели не прибудут.
      - Я не накладывал этих чар ранее, так что не буду утверждать с определенностью, что все сработало как надо. Не будем терять бдительности - прервал их разговор Матус Айра. - Полковник, у Ваших людей есть тяжелая техника?
      - Да, бронетранспортеры и Хаммеры.
      - Очень хорошо. Когда они приедут, надо будет привязать Поттера к ним, потом убрать всю эту чертову паутину, и только после этого мы откроем его скафандр и убедимся, жив он или мертв. А пока что будьте наготове. Слишком много сюрпризов...
      Достопочтенный советник снова подошел к краю паутины и стал вглядываться в зеркальную поверхность шлема.
     
* * *
      - Гермиона - Горан дотронулся до её плеча, - один человек, маг из России, который очень сильно помог мне со скафандром, при прощании дал визитку со словами 'если попадете в безвыходную ситуацию, позвоните мне'. Может, позвонить?
      Гермиона все так же сидела на диване, закрыв лицо ладонями. На слова Горана она прошептала:
      - Делай что хочешь.
      Он отошел к окну и достал сотовый телефон. Кинул взгляд на часы и тяжело вздохнул. На часах был третий час ночи, а в России должно было быть раннее утро, но надежда на помощь заставляла забыть о приличиях. Йованович достал визитку и начал набирать номер.
      - Dobroj nochi- заговорил он по-русски. - Proshu proshhenija za stol' pozdnij zvonok, no my v bezvyhodnoj situacii. Segodnja Harri prygnul na Lunu v testovom rezhime, no popal v kakuju-to lovushku. I my ne mozhem tuda apparirovat' i ego spasti. Kak nam byt'?
      Все прислушивались к разговору, хотя никто ни слова не понимал. Даже Гермиона оторвала ладони от лица и посмотрела на Горана. Тот внимательно слушал собеседника, а потом вдруг посмотрел на визитку. Поблагодарив собеседника, почему-то на английском, он сунул телефон в карман и, достав волшебную палочку, направил её на кусочек картона в своих руках. 'Фините Инкантатем' - произнес он, и визитка тут-же превратилась в черно белую фотографию, на которой группа людей стояла на фоне какого-то ангара.
      - Гермиона - заулыбался Горан, - кажется, нам подсказали выход.
      Одновременно с этими словами раздались хлопки аппарации. Это прибывали первые из поднятых с постели боевиков организации. Гермиона взмахом палочки привела свое лицо в порядок, ликвидировав следы слез, и протянула руку к фотографии. Горан с помощью 'джеминио' размножил её и раздал всем присутствующим. Гермиона вгляделась в фотографию и позвала:
      - Кикимер!
      Воспрявший духом эльф подбежал к хозяйке.
      - Слушаю госпожа.
      - Кикимер, прыгни по этой фотографии, осмотрись и сразу назад.
      - Слушаюсь, госпожа - он принял из рук Гермионы фотографию, посмотрел на неё и с хлопком исчез. Через несколько секунд довольный выполненным заданием эльф появился снова.
      - Я видел этот дом, госпожа. Перед ним пусто. Никого нет.
      - Отлично! Можно выдвигаться - обрадовалась Грейнджер.
      Горан кашлянул, привлекая к себе внимание.
      - Гермиона, этот маг сказал, что хочет тоже прибыть к этому ангару, но ему потребуется моя помощь с аппарацией. Ты не возражаешь?
      - Нет, конечно, Горан! - воскликнула Гермиона. - Лети. Мы сейчас тоже туда прыгнем, а тех бойцов, кто на Гриммо прибудет позже, Катарина отправит вслед за нами.
      - Хорошо. Только дождись меня, пожалуйста. Не лезь в бой первой - сказал Горан и тут же аппарировал.
      Гермиона включила для прибывших магов видеозапись, снятую Кикимером, и обратилась к Добсону и Шотт:
      - Ребята, Вам я запрещаю соваться вслед за нами. Если что с нами случится, и мы не вернемся, на тебе, Катарина, вся организация. Доступ на свой каталог я тебе сделала. А на тебе, Джон, мои крестражи. И это ваши главные задачи. Хорошо?
      Друзья заверили, что все прекрасно понимают, и Гермиона повернулась к своей маленькой армии, которая успела пополниться ещё на пару бойцов.
      - Наша задача освободить Гарри или забрать его тело, если он уже погиб - глухо добавила она. - Как только эта задача будет выполнена, сразу отступаем. Все готовы? - шестеро дружно кивнули. - Отправляемся.
     
* * *
      Закатное Солнце висело невысоко над горизонтом и окрашивало небо в розовые тона. Ангар, выкрашенный суриком, в свете заходящего солнца казался облитым кровью. До самого горизонта не видно было ни деревца, только трава, кусты и длинные бетонные полосы рулежных дорожек старой авиабазы. В отдалении виднелись другие ангары, но аппарировавших магов интересовал только этот. Двое отделились от группы и бегом отправились осматривать гигантские ворота, через которые мог бы проехать авиалайнер. Остальные двинулись к ангару, сохраняя боевой ордер, в центре которого находилась Гермиона и увязавшийся за ней Кикимер.Ждать Горана и его таинственного собеседника Гермиона не собиралась. Жизнь Гарри висела на волоске.
      На ходу Гермиона отстегнула рацию с пояса и начала вызывать Гарри, боясь ответной тишины. Но страх сразу рассеялся, когда через слабое шипение помех она четко услышала родной голос.
      'Гермиона! Как я рад тебя слышать'.
      'Как ты себя чувствуешь?' - вопрос был, конечно же банальный, но Гермиона не знала, как ещё сформулировать свое беспокойство о человеке, который пережил очередную 'аваду'.
      'Со мной все нормально. Спасибо за чары на скафандре. Чувствую себя как в танке... Правда, а застрявшем танке'.
      'Мы идем тебя вытаскивать. Потерпи'.
      'Увы, мне больше ничего не остается. Болтаюсь в паутине, как муха. Кстати о пауках, ты в курсе, что ловушку устроили Матус Айра и наш весельчак редактор Нильсен?'
      'Да. Кикимер заснял их на видео, и мы видели всю компанию похитителей. Не знаешь, что там за люди?'
      'Ну, из магов, кроме наших общих знакомых, есть как минимум ещё один. Офицер - точно магл, а человек в черном никак себя не проявил, так что не знаю'.
     
* * *
      - Готов спорить на свою волшебную палочку, этот парень жив - стоявший за плечем Матуса Айры бородатый маг также как и его спутник вглядывался в зеркальную поверхность шлема.
      - Это ненадолго - сухо обронил советник.
      - Матус. Может передумаешь насчет убийства? - негромко спросил бородач, кивнув на влипшего в паутину Поттера. - Чисто сделать это нам уже не удалось. О подлоге теперь знает его жена и невесть сколько народу рядом с ней. А чертов домовик с видеокамерой наверняка обеспечил её и документальным подтверждением нашей причастности. Может, пора подумать о переговорах, пока у нас более сильная позиция. Мы могли бы выторговать, например, непреложный обет с их стороны в обмен на жизнь Поттера.
      - Поттер своим обещанием прыгнуть на Луну привлек внимание общества. От согласия или несогласия Поттера хранить нашу тайну уже мало что зависит. Толпа уже задалась вопросом и ждет однозначного ответа. Нужно раз и навсегда убедить всех, что Луна недосягаема, а то мы будем регуярно принимать в этом ангаре ему подобных авантюристов.
      - Если ты упокоишь его сейчас, то толпа все равно не получит своих ответов. Ведь прыгнул-то он до срока и втихую, так что его смерть будет выглядеть дико таинственно - возразил бородач. - Так что ты не решаешь проблему, а просто переводишь её в неуправляемую плоскость. Подумай ещё раз. Может, выйти на контакт с этой Грейнджер и договориться?
      Пока пожилые джентльмены препирались, сопровождавший их офицер обратил внимание на панель широкополосного сканера своей рации, отметив активность на частоте радиосвязи скафандра. Переключившись на неё, он услышал мужской голос:
      '... будьте настороже. Судя по их разговорам, сюда уже выдвинулись войска'.
      Ему ответил молодой женский голос:
      'Спасибо за предупреждение. Мы что-нибудь придумаем. Расскажи, что ты видишь'.
      'К сожалению, не вижу ничего характерного, к чему можно было бы привязать мое местоположение. Потолок с лампами, паутина и расчищенный Нильсеном передо мной пятачок. Ничего примечательного'.
      'Ладно. Вычислим сами. Сообщай, когда что-нибудь изменится'.
      'Хорошо'.
      Криво ухмыльнувшись: 'Умники, блин!', полковник переключился снова на канал своих подчиненных.
      - Мэтьюс, заглуши весь гражданский диапазон.
      Убедившись через несколько секунд, что на частоте скафандра бушует бессмысленная какафония шипения и свиста, он обратился к спутникам:
      - Ну что, джентльмены. Ещё пара сюрпризов. Ваш пациент скорее жив чем мертв и активно переговаривается по рации с группой поддержки неизвестной мне численности и местоположения. Точнее, переговаривался. Я принял меры, и радиосвязь на частотах скафандра больше невозможна. Кроме того, судя по перехваченному отрывку его переговоров, он слышит наши разговоры. Вероятно через встроенный внешний микрофон. Кроме того, мне только что сообщили о нарушении периметра здания. Наши гости вошли в ангар через северные ворота.
      - О! - воскликнул Нильсен. - Как раз у этих ворот логовище акромантулов, куда я их и согнал - он улыбаясь повертел в руке какой-то черный амулет. - Надеюсь, наши милые паучки сожрут эту спасательную команду.
      - Я не стал бы на это полагаться - возразил Айра. - Ваши люди скоро будут здесь? - тихо спросил он полковника.
      - Да. Уже подъезжают. Южные ворота и служебный вход для них ближе. Так что минут через пять они будут здесь.
      - Тогда не имеет смысла дергаться. Поторопите своих людей, полковник, а мы пока приготовимся к встрече.
      Офицер снова погрузился в переговоры по рации, а бородатый маг шепнул Айре:
      - Думаю, что Грейнджер может оказаться здесь намного раньше, чем солдаты нашего полковника. Может, имеет смысл отступить из ангара? С пленником, разумеется - упреждая возражения гневно глянувшего Айры, добавил маг. - Он нам теперь ещё больше нужен живым. Вдруг придётся вести переговоры.
      - Какие могут быть переговоры? - криво улыбнулся Матус Айра. - В лучшем случае обливейт после допроса и уничтожения физических улик.
      - А в худшем ты прикажешь убить их всех, в том числе и его беременную жену?
      - Слушай! - огрызнулся Айра. - Не делай из меня злодея. Я выполняю свой долг и твой, кстати, тоже. Лучше радуйся молча, что тебе не надо принимать решений.
      Бородатый маг нахмурился, но отвечать не стал. Вместо этого он окликнул офицера, куда-то спешащего по тропинке.
      - Полковник, куда Вы?
      Тот, остановившись, ответил:
      - Господа, мне надо срочно вернуться в часть. Нужно приготовиться к очередной, будь она неладна, министерской комиссии.
      Четверо его спутников переглянулись.
      - Одну минутку, полковник. А как же наше дело?
      - Я уверен, что вы справитесь самостоятельно - с нетерпением бросил офицер и продолжил движение.
      Матус Айра слитным движением палочки нарисовал в воздухе слабо светящийся символ. Вторым движением он метнул этот символ в спину удаляющегося человека. Полковник замедлил шаг, потом остановился и повернулся к спутникам с удивленным и растерянным выражением лица.
      - Что это сейчас со мной было? - спросил он.
      - Вы имели удовольствие прочувствовать на себе действие магглооталкивающих - охотно пояснил Нильсен. - Группа поддержки нашего пленника, как Вы её назвали, уже приступила к активным действиям. Вы бы проверили, что делают Ваши солдаты.
      Полковник не стал углубляться в расспросы, а принялся переговариваться по рации. Сначала спокойно, потом повысив тон, а под конец переговоров перешел на отборный мат.
      - Они уверены, что я приказал им вернуться на базу. На мои команды реагируют странно, как будто слышат не то, что я им говорю - офицер развел руками. - Что делать?
      Матус Айра повернулся к самому молчаливому члену их компании, мужчине средних лет, одетому в строгий официальный костюм угольно черного цвета.
      - Нам понадобится помощь вашего агентства, мистер Джей. Ваши люди готовы к работе?
     
* * *
      Огромные створки, с только что нанесенным 'знаком отворота', под действием заклинаний начали откатываться. Взглядам магов открылся ангар, до самой крыши оплетенный паутиной, рвавшейся и опадавшей из-за движения ворот.
      Команда Грейнджер дружно взмахнула палочками и прожгла широкую просеку в паутине, не забывая про нити, которые удерживали её от падения на бетон. Огонь исправно пожрал указанную цель, но паутина провисла не на много. Некоторые нити были закреплены выше ворот, к самому потолку, и потому паучья сеть в целом сохранила форму.
      Выжигая паутину, команда магов углубилась в ангар по образовавшемуся каньону. Закатное солнце не проникало за ворота, и только потолочные светильники освещали путь. Гермиона очень пожалела, что никто из её команды не захватил с собой метлу или ещё что-нибудь летающее. Сейчас очень сильно бы помогла разведка с высоты, потому что стена паутины выше человеческого роста загораживала обзор, и в какую сторону прожигать путь, было не понятно.
      - Бета-рэд - обратилась Гермиона к одному из своих спутниц, - я подниму тебя левикорпусом. Определи направление движения.
      Боец согласно кивнула и через мгновение взмыла под воздействием заклинания к самому потолку, туда, где выше светильников пересекались потолочные балки. Через несколько секунд раздались вопли и истошный крик: 'Вниз!' Гермиона тут же применила 'либеракорпус' и подхватила падающее тело 'аресто моментум'. Но одновременно с этим с потолка посыпались и другие тела. Десятки небольших акромантулов обрушились на группу магов. Паутина справа и слева от прожжённой дорожки зашевелилась, и самые большие пауки ринулись в атаку с флангов и фронта.
      Засверкали вспышки заклятий. Взрывные, режущие, испепеляющие заклинания просто не успевали истреблять паучье воинство. Кикимер соорудил из трупов пауков купол и удерживал его над головой хозяйки, защищая от атак сверху. Под этот зонтик, усиленный одним из магов, забились и остальные.
      Рассвирепевшая Гермиона выкрикнула 'игнеас флагрум', и огненный бич, выросший из кончика её палочки, хлестнул по нападавшим. Вызывать полноценный адский огонь она опасалась из-за риска спалить своих спутников вместе с пауками, но и огненная плеть оказалась достаточно эффективной. Куски паучьих тел ошметки паутины, разорванные плетью, разлетались в стороны. Атака захлебнулась, и акромантулы поспешили отступить, утаскивая зачем-то тела сородичей. 'Сожрут они их, что-ли' - отрешенно подумала Гермиона, продолжая удерживать заклинание бича.
      Скоро стало ясно, что акромантулы не лишены интеллекта. Вторая атакующая волна ринулась в бой плотной фалангой, прикрывая первый ряд как щитами трупами сородичей. Отряд магов снова полыхнул заклинаниями, но большая часть попадала именно в мертвые тела. Пауки со всей доступной скоростью стремились приблизиться к людям на дистанцию физического контакта. И в тот момент, когда лавина акромантулов должна была подмять под себя горстку людей и начать рвать их на части своими хелицерами, раздался усиленный магией, бесстрастный голос: 'Мorte aranearum totalum!'
      Все пауки вздрогнули и, подогнув под себя лапы, замертво повалились на пол. По дорожке, прожжённой в паутине, шли два мага. Горан Йованович и его спутник. Невысокий человек неопределенного возраста с тростью, в черном каракулевом пальто с белым шарфом и того же цвета щегольской шляпой на голове.
      Трупы пауков завалили дорожку, и спутник Горана, брезгливо взмахнув тростью, невербальным заклинанием отправил их прочь с пути в паутину.
      - Не люблю насекомых - прокомментировал маг, обращаясь к своему спутнику. - Пришлось изобрести это заклинание, чтобы избавиться от комаров и муравьев у себя на даче.
      Приблизившись к Гермионе, он снял шляпу, вежливо поклонился и произнес по-английски с сильным акцентом:
      - Сеньорита Грейнджер, очень рад нашей встрече. Позвольте представиться - Кристобаль Хунта.

Не рой яму другому...

- если не припас лестницу для себя.

     
      Гермиона машинально протянула руку для поцелуя, припоминая все, что знает об этом неординарном маге. Слухи о нем бродили невероятные. Что ему уже семьсот лет. Что именно он первооткрыватель философского камня, а не Фламель. Что в молодости он состоял в доминиканском ордене и дослужился до чина великого инквизитора, и что благодаря ему были спасены сотни магов. Что после уличения его в колдовских способностях покинул орден, много путешествовал и в начале 20 века, после большевистской революции в России, он предложил свою помощь молодому государству и пытался воплотить в СССР утопию. Но все-таки информации о Хунте было очень мало, ибо он не стремился к публичности. В общем, очень неординарная личность пришла им на помощь.
      Но как не хотелось Гермионе пообщаться с магом из России, времени для этого сейчас не было. Ответив на приветствие, она развернулась к упавшему из-под потолка бойцу в красном и принялась осматривать её. Девушка была без сознания, бледное лицо и волосы перепачканы в крови, натекшей из рваной раны от укуса акромантула на левом предплечье. Потеря сознания и мелкая лихорадочная дрожь были следствием начинающего действовать яда. Второй боец в красном уже остановил кровотечение и теперь мелкими движениями палочки заживлял рану.
      - Дайте ей безоар - распорядилась Гермиона. - Альфа-рэд, аппарируй в Звейндрехт.
      В этой бельгийской деревушке жил и практиковал член организации и очень хороший колдомедик Тео Мертенс. Он так же как, и первая десятка получил сигнал через метку Гермионы, и вероятно, уже готов был оказать помощь в случае необходимости.
      Боец бережно поднял на руки свою напарницу, сосредоточился, но ничего не произошло. Антиаппарационные чары действовали. Тогда он пошел с раненой на руках к выходу. В качестве подстраховки с ним пошла двойка в черном.
      Гермиона оглядела ещё раз сплошную завесу паутины и, прикрыв глаза, вспомнила ощущение недавнего полета на ковре-самолете с Гарри. Его руку на своей талии, музыку и поцелуй.
      - 'Экспекто патронум'!
      Голубоватая выдра описала круг в поисках опасности и, не найдя, повисла перед хозяйкой, ожидая команды.
      - Катарина, нужны метлы. Срочно. Передай задержавшимся: без метел пусть не прыгают сюда.
      Патронус растаял в воздухе, чтобы появится в гостиной дома на Гримо. Но пока нет возможности взлететь на метле над паутиной, придётся повторить трюк с левикорпусом. Взлететь к потолку на этот раз пришлось альфа-синему. Повисев там несколько секунд он сообщил, что прямо напротив виден летающий шарообразный бокс камеры Поттера. Опустившись на землю, наблюдатель указал направление, и Гермиона снова хотела приступить к прокладыванию пути огнем, но обратила внимание на манипуляции мага из России.
      А тот делал из больших кусков рваной паутины шары размером с футбольный мяч и затем колдовал над ними. На поверхности шаров прорезался широкий рот, проступали большие глаза и нос картошкой. Шар оживал и, негромко бормоча что-то по-русски (Гермиона узнавала только отдельные слова и не очень понимала, при чем тут бабушка, дедушка, заяц, волк и медведь...), начинал кататься вдоль паутины, отдирая от нее и наматывая на себя все новые и новые нити. Уже десяток шаров носились вдоль паутины, на глазах увеличиваясь в размерах. Их бормотание сливалось в неразборчивый басовитый шум. Чем больше шары становились, тем быстрее они катились и наматывали на себя паутину. Самый большой, по-видимому первый, даже намотал труп маленького акромантула, и теперь при движении подпрыгивал из-за потери симметричности.
      - Что это? - вопросила Гермиона Кристобаля Хунту.
      - Это 'Kolobki' - не слишком понятно ответил тот. - Я думаю, не стоит тратить силы на уничтожение паутины. Она нам может пригодиться.
      Горан режущими заклинаниями начал добывать для Хунты исходный материал, и вскоре примеру серба последовали остальные. Через несколько минут вокруг магов носилось уже несколько десятков разновеликих шаров, стремительно пожирая паутину.
      В этот момент вернулась маги провожавшие раненую и ещё четверо припозднившихся на Гримо магов с метлами на плечах. Кроме метел они ни принесли тревожные новости. К югу от ангара видны многочисленные огни приближающейся колонны.
     
* * *
      Поттер злорадно прислушивался к переговорам своих похитителей и прикидывал свои возможности, в случае если его будут освобождать от паутины. К сожалению, они были невелики. Вряд ли ему удастся хотя бы дать в морду кому-нибудь из них. Но что-то нужно было сделать, чтобы задержать этих гадов до прихода Гермионы.
      Он мысленно поставил себя на их место. Что они знают? Они знают, что он не может колдовать в скафандре, что он не может аппарировать и не обладает какой-нибудь сверх силой, чтобы порвать паутину. Но все равно опасаются сюрпризов и будут действовать осторожно. Как бы он сам в такой ситуации поступил? Пленника надо связать вместо паутины веревками по 'инкарцеро', но для этого надо пленника освободить. Освобождал бы он его частично, например освободил-бы ноги и связал их, а потом освободил верхнюю часть и тоже связал. Тогда вероятность сюрпризов от пленного меньше.
      'Если так и будет, то что можно сделать?'
      Пока Поттер соображал, его похитители, видимо, сделали такие же выводы и начали аккуратно выжигать паутину вокруг его ног. Горящие нити паутины застилали серым дымом обзор скафандра. Жара Поттер не чувствовал, но зато почувствовал что его ноги наконец-то освободились. Правда, ненадолго. Наколдованные путы снова лишили его подвижности. Матус Айра и его бородатый спутник подняли палочки, и Поттер понял, что у него будет только несколько секунд свободы для придуманного впопыхах трюка.
      Айра с напарником действовали очень быстро. Едва языки пламени слизнули паутину со скафандра Поттера, как магические путы снова плотно его спеленали. Но в то короткое мгновение, пока руки Поттера были свободны, он успел вытянуть вверх правую, а левую прижать к груди. Сквозь синтетическую ткань перчатки он почувствовал заветный жезл управления видеобоксом. Веревки, спеленавшие его, уже не могли помешать большому пальцу сдвинуть кольцо на жезле вниз.
      Блестящая сфера ринулась на свое парковочное место и влетела прямо в выставленную вверх правую руку Поттера. Его пальцы нащупали скобу для транспортировки и крепко вцепились в неё, одновременно кольцо на жезле было снова переведено на максимальный радиус отлета. Зачарованный на удаление от жезла металлический шар резко дернул руку Поттера, но вырваться не смог и потащил человека вверх. Внизу мелькнули и мгновенно скрылись из вида перекошенные лица похитителей. Шар стремился улететь на заданное расстояние от жезла, но поскольку жезл преследовал шар, то полет не прекратился при достижении прежней орбиты, а продолжился на той же скорости. Поттера тянуло куда-то прочь от похитителей, вглубь ангара, заполненного паутиной. Почему-то ему вспомнился барон Мюнхгаузен, вытаскивающий себя за волосы из болота.
      Свободный полет продлился не так долго, как хотелось бы Поттеру. Целая серия взрывных заклятий и выстрелов из пистолета настигла его. Одно из заклятий попало в правую руку. Его перчатка разжалась, и он полетел вниз, в паутину.
     
* * *
      Командир роты капитан Мартинес в мистику не верил. Ещё в воскресной школе в Сан-Диего он приобрел устойчивую неприязнь к всякого рода духовности и религиозности, идущих вразрез с логикой. Но несколько необъяснимых эпизодов в его жизни всё-таки было. Например, в 2002 году в Афганистане. Его послали проверить местечко Толи-Багер на предмет укрывательства местными жителями боевиков. Несколько часов он колесил по неширокой горной долине, но к своему стыду не мог найти указанную деревушку.
      Вернуться на базу и доложить, что не нашел деревни, указанной в задании, означало похоронить надежду на скорое повышение в звании, так что он решил не рисковать репутацией. Его рейнджеры просто проверили соседнюю деревеньку Толи-Дур, и надо же было так случиться - нашли троих. Правда, пришлось их завалить якобы при сопротивлении, иначе он не смог бы спокойно подменить название деревни в своем рапорте. Что мистичного было в той истории? Год спустя он проезжал через эту деревню-невидимку и хоть убей не мог понять, как он мог не найти её в свое время.
      Вот и сегодня тоже творилась какая-то чертовщина. Выдвинулись к ангару и почти до него доехали, как вдруг он дал команду возвращаться. С чего он решил, что они в патруле и дежурство уже закончено, он объяснить не смог бы и под пытками. Но дальше - больше. Перед его 'страйком' буквально из воздуха возник черный внедорожник, и сотрудники какого-то отдела АНБ самого что ни на есть официального вида, потребовали остановиться. Потом была вспышка какого-то приборчика, очень похожего на авторучку, после чего капитан наконец-то осознал, что только что пёрся на базу, нарушая прямой приказ полковника. Капитан даже малость похолодел от перспективы объясняться с командованием. Но эти, в черном, успокоили его, объяснив, что вся колонна подверглась воздействию прототипа секретного психотропного оружия, попавшего в руки группы террористов, укрывающихся в ангаре. И теперь капитану ставится задача на уничтожение этих террористов, а для компенсации пси-воздействия АНБ-шники будут сопровождать колонну.
      Так и двинулись. Джип АНБ впереди, за ними командный БТР и БТР огневой поддержки, а потом вся остальная, сияющая фарами колонна машин трех взводов его роты, и взвода тяжелого вооружения.
      Капитан взглянул на экран, передающий видео с беспилотника¹. Оператор 'Ворона' как раз направил его камеру ночного видения на открытые сворки ангарных ворот. На экране ясно были видны шесть фигур с какими-то предметами на плечах, подозрительно похожими на ручные противотанковые гранатометы.
      - Дай картинку на этих людей - скомандовал офицер оператору.
      Зумм приблизил изображение, электроника подстроила резкость и четкость, и стали видны подробности. К удивлению капитана, это были не РПГ. Четверо из шести несли на плечах метлы.
     
* * *
      Из-за выходки Поттера было потеряно много времени, и теперь группа магов, хранителей тайны 'величайшего обмана ХХ века', возвращалась по только что проложенному через паутину пути. Надежно связанную тушку астронавта леветировал Нильсен, а жезл от камеры прибрал к рукам агент Джей. Шар с видеокамерой сейчас плыл рядом с его правым плечом. Все настороженно вслушивались и всматривались, держа палочки наготове.
      До подсобных помещений, а следовательно и до выхода из ангара, оставалось совсем ничего, как вдруг на них с воздуха обрушился поток заклятий. Шедший впереди агент Джей получил сразу три оглушителя. Два сверху он отбил, а вот третий, шедший на уровне пола, пропустил и свалился на бетон. Жезл выпал из его кармана, и сфера с камерой снова начала описывать циркуляцию вокруг эпицентра боя. Рядом рухнул сраженный серией 'ступефаев' главный редактор 'Люмоса'. Леветируемый им Поттер тоже грохнулся на пол и, не растерявшись, тут же подсек ноги бородатого мага. Тот потерял равновесие и завалился на паутину. Секундой позже в его неприкрытое щитом тело влетело два заклинания.
      Всего несколько мгновений боя, а на ногах оставались только офицер, стреляющий с колена по летящим под потолком фигурам на метлах, и Айра, удерживающий щит над ними обоими. Атаковать он не мог, поскольку красные лучи оглушителей летели в них непрерывными очередями.
      Отстреляв и заменив обойму, полковник убрал пистолет в кобуру и дернул за ногу пытающегося уползти Поттера, втаскивая его под купол щита Матуса Айры. Выхватив нож он резким движением полосонул по веревкам опутывающим туловище пленника, освобождая рычаг запора агрегатного отсека. Расстегнув защелку, полковник придавил Поттера к земле и рывком открыл его скафандр.
      - Слушайте все - заорал он. - Или вы прекращаете огонь, или я вгоню ему нож в печень.
      Поттер дернулся, в попытке вывернуться из-под полковника, но тот действительно вогнал пару сантиметров лезвия ему в незащищенную спину. В прикладной анатомии у полковника был богатый практический опыт.
      - Не дергайся парень, а то сам себя нарежешь ломтиками - рыкнул он ему.
      Поттер замер и прислушался. Заклинания действительно стихли.
      - Отдайте нам Поттера, и мы вас отпустим - прозвучал сверху голос, усиленный сонорусом.
      - Нам нужны гарантии - выкрикнул офицер.
      - Могу дать непреложный обет - донеслось из-под потолка.
      Полковник вопросительно взглянул на Айру, продолжавшего держать щит и сместившегося так, чтобы накрывать им бородача и редактора. Советник одобрительно кивнул и крикнул сам:
      - Нас устроит непреложный обет. Но только от Грейнджер.
      Пользуясь заминкой нападавших, он быстро кинул невербальный эннервейт в Нильсена и снова укрылся перламутровым куполом щита. Нильсен со стоном пришел в себя, подобрал палочку и привел в чувство бородатого, освободив его из паутины. Вдвоем они манящими чарами подтащили агента АНБ под щит Айры и тоже привели в чувство.
      Некоторое время ничего не происходило, только нарастал какой-то гул. Вскоре начала сильно дрожать паутина. Офицер настороженно смотрел в сторону источника звука, нацелив свой нож в печень пленника. Внезапно паутину подмял под себя огромный, выше человеческого роста, шар. Смотав паутину шар остановился. На нем проступила улыбающаяся рожа и уставилась на магов.
      В открывшемся после исчезновения паутины пространстве они увидели группу магов с Грейнджер во главе. Матус Айра опытным глазом трижды отца и пять раз дедушки определил, что она примерно на шестом месяце. Потом его взгляд переметнулся на её спутника, и тут он не смог удержать возглас удивления:
      - Кристобаль! Ты?!
      - Я, Матус. Я. Давно не виделись.
      Кристобаль Хунта подошёл поближе, снял шляпу и церемонно поклонился.
      - Ты нарушил клятву - зло бросил Айра. - Почему ты ещё жив?
      - Какую клятву? Хранить вашу тайну? - ухмыльнулся Хунта. - Я её не нарушал. Я всего лишь прогуливаюсь здесь, защищая прекрасную даму. Мой непреложный обет не запрещает мне это делать...
      - Кстати, о непреложных обетах - резко перебила их беседу Гермиона. - Вы хотели безопасность в обмен на Гарри? Я согласна гарантировать вам всем беспрепятственный выход за пределы ангара. Вас устроит?
      Маг согласно кивнул. Какое-то время ушло на уточнение формулировки, а потом Грейнджер и Айра сплели руки и Хунта засвидетельствовал клятву.
      Четыре мага и офицер спокойно направились к выходу из ангара, а Гарри кое-как выкарабкался из скафандра и обнял свою храбрую жену.
     
* * *
      Через несколько минут капитан Мартинес наконец получил сигнал к началу штурма.
     
     
     
      (1) Вот как выглядит тактический экран в БТР "Страйк": http://www.pichome.ru/image/DY2
      Хорошая фото-галерея с фотками американских рейнджеров http://military-photos.livejournal.com/268740.html
     

Если враг не сдается...

...то он тебя уничтожает.

     
      - Так, ребятки! Я дико рад вас всех видеть, но нам надо выбираться отсюда, - хлопнул в ладоши Поттер, привлекая внимание команды своих лучших учеников.
      - Можно считать фактом, что снаружи нас ждут. И готовы стрелять. Возможно, что солдатам прикажут штурмовать ангар. Так что уходить будем через крышу. К сожалению, метел всего четыре, а нас... - Гарри бегло пробежался глазами по соратникам, задержавшись немного на незнакомом лице Кристобаля Хунты, - двенадцать человек и один домовик. Поэтому первой ходкой с метел аппарируют только пассажиры, а второй ходкой уже уйдут все. Взлетать надо до границы действия антиаппарационных чар. Кто-нибудь проверял радиус?
      Альфа-черный поднял руку.
      - Когда мы провожали раненного красного, мы засекли, где они аппарировали - пояснил он с сильным немецким выговором. - Это примерно 200 метров. По-вашему 600-700 футов.
      - Хорошо. Но надо отвлечь внимание нашего противника. Так что первым делом ставим туман на ворота, - он повернулся к группе магов с метлами. - Синие на северные, это те, через которые вы прошли, а черные ставят туман на южные. Ставить с метел. В проёме ворот не отсвечивать. Следить за обстановкой. Не давать рассеивать чары.
      Бойцы кивнули и умчались выполнять.
      - Зеленые и желтые из чего попало делают армию болванчиков и подгоняют к воротам. Не забудьте их чуток нагреть, чтобы на тепловизорах выглядели как живые.
      - А может ходячих мертвецов слепить? - хитро улыбнулся боец желтой куртке со знаком 'А' на груди. - Думаю, дополнительное эмоциональное воздействие на магглов лишним не будет.
      Поттер ухмыльнулся.
      - В темноте и тумане это все равно не заметят. Так что не парьтесь. Делайте попроще и побольше, - он обернулся к сербу. - Горан, Кикимер. Со стороны служебных помещений надо запереть наглухо входы, поставить сигналки и ловушки. Сделаете?
      - Легко, - кивнул Йованович.
      - Хорошо. Действуйте.
      Маги разбежались выполнять задания, и на месте остались только Гермиона и Хунта. Гарри посмотрел на незнакомого мага и протянул руку:
      - Гарри Поттер.
      - Кристобаль Хунта, к Вашим услугам, - ответили ему на рукопожатие. - Очень приятно познакомиться. Хочу сразу отметить, что вашим методом аппарации я ещё не овладел, так что буду нуждаться в сопровождающем.
      - Учту, - кивнул Поттер. - Эти шары Ваших рук дело?
      Он махнул рукой на три десятка 'колобков', покачивающихся и бормочущих поодаль.
      - Да, - улыбнулся Хунта, - результат приобщения к русской...
      Договорить он не успел. Тишину ангара прервал оглушительный грохот шквального автоматного и пулеметного огня. В густом облаке тумана показались огни военной техники. Смутно видные сквозь пелену башенки бронетранспортеров изрыгали трассирующий поток пуль. Смертоносный ливень свинца рвал на части наспех трансфигурированные из паутины человекообразные фигуры, к сожалению очень немногочисленные.
      Кристобаль Хунта неодобрительно покачал головой, глядя на этот натиск и взмахнул тростью. Четыре самых больших колобка подкатились к нему. Пробормотав несколько формул на латыни, Хунта преобразовал шары. Они посерели и приобрели металлический отблеск. Маг резко указал тростью в сторону бронемашин, и колобки покатились, медленно набирая скорость. Гарри прикрыл себя и своих спутников магическим щитом, догадываясь о том, что сейчас будет.
      Стрелки БТР обнаружили приближение новых целей и сконцентрировали на них весь свой огонь. К гулу пулеметной стрельбы добавился металлический звон. Поверхность шаров покрылась снопами искр от рикошетирующих пуль. Их трассеры вычерчивали причудливые траектории, разлетаясь по ангару, и некоторые даже угодили в магический щит Поттера. Но весь этот поток свинца с высоким уровнем кинетической энергии не мог остановить тупую чугунную мощь. С грохотом колобки ударили в цель.
      От удара одна из бронемашин перевернулась на бок, и шар волок её по бетонному полу пока не впечатал в опорную колонну ангара. Второй бронемашине удар пришелся прямо по носу, и шар подмял её под себя, перекатившись по крыше, сминая и уничтожая оружие и приборы наблюдения. С кормы полураздавленного БТР колобок плюхнулся на бетон, раздробив плиту дорожного покрытия. Третий БТР пытался увернуться и принял удар по касательной. От удара его развернуло вокруг своей оси и оторвало два передних левых колеса. Видно было, как открылись броне-створки десантного отделения, и из БТР выскочили и, сломя голову, бросились бежать люди в камуфляже. Четвертый БТР, стоявший на удалении, взревел двигателем и, набирая ход, поехал прочь. Шар, укатившийся вслед за ним, растаял в тумане.
      Грохот выстрелов сменился тишиной, наполненной гудением двигателей поверженных машин и стоном раненых. К Поттеру спикировал один из магов в синем.
      - Отверстие в кровле проделано. Можно начинать эвакуацию.
      Поттер кивнул. Одного бойца послали за Гораном и Кикимером которые, оказывается, тоже успешно отбили атаку в подсобных помещениях. Вернее, атака на их направлении захлебнулась, в прямом смысле слова. Разверзшееся под ногами атакующей группы болото начисто сорвало их планы. Горан даже обезоружил солдат манящими чарами и пришел на место сбора обвешанный штурмовыми винтовками.
      Немного поспорили по поводу порядка аппарации. Оба мага из черной двойки получили пулевые ранения, к счастью легкие, и, само собой, их в первую очередь надо было отправить в Звейндрехт. Один из желтых бойцов был девушкой, и Гарри не задумываясь, назначил её третей в группу, но с четвертым эвакуирующимся возникли трудности. Гермиона ни за что не хотела уходить без Гарри, но тот был категоричен. В конце концов он предупредил, что применит 'Империо' если она не подчинится. Горан был заодно с Гарри и клятвенно обещал Гермионе, что глаз не спустит с её мужа и обеспечит его возвращение на Гриммо в целости и сохранности. И женщина уступила.
      На кровлю поднялись в два приема. На крыше было тихо и темно. Небо затянуто пленкой облаков, сквозь которую тускло светила Луна. Внизу в ангаре периодически раздавались выстрелы и вопли. Последняя партия големов, модифицированная Хунтой и вооруженная трофейными автоматами, теперь изредка стреляла в сторону осаждающих завывая дурными голосами. Это должно было хоть как то отвлечь внимание от происходящего на крыше.
      Поттер сидел на метле, а сзади, прижимаясь округлым животиком, сидела Гермиона. Она держалась за его пояс только одной рукой, второй удерживая сферу с видеокамерой. Поттер дал сигнал и взлетел. Четыре нагруженные метлы полетели, по спирали набирая высоту.
      'Только бы их не засекли' - билась мысль в голове Поттера.
      Но все шло гладко. Прямоугольник ангара становился все меньше и меньше. Когда достигли двухсот метров, зависли неподвижно, и пассажиры без проблем аппарировали. Двое раненых в Бельгию к медику, а Гермиона и девушка в желтом, со скафандром на плече отправились в Лондон.
      Четыре полегчавшие метлы спикировали вниз за оставшимися соратниками. Погрузились и взлетели снова, без команды, как и договаривались. Первыми, опережая, летели две двойки боевиков. Хунту вез Горан, а Гарри летел с альфа-желтым и Кикимером. Перегруженная метла едва ползла. Горан, верный обещанию проследить за Поттером, тоже не торопился и летел с той же скоростью. Кроме того, у него тоже была дополнительная нагрузка в виде китайского салюта. Когда первая пара уже преодолела две трети высоты, они ещё только метров на тридцать поднялись над крышей.
      Внезапно их ослепил яркий свет искусственного солнца. В его магическом происхождении можно было не сомневаться. Одновременно раздался грохот стрельбы, и десятки трассирующих линий скрестились на двух вырвавшихся вперед нагруженных метлах. Большая часть трасс била с земли, но несколько трасс протянулись к убегающим магам прямо с неба. Гарри вгляделся и увидел два вертолета. Они неподвижно висели в воздухе, и их лопасти крутились абсолютно бесшумно.
      Ливень свинца сделал свое кровавое дело. Разорванные в клочья тела четырех магов и разбитые в щепки метлы полетели на крышу ангара. Гарри в это время уже пикировал вниз и без снижения скорости влетел в отверстие в кровле. Следом за ним влетели под своды ангара Горан с Хунтой. Через несколько секунд снаружи начали рваться выпущенные с вертолетов неуправляемые реактивные снаряды, обрушивая этот участок кровли вниз.
     
* * *
      Сегодняшний вечер побил все рекорды абсурда с точки зрения капитана Мартинеса. Сначала все эти события с дезориентацией колонны. Потом странные манипуляции АНБ-шников. Теперь этот туман и человеческие фигуры на экране тепловизоров. Его стрелки точно и аккуратно всаживали очередь за очередью в силуэты, но те и не думали падать. И это было странно. Даже тяжелый бронежилет не может сделать человека равнодушным к обстрелу.
      Но мысли о странных людях вылетели из головы капитана, когда он увидел катящиеся на его бронетранспортеры огромные четырехметровые шары. Весь огонь без команды сосредоточился на них, но толку не было совсем. Пули со звоном отлетали от их поверхности. Не раздумывая, капитан заорал по связи водителям уклоняться от шаров. Но было поздно. Только его БТР смог избежать столкновения, остальные были просто раздавлены.
      Этого оказалось мало. Шар, от которого они уклонилась, начал менять траекторию почти не снижая скорости. Они оказались ещё и самонаводящимися! Это было похоже на оживший ночной кошмар. Капитанская бронемашина улепетывала от преследования, делая резкие маневры, но шар не отставал. Окончилось всё так же странно, как и началось. Джип АНБ поравнялся с чугунной сферой. Легкая вспышка, и шар прямо на ходу превратился в большую бесформенную кучу каких-то грязных веревок.
      'Капитан! Проверьте ваших людей. Усильте бдительность. Это все только отвлекающие маневры' - прокричал в рации голос полковника.
      Ни фига себе отвлекающие маневры. Три бронемашины превратились в утиль. Но проверить своих действительно надо было, потому что со всей этой абсурдной погоней он потерял управление ротой.
      Дела шли отвратительно. Единственная хорошая новость - никто не погиб. Было несколько раненых в раздавленных 'Страйках',но несерьезно. А вот со штурмовой группой, направленной через служебные помещения, случилась ещё одна чертовщина. Дюжина бойцов оказалась по горло в трясине, внезапно возникшей прямо посередине столовой. Кроме того, по их словам, из рук солдат вырвалось и улетело куда-то в коридор их стрелковое оружие. Мозг отказывался понимать происходящее, и Мартинес, стараясь быть корректным, потребовал у полковника объяснений.
      Вместо объяснений он получил вспышку по глазам от одного из АНБ-шников и странным образом успокоился. Странности перестали его волновать. Хотелось только точно и правильно выполнить приказ командования. Он быстро взбодрил командиров взводов и провел перегруппировку сил. Следующий штурм должен был начаться с поддержкой агентов АНБ. Капитан уже убедился, что те кое что могут противопоставить ереси, творящейся вокруг, и это успокаивало и придавало уверенности.
      А ересь продолжалась. Камера ночного видения на одном из беспилотников засекла четыре объекта, летящих в небе над ангаром. Капитан про себя равнодушно отметил, что это похоже на две пары людей, летящих на метлах. Он доложил полковнику, и тот начал орать требуя сбить их немедленно. А куда стрелять? Темно же. Будет свет? Хорошо. Будет и огневая поддержка.
      И действительно, через некоторое время над ангаром загорелся свет, и в прицелах пулеметов стали ясно видны фигурки людей. Впрочем, очень скоро это были уже просто куски фарша, падающие с высоты. С вертушек прошла информация, что ещё два объекта скрылись в ангаре. Значит, будет ещё один штурм.
     
* * *
      Четверо магов и домовик, укрытые дезилюминационным заклинаниями, стояли около откатных ворот и ждали момента. Из ангара на свет фар армейских грузовиков катилось два десятка колобков, пылая багровым нефтяным пламенем. За ними оставались горящие дорожки, веером расходящиеся от ворот ангара к машинам пехотинцев. Зрелище было красивое, но истинная цель этого фаер-шоу была повредить машины, освещающие пространство перед ангаром, посеять панику в рядах противника, ослепить тепловизоры и дать возможность невидимкам под прикрытием воцарившегося хаоса достигнуть заветной отметки в двести метров.
      К удивлению Гарри и его спутников, со стороны военных стрельбы не последовало. Шары катились по бетону совершенно спокойно пока метрах в пятидесяти от ангара не пересекли широкую белую полосу. Стон досады раздался среди магов. У них на глазах пылающие снаряды превратились в тлеющие и теряющие форму клубки паутины. По инерции протащившись ещё пяток метров, все два десятка шаров замерли бесформенными дымящимися кучами.
      Стало понятно, почему в первом штурме маги не принимали участия. Кольцо рассеяния чар вокруг всего ангара быстро не нанесешь. Зато теперь можно было не надеяться незаметно выйти.
      Магический свет залил ворота. Стало видно как взревели двигателями армейские машины, выдвигаясь к ангару. Впереди неторопливо ехал вполне гражданский черный внедорожник с затонированными стеклами. Глаз опытного мага мог различить пленку стационарного защитного заклинания, окутывавшего её. Такие же пленки окутывали и вездеходы солдат.
      - Ну что, джентльмены, - спросил невидимых спутников голос Поттера, - будут какие-нибудь идеи? У меня, право слово, ни одной нет.
      - Драться бессмысленно, - отозвался альфа-желтый. - Шансов нет. Надо как-то их обмануть и просочиться.
      - Сто пятьдесят метров после линии снятых чар по открытой местности? - голос Горана был полон сомнения. - Лучше спрятаться внутри и пусть они думают, что мы всё-таки их обманули и ушли.
      - С ними опытные маги, - напомнил Хунта, - я уверен, что Айра такую возможность обязательно предположит, и ангар будут обыскивать с особой тщательностью.
      Пока маги переговаривались, тонированный джип подъехал к кольцу рассеяния и пересек его. Защитное заклинание на нем при этом не пропало. Один из резервных колобков начал разбег, целясь в машину. Видимо, это Хунта проявил инициативу. Разбег у шара был недолгим и большой скорости набрать ему не удалось. Но это оказалось несущественно. За дюжину метров до столкновения шар, как и его предшественники, обратился в бесформенный комок паутины. Джип аккуратно миновал его останки и въехал, наконец, под своды ангара.
      - Поттер, сдавайтесь, - прогремел усиленный сонорусом голос Матуса Айры. - Сопротивление бесполезно. Если вы добровольно сдадитесь, то Вашим спутникам гарантируется жизнь. Не заставляйте людей умирать из-за вас. Если Вы выйдете и сдадитесь, я готов дать Вам непреложный обет, что все Ваши спутники останутся живы. Конечно, память мы им откорректируем, но их жизнь нам не нужна, и Вы можете её им сохранить.
      Пока вещал черный джип, ряд армейских 'хаммеров' тоже преодолел линию рассеяния чар и вереницей начал втягиваться в ворота. В каждой машине между солдатами в камуфляже были видны люди в черных деловых костюмах.
      - Быстро отходим к служебным помещениям, - тихо скомандовал Поттер.
      Он хотел переговорить со спутниками, сняв невидимость. И единственным местом для этого были служебные помещения ангара.
      - Ты решил сдаться? - спросил его Горан, как только они остановились и сняли маскировку.
      - В общем, да, - кивнул Поттер.
      - Но этот человек ни слова не сказал, что сохранит вам жизнь, хозяин! - воскликнул Кикимер.
      Поттер усмехнулся:
      - Айра в своем роде честный и прямой человек. Он уже сказал, что я должен умереть ради сохранения тайны лунной аферы правительства США и от своих слов он не откажется. Но вам, мои друзья, нет никакого смысла умирать вместе со мной...
      - НЕТ!!! - закричал домовик. - Я не позволю причинить зло лорду Блеку. Он должен покинуть это место.
      - Но как!? - воскликнул Поттер. - Мы лишены возможности аппарировать! Айра убил домовика, чтобы закрыть этот ангар от эльфийской аппарации, и я не знаю чар или ритуала которые могли бы отменить эту кровавую магию.
      Кикимер посмотрел своими большими глазами на Поттера, и лицо его приобрело некую торжественность.
      - Сильнее магии насильно принесенного в жертву домовика только магия добровольной жертвы!
      С этими словами домовик вытащил из под своей накидки армейский нож, видимо отобранный у одного из нападавших.
      - Пусть эльфийские пути откроются для хозяина Блека и его друзей, - проговорил домовик и с улыбкой вогнал лезвие себе в сердце. Опускаясь на колени, Кикимер выдернул клинок и очертил им в воздухе какую-то фигуру, обрызгав при этом бросившегося к нему Поттера. Умер он уже на руках у Гарри.
      Все стояли, потрясенные произошедшим.
      Горан похлопал мага в желтой куртке по плечу. Когда тот обернулся, серб сказал:
      - Оуэн, аппарируй на Гримо.
      Маг кивнул и с хлопком исчез. Йованович потормошил Гарри.
      - Ты должен воспользоваться этой жертвой, иначе она будет бессмысленна.
      Поттер встал, держа на руках ещё одного домовика, отдавшего за него жизнь. По его щеке ползла слеза.
      - Гарри, соберись. Господина Хунту на Гримо провести можешь только ты, так что давай-ка аппарируй, а я сразу за тобой.
      Поттер молча кивнул. Кристобаль Хунта взялся за его руку, и они исчезли. Серб остался один. Он прислушался к звукам, доносящимся из ангара. Голос Айры повторял и повторял свои предложения. Видно было, что это не запись, поскольку интонации были уже не столь спокойны и уговаривающи. В них стала проблескивать искренняя ненависть к дерзкому щенку, покусившемуся на порядок вещей. Горан усмехнулся.
      - Так-то вы соблюдаете статут о секретности, достопочтенный. Во всю на магглов работаете. Нехорошо.
      С этими словами он откинул крышку бочонка с китайским салютом. Под крышкой обнаружилась рукоятка в виде извивающегося дракона. Дракон повернул свою деревянную морду к Горану и встопорщил позолоченные усы. Рука серба уверенно легла на ручку.
      - Обливейт, - шепнул маг, провернул рукоятку вокруг оси и аппарировал в дом на Гримо.
     
* * *
      Если бы в этом ангаре оказалось бы какое-нибудь сверхъестественное существо, для которого летящий шмель медленно и лениво шевелил бы крыльями, а весь мир вообще казался неподвижным, то оно увидело бы восхитительное и ужасающее зрелище. Ещё до того как бочонок превратился в невыносимо яркую и горячую вспышку, пространство вокруг него исказилось и потекло, как будто творцом этого мира был какой-нибудь безумный фанат творчества Сальвадора Дали. По бетонному полу, покрытому стареньким кафелем, пошла рябь как на поверхности пруда при дуновении ветра. Стены вдруг потеряли свою параллельность друг другу, а на потолке образовались маленькие отверстия, в которые пыталась просочиться пустота космоса. Но успеть это сделать она не смогла. Твердый свет родился в недрах бочонка. Расширяясь и распрямляясь, он пожрал сначала деревянные стенки, а потом гипсокартонные перегородки и потолок. Все это просто исчезло, насыщая новорожденного. Вырвавшись из пространства служебных помещений, свет ринулся к стенкам ангара, впиваясь на своем пути в плоть людей и сталь машин.
      Встретив, наконец, препятствие в виде гофрированных стальных листов стены и потолка, свет притормозил. Он не мог сразу съесть столько материи. Она медленно испарялось под его напором, но не торопилась исчезать совсем. Но на помощь уже летела волна восхищенного до разрыва молекулярных связей воздуха, насыщенного испарившимся металлом и кремнеземом. Вместе они, воздух и свет, порвали творение человеческих рук как плохое оригами.
      Свет ринулся на свободу к звездам и горизонту, становясь все мягче и спокойнее и распадаясь на тысячу лучей. А его помощник воздух конечно отстал. Он рвался вслед за светом, разбрызгивая сталь, растаявшую как мороженое, разбрасывая бетонные плиты, ненароком вывернутые из земли и скрученные в узел машины, но это было безнадежно. Свет умчался, оставив своего медлительного товарища. Огорченный воздух медленно возвращался обратно, туда откуда так неожиданно для себя вырвался. По пути он пинал и гнал перед собой все, что не успело улететь прочь при его яростном рывке. Вернувшись к останкам ангара, воздух почувствовал необыкновенную легкость и устремился ввысь, к безмятежному куполу неба.
      Но никакого сверхъестественного или просто живого разумного существа в этой степи не оказалось, и зрелище вырастающего на месте ангара исполинского гриба издали наблюдали только оглушённые звери и птицы.

Дела давно минувших дней...

... предания стариков глубоких.

     
      С ДНЕМ КОСМОНАВТИКИ ВАС,МОИ ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!
     
      Настроение народа, собравшегося на Гриммо, было двойственным. Тревога затянувшегося ожидания сменилась радостью возвращения. А потом радость была отравлена скорбью по погибшим товарищам. Гермиона мысленно уже представляла, что она скажет матерям и женам погибших воинов, и все слова казались ей фальшивыми и блеклыми перед лицом неотвратимости.
      Тело Кикимера погрузили в стазис. Поттер решил сделать посмертную маску домовика и только потом похоронить рядом с могилой Добби. Самого Поттера хотели было погнать в Звейндрехт залечивать бесчисленные гематомы, покрывавшие все тело, но он отказался покидать гостиную, пока ему не расскажут, как его нашли и спасли.
      Гермиона быстро изложила предысторию их спасательной экспедиции и, наконец, публично поблагодарила Кристобаля Хунту за помощь. Внимание всех присутствующих тут же переключилось на таинственного мага из России. Но от ответов на многочисленные вопросы он уклонился и предложил сначала посмотреть на то, что записали видеокамеры в лунном боксе. Это предложение было встречено единодушным одобрением, и вот на экране огромного телевизора в гостиной дома на Гримо стала разворачиваться история приключений Поттера.
      Народ передёрнуло при виде попыток пауков прокусить скафандр. Монологи Нильсена всех потрясли не меньше чем авада Айры. А когда запись окончилась, Хунта встал и торжественно объявил:
      - Дорогие друзья, вот сейчас я могу ответить на все ваши вопросы. До сих пор я был связан непреложным обетом, запрещающим раскрывать то, что мне известно тем, кого не посвятила в это американская сторона. Этот фильм полностью снимает ограничения, и теперь для вас я не обязан хранить тайну величайшего обмана 20-го века.
      Когда народ пошумел и успокоился, Хунта начал:
      - То, что я хочу вам рассказать, я понял далеко не сразу. Потребовалось много времени, развал Советского Союза, большие перемены в мире магглов и их средств обмена информацией, чтобы собрать кусочки мозаики, которую я вам сейчас продемонстрирую.
      - Началось все в 1968 году с доклада главного конструктора лунной программы американцев Вернера фон Брауна. Он признал невозможным обеспечить пилотируемую посадку на Луну. Проблема была в верхней водородной ступени ракеты-носителя Сатурн. Запланированная дата экспедиции приближалась, а у создателей ракеты не было ещё ни одного удачного запуска двигателя этой ступени с промежуточной орбиты. Имеющаяся в наличии верхняя ступень с надежными кислородно-керосиновыми двигателями не развивала нужный импульс и не могла разогнать до второй космической скорости связку 'Аполлона' и полноценного спускаемого аппарата. Все что мог обеспечить Вернер фон Браун - это пилотируемый облет Луны и спуск на её поверхность предельно облегченного беспилотного модуля.
      Требовалось дополнительное финансирование и, главное, время. А со временем было очень плохо. Они полагали, что значительно менее амбициозная лунная программа русских была на финишной прямой. Назревала очередная победа СССР в космической гонке.
      Неизвестно, в чьей голове родилась идея имитации высадки, но она все больше и больше овладевала умами тех, кто принимает решения. 'Свободная пресса' уже давно была послушным инструментом, и никто не сомневался, что фальсификацию удастся выдать за триумф. Останавливало только понимание, что обман невозможно скрыть от глаз главного соперника. Более того, Соединенным Штатам нужно было публичное признание Советским Союзом победы США в космосе. Только так и не иначе. Но какую 'чечевичную похлебку' можно было предложить русским за 'первородство'?
      Тут надо вспомнить, что весь мир ждал, что скоро разразится третья мировая война. Что антагонизм двух идеологических полюсов рано или поздно будет разрешен силой оружия. Только что, по историческим меркам, закончился карибский кризис. США увязла во вьетнамской войне. Раскручивался маховик гонки ядерных вооружений. Но на фоне этого бряцанья оружием те, кто реально принимают решения, уже приняли новую стратегию, в которой победить социалистический лагерь планировалось без насилия. План, рожденный в аналитических центрах Лэнгли, и чьи искаженные отблески называют 'планом Даллеса', предусматривал деморализацию СССР и всего социалистического лагеря. Разложение общества изнутри. И для реализации этого плана Соединенным Штатам нужно было очень серьезно поработать над восстановлением имиджа 'империи добра'. Одним из краеугольных камней этого имиджа было превосходство в космосе. Так что выигрыш в лунной гонке был делом принципиальным.
      И опять мне неизвестен автор идеи - как заставить русских признать и подкрепить своим авторитетом фальшивку. Но она была гениальна: гарантировать русским отказ от применения ядерного оружия первыми. И гарантировать это не никчемными бумажками, а всерьез, с помощью магии. Это действительно было то предложение, от которого русские не могли отказаться.
      Вот теперь начинается история, в которой я принимал непосредственное участие. В январе 69-го года со мной связался известный вам Матус Айра. Он, или те, кто его послали, правильно предположили, что я вхож в верхние круги власти в СССР и имею там некоторый авторитет. При встрече он передал личное письмо свежеизбранного президента Никсона к генеральному секретарю Леониду Брежневу. Айра предложил вариант реализации долговременного магического контракта и попросил помочь убедить российское руководство в серьезности намерений американской стороны. Я обдумал и согласился. Разумеется, Брежнев воспринял все это с настороженностью, но я был убедителен и обещал лично участвовать в реализации обещаний американской стороны. В итоге Брежнев согласился. Он не был таким фанатиком ракет как Хрущев. С одной стороны это хорошо, но в чём-то это печально...
      Хунта тяжело вздохнул каким-то своим мыслям, а потом достал оригинал той фотографии, которую магически размножил Горан для прыжка к ангару.
      - Вот здесь вся команда магов, работавших над прикрытием 'Лунного обмана'. Весной 69-го мы создали целую систему не снимаемых чар, активирующуюся во время инаугурации при произнесении присяги президента США. Слова, которые в соответствии с конституцией обязан произнести новый президент, стали одновременно и подписью под магическим контрактом. Так что, начиная с 69-го года, СССР могли больше не опасаться ядерного удара. Ну, по крайней мере, полномасштабного. От случайных пусков или свихнувшихся капитанов субмарин наши чары не защищали. А взамен советское правительство прекратило свою лунную программу и признало первенство американцев на Луне. И можно сказать, что с этого момента начался закат СССР.
      Возглас удивления послышался среди собравшихся.
      - Да. Да - подтвердил свои слова Хунта. - Именно это знаковое событие запустило цепочку изменений, которая потом переросла в торжество капиталистической модели экономики и победу идеологии общества потребления. И восхитительный эксперимент, который на моих глазах проходил на территории России, закончился жестоким погромом.
      - Мне, семь веков живущему на земле, не хватило мудрости разглядеть троянского коня, и я своими руками приговорил то, над чем так долго корпел - видно было, что он испытывает тяжесть, произнося это.
      В гостиной царила тишина. Все смотрели на Хунту и его изменившееся лицо, которое вдруг перестало напоминать про инквизицию. Гермиона посмотрела на DVD-диск с записью приключений Гарри и сказала:
      - Значит, в наших руках настоящая бомба?
      Хунта кивнул.
      - Да. Но взорвать её, не нарушив 'Статут о секретности', невозможно. И для вас это знание представляет скорее не ценность, а опасность - Хунта улыбнулся, но доброты в этой улыбке не было. - Те, кто ведет глобальную игру, наверняка захотят обезопасить свои ставки.
      - Вы уже не один раз упоминали этих таинственных 'принимающих-решения'. Кто же они? - спросила Катарина.
      - Я не знаю точно, что это за люди, сеньорита. А свои догадки и предположения оглашать не хочу.
      - Значит надо поймать этого Айру и прижать его хорошенько, чтобы рассказал на кого работает - воскликнул кто-то из боевиков. Его шумно поддержали.
      - Не получится - негромко сказал Йованович.
      - Это почему же? - взвился альфа-черный. - Мы что, не сумеем его аккуратно выкрасть с какого-нибудь научного мероприятия? Не говори ерунды.
      - Я никогда не говорю ерунды - резко бросил Горан в ответ. - Просто, улетая из ангара, я активировал китайский фейерверк. А Матус Айра находился от него метрах в тридцати. Так что шансов выжить у него не было никаких. Я надеюсь, что там сдохли вообще все, кто сегодня стрелял в нас и убил наших друзей.
      Гостиная загудела от этой новости. Раздавались восклицания: 'Офигеть!', 'Ну ты даёшь!', 'Отлично!', но Горан смотрел на Гермиону и ждал её гнева.
      - Как ты мог, Горан! - взорвалась она. - Ты совсем рехнулся? Там же было не меньше сотни людей.
      - Не людей, - возразил Горан, - а солдат. Я не убил ни одного невинного и мирного человека, в отличие от этих ублюдков со звездно-полосатым флагом, которые расстреливали мой народ. Которые безнаказанно бомбили церкви, школы, больницы. От их рук погибли тысячи мирных жителей, а сами они потеряли всего двоих. Я просто попытался исправить соотношение.
      - И что? Ты теперь тоже будешь бомбить церкви, школы и больницы? - кричала на серба Гермиона. - И когда ты остановишься? Когда счет пойдет на тысячи? Ты уже не по локоть в крови, ты в ней плаваешь!
      Все молчали, наблюдая эту вспышку гнева. Тишину прервал Кристобать Хунта.
      - Я не буду оправдывать поступок молодого человека, но хочу сказать, что он оказал вам хорошую услугу.
      Гермиона гневно посмотрела на Хунту, но кричать на древнего мага не решилась. Он спокойно продолжил:
      - Те, кто принимает решения, прекрасно знают, что с вашей стороны исходила опасность. На устранение её они послали одного из лучших исполнителей и даже придали ему войска. Просто абсолютная гарантия успеха. Но скоро они узнают, что вы вырвались из ловушки, а все, кто вас ловил, мертвы. Это сигнал им, что в раскладе присутствует неучтенный фактор. Что, возможно, вы обладаете намного большим могуществом, чем им казалось раньше. И плюс к тому, сигнал, что вы не обладаете непростительной, с их точки зрения, слабостью - следованию нормам морали. Они судят только по себе, а сами они не стесняются убивать миллионы людей ради своих целей. Так что, если до новости от Горана я считал, что будет организована охота на вас, - он обвел рукой аудиторию, объединяя этим жестом всех присутствующих. - То теперь я уверен, что сначала будут переговоры.
      - Мы, - Гермиона тем же жестом что и Хунта обвела рукой присутствующих, - хотим построить мир, в котором не будет обмана и насилия. В котором маги будут помогать магглам и заслужат любовь, а не страх. И на этом пути мы будем совершать поступки, по которым нас позднее будут судить. Я не хочу, чтобы путь к цели был устлан трупами.
      - Добрым словом и пистолетом вы достигнете большего, - по-инквизиторски улыбнулся Хунта. - Но мне нравится ваша решимость. Я сам уже очень давно пытаюсь решить задачу построения идеального общества. В СССР я был близок к ней и во время разрушения Союза обрел огромные знания о том, как это общество создавать не надо. Так вот, отказ от реального взгляда на мир и следование идеальным представлениям как раз одна из губительнейших ошибок. Вы в начале пути, и я советую подумать над этим. А сейчас стоило бы успокоиться и не делать резких движений, о которых потом можно пожалеть. Расскажите лучше о том, почему вы так преждевременно оказались в этой ловушке?
      Грейнджер ещё не остыла, и отвечать стал Поттер. Он рассказал о просчете вариантов исхода мероприятия и их вероятных последствиях для организации. О решении проверить возможность прыжка на Луну. Об опасности публичного позора, в случае если прыжок невозможен. О планах имитировать прыжок с помощью Горана под обороткой и дубликата скафандра, если Поттер погибнет в тестовом прыжке. Хунта с интересом выслушал рассказ и ещё раз улыбнулся как судья, подловивший подсудимого на самообличающем факте.
      - Вы только что признались в намерении устроить фальсификацию для сохранения лица в случае проигрыша. Милейшая сеньорита, - он обратился к Грейнджер. - Да вы просто нога в ногу идете с нынешними властителями мира. И я не могу передать, насколько я рад этому.
      Гермиона фыркнула, но опять промолчала. Она не могла забыть, что Кристобаль Хунта более чем в двадцать раз старше её.
      - И если вы решите повторить попытку тестового прыжка на Луну, то я даже предоставлю Вам реальный снимок лунной поверхности.
      Хунта достал из внутреннего кармана пиджака чёрно-белую фотографию с безжизненной поверхностью Луны и передал её Поттеру.
      - Это снимок лунной поверхности, сделанный русским самоходным аппаратом. Ориентируясь на него, вы точно не окажетесь в ловушке.
      - Спасибо, мистер Хунта - поблагодарил Поттер. - Я воспользуюсь им, только надо немного отдохнуть. Уж больно напряженной выдалась эта ночь.
      И действительно. Собравшиеся время от времени зевали, стараясь это скрыть. Ночь вымотала всех преизрядно. И тех, кто воевал, и тех, кто напряженно ждал новостей, оставаясь на Гримо. Поттер предложил закончить на сегодня и разойтись по домам. Боевики дружно пожали руку командиру и аппарировали. Катарина увела Гермиону в её спальню, чтобы пошептаться. Добсон удалился на свою платформу в северном море. Остались только Поттер, Йованович и Хунта. Хунта снова попросил помощи в аппарации домой у Горана и взял с Поттера обещание, что его тоже научат этому методу трансгрессии.
      - Гарри, - произнёс Горан, не торопясь перемещаться. - Ты сам-то как относишься к моему поступку?
      Поттер помолчал. Посмотрел на портрет Сириуса, висящий на стене, и ответил:
      - Я ещё не нарастил такую броню цинизма, как наш уважаемый гость, - он кивнул на Хунту. - Потому скажу честно, меня ужаснуло то, что ты сделал. Но с другой стороны, я за свою жизнь уже насмотрелся на результаты всепрощения и попустительства злу, так что твой поступок понимаю. Лично я тебе благодарен за то, что сумел прийти мне на помощь, когда я её уже не ждал. Но мне жаль, что доверие Гермионы ты, по-видимому, потерял.
      - Время лечит, молодые люди, - вмешался Кристобаль Хунта. - Она ещё поймет, что целей, которые она перед собой поставила, достичь без насилия просто невозможно. Главное не забывать, что это самый слабый и ненадежный инструмент. Хотя и очень быстрый.

Эпилог. 19 часов спустя.

     Гарри стоял на поверхности Луны и любовался огромным голубым шаром родной планеты. Кружева облаков окутывали её большую часть густой пеленой, и Британские острова тоже были не видны.
      'Не все желающие смогут пронаблюдать салют на Луне' - подумал Поттер и огляделся.
      Отраженный от земной атмосферы солнечный свет достаточно ярко освещал каменистую лунную равнину, однообразие которой нарушалось только белой поверхностью лунного ровера русских. Он безжизненно стоял с открытой панелью солнечной батареи как памятник человеческому любопытству. Гарри вытряхнул на грунт рядом с ним дюжину теннисных шариков, зачарованных как порталы, и взглянул на дисплей шлема. Время для активации первого стремительно приближалось. Несколько секунд, и один из шариков подернулся голубым свечением и исчез.
      Поттер вздохнул с облегчением. То, что портключи работают и на таком расстоянии означало, что магия не связана с биосферой. Магия есть везде. Этот вывод очень успокаивал и обещал, что возвращение домой не станет проблемой.
      Сфера с видеокамерой описывала круги вокруг него, а Поттер стоял в задумчивости. Через пять дней ему предстоит повторить этот прыжок и вернуться на Землю уже самым известным магом двадцать первого века. Триумфатором. А потом навалится такой плотный вал дел, что он заранее себе сочувствовал.
      Ещё один мячик засветился и исчез. Поттер продолжал думать, поскольку заняться было в общем-то нечем. Почему так? Почему он, не ищущий славы и известности, постоянно находит её. Какова его судьба и предназначение, коли его жизненный путь так причудлив и богат на события.
      Шарики исчезали один за другим с интервалом в минуту, успокаивая тревогу оставшихся на Земле друзей. Обещая им, что Поттер вернется. А первый человек на Луне смотрел на свою планету и ему казалось, что ответ перед ним. Целая планета нуждается в лечении. Лечении от лживости, зависти, глупости и алчности. От лени и равнодушия. И у него есть могучий инструмент способный на это - магия.

КОНЕЦ


Оценка: 4.43*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"