Волкова Альвина: другие произведения.

Стальная: наследие авантюристки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.09*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть 1 завершена Чужая душа - потемки. Да, и чужое сердце не так-то легко понять. А если это еще и сердце черного дракона!? То и тем более. Но если заклятье связало вас намертво и сбежать от такого 'подарка' судьбы не представляется возможным - не робей. И тогда, может быть, у вас еще будет шанс попасть в другой мир, найти верных друзей и обрести настоящую любовь.


Сердце черного дракона.

1 глава

  -- Когда ты улыбаешься - звезды меркнут! - на одном дыхании, трепетно произнес он, прижимая ее хрупкую ладонь к груди.
   На кончиках ресниц, точно бриллианты засверкали две крупные слезинки. Лилиан смущенно отвела взгляд, но яркий румянец выдал волнение и сердечный трепет.
  -- Не может быть, - одними губами прошептала она, - Я так счастлива.
  -- Выходи за меня, Лилиан, - предложил он, с замиранием сердца ожидая ее ответа.
   Девушка, недолго думая, радостно воскликнула:
  -- Конечно, Джордж!...
  
   Тяжко вздохнув, я откинулась на спинку кресла, и бросила на стол последний листок слезливой эпопеи о любовных похождениях Лилиан. Боже, какая муть! Не будь автор этого "шедевра" моей лучшей подругой, тут же предложила бы закидать свою Музу тухлыми помидорами. А так, придется найти помимо критики, что-нибудь положительное в трехсотстраничной эпопее о мечущейся, от одного белокурого возлюбленного к другому, безмозглой барышне семнадцати лет. Ох, мама-мия, стоило отказаться от этой затеи еще тогда, когда Надя только начала намекать, что что-то пишет.
   И откуда, скажите мне, у моей до крайности меркантильной подруги взялось столько розовых соплей?! Что-то раньше я за ней подобного не замечала! Видимо она хорошо маскируется. Или же моя бизнес-вумен в тайне мечтает о несбыточном. Я, конечно, люблю романы, но не такие, после прочтения, которых мозги превращаются в сахарную вату. Лучше бы она не фантазировала, а взяла и написала бы о своих рабочих буднях. Из жизни, так сказать, менеджера по продажам. Вышла бы изумительная вещь. Я даже название придумала: "Как закадрить клиента за десять секунд".
   В коридоре зазвонил телефон. Кого это, ни свет, ни заря? Я кинула мутный от недосыпа взгляд на будильник. Неоновые стрелки показывали шесть утра. Опять засиделась. А через два часа на работу. Блин!
  -- Да, иду я, иду, - раздосадовано буркнула надрывающемуся аппарату, - Алло. Слушаю.
  -- Нина Валентиновна? - поинтересовался смущенный девичий голос.
  -- Да, я.
  -- Доброе утро.
   Ну, это смотря с какой точки зрения посмотреть. Для меня, например, оно не доброе. И причину я уже назвала. Но в трубку пришлось промямлить то, что хотят услышать:
  -- Доброе.
  -- Я звоню вам, чтобы сообщить тяжкую для вас новость. Несколько дней назад скончалась ваша бабушка Мария Олеговна Тверёва.
  -- ...н-да, - тихо пробормотала я, присев на табурет возле столика с телефоном, так как коленки предательски задрожали.
  -- Мы отправили на ваш адрес все уцелевшее имущество Марии Васильевны.
  -- ...а...А что произошло? - смущенно поинтересовалась я.
  -- Пожар, - коротко и маловразумительно ответили на том конце.
  -- Понятно.
  -- Ждите вещи сегодня в час дня.
  -- Сп-пасибо.
  -- Соболезную, - наконец, почти шепотом, произнесла девушка.
  -- Да... конечно... спасибо.
   Руки безвольно опали. Тишина в квартире показалась чудовищно громкой.
   Чтобы придти в себя понадобилось несколько часов пешей прогулки и три порций шоколадного мороженного. На работу не пошла. Не было ни сил, ни желания. Я бродила по улицам города, не видя, ни куда иду, ни кто идет рядом со мной. Иногда на пути встречались знакомые лица, но я обходила всех стороной. Не хотелось никого слышать. Я шла и шла, пока не заболели ноги, и не захотелось домой.
   Когда вернулась, часы пропикали двенадцать часов пополудни. Сварила крепкий кофе и сразу села за компьютер, где все еще висела незаконченная работа. Она отвлекла от печальных мыслей. В час ровно позвонили в дверь.
  -- Кто? - крикнула я, разглядывая в глазок мужчину крепкого телосложения в спец-костюме лаконично строгой расцветки синего с черным.
  -- Курьер.
   Нехотя открыла дверь и выглянула в коридор. Стоящие деревянные коробки впечатлили размерами.
  -- Сколько с меня?
  -- Уже оплачено. Распишитесь.
   Чирикнув роспись в графе "получено", возвратила квитанцию мужчине. Он оказался весьма любезным и помог внести коробки в квартиру. Они заняли практически всю прихожую.
  -- Спасибо, - пробормотала я.
  -- До свидания.
  -- До свидания.
   Покопаться в вещах не дал очередной телефонный звонок. После прогулки уже четвертый. Странно: с работы я отпросилась, Надя занята. Кто бы это мог быть? Мне никого не хотелось слышать, и я просто игнорировала звонки.
   Однако в этот раз звонили долго и упорно. Решили, наверное, взять на измор. В голову пришла запоздалая мысль, что это может быть та девушка, которая сообщила о смерти родственницы, звонит уточнить, получила ли я посылку. Я подняла трубку, и устало пробормотала привычное: "Да, я вас слушаю".
   На другом конце провода дышали хрипло и тяжело точно пробежали марафонскую дистанцию. Я тоскливо посмотрела на аппарат.
  -- Слушаю вас, - милостиво повторилась, не отягощая голову лишними размышлениями.
  -- Ты, - просипели в трубку, - не смей открывать сундук.
  -- Кто вы? - тут же поинтересовалась, ощутив, как по спине побежали мурашки.
  -- Ты хорошо меня слышишь?!! - рявкнул незнакомец.
  -- Кто вы? - раздраженно вскрикнула, нервно дернув за ни чем не повинный провод.
  -- Не задавай глупых вопросов, - голос незнакомца так и сочился злобой, - Узнаю, что открыла...
   Повелительный тон заставил непроизвольно сжать кулаки. Что он себе позволяет?!!
  -- Да пошли вы, - недослушав, презрительно фыркнула и бросила трубку.
   "Ничего себе", - успела еще подумать, прежде чем телефон снова ожил. Отвечать не хотелось, но рука потянулась сама по себе.
  -- Слушаю.
  -- Не смей! Слышишь!
   Пальцы, сжимающие телефон, побелели. Что этому типу от меня нужно? О каком сундуке идет речь?
  -- Не смейте больше сюда звонить, - процедила сквозь зубы, - или я вызову милицию.
  -- Откроешь - умрешь.
   В трубке раздались гудки. Что за...Черте что. Руки мелко дрожали, и очень хотелось швырнуть об стену это надоедливое средство современной коммуникации. Не решилась. Зря. Очередной звонок заставил подскочить на месте.
  -- Не смейте мне угрожать! - крикнула в трубку, отметив, что голос приобрел истеричные нотки.
  -- Нина Валентиновна?
   Это был явно кто-то другой. Не тот мерзкий тип. Голос говорившего отличался необычайной приятностью, и было в нем что-то, заставившее сразу успокоиться и слушать.
  -- Да, это я.
  -- Мы с вами не знакомы. Но нам обязательно нужно встретиться.... Это по поводу вашего наследства.
  -- Какого наследства? - нахмурилась я.
  -- Того, что оставила вам ваша бабушка.
  -- Кто вы?
  -- Я хороший знакомый Марии Олеговны. Меня зовут Станислав.
   Подобная трактовка насторожила. Ни адвокат, ни доверенное лицо, а некий знакомый. Странно. Очень странно.
   Увы, я не так хорошо знала Марию Олеговну, хоть и провела большую часть детства в ее доме в деревне. Баба Маша всегда была добра ко мне, но лет с одиннадцати, родители перестали отпускать меня к ней, каждый раз находя самые нелепые отговорки, лишь бы я оставалась дома. Боялись ли они за меня, или их пугало что-то другое? - не знаю. Скорее всего, перессорились из-за чего-то и просто не хотели впутывать ребенка в семейные дрязги. Бабушка она мне не родная, а двоюродная, но не менее любимая. И хотя мы столько лет не виделись, весть о ее смерти стала для меня серьезным ударом.
  -- Нина Валентиновна? Вы слышите меня?
  -- Да, я слышу вас. Давайте отложим до завтра. Сегодня я просто не в силах...
  -- Завтра так завтра, - легко согласились и даже, по-моему, улыбнулись на том конце, - Я позвоню вам во второй половине дня.
  -- Хорошо.
  -- До свидания, Нина Валентиновна.
  -- До свидания.
   Я положила трубку. В квартире воцарила тишина. Даже обычно беспокойные соседи сверху, подозрительно притихли. Была мысль не распаковывать вещи или по крайней мере оставить до завтра, но повозившись у плиты, разогревая скудный обед-ужин, нервы расслабились и я поспешила найти все необходимые инструменты.
   Последние несколько лет рассчитывать мне было особо не на кого (разве что папа придет подсобить), так что и молотком, и гвоздодером и другими инструментами, я худо бедно, умею пользоваться.
   Два тяжелых ящика под завязку набитые разными шмутками, домашней утварью и чем-то отдаленно напоминающим амбарные книги, поддались легко, гнилое дерево сыпалось прямо в руках. А вот с третьим пришлось повозиться. Он, казался, был больше других, но сорвав кучу бумаги, полиэтилена и странных наклеек, сильно уменьшился в объеме. Взломав ящик, из белых хлопьев пенопласта я вытащила на свет средних размеров сундук, от неожиданности едва не выронив. Надо же и точно - сундук.
   Крышка оказалась не заперта и легко открылась. Внутри лежало ручное зеркало, браслет, и, по-моему, короткий меч. К оружию я всегда относилась с уважением, хотя и не умела им пользоваться. В детстве мы с деревенской детворой часто игрались в лесу, воображая себя: то богатырями, то князьями, а после прочтения Робин Гуда, рыцарями и благородными ворами. Я предпочитала роль знатной дамы, лишенной наследства, и решившейся стать верным рыцарем без страха и упрека. Позже, участь в университете, выяснила, что такого в принципе быть не могло, но тогда я самозабвенно защищала девчонок и наказывала нерадивых пажей, которые так и норовили цапнуть их за длинные косы. Ну, а что вы хотите от блохастых дворняг? Мальчишки-то - сплошь войны. Вот и приходилось импровизировать.
   Я вытащила меч из ножен и удивленно ахнула. Отполированное лезвие сияло, ослепляя и завораживая. "Какая красота!", - восхищенно подумала я, дивясь лаконичной красоте и мастерству исполнения. Поспешила возвратить на место. От греха подальше. Я и тупым то ножом обрезаться могу, что уж говорить о мече.
   Следующим в руки попал браслет: большой, тяжелый с неимоверно крупным овальным изумрудом. Сомнительной красоты: широкий - сантиметров двенадцать, грубый и, как уже упомянула, тяжелый. Чем-то он напомнил мне наручи с фентезийных картинок. По крайней мере, на моем запястье он так и смотрелся. И тем более удивило, что сперва казавшийся огромным, браслет, сел как влитой. Не знаю золотой ли он? Может быть. Очень похоже. Его тоже вернула на место. Слишком экзотично.
   Если честно я люблю украшения, и у меня их много, но большая часть коллекции это подобранные под определенный стиль или наряд, не слишком дорогие, побрякушки. Всех их я очень люблю, но ношу редко. На работе дресс код. Максимум, что разрешается - это тонкая цепочка, малюсенькие сережки и колечко. Вот и остается мне уповать на встречи с подругой и праздники, когда можно нацепить на себя что-нибудь этакое.
   С серебряным зеркалом с оттиском на обратной стороне в виде розы я уже встречалась. Бабушка бывало часами смотрелась в него, но мне не давала. Как бы ни просила, она отвечала одно и то же, - рано еще.
   Теперь не рано. В зеркале отразилось невыспавшееся помятое лицо, встрепанные волосы и кривая усмешка. Мутно-зеленый цвет глаз соответствовал настроению. Я долго и самозабвенно всматривалась в отражение, и даже начало казаться, что оно затягивает меня.
   И опять телефон. Я бросила зеркало на диван, и поспешила в прихожую, надеясь, что это не тот неугомонный тип.
   Но в этот раз обошлось. Звонила Надя, узнать, как идет вычитка романа. И если утром я отправила бы ее ... отдыхать на какой-нибудь курорт, то после всего случившегося мне просто нужно было выговориться. О странном типе умолчала, но все остальное рассказала, и на душе как-то сразу стало легче.
  

***

   Почти весь вечер просидела у телевизора. Зачем-то притащила сундук в гостиную и поставила в центре комнаты, как экспонат в музее. Зеркало и вовсе не выпускала из рук, хотя больше не смотрелась в него.
   В дверь позвонили, но я сделала вид, что меня нет дома. Будьте уверены, ни за что бы, ни открыла, если бы этот некто, не начал ее ломать. Впрочем, это спасло мне жизнь. Пока поспешно вскакивала с дивана и бежала в прихожую, нечто черное и клыкастое влетело в окно. Осколки стекла разлетелись в разные стороны. Меня чудом не зацепило.
   В туже секунду дверь слетела с петель, заставив неуклюже отскочить обратно в гостиную. На пороге застыл высокий темноволосый мужчина в странном костюме. Вид у него был несколько потрепанный. Но особенно привлекли внимание и встревожили красные глаза с вертикальными зрачками.
   Он, не церемонясь, отшвырнул меня с дороги, что я носом впечаталась в шкаф. Благо на выступе висела дубленка, иначе травмы было бы не избежать. Когда оклемалась и заглянула в комнату, то с тихим ужасом схватилась за голову.
   Эти двое, кружа вокруг сундука точно две голодные акулы, разнесли все, что только было возможно. Мое появление только спровоцировало их к новым действиям, - они бросились друг на друга, и чья-то кровь брызнула мне в лицо.
  -- А, ну хватит тут бардак устраивать! - взревела я, хватая швабру из чулана.
   Тут-то и обратила внимание, что до сих пор держу в руках зеркало. Оно источало слабое голубоватое сияние, и на ощупь было почти горячим.
  -- Хватит, я сказала! - и машинально махнула рукой с зеркалом, чтобы убрать волосы с лица.
   Слепящее сияние озарило комнату, заставив болезненно зажмуриться, а дерущихся, взвыть дурным голосом. Когда свет погас, гостиная все так же напоминала руины, а на этих руинах скулили два пришельца: один темноволосый мужчина и одна невообразимая тварь, больше всего напоминающая горгулью.
  -- Ну, что успокоились? - не придав особого значения происшествию, как не в чем ни бывало, поинтересовалась я.
  -- Ты-ы ррр!!! - зарычал мужчина, барахтаясь на полу, как рыба на суше.
  -- А, это ты! - тут же признала хриплый голос и надменный тон.
   Потирая ребром зеркала висок, мысленно подсчитала убытки. Цифра заставила застонать. Страха? Нет его я не ощутила. Все произошедшее показалось столь нереальным: начиная с сундука и заканчивая этими двумя, что даже грешным делом подумала - сплю, но... Но это была реальность. О чем свидетельствовали ноющие локти и колени.
  -- Отдай браслет, - наконец поднявшись с пола, потребовал красноглазый.
   До фольклорного вампира незнакомец недотягивал: кожа радовала глаз ровным золотистым загаром, на скулах играл гневный румянец, да и клыки изо рта не торчали. Хотя, когда скалился на горгулью, то заметила жутковатый белоснежный ряд из клыков. Но все же не то. Тогда, кто он?
   Лохматая бестия как раз играла упомянутой махиной, и, услышав, что требует красноглазый, точным ударом направила его к моим ногам.
  -- Этот что ли? - подняв подкатившийся предмет, легко защелкнула тот на запястье.
  -- НЕТ!!! - то ли взвыл, то ли взревел мужчина и бросился на меня.
   В глазах была такая жажды крови, что я заслонилась рукой и испуганно взвизгнула: - "Не подходи!" Раздался грохот. И тишина.
   Открыв глаза, лицезрела, как припечатанный к стене незнакомец медленно оползает на пол. На его руках горели браслеты. Точно такие же, только парные и с рубинами.
   Перебирая лапами, и оттопырив зад, горгулья приблизилась, смотря едва ли не со щенячьим обожанием. Сперва ткнулась мордой в руку, сжимающую зеркало, потом в живот, затем села на задние лапы, раскрыла крылья и радостно завиляла хвостом с огромным шипом на конце. С неимоверным трудом признала в клыкастой лохматой морде своего верного товарища по играм.
  -- Лохматик! - ахнула я, осев по дверному косяку на пол.
  

Глава 2

   В гостиной гуляли сквозняки. Заткнуть разбитое окно оказалось не так-то просто. Очередной раз, отдирая скотч от одежды, я бранила Лохматика на чем свет стоит, но тот только вилял хвостом, и самозабвенно слюнявил обивку дивана. Впрочем, я и не ожидала, что он поймет и проникнется.
   Помню, мне исполнилось лет пять, хотя возможно и шесть, но в школу я тогда еще не ходила это точно. Баба Маша откуда-то принесла беспородного щенка, и попросила позаботиться. Я насторожилась, но мне безаппеляционно сунули лохматый комок с мокрым носом и глазами бусинами в руки, и сказали - держи. Что мне с ним делать, я тогда понимала плохо, хотя, как и любой ребенок, мечтала о собаке. Но, одно дело, когда за воспитание четвероногого друга берется мама, а другое - ты сама, со всеми вытекающими из подобной затеи последствиями. Я до сих пор с содроганием вспоминаю погрызенную обувь и подолы сарафанов, за которые доставалось естественно не щенку, а хозяйке. Темнее менее, Лохматик нашел ключи к моему сердцу. С ним мы были неразлучны. Вместе гуляли, вместе играли, вместе принимали ванную. И я очень переживала, когда родители запретили ездить навещать его. А забрать домой не дала баба Маша.
   В нынешнем виде, Лохматик или сокращенно Матя или Матик выглядел несколько устрашающе, этакая помесь собаки Баскерилей с мантихорой. Хотя смотрел на меня все так же преданно. Чем и подкупал.
  -- Матя! - прикрикнула на расшалившегося... хм, расшалившуюся горгулью, - марш в ванную.
   Горгулья вильнула хвостом и удивленно воззрилась сквозь длинную челку. Пришлось отвести его в ванную и приказать ждать. Эту команду Матик, всегда выполнял лучше всего.
   Оклемавшийся красноглазый делала вид, что здесь он что-то наподобие мебели.
  -- Так и будешь стоять? - раздраженно буркнула в его сторону, - Помог бы, девушке.
  -- Это приказ? - тут же ощерился он.
   Надо же, какие мы нервные! Я окинула мужчину оценивающим взглядом и пожала плечами.
  -- Нет.
  -- Тогда ты и сама неплохо справляешься.
   Я сделала большие глаза и продолжила клеить. "Впрочем, он мне еще по телефону не шибко понравился. Хам и сноб", - мысленно скрипнула зубами.
   И все равно неприятно, особенно когда неожиданно порезала руку о стекло. Порез получился глубоким, и кровь тонкой струйкой потекла по запястью под браслет.
  -- Остановись!! - закричал в самое ухо красноглазый, хватая за запястье.
   При ближайшем рассмотрении я увидела, что обе его руки изрезаны когтями и тоже кровоточат. Но поразило другое, его кровь по консистенции и по цвету напоминала жидкий деготь с красным отливом, и она словно хищник почуявший добычу, тягучей струей скользнула к ране, а затем, смешиваясь с моей кровью, потекла к браслету. Только наша кровь впиталась в браслет, в камне появилось изображение свернувшегося черного дракона. В голове зашумело, и сердце бешено застучало в груди.
  -- Я просто порезала руку, - процедила сквозь зубы, кривясь от боли, - Отпусти.
   Моментально руки мужчины разжались, точно его электричеством шарахнуло. Даже скривился, как от боли.
  -- Ты же теперь..., - возмущенно пыхтел он, - ты теперь... ты хоть понимаешь?!! Ты теперь...
  -- Что я теперь? - вздернула нос.
  -- Ты дура! Идиотка безмозглая! - почти со стоном бросил мне в лицо и схватился за голову, как если бы его начала мучить мигрень.
  -- Сам дурак, - насупилась я.
   Поспешила на кухню, где держала все медицинские препараты и принадлежности. Бинты купила еще вчера. Точно шестое чувство подсказало купить, хотя дома год как валяется один нераспакованный.
   О том, что произошло, я не знала, что и думать. Галлюцинация? Обман зрения? Надо бы разобраться. Та-ак, где моя аптечка?
   Свой порез залепила пластырем. Кровь уже перестала течь, даже ранка затянулась. А вот с его ранами придется повозиться. Где-то тут у меня была перекись?! А, вот она!
  -- Матя, в ванную! - заглянув к горгулье, облегченно вздохнула, видя, что вместо крылато-когтисто-шипастого чуда, на коврике растянулся огромный лохматый пес.
   Пустив воду, вытащила таз и поспешила в гостиную, но так и застыла, занеся ногу над порожком. Этот тип, скинув потрепанный плащ, закатал рукава белоснежной шелковой сорочки, весьма умело заделывал окно, усердно оклеивая дыру газетой и полиэтиленовыми пакетами. Мышцы бугрились под полупрозрачной тканью, длинные красивые ноги обтягивали черные бриджи, небрежно запиханные в кожаные сапоги. Каждое его движение было не просто красивым - умопомрачительным.
   Меня точно кипятком окатили. Как то сразу стало трудно дышать. Последний мой роман закончился лет пять назад. Мы расстались друзьями, но видеть этого изменника все равно не хотела. Было еще несколько встреч, но все не серьезно.
  -- Э-э, - промямлила я, чтобы хоть что-то сказать.
   Меня прожгли гневным взглядом, но я решительно сделала шаг на встречу. Алые глаза подозрительно сощурились, серповидные зрачки чуть сузились. Отмела крамольную мысль о линзах. Не похоже, что бутафория.
  -- Присядь, пожалуйста, на диван.
  -- Если ты хочешь обработать мои раны, то можешь не утруждать себя. Я сам могу о себе позаботиться.
   Я прикрыла глаза, считая до десяти. Нервы у меня не железные. Совсем не железные.
  -- Сядь на диван, - прикрикнула я, и красноглазого едва ли не впечатало в спинку дивана.
  -- Ах, ты ррр!! - все-таки сорвался на рык.
  -- Сидеть и не рычать.
   Браслет на руке ощутимо нагрелся. Это что, что-то вроде предупреждения?
  -- Не наглей, - прошипел мужчина, сверля тяжелым взглядом, - Ты обладательница только одного браслета. А поодиночке они не так сильны.
  -- Ну, хотя бы сиди спокойно, - устало выдохнула я.
   И он сидел. Прожигал взглядом дырку в моей макушке, но сидел. Руки были в жутком состоянии, но меня беспокоила рана на груди - очень глубокая. Промывая ее, надеялась, что не причиняю ему нестерпимой боли. Однако трудно понять, по ходу всех моих неумелых манипуляций он не издал ни звука.
  -- Как тебя зовут?
  -- Так я тебе и сказал свое имя, ведьма, - презрительно скривились чувственные губы, - Я еще в своем уме. И заставить ты меня не можешь.
  -- Во-первых, меня зовут Нина, - как можно сдержаннее произнесла я, - И я не ведьма. Во-вторых, не хочешь не говори, но как-то обращаться мне к тебе придется. "Эй, ты" - подойдет?
   Мужчина с внешностью секс-символа, нахмурился. На диване он расположился, словно у себя дома и вид был при этом столь напыщенный и надменный, что меня покоробило.
  -- Конечно не ведьма, - хмыкнул он, - Если бы была ею, то давно бы знала, кто перед тобой. Спеси бы тебе это поубавило, но тогда я бы с тобой и не цацкался.
  -- Как грубо, - поджала губы, - Пожалуй, мне расхотелось с тобой разговаривать.
  -- Будто меня это волнует.
   Он оценивающе рассматривал меня, заставляя нервничать, и чувствовать себя маленькой девочкой. Мне это не понравилось.
  -- Хорошо, я отдам тебе браслет, - признала я свое поражение, - Только если ты немедленно уберешься из моего дома. Договорились?
  -- Раньше надо об этом было думать, - сощурился он, - Ритуал завершен и только хозяин второго браслета может снять с тебя эту побрякушку.
  -- В каком смысле?
  -- Попробуй, - махнул рукой, указывая ни баслет, - попробуй снять.
  -- Я уже снимала его.
  -- Это до скрепления кровью. А теперь...
   Не дослушав, я вцепилась в браслет и попробовала снять. Но не тут-то было. Шипики болезненно впивались в кожу, заставляя морщиться от боли. Безнадежно. Только расцарапала всю ладонь.
  -- Что же это? - плаксиво воскликнула я, - Он не снимается!
  -- О чем я тебе и толкую. Теперь ты моя хозяйка, - холодно отчеканил он, - Радуйся.
  -- Но я не хочу!
  -- Как я уже говорил: "Надо было раньше об этом думать".
   Рассерженно всхлипнув, бросила марлю в таз и убежала в ванную. Там позволила себе разреветься. Если честно я очень чувствительная натура. Матя поспешил утешить. Выскочил из наполненной ванны и уселся у ног, лапой поглаживая по разбитым коленкам. Я неприлично громко хлюпнула носом и потянулась обнять эту грязную, мокрую тушу.
   В дверь тихонько постучали.
  -- Может, поговорим?
   Я молчала. Только сильнее прижалась к Лохматику.
  -- Ты меня слышишь? - не дождались ответа с той стороны, - Между прочим, меня тоже не радует перспектива быть твоим слугой.
  -- Мне от этого не легче, - буркнула я.
  -- Конечно не легче, но раз уж так случилось...
  -- Я этого не хотела, - обиженно поджала губы.
   Мужчина как то обреченно вздохнул.
  -- Заметь, я тоже.
  -- Что тебе от меня нужно? - выключая воду, которая уже плескалась у края.
  -- Так и будем разговаривать через дверь?
  -- А, что тебя не устраивает?
  -- Да, в общем-то, ничего.
   С той стороны завозились. Дверь крякнула под тяжестью тела. Послышалась тихая ругань. Я забеспокоилась. Рана-то на груди глубокая. Перебинтовать я ее успела, но все же. Вдруг открылось кровотечение.
  -- Ты как? - коснувшись двери.
  -- Нормально.
  -- Рана не кровоточит?
  -- Нет, вроде..., - голос красноглазого выдавал усталость, но он тут, же оправился, и грубо фыркнул, - Хватит мне зубы заговаривать.
  -- Ничего я не заговариваю... Просто спросила.
  -- Заживет. Я же не человек какой-то. Для меня такие раны - пустяк.
  -- Не человек? - нахмурилась, - Тогда кто?
  -- Дракон.
   Я не сдержалась и захихикала. После всего случившегося я могла бы поверить во все, что угодно... Но ДРАКОН. Это, по-моему, слишком.
  -- Шутишь? - отсмеявшись, спросила я.
  -- Нет.
  -- Серьезно? - улыбка сползла с лица.
  -- Как никогда. Я дракон.
  -- Не шутишь, - обреченно вздохнула и стукнулась лбом о дверь, - Ни капельки.
  -- Ты! Что там делаешь!? - тревожно охнул красноглазый, после очередного удара.
  -- Бьюсь головой о дверь, - поведала ему, потирая многострадальный лоб.
  -- Совсем с ума сошла?!
   Возня, ругань и дверь стремительно распахнулась. Я едва не выпала в коридор. Красноглазый навис надо мной, испепеляя горящим взглядом. Серповидные зрачки расширились и в них отразилась я: взлохмаченная, опухшая и совершенно несчастная.
   Матя зарычал, выставив напоказ внушительный арсенал явно не собачьих клыков. Но мужчина проигнорировал нешуточную угрозу, только недобро так прищурился. Матик недовольно заворчал, убрал клыки, но с места не сдвинулся.
  -- Ты совсем на нее не похожа, - буркнул тип, и присел на корточки.
  -- На кого? - удивленно изогнула бровь.
  -- На Ма'юрийю.
   Мягко растягивая звуки, голос мужчины становился похож на урчание огромного кота. Я такое слышала в зоопарке у вольера со львами.
  -- Ты имеешь в виду на Марию Олеговну? На бабушку Машу?
  -- Это здесь она Ма-ария, а в моем мире - Ма'юрийя Быстрый Клинок. Рыцарь ордена "Золотых грифонов". Итэсса Родэн.
  -- Баба Маша была рыцарем?
   Странные вопросы я задаю, решите вы, и будете правы. Но ситуация тоже странная, не находите? Логике никак не поддается. Так что прикажите делать? Я решила соответствовать, и не сильно удивляться. Иначе... иначе мне место в дурдоме.
  -- Была, - кивнул красноглазый тип и даже ухмыльнулся.
  -- То-то она смеялась над моими потугами, - взгрустнулось мне, - А что значит Итесса Родэн?
  -- Титул.
  -- Да еще и титулованная?! - скептическая улыбка появилась и пропала.
  -- Итесс - это что-то вроде ваших баронов.
  -- Забавно.
  -- Ни то слово, - хмыкнул он, - Титуловать какую-то замухрышку с окраин?! Не понимаю я вас - люди.
  -- Что ты такое говоришь! - подскочила я, - Короли... или кто там у вас просто так титулами не разбрасываются. Его надо заслужить.
  -- Не будь такой наивной, - скривился мужчина, - прежде чем получить титул Ма'Арийя была простой служанкой в угодьях Кмора.
  -- Но..! - уперлась я.
   Меня перебили резким взмахом руки. Я дернулась, но мужчина и не собирался причинить мне вред. Его голос был резок.
  -- Ее просто угораздило оказать в нужном месте и в нужное время. Ни больше, ни меньше.
  -- Ты ужасен, - поджав губы и утирая вновь увлажнившиеся глаза.
  -- Как же вы не любите правду, люди, - красноглазый качнул головой, - Я же ничего не придумываю, - говорю как есть.
  -- Тогда отчего же у тебя на запястьях эти украшения!? - не выдержав, ударила по самому больному, с моей точки зрения. И не ошиблась.
   Мужчина зло зашипел, и мне даже показалось - ударит. Но он скорчил брезгливую гримасу и раздраженно бросил:
  -- Люди. Поверил одному. Вот и оказался в услужении как распоследний кшакут.
   Резко вскочив на ноги, мужчина развернулся и ушел в гостиную, где через минуту что-то жалобно звякнуло. Я поспешила туда в надежде спасти хоть что-то из оставшегося имущества. Но споткнулась об распластавшегося на полу красноглазого красавца, и шмякнулась прямо ему на грудь.
   Тот даже не поморщился. Я приподнялась на локтях и удивленно воззрилась на безмятежно спящего незнакомца. Он и не думал ничего крушить, просто скинул осколки с диванной подушки, и завалился спать на полу.
   Мне наконец-то удалось его рассмотреть. У нежданного гостя оказалось властное волевое лицо, высокий лоб, красивый излом бровей, длинные пушистые ресницы, прямой нос и чувственные губы. Однако все это портили неестественная бледность, впалые щеки, синева под глазами и длинный шрам от левого виска через щеку к шее. Я некоторое время любовалась им, но опомнившись, поспешила встать. Укрыла его покрывалом и выключила свет.
   В коридоре ждал мокрый и взъерошенный, как банная мочалка, Лохматик. Обреченно вдохнув, позвала его мыться. Все равно теперь не усну.
  

Глава 3

   Часа в четыре утра все же удалось заставить себя уснуть. Лахматик сторожил у выломанной двери. Сквозняки завывали на все лады, но уже было все равно. Измученный разум требовал отдыха. Однако и в мире грез не было покоя. Снилась какая-то ересь. То бабушка Маша в рыцарских доспехах с огромной корзиной, где пищат беспородные горгульи, то пес Лохматик, бегающий за косами деревенских девчонок, то сундук с сокровищами, который ни в коем случае нельзя открывать, то красноглазый красавец, заявляющий всем встречным поперечным, что он дракон и собирается их похитить. На последнем эпизоде я даже улыбнулась.
  -- Хозяйка, пора вставать, - вырвал из дремы надменно-властный тон, - У нас не так много времени. Просыпайся.
  -- Да иди ты..., - воскликнула я, но вовремя одуматься и не высказала рвущееся пожелание вслух, - на кухню. Точно. Иди ты на кухню.
   Гостя как ветром сдуло. Ну, хоть какая-то польза от этого браслета. Открыла глаза и хмуро воззрилась на запястье.
   Вяло потянувшись, спустила ноги на пол. Колени ныли и радовали глаз сине-зелеными синяками. Тоже с костяшками, которыми приложилась об шкаф. Попробовала снять браслет. Взвыла. Посмотрела на ладони - вздрогнула. Все в мелких болезненных ранках как будто об доску с гвоздями почесалась, а на правой ладони еще и аккуратная кровавая полоса, криво залепленная пластырем.
   Поморщившись, поплелась на кухню, где ждал красноглазый гость с перекошенным от злости лицом. Но увидев меня, он как-то нервно дернулся и смущенно буркнул:
  -- Больно?
  -- Ты о чем? - проковыляла к плите, мимоходом щелкнув по чайнику.
  -- Ты вся в синяках.
  -- А кто в этом виноват?! - фыркнула, оттесняя его от холодильника.
  -- Кто?
  -- Ты! - удивилась я подобной наглости, - Кто же еще!!?
  -- Это клевета, - возмутился он, - Я не поднимал на тебя руку.
  -- Ничего себе не поднимал! - вытаращилась на него.
  -- Не придумывай, - высокомерно рыкнул этот нахал, - Браслеты не дали бы мне тебя ударить.
  -- Ты меня толкнул, - обвинительно фыркнула я.
   Ну, вот ни за что не поверю, что не помнит.
  -- Я..., - было, воскликнул нежданный гость, но вспомнив эпизод нашего первого личного знакомства, стушевался и закончил менее громогласно, - не хотел.
  -- А, что ты хотел?
  -- Забрать браслет.
  -- И все?
  -- Все. И если бы не эта грязная горгулья, - мужчина зыркнул на путающегося под ногами Матика, - браслет уже был бы моим.
  -- Не правда, он уже не грязный. Я его вымыла.
   Подошла к гостю и принюхалась - сомнения отпали сами собой:
  -- Да и тебе бы стоило принять душ. В какой выгребной яме ты побывал?
   Красноглазый смутился. Прошипел что-то на непонятном языке и ушел... мыться. Я поспешила найти ему сменную одежду. Последний "знакомый на ночь" любил разбрасывать свое трепье по всей квартире, вот, и когда собирался в последний раз, оставил что-то на антресолях. Надо посмотреть, может, что сгодится.
  -- Сменку возьми, - крикнула я.
   Дверь приоткрылась, и из проема повалил пар. Из пара вытянулась рука, схватила одежду и втянулась обратно.
  -- Какой скромник, - хихикнула я и поспешила скрыться на кухне, где уже вскипел чайник.
   Лохматика пришлось кормить в свое комнате. В коридоре из-за нагромождения коробок ему не было места, а в гостиной до сих пор как после побоища. Хотя почему как?
   Разогрев жареные пельмени, и прокипятив суп, уселась у окна, попивая ароматный кофе вприкуску с кексом, который только что приготовила в микроволновке.
   Красноглазый наконец выбрался из ванной. Одежда на нем смотрелась убого: теплая фланелевая рубашка оказалась узка в плечах, и непомерно широка в талии, брюки держались только на ремне и волочились сзади, зато носки как раз в пору. Их я купила бывшему на день рождение, но тот заявил, что цвет слишком вызывающий (красный), и они лежали до сих пор даже не распакованные. Тем не менее, не смотря на нелепый вид, дракон выглядел на зависть ослепительно.
  -- Есть будешь?
   Он подобрался, словно ожидая от меня какого-нибудь подвоха, но я просто достала из шкафчика тарелку и поварешку.
  -- Не откажусь, - расслабился он и сел за стол.
   Первая порция бесследно испарилась, не успела я даже сказать - ах. Дракон смущенно покосился и попросил добавки. Я налила. С этой порцией случилось тоже, что и с первой. Третью, дракон смаковала так долго, что я уже начала хихикать в полотенце. Но, увы, больше супа не осталось даже на дне кастрюли. Дракон принялся за пельмени.
  -- Может ты, все-таки скажешь свое имя? - отодвигая от него тарелку, прежде чем вилка успела воткнуться в очередной пельмень.
  -- Это что шантаж? - сощурился он, и в красных радужках от зрачка как лучики потянулись более темные полоски, - Не дашь поесть, пока не скажу? До такого даже твоя бабка не додумывалась.
  -- Я, по-моему, тебе уже объясняла, - обиженно поджала губы, - Мне надо как-то к тебе обращаться.
  -- Значит, я могу не называть тебе истинного имени? - уточнили этот привереда.
  -- Хоть детскую кличку. Мне все равно.
   Дракон нахмурился. Никогда не думала, что вопрос об имени может кому-то показаться таким трудным. Наверное, я чего-то недопонимаю.
  -- Ласснир, - после долгих размышлений изрек дракон.
   У меня даже от сердца отлегло.
  -- Наконец-то.
  -- Благодарю тебя, - мужчина приподнялся со своего места и склонился в поклоне, - Было очень вкусно. Теперь я продержусь еще несколько месяцев.
  -- В каком смысле? - озадачилась я.
  -- Даже если ты не будешь меня больше кормить, - тыря очередной кексик с тарелки, - Этого будет достаточно. Несколько месяцев я переживу.
   Я взглотнула. Это он о чем сейчас? В моей голове такая мысль даже в страшном сне бы не привиделась.
  -- А, бабушка, разве тебя не кормила? - спросила я, боясь услышать ответ.
  -- Специально голодом не морила, - "утешил" дракон, и тут же добавил, - в отличие от других хозяев. Однако часто забывала обо мне, зная, что прямой приказ я нарушить не могу.
   Стало не по себе. Что же за приказы такие, если он месяцами голодный ходил? Уточнять или выспрашивать по этому поводу постеснялась. Разберемся как-нибудь.
  -- А, что ты говорил насчет того, что у нас не так много времени? Ты куда-то торопишься?
  -- Не я, а мы.
   Моя бровь удивленно изогнулась. Я отложила вымытую кастрюлю и присела рядом.
  -- И куда, если не секрет?
  -- В Стомгор.
  -- Куда? - проверила, не ослышалась ли.
  -- В Стомгор столицу Ийрданмира.
  -- И зачем нам туда? - опешила, все еще не веря своим ушам.
  -- Вступить в права наследования.
  -- Что-то я ничего не понимаю...
   Сытый и от того подобревший дракон, откинулся и облокотившись на стол, начал дотошно объяснять.
  -- Ты, Нина, - в его интерпретации это прозвучало, как Ни'ийна, - двоюродная внучка Ма'Арийи итэссы Родэн. Одна из наследниц ее титула и состояния.
  -- Велика честь, - презрительно цокнула языком.
   Никогда не была зациклена на всяких там родах и наследствах. Особенно от дальних родственников. От таких подарков судьбы следует ждать только неприятностей.
  -- Не велика, - легко согласился Ласснир, продолжая весьма ехидным тоном, - Я даже честью бы это не назвал. Титул тебе, скорее всего, не достанется. Так, что губу сразу можешь закатать обратно. Его отдадут незаконнорожденному отпрыску, которого никто и никогда в глаза-то не видел. Хотя я примерно догадываюсь, у кого она его оставила. С состоянием тоже не все в порядке. В последний раз, когда я наведывался в сокровищницу, то от него мало, что оставалось, а это было лет пятнадцать назад.
   Отставив чашку подальше, чтобы ненароком не опрокинуть, подалась вперед. И чисто из любопытства поинтересовалась:
  -- Так, что же остается?
  -- Все, что у тебя сейчас на руках, - подивился моей недогадливости дракон, - Есть, конечно, еще и замок - Кармтвор. Но он расположен на окраине Ийрданмира, на границе с землями вампиров и темных эльфов. Так что, даже если ты его и получишь, сомневаюсь, что захочешь там жить. Гиблое место. По крайней мере, для людей.
   Я нахмурилась. Не знаю, как на самом деле выглядит этот таинственный замок с весьма многообещающим названием, но почему-то сразу представила себе нечто готично - мрачное, окруженное рвом, с примыкающей безлюдной деревней и естественно заброшенным кладбищем.
  -- Есть и еще кое-что, - встрепенулся дракон и ехидно заулыбался.
  -- Что?
  -- Долги и обязанности. И некоторые долговые обязательства.
  -- Ну, вот приехали, - насупилась, мысленно вычеркнув себя из списка наследников, - И много их?
  -- Долгов много, обязанностей на порядок меньше.
  -- Надо же, - вгрызаясь в последний кособокий кексик, который дракон по-братски поделил на двоих, - двенадцать его собратьев давно уже исчезли в бездонном желудке Ласснира, - Никогда бы не подумала, что бабушка Маша может увязнуть в долгах.
  -- Ей многое прощали. Но не все и не всегда.
  -- Так фигово?
  -- Для дракона - мелочи, для человека - серьезная головная боль. А уж если вспомнить, что Ма'Арийя терпеть не могла отдавать долги, то ты понимаешь, за всю свою жизнь...
  -- ...их накопилось очень много, - глубокомысленно покивала.
  -- Не то слово - очень, - хрустя костяшками, хмыкнул дракон, - Несоизмеримо много.
  -- Несоизмеримо с чем?
  -- С жизнью человека.
  -- Ё мое! - прыснула я, - Это что ж получается - в наследство мне достались одни долги?
  -- Не тебе одной, - развел руками Ласснир.
  -- Хоть это радует.
   Ласснир, устав отсиживать мягкое место, встал у окна, загородив весь вид. Хотя какой там вид - стройка и пустырь. Его силуэт в этом плане гораздо привлекательнее.
  -- Ма'Арийя была неугомонной человечкой. Ей никогда не сиделось на месте. Встревала во все мыслимые и немыслимые передряги. Никого не боялась - ни живых, ни мертвых. Такое бесстрашие может показаться тебе достойным подражания, но поверь мне, ничего хорошего в этом нет. Из-за ее необдуманных слов и действий страдали все. Включая и ее саму. Не знаю, чего она хотела добиться своими поступками, но, по-моему, ни на шаг так и не приблизилась к этой цели. Когда мы переселились в ваш мир, она уже многое пережила и хотела одного - покоя.
  -- Значит мое наследство - это браслет, зеркало, меч и этот каркающий вор?
  -- Каркающий...? - дракон подавился смехом, - Нет. Кармтвор. В переводе с оркского кармт - призрачный, а вор или правильно вуор - твердь. Призрачная твердь. Но твой вариант мне тоже нравится. Воронья там всегда было много.
  -- Кармтвор, - смакуя непривычное для языка слово.
  -- Не думаю, что там что-нибудь изменилось. Кармтвор окружает сильнейший магический барьер. Кроме хозяина его может увидеть только маг. И то не каждый.
  -- А войти внутрь?
  -- Войти может только хозяин.
  -- А ты?
  -- Что я?
  -- Ты можешь войти?
   Дракон смутился. Какой, оказывается, каверзный вопрос я задала.
  -- Могу..., - поморщился, - Мог. Сейчас не уверен.
  -- Странное какое-то наследство, - задумчиво разглядывая потолок, со вздохом протянула я, - И на кой оно мне?
  -- И я о том же.
  -- О чем?
  -- Что оно тебе не нужно.
  -- Почему это? - сразу же насупилась я.
   Это во мне проснулся дух противоречия, но его тут же отправили спать дальше.
  -- Ты готова отдать долги и выполнить все обязательства? - сощурился Ласснир.
  -- Э...
   Вот в этом я глубоко сомневаюсь. Во-первых, судя по намекам дракона, у меня столько наличности нет и быть не может. Во-вторых, об обязанностях еще речи не шло, а у меня уже волосы на затылке шевелятся. В-третьих, что-то подсказывает, что, как и в случае с Лохматиком, моего мнения никто и в этот раз не спросит. Сунут в руки, и разбирайся, как хочешь. Поверьте, мое предчувствие меня еще никогда не подводило.
  -- И, что же ты предлагаешь?
  -- Отправиться в Стомгор к Великому Князю и отказаться от части наследства.
  -- Почему не от всего, а только от части?
   Ласснир резко обернулся и взгляд, брошенный им, заставил меня съежиться.
  -- Потому что от меня тебе уже не отказаться. Заклятье на крови - это не шутка.
  -- И чем мне это грозит?
  -- А тем, что, где бы ты ни была, куда бы ты не спряталась - я найду тебя.
   Я непроизвольно пожала плечами.
  -- Ну, это еще не страшно.
  -- Я буду рядом с тобой двадцать четыре часа в сутки.
   Мои щеки предательски вспыхнули.
  -- Ну, это тоже еще не так страшно, - робко покосилась на него.
  -- Всюду.
   Горело уже не только лицо, но и шея.
  -- Где бы ты ни была, - добил красноглазый извращенец.
   Пылала вся - от макушки до пяток. Нервно подергивался глаз, и пробило на тихое хихиканье. Это уже серьезно.
  -- Ты, что издеваешься? - пискнула, бочком отползая в тень коридора.
  -- А, как ты думаешь?
  -- Ты псих.
  -- Я дракон. А ты моя хозяйка. Так что привыкай.
   И он потянулся ко мне. Красные глаза горели, как два рубина, вертикальные зрачки заворожили, что сердце пропустило удар. С воплем "Не подходи!", отскочила на метр назад и бросилась в свою комнату. Подперла дверь креслом, да еще и уселась на него. Матик удивленно воззрился на встрепанную хозяйку.
  -- Ну, что уставился, помогай!
   Матик послушно прыгнул на колени. Я удивленно крякнула. Тяжелый-то какой.
   В дверь постучали. Похоже, я нашла единственно возможный вариант общения с этим типом - через дверь.
  -- Что тебе, извращенец? - буркнула я.
  -- Это надо еще подумать, кто из нас извращенец, - голос дракона вновь приобрел надменные интонации, - Человечка, ты головой то иногда думай. Сдалась ты мне, как огру эльфийская лютня. Я сказал, что буду рядом с тобой, значит, просто буду рядом с тобой. А не то, что ты себе нафантазировала.
  -- А откуда ты знаешь, что я нафантазировала? - взвизгнула, прижимая ладони к пунцовым щекам - Ты еще и телепат?
  -- Нет, - хмыкнули за спиной, - у тебя и так все на лице написано.
  -- А вдруг ты извращенец.
  -- Не смеши мои когти. То, что ты видишь, и чем я на самом деле являюсь, совершенно разные вещи.
  -- Да, кто тебя знает.
  -- Не зли меня, девочка, - уже почти рычал Ласснир, - Если хочешь увидеть - выходи.
  -- Зачем?
  -- Ты все увидишь своими глазами.
  -- Как?
  -- С помощью зеркала, - дракон почти вышел из себя.
  -- Какого зеркала?
  -- Всевидящие боги, если ты сейчас не выйдешь...! - удар в дверь заставил вскочить с кресла.
  -- Не смей! - крикнула я.
   Второго удара не последовало. На той стороне возникла тишина, от которой холодок пробежал по спине. Я отпихнула Матю. Сдвинула кресло. Рука замерла, прежде чем повернуть ручку.
   Глубокий вдох и выдох.
  -- Я выхожу.
  

Глава 4

   Уже третий час неподвижно сижу на диване, смотрю перед собой, и уатично покачиваясь взад-вперед. Вокруг суетится Ласснир, но я его не замечаю. Я вообще не реагирую на внешние раздражители. А все из-за того, что он мне показал.
   Как только вышла из комнаты, этот красноглазый извращенец жестом пригласил в гостиную. Мол, только после дам. Я, настороженно поглядывая в его сторону, вошла и сразу обежала сундук. Какое ни есть, а расстояние. Ласснир хмыкнул, но комментировать не стал.
   Сунув в руки зеркало, и приказав посмотреть через левое плечо, он даже не предполагал, что я так завоплю. Зеркало выпало из трясущихся рук и едва не разбилось. Дракон вовремя успел поймать.
   Я вопила, закрыв уши и зажмурив глаза, как будто это могло помочь. Зато вспомнила, почему, как бы ни уговаривали девчонки из универа, никогда не гадала на святки. Еще совсем несмышленым ребенком мы с деревенскими подружками решили погадать на Рождество. Как полагается с зеркалом и со свечой. Это было что-то вроде теста на храбрость. Мы даже место выбрали жуткое - бабушкин сарай. По сравнению с другими он был очень большим и вместительным. Деревенские часто спрашивали, зачем он ей такой большой, но бабушка только отмахивалась, - не ваше дело. И вот мы выбрали именно его. Все прошли быстро, осталась только я одна. Откуда мне было знать, что все они соврали, чтобы позадирать носы друг перед дружкой.
   Я села напротив зеркала. Зажгла свечу. Сижу, жду и приговариваю: "Суженный мой, ряженный приди. Себя покажи да на меня погляди"! Сидеть пришлось долго. У меня успели окоченеть ног, как вдруг зеркальная поверхность дрогнула. Я даже позабыла, как дышать. Глаза выпучила, пошевелиться боюсь. А в отражении позади меня тени сплелись во что-то огромное и живое. Это что-то заворчало и открыло глаз. Один глаз... но какого размера!! По моим детским воспоминаниям это был глаз три с половиной метра в длину и два в высоту - красный с вертикальным зрачком. Сфокусировав на мне взгляд, он словно отдалился, и я смогла увидеть огромные белоснежные клыки. Разобрать, что же это за чудовище, мне не удалось. Все, кроме глаза, кроваво-красных десен и белоснежных клыков, было глянцево-черным. А оно словно почувствовав мой страх, отстранилось и взревело так, что зеркало треснуло, а я с воплем выбежала во двор. Споткнулась, носом пропахала дорожку в снегу, расцарапала руки и сильно изодрала коленки.
   Никому я ничего не рассказала, даже по секрету. Хотя меня и не спрашивали - так сильно я была напугана. Бабушкин сарай, с той поры, обходила стороной. Мне еще долго по темным углам "суженный мой, ряженый" мерещился. Месяц засыпала только со светом. Родители даже хотели к детскому психологу отвести, но передумали.
   Я моргнула и остановилась. Мысли веселой каруселью крутились в голове.
  -- Ну, наконец-то, - фыркнул сидящий на корточках Ласснир, - а то я уже начал беспокоиться.
  -- Ты, - сказала, как плюнула.
   Почуяв неладное, Лохматик поспешил скрыться в неизвестном направлении.
  -- Я? - не понял моей реакции дракон, - И что?
  -- ТЫ!!!
   Я схватила диванную подушку и со всей дури врезала по этой наглой смазливой морде. Дракон опешил, и не сразу среагировал. Этим я и воспользовалась, еще несколько ударов повалили его на пол.
  -- Ты зараза клыкастая! Зубастик перерощенный! Мечта окулиста... ТЫ!!! СИДЕТЬ!!! - не переставая дубасить скорчившееся на полу тело, - Да, из-за ТЕБЯ!!! Из-за тебя!!! Я боялась по ночам без света спать!!! ЛЕЖАТЬ!! Суженный, блин, ряженый. Да, чтоб тебе дантист все зубы повыдергивал, и кляп в рот вставил!!
  -- Какой суженный, ты о чем? - дракон сопротивляться, но как-то вяло.
  -- Да, чтоб тебя кариес замучил, мутант ящерицы с острова Комодо! Гибрид птеродактиля с крокодилом!
  -- Ни'ийна, успокойся, ррр! Тфу, - отплевываясь от перьев.
  -- ЛЕЖАТЬ!!
   Выдохлась минут через десять. Осипла и утомилась. Зло, отшвырнув ошметки когда-то красивой бархатной подушки, я удалилась к себе в комнату, неприлично громко хлопнув дверью. Все - финиш.
   На смену злости пришла апатия, а так же осознание того, что я натворила. Но даже если он сейчас прибежит меня убивать, - все равно. Мои страхи слишком долго мучили меня.
   Я ожидала бури, грома и молний. Вжавшись в кресло, и, обхватив голову руками, застонала. Ну, за что мне все это!? В соседней комнате что-то грохнуло. Я подскочила.
   Прислушалась. Тишина. И тут за стеной раздался столь оглушительный хохот, что задребезжали стекла, а меня снесло к противоположной стене.
   Прижав руку к оглохшему уху, я вышла в коридор. Все в моем доме ходило ходуном: растрескалось зеркало в прихожей, в дребезги разлетелся дорогой сервиз, упала входная дверь, и, что самое неприятное, из своих квартир повыскакивали до икоты перепуганные соседи.
  -- Ниночка, а что это у тебя здесь происходит? - пропыхтела Светлана Анисимовна, проталкиваясь между Федором Константиновичем и Ольгой Ильинишной.
   Свой любопытный нос главврач нашей районной поликлиники совала в мою личную жизнь чаще, чем кто-либо. Даже родители не были так осведомлены, как эта стервозная дамочка бальзаковского возраста. Удивительно то, что с ней я предпочитала не общаться, а Володя, ее сын, с мамой особо не контачил. С соседями я никогда не откровенничала, да и, если быть честной, предпочитала не высовываться без лишней надобности.
   Так из каких же таких источников этот несостоявшийся шпион в юбке узнавал о моих краткосрочных романах, неудавшейся попытке выйти замуж и разрыве с последним бой-френдом!? Эту головоломку мне не удалось разрешить до сих пор. И вообще, что она здесь делает? Она же должна быть на работе?!
  -- Ничего, - смущенно улыбнулась я.
  -- Ничего? - красиво нарисованные брови изогнулись, - А что же тогда случилось с твоей дверью? Вчера вечером я слышала жуткий грохот с твоей стороны. Тебя ограбили?
  -- Нет, меня не ограбили. А дверь..., - посмотрела на упомянутую, словно она могла бы мне помочь придумать правдоподобную легенду, - Ну,... это...дверь...
  -- Я ее сломал.
   При звуке его голоса я вздрогнула и обернулась. Ласснир стоял в коридоре, облокотившись о стену, и ухмылялся точно сытая акула. Рубашка едва ли не трещала по швам, а он еще и рукава закатал. Выглядел дракон как-то иначе, я даже не сразу поняла, в чем дело, но приглядевшись, ну конечно - глаза. Глаза Ласснира были обычными без вертикальных зрачков, красивого золотисто-зеленого цвета.
  -- Прямо с петлями? - опешил Федор Константинович.
  -- С петлями, - кивнул дракон.
  -- А что ж вы...? - проблеяла его супруга, - Зачем же?
  -- У Нины замок заело, - пожал плечами Ласснир, - Она попросила меня помочь ей. Вот я и помог... Разве что сил не рассчитал.
   Такое объяснение устроило бы всех, но только не Светлану Анисимовну.
  -- А, вы молодой человек, кто будете?
  -- А это имеет какое-то значение? - дракон сложил руки на груди.
   Лучше бы он этого не делал. Верхние пуговицы не выдержали и отлетели, ворот рубашки разошелся. Ольгой Ильинишной ахнула и покраснела. Светлана Анисимовна в своей медицинской практике, видавшая и не такое, только одобрительно хмыкнула.
  -- Да, молодой человек, имеет. Так кто вы?
  -- Приятель Нины.
  -- Ну, Ниночку я знаю давно. И ее приятелей знаю. А вот вас, молодой человек, я вижу впервые.
  -- Вы так уверены, что знаете о Нине все? - тон, с которым был произнесен этот вопрос, заставил меня вспыхнуть.
   Светлана Анисимовна призадумалась.
  -- Что ж возможно вы правы, но если я узнаю, что вы обманули меня..., - глаза женщины недобро сверкнули, - Лучше вам на самом деле быть ее приятелем.
   Такой свою соседку я видела впервые. В груди приятно защемило, и на глаза навернулись слезы.
  -- Спасибо, Светлана Анисимовна, - подхватывая ее под локоток, - Со мной все хорошо. Он и, правда, мой приятель. Мы просто не так давно с ним познакомились.
  -- Девочка моя, - соседка взяла мои руки и осторожно сжала пальцы, - Если понадобится помощь, зови. Я Володеньке позвоню. Он быстро с этим ...хм... типом разберется.
  -- Спасибо, не надо. Все хорошо.
  -- Ты уверена, - наклонился Федор Константинович, - Я слышал звон бьющегося стекла.
   Светлана Анисимовна увидев мои опухшие костяшки и расцарапанные ладони, только покачала головой. В ее глазах мерцали праведный гнев и полная уверенность, что во всем виноват Ласснир. Что ж, отчасти это так.
  -- Вчера мы немного повздорили, - вздохнула, - И сегодня. Но уже все в порядке.
  -- Точно? Ниночка, ты можешь нам доверять. Мы поможем тебе. И на таких, - Светлана Анисимовна покосилась на зевающего дракона, - управа найдется.
  -- Спасибо. Но все хорошо. Я со всем разберусь сама, - добрые слова разбередили сердце, - Вот разве что дверь... Что теперь делать, даже не знаю.
  -- А вот у меня телефончик есть, - выпорхнула из квартиры Ольга Ильинишна с визиткой, - Они дверки быстро делают. Мы сами у них заказывали.
  -- Спасибо большое.
   Соседи расходились неохотно. Уж не знаю, то ли из-за любопытства, то ли и впрямь за меня так беспокоились.
  -- Друзья познаются в беде, - пробормотала себе под нос, - и соседи, по-видимому, тоже.
  -- Ну, что успокоилась?
  -- Нет, - стараясь не смотреть на него.
  -- Принести подушку?
   Я скосила на мужчину сердитый взгляд, но тут же отвернулась.
  -- Нет.
  -- Тогда чего ты хочешь?
  -- Не знаю.
   Дракон сощурился, изучая меня как какое-то интересное насекомое. Я поджала губы и попыталась пройти мимо.
  -- Злишься? - нейтральным тоном спросил он.
   Остановилась и, прижав гордость к стенке, кивнула.
  -- Злюсь.
  -- А зря, - вдруг развеселился красноглазый наглец.
  -- Почему это? - застыв в шаге от лениво потягивающегося мужчины.
  -- Я не просил тебя тревожить мой сон, - непринужденно фыркнул он, - Это не ты, а я на тебя должен злиться.
   Напрочь проигнорировав убийственный взгляд, Ласснир улыбнулся:
  -- А в тот раз я от твоего визга едва не оглох, - в подтверждение сказанного, засунул мизинец в ухо и потряс головой, - Потом неделю в ушах звон стоял.
  -- Ах, ты!...
   Меня затрясло от возмущения. Нестерпимо захотелось врезать по этой наглой ухмыляющейся физиономии, но что-то подсказывало, это будет последнее, что я сделаю в своей жизни. За такое дракон свернет шею и не поморщится. Никакие браслеты не спасут.
   Молчание затягивалось. Мы смотрели друг на друга, не шевелясь и даже не дыша. И я вдруг совершенно явно осознала, что он просто издевается надо мной. Трель телефонного звонка с трудом пробилась в затуманенное яростью сознание.
  -- Да! - рявкнула в трубку, не особо тревожась, кто на том конце.
  -- Нина Валентиновна? - голос показался смутно знакомым.
  -- Слушаю, - не спуская глаз с Ласснира.
   Наглец только поковырял отросшим на указательном пальце когтем в зубах. Не хиленький такой коготь, размером с сам палец. Вот тут хочешь, не хочешь, - поверишь, что он дракон. Глаза хоть и зеркало души, да вот такие когти гораздо убедительнее.
  -- Это, Станислав, я вчера вам звонил, - тараторили в трубке, - Вы помните?
  -- Помню, - поморщилась я, мысленно успокаивая себя, что все в порядке, все хорошо.
   Дракон щурился как ленивый кот, наблюдая за моими дергаными движениями и весьма выразительной мимикой.
  -- Мы могли бы встретиться и поговорить?
  -- Перезвоните через десять минут.
   Скинув звонок, хмуро поплелась в гостиную, села на сундук и недобро цокнула языков, потерла переносицу, что делаю только в крайне взвинченном состоянии или в случае сильного волнения. Дурная привычка еще с детства. Дракон, последовавший за мной, не спешил задавать вопросы. Облокотившись о косяк, стал выжидать, когда я сама соизволю заговорить.
  -- Ты знаешь некоего Станислава? - немного придя в себя, поинтересовалась у Ласснира.
  -- Впервые слышу, - последовал почему-то ожидаемый мной ответ.
  -- Он утверждает, что знал бабушку, - глубоко вздохнув, завела мешающую прядь за ухо, - Вроде как хороший знакомый.
  -- У Ма'Арийи было много знакомых, но все они в моем мире, - дракон коротко пожал плечами.
  -- А здесь?
  -- Здесь она стала затворницей. Единственные люди с кем она общалась это сестры и их дети.
  -- И больше ни с кем? - решала уточнить на всякий случай.
  -- Еще была ты. Но это скорее исключение из правил.
  -- Почему? - удивилась я.
  -- Она не любила возиться с детьми, - дракон отлепился от косяка и переместился к окну.
  -- Но она всегда была добра ко мне...
   Я была смущена такой противоречивой информацией. Чтобы это могло значить? Впрочем, что я могла понимать? Когда меня привезли в деревню, я только-только научилась сама ходить.
  -- В детстве ты была чем-то на нее похожа. Такая же непоседа и озорница, - усмехнулся Ласснир, - Но, скорее всего, она надеялась вырастить из тебя свою преемницу.
  -- Но я...
  -- Твои родители, - прервал Ласснир, не оборачиваясь, - не сразу, но достаточно скоро почувствовали неладное и сделали все возможное, чтобы ты не встречалась с Ма'Арийей. Не питай иллюзий, Ни'ийна, моя бывшая хозяйка была весьма расчетливой особой.
   Мы замолчали. Хотелось поспрашивать о бабушке еще, но не стала.
  -- Он что-то знает о моем наследстве, - решив пока не копаться в грязном белье, призналась я, - Хочет поговорить об этом с глазу на глаз.
  -- Это рискованно, - дракон развернулся и посмотрел проницательным взглядом красных глаз, - Очень похоже на ловушку.
  -- Я ему тоже не доверяю. Это наследство свалилось как снег на голову. Мне даже не понятно, почему я?! У бабушки куча родственников. У меня четыре бабушки, то есть еще три ее сестры. У каждой из них есть дети - мои тети и дяди. Только у моей кровной бабушки трое детей. А у них...
  -- Но ты все равно хочешь с ним встретиться, - перебил дракон.
  -- Да... Наверное, - согласилась я, - Даже не знаю почему.
  -- Я бы посоветовала отказаться. Но решать тебе.
  -- Ласснир.
  -- Да?
  -- Когда нам надо быть в твоем городе? У меня есть еще время?
  -- Стомгор, - кивнул он, - У тебя есть еще четыре дня.
  -- Всего?
  -- Всего. И лучше, если ты управишься за сутки, а остальные дни мы проведем там. Тебе нужно будет адаптироваться.
   Не теряя времени даром, я убежала в комнату переодеваться. За сегодня так много надо успеть.
  -- Ласснир, - крикнула через дверь, натягивая джинсы и шелковую тунику с глубоким вырезом и вышитым черным драконом с красными глазами. Посмотрела в зеркало и опешила. Вот непруха. А ведь это моя любимая туника.
  -- Что еще? - ответил дракон.
   Я хмуро посмотрела на вольготно расположившуюся между грудями вышитую голову с красными стразами вместо глаз.
  -- Ты совершенно не кажешься мне пришельцем из другого мира. Даже не смотря на то, что я знаю, кем ты являешься на самом деле. Как так получилось?
  -- Из-за Ма'Арийи я провел здесь почти двадцать лет.
  -- Двадцать лет?
  -- Мы, то уходили, то возвращались. Мне пришлось многому научиться, чтобы не попасть впросак.
  -- Значит, ты уже приспособился к нашему миру?
  -- Да, - буркнул он, и еще что-то на непонятном языке, - Можно так сказать.
   Я вышла. Ласснир ехидно заулыбался, оценив мой прикид. Вот, блин! Ну, и пусть, переодеваться не буду. Мне и так хорошо. Сунула ему визитку в руки.
  -- Телефоном ты ведь умеешь пользоваться? - дракон кивнул, - Тогда займись дверью. Деньги оставлю на кухне на столе.
  -- Я хотел бы пойти с тобой.
  -- В таком-то виде? - окидывая его оценивающим взглядом.
  -- Это может быть не безопасно, - морщась от осознания того, что я права.
   Я застыла посреди гостиной и задумалась. Он прав. Я ничего не знаю об этом Станиславе.
  -- Я возьму с собой Матика, - пришла в голову дельная мысль.
  -- Хорошо, - согласился Ласснир, разворачивая к себе лицом, - И еще кое- что.
  -- Ты, что делаешь!!! - воскликнула я, когда раскрытой ладонью дракон коснулся моей груди. От мимолетного прикосновения подкосились ноги.
  -- Опять не о том думаешь, - с укоризной посмотрели на меня, - Теперь я смогу увидеть все то, что будешь видеть ты.
   Я опустила голову. Вышитый дракон игриво подмигнул красным глазом, который теперь даже отдаленно не напоминал стразу.
  -- И это навсегда? - нервно пискнула, тыкая пальцем в движущееся изображение, оно, видите ли, решило расположиться поудобнее.
  -- До тех пор, пока это будет нужно мне, - оскалился Ласснир, довольный собой до жути.
  -- Ну, ты все-таки извраще-енец, - протянула я, шустро прячась в ванной.
  

Глава 5

  
   В который раз, замечая в отражении витрин двух пасущих меня типов криминальной наружности, я обругала себя всеми нелестными эпитетами, и с тоской подумала: "Жаль не послушалась, Ласснира. Все могло бы быть иначе"! Но умная мысля, пришла лишь тогда, когда петляя словно заяц, делала безуспешные попытки оторваться от преследователей.
   Они появились не сразу... Уф, ладно, давайте все по порядку.
   Отыскав горгулью под столом на кухне, забежала к соседям. У Федора Константиновича год назад умерла собака, здоровенный кавказец - Кузя. Хорошая была собака - добрая. Попросила одолжить поводок и намордник. Увидев Лохматика, с восклицанием: "Какой красавец"!, собаковод-любитель всучил помимо требуемого еще и лоток с кучей резиновых игрушек. Я попробовала отказаться, но меня не слушали, для собачки, мол, ничего не жалко. Поблагодарив, вернулась в квартиру.
   Едва успела переступить порог, зазвонил телефон. Я схватила трубку одной рукой, другой удерживала латок. Передо мной как из-под земли вырос Ласснир. От неожиданности я даже язык прикусила. Выругнулась.
  -- Нина Валентиновна, это опять я.
   Уж кто бы сомневался. Дракон кивнул, предлагая заговорить. Я сердито сунула ему латок в руки и тихо приказала: "Возьми!", тому ничего не оставалась, как сверля злющим взглядом, взять.
  -- Да, да, Станислав. Я слушаю вас.
  -- Так как на счет...
  -- Да, конечно, - не слушая, согласилась я, - через полчаса в "Зеленом острове". Знаете такой ресторанчик?
  -- Да, был несколько раз.
  -- Ну, вот и замечательно. Как мне вас узнать?
  -- Я буду в голубой рубашке и белых брюках.
   Посмотрев в окно, где шел дождь со снегом, изумилась его выбору в одежде. Хотя, при таком подходе, узнать его не составит труда.
  -- А вас? Как я могу узнать вас?
  -- Я буду в джинсах и тунике с изображением черного дракона.
   На другом конце закашлялись. Мы с Лассниром переглянулись, - странная реакция.
  -- Ну, да. Ну, да, - откашлявшись, просипел Станислав, - Дракон. Я понял. Буду ждать.
   И он положил трубку. Я смотрела в расширившиеся зрачки Ласснира и нервно теребила то серьгу, то выбившуюся из прически прядь.
  -- Ну, и что ты об этом думаешь? - первой нарушила затянувшееся молчание.
  -- У него знакомый голос, - нахмурился дракон, - Где-то я уже его слышал.
   Я облокотилась на столик. Сердце сжалось в недобром предчувствии, а этот тип еще и не спешит с объяснениями.
  -- Где?
  -- Не здесь. Не в вашем мире.
  -- Ну, вот опять, приехали, - вздохнула, потирая кожу под браслетом.
   Отпихнув несносного дракона с дороги, я вернулась в комнату, чтобы найти вязаные митенки. Нельзя оставлять браслет на виду, слишком рискованно.
  -- Ты все равно идешь? - застыл в дверях Ласснир, - Девочка, это не разумно. Подумай еще раз.
  -- Я иду, - морщась от боли, все же натянула узкую митенку на браслет, - И я тебе не девочка. Не называй меня так.
  -- Нина, - взгляд дракона начал действовать мне на нервы.
  -- Я иду, и ты меня не удержишь.
  -- Хорошо, иди, - дракон обреченно покачал головой. Правильно безнадежно спорить с такой упрямицей.
   Ласснир коснулся браслета под митенкой.
  -- Не беспокойся, его никто не увидит, пока ты не захочешь.
  -- Да, неужели! - возмущенно фыркнула, - Эту махину только слепой не увидит.
  -- Ты просто закрой глаза и подумай, что хочешь, чтобы он был виден только тебе.
   Последовав совету, закрыла глаза и усердно начала думать. У меня даже виски заболели от натуги, зато руке сразу стало легче. Тем не менее, глаза я открыла только когда услышала удивленное хмыканье Ласснира. Приподняв митенку, с удивление обнаружила... точнее не обнаружила браслета. На внутренней стороне запястья появилась татуировка в виде свернувшегося черного дракона.
  -- Неплохо, совсем неплохо, - похвалил Ласснир, изучая мое запястье.
  -- Что неплохо? - вглядываясь в рисунок поразительной точности и красоты.
  -- Моим бывшим хозяевам, - на последнем слове мужчина едва заметно поморщился, - это удавалось не с первой попытки и не так кардинально.
  -- В каком смысле?
  -- Все что им удавалось, это сделать браслет невидимым.
  -- Наверное, не о том думали.
  -- Возможно.
   Все же не удержалась и передразнила.
  -- Или я опять не о том подумала.
  -- Да, уж, - улыбнулся Ласснир, но взгляд при этом был скорее заинтригованным, чем насмехающимся.
   Выскочив во двор, мы еще минут десять гуляли, пока Матик не справил нужду. Затем забежала в хозяйственный, где купила три тюбика клея "Момент", метр плотной полиэтиленовой пленки и широкий скотч. До "Зеленого острова", пришлось идти пешком, очередная авария заблокировала дорогу часа на два, а я не люблю опаздывать.
   "Зеленый остров", наверное, единственный известный мне ресторан (читай кафе) в городе, где можно провести собаку, и никто тебя пинком под зад не выгонит. Я неплохо знаю хозяина этого дивного заведения - добрейший души человек. Иногда он подменяет бармена, и, тогда я подсаживаюсь к стойке, заказываю коктейль, что в других местах даже не подумаю сделать, и мы трындычим обо всем на свете, пока "Зеленому острову" не придет время закрываться. Не подумайте ничего такого, - он мне в отцы годится, просто Вениамин Аркадиевич очень эрудированный и умный человек, с ним не скучно. Возможно, вы скажите, что возраст чувству не помеха, да только Вениамин закоренелый холостяк, и ничего менять в своей жизни не собирается.
   Меня ждали. В помещении, где одурманивающее пахло свежесваренным кофе, уже сидело человек пять. Станислава я приметила сразу. Этакое бельмо на глазу в своей голубенькой рубашке и белых брючках.
   Я поспешила занять свое место. Неужели опоздала? Вроде вовремя вышла. Подойдя ближе, машинально отметила, что у бабушкиного знакомого очень запоминающаяся внешность. Красив, даже, очень красив, но какой-то отталкивающей красотой. Вроде все на месте: в меру высок, в меру мускулист, правильные черты лица, нос с легкой горбинкой, натуральный блондин. Влюбиться бы в такого... А меня коробит.
   Властно вздернутый подбородок, поджатые в усмешке губы-ниточки, взгляд из-под полуопущенных век, и сразу ощущение, что сидит гад, в смысле змея, холоднокровная и смертельно ядовитая. Как не вспомнить тут многострадальную мамбу, любимицу Квентина Тарантино.
  -- Станислав?
   Мужчина вздрогнул, словно не я стою здесь целую минуту, в надежде, что меня заметят.
  -- Нина Валентиновна?
   Станислав поднял взгляд, но наткнулся на изображение черного дракона, и поспешно отшатнулся. Могу поклясться, он даже зашипел.
  -- Да, это я.
   Мужчина довольно быстро взял себя в руки, и, откашлявшись жестом, предложил присесть. Когда я расположилась, и подняла взгляд, он натянул на себя маску добряка: широко распахнул глаза, расплылся в улыбке, словно решил показать всему миру: "Посмотрите, я хороший"! Но эффект уже был не тот.
  -- О чем вы хотели со мной поговорить? - налюбовавшись на сияющий чайник по имени Станислав, поинтересовалась я.
   Он рассматривал меня так откровенно, что я занервничала.
  -- Конечно-конечно, Нина Валентиновна, просто я не ожидал...
  -- Что вы не ожидали?
  -- Что вы окажитесь столь обворожительной юной особой?
  -- Благодарю.
   Никогда не была падка на лесть, так что со мной этот номер не пройдет.
  -- Вы не верите мне? - по-детски надул губы Станислав, - А это правда. По нашему телефонному разговору я представлял вас несколько иначе.
  -- И как же? - хмыкнула я.
  -- Ну, - блондин смутился, - Наверное, старше и...
  -- Страшнее, - закончила за него.
  -- Что вы, как можно, - театрально всплеснул руками Станислав.
   Я едва не зааплодировала, вовремя спохватилась.
  -- Давайте о деле.
  -- А вы серьезная особа, Нина Валентиновна, мне это в вас нравится, - сощурился блондин и совершенно будничным тоном произнес, - Вы ведь уже знаете, что вашу бабушку убили?
  -- Что? - сердце пропустило удар, и жаркая волна окатила с макушки до пяток, - Убили?
  -- Разве вы не знаете?
  -- Мне сказали, что это был пожар.
  -- Так и есть - пожар, - серые глаза хищно сверкнули, - Но только после того, как ее убили.
   Мне стало нечем дышать, голова закружилась. Убили! Не может быть! Почему мне никто не сказал? Почему от меня скрыли эту информацию? Мне дурно.
  -- Официантка, воды!
   Меня откачивали какой-то пахучей гадостью из лично аптечки Вениамина Аркадиевича. Девочки знали, что я хорошая знакомая шефа, вот и расстарались.
  -- Спасибо, мне уже лучше.
  -- Нина Валентиновна, вы уверены, - кудахтал Станислав, бегая вокруг, каждый раз спотыкаясь об развалившегося в ногах Лохматика, - Вы так бледны.
  -- Мне лучше, - отдышавшись, кивнула я, - Лучше объясните, как это произошло?
  -- Я могу сказать только одно, когда начался пожар, ваша бабушка была уже мертва, - наконец уселся на свое место блондин.
  -- Тогда откуда вы знаете, что ее убили?
  -- Деревенский участковый заходил к ней за несколько минут до пожара. Она была мертва.
  -- Но как?
  -- Ее зарезали.
   Я с трудом проглотила возникший в горле ком. Отвернулась посмотреть в окно, но что-то меня насторожило, почудилось, что тень на стене, которую отбрасывал Станислав, шевельнула рукой, хотя хозяин сидел неподвижно. Бесовщина какая-то.
  -- Я об этом ничего не знала.
  -- Мне очень жаль. Жаль Марию Олеговну и вас, - Станислав делал вид, что искренне переживает, - Вас просто решили не шокировать. Но вот беда, не объяснили, что вам в руки попало именно то, из-за чего ее и убили.
   Опять, то же самое, - тень подняла руку, и убрала волосы за ухо. У меня, что уже галлюцинации начались?!! С чего бы это?
  -- О, чем вы?...
  -- О сундуке, - глаза Станислава вспыхнули маниакальным огнем, - о небольшом сундуке без замка.
  -- Представление не имею, о чем вы говорите, - отшатнулась я от него.
   Предчувствие подсказывало, - надо бежать, и чем быстрее, тем лучше. Он знает о сундуке. И не просто, как о предмете старины, а как о наследстве. Знает о том, что было внутри.
  -- Его отправили вам вместе с вещами, - жутковатым шипящим шепотом заговорил блондин, - Сегодня его должны были вам доставить.
  -- Наверно задержали на почте, - уверенно соврала я, - Мне ничего не приходило.
  -- О, это хорошо, - оскалился Станислав почище Ласснира, - Вы же понимаете...
   Я дернула Масика за ошейник. Пора линять.
  -- ...не стоит хранить у себя то, что навлечет на вас беду, - этот тип склонил голову к плечу и стал смотреть немигающим взглядом, заставив полк мурашек промаршировать по все длине позвоночника, - И даже не беду - смерть. Вы же не хотите умереть молодой? Не так ли, Нина Валентиновна?
  -- Нет, конечно, - вскакивая со стула и хватая вещи, - Всего хорошего.
  -- Нина Валентиновна, куда же вы?
   Голос Станислава резанул слух. В теплом помещении ресторана вдруг повеяло ледяным холодом.
  -- Я опаздываю, - чересчур резко бросила я.
  -- Но мы еще не договорили.
  -- Возможно в другой раз.
  -- Постойте!
   Станислав рванул было за мной, но снова сел. Лицо его выражало крайнее недоумение. Я бросила взгляд на пол и брови стремительно полезли на лоб. Ботинки блондина намертво приклеились к полу, а рядом сиротливо валялся погрызенный тюбик с клеем "Момент".
   Я встретилась взглядом с Матиком и коротко хохотнула. Черные бусины глаз искрились весельем. И когда только успел?
  -- Молодец, Матик, я тебя обожаю, - потрепала пса за ухом.
   Мы спешно покидали некогда любимый мной ресторанчик. Теперь мне здесь не будут рады.
   Так вот, те двое, что следуют за мной попятам, появились не сразу, и я еще успела забежать в магазин купить дракону новые брюки, футболку и свитер.
   Странная я, не правда ли?! Но экскурсия по магазинам с определенной целью, ненадолго отвлекла от всех мыслей, включая убийство бабушки. Зашла на работу и попросила отпуск за свой счет. Увидев мое состояние: бледная как смерть, осунувшаяся, дерганная и взвинченная до придела, Марк Андреевич, сперва отпоил горячим чаем, сунул лист бумаги, написать заявление, и, подписав его, отправил к главному бухгалтеру.
   И вот когда вышла с работы, проходя мимо витрины ювелирного магазина, заметила этих типов. Они неплохо делали вид, что исключительно заняты своим делом, но моя интуиция визжала, как ужаленная в мягкое место баньши. Ну, почему я не послушалась Ласснира?
  

Глава 6

   Я очень органично вписалась в дизайн местной помойки, куда меня за шкирку притащили эти два жутких типа. Задушевных бесед ребятки вести не собирались и сразу разъяснили, что к чему.
  -- Закричишь - умрешь, - спокойно без нажима предупредил шатен с мутными синими глазами, - И собаку отзови, мы не шутим.
  -- Матя, отойди, - почти шепотом приказала рычащему зверю.
   Будьте уверены, я не забыла, что Лохматик вовсе не обычная собака, только страх немного тормозит слаженную мозговую деятельность, и на вопрос "Что делать?", выдает какую-то абру-кадабру. А для ее расшифровки нужно время. В случае с драконом страх был серьезно притуплен удивлением. Теперь все иначе.
  -- Отдай нам сундук, и мы разойдемся полюбовно.
  -- Я уже говорила, Станиславу, - дрожащим голосом пролепетала я, - у меня его нет.
  -- Станислав? - переглянулись парни.
  -- Это наверно тот хмырек в ресторане, - наконец сообразил бритоголовый в темных очках.
  -- Мы не знаем никакого Станислава, - объяснили мне как самой непонятливой, - Ему тоже нужен сундук?
  -- Похоже, что да.
   Я ссутулилась и вжала голову в плечи, когда ребятки окружили с двух сторон.
  -- Разберемся, - кивнул шатен, - Так, где сундук?
  -- На почте, наверное, - привычно соврала им.
  -- Тогда идем на почту.
  -- Но уже поздно, - пискнула я.
  -- Куда поздно?
  -- На почту, - тут же уточнила, мысленно взвешивая свои шансы, выходило где-то восемьдесят к двадцати, увы, не в мою пользу, - Отдел доставки уже закрыт. Отпустите меня.
  -- Зачем?
  -- Я домой хочу. Меня там ждут.
  -- Что-то ты юлишь, красавица.
   Меня схватили за шиворот и приподняли. Матик издал жуткий утробный звук и бросился на шатена.
  -- Твою ж мать, - взвыл он.
   Бритоголовый дернул так, что я захрипела, придушенная воротом собственной куртки. Меня как котенка отшвырнули назад. Я ударилась о контейнер и застонала, но сознание не потеряла. Это у меня никогда толком не получалось. В отличие от подруги, которая легко могла грохнуться в обморок, даже не напрягаясь. Достаточно было просто показать лягушку (в террариуме), и она уже лежала плашмя. Этакая фобия на грани идиотизма. Но сегодня я ей позавидовала.
   А между тем Лохматик менялся на глазах у обозленных братков, и лица их вытягивались, выражая крайнее недоумение и легкую озабоченность. Горгулья значительно увеличилась в размерах, расправила крылья, ощерилась, и, щелкнув хвостом с двадцатисантиметровым шипом, издала столь пронзительный то ли вой, то ли визг, что я поспешила зажать уши. Они мне еще пригодятся.
   Оглушенные братки не сразу оклемались и Матик, рассудил, что начнет первым. Брюнет с ужасом наблюдал, как смыкаются громадные челюсти на его руке, которой он успел прикрыть лицо.
   Бритоголовый выхватил пистолет и стал стрелять почти в упор, но шкура Лохматика оказалась прочнее бронежилета, так что он даже не почесался. Израсходовав всю обойму, тип что-то осознал, и обернулся. Его взгляд остановился на моей скромной персоне. Ой, как не хорошо.
  -- Останови это чудовище, - рявкнул он, подбегая и хватая за волосы, - Или я сверну тебе шею.
  -- Не надо, - всхлипнула я, стоя едва ли ни на носочках.
   Я лихорадочно соображала, что же мне делать. Что делать? Отозвать Матика и спасти этого типа, или не отзывать, и умереть от руки другого мерзавца. А что я могу? Спортом не занималась, в клубах единоборств не состояла, тяжести не таскала... Я обычная слабая женщина. Меня саму бы кто спас.
  -- Отзови его, - яростно тряхнули меня.
  -- Матик. Матя, - но голос осип и предательски дрожал.
   Горгулья просто не слышала, занятая своим противником, который как оказалось, не лыком был шит, вывернулся, врезав Лохматику по морде. Но горгулья только презрительно повела хвостом.
  -- СЕЙЧАС ЖЕ!
   Я повисла на собственных волосах. Больно-то как. Слезы брызнули из глаз. "Спасите, кто-нибудь! Спасите.... умоляю! Ласснир!" - закричала я про себя, до крови закусив губу.
  -- И что это ты делаешь с моей хозяйкой, мальчик, - раздался за спиной леденящий душу голос, заставивший всех присутствующих замереть.
   Меня окатили мощные волны всепоглощающей ярости. Бритоголовый обернулся, и его пальцы разжались. Я ойкнула, шлепаясь на свою многострадальную, но сразу вскинула голову, чтобы увидеть, как мерзавец, приподнятый над землей одной рукой за шею, даже не сопротивляется, с животным ужасом смотря в глаза разъяренному дракону.
  -- Ласснир, - выдохнула я.
  -- Могла бы и раньше позвать, - не отводя рубиновых глаз от бритоголового, - Или тебе нравится, когда тебя избивают?
  -- Нет, - просипела, поднимаясь, и удерживая тело в вертикальном положении на трясущихся ногах, - Нет, конечно.
  -- Тогда чего ждала?
  -- Я, - поморщилась от боли в затылке, - не знала как.
  -- Разве я тебе не объяснил? - нахмурился Ласснир, отшвыривая типа, как если бы он ничего не весил.
   Бритоголовый пролетел весь двор, - а это метров десять, - столкнулся со стеной, и стек по ней бесформенной массой.
  -- Нет.
  -- Какое упущение, - глубокомысленно хмыкнул дракон, почесывая голову краем лотка.
   Я офонарело вытаращилась на собачий туалет, не обратив внимания даже на издевательские нотки в его голосе. Зачем он ему понадобился? И вообще, как он здесь оказался? Я про дракона, - с лотком и так понятно.
  -- В следующий раз, - решил сразу же разъяснить Ласснир, - просто коснись браслета и позови, а не вопи как индарская гарпия, которой отдавили хвост.
  -- Что?!! - возмутилась я, забывая о своих синяках и ушибах, и озираясь в поисках чего-нибудь не слишком большого, но увесистого.
  -- Я думал, что оглохну, - не смутился Ласснир, огибая меня по максимально большой траектории, и направляясь к притихшему шатену, - Но об этом позже.
   Лохматик внимательно наблюдал за соперником, загораживая единственный путь к отступлению. Кожистые крылья трепетали в предвкушении.
  -- И, что же, если не секрет, - дракон навис над братком, сверля тяжелым взглядом, от которого хотелось только одного, - не рождаться, - вам понадобилось от этой бестолочи? Предупреждаю, от твоего ответа зависит, убью ли я тебя быстро или буду пытать.
   Дракон улыбнулся, демонстрируя ряд острых, как бритва клыков. Шатен нервно взглотнул, оценив умопомрачительный оскал Ласснира. Я тоже почувствовала накатившую дурноту.
  -- Никто, - отросшим когтем дракон приподнял голову шатена, чтобы тот смотрел прямо ему в глаза, - не смеет доводить мою хозяйку до слез. Никто... Кроме меня.
   У меня отвисла челюсть. Нет, я все-таки, не понимаю этого красноглазого типа. Совершенно не въезжаю в ход его мыслей.
  -- Забавно, - не замечая надвигающейся бури, продолжил Ласснир, - Ты же, вроде тоже чья-то пешка. Тяжело тебе, наверное. Согласись, хороших хозяев не бывает.
   Шатен яростно закивал, подражая китайскому болванчику. Тут со всем чем угодно согласишься, лишь бы эти когти не прошли тебя насквозь.
  -- Но вот она, - дракон ткнул в меня пальцем, - еще терпимый вариант. И поэтому я никому не позволю безнаказанно ее обижать. Ты меня понимаешь?
   Браток дернулся, осознав, что живым его, скорее всего не отпустят.
  -- Отвечай.
  -- Нам приказали проследить за ней и забрать сундук.
  -- И это все?
  -- Все.
   Дракон хмыкнул и поднял руку, которая стала больше, да и когти отрасли до такого размера, что стали походить на изогнутые кинжалы джамбия, коллекцию которых я когда-то видела у своего двоюродного брата.
  -- СТОЙ! - вскрикнула я, - Не убивай его.
  -- Ты хочешь оставить его в живых? - удивился Ласснир, оборачиваясь чтобы проверить, не сошла ли его хозяйка с ума. Хм, я уже и сама начинаю сомневаться в своем психическом здоровье.
  -- Да. Я этого хочу.
   На трясущихся ногах сделала пару шагов, но подойти ближе не дал Матя, преградив дорогу. Горгулья смотрела на меня большими печальными глазами.
  -- Отойди, Матя, мне нужно пройти.
   Но этот упрямец даже не шелохнулся. Вот ведь... одна нецензурщина в голову лезет.
  -- Да, чтоб вас всех, - зло топнула ногой, но тут же пожалела об этом - резкое движение отозвалось пронзительной болью в затылке, - Прочь с дороги!
   Горгулья послушно отползла в сторону, но как только я сделала очередное неуверенно телодвижение, подсунула морду под руку, предлагая опереться на нее. Так и доползла в обнимку с Лохматиком.
  -- Хочу, что бы он ответил на мои вопросы, - объяснила дракону свое поведение, - Если тебя послал не Станислав, то кто?
  -- За кого ты меня принимаешь, - бросил на меня презрительный взгляд шатен.
  -- Тяжелый случай, - поморщилась я.
   Мы пристально смотрели друг на друга, выжидая, кто из нас сдастся первым. На моей стороне явный перевес в виде двух жутких существ, но, увы, в подобной игре я новичок. Мужчина усмехнулся, но я сделала вид, что не замечаю злорадства.
   Первым не выдержал Ласснир, дракону надоела наша игра в гляделки. Он резко отпустил воротник куртки, за который удерживал шатена, и сделал шаг в сторону, загораживая меня от возможной опасности со стороны деморализованного противника.
  -- От родственника твоего, - обескуражил он нас.
  -- Откуда..? - охнул шатен, опираясь одной рукой о поребрик, так как вторая плетью висела на боку.
  -- По запаху, - пожал плечами дракон, - От кого именно сказать не могу, но если увижу...
   Ласснир многозначительно улыбнулся, вновь демонстрирую клыки. Я хмуро покачала головой. Позер.
  -- Хочешь сказать, что их прислал один из моих родственников?
  -- Я именно это тебе и сказал, - Ласснир опять говорил со мной как с неразумным ребенком, - Ты чем слушаешь, хозяйка?
  -- Интересно, - задумавшись, ткнулась лбом ему в плечо, - сколько еще людей знает об этом распроклятом наследстве?
  -- Хороший вопрос, - кивнул Ласснир, - Я бы тоже хотел знать.
   Я устала. Моя слаженная скучная жизнь осколками разлетелась по ветру. То, что сейчас происходило, больше походило на кошмар. Мне бы проснуться...
  -- Ласснир, - дергая за рукав, - это правда, что бабушку убили?
  -- Кто это тебе сказал? - дракон покосился на шатена.
   Тот, сразу понял, чем это ему может грозить, и отрицательно замотал головой. Во взгляде, брошенным на меня, было недоумение, значит, его хозяин тоже не знал всей правды.
  -- Станислав, - ответила я, но вспомнив кое о чем, фыркнула, - А разве ты не следил за мной?
  -- Я был слегка занят, - насупился Ласснир.
  -- И чем же?
  -- Смотрел, как устанавливают двери, - возмутился дракон, - Или ты уже забыла, что приказала...
  -- Я тебе не приказала, а попросила.
   Ласснир глянул так, что Матик заскулил и прижался к ногам. Блин, я едва не грохнулась, - горгулья-то с годовалого бычка будет. Тем не менее, взгляд дракона меня не впечатлил, и я мгновенно состроила невинную мордочку: бровки домиком, губки бантиком и уставилась в ответ. На маму и бывших действовало убойно. Дракон выдержал секунд пять, ругнулся на непонятном языке, и отвел глаза. Есть!
  -- Ладно, дома разберемся, - смирился Ласснир, - Что предполагаешь с ним делать?
   Я посмотрела на истекающего кровью братка. Было ли мне его жаль? Ни капельки. Может позже, но не сейчас, когда свежа память о страхе и унижении.
  -- Пусть уходит.
  -- Ты уверена?
  -- Да.
  -- Что ж, - немного расстроился Ласснир, - ты слышал ее. Убирайся. И передай своему хозяину, что если он хочет получить ответы, пусть приходит сам.
   Дракон резко обернулся и подхватил меня на руки, но не успела я возмутиться, как воздух вокруг словно оплавился, голова закружилась и к горлу подступила дурнота. Очертания домов смазались, резкий толчок, доли секунды полной дезориентации - и мы дома.
   Меня бережно посадили в кресло.
  -- Ну, и напугала же ты меня, - устало выдохнул Ласснир, касаясь моей макушки, - Больше так не делай.
  -- Как?
  -- Не влипай в неприятности, пока меня нет рядом.
   Я удивленно воззрилась на него. Только что язвил и издевался, а теперь как подменили. Он даже поминутно запускает пятерню в волосы, нервно зачесывая густые каштановые кудри назад. "Красив стервец", - мелькнуло в больной голове.
  -- Как будто это от меня зависит, - блаженно развалившись и подперев рукой щеку.
  -- Я же просил тебя не ходить на встречу, - выискивая что-то в моем шкафу, - Только не говори, что не просил.
  -- Просил, - покладисто согласилась я.
  -- Но ты пошла, - выудив большое банное полотенце, - и вот результат.
  -- Со Станиславом все было иначе.... По крайней мере, меня только предупреждали, а не пытались убить.
  -- О чем предупреждали?
  -- О том, что опасно держать в доме вещи, из-за которых уже убили и убьют снова. По крайней мере, я так его поняла.
  -- И это все?
  -- Нет, но я ушла чуть раньше, чем он успел закончить мысль. Я думаю, он хотел предложить забрать у меня эти вещи. Точнее сундук, - машинально начала дергать нижнюю губы, - Он говорил о сундуке. Однако у меня возникло ощущение, что он прекрасно осведомлен и о его содержимом, в отличие от моего таинственного родственника.
   Дракон замер, размышляя о чем-то своем.
  -- Так это правда?... что бабушку убили?
  -- Правда, - кивнул он.
  -- Тогда почему мне никто не сказал? Почему скрыли это от меня?
  -- Потому что, - фыркнул Ласснир и скорым шагом куда-то ушел.
   Сначала в ванне зажурчала вода, затем зашуршало на кухне. Я посмотрела в окно и встретилась взглядом со старой облезлой вороной. Она что-то каркнула на своем птичьем и, взмахнув крыльями, сиганула вниз. Мне даже захотелось посмотреть, ни разбилась ли.
   Дракон вернулся с мокрым полотенцем, повытаскивал из моей некогда "прически" невидимки, и замотал его наподобие тюрбана. Сунул в руки стакан воды и пачку анальгина.
  -- А в вашем мире нет такого способа, чтобы раз - и голова не болит, - всхлипнула я, опираясь на руку дракона, пока он стягивал с меня грязную куртку, - и вообще... ну, понимаешь, чтобы ничего не болело.
  -- В моем мире есть, - буркнул Ласснир, - но мы не в моем мире. Потерпи, это должно помочь.
  -- А разве ты только что не использовал магию, чтобы перенести нас домой?
  -- Паутина мира это не совсем магия, - поморщился дракон.
  -- Паутина мира? Что это?
  -- Это совокупность всех возможных переходов в одном единственном представленном мире. Включает в себя как входные, так выходные порталы, а так же сеть переходов... Ты меня вообще слушаешь?
  -- Нет, - призналась я, стараясь не заснуть, но веки стали такими тяжелыми, - сейчас это для меня слишком трудно. Я посплю чуток, ладно?
  -- Ла-адно, - передразнил Ласснир, подхватывая на руки, - Отдыхай. Позже поговорим.
   Меня уложили в кровать, укрыли одеялом и даже пожелали "Сладких снов". Все-таки я не понимаю, что движет этим красноглазым типом, но об этом подумаем завтра.
  

***

  -- Где ты шлялся? - рявкнул дракон на провинившуюся скотину.
   Горгулья виновато вильнула хвостом, ее крылья печально обвисли. В зубах и передних лапах она держала пакет и сумку хозяйки.
  -- От тебя никакого толку, - выхватывая ношу и сверля гневным взглядом, - Даже защитить ее не можешь.
   Горгулья опустила глаза, пряча навернувшиеся слезы. Укор был заслуженным, и крыть не чем. Увлекся, не защитил, виноват.
  -- Вернемся на Орни'йльвир, отправлю к Эльбриху.
   Лохматик вздрогнул всем телом. С упомянутым он встречался всего дважды, но даже этих двух встреч хватило, чтобы съежиться от ужаса.
  -- Прочь с моих глаз.
  

Глава 7

   Спала урывками, то и дело, просыпаясь то от кошмаров, то от пронзительной боли. Ласснир сидел рядом, отпаивал таблетками, и непрерывно менял компресс. К концу ночи я, по-моему, подъела все запасы медикаментов, которые были в доме. Боль притупилась, но никуда не исчезла, она просто затаилась где-то очень глубоко внутри.
   В четыре часа утра удалось вывалиться из кровати и даже доковылять до туалета, потом умыться, вздрогнуть от увиденного чудища в зеркале и долго образно материться, пока сонный дракон не заглянул, выяснить, в чем дело. Ответом ему было мое перекошенное лицо, и пожелание катиться к драконовой бабушке. На это заявление, Ласснир только пожал плечами, и сообщил, что у него две бабушки, семь прабабушек, две прапрабабушки, и одна вовсе прародительница рода. Хмыкнул и уточнил, к какой именно я его отправляю, чтобы не ошибиться адресом. Я вытаращилась и послала его в длительный тур по родственникам. Ласснир оскалился и предложил в ближайшем будущем составить ему компанию. Нет, ну, я просто фигею от этого красноглазого нахала.
   Через час уже вполне бодреньким зомбиком копошилась на кухне. Матик, лёжа под столом, смотрел с мировой печалью в глазах и поминутно вздыхал. Причем, когда я вошла на кухню, то не сразу заметила его, так как тень от скатерти, хорошо маскировала темную тушу горгульи. И когда это недоразумение природы, в полнейшей тишине, вдруг проникновенно вздохнуло, я едва не стала заикой, но это еще полбеды - я порезалась!!
   На вопли и ругань прибежал Ласснир. Его лицо выражало крайнюю озабоченность, но увидев меня, баюкающую порезанный палец, и самозабвенно ругающую Матика, облегченно вздохнул и попросил разбудить через полчасика. Само собой, на эту просьбу, у меня мгновенно вырвалось "хорошо", но опомнившись, тупо уставилась в спину уходящего мужчины, недоумевая: "Какого черта!".
   Запариваться с обедом не хотелось жутко, тогда достала пачку макарон и банку тушенки. Незамысловато, но питательно. Надеюсь, ему понравится. На завтрак сделала омлет и сварила яйца. Однако после всех этих манипуляций хлопнулась на табуретку совершенно без сил. Облокотившись на край стола некоторое время, смотрела в окно, где уже третий день подряд шел дождь со снегом. Мерзко и противно. Махнуть бы к морю... вот только разберусь с этим трижды неладным наследством, и поеду... Надо будет еще и Надюшу захватить. Она месяц как гвозди мне в мозг вбивает - скучно, пресно, одиноко. А кому в нашем мире не одиноко. Вот сижу на кухне своей квартиры, - и совершенно одна (Матик не в счет). А вроде бы и не урод, некоторые даже красавицей до сих пор называют. Говорят, что интересная. Да я и сама знаю, что привлекательная. И поговорить со мной есть о чем. Да, вот незадача, не складывается личная жизнь и все тут.
   Бывший, как то заявил, что я сама виновата, - прощать надо уметь. Не умею... и учиться не собираюсь. Пошел на лево - скатертью дорога. Только от моего порога.
   Да, я такая, а не была бы такой, бывший бы нарвался на грандиозный скандал. А так мы тихо разошлись, что никто и не заметил. Но может, я просто его не любила?
   Ласснир встал без моей помощи, ему еще и меня пришлось будить, так как сидя на табуретке, положив голову на сгиб локтя, не заметила, как заснула.
  -- Ну, что теперь-то поговорим? - уточнила я, наблюдая, как дракон уплетает омлет с ветчиной и сыром.
   Он вначале попробовал отказаться, объясняя это тем, что может обходиться без еды очень долгое время, а если еще и в спячку завалится... и все остальное в том же духе. Но я только сдвинула брови, и заявила, что слышать этого не желаю. Ласснир долго выискивал что-то в моих глазах, - не нашел, и сразу чему-то сильно удивился.
  -- Спрашивай, - снисходительно кивнул дракон, - Но не жди, что отвечу на все твои вопросы.
  -- А если я прикажу?
   Ласснир поморщился:
  -- Даже если ты мне прикажешь.
  -- Неужели? - сощурилась я.
  -- Это для твоей же безопасности. Для тебя будет разумнее...
  -- Да, неужели? - дерзко перебила его, - Разумнее было бы не открывать сундук и не надевать браслет на руку, но все это уже в прошлом, следовательно, поезд ушел, а мы стоим на перроне. Мне бы хотелось получить ответы на свои вопросы. Я хотела бы знать...
  -- Я буду решать, - грозно шикнул на меня дракон, - что тебе знать, а о чем говорить еще рано.
  -- Там у вас что, так принято? - тут же возмущенно всплеснула руками, - Решать за других, что им знать, а что нет?
  -- В моем мире женщины вообще не задают вопросов ни слугам, ни телохранителям. Это считается моветоном.
  -- Что, даже не сплетничают? - изумилась я, с трудом в это веря.
  -- Сплетничают, конечно, - дракон вздохнул, - Ничуть, ни меньше, чем в вашем мире. Но требовать ответ от слуги может только его непосредственный хозяин.
  -- И что же ты тогда мне лапшу на уши вешаешь, - возмущенно хлопнула по столу, и тут же зажмурилась, - больно ведь, - Ты и есть мой слуга. По крайней мере, сам так говорил.
  -- Верно, - отмахнулся Ласснир, - что нужно ты подмечать умеешь. Именно по этой причине я и согласен ответить на несколько твоих вопросов.
  -- А почему не на все?
  -- Для твоей безопасности, бестолочь, - сказал, как отрезал.
   Брошенный на меня взгляд, заставил попридержать язвительное замечание по поводу такой скрытности. Я же не самоубийца.
  -- Я не бестолочь, - обиженно надулась и стала разглядывать свои руки.
   Молчание повисло над столом как дождевая туча. Обидно, что тебя не воспринимают как взрослую женщину, хотя тебе уже давно не двадцать и даже не двадцать пять.
  -- Что ты хочешь знать? - примирительно подсунув в раскрытые ладони очищенное яйцо.
  -- Как ее убили? - все еще нахохлившись.
  -- Отравили, - на немой вопрос, дракон только пожал плечами, - Клинок был отравлен.
  -- Так ей не перерезали горло, ни застрелили, ни ударили топором....
  -- Нет, нет, - поспешно отмахнулся Ласснир от моей бурной фантазии, - это был бой один на один. На нас напали ночью. Ма'Арийю ранили, но яд, которым был смазан меч противника, подействовал не сразу. Когда мы заметили, как неестественно гноится рана, было уже слишком поздно.
  -- Так ты видел убийцу?!
  -- Нет, - раздраженно запустил пятерню в волосы, - я спал. У меня в последнее время было какое-то нехорошее предчувствие, но Ма'Арийя не стала слушать и приказала залечь в спячку, - Ласснир нахмурился, - Спячка это всегда долгое пробуждение... После спячки не помнишь ни кто ты, ни кто рядом с тобой. Но в этот раз я проснулся внезапно. Все помнил, все осознавал, но помочь не мог. Этот яд как-то блокировал мою связь с браслетом, и я не смог определить, где находиться Ма'Арийя. Когда все же нашел, бой уже был закончен. Вопросов я не задавал,... возможно, зря.
  -- Что значит "неестественно гноилась"?
  -- Ты когда-нибудь видела у человека пенящийся ядовито- оранжевый гной?
  -- Нет.
   Не видела и видеть не хочу. Вот только с воображением мне по жизни "свезло", оно у меня прямо таки дикое. Так, что меня даже замутило. А как же?..
  -- Но, как, же браслет?
  -- Что браслет?
  -- Кто его снял?
   Дракон как-то сразу напрягся.
  -- Когда Ма'Арийя умерла, браслет отстегнулся сам.
  -- Фогда фочему не зафрал? - озадаченно вгрызаясь в яйцо, - Фефо фдал?
  -- Твоя скотина успела первой, - рыкнул Ласснир и заглянул под скатерть, - Где-то она шустрая, а где-то и от двух смертных выродков хозяйку спасти не может.
   Лохматик положил голову мне на колени и жалостливо заскулил.
  -- Не жалей его.
  -- Да я и не жалею, - скармливая Матику свое надкушенное яйцо.
  -- Как доберемся до Стомгора, его необходимо отправить на обучение, - сощурился Ласснир.
   Спорить не стала, ему виднее. В голову пришла мысль, которую я поспешила высказать.
  -- Ты же дракон. Ты ведь сможешь узнать убийцу по запаху? Если встретишь?
  -- Возможно, - уклончиво ответил Ласснир, - Гарантий дать не могу. В ту ночь шел сильный дождь... Я могу и ошибиться. Не забывай я тогда только-только вышел из спячки...
   Наблюдая, как во время разговора расширяются и сужаются зрачки Ласснира, возникло стойкое ощущение, что меня весьма профессионально водят за нос. Ладно, будем пока играть по его правилам. Все даже самое тайное, со временем становится явным.
  -- И это все?
  -- Это все, что я знаю, - отчеканил дракон.
   Не моргая, он смотрел перед собой, и глаза его становились совершенно красными без белков с огромными серповидными зрачками. Продолжать задавать вопросы на эту тему мне как-то сразу расхотелось.
  -- Но, кто тогда прислал вещи?
  -- Ефим, - прошипел дракон, придя в себя от нахлынувших воспоминаний, - у него лежало завещание Марии Олеговны в случае ее смерти.
  -- Ладно, - смирилась я, отдавая себе отчет в том, что после всего сказано у меня возникло еще больше вопросов, чем было раньше, - Что насчет Станислава?
  -- К сожалению, я не мог слышать ваш разговор, - дракон сжал вилку так, что я занервничала.
   Останемся же еще и без столовых приборов. Чем есть то будем? Палочками что ли? Я-то справлюсь. А он?
  -- Могу сказать уверенно одно, что-то определенно есть в нем знакомое.
  -- А точнее?
  -- Точнее только при встрече.
  -- Ну, хорошо... А зачем ты позвал моего родственничка? Уж не хочешь ли переметнуться к нему?
   Я спрашивала на полном серьезе. Кое-что стоило бы разъяснить сразу, но время упущено. Мне не нравится, когда за меня решают или что-то делают через мою голову. А пригласив того психа, начавшего охоту за наследством, дракон серьезно мне насолил. Хотя сам об этом еще не догадывается. Ничего сочтемся.
  -- Даже если бы и хотел, - Ласннир таинственно улыбнулся, - увы, это уже не возможно.
   От его улыбки у меня заболела спина. Все верно, марши по синякам никому приятных ощущений не дарят, разве что мазохисту.
  -- Хм.
   Я выжидательно смотрела. Дракон сморщил нос и выдал банальное:
  -- Было бы неплохо увидеть, с кем мы имеем дело.
  -- Тогда почему именно у меня дома?
  -- А ты куда-то собралась, - и смерил меня презрительным взглядом, - В таком то виде?
   Уел, так уел. Блин, а он оказывается злопамятный.
  -- Нет, - и вздернув нос, ушла к себе в комнату.
   Так пролетело утро. Лохматик продолжил прятаться под столом на кухне, я лежала комнате и пробовала отрешиться от боли с помощью чтения, а Ласснир сидел в гостиной. Один раз я заглянула к нему, спросить, как он относится к макаронам по-флотски. На что дракон, не задумываясь, ответил:
  -- Я съем все, чтобы ты ни приготовила.
   Причем на меня он даже не взглянул. Ласснир сидел на диване, расставив ноги, положив локти на колени и подперев голову. Взгляд дракона был отрешенный, но как только ему показалось, что я отвернулась, поджал губы и зло сощурился.
   Похоже, родственничка он ждал с больши-им нетерпением. От такой жажды просто "увидеть", у меня волосы на всем теле встали по стойке смирно, и я по доброте душевной пожелала родственничку самую малость: сломать ногу или попасть в ДТП (без летального исхода), но не встречаться с драконом.
   В час сорок пять (проходила мимо будильника) раздался звонок в дверь. Я пошла, посмотреть, кто... но отскочила от двери как ужаленная.
  -- Ласснир!!! - взвизгнула я, - Что, черт тебя побери, это значит?!
   Обескураженный внеочередными воплями, красноглазый дракон появился в коридоре, и недоуменно воззрился на меня.
  -- Что это? - ткнула я пальцем в дверь.
  -- Дверь, - пожал плечами дракон.
   Новая футболка сидела отлично, да и брюки как-то удалось купить нужного размера. Дракон заметив изучающий взгляд, лениво потянулся, позволяя рассмотреть его во всей красе. Убиться можно... до чего хорош.
  -- Дверь? - я оторопело вытаращилась.
  -- Она самая. Не нравится? - моя неблагодарность его зацепила, - А что ты хотела? Было два варианта либо она, либо ждать еще три дня. А у нас в запасе столько времени нет.
  -- Но...
   Я обернулась, чтобы внимательнее рассмотреть этот образчик готического искусства: здоровая во всех смыслах, с массивным засовом вместо щеколды, замком, стилизованным под средневековье (хорошо хоть не амбарный замок), клепанная, черненая, да еще и с ручкой в виде головы горгульи. Как я ее могла не заметить? Наверно дело в том, что я уже третий день подряд не могу заменить лампочку в прихожей. Как-то руки не доходят.
  -- Ну, я даже не знаю, - промямлила я, - Где они ее такую откопали? Это же...Это же уму непостижимо.
  -- Отказался кто-то. Вот она и пылилась на складе.
  -- Н-да, - обреченно вздохнула, примиряясь с жутковатым дизайном двери, подпортившим вид моей прихожей. Хоть черепки вместо ручек на шкаф вешай, чтобы не сильно выделялась.
  -- Эй, - раздался голос с той стороны, - меня кто-нибудь впустит?
   Посмотрев в глазок (открыв маленькую стрельчатую дверку), я имела возможность лицезреть стоящих на площадке трех мужчин. Тот, что ближе к двери невысок, худощав, блондинист, внешне приятен. Но больше сказать о нем нечего. Хотя, нет - молод, очень молод. Зато ребятки за его спиной совсем не вызывали доверия. Очень уж на прошлых знакомцев смахивали. А один еще и собачий латок в руках держит. Не поняла?!! Это, что новая мода такая, в гости с собачьими туалетами ходить?
  -- А вы кто? - крикнула я им.
  -- Сама поговорить звала, - ответил блондин, - Не узнаешь?
  -- Я никого не звала.
   Мысленно перебирая базу данных родственников, я не находила именно этого. Лицо совершенно незнакомое. Может, не так часто виделись? И виделись ли вообще?
  -- Слушай сеструля, хватит тут комедию играть, - обиделся блондин, - давай я заберу свое наследство и мы разойдемся как в море корабли. Договорились?
  -- У меня нет ничего твоего. С чего ты вообще решил...?
  -- Так, сеструля, - перебили меня, - не доводи до греха.
  -- А я и не довожу. Просто хочу понять, с чего ты решил, что у меня твое наследство?
  -- У меня есть свидетельство о смерти и завещание. Могу показать.
  -- Показывай, - согласилась я.
   Но увидеть мне ничего не дали, Ласснир шустро отпихнул в сторону, открыл дверь, схватил блондина за шиворот и втащил огорошенного парня в прихожую, затем снова скрылся за дверью и я услышала:
  -- О, и это тоже наше.
   Раздалось два приглушенных удара, и дракон вернулся, захлопнув за собой дверь, а в руках он держал ... латок!! Офигеть. Надо что-то делать, или от вида собачьего туалета у меня скоро начнет дергаться глаз.
  

Глава 8

  
   Парень разглядывал нас - мы его. Что-то в нем, конечно, было отдаленно знакомое, но я никак не могла вспомнить.
  -- Крутого хахаля себе отыскала, сеструля, - оклемался родственничек, настороженно наблюдая за Лассниром.
  -- Что? - переспросили мы.
  -- Ну, бой-френда, парня, гражданского мужа, как ты там его называешь?... Любовника короче.
   Я вытаращилась на парня, не успев вовремя подхватить отвисшую челюсть. Зато гортанное рычание дракона вмиг вывело из ступора.
  -- Ты ошибаешься, - поспешила я вразумить самоубийцу.
  -- Мальчик, ты явно все перепутал, - рыкнул Ласнир, - Я ее слуга, но не любовник.
   Парень непринужденно пожал плечами.
  -- А мне то, какое дело как вы двое развлекаетесь...
   Ой, зря он это сказал. Ласснир одной правой припечатал парня к стенке и так ласково улыбнулся, что тот нервно икнул.
  -- Господи, - ахнул блондин, рассматривая здоровенные клыки и красные мерцающие глаза, - так это правда? А я-то не верил. Думал, совсем Денис спятил.
  -- Ласснир, отпусти его, - попросила дракона.
   Недовольно бурча что-то под нос, дракон послушно отпустил парня. Родственничек шлепнулся на пятую точку, но тут же, кряхтя, поднялся и отряхнул пальто. А пальтишко то хорошее, дорогое и весь чистенький, опрятненький, разве что помят местами, но это уже дракон постарался.
  -- Он точно мой родственник? - осведомилась я, коснувшись плеча Ласснира.
  -- Точно.
  -- Что не узнала меня? - на удивление быстро оклемался парень.
  -- Нет, - покачала головой.
   Блондин окинул меня с ног до головы внимательным взглядом и поморщился.
  -- Н-да я тоже бы тебя не узнал. Видок у тебя, сеструля, "не бей лежачего".
  -- Да, ну. А кто виноват то? - буркнула я.
  -- Ой, да ладно тебе, - фыркнул блондин, - Отдала бы сундук, и проблем бы не было. Заметь, чужого не прошу, только свое. Не знаю уж, что ты там с моими парнями не поделила...
  -- Подожди, подожди. Давай сначала, - подбоченилась я, - Как тебя зовут?
  -- Славик, то есть Станислав Игоревич Репнин. Вспомнила?
   Я нахмурилась, машинально погладив правое запястье, где должен бы быть браслет. Состроила задумчивую гримасу, насупилась, горестно вздохнула и выдала категоричное:
  -- Нет.
   Своим ответом я поставила его в тупик. Славик отчего-то расстроился. Поникли плечи, сдулся, как воздушный шарик, и взглянул совершенно потерянно.
  -- Совсем, совсем?
  -- Совсем, совсем.
   Славик расстроился сильнее. А я-то в чем виновата? Не так часто мы всем семейством собираемся. Даже если и собираемся, старшие сидят и квасят, вспоминая молодость. А все остальные разбредаются кто куда. Кому хочется в очередной раз слушать, как дядя Рома ходил с друзьями на лося, а вернулся с женой и годовалым ребенком, или как спорят тетя Рита и тетя Лила, кто из их дочерей самая красивая. Обе дуры, лахудры крашенные. Бесят они меня. Как приедут, начинается. А ты вышла замуж? А жениха завела? (словно собаку, ей богу) А мой, в магазине директором работает. А мой, машинами торгует. Вот ведь приставучие.
   Ласснир кашлянул в ладонь, напоминая о своем присутствии.
  -- Ты говорил о завещании, покажи мне его.
   Славик вытащил из внутреннего кармана два листка согнутых пополам. Из его рук они перекочевали к дракону. Я попыталась заглянуть в текст, но ростом не вышла и только повисла на руке Ласснира.
  -- Посмотри, - дочитав, дракон подсунул мне бумаги.
  -- Ой, а у меня где-то такое же лежит, - удивилась я, читая строки завещания.
  -- Как это? - опешил Славик.
  -- Да так, - тяжело вздохнул Ласснир, - Узнаю почерк Ма'Арийи. Стравила вас, как собак на уличных боях, а дальше сами разбирайтесь.
   Схватившись за голову, дракон долго и эмоционально ругался на родном языке. Смысл улавливался интуитивно. Незнакомые слова звучали красиво и мощно.
  -- Все, - рявкнул дракон, - все в гостиную.
  -- Лас, - насупилась я.
  -- Что?
  -- А ты ничего не перепутал?
   Он навис надо мной, и теплое дыхание коснулось кожи.
  -- Я ничего не перепутал, маленькая хозяйка, - сверля красными глазами с расширившимися серповидными зрачками, - Но давай не будем спорить. Нужно со всем этим разобраться сейчас. Завтра мы отправляемся в Стомгор.
  -- Завтра? - изумлённо распахнула глаза.
  -- Тянуть уже некуда. А в свете новых обстоятельств, ему, - Ласснир ткнул пальцем в Славика, - придется отправиться с нами.
   Мы расположились в моей гостиной, Ласснир на диване, я в кресле, Славику пришлось тащить табуретку из кухни. За ним попятам шел Лохматик, сверкая бусинами глаз.
  -- Матик, фу! - воскликнула я, обеспокоенная безопасностью гостя.
  -- Ты чего? - не понял родственничек.
   Наверно, как и дракон Матик умеет отслеживать по запаху, вон как оскалился. Но сейчас нам проблемы не нужны.
  -- Иди сюда. К ноге.
   Горгулья, проскользнув в щель между стеной и Славиком, потрусила ко мне, радостно виляя хвостом.
  -- А-а, псинка! - улыбнулся блондин, ставя табурет ближе к сундуку и подальше от дракона.
  -- Боевая горгулья, - бросил Ласснир, садясь на диван и рассматривая нас чуть склонив голову, - Сильная, выносливая, смертельно опасная, но... Бестолковая, как и ее хозяйка.
  -- Ласснир!!
   Запястье обожгло резкой болью. Дракон посмотрел со смесью раздражения и усталости. Браслеты на его руках предупредительно вспыхнули.
  -- Не злись, маленькая хозяйка, - откидываясь назад, - Бестолковая еще не значит безнадежная.
   Не скажу, что меня устроил его ответ. И в обще, что за отношение? Мне же не пять лет.
  -- Слушайте, - подал голос Славик, - может, вы объясните, что здесь происходит? Я вот ничего не понимаю. Вы говорите, что эта собака - мифическое существо? Горгулья? Это те, что из камня, ну, на Соборе Парижской Богоматери?
  -- Да, - кивнула, хотя Матик лишь отдаленно напоминал тех каменных истуканов, - Давай только превращение отложим на потом. Матик не в настроение. Ты ему очень сильно не нравишься.
  -- Я?
  -- Ну, не я же!
  -- Но я ей ничего еще не сделал?
  -- Твои пешки напали на хозяйку, - начал объяснение Ласснир, - Горгулья, как и я, уловила твой запах на тех смертных.
  -- Вы это о чем? - Славик недоуменно воззрился на меня, - Я не просил их нападать на тебя. Я клянусь, это какое-то недоразумение.
  -- Ничего себе недоразумение! - дернулась, ощущая, как всколыхнулись обида и боль, от пережитого вчера, - Тебе бы такое недоразумение. Меня сперва запугивали, затем швырнули о контейнер с мусором. У меня вся спина в синяках, между прочим, и шишка на затылке с куриное яйцо. Волосы едва не повыдергивали. И в конце чуть шею не сломали. Недоразумение, он говорит.
   Я сжала кулаки и часто заморгала, прогоняя непрошеные слезы. Дракон смотрел исподлобья. Он был мной недоволен. Правильно, нельзя кому попало показывать свои слабости. Смахнув единственную выкатившуюся слезу, я взяла себя в руки.
  -- Так из-за этого вы убили моего человека?
   Убили? Холодок пробежал по спине. Значит бритоголовый умер. Ласснир даже бровью не повел. Хм. Ну, да, он, же и второго хотел убить.
  -- Я бы и второго не отпустил, - лениво растягивая слова, хмыкнул дракон, - Хозяйка пожалела.
  -- Я не жалела, - дернула плечом, - Ему и так досталось от Матика.
   Темная бровь насмешливо изогнулась.
  -- Покусанная рука это не наказание.
  -- Наказание? - встрял Славик.
  -- Наказание за нападение на Ни'ину.
  -- И какое же наказание, по вашему мнению, должен понести мой человек? - родственничек ехидно скалился, еще не совсем понимая с кем, имеет дело.
  -- Смерть, - слово незримым лезвием полоснуло слух, - Только смерть.
   Самодовольная улыбка сползла с лица парня, он понял, что это не шутка.
   Хотя во время разговора Ласснир продолжал милостиво улыбаться, его глаза стали полностью красными, а серповидные зрачки расширились.
  -- Запомни, мальчик, даже если ты являешься еще одним наследником Ма'Арийи, служу я только Ни'ийне.
   Взгляды скрестились, словно обнаженные клинки, разве что искры не сыплются. А родственник то не робкого десятка. Не бесстрашный герой, но и не трус. Что-то в нем проскользнуло такое, но мне не удалось разобрать что, он тут, же скрылся за маской хороший - плохой мальчик.
   Молчание затягивалось.
  -- Как я понимаю, ты часть наследства, - наконец произнес Славик.
   "Какой сообразительный", - подумала я, машинально поглаживая Матика.
  -- Не я, - фыркнул дракон, - а браслет, который лежал в этом сундуке.
   Славик посмотрел в мою сторону, и я заметила, что глаза у него зеленые. Но если у меня они с желтизной, как у кошки, то у парня напоминали цветущее болото, красиво, в каком-то смысле, но долго смотреть не хочется.
  -- И теперь он у тебя?
  -- Угу, - кивнула, коснувшись руки.
   Возникло легкое покалывание. Я осмотрела внутреннюю сторону запястья и увидела, как татуировка в виде свернувшегося черного дракона ожила: распрямилась, грациозно потянулась, расправила крылья, "подняла" голову и смерила меня презрительным взглядом. Совершенно прибалдевшая, я разглядывала ее, а она, решив, что с меня и так достаточно, развернулась и уползла выше по руке.
  -- А-у-у! - окликнул Славик, - Ты меня слышишь?
  -- А? Что? - вздрогнула, избавившись от оцепенения.
  -- Я спрашиваю, ты можешь мне его показать? - повторил парень, рассматривая меня как какую-то диковинку.
  -- Нет! - тут же вскинулась я, но заметив удивленный взгляд Ласснира, чуть спокойнее, - не сейчас. Вон, у Ласснира посмотри. У меня такой же,... только невидимый.
   Боже, какую ахинею я несу. Дракон покосился на меня, взглядом спрашивая, в чем дело, но я только смущенно улыбнулась, не зная, как и поступить: рассказать ему об ожившей татуировке сейчас или дождаться пока останемся наедине. Выбор не велик. А Славик между тем вытянул шею, чтобы рассмотреть браслеты на запястьях Ласснира.
  -- Интересно, - покивал Славик, - Жаль, что ты успела первой, сеструля, даже за один такой можно было бы срубить неплохие бабки. Хотя и слуга бы мне тоже пригодился...
   Меня передернуло от его тона, но восседавший на диване мужчина был спокоен, и у меня отлегло от сердца. Не хватало еще, чтобы Славика тонким слоем размазали по квартире. Я же потом умучаюсь полы оттирать.
  -- Если бы ты успел первым? - Ласснир улыбнулся, обнажая клыки.
   Глаза дракона заволокла мечтательная поволока.
  -- Я просто вспорол бы тебе брюхо.
   Славик презрительно сощурился.
  -- Если бы успел.
   Не успела моргнуть, как дракон оказался рядом со Славиком и когтями погладил незащищенную кожу шеи.
  -- Успел бы, - тихим хриплым голосом, что мурашки побежали по коже, - Запомни, мальчик, люди драконам не ровня.
   Этот недоумок, незнамо кем себя возомнивший, застыл как кролик перед удавом. Струйка пота скатилась по виску. Губы посинели от напряжения.
  -- Ласснир, может, хватит? - в вопрос я вложила немного иной смысл, но благо дракон понял меня.
  -- Да, пожалуй, хватит.
   Мужчина сел на свое место. Славик начал дышать.
  -- Как ты с ним общаешься? - просипел он.
  -- Вот так и общаюсь, - наиграно безмятежно улыбнулась я.
  -- С ума сойти.
  -- Как мне кажется, - уже.
  -- Ладно, я понял. Что еще мне надо знать?
  -- Эта горгулья, на которую ты смотришь с таким любопытством, - закинув ногу на ногу, дракон сложил ладони на колене, - тоже не наследство.
  -- Тогда чья она?
  -- Нины, - дракон хрустнул шейными позвонками, - Горгульи не имеют собственной души. Когда они только появляются на свет, их отдают будущим хозяевам. Те проводят ритуал, после которого частица души хозяина перемещается в горгулью.
   Насторожилась и навострила уши:
  -- Но я не проводила ритуал.
  -- За тебя его проводила Ма'Арийия, - дракон задумался и выдал, - На самом деле она хотела оставить ее себе, но по завершении ритуала это несносное создание сбежало и отправилось искать тебя.
  -- Но я ничего не делала!?
  -- А ничего и не надо было делать. Он нашел тебя, полез, как обычно целоваться, ты его обняла, вот и все - частицы души как небывало. Ты, скорее всего ничего даже и не почувствовала. Дети легко переносят утрату маленькой частички души. Она со временем восстанавливается.
  -- Так что же остается? - опять вклинился Славик.
   Он уже начал меня раздражать.
  -- Открой, - приказал дракон, указывая на сундук.
   Парень шустро вскочил с табурета и резко распахнул сундук. Там лежал меч и ключ, которого раньше я не замечала.
  -- Ну, эта деревяшка мне не нужна, - фыркнул Славик, вытащив меч из ножен.
   Я в шоке уставилась на короткий - ДЕРЕВЯННЫЙ меч. Таким я в детстве махалась с мальчишками.
  -- Но...
   Ласснир приложил палец к губам. Что-то я совсем запуталась, но уверена, что когда вытаскивала его, это был настоящий меч - железный, ну, или из другого какого сплава... но уж точно не деревянный.
  -- А ключик от чего? - сразу вцепился в него родственничек.
   Вот ведь правнук Буратино сыскался, жаль нос не длинный, а то вылитый - Буратино.
  -- А это нам только предстоит выяснить, - вздохнул дракон, - Готов отправиться за своим наследством в другой мир?
   А вот и страна Дураков, то есть Чудес. Чувствую себя лисой Алисой.
  -- В каком смысле? - заинтересовался Славик, хотя неплохо скрыл интерес за нарочитым спокойствием.
  -- В самом прямом. Завтра мы с хозяйкой отправляемся в Стомгор, столицу Ийрданмира к Великому Князю.
   Славик задумался, и в его глазах я отчетливо увидела алчный блеск, но он быстро сменился сомнением, стоит ли таинственное наследство того или нет. Мое мнение - не стоит. Однако решать не мне, за меня-то уже все решили.
  -- Это опасно?
  -- Смотря, как ты себя будешь вести.
  -- Это угроза? - встревожился парень.
  -- Нет, - улыбнулся дракон, - Пока только предупреждение.
  

***

   С родственничком мы еще час бурно обсуждали произошедшее вчера. Больше всего волновал вопрос, почему тот тип сказал, что не знает никакого Станислава. Парень замялся и выдал нечто странное:
  -- Они знают меня под именем Николай Игоревич Тимошкин.
  -- Не поняла? - искренне изумилась я.
   Блондин поморщился.
  -- Не парься.
  -- И не собиралась, - пожала плечами, но тут же болезненно охнула, - Просто непонятно как-то.
   Ребят с площадки забрали их товарищи, которых вызвал Славик. Ласснир помог спустить бесчувственных братков вниз, а вернувшись, начал что-то рисовать на полу в гостиной.
  -- Ты что делаешь? - опешила я, рассматривая исписанный маркером линолеум.
  -- Сдерживающие заклинания.
  -- В каком смысле?
  -- Даже я не могу предугадать, что может выскочить из портала, когда я его открою, - не прекращая карябать закорючки, ответил дракон, - На твою горгулью рассчитывать не приходится. Не хочу рисковать.
  -- А как же мы тогда?..
  -- Не переживай.
   Дракон отвлекся.
  -- Я просто решил подстраховаться.
  -- Это так опасно?
  -- Достаточно, - кивнул Ласснир.
   Накормив мужчин, я удалилась в комнату, стоически сдерживаясь, чтобы не застонать. Действие анальгина закончилось. Прижав к себе подушку, сидела, уставившись в угол, и усердно размышляла, что же теперь делать. Мысли в голову лезли все какие-то несуразные, и даже тревожные. Краем глаза замечала высунувшуюся из-за рукава обеспокоенную морду дракона, но делала вид, что не вижу. Странное это ощущение живой татуировки. Я примерно знала ход ее передвижения. Прямо сейчас она переползла куда-то на спину и там залегла. Еще один интересный феномен, там, где побывал мой татуированный дракон, боль становилась терпимой.
   Не заметила, как наступила ночь. Славик заснул в кресле. Вырубился, только голова коснулась спинки. Какая беспечность. Хотя, вероятнее всего, он предположил, что здесь-то ему ничего не угрожает. Но я на его месте не была бы так в этом уверена. Что-то во взгляде дракона, замеченного, когда тот думал, что я занята своими делами, меня насторожило. В конце концом, контролирую я его лишь частично, у меня только один браслет, да, и на эту власть, видимо, наложены какие-то ограничения.
   Заснуть не удалось, и я шмыгнула на кухню, где столкнулась с так же бодрствующим драконом.
  -- Ой! - пискнула я, уткнувшись в широкую мускулистую грудь.
  -- Пф? - выдохнул Ласснир, удерживая за плечи, - Почему не спишь, хозяйка? Силы нам завтра пригодятся, переход между мирами сильно выматывает... Особенно людей.
  -- Не сплю, - кивнула, - Как тут уснешь? Все болит.
   Мужчина, ворчливо забормотав что-то на своем языке, прижал к себе, заставив сердце сладко заныть. Нежное поглаживания по голове расслабили на столько, что я банально замурлыкала от удовольствия.
  -- Лас, - пробормотала я, млея от ласки.
   Дракон вздрогнул, словно я его ударила. Он резко отстранил, и в голосе зазвучал металл:
  -- Никогда не смей так меня называть, девочка, - рыкнул он, - никогда!
   Я удивленно захлопала глазами.
  -- Но как же?...
  -- Один раз я стерпел, - зрачки дракона вытянулись, - Больше никогда... Ты поняла меня? Никогда... Я для тебя не лас.
   Говоря так, дракон пару раз тряханул меня, что едва не прикусила язык. Все-таки темперамент у Ласснира горячий. Меня мандраж берет, когда он выходит из себя. Знать бы еще с чего он так бесится?
  -- Ну, извини, - смутилась я, - Больше не буду сокращать.
  -- Сокращать? - нахмурился дракон.
   Фуф, буря миновала. Значит не все так плохо.
  -- Ну, Ласснир - Лас, - дернула плечом, - Не нравится - не буду. Извини.
  -- А-а! - озадаченно протянул он и смутился, но явно уже по другой причине, - Ты об этом.
  -- А что?
  -- Ничего, - отмахнулся дракон, - Просто воздержись от таких сокращений.
  -- Хорошо, - закивала, не желая больше видеть Ласснира рассерженным и почему-то несчастным.
  -- Так чего тебе не спится, хозяйка?
   Я прислушалась к своим ощущениям, и с удивлением отметила, что мне гораздо лучше. Чудеса. Я замялась, не решаясь признаться:
  -- Если честно... то мне немного страшно.
  -- Почему сейчас?
  -- Потому, что я не знаю, что меня ждет завтра.
   Дракон присел на табурет у окна и тяжело вздохнул.
  -- Об этом даже я не всегда знаю. Но тебя беспокоит что-то конкретное или же?...
  -- Я думаю, что Славик врет. Не полностью, но врет, - скороговоркой протараторила, надеясь, что Ласснир поймет, - И я ему не верю.
  -- Да, пожалуй, я соглашусь с тобой. Но вынужден огорчить - бумаги более чем настоящие.
  -- Мне нет дела до наследства, - наливая чай и присаживаясь напротив, - даже если оно полностью достанется ему... Но если как ты сказал, это почерк бабушки...
  -- Уверяю тебя, дракона не обманешь фальшивкой. Это завещание написано ее рукой.
   Я поспешно закивала, признавая, что в этом вопросе доверяю ему безоговорочно, но тут же выпалила нечто, заставившее удивиться даже дракона:
  -- ... я могу предположить, что на самом деле завещаний было гораздо больше чем два.
  -- С чего ты так решила? - насторожился Ласснир.
  -- Когда ты рассказывал о бабушке, ты упомянул о незаконно рожденном сыне, - попробовала объяснить ход своих мыслей, - Да?!
   Ласснир сощурился. Он явно мне не доверяет. Жаль, ведь если бы он доверял мне чуть больше... "Тогда что? - напомнило о себе мое циничное и всезнающее "я", - Сможете подружиться? Не выдумывай. Ты сама-то понимаешь, о чем фантазируешь?" Увы, Тут я сама загнала себя в угол. И, правда, о чем это я мечтаю? Надо остановиться, пока не слишком поздно.
  -- Был такой разговор, - дракон царапнул когтями стол.
  -- А так же о долгах и обязательствах, которые первым делом будут стребованы с наследника. Так?!
  -- Верно.
  -- Ну, так вот. Пока я сидела в своей комнате и думала...
   В красных глазах появились темные черточки.
  -- Мне в голову пришла очень интересная мысль. Что если бабушка, написав множество завещаний, попыталась таким образом облегчить жизнь своему сыну. Ведь с ее легкой руки - все мы (получившие завещание) автоматически становимся законными наследниками. На каждом из нас весит часть долга, часть обязательств и часть обязанностей.
  -- Интересная мысль, - кивнул Ласснир, - Но пока не появится очередной наследник, мы не будем знать точно, верны ли твои размышления, или это просто у тебя разыгралось воображение.
   Я насупилась.
  -- Ничуть не разыгралось. Я, например, точно уверена, что когда открывала сундук и смотрела, что в нем, то, меч был не деревянный, а настоящий, а ключа там вовсе не было.
  -- Все может быть. Но прямых доказательств у тебя нет?
  -- Ласснир! - воскликнула я, выискивая на невозмутимом лице хоть тень иронии.
  -- Успокойся, Ни'ийна, я уверен, если твоя теория верна - то завтра объявится очередной претендент, и тогда все станет ясно.
  -- Ты мне не веришь?
  -- Верю, - Ласснир запустил пятерню в гриву волос, - вот только выхода пока не вижу. И это меня нервирует.
  -- Ну, если это нервирует тебя, - всплеснула руками, чувствуя огромную усталость, свалившуюся как камень на мои хрупкие плечи, - то представляешь себе, как это нервирует меня.
  -- Времени на сон остается все меньше и меньше. Иди, поспи, девочка, - тяжелый вздох, - мне теперь есть над чем подумать.
  

***

   Нина послушно ушла к себе и не видела как радостно, точно мальчишка, улыбается дракон.
  -- Ну, Ма' Арийя, змея, что же ты на самом деле задумала?
   Горгулья выползла из укрытия и пристально посмотрела на ухмыляющегося мужчину. Он сидел, облокотившись локтем о край стола, подперев кулаком голову, и улыбался. Алые глаза без белков с вертикальными зрачками слабо фосфорицировали в полутьме маленькой кухоньки.
  -- Но все, же ты просчиталась, ишорская хмырь. Она не станет твоей очередной пешкой. Уж я прослежу за этим.
  

Глава 9

  -- А-а-а! Ай! Ох!
  -- А-а!!! Е.... твою...ж....б....х...м...
  -- Ррр!
   Если вас интересует, что это за набор букв, то спешу вас уведомить - мы прибыли в или на (уж не знаю как вернее) Орни'йльвир, как, по словам дракона, называется его планета и мир.

(удалено - вычитка и коррекция текста)


Оценка: 6.09*22  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Е.Халь "Исповедник" (Научная фантастика) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Прокачаться до сотки 2" (ЛитРПГ) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 3" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | М.Мистеру "Проклятые души" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"