Волкова Яна Артуровна: другие произведения.

Филиппинская сиеста

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Писалось в 11 классе. Выкладываю, чтобы сей опус не исчез из памяти...)))


ФИЛИППИНСКАЯ СИЕСТА

  
   Манила встретила меня влажной жарой и острым запахом разложения. Уже на ступенях трапа я успел соскучиться по кондиционированному салону "Боинга 767" и миловидной стюардессе, занимавшей все мое внимание во время перелета.
   Таможенная проверка несколько затянулось, но со мной это было не впервой. Официально представляя российский журнал "Международное турне", я шастал по уголкам планеты со своими неразлучными друзьями: видеокамерой, цифровым фотоаппаратом и ноутбуком. Въедливые таможенники аэропорта пристально вертели перед носом вышеуказанные приборы, наверняка полагая, что в недрах электроники сокрыто огнестрельное оружие или мини-контейнер с героином. Однако, так и не обнаружив подвоха, краснощекие усачи молча протянули мне документы.
   Сразу при выходе из здания аэропорта, я наткнулся на стоянку такси. Как и во всех уголках мира, самым удачливым таксистом оказывался самый нахальный.
   - Хэлло, Джо!- приветствовал меня приземистый крепыш, облаченный в размалеванные шорты и оранжевую футболку.
   Этот парень по-свойски расталкивал коллег-таксистов, покуда не подвел меня к местами поржавевшей, некогда белой "тойоте". Я бросил дорожный кейс на заднее сидение, а сам занял место впереди.
   - Куда едем, Джо? - таксист прокрутил ключ зажигания, и автомобиль еле слышно загудел. Хоть машина и была далеко не нова, но хозяин, видимо, бережно заботился о своей кормилице.
   - Я не Джо, - также на английском ответил я. - Скорее - Джон. А по-нашему, так вообще - Иван.
   - Русский, стало быть? - на лице крепыша мелькнуло легкое разочарование. Американцы, судя по всему, были более щедрыми, а значит и более желательными клиентами.
   - Русский, - кивнул я. - Самый настоящий. А что, мы тут - большая редкость?
   - Нет, конечно, - таксист бросил взгляд в зеркало заднего вида. - В апреле у нас лучшая погода и туристы суются со всего света, в том числе и из России. Но в отличие от тебя, друг, не все твои земляки способны объяснится на английском языке. Про испанский я вообще молчу. Вот и общайся с ними на языке жестов...
   Я не смог скрыть улыбку. Произношение таксиста также было далеко от совершенной английской речи. Называя меня "другом", что по-английски звучит как "фрейнд", он произносил невразумительное "прейнд". Но подобную особенность произношения я заметил и у таможенников, поэтому не сильно изумился подмене "ф" на "п" в исполнении коренастого таксиста. Наверное, мне придется это слышать от всех филиппинцев.
   - Так куда едем, Иван? Как и все туристы, в гостиницу?
   - Трехзвездочный "Оквуд" будет в самый раз.
   Таксист кивнул и вырулил на шоссе.
   На Филиппинах раньше мне бывать не доводилось, а номер в вышеупомянутой гостинице бронировал, еще находясь в посольстве этого островного государства, на Карманицком переулке, в Москве.
   В окне проплывали однообразные улицы Манилы, битком набитые людьми. Весна была наиболее благоприятной порой для отдыха на островах, и именно поэтому здесь царило такое оживление. С началом лета придут дожди, а за ними и тайфуны. Но к этому времени моя трехнедельная виза, к счастью, закончится.
   - Чем будешь заниматься, Иван? - прервал недолгое молчание таксист.
   - Вообще-то меня зовут Андрей.
   - Хорошо. Чем будешь заниматься, Андрэ? Дайвингом? Это стало сейчас очень модным.
   - Посмотрим, - неопределенно ответил я. - Сперва надо устроиться.
   Мы обогнули мотороллер, к передку которого крепилась металлическая коляска. В ней развалился грузный японец.
   - Житья нет от этих мотто-рикшей! - негодовал таксист, пару раз нажав на клаксон. - Мало того, что клиентуру перебивают, так еще и водить толком не умеют!
   Я извлек из кармана легкой шелковой рубахи пачку "Мальборо" и, оборвав фильтр сигареты, закурил.
   - И все же, Андрэ, - не унимался крепыш. - Где ты так выучился английскому?
   Этот языкатый парень начинал действовать на нервную систему.
   - Я - журналист-международник, - мне пришла в голову занятная мысль: какова была бы реакция филиппинца, сообщи я ему, что на самом деле являюсь внештатным оперативником Службы Внешней Разведки России? Хотя, этот неумолкаемый таксист, скорее всего, и слыхом ни слыхивал о такой организации.
   - Понятно, - парень сделал весьма крутой вираж и резко затормозил. - Приехали, босс.
  
   Филиппинское время опережает московское на пять часов. Перелеты в восточном направлении всегда заставляют задумываться о скоротечности бытия. Вот и сейчас казалось, будто из жизни вычеркнули триста минут, которые, быть может, могли кардинально изменить мою биографию. Впрочем, подобные мысли быстро улетучивались из сознания, оставляя место банальному прагматизму.
   По миру я путешествовал немало, но смену часовых поясов переносил отвратительно. Этот дефект едва не стал причиной моего исключения из Академии СВР, но меня спасло заступничество замдиректора по науке. Что поделать, биоритмы организма не всегда звучат в унисон со скоростью вращения матушки Земли.
   Я помассировал виски и установил стрелку ручных часов на цифре "5". Кремлевская стена, выполнявшая функцию циферблатного фона, навеяла легкую тоску по России. Дабы не предаваться грусти и меланхолии, я поспешил отвести взгляд. Эти часы хоть и вручались отличникам Академии, но изображение главной достопримечательности Москвы могло повергнуть в депрессию любого оперативника, находящегося за границей. Но по правде сказать, далеко не все агенты щеголяли с ведомственными часами на запястье. Не будет же русский разведчик, выдающий себя за члена неофашистской организации Латвии, появляться на людях с такими вот "пророссийскими" часами...
   Я прилег на чрезвычайно мягкий диван и попробовал уснуть: только сон способен сгладить путешествие на пять часов вперед.
   Отель "Оквуд", где я остановился, чем-то смахивал на отечественные гостиницы. Такой же международный стиль, игнорирующий навязывание национальных мотивов, такая же обстановка в номерах и такой же неприятный шум за окном.
   Заснуть мне не удавалось, и посему я решил еще раз припомнить все детали плана, разработанного директоратом, и который я должен осуществить в этой знойоной стране.
   Воспоминания вновь перенесли меня в такую далекую и такую близкую Москву...
  
   - В Филиппинах тебе предстоит разыскать российского гражданина, - генерал Алексеев выудил из толстой папки две фотографии и протянул мне. - Сухоруков Руслан Анатольевич, один из богатейших граждан нашей страны.
   Я взглянул на фото. На меня глядел тучный угрюмый мужчина с усталым, и я бы сказал, отчужденным взором. На другой фотографии Сухоруков поднимал бокал с шампанским, вокруг него то же самое проделывали его приятели.
   - Сухоруков обвиняется в связях с криминальными группировками, уклонении от сплачивания налогов, взятках в особо крупных размерах, присвоении государственного имущества, незаконном вывозе из страны предметов антиквариата, - Алексеев сделал паузу и, промокнув розовую лысину платком, продолжил: - Но самое главное - экономические манипуляции, заказанные и поддерживаемые западными финансовыми синдикатами.
   Я отвлекся от фотографий и, не скрывая удивления, посмотрел в глаза генерала.
   - Это конечно интересно, - согласился я. - Но поскольку Сухоруков не единожды нарушил наше законодательство, почему бы не подключить к его задержанию Интерпол?
   Думая над ответом, Алексеев чисто по-генеральски приглаживал черные пышные усы.
   - Не все так просто, - сказал он. - Если на Западе станет известно о нашем намерении арестовать Сухорукова, ему тотчас инкриминируют обвинение в нарушении законов той или иной страны и под этим предлогам откажутся возвращать в Россию. Наверняка это произойдет в государстве, не имеющего с нами договора об экстрадиции преступников.
   - Например, Филиппины? - догадался я.
   - Точно, - кивнул Алексеев. - Так вот, Сухоруков нам нужен живым и невредимым. Ведь даже при всей своей важности, он всего лишь малое звено огромной цепи. Фигурально выражаясь, Сухоруков - мелкая деталь гигантского механизма, пытающегося разрушить нашу экономику. За ним стоят сотни подставных фирм и десятки криминальных авторитетов, в его бизнес втянуты агенты иностранных спецслужб, продажные российские чиновники и даже международные террористы. Нам нужны имена. И ключ ко всему этому - Сухоруков.
   - Полагаю, от меня требуется вывезти этого олигарха из Филиппин? - предположил я.
   - Для этого есть другие люди, - вздохнул Алексеев. - Ты должен только отыскать его и доложить о местопребывании Сухорукова в Службу. После этого с тобой выйдет на связь наш манильский резидент, которому ты и представишь точные координаты.
   - Больше подходит для частного детектива...
   Алексеев нервно улыбнулся. Видимо наш разговор приблизился к самой деликатной части.
   - Во-первых, нам неизвестно где конкретно на островах находится Сухоруков. Известно лишь, что год назад он пару месяцев жил в гостинице "Джайв". Во-вторых, в неприкасаемости Сухорукова заинтересовано американское посольство на Филиппинах. Есть информация, что в целях конспирации американцы выдали преступнику паспорт США. Но об официальном гражданстве речь пока не идет, это просто маскировка. В-третьих, Сухоруков весьма близко сошелся с местными криминальными структурами. Вышеназванные факторы будут создавать на твоем пути помехи. Но твое поручение - разыскать Сухорукова, или как его называют партнеры по бизнесу - "Сухаря".
   - Мне все ясно, кроме одного, - я позволил себе закинуть ногу. - Неужели на Филиппинах не осталось ни одного сотрудника или осведомителя, способного в считанные дни отыскать Сухаря?
   - Ты так и не осознал важности своей миссии, - Алексеев скривил, припрятанные под усами губы. - На этот раз ты будешь действовать самостоятельно, без помощи посольства и оперативников. Американцы отслеживают всех россиян, въезжающих на Филиппины, а корреспондент журнала, издаваемого туристической фирмой все же не так привлекает внимание. Но тобой все равно могут заинтересоваться, будь начеку.
   Алексеев резко встал и подошел к окну.
   - И еще, - слова срывались с уст генерала, словно их вырывали клещами. - Благодаря нашим дипломатам мы получили договоренность с филиппинским правительством об аресте Сухорукова.
   - А что от этого получают филиппинцы?
   - Полное одобрение правительства Российской Федерации действий филиппинских спецслужб в отношение "Абу-Сайяф". Кроме того, Сухоруков может помочь выйти на лидеров боевиков. В Маниле понимают о тщетности задуманного, если об этом разнюхают американцы.
   - А с каких пор Штаты так радеют за россиян?
   - Наложить руки на мощные финансовые рычаги нашей экономики - не такая уж мелочная причина, - сурово усмехнулся Алексеев. - Что касается нефтедобывающих компаний, машиностроения, фармации, то здесь Сухарь - влиятельная фигура. И помни, хоть правоохранительные органы Филиппин и дали нам зеленый свет, никаких контактов с местными спецслужбами.
   - Что так? Опасаетесь ножа в спину?
   - На одном из заседаний Совбеза Президент сказал, что доверять нельзя никому, так как даже международное право в ряде случаев не работает.
   - Хорошо, - я взял, лежащую на поверхности стола пачку сигарет и встал. - Когда вылет?
   Алексеев вернулся к столу и вытащил из шкафчика стола компакт-диск:
   - Здесь вся информация о Сухорукове. Ознакомься в свободное время, но заграницу не бери. О вылете сообщим завтра.
   Я закинул CD в портфель ноутбука.
   - Дальше, - Алексеев протянул бумагу. - Выполняя задание, не забывай вести себя как праздный отдыхающий. На второй день пребывания в столице, съезди к водопаду, что неподалеку городка Пангасан. Здесь, - генерал указал на листок бумаги. - Название отеля, где забронирован номер, и маршрут к водопаду. Как и положено журналисту, сделай несколько снимков, поработай видеокамерой. После всего - возвращайся к поиску Сухорукова. В конце двадцати однодневного визита ты должен отправить электронное письмо на адрес, также указанный в документе. Если в тексте сообщения будет присутствовать предложение: "Я восхищен водопадом", это будет означать - тебе удалось обнаружить Сухорукова. В таком случае, с тобой свяжется наш резидент. Если же в своем письме ты выразишься: "Водопад меня не впечатлил" - мы поймем, что тебе так и не удалось выйти на след Сухаря.
   Алексеев подошел ко мне и крепко пожал руку.
   - На все у тебя три недели.
  
   ...Сон вовсе не спешил излечить мою усталость, и я решил освежиться.
   Вглядываясь в зеркало, я вынужден был признать, что выгляжу как загнанная лошадь: под глазами набухали мешки, кожа лица обвисала. Я умылся. В конце концов, мне всего тридцать и у меня есть разряд по дзюдо. Негоже терять форму в первый же день пребывания на архипелаге.
   Пару хлопков по щекам и все в порядке. Теперь взгляд казался мне целеустремленным, подбородок - волевым, а прямой нос - аристократическим. Расчесав вьющиеся, спадающие на плечи русые волосы, я расщедрился на довольную улыбку.
   Очень трудно акклиматизироваться в чужой стране, постоянно сидя в гостиничном номере. Эту истину нам вдалбливали на каждом инструктаже. Сам я в полной мере осознал правомерность сей догмы, и собрался покинуть гостиницу.
   Поначалу меня одолевало желание наказать обслуживающему персоналу прибрать в номере. Что за болезнь всех отелей мира? Если вы бронируете номер за неделю, вам уготовано пыльное помещение! Но мне не очень хотелось, чтобы работники отеля в мое отсутствие изучали электронику и копались в моих вещах.
   Выйдя на улицу, я пожалел о своем решении покинуть номер. Очень тянуло назад, где кондиционер легко расправлялся с жарой и тлетворным запахом.
   По проезжей части сновали автобусы, из окон которых, словно виноградные гроздья, торчали головы пассажиров. Не заметить отсутствие стекол было невозможно.
   На первом этаже гостиницы имелся довольно неплохой с виду ресторан, но меня тянуло наружу.
   Через дорогу я заприметил заведение "Джолиби" и поплелся к вывеске. Движение было сумасшедшим, но благодаря пробкам, мне не составило труда пересечь проезжую часть.
   "Джолиби" оказался не фешенебельным ресторанам, а обычной закусочной. Как мне объяснила услужливая обслуга - это национальная сеть заведений "быстрого питания", конкурирующая с "Макдонольдсом". В просторном зале было немноголюдно: молодая пара пила кофе, три девушки смаковали филиппинские подобия гамбургеров, да семья из четырех человек фотографировалась на фоне заказной стойки. Водрузив на поднос огромное блюдо с моллюсками и маринованными в уксусе кусочками свинины, я направился к столику.
   За неполный день пребывания в этой стране, я заметил: филиппинцы - очень красивые люди. Они явно отличались от остальных аборигенов юго-восточной Азии. Так, во всяком случае, мне казалось. Что-то было общее с населением Филиппин и латиноамериканскими государствами. Да уж, многолетнее присутствие испанцев наложило свой отпечаток на генофонд...
   Невольно я задержал взгляд на трио филиппинок, занятых кофе.
   Смотреть на филиппинских девушек было приятным занятием. Смуглая, немного бежевая кожа прекрасно гармонировала с точенной фигурой и слегка миндалевидными глазами. На мгновенье мой взор пересекся со взглядом одной из девушек, и меня легонько ударило током.
   Стоп, сказал я себе! Я прибыл за тысячи верст вовсе не для того, чтобы глазеть на местных девушек. Татьяна вряд ли простила бы мне такое ребячество...
   Но вопреки здравому смыслу, я все продолжал пялиться на филиппинских красавиц. В облике посмотревшей на меня девушки теплилась безмятежность и власть, которой обладают все красивые люди. Именно эта власть красивых распространяется на окружающих и заставляет их проявлять героические качества. Не случайно даже президент этой страны - женщина...
   Неожиданно для меня, девушка, с которой я не сводил глаз, встала и грациозной подходкой направилась ко мне.
   - Свободно? - ласково спросила она по-английски, и не дожидаясь ответа, опустилась в стоящий напротив пластиковый стул.
   На продолговатом, слегка скуластом личике девушке застыла игривая улыбка.
   - Русский? - она кокетливо склонила головку набок.
   Почему-то мне не хотелось, чтобы такая красавица оказалась жрицей любви...
   - А вы как думаете? - задал я встречный вопрос.
   - Американцы предпочитают "Маки", испанцы ужинают в ресторанах с европейской кухней и только русским хватает средств на "Джолиби".
   Я не смог скрыть ухмылки. Рассуждения девушки вполне логичны, хотя несколько прямолинейны и не очень тактичны.
   - Роза, - представилась филиппинка, протягивая руку.
   - Андрей, - я бережно пожал смуглую ладошку.
   Подруги Розы поочередно кидали на нас взгляды и обменивались понятливыми улыбками. Однако меня это мало волновало.
   - Я представляю одну туристическую компанию, специализирующуюся на экскурсии в пределах Филиппин, - продолжала Роза. - Если вы прибыли на острова с целью осмотреть достопримечательности - то только наша фирма обеспечит вам полный комфорт за приемлемую цену.
   - Приемлемую для меня или для вас?
   - У нас есть однодневный тур по Маниле, - игнорируя неудачную шутку, щебетала девушка. - Вы посетите музей Санто-Томас, форт Сантьяго, ботанический сад, Музей Традиционной Филиппинской культуры, где на тридцати двух акрах расположены миниатюрные острова Филиппин. В заключении - посещение китайского кладбища...
   - А на кладбище-то зачем? - удивился я. - Мне вроде бы пока рановато, к тому же я не китаец...
   В нежном взгляде Розы появилась укоризна.
   - Если бы вы только увидели причудливые склепы, статуи и мавзолеи! - она явно старалась меня ошеломить.
   - Эх, не были вы, Роза, в России. Наши бизнесмены покоятся в таких произведениях архитектуры, что и фараонам не снились, - я поднес к губам чашку кофе и немного отпил. - А что касается мавзолеев, то мне и одного хватит.
   - В таком случае можете посмотреть природу, - не унималась Роза. - Экскурсию на хребет Тагайтай вы не забудете до конца своих дней.
   - А что вы скажете насчет Пагсанианского водопада?
   - Желание клиента - превыше всего, - в руках Розы вдруг появился миниатюрный блокнот. - Как с вами связаться?
   Я допил кофе и пристальней вгляделся в собеседницу. Девушка проявляла не просто профессиональную дотошность агентов туристических компаний, она буквально навязывала услуги своей фирмы.
   - У меня есть кое-какие дела, - я встал. - Как управлюсь - позвоню вам. Если, вы, конечно, оставите свой телефон.
   - Никаких проблем, - Роза вновь обнажила жемчужные зубы. - Вот моя визитка.
   - Всего хорошего, - спрятав визитку, я направился к стеклянным дверям.
   - Андрей! - забавно было слышать собственное имя из уст филиппинки. В ее выговоре звонкие согласные заменялись глухими. Все это отдавало экзотикой и головокружительной романтикой. Я остановился.
   - Что?
   - Вы даже не поинтересовались ценами! - через весь зал кричала Роза, видимо считавшая доселе всех русских скупердяями.
   Мимо прошествовал тучный филиппинец и окинул меня недвусмысленным взором.
   - Пятьдесят баксов за ночь, - пробубнил он, заговорщицки подмигнув.
   Что ж, у каждого возникают свои ассоциации при упоминании цен.
   - В следующий раз, - ответил я и вышел на улицу.
   Было всего шесть часов по местному времени, а Манила уже погрузилась в сумерки. Даже в Москве в это время солнце палит вовсю, совсем не помышляя о ночлеге. К сожалению, отсутствие на небосводе солнца никак не отражалась на жаре. Ее неистовость, следовало понимать, не зависела от времени суток.
   Я закурил и посеменил к отелю.
  
   Не надо быть семи пядей во лбу, дабы понять, что в моем номере побывали нежданные гости. Я отсутствовал не более получаса, но тот, кто обшарил мои апартаменты, оказался проворнее. Значит, не всех мой визит на Филиппины оставил равнодушными.
   О тайном посещении номера я узнал просто. Уходя в закусочную, я поставил ноутбук на письменный стол. Он, в принципе, оставался на этом же месте, но им явно пользовались. Этому свидетельствовали темные полосы на столе, похожие на те, что остаются после проведения рукой по пыльному предмету. Надо же! Пресловутая пыль, клятая мною в недавнем прошлом, сослужила мне службу: теперь я хотя бы знал о факте проникновения.
   Размышляя над тем, кто бы это мог быть, я сразу же исключил из подозреваемых этажного. Работник гостиницы не мог знать о моем отсутствии, а если бы он и отважился порыскать в шмотках постояльца, то вряд ли первым делом приступил к осмотру компьютера. Впрочем, не помешает проверить и остальное.
   Через десять минут скрупулезного копания в дорожном барахле я точно знал: незнакомец наследил только с ноутбуком.
   Проверив защелки футляра (в наше время взрывное устройство можно спрятать даже в шариковой ручке), я осторожно извлек ноутбук.
   Прошло еще полчаса, и я с сожалением констатировал отсутствие хоть какой-нибудь зацепки. Основательно перелопатив жесткие диски, мне так и не удалось узнать: какие директории и файлы изучал тайный гость. Пусть в моем ноутбуке не имелось секретных документов, я все равно хотел удостовериться в работоспособности машины. Но единственное в чем я удостоверился - так это в профессиональных навыках незнакомца. Если им был американец, то в моем компьютере могут завестись программы типа "spyware" , и у меня появятся хоть и маленькие, но все же проблемы.
   Я закурил и опустился в кресло. Следовало поразмыслить. Человек или группа людей, решившихся тайно проникнуть в номер, должны, по крайней мере, вести за мной постоянное наблюдение. Отсутствовал я не более сорока минут, и все это время был в поле зрения загадочных злоумышленников. За мной следили даже в закусочной "Джолиби".
   Резко встав, я запустил руку в задний карман джинсов.
   "Экскурсионные услуги" от фирмы "Фиеста".
   Визитка, переданная филиппинской девушкой могла вывести на устроивших в номере обыск. Кое-что прояснялось. Красавица Роза наверняка работала на следящих за мной людей. Конечно, они не могли стопроцентно знать о моем намерении посетить именно "Джолиби", но этот прием был стар как мир. Само собой, человек нуждается в пище. Туристы, как правило, не заказывают ужин в номер, а пытаются самостоятельно познакомиться с местной кухней. А у невидимых недоброжелателей уже готов сюрприз! Ими составляется список возможных посещений, и в эти заведения подсаживаются свои люди, старающиеся всеми силами задержать "объект". Я более чем уверен: в "Макдональдсе" меня подкарауливала не менее симпатичная особа, чем Роза, а в гостиничном ресторане поджидала еще одна красотка. Вот откуда эти разговоры об экскурсиях и достопримечательностях. Едва я вышел из закусочной, Роза наверняка сообщила подельникам по сотовому о моем уходе.
   Меня провели как дошкольника, хотя подобная тактика была мне знакома. Но настораживало другое. Метод, к которому прибегли незваные гости, использовался зачастую в спецслужбах. К такому нехитрому способу обращались, когда требовалось "накрыть" агента.
   Так что же стоит за этим странным случаем? Меня перепроверяют коллеги или это маневры филиппинской контрразведки? Мысль о интересе ко мне со стороны американского посольства казалась ложной. Не думаю, что все россияне, прибывающие на Филиппины, подвергаются такому прессингу.
   Надпись на визитной карточке гласила: "Звоните круглосуточно". Я решил не мешкать.
   - Хэлло! - раздался сиплый мужской голос в трубке.
   - "Фиеста"? - я решил уточнить.
   - А, да. Экскурсии по стране. Что вас интересует?
   - Дело в том, что я - иностранный турист. Час назад я общался с вашим... агентом, - я на секунду умолк. Откуда такая уверенность, что Роза вообще работала в этой фирме? Возможно, ей всучили эту визитку давние приятельницы...
   - Я вас слушаю, - напомнил, разговаривающий со мной мужчина.
   - Ее звали Роза...
   - Да? Это моя дочь, - по голосу я догадывался, что собеседник улыбается. - Так чем могу помочь?
   - Она предложила мне несколько заманчивых туров, но я никак не мог решиться, поскольку ожидал важного звонка, - солгал я. - Теперь я созрел для услуг вашей фирмы.
   - Отлично! С утра приезжайте к нам. Наш офис расположен по Себасьяд-пласо, дом восемнадцать. Мы работаем с шести утра.
   Я сделал пометки на вафельном полотенце с логотипом отеля.
   - Всего хорошего, - пожелал я и повесил трубку.
   Настроение значительно улучшилось.
   Оказывается, Роза действительно является сотрудником семейного агентства. Если мне удастся увидеться с ней и развязать ее милый язычок, то есть шанс выйти на сегодняшних посетителей. С этой обнадеживающей мыслью я и уснул.
  
   Филиппинское утро прекрасно! Восход солнца очень ранний и рассвет растягивается на несколько часов. Граница между темным и светлым временем суток на архипелаге весьма размыта, поэтому солнечные лучи мягко и ненавязчиво отгоняют осколки ночи, а вскоре доберутся и до самых утаенных уголков десятимиллионного города.
   Вчера я был удивлен, узнав, что "Фиеста" открывается в шесть утра. Теперь видел в этом логику. Рабочий день на Филиппинах и должен начинаться рано, ведь в восемнадцать часов все погружается во тьму, а светает спустя всего три-четыре часа после полуночи.
   Разглядывая игрушечные фигурки людей и автомобилей с окна одиннадцатого этажа, я предавался раздумьям, как добраться до Себасьяд-пласо. В этот момент зазвонил телефон.
   Я подошел к антикварному столу, на котором стоял аппарат, и снял трубку.
   - Господин Волков? С вами говорит администратор отеля, - холодный женский голос моментально вывел меня из задумчивости. - Постарайтесь быть готовым к приему гостей.
   - Гостей? - мне показалось, я ослышался.
   - К вам поднимается лейтенант полиции, - бесстрастно, словно компьютерный автоответчик вещала администратор. - Я сообщила, что вы на месте.
   - Какая еще полиция? - в гневе воскликнул я, но в трубке раздались короткие гудки.
   Великолепно! Я едва высунул нос за порог "Оквуда", а мной уже интересуются стражи правопорядка!
   Полисмен не заставил себя долго ждать.
   - Доброе утро, - поздоровался он. - Мне нужен Андрей Волков. Это вы?
   Его английский был ужасен, и я невольно поморщился, услышав как ужасно он выговаривает мое имя.
   Ничего не отвечая, я протянул загранпаспорт.
   Молодой крупноносый лейтенант тщательно пролистал документ, будто сомневаясь в подлинности личности, и не церемонясь, плюхнулся в кресло.
   - У меня к вам несколько вопросов, - Лейтенант снял поношенную фуражку и протер рукавом запотевший лоб. - Надеюсь, не возражаете?
   - Возражаю! - я перешел в наступление. В конце концов, я не нарушил ни один из филиппинских законов и имел право знать, что тут вообще происходит! - Я прибыл из далекой России на отдых, но уже на второй день меня будят спозаранку и заявляют, что я должен отвечать на вопросы человека в форме полиции, который даже не удосужился представиться!
   - Ах, да! - полицейский виновато щелкнул по лбу указательным пальцем. - Детектив Вальдес, полиция Манилы.
   - Вы считаете, этого достаточно? - у меня возникло острое желание закурить. - Я ничем вам не обязан и, как минимум, требую объяснения: какова причина вашего визита?
   - Напрасно вы так нервничаете, господин Волков. Я пришел к вам вовсе не для праздной беседы, - из кармана зеленой рубахи Вальдес извлек прямоугольную фотографию. - Вам знакома эта девушка?
   Я физически ощутил, как екнуло сердце. С фото на меня взирала красавица Роза. Она стояла на берегу моря в лучах заката.
   - С чего вы решили, что она должна числиться среди моих знакомых? - ответил я вопросом на вопрос, но на самом деле собирался мыслями. Я должен точно определится: что сообщать полиции, а что нет.
   Вальдес внимательно следил за моим поведением. Он не очень-то спешил с ответом.
   - Вы ее знаете? - пытливо сверля меня взглядом, повторил он.
   - Допустим, - подойдя к подоконнику, я вытащил из пачки сигарету и, оторвав фильтр, прикурил.
   - Вы не любите сигареты с фильтром? - полюбопытствовал полисмен.
   - Не люблю, - я выпустил клубы дыма. - Так что там натворила эта симпатичная девушка?
   - Она погибла, - спокойно, словно речь шла о животном, произнес Вальдес. - Поэтому-то я и здесь.
   Это был удар ниже пояса. Я еще раз взглянул на милое и загадочное лицо на фотографии. Эта красавица, способная заткнуть за пояс всяких там "мисс Вселенная" уже не является частью этого мира. Не обращая внимания на пристальный взгляд Вальдеса, я присел на ближайший стул и глубоко затянулся. Чья-то жестокость дорого стоило этой девчушке...
   - Не понимаю, - я действительно не понимал.
   - Вчера вечером с вашего номера был совершен звонок в "Фиесту". Отец девушки старый Хосе Моасин, записывает все телефонные разговоры, поскольку это упрощает связь с клиентами. Мы же пытаемся восстановить события последнего дня жизни Розы Моасин.
   - Как это произошло? - в считанные мгновения я докурил сигарету.
   - Послушайте, Волков! - раздраженно парировал Вальдес. - Вы до сих пор не ответили ни на один из моих вопросов! Зато задали с полдюжины своих! Вы знали ее?
   - До вчерашнего вечера - нет.
   Я подробно описал полицейскому свою встречу с Розой. Конечно же, я умолчал о истинной цели визита в страну, и не упомянул о проникновении неизвестных в свой номер.
   Вальдес с интересом выслушал меня и по завершении моего диалога резво поднялся с кресла.
   - Ваша цель приезда? - по мне этот вопрос прозвучал запоздало.
   - Взглянуть на достопримечательности, а заодно и отдохнуть, - от этих слов на душе почему-то было кисло и мерзко. - Однако смерть девушки выбивает меня из колеи. Как было осуществлено убийство?
   - Убийство? - карие глаза полисмена заблестели. - Речь шла о гибели. Откуда вы взяли, что она убита? Я об этом не упоминал. Может, она попала в автокатастрофу или утонула...
   Вальдес применил старый, но проверенный способ добывания признаний. Но я знал: эта лингвистическая уловка не имела никакой юридической подоплеки и являлась не более чем игрой слов.
   - Бросьте, лейтенант, - вновь хотелось курить. - Если бы с ней произошел несчастный случай, вы вряд ли бы в настоящий момент тревожили гражданина другого государства. К тому же ваши интерпретирования смерти человека выглядят аморальными. Так что в моем вопросе о деталях убийства нет ничего подозрительного.
   - Вот как? - на бардовом лице полисмена появилась хитрая улыбка. - А чего это вас так интересуют подробности убийства?
   - А с того, что некий полисмен вламывается в мой номер и чуть ли не обвиняет меня в уголовном преступлении! - заорал я. - Как она была убита? Скажите вы или нет, черт возьми?!
   - Розу Моасин нашли в сквере с пулевым ранением в черепе, - уступил моему натиску Вальдес. - Я просто обязан проверить все обстоятельства вчерашнего вечера. К вам у нас претензий нет. Мы опросили персонал "Оквуда" и не считаем вас причастным к этому тяжкому преступлению. Но, поднимаясь к вам в номер, я тешился надеждой, что при разговоре с вами она обмолвилась о каких-то своих проблемах или неудачном бизнесе. Возможно, в ее компании были подозрительные люди...
   Я отрицательно повертел головой:
   - Все что я знал - рассказал.
   Полицейский напялил бесформенную фуражку на голову.
   - Желаю вам приятно провести время, - сухо пожелал он. - Надеюсь, пребывание на Филиппинах не изгладится из вашей памяти до конца дней.
   - Так и есть, - буркнул я и захлопнул за Вальдесом дверь.
  
   Прошел еще день, прежде чем мне удалось записаться в экскурсию на Пангсианский водопад. Поездка организовывалась гостиницей, где я проживал, и кроме меня желание очутиться вблизи знаменитого водопада изъявило более десятка туристов. Само путешествие было организовано с национальным колоритом. Специально для экскурсии выписывался кондиционированный джипни, являющийся на Филиппинах популярнейшим видом транспорта.
   Об этом островном чуде стоит сказать отдельно. Как поведал мне водитель этого монстра, страсть к "автомобильному искусству" зародилась в конце второй мировой. В спешном порядке покидающие острова американцы избавлялись от, ставшей обузой, техники. Предприимчивые филиппинцы скупали военные джипы и наряжали их в национальные костюмы. Я видел сотни таких джипни, но как все-таки они отличались друг от друга! Металлические махины обвешивались шелками и бусами, колокольчиками и гирляндами искусственных цветов, встречались красочные рисунки на христианская тематика. На таком можно смело брать первые призы на далеком карнавале в Рио.
   На крыше нашего джипни возвышалась статуя девы Марии, а надпись на заднем стекле гласила "Иисус любит тебя!" Написано было на тагалос, а на английский мне услужливо перевел сам водитель, здоровенный и добродушный Родриго.
   - Как вам моя помесь джипа и парохода? - он хлопнул ладонью по крышке бампера.
   - По мне - музейный экспонат, - отозвался я и сделал пару снимков для журнала.
   - Я заказываю в Японии двигатели и мосты, а мой брат поставляет мне хромированные трубы и кровельный металл, - хвастался Родриго, узнав, что я - корреспондент. - У меня пять подобных красавцев, и все они обслуживают гостиницы.
   - Хороший бизнес, - подбодрил я водителя и юркнул в салон.
   Внутри, впрочем, расхваленный джипни мало чем отличался от российских маршруток, разве что присутствием незаменимого кондиционера.
   Пресловутый водопад находился в ста с лишним километрах за Манилой и все время переезда я созерцал пейзажи рисовых полей. Под конец нашей поездки плантации сменились скоплениями кокосовых пальм, и я также не удержался от фотографирования.
   Поначалу экскурсия в Пангасан, являющаяся по условию полковника Алексеева обязательной, казалась скучной и заунывной, но когда мы прибыли в этот небольшой городок с индийским названием, я вошел во вкус.
   Меня буквально поразили дома на мощных сваях и причудливые сувенирные статуэтки, изображавшие героев индуской мифологии.
   Дальнейшее передвижение предусматривалось плаванием на остроносых бамбуковых челнах. Все имеющееся при себе следовало оставить в джипни, а форма одежда ограничивалась плавками.
   Я заметил, что в Пангасан приходили автобусы и джипни со всей Манилы. Это было настоящее паломничество. Европейцы и американцы не столько жаждали увидеть водопад, сколько покататься на первобытной лодке. Почти все приезжие посчитали необходимостью сфотографироваться на фоне бамбукового суденышка.
   Прибывающий автотранспорт располагался неподалеку от деревянного причала и вскоре на берегу мутноватой реки, называющейся также как и городок, обосновался целый туристский лагерь.
   Оставив на сидении камеру, и взяв с собой только цифровик, я выскользнул из джипни. Родриго заверил, что с нашим имуществом все будет в порядке, и отправился за покупкой кока-колы.
   Где-то за спиной я вдруг услышал русскую речь. Двое парней лет 25-30 сидели на своих футболках, расстеленных прямо на земле, и курили.
   Оба - типичные представители нового поколения России: бритоголовые, мускулистые и излучающие чисто русские ухмылки.
   - Россияне? - спросил я. Все-таки приятно встретить за пятнадцать тысяч километров от Москвы земляков.
   - Они самые, - кивнул тот, плечо которого обхватывала изысканная татуировка.
   - А ты, стало быть, наш соотечественник? - спросил второй. Его грубое лицо прикрывала трехдневная щетина.
   - Точно. Андрей, - представился я.
   - Стас, - буркнул любитель татуировки.
   - Гена, - вторил его приятель. - Оба из Питера.
   Солнце стояло в зените, отчего дышалось с большим трудом. Я удивлялся, как ребята находили в себе силы совершать глубокие затяжки. Должно быть, они не испытывали неудобств и давно свыклись с немилосердным солнцем Филиппин
   - В Пангасане раньше бывать доводилось? - спросил я.
   - Не-а, - мотнул головой Гена. - Хотя наездились прилично. Здесь навалом чудесных мест: подводный парк в Пуэрто-Галера, подземная река на островах Палавана...
   - А заброшенная американская база? - напомнил Стас.
   - Тоже зрелище - еще это, - поддакнул Гена, припадая к сигарете. - А ты, Андрюха, где успел побывать?
   - Да этот вояж на водопад - первая вылазка из столицы. Но, говорят, и в Маниле полно прекрасных мест...
   - Это кто ж такое городит? - хмыкнул Стас. - Для какого-то затюканного ботаника может Манила с ее многочисленными музеями и есть край мечтаний, но уж точно не для меня! Милые девочки, ночные фиесты и круглосуточные бары - все это в ассортименте только на Себу! Не зря америкосы зовут его "филиппинский Беверли-Хиллз"!
   - Гляди, Андрюха, - Гена кивнул в сторону джипни. - Ваш гид вроде как договорился с лодочниками. Повезло, твоя команда уже может отправляться. Это наш индус тяжелый на подъем...
   Я оглянулся. Действительно, все постояльцы "Оквуда" собрались вокруг гостиничного гида, зачитывавшего правила безопасности.
   - Что ж, я побежал, - я пожал соотечественникам руки. - Если не секрет, то где вы остановились? Глядишь, по бутылочке пива разопьем...
   Гена как-то виновато посмотрел на приятеля. Невооруженным взглядом было заметно, что в дружбе этих людей доминирование было за Стасом. Ему и принадлежало последнее слово:
   - Я же говорю, в Маниле делать нечего, - остатки веселья вмиг исчезли с его лица. - Мы остановились на Минданао, так что - не судьба.
   Пожав плечами, я поспешил к своей группе.
  
   Оказывается, ничего не сдвинулось с места. Гостиничный гид заявил, что ввиду наплыва туристов, гребцы не поспевают возить желающих к водопаду, и вообще желательно доплатить, чтобы не торчать под палящим солнцем до вечера.
   Все безропотно согласились, и наша разношерстная компания направилась к лодочному причалу.
   Солнце скрылось в толще облачной стайки, и я вспомнил, что не взял сигареты. К сожалению наш джипни был заперт, а Родриго где-то затерялся в поселочном баре. Но я вспомнил о своих земляках и, отлучившись, подбежал к туристическому лагерю. Благо, двухъярусный автобус "Мерседес", развозивший группу с моими новыми знакомыми, расположился неподалеку от кромки воды.
   Туристы большей частью находились в салоне. Одни переодевались, другие попивали прохладительные напитки, третьи вовсе дремали. Я поднялся на ступеньку и постарался отыскать глазами Стаса или Геннадия.
   Но щетинистого Гены я так и не обнаружил, а вот Стас расположился неподалеку от автобусных дверей. Он сидел спиной ко мне и разговаривал по мобильному телефону.
   - Все нормально, - вполголоса бубнил мой новый знакомый. - Гекс обо всем позаботится. Когда я выберусь с этой чертовой дыры и дурацкого водопада - с тебя бочонок пива.
   Я соскочил с подножки автобуса на раскаленную каменную площадь. Почему-то мне расхотелось стрелять у своих новых друзей сигарету. И такие уж они друзья, напрашивался вопрос.
  
   Плывя на утлом челне по мутным водам Пангасана, я не восторгался пейзажеми как остальные туристы. Меня поглотили мысли о Розе Моасин.
   Смерть этой милой девушки, вне всякого сомнения, была связана с моим пребыванием на Филиппинах. Сколь бы я не тешился раздумьями о иной причине гибели, вывод напрашивался один. Девушку наняли с целью продержать меня как можно дольше вдали от номера, а после - убили, не рискуя оставлять в живых свидетеля. Причем, убийцы особо не церемонились. Просто пристрелили несчастную в городском парке... Так спецслужбы не делают. В крайнем случае, инсценировали бы как несчастный случай. Где-то внутри меня оживало чувство мести. Но пока я был в неведении, кто за всем этим стоит?
   И все-таки у меня было преимущество перед невидимыми врагами. Им было невдомек, что мне известно об убийстве Розы, и следующий прокол моих оппонентов может выявиться для них фатальным.
   Весьма подозрительными оказались и мои соотечественники: Стас и Гена. Они так расписывали мне достопримечательности островного, государства, а после невольно подслушанного телефонного разговора - я засомневался в них.
   Вскоре мои хмурые мысли развеял знаменитый Пангсианский водопад. Признаться, я сперва услышал это чудо природы прежде чем увидел.
   Экскурсовод указал на гигантские каменные глыбы, бывшие некогда скалой, и заметил, что гора разрушилась несколько тысячелетий назад. Осколки скалы перегородили реку, образовав необычайное по красоте озеро. Где-то за ним неутомимо ревел великий водопад.
   Мы высадились на островок, а гребцы принялись поглощать кур-гриль, купленных на наши чаевые еще в поселке.
   Я обнаружил, что мой цифровик немного намочился, но меня это особо не страшило, поскольку он был водонепроницаем. Меня больше заботило, куда бы его пристроить, ведь набиралась команда смельчаков, отважившихся на плоту забраться в сердце водяного занавеса.
   Я с удивлением разглядывал массивный плот и привязанный к нему пальмовый канат. Противоположный конец этого экзотического троса терялся в стене Пагсиана. Клубы пара и пены, бурлящие в недрах водопада, заставляли думать, что с утеса низвергается крутой кипяток, а не прохладная влага.
   Боковым зрением я заметил прибытие флотилии Гены и Стаса. Соотечественники, словно не заметив моего присутствия, расположились поодаль. Но мне в голову пришла одна идея, и я решил воплотить ее в жизнь. Смахнув с корпуса цифрового фотоаппарата капли речной воды, я направился к землякам.
   - Какой вид! - мне приходилось кричать, чтобы меня услышали. - Надо же, какая-то вода делает столько шума!
   Стас кивнул. Гена будто по команде повторил жест.
   - Не мог бы ты меня сфотографировать на фоне этого дива? - я протянул цифровик Стасу. - Мои приятели умрут от зависти!
   Ни слова не произнеся, мой новый знакомый умело запечатлел мгновение.
   - Спасибо, - я постарался естественно улыбнуться. - Теперь давайте я вас щелкну. На память, так сказать. А если что, то фото смогу и на электронный ящик скинуть, если оставите. Окей?
   - Не стоит, - Стас покрутил перед моим носом указательным пальцем. - Я не фотогеничный.
   - А ты, Геннадий?
   - Некогда. Хочу успеть на плот.
   Россияне трусцой направились к высокому филиппинцу, набиравшего желающих сплавать в чрево водопада.
   С этими ре6бятами было что-то определенно не то. Это меня и беспокоило.
   Пара дредноутов собирались в обратный путь, и я не преминул воспользоваться этим шансом.
  
  
   Гена и Стас явно вели двойную игру. Насчет этого у меня сомнений быть не могло. Общаясь со мной, ребята восторгались диковинами Филиппин, но случайно подслушанный мною телефонный разговор Стаса с неизвестным заставил усомниться в их честности.
   Правда, я так до конца и не уяснил смысла этого камуфляжа. Я терялся в догадках, но давал себе также отчет в том, что темные делишки соотечественниках не обязательно должны пересекаться с моей миссией. Мало ли в России граждан, которым есть что скрывать о себе... И все-таки эти парни мне солгали.
   Доковыляв до автобусной стоянки, я поинтересовался у сидящего под цветастым зонтом филиппинца о местопребывании нашего водителя Родриго. Местный житель лениво махнул рукой в глубь стоянки. Оттуда доносился сиплый хохот и испанские ругательства.
   В тени автобуса, на котором прибыли Геннадий со Стасом, расположилась четверка шоферов, коротавших время за карточной игрой. Столом служила картонная коробка от телевизора, а подле каждого игрока стояла двухлитровая бутылка Кока Колы.
   Меня тотчас же одолела жажда. Я уже надумал попросить у Родриго ключи от джипни и, взяв пару мелких купюр, сбегать за кокой. Но вовремя передумал. Двери автобуса, укрывавшего своей тенью водителей, были открытыми. Стараясь остаться незамеченным, я юркнул в салон.
   Благо, мне было известно, какие места занимали мои новые знакомые: совсем недавно я заскакивал сюда в поисках Стаса.
   Один из водителей, смачно сплюнув, шлепнул стопкой карт по импровизированному столу. Похоже, с раздачей ему не повезло, и он вышел из игры. Расстроенный водитель резко встал, скорострельно извергая проклятья. Неудачник отбросил в сторону пустую пластиковую бутылку и направился к кабине. Я инстинктивно пригнулся, хотя и понимал, что благодаря высокопроцентной тонировке оконных стекол, снаружи меня вряд ли заметят. К счастью, проигравший водитель вовсе не имел намерений вваливаться в салон. Его цели были куда более приземленными. Чуть ли не прислонившись к переднему колесу, он поспешно расстегнул молнию джинсовых шорт. Еще бы! Два литра выпитой колы рано или поздно напомнят о себе.
  
  
  
  
  
   Джо - привычное обращение филиппинцев к американским туристам.
   В филиппинском варианте английского языка отсутствует звук, соответствующий букве "F"
   "Абу-Сайяф" - вооруженные формирования сепаратистов, обосновавшихся в труднопроходимых джунглях Филиппин.
   Специальные программы-шпионы, установленные через Интернет или "вручную" без ведома пользователя и способные передавать данные хозяину.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"