Волкова Яна Артуровна: другие произведения.

Бес внутри

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Провинциальная страшилка, основанная, между прочим, на реальных событиях.


  
   Маршрутное такси лихо развернулось и, обдав группу людей струей угарного газа, направилось к районному центру. Десяток старушек, возвратившихся в родное село разбились на парочки и засеменили к своим дворам. Ручные тачки, состоящие на вооружении бабулей, размеренно поскрипывали в такт их неторопливых разговоров.
   На полуразвалившейся автобусной остановке остались трое человек, один из которых держал на шее четвертого. Рядом с группой людей сгрудилось трио внушительных сумок и пара полиэтиленовых пакетов.
   - Добро пожаловать в Высыпное! - с оттенком сарказма произнес мужчина, придерживая за ножки, расположившуюся на шее дочурку. - Говорил я вам, дурацкая это идея...
   - Нашел время острить, - осадила его женщина и, открыв сумочку, извлекла из нее зеркальце и массажную расческу. - Ты бы лучше, Павел, спросил бы у кого, как к гостинице добраться.
   - У кого? У пасущихся коров, что ли? - Павел аккуратно освободил правую руку и нашарил в кармане рубашки пачку сигарет.
   - У кого-нибудь. Ты же сам видел, какие темные старухи попались нам в маршрутке, - женщина взъерошила волосы. - Послушай их, так здесь каждая изба - постоялый двор.
   - Посмотри лучше в боковом кармашке сумки зажигалку, - попросил Павел.
   - Нельзя! - по-поросячьи взвизгнула низкорослая дородная дама, доселе сохранявшая молчание. - У тебя же Леночка на плечах! Хочешь курить - отойди в сторону, а внучку травить мне нечего!
   Павел грозно зыркнул на тещу, но спорить не стал. Отвернувшись от всевидящего ока противницы курения, выплюнул сигарету.
   - Мои приветствия!
   Подле руин, бывших в отдаленном прошлом остановкой, стоял седовласый мужчина, облаченный в черную футболку и шорты.
   - Сразу видно, что вы приехали по делу, - как можно ласковее проговорил незнакомец. - Однако вам негде остановиться...
   - С чего вы взяли? - Павел бережно опустил дочь на землю и легонько подтолкнул ее к Анжеле. Леночка тут же скрылась в материнских объятьях. - Может, мы просто ожидаем маршрутку...
   Незнакомец хохотнул:
   - Ха! Ясно как день: вы приехали в нашу деревушку с целью пройти Очищение у отца Василия. Но, по правде говоря, наш единственный отель уже лет пять используется как торговый склад. Приезжие вынуждены обращаться в частные гостиницы. Я владею одной из них. Так что - милости прошу.
   Обернувшись к родственникам, Павел энергично вскинул брови: что, мол, скажите? В ответ Анжела потерла большой и указательный пальцы, стараясь скрыть сей жест от глаз местного жителя. Павел кивнул и повернулся к незнакомцу.
   - Сколько?
   Хозяин гостиницы приложил ладони к сердцу:
   - Всего пять долларов с человека в сутки, друзья. Я ведь не грабитель, в самом деле.
   - Поначалу мне тоже так показалась, - разочарованно покачал головой Павел. - Думаю, здесь можно подыскать что-то подешевле...
   - Вы правы, - неожиданно согласился мужчина, поворачиваясь к приезжим спиной. - Но у нас в Высыпном развлечений не так уж много, а у меня и джакузи, и спутниковая антенна, а даже бесплатный ужин. К тому же на лечение к батюшке люди приезжают постоянно. В крайнем случае, я теряю всего лишь день.
   - Опять ты экономишь на своих близких! - начала причитать теща, обжигая зятя ядовитым взглядом. - Мало того, что на здоровье жадничал, так еще и здесь издеваться надумал!
   - Мама! - вклинилась Анжела. - Врачи тебе категорически запретили нервничать, нервы в коробочку, - повернув голову к мужу, она добавила: - Паша, сделай же что-нибудь!
   - Как вы мне надоели! - Рука главы семейства вновь юркнула в карман в поисках пачки сигарет.
   - Ты же знаешь, у мамы нервы!
   - Я тоже не из металлопластика сделан! - подкурив, Павел бросился за неспешно удаляющейся фигурой владельца гостиницы.
   - Подождите!
   Услышав крик, седовласый житель Выпасного мгновенно остановился.
   - Так уж и быть, - Павел недовольно поморщился. - Мы платим за троих. Плата на трехлетнего ребенка не распространяется...
   Хозяин гостиницы придал своему смуглому лицу туповато-виноватое выражение:
   - Моя жена часто говорит: твоя доброта тебя же и погубит.
   - Понятно. Далеко ли до вашей гостиницы?
   - Не очень. За поворотом стоит моя "девятка", - седоволосый указал в сторону проселочной дороги. - Загрузим багаж и поедим устраиваться.
  
   Гостиницей оказался обыкновенный двухэтажный дом, увенчанный диском антенны и окруженный проволочной сеткой. За зданием тянулся положенный по сельским меркам длиннющий огород, где-то на заднем дворе мычала корова.
   Хозяин представился как "дядя Валера", заметив, что так его величает все население Высыпного, а посему и перед приезжими важничать нечего. Никакого имени и отчества. Дядя Валера, и все тут.
   В распоряжение постояльцев хозяин пообещал отдать весь второй этаж, а при желании и уютный летний домик, аккуратно пристроенный к дому.
   Познакомив гостей с пышнощекой женщиной, приходившейся дяде Валере женой, хозяин предложил новоприбывшим взглянуть на апартаменты.
   - На ужин будут вареники. В этом отношении моя Клавдия - кудесница хоть куда! - расписывал кулинарные способности супруги дядя Валера, открывая перед пронырливой тещей двери. - Вот ваши три комнаты, холл, туалет и ванна. Как пользоваться телевизором вы, должно быть, знаете. Располагайтесь!
   Передав ключи от этажа Павлу, хозяин спустился вниз.
   - Как романтично! - Анжела скрестила пальцы на груди и подошла к окну. - Паша, посмотри!
   За окном протекала узкая речушка. Вдоль ее берегов виднелись группы рыбаков, застывших в неустанном ожидании.
   - Вечером, скорее всего, здесь свирепствуют комары, - практично подметил Павел, оглядывая заросли камышей. - Но дядя Валера - молодец, все предусмотрел! Окно открывать не будем.
   - Это почему же? - походкой Наполеона теща направилась к подоконнику.
   - А вот это видели? - Павел ткнул пальцем в металлический корпус кондиционера.
   - Вот еще! - фыркнула теща. - Мне с моим ревматизмом противопоказано это чудо техники.
   - Мама! - на этот раз в голосе Анжелы послышалась примесь раздражения. - Ты все равно будешь спать в другой комнате.
   - Вы что же, надумали внучку застудить? - теща сняла с картофельного носа очки и принялась их протирать. - Этого я вам не могу позволить!
   - Все будет в порядке, - Анжела поискала глазами дочь, и обнаружив в ее руках пульт от телевизора, перешла на более высокий тон: - Лена! Немедленно поставь на место!
   - Давайте распаковывать вещи, - предложил Павел, присаживаясь на диван. - Не знаю как вы, а я с дороги устал.
  
   Анжела со своей ворчливой матерью отправились в ближайший магазинчик, надеясь отыскать в этом провинциальном селе, богатые на витамины, соки. Поначалу Павел уверял, что наиболее полезны для здоровья - натуральные продукты, растущие, к примеру, во фруктовом саду дяди Валеры. Но привычные слова Дарьи Семеновны (тещи нашего героя): "Да что ты вообще понимаешь?", отбили всякую охоту спорить. В ответ на это Павел махнул рукой и захлопнул за женщинами дверь.
   Леночка заворожено следила за приключением Скруджа МакДака, и всякий раз громко смеялась, когда из динамиков телевизора доносился гнусаво-крякающий голос забавного селезня. Павел пытался уснуть, однако новая обстановка действовала на него угнетающе.
   Глава семьи Ясновских, был по натуре домоседом. Жене Павла приходилось прилагать немалых усилий, дабы вытащить своего мужа на день рождения знакомых или провести выходные на загородной даче. А виной тому - неизлечимая страсть Павла к книгам. Попадись ему в руки захватывающий триллер или фантастический боевик - до утра будет гореть светильник, освещающий страницы книги. "Подруги в толстых переплетах", так однажды окрестила Анжела книжную армию, дислоцированную на многочисленных полках. Любовь к художественной литературе заставляла инженера-технолога Павла Ясновского забывать о проблемах на работе, о приглашениях на банкеты и юбилеи и, конечно, отгоняла мысли о длительных переездах. И кто бы мог подумать, что человек, считающий посещение балкона собственной квартиры крайне обременительным путешествием, очутился в семистах километрах от родного Киева!
   Не зря говорят, грандиозные события в семейной жизни происходят при активном участии тещи. Не будь Дарья Семеновна столь настойчивой, - поездка на юг Одесской области вряд ли бы осуществилась. А все началось с банальной подагры, одолевавшей тещу. Более двух десятков лечебных учреждений посетила Дарья Семеновна в надежде вернуть здоровье. Она обращалась как к светилам медицины, так и всяким знахарям и экстрасенсам. Все было без толку. Вдобавок, подагра осложнилась астеническим синдромом: тещу стали раздражать громкие звуки, яркий свет и длительные разговоры. Ее и без того неуживчивый характер оброс злобностью и недоверием к окружающим. Но однажды к ней заскочила соседка по этажу и поведала дивную историю о неком священнослужителе, обладающем волшебной силой. Со слов соседки, этот батюшка настоящий чудотворец. После посещения деревушки, где он правит службу, сама соседка исцелилась от диабета, а у ее мужа исчезла тяга к алкоголю. Кроме того, батюшка изгнал из их душ беса, а это и есть самое главное.
   Буквально на следующий день Дарья Семеновна утвердила план поездки на юг, даже не сочтя поставить в известие дочь с зятем. Она посчитала, что всем домочадцам просто необходимо навестить удивительного батюшку. Во-первых, Анжела все никак не могла забеременеть, а Павел очень хотел сына. Во-вторых, участковый педиатр подозревал у Леночки повышенные внутричерепное давление. И, наконец, в третьих: Павел никак не мог ужиться со своим ворчливым шефом. По мнению тещи, решить эти все проблемы можно только одним способом: воспользоваться отпуском и махнуть в Днестровский район, что в Одесской области. Неделя препирательств прошла впустую. И вот семья молодого инженера, а в придачу и скверная теща - здесь, в забытом Богом селе с туманным названием "Высыпное".
   - Папа, а когда мы вернемся домой? - нежный голос Леночки прервал воспоминания Павла.
   Мужчина повернулся к дочке лицом. Леночку утомили нефизиологические американские мультфильмы, и она прыгнула к отцу на диван.
   Павел ласково провел ладонью по русым, слегка вьющимся волосикам дочурки и ответил:
   - Думаю, что скоро.
   - А скоро - это сколько? - не унималась Лена.
   - Вот вылечим бабушку и сразу вернемся в Киев.
   - А ей не будут ставить укол? - с помощью пульта Леночка избавилась от назойливого Скруджа МакДака, напоминавшего Павлу карикатурного дядю Сэма. На другом детском канале шел наш "Чебурашка" и лицо Леночки осветилось улыбкой.
   - Нет, - Павел отрицательно покачал головой. - Укол ей ставить не будут. Ей больше подошла бы клизма...
   Но, спохватившись, как бы Леночка не передала этих слов теще, Павел поспешил исправиться:
   - Бабушку будут лечить в церкви. Помнишь, мы ходили с тобой однажды? Ставили свечку...
   Леночка не ответила, так как ее внимание полностью захватила всем известная финальная песня.
   - Ай! - вдруг резко вскрикнула девчушка, зашвырнув пульт в угол комнаты. - Больно!
   Увидев как на указательном пальчике дочери блеснула полоска крови, Павел вскочил:
   - Что случилось? - он попытался осмотреть руку Леночки, но та резко отпрянула.
   - Больно! - по розовой щечке ребенка покатились слезинки.
   - Покажи папе пальчик, - Павел глянул на узкий недлинный порез и немного успокоился. - Ничего страшного. Сейчас приложим ватку и все пройдет.
   Отыскав в Анжелиной косметичке рулон ваты, Павел умело обработал ранку.
   - Как же ты так умудрилась поцарапаться? - спросил заботливый папа, обнимая дочурку.
   - О кнопочку... - всхлипнула Лена.
   - О какую еще кнопочку?
   Павел поднял валявшийся под цветочной подставкой дистанционку и поднес к глазам. На красной кнопке "power" запеклась капля крови.
   Надо же, подумалось Павлу, пораниться о круглую резиновую кнопку!..
  
   Вареники с творогом и в самом деле оказались вышке всяких похвал. Покрасневшая супруга дяди Валеры устала отнекиваться от комплиментов постояльцев и предложила перейти к чаепитию.
   - Вы определенно должны выдать мне секрет приготовления теста, - тараторила Дарья Семеновна, стуча вилкой по полупустой тарелке.
   - А секрет вовсе не в тесте, - улыбнулась Клавдия. - Все дело в домашнем творожочке. Ведь вы, поди, все молочное в супермаркетах всеяких покупаете, а мы по старинке корову держим.
   - Вот как! - Дарья Семеновна повернула голову к дочке и назидательно воздела к потолку вилку: слушай, дескать, что люди сведущие толкуют.
   Дядя Валера молча расправился со своей порцией, и, откинувшись на спинку самодельного стула, произнес:
   - Простите друзья, но вы не выглядите бесноватыми...
   Кухонное помещение еще миг назад тонувшее в смехе и веселье, накрылось тишиной.
   - А много ли бесноватых вам приходилось видеть? - нашелся Павел, моментально потерявший аппетит.
   - Да не слушайте вы этого антихриста! - Клавдия шутливо замахнулась на мужа. - Сколько ни прошу его пойти со мной в церковь, все время нарываюсь на грязные шутки.
   - А что вы можете сказать об отце Вячеславе? - поинтересовалась Анжела, вытирая Леночкины губы полотенцем. - Он известен даже в Киеве!
   - Ха! Киев, велика честь, - хмыкнула Клавдия. - К нему на Очищение приезжают с соседней Молдавии и даже из Румынии и Болгарии! А вы говорите, Киев!..
   Дарья Семеновна враз позабыла об ужине.
   - А что, он действительно всем помогает? - в глазах Пашиной тещи загорался огонек фанатизма.
   - Без исключения, - с абсолютной уверенностью заявила Клавдия, совершенно не замечая презрительной усмешки супруга. - Отец Вячеслав как говорит? Все беды, ссоры, болезни и неурядицы в нашей жизни случаются оттого, что допускаем в чертоги своей души бесов, прости меня Господи! - женщина богобоязненно перекрестилась. - А наш батюшка отыскал какой-то способ изгонять диявола из нашей внутренности. Это не иначе как дар небесный.
   Не сомневаясь в искренности веры Клавдии, Павел решил обратиться к хозяину дома:
   - Интересно как-то выходит, дядя Валера. Чудеса творятся у вас под носом, а вы отказываетесь в них верить.
   Дядя Валера встал из-за стола, струхнул с рук крошки и устремился к порогу.
   - Пойдем со мной, киевлянин. Творог - творогом, но мое домашнее вино тоже не ширпотреб!
   Павел поторопился за владельцем гостиницы.
   Погреб, как и положено, источал холод и уксусный запах. Прошлогоднее вино и впрямь оказалось непревзойденным, поэтому Павел поспешил выразить благодарность за щедрую дегустацию.
   - Лидия! - любовно погладив необъятную бочку, произнес дядя Валера. - Мой любимый сорт.
   - Почему же вы не верите отцу Вячеславу? - Павел попытался вернуться к интересовавшей его теме.
   Не спеша с ответом, дядя Валера, еще разок приложился к полулитровой кружке.
   - Армия - это лучшие годы моей жизни, - хозяин рукавом утер морщинистый подбородок и продолжил: - После срочной службы я подался в политруки, вот так-то! И что вталкивают политруки военнослужащим кроме империалистических ужасах запада? Правильно, атеистическую пропаганду! После распада Союза, многие отказались от ставших немодными взглядов. Наверное, они поступили правильно, ведь мы вляпались в новый государственный строй. Но я не из тех, кто меняет свою идеологию.
   - Понимаю. Но если то, что говорят об отце Вячеславе - правда, то он великий человек. Не зависимо от того, верите вы ему или нет.
   Дядя Валера снова усмехнулся, но на этот раз как-то угрюмо.
   - Месяц назад пятеро школьников до смерти забили Степку Стропилу. Он был моим другом. Вот такой парень! - дядя Валера поднял вверх большой палец. - За его плечами было три года Афганистана, но дело не в этом. В селе он торговал вином и его погреб куда богаче моего. Именно из-за несчастного бочонка вина эти падлы его и убили. Участковый уверяет, что от побоев у Степки даже глаза лопнули. Под конец малолетние ублюдки обоссали его труп и отправились по домам. А ты говоришь, отец Василий - великий человек.
   Холод, царивший в погребе, внезапно показался Павлу могильным, и он поежился.
   - Поднимемся-ка лучше к нашим женщинам, - предложил киевлянин.
  
  
   Леночке постелили на кресле. Благо, оно превращалось в выдвижную кровать, и малышка могла чувствовать себя вполне комфортно.
   Анжела уже заняла лежачее положение и, вооружившись пультом, принялась с бурной скоростью переключать каналы.
   Павел подошел к раскладному креслу пожелать дочке спокойной ночи.
   - Папочка, - прошептала Лена. - А кто такие бесы?
   Павел и Анжела переглянулись.
   - Попробую объяснить, - Павел присел на кровать. - Это такие чертенята. Они поселяются внутри человека и заставляют его совершать плохие поступки.
   - А этот дядя, который будет лечить бабушку, - добавила Анжела, - умеет выгонять чертят из людей.
   - И куда они уходят? - не успокаивалась Леночка
   - Кто? - не понял Павел.
   - Чертики. Если они уходят из людей, то куда они идут? На улицу?
   Ребенку свойственна одна логика, взрослому - иная, но этот наивный вопрос был тем редким случаем, когда прагматизм взрослого играл с отцом злую шутку. Имея превосходство в интеллекте и жизненном опыте, он не мог объяснить ребенку некоторых вещей. Более того, он сам не разбирался в них.
   - М-м-м, - тянул время Павел. - Они просто исчезают!
   - Как мыльные пузыри?
   - Точно! - обрадовался Павел. Он сомневался: стоит ли ребенку вообще забивать свою юную головку такими трудоемкими понятиями как теология, поэтому смена темы могла снять напряжение. - Кстати о мыле! Вперед с мамой в ванную и баяньки!
  
   В субботу православная церковь ведет богослужение. Семья Ясновских, за исключением Леночки, оставшейся под присмотром Клавдии, отправились на встречу с отцом Василием.
   Высыпнянский Свято-Михайловский храм, как сооружение, мало чем отличался от других провинциальных церквушек: позолоченный купол, маловместительный зал для прихожан да устойчивый запах ладана. Буквально все, что бросалось Павлу на глаза, будь-то жертвенный ларец с надписью "на храм" или плесневой грибок в углу, заставлял задуматься о целесообразности поездки в несколько сотен километров. Слишком уж все вокруг обыденно, никаких намеков на чудеса, о которых толкуют даже в Киеве...
   Но вместе с тем церковь действовала на Пашу умиротворенно и даже как-то убаюкивала его. Именно здесь под назидательным и вкрадчивым взглядом святых, исследовавших прихожан из расписных икон, Пашу посещали мысли, обходящие его сознание вне стен храма.
   "Счастлив ли я?" - подумал Ясновский. Он где-то читал, что какой-то то ли европейский то ли американский фонд изучения социального мнения, пришел к выводу что самые несчастные люди на свете живут в странах бывшего СССР. Дескать, прожиточный минимум, безработица, коррупция и все такое... Паша считал подобное "исследование" не более чем демагогией. В конце концов, счастье - это не меркантильный, а философский вопрос. Если на Западе счастье измеряли в нефтедолларах и банковских счетах, то Пашиной системой единиц была улыбка дочери и семейный уют... Ну и интересное чтиво, разумеется!..
   - Павел! - резкий голос тещи напомнил о некоторых жестокостях мирской жизни. - Не стой как вкопанный! Пойди, купи свечки, видишь, как люди делают!
   Паша решил игнорировать Дарью Семеновну. В самом деле, не обнажать же перед многочисленными прихожанами остроту семейных отношений.
   Вскоре появился отец Василий, слава которого долетела аж до столицы. Да что там столицы! Если верить Клавдии, этот провинциальный священник известен даже в Румынии и Молдове!
   Павел всегда представлял Василия могучим старцем с твердым взором и зычным голосом. Видимо такой образ ему навевали строгие святые, изображенные на иконах. Хотя нельзя сказать, что за свою жизнь Павел повидал множество икон, чтобы как-то обобщать лики великомучеников.
   В облике отца Василия если и было что-то от священнослужителя, так это седая ухоженная борода с секущимися концами на уровне пояса. Остальная внешность никак не вязалась с представлениями Павла о настоятеле храма. Скорее иерей Василий походил на пациента кардиологического отделения: одутловатое лицо, на котором темными буграми вздымались отеки под глазами, а сам лик имел отталкивающий землистый цвет. Редкие и какие-то куцые брови обрамляли высветившиеся глаза, источавшие усталый, а если точнее, отсутствующий взгляд. На щеках, словно соблюдая симметрию, расположились старческие пятна, напоминавшие кляксы, оставляемые точечным прикосновением фломастера.
   "И этот человек творит чудеса!" - мысли Ясновского содержали примесь разочарования и сарказма. С другой стороны Паша понимал: вовсе не обязательно чтобы все существующее на Земле должно подчиняться неизвестно кем установленным стандартам и стереотипам. С чего бы это все кудесники должны походить на Дэвида Копперфильда или Гарри Потера?
   А быть может, через такие вегетативные мыслишки давал о себе знать скептицизм? Как бы там ни было, Ясновский отложил самоанализ до более подходящей ситуации и сконцентрировался на Василии.
   Служба шла своим чередом и никто из прихожан не бросался наземь и не содрогался в судорожных припадках, как это расписывали очевидцы вроде тети Клавы. Мерное потрескивание свечей, разноголосый хор, редкие покашливания и синхронные крещения - вот все региональные "чудеса".
   Паша, пытаясь извлечь пользу из посещения храма, произносил про себя "Отче наш", задрав голову вверх. Под куполом был изображен монументальный старец. Иегова, Яхве, Саваоф, Элохим... В Библии он именовался по-разному...
   Вдруг раздался истошный вопль:
   - Изыди! Изыди! Изыди! - крики пожилой цыганки, метавшейся в углу, обращали на себя внимания остальных прихожан. - Кровь! Кровь! Кровь и мясо! Изыди! Изыди!
   Обернувшись на священнослужителя, Паша удивился: отец Василий вел себя как ни в чем ни бывало! Он нараспев читал какие-то стихи, стоя к приходу спиной.
   - Изыди! Прочь! Прочь! - заголосила полная женщина справа от Павла, заставив молодого человека вздрогнуть.
   Постепенно к вопящим присоединялись новые голоса, и вскоре зал храма сотрясся от стенаний восьми-десяти человек. Среди криков беснующихся Паша неожиданно узнал "голос" тещи.
   Дарья Семеновна просто протяжно орала, не выкрикивая отдельных слов. Но выглядело это весьма жутко.
   Радуясь в душе, что Леночку оставили с дядей Валерой, Паша развернулся и покинул храм. Его не мог остановить осуждающий взгляд жены.
  
   - Это чудесно!.. - Дарья Семеновна была вне себя от счастья. - Это.... Это... как смыть с себя всю мирскую пыль в водопаде духовности!..
   Паша впервые видел, чтобы теща держала в руках стакан с красным вином.
   - А я что вам говорила! - Клавдия оперлась локтями в стол. - Чудеса есть, стоит только поверить!
   Ужин на самом деле выдался лекцией Дарьи Семеновне о силе местного священника. Павел и Анжела старались помалкивать, а Леночка была настолько увлечена домашним медовым печеньем, что пропускала мимо ушей, к тому же чистому детскому разуму был чужд смысл бабушкиного монолога.
   - Идем со мной, приятель, - тихо позвал дядя Валера, кивая на дверь. - Не то бабы сведут нас с ума.
   - Опять дегустировать вино? - также тихо ответил Павел, вытирая руки салфеткой.
   - Мой главный принцип - разнообразие! - глубокомысленно заключил хозяин. - Ты еще мой самогон не пробовал!
  
   Летняя кухня, в которой расположились мужчины, представляла собой каменную коробку. Дядя Валера повторял, что в конце лета обязательно достроит ее, а пока использовал ее как перевалочный пункт для дегустации самогона.
   - Я всегда знал, что рецепты в отрывных календарях, журналы про НЛО и всякие православные чудеса - придуманы исключительно для баб, - дядя Валера достал из плетеной корзины двухлитровую бутыль с мутным содержимым и разлил по кружкам. В его движениях чувствовался опыт, даже некий профессионализм.
   - Но я же сам видел... - Павел до сих пор слышал какофонию человеческих криков.
   - Ладно, давай выпьем.
   Не дожидаясь ответной реакции, дядя Валера протянул руку к ящику, служившем столом, ухватился за надбитую кружку и мигом осушил ее.
   - А-а-х! - дядя Валера занюхал поднесенное к носу запястье. - Если я начну видеть бесов из-за этой штуковины, то ничего против не имею. А ты что застыл, как сопля на морозе? Пей давай!
   Павел покрутил в ладони кружку:
   - Запить бы чем-то...
   - Ой, - покачал головой хозяин, - и чего вы, горожане, такие неженки? На, давись!
   Из той же корзины дядя Валеры извлек надкушенное кольцо домашней колбасы.
   Паша мужественно испил кружку и даже сдержал, просившийся наружу, кашель.
   - Сильная дрянь, правда? - дядя Валера был удовлетворен. - Так вот о чудесах... Я ведь служил политруком, помнишь?
   Павел кивнул.
   - На обучали методике управления толпой, умением психологически воздействовать на неоднородную группу людей в кризисные ситуации, - самогон делал дядю Валеру более красноречивым. - То что ты видел в церкви - как раз то о чем я говорю... Наверное святоши учат чему-то подобному...
   - Что вы имеете в виду? - не понял Павел.
   - А что тут непонятного? Ты, наверное, обратил внимание на старую цыганку, орущую "кровь, мясо, душа" и прочую дребедень?
   - Да, а что...
   - Так вот эта старушенция уже года два так орет. Есть и другие "запевалы". Типичный случай воздействия на толпу. Твоя эмоциональная теща начинает "подкладываться" под их крики, вот тебе и чудо. Выпьем!
   - Нет-нет, - Павел накрыл ладонью кружку. - Не так часто... Так это что же получается? Цыганка постоянно изображает из себя бесноватую, привлекая людей? И никто не обращает на это внимания?
   - Это также один из феноменов в управлении толпой, - улыбнулся дядя Валера. - Постоянство! На этом, кстати, основаны рекламные ролики. Ты даже не представляешь как плохо идут дела в "изгнании дьявола", когда эта цыганка отсутствует в церкви.
   - Невероятно! - вырвалось у Павла. - А никто не спросит у отца Василия: почему эта женщина всегда беснуется?
   - Спрашивали, - дядя Валера самостоятельно выпил и закусил колбасой. - Спрашивали такие же как ты, туристы. И знаешь, что им отвечал наш старец? Мол, цыгане - чаще других привлекают лукавого, потому как именно цыганский кузнец выковал гвозди для распятия Христа. Оригинально, согласен?
   В недостроенную кухню, к всеобщему удивлению, вошла Леночка.
   - Папа! - она взобралась отцу на колени. - Так не бывает!
   - Что не бывает?
   - Чтобы чертенята исчезали! Если они уходят от одного человека, то они должны переходить к другому!
   Павел физически ощутил как его лицо побледнело. Он никак не хотел, чтобы ребенок забивал свою головку подобным мусором.
   Но дядя Валера утвердительно закивал:
   - Молодец, малышка! - он пару раз хлопнул в ладоши. - Первый закон термодинамики, сохранение энергии! Устами младенца, как говорится, глаголет истина!
   - Иди к маме, - как можно ласковее прошептал Павел.
   - Я боюсь, идем со мной, - Леночка зевнула.
   - Сейчас, принцесса.
   Павел поудобней обнял девочку и подвинул свою кружку к хозяину:
   - Налейте-ка мне немного...
  
   Утреннюю воскресную службу теща не разрешила пропускать никому. Павел долго припирался, все еще вспоминая вечерний разговор с дядей Валерой, но уступил: все же завтра они возвращаются в Киев. Взяв за ручку Леночку, он направлялся в церковь, чуть поодаль шагали Дарья Семеновна, Анжела и Клавдия.
   Перед сном Павел и Анжела попытались предупредить девочку, что, возможно, в церкви будут "больные" дяди и тети, поэтому батюшка должен их "вылечить". Они приложили все силы, чтобы Леночка не испугалась внезапных стонов со стороны "бесноватых", но предсказать поведение ребенка они не решались.
   В это раз было много исповедующихся и служба затягивалась. Прошло почти три часа и, к удивлению Паши, никто из присутствующих не голосил, не размахивал руками, не отпускал проклятий. Как-то все спокойно и безмятежно.
   Отец Василий уже вышел к прихожанам, сжимая в узловатых пальцах массивное серебряное распятие.
   - Братья и сестры! - глухо проговорил священник.
   Павел, беря пример с окружающих, склонил голову. Сейчас, очевидно, последует воскресная притча.
   Но тут случилось то, что Павел никак не ожидал.
   Отец Василий закатил глаза и стал вроде как задыхаться. Подбежавший служка вытянул из рук старика распятие. Паша с неприятием подумал, что юноша больше переживал за металлический крест, чем за самочувствие священника.
   Вдруг отец Василий закричал.
   Он кричал истошно, громко, голосом совсем не свойственным старику. Павел обескуражено смотрел на священника, будучи почему-то уверенным, что старик ведет себя так не впервой.
   Остальные прихожане не выглядели такими ошеломленными, как семья Ясновских. Они с почтением опустились на колени и беспрестанно крестились. Павел и его родные последовали их примеру. Одна только Леночка не преломила коленей.
   Крик отца Василия умолк также внезапно как и начался. В глазах старца блестели слезы.
   И в этот миг Павел все понял. Понял куда уходят чертики из душ людей. Оказывается Леночкин вопрос, вызванный детской непосредственностью, оказался самым главным во всей их поездке. Чертенят вбирал в себя отец Василий, очевидно, убивая их внутри себя. И так происходило каждый раз. И будет впредь!
   Павел не кричал и не испытывал душевных мук, но чувствовал как из него извергалась ненависть, грубость, злость и все остальное, что называется пороками.
   Он по-новому посмотрел на старика и впервые перекрестился, имея веру в душе.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Н.Любимка "Академия драконов"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"