Волкова Яна Артуровна: другие произведения.

Звук

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Впервые это произошло на автобусной остановке, в девять тридцать утра. Впоследствии Игорь не раз перебирал в уме обстоятельства того пасмурного четверга, пытаясь найти ответы на терзавшие его душу вопросы, но тщетно. Память надежно заметала следы прошлого...
   Стоял ничем особым не примечательный осенний день: чавкала тротуарная слякоть, с обсыпанного тучами неба моросила холодная слизь, а в лужах с видом завсегдатаев возились безустанные воробьи. Игорь Иволгин выскочил из служебного "нисана" и, подняв воротник потертой кожаной куртки, без которой ни один уважающий себя одесский таксист не садился за руль, подпрыгнул к киоску.
   - Пачку "Монте-Карло", - бросил Игорь в окошко, протягивая скомканную банкноту.
   В это время к остановке не спеша подобралась очередная замызганная маршрутка и две молодые девушки, по виду студентки, юркнули в салон.
   Игорь уже раскрыл пачку, направляясь к своему такси, как вдруг замер. Он отчетливо слышал, как из микроавтобуса раздался протяжный хруст. Звук весьма напоминал визжание пилы, врезавшейся в сухую древесину. Для такого мегаполиса как Одесса это был более чем странный звук, тем более исходивший не из какой-нибудь лесопилки, а из приземистого микроавтобуса "форд".
   Маршрутка плавно отъехала от остановки и направилась к перекрестку. Среди пассажиров вроде царило спокойствие, чего не скажешь о настроении Игоря. Вспомнив, наконец, о сигарете, Игорь закурил и огляделся. Если кто-то из слонявшихся на остановке горожан слышал тот же хруст, то своим унылым видом никак не показывал этого. Да и мало ли какие шорохи-хрусты могут раздаваться в городе...
   Игорь сел за руль и глубоко затянулся. Сперва он думал последовать за странной маршруткой, но тут же передумал. Во-первых, микроавтобус двигался в сторону проспекта Шевченко, а Игорь намеривался отхватить клиентов где-то в районе Греческой. Во-вторых, таксист оставлял незаменимую для сомневающегося человека лазейку: "а не послышалось ли мне все это"? Ну и в третьих, он твердо для себя решил: даже если в маршрутке и в самом деле что-то визжало, то ко мне это не имеет никакого отношения.
   Вывернув на Канатную, Иволгин успел позабыть о странном звуке.
  
   Окончание рабочего дня Игорь проводил традиционно в баре "Магнолия", на Шампанском переулке. Это небольшое, но комфортное заведение являлось для Иволгина чем-то наподобие перевалочной станции, буфером между салоном "нисана" и однокомнатной квартиры.
   Потягивая из горлышка бутылки темное пиво, Игорь делал вид, будто прислушивается к неумолкаемому Витьке, соседу с третьего этажа, второй раз подряд рассказывающему "свежий" анекдот.
   - А профессор ему отвечает: "Гусь свинье - не товарищ!" - балаболил Витька, с любовью поглядывая на полную стопку водки, стоявшую напротив. - Ну, студент пожимает плечами: "Ладно, тогда полетел дальше"... Не смешно?
   - Так себе, - анекдот соседа заставил подумать об Оксане, студентке-третьекурснице медицинского университета.
   Как жаль, тосковал Иволгин, что сегодня она с родителями отправилась на день рожденье престарелой тетушки. Свободное время, а это, как правило, выходные и ночи Оксана проводила в обществе Игоря, окрашивая своим присутствием серые будни одесского таксиста. Незаметно для себя Игорь обнаружил: легкая, ни к чему не обязывающая, связь переросла в нечто большее, и в отсутствии Оксаны он уже не просто испытывал скуку, сродни той, что ощущает человек, не нашедший ничего интересного в вечернем эфире кабельного телевидения. Если рядом не было Оксаны, то Игорь считал себя неполноценным.
   - Кстати, - Витька откинул за спину длинные черные волосы и уперся локтями в стол, - Теперь только и разговоров, что у вас, таксистов клиентов станет побольше...
   - С чего бы? - не понял Игорь.
   Витька хмыкнул, откидываясь на пластиковый стул. Сосед Иволгина работал в газетном киоске рядом с Горсадом и словоохотливые одесситы любили делиться с парнем свежими слухами и сплетнями. Озвученная им информация могла оказаться одной из последних басен.
   - Стыдно не знать, Игорек, - Витька погрозил указательным пальцем. - По всем радиостанциям только и болтают об этом убийстве...
   - Убийстве?
   - А у тебя что, в машине радио нет? - изобразил удивление Витька.
   Игорь терпеть не любил радиостанции, вещающие в FM-режиме. Ему надоели, читаемые гнусавыми голосами рекламы, трехсекундные, высосанные из пальца новости и плоские шутки ди-джеев. Иволгин предпочитал музыку восьмидесятых и его коллекция дисков заставила полностью отказаться от радио.
   - Так что там за убийство?
   - Да так, хулиганство, - Витька осушил стопку, тут же запил апельсиновым соком, но все равно скривился. - Какую-то бабульку пырнули шилом в одной из маршрутных такси.
   - За что?
   - А я откуда знаю? По радио сказали: это мог быть какой-то обдолбанный наркоман. Во всяком случае, назавтра прогнозируют, что многие одесситы решатся воспользоваться не городским транспортом, а такси. Так что готовь кошелек, парень.
   Игорь, ничего не говоря, допил пиво и, нашарив в пачке последнюю сигарету, закурил.
   - А я думал эта новость придется тебе по душе, - Витька обхватил высокую бутылку и вновь наполнил стакан.
   - А что ж тут такого "душевного"? Какой-то псих заколол старуху, а я должен веселиться?
   - Так ведь теперь народ толпой попрет на такси...
   - Как же, держи карман шире, - смеялся Игорь, извергая клубы дыма. - Да знаю я политику наших радиостанций. Уж очень красиво они говорят: из анонимных источников нам стало известно, что в одной из маршрутных такси такого-то города, на таком-то маршруте произошло убийство. Милиция не подтверждает, но и не опровергает эту информацию. Наше радио продолжает отслеживать ситуацию, так что не переключайтесь... Вот и весь смысл таких новостей.
   - Так ты что же, не веришь?
   - Нет, - отмахнулся Игорь, - Если бы по радио назвали номер микроавтобуса, фамилию водителя, время и место происшествия... Тогда есть хоть какие-то основания верить. А так, пустые разговоры.
   - Э-э, батенька. Так ты - зануда. Ведь мы говорим о радио, а не об уголовном розыске. Здесь все подается в иной оболочке, нежели в криминальных сводках...
   Витька продолжал философствовать на тему информирования населения посредством радио, но внимание Игоря полностью сосредоточилось на вошедшем человеке. Это был тучный мужчина в представительном сером костюме. Очевидно, он подъехал к бару на автомобиле, поскольку погода вечером выдалась не самая приятная: температура заметно понизилась, весь день моросил дождь, а в сквозных одесских двориках царствовал ветер. Без плаща или куртки не каждый бы рискнул высунуться на улицу. Редкие черные волосы посетителя были аккуратно зачесаны на затылок, а на пухлой переносице глубоко, словно вросшие в лицо, сидели очки.
   Но вошедший заинтересовал таксиста вовсе не своей внешностью. Виной являлся уже знакомый Игорю звук. Вновь раздавалось пение пилы. На этот раз Иволгин мог отчетливо слышать звучание каждого зубца мнимой пилы, обгладывающей дерево. Человек в бежевом костюме, переступивший порог "Магнолии", и направлявшийся к стойке, имел к этому звуку самое прямое отношение - визжание пилы, как ни странно, исходило от него.
   Мужчина взобрался на высокий табурет и поздоровался за руку с барменом. Какое-то время Игорь наблюдал за ним, но поскольку суть разговора разобрать не мог, да и звук пилы, засевший в голове, мешал сосредоточиться, Иволгин переключился на Витьку.
   - Радиослушатели - не столь требовательная публика, - продолжал свое Витька. - Это телезрители привыкли: коль криминальщина, то на экране обязательна должна быть кровь, ментовская мигалка и журналистка-блондинка, с невинной улыбочкой рассказывающая о маньяке, пропускающем свои жертвы через мясорубку. На радио все проще...
   - Скажи, Витек, - перебил Игорь, - А ты ничего не слышишь... необычного?
   - В смысле? - рука, подносившая ко рту Витьки ломтик подсахаренного лимона, застыла в воздухе.
   Иволгин смолчал. И так понятно, что звук пилы слышал лишь он один.
   - Что я должен слышать, Игорь?
   - Да, ерунда... - пальцы таксиста машинально наткнулись на пачку "Монте-Карло", но Игорь вспомнил, что она пуста.
   - От пива вроде быстро не пьянеют. Это я пью водку, но пока белой горячки не наблюдал. - Витька издал тонкий смешок. - Если желаешь повысить градус, то может, возьмешь грамм сто?
   - Отличная мысль.
   - Я закажу, - Витка щелкнул пальцами, подзывая кудрявую официантку.
   Игорь заметил, что его сосед уже давно под хмельком, но сейчас его более волновал неприятный звук, засевший в сознании. Невидимый дровосек неустанно пилил, нагоняя на таксиста тревогу. Только слуховых галлюцинаций не хватало.
   А поздний посетитель медленно потягивал коньяк, ничем не закусывая. Одновременно он беседовал с улыбающимся барменом и периодически поглядывал в окно, за которым красовалась "БМВ-740".
   - Кто это? - Игорь кивнул в сторону стойки. - Ты его знаешь?
   - Уважаемых в городе банкиров надо знать в лицо, дружище. Это Эдуард Кильман. Здесь он бывает каждый вечер, и ты сам неоднократно видел его. Он живет в шикарном коттедже неподалеку отсюда и перед сном непременно опрокидывает рюмочку коньяка. Видишь, хлебает "Хенесси", паскуда.
   Игорь не помнил в лицо Кильмана, но теперь запомнит надолго, быть может, до конца жизни.
   Через миг на их столике хвастливо поблескивали два высоких стакана.
   - Ну, давай! - торжественно объявил Витька, протягивая пятерню к стопке. - За все хорошее!
   Соседи негромко чокнулись стаканами и осушили их наполовину.
   - Я схожу за сигаретами, - Игорь привстал.
   - Да кури мои, - предложил Витька.
   - Привык к легким. Я сейчас.
   На самом деле Игорь решил провести эксперимент, а сигареты выступали поводом, чтобы покинуть заведение.
   Едва Иволгин покинул, тонущий в табачном дыму барчик, звук пилы исчез. Облегченно вздохнув, Игорь прошел мимо тоскливо покуривающего водителя, торчавшего в окне "бэхи", принадлежавшей Кильману. Жизнь вновь стала той самой приятной штуковиной, когда даже осенняя морозь и унылый вечер кажутся благодатью.
   Проведем опыт. Игорь позабыл на время о куреве и повернулся к бару. Водитель "БМВ" явно игнорировал крутящегося вокруг бара чудака, отнеся его к категории нетрезвых индивидуумов.
   Пара шагов к выложенным плиткам ступеням. Что слышно? Рев двигателей проезжающих позади машин и хлопанье троллейбусных дверей. Никаких намеков на пилу или какой-либо иной посторонний звук. Еще три шага. Что теперь? Мимо прошмыгнул подросток в спортивном костюме. Его мобильник исторгал популярную мелодию. На остановке кто-то смеялся. Пока тоже без пилы. Что ж, подходим ближе. Оказавшись на ступенях, Игорь уже распознавал музыку, играющую в заведении. Открываем...
   В дверях Иволгин столкнулся с тем самым Кильманом.
   - Боже! - Игорь обхватил руками голову, нажимая на виски.
   - Что с вами? - банкир участливо положил пухлую ладонь на плечо таксиста. - Вам нехорошо?
   Игорь мотнул головой и постарался улыбнуться. Ритмичный скрежет пилы вновь резал слух. Причем звук становился невыносимым. Словно внутри головы крошечные существа оборудовали лесопилку.
   Где-то вдалеке послышалась возня.
   - Все в порядке, шеф? - очевидно голос принадлежал водителю.
   - Поехали, Олег, - Кильман медленно зашагал к автомобилю, но на полдороги обернулся: - Отправлялись бы вы домой, молодой человек. Думаю, на сегодня с вас хватит.
   Не дожидаясь ответа, он наклонился, чтобы протиснуть свое тело в салон.
   Игорь припал на колено: паскудная пила просто разрывала череп. Это безумие, подумал он, однако фантомный звук перерастал в боль и не оставлял возможности для здравых рассуждений.
   - Шеф, что случилось?! - завопил вдруг водитель и Игорь оглянулся в сторону авто.
   Кильман так и не сел в машину. Он стоял во весь рост, прижимая обе руки к левой половине груди. Чуть позже он качнулся и наверняка бы растянулся на тротуаре, если бы не подбежавший водитель Олег.
   - Эдуард Рудольфович! - крикнул Олег, слегка тряхнув старика.
   Кильман в ответ что-то прохрипел и враз обмяк.
   Визг пилы, осаждавшей мозг Иовлгина умолк столь же внезапно, как и появился. Казалось, какое-то время в полости черепной коробки гуляет эхо, но боли не было.
   Несмотря на свои впечатлительные физические данные, Олег не сумел удержать тело банкира, и тот скатился на мостовую.
   - Он умер, - с некоей ноткой фатальности произнес Олег, предварительно ощупав на сальной шее Кильмана сонную артерию. - Просто взял и умер!
   Игорь не шелохнулся. Куда-то исчезли все слова, эмоции и мысли. Он тупо взирал на распростертое тело и хотел одного - закурить.
  
   Пустая квартира встретила Игоря запахом дешевого одеколона и прохладной темнотой, так присущей обиталищам холостяков. Скинув туфли и куртку, Иволгин плюхнулся на софу.
   Желая отвлечься, Игорь включил телевизор. Переживания событий уходящего дня постепенно растворялись в спускающейся на город ночи. Наткнувшись на какой-то старый советский фильм, транслируемый одним из кабельных каналов, Игорь постарался вникнуть в его суть, надеясь избавиться от докучавших мыслей.
   Когда вечерний покой уже полностью завладел сознанием, пропиликал мобильник. На связи была Оксана.
   - Да, дорогуша! - Игорь приложил немало усилий, чтобы его голос прозвучал как можно ласковее.
   - Привет, малыш, - отозвался звонкий голосочек. - Как ты?
   - Живем помаленьку. День рожденья тетушки в разгаре?
   - Если бы. Гости посидели за столом не больше получаса, после чего тетушка предложила провести остаток вечера за игрой в преферанс. Соскучился?
   - А нельзя ли, пока почтенные старушки расписывают пулю, одна молодая особа улизнет и примчится в берлогу одинокого таксиста? - сегодня Игорю очень не хотелось проводить ночь в одиночестве.
   - Вряд ли это возможно, - в трубке раздался негромкий вздох. - Тетушка и так отчитала меня за столь редкие визиты. Придется отрабатывать.
   - Что ж, мое дело предложить...
   - Все, целую, - перебила Оксана. - Тетушка кричит, чтоб я сдавала.
   - Спокойной ночи, - попрощался Игорь и прервал связь.
   В душе осталась какая-то досада. Вызванная, то ли отсутствием Оксаны, то ли навеянная принятым алкоголем.
   Игорь выключил телевизор и вышел на балкон - покурить на сон грядущий.
   Одесса продолжала жить, не взирая на господство ночи. Ларьки под балконом тускло и уныло освещали тротуар, автомобили громко шуршали по шоссе, в окнах соседей грохотала музыка... К счастью, звук "визжащей пилы" отсутствовал. Игорь щелчком выбросил в ночь наполовину скуренную сигарету и поплелся в комнату. Он словил себя на том, что напевает мотивчик, подхваченный на балконе. Молодой человек знал, что это разновидность самообмана, желание отогнать от себя неприятные мысли. И эти мысли в основном касались таинственной связи между странным пилящим звуком, исходившим из обычной одесской маршрутки и банкиром Кильманом. Что общего между всем этим бредом?
   Игорь разделся и плюхнулся на диван. В эту ночь ему приснился странный, если не сказать "страшный", сон. Он петлял по ночному городу в поисках клиентов, но никто не обращал внимание на его, видавший виды, "нисан". На перекрестке Игорь остановился на "красный" и вдруг дверца авто отворилась. Игорь с ужасом впялился как на сидение рядом с водителем медленно и вальяжно погружается... Кильман Эдуард Рудольфович.
   - Бред! - прохрипел спросонья Игорь, занимая сидячее положение.
   Сонливость исчезла, вернее ее место заняло раздумье о состоянии психики.
   "Надо будет провериться", - Игорь уже курил прямо в постели и знал, что уже не заснет.
  
   Первой мыслью, посетившей Игоря с утра, была какая-то навязчивая идея взять отгул. Шеф, конечно, не одобряет такие спонтанные решения, но Игорь знал - убедительный вымысел всегда помогает. Правда, сейчас придется потрудиться, чтобы изобрести новую убедительную причину неявки на работу. В качестве мотива он уже использовал: "внезапную болезнь родственников", "вызов в суд", "приезд престарелого дядюшки" и "затопление соседями"...
   Тут запиликал сотовый:
   - Котик, с добрым утром! - промурлыкала Оксана.
   - Привет, - Игорь включил громкую связь, чтобы общение по телефону не мешало напяливать одежду. - Как там бабуля?
   - Какая бабуля? Тетушка! Забыл что ли?
   - Ты даже представить себе не можешь, на что способно время. В престарелом возрасте все: тетушки, кумушки и даже сестры - поголовно бабули, - Игорь проявил философское мышление.
   - Ты уже на работе?
   - Нет.
   - А не заедешь за мной? Часиков в двенадцать, - вопрос Оксаны несколько озадачивал: Игорь задумал отсидеться дома, но его ненаглядная, как всегда, переиначивала все планы.
   - Вообще-то я надеялся повидаться с тобой еще вчера, - осторожно промолвил Игорь.
   - Какой-то ты раздражительный, - в голосе Оксаны появилось недовольство. - Что-то случилось?
   - Все нормально.
   - Но я же чувствую: что-то не так! Короче говоря, подъезжай в двенадцать к главному корпусу.
   - А как же твои лекции?
   - Приезжай! - настоятельно повторила Оксана, завершая диалог.
   Понимая, что его планы относительно уединенного отдыха разрушены, Игорь сгреб с комода связку ключей.
  
   По дороге в гараж Игорь размышлял о природе застрявшего в сознании звука. Первый раз он услышал "визжание пилы" вчерашним утром. Словно в рейсовой маршрутке трудилась плотницкая бригада... Вечером сосед Витька рассказал об убийстве старушки. Судя по всему, бабулю порешили в том же микроавтобусе, откуда доносился упомянутый звук... После разговора с соседом, Игорь вновь услышал пилу, но уже звук исходил из некоего банкира. Не прошло и получаса, как банкир упал замертво...
   Игорь ощутил острое желание влить в глотку чего-нибудь жгучего. Происходящее с психикой очень волновало его. Среди всех проблем, которыми оброс Игорь в последнее время, не доставало только сумасшествия.
   Сейчас в голове ничего не жужжало, и это несколько успокаивало молодого человека. Он знал о слуховых галлюцинациях, докучающих душевнобольным, и надеялся, что у него с этими нет ничего общего. Тогда как можно объяснить причину назойливого звука? Очень хотелось успокоить себя мыслью о переутомлении, вызванном жестким графиком работы. Однако он перерабатывал и ранее, но никакие запредельные звуки не посещали его. К тому же, как истолковать то обстоятельство, что вскоре после появления звука, доносившегося от определенного человека, следовала его смерть? Это оставалось необъяснимым и пугало Игоря. Если в случае со звуком, раздававшемся из маршрутки и известием об убийстве старухи, еще можно говорить о совпадении, то произошедшее с банкиром Кильманом свидетельствовало об одном: звук - своеобразный предвестник смерти. Режущая пила словно сообщала Игорю о скорой кончине определенного человека.
   Подобные рассуждения порождали с десяток новых вопросов: почему это происходит именно с ним? Какой смысл в этом предупреждении о скорой смерти? Почему о неминуемой гибели сообщает, собственно, звук пилы, а не, скажем визг тормозов или выстрел из пистолета? Есть ли какая-нибудь связь между старухой и банкиром? Почему, почему, почему?..
   Не в силах боле мучить себя безответными вопросами, Игорь бросил в рот таблетку цитрамона. Головная боль набирала обороты, и терпеть уже не было сил. Таксисты, при всей их внешней браваде и невозмутимости, постоянно носят в карманах медикаменты. Им в любой момент может понадобиться анальгин, фуразолидон, корвалол или фестал. У каждой профессии свои излишества... В аптечке же, если ее внимательно исследовать, кроме пары презервативов и колоды игральных карт изредка можно обнаружить лишь просроченный аспирин.
   Игорь запрыгнул в служебное авто и вывернул на Скворцова. В утренние часы жители Малиновского района Одессы спешили в центр: кто на работу, кто пошататься по Привозу, а кто на железнодорожный вокзал. Недостатка в клиентах не имелось. Игорь частенько "кастрюлил", как на местном жаргоне называли труд таксиста, в этих краях, и эта незамысловатая тактика приносила плоды.
   За первые два часа работы Игорь перевез с десяток клиентов. Сочтя это за достижение, Иволгин позволил себе перекусить. Он сознательно пропускал завтрак, считая, что голод - лучший стимул для заработка, но к десяти - одиннадцати часам организм, как и его двадцатилетний "нисан", нуждался в заправке. Пришлось покинуть уютный салон автомобиля и отправиться на поиски съестного.
   В последнее время Игорь пристрастился к шаурме. Она была сытной и вкусной, именно эти два качества в пище Иволгин ценил больше остальных. Поэтому он недолюбливал ресторанные блюда, где цена зависит не, сколько от вкусовых достоинств кушанья, а сколько от сервировки и имени шеф-повара. Ассортиментом "Макдональдса" Игорь пренебрегал за маркетинговую политику заведения. Здесь полуфабрикаты выдавались за шедевры кулинарии, а это, по мнению Иволгина, не что иное, как банальный обман клиентуры. Сам же он дома готовил редко, да и то, в основном используя микроволновку, разогревая купленную в супермаркете пиццу или океанских креветок.
   На Рекордной, неподалеку от респектабельного ресторана "Цветок Вероны", располагался ларек Георгия, где по убеждениям Игоря готовили лучшую шаурму в Одессе. Хозяин ларька, облысевший приземистый грузин Георгий имел в своем штате двух девушек-поваров, но приготовлением шаурмы занимался лично, оставляя на совесть работниц лишь хот-доги и беляши.
   Игорь, как всегда, попросил к стандартному фаршу шаурмы добавить двойное мясо и картофель фри, взял охлажденный чай и направился к служебной машине. Бежевый цвет "нисана" контрастировал с пасмурным убранством Одессы: серый небосвод, оголенные деревья, покрытый лужами-кляксами асфальт шоссе... В такое время лежать бы на диване перед телевизором...
   Едва захлопнулась дверь, отделяя унылую осень от комфорта салона, зашипела транковая связь. Игорь, с жадностью накинувшийся на горячую ароматную шаурму, подавил раздраженный стон.
   - Сорок пятый! - раздался настойчивый голос диспетчера.
   Поначалу Игорь собирался проигнорировать свой позывной. Такое бывало: отлучился за сигаретами, забежал в туалет, отправился прикупить прессу... Но когда женский голос в третий раз вызывал его, Иволгин не выдержал:
   - Да, база! Я - на месте! - он поспешно проглотил солидный кусок шаурмы и умудрился хлебнуть чая.
   - Щорса, шестнадцать, третий подъезд! - сообщила заказ диспетчер.
   - Понял, Щорса - шестнадцать, третий...
  
   Флегматичный настрой, вполне соответствующий погоде, сломал именно этот вызов. Иволгин уже понемногу стал забывать о фантомном звуке пилы, но человек, дожидавшийся такси по улице Щорса, основательно испортил душевное состояние.
   Все дело в том, что именно от вызвавшего такси и исходил проклятый звук режущей пилы, будь он неладен!
   Дверца открылась, и на заднее сидение влез тщедушный старик с крашеными под шатена волосами. На нем была китайская болоньевая куртка и затертые джинсы. Такие стариканы обычно принадлежали к трудовому сословию инженеров или к чудакам, преподающим в вузах, но так и не научавшимся брать взятки.
   - Мне в поликлинику, на Жуковского, - голос старика на удивление звучал твердо и молодцевато. - Молодой человек, вы не расслышали? В поликлинику. Жуковского, тридцать.
   Игорь, не говоря ни слова, втопил педаль газа. Похоже, наважденье продолжалась.
   - В такую погоду все мои хронические заразы напоминают о себе, - поделился старик, откидываясь на мягкую спинку сидения. - Вы, верное, слышали, что сырая пасмурная погода способствует рецидиву вегето-сосудистой дистонии?
   Говорят, ко всему можно привыкнуть. Игорь размышлял: способен ли он привыкнуть к этому идиотскому звуку? Звуку, ничего не имевшего общего с окружающей реальностью? Что интересно, на этот раз пила визжала вовсе не назойливо, а как-то исподволь, с едва заметной, нарастающей громкостью. Скорее всего, этому старикану суждено умереть в ближайшем будущем, но не сегодня. Если бы носатая с косой намеривалась явиться за душой старика в ближайшее время, звук пилы был бы невыносим. В этом Игорь уже не сомневался. Случай с Кильманом научил его немного разбираться в этом призрачном звуке.
   - А вы не больно-то разговорчивы, как я погляжу, - тараторил старик. - Я же думал, что в таксисты берут исключительно болтунов. Иногда с трудом удается отбиться: одни твердят про футбол, другим подавай политику, третьи любят обсуждать женщин...
   - Вы работаете в поликлинике? - Игорю вдруг пришло в голову, что клиент вполне мог оказаться врачом.
   Старик слегка замешкался, но все же ответил:
   - Я - терапевт. Правда, последние двадцать два года не практикую. Мне хватает пенсии... А почему вы спросили?
   - Да лицо у вас какое-то... докторское, - ничего лучшего Иволгин не придумал.
   - Я всю жизнь отдал детской больнице, на Слободке, - погрузился в воспоминания старик. - Многие мои однокурсники до сих пор в строю, но я сказал себе: хватит, парень. Пришло время нового поколения. Медицина это не математика, где основные догматы сформировались еще в античности. Медицинская наука усовершенствуется каждый год! Вот вы знаете, почему новейшие изобретения так медленно внедряются в устоявшуюся стратегию лечения? Да все потому, что студенты-медики учатся, пусть даже по самой современной, программе, но за время их обучения появляется столько революционных открытий, что изученное ими враз становится устаревшим!
   На углу Пушкина и Жуковского автомобиль Игоря встрял в пробку. Иволгин прислушался. Пила неустанно трудилась, к счастью все также тихо.
   - Вот возьмем, к примеру, мою молодость, - продолжал меж тем старик. - Все вооружение врача - палец, глаз и ухо. Это сейчас на каждом углу электронные тонометры, томографы и аппараты УЗИ!.. А мы аппендицит определяли по стандартным симптомам Щеткина и Пастернацкого! Без всяких там сканнеров...
   - Мы приехали, - Игорь притормозил и повернулся к клиенту.
   - Сколько с меня? - моментально переключился старикан, извлекая из кармана куртки замусоленный бумажник.
   - По мизеру. Пять гривен.
   - Это что же? - недоумевал старик. - Скидка на возраст?
   - Так положено в нашей фирме, - Игорь вообще не хотел брать денег с этого человека, но знал, что подобные люди, даже находясь на пороге смерти, в подачках не нуждаются. - Если клиент называет адрес лечебного учреждения - минимальная цена.
   - М-м-м, - старик явно опешил, однако рассчитался. - Выходит, законы этики и деонтологии распространяются не только на медработников. Значит не все еще потеряно в нашем обществе!
   Старик выбрался из салона.
   Игорь высунул голову в окно:
   - Берегите себя! - он даже подумал: а не рассказать старику про его ближайшую кончину, поделиться с этим болтливым пенсионером про потусторонний звук? Но это могло только усугубить текущее положение.
   - А вы - себя! - улыбнулся на прощание врач и затопал к пешеходному переходу.
   Глядя вслед удаляющему старику, Игорь услышал как к, уже звенящей пиле, присоединяются новые звуки. Звуки работающих пил. Иволгин закрыл глаза, сосредоточился. Источником новых звучаний было здание поликлиники. Кто-то из сегодняшних пациентов уже обречен, подумал Игорь.
   - Да заткнись ты! - крикнул он мнимой пиле, срываясь с места.
  
   Оксану эта история потрясла. Она долгих десять минут молчала, даже не поворачивалась к Игорю.
   Они прогуливались по Парку Горького. Здесь даже в октябре было полно народу: мамаши с колясками, подростки на роликах, влюбленные парочки, часами занимавшие скамейки... Парк для горожан являлся чем-то сродни релаксационной терапии. Единственным местом, куда мог бы сбежать горожанин от технического прогресса и цивилизации.
   Девушка медленно шагала, шурша хлопьями опавшей листвы. Оксана выглядела как типичный тинэйджер наших дней: мальчишеская прическа, облегающие голубые джинсы, короткая курточка с открытым воротником, и виднеющаяся ажурная блузка. Юное лицо с россыпью веснушек светилось приветливостью и открытостью. "Вечная школьница" - подразнивал ее Игорь, но Оксана считала его слова комплиментом.
   Родители Оксаны были художниками, и это сказалось на мировоззрении девушки. Ее чрезмерная впечатлительность и наблюдательность выделяли девушку из общего числа студентов. Преподаватели медицинского университета также не оставляли без внимания будущего врача, так досконально изучавшего любую дисциплину. Им было невдомек, что отец Оксаны, работы которого заказывали известные политики и крупные бизнесмены, привил дочке любовь к мелочам и деталям.
   "Общее впечатление от любого объекта, будь это человек или предмет, мы получаем от его составных частей, - любил повторять ее отец. - Это подтверждается во всем. Дом строится из отдельных блоков, все живое состоит из клеток, даже океанская вода - всего-навсего сборище капель. Если ты, Оксана, научишься разбивать объект на составные части, то у тебя появится возможность улучшить отдельную деталь. И от того, насколько тебе удастся ее модифицировать, изменится и общее впечатление от объекта. Примеров - масса! Рой пчел - грозное оружие, но обособленная пчела не может представлять серьезной опасности, а девушки с маленькими глазами с помощью косметики пытаются увеличить их, и это придает лицу совсем иное выражение. Художники применят этот прием постоянно, и я постараюсь тебя научить этому".
   В Одесской Художественной Галерее Оксана видела картину "Спасение Петром утопающих". Автор этой работы применил метод, описанный отцом. Петр Первый, изображенный на гигантском полотне, по сути спасал одного человека, придерживая того за руку. Но поскольку царь возвышался над согбенными фигурами остальных моряков, то в целом создавалось ощущение, будто бы самодержец вытягивал из морской пучины всю команду затонувшего корабля.
   Сейчас, обдумывая проблему "пилы", беспокоившей Игоря, Оксана пыталась применить методику отца: разобрать эту проблему на части и попытаться таким образом выяснить причину.
   - Ты говоришь, звук внутри тебя, - вслух рассуждала Оксана, - но источник - другой человек. Как это понять?
   - Если бы я мог это понять, то не обращался бы к тебе, - Игорь, как мог, скрывал раздражение. Он-то полагал, что, высказавшись Оксане почувствует облегчение.
   - Думаю, что сперва надо выяснить: звук ли это в привычном понимании физиологии или продукт твоего сознания, - глубокомысленности Оксаны могли бы позавидовать и прославленные светилы медицины.
   - Слушай, я таксист, а не академик. Можешь выражаться яснее?
   - Если мы имеем дело с обычным звуком, то есть созданным в результате механической работы пилы, то придется искать его источник. Не человека, от которого он исходит, а от конкретной пилы... Если же все дело в сознании, то лучше заняться психоанализом.
   - Послушай, Оксана, я не псих, поэтому не надо...
   - Послушай, не нервничай! - достаточно резко возразила Оксана. - Никто не говорит, что ты псих! К продуктам сознания относятся сновидения, мысли, грезы... Есть же такое явление как дежа вю, верно? Современная психология считает это обратной памятью... Быть может, твой звук связан с этим явлением.
   - Не знаю, - Игорь начинал подумывать, что зря затеял этот открытый разговор со своей девушкой.
   Мимо прошмыгнула девчонка на роликах. Она неумело скользила по щербатой дорожке, зато была экипирована как опытный роллер: наколенники, перчатки с обрезанными пальцами, шлем...
   Оксана какое-то время наблюдала за девчушкой, затем продолжила:
   - Предположим, ты каким-то образом слышишь то, что недоступно другим. Это вполне возможно, подобные случаи описаны в специальной литературе.
   - Ты знаешь, как-то от этого не легче.
   - На первом курсе я изучала физиологию слуха и знаю, что человек способен различать звуки от шестнадцати герц до двадцати двух тысяч. Подготовленные люди улавливают десять герц. Каким-то образом ты способен воспринять более низкие колебания, как животные. Было бы неплохо также сдать тест на восприимчивость децибел...
   - Я устал от твоей науки! - Игорь вновь пошарил в кармане в поисках пластинки цитрамона.
   - Хочу сказать, что ты, возможно, слышишь вполне естественный звук, который никто другой уловить не в силах.
   - Этого не может быть.
   - Почему же? Я как-то была с отцом в одной деревне, родители мечтали запечатлеть древнюю армянскую церковь. Так в той деревне имелся винный завод. Перед отправлением продукции в город, проводится дегустация. Работал на этом заводе старенький дедушка, говорили, дегустатор от бога. Попробовав молодое вино, он сказал, что вкус - в норме, но вино немного отдает кожей и имеет металлический привкус. С ним долго спорили, но старик оставался непреклонным. Директор приказал слить все содержимое бочки в другую емкость. И знаешь, что обнаружили на дне бочки? Связку ключей с кожаным брелоком! Вот какая польза от развитого порога чувствительности!
   - Я никогда не отличался тонкостью слуха, - стоял на своем Иволгин.
   - Похоже, твой организм иного мнения, - Оксана улыбнулась.
   - Почему я должен слышать какую-то дребедень? Мне нет до этого дела! Почему этот долбаный звук привязался именно ко мне?
   - А почему бы и нет? Ты - таксист. Каждый день ты общаешься с множеством людей. И не просто общаешься. Всякий раз, когда ты отвозишь клиента, у вас происходит обмен энергиями. Кто знает, может, на этой почве твое подсознание стало улавливать звук, исходящий от человека, которому суждено в скором времени умереть. Да, это феномен, но ничего антинаучного я не усматриваю.
   Впереди показалась свободная скамейка, и Игорь думал, было, опустится на нее. Но внезапно Оксана схватила его за руку.
   - А с чего ты взял, что это именно пила? - спросила девушка.
   Игорь задумался. Действительно, а вдруг это какой-то лобзик или шуршание пенопласта по металлу...
   - Часто ли ты слышал, как пилят древесину? - задала новый вопрос Оксана.
   И хотя Игорь переехал в Одессу из села, но все деревенские звуки угасли в его памяти. Давным-давно он помогал отцу заготавливать дрова и орудовал двуручной пилой. Но когда же это было? Еще до поступления в техникум...
   - Как мне от этого избавиться? - Игорь уставился на девушку.
   Оксана присела на скамейку, Игорь так и остался на ногах.
   - Ты слышал о гомеопатии? - вопросом на вопрос, типично по-одесски, ответила Оксана.
   - Это когда какую-то болезнь лечат ее возбудителями, только в маленьких дозах?
   - Ну, в общих чертах можно и так сказать. "Подобное лечится подобным" - главный девиз гомеопатов. Испробуем это в твоем случае, договорились?
   В этом момент Игорю вдруг невтерпеж захотелось загрести девушку в объятья, сорвать эту вызывающую курточку...
   Игорь резко поднял Оксану и повлек за собой.
   - Что ты надумал? - в голосе девушки звучали нотки любопытства и тревоги вперемешку.
   - Идем в машину, - хрипло ответил Игорь, прибавляя шаг.
   Оксана не вырывалась.
   В салоне Игорь жадно впился в девичьи губы, едва не разбивая их в кровь. Внезапно вспыхнувшее желание затмило все: дрянную погоду, меланхолию, докучающий звук пилы.
   Обычно Игорь предавался разжигающим любовным ласкам, но сейчас ему было не до нежностей. Грубо стащив с Оксаны джинсы вместе с трусиками, он рывком овладел ею. Стекла "нисана" не имели тонировки, но Игорю в этот момент было наплевать на то, что кто-то, быть может, любуется его неистовостью.
   Побег от действительности удался.
  
   Ритуальное агентство "Стикс" никак не помогло Игорю. Он несколько минут внимал, как пила монотонно обгладывает доску для будущего гроба, но этот звук никак не вязался с тем, что засел в голове.
   - Ну что? - к молодым людям подошел лысый высокий мужчина с пышными усами. - Будем заказывать, или как?
   - Мы еще подумаем, - с наигранной деловитостью ответила Оксана, положив ладонь на плечо Игоря. - Пойдем?
   Оказавшись на улице, Игорь отрицательно покрутил головой:
   - Это не то.
   - Не беда. Сейчас поедем на лесопилку.
   - А с чего ты взяла, что если я услышу этот звук, то освобожусь от него?
   - Другого способа я не знаю, - Оксана отворила дверцу автомобиля. - Ты ведь не хочешь обращаться к специалистам...
   - Мы уже говорили на эту тему.
   - Тогда - вперед!
   Игорь сел за руль.
   - Думаешь, поможет? - он нуждался в поддержке и уже не скрывал этого.
   - Надеюсь. Принцип вакцинации - штука проверенная.
   - Клин клином вышибают?
   - Именно! Поехали!
  
   Циркулярная пила и ножовка по металлу также звучали совсем не так, как слышалось Игорю. Звук в его голове заметно отличался от естественных звуков пилящих инструментов.
   - Я же говорил, это гиблый номер, - пожаловался Игорь, когда он и Оксана покинули пыльное помещение лесопилки.
   - Есть еще одна идея, - Оксана извлекла из сумочки мобильный телефон. - Алло, Паша? Слышь, Павлик, выручай!.. Срочно нужен твой студенческий и зачетка! Ну, позарез! Я потом тебе объясню, это очень важно... Нет, никакого криминала не будет, ты же меня знаешь... Всего лишь до завтра... Вот и умница! Я сейчас к тебе заеду, будь дома.
   Оксана захлопнула крышечку телефона и повернулась к Игорю:
   - Все будет - олл райт!
   - Я не совсем поспеваю за твоими мыслями, - в словах Иволгина звучал легкий упрек.
   - Мы сейчас ходим на практику, в хирургическое отделение. Помнишь, я тебе рассказывала? Так вот, я свои нормативы сдала, но посещений никто не отменил. Ты будешь моим одногруппником Пашей, все равно на фото в зачетке и студенческом никто не смотрит.
   - Не скажу, что в восторге от твоей затеи, - Игорь щелкнул дистанционкой, разблокировав тем самым дверные замки "нисана". - И какое отношение твоя практика может иметь к звуку пилы?
   - Скоро сам поймешь!
  
   Хирургическое отделение пережило недавний ремонт и теперь выглядело презентабельно, если так можно сказать о больнице. Керамическая плитка на полу и стенах придавала отделению сходство с обладминистрацией, а подвесной потолок напоминал помещение офиса. Лечебное учреждение, как и эпоха, меняло свой облик.
   Оксана вышла из ординаторской с улыбкой на устах.
   - Все отлично, я отметила нас двоих. Через час отправляемся на операцию!
   Игорь молча ожидал объяснений.
   - Один из пунктов нашей практики - присутствие на хирургической операции. Мы стоим в сторонке и просто наблюдаем за действиями врачей. Затем в "дневнике отчетности" описываем, что увидели. Ежедневно здесь оперирует с десяток больных, как раз то, что нам нужно...
   По коридору везли бледную девушку на каталке. От нее исходил оглушающий вой пилы. Игорь скривился. И чего это Оксана притащила его сюда? Тут с ума сойти можно. Здесь же потенциальных мертвецов чуть ли не каждый пятый!..
   - Объяснишь ты мне, в конце концов, что у тебя на уме? - набычился Игорь. - Я с места не сдвинусь, пока ты все не разложишь все по полочкам!
   Девушка прильнула к Игорю:
   - Я бы с радостью, милый, - она как можно искренней улыбнулась, - но, боюсь, тогда все окажется напрасным. Потерпи чуток!..
   - И тем не менее! - Игорь уловил еще один звук пилы, и это напрягало еще больше.
   - Доверься мне! - Оксана сжала ладонь мужчины, и Игорь уступил. - Поспешим! Нам на третий этаж!
   Добравшись до предоперационной, Оксана указала на круглый бикс.
   - Открывай эту штуковину и надевай халат, повязку и бахилы!
   - Бациллы? - с ужасом переспросил Игорь.
   - Бахилы! Такие матерчатые... сапожки. Только надевай прямо на обувь, так полагается.
   - А ты? - Игорь уже примерял халат.
   - Пойду, узнаю, кто оперирует. Ведь ты должен знать врачей по имени-отчеству. Ты сейчас Павел Крамаренко, студент третьего курса, не забыл?
   Халат оказался узким в плечах и Игорь едва не порвал его, попытавшись расправиться.
   - Нет ли на размерчик больше? - спросил он. - Может где-то в раздевалке поискать?
   - Не положено. Этот комплект из автоклава, то есть стерильный. Терпи.
   Оксана выскочила за дверь. Игорь повязал на лицо маску, напялил бахилы, водрузил на голову шапочку.
   Тут дверь широко распахнулась, и в предоперационку вошел тучный, седовласый, врач.
   - Здрасьте! - неуверенно поздоровался Игорь.
   - Добрый день, голубчик, добрый день! - врач открыл бикс и извлек оттуда белый халат.
   Странно, думал Игорь, один белый халат меняется на другой. Инфекции тут боятся как огня...
   - Мединститут? - врач открыл кран и принялся тщательно мыть руки. Игорь видел в конспектах Оксаны красочную памятку, где в деталях было изображено каждое движение этого ритуала.
   - Мединститут, - поддакнул Игорь.
   - Ясно. Тогда скажите мне, голубчик, что вы можете сказать о нозокомиальной инфекции относительно нашего отделения?
   Игорь едва удержался, чтобы не сигануть за дверь.
   Хирург тем временем натягивал перчатки.
   - Голубчик, не молчите. У вас же есть какие-то соображения.
   Но Игорь безмолвствовал с упорством партизана.
   - Вы на каком курсе?
   - М-м-м...
   - Не надо так волноваться, голубчик. Лучше помогите завязать тесемки.
   Хирург повернулся к Игорь спиной. Таксист с трудом унял дрожь в руках и завязал тесемки: на шее, груди и поясе.
   - Я тоже волновался, когда бы молод, - поделился доктор. - В мою бытность студентом, меня направили наблюдать полостную операцию. У одного старика вырезали желчный пузырь, - хирург на пару секунд умолк, переносясь в дни своей юности. - Что вам сказать? Меня откачивали с помощью нашатыря!.. Надо же, а теперь мой профиль как раз запущенный холецистит!.. Но вам голубчик повезло, как бы кощунственно это ни звучало. Присутствовать при ампутации нижней конечности - совсем не те страсти, когда дело касается лапаротомии.
   - Ампутация?! - не поверил своим ушам Игорь. На кой черт Оксана его сюда притащила?
   - При газовой гангрене иного выхода нет.
   На пороге появилась Оксана и пара медсестер.
   - Яков Борисович, здравствуйте! - поздоровалась девушка.
   - О! Веснушчатый доктор, - ласково отозвался хирург. - Добрый день!
   Видать, она и впрямь здесь на хорошем счету, подумалось Игорю.
   - А вот ваш коллега, - Яков Борисович кивнул на Иволгина, - похоже волнуется. На лекциях он тоже такой перепуганный?
   - Но вы же сами любите повторять, доктор: "волнение - это дорога к победе"! - нашлась Оксана.
   - Совершенно верно! - согласился Яков Борисович. - Знали бы вы, молодые люди, как я волнуюсь! Хотя уже и потерял счет своим пациентам.
   Молчание - золото, повторял про себя Игорь, стоя в сторонке. Он-то полагал, что в последние минуты перед операцией речь идет исключительно о состоянии пациента, которому предстоит оказаться на операционном столе. Но на деле никто даже не упомянул о бедолаге.
   Вскоре появился второй хирург. Этот был заметно моложе Якова Борисовича. Худенькая медсестра помогла врачу одеться, а затем, к удивлению Игоря, молодой хирург тихо произнес "Отче наш".
   В операционной Игорь и Оксана заняли место в дальнем углу. На столе лежал человек лет пятидесяти. Левая нога у него ниже колена отсутствовала, и сегодня правая конечность ничем не будет отличаться от левой.
   Пришел анестезиолог и выполнил свое дело. Игорь отметил, что этот врач зашел не через предоперационную, а напрямик. Причем, не менял свой "штатный" халат на стерильный. Сделав свое дело, то есть, введя наркоз, он удалился.
   - Вот вам и уровень нашей нозокомиальной инфекции, голубчик! - Яков Борисович в вполоборота повернулся к Игорю.
   - Что это за чушь? - шепотом поинтересовался Игорь. Этот термин он слышал уже дважды.
   - Больничная инфекция, - также тихо ответила Оксана. - В Европе рейтинг больниц составляют как раз по уровню нозокомиальности.
   - Понятно, - пробубнил Игорь, хотя на самом деле мало что понял.
  
   Хирурги действительно были асами в своем деле. Они аккуратно разрезали кожу, мягкие такни, нервы и добрались до бедренной кости.
   Игорь не без интереса следил за работой хирургов. В глубине мозга у него металась мысль, что, в принципе, нельзя назвать эти манипуляции лечением. Да какое там может быть лечение, если человеку для выздоровления требуется лишиться ноги? Но Игорь мало разбирался в медицине в целом, и в хирургии в частности, чтобы делать скоропалительные выводы.
   И тут Игоря как парализовало.
   Яков Борисович взял хирургическую пилу, почти ничем, кстати говоря, не отличающуюся от плотницкой, и принялся кромсать бедренную кость пациента.
   - Вот он! Звук! - Игорь воскликнул, хотя марлевая повязка и заглушила выкрик. Иволги ткнул пальцем в сторону операционного стола.
   Оксана смахнула со лба капельки пота и кивнула.
   - Голубчик, вы чересчур эмоциональны, - Яков Борисович немного повысил голос. - Боюсь, вам придется покинуть операционную.
   - Я помогу ему, - Оксана подхватила Игоря под локоть.
  
   - Это был тот самый звук, что окопался в моем мозгу! - Игорь не таил эмоций. - Подумать только! Как по-разному может звучать пила!
   - А сейчас ты слышишь что-то, похожее на жужжание пилы? - Оксана все еще оставалась взволнованной.
   - Нет! - Игорь с удовольствием вздохнул.
   Вдалеке он приметил каталку с бледной девушкой. Коренастая санитарка везла ее в палату.
   - Как она? - требовательно спросил Игорь, поравнявшись с каталкой.
   - Уже в порядке, - добродушно улыбнулась санитарка, явив булатные зубы. - Был запущенный перитонит и врачи с трудом вытянули ее с того света... А я вас не знаю. Вы, наверное, с интернатуры?
   Игорь вспомнил, что он все еще в полной униформе хирурга и, извинившись, вернулся к Оксане.
   - Слава богу, эта девушка вне опасности, - поделился он хорошей новостью.
  
   А на улице вовсю заправлял осенний ливень, колошмативший своими каплями по куполам зонтов и крышам автомобилей. Но Игорь был рад ему как старому другу.
   - Настоящий шум дождя! - Игорь воздел руки, подставляя себя струям ливня. - Никакой пилы, никакой смерти! Ты права, Оксанка, клин - клином вышибают!
   - Я же говорила! - Оксана подняла над головой сумочку. - Ну что, побежали к нашему вездеходу?
   Игорь переменился в лице.
   - А что это там? - он указал рукой на здание, находящееся напротив.
   - Гинекология, - Оксана вернулась под "козырек" отделения. - Может, перестанем мокнуть?
   Но Игорь не слышал Оксану. Сейчас он слышал нечто другое. Нет, не пилу. Но такой же неуместный звук. Словно смеялось множество грудных детей... они просто заливались переливчатым смехом. И этот смех раздавался в... голове Игоря. Ну, а исходил, понятно дело, из здания гинекологического отделения.
   Игорь рассмеялся. Он избавился от звука - предвестника смерти только для того, чтобы улавливать новый звук. И этот звук предвещал новую жизнь! Немыслимо! Он слышал смех еще не родившихся детей!
   На этот раз Игорь не впадал в депрессию. Новая жизнь - это чистая книга, и ему даже показалось приятным, что Бог, Природа или некий Высший Разум информирует его о скором рождении нового Человека!
   Неожиданно для себя он услышал громкий смешок, исходящий откуда-то сзади. Что за..?
   Игорь обернулся. Перед ним стояла Оксана, а из ее чрева доносился писклявый смех малыша. Надо же! Оказывается бурная страсть, охватившая Иволгина несколько часов назад уже осложнилась последствиями! Хотя почему осложнилась? Ведь это прекрасно! У него будет ребенок. Судя по тоненькому хохоту - это девочка, хотя с уверенностью сказать трудно.
   - Что случилось, Игорь? - Оксана насупила брови. - Опять вернулся звук?..
   - Ты беременна, - Игорь широко улыбнулся.
   Было во всем этом что-то безумное. Ливень бушевал со всей силой, а мокрый с головы до ног мужчина излучал счастливую улыбку.
   - Что?! - Оксана даже сделала шаг назад.
   - У нас будет ребенок! - Игорь подбежал к девушке и поднял ее. - Пойдем выбирать имя!
   - Ты в своем уме?
   - Конечно, нет!
   Игорь прекрасно понимал, что оплодотворенная яйцеклетка только на восьмой неделе беременности становится плодом, но он уже отчетливо слышал смех своей будущей дочери, а возможно и сына.
   Молодые люди наконец-то забрались в автомобиль и отправились в пелену дождя. Сегодня эти двое людей были самыми счастливыми в мире.
   "Трое, - мысленно поправил себя Игорь. - ТРОЕ"!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"