Волкова Ольга: другие произведения.

Потерянный и забытый

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.23*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновлено 15.08.2014

  Глава 1
  
  За окном уже третий час грохотала гроза. Потоки дождя заливали стекла, темное небо то и дело освещали вспышки молний. Гром гремел, казалось, над самой головой.
  В такую погоду нет ничего лучше, как сидеть в теплой комнате, у горящего камина, слушать тихое потрескивание огня, кутаться в теплую пушистую шаль из кошачьей шерсти, греть руки о чашку с горячим пряным вином...
  Так что можно сказать, Франческа устроилась почти идеально. Правда, роскошный камин ей заменяла маленькая печурка (но потрескивание огня в ней слышалось очень даже хорошо, как и завывание ветра в трубе), теплая шаль была старой и затасканной, давно подрастерявшей всю свою изначальную пушистость, а вместо чашки с вином руки приходилось занимать работой. Гроза-грозой, но заказы никто не отменял.
  Девушка вздохнула и, сделав очередной стежок, перекусила нитку, воткнула иголку в подушечку для булавок и устало помассировала глаза. Хорошо сидеть перед камином, когда в доме светло и уютно, но когда огонь из печурки и толстая восковая свечка - единственный источник освещения, вся таинственность и уют волей-неволей сходят на нет. Она была, конечно, сама виновата, надо было пополнить запас свеч еще до того, как разыгралась буря - знала же, что потом на улицу и носа не высунешь! Но сначала пришлось торопиться с ужином, потом дети притащили с улицы жалобно блеющего козленка с раной на боку - а как откажешь? - пришлось промывать, зашивать и возиться с повязками, после пришла клиентка - забирать вышитый шарфик, потом другая, третья - а после, когда уже за окном сверкало и грохотало, и выяснилось, что свеч в доме всего ничего, а важный заказ нужно как-то доделывать.
  Девушка отвела за ухо падающую на глаза каштановую прядь и провела рукой по сверкающей ткани плаща. Если бы клиентом не был маг, она бы попробовала договориться об отсрочке - в конце-концов, если часто вышивать в темноте, можно попрощаться со зрением. Но к магу она на пушечный выстрел не подошла бы, а если бы и решилась, так наверняка ни о какой отсрочке речи бы ни шло. Они, маги, такие - если им что-то нужно, то хоть об землю расшибись, а достань. Иначе кто знает, как может дело обернуться.
  Рассказывают, что в года Бунта маги выжигали заклятьями целые деревни, если в них была хотя бы одна семья, отказывающаяся работать и соблюдать Договор. Да и что говорить, наказания за нарушения Франческа видела едва ли не каждый день - до сжиганий, конечно, не доходило, но прозрачные плети на главной площади свистели чуть ли не каждую неделю. Она же потом ночами сидела возле кровати наказанных, промакивая кровь на исполосованных спинах, сшивая раны и прикладывая примочки с целебными отварами.
  После того, как умерла мама, целителей в поселении не осталось. Но люди привыкли и по старой памяти продолжали наведываться в старый дом с полуобвалившимся вензелем под крышей. Франческа не знала целительства, но отвары - от простуды и боли - сварить сумел бы любой, были бы травы, а сшивать разорванную кожу - почти то же самое, что разошедшийся шов. Вот и шли к вышивальщице несчастные люди - матери наказанных, плачущие дети, ободравшие коленки, охотники, в очередной раз попытавшиеся выбраться подальше в лес...
  Пламя танцевало на свечном фитиле, тускло освещая склонившуюся над пяльцами девушку. Темные волнистые волосы, отведенные с лица, падали на спину и плечи, практически скрывая собой потертую старую шаль, тонкие пальцы, ловко держащие иглу, делали свое дело. Тускло поблескивала в свете свечи тонюсенькая золотистая нитка. Вообще-то, золотая нить - штука дорогая, и Франческа вообще не держала ее в руках до того, как взяла этот заказ. Но презрительно цедящий слова маг брезгливо уронил на стол перед ней звякнувшую монету и велел, чтобы сделано было так, как он сказал.
   - Конечно, - едва слышно проворчала девушка. - Только и могут, что разрушать, нет чтобы создать что-нибудь самим...
  К тонкой ручной работе маги были категорически неспособны. Так что все их богатые одежды, всю клановую вышивку, делали другие люди - такие вот вышивальщицы, как Франческа. Правда, она сама заказ от мага брала в первый раз - и подозревала, что в последний. Маг, пожелавший видеть на своем плаще золотого дракона, вообще не был местным - из другого поселения, а то и из самого Тодореса. 'Свои', знакомые маги, ходили перед ним навытяжку и общались чрезвычайно вежливо, а вышивальщиц в поселке было всего две - Франческа да Констанс, которой в следующем месяце должно было сравняться семьдесят пять лет. Именно эта полуослепшая теперь старуха когда-то и обучала Франческу ее мастерству, но маг (какая неожиданность!) предпочел ученика учителю.
  Неудивительно.
  Маги любят все красивое. Франческа была красива.
  На улице в очередной раз громыхнуло - да так громко, что девушка невольно вздрогнула. Черноту ночи прорезала вспышка молнии, на мгновение очень явно выхватившая чей-то силуэт за окном.
  Франческа испуганно вскрикнула и вскочила на ноги. Сердце ее колотилось так часто, что стук в дверь она услышала не сразу.
  - Франческа! - за окном снова прогрохотал гром. - Франческа, открой!
  Девушка облегченно вздохнула и бросилась к двери.
  - Великое Древо, Лео, - выдохнула она, открывая ее. - Нельзя же так пугать!
  Лео не ответил. Он ввалился в комнату, буквально волоча за собой стонущего от боли человека. Оба мужчины были мокрыми с головы до ног - на полу под ними почти мгновенно образовалась лужа.
  - Боги... что случилось? - ахнула Франческа.
  - Закрой дверь. - отрывисто велел Лео. - И помоги мне. Надо перенести его на диван.
  Девушка покорно захлопнула дверь и нерешительно взялась за ноги мужчины. Лео подхватил его подмышки, и вдвоем они кое-как умостили его на узком, продавленном диване.
   - Кто это? - Франческа посмотрела на свои пальцы, вымазанные в чем-то теплом и липком. - Боги, да он же ранен!
   - А ты думаешь, зачем я его сюда приволок?
  Мужчина на диване отчетливо скрипнул зубами и застонал. Старая обивка под ним потемнела и промокла, побелевшие пальцы судорожно сжимали разодранную на груди рубашку. Франческа растерянно посмотрела на него... и решилась.
  - Нужно больше света. Я принесу еще свечу...
  - Нет. - Лео успел перехватить ее. - Свет зажигать нельзя. Давай я подержу свечу поближе.
   - Но сейчас слишком темно! - заспорила девушка.
   - Нельзя, Фрэнки. Придется тебе посмотреть так.
  В глубине темных глаз брата таилась тревога, и Франческа не на шутку забеспокоилась. Лео всегда был сорвиголовой, но он был достаточно осторожен для того, чтобы не вляпываться в неприятности. Сейчас же явно случилось что-то очень плохое...
   - Ладно, пусти. - девушка высвободилась из рук Лео и опустилась на колени перед диваном. - Поставь свечу поближе и принеси с кухни бинтов. И кувшин с красным узором, он на полке возле плиты...
  Лео облегченно выдохнул сквозь зубы - сестра взялась за дело, значит, все будет хорошо, надо только выполнять ее указания. Он не раз уже приносил к ней раненых, и она всегда делала, что могла. В этот раз тоже все будет хорошо. Просто обязано быть, просто не может быть иначе.
  Франческа поможет.
  Он ушел на кухню. Девушка проводила его обеспокоенным взглядом и снова склонилась над раненым мужчиной. Он был без сознания, так что ей легко удалось отвести его руки, чтобы осмотреть рану получше.
  Лео вернулся буквально через минуту, неся корзинку с чистыми тряпицами и нужный кувшин, и застал сестру стоящей на коленях возле дивана и испуганно прижимающей руки ко рту.
   - Франческа... - он осторожно поставил вещи на столик, подошел к девушке и тронул ее за плечо. - Франческа... что?
  Девушка глянула на него снизу вверх. Лицо ее, так похожее на его собственное, совершенно побледнело, в темных глазах плескался ужас.
   - Что? - он осторожно отвел ее руки.
   - Я... я ничего не смогу сделать. - прошептала она, не отводя взгляда. - Он слишком серьезно ранен. Я не смогу.
   - Ты можешь хотя бы попробовать. - Лео отвел со лба сестры прядь волос. - Ты должна попытаться.
   - Я не смогу. - она покачала головой. - Рана слишком тяжелая. Даже мама вряд ли бы смогла ему помочь. Нужно обращаться к магам, и как можно скорее...
   - Нет. - Лео скрипнул зубами. - К магам обращаться нельзя.
   - Но он умрет!
   - Фрэнки... попробуй ему помочь. Пожалуйста, попытайся! - он снова повернулся к сестре. - Пожалуйста. Ты же не можешь допустить, чтобы он умер!
   - Он уже умирает. - тихо откликнулась девушка. Она поднялась на ноги и, подойдя к столику, смочила чистую тряпочку отваром из кувшина и осторожно вытерла раненому лицо. После чего присела на край дивана, не боясь выпачкать юбку в крови.
  Франческа действительно не могла ничем помочь. Глубокая рана рассекала грудь и живот мужчины, задевая его внутренние органы. То, что он еще дышал, было настоящим чудом.
   - Кто он такой, Лео? - тихо спросила она, не отрывая взгляда от раненого. - Где ты его нашел?
  Брат не ответил, зато умирающий мужчина мученически застонал и открыл глаза.
   - Пить... - хрипло выдохнул он. На губах его пузырилась кровь.
   - Нельзя. - Франческа с состраданием склонилась над ним, осторожно промакивая его губы смоченной в отваре тряпицей.
  Мужчина перевел на нее затуманенный страданием взгляд, и Франческа оцепенела. В темноте его глаза слабо мерцали синим.
  Лежащий перед ней человек был магом.
  'Так вот почему он еще жив...' - отстраненно подумала девушка. - 'Мага очень трудно убить...'
  Маг тяжело, хрипло вздохнул. В легких его что-то булькнуло, и он закашлялся, силясь сделать очередной вдох. Девушка снова промокнула выступившую на его губах кровавую пену. Рука ее действовала автоматически, а мысли в голове проносились с ужасающей скоростью.
  'Боги, что же случилось? Где Лео нашел его? И как же.. как же теперь...'
   - Кто ты? - наконец прохрипел маг, и на запястье девушки сомкнулись холодные пальцы. Она вскрикнула от неожиданности и выдернула руку - ослабевший маг не смог удержать ее, рука его соскользнула. - Кто... ты? Кто?
  Франческа сглотнула вставший в горле комок и заставила себя снова наклониться над ним.
  'Он умирает!' - строго напомнила она себе.
   - Тише, тише... - прошептала она, вытирая струйку крови с его подбородка. - Вам нельзя разговаривать, господин маг. А то будет хуже.
   - Кто ты? - снова прохрипел он, и синие огоньки его глаз впились в Франческу.
   - Меня зовут Франческа. Я вышивальщица. Вы в моем доме.
   - Нет... нет. - он снова закашлялся, в груди его хлюпнула кровь, и Франческе потребовалось неимоверное усилие воли, чтобы сдержать подступающую к горлу
  тошноту. - Нет... кто... нет... непра... вильно. Нет...
  Слушать это было невыносимо. Прерывающийся голос мужчины, его сипящее дыхание, бульканье в легких, хрипы и исступленный кашель... Франческа не выдержала и, поднявшись на ноги, выбежала на кухню. Сердце ее билось так часто, словно хотело вырваться из груди, вымазанные в крови пальцы были холодными, на ресницах дрожали слезы, к горлу подкатывала тошнота.
  Мужчина был магом. А это значит, он будет умирать еще долго, будет мучиться и хрипеть, цепляться за жизнь и не мочь уйти. Она не в силах ему помочь, да и никто из простых людей не в силах. Это было ужасно...
  Шагов она не расслышала. Подошедший сзади Лео обнял ее за плечи и оперся подбородком о макушку, как давно-давно, в детстве.
   - Фрэнки.
   - Прошу тебя, Лео, давай позовем магов. - прошептала она. - Пожалуйста, Лео. Он умирает. Это невыносимо.
   - Я знаю. - он прижал ее к себе. - Я знаю, Фрэнки. Но нельзя. Ты же сама понимаешь, что тогда будет.
   - Он умирает.
   - Я знаю.
  Франческа замолчала закрыла глаза, прижимаясь к брату. Ее била крупная дрожь, и она никак не могла согреться.
   - Это ты его ранил? - наконец спросила она хриплым шепотом то, что нужно было спросить с самого начала.
   - Нет. - голос брата был тверд и спокоен, и у девушки несколько отлегло от сердца. Лео был взбалмошным, отчаянным, нахальным - но он никогда не врал.
   - А кто?
  - Не знаю. Я нашел его в лесу, уже в таком виде. - Он слегка покачал ее из стороны в сторону, словно укачивая. - И не смог пройти мимо. Я подумал, может, ты все-таки сможешь сотворить чудо...
   - Нет. Нет... я не могу. Не могу. - зашептала Франческа, и по ее щекам покатились слезы. - Он умирает.
   - Я знаю. - Лео вздохнул и разжал руки. - Фрэнки, он уходит. Нельзя оставлять его одного.
  Девушка быстро вытерла слезы рукавом рубашки и кивнула. Лео был прав. Кем бы не был раненый мужчина, что бы он не сделал - нельзя было оставлять его умирать вот так, одного.
   - Иди туда. - она указала на дверной проем. - Я сейчас.
  Когда брат скрылся в комнате, она повернулась к навесному шкафчику. Немного пошарившись в темноте, достала маленький темный пузырек. Жидкости там было на один глоток, но и этого хватит с избытком.
  В гостиной ничего не изменилось. Лео стоял у окна, вглядываясь потоки дождя, маг хрипел на диване. Франческа подошла к столику, открыла флакон и, бросив осторожный взгляд в сторону Лео, быстро вылила жидкость в отвар. Покачала кувшин в ладонях, размешивая, и, налив отвар в кружку, снова присела на край дивана.
  Маг почувствовал ее возвращение, открыл помутневшие, подернувшиеся дымкой глаза и посмотрел на нее.
   - Тише, тише... - прошептала девушка. Руки ее дрожали. - Это снова я.
  Он едва заметно кивнул, узнавая.
   - Сейчас вам будет легче.
  Она едва смогла заставить себя приподнять его голову и поднести кружку к губам. Маг смотрел спокойно, словно все понимал.
   - Пейте.
  Он смог сделать только пару глотков, и задохнулся, зашелся в кашле. В груди его булькало и хрипело. Франческа заставила себя спокойно отставить кружку и не зажать уши. Она взяла мага за руку и заставила себя посмотреть ему в глаза.
   - Сейчас будет легче. - повторила она и сжала его руку. - Простите.
   - Коль... цо. - на губах мага снова выступила пена. - Возьми...
  - Кольцо? - она перевела удивленный взгляд на его ладонь, которую сжимала и увидела на среднем пальце кольцо - тоненький медный ободок, голубой прозрачный камушек. - Вы... хотите, чтобы я его взяла?
  - Возь... ми, - прошептал маг, и его пальцы слегка сжались.
  Франческа до боли прикусила губу, и решительно стянула кольцо с его пальца. Оно сошло неожиданно легко, словно само скакнуло в ладонь. Девушка сжала его в руке - остро ограненный камушек слегка кольнул ее - и перевела взгляд на мага.
   - Так. - улыбка на его лице выглядела страшно. Он сипло втянул в себя воздух. - Так...
  Синие огоньки его глаз померкли и сейчас едва-едва мерцали. Франческа зажмурилась, стараясь успокоить себя и сильно сжала его руку.
  'Так было нужно. Так было нужно. Он мучился. Он очень долго страдал бы. Так было нужно...'
  Она вновь заставила себя открыть глаза и взглянуть в лицо умирающему.
   - Спа... си.. - маг страшно засипел, втягивая воздух в отказывающиеся работать легкие, и последним усилием выдохнул:
   - Спасибо.
  После чего глаза его погасли.
  
  - Я хочу пойти с тобой.
  - Нет. - Лео накинул на плечи тяжелый плащ и обернулся к сестре. Та, скрестив руки на груди, стояла возле дивана, где лежало тело мага. - Фрэнки, ты что, не понимаешь, как это опасно?
  - Понимаю. И именно поэтому хочу пойти с тобой.
  - Я сказал, нет.
  - Скажи хотя бы, что ты собираешься сделать. - вздохнула Франческа. - Отнесешь тело в магистрат?
  - Нет. Похороню в лесу.
  Девушка испуганно ахнула, и Лео со вздохом повернулся к ней.
  - Я был там не один раз. Фрэнки, ты же умная девочка. Подумай сама, что сделают с нами в Магистрате, если мы привезем им мертвого мага? Как ты объяснишь его смерть? Как ты объяснишь то, почему не позвала к раненому толкового целителя?
  - Но я говорила! - Франческа даже задохнулась от возмущения. Столь наглая ложь после того, что ей пришлось пережить сегодня, да еще и от кого - от родного брата! - Я же просила тебя...
   - Я знаю. - мягко сказал Лео и, шагнув вперед, притянул сестру к себе, успокаивающе погладил по плечам. - Я все понимаю, Фрэнки. Поверь, у меня были причины так поступить.
  Девушка молчала, уткнувшись брату в плечо. Он погладил ее по волосам и вздохнул.
  - Все будет хорошо.
  - Лео... - Франческа отстранилась и серьезно глянула брату в глаза. - Скажи мне правду.
  - Это не я его убил, Фрэнки.
  - Но как...
  - Не время для разговоров. - парень отпустил сестру и шагнул к дивану. - Нужно закончить дело. Я похороню его и вернусь, а ты жди меня. Никому не открывай, не зажигай света, а еще лучше - ложись спать.
  'Он точно что-то знает...' - обеспокоенно подумала Франческа. - 'Знает и не хочет говорить'.
  Осознание этого больно кольнуло ее сердце. У них с братом не было тайн друг от друга - даже в детстве. Они всегда были одним целым, да и глупо что-либо скрывать от того, кто знает тебя также, как самого себя. Однако после смерти матери Лео несколько остранился. Он стал более мрачным и менее разговорчивым, стал чаще уходить из дома и больше рисковать, выбираясь в лес. Несколько раз он буквально чудом успевал уйти от Дозорных Патрулей. Франческа всегда списывала это на то, что он тяжело переживает утрату, что ему нужно побыть одному и что он чересчур серьезно принял к сердцу то, что они остались совсем одни... но, похоже, была еще какая-то причина.
  Она тряхнула головой и перевела на брата тревожный взгляд. Тот уже взвалил тело мага на плечи и, сгибаясь под его тяжестью, понес к двери.
  Девушка покачала головой.
  Все это ей очень не нравилось.
  - Как ты донесешь его до леса? - она обогнала брата, чтобы открыть ему дверь, остановила, поправила ему капюшон плаща. - Ты же едва не падаешь...
  На улице по-прежнему лило, как из ведра. Потоки воды, обрушивающиеся с неба, сейчас были только на руку - вряд ли кто-нибудь высунется в такую погоду из дома. Даже маги-патрульные предпочитает сидеть в теплой караулке, положившись на охранный барьер.
  - Возьму кота. - Лео шагнул за порог и коротко свистнул. Из-за угла дома почти сразу же высунулась промокшая кошачья морда с сверкающими желтыми глазами, после чего и сам кот гибко выбрался на дорожку, и тут же отряхнулся, окатив Лео и Франческу градом брызг. Он был уже оседлан, темно-серая густая шерсть вымокла и облепила его бока, хвост гибко ходил из стороны в сторону. На роскошных усах подрагивали капельки воды.
  - Где ты его взял? - испуганно прошептала Франческа. Их семья никогда не держала кошек - да и куда им было ездить? Даже когда были живы родители, они не выбирались из поселка. Далеко не каждому давали разрешение не выезд, а потому скаковые коты были только у магов - на них никакие ограничения не действовали.
  - Это его. - Лео подошел к животному, взвалил тело мага поперек седла и потрепал кота между ушей таким привычным жестом, словно общался с котами с раннего детства. Кот гневно фыркнул, хлестнул хвостом по бокам и распушил усы - ему явно не нравился дождь, но он был отлично выдрессирован, так что остался на месте.
  - Но откуда ты...
  - Иди домой. - Лео развернул ее за плечи и подтолкнул в сторону двери, взобрался в седло. - Не торчи на пороге.
  - Лео...
  - Я скоро вернусь. Иди домой!
  Парень молча тряхнул поводьями и кот, сорвавшись с место, умчался в дождь.
  Промокшая до нитки Франческа пару секунд стояла на крыльце, глядя ему вслед, а после вошла в дом, осторожно закрыв за собой дверь. За ее спиной по нему раскатился очередной громовой выстрел.
  
  Франческа не находила себе места. Она так и не легла спать, решив дождаться брата. Пыталась занять себя чем-нибудь - сначала отчистить от впиташейся крови обвику старого дивана (бесполезное занятие, так что в конце-концов она попросту прикрыла диван пледом), после - закончить вышивку, но дрожащие руки никак не хотели вставлять нитку в иголку. В итоге девушка попросту сидела на полу возле печки, прислонившись к дивану спиной, смотрела на огонь и ждала. Ее снедали беспокойство и тревога, страх за брата не давал заснуть. Гроза за окном постепенно сошла на нет, хотя дождь не прекращался.
  Ночью он не вернулся.
  За окном уже забрезжил серенький рассвет. Вскоре закончился и дождь. Поленья в печурке прогорели, огонь погас и теперь слабо светились только угли. Бледная Франческа сидела в той же позе, сцепив руки на коленях и молилась, чтобы все было хорошо. Умоляла его, чтобы он вернулся. Просила всех богов, которых только знала, уберечь его.
  Но он не вернулся.
  Когда утро уже окончательно вступило в свои права, она заставила себя встать, пойти умыться, переодеться - ее одежда была выпачкана в крови мертвого теперь уже мага - и заварить крепкий чай. Все продолжилось, только вот теперь Франческа сидела на кухне, над чашкой с нетронутым чаем и ждала, ждала, ждала...
  Лео не вернулся.
  А к полудню гулко ударил колокол, созывая народ на площадь.
  Один раз. Два раза. Три...
  Франческа аккуратно отодвинула чашку в сторону, встала и на негнущихся ногах отправилась к двери. Три удара - общий сбор, отказаться не мог никто. Вскоре по домам пройдут дозорные, выгоняя тех, кто по какой-то причине решил проигнорировать сигнал.
  К тому моменту, как девушка добралась до площади, она уже была заполнена народом. Голос толпы слился для Франчески в единый монотонный шум - она не слышала разговоров, не слышала, что все обсуждали - и не хотела слышать.
  Толпа странным образом расступалась перед ней, но девушка почти не обратила на это внимание. Она двигалась, словно во сне, люди вокруг казались незнакомыми - хотя в их небольшом поселении все друг друга знали. Франческа не различала лиц, не видела сочувственных выражений, не слышала испуганных шепотков...
  Очередной человек поспешно отошел с ее пути, и она остановилась.
  В центре площади, у стола наказаний, стоял Лео. Он был без плаща, промокший с головы до но, сапоги и штаны по колено были вымазаны в грязи. Темные волосы, не стянутые потерянным ремешком, падали на плечи, мокрые пряди облепили лицо, лезли в глаза. По обе стороны от столба наказаний вытянулись стояли навытяжку двое магов в форме патрульных. Чуть поодаль, на высоком коте с роскошной персиковой шерстью и позолоченными усами, восседал щеголеватый маг в алой шелковой рубашке, расшитой по краю ворота черными руническими змейками. Лицо его было совершенно спокойно и не выражало ровным счетом ничего. Голубые глаза цепким взглядом обшаривали толпу, словно он наизусть знал всех, кто должен быть на площади и теперь лично решил убедиться, что они здесь.
  Словно что-то почувствовав, Лео, до того безучастно стоящий у столба, словно все происходящее его не касалось, поднял голову и встретился глазами с мертвенно бледной Франческой.
  Снова ударил колокол, и разговоры на площади стихли. Маг тронул каблуками бока кота и выехал вперед.
  - Наверняка вы удивлены причиной, по которой вас собрали здесь. - Голос его был негромким и вкрадчивым, однако его удивительным образом было слышно каждому собравшемуся на площади человеку. - Что ж, не стану испытывать ваше терпение. Произошло беспрецедентное преступление, и я хотел бы, чтобы вы все видели, что случается с нарушителями Договора...
  Франческа не слушала его. Вцепившись в края старой шали, она смотрела в глаза своего брата и не верила, что все происходит на самом деле. В глазах Лео плескались боль, горечь и вина. Он не отводил взгляда и ничего не говорил, но зачем говорить, если твой собеседник - часть твоей души, половина тебя, одно с тобой целое?
  Все было ясно без слов.
   - ... пойманный с поличным, обвиняется в нарушении границ поселения, охоте, укрывании добычи, нарушении Договора и... - маг сделал эффектную паузу и выпрямился. - Убийстве мага.
  По толпе пронесся изумленный ропот. Франческа до крови прикусила нижнюю губу.
  'Я не убивал его' - эхом отдался в ее голове голос брата.
  'Он не убивал... не убивал... это я... я убила его. Я его отравила. Я...'
  - Помимо всего прочего, ему вменяется обвинение в организации мятежа, подстрекательстве мирных жителей к восстанию, клевете на правящий строй, распространению заведомо ложной информации и подготовки к организации Бунта...
  'Бунта?!'
  - В связи с чем, показательный смертный приговор будет произведен в жизнь не здесь, а в столице, дабы наглядно показать, как намерена власть поступать с нарушителями Договора. А пока...
  Мужчина обвел площадь внимательным взглядом и криво усмехнулся.
  - А пока я хочу, чтобы все видели, что убийство мага никому не сойдет с рук просто так.
  Он обернулся к патрульным, стоящим навытяжку возле столба, небрежно кивнул им и отъехал в сторону. Маги синхронно повернулись к Лео, стянули плотные перчатки и взмахнули руками.
  Свистнули прозрачные плети.
  - Уходи, Франческа! - дико выкрикнул Лео, и захлебнулся собственным криком. Рубашка его обагрилась кровью.
  Смертельно бледная Франческа стояла, не в силах сделать и шага, не в силах отвести взгляда от брата, на которого один за другим сыпались хлесткие удары. Плети больше не были прозрачными, они набрякли, набрав кровь жертвы, крепли, питаясь ее страданиями, болью, ненавистью, страхом...
  - Уходи! - словно издалека донесся до девушки исступленный крик брата. - Не смотри! Не смотри! Уведите ее... уведите! Уведите!
  Франческа ощущала каждый удар, обрушивающийся на спину, плечи и грудь брата. Волна дикой боли захлестнула ее... и отхлынула - последним усилием Лео оборвал связь, стараясь оградить сестру от того, что происходило здесь.
  - Пойдем-ка, милая... - на плечи Франчески легла теплая рука и мягко, но настойчиво заставила ее сдвинуться с места, повернуться спиной к столбу. - Вот так. Вот так. Пойдем. Не стоит тебе на это смотреть, право же, не стоит...
  Она механически переставляла ноги, двигаясь, словно марионетка, оглушенная болью, невыносимым чувством вины - и - впервые - поднимающимся из самых темных уголков души одиночеством.
  
  Глава 2
  
  Следующие два дня прошли для Франчески, как в тумане. Опустошенная случившимся, она совершенно механически выполняла обычные действия. Одевалась, во что дают, ела, что поставили перед ней на стол, послушно выполняла команды - садись, подержи, не трогай, постарайся уснуть. Со сном, правда, получалось плохо - первую ночь она так и не смогла сомкнуть глаз, так и пролежала, глядя в потолок. Перед глазами ее вставали увиденные картины, в висках стучала единственная фраза: "Я виновата".
  - Я виновата, - шептала она, стискивая одеяло так, что белели костяшки пальцев. - Это я виновата. Я отпустила его. Я помогла ему. Я убила его. Моя вина. Я виновата. Виновата....
  Под утро Коста - та самая женщина, что увела ее с площади - заглянула к ней проверить, все ли в порядке. Несколько минут она стояла на пороге, качая головой, а после вышла и вернулась вскоре с кружкой отвара, который буквально по ложке влила Франческе в рот.
  - Виновата ты или нет, милая - строго сказала она, сидя на краю постели и ласково гладя девушку по волосам, - но случившегося не вернешь. Завтра Арчибальд постарается разузнать, что и как там. А пока постарайся уснуть.
  Не желая обижать Косту, Франческа послушно закрыла глаза, намереваясь подождать, пока она выйдет - и тут же провалилась в тяжелый, мутный сон без сновидений.
  Более-менее оправилась она лишь через день. Все это время Коста оставалась в ее доме. Когда-то Франческа помогла ее мужу, который так же попал под наказание плетьми, а в маленьком поселке люди умели отдавать долго. Разница была только в том, что Арчибальду перепало всего десять ударов и он в тот же день вернулся домой, а Лео...
  - Пока он жив. - коротко доложил Арчибальд, осторожно разузнавший новости на рынке. - После наказания его отдали магам-целителям, и те привели его в чувство. Через два дня его отправляют в столицу, для публичного суда.
  Он не сказал слова "казнь", но оно, недоговоренное, ощутимо повисло в воздухе. Все все понимали.
  
  Франческа опустила глаза к лежащей на коленях вышивке. Коста настояла, чтобы она занималась работой - заказ стоило отдать. В день, когда поймали Лео, девушка была совершенно не способна ни на какие действия. Когда она встала с постели наутро и уже собиралась спуститься вниз, она услышала настойчивый и наглый стук в дверь и замерла на верхней ступеньки лестницы.
   - Нет, господин маг, это никак невозможно. - громкий голос Косты был отлично слышен по всему дому. - Заболела девушка, с кровати не встает. Простуда, будь она проклята, ливень-то какой был - выбежала под дождь, долго ли?.. Дайте ей время, господин маг, вышивку-то она почти окончила. Зайдите через день, все будет готово.
  Маг, в отличие от Косты, говорил тихо и вкрадчиво, и его вопроса Франческа не расслышала - да и от одного звука его голоса по ее спине прокатился отзвук той боли, что испытывал Лео.
  - Франческа? - еще громче переспросила Коста. - Нет, господин маг, что вы! Бланкой ее зовут. Бланкой. А почему вы спрашиваете?
  У Франчески невольно подкосились ноги и она вынуждена была опуститься на ступеньки, чтобы не упасть. Ответа мага она по-прежнему не расслышала.
  - И вам до свидания, господин маг. Заходите через день.
  Коста закрыла дверь и подняла глаза на бледную, растрепанную Франческу, сидящую на ступеньках лестницы.
  - Вот так-то, девочка. - помолчав, промолвила она и вздохнула. - Вот так. Берись-ка ты за работу. Все от мыслей отвлечешься.
  Спросить о том, почему она не назвала магу ее имени, Франческа так и не решилась.
  
  Она успела закончить вышивку к вечеру того же дня. Работа всегда успокаивала ее. Ощущение мягкой ткани под пальцами, тонкой нити, твердости стальной иглы, гладкости узора - это надо было чувствовать, чтобы понять, а понять наверняка могла только другая вышивальщица. Дракон вышел, как живой - золотой на ярко-алом фоне, блестящий, он изгибался, демонстрируя длинное изящное тело, расправлял могучие крылья, горделиво задирал голову, кося алым глазом. Только вот с хвостом вышла заминка - длинный, сильный, гибкий, он разделялся на три длинные плети, свивающиеся в хищные спирали. Руки Франчески вышили их механически, а когда она опомнилась, было уже слишком поздно что-то исправлять. Да и не нужно - именно этому плащу и именно этому хозяину подходил именно этот дракон.
  С тремя плетками на хвосте и презрительно-гордым прищуром алых глаз.
  Девушка отложила плащ в сторону и посмотрела за окно. БЫл уже вечер, на улице стемнело. Коста все еще не вернулась - она отправилась на рынок, а после собиралась зайти домой, проведать мужа и приготовить ему ужин, чтобы после всего снова вернуться к Франческе и присматривать уже за ней. Нет слов, чтобы передать, как Франческа была ей благодарна. Ей страшно было представить, что бы случилось, не останься Коста с ней.
  Наверняка, что-то непоправимое... как наказание Лео.
  Сердце Франчески больно кольнуло, душа отозвалась тоскливым стоном. С тех пор, как Лео оборвал связь, Франческа все время чувствовала себя неполной, словно бы потеряла половину себя - да так и было на самом деле. Сколько она себя помнила, она никогда не оставалась одна - даже если Лео убегал на дальние выгоны, даже если оставался на ночь у друзей или, уже в более позднем возрасте, совершал свои опасные и безрассудные вылазки в лес - он всегда был рядом с ней. Она чувствовала, когда ему больно, плохо, холодно, она тревожилась, если он попадал в передряги, она радовалась вместе с ним и плакала вместе с ним. А теперь на месте этой связи была огромная пустая дыра, которую было ничем не заполнить - ни доброй заботой Косты, ни ее усыпляющими отварами, ни работой, помогающей забыться лишь на время.
  Послезавтра Лео отправят в столицу, и она никогда, никогда больше его не увидит.
  Франческа зажмурилась и обхватила голову руками.
  В то же мгновение дверь открылась, и на пороге появилась чем-то взволнованная Коста.
  - Плохо дело, девочка. - глухо проговорила она и, подойдя к Франческе, положила руки ей на плечи. - Уходить тебе надо.
  - Уходить? - девушка вздрогнула и подняла на женщину недоумевающий взгляд. - Куда уходить? Зачем?
  - Не знаю, куда, но подальше отсюда. - Коста провела ладонью по ее волосам. - И как можно скорее. Я помогу тебе собрать вещи. Давай-ка, поднимайся.
  - Но я не хочу уходить. - возразила Франческа.
  - А тебя никто не спрашивает. - отрезала Коста и, повернувшись к ней спиной, ушла на второй этаж.
  Ошарашенная новостью Франческа бросилась за ней. Коста уже стояла у комода в ее комнате, перебирая одежду, на кровати валялась старая дорожная сумка. Дома таких не водилось - похоже, Коста принесла ее с собой.
  - Коста, что случилось?
  - Что слышала. - сердито откликнулась женщина, отбирая пару белья, теплые носки и запасную рубашку и укладывая все в сумку. Следом в сумку отправилась вытертая шаль из кошачьей шерсти. Женщина, повернувшись, сунула сумку в руки Франческе. - Вот, держи-ка.
  - Но почему мне надо уходить? - девушка ничего не понимала, но в груди ее нарастало тревожное беспокойство.
  - Детка, ты хочешь неприятностей? - Коста остановилась и строго посмотрела на нее.
  - ЕЩЕ неприятностей?
  - И таких, каких ты и представить себе не можешь. - подтвердила Коста и вздохнула. - Милая, нет времени объяснять. Тебе надо уходить - и ты уйдешь. Прямо сейчас. Пойдем вниз.
  Она дернула Франческу за руку и торопливо повела ее вниз, на кухню. Проходя мимо подсвечника в гостиной, Коста дунула на свечи, заставляя их погаснуть.
  "Свет зажигать нельзя." - эхом отдался в голове Франчески голос Лео. Она по-прежнему ничего не понимала, но паника уже нарастала в ее душе.
  - Но куда я пойду?
  - Арчибальд выведет тебя к лесу, а дальше уже зависит от тебя. - Коста вынула из шкафчика хлеб и сыр, завернула их в чистую тряпицу и убрала в сумку, туда же отправился небольшой нож. - Главное, запомни - не заходи далеко в чащу, и все будет хорошо.
  - В лес?! Но там же охранный барьер!
  - Это не твоя забота. - отрезала Коста, отдавая ей сумку. - Вот, возьми. Жаль, что большего я тебе дать не могу. Одевайся.
  Голова у Франчески шла кругом. Она совершенно ничего не понимала. В лес. В Лес? Но в лес ходить запрещено. Лес окружен Охранным Барьером, вдоль кромки которого каждый час проходят патрули. Кроме того, там множество опасных тварей, оставшихся еще со времен Магической войны и расплодившихся там.
  - Шевелись, Франческа. - Коста набросила на плечи девушки плащ, резко натянула капюшон, скрывая под ним ее лицо. - Времени у нас в обрез!
  Она осторожно открыла дверь, стараясь, чтобы та не издала ни единого скрипа, вытолкнула Франческу на крыльцо и, бросив быстрый взгляд по сторонам, потянула ее за собой по темным улицам поселка, выбирая как можно более неосвещенные места, не давая времени опомниться. Они прошли мимо пекарни, мимо дома прачки, в обход площади со Столбом Наказаний и темным зданием Магистрата, и вышли на дорогу к пастбищам. Там Коста свернула с дороги и направилась прямо по мокрой от росы траве к темнеющей вдали полосе леса. Франческа сразу же промочила ноги, подол ее юбки совершенно промок. Сердце девушки стучало громко и испуганно, она совершенно не понимала, что происходит, но вопросы задавать больше не пыталась, охваченная необъяснимым беспокойством. Ладони ее были сухими и горячими, и она то и дело прикладывала их к холодному лбу, чтобы хоть как-то согреться.
  В какой-то момент из травы навстречу им с Костой поднялась невысокая темная фигура. Франческа шарахнулась назад, испуганный крик застрял у нее в горле.
  - Слава богам, вы успели. - проговорил встречающий голосом Арчибальда. - Я уже думал, что-то случилось. Патруль вот-вот появится.
  - Боги, - выдохнула Франческа. - Объясните мне, что происходит! Почему я должна уходить? Куда мне идти отсюда?
  - В четырех днях пути находится Ржица. - Арчибальд сочувственно глянул на нее из-под капюшона. - Иди все время вдоль дороги, она там одна. Только старайся не показываться на глаза, прячься в лесу. Я постараюсь послать в Ржицу весточку насчет тебя. Прости нас, девочка.
  - Я не понимаю... - отчаянно пробормотала Франческа.
  - Времени нет! - оборвала ее Коста, и, вздохнув, обняла, крепко прижав к себе. - Прости, Франческа. Так уж получилось. Но детка, завтра твоего брата увозят, а он имел неосторожность назвать твое имя тогда на площади. Маг уже заходил, второй раз его не отвадишь глупой сказочкой, как покрывалом не спрячешь вымоченный кровью диван. Мы потеряли Лео - так не дай же нам потерять еще и тебя.
  Она поцеловала девушку в макушку.
  - Ты умная и смелая девочка, ты справишься. В Ржице живет сестра Арчибальда, они помогут тебе. Будь осторожна.
  - Время, Коста! - нетерпеливо напомнил мужчина, и женщина неохотно выпустила Франческу и подтолкнула ее к мужу. Тот схватил Франческу за руку и потащил за собой, к невидимой границе барьера.
  Страх нарастал в груди девушки по мере приближения темной полосы леса. Ни разу в жизни она не покидала пределы поселка. Ни разу в жизни не выходила за барьер. Ни разу не нарушала законы...
  До той поры, пока собственноручно не подала умирающему магу кружку с ядом.
  - Три минуты. - сквозь зубы выдохнул Арчибальд. - Если не успеем - все пропало.
  Впереди темнел неизвестный лес. Темные громады деревьев, шелестящий гул листвы, потрескивание сучьев, скрип могучих стволов. Жуткое место. Опасное место. Запретное место. На бегу Франческа подняла голову и вдруг совершенно ясно увидела барьер - частую мерцающую сетку, словно сотканную из золотой нити. Ладони ее обожгло, она задохнулась от ужаса и восхищения одновременно - зрелище было потрясающе красивое. В одном месте, у самой земли в барьере резко темнел узкий разрыв, словно по частой сетке рубанули мечом - и именно туда, похоже, они и направлялись.
  Засмотревшись, Франческа споткнулась и едва не полетела на землю - но мужчина подхватил ее, не дав упасть, а подняв голову в следующее мгновение, барьера девушка уже не увидела. Вдали замерцали огни и послышались отдаленные голоса - Патруль обходил барьер дозором.
  - Давай, девочка. - Арчибальд заставил Франческу пригнуться к земле. - Удачи тебе, Франческа.
  Он резко толкнул ее в спину, и Франческа, не удержавшись на ногах, пролетела сквозь барьер. Ужас на миг затмил все ее мысли - но в следующее мгновение она уже упала на четвереньки ЗА границей поселка. Оглянувшись, она заметила, как Арчибальд падает в траву, скрываясь с глаз приближающегося патруля...
  И, всхлипнув, рывком поднялась на ноги и бросилась к темнеющей впереди громаде леса.
  
  
  
  Глава 3
  
  Ни разу в жизни Франческа не покидала пределов поселения. Она даже до барьера-то не доходила - магическая ограда поселения начинала отпугивать нарушителей уже за тридцать шагов, и приблизиться к ней не решались даже самые бесстрашные животные. Впрочем, любителей ходить на дальние выпасы вообще было мало, а за ограду, в лес, пробирались и вовсе всего несколько человек.
  В том числе и Лео.
  Он никогда не рассказывал сестре, каким именно образов выбирался из поселка. На ее обеспокоенные вопросы он отшучивался, говорил, что есть способ, и для ее же безопасности ей лучше не знать об этом, успокаивал, говорил, чтобы она не волновалась. Но она все равно переживала каждый раз, как только он уходил из дома на охоту (не всегда удачную, но все же). С собой в лес брат ее не брал, хотя пару раз она заикнулась было о том, чтобы сходить вместе.
   - Фрэнки, - сказал он в тот раз. - И не проси об этом.
   - Но почему? - упрямо спросила она (им было тогда лет по семнадцать). - Если ты туда ходишь, там не так уж и опасно. А что, если когда-нибудь я окажусь там? Я же не буду знать, что делать и куда бежать.
   - Этого не будет. - засмеялся Лео и взъерошил ей волосы на макушке.
   - Ты не можешь этого утверждать точно. - Франческа уклонилась от его руки и насупилась.
  Он как-то странно посмотрел на нее и замолчал. И молчал долго, около минуты.
   - Знаешь, Фрэнки, - наконец сказал он. - Может, я и не могу утверждать этого, но я совершенно точно могу сказать тебе - если ты когда-нибудь и попадешь в лес, ты никогда не будешь там одна. Никогда, слышишь?
  Что ж, никогда не говори никогда.
  Франческа бежала, не разбирая дороги. Позади нее слышались взволнованные возгласы - кажется, Патруль обнаружили разрыв барьера, и теперь спешно решали, что же с ним делать. Узнать, обнаружили они Арчибальда или он успел скрыться, девушка не могла, и от этого на душе становилось еще хуже - хотя казалось бы, куда уж хуже. Ладони у нее по-прежнему горели, перед мелькали цветные искры, она то и дело шарахалась из стороны в сторону - казалось, что со стороны барьера к ней тянутся невидимые нити, шарящиеся по округе, жаждущие поймать сбежавшую добычу и вернуть ее обратно в окружение липкой магической паутины. Пару раз ей казалось, что она даже видит эти нити - и тогда страх заново всплескивался в ее душе, она отскакивала в сторону и бежала, бежала, бежала, не чуя под собой ног, не зная усталости, не видя пути.
  Наконец, девушка окончательно выбилась из сил. Споткнувшись в темноте об очередной выступивший корень, она едва не упала, и в этот раз сил удержаться на ногах у нее не было. Франческа с размаху шлепнулась на колени, содрав ладони о землю, и подняться уже не поднялась. Так и лежала, тяжело дыша и уткнувшись лицом в землю, усыпанную хвоей и покрытую мелкой пожухлой травкой.
  Как далеко она забежала, девушка не знала. Она знала только одно - ощущение того, что противные нити-щупальца барьера дотянутся до нее, исчезло, голосов позади слышно уже не было, и вообще - она была одна. Совершенно одна.
  Полежав немного и восстановив дыхание, она все же поднялась на ноги и огляделась. Впрочем, это мало помогло - лес здесь был настолько густой, что свет луны (которую и без того скрывали облака) сюда совершенно не пробивался, так что было темно, хоть глаз выколи. Зато звуков и шорохов вокруг было достаточно - зловеще поскрипывали деревья, шуршала листва. Где-то глухо ухнула ночная птица. Шорох в кустах, где-то треснул сучок... Франческа вздрогнула и отступила на шаг, снова запнувшись о корень и едва не упав. Ноги у нее гудели, не предназначенные для гуляния по лесу башмаки совершенно вымокли, как и подол юбки и край тяжелого плаща. Было холодно и жутко.
  Сделав несколько шагов, девушка наткнулась на широкие колючие ветки дерева, шатром раскинувшиеся над землей, и, решив, что больше она не сможет сделать и шага, на ощупь заползла под них. Завернувшись в плащ, девушка прислонилась спиной к широкому неровному стволу и закрыла глаза, вслушиваясь в звуки леса.
  "Ты никогда не останешься в лесу одна", - вспомнила она слова Лео... и, не выдержав, наконец разрыдалась, давая выход своему горю и отчаянию.
  
  Промокший плащ, пусть и теплый, оказался не лучшим вариантом для ночевки в лесу на земле, так что проснулась Франческа от холода - жуткого, промозглого, пробирающего до костей. Дрожа и стуча зубами, она плотнее закуталась в плащ, стараясь согреться, но все было бесполезно, ничего не помогало. Можно было бы разжечь костер - но (девушка перетряхнула сумку), Коста в запале не положила ничего, что помогло бы добыть огонь. Теплая шаль, повязанная поверх рубашки, тоже не помогла. В конце-концов, девушка решила, что если она останется на месте, то точно замерзнет окончательно, и вылезла из-под темного шатра еловых лап, ставшего ей пристанищем на ночь.
  И весьма хорошим, если судить по тому, что за ночь ее никто не съел.
  Утренний лес разительно отличался от ночного. Еще не окончательно рассвело, но темнота уже отступила, оставив вместо себя серенькую предрассветную мглу. Вокруг вздымались могучие деревья, стволы которых Франческа не могла бы даже обхватить, настолько они были широки. Старые, покрытые мхом, они выставили пронизавшие почву корни и тесно сплелись ими, словно образуя единый организм. Трава в лесу росла мелкая, но мягкая, земля была усыпала иголками и листьями, опавшими ветками. Кое-где за деревья цеплялся ползучий кустарник, усыпанный крупными ярко-синими ягодами, хорошо видными даже сейчас, но пробовать их Франческа не решилась. Кто знает, вдруг ядовитые? Лео никогда не приносил таких ягод из лесу, и никто в поселке их не видел, они не описывались ни в одной книге и если кто и знал про них, так разве что маги.
  Девушка потянулась, разминая ноющие, затекшие мышцы, провела ладонями по мокрой от росы траве и вытерла заплаканное лицо, стараясь хоть как-то взбодриться и привести себя в порядок. После вчерашней гонки у нее болели ноги, после ночевки на холодной твердой земле ныло все тело, неприбранные волосы растрепались, в них запутался лесной сор. И по-прежнему было холодно, очень холодно и промозгло.
  А самое печальное - она понятия не имела, где находится.
  Франческа нерешительно огляделась. Наверное, нужно было вернуться туда, откуда она вчера бежала - поближе к барьеру, и оттуда выйти на дорогу... но в какой это стороне? Постояв немного и решительно подавив зарождающуюся в груди панику, девушка собралась с мыслями и тронулась в путь - наугад, "назад", как ей казалось, от ели, где она провела ночь.
  
  Через некоторое время стало лучше. От ходьбы девушка согрелась, да и солнце наконец встало. Над головой Франчески на все лады разливались птицы, в сплошном хоре которых было очень сложно выцепить отдельные голоса. Через некоторое время девушка сняла плащ и понесла его в руках, а после и вовсе перекинула через сумку. Кое-как, на ходу, она привела волосы в порядок - выпутала из них листья и сучки, расчесала пальцами и заплела в косу, чтобы не мешались. Все было неплохо - но вот уверенности в том, что она идет в правильном направлении, у девушки не было. Ночью она совершенно не запомнила дороги, одержимая только одной мыслью - бежать, бежать как можно дальше от липких, ищущих щупалец барьера, - а теперь выбивалась из сил, стараясь вспомнить хоть что-то, по чему смогла бы ориентироваться.
  Но ориентиров не было.
  Через несколько часов девушка набрела на ручей. Да и набрела - громко сказано, она буквально скатилась к нему по глинистому склону небольшого оврага, выломавшись из зарослей кустов, сквозь которые продиралась, прикрыв лицо, чтобы колючие ветки не выкололи ей глаза. Повезло еще, что приземлилась Франческа не в воду - но мокрая земля возле нее была ничуть не лучше. Впрочем, воде Франческа даже обрадовалась - ее уже давно мучила жажда. Вода в ручье была прозрачная и чистая, с едва заметным синеватым отблеском, так что сначала осторожная девушка все же сделала пару глотков на пробу - вдруг она была отравлена? Ходили слухи, что во время Бунта маги, стараясь выкурить из лесов засевших там мятежников, отравили всю воду за пределами поселений, чем вызвали массовый мор.
  Кто знает, вдруг это остатки того заклинания?
  От холодной воды ломило зубы, но ничего страшного с Франческой не произошло, так что она, успокоившись, с чистой совестью напилась и умылась. Есть ей совсем не хотелось, но она буквально заставила себя съесть ломоть хлеба с сыром, прекрасно зная, что если не поест, ей неоткуда будет брать силы. А идти, судя по всему, предстояло еще долго.
  "Надо попробовать другое направление" - решила девушка, поднимаясь с места. - "Пойду вдоль ручья, вниз по течению. Возле поселений всегда есть река или озеро, так что так или иначе, он должен куда-то впадать..."
  Однако и это решение оказалось неверным.
  
  День неуклонно клонился к вечеру. Вокруг темнело, под деревьями и кустами залегли опасные, чуть шевелящиеся тени. Ярко-синие ягоды мерцали в сумерках призывными огоньками, над свисающим с толстых веток мхом вились зеленовато светящиеся мошки.
  Франческа окончательно пришла в отчаяние. За целый день бесполезных блужданий она не нашла дороги, не нашла никаких признаков поселений - ни своих, ни чужих, и окончательно заблудилась и выбилась из сил. А теперь снова темнело, и предстояла еще одна жуткая ночь. Девушка была близка к панике. Сколько она еще продержится в этом жутком месте? День? Если повезет, еды с горем пополам хватит еще на два дня, но разве только в еде дело? Кто знает, не захочет ли кто пообедать ей? Днем, правда, в лесу ей не встретилось никаких опасных хищников, но большинство тварей были ночными. И если ей повезло в первую ночь, никто не гарантирует, что она сможет пережить вторую...
  Девушка устало вздохнула и отвела со лба прилипшие, выбившиеся из растрепавшейся косы пряди. Отчаяние захлестывало ее с головой, мешаясь в душе с противным, липким, ноющим страхом и предчувствием чего-то очень и очень нехорошего. Из-за этого страха девушка уже пару раз сегодня сворачивала, огибая подозрительные овражки, обходя по широкой дуге густые кустяные заросли, не рискуя сунуться в них и проверить, что же там есть настолько пугающего.
  "Что теперь будет?" - тоскливо подумала Франческа. - "Великое Древо, кто еще вчера мог предположить, что все так обернется? Коста наверняка думает, что я уже на пути в Ржицу..."
  Мысль "если она еще жива" мелькнула в ее голове прежде, чем она сумела ее отогнать.
  Если маги обнаружили разрыв, то могли обнаружить и не успевшего далеко уйти Арчибальда. А если они обнаружили еще и ее пропажу, то сопоставить одно с другим было совсем не сложно, и в этом случае ни Косту, ни ее мужа, не ждало ничего хорошего.
  Помрачневшая Франческа тряхнула головой, выгоняя из нее лишние, не нужные сейчас мысли и сделала еще шаг.
  В тот же миг вокруг ее щиколоток обвилась цепкая петля и девушка, взвизгнув от ужаса, взмыла в воздух, повиснув вниз головой. Широкая юбка мгновенно опала вниз, скрывая Франческу под своеобразным "шатром" и лишая ее возможности увидеть хоть что-нибудь.
  Страх ударил в виски с такой силой, что у девушки потемнело в глазах. Она дернулась, пытаясь освободиться, потом еще раз и еще, но с каждым ее движением петля вокруг ног, казалось, затягивалась все туже.
  "Ну вот и все" - обреченно подумала девушка...
  И скорее почувствовала, чем услышала осторожные, подкрадывающиеся шаги.
  
  
  Глава 4
  
  Через некоторое время шаги исчезли, и все вокруг стихло. Франческа боялась пошевелиться и слышала, казалось, только взволнованный стук своего сердца. Так прошло несколько томительных минут, в течение которых девушка успела передумать невесть что, начиная тем, что ее все же выследил и поймал Дозорный Патруль и заканчивая подкрадывающимся хищником, готовым вот-вот на нее набросится...
  - Вот тебе и косуля... - крайне растерянно произнес чей-то тихий голос.
  - А я говорил. - второй голос звучал серьезнее и напряженнее, но был также тих. - Я не слышал косулю. Они так не дышат.
  - Ну и что теперь делать? Опять будем есть на обед человечину?
  "Опять?!" - ужаснулась девушка и задергалась, пытаясь освободиться хотя бы от падающей на глаза юбки.
  - Эй, эй! - теперь уже голос говорившего был громким, и звучал весьма напряженно. - Не дергайся! Ты же не хочешь, чтобы мы выстрелили?
  "Выстрелили?"
  - Пожалуйста... - просительно выдохнула девушка, снова замирая. - Пожалуйста, освободите меня. Я не сделаю ничего плохого!
  - Конечно. - тут же согласился голос. - Как можно сделать что-то плохое, если ты - рагу?
  Франческа передернулась. Маги и звери - это было худшее из того, что она представляла, но каннибалы...
  Снова послышались крадущиеся шаги. Хрупнула веточка - совсем рядом с девушкой.
  - Из меня, - она с трудом сглотнула. - Из меня.. из меня выйдет плохое рагу! Пожалуйста... отпустите!
  - Это не тебе решать.
  - Заканчивай издеваться. - вдруг рассудительно заметил другой голос. - Она же перепугана до смерти.
  - Мне, может, тоже страшно. - проворчал тот, кто был ближе к Франческе. - Вдруг я ее сниму, а она меня убьет?
  - У нее нет оружия.
  - Ты-то почем знаешь?
  - Оно бы выпало. Я не слышал.
  - На земле валяется сумка. - судя по звукам, кто-то поднял сумку Франчески и потряс ее.
  - Но ножей нет?
  - Ну-у...
  - У меня нет оружия! - поспешно вставила девушка, решив воспользоваться шансом.
  - Ладно, - недовольно проворчал тот, кто был к ней ближе, но все же решительно потребовал: - Покажи руки.
  Франческа вытянула дрожащие руки. О том, что она выглядит в этот момент совершенно неприлично - да и кто бы выглядел прилично, если бы висел на дереве вниз головой? - девушка сейчас даже не задумывалась.
  - Пошевели пальцами. - снова потребовал голос после небольшой паузы. Он как-то неуловимо изменился, но как именно, Франческа понять не могла.
  Девушка послушно выполнила приказ.
  - Ладно, вроде не маг...
  Кто-то подошел к Франческе совсем близко, присел рядом и осторожно приподнял край юбки. Девушка заставила себя открыть глаза - и столкнулась взглядом с худеньким вихрастым подростком, который потрясенно смотрел на нее.
  Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза, после чего парнишка неуверенно и неверяще выговорил:
  - Лео?
  
  Родное имя эхом отозвалась в голове Франчески, заставив ее взгляд помутиться, а сердце - сжаться в глухой тоске. На какие-то мгновения мир перестал существовать, и Франческа вновь не слышала ничего, кроме взволнованного стука собственного сердца.
  "Лео? Лео?! Откуда он знает Лео? Что это значит?"
  - Лео? - изумленно повторил парнишка.
  - Нет. Лео... мой брат. - через силу выговорила девушка.
  - Брат? - озадаченно нахмурился ее собеседник. Он сидел перед ней на корточках, держа юбку так, чтобы видеть ее лицо. - он никогда не говорил, что у него есть сестра.
  - Про вас он тоже никогда не говорил. - горько откликнулась Франческа. Она вдруг поняла, что брат скрывал намного больше, чем ей казалось.
  "Неужели он забирался так далеко от поселения? Или я все же вышла назад и немного не дошла до барьера... но я не знаю этого мальчишку. Живи он у нас, я была бы с ним знакома..."
  - Чего ты там возишься? - настороженно окликнул парнишку его спутник. Он стоял на шагов на десять дальше, и выглядел немногим старше, чем собеседник Франчески. В руках парень держал натянутый лук с наложенной на тетиву стрелой, острие которой было нацелено на девушку.
   - Она говорит, что она сестра Лео!
  - Ну так тем более сними ее!
  - А если...
  - Снимай. Отведем к Ференцу, пусть он разбирается.
  Парнишка пожал плечами, вздохнул, опустил юбку Франчески - она снова оказалась в сером полотняном "шатре" - и поднялся на ноги.
  - Поди подержи ее. - попросил он друга. - Еще свернет себе шею...
  Тот не стал спорить. Он подошел и обхватил девушку за плечи, чуть приподняв ее. Опустить юбку он при этом и не подумал, так что девушка по-прежнему не видела, что происходило вокруг.
  Через некоторое время веревка задергалась, а после резко перестала держать - и Франческа рухнула вниз, вместе с держащим ее парнем. Похоже, девушка оказалась для него все же слишком тяжелой.
  Падать было невысоко, но Франческа все равно больно ударилась о землю. Охнув, она села, кое-как выпуталась из предательской юбки и тряхнула головой, откидывая назад совершенно растрепавшуюся косу.
  Оба мальчишки были рядом, и теперь Франческа получила возможность разглядеть их получше. Светловолосый вихрастый паренек, который и разговаривал с Франческой, протянул руку, помогая другу подняться с земли. Тот выглядел чуть старше - лет на пятнадцать, волосы у него были темными, а большего Франческа не разглядела - он стоял к ней спиной. Одеты оба паренька были как-то невразумительно - на их рубахи и местами даже на штаны были хаотично нашиты зеленые и коричневые лоскутки, делая их похожими на ходячие кучи палых листьев.
  - Спасибо. - робко произнесла девушка, решив напомнить о себе.
  Оба паренька тут же развернулись к ней. В широко распахнутых глазах младшего любопытство мешалось с настороженностью, старший же смотрел на девушку прямо и не отводя взгляда, да так, что у Франчески мороз пошел по коже. Было в выражении его лица что-то странное, застывшее...
  - Не думай, что так легко отделалась. - предупредил девушку светловолосый. Он был намного бойчее своего друга. - Ты пойдешь с нами.
  - Хорошо. - покорно согласилась девушка, решив, что лучше уж деревня каннибалов, чем снова оказаться одной в лесу, не зная, куда идти и что делать. Да и если начистоту, то мальчишки никак не походили на злобных монстров, поедающих себеподобных.
  Хотя кто знает - может, их безобидный вид был только прикрытием, ловушкой, чтобы заманивать к себе в логово таких, как она?
  Видимо, на ее лице отразилось что-то... такое, потому как старший парень хмыкнул и успокаивающе сказал:
  - Не бойся. Мы ничего плохого тебе не сделаем.
  Он подошел к Франческе и присел рядом с ней. Его светло-серые глаза смотрели прямо перед собой, и девушке в очередной раз стало не по себе от этого неживого взгляда, так что она предпочла уставиться в землю, только бы не видеть его.
  - Давай лучше знакомиться. Я Винсент, он, - парень кивнул в сторону оставшегося позади друга, - Теодор.
  - Франческа.
  - Ты правда сестра Лео?
  - Да. Мы близнецы. - Франческа все же подняла голову. - Откуда вы его знаете?
  - Он приходил к нам. - пожал плечами Винсент. - И не один раз. Разве он тебе не рассказывал?
  - Нет. - растерянно откликнулась девушка, стараясь не смотреть ему в лицо. Парень ни разу не отвел взгляд, и по-прежнему смотрел прямо перед собой, словно не видя ее. - Он вообще мало рассказывал, чем занимается в лесу. Теперь вижу, что не рассказывал почти совсем ничего.
  Последняя фраза прозвучала неожиданно горько. Франческа закусила губу, сдерживая слезы, и отвернулась, украдкой промокая глаза рукавом рубашки.
  - Ну... в общем-то, я его понимаю. - заметил Винсент.
  - А как ты здесь оказалась? - вмешался в разговор подошедший к ним Теодор. Было видно, что его снедает жуткое любопытство, и ему не терпелось задать этот вопрос. - Тебя Лео послал, да? А где он сам?
  - Он... не посылал меня. - голос Франчески дрогнул, и она сжала кулаки, впиваясь ногтями в ладони. Не хватало еще разреветься здесь, перед этими мальчишками. - Его обвинили в организации мятежа и убийстве мага, и...
  Голос ее прервался, сойдя на шепот. Слез сдержать девушка все же не смогла, и по ее пыльным щекам пролегли две мокрые дорожки.
  - Подожди, каком убийстве? - не понял Винсент. - Он что, все-таки кого-то убил?
  - Нет. - девушка сморгнула с ресниц слезы. - Я... я его убила. Лео пришел ночью, три дня назад, принес тяжело раненого, который оказался магом. Он умирал, я... я ничем не могла ему помочь, и дала ему яд, чтобы он хотя бы не мучился. Лео сказал, что похоронит его, и ушел, а утром я узнала, что его схватили маги и обвинили в убийстве. Но он... он никого не убивал. Он не виноват. Я виновата. Я...
  Оба мальчишки молчали, обдумывая услышанное. Лицо Теодора было потрясенным и испуганным, Винсент по-прежнему сохранял спокойствие, глядя прямо перед собой. Франческа тихо всхлипывала, уже не сдерживаясь и не стесняясь своих слез.
  Через несколько минут Винсент неуверенно протянул руку вперед и осторожно погладил девушку по вздрагивающему плечу.
  - Его казнили? - спросил он.
  - Нет. - Франческа сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться. - Отстегали плетьми, и увезли в столицу, как организатора мятежа. Сказали, что... что приговор совершится там.
  - До столицы далеко. - рассудительно заметил Теодор. - Может, еще можно что-то придумать. давно его увели?
  - Должны были вчера. - девушка окончательно успокоилась и вытерла лицо.
  - Так это совсем недавно! - встрепенулся паренек. - Мы еще точно успеем! Надо рассказать Ференцу, он точно что-нибудь придумает!
  - И верно. - поддержал его Винсент. - Не волнуйся. Мы не дадим им просто так казнить Лео.
  "Да кто вы такие?" - растерянно подумала девушка, поднимая глаза.
  - Давай, вставай.
  Винсент поднялся на ноги, и протянул ей руку. Франческа, помедлив лишь мгновение, ухватилась за нее и поднялась на ноги.
  И тут Винсент закричал, отшатнулся назад и, резко отдернув руку, закрыл лицо ладонями, продолжая кричать.
  Крик его был полон ужаса и недоумения.
  - Винс, Винс! - перепуганный Теордор бросился к другу, грубо оттолкнув испуганную Франческу в сторону. - Винс! Что с тобой? Что случилось?! Это она? Она что-то сделала, да? Винс!
  Винсент не отвечал. Он скорчился на земле, закрывая лицо руками, и раскачивался из стороны в сторону. Разъяренный Теодор повернулся к Франческе.
  - Что ты с ним сделала? - яростно выкрикнул он, сжимая кулаки. - Что ты сделала?!
  - Это не я!
  - Ну да, рассказывай! Мы поверили тебе, а ты... что ты сделала?! Кто ты такая?!
  В этот момент Винсент перестал раскачиваться и, по-прежнему не отрывая рук от лица, едва слышно прошептал:
  - Я... видел.
  Теодор мгновенно замолчал, и медленно повернулся к другу.
  - Что? - недоуменно переспросил он.
  - Я видел. - громче повторил Винсент и отнял руки от лица.
  И тут Франческа наконец-то поняла, что с ним было не так, и почему его взгляд казался ей неживым и невидящим.
  Он и в самом деле был неживым.
  Винсент был слеп.
  
  Глава 5
  
  Франческа, закутавшись в плащ, сидела возле костра и неотрывно смотрела на пляшущее пламя. Жаркий, ровный огонь горел совершенно бездымно, ярко-оранжевые трепещущие язычки вырастали из черной тонкой пластинки. Не было слышно потрескивания дров, не отлетали в темное небо искры, и вообще - если бы не тепло, исходящее от огня, она приняла бы его за очень искусную иллюзию, наложенную каким-то очень уж щедрым магом.
  Огнепласт - не так уж и редко встречающийся камень, просто его очень сложно добыть. Далеко к западу от поселения Франчески, по слухам, находилась огнепластовая пустошь. Туда маги ссылали особо провинившихся, и несчастные люди были вынуждены днем и ночью ходить по черным, горячим плитам, то и дело рискуя наступить на "созревшую" пластинку. Взрослый, созревший огнепласт вспыхивал мгновенно - стоило только положить на него что-либо горючее. Сухую траву, ветку, клочок ткани. Иногда достаточно было просто потревожить камень любым прикосновением. Наступишь на такую плитку - пиши пропало, жаркое пламя вспыхнет мгновенно, охватит ногу пылающим капканом. На огнепластовых пустошах не водилось животных - только черные саламандры, которым жар был нипочем. Хуже всего, когда в жаркие дни созревали целые километры пустоши.
  Говорят, это очень красиво - когда по черной, ровной и блестящей поверхности пляшут высокие оранжевые стены пламени. Огнепласт горит бездымно и бесшумно, так что это все кажется очень красивым - и очень губительным - миражом.
  Жаль, что зачастую люди, которые вызывали эту огненную пляску, в ней же и погибали. Именно поэтому огнепласт был очень дорогим, и пользовались им преимущественно маги.
  Откуда столь ценный камень взялся в затерянном лесном поселке, Франческа не знала.
  
  С того момента, когда Винсент и Теодор привели ее сюда, прошло уже несколько часов. Дорога до поселения была тягостной. Не в том смысле, что ее сложно было найти - хотя это тоже было правдой, если бы Франческе пришлось возвращаться обратно одной, она бы ни в жизнь не нашла едва заметной тропы. Просто после происшествия на поляне ни одни, ни другой парень с ней не заговаривали, так что они шли молча - мрачный, сжавший зубы Теодор впереди, ошарашенный Винсент - позади. Без вины виноватая Франческа шагала между ними, тщетно стараясь понять, что же все-таки произошло.
  Если бы не неживой, застывший взгляд, Винсента ни за что нельзя было бы принять за слепого. Двигался он уверенно и плавно, и совершенно не нуждался в чужой помощи. У него не было трости, которой он ощупывал бы себе путь, Теодор не вел его за руку - разве что бросал изредка предупреждающие фразы: "Осторожно", "сейчас будет овраг", "сворачиваем на восточную нитку" (что это такое?), и тому подобное. Винсент в подобных случаях мешкал лишь на секунду, а после уверенно огибал ямы и сворачивал в нужные стороны, да и в овраг он спустился без дополнительной помощи (в отличие от Франчески, которой пришлось воспользоваться помощью Теодора - хоть он и явно опасался прикасаться к ней, но руку все же подал).
  Идти пришлось долго. Парни явно вели ее не самым коротким путем (а если это был и короткий путь, то она боялась представить, какой же тогда длинный), да и к тому же по пути проверяли установленные тут и там силки, так что неудивительно, что под конец пути на поясе Теодора болтались две упитанные заячьи тушки, а Франческа совершенно выбилась из сил.
  Зато Теодор, наоборот, приободрился и даже стал насвистывать простенький мотивчик.
  
  Когда же они наконец добрались до места, то поселения Франческа не заметила. Это была просто большая поляна. Девушка растерянно огляделась кругом - уж не было ли все это искусно расставленной ловушкой? - но тут Теодор подошел к толстому замшелому дереву, пошарил у его корней и, поднатужившись, поднял вверх пласт земли вместе с травой, открыв темный узкий проход.
  - Ну, что встали? - парнишка поднял своеобразную крышку вверх, подпирая ее руками. - Заходите давайте, долго мне еще тут из себя изображать опорный столб?
  Винсент, обогнув Франческу, нырнул в темное нутро землянки первым. Помедлив, девушка тоже шагнула под "крышку" - и принялась спускаться вниз по земляным ступенькам.
  Темно внутри землянки не было. Ступенек было ровно семь - и они вывели ее в просторную комнату. Пол и стены в комнате были выложены потемневшими от времени досками, потолок укреплен крепкими балками - землянка явно строилась на совесть. В самой комнате не было ничего, кроме широких лавок вдоль стен и подвешенного к потолку фонаря. Направо и налево из комнаты уводили дверные проемы - похоже, в другие помещения, откуда слышались негромкие людские голоса.
  Винсента в комнате уже не было. Теодор вошел через минуту и, кинув на Франческу колючий, неприятный взгляд из-под упавшей на глаза челки, ткнул рукой в левый проход.
  - Нам туда.
  Девушка сняла плащ (в земляне оказалось неожиданно тепло, даже жарко), и неуверенно посмотрела на указанную дверь. Теодор уже успел шмыгнуть внутрь, и теперь из соседней комнаты доносился его приглушенный голос, которому отвечали несколько других, более взрослых.
  Франческе стало неуютно. Ей очень захотелось поскорее сбежать отсюда, и она бы даже сделала это - по крайней мере, она уже сделала шаг назад, к лестнице.
  - Франческа! - окликнул ее Теодор, и она, вздохнув, велела себе прекратить трусить.
  Пройдя узким неосвещенным коридором, девушка вышла в другую комнату. Здесь за широким столом сидели двое мужчин. Один - совершенно седой уже старик с выразительным орлиным носом и умными черными глазами, и растрепанный темноволосый парень чуть постарше самой Франчески. Несмотря на то, что в комнате было жарко - у одной стены имелся небольшой глубокий очаг, в котором плясал бездымный костерок, старик зябко кутался в вязаный плед из кошачьей шерсти. Парень же был в одной рубашке - от холода он явно не страдал. Теодор, опираясь на стол, стоял перед ними и вполголоса пересказывал историю знакомства с Франческой.
  - Добрый вечер. - тихо поздоровалась девушка, не зная, что делать и о чем говорить. Мужчины одновременно подняли на нее глаза.
  - Да. - после паузы проронил парень, на лице которого, к чего чести, не дрогнул ни один мускул. - Она, безусловно, очень похожа на Лео.
  - Лео мой брат. - по-прежнему тихо откликнулась Франческа. - Мы близнецы.
  - Нетрудно догадаться. - негромко рассмеялся старик и сделал приглашающий жест. - Что ж, милая девушка, проходи, проходи, не стой на пороге. Не бойся, здесь никто не сделает тебе ничего плохого. И позволь заметить - если уж молодежь в наше время совершенно забыла о правилах приличия, то моя память еще не настолько ослабла...
  
  Где-то над головой Франчески пронзительно крикнула ночная птица, и девушка вскинула голову, пытаясь обнаружить источник звука. Но вокруг было также тихо и мирно, так что она вздохнула, снова закуталась в плащ и подсыпала на огнепластовый квадратик пригоршню сухих хвойных иголок, собранных с земли.
  Старика звали Маттео, серьезного темноволосого парня - Ференцем, и, насколько поняла Франческа, именно он и должен был придумать что-нибудь, чтобы спасти Лео. После того, как улеглось первое недоверие, девушка рассказала этим двоим свою историю - всю, не утаивая ничего. С того самого момента, как Лео несколько дней тому назад принес домой умирающего мага. Мужчины слушали ее на редкость серьезно, не перебивали, разве что Маттео пару раз мягко задавал наводящие вопросы. Франческа отвечала, стискивая руки, и глядела в стол, сдерживая себя - впрочем, слез у нее уже не осталось, все выплакала. Осталась только усталость, притупленная боль и пронзительное чувство одиночества в душе.
  Когда она закончила, в комнате повисла тягостная тишина, которую прервал Ференц.
  - Все произошло три дня назад? - спросил он, глядя на Франческу.
  - Да. - устало подтвердила та, не поднимая глаз. - Хотя уже, наверное, четыре.
  - И отправить Лео в столицу должны были сегодня?
  - Утром.
  - Не так плохо. - подумав, заметил Ференц. - Если выехать сейчас, мы еще успеем их нагнать. Конечно, если они не гнали, как безумные, хотя это вряд ли - осужденному вряд ли дадут своего кота, так что Лео, скорее всего, везут в клетке, а это замедляет движение...
  - Тебе все равно понадобится пара часов на сборы. - Маттео поплотнее закутался в плед и откинулся на спинку стула. - Да и продумать действия не мешало бы. Не торопись.
  - Это само собой. Однако лишние задержки ни к чему.
  - Торопливость тоже не приведет ни к чему хорошему. - спокойно возразил Маттео. - Ты можешь только навредить. Лео сопровождают маги.
  - М-маги... - с нескрываемым презрением процедил Ференц.
  - Как бы ты к ним не относился, нельзя их недооценивать. Ты, мальчик мой, всегда был чересчур горяч. Если не научишься сдерживать свою ярость, рано или поздно она тебя погубит.
  Старик сокрушенно покачал головой.
  - Ты ставишь под опасность не только жизнь Лео, но и всех нас. Нет, нет. Торопиться нельзя. Надо все тщательно обдумать.
  - Ненавижу, когда ты прав. - с досадой откликнулся Ференц, резко поднимаясь из-за стола. - Чувствую себя полнейшим идиотом. Прости, Франческа.
  - Ничего. - слабо улыбнулась девушка. - Я понимаю.
  Она снова стиснула руки, набираясь смелости задать следующий вопрос.
  - Кто вы такие?
  - Друзья, милая. - Маттео улыбнулся и накрыл ладонью стиснутые руки Франчески. Кожа на его сухой старческой ладони была пергаметно-желтой и такой тонкой, что, казалось, могла порваться от любого неосторожного прикосновения.
  - Мы - друзья Лео, а значит, и твои. Тебе не о чем беспокоиться.
  
  К сожалению, более вразумительного ответа Франческа не добилась. Разговор прервался, Ференц, извинившись, куда-то вышел, а Маттео, кликнув Теодора, приказал ему проводить девушку туда, где она могла бы отдохнуть. Тот провел ее снова в общую комнату, а затем - в правую дверь, за которой обнаружилась просторная "гостиная". Здесь вокруг длинного, занимавшего половину комнаты стола, хлопотали, накрывая на стол, три женщины, которые при виде Франчески испуганно ахнули, но, выслушав краткий перессказ ее истории, тут же прониклись к ней сочувствием и окружили такой заботой, что у девушки закружилась голова. Самую старшую женщину - ей было около сорока пяти лет на вид - звали Катариной, двух помоложе - Лейлой и Полеттой. Маленькая, отчаянно рыжая Лейла, очень напоминала белочку, статная черноволосая Полетта была красива настолько, что даже у Франчески захватило дух. Женщины показали девушке, где можно умыться и передохнуть - за общей "Гостиной" обнаружился коридор, ведущий в несколько других комнат - две мужские и одну женскую спальни, с грубо сколоченными самодельными кроватями, и общую ванную, где стояла большая деревянная бадья и ведра с водой. Умывшись и кое-как приведя в порядок растрепанные волосы, Франческа почувствовала себя намного лучше и вернулась в гостиную, но там на нее тут же набросились с расспросами, так что девушка, сославшись на головную боль и необходимость подышать свежим воздухом, сбежала из землянки наверх, на пустую поляну.
  За время, проведенное внизу, в лесу стемнело окончательно, и небо усыпали крупные бусины звезд. Посреди поляны одиноко горел бездымный огнепластовый костерок, отбрасывая оранжевые отблески на толстые стволы старых деревьев. Вились над мхом зеленовато светящиеся мошки, в зарослях густого колючего кустарника синими огоньками горели ягоды, названия которым Франческа не знала.
  Только очутившись снова один на один с огромным, живущим своей жизнью лесом, оставив позади шумную теплую землянку с заботливыми людьми, девушка воочию осознала, насколько же она одинока.
  И от этого ощущения ей захотелось завыть.
  
  За ее спиной тихо хрустнула ветка. Задремавшая было Франческа вздрогнула и испуганно обернулась.
  - Кто здесь? - окликнула она.
  - Я. - успокаивающие донеслось из темноты, и в круг света шагнул Винсент. Свой нелепый костюм с нашитыми на него лоскутками он сменил на темные штаны и рубашку, волосы его были все также взлохмачены, а взгляд невидящих глаз был устремлен прямо на костер.
  - Я не помешаю?
  - Нет, что ты. - растерянно откликнулась Франческа, стараясь не смотреть на него. Она чувствовала себя безумно виноватой перед этим мальчиком, и это чувство тяжким грузом лежало на ее душе.
  Винсент уселся прямо на землю, не по другую сторону костра, а рядом с девушкой - впрочем, достаточно далеко, чтобы не коснуться ее даже случайно. Лицо его было совершенно спокойно и отрешенно, в светлых, неподвижных глазах плясали оранжевые отблески пламени, и это было довольно жутко.
  Франческа зябко поежилась и отвела взгляд.
  "Зачем он пришел?"
  Винсент молчал и ничего не говорил. Девушка тоже молчала, не зная, что сказать. Вокруг них шумел ночной лес - тихо потрескивали-поскрипывали деревья, слышались хлопки крыльев какой-то беспокойной птицы. За густым колючим кустарником кто-то возился и иногда словно вздыхал, и Франческа очень надеялась, что это ей просто кажется.
  Она снова кинула на парнишку виноватый взгляд, вздохнула, и уже открыла было рот, чтобы заговорить - но Винсент ее опередил.
  - Я хотел извиниться. - негромко проговорил он, по-прежнему невидяще глядя на костер. - За то, что произошло сегодня.
  - Тебе не нужно извиняться! - торопливо перебила его девушка. - Это я должна просить прощения.
  Он усмехнулся.
  - За что?
  - Не знаю. - растерялась Франческа. И она действительно не знала.
  - Вот видишь, ты даже не знаешь, за что просить прощения. - рассудительно заметил парнишка. - А уже признаешь себя виновной. Ты всегда так?
  Девушка повела плечами и не ответила.
  - Сам-то знаешь, за что извиняешься?
  - Конечно. - он пошарил рукой по земле, зачерпнул горсть сухой хвои и, вытянув руку, безошибочно ссыпал ее на огнепласт. Пламя на миг взметнулось к небу, пожирая подношение. - Я закричал, перепугал тебя, Тедди на тебя накричал, едва не побил...
  - Я его не виню. - улыбнулась Франческа. - Он, видимо, очень тебя любит.
  - Он мой лучший друг. - подтвердил Винс. и добавил: - И все же извини.
  - Извиню, если расскажешь, что с тобой случилось.
  Винсент замолчал, обдумывая ее предложение. Лоб его прорезала задумчивая морщинка, темные брови сдвинулись. Глаза же остались совершенно неподвижными. Он так долго молчал, что Франческа уже успела пожалеть о своих словах.
  - Ладно, можешь не рассказывать. Бестактно с моей стороны было бы спрашивать такое. Я тебя прощаю, если уж ты так хочешь извиняться.
  - Когда ты тогда взяла меня за руку, - медленно проговорил Винсент, тщательно подбирая слова. - Я на миг... увидел. Увидел тебя, Тедди... лес, деревья вокруг, небо... все, что было. Это было...
  Он махнул рукой.
  - Тебе не понять. Я испугался. Очень. И закричал.
  Франческа потрясенно смотрела на него.
  - А сейчас ты...
  - Нет. Сейчас не вижу. Только тогда, на то мгновение.
  Девушка замолчала, не зная, что сказать.
  - Когда ты ослеп? - наконец тихо спросила она.- Как это случилось?
  - Я слепой от рождения. - просто откликнулся он. - Я такой, сколько себя помню.
  - Прости. - смутилась огорченная Франческа. - Я не хотела обидеть. Я хотела сказать, что по тебе ни за что не скажешь, что ты... не видишь. Ты так уверенно двигаешься и вообще...
  - А, это дело привычки. - негромко рассмеялся мальчишка. - К тому же, я очень хорошо слышу. Ты даже не можешь представить, насколько. Это вполне заменяет отсутствие зрения. Ну, по-крайней мере, в знакомом месте. В незнакомом несколько сложнее.
  У Франчески словно камень с души свалился. Винсент совершенно не держал на нее обиды, и осознание этого невероятно ее радовало.
  - Ты всю жизнь живешь здесь? - поинтересовалась она.
  - Нет. С десяти лет. - он пожал плечами. - Место не хуже других.
  - А где ты жил раньше?
  - В одном из поселений. - Винсент не назвал названия, и Франческа решила пока не спрашивать его.
  - А как оказался тут?
  - Также, как и ты. - невесело усмехнулся он. - Маму забрали маги. На нее донесли, что она воровала пшеницу, и пыталась колдовать. Отец сбежал вместе со мной и вернулся за ней. Больше я его не видел.
  Снова повисло тягостное молчание. Парнишка опустил голову, задумчиво пересыпая между пальцами сухую хвою, Франческа отчаянно жалела, что вообще затронула эту тему и проклинала свое неуемное любопытство.
  Молчали они довольно долго. А после Винсент, словно набравшись решимости, повернулся к девушке.
  - Слушай, Франческа... Я хочу тебя... попросить.
  Девушка удивленно посмотрела на него.
  - О чем? - настороженно спросила она.
  - Давай попробуем еще раз. - Винсент набрал воздуху в грудь, словно перед прыжком в холодную воду... и протянул ей руку.
  Девушка недоверчиво и испуганно уставилась на нее.
  - Пожалуйста. - умоляюще произнес он. - Я не буду кричать. Позволь мне еще раз... увидеть.
  Франческа посмотрела на его лицо, на котором застыло выражение решительности и испуга одновременно. Перевела взгляд на свои пальцы, судорожно стиснувшие ткань юбки...
  Винсент ждал, вытянувшись напряженно, словно струна.
  И девушка решительно протянула руку, и крепко сжала его ладонь.
  
  Глава 6
  
  На это раз Винсент не закричал - просто дернулся, словно ему в затылок, ударила молния, и зажмурился, но руку не отнял, наоборот, крепче стиснул тонкие пальцы девушки. Ладонь его была сухой и такой горячей, что Франческе казалось, что она вот-вот обожжется, словно схватила неосторожно горящую головню или неостывшую огнепластовую плитку. Однако вскоре это ощущение почти сошло на нет, только средний палец охватывал тонкий горячий ободок, словно кольцо - последний подарок умершего мага - впитало в себя все тепло, которое смогло.
  Франческа с тревогой посмотрела на сидящего напротив парня. Она волновалась едва ли не больше, чем он сам. Лицо Винсента было напряжено и сосредоточенно, но он по-прежнему сидел с закрытыми глазами.
  - Ну что? - осторожно поинтересовалась Франческа.
  - Пока не знаю. - напряженно откликнулся он.
  - Может, попробуешь открыть глаза? - неуверенно предложила девушка. - Наверное, так будет лучше.
  - Страшно. - совсем по-мальчишецки признался парень.
  - Если ты боишься, давай я уберу руку. - Франческа попыталась высвободить руку, но Винсент не дал.
  - Нет, стой! Подожди... я просто... я сейчас. Мне нужно сосредоточится.
  Открыть глаза парень решился минуты через две, задержав дыхание, как перед прыжком в холодную воду, и судорожно стиснув пальцы Франчески. Девушка с надеждой уставилась на него - и тут же ощутила укол глубокого разочарования - глаза Винсента по-прежнему оставались неживыми, остановившимися, слепыми, только в глубине зрачка едва-едва заметно теплился синий огонек.
  - Не получилось? - почему-то шепотом поинтересовалась она через несколько минут.
  Винсент долго молчал.
  - Нет... - наконец выдохнул он. - Нет...
  Девушка окончательно расстроилась, но парень облизнул пересохшие губы и прошептал:
  - Нет. Получилось.
  Синий огонек в глубине его глаз постепенно разгорался, становясь ярче и заметней. Франческу аж мороз по коже продрал - совсем как у того мага!
  - Знаешь, - не замечая ее волнения, прошептал Винсент. - Все совсем не так, как я думал.
  Девушка неуверенно улыбнулась, глядя на него. Винсент же на нее не смотрел - по-прежнему не выпуская ее руки, он медленно поворачивал голову, осматриваясь - теперь уже точно осматриваясь! - по сторонам.
  - Все совсем в тех же местах... но совсем другое, понимаешь? - голоса он не повышал, словно боялся, что ненароком спугнет случайно получившееся чудо. - Вот дерево. Я знаю, что у него внизу, что у него наверху, знаю даже, что скрыто у него внутри, но какое оно в целом... это... невозможно представить. Вот закрой глаза.
  Девушка с удивлением посмотрела на него.
  - Ну закрой!
  - Ладно-ладно, - она послушно закрыла глаза.
  - А теперь попробуй забыть, что ты знаешь, как выглядит дерево и попробуй представить... вот я говорю, дерево - у меня есть ствол, он прямой, большой и очень высокий. На стволе есть ветки... понятней всего, когда делают вот так.
  Он перевернул ее руку ладонью вверх и уверенно прочертил пальцем по запястью. Прямая линия - ствол, маленькие в стороны - ветки. Похоже, ему самому так объясняли, как выглядят деревья.
  - Листья... - парень пальцем нарисовал на ее запястье очертания листа.
  - Кто тебе так объяснял? - не открывая глаз, поинтересовалась Франческа, честно стараясь представить дерево, ориентируясь только на нарисованный мальчишкой контур. Выходило не слишком хорошо.
  - Тедди... и Полетта тоже. Они сначала рисовали так, потом давали потрогать лист. - Винсент провел по руке девушки, "стирая" рисунок. - Так можно объяснить многое, но не все. А сами деревья никогда не скажут тебе, как они выглядят, только как называются. Но когда ты их только представляешь и ты их наконец... видишь, это... такое...
  Он не договорил фразы, оборвался на полуслове и замолчал, но Франческа прекрасно его поняла. Она открыла глаза и посмотрела на сидящего напротив парня. Винсент выглядел совершенно растерянным, но также и совершенно счастливым. Щеки его раскраснелись, в недвижимых глазах ярко горел синий огонек.
  "Это просто совпадение" - подумала Франческа, прогоняя плохие предчувствия. Она заставила себя улыбнуться и медленно подняла свободную ладонь в давнем жесте поддержки и ободрения. Винсент впервые в жизни поймал взглядом ее улыбку, неуверенно улыбнулся в ответ - и приложил свою ладонь к ее ладони, сплетая пальцы.
  
  И в тот же миг мир вокруг Франчески взорвался тысячью звуков. Шелест листвы и травы, скрип деревьев, стрекотание насекомых, шум крыльев пролетавшей над поляной птицы, потрескивание раскаленного огнепласта, скрежет жуков-древоточцев, сонное ворочанье белки в ближайшем дупле, писк мыши в норе, потрескивание сухой древесины, чье-то тяжелое дыхание за густыми кустами, громкий, взволнованный стук сердец...
  А после все звуки вдруг померкли, но не исчезли, а отошли на второй план, заглушенные совершенно ясными голосами, которые звучали так близко, словно говорившие находились в паре шагов от девушки.
  
  - А что насчет этой девочки, Франчески?
  - А что с ней не так? Побудет здесь, пока мы не вытащим Лео. Она скоро придет в себя, привыкнет. Будет еще одна подруга Лесли и Полетте...
  - Все не так просто, мальчик мой. Совсем не так просто...
  - С чего ты взял? Девушка как девушка.
  - Она сестра Лео.
  - Это еще ничего не значит. Ты же слышал, она ни о чем не знает.
  - Так-то оно так, но... есть одна маленькая деталь, которая не позволяет мне с тобой согласится. Ты смотрел на ее руки?
  - Нет.. зачем бы мне?
  - А я смотрел.
  - Ну и много тебе это дало?
  - Порядочно. У нее на пальце одно очень интересное колечко...
  - Маттео, заканчивай говорить загадками. Я не в том настроении, чтобы играть в твои игры!
  - Это кольцо Вольфганга, мой мальчик.
  Пауза оказалась долгой.
  - Это невозможно. Ты уверен, что не ошибся? Мало ли какое она могла нацепить кольцо...
  - Такое кольцо только одно, и это именно оно.
  - А это значит...
  
  Дослушать девушка не успела. Ее ощутимо тряхнуло. Обилие звуков, заполонившее все вокруг, всколыхнулось, на миг стало ярче и слышимей... и схлынула, словно волна от берега.
  - Франческа! - девушку снова тряхнуло, и испуганный голос Винсента снова позвал: - Франческа!
  Она с трудом открыла глаза и увидела перед собой, очень близко, обеспокоенное лицо Винсента. Синий огонек в его глазах погас, они снова были пустыми и безжизненными, но сам парень выглядел не на шутку взволнованным. Это он тряс ее за плечи, стараясь привести в себя.
  - Я в порядке. - хрипло откликнулась девушка.
  На лице мальчишки отразилось невероятное облегчение.
  - О, Слава богам... что случилось? - убедившись, что девушка не падает, Винсент убрал руки. - Ты вдруг перестала отвечать, даже дышала через раз... это из-за меня? Я что-то не то сделал?
  Франческа не знала правильного ответа, а потому промолчала, и обхватила голову руками. Подслушанный разговор все еще звучал в ушах, а после обилия звуков, которые она слышала минуту назад, лес казался пустым и очень, очень тихим.
  - Кажется, что-то не то сделали мы оба. - негромко произнесла она. - И если ты увидел, то я - услышала.
  
  
  Они еще долго молча сидели у костра, потрясенные и непонимающие, думающие каждый о своем. В конце-концов гнетущую тишину развеял Винсент.
  - Катарина зовет ужинать, - отстраненно заметил он.
  Через пару минут, подтверждая его слова, из землянки выбрался мрачный, как туча, Теодор, держащий в руках глиняную миску.
  - Ну вы, голубки, - недовольно окликнул он. - Долго еще тут сидеть будете? Катарина ужинать зовет.
  - Сейчас придем, - заверила его Франческа, поправляя растрепавшиеся волосы. Выходить к столу неряхой ей совершенно не хотелось.
  Тедди кинул на нее мрачный взгляд из-под спадающей на глаза челки, но не ответил, и, развернувшись, молча направился к дальнему концу поляны. Винсент поднялся на ноги, с хрустом потянулся, разминая затекшие мышцы.
  - Осторожно, - предупредил он. - Он все еще такой же.
  Со стороны кустов донесся шелест раздвигаемых ветвей - и громкое угрожающиее шипение. Тедди выругался и отпрянул, чудом не выронив миску. Франческа испуганно подхватилась на ноги, но Винсент, протянув руку, успокаивающе тронул ее за плечо.
  - Не бойся. Там просто кот.
  - Кот? - переспросила Франческа, чувствуя, как испуганно бьется ее сердце. Она за пару мгновений уже успела вспомнить все истории о чудовищах, водившихся в лесу, и теперь ей с трудом верилось в то, что тот, кто может издавать такие звуки, не несет никакой опасности.
  - Ну да. Он был там с самого начала, разве ты не слышала?
  - Нет... - растерялась девушка, и тут же поняла, что сказала неправду. Во время этого странного приступа она прекрасно расслышала чье-то тяжелое дыхание, но потрясение оказалось слишком велико, чтобы она обратила на него внимание. - Точнее, слышала, но..
  - Это не кот, - Теодор в сердцах пнул ствол ближайшего дерева. - Это упрямая скотина! Ну и демон с тобой, слышал? Умирай, если такой тупой!
  - Тедди! - возмутился Винсент.
  - Что? Еще скажи, что я не прав! - сердито огрызнулся мальчишка. - Иди сам попробуй его покормить, если хочешь. Может, тебе повезет больше и он откусит тебе ногу.
  - И почему это - повезет? - фыркнул Винсент.
  - Потому что и сам поест, и тебе больше к нему таскаться не придется. - проворчал мальчишка и снова полез в кусты. Снова послышалось шипение. - Тихо, киска, тихо! Я не сделаю ничего плохо...
  Шипение стало громче, а после послышалось еще угрожающее завывание. Тедди попятился обратно на поляну, встряхнулся, как недовольный воробей и подошел к костру.
  - Бесполезно. Пойду скажу Катарине, что он не хочет.
  - И она оборвет тебе уши. - заметил Винсент, поворачиваясь к нему.
  - Тогда пусть сама поднимается и пробует его накормить!
  - Дай мне. - неожиданно для себя попросила Франческа и, пользуясь повисшей на мгновение паузой, осторожно забрала из рук мальчишки глиняную миску. В миске оказалась просто вода, да и той меньше половины - похоже Тедди за время своих подвигов порядком ее расплескал. Не дожидаясь никого, девушка направилась дальнему краю поляны.
  - С ума сошла? - наконец ожил Теодор, и бросился за ней. - Он же тебя сожрет, а мне отвечать!
  - Франческа, ты чего? - Винсент отстал от него лишь на мгновение.
  Франческа и сама не знала, что на нее нашло. Она вспомнила, как кот (если это действительно был кот) дышал, когда она услышала его - тяжело, трудно, с хрипами. Здоровые и счастливые - пусть даже не люди - так не дышат, и от еды (и воды) так просто не отказываются. Кот был явно болен, а что могут два шебутных мальчишки знать об уходе за больными?
  - Чем он болеет? - не поворачивая головы, поинтересовалась девушка, останавливаясь перед кустами, усыпанными крупными, синевато светящимися ягодами.
  - С чего ты взяла, что он болеет? - недовольно поинтересовался Тедди, догоняя ее. - Здоровый он, как бык.
  - Здоровые так не дышат. - не согласилась Франческа.
  - Ха, как будто ты его слушала!
  - У него хозяин умер, - Винсент остановился рядом с девушкой. - Он горюет и никого не себе не подпускает, даже своих, и не ест. Не ходи к нему. Давай я поставлю это тут, захочет - выйдет...
  - Погоди, - девушка отвела миску в сторону. - И как давно он не ест?
  - Дня три уже, как вернулся.
  Сердце девушки сжалось в недобром предчувствии, и она невольно стиснула пальцы на краях миски.
  - Франческа...
  - Отойди-ка в сторону.
  Франческа решительно отстранила Винсента в сторону и шагнула вперед, отведя колючие ветки в сторону. На поверку колючие заросли оказались совсем не такими густыми, как казались на первый взгляд, и за переплетением ветвей скрывался вполне удобный, хоть и узкий, проход в своеобразный "загон", со всех сторон окруженный кустарником.
  Из темноты навстречу девушке сверкнули золотые глаза со стремительно сужающимся зрачком. Кот угрожающе зашипел и оскалил зубы, запрещая человеку приближаться к нему. В темноте его почти не было видно - только смутные, едва уловимые очертания тела и яркие, горящие недобрым огнем глаза.
  - Тшшш, тшшш... - Франческа замерла на месте. Позади нее испуганно что-то выдохнул Винсент, тихо выругался Тедди, упомянув что-то про "упрямую дуру" и "туда и дорога". - Тише, мальчик... я не причиню зла...
  Кот недоверчиво прищурился, но стоило только девушке сделать еще один шаг, как он снова зашипел - теперь уже намного страшнее.
  - Я не причиню зла. - повторила Франческа и медленно, медленно наклонилась, не отводя взгляда от золотых кошачьих глаз. - Я принесла тебе воды... видишь, я поставлю это тут...
  Она осторожно утвердила миску на земле и также медленно выпрямилась. Кот утробно заурчал, встопорщив усы, в свою очередь, не отводя взгляд от девушки.
  - Франческа, выходи оттуда! - потребовал Винсент, однако ломиться за ней в кусты, чтобы вытащить, не стал. Он прекрасно понимал, как она рискует, и одно неверное движение способно было все испортить. - Уходи, ему это не нравится!
  - Бедный, - прошептала Франческа коту, и осторожно вытянула вперед подрагивающую руку. - Тебе плохо. Я понимаю...
  Суженные в тонкую нить зрачки кота за расширились за долю секунды. В следующее мгновение в его глазах вспыхнуло узнавание. Ладони Франчески словно опалило жаром, и она даже не успела ничего понять, как кот с жалобным воем рванулся к ней (за кустами испуганно вскрикнули мальчишки) и ткнулся головой в живот, едва не сбив ее с ног. Девушка машинально обхватила кота за шею, зарылась руками в густую шерсть, и тот жалобно заурчал, застонал-заплакал, ластясь к ней.
  - Все в порядке! - успела выкрикнуть Франческа, прежде чем в кусты вломились воинственно настроенные Винсент и Теодор, вооруженный палкой.
  - Как ты... - потрясенно выговорил он, опуская свое грозное оружие. - Что ты сделала?
  Девушка не ответила ему. Она, опустившись на колени, обнимала кота, чесала ему за ушами, вытирала ладонью пролегшие по шерсти мокрые дорожки.
  - Тише, тише, мальчик... все хорошо, все хорошо...
  Кот басовито мурлыкал, ластясь к девушке, тыкая ее в лицо мокрым носом и подставляя под ласки большую лобастую голову. Густая его шерсть свалялась, в ней запутался лесной мусор, в одном месте - на плече, явно запеклась кровь. Франческа одной рукой потянулась к миске - и обнаружила, что та благополучно перевернута. Наверное, кто-то из мальчишек - или она сама, задели ее ногой.
  - Тедди, принеси воды, - попросила девушка, поднимая глаза. На лице Теодора недоверие мешалось с изумлением. - И что-нибудь поесть ему. Пожалуйста.
  
  Глава 7
  
  Ференц уехал той же ночью. Франческа не застала момента ее отъезда - просто наутро оказалось, что его и еще двоих мужчин уже нет, и Маттео, кашлянув, пояснил, что они вскоре вернутся и посоветовал не забивать голову ненужными переживаниями.
  Легко сказать - "не забивай голову". После отъезда Ференца Франческа и думать ни о чем другом не могла.
  Остальные обитатели землянки, правда, отнеслись к этому совершенно спокойно. Как пояснила Катарина, Ференц вместе с товарищами часто отлучался на день-другой, и ничего страшного не случалось. Она, правда, умолчала о том, что это были за отлучки, тут же сменив тему.
  В лесном поселении, оказывается, обитало намного больше народу, чем казалось на первый взгляд. Женщин, правда, было всего трое (теперь, считая Франческу, четверо), но мужчин вместе с Ференцем и Маттео, набиралось аж восемь человек. Правда, вместе они в доме практически не появлялись - только по отдельности или по двое, посменно - утром и ночью, целыми днями пропадая в лесу.
   - Винс, а где они были до этого? - шепотом поинтересовалась девушка в первый вечер, несколько обескураженная шумной компанией, разместившейся за столом в "гостиной".
   - Стояли на постах и охотились. - пожал плечами парнишка, уверенно подсаживаясь к столу. - Да ты не бойся, они про тебя уже знают. Видели, когда пока мы тебя вели, да и Тедди давал знать, что все в порядке.
  Теодор, прислушивающийся к разговору, довольно ухмыльнулся и засвистел ту самую мелодию, которую насвистывал в лесу.
  
  Самому старшему из мужчин - Александру - на вид было около сорока семи лет. Остальные были лишь на год-другой старше самой Франчески, так что ее появление они встретили с явным воодушевлением, шутливо сетуя на Лео за то, что он так долго прятал от них такую хорошенькую девушку. Правда, заметив, что при упоминании имени брата Франческа мгновенно помрачнела, они тут же деликатно сменили тему разговора... но хорошее настроение к девушке так и не вернулось.
  
  Ночью ей снились кошмары. Несколько раз Франческа в ужасе вырывалась из липкой паутины снов, открывала глаза, с трудом соображая, где находится - и засыпала снова. Так как кроватей в женской спальне не хватало, в первую ночь ей постелили в "гостиной" на широкой лавке - и она, засыпая, видела пляшущий в очаге огонек, который в ее снах разрастался, превращаясь в ужасающий багровый пожар, охватывающий все вокруг. Всплывали из памяти тревожные, больные глаза умирающего мага - гаснущие синие огоньки, которые тут же превращались в темно-синие огоньки ягод на кустах, из которых вспыхивали золотом глаза яростно воющего кота, набрасывающегося на врага, слышался свист воздушных плетей, жуткие крики терзаемого брата, горькие причитания Косты...
  Проснувшись третий раз за ночь, Франческа обнаружила рядом с собой Полетту. Темноволосая девушка в белой рубашке склонилась над ней, положила на лоб прохладную узкую ладонь и серьезно сказала:
   - Спи. Кошмаров больше не будет.
  И их больше не было.
  А на следующее утро выяснилось, что Ференц уехал, и Винсент с Теодором перетащили одну из освободившихся кроватей из мужской спальни в женскую.
  
  Кот поправлялся медленно. За три дня добровольного голодания сильно отощать он не сумел, хотя бока у него ощутимо ввалились и сквозь густую пушистую шерсть (и не менее густой подшерсток) можно было даже прощупать ребра, но глубокая рана на его плече воспалилась и выглядела очень нехорошо. Никого, кроме Франчески, кот до сих пор к себе не подпускал, и девушке приходилось три раза в день подниматься наверх, чтобы отнести ему еды и промыть рану отваром, снимающим воспаление. Хорошо еще в землянке нашлись кое-какие травки...
  Кот морщился, распушал усы и прижимал уши, но стоически терпел. Франческа, касаясь горячей, воспаленной кожи (шерсть вокруг пришлось состричь, а после и осторожно сбрить), ворковала над ним, как над ребенком, что-то успокаивающе бормотала, заверяя, что все будет хорошо... и ужасалась про себя.
  Ей не раз приходилось видеть такие раны. Исхлестанные прозрачными плетьми спины выглядят очень похоже, но какой силы должна быть плеть, чтобы пробиться сквозь густую кошачью шерсть? И то, по всему видно, что плеть задела кота лишь краешком, по касательной, основной же удар пришелся по всаднику...
  Как же тогда досталось ему?
  При мысли о том, что в последний раз на спине кота сидел Лео, у нее темнело в глазах.
  
  Катарина на кота сердилась. По ее словам, проще было накормить армию голодных оборванцев, чем одного несчастного кота.
   - Лучше б уж дальше не ел, паршивец. - досадливо выговаривала она, помешивая суп в котелке. - Не было печали... при Вольфганге, храни его сон Великое Древо, небось, сам себе пропитание добывал! Разленился...
  Тем не менее, каждый раз, когда приходило время нести коту еду, она накладывала ему столько, что хватило бы на трех умирающих котов - не то, что на одного выздоравливающего.
   - Неси, неси, - отмахивалась ложкой Катарина на робкие замечания Франчески о том, что хватило бы и половины порции. - Свой все же, как дите малое, сил моих нет смотреть...
  И, отвернувшись к плите, продолжала совсем другим тоном:
   - Ишь, три дня нос воротил, с тоски высох небось. Прям девка перед женитьбой, а не кот... А ты что смеешься? - она бросала на Лейлу суровый взгляд из-под темных бровей. - Сама не лучше! Хиханьки да хаханьки целый день, вздохи-охи да шушуканья, лучше бы ела, пока есть такая возможность! Не дай тебе боги узнать, что такое голод... Полетта, детка, порежь лук, пожалуйста...
  Смешливая и живая Лейла на Катарину не обижалась.
   - Катарина из Овсяницы, потому так и говорит. - смущенно улыбаясь, поясняла она, пока девушки вечером сидели в общей комнате у огня. - Слышала, небось, или до вас такие слухи не доходят?
  Франческа покачала головой, не поднимая глаз от разложенной на коленях вышивки. Новости из соседних поселений к ним вообще приходили крайне редко. Разве что кто-то, у кого там были знакомые или родственники, изредка получал крыс с посланиями - и те чаще всего ограничивались общими словами, мол, живы-здоровы, живем не бедствуем. Чтобы связь не терялась...
   - Ну да, - вздохнула Лейла. - Где уж там... В их поселении весь урожай забирали маги, прямой доставкой в столицу. Оставляли самую малость - лишь чтобы засеять поля заново, а что там люди будут есть - не их проблема. Вот они и голодали, побирались, кто чем мог. Охотников, сама знаешь, карают строго, но на них по сути, все только и держались, стояли горой, прятали всем миром, если вдруг что. А в последний год, что она там была, староста решил часть урожая утаить, но не вышло. Маги, сама знаешь...
  Она помолчала, терзая в руках льняное полотенце, из которого, сама того не замечая, рассеянно выщипывала нитки по мере рассказа - весь край разлохматила.
   - Старосту и его сыновей - у него их было четверо, младшему всего семь годков, показательно казнили прямо на площади. А Катарина смерти мужа и детей не выдержала. На следующую же ночь и ушла. - девушка скатала из ниток плотный шарик и, прищелкнув пальцами, отправила его в очаг. - Подожгла здание Магистрата и ушла.
  Огнепласт ярко вспыхнул, принимая нитяную подачку.
  Франческа похолодела. Ну никак у нее в воображении не вязалась строгая, но такая домашняя Катарина, вечно хлопочущая у очага и полыхающее здание Магистрата, где останавливались, приезжая в поселения с ревизией, чванливые столичные маги.
   - А как же...
   - Александр и Рауль ушли с Катариной. - вздохнула Лейла. - Остальные не захотели, хоть она и предлагала.
  С Раулем Франческа сталкивалась редко. Высокий молчаливый парень лет двадцати пяти на вид, неизменно вежливо благодарящий девушку, когда она ставила перед ним тарелку с едой и каждый раз бережно подъедающий все, до последней крошки...
   - Давно?
   - Восемь лет назад.
  Франческа замолчала, растерянно разглаживая на коленях снежно-белую ткань.
   - А ты здесь давно?
   - Два года как. - засмеялась Лейла и, слегка покраснев, пояснила: - Я с Тибботом вместе ушла. Как представила, что одна останусь, без него, так света не взвидела, да и он так просил...
   - А он почему ушел?
   - А к нему Ференц с Лео приходили. - Лейла на миг отвернулась за миской с орехами, стоящей на столе, и не заметила, как дернулась Франческа и как мгновенно переменилось ее лицо.
  "Лео? Лео ходил по соседним поселениям?!.."
   - Не к нему одному, конечно, - поправилась девушка, ставя миску на колени и запуская в нее пальцы. - Хочешь? Нет? Ну, как знаешь... они заходили новости узнавать, послания забирать опять же - до нас не всякая крыса добегает, а в поселения удобно, дичь приносили иногда... как-то пришлось прятаться - патрульные маги в барьере дыру нашли и закрыли, так они два дня у Тиббота в подвале просидели, пока новая не открылась... а как открылась, Тиббот с ними засобирался, ну и я с ним...
  Франческа молчала, кладя стежок за стежком. На белой ткани платья, вокруг воротника, вилась ежевичная лоза. Синие ягоды на снежно-белом фоне, традиционный свадебный узор. Узнав о том, что Франческа - вышивальщица, Лейла пришла в полный восторг и в первый же вечер умолила девушку помочь с вышивкой свадебного платья. Она и Тиббот собирались пожениться на исходе следующего месяца...
  Оставалось только дождаться возвращения Тиббота.
  Он был одним из тех, кто уехал вчера ночью вместе с Ференцем.
   - И как у тебя это получается? - восторженно вздохнула Лейла, наклоняясь к Франческе и осторожно касаясь пальцем шелковой ягодки. - Совсем как настоящая...
   - Навык. - улыбнулась в ответ Франческа. - Ничего сложного, если уметь. И ты могла бы научиться.
   - Ой, нет, у меня терпения не хватит! - Лейла махнула рукой и рассмеялась. - Вот у Полетты получилось бы... но она не станет. - она помолчала, словно обдумывая, стоит ли говорить дальше, но все же продолжила, понизив тон: - Полетту привел Лео через полгода, как я тут появилась. Она сначала совсем дикая была, не разговаривала ни с кем, отсиживалась в спальне. Лео и рассказал, что в их поселении главный маг отбирал девушек покрасивее, приводил в Магистрат - сама понимаешь, для какой надобности. Только девушки назад оттуда редко возвращались...
  Она поежилась, поплотнее закуталась в лежащую на плечах шаль, словно ей внезапно стало холодно, хотя огнепласт в очаге горел ярко и не думал гаснуть.
   - Он как Полетту увидел, сразу на нее глаз положил, да и немудрено - была бы парнем, нипочем бы мимо не прошла. В общем, попала она к этому магу, а как увидела, что он с девушками делает... в общем, не знаю, что там толком произошло, она до сих пор не никому не рассказывает. Только и обмолвилась, что сама не знает, как схватила кочергу, огрела мага по голове и выбежала оттуда. Что дальше было, не помнит...
  Девушка вздохнула.
   - Ты бы видела, какой Лео ее привел. Глаза безумные, губы шевелятся, а сама молчит. Ужас какой-то. Катарина все боялась, что с ума сошла...
  
  Франческа слушала молча. Руки ее привычно сновали над вышивкой, аккуратно клали стежки, приглаживали нитки... только с каждый стежком и с каждым словом Лейлы на сердце делалось все тяжелее и тяжелее.
  
  С Винсентом Франческа виделась по вечерам. Днем она помогала Катарине по хозяйству, выхаживала кота, мальчишка же пропадал в лесах вместе с охотниками и Теодором. Зато по вечерам, когда большинство жителей землянки расходилось по своим делам - кто спать, кто на посты, кто усаживался вокруг стола в гостиной, Франческа поднималась наверх. Винсент сидел у огнепластового костерка, изредка подбирая с земли тонкие веточки и сухую хвою, подкармливал пляшущий огонек. Девушка подходила к нему и садилась рядом. Напугать его неожиданным появлением она не боялась. В первый раз она еще несмело остановилась в нескольких шагах и негромко заметила:
   - Это я.
  Парень тряхнул головой в ответ и безошибочно повернулся к ней.
   - Я знаю, я тебя слышал.
  Франческа усаживалась рядом с ним, брала его за руку и смотрела, как в глубине его глаз постепенно разгораются синие огоньки. Смотреть на это было откровенно жутко - сразу всплывали в памяти глаза мертвого мага, но девушка упрямо гнала эти мысли прочь.
  Да, Вольфганг умер. Она убила его.
  Но так было нужно.
  
  Винс вертел головой по сторонам с таким счастливым видом, что ей сразу становилось легче.
   - А это? Какого цвета? - он осторожно тронул рукав ее рубашки.
   - Белого. Точнее, была белой.
   - А сейчас?
   - Грязная! - засмеялась девушка. На белом рукаве и правда виднелся черный след - задела что-то, вымазалась... - Нужно будет постирать.
   - А грязь...
   - Разная. Иногда коричневая, иногда серая, иногда черная... смотри, коричневый - вон как ствол дерева.
  Мальчишка послушно посмотрел в указанную сторону и вздохнул.
   - Ужасно знать, что есть цвета, но не представлять, что это - пожаловался он. - Вокруг все говорят, что небо - синее, а листья - зеленые, а ты сидишь и гадаешь - как это, синий? И почему зеленый?
  Франческа поежилась и промолчала. Она действительно не представляла.
   - Я знаю, что вон на том дереве беличье гнездо, - Винс показал куда-то в темноту. - Вон то точат короеды, вон на том - тоже гнездо, сойка, и три птенца постоянно пищат...
  Парнишка помолчал и крепче сжал руку девушки.
   - Жаль, что нельзя услышать цвета. Никогда не представлял, что мир такой разноцветный.
  Девушка подобрала с земли упавшую с куста ягоду, тускло-тускло светящуюся в темноте, покрутила ее в пальцах и продемонстрировала Винсенту.
   - Ну-ка, какой цвет?
   - Эээ... синий? - несколько неуверенно откликнулся парнишка.
   - Верно. А оттенок?
   - Темный?
  Франческа ободряюще улыбнулась и поднесла ягоду ко рту, но укусить так и не успела - Винсент, резко дернувшись, ударил ее по запястью.
   - С ума сошла?!
   Ягода упала на землю, откатилась к костру и остановилась на самой кромке. Винсент, дотянувшись до нее носком сапога, подтолкнул ее к огню. Огнепласт зашипел и ярко вспыхнул, принимая подачку.
   - Ты чего? - Франческа удивленно посмотрела на него. - Это же просто ежевика!
   - Это не ежевика. - парень сердито тряхнул головой, отвел упавшие на глаза пряди. - Вокруг лагеря ежевика не растет, она дальше, по берегу ручья. А это - Слезы Вероники, они ядовитые.
  Он сердито воткнул в землю острый прутик, которым до этого разгребал хвою и вздохнул. Франческа растерянно посмотрела на него, на пляшущий на пластинке огонек, и осторожно поинтересовалась:
   - А почему они так называются?
   - Ты что, не знаешь эту сказку? - удивился Винсент, поднимая голову.
   - Нет. - растерялась девушка.
   - Когда-то давно в одном городе жили двое влюбленных, Вероника и Берт. Они любили друг друга больше жизни. Вероника была целительницей, Берт - кузнецом... в общем, они должны были скоро пожениться, но городской маг положил глаз на Веронику и запретил им. Посовещавшись, они решили сбежать в лес, но план не удался, их поймали, Веронику маг запер в Магистрате, а Берта высекли на главной площади. - Винсент осторожно покосился на Франческу, следя за ее реакцией, но лицо девушки было спокойно, и он продолжил:
   - Его оставили привязанным к столбу на ночь, но ночью он сумел сбежать, добрался до своих друзей и все им рассказал. Они рассказали другим, другие - третьим... В общем, Берт поднял восстание, и люди пошли на Магистрат. - Он вздохнул. - Только ничего не получилось. Им удалось ворваться в магистрат, разгромить там все, даже убить мага, захватившего Веронику, но почти сразу же в поселение пришли другие маги... Берт и Вероника бежали в лес, но их настигли на поляне. Веронику Берт толкнул в кусты, чтобы ее не заметили, и побежал дальше, отводя погоню. Маги догнали его и убили, проткнув шипами. Когда Вероника очнулась и отправилась его искать, она нашла его уже мертвым, обняла и заплакала, проклиная убийц любимого. Каждая ее слеза стала такой вот ягодой, - он кивнул на усыпанные тускло светящимися ягодами кусты, окружавшие поляну. - Кровь Берта, пролитая на траву, тоже превратилась в ягоды, и всегда растет там, где есть кусты Слез Вероники. Кровяника, знаешь?
   - Кровянику знаю. - задумчиво кивнула Франческа. - Лео приносил из лесу. Она раны помогает заживлять, отличное средство. Мама делала из нее кашицу и прикладывала...
   - Вольфганг нарочно выращивал вокруг лагеря Слезы Вероники. Чтобы кровяника росла. - Винсент снова принялся разгребать палочкой хвою, расчищая место. - Говорил, когда-нибудь пригодится...
  Они замолчали, думая каждый о своем. Тихо потрескивал огнепласт, шептал, шелестел вокруг ночной лес.
   - А что стало с Вероникой? - Франческа посмотрела на светящиеся ягоды.
   - Не знаю. Мама не рассказывала дальше.
   - Прости. - девушка виновато тронула парнишку за плечо.
   - Да ничего. - вздохнул он, выпрямляясь. - Только ты эти ягоды не ешь больше, отравишься. Они даже звучат по-другому.
   - Звучат? - удивилась Франческа.
   - Угу, все ядовитое так звучит. У ежевики другой голос. - он повернулся к ней. - Хочешь послушать? Я тебя научу.
  И протянул вторую руку.
  Франческа, помедлив, накрыла ее своей ладонью и закрыла глаза, вслушиваясь в обрушившийся на нее водопад звуков.
  
  Дни, когда никто ничего не знал, тянулись невыносимо долго. За это время Франческа буквально не находила себе места, зреющее внутри нее беспокойство росло, вызревало, словно огромный пузырь...
  Который однажды все-таки лопнул.
  
  На пятый день измученный кот принес на спине два тела мертвых тела, крепко примотанных к нему веревкой.
  Ференца среди них не было.
  Лео - тоже.
  
  Глава 8
  
  Дальнейшие события запомнились Франческе как долгий, мучительный кошмар, словно затянутый туманом. Все почему-то двигались медленно-медленно, как сквозь воду, движения были плавные и заторможенные. Она как раз несла коту миску с супом, но не донесла - выронила, увидев выломившегося из кустов и тут же упавшего чужого кота, и миска, перевернувшись в воздухе, медленно-медленно падала к земле, и суп выплескивался из нее густой тягучей волной, золотисто-прозрачной на солнце...
  К коту из леса уже бежали Александр и Рауль - вероятно, заметили его со своих наблюдательных постов. Помертвевшая Франческа смотрела, как Александр добегает до кота, бросается к телам. Яркий высверк - мужчина, выхватив нож, перерезал веревки, освобождая кота от ноши, и тела тяжело и безжизненно рухнули на землю. Александр опустися на колени рядом с ними, прижал пальцы к чьей-то шее, попытавшись нащупать пульс - но Франческа знала, что это бесполезно.
  Тиббот и еще один молодой парень, имени которого она узнать так и не успела, были мертвы, окончательно и бесповоротно. Лица их были совершенно белыми, белыми-белыми, как снег, как свадебное платье Лейлы, которое ей так и не суждено было надеть.
  "О боги, Лейла!" - с ужасом подумала девушка, и в тот же миг, словно вторя ее мыслям, из землянки выскочила бледная, перепачканная в муке рыжая девушка. Она бросилась к коту, невольно задев Франческу плечом и даже не заметив этого, упала на колени рядом с мертвым Тибботом, затрясла его, как тряпичную куклу, судорожно сжимая пальцы и хватая ртом воздух, как выброшенная на берег рыба.
  Александр потянулся к ней, что-то негромко сказал - и девушка, на мгновение замерев, упала на грудь мертвого возлюбленного, обхватила его руками и даже не заплакала - утробно завыла, словно раненая волчица.
  Именно этот вой, полный нечеловеческой боли, и пробудил Франческу от ее замедленного кошмара. Растянувшееся натянутой струной время лопнуло и понеслось вскачь. Девушка шевельнулась, сбрасывая охватившее ее оцепенение, и бросилась к Лейле.
  - Катарина! - испуганно закричал неизвестно когда прибежавший на поляну Тедди, и бросился в землянку, кубарем скатившись по ступенькам. - Катарина!!!
  Лейла глухо рыдала и била кулаками по груди Тиббота, словно надеясь заново пробудить его сердце. Франческа опустилась рядом, осторожно перехватила ее руку - девушка даже не заметила этого.
  - Оставь, оставь... - девушка обхватила Лейлу за плечи, попыталась отстранить от тела Тиббота. - Оставь, этим не поможешь... о боги, Лейла...
  - Почему он? - истерически прорыдала Лейла. - Почему именно он? Почему? Почему?!
  Ответа у Франчески не было. Она впервые оказалась в такой ситуации и совершенно не знала, что делать. Сердце ее разрывалось от боли и жалости к несчастной девушке и от того, что она ничем, ничем не может помочь.
   - Уведи ее отсюда. - негромко велел Александр, и Франческа осторожно потянула рыдающую девушку за собой, но та не двигалась с места. Ее руки с побелевшими от напряжения костяшками сжимали край рубашки Тиббота, и оторвать ее от возлюбленного, казалось, было невозможно.
  Из землянки, тяжело ступая и на ходу вытирая руки о фартук, появилась Катарина в сопровождении Полетты. Черноволосая девушка, только заметив рыдаюшую Лейлу, бросилась к ней, обхватила сзади за шею и, уперевшись подбородком в макушку, закрыла глаза и зашептала что-то успокаивающее. Что именно, Франческа различить не могла, но это явно помогло - уже через несколько минут Полетта осторожно отцепила руки подруги от рубашки Тиббота и, поддерживая ее, повела обратно в землянку.
  Франческа наконец смогла подняться. На мертвых она старалась не смотреть. Не то чтобы она боялась мертвецов - нет, приходилось уже видеть (и убивать, невесело усмехнулась она про себя, вспомнив приведенного братом мага), просто видеть этих двоих было невыносимо больно...
  И страшно. Не было на них ни следов крови, ни разорванной одежды, ни страшных ран, и лица обезображены не были - просто совершенно белые и застывшие, а все же тянуло от них чем-то жутким, отчего у девушки остро покалывало пальцы, но что это, она объяснить не могла.
   - Несите вниз. - разом постаревшая на несколько лет Катарина развернулась и направилась обратно в землянку, коротко глянула на бледную Франческу - но ничего не сказала, только покачала головой. Александр и еще несколько мужчин, подхватив тела, понесли их в землянку.
  Принесший их кот остался на месте. Бока его ходили ходуном, шерсть свалялась, слишком туго затянутое седло сбилось на бок и явно мешало дышать...
  Надо бы его расседлать, отстраненно подумала Франческа и, механически повернувшись, принялась за дело, чтобы хоть чем-то себя занять.
  Произошедшее было ужасно. Сердце ее переполнялось болью за Тиббота и того, неизвестного, за пропавшего Ференца...
  Но где-то в глубине души тлела одинокая искорка облегчения, за которую ей было сейчас мучительно стыдно.
  На их месте не было Лео.
  А значит, был шанс, что брат все-таки жив...
  
  С седлом пришлось помучиться, но все же она сумела-таки его расстегнуть, сняла пропотевшую попонку, уздечку... Освобожденный кот благодарно мяукнул. Девушка отстраненно погладила его по боку и, потянув за край перерезанной Александром веревки, попыталась вытянуть ее из-под кота.
  Веревка ощутимо обожгла пальцы. Франческа, вскрикнув, отдернула руку - чтобы увидеть, как та на глазах рассыпается в серо-синий пепел.
  
Оценка: 8.23*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) А.Джейн "Подарок ангела"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) Э.Черс "Идеальная пара"(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru Освободительный поход. Александр МихайловскийОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AШторм моей любви. Елена РейнДурная кровь. Виктория НевскаяМалышка. Варвара ФедченкоЛили. Сезон первый. Анна ОрловаПоймать ведьму. Каплуненко Наталия��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаОфсайд. Часть 2. Алекс ДP.S. Люблю не из жалости... натАша Шкот
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"