Волкова Ольга: другие произведения.

Дело: Темное

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Исправленная версия с подредактированной первой частью. Приятного чтения!


   Дело: Темное
  
  
   Отчет N 7 по миру Z1278760480TY70098957ORAY-00, местное название "Вуд":
  
   "Генрих, вассал его королевского величества, находясь в странствиях, заехал переночевать в деревеньку Чернотравье.
   Деревня была большая и богатая, что было довольно странно, так как на картах она не обозначалась. Однако молодому рыцарю показалось, что она чересчур уж мрачная. Что-то тут было не так. Случайно подслушав разговор двух женщин у колодца, Генрих выяснил, что в деревне лютует ведьма.
   Ведьм рыцарь не любил, и поэтому, остановившись на постоялом дворе и заказав себе ужин, он решил разузнать побольше о том, что происходит в деревне.
   Хозяин постоялого двора, с которым разговаривал Генрих, говорить не хотел, и сказал только, что никаких ведьм в деревне нет, и что все это пустые слухи, и лучше бы уезжал рыцарь своей дорогую, да поскорее. Однако Генрих его не послушал. Осмотрев таверну, он увидел за столиком внушительного вида мужчину с длинными седыми волосами, стянутыми в хвост. Мужчина отличался от остальных посетителей тем, что при взгляде на него было видно сразу - воин. Рыцарь решил не упускать случая, и подсел за столик к мужчине.
   Из разговора выяснилось, что этот человек - кузнец, довольно уважаемый в деревне человек. О местных беспорядках он знал, и рассказал Генриху, что в деревне пропадают люди и вообще, творится какая-то чертовщина, только ведьма тут, судя по всему, не при чем, потому как "ни одна ведьма на такое не способна". Кузнец так же посоветовал рыцарю уезжать подобру-поздорову, и поведал так же, что в Чернотравье королевские вассалы уже прибывали. Трижды. И все три рыцаря не вернулись из лесу. Одного нашли мертвым - он умер от страха.
   После того, как рыцарь отказался уезжать и попросил найти того, кто проводит его в лес, кузнец усмехнулся. Глаза его сверкнули зелеными звериными огоньками - но лишь на миг. Мужчина сказал, что его зовут Мстивой, и что проводником рыцарю он будет сам, а после поднялся с места и вышел из таверны.
   Оставшись один, Генрих еще раз оглядел помещение. Увидев за столиком в углу двух монахов - молодого и старого, рыцарь решил поговорить еще и с ними..."
  
   Приложение к отчету N 7 по миру Z1278760480TY70098957ORAY-00. Выдержка из личных записей ученицы Швардсвальдской Академии Нечисти, третьего курса факультета оборотней (не пересказанное, с сохранением стиля и реалий мира):
  
   "... - Святой отец. Я прибыл в этот городок, чтобы покарать ведьму и вернуть сию деревню к радости и свету. Но вижу что дело серьезнее, оказалось, - произнес рыцарь. - Благослови меня на сей богоугодный труд, Святой отец.
   - Хорошее дело задумал. - монах склонил голову, осенил рыцаря священным знаком, и коснулся его лба прохладными пальцами. - Благословляю, иди с миром, да будет тебе помощь богов в деле твоем.
   - Спасибо вам, Святой отец. - склонил голову рыцарь. - Но перед уходом, я хотел бы узнать. Вы местный? И если да, то что-нибудь слышали о том что терзает эту деревню?
   - Зло великое снизошло на здешний люд. - степенно покачал головой старший монах. - Никто не знает, что это, никому еще не удалось одолеть его. Не иначе, нечистые дьяволы появились в округе за грехи людские. Благости не хватает, и веры, сыне.
   Молодой монах фыркнул, открыл было рот, но поймал строгий взгляд наставника, и так ничего и не сказал, снова уставившись в стол и изредка поглядывая на рыцаря.
   - Истинно так, - поддержал его рыцарь. - Но мне нужны и какие-то конкретные сведения, святой отец. Среди местных ходят шепотки, что это не ведьма, а что-то худшее. Конечно, возможно это суеверные слухи. Но все же... Да и люд здесь какой-то странный, только что разговаривал с кузнецом местным... - Генрих нахмурился.- Очень странный человек. Может быть, вы что-нибудь знаете, или знаете того, кто больше знает об этой.. нечисти, или о том, что конкретно может тревожить эту деревню?
   - Конкретно, сыне, сказать никто не может. - монах взглянул на Генриха, и у того мурашки пошли - глаза монаха тоже сверкнули звериными зелеными огоньками. Впрочем, может, показалось? Всего миг, свет не так упал, да и после историй местных...
   - А только есть в этом месте тварь дьявольская. Скот уводит, да и люди пропадают. Причем знают, что в лес ходить нельзя - а все равно, идут, как зачарованные, и не возвращаются боле. Пару раз видели таких вот зачарованных - пробовали с пути свернуть, окликали, молитвами отчитывали, освященными предметы пробовали - а все равно не остановить его. Коль запрешь в горнице - бьется, вырвется, убежит опосля в лес и уж с концами...
   - Да колдун это, точно говорю! - не выдержал молодой монах. - Кто еще на людей так влиять может? Никакой зверь не способен! Ведьма это, аль колдун, пакости черные свои строят, людей с пути веры сбивают!
   - Молчи, Феофан! - одернул послушника старший монах. - Не ведаешь, что говоришь - не сбивай с пути поиска ищущих!
   - Вот оно что... - протянул рыцарь и глубоко задумался. Не нравилось ему это совсем не нравилось и зеленоватые отблески в глазах монаха и кузнеца, ему тоже совсем не понравились. Один раз - может и совпадение, но второй...
   - Скажите, святой отец, а есть ли в здешней деревушке храм и настоятель?
   - В этой нет. - покачала головой монах. - За лесом, в соседней деревне, есть. Туда мы с Феофаном и направляемся.
   - Спасибо вам за информацию, святой отец. Пойду еще с крестьянами поговорю, может они мне что-нибудь толковое скажут. Удачного вам пути.
   Рыцарь встал и поклонился, а затем направился к сидящим крестьянам.
   - Доброго вечера вам, уважаемые! Не возражаете коли я присяду?
   Шум за столом крестьян мгновенно стих. Конечно, не каждый день к ним заезжие рыцари подсаживаются. Чай, благородные, не просто так.
   - Садись, коль не шутишь. - наконец прогудел один из мужиков, подвинувшись и освобождая рыцарю место на лавке.
   - Спасибо вам, уважаемые, - кивнул рыцарь, присаживаясь. - Эй, барышня, тащи сюда пива на всех! - рыцарь был не большим психологом, однако знал, что трезвый язык намного менее болтлив чем выпивший. Отхлебнув немного пива из кружки, он начал разговор, от вопросов о погоде плавно переключившись на интересующий его вопрос.
   - А что уважаемые, есть ли у вашей деревни трудности какие то, али беды?
   - Да какие там беды? - отмахнулся крестьянин. Пиво весьма расположило их к рыцарю. А если учесть, что за сегодняшний вечер эта была явно не первая кружка...
   - Урожай вот нынче не слишком хорош, получается. Налоги опять дерут, как с коров дойных, а подумать, где денег крестьянам взять, никто и не хочет...
   - Ну ничего, может наш милостивый король оброки-то и снизит.
   - Хм. А еще я тут слышал что у вас в окрестностях какая то ведьма завелась или сила нечистая, - как бы невзначай заметил рыцарь.- Вы уж не серчайте на путешественника, слухи - они дело темное... Врут, али нет?
   - А чого? - почесал в голове крестьянин. - Сила нечистая... Тьфу. Воет по ночам чаго-то, а так - обычное дело...
   - Много ты знаешь. У бабки Марьи он всех курей передавили!
   - Так тож свои!
   - Какие - свои! Упырь это, как есть тебе говорю! Он и воет!
   - Да когда-жто упыри выли? Ты думай, чого молотишь! Упыри, они молча харчат!
   Спор насчет воющих упырей захватил весь стол. Крестьяне оживленно зашумели, позабыв о рыцаре.
   Паладин покачал головой, теперь еще успокаивать эту компанию.
   - Эй, барышня, еще пива неси! - крикнул он, чтобы заглушить этот гвалт. - Уважаемые, а священник в вашей деревне есть, иль знахарь иль какой-нибудь знающий человек?
   -... да у той же Марьи о прошлом годе черт в трубу залетел! - закончил начатую фразу один из крестьян, отвернулся от захохотавших друзей, и снова повернулся к рыцарю. - Чого? Знахарь? Знахарь есть, как не быть. Волхв местный, травами торгует разными. А настоятель - вон, монах за столиком сидит - видишь? Так он месяца да назад пришел, так у нас и осел. С послушником, значит.
   Подавальщица принесла поднос, составила с него кружки с белой пеной поверху, мило улыбнулась рыцарю, и снова исчезла.
   - А где мне того волхва найти?- полюбопытствовал рыцарь
   - А как из корчмы выйдешь... - охотно принялся рассказывать мужик. - Так по улице и шпаришь. Ты лавку-то его увидишь сразу - флюгер на ей странный, на крыше, значит. В виде стрелы. Да и вывеска там, над дверью, висит, ступка да веник какой-то.
   - Спасибо тебе добрый человек.- улыбнулся рыцарь, вставая из-за стола. Рассчитавшись за пиво и улыбнувшись подавальщице, он попросил чтоб ему приготовили комнату и сказал что немного прогуляется перед сном
   Генрих вышел на улицу, осмотрелся по сторонам и поплотнее закутавшись в плащ и надвинув капюшон, направился к домику волхва. Подойдя к двери, он снял капюшон и громко постучал.
   Из-за двери гавкнуло. Громко так гавкнуло, густо. Послышались шаркающие шаги, и через некоторое время спокойны, уверенный, но тихий голос поинтересовался:
   - Кто там?
   - Уважаемый, - негромко произнес рыцарь. - Меня зовут Генрих. У меня к волхву важное дело, очень важное. Не хотелось бы откладывать на завтра.
   Секунду помолчав, добавил:
   - Если надо, я заплачу за беспокойство.
   Голос пару минут молчал, как бы обдумывая услышанное, а после послышался звук поворота ключа в замке, и дверь распахнулась. Первое, что увидел Генрих, была песья морда. Огромный лохматый пес, из тех, с которыми охотятся на волков, шумно принюхался.
   - Проходите. - пса за ошейник держал щуплый человек с длинными седыми волосами. Как ни странно, старым он не выглядел - рыцарю показалось, что волхву столько же лет, сколько и ему.
   - Прошу меня простить, но вы должны знать - время неспокойное, а случиться может всякое...
   - Знаю, - мрачно сказал Генрих, заходя в дом. Он сразу обратил внимание на внешность волхва, особенно на глаза, но пока ничего ему в них не чудилось. - Об этом и хочу с вами поговорить.
   Генрих стал у стены.
   - Уважаемый, я обратился к вам, потому вы моя последняя надежда разобраться в том, что происходит в этой деревне. Я королевский рыцарь и прибыл в деревню, чтобы избавить местный люд от ведьмы в лесу, однако из разговоров и намеков, я понял что тут дело серьезнее захудалой ведьмы. Вы что-нибудь слышали об этом?
   - Слышал. - не стал упираться волхв. Он отпустил собаку, и пес сначала обнюхал подозрительного рыцаря, и только потом улегся в углу. Волхв закрыл дверь, направился за стоящую у стены стойку, на которой стояла масляная лампа. В лавке сильно пахло травами, над стойкой, да и вообще под потолком висели пучки сухих сборов.
   - Только что это, я вам сказать не смогу. Я волхв-травник, а не ведьмак. Это не моя специальность.
   - Понимаю, - мрачно кивнул Генрих.- Но вы моя последняя надежда. В этой деревне творится что-то странное. Я говорил с местным кузнецом и с святым отцом Феофаном. Кузнец даже согласился быть моим проводником завтра в лес. Но не нравится мне все это: и кузнец, и даже святой отец, какие-то странные...
   Рыцарь вспомнил о зеленых огоньках, которые отражались в их глазах. - Да и три рыцаря там до меня сгинуло. Вы можете что-нибудь рассказать мне или посоветовать? - с надеждой спросил он у волхва.
   - Посоветовать могу. - усмехнулся волхв, принимаясь что-то толочь в ступке. Видимо, тем он и занимался, прежде чем его прервал неожиданный стук в дверь. - Не ходите туда. Вы верно сказали, там трое рыцарей до вас сгинуло, а уж количеству пропавшего деревенского люда счет уже никто не ведет. Я и то в лес ходить перестал, разве что днем и по самой окраине, не заходя за деревья - а там травы нужные растут...
   Волхв плеснул в ступку чего-то из бутылочки, стоящей на стойке, и принялся толочь дальше.
   - Вы хоть знаете, что деревня, где вы находитесь, проклята? Или об этом вам сказать не удосужились?
   - Нет,- помрачнел рыцарь.- Расскажите мне об этом.
   - Я об этом ничего не знаю. - виновато развел руками волхв. - Знаю только, что прокляли ее давно... еще деда моего, пожалуй, на свете не было, как. В чем суть проклятия заключается да кто деревню проклял - уже никто и не знает. Да только завелось в лесу что-то. Поначалу, сказывали, оно и незаметно было. Ну, пару раз люди пропали - так то ж обычно, волки там задрали, или в болоте по пьяни утоп. Но с каждым годом стал в деревне урожай портится. Петухи кричат как-то не так, как в других деревнях. Храм вот пробовали ставить, о прошлом годе даже - не пошло. Бревном кого придавит, пожар какой, а потом и вовсе священник местный пропал, а как и что - никто не знает. А в последние три года стали люди пропадать так, что уже все о проклятье вспомнили. Кто в лес идет - не возвращается.
   Волхв зябко передернул плечами и подкрутил фитиль масляной лампы. Свернувшийся в углу пес зевнул, показав белоснежные клыки в палец.
   - Холодно там, у леса. Как не подойди, в какое время года - летом ли, зимой, холодно и жутью веет. По ночам стало выть в последнее время - жутко так, аж до костей пробирает. А что это, никто и не знает. Все валят кто на ведьму, кто на упырей, кто на оборотней - да только ни одна ведьма да оборотень на такое не способны... А совсем недавно повадились сюда рыцари. Королевские. Да, не в обиду вам сказано будет - покрепче вас да постарше, опытные. Ну, узнав про беды наши, тоже помочь решили... как ни отговаривали, как ни просили - бесполезно. Ушли да и сгинули. Первого-то нашли еще... ох, лучше б я его не видел. Лицо белое, перекошенное, ни кровинки - а в глазах такой ужас застыл, будто самого дьявола увидел, право слово. И ни царапинки на теле, даже доспех не мятый...
   - Неужели ничего нельзя сделать? - еще более мрачно спросил рыцарь. Гибнуть без толку ему не хотелось, но и удирать отсюда не позволяла честь. - Любое проклятье можно снять. Подумайте, уважаемый может вы знаете какой-то способ, или слышали о ком-то, кто знал какой-нибудь способ, легенду, что-нибудь, что помогло бы снять это проклятие? Подумайте, прошу вас.
   - Не знаю. - покачал головой волхв. - Я живу тут всю жизнь, но ничего такого не слышал. Полагаю, чтобы снять проклятие, надо убить то, что в лесу.. Но что там, и как его убить, и возможно ли это вообще - я не знаю.
   Волхв закончил толочь что-то в ступке, отложил пестик, и пристально глянул рыцарю в глаза. Генрих уже ожидал увидеть зеленые огоньки - но нет, ничего подобного не произошло. Глаза у волхва были синие и тревожные.
   - Вы собираетесь пойти в лес? - напрямую спросил он.
   - Да,- хмуро ответил рыцарь, хотя в душе облегченно вздохнув. Глаза волхва остались прежними. - Я не могу, просто не имею права отступится, а если я погибну, что же... Значит, так велит долг. Никакое проклятие не сможет не дать моей душе попасть к Вечному Отцу. Я верю в это. Это мой долг. И я не отступлюсь от него и от моей чести, сбежав как трусливый заяц!
   - Что ж.. попытайтесь. - вздохнул волхв, обводя лавку растерянным взглядом. - Отговаривать вас, вижу, бесполезно. Тогда могу помочь только советом. Не ходите в лес ночью. И к вечеру туда не ходите, как только темнеть начнет - сразу убегайте, и не смотрите на что там у вас, кодекс? Это не позор, а спасение жизни своей. И один... вы сказали, с вами пойдет Мстивой?
   Волхв повернулся к рыцарю спиной, открыл навесной шкаф, что висел за стойкой, и принялся перебирать склянки.
   - Я понял, я пойду завтра с утра. И да, кузнец пойдет со мной. - кивнул рыцарь. - Хотя странный он какой-то... Но других проводников нет.
   - Странный не странный, но положиться на него можно. - волхв, видимо, устав искать нужную баночку, сгреб в охапку стоящие в шкафу пузырьки, и вывалил их на стойку, принявшись перебирать уже там. - Надежный мужик и сильный. Сказывают, воином раньше был - то ли наемником, то ли еще чего... Да, и вот.
   Мужчина протянул рыцарю пузырек из темного стекла, с какой-то мутной жидкостью внутри.
   - Я всего лишь травник. Это лечебное, исцелит один раз. И еще... Я берег, давно нашел... Но раз такой случай.. Я не хочу, чтобы с вами случилось то же, что и с тем рыцарем, который умер от страха.
   Волхв протянул Генриху ладонь. На ладони его лежало странное засушенное растение с круглыми синеватыми листьями.
   - Это одолень-трава. - благоговейно пояснил волхв. - Она увеличивает силу того, кто ей владеет. Разжуете, когда время придет, и узнаете. Я, правда, не пробовал - такие травки редкость, их и в обычное время в лесу найти непросто, а в наших-то обстоятельствах... Больше я ничем помочь не смогу.
   - Спасибо вам, - кивнул рыцарь, взяв зелье и траву и положив их в походную сумку. - Спасибо. Прощайте. Даст Единый, свидимся еще.
   Рыцарь поклонился, вышел из дому и направился в обратно в трактир. Зашедши в таверну, он поднялся по лестнице, зашел в свою комнату, разделся, лег в кровать и почти сразу заснул. Завтра предстоял тяжелый день, и встать надо было с первыми лучами солнца....
   Выспаться рыцарю так и не удалось. Посреди ночи его разбудила... неестественная тишина. Деревня будто вымерла - не лаяли собаки, не звякали цепи, только скрипел где-то полуоткрытый ставень...
   Внезапно тишину прервал заливистый волчий вой. Зверь проникновенно пел луне, но это был обычный волчий вой, и вряд ли он мог так перепугать крестьян. Волк пел еще минуту, а потом из леса ему ответили... ответило.
   Это не походило ни на что - низкий, густой звук, пробирающийся до костей и гулко отдающийся в ушах. От этого воя по коже рыцаря сразу побежали мурашки, захотелось сразу куда-то спрятаться и забыть эту богом проклятую деревню с их странностями...
   Вой продолжался еще пару минут, в конце превратившись в откровенно издевательский, а потом стих. И тотчас в селении взвыли все собаки - глухо, испуганно, будто бы выли они, забившись под крыльцо или еще в какое-либо укромное место.
   Генрих схватился за кинжал и несколько минут сидел в кромешной темноте. Затем он все-таки поднялся и, достав из сумки огонь-камень, зажег им лучину. По спине воина бежал холодный пот. Что бы это ни было, оно весьма напугало рыцаря и, похоже, что нормально выспаться ему не удастся. У воина промелькнула крамольная мысль уехать из деревни, однако он тут же пристыдил себя. Надо было идти до конца, чего бы ему это не стоило. Остаток ночи рыцарь провел в молитвах Вечному Отцу, моля его укрепить его дух и помочь одолеть богомерзкую нечисть. Наконец, с первым криком петухов, он облачился в доспехи, надел сумку и, взяв меч, спустился вниз, в главный зал таверны. Заказав у трактирщика легкий завтрак из пары жареных яиц и куска куриного мяса и выпив кружку бодрящего отвара из трав, Генрих расплатился с хозяином, вышел из таверны и направился к дому кузнеца...
   Нужный дом рыцарь нашел быстро - он, как и полагается по древним традициям, стоял на окраине деревни, чуть подальше от остальных домов. Дом был сложен из потемневших от времени крепких бревен, мощные ворота с вырезанных на них молотом были закрыты. Со двора доносился стук топора. Звенела цепью собака.
   Генрих подошел к калитке и громко в нее постучал. Он надеялся, что кузнец уже готов идти в лес и его не придется ждать.
   За калиткой пару раз гавкнул цепной пес. Стук топора стих, на собаку прикрикнул мужской голос, и калитка отворилась. В дверях стоял Мстивой, одетый лишь в простенькие полотняные штаны и вымокшую от пота рубаху.
   - А, это ты. - усмехнулся кузнец. - Решил-таки остаться?
   -Да,- коротко кивнул рыцарь.- Вы готовы? Нам пора. Если конечно вы не передумали быть моим проводником.
   Кузнец только хмыкнул.
   - Я-то не передумал, да все надеялся, что ты одумаешься. Ладно, жди.
   Мужчина развернулся, прошел по тропинке к дому и исчез за дверью. Через несколько минут он появился, одетый уже в добротный охотничий костюм. Из-за плеча выглядывала крестовина весьма неплохого меча, волосы были перехвачены каким-то шнурком - чтобы не лезли в глаза во время боя. Образ готового к бою воина портило только одно - медный браслет, охвативший правое запястье кузнеца. Красивый, с тонкой непонятной резьбой и явно очень дорогой. Впрочем, Мстивой тут же прикрыл браслет рукавом рубашки, и направился к стоящему у калитки Генриху.
   - Ну, идем. - казалось, что кузнец разом растерял всю свою насмешливость, и мгновенно стал серьезным и собранным. - У тебя-то оружие какое? Кроме меча есть что?
   - Еще кинжал есть, - ответил Генрих.- А так больше ничего, мне пока моего меча хватало. Он благословлен в Храме Вечного Отца.
   Рыцарь достал меч и с любовью посмотрел на лезвие клинка, вдоль которого была выгравирована серебром молитва Вечному Отцу.
   - Благословлен... - усмехнулся кузнец. В глазах его снова промелькнули зеленые звериные огоньки. - Ладно, будем считать, что благословение этого Отца нам поможет, хотя я предпочитаю доверять в первую очередь себе...
   Мстивой задумчиво посмотрел на дорогу перед собой, развернулся, и быстро зашагал по тропинке к лесу, махнув рыцарю, чтобы следовал за ним.
   Примерно через полчаса путники свернули с утоптанной тропинки, и направились вглубь деревьев. Как только Генрих и Мстивой ступили с тропинки на мокрую от росы траву, в лесу все изменилось. Разом стало темнее, будто бы сгустились тучи и собралась гроза, однако небо над головой оставалось голубым и безоблачным. Мстивой, шедший рядом с рыцарем, весь подобрался, и теперь был похож на большого пса, настороженно прислушивающегося к каждому шороху. Меча он, правда, пока не вынимал.
   Генрих взялся за рукоять меча и теперь шел за кузнецом, настороженно оглядываясь по сторонам. Все происходящее ему очень не нравилось. А также его очень насторожили зеленые огоньки в глазах Мстивоя. Рыцарь считал, что два раза ему не могло показаться, особенно при свете дня. Похоже, проводник ему попался не слишком надежный....
  
   Странно, но в лесу было холодно. Как будто на дворе стоял не июль, а какой-нибудь ноябрь с затяжными дождями. И еще, рыцарю постоянно чудилось, что за ним кто-то наблюдает...
   - Парень, как там тебя... Генрих? - окликнул рыцаря кузнец, настороженно оглядывающий поляну, на которой они оказались. - Там впереди, вон за теми елками, кто-то есть. Давай так - бери меч, и обходи их справа. А я слева пойду...
   Все, как и говорил знахарь. Полумрак, холод. У Генриха сейчас в голове крутились весьма невеселые мысли. Голос кузнеца вырвал его из секундной задумчивости, напомнив парню что такая задумчивость может стоить ему жизни.
   - Хорошо, - тихо сказал рыцарь, доставая меч и нащупывая заветный кисет с одолень-травой. Воин внял совету Мстивоя и стал не спеша огибать место, где сидел предполагаемый противник.
   Впереди никого видно не было. Рыцарь двигался осторожно и тихо. Тишина, царившая в лесу, оглушала. Не было слышно даже стрекота кузнечиков, ни одного голоса птицы...
   Шорох, раздавшийся сзади, Генрих услышал и тут же резко обернулся. Правда, сделать он ничего особенно не успел - в живот рыцарю тут же уперлось острие рогатины, которое держала невысокая черноволосая девушка в темном охотничьем костюме. Глаза у девушки были весьма решительные.
   - Ты кто такой? - грозно поинтересовалась девушка, внимательно разглядывая рыцаря черными серьезными глазами. - Что ты тут делаешь? Жить надоело?
   Рыцарь с удивлением взглянул на девушку, сквозь прорези шлема.- Госпожа, у меня к вам тот же вопрос. Что вы делаете в этом проклятом месте? А я охотник. Охочусь на здешнюю тварь.
   - Еще один самоуверенный самоубийца? - свела темные брови девушка. - Советую - уходи добром. Ничего у тебя не получится, а лишние жертвы никому не нужны!
   Говорила девушка зло и тихо. При этом она совсем не производила впечатление слабой и беззащитной.
   - Сколько вас? - снова потребовала ответа девушка. - Сколько вас опять принесло в этот богами проклятый лес?
   - Нас двое,- мрачно и настороженно ответил рыцарь.- Я и мой проводник, кузнец из деревни. А вот вы так и не представились,- Генрих крепче сжал в руках меч.- И что вы сама делаете в этом проклятом месте, где пропадают люди?
   - Живу я здесь. - мрачно процедила девушка. - Охраняю от таких вот самоубийц!
   Тут девушка, видимо, осмыслила все сказанное Генрихом, и чуть опустила рогатину. В глазах мелькнула растерянность и... надежда?
   - Кузнец? - переспросила она. - Мстивой?
   - Да, его именно так зовут, озадаченно ответил Генрих. - Но как вы можете тут жить? Здесь же обитает зло и пропадают люди. Почему оно не трогает вас?
   - Потому что я не суюсь туда, где они обитают. - тоже растерянно откликнулась девушка, опуская рогатину. - Я местная ведьма. Травница. Небось, слышали в деревне?
   Позади Генриха снова раздался шорох, и из-за пушистых теминых лап елки вышел Мстивой. Меч так и висел у него за спиной - похоже, что кузнец его не вынимал.
   - Мстивой! - девушка отбросила рогатину и повисла на шее кузнеца.
   - Зимка, ты, чтоль? - удивился кузнец, осторожно поглаживая девушку по спине. - Чего из избы выбралась? Тебе что сказано было - сидеть и носа не высовывать, пока не приду!
   - Воет оно. - пожаловалась девушка, отпуская кузнеца. - Воет и кругами ходит. Не могу я там одна уже, страшно! Я с ума так сойду! А оно уже ближе ходит, раньше меньше чем на полуверсту не подбиралось!
   - Ну.. - смутился кузнец. - Ладно, разберемся. Генрих, ты это, знакомься. Это Зимка, ведьма местная. Травы знает, да наговорами лечит. Зимка, это Генрих. Очередной спаситель.
   Генрих немного ошарашенно смотрел на встречу ведьмы и кузнеца. В другое время, он бы попытался прикончить эту ведьму или арестовать ее и отправить на костер Инквизиции. Но сейчас в голову рыцаря эта мысль не пришла, ибо у него был куда более опасный противник, и эта ведьма могла бы многое рассказать, а возможно и стать союзником...
   - Госпожа... Зимка очень приятно. Но мне бы хотелось знать что оно? Вы не могли бы рассказать, что или кто воет? Если живете здесь, значит, должны хотя бы приблизительно знать что за зло тут завелось?
   - Я видела только издали. - покачала головой ведьма, подбирая рогатину. - И больше видеть не хочу. И следы еще. Пойдемте в дом, нечего здесь торчать...
   Девушка зябко повела плечами, и направилась вглубь леса по еле заметной тропинке, то и дело настороженно оглядываясь.
   - Пойдем. - позвал рыцаря кузнец, направившийся вслед за девушкой. - Тут стоять бесполезно, да и глупо - мы как на ладони. И так кажется, что оно уже в спину смотрит...
   Жилищем ведьмы оказалась низкая, но крепкая изба, стоящая на полянке неподалеку. Ставни на окнах были закрыты. Зимка поднялась на низкое крылечко, и, отворив дверь, исчезла в доме. Кузнец проследовал за ней.
   Идущему же последним Генриху все сильнее казалось, что за ним наблюдают. Случайно глянув под ноги, рыцарь вдруг обнаружил на тропинке странный, еле заметный звериный след...
   Увидев след, Генрих наклонился и попытался рассмотреть его более внимательно. Охоту рыцарь любил и в свободное время предавался этому развлечению благородных. Волки, куницы, лисы.... Один раз он убил даже медведя, так что в следах он разбирался неплохо, даже в столь нечетких. Возможно, это просто след какого-то зверя, но все же... Да и ощущение, что за ним следят, его не покидало.
   След был странный, неизвестный Генриху. Большой, похожий одновременно на волчий или собачий, с явно видимыми отпечатками внушительных когтей. Смущало лишь то, что вряд ли в местных лесах водятся трехпалые волки, у которых лапы размером с ладонь взрослого мужчины...
   Рыцарь, разглядев след, поежился. Что бы это ни было, оно явно не было обычным зверем. Скорее всего тут завелся какой-то жуткий демон... Встреча с одним из проклятых порождений Фалариса, весьма страшила Генриха. Хотя на заре мира Вечный отец и изгнал повелителя тьмы в глубины земли, его темная воля продолжала влиять на этот мир и отравлять его... Генрих помотал головой, отгоняя непрошенные мысли. Он и сам не понял, почему ему в голову пришли эти рассказы жрецов. Рыцарь оторвался от созерцания следа, поднялся на крыльцо и перед тем как зайти в дом, оглянулся и внимательно посмотрел на темнеющий лес. Ощущение чужого присутствия не покидало воина, и он надеялся что-нибудь увидеть, или услышать
   Тишина оглушала. Такой тишины просто не может быть в лесу - не было слышно шелеста ветвей и шорохов шныряющих в траве зверьков. Как будто весь лес накрыли здоровенным стеклянным куполом, который надежно не пропускал звуки...
   Но что это? Генриху внезапно показалось, что он услышал чей-то едва различимый зловещий шепот. Резко сгустилась тьма, и теперь рыцарь едва различал деревья, окружающие поляну.
   -.. надел фльет! - внезапно приглушенно вскрикнула в избушке ведьма. - Зачем? Неужели ты думаешь, что это понадобится?
   - И ты наденешь. - голос кузнеца звучал твердо. - И будешь делать то, что я говорю. И даже и не думай спорить.
   Разговор в избушке отвлек Генриха от созерцания леса. Только вера не позволяла рыцарю убежать, хотя ему как и любому человеку на его месте было очень страшно. Сражаться с безымянным невидимым ужасом воину весьма не хотелось, но долг заставлял его это сделать.
   - Что здесь происходит? - спросил Генрих, зайдя в избушку и плотно закрыв за собой дверь.
   - Обсуждение планов. - невозмутимо откликнулся кузнец, натягивая рукав, чтобы прикрыть медный браслет на запястье. - А ты чего так долго снаружи стоял?
   Ведьма, поспешно отвернувшись, принялась что-то помешивать в тихо булькающем на огне котелке. В комнате приятно пахло травами, пучки которых свисали с потолочных балок.
   - Садись. - кузнец кивнул на лавку у стены. Сам он сидел за длинным столом, что стоял посреди комнаты. Мстивой внимательно посмотрел в глаза Генриху, и внезапно поинтересовался:
   - Видел что?
   Генрих сел на стол и мрачно покачал головой.
   - Видел... Видел очень странный след, явно не звериный. И вообще, чую, что тварь эта близко, вокруг дома тьма все больше сгущается, шепот какой-то мне послышался, может, показалось, а может и нет... - рыцарь немного помолчал, а затем зло скрипнул зубами. - Только не отступлю я, если об этом думаете. Я не позволю этой твари и дальше жить и отравлять своим присутствием этот лес, будь там хоть сам Фаларис, я не побегу! Поэтому не надо меня отговаривать, а лучше расскажите мне все что об этом зле знаете и кто вы такие на самом деле? Явно больше чем кузнец, пусть и бывший воин и простая травница, коих еще ведьмами называют крестьяне. Вы... Зимка, жили тут, как я понял уже долго, и не поверю я что такое зло испугалось бы каких-то защитных наговоров. Значит, вы или владеете серьезным чародейством, или тут что-то другое. Может, расскажете мне? Даже если что-то тайное, или чарами запретными балуетесь, вы не переживайте, не нападу я. Сейчас дела поважнее есть, чем вас Инквизиции отдавать. Поможете мне или нет?
   Травница вздрогнула и утопила в котле ложку. Рыцарь, бросивший на нее беглый взгляд, заметил на ее запястье такой же широкий медный браслет, что и у кузнеца.
   Мстивой чуть прищурился, и в глазах его теперь явно зажглись зеленые звериные огоньки.
   - Зимка живет тут чуть больше года. - спокойно начал он. Ведьма вздохнула, отошла от печи, и присела на лавку напротив кузнеца. - За это время оно не подходило к избушке - непонятно, почему. Чарами запретными ни я, ни она не владеем - как и вообще магией...
   Ведьма собиралась было что-то сказать, как вдруг резко побледнела.
   - Кто-то вкруг избы ходит. - прошептала она.
   Кузнец оборвал рассказ на полуслове, прислушался, и выругался вполголоса, поднимаясь с лавки.
   И тотчас снаружи, совсем близко, донесся тот самый леденящий душу и пробирающий до костей вой, что Генрих слышал ночью. Только теперь в вое явно слышалось злое торжество.
   Ведьму передернуло, и она, всхлипнув, зажала уши руками. Побледневший Мстивой с тихим шорохом вынул меч из ножен и глянул на Генриха горящими зеленым огнем глазами.
   Генрих вскочил с лавки и выхватил меч. Задавать вопросы как-то сразу расхотелось. И зеленые огни в глазах кузнеца уже не были пугающими по сравнению с жутким воем и тварью, что бродила наружи.- Что делать будем? Тут встретим, или наружу пойдем?- хрипло спросил рыцарь у Мстивоя.
   - Предпочитаю бой на улице, а не в тесном помещении. - покачал головой кузнец, делая шаг к двери.
   - А ты здесь останешься! - резко бросил он вскинувшейся было Зимке. - И чтобы ни шагу за порог!
   Мстивой вздохнул, собираясь с силами, и с силой пнул дверь ногой. Дверь стукнулась о стену, а в проем сразу же хлынул холодный ветер, принесший тошнотворный сладковатый запах. Кузнец поморщился, и шагнул на крыльцо.
   Генриху сразу, как только кузнец открыл дверь, бросилось в глаза то, что снаружи было темно. Больше не было полумрака - была темнота, клочья густого, противного, черного тумана, в котором нельзя было что-то разглядеть на расстоянии вытянутой руки. Никаких звуков не было слышно - разве что в избушке всхлипывала ведьма. Вой больше не повторялся, но легче от этого не было - осознание того, что мерзкое порождение зла где-то рядом и может напасть в любой момент и практически с любой стороны, оптимизма не добавляло.
   А еще проснулся страх. Не тот, что осторожно трогал мягкой лапкой сердце на подходе к лесу, а настоящий, животный, который требовал тотчас же сделать что-нибудь - зажечь факел, прогнуть пугающую тьму, глупо заорать в темноту, чтобы услышать собственный голос, а еще лучше - плюнуть на все странности поганого леса и бежать, бежать отсюда подальше - и демон с ним, с кодексом!
   От страха у Генриха подкашивались ноги, громко стучало сердце, по спине тек холодный пот. Бежать, бежать из этого места, бежать скорее! Воин с трудом не поддавался этому чувству Но самое главное, он не видел противника. Может тварь уже разделалась с Мстивоем и готовится напасть на него. Рыцарь дрожащей рукой нащупал кисет с одолень-травой, однако есть ее пока не стал. Это было бесполезно. Генрих крепче сжал клинок и выставив его перед собой зашептал молитву Вечному Отцу, пытаясь побороть страх и дождаться того момента когда увидит противника... Спиной рыцарь уперся в стену избы. Хотя бы таким образом он защитит себя от нападения сзади.
   Однако нападения сзади и не случилось. Прижавшийся к стене рыцарь заметил, как один из сгустков черного тумана внезапно пошевелился. Не успел Генрих подумать, что ему показалось, как где-то впереди испуганно выругался резко прянувший назад Мстивой.
   На тропинке, ведущей к дому, стояло Это. Это напоминало большую, по пояс взрослому человеку черную собаку без шерсти, с гладкой, влажно блестящей кожей. Все тело собаки покрывали небольшие (пару сантиметров высотой) белые наросты, похожие на клыки, на острой морде ярким огнем пылали два ядовито-зеленых глаза.
   - Тварь.. - выдохнул потрясенный кузнец, отступая к стене рядом с Генрихом. Побелевшие пальцы крепко сжимали рукоять меча. - Навья...
   Тварь радостно распахнула пасть, явив на всеобщее обозрение пятнадцать рядов острых белоснежных зубов, и... вывернулась наизнанку. От такого зрелища Генриху резко захотелось явить миру только утром съеденный завтрак. Вывернутая тварь ничем не отличалась от невывернутой, и рыцарь внезапно понял, куда девались тела двух пропавших рыцарей - тварь просто оборачивалась вокруг них, и переваривала заживо. Наросты на теле навьи действительно оказались зубами, причем сомневаться в их остроте не приходилось.
   И еще, от Твари буквально исходили волны потустороннего, затмевающего рассудок ужаса...
   Рыцарь содрогнулся от омерзения и от ужаса. Страх давил пуще прежнего и Генрих понимал что не сможет эффективно сражаться... Тварь просто его убьет. Поэтому он быстро откинул забрало шлема, достал из кисета одолень-траву, сунул ее в рот и прожевал. Затем воин снова захлопнул забрало и приготовился атаковать если тварь побежит (в чем Генрих сильно сомневался, как и в возможности догнать ее своими силами в случае такого бегства) или защищаться, если она нападет.
   Одолень-трава на вкус оказалась горькой до невозможности. К тому же, она жгла язык. Однако, как только рыцарь начал ее жевать, ему показалось, что по венам его побежала не кровь, а жидкий огонь. Причем это оказалось не больно, а очень даже приятно. Рыцаря охватила эйфория, страх отступил. Мышцы стремительно наливались силой, Генрих никогда не чувствовал себя таким сильным. Казалось, он сейчас может свернуть горы...
   Однако тварь впереди никуда не делась. Более того - она и не нападала, все так же стоя на тропинке и ехидно улыбаясь омерзительной пастью. Краем глаза рыцарь ухватил смазанное движение справа - кузнец бросился в атаку на мерзкую тварь, замахиваясь мечом. Двигался он поразительно быстро, а глаза его горели зелеными огоньками.
   Генрих улыбнулся. Он ощущал себя просто прекрасно... Сковывающий тело и душу страх ушел, а вместе с ним пришла ненависть к стоящей перед ним твари. Рыцарь последовал примеру Мстивоя и, замахнувшись мечом, бросился на мерзкое порождение Фалариса. Подбежав к твари, он наотмашь с правого плеча рубанул мечом, пытаясь разрубить демона.
   Мстивой, метнувшийся к твари, взмахнул мечом, и резко опустил его на спину твари, тут же уйдя в сторону. Навья, не ожидавшая, что почти сломленные ужасом жертвы начнут атаковать, дико завизжала, из раны на темной спине брызнула густая черная кровь. Визг раненой твари резанул по ушам, заставив кузнеца передернуться.
   Успевший следом за кузнецом Генрих рубанул тварь мечом, однако та уже была настороже, и попыталась увернуться. Меч, вместо того, чтобы разрубить порождение зла напополам, меч лишь царапнул его в бок, оставив несерьезную рану.
   Обиженная тварь не стала дожидаться, пока жертвы соберутся с мыслями. Раны причиняли ей дикую боль, а мысль, что обед сопротивляется, подхлестывала. Порождение зла стремительно прянула к не успевшему еще отскочить Генриху, и полоснула того лапой. Генрих попытался защититься, выставив перед собой клинок, но острые когти скользнули по заговоренному лезвию, не причинив тому вреда, и без труда пробили доспехи, оставив на бедре рыцаря глубокую рану.
   Боль была очень сильной. Похоже, этот демон был очень силен, если с такой легкостью пробивал когтями тяжелый доспех.
   - Прикрой меня! - громко сказал рыцарь Мстивою и, отскочив от твари, откинул забрало, достал флакон с зельем лечения и быстро его выпил. Воин захлопнул забрало и быстро оценил текущую ситуацию и атаковал тварь, нанеся мощный рубящий удар по спине.
   Травник знал свое дело - зелье, выпитое Генрихом, за считанные секунды исцелило его рану. Однако удар получился не очень ловким - может, из-за того, что Генрих замешкался, выпивая зелье, и потерял несколько секунд - тварь успела прянуть в сторону, и меч рыцаря снова лишь процарапал ее бок.
   Взбешенная, истекающая черной кровью навья прянула вперед попыталась цапнуть обидчика внушительной пастью, однако промахнулась, и ее зубы клацнули в паре сантиметров от Генриха.
   Внезапно позади твари кто-то яростно зарычал, и из темноты выпрыгнул огромный волк с горящими зеленым огнем глазами. Волк сбил не ожидавшую такого поворота событий тварь с лап, и вцепился ей в шею. Впрочем, тварь мгновенно извернулась, и зубы зверя не причинили ей какого-либо особого вреда.
   Генрих очень удивился, когда увидел волка. Так значит этот Мстивой - оборотень? Это было весьма неожиданно, но сейчас он был его союзником, поэтому рыцарь не сильно обратил на это внимание. Не до того было. Генрих нанес сильный колющий удар, метя в шею твари. Рубить он решился, чтобы не зацепить ненароком волка.
   Удар, направленный в шею твари, получился сильным. Тварь дико завизжала, оглушив Генриха, и бессильно распласталась по траве, изредка подскребывая когтями тропинку. Оглушенный и ошарашенный волк скатился с навьи, и теперь стоял на тропинке, широко расставив лапы и тряся ушами.
   Под тварью растекалась лужа темной крови...
   Генрих ради душевного спокойствия несколькими ударами меча отсек твари голову.
   - Умри, порождение Фалариса! - хрипло воскликнул он. Некоторое время рыцарь тяжело дышал, молча глядя в пространство и не обращая внимания ни на что.- Я все-таки это сделал, - устало произнес он. - Я очистил этот лес от зла!
   Воин перевел взгляд на то место где стоял волк.
   Волк все так же стоял на тропинке. Однако через пару минут он пришел в себя, последний раз тряхнул ушами, и посмотрел на Генриха на удивление разумными глазами.
   А потом началось малоприятное зрелище. Волк опустил голову, шерсть его стала медленно исчезать, а тело трансформироваться в человеческое. Через пару минут Мстивой уже поднимался во весь рост. Одежды на нем не было, за исключением все так же охватывающего запястье медного браслета.
   - Ну, поздравляю, рыцарь. - насмешливо усмехнулся кузнец, и сошел с тропинки во тьму. Из темноты донеслось:
   - В дом иди.
   Генрих хмыкнул, посмотрев на оборотня... Конечно нужно было бы его и ведьму сдать Инквизиции. Но Мстивой помог ему, и негоже было так платить за помощь... Рыцарь молча смотрел как кузнец исчез во тьме леса, постоял несколько минут наслаждаясь свежим лесным воздухом. Затем положил голову твари в вещмешок - доказательство подвига! - и пошел в дом. Предстоял серьезный разговор с ведьмой.
   В избушке почти ничего не изменилось. Разве что горшок с варевом, что раньше тихо булькал на очаге, теперь был опрокинут на пол, и его черепки сиротливо лежали на полу, среди лужи подозрительно мутно-зеленого цвета.
   Перепуганная и бледная как полотно Зимка стояла у порога, крепко вцепившись в рогатину. Видимо, на всякий случай. Генриха она в избу пропустила, но сама осталась у двери, обеспокоенно вглядываясь в темноту.
   - Тварь умерла, - успокаивающе заметил Генрих, хлопая по вещмешку. - А Мстивой скрылся в лесу. Сядьте, у меня к вам есть несколько вопросов. Или тут и родственники этой твари водятся? - рыцарь подошел к лавке и сел на нее, выжидательно посмотрел на девушку.
   - Не знаю. - покачала головой ведьма, не поворачивая головы. Впрочем, через пару секунд она отошла от двери, поставила рогатину у стены и уселась на лавку рядом с Генрихом.
   - Я видела, она вас задела... Вы в порядке? Давайте я вам зелье дам, я знаю травы..
   Видно было, что девушка уже не столько испугана, сколько растеряна.
   - Благодарю,- улыбнулся Генрих.- Правда рана уже вроде зажила, я свое зелье выпил... но может у нее когти ядовитые. Поэтому не откажусь.- Генрих внимательно посмотрел на девушку.- Скажите госпожа Зимка. Вы знали что Мстивой - оборотень? -осторожно поинтересовался рыцарь.
   - Конечно. - улыбнулась ведьма, поднимаясь из-за стола. Девушка подошла к стоящему в углу шкафу, отворила резные дверцы, и начала перебирать позвякивающие пузырьки. Резко запахло травами: полынью и мятой.
   - Он мой учитель. - после некоторой паузы раздалось из шкафа.
   - Ваш учитель? Значит вы тоже оборотень? - настороженно спросил Генрих. - Но зачем вы меня тогда обманывали, когда заявляли что просто скромная травница и понятия не имеете, почему эта тварь не нападала на вас. Вы ведь тоже в некотором роде... нечисть, наверное, потому и не нападала.
   Рыцарь прикрыл глаза. Нечисть надо было истреблять. Этому его учили всю жизнь. Ибо нечисть связана с Фаларисом, это зло... Но на эту девушку у воина просто не поднималась рука. Воин мрачно погрузился в размышления, не зная, что ему делать дальше. Наверное, просто уйти и забыть о Зимке и Мстивое. Он просто не мог донести на них в Инквизицию... Уйти и забыть о их существовании - это лучше всего. Тем более что с таким трофеем он точно сможет вступить в королевскую гвардию...
   - Оборотень. - согласилась девушка, закрывая дверцы шкафа. - Швардсвальдская Академия нечисти, третий курс, факультет оборотней. Вот, выпейте.
   Зимка поставила перед рыцарем темного стекла пузырек, от которого шел на редкость неприятный запах.
   - Не слишком приятно на вкус, но необходимо. Пейте. - ведьма встала рядом с Генрихом, и непреклонно скрестила руки на груди, всем своим видом показывая, что если пузырек не будет опустошен, рыцарь с места не встанет.
   И на вопросы она отвечать, судя по всему, тоже не будет, пока пузырек не будет опустошен.
   - Что еще за школа нечисти? Разве такие существуют? - изумленно посмотрел на нее Генрих. От зелья, которое дала Зимка, шел на редкость отвратный запах. Рыцарь скривился, но пузырек взял, некоторое время с сомнением смотрел на него, затем посмотрел на стоящую перед ним девушку, вздохнул и, задержав дыхание, залпом выпил...
   На вкус зелье оказалось таким же мерзопакостным, как и казалось по запаху. Генрих с трудом проглотил отвратительное содержимое, которое так и хотелось выплюнуть назад.
   - Не подавитесь. - вежливо сказала Зимка, забирая у остолбеневшего рыцаря пузырек. - Не так все и плохо. А Школа... конечно, существует. Причем уже достаточно давно. А что, вы не знали?
   Девушка уселась за стол напротив рыцаря. На руке ее тускло блеснул медный браслет.
   - А что такого в том, что я нечисть? - тихо поинтересовалась она. - Мы такие же, как и все остальные. Между прочим, маги приносят куда больше вреда обществу, чем какие-то мавки и лешаки.
   - Ну как вам сказать,- смутился рыцарь.- Нечисть она ведь...- Генрих сконфуженно замолчал. Пичкать девушку рассказами Отцов-Инквизиторов о том, что всякая нечисть есть богомерзкое порождение Фалариса, как-то не хотелось. Да и не похожа она была на порождение Врага рода человеческого. Наоборот очень даже симпатичная. Такой тип женщин нравился Генриху. Но он тут же с ужасом отогнал от себя крамольные мысли... Она нечисть и он должен уехать отсюда. Единственное, что рыцарь может сделать в благодарность, это не говорить Экзекуторам ничего о Зимке, Мстивое и, возможно, этой странной школе....
   - А, не трудитесь, у вас на лице написано все, что вы хотите сказать! - махнула рукой Зимка. - Нечисть - порождение Фалариса, зло во плоти, от нее одни проблемы..
   В голосе девушки звучала плохо сдерживаемая горечь.
   - Нас, конечно, готовят к этому, с первого курса, но все равно неприятно осознавать, что ты и эта... Тварь, которую вы убили - одно и то же.
   Ведьма передернула плечами, и отвернулась, уставившись в темное окно. Кузнец все не возвращался.
   Воцарилось неловкое молчание. Рыцарь посмотрел на отвернувшуюся девушку. Сейчас его мучили противоречия. С одной стороны, он не хотел ее расстраивать, и ему было очень жаль Зимку. К тому же она ему нравилась... в чем Генрих не признался бы и сам себе. С другой - он понимал, что перед ним все же нечисть, и чем быстрее он отсюда уедет, тем лучше.
   Воин вздохнул и, встав с лавки, осторожно положил девушке руку на плечо.
   - Не расстраивайтесь,- мягко произнес рыцарь.- Не надо сравнивать себя с той тварью...Вы помогли мне и я очень благодарен. Неважно, нечисть вы или нет... Главное делать людям добро и иметь светлую душу, а я верю, что ваша душа светлая. И вы не утратили человечности, а значит, вы не имеете ничего общего с демонами Фалариса.
   - Как трогательно. - раздался насмешливый мужской голос. В дверях, прислонившись к косяку, стоял вернувшийся Мстивой - уже одетый, и с мечом за спиной.
   - С каких пор те, кто воспитан на сказках отцов-инквизиторов отличаются подобным отношением к нечисти?
   Кузнец отошел от двери, и тяжело уселся на лавку. Впрочем, никакой злобы или вражды в его голосе не слышалось.
   - Я проверил округу. - пояснил он. - Тварей больше нет. Кстати, там начало светать.
   - С тех самых пор, как она им помогает,- спокойно ответил Генрих.- Ну что ж, раз тварей больше нет и начало светать, я думаю мне пора. Я не буду спрашивать, почему вы меня обманывали и почему не признались что вы оборотень, - заметил рыцарь. - И так все ясно, я воспитан на сказках Отцов- Инквизиторов, - насмешливо заметил Генрих.- Хотя как выяснилось с этой тварью это не всегда такие уж сказки. Правда, я могу поклясться, что про вас они не узнают... Вы идете в деревню?
   - А смысл мне было признаваться? - пожал плечами кузнец. - Ты и так все увидел бы и понял, а криков на тему "поганая нечисть, это ты всех вырезал в этом проклятом лесу" было бы в два раза больше. Зима, собирайся.
   Девушка подхватилась с места, и принялась собирать вещи в извлеченный из-под кровати заплечный мешок.
   - Да, мы идем в деревню. - продолжил кузнец. - И ты идешь с нами.
   Воин насторожился. То как категорично заявил это кузнец, ему не слишком понравилось. Правда оставалась еще одна вещь, которую он в точности не узнал.- Прежде чем мы уйдем, я хотел бы узнать, а что вы вообще делали здесь? Если вокруг постоянно крутилась тварь, то это не самое лучшее место для жилья. И для прогулок тоже. Может дадите мне честный ответ?
   - Мы проходили практику. - пояснила Зимка, появляясь за спиной рыцаря с уже собранной сумкой. - Точнее, я проходила, а Мстивой смотрел, чтобы со мной ничего не случилось...
   - Ну, подробности твоей практики мы обсудим в школе. - перебил девушку Мстивой. - Тебе еще писать отчет, да и зачет по бою ты сдала только наполовину.
   Зимка смущенно покраснела, и поспешила отвернуться от строгого взгляда учителя.
   - А теперь поговорим, пока есть время. - кузнец снова обернулся к рыцарю. - Послушай, Генрих. Ты идешь с нами не только в деревню, ты идешь с нами в Школу. Я просто обязан доложить о всем, что здесь произошло, директору, а ты, насколько я помню, еще и голову твари отпилил. Да и вообще... Скажу тебе откровенно, посылали нас не за тварью следить.
   - А зачем вы тут находились?- спокойно поинтересовался Генрих. Школа, практика... Рыцарь был удивлен, ведь у этой нечисти все было как у людей. То, что ему надо было идти в школу нечисти, абсолютно ему не понравилось. Но выяснить все же следовало, зачем он им понадобился и что они тут делали... - И мне, кстати, не слишком то хочется туда идти. Голова - мой трофей, а тело можете забрать себе и показать этому вашему директору.
   - А ты бы мешок развязал. - вкрадчиво посоветовал кузнец. - Да проверил, на месте ли твой трофей.
   Мстивой ногой подтолкнул к Генриху мешок с головой твари.
   - А я пока договорю. Нас послали сюда выяснить, почему тут пропадают люди, и почему в окрестностях нет ни одного монаха. Обычно они на такие места летят как мухи на... гхм, свет. А тут я за год проживания в этой треклятой деревне ни одного не видел. Вот ты видел?
   Зимка чем-то гремела за спиной рыцаря, и тихо что-то напевала себе под нос. Видимо, она была рада покинуть это место.
   - Ну, с людьми вопрос решен. Тварь мы убили. А вот с остальным... Ладно, тебе это знать незачем. - вдруг оборвал себя внезапно разговорившийся кузнец. - На деле меня беспокоит то, что эта пакость тебя задела. Чем черт не шутит, кто знает, что было у нее на когтях? Вот и прогуляешься с нами до директора, а там с ним поговоришь, и уже пойдешь на все четыре стороны.
   - Да и свидетелем будешь. - тихо добавила вновь подошедшая к Генриху девушка. - А то доказывать, что тварь и в самом деле была, придется долго...
   - Конечно, видел. Вы в таверне сами должны были видеть, там сидел местный настоятель со своим помощником, братом Феофаном,- заметил Генрих, развязывая мешок и заглядывая туда.
   Головы в мешке не было. Вместо нее обнаружилась какая-то странная, липкая черная субстанция, отвратительная на вид. В субстанции плавали белые наросты-зубы...
   От такой картины Генриха замутило.
   - Но в тот день в таверне не было никаких монахов. - тихо и удивлено произнес кузнец. - Я проверил все. Крестьяне были. Много. Трактирщик, подавальщица... Ты ничего в тот день не пил?
   Генрих сначала брезгливо уставился на субстанцию в своем вещмешке. Первым желанием было вылить ее на пол, однако не в доме же это делать? Поэтому рыцарь решил подождать какого-нибудь ручья и там уже выстирать его. Генрих очень жалел о потерянном трофее, но, услышав ответ кузнеца, изумленно уставился на него.
   - Вы что с ума сошли? В таверне сидел монах со своим помощником, братом Феофаном. Мы с ним побеседовали и он благословил меня и рассказал, что творится в деревне, а потом сказал, что направляется в соседнюю деревню... - тут рыцарь резко запнулся, вспомнив кое-что.- Вот только мне одно в нем было странным... Мне на миг показалось, что у него глаза зеленым засветились, точно как у вас, - рыцарь посмотрел на Мстивоя. - Правда, потом решил что это обман зрения...
   Резко помрачневшая физиономия кузнеца Генриху очень не понравилось.
   - Мне это не нравится. - вынес вердикт Мстивой. - Не было монаха, руку на отсечение даю! А тут какой-то...
   Мужчина поднял голову, встретился глазами с Зимкой, и снова перевел взгляд на рыцаря.
   - Тогда ты тем более должен пойти с нами. Потому как если это окажется Гор... гхм. Ты должен пойти с нами.
   - Я все собрала. - напомнила девушка, стоящая позади Генриха с мешком в руках.
   - Ну хорошо, - вздохнул Генрих. - Хотя, мне кажется, что у вас есть какие то догадки об этом монахе, или кто он там, может поделитесь по дороге?- Рыцарь вышел из дому и подождав Мстивоя и Зимку, вопросительно посмотрел на кузнеца.
   - Я не имею права ничего говорить. - покачал головой кузнец, шагая по тропинке по направлению к деревне. Зимка шла рядом с ним, настороженно оглядываясь о сторонам.
   - Вот придем в школу, там обо всем поговоришь с директором. А пока - извини..
   В лесу стало намного светлее. Темнота, сгустившаяся с приходом твари, превратилась в мрачные серые сумерки, которые весьма настораживали - ведь судя по всему, сейчас должен был быть полдень..
   Дальнейший путь компания проделала в молчании. По дороге рыцарь попросил спутников немного задержаться. Он высыпал из вещмешка мерзкую слизь и сжег ее.
   Однако, когда рыцарь и его спутники добрались до деревни, их взору предстала страшная картина.
   Деревни не было. Точнее, она была - судя по виду, много, много лет назад. Дома, старые, покосившиеся, наполовину разрушенные, наполовину вросшие в землю... Заросший мхом колодец, трава выше пояса на бывших тропинках, черные провалы окон... И никого вокруг. Ни людей, ни собак, ни животных.
   Зловеще поскрипывал ржавый флюгер-стрела на крыше бывшей кузницы...
   - Вечный Отец, спаси и сохрани... Вы видите то, что вижу я? - пораженно поинтересовался шокированный Генрих у своих путников.- Но это невозможно...
   Рыцарь уже начал подумывать, что он сошел с ума...
   Мстивой выругался, и потянул носом воздух. Зимка, закинувшая вещмешок за спину, отворила дверь ближайшего дома. Дверь жутко заскрипела, заставив всех передернутся.
   - Здесь никого не было по крайней мере лет десять! - мрачно высказался кузнец.
   - Я.. тут... Тут скелет! Человеческий! - донеслось из дома.
   - У колодца тоже. - откликнулся Мстивой, кивком головы указывая на пыльный человеческий скелет в полуистлевших лохмотьях. - Ничего не понимаю.
   Генрих тоже ничего не понимал. Деревня, еще утром процветающая и живущая своей жизнью, не может просто так исчезнуть. Налетевший ветерок принес шорох листвы, и какой-то странный звук... похожий на шепот, что рыцарь слышал в лесу перед атакой твари.
   По спине рыцаря забегали предательские мурашки.
   - Что это такое?- рыцарь дернулся.- Опять я шепот слышал... как в лесу, перед тем как тварь встретили. Точь-в-точь...- мрачно сказал Генрих, хватаясь за рукоять меча. - Не Фаларис ли над нами издевается... Что происходит?!
   Зимка и Мстивой ответа ему не дали. Да и вообще, они как будто не слышали странного шепота, что все отчетливей слышал рыцарь. Слышал странные слова, но не мог понять их смысл - вроде бы на молитву похоже, но кто скажет точно?
   Подул слабый ветерок, принеся с собой странный, чуть сладковатый запах... В конце улицы, у здания бывшей таверны, рыцарь внезапно заметил какую-то смутную тень...
   - Это еще что такое? - воин мрачно прищурился. - Никак Фаларис вздумал играть со мной. Вечный отец, сохрани! - Воин достал клинок и быстрым шагом направился к таверне....
   Тень оставалась на месте, и напоминала по очертаниям человека в монашеской рясе. Шепот становился все более и более понятным по мере приближения к странной тени
   - Уходи, рыцарь. Уходи по-хорошему...
   Генрих остановился.
   - Кто ты? Что ты сделал с этой деревней? Зачем ты это сделал? Ответь! - громко произнес он. Рыцарю было не по себе, и этими вопросами он пытался отогнать свой собственный страх. Может, эта странная тень и ответит ему... а может, Фаларис лишь насмехается над ним?
   - Ты не узнал меня, рыцарь? - вкрадчивый, издевательский шепот раздавался как будто бы отовсюду. - А ведь приходил за благословением...
   Тень резко вскинула голову - на пустом сером лице недоброй, мертвенной зеленью вспыхнули глаза.
   - Уходи. Ты все равно не сможешь помешать мне. Не останется никого!
   - Ты не сказал кто ты. И зачем тебе это нужно?- рыцарю было страшновато, однако голос его звучал ровно и без дрожи. Что ты за нечисть? И как тебе удалось так мастерски играть роль монаха? Может ответишь тому кто просил у тебя благословения, несвятой отец? - с сарказмом поинтересовался он.
   - Нечисть?
   Смех, раздавшийся в следующее мгновение, заставил рыцаря содрогнуться - настолько он был злым и беспощадным.
   - Я - нечисть? Ты ошибаешься. - шепот превратился в шипение, глаза тени яростно вспыхнули. - Я - тот, кому суждено избавить мир от этих тварей. Я в своем праве. Ты был заодно со мной, ты стольких отправил на костер, стольких убил... Ты можешь пригодиться.
   Шипение исчезло, вновь превратившись во вкрадчивый, одурманивающий шепот.
   - Не останется никого... Мир без этих тварей, выродков, отродий - мир светлый, чистый - разве не об этом ты мечтал? Так почему ты считаешь своим правом мешать мне? Я забрал их, я заберу всех, их не останется, не останется никого, кто идет против воли Горса!
   - Ты называешь это борьбой против нечисти?! - рыцарь пораженно посмотрел на сущность, усилием воли отгоняя шепот. который как будто гипнотизировал его. Я видел только то что ты убил мирных крестьян этой деревни! Но я не видел, чтобы что-то сделал с тварью в лесу, которая едва не убила меня. Более того, ты сам натравил ее на деревню! Лицемер! Кого ты убиваешь?! Истинную нечисть, вроде навий, вампиров и прочих порождений Фалариса - или обычных крестьян?! И ты осмеливаешься мне врать?! Ты такое же отродье Фалариса как и та тварь, которую я убил в лесу! - в ярости закричал Генрих.
   - Ты глуп. Ты не видишь дальше собственного носа. - шепот стал злее и яростнее. - Я взял то, что и так принадлежит мне. Вся деревня была проклята, все, все были нечистью... Нет на свете чистых людей, все нечисть, все что-то да и таят за мерзкими душонками... Трясутся, молятся, ставят свечки дрожащими руками, а отвернись - воткнут нож в спину родного брата!
   Вокруг стала сгущаться темнота. Глаза стоящей впереди тени яростно полыхали.
   - Не останется никого... Никого, будет чистый мир, светлый мир, без нечистых мыслей, без грязных дел...
   - Значит, ты убиваешь и людей и нечисть? Ну правильно, всех под одну гребенку... Очиститель мира значит... Так вот, знай, что ты даже не нечисть! Ты намного хуже нечисти и причиняешь намного больше зла. Ты сам Фаларис во плоти, и я буду сражаться с тобой до конца! - воскликнул рыцарь, доставая меч.
   - Ты не только глуп. Ты слаб. - шепот стал откровенно издевательским. За все время разговора тень монаха так и не сдвинулась с места. Темнота вокруг сгущалась все сильнее, вокруг рыцаря образовался черно-серый мутный вихрь.
   - Ты не сможешь мне помешать. Ты всего лишь один из многих... Ты нечист. Тебя не будет. Я сотру тебя. Я уничтожу тебя...
   Шепот монаха отдалялся, но шум вокруг рыцаря нарастал. В ушах зазвенели чужие голоса - крики ужаса, боли, страха.
   - Нет, нет, помогите, только не это!
   - За что? Карлос, за что нас?
   - Отец Единый, защити и огради детей своих...
   - Мамочка! Мамочка!!
   - Генрих! Генрих, очнись!
   Рыцаря тряхнуло. Щеку ожгло болью.
   - Очнись! Ты слышишь меня? Генрих!
   Что такое? Где я? - пробормотал Генрих все еще слыша эти голоса... Голоса наполненные болью и отчаянием. Рыцарь с трудом открыл глаза...
   Первое, что увидел рыцарь - обеспокоенное личико Зимки. Ведьма была бледна, черные глаза светились тревогой.
   - Очнулся! - обрадовалась она. - Учитель, очнулся! Генрих, вставай.
   Девушка протянула рыцарю ладонь, помогла сесть.
   - Вот, выпей. - Зимка буквально силой сунула в руки Генриха пузырек с голубоватой жидкостью. - Пей, станет лучше.
   Генрих слабо и улыбнулся и, взяв у девушки пузырек, одним махом выпил его содержимое и поднялся на ноги.
   - Что произошло? Где он? - встревожено спросил рыцарь.
   - Кто - он? - удивилась девушка, тоже поднимаясь на ноги. - Мстивой? Так вон он идет, он обходил деревню, искал, не осталось ли кого...
   От выпитого зелья прошла слабость, мышцы наполнились звенящей силой.
   - Ты просто стоял-стоял... А потом уставился на таверну, упал, и потерял сознание. Я так испугалась! Думала, что вдруг у тварnbsp;и были ядовитые когти...
   - Нет, дело не в твари, - хмуро ответил Генрих.- Я просто говорил с тем, кто сделал все это, - рыцарь обвел рукой мертвую деревню. - И, похоже, ему мои слова не слишком понравились... До сих пор не понимаю, почему это отродье Фалариса, меня не убило. Не смогло или не захотело. Ведь то, что он сделал с деревней, показывает, насколько велика его сила. Буду надеяться, что меня защитил Вечный Отец, - мрачно вздохнул рыцарь.
   - Ты... говорил с тем, кто сделал это? - изумленно прошептала девушка.
   - Может, головой слишком сильно ударился? - хмуро поинтересовался подошедший кузнец. Он был мрачен, как туча, и на Генриха смотрел исподлобья. Зимку тут же оттеснил себе за спину - явно готовится защищать, если что вдруг.
   - И кто же это был?
   - Я не знаю, кто это был, - спокойно заметил Генрих. - И головой я не ударился. Это был тот самый монах, с которым я разговаривал в трактире, правда сейчас он выглядел немного по другому. Просто тень с горящими зеленым огнем глазами. Он говорил, что очистит этот мир от нечисти и людей. Как его зовут я не знаю, знаю лишь, что он сказал что не останется никого кто идет против воли Горса. Хотя мне это имя ни о чем не говорит, - рыцарь посмотрел на кузнеца.
   - Светлый! - ахнула Зимка из-за спины кузнеца. - Светлый появился!
   - Плохо дело. - Мстивой помрачнел, хотя казалось - куда уж дальше. - Если снова объявился Горс... Очень плохо. Надо уходить, срочно. Коня у тебя нет? Хотя о чем я, тут вымерло все, даже блохи в матрасах... Зима!
   - Да, учитель.
   - Побежим на четырех, так быстрее. Меняй ипостась. Генрих, поедешь на мне. И вещи повезешь. Отвернись пока.
   Генрих пожал плечами и послушно отвернулся.- Надеюсь, мне кто-нибудь объяснит, кто такой этот Светлый, - громко произнес он, ожидая, когда можно будет поворачиваться.
   - Все в Школе объясним. - буркнул кузнец. И замолк.
   Через некоторое время в ладонь Генриха ткнулся мокрый нос. Обернувшийся рыцарь увидел двух волков - очень крупного, матерого и страшного волка и с уже седеющей серой шерстью и волчицу поменьше, с умными черными глазами.
   На земле возле животных лежала сумка ведьмы и меч кузнеца.
   Волк оглядел рыцаря с головы до ног (ни дать, ни взять прикидывал, каково ему будет везти это), тяжело вздохнул, и повернулся к Генриху боком.
   Генрих хмыкнул. На лошадях он ездить умел и любил, даже без седла, хоть это было очень неудобно. Но ехать в тяжелом доспехе на волке-оборотне. Малоосуществимая идея, на его взгляд, да и не очень приятная... Но деваться было некуда. Рыцарь осторожно подошел к волку и, подобрав сумку и меч, попытался умоститься на волка...
   Волк лишь что-то недовольно рыкнул, когда ему на спину опустился тяжеленный рыцарь, и пошел вперед, постепенно переходя на бег. Как ни странно, падать со сломанным хребтом он не собирался. Волчица трусила рядом, бросая на всадника насмешливые взгляды..."
  
  
   Лисавки
  
   Болото. Это определенно было болото. Противно хлюпающая и мерзко пахнущая тиной жижа, в которую он с размаху грохнулся лицом вниз с высоты нескольких метров.
   Телепортация прервалась неожиданно - ослепительно сверкнула яркая вспышка и портал просто схлопнулся, выкинув Алекса... куда-то. Единственно, что он мог сказать точно - вокруг было довольно-таки мокро и, кажется, темно.
   Голова кружилась, к горлу подкатывала тошнота, руки и ноги ощутимо подрагивали и были ватными. Что и говорить, насильно прерванное перемещение - мерзкая штука.
   - Твоего... - успело разнестись по окрестностям, распугивая лягушек и прочую живность. Дальше ругаться было невкусно, что, впрочем, не помешало Алексу всласть попускать пузыри в болотной водице, отводя душу. Выговорившись и, наконец, выкарабкавшись на относительно просторную кочку, парень некоторое время просто пролежал с закрытыми глазами, отплевываясь от кислого торфяного привкуса. Мало-помалу головокружение стихало, в руки вернулись кости, мышцы и они перестали напоминать желе.
   - Отлично! - проворчал недошелец, доставая из кармана насквозь мокрый, но сравнительно чистый платок. Когда морда лица была приведена в относительно терпимый вид (грязные разводы, темные полосы и остатки ряски на лбу), а платочек был выжат, аккуратно свернут и убран обратно в карман, настало время оглядеться.
   Да, это было определенно болото. Вокруг, куда не кинь взгляд, расстилалась зыбкое, поросшее темной травой и мелкими синенькими цветочками пространство, которое казалось твердым только на первый взгляд. Кое-где виднелись проблески мутной, подернутой ряской воды, остро пахло тиной, грибами, мокрой землей и незнакомыми травами. Почти у самого горизонта виднелась темная громада леса, казавшаяся с такого расстояния неровным еловым заборчиком. Болото вздыхало, вокруг громко квакали лягушки, тонко и противно зудели вездесущие комары.
   Комарам Алекс порадовался. Одной, особо наглой, стайке даже поаплодировал. Это нехитрое действие парня порадовало еще больше: руки слушаются, ноги визуально тоже на месте. Засим последовала первая попытка принять подобающее положение - если не в обществе, то хотя бы над самим собой.
   - Лес. - вслух заметил Алекс. - Лес - это хорошо. Болото - плохо.
   Первая же попытка идти по прямой окончилась купанием в неглубоком бочажке.
   "Нет... ну это надо... Я шел. Никого не трогал... А тут мордой в грязь, комары как хуже голубей, хорошо не гадят." - мрачно думал он уже на берегу, отряхиваясь и выжимая косу. - "Доберусь до леса, найду первого встречного и ограблю... Честное-лохматое. Бабушку продам за сухие сапоги..."
   Успокоившись таким образом, парень выкорчевал чахлое деревце (пригодится дорогу прощупывать), оборвал лишние веточки, мимоходом попробовал на зуб листик, пришел к выводу что невкусно, и уже намного осторожнее пошел к лесу.
  
   К тому моменту, как Алекс все-таки добрался до более-менее твердой почвы, он успел замерзнуть, промокнуть, проголодаться и несколько раз провалиться в болото по пояс, выбираясь только чудом. Его порядком погрызли комары и их тонкий, надоедливый, но отчетливо слышимый гул буквально выводил из себя. Мелкие синие цветочки, что росли на болоте, с подступлением вечера и наступающей темнотой начали слабо-слабо мерцать, светиться голубоватым светом, создавая обманчивое ощущение усыпанной голубыми искрами лесной поляны - ну или луга. Над болотом, в воздухе, с наступлением вечера появились, словно изниоткуда странные, зеленоватые, беспокойно мечущиеся огоньки, слабо, но все же видимые в наступающих сумерках.
   - Земля! - чуть не прослезился парень, упав около какой-то поганки и обнимая холмик. - Твердая, сухая...
   Уже потом, отплевываясь от мелкого мусора и муравьев, Алекс пришел к выводу, что его радость была преждевременна. Впрочем, углубившись в лес, он смог кое-как отжать наиболее важные предметы одежды, в очередной раз порадоваться комарикам, и страстно пожалеть, что в этом мире их так много.
   Лес оказался хвойный, пружинистый и почти не шуршучий. Приятный для подкрадывания и обходных маневров.
   Теперь все мысли сосредоточились на более насущном. Грязевая корка местами с него может и осыплется, а с волосами что делать? В грязелечение Алекс не верил, предпочитая эскулапов и эскалопы (последних побольше, первых поменьше). Но если рассуждать логично, в болото должны втекать ручьи. А значит, надо их искать. Искать, найти и искупаться.
   Примерно с такими мыслями, почесывая накусанные летучими кровососами места, он углубился в лес.
   Ручей нашелся не сразу, где-то после получаса блужданий по лесу, но нашелся - сначала мелкий, топкий и заболоченный, а выше по течению - уже более широкий, с медно-рыжей, очень холодной водой и невысокими, обрывистыми песчаными берегами.
   - Гм...- Алекс посмотрел на воду, на болото, в сторону которого она утекала, задумчиво почесался, встряхнулся и задумался окончательно, взвешивая все за и против. Пока что "против" перевешивало все. По крайней мере, пока.
   - Если есть вода, значит, она откуда-то идет. Должен быть ключик. Или родник... или еще что. - проявил смекалку он и зашагал по берегу, поглядывая по сторонам.
   Идти пришлось довольно долго, но ключ или родник все не находился. Похоже, ручей был очень длинным. Местами он расширялся даже до размеров небольшой лесной речушки, местами - сужался до узкого-узкого потока. На дне влажно поблескивали темные камни, видны были черные лапы-коряги, торчащие там и тут. Над головой шумели деревья.
   Пока парень занимался поисками, вокруг все больше темнело. К вечеру, к тому же, становилось холоднее, в мокрой и грязной одежде было неудобно двигаться, она липла к телу и неприятно холодила кожу, в ботинках, набравших тухлой болотной водички, отвратительно хлюпало.
   Вокруг было тихо. Не пели птицы, не шмыгали лесные звери - даже белки, впрочем, какие, черт побери, белки к ночи? Иногда встречались полянки, заросшие теми же мелкими синенькими светящимися цветками. Над такими полянками обычно летало несколько круглых светящихся шариков-огоньков...
   - Забавное местечко... - Алекс посмотрел на полянку и на всякий случай обошел ее кругом. А то мало ли какую заразу подхватить можно. Просто так ничто и никогда не светится. Даже факел.
   Отойдя от нее на несколько шагов, парень огляделся.
   - Елки... елки... елочки... О! Не елочка.
   Вот к "не елочке", стоящей поодаль, он и направился. Алекс вообще деревья делил на несколько простых видов: елка, сосна, береза, дуб и дерево.
   Взобравшись повыше, он оглядел окрестности, выискивая хоть какие-нибудь признаки жилья. Лесоповалы, например. Свет, дым, трупы.
   Алекс увидел темную громаду леса, со светлыми проплешинами-полянками, заросшими теми самыми цветами. А вон то, большое слабо светящееся голубым и зеленым пятно, похоже, болото, из которого он недавно выбрался (с высоты оно смотрелось очень красиво). Сверху было прекрасно видно так же и слабые зеленые искорки, свободно блуждающие по лесу. Лесоповалов и трупов внизу не наблюдалась, только темнота, деревья и еле заметная в такой темноте тропа, уводящая куда-то от ручья. Проблема была в том, что тропа начиналась с другого берега, противоположного тому, на котором сейчас находился Алекс...
   Спустившись на грешную землю, парень подошел к берегу ручья (хотя в этом месте он разливался и больше походил на речку). Тропинка была там. А он здесь. И разделяла их вода. Хочешь - не хочешь, а купаться придется.
   Перешнуровав ботинки, стянув их покрепче (чтоб водой не смыло или в песке не увязли) Алекс глубоко вздохнул и сделал первый, пробный шаг. Вода. Холодная. Мокрая...
   Добравшись до середины, он все же задержался, оттирая особо сильно прилипшую грязь. Потом бодро ("Холодно! Холодно!! ХОЛОДНО!!! Бр-р-р-р-р!") выбежал на берег, встряхнул головой, отжал волосы, куртку, рубашку, штаны, вылил излишек воды из ботинок, выжал вкладыши, стельки, носки... Тяжело вздохнул и принялся надевать все это, ежась и приглушенно ругаясь.
   Зашнуровавшись (правый чуть туже), Алекс покрутился на месте, вспоминая в какой стороне видел намек на тропу, и двинулся в ту сторону. Надо было найти жизнь.
   Желательно умную.
   Идти пришлось долго, не меньше сорока минут. За это время вокруг окончательно стемнело, зеленоватые летающие огоньки над мягко мерцающими полянками цветов были теперь видны отчетливо. Более того, они нахально увивались вокруг Алекса, сбивая с толку и рябя в глазах, впрочем, не причиняя никакого вреда - огоньки даже никак не ощущались наощупь, словно их и не было вовсе.
   В воздухе плыл сладкий, терпкий аромат ночных цветов, над головой разворачивалось бесконечное звездное небо. Тропа под ногами парня становилась все шире и утоптанней (правда, разглядеть это в темноте было довольно затруднительно), деревья по сторонам становились все реже, пока наконец не пропали, и Алекс не обнаружил, что стоит перед небольшим лугом, по колено заросшим густой травой (впрочем, тропа никуда не делась), а впереди на фоне неба виднеются темные очертания домов.
   Долгая дорога настроения Алексу не прибавила. Некоторое время парень потратил на изучение странных огоньков. То, что они дрейфовали, его поначалу насторожило, но вроде как ничего не предпринимали, зубами не щелкали, и он списал странное явление на перемещение воздушных масс. В конце концов, болото неподалеку... Болотные огоньки, в малину их каштан. Напугали.
   Цветы пахли вкусно. Очень. Парень не удержавшись, даже насобирал небольшой букетик. Дальше он шел, уже помахивая импровизированной метелочкой, скрашивая путь тем, что гонял перед собой табунок (стадо, ватагу, орду?) огоньков. Впрочем, когда впереди обрисовались дома, он насторожился, оглядел собранный, уже порядком облетевший букетик, добавил в него пару свежих цветов, прошептал под нос, утащенную у друга фразу, подходящую под этот случай... И сбавил шаг.
   Теперь Алекс ступал мягко. Захочешь - не услышишь. Одежда немного просохла, и пусть натирала в самых неожиданных местах, это все же лучше чем ничего. Огоньки моментально получили статус "мерзкие предатели". Эти светящиеся бестии выдавали его присутствие, выстроившись похоронной процессией. Алекс еле слышно чертыхнулся, отругал себя за такие мысли и попытался сосредоточиться на приятном. Например, на... Ну... Он жив, пока еще здоров, а мокрое нижнее обмундирование легко исправить, найдя укромное местечко и выгадав несколько часов...
   Дома приближались и парень, напрягая глаза, всматривался во тьму, вертя головой, кажется, на 360 градусов, стараясь углядеть любое подозрительное движение.
   Подозрительных движений не было. Деревня впереди была мирной, тихой и, кажется, спящей - огни в окнах почти нигде не горели (или их просто не было видно - как сумел разглядеть парень, каждый дом был окружен забором, из-за некоторых только крыши и было видно). Дым из трубы виднелся только над одним домом, стоящим почти на окраине, в остальных домах было тихо и мирно, даже собаки не лаяли - наверное, еще не почувствовали его приближения. Огоньки, преданной вереницей сопровождавшие его от самого леса, отстали на середине луга, метнулись в стороны, растворившись бесследно в воздухе, так что теперь местоположение Алекса выдавал разве что букет слабо сияющих голубых цветов в руках.
   - Ы-ы-ыа... - услышал Алекс далекий звук чьего-то тонкого голоса. Но звук был такой мимолетный и исчез так быстро, что всерьез казалось, что его не было, а просто... почудилось.
   "А-а-ы-ы-у" - передразнил плод своего воображения Алекс, заходя в деревню и направляясь к единственному дому с дымом из трубы. Если дымит, значит, не спят. И потом... Можно будет просушиться!
  
   * * *
  
   С момента, как герои покинули вымершее Чернотравье, прошло уже два дня. Да, волки были быстрее и маневреннее лошадей, бежали ровно и слаженно, не останавливаясь на ночь (Генрих только диву давался, как оборотень, на спине которого он умастился, умудряется выдерживать такой вес), но путь до Швардсвальда делался все длиннее: бежать по тракту в такой компании было невозможно. Благородный рыцарь на сером коне - это еще куда ни шло, но благородный рыцарь на огромном сером волчище...
   Бежать приходилось по большей части лесом, деревни огибать по большой дуге, а привалы и остановки делать с каждым разом все чаще - Мстивой откровенно выдыхался. Видимо и его невероятная сила была не безгранична.
   Вот и теперь, волк под Генрихом споткнулся и замедлил ход, а там и вовсе остановился. Встряхнулся всем телом, бесцеремонно скидывая рыцаря со спины и, тяжело дыша, отошел в сторону. Бока его ходили ходуном, из страшной пасти вывалился длинный розовый язык. Зимка, как раз нагнавшая его (бегала она, хоть и на четырех лапах, но все же медленнее, да и уставала тоже, видимо, непривычна была к таким расстояниями), укоризненно пошевелила ушами и неторопливо уже потрусила дальше, за деревья. Не дожидаться - разведывать местность, в которой они оказались. И так было ясно, что придется делать привал...
   Солнце неумолимо катилось к горизонту, вот-вот должно было начать темнеть.
   Немного отдышавшийся волк на мгновение напрягся и принялся менять ипостась. Зрелище действительно оказалось отвратительное, такое, что Генриху мигом припомнилась выворачивающаяся наизнанку черная тварь. Впрочем, твари не получилось - Мстивой поднялся с земли уже человеком, отряхнул ладони от пыли, подошел к рыцарю и, вырвав у него из рук свою сумку, принялся невозмутимо одеваться.
   - Думаю, еще дня через два доберемся. - сообщил он, натягивая штаны и бросая взгляд на небо. - Главное, чтоб не опоздали, чем черт не шутит...
   Из кустов с шуршанием выкатилась вернувшаяся серая волчица, подхватила в зубы свою сумку и шмыгнула обратно - менять ипостась и переодеваться. Через несколько минут Зимка появилась на поляне снова, на ходу собирая растрепанные черные волосы в длинную толстую косу.
   - Там деревня недалеко. - негромко сообщила она и, помолчав, добавила: - Жилая. По виду так большая, а близко я не подходила...
   - Жилая - это хорошо. - Мстивой, уже полностью одетый, затянул завязки на рукавах рубашки и подхватил ножны с мечом. Выглядел он откровенно вымотавшимся, под глазами залегли темные тени - видимо, не так легко дался ему этот путь, как казалось рыцарю.
   - Там, думаю и переночуем. У кого как, а у меня после Чернотравья никакого желания в лесу оставаться нет. А, Генрих? Вставай, чего разлегся! Некогда отдыхать. До деревни еще дойти надо.
   Генрих Мария фон Гогенцоллерн, виконт Сивашский и племянник эрцгерцога Дитриха Себастьяна фон Гогенцоллерна-Штауфенберга, тяжело вздохнув, поднялся на ноги. Последнее время он все больше и больше ощущал себя полным идиотом. Благородный рыцарь мечтал совершить подвиг и триумфально вернутся к двору короля. Уважение, почет, томные взгляды дам... А вместо этого он уже пару дней трясся на спине какого-то блохастого волчары, который по недоразумению Всевышнего оказался еще и оборотнем-кузнецом. А рядом виляла хвостом еще одна волчица, которая на поверку оказалась симпатичной девушкой. И это при том, что его с малых лет учили, что оборотни суть твари тьмы, которых нещадно надо истреблять...
   Впрочем, фанатиком рыцарь никогда не был и то безумие, которое творилось в последние дни вокруг него, демонстрировало, что в этом мире не все так просто как кажется.
   - Иду, иду, - ответил он Мстивою. - Меня возможность нормального жилья радует. Передвижение на коне гораздо удобнее, чем на... твоей спине.
   - Радуйся, что ты вообще был сверху. - усмехнулся кузнец. - А то мог бы и... на своих двоих весь путь по тракту топать. Найдешь в деревне тех, кто тебе коней продать согласится - милости прошу, поедем верхом, а нет - не жалуйся, и так мне всю спину своей задницей стер. Шерсть еще сваляется...
   Стоящая поодаль Зимка тихо фыркнула, но в разговор не вмешивалась.
   - Зима, надевай. - Мстивой, покопавшись в сумке, перекинул девушке уже знакомый рыцарю широкий медный браслет. - И прикрой хоть рукавом, что ли.
   - Так может, не надо? - робко осведомилась девушка, вертя в пальцах пойманное украшение. Впрочем, под мрачным взглядом мужчины она вздохнула и покорно защелкнула браслет на тонком запястье.
   - Вещи подбери. - негромко велел кузнец. - И давайте, топайте в деревню, найдете, где переночевать можно. Обойдите только до тракта, а то из леса вывалитесь - за нежить примут.
   - А ты куда же? В лесу останешься? - поинтересовался рыцарь, задумчиво посмотрев на браслет Зимы. Это украшение девушка надевала уже второй раз и надевала с явной неохотой. Возможно, побрякушка была магической и давала возможность кузнецу следить за ними, а возможно, не давала возможности девушке превращаться в волка. При случае Генрих решил выяснить это.
   - Нет, я по округе пробегусь. Мало ли чего. - Мстивой пожал плечами. - Вдруг и тут навьи по лесам шастают?
   Он оглянулся на не слишком-то довольную Зимку, махнул рукой и скрылся за деревьями
   - Можно подумать тут куда не ткни всюду эти навьи ползают, - пробормотал рыцарь, посмотрев вслед уходящему Мстивою. - Что ж, пошли, Зима. Нам еще до тракта идти и идти.
   - Пойдемте. - вздохнула девушка, подбирая сумки. - Тракт в той стороне.
   Обойдя заросли густого колючего кустарника и немного пройдя по лесу, рыцарь и девушка оказались на широкой утоптанной дороге, ведущей к деревне - вдали на фоне вечернего неба виднелись домики. Тракт был широкий, пыльный и наезженный, с глубоко отпечатавшейся колеей. Вокруг тихо шелестели деревья, чирикали вечерние птицы, где-то стучал дятел... лес был спокоен. Ничего похожего с темной тревогой леса под Чернотравьем, с его леденящим душу ужасом и наползающей ниоткуда темнотой.
   Генрих покосился на идущую рядом девушку. В голове крутилось столько вопросов и тем, что он даже не знал, с какой начать. К тому же бедняга столкнулся со сложнейшей моральной дилеммой. С одной стороны, девушка ему нравилась, а с другой она была нечистью... Все эти мысли проносились в голове рыцаря со скоростью загнанного кролика, но, так и не остановившись на чем-то одном и решив, что заводить разговор о погоде будет идиотизмом, он все же решился:
   - Госпожа... Зимка, я смотрю, вы уже не первый раз надеваете этот непонятный браслет, который дал вам Мстивой. И при этом надеваете без особой радости. Прошлый раз был неподходящий момент, чтобы спросить, но сейчас позвольте поинтересоваться зачем нужна эта... вещь? Если, конечно, это не секрет.
   Генрих досадовал на себя. Сейчас он говорил с нечистью, как с какой-то благородной дамой. Но что поделать, почему-то в присутствии этой девушки он испытывал какую-то неловкость, причины которой до конца были неясны даже ему самому.
   - Ну.. это просто знак школы. - пожала плечами девушка. - В принципе ничего не означает, но вне ее стен нам положено такой носить, чтобы... чтобы люди знали, с кем имеют дело. А они обычно не слишком уж хорошо относятся к нечисти.
   Она виновато улыбнулась и замолчала, не глядя на рыцаря и думая о чем-то своем. Если судить по ее глазам - то о чем-то довольно печальном.
   - Госпожа... Зимка, скажите, а зачем вам все это? - обвел рукой пространство рыцарь.- Я ведь вижу что сложившаяся ситуация вас совсем не радует. Я защищаю людей, это мой долг, как королевского рыцаря. На улицах городов, я обычно ловлю восхищенные и благодарные взгляды. Однако ни один крестьянин не поблагодарит вас за спасение жизни. Скорее всего в благодарность за спасение он попытается вас этой жизни лишить... как богомерзкую нечисть. Я не знаю, какие мысли вас гнетут, однако вижу, что они совсем невеселы. Может вам стоит бросить это дело? - осторожно поинтересовался Генрих и, тут же продолжив, добавил:
   - Вы, как я вижу, хороший человек, а я обычно в людях не ошибаюсь. Но, возможно, тот дух был в чем-то прав. Люди неблагодарны. И ни вас... тебя... ни Мстивоя они точно не поблагодарят за свое спасение.
   - О чем вы? - Зимка удивленно изогнула брови. - Что вы мне предлагаете бросить - школу? Остаться без образования и, если уж на то пошло, без защиты? Нечисть без фльета подлежит уничтожению - думаете, я не знаю ваших законов? Вы помогаете людям ради славы, а я... я проходила практику. Я и знать не знала ни о каких навьях, ни тем более о том, что он вернулся.
   Девушка зябко поежилась и неуверенно оглянулась по сторонам, словно ожидая нападения.
   - А сейчас мне просто надо вернуться в школу.
   - Я об этом не знал... - произнес рыцарь после нескольких секунд молчания. Однако возникало все больше и больше вопросов о том, кто появлялся тогда перед ним на развалинах деревни.
   - И все, же кто такой этот он? И о каком Горсе он говорил? Мне кажется, вы знаете куда больше, чем рассказываете мне. Ведь Мстивой, кажется, назвал его Светлым. На мой взгляд, этот лжемонах был отнюдь не светел. Еще один свихнувшийся колдун?
   - Простите, Генрих, но это не моя тайна. - девушка покачала головой. - Да и не знаю я почти ничего. У Мстивоя спросите, как вернется, а мне такое говорить нельзя, запрещено. Да и не дай боги, накаркаю!
   Она сделала быстрый, неуловимый жест рукой, словно отгоняя от себя плохое, и пугливо замолчала.
   Остаток пути прошел в тишине. Девушка думала о чем-то, всячески избегая разговора на затронутую рыцарем тему, словно чего-то боялась и поминутно оглядывалась кругом. Видимо, пребывание в Чернотравье с его ужасами не прошло для нее даром и теперь ей то и дело чудилось страшное...
   Деревня, в которую они пришли, была большая и явно зажиточная. Хорошие, крепко срубленные дома, резные ставни и наличники на окнах, крепкие двери и не слишком высокие, но добротные на вид заборы, окружавшие участки. По улицам растерянно бродили толстые, упитанные куры, клевали что-то у себя под лапами, брехали из-за заборов местные собаки. Где-то со скрипом проворачивался колодезный ворот.
   А еще были люди - самые обычные жители, озабоченные своими, несомненно, важными делами. На лавочках у заборов сидели старики, старушки и изредка - компании молодых парней и девушек, щелкающих семечки и оживленно переговаривающихся, по улицам носилась горластая неугомонная ребятня, у которой еще был шанс закончить игру, пока родители не загнали спать. Вошедших в деревню путников жители провожали настороженными взглядами, разговоры при приближении Генриха и Зимки, которая явно робела и старалась держаться поближе к рыцарю, смолкали, чтобы потом возобновиться с новой силой, но на пониженных тонах.
   Генрих снова оказался в привычной ему среде. Конечно, не в большом и шумном городе, но эта деревня после шастанья по глухомани в окружении нечисти была просто сущим раем. Поэтому рыцарь держался уверенно и горделиво, как и пристало настоящему дворянину. Его, спутница, правда, была не столь уверена в себе, но это было в некоторой мере простительно... Все-таки, от людей такие, как она добра вряд ли увидят...
   - Добрый человек, не подскажешь, как ваша деревня называется? И где трактир или таверна какая, чтоб на ночь остановиться? - спросил рыцарь у одного из стариков, сидевших на лавке.
   - Как така таверна? - прищурился старик, вынимая изо рта трубку. - Никакой таверны нетути. У нас во Лисовках токмо корчма - корчма да, была, пока корчмарь с месяц назад не окочурился. Так и стояла закрыта, пока не погорела надысь - из дитев-то у него только Тасья и была, да и та в могилу сошла, ой, хороша девка была, и-и-и...
   Генрих глубоко вздохнул. Общаться с глухими стариками - это всегда утомительно...
   - Хорошо, а есть где переночевать? Может, кто на постой пустит?!- Генрих говорил громко и внятно, чтобы дед мог его услышать.
   - Ась? - не расслышал старик, снова вынимая трубку изо рта. Если судить по его хитрому прищуру, он на самом деле все прекрасно слышал, просто мало кто упустит случай поиздеваться над нетерпеливой и торопливой молодежью. - Чаго говоришь, на постой? На постой можа кто и пустит... токмо зачем? Домов пустых по деревне полно, заходи да ночуй, милсти просим, токмо не пали, все равно жить-то некому. А ты, сынок, кто таков будешь? Откудова идешь?
   - Я рыцарь, уважаемый! Рыцарь короля, а зовут меня Генрих! Скажите, а есть ли тут у кого лошадь купить? - громко поинтересовался воин у деда.
   - Дак какой же ты рыцарь, без коня-то? - удивился старик. - У настояшшего рыцаря конь завсегда должно быть, а у тебя, сынок, девка на хвосте болтается.. чай, в полон взял?
   Зимка, услышавшая эти слова, испуганно вздрогнула и отодвинулась за спину к Генриху, чтобы старику не было ее видно, и ничего не сказала. Видно было, что в деревне ей не по себе.
   - Погиб конь, - вздохнул рыцарь.- Нечисть богомерзкая, Вечным Отцом проклятая, убила. А ее спас от нечисти. Вон видишь, до сих пор не в себе от испуга, бедняжка. Вот смог дойти до вашей деревни, хотел ночлег найти и коня. В столицу буду возвращаться, дед!
   Заслышав о нечисти, старик явно оживился и как-то даже насторожился.
   - А что за нечисть-то? - жадно поинтересовался он, наверное, уже предвкушая слухи, которые будет рассказывать соседям. - У нас тут? Близко где?
   - Не слишком, - туманно ответил рыцарь. - Мы уже день идем с тех пор, как я коня потерял. Упыри были, дед. Опасная нечисть и мерзкая. Слышал о таких, наверное? Ну да я их победил. Так есть у вас кто, чтоб насчет продажи коня поговорить? В столицу мне срочно нужно. Доложить, да и ее с собой заберу. Не в себе с момента нападения, да и сирота к тому же. Жаль, девушку.
   Заслышав слова рыцарей про упырей, старик оживился еще больше, а в блеске его маленьких хитрых глаз появилось новое, непонятное, но почему-то тревожное выражение.
   - Упыри - эт да-а... упыри - эт, понимаешь.. такие... твари! - часто закивал он, кажется, думая о чем-то своем. Не знаю, насчет коня, лошадев-то у нас вряд ли кто продаст, разве что у Степки-углежога есть, да и тот свою Капустку обихаживает, аки прынцессу какую - чай, единственная кормилица! А насчет ночлега - дома пустые по той улице, сразу увидишь - в каком ворота раскрыты, в таком и нет хозяев, переночуете... все пустые стоят. А насчет коня-то со Степкой поговори, может, подвезет докуда, ежели, конечно, договоритесь - забесплатно он разве что самогон жрать могет.
   - Спасибо, уважаемый. Обязательно поговорю. Всего хорошего и да благословит вас Вечный Отец. - сказал рыцарь и, повернувшись к Зимке, произнес: - Ладно, пойдем, поищем жилье.
   С этими словами Генрих направился дальше по улице, рассматривая дома на предмет возможного постоя.
   Зимка кивнула, настороженно покосилась на старика и поспешила за Генрихом. Старик же проводил парочку пристальным взглядом, покачал головой и вернулся к своей трубке и своим мыслям.
   Первый пустой дом обнаружился в конце улицы. Одноэтажный, бревенчатый, с покатой крышей и закрытыми ставнями, он был обнесен обшарпанным, но все еще крепким забором. Ворота во двор были распахнуты настежь, в пустом дворе виднелась пустая собачья будка и валялось у крыльца перевернутое жестяное ведро.
   - Пойдет, - хмыкнул рыцарь, скептически осмотрев временное пристанище. - Ну что ж, как я вижу, с лошадьми здесь туго, придется вам и Мстивою и дальше тащить меня на своей спине. Что скажете о нашем временном жилище, госпожа? Вы были слишком напряжены и испуганы во время разговора со стариком, - покачал головой Генрих.
   - Мне здесь не нравится. - вздохнула Зимка, осторожно заглядывая за ворота, а там и заходя внутрь. - Среди людей все же несколько неуютно, да и странно все это...
   Девушка оглядела дом, провела пальцем по ставню, закрывающему окно (в отличии от большинства домов в деревне, этот ставень не был резным, зато был весьма крепким, из потемневших досок), покачала головой.
   - И Мстивой еще не вернулся...
   - Что вы имеете в виду?- настороженно спросил рыцарь. - Что-то почувствовали? Эти крестьяне показались мне совершенно безобидными...
   Генрих последовал вслед за девушкой, взглядом опытного воина осматривая их временное пристанище. Дом был, конечно, видавшим виды, но служил неплохим укрытием. Правда, не от огня, так как был деревянным. Но в случае чего... Рыцарь покачал головой и снова обратился к Зимке, продолжая прерванный разговор:
   - То, что он не вернулся, довольно странно, но, думаю, все будет в порядке. Ведь он хотел проверить окрестности... Или преследовал другие цели. Вернется, расскажет, если захочет. Не беспокойтесь, вы просто слишком долго не были среди людей. И если в эту деревню не наведаются толпы нечисти или этот... Светлый, ничего полагаю не случится. - ободряюще заметил Генрих и добавил: - Давайте лучше осмотрим дом вnbsp;нутри.
   Внутри дома было темно и пыльно. В просторной комнате стоял крепко сбитый стол, валялись опрокинутые стулья, вдоль стен шли широкие, тяжелые лавки. Одну стену полностью занимала печь, закрытая тяжелой черной заслонкой. Комнат в доме оказалось всего две - во второй, тесной и маленькой, находилась узкая кровать, накрытая пестрым лоскутным одеялом, плоская подушка и большой сундук с тяжелой крышкой. В сенях обнаружилась узкая и крутая лестница, ведущая куда-то наверх. Зимка, тут же забравшаяся по ней, сообщила, что там "чердак, веники и куча пыли".
   - Насчет того, что странно... - девушка спрыгнула вниз, отряхнула ладони, испачканные в пыли. - Я ни в чем не уверена, я в этом не слишком разбираюсь, наверное, я просто отвыкла от людей. - она виновато улыбнулась. - На практике-то тоже не больно-то с ними общалась, сидела себе в лесу, как привязанная, травы собирала, разве что Мстивой приходил, в деревню без него нельзя было. Откроете ставни? Я пока поищу, есть ли тут что из посуды, поесть, что ли, соберу...
   - Хорошо, - кивнул Генрих, выполняя просьбу девушки. Свежий воздух ворвался в душное и пыльное помещение, и в нем сразу стало легче дышать. Рыцарь задумчиво окинул помещение взглядом, словно размышляя, что из этого хлама могло бы пригодится. Увы, при всех своих неоспоримых достоинствах виконт, выросший в замке, абсолютно не разбирался во всей этой сельскохозяйственной утвари. Ради интереса, воин решил посмотреть что в сундуке и попробовал поднять крышку, не заперта ли?
   Сундук оказался не заперт. Вещей в нем было не так много: одежда, не новая, поношенная, но все же чистая и аккуратно сложенная: несколько мужских рубашек (некоторые аккуратно зашиты), пара штанов, видавшая виды кожаная охотничья куртка (порванная и драная, со следами когтей), приличный моток невесомого, очень красивого кружева, пара небогатых, простых девичьих платьев и простая деревянная коробочка-шкатулка - похоже, самодельная.
   Зимка на кухне гремела посудой, что-то бормотала под нос, потом выбежала во двор. Загремело ведро - кажется, девушка отправилась за водой.
   За окнами медленно сгущались сумерки.
   Рыцарь задумчиво посмотрел на гору тряпок. Ему ничего из этого было не нужно, а вот спутникам, возможно, и пригодится. Правда, непонятным было то, отчего рачительные крестьяне не разобрали все это, раз дом пустует... Стоп. А ведь действительно, отчего? Раз тут давно никто не живет, то и всех этих вещей быть не должно. Быть может, эти люди умерли от какой-то болезни? Но тогда бы дом, скорее всего, сожгли, как и вещи. А ведь старик сказал, что таких домов пустует много... Генрих, бросив все, стремительно направился на улицу. Темнело и пора бы уже Мстивою появится. Да и происходящее внезапно совсем ему разонравилось.
   - Госпожа Зимка! - выйдя на крыльцо, позвал он свою спутницу.
   Девушка не ответила. Во дворе ее не было, а, судя по приоткрытым воротам, она выскочила на улицу - наверное, к общему колодцу, потому как своего в доме не наблюдалось.
   Вообще, на улице было тихо. Народ с темнотой, видимо, разбрелся по домам, загнал за заборы детей и кур - и то верно, утро в деревне начинается рано, а по темноте шататься нечего. В густом вечернем воздухе плыл сладковатый цветочный запах.
   Глупая девчонка! И чего она шатается?! Мало того, что оборотень, так еще и никакой осторожности. Великая воительница... Хотя Генрих понимал, что его мысленные обвинения сейчас звучат довольно глупо, и у него нет ничего, кроме беспочвенных подозрений касательно ненормальности происходящего. К тому же, он сам до этого убеждал свою попутчицу, что все нормально и опасаться нечего.
   Рыцарь стремглав выскочил за ворота. Не могла Зимка далеко уйти, ведь вышла-то из дома только что...
   Улица была пустынна. Ни девушки, ни кого бы то ни было еще рыцарь на ней не обнаружил. Ворота всех домов были закрыты (хотя, кажется, через два дома от него, створки были распахнуты настежь).
   Чуть дальше по улице слышался скрип колодезного ворота и еще какое-то бряканье.
   Генрих понесся к источнику шума, насколько позволяли нестись его доспехи... Внутренне рыцарь очень досадовал на себя, но и надеялся, что все в порядке и его подозрения глупы и беспочвенны. С другой стороны, девушке, которая давно не была среди людей, одной выходить на полутемную пустынную улицу за водой было просто категорически нельзя. Одним словом верх глупости. Генрих не сомневался, что она сумеет постоять за себя, но не против нескольких человек и не без превращения. А в этой деревне могли быть проблемы похуже людей.
   У самого колодца Генрих едва не столкнулся с Зимкой, несущей полное ведро воды. Девушка испуганно вздрогнула и отшатнулась назад, расплескав воду.
   - Генрих? - выдохнула она, разглядев рыцаря. Глаза девушки в темноте слабо светились знакомыми зеленоватыми огоньками. - Демон вас побери, вы меня напугали! Что-то случилось?
   Рыцарь облегченно вздохнул, увидев, что девушка цела и невредима.
   - Возвращаемся в дом, - мрачно произнес он. - Давайте я вам помогу.
   Генрих взял у девушки ведро и, оглядываясь по сторонам, поспешил назад.
   - Знаете, госпожа... - продолжил он. - Вы были абсолютно правы, в этой деревне явно
   что-то не в порядке. Вас не удивило, например, наше временное пристанище?
   - Дом? - Зимка задумчиво посмотрела вперед. - Меня удивило, что в деревне пустые дома. Обычно в деревнях - она подчеркнула это слово голосом - опустевшие дома сразу занимаются... ну или стоят заброшенные. А тут вполне себе жилое помещение, даже вся утварь на месте, не растащили же...
   - Вот и я о том же. Например, в сундуке лежит одежда. Добротная одежда, качественная. Я конечно вырос в замке, но ни один нормальный крестьянин не оставит одежду просто так, пропадать. А тут и дом давно пустует, и никто даже не попытался забрать себе вещи. И на мор не похоже. Чумные вещи сразу же сожгли бы, как и избу. Не нравится мне все это, - процедил Генрих. - Да еще и ваш... наставник куда-то запропастился.
   - Он вернется. - уверенно возразила Зимка. Кажется, она не желала даже сомневаться в действиях своего наставника. - Разведает и вернется, за него не бойтесь... А насчет домов - да, странно. Но... вы же сумеете нас защитить в случае чего?
   Девушка улыбнулась и отворила створку ворот, пропуская Генриха с ведром вперед.
   - Смогу, - улыбнулся Генрих, который ни в чем таком не был слишком уверен.- Все равно ночевать здесь придется, не в лесу же. Надеюсь, до утра он появится.
   - Давайте. - она забрала у него ведро и понесла в дом. - Чтобы не думать о всяком, хоть ужином займусь, я жутко голодная.
   Рыцарь запер ворота и калитку, справедливо полагая, что оборотень при желании их перелезет без проблем, а раскрытыми их держать нет смысла.
   - Госпожа, только учтите, без меня на улицу ни ногой, - сказал воин.
   - Хорошо. - покладисто согласилась девушка уже из дома - слух у нее, как у всякого оборотня, был отменный. - Больше и не пойду, желания такого нет. И ради богов, хватит называть меня госпожой. Я же младше вас.
   На кухне загремела посуда, зажурчала переливаемая в горшок вода.
   На улице было неописуемо хорошо. Темный, бархатный вечер, ясное небо, усыпанное звездами, плывущий в воздухе цветочный аромат...
   - Хорошо... Зимка... - ответил рыцарь, подойдя к открытому окну кухни и наслаждаясь идиллией, царившей на улице. В такой божественный вечер казалось не могло случится ничего плохого. Он притуплял тревогу и подозрения. Настраивал на романтический лад. Генрих подумал что в такие вечера, он пока еще был мальчишкой-оруженосцем в столице лазил в окна прекрасных дам и пел серенады. Нет, этот вечер нравился ему все больше и больше. Воин задумчиво посмотрел на хлопочущую по хозяйству девушку. А ведь она...
   - Ры-ыжка! - вдруг позвал далекий детский голосок. - Ры-ыжа, Рыжа, Ры-ыженька!
   Тонкий детский голос ворвался в воспоминания Генриха и вернул его к суровой реальности. Может, просто девочка ищет кошку или иного зверька где-то в соседском дворе? Рыцарь прислушался, пытаясь понять, откуда именно доносится голос.
   Голос доносился издалека, явно не из соседних дворов и был весьма жалобным.
   - Рыжка! - отчаянно звал он. - Рыжа, Рыжа, Рыжа! Рыженька!
   Казалось, неведомый ребенок сейчас заплачет... впрочем, в этот момент голос смолк.
   - Генрих? - окликнула Зимка, выглядывая из дома. - Все в порядке?
   - Ры-ы-ыжка! - снова позвал ребенок. Девушка отчетливо вздрогнула, выпрямилась и огляделась кругом.
   - Кто это? - напряженно спросила она.
   - Не знаю, - настороженно ответил рыцарь. - Наверное, ребенок кого-то из жителей деревни. Оставайтесь здесь, я посмотрю.
   Пойдя по двору, Генрих открыл ворота. Положив руку на эфес меча, он вышел на улицу, настороженно оглядываясь. Почему ребенок в такое позднее время бродит по улице и никто не пытается забрать его домой?
   Улица была все так же пустынна и тиха. Голос же ребенка теперь отчетливо доносился со стороны тракта, по которому Генрих и Зимка пришли в деревню, и, кажется, удалялся.
   - Рыженька! - плакал ребенок. Наверное, бежал вслед за убегающим питомцем - собакой или кошкой, кого еще могут звать такой кличкой?
   - Рыженька, Рыжа... Ры-ыжа!
   - Проклятье... - зло выдохнул Генрих и припустил со всех ног в ту сторону, откуда слышался детский голосок. Ребенок убегал на ночь из деревни. Даже если бы тут было все в порядке, это было безумием, ибо вокруг лес и огромное количество всякого зверья...
   - Стой, девочка, остановись! - крикнул он на бегу.
   Ребенок рыцаря, видимо не слышал. Голос продолжал плакать и звать убежавшую "Рыженьку" уже, кажется, за пределами деревни, со стороны тракта.
   - Стой! - крикнул он. - Рыжка, Рыженька... остановись!
   Генриху показалось, что впереди, в темноте, на дороге мелькнуло светлое пятно - платьице или рубашка...
   Генрих, проклиная судьбу, детей и их родителей бросился в погоню за непутевым ребенком. Сейчас было, конечно, не дневное пекло, но бежать в тяжелых доспехах... В общем, бежал он весьма медленно. Несмотря на регулярные тренировки и крепкое здоровье, спринт таким бегунам в броне был просто противопоказан. Поэтому рыцарь, щадя дыхание и ощущая, как мышцы наливаются свинцовой усталостью, решил совершить последний короткий марш-бросок, убежденный, что если уж не догонит, то значит, не догонит... или сдохнет по дороге...
   Через некоторое время Генрих, шумно дыша, выбежал из деревни на тракт. Ребенка впереди не было, питомца, за которым он, предположительно, гнался - тоже. Впереди светлой полосой лежала утоптанная дорога, по обеим сторонам которой начинался перелесок.
   - Рыжка! - внезапно позвал ребенок сбоку, совсем близко. За деревьями мелькнуло светлое пятно. - Подожди! Рыженька... остановись!
   - Стой! Остановись, дитя! - воскликнул тяжело дышавший Генрих. А потом из последних сил бросился за силуэтом. Он должен был спасти девочку, в этом заключался его рыцарский долг. Правда, он был что-то слишком тяжел и в фигуральном и в прямом смысле, как доспехи, все более и более утяжелявшие бег.
   - Стой! - как-то особенно отчаянно вскрикнул голос впереди Генриха. Казалось, он был совсем рядом - вон за теми деревьями, совсем-совсем близко, еще рывок...
   - Рыжка... Стой! Остановись! Девочка! Рыженька!
   А потом рыцарь с разбегу врезался во что-то и, не удержавшись на ногах, кубарем покатился по земле, чувствительно приложившись о какой-то корень. Рядом кто-то сочно выругался.
   - Ты рехнулся, что ли? - зло рявкнул лежащий на земле Мстивой, в которого, судя по всему, и врезался Генрих. Глаза кузнеца в темноте тоже слабо светились знакомыми зеленоватыми огоньками.
   До ужаса уставший Генрих меньше всего ожидал увидеть тут этого кузнеца-оборотня. Что он тут вообще делает?! Удивление от встречи и нехватка воздуха в легких позволила выдохнуть одну единственную фразу:
   - Девочка... в лес... убежала... Ты... что... не... слышал... криков?
   - Я тебя слышал! - снова рявкнул Мстивой. Кажется, Генрих его нешуточно разозлил. - Бегает он, понимаешь... топочет как лось, орет как оглашенный, за версту слышно! Какие уж тут дети!
   Впрочем, через пару мгновений он резко выдохнул, успокаиваясь, и поднялся с земли, потирая ушибленные ребра и едва заметно морщась.
   - Какая, кстати, девочка? - как ни в чем не бывало поинтересовался он у лежащего на земле Генриха. - Я эту деревню кругом оббежал, никаких детей не видел. Куда пошла?
   - Туда... - отдышавшись, рыцарь, указал в ту сторону где он последний раз слышал детский крик.
   - Подожди, - он нахмурился. - Ты точно ничего не слышал? Она кричала на пол деревни. Звала какую-то Рыжку... И силуэт мелькал... Ты же оборотень и слух у тебя куда лучше... Не мог не слышать, раз тут рядом был! - воскликнул Генрих, все более преисполняясь подозрениями.
   - Слух... - поморщился Мстивой и оглянулся на темный лес. - Детей я не слышал, но ты так орал и гремел, что за тобой и королевскую армию не услышишь, не то что ребенка. И кто тебя по лесу бегать учил? Не нравится мне это... Давай, поднимайся, пошли проверим, что тут за девочки ходят, чтобы уж точно знать.
   Он развернулся и бесшумно направился в сторону, указанную Генрихом, держа руку на оголовье меча и настороженно прислушиваясь.
   - Подожди, - нахмурившись, произнес рыцарь. - Зимка осталась одна в деревне, а мне эта деревня что-то не слишком понравилась... Странные дела тут творятся. Мы должны помочь девочке, но и оставлять ее саму надолго не хотелось бы. Может, разделимся? Ты ведь как волк сможешь быстро все осмотреть, не грохоча и не привлекая внимания всей окрестной нечисти...
   Генрих покачал головой.
   - Эта девочка кричала на полдеревни, однако никто не выглянул и не хватился ее. Да и сейчас я ее не слышу. Может, тут что-то нечисто?
   Мстивой остановился, не довершив шаг, и обернулся.
   - Ты оставил ее одну? - резко переспросил он. - Совсем ума нет?! Она же защититься не сможет!
   Глаза его сверкнули злыми, хищными, звериными огоньками и он, уже не спрашивая, сорвался с места и побежал к деревне, забыв про возможно заблудившихся девочек и Генриха, собственно.
   Рыцарь устало посмотрел на звездное-звездное небо. Да, он идиот. Он редкостный тупица, даже не так... он тупой осел, не умеющий выбирать приоритеты! Начитался дурацких книжек о великих и благородных воителях прошлого, возомнил себя не иначе как святым Вечного Отца, побежал спасать непонятно кого, в то время, как никто в деревне и не почесался, и это несмотря на то что этот "ребенок" кричал на полдеревни! Оставил беззащитную девушку одну в месте, где творится демон знает что... Пусть она нечисть, но она женщина и явно не опытный боец, способный защитится от любого врага. К тому же, Генриха терзали подозрения о том, что этот браслет на запястье не просто опознавательный знак, а какой-то ограничитель или что-то вроде этого... Простые знаки не одевают с таким недовольным лицом.
   - Аргх... - тихо и яростно зарычал воин. В этот момент он ненавидел себя за то, что оказался полным кретином, ненавидел эту деревню, ненавидел всю окрестную нечисть, ненавидел проклятого кузнеца за то, что показал ему его собственную тупость. А если за время его отсутствия что-то случится с беззащитной девушкой, которую ему поручили охранять... для настоящего рыцаря после такого позора существовал один-единственный выход. Зло сцепив зубы, Генрих круто развернулся и бросился вслед за кузнецом, ощущая, как стучит кровь в висках и ярость наполняет тело и душу.
  
  
   Алекс вошел в деревню. Это эпохальное событие никем не отмечалось. Собаки, буде таковые имелись, тихо сидели по домам... ночные тати тоже не спешили засвидетельствовать свое почтение. Парень задумчиво шагал по дороге, с видимой беспечностью помахивая собранным букетиком и побираясь к домам все ближе.
   В самой деревне было тихо и пусто. Не лаяли собаки за забором (хотя Алекс знал, что они есть - иногда гремела цепь или раздавалось глухое ворчание), не слышно было других звуков (только, правда, чьи-то торопливые шаги - да и те, судя по всему, далеко, у другого конца улицы). Каждый дом, насколько видел Алекс, был обнесен крепким высоким забором... но ворота в двух крайних домах были открыты. У третьего дома, того самого, из трубы которого шел дым, они тоже оказались приоткрыты - более того, у ворот стоял слабо различимый в темноте человек и о чем-то разговаривал с невысокой девушкой, которая, видимо, открыла ему дверь.
   "О, люди!" - обрадовался Алекс, повертел в руках светящийся букет и... решил пока не выкидывать.
   За неимением никого другого на улице (не ломиться же среди ночи в запертое? Не так поймут, чего доброго), парень направился к ним. Деревня ему откровенно не нравилась. Было в ней что-то этакое. Заборы, которые скорее пристали небольшим охотничьим аванпостам, цепи - судя по внушительному звуку, собачки явно немалые. Но, может, хоть эти его заметят? В конце концов, один идиот посреди улицы да еще с букетом который светится...
   Алекс уже вполне определенно шел именно к этому дому.
   Говорящие Алекса, несмотря на мягко светящийся букет, не замечали. А вот он, приблизившись, смог их рассмотреть. Девушка, невысокая, черноволосая, в темной одежде, стояла за воротами, не решаясь ни открыть их пошире, ни выйти на улицу. Ее глаза в темноте горели зеленоватыми звериными огоньками. Ее собеседником оказался низкорослый, согнутый и явно немолодой мужчина в каких-то неряшливых, неопределенно-серых тряпках, из-за которых его фигура и была почти незаметна в темноте. Он стоял в шаге от ворот. Голос его, к удивлению Алекса, совершенно не сочетался с его невзрачным (и, честно говоря, откровенно отталкивающим) видом. Вообще-то, была в его образе какая-то неправильность, царапающая взгляд неверность, на грани сознания, которую никак было не ухватить точно - так бывает, вертится мысль, а поймать ее и подумать хорошенько никак не удается...
   - Так можно мне войти? - спросил мужчина, делая небольшой шаг к воротам.
   - Я даже не знаю... - замялась девушка. В ее голосе слышалась откровенная растерянность. - Вообще-то...
   - Бросьте, милая, я не причиню вреда. - рассмеялся он. - Посидим, поговорим, я вам новости местные расскажу... Как вас зовут-то, кстати?
   - Зима. - после небольшой заминки все-таки ответила девушка. - Зимка...
   - Зимка? Замечательное имя. Вам очень подходит. Давайте, Зимушка, откройте дверь. Посидим, поговорим по-соседски... Слыхали, что у нас на болотах-то происходит?
   - Нет. - вздохнула девушка и принялась медленно и нерешительно открывать дверь. - Не слышала...
   Зато Алекс последние слова мужика услышал замечательно.
   "На болотах... а что на них... там я произош... Та-а-ак. Не понял..."
   Странная деревня, странные люди (девушка с горящими глазами разве не странна?). Странное все! А еще этот человек. Откуда он взялся ночью на улице? Почти все дома закрыты - не без причины, надо полагать, а он тут. Парень закусил губу, и прищурился, рассматривая мужчину. Времени на принятие решения почти не осталось, а потому... пришлось импровизировать.
   - Кхе-кхе - Алекс сделал еще три шага и смущенно кашлянул в кулак. - Хозяюшка, дай водицы испить, а то жрать так хочется, что и переночевать негде.
   Судя по всему, его не ждали. Девушка, вздрогнув, отвела глаза от стоящего перед ней мужчины и тревожно посмотрела на Алекса.
   - А вы кто? - настороженно поинтересовалась она и, словно спохватившись, перестала открывать ворота. Наоборот, ненавязчиво их притворила, оставив только не слишком широкую щель - в пределах вежливости, и руку с ручки не убирала.
   Стоящий перед ней старик плавно обернулся к Алексу. У него глаза (в отличии от девушки), не светились. Да и вообще, спереди он оказался куда приятнее, чем показалось вначале - располагающие к себе черты лица (кстати, не такой уж он и старый), светлые добродушные глаза, да и выглядел он, если приглядеться, куда аккуратнее, чем показалось с первого взгляда.
   - А вот и еще один гость. - мягко улыбнулся он. - Ну что, Зимушка, пригласите в дом чайку попить? Путник-то, видимо, с дороги, уставший, да и нехорошо человека на ночь на улице оставлять...
   - Я тут к вам спешил с приветом, рассказать, что солнце село - улыбнулся щели в воротах Алекс. Старик оказался не таким уж противным... Но своему первому впечатлению парень привык доверять больше, а потому настороженность никуда не исчезла. - Я цветов нарвал букетом и теперь хочу сказать... Дайте хлеба поснедать!
   Цветочный веник с нарочитой, выверенной неуклюжестью, на своем пути к воротам, мазнул старика по лицу.
   Но тот неожиданно увернулся - плавным движением отшатнулся назад, отступив на полшага, так, что цветы его не задели, и снова улыбнулся - добродушно, приветливо и располагающе. Зимка же насторожилась еще больше и цветы брать не стала (хоть руку машинально и протянула, отдернув на полпути). Тонкие пальцы на ручке ворот сжались сильнее, словно девушка колебалась, принимая мучительное решение - открывать или не открывать. Явно было, что Алекс ее настораживал, второй же ее собеседник...
   Девушка перевела глаза на старика и еле заметно вздрогнула.
   - Вишь какой кавалер. - одобрительно заметил старичок и едва заметно прищурился, глядя на Алекса. - Только с дороги - а ужо с цветами...
   - Так вы, собственно, кто? - повторила девушка, так и не получившая ответа на свой вопрос. - Вы здесь живете?
   - Ну почему с дороги? - не согласился Алекс, про себя оценив совсем на стариковское уклонение от рандеву с букетом. - Шел я лесом, озерцом... Остановился у ручейка, думал привал устроить. А оно солнышком разморило, да так славно. Вот и проспал до ночи. Думал сюда еще засветло выйду. А вы местный, да? А где живете? А как зовут? А почем продаете?
   - Местный, местный. - закивал старик, добродушно улыбаясь. - Тутошний я, всю жисть тут прожил... Данагом меня кличу. Данаг. Слыхал ли?
   Если подумать, то этот старик казался совсем не таким противным, как при первом взгляде. Вполне себе достойный старик, опрятный, представительный, очень даже симпатичный. Улыбка добрая, глаза ясные - сразу видно, хороший человек.
   Наверняка из-за мешковатой одежды просто показалось, в темноте еще и не то привидится.
   - О, ну раз всю жизнь, то это конечно дело - серьезно кивнул Алекс и задумчиво повел носом. - Вот не пойму... То ли я не там искупался, то ли погост рядом. Запашок такой... Особый. Ну да ладно. Не то чтобы заблудился.... Свернул не там где надо.
   При словах о погосте Зимка заметно напряглась - видимо, ее это тоже беспокоило.
   - Данаг? - переспросила она и озадаченно свела темные брови, словно стараясь что-то вспомнить. Взгляда от старика она не отрывала. - Знакомое какое-то имя...
   - Встречались, может? - обрадовался Данаг. Он, едва заметно поморщившись, обошел размахивающего букетом Алекса и встал с другой стороны от него. - Или с внуками моими видались, они как раз примерно твоего, деточка, возраста быть должны...
   - Нет... не встречались. Вы на отца моего похожи... - девушка внимательно посмотрела на него долгим взглядом, но, словно сделав усилие, мотнула головой и снова посмотрела на Алекса. Щель в воротах стала еще уже - девушка ненавязчиво прикрыла их еще чуть-чуть. - Он-то местный. А вы кто? Заблудились?
   В ее голосе слышалась явная настороженность, да и в глазах появилось беспокойное выражение.
   - А в этом доме дочь моя и жила. - вдруг тихо вздохнул старик. - Только умерла недавно, а я, старый, навестить собрался по старой памяти, да вишь ты - ужо жильцы нашлись...
   - Простите. - растерялась девушка. - Мы не знали... нам сказали, что можно любой дом, который пустует, занимать...
   - Да что ты, деточка, что ты - старик торопливо замахал руками. - Я разве против? Я хороших людей люблю, завсегда пожалуйста. Я, Зимушка, человек одинокий, а вот чаю попить с хозяйкой хорошей никогда не откажусь. И моя Тасья такая ж была, иии...
   Зимка явно не знала, что и думать. С одной стороны, впускать старика ей явно не хотелось, но не впустить теперь казалось просто кощунством. Видно было, что девушка буквально разрывается между благоразумием и жалостью.
   Парень посмотрел на Зимку, улыбнулся, и повернулся лицом к старику.
   - Вот что, я тут подумал. А давайте, Данаг, к вам сходим? Чего же нам девушку-то ночью пугать? А вот днем вернемся, да по солнышку, чайку на завалинке. Все ведь дело! А я грибочков насобираю... Благо леса тут тихие. Вы про дочку свою расскажете, внучку, Жучку... Я страсть как люблю печальные истории слушать. И рассказывать тоже.
   Алекс сделал приглашающий жест.
   Старик улыбнулся еще добродушнее и развел руками:
   - Ну-у, милый мой, что у меня делать-то? Я живу один, бедно, после смерти дочери так и поухаживать за мной некому. А Зимушка, вишь ты, добрая девочка - пригласила старого чайку попить... верно я говорю, Зимушка?
   - Д-да. - медленно кивнула девушка, не отводят от него взгляда. - Верно...
   - А ты бы шел, милой, своей дорогой. - тем же мягко журчащим голосом продолжал старичок. - Если уж не хочешь нам компанию составить...
   "Действительно". - мелькнуло в голове Алекса в этот момент. - "Что мне тут делать? Пора бы и идти..."
   - Да... Действительно - задумался он, уже занося ногу для широкого шага в сторону, но передумывая и совершая пируэт, разворачиваясь обратно. - Ой! Минутку! Вы тут сказали, что на болотах что-то было. Что именно, не поделитесь? И потом, я ничуть не против компании. Вместе оно веселей и не так страшно.
   - Нет. - голос старика зазвучал внушительнее и увереннее. - Тебе нет дела до болот. Тебе нет дело до меня. Тебе нет дело до этой деревни. Иди своей дорогой.
   Алекс в этот момент ощутил, что все, что говорит этот старик - правда. Ему и в самом деле не было дела ни до него, ни до этой дурацкой деревни, ни до мерзких, отвратительных болот, в которых он выкупался. Да и вообще - стоило ли тут задерживаться? Мало того, что склепом пахнет (а ведь пахло, едва ощутимо, но был такой мерзкий запашок, словно сухой плесени), так еще и откровенно неприятно здесь находиться...
  
   ***
   Мстивой бежал быстро. Генрих, впрочем, подстегиваемый собственной яростью, почти не отставал. Они вихрем вылетели из леса на тракт и помчались по дороге обратно в деревню.
   Странно, но голос ребенка, звавший Рыжку, действительно пропал с появлением Мстивоя. И больше даже не звучал...
   В деревне было так же темно, спокойно и тихо, как и до того, как они ее покинули. Уже не светилось ни одно окно (разве что вдали, в конце улицы, был виден слабый огонек - похоже, тот самый дом, в котором ждала Зимка...
   - Зима, в дом! - вдруг рявкнул Мстивой. Зрение оборотня позволяло ему разглядеть в темноте куда больше, чем видел Генрих...
  
   ***
   - ...в дом! - вдруг рявкнул чей-то злой голос. Зимка, до этого стоящая столбом, вздрогнула, кинула быстрый взгляд в конец улицы и, развернувшись, со всех ног бросилась к дому, оставив ворота незакрытыми.
   Алекс не успел ничего понять, но Данаг вдруг издал утробный, полный разочарования вой и прыгнул на Алекса отнюдь не со стариковской проворностью, сбив его с ног и повалив на землю, стальной хваткой схватив за горло. Черты его лица исказились в жуткой маске, обнажив крупные, острые клыки в отвратительного вида пасти, красные глаза с узким, нечеловеческим зрачком, горели злобой.
   А еще он был сильным. Очень, очень сильным...
   - Тварь Бездны! - прохрипел Алекс, честно стараясь выползти из-под дряхлой, но неимоверно сильной тушки. - Сразу бить надо... было!
   Тварь была сильной, очень. Но... веса в ней было как в средней голодности деревенской развалине.
   Кулак парня (все еще сжимавший букет) поприветствовал скулу паразита один раз, второй... пошел на третий. Алекса природа тоже силушкой не обидела. Если не сбить, то ошеломить, озадачить... Так просто парень сдаваться не собирался.
  
   Кажется, там что-то происходило. Генрих, увеличив скорость, смог наконец разглядеть приоткрытые ворота дома (в котором как раз хлопнула дверь - видимо, Зимка послушалась наставника и скрылась внутри) и две темных фигуры, борющиеся на земле - впрочем, это было неважно. Самым главным было то что, слава Вечному Отцу, они все-таки успели, и с девушкой ничего не случилось. А вот кто там боролся, было абсолютно непонятно, однако Генрих сейчас испытывал такую ярость, что был готов убивать всех. Поэтому он бросился к борющимся на земле фигурам с явным намерением прикончить их обоих. Потому что разбираться в темноте, кто тут кто было явно бессмысленным делом. Впрочем, может куда лучше видящий во мраке Мстивой поймет, кого надо рубить на куски...
  
   Удары Алекса, как ни странно, возымели свой эффект. Данаг, зашипев, словно обозленная кошка, отшатнулся от него, но отпускать его горло даже и не подумал. Кожа на щеке старика выглядела так, будто в него плеснули кислотой - впрочем, разглядеть это Алекс успел только мельком. Старик уже замахнулся рукой, на которой мелькнули крепкие, внушительных размеров когти отвратительного, нездорово-багрового цвета, но в этот момент на него налетел еще кто-то и страшным ударом скинул на дорогу.
   - Данаг! - прорезал округу тонкий девичий крик. - Берест, Данаг!
   - Генрих! - кузнец выставил перед собой руку, на которую рыцарь и налетел на всем скаку - словно на железный прут натолкнулся, не успев даже взмахнуть мечом. - В дом, к Зиме, охраняй!
   Зло оскалившись (впрочем, из-за глухого шлема этот оскал все равно бы никто не увидел), Генрих ринулся в дом. Похоже, он был прав, и им попалась деревня полная каких-то непонятных тварей. Все это напомнило рыцарю, прочитанную в детстве книжку, где четверо рыцарей, забаррикадировавшись в доме, несколько часов отбивались от толп оживших мертвецов, дожидаясь, когда их спасут. Правда, в конце один все-таки трагически погиб, прикрывая отход остальных... Погиб как герой, правда, погибать сегодня Генриху не слишком хотелось. Поэтому, не колеблясь, он заскочил во двор и бросился к дому.
   - Ставни, Зимка! Закрой ставни на окнах! - крикнул рыцарь, вбегая внутрь с обнаженным мечом.
   Зимка, испуганно прянувшая назад при появлении Генриха (видимо, нечисть в детстве пугали рыцарем в пылающих доспехах, как людей пугают злыми оборотнями), все-таки сумела взять себя в руки, и принялась захлопывать ставни.
   Сброшенный на дорогу старик тем временем мягко перекатился по земле, немедленно поднялся на ноги и, подняв лицо к небу, исторг громкий, режущий уши вопль... на который ему ответили с разных сторон деревни. Из каждого дома.
   - Проклятье! - выругался Мстивой и больше медлить не стал - тварь уже разворачивалась обратно к путникам. - В дом, быстро! Не справимся!
   Не разбираясь, он схватил лежащего Алекса за ногу и рывком втащил по земле за ворота, распахнув их пинком, не слишком-то и заботясь о том, что голова парня пересчитала собой все камешки и выбоины, которые попались ей на дороге.
   Алекс дергаться не спешил. Судя по всему, этого старика тут знали. И вообще...
   Парень прикрыл глаза и прикинулся потерявшим сознание. Мало ли... Вдруг подслушать удастся что-то полезное? Вскочить разгибом - дело секунды, а деревенька оказалась с сюрпризом. Старый хрыч был разведчиком. Оно верно - такую развалину не жалко.
   В ушах все еще звенело - последняя выбоина оказалась особо глубокой. Надо будет намекнуть, чтобы в следующий раз были понежнее, что ли...
   Во дворе Мстивой, бросив ногу Алекса, захлопнул ворота - и как раз вовремя. Данаг, прыгнувший на него, врезался в сомкнутые створки (которые существенно тряхнуло от силы удара) и снова яростно завыл. Вой его пробирал буквально до костей, и со всех дворов деревни ему отвечали - слабее, сильнее, на разные голоса - более тонко, более хрипло, но отвечали столь же озлобленные, голодные, жуткие твари.
   - А, Тьма! - выругался Мстивой и, задвинув засов на воротах и подперев их поленом, бесцеремонно забросил "бессознательного" Алекса на плечо и взбежал в дом. Зимка, подскочившая к двери, тут же ее захлопнула и закрыла задвижку (ставни на окнах уже были закрыты). Кузнец сбросил свою ношу на пол, опустил руки и бессильно выругался. Он тяжело дышал, глаза ввалились, темные круги под ними сделались ярче.
   - Вот я так и знал... - выдохнул он. - Так и знал, что в этой проклятой деревне нечисто. Я должен был догадаться!
   - Поздно жалеть! - зло ответил Генрих. - Я тоже хорош, не почувствовал подвоха и оставил ее одну! Хорошо хоть не пострадала... - рыцарь взглянул на девушку, а потом снова перевел взгляд на Мстивоя.
   - Что это за твари? И что с этим? - воин кивнул на бесчувственное тело на полу.
   "А если бы меня в болоте поймали?" - ошарашенно думал Алекс, старательно вслушиваясь в катавасию вокруг. Когда же затрещали ворота, ему пришлось приложить немалые усилия, чтобы не подскочить. Люди вокруг носились, кто-то орал про ставни... А потом разнесся вой. Надо! Надо было сразу! Без разговоров!
   Впрочем, чего уж теперь-то жалеть? Оставалось ждать, пока все утихнет. А то пырнут под шумок и скажут, что нечисть схарчила.
   - Твари... - усмехнулся кузнец. - Вампиры. Слыхал про таких? Я вот думал, их десять лет назад благополучно истребили. Не без вашей, рыцарской, помощи, хотя больше маги да отцы-инквизиторы работали. А тут вишь ты... целая община...
   За окном еще раз пронзительно взвыло на несколько голосов и стихло. Зимка, вздрагивая, смотрела на дверь.
   - Он... он Данагом представился. - прошептала она. - И пытался войти...
   - Приглашала? - Мстивой мгновенно повернулся к ней.
   - Нет... кажется. Не успела...
   - Значит, у нас пока преимущество. - подытожил он и тяжело рухнул на ближайшую лавку, привалился к стене, закрыл глаза. - А с этим... черт его знает, кто это, только живой. Вампиры мертвечины не жрут. Зима, займись.
   - Он со стороны леса пришел. - припомнила Зимка. Девушка покосилась на лежащее на полу тело Алекса и полезла в сумку. Зазвенели перебираемые склянки. - И, кажется, пытался его... Данага, даже отвлечь... не скажу точно, не помню я. Он как в глаза мне посмотрел, так я и взгляда отвести не смогла... все думала, что на отца похож, что такой... хороший человек, надо бы впустить, расспросить про новости...
   - Значит, не зря вытащил. - усмехнулся Мстивой, не открывая глаз. Выглядел кузнец совсем не лучшим образом - бледный, растрепанный, осунувшийся, он сейчас сам куда больше напоминал нежить, чем здорового мужчину. - Данаг, надо же. Сильная тварь. Откуда только вылез, их, общинников, в первую очередь перебили, лично проверял...
   - Я не слишком хорошо знаю о вампирах, не сталкивался раньше, хотя если бы этот Светлый был более переборчив в уничтожении нечисти и не равнял всех под одну гребенку, то я бы поддержал его достойную цель ... - хмуро заметил Генрих.- Какие у этих тварей слабые стороны? Боятся серебра, солнечного света? И что ты имел в виду, когда говорил про общинников? - спросил он у Мстивоя.- Объясни так же насчет приглашения. Они не смогут попасть к нам?
   Воин покосился на подавшего признаки жизни четвертого обитателя дома.
   А потому, Алекс на звук склянок, не открывая глаз, протянул руку, с зажатым в ней букетиком полевых цветов. От которых, после всего что случилось, остались голые стебли с редкими лепестками и еще более редкими листьями.
   - Это вам.
   В текущей ситуации просто невозможно было и дальше прикидываться. Если девушка хоть немного понимает в медицине, то она раскусила бы его придуривание в два счета.
   Растерянная Зимка, уже обернувшаяся к Алексу, прижимала к груди несколько склянок явно с какими-то зельями. Но, увидев, что в ее помощи не нуждаются, девушка осторожно поставила склянки на стол (видимо, она ими очень дорожила), осторожно забрала у Алекса веник и положила его туда же.
   - Вы...
   - Надо же жив, - хмыкнул рыцарь, постепенно успокаиваясь. Уж больно комично выглядело лежащее на полу тело с закрытыми глазами, которое, не глядя, протягивало Зимке ободранный веник, возможно раньше бывший букетом. - Может поднимитесь, сударь, и объясните, кто вы такой?
   - Ишь ты, какой разговорчивый. - ядовито хмыкнул Мстивой, не открывая глаз. Он вообще не шевелился, только дышал тяжело - видимо, все еще отходил. Девушка посмотрела в его сторону, тихо ахнула и снова бросилась к сумке. - Его вампир чуть не сожрал, а он уже подарки дарит. Ты кто такой?
   - Мимо проходил... - ответил чистую правду Алекс, сразу на все вопросы. - Иду, никого не трогаю, цветы вот собирал... Вижу - деревня стоит, дай, думаю, зайду. А то еды нет, воды... есть, но мало ли что там плавало... Да и в доме спать интересней. Не подкрадется никто. Хотя сейчас уже как-то не так уверен. В общем, иду, тихо кругом. Ни собака не гавкнет, ни ворон не пролетит, ни конь не пер... тьфу... словом, дошел до дома, он у вас, к слову, один с дымом из трубы был, а тут какой-то дедушка так настойчиво внутрь ломится. Разговорились - а он потом обниматься полез. Зараза...
   Алекс ощупал горло, задумчиво сглотнул, убедился, что все в порядке и встал на ноги.
   - А вы кто?
   - Мимо проходил... - не отвечая, хмыкнул Генрих. - Сударь, а вы знаете, что вокруг на много верст ни души? Вы что, из леса вылезли? Хотя в одном я вам очень благодарен. Вы спасли ее - рыцарь кивнул на Зимку, - а, следовательно, исправили мою оплошность и глупость. - Спасибо.
   - Ну, я же есть, значит, вы ошиблись и души есть. И потом... Лес-то чем не угодил? Хорошее место. Грибы, цветочки, травки, комары... нет, комары - это плохо. Как вампиры, но умирают быстрее. - Алекс посмотрел на Зиму, на мужчину (который не был в доспехах), фыркнул и кивнул в его сторону:. - Всегда пожалуйста! А у него что-то не так? Выглядит, если честно, не очень хорошо. Будь вампиром - побрезговал бы.
   - Устал. - лаконично откликнулся кузнец, открывая глаза. В доме из-за закрытых ставен было темно, огня никто не зажигал и глаза его (и Зимки тоже) слабо светились зелеными огоньками.
   Подсуетившаяся Зимка в этот момент как раз сунула Мстивою бутылочку темного стекла. Тот, поморщившись, выпил ее содержимое одним глотком и вернул склянку обратно девушке, которая тут же сунула ее в сумку.
   - Послушай, парень. - оборотень устало потер лоб и снова повернулся к Алексу. - Мы тут, как ты понял, не в бирюльки играем. Мы в полной за... в нехорошей мы ситуации. И тут немного не до ерничанья. Не хочешь говорить, откуда ты - ладно, черт с тобой, но тут такое дело... На-ка, лови.
   Он сделал неуловимое движение и перебросил Алексу широкий медный браслет, снятый с запястья.
   - А что это? - Алекс машинально поймал украшение и хмыкнул. Слова про ерничанье он пропустил мимо ушей. Если что-то надо, то это "надо" он сделает. А уж как он это будет делать... захочет, так хоть через "цыганочку" с выходом. - А насчет ситуации... У вас есть идеи?
   Парень оценил обстановку, прикинул толщину стен, шансы окон и дверей и сильно загрустил. Если начнут ломиться со всех сторон, то скамеек и стола может и не хватить до утра.
   - Я-асно все с тобой... - протянул кузнец и усмехнулся уголком рта. Со стороны Зимки донесся тихой вздох облегчения, девушка уже уверенней принялась перебирать зелья - выставляя склянки на стол, кажется, искала что-то.
   - Ситуацию ему... Назад верни. - коротко велел Мстивой. Его голос неуловимо
изменился - оттуда словно исчезли нотки подозрительности и какого-то странного напряжения. - Звать-то тебя как, приблуда?
   - А я думал, это подарок за встречу! - фыркнул Алекс, отправляя браслет по обратному адресу. Не простой он, определенно непростой.
   - Звать... - он задумался, перебирая всевозможные клички и прозвища, и пришел к гениальному в своей простоте решению: - Алекс. А вы все, собственно, кто?
   Только когда парень вернул браслет, до него дошло, что он только что крупно прокололся. В доме было темно, хоть глаз выколи - по крайней мере, для людей, оборотням темнота совершенно не мешала. Но сделанного не исправишь, разве что от свидетелей избавиться. Но оно надо ли? Вместе все веселее. Даже погибать.
   - Зажгите, наконец, свет! Я, в отличие от вас, в темноте вижу не так уж и хорошо, - недовольно произнес рыцарь. Он уловил, что Мстивой что-то бросил рыцарю, однако не разобрал, что именно. Посмотрев в ту сторону, где был виден темный силуэт их спутника, Генрих добавил:
   - Учитывая, что мы в весьма плачевном положении, сударь, вы могли бы быть более откровенным. Ведь я еще не знаю ни ваших способностей, ни боевого умения. - воин покачал головой и обратился к Мстивою:
   - Ты ведь понял, кто наш товарищ по несчастью?
   - Понятия не имею. - Мстивой защелкнул браслет на запястье и спрятал его под рукавом рубашки. - Кто-то из нечисти. Кто именно - сказать не могу, но точно не черт и не лешак какой.
   Он, прищурившись, внимательно посмотрел на Алекса и снова усмехнулся - правда, в темноте это различили только оборотни.
   - И не нежить, что куда более важно. Алекс... Ну, будем знакомы... Алекс. Меня Мстивоем кличут, девушку - Зимкой. А это - он кивнул в сторону рыцаря, - Генрих...
   В этот момент вспыхнул слабый огонек. Зимка поставила на стол небольшой огарок толстой восковой свечки и отложила огонь-камень в сторону. Темнота отступила от центра комнаты, чернильным туманом сгустившись в углах.
   - У меня свечи закончились. - виновато произнесла девушка, покосившись на Генриха. - Я поищу, может, тут есть...
   - Спасибо, - улыбнувшись, произнес Генрих. Правда, улыбку его никто не увидел из-за глухого шлема, который был все еще надет на голову рыцаря. - Ну что ж, нечисть так нечисть. Очень приятно, Алекс, - хмыкнул он и снова повернулся к оборотню: - Мстивой, что ты думаешь о нашем положении? Вся эта толпа разломает двери и ставни за очень короткое время. Или их что-то сдерживает?
   - Я не нечисть - возмутился Алекс. - Я профессиональный путник!
   Отдавало это слово чем-то дискриминационным. Парень вздохнул, огляделся и, протянув руку, нахально постучал рыцарю по глухому шлему. Звук вышел на удивление звонким.
   - О как... ну тогда все ясно. Отвечу я. Это, как сказал Мстивой, вампиры. Такие мерзкие твари... У которых есть один маленький, но приятный для нас недостаток. Они не могут войти. Вот совсем - но только пока мы их не пригласим. Собственно, этот Данаг и выманивал у Зимки приглашение... - Алекс беспечно махнул в сторону девушки рукой. - Но насколько я помню, не преуспел. А значит, они будут пытаться выманить приглашение из нас. Ну или, на худой конец, подожгут дом. Гори-гори ясно, чтобы не погасло!
   Алекс сел на скамейку и вытянул ноги.
   - А если серьезно... Чего они боятся? Неуязвимых тварей не бывает. Бывают трудноубиваемые.
   - Нет, поджигать они не будут. - не согласился Мстивой. Алексовы слова про "не нечисть" он демонстративно пропустил мимо ушей, либо просто не захотел отвечать, сочтя это в данной ситуации неважным. Зимка, привстав на цыпочки, копалась на полках в поисках свечей.
   - Какой им смысл в обгорелых трупах, они жрать хотят. Черт знает, когда тут последний раз человек был... Алекс прав, войти, пока не позовем, они не могут, но и приглашение выманить - тоже постараться надо, имен-то они не знают. А боятся... а черт знает, чего они боятся. В прошлый раз мы их в основном священники били да маги. Огнем, конечно, можно попробовать - только Данаги огня-то как раз и не слишком шугаются...
   Вокруг было тихо. В доме шуршали мыши, где-то далеко в лесу разливался соловей. И не скажешь, что полна деревня кровожадных тварей, которых вообще-то истребили несколько лет назад.
   Бесшумно подошла Зимка, поставила на стол несколько коротких толстых свечек, зажгла, стало чуть-чуть светлее.
   - Так что мы будем делать? - робко поинтересовалась она.
   Алекс огляделся и вздохнул. Что делать против вампиров, он не знал. Устроившись на лавочке, парень призадумался. Погибать так бесславно во цвете лет ему не хотелось. Впрочем, компания подобралась очень хорошая. Видали и похуже.
   Он просидел так минуты две, после чего щелкнул пальцами.
   - Во-первых. Имя Зимки они знают. А во-вторых... - он поднялся на ноги, взял миску, пару цветов, которых прихватил еще в лесу и занялся весьма странным делом. Ободрав листики и оставшиеся цветочки, парень сложил их в неглубокую миску, растер подвернувшимся под руку черепком в невнятную кашицу и задумчиво оглядел помещение.
   - Ножика ни у кого нет?
   - Предлагаю сидеть тут, - пожал плечами Генрих. - На улицу соваться самоубийство... Там их целая толпа. Оборотни еще имеют шанс от них убежать, а вот я точно не смогу. Насчет нашего товарища по несчастью не знаю... Они днем активны? - спросил он у Мстивоя.
   - Но мы так можем долго сидеть. - все так же робко заметила девушка. - И мы же днем сюда заходили, даже с тем стариком разговаривали... Если тут все такие...
   Зимка покосилась на Алекса и вытащила из сумки маленьких нож - обыкновенный нож в кожаных ножнах.
   - А вам зачем? - поинтересовалась она и с видимым интересом уставилась на кромсаемые парнем цветы. - Это что?
   Мстивой Генриху не ответил, только задумчиво разглядывал стоящего у стола Алекса горящими зеленым огнем глазами.
   - Ну, до полуночи мы точно в безопасности. - наконец сказал он. - А вот после они уже в полную силу войдут. Так что у нас еще, по моим прикидкам около часа, чтобы что-нибудь придумать. Зима, у нас поесть есть еще что?
   - Ой, да, конечно! - девушка сразу засуетилась - вытащила из сумки завернутую в чистую тряпочку краюху хлеба, сыр и полезла в печь - видимо, все-таки успела что-то приготовить. Генрих сглотнул. Еда была весьма кстати, у рыцаря полдня, а то и больше маковой росинки во рту не было, а беготня в доспехах и без того разогрела аппетит. Сейчас воин съел бы целого кабана... правда, увы, кабанов не было...
   - Ну, если там вампиры... а мы тут - Алекс тщательно размазал кашицу по лезвию с двух сторон и понюхал. - Хм... вкусно пахнет, как в лесу. Так... А! У нас есть час, а потом... Тут женщины и... нет детей! Очертя голову, конечно, кидаться не резон. Но когда я ударил одного из них рукой с букетом, мне показалось, что я что-то видел. И я хочу это проверить. - Парень решительно направился к дверям. - В конце-концов, я путешественник с опытом, очень ехидный и язвительный. Сожрут, потом будут желудками маяться. Года два - это точно.
   - А что же вы видели, сударь? - поинтересовался Генрих. - Или предлагаете нанести на себя этот раствор, дабы если уж будут нас жрать, то отравятся и подохнут?
   - А после полуночи на них что, запрет на вход в чужой дом действовать не будет? - уточнил Генрих.
   Зимка со стуком поставила на стол большой, еще горячий горшок с кашей, принялась расставлять бесцеремонно позаимствованные у бывших хозяев дома миски.
   - Нет, запрет действовать не перестанет. - оборотень тяжело поднялся с лавки, поморщился, потер бок, словно он у него болел. - Только они станут сильнее и быстрее. Раза этак в два. А, зная, что у них тут в доме еда, они наверняка будут пытаться...
   - Давайте поедим, а потом подумаем. - девушка разложила кашу по тарелкам. - Потом времени не будет, а мы два дня уже бегаем!
   - Стой! - окликнул Мстивой уже почти вышедшего во двор Алекса. - Себя подставляешь, путешественник... опытный, нас не подставляй! Сядь, поедим, подумаем, что делаем. Тебя одного-то сожрут точно, их там толпа, а всех, может и прорвемся... и в самом деле, что ты за траву растер?
   - Сам не знаю. Я в травах не разбираюсь... - Алекс огляделся по сторонам и принялся шарить под лавкой, не прекращая говорить. - Эту траву я в лесу приглядел. Она красивая такая. Светилась цветочками. Думал, пригодятся. Потом иду-иду... Деревня. Иду по деревне, а тут старый... хрыч к Зимке клинья подбивает. Ну, я его туда-сюда... А когда он кинулся, то рукой его ударил по лицу. А оно так... лохмотьями стало облезать. Вдруг это от этой травы? Я другого логичного объяснения не вижу.
   Парень закончил исследовать подлавочные пространства и вздохнул.
   Надо было что-то найти. Полезное. Трава это хорошо, но, может, есть подпол, а там арбалеты. Или луки... или... да хоть что-нибудь! Интересно, а что у нас скрывается за дверью номер три?
   - Занятно, - хмыкнул Генрих, садясь за стол, сняв шлем и поставив его рядом с собой. Метания Алекса по комнате и исследования всех углов он воспринял с легким любопытством. - Но все равно там их слишком много. Нам бы сюда хотя бы десяток рыцарей и парочку священников, и дело пошло куда веселей... Ну да не будем о грустном и несбыточном. - Он вздохнул, активно приступив к поглощению пищи. - Благодарю вас, Зимка, Очень вкусно.
   - Что жалеть о том, чего нет. - отмахнулся Мстивой и уселся за стол, придвинув к себе тарелку. Зимка последовала его примеру. - Главное, придумать что делать, пока они не начали действовать... хотя я думаю, ждут полуночи, как обычно...
   Добравшись до второй комнаты, Алекс обнаружил там сундук.
   - О! Одежда! - вслух порадовался парень, откинув крышку. Пусть он и просох, но иметь смену никогда бы не помешало. - Хм... а это что?
   Его внимание привлекла небольшая шкатулка. Природному любопытству ничего не мешало, а потому он коробочку в руки и попробовал открыть. Шкатулка внутри оказалась обита темным бархатистым материалом. Внутри на этой темной подстилке лежал небольшой, вполладони, серебристый металлический цилиндрик, испещренный маленькими темными точками-отверстиями, которые, кажется, шли в каком-то определенном порядке, но смотрелись совершенно хаотично.
   "Граната, что ли?!" - ошарашенно подумал Алекс, осматривая нежданную находку поближе. - "Да не похоже... Ни чеки, ни запала..."
   - Мстивой... - парень высунулся в большую комнату. - Ты сильно занят? Тут вопрос возник.
   И не дожидаясь ответа, предъявил свою находку.
   - Вот. Даже, кажется серебро! - похвастался он, зорко пресекая возможные рыцарские поползновения устройством завладеть. - Вы тут подвала не встречали у дома?
   - Тут чердак есть. - машинально откликнулась Зимка. - Подвала мы не видели...
   Мстивой поднял голову от тарелки и прищурился, разглядывая предмет в руках Алекса.
   - Нет, не серебро. - после паузы сказал он. - Но и что это, я не знаю... где ты это взял?
   - И зачем вам подвал? - поинтересовалась девушка, тоже оборачиваясь.
   - Ну... а вдруг там лежит арбалет? Или лук? - Пожал одним плечом Алекс, убирая находку в карман и застегивая клапан.
   "Или еще что.. поинтереснее"
   - Чердак - это хорошо. Это интересно! - парень запрокинул голову и оглядел потолок на предмет люка наверх, потом хлопнул себя по лбу и смылся в сени (на столе после его ухода недосчитались куска хлеба и некоторого количества сыра).
   Рыцарь тоже встал из-за стола, мельком посмотрев на непонятный предмет в руках Алекса, однако для него он так и остался непонятным предметом.
   - Не думаю, что Вечный Отец откликнулся на наши молитвы, и вы отыскали легендарный артефакт древних магов, который позволит нам уничтожить тварей в два счета... - хмыкнул он. - Однако переодеться вам все же не мешало бы. Ваша одежда грязновата и несколько странна... Признаться, я не встречал еще такого покроя. - Генрих с любопытством взглянул на своего собеседника, который, похоже, развил бурную деятельность и как раз полез на чердак. - Полагаю, что арбалет или лук, нам не очень сильно помогут, даже если он каким-то чудом там найдется.
   Алекс, не слушая, немного пошуршал по лестнице и вскоре уже был наверху.
   Чердак был просторным и пустым. Старый скрипучий пол, покрытый толстым слоем пыли (видимо, сюда очень давно никто не заглядывал), два массивных сундука у стен, маленькое слуховое окошко, в которое проникал слабый лунный свет. Под потолком, на толстых балках были развешаны букеты сушеных трав, пара вязанок чеснока и несколько банных веников. Пахло пылью, травами и мышами.
   Не найдя ожидаемого чего-нибудь с первого раза, Алекс переворошил сундуки (хлам - старая одежда, сломанные детские игрушки, ничего полезного) и выглянул в окошечко. Тоже полезно. Вдруг там уже вампиры в три колонны танцуют, намереваясь пойти в атаку стройными рядами? Увы, вампиры если и были, то всего двое у самых ворот (две едва заметные в темноте фигуры он различить сумел).
   - Хороший у меня покрой. Удобный. - как ни в чем не бывало, заметил парень, оказавшись внизу и задумчиво оглядывая стены дома. Не мог ли он упустить чего-нибудь очевидного? Тайник в стене? В полу? Или... или на улице? Если на улице, то дело будет дрянь...
   - Рад, что вам понравилось, - ответил Генрих. - И все же, давайте думать, что делать дальше, потому что я глубоко сомневаюсь что вы, Алекс найдете здесь оружие, способное одним махом отправить хотя бы половину тварей к Демону. У меня есть два предложения. Первое - мы сидим тут до утра, раз твари к нам не могут вломиться без приглашения... Имен они наших не знают, а если попытаются ментально воздействовать на госпожу Зимку через стены... что ж... простите мое кощунство и бестактность, но тогда вам просто придется завязать рот, госпожа. Правда, я не знаю, как действует на этих тварей день, но, думаю, как и всякая нечисть, она должна убраться по норам и превратится... в людей, - хмуро выдавил Генрих. - Второй вариант заключается в том, чтобы попытаться прорваться, пока они не вступили в полную силу. Правда, перебить всех тварей вряд ли получится и нам придется удирать от них по ночному лесу, причем опять же на спинах наших друзей... - рыцарь выразительно посмотрел на Генриха и Зимку.
   - Да... да... - Алекс вернулся в комнату, извел остатки растительной кашицы на руки, шею и немного на лицо, после чего пошел к выходу. - Связать, заткнуть рот... а еще рыцарь! Зачем такие трудности? Просто оглушите.
   - Я не собираюсь ни связывать кого-либо, ни затыкать рот, ни тем более оглушать, - Генрих смерил Алекса мрачным взглядом. - Мне претит даже мысль об этом, просто если не останется другого выхода... Они ведь уже знают имя, а я, увы, слишком мало знаю о способностях этих тварей.
   Алекс подкинул нож, перехватил его поудобней и приоткрыл дверь.
   На дворе было темно и пусто. Виднелась у крыльца пустая собачья будка (судя по ее размерам, собака, которая тут когда-то обитала, была довольно крупных размеров), справа, вдоль забора, тянулись приземистые сооружения без окон - наверное, какие-нибудь сараи, курятники и прочее богатство. Ворота были все так же крепко закрыты, на улице словно не было ни души. В воздухе чувствовался все тот же сладковатый цветочный аромат... а еще уже куда заметнее пахло плесенью и гнилью, словно застарелом склепе...
   За воротами едва слышно шуршало. Иногда оттуда доносилось злобное, утробное ворчание, впрочем, оно быстро стихало.
   - Вы куда? - встревоженно окликнула Зимка, не выходя из дома.
   - Подышать свежим воздухом - не оборачиваясь, ответил Алекс. - Не волнуйтесь. Все будет хорошо...
   "Эх, мне бы эту уверенность, с которой я это говорю".
   Парень спрыгнул с крыльца и заглянул в собачью будку. Любопытно, собака тут была? Или это для антуража поставили?
   Собакой в будке и не пахло. Свернутая цепь (не слишком большая, удобная), расстегнутый кожаный ошейник, опустевшая деревянная миска. Немного поцарапанные изнутри стенки...
   Стоп... Ведь бряцали цепи. Цепи... Это что у вампиров за животинка на них сидит?
   Он представил себе собаку с торчащими из пасти белоснежными клыками (каждый с два пальца) и фыркнул.
   - Бред... Ненавижу нежить. Ненавижу... мерзкая, могильная пакость, место которой на костре... порождение магов, чьи посохи стоит засунуть им же в задн... - Парень осекся и покосился в сторону все еще открытой двери в дом. Если Зимка его слышит, то первое, цветочное, впечатление будет здорово смазано. - Глубоко, в общем...
   - Похоже, у нашего знакомого есть какой-то план. Или он сошел с ума. Впрочем, я надеюсь на первое, - задумчиво произнес рыцарь. - Мстивой, Зимка, может, стоит его остановить? Если я правильно его понял, то он хочет испытать действие этой травы... Правда проблема в том что даже если она и отпугивает упырей, то ее скорее всего слишком мало, чтобы защитить его всего... Не знаю... - нерешительно покачал головой Генрих.
   Мстивой, не ответив Генриху, тяжело поднялся на ноги пошел к двери.
   - Эй. - окликнул он, останавливаясь в проеме и опираясь рукой на косяк. - Выходить... не вздумай пока. Сейчас, я оклемаюсь, попробуем что-нибудь...
   За воротами снова послышалось утробное рычание, словно там сидел какой-то большой зверь.
   - И не магии порождение. - уже тише добавил кузнец, бросив взгляд в ту сторону. - Светлый не маг. А Данагов истребили, всех истребили. Он возродил...
   Алекс хмыкнул, ощупал, на всякий случай землю, и уже собирался вылезать, как заметил один симпатичный предмет. Крепление с треском вышло из древесины, а парень стал обладателем именной цепи. С ошейником. Что, к слову, его только радовало.
   - Хорошие тут собачки... крепкие. - пробормотал он, взвешивая находку в руке - Ну вот и оружие себе нашел. Так... Что тут еще интересного есть?
   Внимание Алекса обратилось на дворовые постройки.
   - Ищем-ищем не найдем... - пробурчал он, разворачиваясь на пятке и направляясь к ближайшему сараю - Знать, не скоро мы помрем...
   Последнюю часть он здорово переиначил, чтобы не пугать всех вокруг. Мстивой за Алексом не пошел, так и остался на крыльце, тревожно вслушиваясь в звуки, раздававшиеся с той сторон забора.
   Сарай оказался узким и темным помещением, ничем не освещенным. Он был заставлен различными садовыми инструментами (например, Алекс сумел разглядеть вилы, косу и топор) и завален другим полезным хламом. Среди прочего обнаружилось несколько больших ящиков, поставленных один на другой, объемистый мешок с картошкой, еще один - с капустными кочанами и еще один, полупустой - с мукой.
   - Хм... тоже сойдет... - обнаруженные вилы устроились около входа. Мука и овощи тоже подверглись инспекции. Несколько особо крупных картофелин Алекс оставил при себе и, выйдя на улицу, полюбопытствовал у Мстивоя:
   - Может, картошкой в них покидаемся? Печеной. - парень облизнулся и задумался.
- Вдруг они одумаются... Можем мукой кинуть. Там полмешка осталось.
   Он задумчиво потер подбородок и достал из нагрудного кармана серебристый цилиндрик.
   - Непонятная штука. Но интересная...
   - Дай посмотреть - Мстивой протянул руку, демонстративно пропустив предложение покидаться в вампиров картошкой мимо ушей, видимо, счел идею слишком глупой и понадеялся, что Алекс сам поймет, что сморозил что-то не то.
   Из двери выглянула обеспокоенная Зимка, но кузнец просто задвинул ее назад, в дом, не позволяя выйти за порог. Девушка даже не пыталась сопротивляться - вздохнула и полезла на чердак - ее привлекли висящие там травы.
   В тихом ночном воздухе, перебивая тонкий цветочный аромат, все острее чувствовался тяжелый запах плесневелого, стылого склепа. За воротами то и дело слышались слабые шорохи, словно кто-то шаркал метлой по утоптанной дороге, иногда доносилось уже знакомое рычание.
   - Ты это где нашел?
   Приблуда перекочевала к Мстивою.
   - В сундуке. Там была шкатулка. - пожал плечами Алекс и оглянулся на ворота - Они собираются. Слушай, вкратце, расскажи, что происходит?
   - Если коротко - Светлый вернулся. - Мстивой повертел цилиндрик в руках, обнюхал его, потряс над ухом, разве что на зуб не попробовал и перекинул обратно Алексу. - Держи. Где-то я уже такую штуку видел, только вот где - не помню, хоть убей.
   Он посмотрел на звездное небо, вышел на крыльцо и тяжело уселся на ступеньки. Выглядел он уже хоть и не так убито, чем до того момента, как он принял зелье, но все равно безмерно уставшим и вымотавшимся.
   - Ни одного наблюдателя в деревне. - тихо пробормотал он. - То ли сожрали, то ли успел уйти... почему предупреждение не вывесил? Черт знает что...
   Алекс чуть не подпрыгнул, но к чести сумел подавить этот недостойный порыв, а потому даже голосом не показал... удивление.
   - А... да... Вот и я видел - сказал он, ловя цилиндрик и пряча его в карман. - Наблюдатели... Какие наблюдатели? И как выглядят?
   Он пока прекратил обыск приусадебного хозяйства и подошел ближе к Мстивою.
   - Светлый, значит... Который вернул вампиров... - Алекс посмотрел на ворота, на крышу дома, снова на ворота, на картошку в руке и задумался.
   - Какие-какие... обыкновенные. Вот как ты. - усмехнулся Мстивой. - Или как я. Или как еще кто-нибудь. Черт знает, я по этому тракту с ними не знаком, не моя территория... а ведь уже во второй деревне свистопляска. Чернотравье хоть и проклято было, так вымерло же в момент, там как будто лет десять никто не жил, хотя утром уходили - все нормально было...
   Кузнец махнул рукой и, перехватив взгляд Алекса, тоже посмотрел на крышу.
   - Но ни одного предупреждения на тракте, словно так и надо. И связи никакой... Как бы он до школы не добрался раньше, чем мы... Ты что задумал?
   - А неужели ты думал, что я шутил про картошку? - фыркнул Алекс, украдкой переведя дух. - Нервы им я точно попорчу. Заодно проверю кое-что...
   Парень сунулся в дом, уже сноровисто перетер в кашицу одну травинку, тщательно смешал с водой в небольшом горшке и вернулся на крыльцо к Мстивою.
   - Всё лучше чем просто сидеть и ждать нападут - не нападут. И вообще... - окунув картошку в травянистый раствор, Алекс примерился и метнул корнеплод навесом туда, где, как он помнил, стоял один из осажданцев. Было слышно, как картошка, пролетев положенное, стукнулась о землю - больше ничего. То ли Алекс промахнулся по вампиру, то ли...
   - И чего добился? - хмыкнул кузнец, проследив за полетом корнеплода. - Поразвлекался? Ты б еще пуговицами серебряными в них покидался.
   За спиной, в доме, раздался шорох, и с чердака спрыгнула Зимка, на ходу отряхиваясь от пыли.
   - Бе... Мстивой! - негромко окликнула она. - Там нет никого. Вообще, пустая улица...
   - Есть. - качнул головой кузнец. - Запах никуда не делся, да и сильнее стал.
   - Но сверху ничего не видно! - возразила девушка.
   - Они просто прячутся. Так и ждуnbsp; - Чердак - это хорошо. Это интересно! - парень запрокинул голову и оглядел потолок на предмет люка наверх, потом хлопнул себя по лбу и смылся в сени (на столе после его ухода недосчитались куска хлеба и некоторого количества сыра).
т, что ты вот как раз на улицу и выйдешь, а там с виду никого... Иди сумку собирай. - отрывисто велел Мстивой. - Или без нее пойдешь?
   Девушка поспешно шмыгнула в дом, принялась как попало складывать в сумку пузырьки и бутылочки. А после кинула вороватый взгляд на дверь и, вооружившись ножом, принялась крошить оставшийся "букет" Алекса. Как можно мельче.
   - Верткие. - пожал плечами Алекс, и, поставив горшок около крыльца, пошел шерстить другой сарай, стоявший напротив уже проверенного. - Если бы я попал, я бы удивился. Слушай, а они точно выманивать будут?
   - Откуда я знаю - тихо буркнул кузнец - что в их головы придет. Войти они не могут, либо будут пытаться выманивать, либо искать способ войти...
   Он добавил еще что-то, но что - Алекс уже не услышал.
   Сидевший в одиночестве за столом рыцарь с иронией посмотрел на Зимку. Девушка выглядела весьма комично, особенно в тот момент, когда украдкой посматривала на дверь, истязая остатки травы, которую принес Алекс. Сам Генрих после сытной еды чувствовал себя куда лучше и к нему постепенно возвращалось хорошее настроение, несмотря на практически осадное положение.
   - Я так понимаю, мы все-таки намерены прорываться? - негромко спросил он у девушки.- Вы действительно думаете, что это поможет против упырей?
   - А у вас есть другие предложения? - девушка на краткий миг подняла глаза и снова вернулась к своему занятию. Ножом она орудовала быстро, проворно и привычно, словно и родилась с ним. - Я понимаю, вы - рыцарь, Генрих... а я вот травник. Именно эта трава мне, признаюсь, незнакома, но есть хоть маленький шанс, что она поможет нашему положению, почему ее не использовать?
   Она счистила с ножа прилипшие куски травки, вытащила последние пару целых стеблей и принялась за них. По комнате расплывался стойкий цветочный аромат, тот же, которым пахло на улице, но куда более терпкий.
   - В конце-концов, мы ничего не теряем, а если это поможет...
   - Прорываться опасно... - задумчиво произнес рыцарь. - Упырей, думаю, будет довольно много, а мне не хотелось бы, чтобы кто-то пострадал при прорыве... особенно вы, Зима. Вы и Мстивой могли бы попробовать сбежать в волчьем обличье. Волков эти... данаги вряд ли догонят. А я с нашим новым спутником, думаю, продержался бы тут до утра. Все равно утром эти упыри снова примут человеческое обличье или ослабнут... - хищно усмехнулся Генрих, проведя ладонью по эфесу меча.
   - Догонят. - отозвался от двери Мстивой. - Точнее, не догонят, но не выпустят. Эти твари куда сильнее человека и даже оборотня, они нас просто задавят. Их же много больше... Да и нельзя рисковать, оставлять кого-то тут. А если они тебя тут схарчат, или нас в лесу схарчит какая-нибудь дрянь вроде той же навьи?
   Зимка, закончив со своим занятием, отложила нож и принялась сгребать покрошенную в мелкий порошок травку на чистую тряпочку, расстеленную на столе.
   - Нет так нет, - пожал плечами рыцарь. - Значит, прорываться будем вместе или тут сидеть. Место в принципе надежное, до рассвета должны продержаться.
  
   Второй сарай оказался меньше, чем первый и, как ни странно, он был почти пустым. Вдоль его стен шли ряды пустых полок, сделанных, насколько парень смог разобрать, из простых неструганых досок. На некоторых полках стояло несколько глиняных горшков, пустой котелок, какая-то еще посудная мелочь. Пол здесь был тоже земляной, и потому на нем даже в темноте отчетливо виднелась сбитая из нескольких досок крышка, закрывающая, скорее всего, вход в подполье.
   Наскоро (но не значит, что невнимательно!) прошерстив содержимое емкостей, квартировавших на полочках, парень подошел к крышке люка. Не найдя, чем бы его поддеть, Алекс почесал затылок, а потом воспользовался руками.
   - Вот хохмы будет, если тут подземный ход на улицу, а в нем вампиры уже зубы полируют парадными надфилями... - еле слышно пробурчал он.
   Подземного хода не оказалось. Внизу оказался подпол - насколько смог разглядеть Алекс, узкое и небольшое помещение, едва ли полтора на полтора метра. Лестницы вниз не было, но глубоким он тоже не казался - снизу можно было, подпрыгнув, ухватиться за края люка и без проблем вылезти назад. А еще он оказался пустым. Ни мешков с картошкой, ни банок с соленьями и прочего, что крестьяне хранят в таких вот помещениях, не было. Там, насколько смог разглядеть парень, не было вообще ничего. Сильно пахло землей и едва-едва заметно, на грани чувств - металлом.
   - Та-ак... - Алекс повел носом, задумался, лег на пол сарая, сунул голову в подвал и снова втянул в себя воздух. - Хм...
   После этого он внимательно осмотрел крышку люка, на всякий случай откинул ее подальше и спрыгнул вниз.
   - Так-так-так... - бормотал парень, осматривая потолок и ощупывая стены и прилегающий к ним пол.
   Казалось, что погреб безнадежно пуст. Пол был земляной и утоптанный, видно было, что сюда спускались не раз и не два. Никакого освещения не было, так что непонятно было, как хозяева ориентировались... впрочем, где тут было ориентироваться?
   В какой-то момент пальцы Алекса, исследовавшие ровную стену, обшитую тонкими досками, наткнулись на какой-то сучок... Раздался тихий щелчок - и рука парня провалилась в пустоту. Точнее, не в пустоту, а в открывшийся, кажется, тайник, наткнулись на что-то холодное, гладкое, металлическое.
   - Есть! - Алекс ухватил находку и вытащил ее из укрытия... на... гхм... тьму божью. Кажется, возникнут некоторые вопросы.
   Вытащив находку и проверив, нет ли в тайнике еще чего-нибудь, парень осмотрел ее. Ларчик, скорее шкатулка. Увесистая. Поставив ее на край люка, Алекс подтянулся и выбрался в сарай, вернул на место крышку и пошел в дом. При свете будет проще осмотреть найденное.
   - Я вот думаю... - уходить от двери кузнец и не думал, так и сидел на крыльце, вглядываясь в темноту двора. Алекс прошел мимо него, не замечая. - Тогда, в Чернотравье, когда мы после леса вернулись... ты, Генрих, что видел? Когда еще сознание потерял?
   - Хм... - задумался рыцарь. - Я ведь уже рассказывал тебе. Появилась тень монаха с пылающими зеленым светом глазами. Сказала, что она всех уничтожит во славу какого-то там демона и очистит мир от всех... Крики умирающих слышал... - он поморщился. - В общем, ничего приятного.
   Алекс поставил находку на стол. Это действительно оказалась шкатулка. Точнее, просто металлический ящичек, сделанный из того же самого металла, что и цилиндрик, который он нашел. Ни замков, ни запоров на ней не было, а при свете стал виден узор-гравировка на крышке - три соприкасающихся сторонами круга по центру крышки и оплетшие всю поверхность шкатулки лозы плюща.
   - Что это? - Зимка как раз закончила с травой и, завязав концы тряпочки узлом, с интересом посмотрела на шкатулку. Мстивой тоже поднялся, что-то ворча про монахов и голоса мертвых, подошел к столу, оставив дверь открытой. С улицы тянуло одуряющим ароматом цветов, заглушающим запахи склепа.
   Алекс ответил не сразу, водя пальцем по узору из кругов, он рассматривал шкатулку, о чем-то задумавшись и, казалось, не обращая внимания на мир вокруг.
   - Не знаю - наконец очнулся от дум он. - Нашел вот... Шарил, смотрю, в котелке шкатулка... Ну и вынес на свет, чтобы получше разглядеть.. да...
   Парень провел пальцем по узору из лоз.
   - Но что там внутри... Ни замка, ни отверстия... - шкатулка была установлена на стол, на нее, на торец, ровнехонько в центр пересекающихся кругов был поставлен цилиндрик. - Есть мысли, что это может быть?
   Генрих посмотрел на странную шкатулку, которую принес Алекс и удивленно хмыкнул. Похоже, предыдущие хозяева весьма позаботились о сохранности ее содержимого...
   - Ну, я бы конечно надеялся, что тут лежит нечто, которое нам поможет... но, почему-то надежды мало. В любом случае, очень качественная вещица. И замок необычный, если этот цилиндр и есть ключ, - заметил рыцарь.
   - В котелке, говоришь? - Мстивой подошел к столу, убрал цилиндрик со шкатулки и повертел ее в руках, усмехнулся, осмотрев узор на крышке. - Большой, видать, котелок был... Интересная вещь.
   Он вернул шкатулку обратно на стол.
   - Как открыть, иди есть?
   - Скорее всего, запор скрытый. Какая-то деталь узора нажимается... или несколько деталей. И да, котелок был неплох. Вы попробуйте, если что выясните - зовите...
   Алекс развернулся и вышел из дома. Была еще одна постройка, которая не подверглась осмотру.
   Генрих задумчиво посмотрел на шкатулку...
   - Боюсь, я не слишком силен в таких вещах. К тому же, эта вещичка вполне может быть с секретом, уж слишком качественно сделана для обычной деревни. У моего отца было нечто похожее. Если нажать скрытые рычаги не в правильном порядке, содержимое уничтожается. А бывают и те, которые убивают горе-взломщиков в прямом смысле...
   - Бабкины сказки. - отмахнулся Мстивой. - Шкатулки не могут убивать, разве только на них маги какую-нибудь дрянь повесили или они ядом смазаны, а от этой ничем противоестественным не пахнет. Ну-ка, посмотрим...
   Оставшаяся на дворе постройка - невысокая, из крупных бревен, без окон - темнела недалеко от ворот, но осмотреть ее Алекс не успел. Едва он подошел к двери и потянул за ручку, раздался удар. Через пару секунд - еще один. И еще...
   В такт ударам затрещали крепкие створки ворот, подпертых найденным Мстивоем поленом. Дрогнул забор.
   - А-а-а, тьма!!
   На крыльцо выскочил Мстивой с обнаженным мечом в руке. Глаза его дико горели зелеными огоньками, зубы щерились в почти волчьем оскале.
   - Они ломают ворота!
   - Ломают - это плохо - встрепенулся Алекс - Скормим им рыцаря? Натрем травой и внутрь напихаем... Глядишь и потравятся. А мы пока огородами да в лес. Там той травы...
   Парень махнул рукой, обозначая до какого именно места там травы. Покосился на ворота... подумал... Взял горшочек и выплеснул его содержимое через верх. Если в начале своего пути это была еще относительно компактной массой, то уже над воротами капельки раздробились и обрушились на землю мелкой моросью.
   - Так о чем это я... - парень облизнул палец - Ага... С боем прорываться самоубийство. Вы как? Быстро бегаете?
   - У вас очень своеобразный юмор, сударь,- хмыкнул рыцарь, невозмутимо выходя на крыльцо и держа ладонь на эфесе меча. - Но если так нужен доброволец на скормление упырям, то я отзываю свою кандидатуру. У вас получится лучше. Заходите внутрь, в дом, и заприте дверь. Живо! Потому что не знаю как вы, а я точно от них не убегу. Ну а если хотите сбежать, то сейчас самое время, пока не прорвались.
   Алекс посмотрел на рыцаря и усмехнулся.
   - Как я уже говорил, я опытный путешественник. И однажды повстречал удивительное горное племя, которое когда шло в бой, на всякий случай брало с собой два тяжелых камня. Я этим заинтересовался и когда их уже вконец дост... эээ... когда я наконец упросил их мне открыть секрет, то все оказалось до смешного просто. Бросив камни, убегать легче. Это я к чему... - Алекс покосился на ворота. - Рыцарь без доспеха - это как рыцарь в доспехе, но без доспеха. Но бегает гораздо быстрее.
   - Ну разумеется, - в свою очередь усмехнулся Генрих. - Правда, доспехи не камень, а я не представитель вашего расчудесного горного племени. И вообще, сударь, у вас либо очень своеобразное чувство юмора, или не вполне полное понимание ситуации. Они, - он кивнул на трещащие ворота, - бегают немного побыстрее людей, немного посильнее людей и совсем чуточку ловчее. Проблема в том, что пока я сниму доспехи, наши милые "друзья" ворвутся раз десять и раз десять успеют окружить дом. И кстати, куда вы предлагаете убегать ночью от стаи голодных упырей? В лес?- Генрих издал короткий смешок. - Впрочем, я никого не держу. Бегите!- снова фыркнул он, качая головой.
   Алекс тяжело вздохнул.
   - Отвык... - проворчал он себе под нос. Снова посмотрел на ворота и принял решение - Зимка, Мстивой, уходим через забор. Добраться до леса. Там этой травы много, глядишь и поможет. А наш рыцарь видимо решил красиво собой пожертвовать. Сударь...
   В это обращение парень вложил весь сарказм.
   - Если ваша лобная кость чуть тоньше этих ворот, то я постараюсь вдолбить мысль которую тут уже, как мне кажется, все поняли. Когда они сломают ворота, двери дома задержат их от силы на минуту. И из дома бежать некуда. А там чистое поле. Снимай доспех частями. Что можно, бросай прямо тут. Мне-то без разницы... я пришел - я ушел. А девушку жалко.
   - Неужели? - удивленно произнес рыцарь.- А я-то думал, они не войдут без приглашения, видать, ошибался. А теперь повторяю специально для вас,- он холодно посмотрел на Алекса.- Бегите, удирайте полями или чем вы там собрались удирать, потому что мне, чтобы снять броню, понадобится, по меньшей мере, минут пять. Я никого с собой не удерживаю, нечисть, а уж тем более девушку. К тому же, это доспех моего отца, а такую вещь я не брошу и под страхом смерти. И если "ты", нечисть, еще раз посмеешь заговорить со мной в таком тоне, не будучи даже моим товарищем, то тебе придется опасаться не только упырей, - Генрих положил руку на эфес меча. - Забирайте девушку и бегите, раз хотите бежать. Был рад нашему знакомству. Но поторопитесь, я еще хочу успеть закрыть двери.
   Ворота содрогнулись. За ними осатанело взвыли сходящие с ума от такой близости желанной добычи твари.
   - Если нет двери - не нужно разрешение. - Мстивой подобрал отлетевшее полено, снова подпер им ворота - на всякий случай. - Они же неспроста ворота ломают, снесут - их уже ничто не задержит. Впрочем, это дело твое, хочешь - оставайся. А мне девку спасать надо. Зима, уходим!
   Девушка молча стояла в комнате позади Генриха, прижав к груди свою сумку. Вид у нее был испуганный, ошарашенный, но в глубине бездонных черных глаз, устремленных на Генриха, виделась глубокая обида и печаль.
   - Я думала, вы не такой как все. - тихо проговорила она. - Я думала вы другой, не такой, как остальные, подумать только...
   Генрих только сейчас сообразил, что его тираду, обращенную к Алексу, Зимка слышала от первого до последнего слова.
   - Зима!
   - Я - тоже нечисть. А вы... рыцарь. Такой же, как и остальные. Боги, и о чем я только думала...
   - Ты долго будешь болтать? - взревел со двора Мстивой. Полено, которым он подпер ворота, долго не выдержало - тоже отлетело, и теперь крепкие створки дрожали, грозя вот-вот распахнуться.
   - Удачи вам, несмотря ни на что. - Зимка проскочила мимо рыцаря, на ходу закидывая ремень сумки через голову. Мстивой сходу развернул ее за плечо и подтолкнул в нужном направлении - за дом, к дальнему забору, куда девушка и припустила со всех ног.
   - Удачи, рыцарь. - усмехнулся Мстивой. - Ты - он ткнул пальцем в сторону Алекса. - Уходим! Показывай, куда бежать!
   - Я не нечисть! - напоследок вызверился Алекс и повернулся к оборотням. - Через забор за домом и в сторону леса. Там домов я не видел... Зимка, шкатулка и та вещь у тебя?
   Парень еще раз, последний, окинул взглядом двор и шмыгнул в проход, ведущий на задворки.
   Рыцарь криво усмехнулся, пожав плечами и достав клинок, отсалютовал убегающим. Не такой, как остальные... надо же. Да нет, он как раз оставался таким же. Таким же, как все те, кто сражался до него с нечистью. Таким же, как его отец, который пал в бою против оной нечисти. А сейчас, воин уже слишком устал бегать по лесам и слишком устал бегать вообще в поисках какой-то школы в компании тех, кому чужд рыцарский Кодекс и Истинная Вера. Похоже, священники были правы... Якшаться с нечистью - все равно что идти против Вечного Отца и тех, кто согрешит в этом, ждет только смерть. Ведь у нечисти нет ни чести, ни совести. А он совершил множество грехов и все из-за одного смазливого личика, из-за проклятого увлечения девчонкой-оборотнем, он поверил, что нечисть достойна нормальной жизни среди людей... Генрих зашел в дом, заперев за собой дверь, надел шлем, лежавший на столе и опустился на одно колено, сложив руки на крестовине меча. Клинок отца, клинок охотника за нечистью, клинок, содержащий в сплаве серебро, смертельное для многих из этого проклятого рода.
   - Твоя взяла, Светлый... или как там тебя! - засмеялся он. - Наверное, ты все же был прав и этот мир стоит того, чтобы его очистить. Ведь вокруг нет ничего, кроме предательства, трусости и скверны! Жаль, что я не понял этого раньше... - с горькой усмешкой рыцарь опустился на колени и зашептал последнюю молитву:
   - Вечный Отец, предаю свою душу в руки твои. Дай мне силы в бою последнем, укрепи дух мой пред смертью, не дай тьме и страху ослабить меня. Ибо ты Свет Вечный и Истина Вечная. И Царствие Твое наступит в Мире. In Deum Lumen!
   Генрих Мария фон Гогенцоллерн, виконт Сивашский, племянник эрцгерцога Дитриха Себастьяна фон Гогенцоллерна-Штауфенберга, третьего в линии престолонаследия и сын Вольфганга фон Гогенцоллерна-Штауфенберга, прославленного охотника на нечисть, поднялся на ноги, и выставив перед собой клинок, прижался спиной к стене. Пришло время умирать с честью.
   Ворота рухнули в тот самый момент, когда троица беглецов оказалась за забором. Мстивой, последним преодолевавший преграду, еще успел заметить, как с хрустом отлетел в сторону крепкий засов, как повисла на одной петле одна из распахнутых створок, успел уловить голодный, хищный блеск десятков алых глаз торжествующе взвывших тварей, хлынувших во двор...
   А после, приземлившись по ту сторону забора, кузнец дернул за руку бледную, застывшую от ужаса Зимку, рявкнул на Алекса и рванул к видневшемуся вдали лесу, не оборачиваясь назад.
   Рыцарю повезло меньше.
   Дверь задержала вампиров разве что на несколько секунд, а после попросту с грохотом рухнула на пыльный деревянный пол. С улицы пахнуло тленом - уже без всякого цветочного аромата, один лишь стылый запах затхлой плесени и смерти. Твари ринулась одна за другой - быстрые, злые, почти ощутимо голодные. Мужчины, женщины, дети, старики - с искаженными в жутких гримасах лицами, красными сверкающими глазами, с внушительными мутно-желтыми когтями, голодными, предвкушающими оскалами ощеренных пастей. Двигались они быстро, ловко и совсем не по-людски, издавая утробное звериное рычание...
   Огонек оставленной Зимкой свечи дернулся и захлебнулся в лужице воска, и вжавшийся рыцарь остался в кромешной темноте, наедине с алыми горящими глазами сходящих с ума от голода тварей.
   Меч рыцаря, верный серебряный клинок, разящий нежить - во имя Единого! - не подвел и на этот раз. От первых тварей, рванувшихся к нему, рыцарь отбился, почти наугад, наощупь, ведомый лишь своим чутьем... но их было несоизмеримо больше против одного, пусть и умелого, воина. В какой-то момент уже выбивающийся из сил рыцарь почувствовал страшный удар и ослепляющую боль - рука вампира с прочными полупрозрачными когтями пробила живот, кажется, даже не заметив доспеха. Почуявшие запах крови твари взвыли, обезумев, и навалились сильнее - скопом, теснясь, отталкивая друг друга, мешая, стремясь первыми добраться до желанной добычи...
   Последнее, что услышал Генрих - злорадный, торжествующий смех, погасший в режущем уши вое.
   А после вампир, подскочивший к рыцарю - страшный, старый, с щекой, облезшей едва ли не до костей, протянул руки и, круто повернув, оторвал ему голову. Кровь хлынула фонтаном, забрызгав стены и торжествующих безумных тварей, с рычанием набросившихся на мертвое уже тело...
  
   Через забор парень перемахнул на одном дыхании, на втором огрызнулся на понукание Мстивоя (в конце-концов, его же ждали!) А потом припустил к лесу наравне с новыми знакомыми. Кто их этих тварей знает, что им в голову взбредет. Рыцарские консервы, конечно, штука вкусная, но малочисленная, их надолго не хватит. Мыслил Алекс весьма утилитарно. Рыцарь прекрасно задержал вампиров, выигрывая для компании время. Пожалуй, будь он не таким упрямым...
   Парень фыркнул, и на ходу обернулся через плечо - посмотреть, нет ли погони.
   Погоня появилась тогда, когда трое беглецов, подстегиваемых страхом, почти добежали до кромки темнеющего впереди леса. Вампиры, сообразившие, что добычи подозрительно мало, перепрыгивали через забор легко, словно его не замечая, и сразу бросались в погоню, с такой скоростью, что иногда казались размытыми красноглазыми тенями.
   Мстивой, бежавший чуть впереди Алекса, начал отставать. Выглядел он ужасно, глаза и щеки ввалились, на лбу блестели капли пота. Оборотень тяжело, с хрипами дышал, но все еще упрямо волок за собой всхлипывающую от ужаса Зимку, которая, казалось, никак не могла осознать происходящего.
   - Куда? - выдохнул кузнец, на мгновение оборачиваясь к Алексу. Погоню он тоже заметил и шансы беглецов оценивал как не слишком высокие, учитывая то, что они уже выбивались из сил, а вампиры отличались редкой скоростью. - Говорил, что знаешь... куда?
   - Туда - мгновенно сориентировался Алекс, быстро собирая в голове карту местности. - Река. Прямо.
   Парень выдохнул и перехватил у Мстивоя эстафетную Зимочку. Тому и так не сладко, а девушка... Ну, во-первых не мешок с мукой, а даже несколько легче... А во-вторых... много факторов, но припустил он, почти не сбавляя скорости. В конце концов, если все совсем будет плохо...
   Парень чертыхнулся, и постарался выбросить из головы неромантичный настрой.
   - А хорошо бежим - фыркнул он, каким-то чудом умудряясь не сбиться с ритма и дыхания. - Ночь, лес... Толпа поклонников. А мы как невесту украли! Погоня, погоня, погоня в горяче-е-ей крови!
   - Зат... кнись... - в два приема выдохнул Мстивой, отставая сразу на пару шагов. Против реки он, кажется, ничего не имел. Зимка, которую бесцеремонно закинули на плечо, кажется, вообще находилась в шоке - даже не сопротивлялась, только все громче всхлипывала от ужаса.
   Вампиры настигали. Уж они-то не страдали от усталости, так что расстояние между ними и беглецами неумолимо сокращалось, слышались их почти уже торжествующие голодные вопли.
   - Зимка. Трава. - напомнил Алекс, встряхнув девушку. По-хорошему, ей стоило бы отвесить пару пощечин, первейшее средство по выводу из шока женского пола... Но не в такой же момент!
   - Она с тобой? Если да, кидай в морду. Им!
   Парень покосился на явно сдающего Мстивоя, прикидывая, надолго ли того хватит и не надо ли отвесить лечебных пинков.
   Пощечин, к счастью, не понадобилось. При слове "трава" девушка несколько оживилась и полезла в сумку, все еще перекинутую через плечо. Копаться в ней в такой позе было явно неудобно, один раз из сумки даже что-то выпало - кажется, пара каких-то зелий...
   Вампиры за спиной все приближались. Мстивой из последних уже сил сделал рывок и даже обогнал Алекса, правда, ненадолго. Впереди узкой темной лентой блеснула вода, а за спиной уже взвыли почти загнавшие дичь твари.
   В этот момент девушка все-таки нащупала заветный узелок с травкой и, быстро распустив его, тряхнула платком, высыпая траву по ветру. Вампиры, припорошенные мелкой травяной пылью, разом взвыли от боли, принялись скрести лица, пытаясь отряхнуть ее с себя. Кожа на их лицах стала слезать - медленно, клочьями, лохмотьями...
   Но это были только те, кто бежали в первых рядах. Те же, кто бежал позади, только прибавили скорости, радостно скалясь, от того, что претендентов на добычу стало меньше.
   - Надо было экономить - заметил Алекс. - По ложечке на нос... клык...
   Парень поднажал. Жить хотелось очень сильно.
   Движение когтей за спиной он почувствовал пятой точкой, и предательским холодком вдоль позвоночника. С силой оттолкнувшись, в длинном, почти невероятном (если только вы не хотите жить) прыжке, Алекс мягко приводнился, споткнулся от резкой встречи с речным илом и, чудом удержавшись на ногах и умудрившись при этом не уронить в воду девушку, поднимая брызги, ломанулся к другому берегу, вопя:
   - Дрянная нежить! Снова я мокрый!
   "Дрянная нежить" за его спиной издала настолько пронзительный вопль, полный ярости и разочарования, что Алекс даже на пару мгновений оглох. В воду вампиры за ним, как ни странно, не сунулись - заметались по другому берегу, в ярости щелкая зубами, воя и сверкая злыми, голодными алыми глазами.
   Течение в речке было быстрое, но, к счастью, парню все-таки удалось перебраться на другой берег, хоть он и порядком выбился из сил и промок, казалось, с ног до головы. Неподалеку от него, в паре метров, на мелководье стоял на четвереньках мокрый, перемазанный песком Мстивой, кашлял, пытаясь восстановить дыхание. Бока его ходили ходуном, мокрые волосы свисали с плеч - стягивающих их шнурок кузнец потерял где-то по дороге.
   Впереди, за деревьями, слабо сияла голубоватым светом уже знакомая Алексу травка с мелкими синими цветочками. В воздухе плыл густой сладкий аромат, смешиваясь с запахами реки, мокрого песка и ночного леса.
   Выгрузив на бережок Зимку, Алекс вытащил к ней Мстивоя, показал вампирам на том берегу символичный оскорбительный жест и принялся выжиматься.
   - Ну, некоторое время... - Он помолчал, стаскивая куртку и старательно выжимая рукава, - а может и не некоторое.. Вон та травка, к слову, впереди растет. У всех все на месте? Ничего не отгрызли?
   Кузнец, оказавшись в относительной безопасности, рухнул на спину, раскинув руки и закрыл глаза, пытаясь отдышаться. Зимка же пугливо замерла, не зная, что теперь делать и как быть, и только испуганно косилась на беснующихся на том берегу вампиров.
   - Надо... подальше уйти. - через некоторое время прохрипел Мстивой. - Вглубь...
   - Надо - согласился Алекс, возвращая куртку на место и занимаясь штанами - А ты можешь идти? Так посмотреть, то только ползать... и то недолго и недалеко...
   Парень вздохнул, на вытянутых руках рассматривая то, во что превратилась нижняя часть его обмундирования.
   - А я всего-то хотел сухие штаны... Вот если не везет, так не везет с концами! Жаль, рыцаря им надолго не хватило. Быстро спохватились.
   Алекс в принципе был не против идеи углубиться в лес. В конце-концов, свора вампиров мало способствует спокойному отдыху и разговорам по душам. Какой же разговор, если над душой стоит клыкастая тварь?
   Несмотря ни на что, Мстивой, полежав еще минут пять, поднялся на ноги, шатаясь, подошел к Зимке и за шкирку вздернул ее вверх, тряхнул за плечи:
   - Зима! Горевать потом будешь! Некогда сейчас, давай, приходи в себя!
   Девушка подняла на него испуганные, растерянные глаза и неуверенно кивнула. Ее била мелкая дрожь.
   - Давай, пошли. - велел кузнец и, взяв ее за руку, повел вглубь леса, по едва заметной звериной тропке, почти теряющейся в густой нехоженой траве.
   - А теперь, когда все немного успокоилось - Алекс без проблем нагнал парочку - Может кто-то расскажет, что происходит, разъясните некоторые моменты... и в частности... С чего вы взяли, что я нечисть?!
   На самом деле вопросов было намного больше... Но этот был особо острым. Дискриминации парень не любил.
   - Ты же фльет поймал. - пожал плечами кузнец. Он уже более-менее отдышался, хотя все равно дышал довольно тяжело и выглядел, честно сказать, ужасно, как свежеподнятый из могилы зомби. - Люди ж его брать не могут, следовательно, ты - не человек. Главное, не нежить, а остальное... а сейчас заткнись, а? Мне дико больно говорить, дойдем, костер разложим, а там...
   Он оборвался на полуслове, закашлялся, постучал себя кулаком по груди и снова пошел вперед.
   Путники шли еще около получаса, пока Мстивой, наконец, не остановился на маленькой полянке, поросшей вокруг той самой светящейся травкой. Тут он наконец отпустил руку девушки, коротко велел ей набрать хвороста для костра, а сам сел, привалившись к дереву, и закрыл глаза. Зимка, получившая прямой приказ, принялась шнырять под деревьями, собирая веточки. Ей ночная темнота нисколько не мешала.
   - Ну поймал... и что такого? Многое можно поймать... Например, помет птичий головой. Но грядкой я от этого же не стану - Алекс оглядел место лагеря, подумал, расчистил место для костра и пошел противоположным от Зимы курсом, выбирая ветки посуше и потолще, чтобы горели дольше.
   Вернувшись к Мстивою с охапкой, он сгрузил ношу на землю и задумался.
   - Хотя я все равно не согласен с твоим определением. Я не нечисть. И куда вы путь держите? Ты, Мстивой, можешь не отвечать. Зимушка, поделись знанием, легче будет. А там, глядишь, и Мстивой очухается, слово умное скажет... Или два. А то и целое предложение. И это, та шкатулка из дома... Ты ее не потеряла?
   - Нет, в сумке. - Зимка вышла из-за деревьев, сложила свои веточки к веткам Алекса, сноровисто соорудила из них подобие шалашика и, достав из сумки огонь-камень, принялась разводить огонь. - Мы в Школу возвращались, в Швардсвальд... с практики.
   Кузнец молчал, тяжело дышал, но, кажется, внимательнейшим образом слушал разговор. На тираду Алекса о нечисти он никак не отреагировал - то ли проигнорировал, не посчитав верной, то ли ему и правда было настолько плохо.
   - Я в Чернорнотравье практику проходила, а Мстивоя ко мне наставником приставили.. ну и он еще должен был выяснить, почему там люди пропадают. - по веткам вскоре заплясало радостное рыжее пламя, Зимка, покосившись на Мстивоя, снова полезла в сумку, достала оттуда остатки хлеба и сыра и принялась делать бутерброды. - А там оказалась навья. Генрих... - голос девушки дрогнул. - Он.. помог ее убить, а потом оказалось, что Светлый вернулся, и...
   - Отстань от девки. - подал голос Мстивой. - Не знает она ничего. Зима, давай ешь и спать. Завтра идти опять целый день.
   Девушка вздохнула, мотнула головой и протянула Алексу первый бутерброд.
   - Ну почему же - Алекс, взяв бутерброд, повернул голову к Мстивою. - Она довольно многое знает и даже рассказала... Спасибо
   Сумка девушки перекочевала к парню и на свет костра была извлечена шкатулка.
   - Занятная штука - пробормотал он, осторожно пробуя кольца рисунка пальцем. - Хм...
   Кольца, как оказалось, при нажатии очень даже вращались. Потихоньку, по миллиметру... Терпения парню было не занимать. Спустя некоторое время стало ясно, что через три оборота раздается тихий щелчок. А если поставить все кольца в исходную позицию? Ту самую, где раздается щелчок? Или как-то иначе? Опять же по миллиметру... До утра долго, а спать Алексу не хотелось...
   Круги на шкатулке поворачивались тяжело и каждый в свою сторону. К тому же оказалось, что поворачивать их надо было в определенной последовательности - сначала правый, потом - верхний, потом - левый.nbsp; За спиной, в доме, раздался шорох, и с чердака спрыгнула Зимка, на ходу отряхиваясь от пыли.
Как только нужная комбинация оказалась найдена, послышался тихий щелчок. Лозы, выгравированные на крышке шкатулки, пришли в движение, принялись черными быстрыми змейками стягиваться к центру кругов, пока не слились и не сложились в до боли знакомый значок, похожий на значок биологической опасности.
   Пока Алекс сидел над шкатулкой, Зимка успела доделать бутерброды (наскоро проглотить свой и заставить Мстивоя съесть его порцию), влить в кузнеца какое-то зелье из извлеченной из сумки бутылочки, наломать еловых лап, устроиться на них и заснуть, накрывшись курткой Мстивоя. Кузнец как сидел под елкой, так и продолжал сидеть, с виду спокойно, но внимательно следя за Алексом из-под ресниц.
   Алекс задумчиво потер подбородок, разглядывая сложившийся узор.
   - nbsp;Занятная вещица - снова повторил он, не отводя от нее глаз. - Прелюбопытнейшая, я бы сказал. Мстивоюшка, ты сильно устал? Или может тебя хватит на небольшую беседу?
   - Отвали. - вяло огрызнулся Мстивой, и не думая подниматься с места.
   Раз уж комбинация подобралась... То почему бы ее и не открыть? Это начинание Алекс в долгий ящик откладывать не стал.
   Шкатулка внутри оказалась простым металлическим ящичком, в котором лежала стопка неровных, обгоревших по краю пожелтевших листов бумаги, сшитых между собой крепкими нитками - на манер тетради. По листу змеились черные строчки, написанные размашистым почерком.
   Кузнец все-таки встал, подошел к Алексу, тяжело опустился рядом с ним.
   - Что там? - поинтересовался он, кивнув на шкатулку.
   - А почем я знаю? Но, чур, первый читаю! И раз уж ты здесь... не расскажешь кое-что?
   Алекс здраво рассудил, раз Мстивой перебрался сюда, значит, далеко не убежит. Грех не воспользоваться таким моментом.
   - Не сейчас, правда, а когда твоя подопечная уснет.
   - Да она уже спит. - пожал плечами Мстивой. - Минут пять как. Еще бы, столько всего за день случилось, да мы еще и до этого бежали две ночи, не спали... Что тебе рассказать?
   - Начнем с самого начала. Кто такой, как зовут, сколько лет... Ну и по мелочи. Светлый этот интересует, вампиры. - Алекс краем глаза все же просмотрел первый лист бумаги.
- Думаю, это будет очень хорошим началом... Ну, знаешь, посиделки у костра, знакомство. Пиво в конце-концов! А то, что девушка спит, это, конечно, хорошо. Вы где рыцаря такого подцепили, к слову о девушке?
   - Она же сказала - в Чернотравье и подцепили. - кузнец сорвал узкую длинную травинку и сунул ее в рот. - Там люди какое-то время пропадали, ну, меня и попросили глянуть. Приставили наставником к девчушке, дело хорошее... а там, в деревне, навья оказалась. Рыцарь в деревню накануне приехал, уперся рогом, мол, пойду резать, пойду резать тварь, черт знает, что бы натворил, ну как на девку мне бы кинулся, она ж ведьмой притворялась? Пришлось провожать... зарубили эту тварь, вернулись обратно - а деревня как вымерла. А к рыцарю Светлый-то и явился... жаль, до Швардсвальда его не довел.
   "... отстроили новый храм" - повествовали строчки на пожелтевшем листе бумаги. - "Только простоял недолго. Сначала умер Силий, священник, усох за пару дней, неизвестно, что за болезнь. Пытались вызвать медика, но оказалось бесполезно - так и сгорел, пока знахарь до деревни добирался. А храм после, через неделю где-то, сгорел - я не видела, говорили, молнией сверху ударило, занялось быстро, потушить не удалось... Второй раз за год пытались же, но не стоит - первый просто рухнул.."
   - А сам-то откуда? - поинтересовался Мстивой, отвлекая Алекса от чтения.
   - Мед... мя? - Алекс чуть не повторил вслух выхваченное и насквозь... неуместное в данном тексте слова. - А... Ниоткуда. Гуляю то тут, то там... Где помогу, где наоборот... Но чаще все же помогаю... да...
   Парень попробовал вернуться к чтению. Если это дневник... деревни? То, значит, храм у них определенно не вставал. Проклятое место? Но если кто-то... то почему? Вопросов меньше не становилось. А вот задать их Мстивою было бы весьма неразумно. Оправдывайся потом, что ты не верблюд.
   - А лет тебе сколько? Говоришь, с данагами воевал?
   - Участвовал в истреблении. - поправил Мстивой. - Это другое. Воевали с ними отцы-инквизиторы и маги, а нас так согнали, для боевой поддержки. Сорок через пару лет уже будет.
   Он помолчал, глядя то на небо, то на Алекса.
   - Помогаешь, говоришь... А наряд такой откуда взял? На робы магов не больно похоже, да и на монашеские одеяния не смахивает. Рыцари без доспехов, как ты видел - он усмехнулся уголком рта - не ходят, на девку ты не больно похож...
   - Наряд как наряд. Удобный, нигде не жмет, не трет. И не цепляется, если надо через кусты лезть... погоди, не отвлекай.
   Следующие несколько страниц в дневнике разобрать оказалось невозможно - страницы оказались кое-где полусгоревшими, потрепанными, залитыми какой-то жидкостью так, что строчки расплылись. Но вот потом...
   "Пару дней назад в корчме у Крама остановился монах" - писал неизвестный автор. - "С послушником. Монах как монах, степенный, я ходила знакомиться - все про храм расспрашивал, сокрушался, что не стоит. Спрашивал, не развелось ли в округе какой нечисти, и часто ли разводится. Местные уже успели наплести ему сказок про болото, про мавок-навок, про лешего, что в трясину заманивает. Конечно, упырей в окрестностях "появилось" немеряно - где ж без этого? Монах, правда, на это ничего не сказал. Собрал на следующее утро деревню, провел проповедь да обряд очищения, как староста и его (я спрашивала) просил и ушел..."
   - Хм...
   Алекс тряхнул головой, собирая мысли в кучку, и растянулся на спине, положив шкатулку на грудь.
   - Значит, истребляли... Интересная эта деревня! В шкатулке записи о местный событиях. Некоторые. - парню было отчетливо не по себе. - Храм строили-строили... не стоит. Священники мрут... Потом пришел монах, провел обряд... Ушел. В корчме у некоего Крама останавливался. Нда, как оно все... Все любопытней и любопытней...
   Он замолчал, разглядывая кроны деревьев.
   - А самое обидное - вздохнул он пару минут спустя. - Не знаю, с какого края подступиться. Вижу любопытную вещицу, а как и с какого бока ухватить... Кто такой Светлый?
   - Местные легенды. - Мстивой последовал примеру Алекса - устало растянулся на земле, закинул руки за голову, уставившись в ночное, усыпанное звездами небо. - Нежели не слышал? Был, мол, когда-то такой священник, который возненавидел нежить - то ли упырь у него жену любимую сожрал, то дочь в болоте утонула, свалили на болотника. Ну и поклялся он отомстить, занялся ее истреблением. А попутно - чем черт не шутит, и на нечисть свою ненависть распространил. Убивать принялся, направо-налево, да так, что боги вскоре от него отреклись, лишив благословения, а с ним и сана священника - ну это соответственно. Но к тому моменту он уже такую силу набрал, что их благословение ему было и не нужно. В мире чертовщина началась - моры, болезни, нашествия нежити, да причем той, что уже вымерла несколько веков назад - а он, видишь ли, навострился поднимать, то ли договорился с кем, то ли своим умом дошел. С ума сошел, в общем-то, фанатиком стал яростным. Поставил себе целью сделать новый мир, светлый - без нежити, нежити, а заодно и тварей, которые греховны. Людей то бишь.
   Он надолго замолчал, словно обдумывая свои дальнейшие слова.
   - А когда против него выступили объединившиеся Церковь, маги да и нечисть, он и совсем не выдержал. Совместными усилиями, его, конечно, забороли - уж не знаю как, а тут, видишь как получилось... дай посмотреть. - мужчина протянул руку. - Монах, говоришь, приезжал, храмы не вставали?
   - Не говорю, пишут так. - Алекс торопливо накрыл шкатулку рукой. - И я еще не дочитал! Вдруг там что-то еще интересное...
   "Ага... то самое" - мысленно фыркнул он, садясь и углубляясь в чтение оставшихся страниц.
   - Если боги отвернулись, значит, были и такие которые заинтересовались... - проворчал парень, пролистывая уже читаные страницы.
   Строчки на двух последних листках были еще более неровными и выглядели так, словно писали их наспех, очень торопясь, стараясь вместить максимум информации.
   "Вчера умер Крам. - повествовали они. - Вроде как тоже, здоровый мужик, я к нему только вчера заходила, а нет, наутро выхожу, говорят - умер. Корчма стоит закрытая, окна забиты, вокруг нее народ толчется - не поймешь, что происходит. Умер, говорят, какой-то плохой смертью - то ли котел на себя с кипятком опрокинул, весь сварился заживо, то ли еще что. Тело увидеть не удалось - просто не пустили, сказали, "нечего тебе, девке молодой, на такие ужасы смотреть". Надо будет ночью глянуть..."
   Следующие несколько строчек было не разобрать, почерк неизвестной девушки сделался совсем уж непонятным.
   "...Силий, Крам, Атрав, Аллия, Ашка. Всех потом причем (кроме Силия да Крама) живыми видела, говорили, что не умерли, а при смерти лежали - слухи чего только не наврут... Куда-то стала пропадать скотина. Умерли все собаки - или сбежали, на Хвойного косятся как-то странно - он один во дворах остался. На меня тоже косятся, вообще ходят какие-то настороженные. Отослала весть в Швардсвальд..."
   Последняя страница представляла собой вообще обрывок листка, просто лежащий в шкатулке, отдельно от остальных - видимо, подшить его уже не успели.
   "Хвойный погиб, я слышала, как его растерзали. Живых уже не осталось, боюсь представить, что будет, если они найдут погреб - а они найдут, у них нюх лучше, чем у оборотней. Ответ так и не пришел, не знаю, что делать... пара зелий оставшихся... если что... маме... их тут больше трех десятков, даже дети, живых не осталось вообще, к ночи озверели или от голода совсем одурели, я спрятала вни..."
   На этом тест обрывался. Только внизу листа оставалась размашистая подпись: "Тасья, 37, Швардсвальдский тракт".
   - Вот она, ваша наблюдатель - вздохнул Алекс, отставляя шкатулку. - Ее записи. Читай, но склоняюсь к мысли, что монах этот - личина Светлого. Ходит и причиняет зло и страдания. Все вроде как умерли, потом ожили... Или точнее, лежали при смерти...
   Парень вернулся в горизонтальное положение.
   - Если правильно понял, просила весточку матери передать. Кто мог такую шкатулку сделать?
   - Вот и Генрих, светлая ему память, про какого-то монаха в Чернотравье говорил. - Мстивой, который до этого момента, кажется, задремал, сразу встрепенулся и забрал у Алекса тетрадь вместе со шкатулкой. Внимательно осмотрел крышку, постучал ногтем по узору (удивленно приподнял брови, увидев) и отставил в сторону.
   - Не знаю, первый раз такую вижу. - он зашелестел страницами дневника, сразу начав с последней. - Хм, тридцать седьмой. Это же... Хвойный погиб? Ох, жаль...
   Он нахмурился и углубился в чтение, уже не отвлекаясь от Алекса.
   - Хвойный? Не расскажешь поподробнее, как закончишь? Заодно поделись, кто у тебя и кому мстишь. - Алекс сорвал былинку и задумчиво пожевал. Безвкусная.
   Зимка мирно спит. Живая. Хорошо. Сам живой - хорошо. Мстивой... относительно живой, но тоже хорошо. А вот Светлый этот... фигура интересная.
   "Не верю я в такие совпадения" - мысленно поморщился парень, закидывая ногу на ногу. - "Подытожим. Предположительно Светлый предположительно обратил деревню в выводок вампиров. Предположительно девочка на церемонии предположительно не была, судя по всему. Это ее и спасло. Хвойный... Скорее всего, ее охранник или друг, мало ли... пытался ли он что-то сделать. И почему не убежала? И... весточку послала... а где пресловутый знак? Не заподозрили? Перехватили? Надо найти того, кто сделал шкатулку, спросить насчет узора. И не только узора".
   Мстивой ответил не сразу - сначала он дочитал дневник до конца, тщательно просмотрел все страницы на свет костра, хмыкнул себе под нос и покачал головой.
   - Жаль. - повторил он. - Он был хорошим другом.
   Мужчина сложил дневник в шкатулку и протянул обратно Алексу.
   - На, пусть у тебя будет, раз нашел. А так... что тебе за дело до тех, за кого я мщу? Скажем так, мне есть за кого. За Хвойного вон в том числе. Хороший был парень.
   - А я любопытный - фыркнул Алекс, принимая шкатулку с дневником и укладывая ее под голову. Все подушка. - И потом, интересно как тебя зовут. Я понимаю, Зиму назвали так потому, что она, скорее всего, зимой родилась. Но чтобы родители в здравом уме назвали ребенка Мстивой... Им кто-то должен был крепко насолить. Значит, говоришь, монаха вы видели в Чернотравье. А здесь он, судя по всему, был ДО Чернотравья... Интересно, он движется куда-то или просто пакостит? Совершает обход деревень и городов... с весями вперемешку...
   Алекс помолчал, собираясь с мыслями.
   - У тебя карты не завалялось?
   - А мне вот интересно, какие родители прямо так и назвали сына Алексом. - пожал плечами Мстивой. - Но я же молчу, хоть и тоже любопытный... Карты? Нет, с собой нет. Мне еще вот что интересно...
   Он покосился в сторону спящей Зимки и понизил голос - видимо, на всякий случай.
   - Если он идет по Швардсвальдскому тракту от Швардсвальда к Рагдраску, то какова вероятность того, что он уже был в самом Швардсвальде и успел там напакостить? И сколько еще деревень он уничтожил по дороге?
   - Завернем проверить? Или напрямую к пункту назначения пойдем? - Алекс пожевал измочаленную травинку. - Хотя, узнать побольше... Я бы сказал, вероятность очень большая. И если тут были вампиры... то что там? Любопытно!
   - Да пошел ты! - отмахнулся Мстивой. Он лежал на спине, закинув руки за голову и глаз не открывал. - Если будешь проверять - один. Без нас уж всяко. Я , ели бы один был, тоже сходил бы, хоть наблюдателей проверил бы, все не с пустыми руками вернуться, а с девкой - уволь, не потащусь. Ей и так досталось.
   - Не... Не пойду... Лень - признался Алекс - А что девка? Хочешь, я ее посторожу? Обещаю вернуть в комплекте... две руки две ноги... ну и по мелочи...
   Если бы парень знал, то он бы тем более в эти деревни сунулся. Этот Светлый Алекса заинтересовал почти также сильно, как узор на шкатулке. А если пара слов из дневника у Мстивоя вопросов не вызвала... Значит, можно предположить, что мир не совсем уж темный... и то хорошо.
   - Ну вот и ладушки. - Мстивой устало потянулся и, открыв глаза, посмотрел на Алекса. Глаза у него в темноте светились зелеными огоньками - впрочем, парень это уже успел увидеть, в доме было то же самое. Мужчина разглядывал Алекса долго, внимательно и задумчиво, явно о чем-то размышляя или что-то прикидывая.
   - Ты спать собираешься? - наконец спросил он.
   - Нет. А ты спи, тебе полезно. Я еще долго после этой ночки не усну. Это же такой кошмар! Ты их девок видел? В гроб краше кладут!
   - И буду. - кузнец зевнул, прикрывая рот ладонью. - А то шестой день уже на стимуляторах, я ж подохну такими темпами денька через два...
   Он покопался у себя в сумке и перекинул Алексу небольшой кожаный мешочек с чем-то рассыпчатым (на ощупь) внутри.
   - На, хоть круг очерти, а то черт его знает, что тут. - Мстивой усмехнулся, запихнул сумку под голову и отвернулся на другой бок, отключившись, кажется, в тот же момент - настолько он был вымотан. Да и по нему заметно было.
   - Стимуляторы-стимуляторы. - фыркнул Алекс, уняв мурашки, и сел, сунув в мешочек любопытный нос. - Подумаешь, есть вещи и похуже...
   "Гора соли например... или точнее пуд, который надо схарчить в кратчайшие сроки и без хлеба" - пресловутый продукт и обнаружился в мешочке. Перетерев щепотку в пальцах, парень задумался, прикинул на глазок размер лагеря и встал на ноги и пошел исполнять свой долг.
   - Эх, размахнись, плечо, раззудись, рука... - еле слышно бурчал он, высыпая еле заметную дорожку (чтобы наверняка хватило).
   Соли хватило в самый раз. Заняв стратегическое место у костра, парень пошевелил ветки, подбросил, покосился в сторону реки, откуда доносились (изредка) вопли вампиров и задумался. Травы вокруг было много.
   Ночь прошла спокойно. По-крайней мере, сожрать путников никто не пытался. Несколько раз залетали на огонек костра уже знакомые Алексу зеленоватые огоньки, любопытно кружились вокруг парня и спящих оборотней, но ничего так и не делали. К рассвету костер погас, а Алекс окончательно промок и продрог - утро оказалось туманное и росистое. К тому же, оживились вездесущие комары.
   По мере того, как занимался день, а в лесу светлело, светящаяся травка, которую, как выяснилось, не переносили вампиры, постепенно угасала, превращаясь просто в травку с мелкими синими цветочками, самыми обыкновенными.
   Затренькала первая птица, где-то застучал дятел. Мимо Алекса воровато шмыгнул мышонок, тут же скрылся в высокой траве...
   Спали оборотни долго. Зимка проснулась первой, где-то ближе к полудню, если судить по солнцу. Вздрогнула, открыла глаза, резко поднялась, оглядываясь... успокоилась, увидев Мстивоя и сидящего к ней спиной Алекса. Осторожно поднялась и бесшумно вышла из круга, направившись, видимо, к реке - но выше по течению, не туда, откуда они бежали ночью. Вернулась она минут через десять, уселась на свое место, нахохлившись и обняв руками колени, так и не сказав не слова. Мстивоя будить она, видимо, не отважилась.
   Терпеливо дождавшись ухода Зимы, Алекс наскоро размял затекшие за время ночного (и утреннего) бдения члены, подумал, решил Мстивоя не будить и за Зимкой не ходить. Девушка вскоре вернулась, что было очень хорошо - вампиры ее не покусали. А вот то, что она сидит бука букой - плохо...
   - А расскажи о Мстивое, а? - подобрался поближе парень
   - А что рассказать? - насторожилась Зимка. Она была бледная, встрепанная, в волосах застряли травинки и сосновые иголки, но выглядела девушка не в пример здоровее собственного наставника.
   - Он мой наставник, в Школе. На практику нас вместе отправили, то есть меня на практику, его - присматривать...
   - А в какой области наставляет? Что умеет? А то он ночью какой-то неразговорчивый был... уставший и квелый - развел руками Алекс. - Так и не поговорили толком. А обидно.
   - Он не спал долго! - вступилась за наставника девушка. - В Чернотравье все ходил, сначала патрулем, потом выискивал, что там в лесу поселилось, меня охранял, потом до то деревни... - она пугливо оглянулась назад. - Лисовок? Два дня бежал, да еще и... вез... Генриха... ну, на себе...
   Девушка вздохнула и замолчала, отвернувшись от Алекса и явно стараясь взять себя в руки.
   - Ну... вообще наставляет на этом курсе. - наконец снова заговорила она. - Зачет по бою, например, так и не принял, зато по маскировке, бегу и охоте - зачел... Ну и вообще. По мелочи. В школе лекции читает иногда. Только редко, он все больше бегает где-то, то с наблюдателями, то сам, один...
   - Ясно. - Алекс кивнул своим мыслям. - А расскажи о школе? Хорошее место? Кормят? И как там воздух? Атмосфера. Ну... все, что сочтешь интересным.
   Парень покосился в сторону деревни.
   - А в Лисовки можно будет вернуться... попозже. А то еще расползется пакость этакая.
   - Вот уж не надо! - поежилась девушка, вспомнив ночные события. - Мне всю ночь кошмары снились, что они нас все-таки догнали... А школа...
   Зимка подобрала какую-то веточку и принялась чертить ей по земле, отгребая в сторону сосновые иголки.
   - А вы что, не знаете? Она же давно. Мстивой говорил, вы тоже не... нечеловек, вы разве не учились? Хотя там не все, конечно. Мой папа тоже не учился, и мама, они меня туда отдали, чтобы хоть как-то защитить. - она виновато улыбнулась. - Кормят, да. Не скажу, что всегда очень уж сытно, но хватает. Да и подработать иногда можно, никто не мешает, если людей хороших найдешь. Главное, к магам не соваться и к священникам, к отцам-инквизиторам - тем более, это нам запрещено.
   - С чего все взяли, что я не человек? Вот чем я не человек? - парень демонстративно оглядел себя - Шерсти нет, зубы не клыки, глаза не светятся, дома чихом не рушу... А насчет школы... Учился я где придется и не всегда осознанно. Вот и интересуюсь, вдруг возьмут учиться! А Мстивою стимуляторы более не давай... скопытится ведь.
   - Ой! - вдруг всполошилась Зимка, подхватилась с места и принялась что-то лихорадочно искать в сумке, которую подтянула к себе. - И верно, ему же нужно... я забыла совсем!
   Когда поиски не увенчались успехом, девушка вытряхнула содержимое сумки на траву (там оказалось множество пузырьков с разноцветными жидкостями, заткнутых деревянными пробками, без этикеток, какие-то полоски ткани, скрученные в рулончики, похожие на бинты, деревянные вырезанные палочки, какие-то непонятные Алексу приспособления, гребень, видимо, в спешке позабытый девушкой, носовой платок, цилиндрик, который Алекс нашел в деревне) и принялась уже перебирать пузырьки в поисках нужного. Отобрав парочку, девушка расчистила место на земле, поставила несколько пузырьков (с прозрачной, темно-зеленой и ярко-красной жидкостями) в ряд и принялась смешивать в один, тщательно отмеривая капли.
   Цилиндрик Алекс утащил себе, посмотреть поближе. Приспособлениями тоже заинтересовался.
   - А это что такое? - дождавшись паузы в действиях девушки, поинтересовался он, указывая на первое, что попалось под палец. "Это" напоминало узкие металлические палочки, непонятно чем скрепленные так, чтобы не разваливались. И выглядели палочки на редкость гибкими. Видимо, они во что-то складывались...
   - Не знаю. - отмахнулась Зимка, сосредоточенно считая капли - три красного, пять зеленого, смешать...
   - Это не мое, это наставника. - девушка закупорила зеленый и красный пузырьки, смахнула их в кучу к остальным, а последний пузырек, с жидкостью уже бледно-голубого цвета, тщательно перемешала деревянной палочкой, облизнула ее и что-то прикинула.
   - Сойдет. - наконец решила она, закрывая пузырек и принимаясь складывать вещи обратно в сумку. - Будить уже наверное скоро надо, нельзя долго сидеть...
   - Если надо, буди - Алекс сосредоточенно пытался сложить из палочек хоть что-то. - Могу травинкой пощекотать. Воды все равно не в чем принести...
   - Почему, фляжка есть... - рассеянно откликнулась Зимка, не прекращая своего занятия и явно думая о чем-то своем.
   Палочки под рукой Алекса сначала совершенно отказывались складываться во что-то более-менее интересное, но после нескольких минут слегка потеплели и, тихо щелкнув, сложились в ровную прямоугольную рамку, в центре которой голубовато замерцало что-то, похожее на натянутый на рамку мыльный пузырь.
   Или на странное силовое поле...
   - О как - Алекс быстро разобрал получившееся произведение инженерного? Магического? Сумрачного? - в общем, гения и покосился на Мстивоя. - Ну, давай водичкой его сбрызнем? Только если, что - виновата будешь ты... Хотя нет. Вину я возьму на себя. Не съест же он меня в самом деле. Где фляжка?
   Парень вернул находку в сумку и пошарился в поисках упомянутой девушкой фляжки. Фляжка нашлась тут же, рядом, в кучке вещей, которые Зимка еще не успела убрать. Но она не понадобилась. Мстивой проснулся сам - резко сел и настороженно оглянулся, словно еще не проснувшись, но уже оценивая обстановку.
   - Доброе утро. - Зимка тут же подошла к нему и непреклонно сунула под нос пузырек. - Держи.
   - Опять? - поморщился Мстивой, но все же выдернул пробку и принюхался.
   - Еще на два хватит. - извиняющимся тоном проговорила девушка и развела руками. - Дальше только в Школе.
   - Значит, нужно как можно быстрее дотуда добраться. - подытожил воин, залпом опорожняя пузырек и отдавая его обратно Зимке. - Значит, нужны лошади или еще какой-то транспорт, я меч бросать не намерен. Значит, все равно придется завернуть в ближайшее селение... заодно и весть отправим. Может, вперед дойдет...
   - Может - согласился Алекс - Вы почтовыми птицами не пользуетесь? Ну, голуби там... горлицы... куры.
   Парень взвесил фляжку в руке и вздохнул.
   - Не пригодилась... А можно меч поглядеть? И чрезмерное употребление стимуляторов без хороших лекарей под боком чревато смертью в самый внезапный момент. Вот пойдешь в кусты... и прихватит во всех смыслах. Вдвойне обидно же!
   - Не тебе меня учить. - огрызнулся Мстивой, поднимаясь на ноги. Девушка снова принялась суетиться, собирая вещи. - Сам знаю, что чем чревато, что чем не чревато. И мы-то пользуемся...
   Он прервался на полуслове, внимательно глядя на Алекса и явно что-то прикидывая.
   - Ты лучше вот что скажи. Ты дальше куда идти собираешься, путешественник?
   - Я-то? - Алекс демонстративно потянулся всем телом и показал Мстивою язык - С вами, конечно же. У вас явно что-то интересное намечается, а у меня как-то внезапно оказалось, что дел никаких нет... Вот так вот резко и внезапно...
   "Как лицом в болото" - мрачно закончил он. - "Найду этого шутника - на суку подвешу".
   - Вот и ладненько. - неожиданно легко согласился Мстивой, даже не пытаясь его отговорить или спрашивать. Кузнец, воспользовавшись случаем, отобрал у Зимки гребень, несколькими движениями привел в порядок собственные волосы (Алекс заметил в темной гриве несколько заметных, ярких седых прядок) и, перетянув хвост, оглянулся вокруг, прикидывая, не забыли ли они что-то еще.
   Зимка к тому моменту собираться уже закончила и теперь терпеливо ждала в сторонке, держа две сумки - свою и Мстивоя.
   - Тогда пошли. - подытожил мужчина, поправил висящий на поясе меч, отобрал у девушки сумку и быстро зашагал в чащу, кажется, уже определив для себя направление.
   - Пошли так пошли - согласился Алекс, уже на ходу. Дело обещало быть прелюбопытнейшим и жутко интересным. А вампиры... К ним все же надо будет вернуться... при случае, если свои не задавят. Такая зараза хуже тараканов на кухне.
  
  
  
   Cерый
  
   Город вырос на горизонте к середине второго дня пути. За все это время оборотни и Алекс шли практически без остановок, прерываясь только на краткие привалы и, что характерно, больше не задерживаясь во встреченных деревнях. Они прошли мимо трех, и только в одной Мстивой задержался больше чем на полчаса, за которые умудрился не только прикупить еды, но и раздобыть лошадей (в этой деревни, на въезде в нее Алекс мельком заметил повязанную на дерево зелено-серую тряпочку). Приземистые мохноногие лошадки оказались на редкость спокойными, хотя первое время все-таки нервничали из-за присутствия нечисти на своей спине.
   Кстати, как мог заметить Алекс, встреченные в деревнях люди относились к нечисти вполне терпимо. Были, правда, некоторые, которые (и как только узнавали?) шарахались в стороны и осеняли себя отгоняющими зло знаками, но большинство на то, что разговаривает с оборотнем, не обращало никакого внимания. Правда, при совершении торговых сделок они становились очень уж придирчивыми и требовали какого-то обещания, после чего Мстивой, закатив глаза и вытянув руку с браслетом, быстро проговаривал какую-то фразу на непонятном языке и обе стороны оставались довольны.
   Ничего подозрительного по пути почти не встречалось. Правда, глубоко в лес путники не заходили, да и нигде особенно не задерживались. По ночам Мстивой почти не спал, стерег невесть отчего обнесенную обережным кругом стоянку, подкидывал ветки в костер. Иногда он доставал из сумки то самое приспособление из металлических планок, быстро складывал его и часами сидел над получившейся тускло мерцающей рамкой. За время путешествия он порядком осунулся и похудел, по-прежнему несколько раз в день выпивая какие-то зелья, которые, сокрушенно вздыхая, ему готовила Зимка.
   Но вот что странно - во всем этом мирном, казалось бы, путешествии, притом, что от видимой угрозы не было и следа, в воздухе чувствовалось какое-то напряжение, которое росло, казалось, с каждым часом, что приходилось тратить на дорогу...
   ...- Серый. - Мстивой кивнул на возвышающиеся за рекой стены города, больше похожего на крепость. Стены действительно были сложены из серого камня и даже на первый взгляд выглядели очень внушительно. На шпилях виднеющихся вдали башен какого-то замка развевались ярко-алые флаги, хорошо видимые даже с такого расстояния.
   Зимка приподнялась в седле, с видимым интересом разглядывая город. Видимо, здесь она, в отличие от учителя, была впервые.
   - Здесь придется задержаться подольше. - Мстивой поморщился и потер переносицу. - Хочу заглянуть в Хрустальные дома, будь они неладны. Вдруг там что-то уже знают.
   Он дернул поводья и, тронув бока коня, направился к городу, не дожидаясь остальных. Зимка, вздохнув, покосилась на Алекса, послала ему извиняющуюся улыбку и поспешила за учителем, который уже проехал широкий мост и въезжал в массивные деревянные ворота.
   Город действительно оказался серым - по крайней мере, этот цвет преобладал здесь практически везде. Серые дома, сложенные из того же камня, что и городские стены, темно-серая мостовая, выложенная плоскими неровными камешками. Единственным островком цвета в этом царстве теней были разве что городские крыши - чаще всего, они были крутыми, высокими, выложенными ярко-алой либо рыжей черепицей. Почти над каждым домиком имелся жестяной флюгер, у каждого дома своей формы - там - петух, там - корабль, там - просто стрелка, которая, скрипя, поворачивалась на ветру. Блестели медные ручки на дверях, покачивались на ветру вывески над лавками. На одной из улиц оборотни и Алекс проехали мимо какого-то памятника, тоже, кажется, отлитого из меди - на невысокой толстой колонне стояла чья-то изящная фигура с длинными руками, застывшая в летящей позе.
   Людей на улицах встречалось мало. Сказался, вероятно, пасмурный, сероватый денек, дождь, который вот-вот обещал пойти из медленно наползающих с востока свинцовых туч и промозглый ветер, то и дело заставляющий ежится и поплотнее запахиваться в плащи.
   В Дороге Алекс вел себя тише. К Мстивою не приставал, к Зимке, что характерно тоже. Расстраивало его только то, что нельзя было задержаться в деревнях - а вдруг и там нечисть? Впрочем, город оказался намного интереснее. Любопытно поозиравшись, парень почесал за ухом, посмотрел на небо, поскреб ногтем стену ближайшего дома, вернулся к Мстивою и Зимке, подумал и поинтересовался:
   - А как пройти в библиотеку?
   - Прямо и направо до конца следующей улицы. - машинально ответил Мстивой, не отвлекаясь от своего занятия. Он снова сидел над своей странной рамкой, не поднимая головы и на раздражители из внешнего мира почти не реагировал.
   - А тебе туда зачем? - тихо поинтересовалась Зимка. За прошедшие два дня она уже перестала опасаться Алекса, видимо, решив, что если Мстивой не стремится загрызть его прямо на месте, то опасности он для нее не представляет. - Мы же тут ненадолго, правда, Учитель?
   - До вечера.
   - А мы не...
   - Самое большее. - головы кузнец так и не поднял. - Зачем тебе в библиотеку?
   - А я читать страсть как люблю... Да и... О! - Алекс прищелкнул пальцами - А она тут большая? А ты в этом городе уже бывал? А что за Хрустальный дом? Дома, точнее... Что еще...
   Парень задумался и огляделся.
   - А почему на том доме флюгер кошечка, а на том какая-то образина?
   - Большая. Да. Потому что у хозяев домов разный вкус. - коротко и терпеливо, как маленькому ребенку, ответил Мстивой, не отвлекаясь. Его лошадка послушно цокала копытами по мостовой, и непонятно было, как он умудряется ей управлять.
   - Хрустальные палаты - это обиталище магов. - негромко пояснила Зимка, подъехав поближе к Алексу. - По крайней мере, там обычно собирается городской магический совет...
   - А допуск у тебя есть, чтец?
   - Магов? - моментально переключился Алекс - А можно мне с тобой? Ну пожа-а-а-а-алуйста.
   Жалобному взгляду Алекса мог позавидовать любой брошенный в подворотне котенок. При этом парень краем глаза продолжал присматриваться к городу. Если там была деревня, а тут целый город... Бр-р-р... Лучше уж не думать.
   - Нет. - Мстивой наконец-то поднял голову, посмотрел на город сквозь тонкую, едва заметно мерцающую "пленку" рамки и, вздохнув, принялся ее разбирать. - Туда не всякого пускают. - нехотя разъяснил он. - А нечисть и подавно. А ты вообще невесть кто, как я им объясню, что с собой притащил?
   Он помолчал, убрал груду металлических планок в седельную сумку.
   - Да и должен кто-то с Зимой остаться. Одну ее тут оставлять прикажешь?
   - Я не нечисть - дежурно буркнул нахохлившийся Алекс, впрочем, уже без особой надежды. Кажется, в этом пункте Мстивой был весьма упрям. - Тогда пойдем другим путем... Вот смотри... Это город, так? В городе живут... люди, так? А люди весьма корыстные и алчные существа... Это я к чему...
   Парень на секунду задумался.
   - А! Я как путешественник, люблю налегке шастать и жить подножным кормом. А деньги штука тяжелая, штаны стягивают. А в деревне той я никого ограбить не успел...
   "И местной валютой обзавестись тоже..." - промелькнула мрачная мысль.
   - Что надо для допуска в библиотеку? Честное слово что не будешь глодать вкусные пергаменты и облизывать тисненные обложки?
   - Для допуска в библиотеку надо быть аристократом, магом, ученым либо студентом какой-либо из Школ. - нехотя пояснил Мстивой. - У тебя есть графская корона? Или знак магической гильдии? Нет? И почему я так и думал? А насчет ограбления...
   Он покопался в сумке и перекинул Алексу плотно завязанный кожаный мешочек, внутри которого глухо брякнуло.
   - Не бог весть сколько, но на всякий случай... И вообще. Нечего время терять. И не лезьте никуда, лучше просто посидите в каком-нибудь трактире. А ты - за девкой смотри, если что случится - шею сверну. Зима, от него - ни шагу, а то знаю я тебя! Я быстро.
   Кузнец дернул поводья и свернул в сторону, на одну из улиц, оставив Алекса и Зимку наедине.
   - Шею он свернет - проворчал Алекс, машинально потерев упомянутую часть тела - Будет забавно... Так.
   Парень повернулся и задумчиво посмотрел на девушку. С тем что библиотека трата времени он был категорически не согласен. Особенно в такой ситуации. Но раз туда попасть нельзя... как говорил кто-то умный, после рынков места где пьют и едят лучший источник информации...
   - Посидим в трактире? С едой, водой и... Хм... Еще чем-нибудь. - предложил он - Только чур, выбираешь ты.
   - В таверне... - Зимка поерзала в седле, нервно провожая учителя взглядом и не ответила. Как только Мстивой скрылся из виду, повернув в очередной раз, девушка огляделась по сторонам и заговорщицким шепотом сообщила:
   - У меня есть допуск.
   - Ооо... Так... - парень внимательно оглядел девушку - А по какой категории ты проходишь? Маг? Аристократ? Студент ночного отделения?
   - Почему ночного? - обиделась девушка, явно поняв слова Алекса как-то не так. - Обычного отделения. Я студент. Школа хоть и нечисти, но в законах не прописано, что нечисти не надо готовиться к докладам, так что после последнего перемирия у нас такие же права, как и у студентов-людей. Разве это плохо?
   - Да как сказать... - Алекс задумчиво склонил голову. - На бумаге-то оно конечно все гладко... но кто их знает как и что будет на деле. Люди ведь не переминут соли на хвост насыпать. А если тебе что-то как-то не так... Я не хочу свою шею Мстивою отдавать на целебный массаж... Идем в таверну. Будем местное население пытать. Что нового, не проходил ли Светлый, не было ли падежа скота... ну чиновников там всяких...
   - Можно и в таверну. - покорно согласилась Зимка. - Только я не знаю, где она. Я тут первый раз.
   Девушка покаянно развела руками.
   - Мстивой вряд ли одобрит, если мы про Светлого расспрашивать будем. - осторожно сказала она. - Он, наверное, не хотел бы...
   - А мы осторожно. И потом, мы будем расспрашивать про ту деревеньку с вампирами, на это запрета он не давал... - Алекс подумал и улыбнулся - А насчет трактира... Будем брать языка! Хэй, уважаемый!
   Парень устремился к ближайшему прохожему...
   - Будем брать кого? - растерянно переспросила Зимка в спину Алексу.
   Прохожий - женщина в простом темно-коричневом платье из грубой ткани, белом чепце на седых волосах, собранных в пучок и белом переднике, остановилась и недоуменно приподняла брови, словно спрашивая, что парню нужно. В руках она держала прикрытую чистой салфеткой корзинку.
   - Доброго времени... - Алекс покосился на небо - дня. Не подскажете где тут ближайший трактир или заведение, где можно посидеть, подождать друга. А то сами мы не местные, с городом не знакомые.
   Женщина окинула Алекса взглядом, покосилась на Зимку, что сидела на лошади позади него, о чем-то подумала и махнула рукой ему за спину, указывая нужное направление.
   Алекс внимательным образом ознакомился с содержимым заспинья, пытаясь хотя бы примерно выяснить направление (вдруг запах или люди). В конце-концов, в помещении, в углу, когда кругом стены и оборону держать проще. И за Зимкой следить.
   Женщина обошла лошадь Алекса, чтобы ему было лучше видно и снова указала направление. В дальнем конце улицы Алекс увидел дом с покачивающейся на ветру медной вывеской, слов на которой он не разобрал - слишком далеко даже для его зрения.
   Женщина тем временем, убедившись, что Алекс заметил нужно здание, покивала, подтверждая то, что он увидел он правильно и собралась уходить.
   - Спасибо - искренне поблагодарил Алекс - Зимушка, нам в ту сторону... Иди вперед...
   Зимка послушно развернула лошадь и направилась в нужную сторону, оглядываясь на Алекса. Женщина печально улыбнулась Алексу, поправила салфетку на корзинке, развернулась и пошла дальше по своим делам.
   Женщину парень записал в "немые". Но вот ее корзинка... парень проводил ее взглядом, подумал и решил пока ничего не предпринимать. В конце-концов убивать каждого встречного пока в его планы не входило. Хотя тот вампир тоже был ничего так... Милый дедусик. Чтоб ему трухой до заговенья кашлять.
   Зимку парень догнал сравнительно быстро и до трактира они доехали вместе.
   Трактир представлял собой небольшое двухэтажное здание из типично-серого для этого города камня с медным, противно скрипящим флюгером в виде бегущей лошади на красной островерхой крыше. Надпись на вывеске над дверью гласила "Три карася" (изображение самих карасей, играющих в карты, уже едва ли можно было различить). Лошадей у коновязи не наблюдалось, но медная ручка на крепкой двери была захватана и блестела, что указывало на то, что от отсутствия посетителей этот трактир не страдает.
   Внутри обнаружилось просторное помещение, уставленное квадратными деревянными столиками. У дальней стены располагался огромный, не зажженный сейчас камин и тяжелая отполированная стойка. На стенах были развешаны рыбацкие сети, в которых запутались декоративные рыбки, выполненные из дерева и покрашенные яркой, но уже порядком облупившейся краской. На второй этаж вела широкая лестница с резными перилами. Вообщем-то, было довольно уютно.
   И было пусто. Народу в трактире, как ни странно, не наблюдалось, не было даже хозяина за стойкой - видимо, он был в другой комнате, дверь в которую виднелась за стойкой.
   - О как... - Алекс, привязав лошадей заглянул внутрь - Как-то тут... немноголюдно. Разбежались? Или санитарный день? Или рыбный...
   Парень сделал шаг в помещение и заглянул под стол.
   - Может мы опоздали и тут все покончалось? С другой стороны можно занять любую лавочку...
   - В смысле - покончались? - осторожно переспросила Зимка, заходя следом за Алексом и оглядываясь. - Может быть, тут просто все к вечеру приходят, а днем потому никого и нет? Давай хозяина позовем?
   - Хорошая мысль - одобрил Алекс - Зови. Твоя инициатива, тебе и воплощать.
   Девушка только вздохнула и, оглядевшись, негромко позвала:
   - Эй, хозяин! Есть тут кто?
   В ответ на ее голос за стойкой материализовался высокий улыбчивый мужчина, уже лысеющий, с небольшим брюшком и теплыми карими глазами. Он дружелюбно улыбнулся и кивнул гостям и махнул рукой, подзывая их к стойке.
   - Здравствуйте - Алекс на мгновение даже опешил от такого чуда явления. - А что у вас так пустынно? Такое всегда?
   Трактирщик сокрушенно развел руками, еще раз улыбнулся и снова махнул рукой, подзывая их к себе. Откуда-то он уже достал две книжки в потертых кожаных обложках - видимо, меню и выложил на стойку, предлагая сделать заказ. Откуда-то неслышно появилась симпатичная девушка в темно-синем форменном платьице и чистом переднике и принялась хлопотать, разводя огонь в большом камине.
   Алекс всерьез задумался.
   - Зимушка, - осторожно сказал он - А я чего-то об этом городе не знаю? Почему все молчат?
   - Не знаю. - сразу насторожилась девушка, уже шагнувшая было к хозяину. - Я тут ни разу не была, надо у Учителя спрашивать... Может, тут обет какой-нибудь или день такой, что все молчат? Траур?
   Трактирщик за стойкой печально улыбнулся, покачал головой и снова придвинул к гостям меню. Девушка, разводившая огонь, уже ушла, в очаге камина уже плясало веселое жаркое пламя.
   - Запрет на разговор с чужаками? - попытал счастья Алекс - Или... Напишите где-нибудь, что стряслось. А то как-то оно знаете... Мы тут деревню данагов на днях проходили... Вы ничего подобного не слышали?
   Трактирщик удивленно приподнял брови, услышав "данаги", нахмурился и покачал головой, показывая, что ничего подобного он не слышал. А написать, как он показал, было, видимо нечем и не на чем. Так что он только снова растерянно предложил гостям меню, печально улыбнувшись.
   Зимка неуверенно оглянулась на Алекса, словно спрашивая его, что делать.
   - Зимушка, а у тебя нету ничего для письма с собой? - Алекс все же взял меню и сунул в него любопытный нос - Глядишь и наладим контакт...
   Местечко парню категорически разонравилось. Было здесь тихо. Тихо и очень малолюдно. В такой пасмурный день наоборот полагалось сидеть с группой товарищей в какой-нибудь забегаловке, перемывать кости, бить морды... в общем предаваться разгулу и разврату в среде друзей а тут...
   Зимка, покопавшись в сумке, вытащила смятый листок пергамента и угольный стержень и протянула все это трактирщику. Тот растерянно повертел пергамент в руках и снова пожал плечами, кое-как знаками объяснив, что к его превеликому сожалению, писать он не умеет. Но все понимает.
   Меню радовало глаз своим разнообразием. Блюда были в большинстве своем рыбные, но, судя по описанию, аппетитные. Из напитков предлагалось пиво, сидр, подогретое вино и чай.
   - А меню кто писал? - полюбопытствовал Алекс - И девушка эта тоже говорить не может? А хоть кто-то может?
   Парень передал меню Зимке.
   - Выбирай ты... Надо было у Мстивоя поинтересоваться местным колоритом...
   Трактирщик только пожал плечами, снова ничего не ответив. Зимка, просмотрев меню, заказала жареную рыбу и чай, на себя и на Алекса. Трактирщик забрал меню и знаками показал гостям, что они могут выбирать любой столик, какой будет удобно, а заказ им скоро принесут, и ушел через заднюю дверь, видимо, на кухню.
   - Странно как-то. - сказала Зимка, проводив его взглядом. - Может и правда, обет какой-нибудь? Тут, кажется, монастырь недалеко...
   - Угу... монастырь, бродячие монахи, а учитывая, что этот ваш Светлый бродит под видом того самого монаха... - Алекс выбрал место в уголке, и задумчиво сложив руки на столе, пристроил на них голову. - Та женщина, которая показала дорогу сюда тоже молчала. Причем... совсем молчала. Надо еще ту девицу, которая огонь развела попытать... если она тоже молчит... Нет, я допускаю мысль, что это место особый приют для немых и обиженных речью... Но... Ты веришь в такие совпадения?
   - Нет. - вздохнула девушка, усаживаясь напротив Алекса. - Не верю. Особенно в такое время. Но что мы можем сделать? Они молчат, а нам так или иначе, придется ждать Мстивоя, а когда он еще придет...
   Она оглянулась назад, проверяя, не пришел ли трактирщик, и снова обернулась к Алексу.
   - Надеюсь только, они тут не вампиры. - девушка зябко поежилась и обхватила себя за плечи. - Мне тех хватило. До сих пор трясет, как вспомню...
   - Ну, если вампиры, то будет плохо - Алекс расфокусировал взгляд. - С другой стороны... Если нам ждать Мстивоя, то как он узнает где мы сидим? Хотя... по запаху и лошадям... Вот еще один нюанс... Лошади спокойны... Может им, конечно, уже нюх и отбило, но на новую угрозу они бы дернулись, как я полагаю. Малолюдно, да... Это меня больше всего настораживает... В любом случае, без Мстивоя дергаться не стоит. Одну я тебя не оставлю. Не могу.
   - У Учителя фльет есть, он меня по нему найдет. - пожала плечами Зимка, видимо, для нее такая ситуация была не в новинку и вполне в порядке вещей. - И да, лошади не реагировали.. Нам на лекциях говорили, что они одни из самых чувствительных животных к всякого рода нечисти и нежити...
   В зале несколько минут спустя так же бесшумно появился сначала трактирщик за стойкой, принявшийся чистым полотенцем протирать бокалы, а потом и девушка-служанка с большим подносом, уставленном тарелками с едой. Она составила тарелки на стол перед Алексом и Зимкой, дружелюбно улыбнулась и, помахивая подносом, исчезла за дверью, ведущей, видимо, на кухню.
   Еда, принесенная ею, пахла очень аппетитно.
   - Еда, - Алекс принюхался - Даже вкусная... А девушка очень шустро смылась... Да-да, я параноик. И что? Зато живой!
   Говорил парень тихо. Больше это смахивало на мысли вслух, чем на разговор, но в любом случае, слышать могла его только Зимка.
   - Зимушка, - он тряхнул головой - пока ты не увлеклась завтраком... Расскажешь о себе?
   Алекс опоздал - завтраком Зимка уже увлеклась и вовсю наворачивала принесенную еду. Наверное, за последние дни она тоже стосковалась по нормальной пище, которую не надо было добывать в лесу (коренья и пара пойманных оборотнями кроликов в один вечер были очень кстати) или выменивать у крестьян.
   - М? - девушка подняла голову. Глаза у нее довольно сверкнули уже знакомыми Алексу зеленоватыми огоньками. - Про меня и рассказывать нечего. Я в графстве недалеко от Швардсвальда родилась, родители, как подросла, сразу в Школу и определили... кажется, они заранее договаривались, еще когда я совсем младенцем была. Братья тоже там учились... но они на войне погибли.
   Она помрачнела, впрочем, вскоре тряхнула головой, выгоняя грустные мысли и поинтересовалась:
   - А тебе зачем?
   - Я любопытный - пожал плечами Алекс. К своей части еды он почти не притронулся. Поковырялся больше для проформы и ненавязчиво отдал девушке. - Люблю все знать...
   Парень встал из-за стола и направился к дверям, посмотреть - на месте ли лошади. А то оставили без присмотра и на привязи. Мало ли какой лихой мракобес угнать решит? Доказывай потом какая кобыла отпежена, а какая настоящая...
   Зимка проводила его взглядом, пожала плечами и вернулась к еде, решив, видимо, не терять время даром.
   Лошади были на месте. Они смирно стояли у коновязи и были совершенно спокойны. На улице к тому времени несколько распогодилось - тучи оползли город стороной, и на небе даже появилось солнце. Алекс даже заметил вдалеке пару человек, которые неспешно шли по своим делам.
   Парень обернулся на Зимку, подумал, потом подумал еще немного, потом подумал получше, и, тяжело вздохнув, вернулся в помещение. Правда не к девушке, а к стойке трактирщика, покрутился там, сделал круг по залу, зачем-то заглянул под дальний столик, облизнулся на дверь кухни и все же вернулся к Зиме.
   - Давай потом кого-нибудь говорящего поймаем? - предложил он
   - Может, не будем ловить? - осторожно предложила девушка, отставляя в сторону пустые тарелки. Трактирщик, заметив, что гости поели, скрылся за дверью и через пару мгновений оттуда выскочила та же служанка, проворно собрала тарелки и снова скрылась. - Просто попробуем поговорить... а то спишут на попытку нечисти напасть на людей... Или, может, Учителя подождем?
   Алекс прикрыл глаза, вздохнул и задумчиво посмотрел на Зимку.
   - А как определяют, что кто-то нечисть? Вот как ты видишь, что я нечисть? Я самый обычный человек... - парень подумал и поправился - Ну может сумеречное зрение лучше развито... Но это я морковки много ел в детстве.
   - Ты нечисть. - уверенно возразила Зимка, но тут же немного растерянно добавила: - Правда, я не знаю, какая. Ты же фльет брал, его люди держать не могут. Ты не из Змеев, случаем? И вообще...
   Девушка оглянулась на трактирщика, протирающего за стойкой уже тарелки и снова вернулась к собеседнику.
   - И вообще, откуда ты родом?
   Дверь в трактир со скрипом отворилась и на пороге появилась пара мужичков в неброской одежде. Трактирщик приветственно взмахнул руками, мужички радостно оскалились в ответ - видимо, они знали, что он немой и, подойдя к стойке, принялись активно общаться на языке жестов.
   - Гм... - Алекс чуть отодвинул стул и жестом попросил Зимку обождать. Языки жестов штука интересная, но порой каждый со своим диалектом. А этот... этот был знаком. Уже неплохо. А уж если эти двое окажутся вполне так говорящими, то вообще прелесть.
   - Прелесть - машинально прошептал Алекс и встряхнул головой. - А... родом... Ну... Из далекого далека. Вот так далеко что не в сказке сказать, ни пером описать ни топором вырубить...
   Краем глаза парень продолжал посматривать на вошедших. Тема была хоть и бытовая (привет-как дела-как погода-что будете брать-почему давно не было), но все же... Вдруг будет что интересное...
   - Смотри, - парень вздохнул, подбирая аргументы - У нечисти должна быть отличительная черта. У вас, например, со Мстивоем, глаза иногда горят. А у меня они не горят. И отметин никаких нет. Ладони не шерстистые, нос не красный, хвоста нет. Зубы... - парень потрогал свой набор кусалок пальцами - тоже ровные, аккуратные. Серебра я не боюсь. А вдруг фльет ошибается? Ошибся, точнее. По ошибке в руку попался...
   - Кто сказал, что должна быть? - изумилась девушка. - Это просто особенность вида, совершенно необязательно, что в человеческой ипостаси нечисть отличается от человека! Где ты вырос, что не знаешь таких элементарных вещей, тебе что, родители не рассказывали? А с фльетом можем проверить - она доверчиво протянула Алексу руку, тонкое запястье которой охватывал такой же медный браслет, как у Мстивоя. - Потрогай?
   Бурный разговор на языке жестов окончился беззвучным смехом всей троицы, после чего двое посетителей устроились за столиком в центре зала. Снова появившаяся из кухни девушка несла на подносе две кружки пива и миску с сухариками (судя по запаху, слегка пригоревшими), приветливо улыбнулась, как старым знакомым и принялась составлять заказ на стол.
   - А если он сейчас меня укусит? - возмутился Алекс. Но браслет потрогал - Хм... Ручной, однако...
   - А вообще я уже готов возопить в голос, с воззванием к небу о том... - Парень руку убирать не спешил - Есть ли в этом городе хоть кто-то говорящий вслух...
   - Вот видишь. - торжествующе сказала Зимка и осторожно высвободила свою руку. - А говоришь, не нечисть.
   В голосе девушки зазвучал упрек.
   - Лучше бы сказал, кто, мне же интересно. Да и Учителю спокойнее будет... - она настороженно взглянула в окно, словно надеялась, что там покажется Мстивой. Но кузнеца не было, так что девушка боязливо оглядела уже таверну. Мужички к тому времени уже пили свое пиво, беззвучно (но без помощи жестов) общаясь между собой, трактирщик так же беззвучно за что-то отчитывал молоденькую служанку у стойки.
   - Странно все это. - Зимка едва заметно шевельнула ушами. - Никогда такого не видела. Страшновато выглядит...
   - Угу... Странно - Алекс задумался и добродушно улыбнулся - А давай всех убьем?
   Нет, на самом деле убивать он никого не собирался, но когда вокруг тебя полным ходом водят черти хоровод. Ну ладно, допустим, черти были метафорические. Хотя, если напиться...
   Парень тряхнул головой и улыбнулся еще шире.
   - Зимушка, тут такое дело, что я не нечисть. Вот хоть покусай... не нечисть и все тут. И я буду отрицать, что я нечисть даже на суде инквизиции. Так о чем это я... Ах да! Господа!
   Звонкий голос парня прокатился по таверне.
   - Меня слышно? Если да, дайте знак.
   Присутствующие в таверне обернулись и с немым вопросом уставились на него. Служанка воспользовалась случаем и, подхватив свой поднос, ретировалась поближе к двери кухни, настороженно глядя оттуда на Алекса синими испуганными глазами.
   - Отлично, - парень улыбнулся - Я, конечно, очень извиняюсь, но есть один... ммм... вопрос. В этом городе кто-нибудь может говорить вслух?
   Свою речь он старательно переложил на язык жестов. Не отвлекаясь, так сказать, от процесса говорения.
   - А то очень уж боязно... приходишь в город, а все молчат. Как воды в рот набрали. Это же, согласитесь, пугает.
   Мужички, пившие пиво, подозрительно оглядели Алекса с ног до головы (и заинтересованно - Зимку), повертели пальцами у виска и вернулись к своему занятию. Трактирщик же недоуменно нахмурился - он явно не понял, к чему Алекс задал этот вопрос.
   - Следующий вопрос. - не сдался Алекс. - Вы немые?
   Мужички косо поглядели на парня, перекинулись парой беззвучных фраз и так же беззвучно расхохотались. Трактирщик перевел взгляд на них, о чем-то поинтересовался жестами, получил ответ и еще более недоуменно воззрился на Алекса. Правда, через несколько секунд он, что-то обдумав, на том же, знакомом Алексу языке жестов поинтересовался, все ли у него в порядке и не стоит ли позвать лекаря. Служанка продолжала молча прижиматься к стене у камина, загородившись от Алекса подносом, как щитом.
   - Та-ак... - Алекс нахмурился. - У меня складывается очень... нехорошее впечатление.
   Он потер лоб.
   "Лекаря не надо, но проблемы у нас все же есть... Сколько с нас?"
   Трактирщик что-то прикинул в уме.
   "Три серебряных" - показал он. - "Эта рыба не водиться в река рядом, потому такие цены. Я могу помочь господин"?
   "Помочь... Даже не знаю. Я еще не до конца разобрался, что происходит. Для этого надо быть уверенным наверняка. На мой слух, все в этом городе, включая их - парень кивнул на мужчин - не произносят ни звука. Хотя с моей спутницей мы друг друга слышим прекрасно".
   На этом парень говорить прекратил и достал кошелек, отсчитал три серебрушки из пяти (математика элементарная, но почему-то у всех ростовщиков разная!) и задумчиво посмотрел на Зимку.
   - Зимушка, а что если мы их просто не слышим? Маги шутят, например. Или еще какая сволочь.
   "Бывает всякое" - показал трактирщик и пожал плечами. Деньги он принял и тут же убрал в кошель на поясе. Мужички перестали обращать на Алекса внимание.
   - Может быть... - неуверенно ответила Зимка, хотя по ее виду было понятно, что она в это верит слабо. - Хотя что-то тут не сходится... есть что-то странное... ну, мне, по крайней мере, так кажется. Может, поищем Мстивоя?
   Голос девушки стал жалобным.
   - Поищем - согласился Алекс. - И быстро. Наверное, не стоило разделяться. Идем.
   Парень направился к дверям.
   - Ты ему можешь как-то дать знать о происходящем?
   - Нет. - Зимка поспешно поднялась со стула и бросилась догонять Алекса. Было видно, что ей в этой таверне разонравилось и оставаться одной с беззвучными людьми ей не хотелось. - Но можно поискать Хрустальные дома, они должны быть где-то в центре, он же туда пошел...
   На улице к тому времени, как парочка вышла из таверны, окончательно распогодилось. Тучи разошлись, по небу теперь плавали серо-белые рваные облака, то и дело скрывающие появившееся солнце.
   - Выйдем к этим домам и покричим "Мстиво-о-ой! Выходи!" - предположил Алекс, отвязывая свою лошадку. - Хм... Скажи "иго-го!"
   Парень погладил животное меж ушей.
   Лошадка только раскатисто фыркнула и запрядала ушами, не спеша откликаться на просьбу Алекса. Впрочем, цоканье копыт по мостовой Алекс слышал вполне отчетливо, так что немой животинка не казалась. Зимка уже отвязала свою лошадь и взобралась в седло.
   - Поехали. - попросила она и настороженно покосилась на стены таверны. - Не по себе мне от этого места.
   - Мне тоже... Я после той деревни, где монах пробегал, готов везде всяческие происки видеть - признался Алекс - Видеть и пресекать... Жаль, я с магией не знаком, так бы хоть поискал, вдруг околдовали эту таверну? Вот лошадь же я слышу. Цокает. Звонко. Хорошие подковы, новые. Лошадь слышу, людей нет. Вывод? Люди хуже лошади!
   Балагурить Алекс балагурил, но между тем он оседлал скотинку и оглядывался по сторонам.
   - Гм, а центр у нас в какой стороне? Будем считать, что у меня топографический кретинизм разыгрался.
   - Не знаю, я тут в первый раз. - девушка пожала плечами и тронула каблуками бока своей лошадки, посылая ее вперед. - Поедем по той улице, по которой поехал Мстивой, я попробую по запаху его найти...
   Копыта лошадей звонко цокали по мостовой. Так и не успокоившийся ветер пах речной водой, тиной и песком, нагретой на солнце черепицей и сухой травой. Через некоторое время Алекс и Зимка вывернули на нужную улицу и поехали уже по ней. Девушка молчала, явно задумавшись о чем-то своем и напряженно принюхиваясь к воздуху. Ее тонкие черные брови недоуменно хмурились.
   В городе было все так же тихо, хотя на улицах встречались люди. Двигались они бесшумно, разговаривали без голоса, как и те, кого удалось встретить в таверне и на путников не обращали никакого внимания. Вот прошла женщина, таща за руку упирающегося, заходящегося в беззвучном плаче ребенка, группа молодых людей, одетых в форменные темно-синие сюртуки, поспешно пересекла площадь, оживленно беседуя между собой, две симпатичные девушки-сплетницы о чем-то разговаривали, остановившись около двери дома. Пробежала стайка ребятишек лет десяти-одиннадцати, стремясь из солнечного места попасть в тень, послышался едва уловимый звонкий смех довольных игрой детей. Старушки на каменной лавочке возле дома наблюдали за прохожими, сокрушенно качая головами и обмениваясь неслышными репликами.
   - Мда... - Алекс сидел, нахохлившись, словно ожидал внезапного удара. - Может данаги с нами что-то сделали? Как взяли... и сделали... Зимушка, ты не знаешь, кто на такое способен может бы... СТОЯТЬ!
   Парень коршуном слетел с лошади и метнулся вслед за детьми.
   - Ты куда? - растерянно крикнула Зимка ему вслед, едва успев поймать поводья его лошади, чтобы она не убрела далеко. Она, задумавшись, ничего не сумела понять.
   Дети обнаружились под низкой каменной аркой одного из домов. Они сбились в стайку и что-то бурно и беззвучно обсуждали, активно жестикулируя и перебивая друг друга. Под аркой царила темная прохлада и пахло сырой землей.
   - Вот вы где... - Алекс замер, оглядывая детей и то место, где он очутился. - Кто смеялся?
   Дети, заметив незнакомого человека, прекратили свои беззвучные разговоры и испуганно уставились на него, видимо, подумав, что они что-то натворили. Судя по их глазам, они вот-вот были готовы убежать.
   - Не-не-не... - Алекс выставил вперед руки. - Тут такое дело... Мне нужен тот, кто... Тот, кого я смогу услышать...
   Ребятишки переглянулись между собой, пожали плечами, а потом тот, что был посмелее - видимо, заводила, вихрастый светловолосый бесенок, беззвучно что-то сказал Алексу.
   - Я тебя не слышу. - фыркнул парень. - Тут такое дело... На мне что-то вроде небольшого заклятья. Я не слышу людей... За редким исключением.
   Парнишка восхищенно округлил глаза и что-то заинтересованно спросил, остальные дети тоже оживились - видимо, ответ парня был интересен всем.
   - Алекс? - неуверенно окликнула Зимка, заглядывая под арку. Как раз выглянувшее из-за очередного облака солнце светило в спину девушке, четко вырисовывая ее силуэт, отбрасывающий длинную тень.
   - ...орю тебе, наверняка прокляли! - различил Алекс едва слышный детский голос.
   - Сам ты дурак, он может специально так говорит!
   - Ага, заманит и с...
   Вновь дунувший ветер разметал волосы стоящей в проходе девушки, не решавшей придвинуться, и заставил ее снова поежится. Солнце снова скрылось за облаками, и ярко видимый силуэт Зимки погас, позволяя разглядеть ее удивленное лицо.
   - Ты нашел тех, что говорят? - недоуменно спросила она и удивленно посмотрела на детей, беззвучно шепчущихся между собой. Самый младший из компании - парнишка лет шести, на всякий случай отступил за спины своих старших товарищей и теперь с ужасом и любопытством выглядывал из-за спины видимо, брата - очень уж он был на него похож.
   - Не-не... честное слово не сдалось мне никуда никого заманивать - праведно возмутился Алекс - А вот того, кто проклял, я очень хочу найти... Но это ведь не вы, а значит бояться вам не стоит... Да, Зимушка... Кого-то из них мы точно можем слышать. По крайней мере, я. Дети, это Зима, моя спутница. Она тоже вас не слышит. Но я ее слышу. В город мы приехали не так давно, в полдень где-то. Лошадей своих слышим, друг друга слышим, а жителей нет. Вот и нужна помощь... в общении.
   Заводила ребятишек снова сказал что-то, но так же беззвучно. И вообще, голоса, которые слышали Алекс и Зимка, звучали так, словно доносились откуда-то очень издалека, словно с другого конца улицы и были едва различимы... в тот миг. Сейчас дети опять-таки говорили беззвучно - хотя и активно что-то выспрашивали.
   - Странно... - Зимка непонимающе оглянулась. - Я же слышала их, когда они только говорили, а сейчас они опять молчат.
   - Вот видишь... Тут не все чисто... Поймаем мага или пакостника, что это сделал и открутим ему уши? Или просто поймаем мага... Хм, Зимушка, а может это на нечисть стоит?
   - А зачем? - недоумевающе переспросила Зимка. - Ну не будем мы их слышать, что им это даст? Чаровать и в таком состоянии можно, их это не спасет - они-то нас, кажется, слышат...
   Да, они их слышали. Столпившиеся под аркой ребятишки, услыхав слово "нечисть", дружно и беззвучно ахнули и отступили на несколько шагов назад, однако удирать и не подумали. Глаза их светились нешуточным любопытством.
   - И ты же говорил, что не нечисть. - хитро прищурилась девушка, разглядывая детей.
   - Говорил - кивнул Алекс - Ну сама посуди... Входит в город трое. Двое - нечисть и еще один с ними. Резонно, что он тоже нечисть. Вдруг проклинатель ленивый попался? Решил, "накрою всех чохом, чего мне маяться-то?" И пошел пиво пить...
   - Не знаю. - вздохнула девушка и уже тише добавила - И перестань пугать детей.
   Дети, впрочем, совсем не боялись. Заводила даже решился подойти к отвлекшемуся Алексу, подергал его за рукав и беззвучно о чем-то поинтересовался.
   - А язык жестов вы знаете? - с надеждой поинтересовался Алекс у него, не спеша отбирать рукав.
   Парнишка недоуменно нахмурил брови, пытаясь сообразить, о чем говорит Алекс, и пожал плечами. То ли язык жестов он не знал, что ли сомневался, что его знает Алекс.
   Парень снова посмотрел на Зимку.
   - Зимушка, ну как я могу пугать детей. Я же добрый, пушистый и вообще, сама доброта в очень красивой, и самое главное, заметь, я подчеркиваю, скромной упаковке!
   - Мне здесь не нравится. - вздохнула девушка, пропустив мимо ушей слова "доброго, пушистого" в "красивой оболочке". - Мы же Мстивоя искать собирались...
   - Собирались... - вздохнул в ответ Алекс и показал мальчику пару простых жестов, из того языка, что был в таверне. Парнишка в ответ тоже показал Алексу пару жестов, причем глубоко нецензурных. Оставалось только удивляться, откуда он их знает. Его компания позади него зашлась в дружном, но все таком же беззвучном хохоте.
   - Но ты уверена, что маги вот так просто нас запустят? А если мы их тоже не будем слышать? Вот представляешь, мы их не слышим, а они нас ругают! Я же их только в этом и буду подозревать. Как говорила моя знакомая, маги - сволочи. Хм... нет... У меня не получается с таким же накалом.
   - А если ему помощь нужна? - упорствовала Зимка.
   -... по семь тридцать за фунт. - едва слышно донеслось с улицы. Девушка вздрогнула и обернулась на голос, настороженно задвигала ушами, пытаясь уловить направление. - Так цены с прошлого-то раза взлете...
   - Мама, мама! Гусеница! - восторженно, но очень тихо вскрикнул детский голосок.
   - Положи, она же гадкая!
   - И вам день добрый! - добродушно откликнулась невидимая женщина, видимо, заметившая кого-то знакомого. - Что вы все дома да дома? День-то какой хороший, вон как распогодилось, солнце так и блещет!
   - Алекс... - неуверенно произнесла Зимка, оборачиваясь. Судя по ее лицу, она совершенно ничего не понимала. На улицах звучали людские голоса - но так тихо, что их едва можно было различить. Словно они доносились откуда-то очень издалека, звучали приглушенно, едва уловимо слуху.
   Алекс пригладил вставший дыбом хохолок на макушке, лизнул палец, уложил его окончательно, и задумчиво посмотрел на арку.
   - Знаешь, Зимушка... Нам надо Мстивой. Ребят, вы, конечно, извините... Но мы пойдем, пожалуй. Надо разобраться, что с нами происходит. Или с городом. - Белозубо улыбнувшись заводиле и показав ему другой набор нецензурных жестов, Алекс добавил к этому высунутый язык и, ехидно фыркнув, прошмыгнул мимо Зимки на улицу.
   На улице все было по-прежнему, разве что людей прибавилось. Все они были заняты своим делом и на Алекса с Зимкой, появившихся из-под арки, не обращали никакого внимания. Прошли мимо них две девушки с полными корзинками зелени, степенно прошагал представительно одетый пожилой мужчина под руку со все еще красивой и статной дамой. На крыльце ближайшего дома играл мальчик лет пяти, за которым приглядывала, видимо, мать - выглядывая из окна. К обеду в городе окончательно распогодилось - ярко светило солнце, сверкая на медных флюгерах и начищенных дверных ручках, по стенам домов плясали людские тени. Люди довольно щурились на ярком свету. Не мешал даже все тот же порывистый свежий ветерок с реки, что гонял по небу рваные облака - остатки утренних туч.
   Но все это, несмотря на внешнюю идиллию, выглядело немного жутковато. Голоса людей по-прежнему доносились будто откуда-то издалека, несмотря на то, что говорившие находились буквально в нескольких метрах от Алекса и Зимки. Раскатисто фыркнула лошадка Алекса, звонко цокнула копытом, так, что Зимка даже вздрогнула - эти звуки, в отличии от людских голосов, были звонкими и четкими.
   - Мне конечно нелегко говорить... - Алекс наклонился к уху Зимки - Но... Давай поймаем нищего, быстренько его придушим и посмотрим, что будет?
   И уже нормальным голосом проворчал, расстегнув верхнюю пуговицу куртки:
   - Во-от, как лошади, так мы их слышим... Вывод - лошади лучше людей. На них и ездить можно, и они не возмущаются.
   - С ума сошел? - испугалась девушка. - Не будем мы никого душить! Пойдем лучше Мстивоя найдем поскорее...
   Она поспешно взобралась в седло и настороженно огляделась. Видно было, что в городе ей, несмотря на доброжелательную атмосферу, нравилось все меньше и меньше. Словно подстраиваясь под ее настроение, ветер снова нагнал облака, скрывая солнце. Зимка зябко поежилась.
   - Поехали, пожалуйста. - жалобно, почти шепотом взмолилась она. Люди безмолвными тенями скользили вокруг, улыбались, неслышно переговаривались о чем-то. Малыш увлеченно копался рядом с крыльцом, видимо, все-таки разглядывая гусеницу. - А то уже я с ума сойду!
   - Едем. Веди - легко согласился Алекс, задумчиво оглядывая улицу. Только что людей они слышали, и вот, уже нет. Ну, нет... слышали - это, конечно, слово громкое... Но все же лучше чем ничего. Но что-то же здесь происходит. Неспроста это все...
   Алекс повертел головой, потом задумался и расфокусировал взгляд, обозревая всю картину улицы целиком
   - Что "веди"? - едва слышно проворчала девушка, но все же тронула каблуками бока лошади, посылая ее вперед. - Как будто я сама знаю, куда ехать, я тут первый раз...
   Впрочем, вскоре она замолчала и только настороженно оглядывалась по сторонам.
   Вскоре с улицы Алекс и Зимка выехали на широкую площадь, вымощенную камнем более светлого серого оттенка, чем остальная мостовая. Дома на площади были побогаче и покрасивей, с лепниной, ажурными балкончиками, медные решетки которых были ярко начищены, с широкими окнами. Посреди площади стоял уже виденный мельком памятник - на невысокой круглой колонне (высота ее была где-то по пояс среднего роста человеку) стояла высокая, отлитая из меди мужская фигура, раскинувшая руки с изящными длинными пальцами и замершая в летящей позе. Вновь показавшееся из-за облаков солнце блеснуло на металле, вызолотило запрокинутое лицо с закрытыми глазами, положило на серые камни длинную ломаную тень...
   Зимка остановилась на краю площади и принялась оглядываться. У стены одного из домов расположился бродячий музыкант с флейтой - тихие звуки его инструмента можно было едва-едва уловить. Изредка проходящие мимо люди останавливались, чтобы послушать, с почти неслышным звоном кидали монетки в шляпу, стоящую рядом с музыкантом и почти не видимую в отбрасываемой им тени, и проходили дальше, двигаясь бесшумно и тихо.
   - Я поняла, что мне тут так не нравится. - тихо сказала девушка. - Они не пахнут.
   - Город призраков.. - пожал плечами Алекс, задумчиво глядя на блестящие на солнце монеты и музыканта в целом. - А что... Хорошая теория. Если Светлый шел с этой стороны в ту сторону, откуда мы идем... Вдруг ему этот город чем-то не угодил? А что? Одну деревню в вампиров, второй город в призраков, третий вообще в котов помойных...
   - Если бы они были призраками, они были бы нематериальны. - возразила девушка. - А эти вполне себе живые... ну, то есть выглядят, как живые. Только не пахнут. И не говорят почти... Почему они не пахнут? Так же не бывает...
   Алекса отвлекло движение, которое он уловил краем глаза. По стене правого дома мазнула черная гибкая тень, выгнула кошачью спинку, припала на передние лапки и, вытянувшись, исчезла. За ней мелькнула тень ребенка, послышалось едва уловимое ухом "Кися!" и торопливые, почти совсем не слышные шажки босых ножек, впрочем, быстро исчезнувшие.
   - Сейчас звук есть. - сделала вывод Зимка, все так же настороженно оглядывая площадь. - Я слышу флейту и некоторых людей.
   - Есть - согласно кивнул Алекс - А еще меня радует, что здесь есть музыкант. Постоим, подождем? Он играть вряд ли перестанет так скоро... А значит он довольно постоянный источник звука. И потом... Призрак призраку рознь. Если они не хотят верить в то, что они призраки? И продолжают жить своей обычной матерной... тьфу... материальной жизнью... И потом... Мне это напоминает одну дурацкую сказку...
   - Какую сказку? - заинтересовалась Зимка. Против того, чтобы подождать, она ничего не имела. Все равно она не знала, куда точно идти, а Мстивой сказал ждать его и не влипать в неприятности.
   - Страшную, но поучительную... Пришли к одному святому просители и говорят... Такой-то такой-тович... Не хотим мы больше грешить. Сделай так, чтоб мы не грешили... Ну, святой подумал-подумал, почесал голову, а потом взял да убил их. Мораль такова, думай над желаниями, прежде чем загадывать... Не нравится мне Светлый. Какой-то он... Противно-приторный, если слухам верить.
   - Вот уж не назвала бы приторным того, кто хочет очистить мир путем уничтожения всех неугодных. - возмущенно проворчала Зимка и посмотрела на небо, о чем-то задумавшись. Усилившийся ветер, гонящий по небу скрывающие солнце облака, трепал длинные черные волосы. Через некоторое время она, нарушив установившуюся тишину, все-таки спросила:
   - А к чему ты рассказал эту сказку? Тут вряд ли было такое. Тут где-то рядом Пристанище, они бы такого не допустили... - девушка вздохнула. - Хотя на их методы похоже.
   - Вот-вот. Слишком... Противный. Вроде и цель хорошая, а методы противные. Как какашка в сиропе... - Алекс тоже посмотрел на небо, моргнул и вернулся к созерцанию музыканта и улицы.- Что за Пристанище и методы?
   - Что значит - что за Пристанище? - Зимка изумленно округлила глаза. - Ты что, не знаешь? Да не может быть, они же по всему миру! Если бы еще сотню лет назад такое сказали, я бы поняла, но сейчас... ты откуда явился?
   - Ну... Явился же - пожал плечами Алекс и улыбнулся - А тебе жалко рассказать? Все равно ведь Мстивоя ждать. Так хоть порассказываем что-нибудь. Я вот тебе сказку пересказал, теперь твоя очередь.
   - Одно дело - сказки. - Зимка явно насторожилась. - А другое - не знать название обители отцов-инквизиторов. Вера же единая по всему миру, ни одной страны не осталось, где не знают. Встречаются, конечно, мелкие секты, но... нам это с детства рассказывали. А тебе разве нет? А как ты дожил до такого возраста тогда?
   - Да-да-да, смейся над уткой - проворчал парень - Мне вот ничего подобного не рассказывали, а шатался я больше по местам малоцивилизованным. Леса-поля, деревни. Но чтоб деревня с вампирами... Это знаешь, было некрасиво. Вот чувствовал же там пакость неминучую...
   Алекс подумал, сполз с лошади и сел на корточки.
   - Вот если разобраться... У нас есть Светлый, одна штука. Вредная такая. Идет он из точки А в точку... ммм... Ху. И по пути заходит в точки Б, В... и прочие...
   В пыли появился кружок начальной точки и луч ведущий к небольшому "Х". Потом появились населенные пункты.
   - Мы здесь - подумав сказал Алекс, указав на точку. - А тут данаги. И тут есть много дней разницы. А если Светлый своими благословлениями превращает людей в нежить, а пиво в воду... И при всем этом прикидывается монахом... Мне надо к инквизиторам!
   - Ты рехнулся?! - откровенно перепугалась девушка. - Тебя же убьет, едва ты переступишь порог! Кто без согласования со старшим отцом позволит нечисти явиться в Пристанище? У нас, если ты не забыл, все-таки война, пусть сейчас король и свел все к бесконечным договорам... Зачем тебе к ним?
   - У меня с ними войны нет! Я не нечисть! И более того, не нежить, и вообще не... Хм... вообщем, я настаиваю, что я человек! Просто смотри, если они должны недопущать, а тут твориться чертовщина, то тут некому недопущать. Или там самая мякотка заразы... Или там все веселые мертвецы. Или еще что-то такое. На худой конец, если мы там будем все нормально... ну или точнее я, если ты идти туда не хочешь. Постоишь в сторонке. Хотя такое приключение, потом еще и похвастаться... Впрочем, нет. Мстивой сказал что-то про то, чтобы ты ничего такого. Ну значит покажешь мне пальцем, где они и постоишь в сторонке...
   Алекс устало потер лоб.
   - Но у меня так мало информации. Я даже не могу уловить, почему мы их то слышим, то не слышим... - парень мрачно посмотрел на музыканта, явно что-то задумав.
   - Я к инквизиторам не сунусь. - сразу отказалась Зимка, проследив за взглядом Алекса. Музыкант у стены дома неторопливо, любовно протирал флейту. Солнце, которое уже начало медленно переползать в сторону горизонта, освещало площадь, предметы отбрасывали яркие, длинные, хорошо видимые тени.
   - И я тоже не могу понять. Мне вот что странно - если мы то слышим их, то не слышим, то как Учитель общается с магами? А если не общается... - она растерянно оглянулась, осматривая площадь: - То где он?
   - Я уже думал об этом - пожал плечами Алекс, не сводя глаз с музыканта - Давай убьем кого-нибудь. Нищего. Кого угодно. За нищего нам еще спасибо скажут, за улучшение городских улиц...
   Парень говорил тихо, склонив голову к плечу и разглядывая флейтиста. Музыкант был самый обычный. Человек, две руки, две ноги. Одна голова. Но он играл, издавал звук и Алекс намеревался не сводить с него взгляд пока... Пока не случится что-нибудь.
   - Я не собираюсь никого убивать, пока они не начнут бить меня! - возмутилась девушка. - И вообще, далось тебе это убийство, что оно тебе, интересно, даст? Проблемы с городскими властями?
   Она говорила еще что-то, но Алекс внезапно перестал ее слышать. А точнее - просто перестал обращать внимание на ее горячую речь. Потому что наконец понял, чем его так привлекал стоящий у стены музыкант.
   Фигура флейтиста, облаченная в старый, потертый зеленый суконный камзол, была нечеткой. Очертания ее слегка расплывались, словно у Алекса двоилось в глазах, а если мужчина двигался - за его руками оставался едва заметный краем глаза смазанный след, тающий за считанные секунды.
   И он явно не был вампиром - тень, которую он отбрасывал, на удивление яркая и четкая, была очень хорошо видна.
   - Алекс? - наконец услышал парень. Видимо, Зимка уже несколько раз его окликала, но безрезультатно. - Алекс! Что-то случилось?
   Алекс погрозил Зимке пальцем, улыбнулся еще шире и медленно обвел площадь взглядом. У каждого... у каждого была такая же штука. Они выглядели... парень повел плечом и пошел вперед.
   - Жди. - сказал он через плечо девушке причем таким тоном, словно... В общем, ослушаться такого тона было нельзя. Было в нем послание, намекающее на нехорошие последствия для ослушника и многолетний опыт командования. Парень пересек площадь, прошел до музыканта, вручил ему мелкую монетку и вернулся назад. Всю дорогу до музыканта и обратно он шел, не поднимая головы. Из-за этого он даже чуть не врезался в прохожего, но вовремя заметил, извернулся, извинился, отошел, постоял, оглянулся на него, хмыкнул и догнал, спросил что-то. Прохожий кивнул и махнул рукой. Алекс поблагодарил его кивком головы и вернулся к Зиме.
   - Идем. Я знаю, где маги.
   - Мстивой сказал ждать его тут. - неуверенно сказала девушка. Впрочем, она тут же махнула рукой. За пропавшего учителя она волновалась (да и честно говоря, совсем не думала, что он будет так уж сильно ругаться). К магам идти ей было страшно, но стоять посреди странного города, ждать неизвестно чего, когда Учителю, возможно, нужна была помощь - и вовсе невыносимо.
   - Показывай дорогу.
   Алекс запрыгнул на лошадь, украдкой сравнил ее тень и тень прохожих, и перевел дух. Тень лошади была светлее и не такая четкая. У всех в этом городе или по крайней мере на площади имелась легкая размытость контуров тела и очень четкая, очень, можно сказать, плотная тень. Парня посетила совершенно безумная мысль... Но ее он решил пока придержать при себе. Мало ли что. Вдруг не подтвердится. Да и в магии, если уж на то пошло, он не был силен, отвратителен, можно сказать он в магии. Надо надеяться, что маги все же не подверглись этой заразе... Или не захомутали Мстивоя. Что прикажете делать с девчонкой в неизвестном мире?!
   Дорога проходила спокойно. Никто не бросался под копыта лошадям, люди, встречающиеся на улицах, были веселы, спокойны и не обращали на всадников ровно никакого внимания. Все время, пока Алекс и Зимка петляли по улицам, они то улавливали тихие голоса, то снова ехали в тишине, нарушаемой лишь стуком копыт по мостовой.
   Почему Хрустальные дома назывались именно хрустальными Алекс понял только тогда, когда они с Зимкой вывернули на нужную им площадь и увидели собственно местное обиталище магов. Красивое трехэтажное здание было выполнено из того же серого камня, что и остальные дома в этом городе, только он светился, переливался гранями как хрусталь на солнце. Вероятно, какой-то магический эффект - или же особая обработка камня. Крыша этого здания, в отличие от других, была крыта черной черепицей, резко выделяясь в рядах красноголовых домов, и на шпиле вместо флюгера уместился небольшой, но ярко светящийся хрустальный шар.
   У коновязи рядом со входом в здание был привязан серый конь Мстивоя.
   Алекс вгляделся в коня, убедился, что тот нормальный и ничего с ним не приключилось, привязал свою лошадушку рядом и пошел к дверям.
   - Видишь - сделав несколько шагов, он повернулся к Зимке - Я же говорил, что знаю, где маги.
   - Да. - каким-то странным голосом согласилась девушка, не отрывая взгляда от здания. - Только их тут нет.
   - Лошадь Мстивоя есть. Зови его. - Алекс всмотрелся в девушку. - И ты не теряй времени. Сразу говори факты. Что, почему и к чему. Почему их нет? Откуда такая уверенность?
   - Когда маги в здании, оно белое, как хрусталь, только непрозрачное. - пояснила девушка, спрыгивая с лошади, но не торопясь идти к зданию. Видимо, ей было страшновато - с магами у нечисти, как понял Алекс, в этом мире тоже были нелады. - А тут оно такое... серенькое.
   Звать Мстивоя не пришлось - кузнец через пару секунд сам нарисовался на пороге здания, словно знал, что его дожидаются.
   - Я же сказал подождать меня в таверне. - нахмурился он, спускаясь по ступенькам. Впрочем, особого недовольства он не высказал - то ли знал, что его просьбу все равно нарушат, то ли был доволен, что эти двое все-таки пошли за ним.
   - А мы ждали... Только люди неразговорчивые. - фыркнул Алекс, - ну как? Есть там трупы? Тела? Следы битвы? Ну хоть какие-нибудь грязные секреты?
   - Трупов нет, следы разрушения есть. - Мстивой сошел с крыльца, устало потер лоб, смахивая с него пот и принялся отвязывать лошадь. - Но незначительные. И те по большей части я оставил.
   - У меня есть два... нет, ЦЕЛЫХ два предложения. Не считая третьего. Первое - идем к инквизиторам. Второе - убиваем кого-нибудь и смотрим, как он умрет. Понимаю, что звучит дико, но без магов я ничего предложить не могу.
   Алекс оглядел Мстивоя, потыкал пальцем и на всякий случай отпрыгнул подальше.
   - Нет, убивать мы никого не будем. И к инквизиторам я тем более не сунусь. Так что предлагаю третий вариант - мы отсюда уходим. И как можно быстрее. Только в лавку какую завернем, еды купить.
   Он поднял голову, посмотрев на Зимку, чьи перепуганные глаза уже нельзя было не заметить и пояснил:
   - Я не знаю, что творится в этом городе, но что-то мне подсказывает, что лучше нам поехать, Зима. Времени не так много.
   Кузнец хотел сказать что-то еще, но глянул на небо и, махнув рукой, забрался в седло.
   - Ты продуктовые лавки по дороге видела? - как ни в чем не бывало поинтересовался он у девушки. Та неуверенно кивнула. - Вот и веди.
   Зимка посмотрела на здание Хрустальных домов, вздохнула и, развернув лошадь, поехала в обратном направлении. Мстивой, как ни странно, за ней не торопился - он выждал, пока лошадь девушки отойдет метра на три и только тогда тронулся с места.
   - А теперь, - когда Зимка отъехала от них, хмыкнул Алекс, - рассказывай, что такого ты делал там. Могу, кстати поделиться наблюдениями. У местного населения тени реальнее, чем оболочка. Я бы сказал, что они махнулись местами, но я такого колдунства не знаю.
   "Точнее, вживую не встречал..."
   - Замечательно! - Мстивой запрокинул голову и закрыл глаза, подставив лицо лучам уже вечернего солнца. Волосы, выбившиеся из обычно аккуратного хвоста, намокли от пота и прилипли к мокрому лбу, круги под глазами стали темнее и глубже. - Только этого нам еще и не хватало... я о таком тоже не слышал. А магов, чтобы рассказать, тут уже не осталось. И наблюдателя местного... уже не осталось.
   - Хочешь сказать, что это ты с ним там на пару беспорядок устраивал? - Алекс кивнул на здание магов - Ну, что ж... Что с ним стало? Не клещами же из тебя слова вытаскивать. А там глядишь и сообразим чего умного. Хотя из города надо бежать. Но я бы все же заглянул к инквизиторам. Если их также перекорежило, то это повод бить тревогу.
   - Появление Светлого - уже повод бить тревогу. - кузнец тряхнул головой, возвращаясь в реальность. - Потому что существо, которое способно делать такое... - он махнул рукой, показывая на город, - уже не просто какой-то там обезумевший маг, решивший уничтожить нечисть. С такими магами любой из Братства справится, а со Светлым...
   Он вздохнул, отыскал глазами спину едущей впереди Зимки и словно успокоился.
   - Магов в здании нет. Тень наблюдателя, которого я, собственно, искал, на моих глазах сошла со стены, превратилась в навью и чуть не отправила меня к праотцам. Передатчик, который я, собственно, нашел, оказался разбит. Неудивительно, что вести в Швардсвальд не доходят!
   С последним предложением в его голосе прорвалась тщательно скрываемая злость. Впрочем, с ней мужчина справился довольно быстро.
   - Вот я и подумал - если ты говоришь, что они махнулись местами с тенями... что если с наступлением темноты или почуяв опасность эти тени тоже сделают нам такую же подлянку, как Звездный? С одной навьей я справился, насчет двух уже сомневаюсь, а с несколькими сотнями... как думаешь, сколько тут людей?
   - Ну на прикидку... - Алекс окинул взглядом улицу, хмыкнул, примерился, с лошади ухватился за обналичку окна, потом за выступы кладки, дотянулся до окна второго этажа, карниз, - и вот уже крыша. Скользкая черепица... Быстрый взгляд по окрестностям и осторожный, но шустрый спуск вниз.
   - Полторы тысячи, плюс-минус сотня - переведя дух и отряхнув руки, доложил он
   Судя по молчанию Мстивоя и его взгляду, отмазываться от того, что он нечисть, Алексу теперь было бесполезно. И как бы еще не пришлось отмазываться от сумасшествия...
   - Ты стимуляторов не принимал? - наконец спросил кузнец. - А то что-то больно бодрый.
   - Я очень хорошо кушаю и очень сладко сплю - фыркнул Алекс - И судя по твоему взгляду... Я не нечисть! И я буду на этом настаивать даже если сейчас разверзнется небо и оттуда упадет огромная бронзовая плита с надписью "Алекс - нечисть!".
   Зимка к тому времени остановилась у какого-то дома, на медной вывеске которого был нарисован калач и, спрыгнув с лошади и кинув взгляд на едущих позади мужчин, скрылась за дверью.
   - Полторы тысячи навий. - словно смакуя, повторил Мстивой и глаза его сверкнули зелеными хищными огоньками. - Полторы тысячи. Вернувшиеся данаги - и хорошо, если только они. Это, между прочим, стихийное бедствие. Сейчас уже мало осталось тех, кто помнит, как уничтожать таких тварей.
   - А знаешь что самое приятное в этой ситуации? В том, что это только цветочки. Ягодки будут когда эта масса придет в движение, а грибочки - когда Светлый поманит их пальчиком. Ну а пото-ом придет стадо ежиков. Точнее тех, кто дал Светлому такую силу.
   - Ты считаешь, что эту силу ему еще и дали? - Мстивой не отводил взгляда от двери, за которой скрылась Зимка, словно стерег ее, но Алексу показалось, что он напрягся, словно ожидая удара. Хотя внешне он был абсолютно спокоен.
   - Боюсь представить, кто на такое способен и на что тогда способны они. С чего ты взял?
   - Скажем так... есть у меня подозрения, что такая сила.. Как ты сказал, вернул данагов, обратил город в, предположительно, навий... И что еще он мог наворотить. В общем, я склонен полагать... В человека такой объем силы не вместится. Очень уж масштабные деяния. Те маги, о которых я слышал и которые способны на такое... они уже не люди в общем-то. Они... так... приложение к высшим силам, имеющим свой интерес... Вообщем, это нудно и путано. Где Зима?
   - Внутри. - Мстивой кивнул на дверь лавки. - Я слежу, там все в порядке.
   Он замолчал, задумавшись над словами Алекса.
   - Ну... что я могу сказать. Хреново. Даже больше, чем хреново. Меня больше интересует - почему эти хваленые отцы-инквизиторы сидят на месте и не замечают, что творится вокруг? Я понимаю, конечно, что своих надо покрывать, но это уже ни в какие ворота не лезет...
   - Вот я и говорю! Пошли к ним! Вы можете не ходить, я схожу один!
   - Нет. - отрезал Мстивой. - А если они с ним заодно? Я твои ошметки собирать по полям потом собирать не буду. Да и если они не в курсе происходящего, они в первую очередь будут думать не на Светлого - как же, он же сотни две лет как не существует! - а о нечисти, прикрывающей свои дела. Очередной виток войны в такое время мне нужен? Нет. Так что ехали в Швардсвальд - едем дальше. Чем раньше доберемся до Братства, тем лучше. Хорошо бы, конечно, весть кинуть, чтобы сбор объявили, но здешний передатчик разбит. Надеюсь только, что всех наблюдателей не перебили...
   - Мда-а... В таком я давно не был... - Алекс задумчиво повел плечом и почесал затылок - Я тут подумал... А как Зима будет договариваться, если деньги у меня, в помещении и в условиях плохой освещенности мы их не слышим...
   - Их не слышим, а ее - очень даже. Да и запахи никуда не делись. - кузнец вздохнул и спрыгнул с лошади. - Схожу расплачусь, постереги лошадей.
   Он скрылся за дверью лавки. Через несколько минут дверь снова отворилась и на пороге появилась Зимка с матерчатой сумкой в руках и Мстивой - следом за ней. Девушка, подойдя к своей лошади, принялась распихивать еду по седельным сумкам, кузнец как ни в чем не бывало полез в седло.
   - А я предлагаю скакать галопом - Алекс погладил свою лошадку по холке. - Пока они ворота не закрыли на ночь.
   - Поддерживаю. - кивнул Мстивой. - Зима, давай быстрее.
   - Все очень плохо? - вздохнула девушка, тоже влезая в седло.
   - Да. - коротко откликнулся кузнец и, стегнув поводьями, ударил каблуками бока коня, с места посылая его в галоп.
   Вечернее солнце освещало город ярко, предметы отбрасывали на серую мостовую длинные ломаные тени, которые, с учетом узнанной информации, казались все более зловещими. Стих даже ветер, весь день гоняющий по небу рваные облака - вечер обещал быть на редкость теплым. Город совсем не выглядел представляющим хоть какую-то опасность - наоборот, он был мирным, светлым и спокойным...
   На полпути к воротам, на площади с памятником Мстивой замедлил ход, а там и вовсе перешел на шаг, оглядываясь по сторонам. Людей на площади было мало - только пожилая матрона медленно пересекала ее, направляясь к себе домой.
   Алекс насторожился и быстро огляделся по сторонам.
   - Что такое? - полюбопытствовал он - Мы опоздали?
   - Нет. Езжайте вперед, я догоню. - кузнец терпеливо дождался, пока неспешная матрона скроется за дверью одного из домов, подъехал к памятнику и, спрыгнув с лошади, принялся зачем-то карабкаться на постамент.
   - И оставить тебя одного? - Алекс присоединился к оборотню - Ты и так на ладан дышишь от стимуляторов.
   И уже почти прошипел:
   - И с наблюдателем тоже дрался. Еще немного и скопытишься.
   - Я скопычусь и девка пусть помрет? - беззлобно, скорее по привычке, огрызнулся Мстивой. - Нашелся мне тут... рррыцарь...
   На постамент он все-таки взобрался и теперь зачем-то шарил под полой распахнутого плаща отлитой из меди фигуры. Наконец он вытащил руку, удивленно посмотрел на предмет, который удалось добыть и присвистнул, подкинув на ладони серебристый цилиндрик, испещренный маленькими квадратными отверстиями.
   - Где-то я такое уже видел. - Мстивой, не раздумывая, перекинул цилиндрик Алексу и, спрыгнув вниз, снова полез в седло. - Мне вот интересно...
   - Вы долго там? - окликнула Зимка, подъехавшая к ним. - Что-то случилось?
   - Нет, все в порядке. - качнул головой кузнец, оборвавшись на полуслове. - Едем дальше.
   - Откуда ты знал что он там? - удивился Алекс - И чем его... использовать? Потом расскажешь?
   Парень спрыгнул вниз и забрался на лошадь.
   - Ничего не понимаю.
   - Я не знаю, что это. - пожал плечами Мстивой. - Я в Хрустальных домах обшаривал комнату Звездного, у него видел изображение тайника на памятнике. Подумал, что неспроста, вот и решил проверить. Откуда я мог знать, что там это? Я думал, весть в Братство.
   - Видел я где-то похожее. К нему еще оно должно быть. Что-то типа ящичка со штырьками... Хотя не факт... Как думаешь, эту вещь сделали люди или маги?
   Парень обернулся и посмотрел на статую, по которой они только что лазили. Вдруг какой отец-основатель. Табличка же должна быть.
   - Ящички, штырьки.. сейчас не до этого. Но на магическую приблуду не похожа - следа нет. - Мстивой хлестнул поводьями и бросился догонять уехавшую вперед Зимку.
   Таблички на памятнике не было. Совсем. Просто фигура человека в широкополом плаще, раскинувшего руки в стороны и запрокинувшего голову, подставив лицо лучам садящегося солнца.
   - Гм... - Алекс отвернулся от статуи и уже собрался уезжать, потом встрепенулся, обернулся, посмотрел уже внимательнее, склонил голову набок, чертыхнулся и догнав Мстивоя полюбопытствовал - А кому этот памятник поставлен?
   - Герой местной легенды. - отмахнулся кузнец. - Ходила тут такая сказочка о человеке, спасшем город от нашествия взбесившейся нечисти, вот он и есть. Отцы-инквизиторы, конечно, на его счет свое мнением имеют, да и нечисть, честно говоря, тоже, но ни те, не другие не трогают - народ взбунтуется.
   - А расскажи поподробнее - заинтересовался Алекс. Можно вкратце, но... поподробнее его личность. Можно даже мнения всех сторон высказать. И еще...
   Алекс посмотрел на небо.
   - Почему у вас такие имена наблюдателей странные? Больше на клички или позывные похожи. Это раз. Во-вторых, у тебя обломков передатчика не осталось? И в-третьих, давно мучает.. Что у тебя в сумке за хитросплетение палочек? Свернешь их хитрым образом и такая пелена образуется.
   - Слушай, тебе это действительно интересно именно сейчас? - Мстивой раздраженно поморщился. - Дотерпи уж до привала, там самое то сказки рассказывать. А насчет имен - какой здравомыслящий человек при магах или инквизиторах свое имя говорить будет? У нас же война. Договор договором, а все равно ведь по одиночке вырезают. И не только. Нашлют магическую дрянь какую - отмывайся потом...
   Алекс тяжело вздохнул. Происходящее в этом мире было настолько похоже на затяжное пике, что и слов подобрать нельзя, по крайней мере цензурных. А ругаться при девушке было бы... ну как минимум некрасиво. Парень еще раз вздохнул, посмотрел на небо, огляделся по сторонам и нахохлился.
   - Привал так привал, - пробурчал он.
   Мстивой замолчал и дальше гонка продолжилась молча. Впрочем, от площади до ворот ехать было не так долго...
   Однако из города троице выбраться не удалось. Повернув с улицы, которая вела с площади на улицу, которая вела к воротам, они заметили впереди, у ворот, отряд всадников. Пять человек на угольно-черных, как на подбор, конях, тяжелых, мохноногих и свирепых. Заметив выехавших из переулка Зимку, Мстивоя и Алекса, они мгновенно перестроились, отрезая путь к воротам.
   Мстивой, не сдержавшись, выругался и сбавил ход. Зимка, все время ехавшая впереди, сделала то же самое, причем еще и придержала лошадь, дожидаясь учителя и Алекса. Глаза ее были полны испуга.
   - Кто это? - полюбопытствовал парень. - Неужели инквизиция?
   - Она самая. - откликнулся Мстивой. По нему было видно, что встречи с этими товарищами он не желал совершенно и будь у него возможность, объехал бы их десятой дорогой, только чтобы не пересекаться, но выбора у него не было.
   Всадники тем временем спокойно стояли, перегораживая ворота и ожидая, пока троица подъедет к ним, словно так и должно было быть. Одеты они были одинаково - в черные штаны и черное же подобие рубашек с глубокими капюшонами, скрывающими лица, на шее у каждого на медной цепочке висел медальон в виде черного ромба с белым, хорошо видимым издалека косым крестом, вписанным в него. Капюшон был откинут только у того, кто стоял в центре - пожилой мужчина с резкими, суровыми чертами лица и холодными синими глазами, бровь которого рассекал глубокий, застарелый и некрасивый шрам.
   - Зима, отойди за спину. - негромко скомандовал Мстивой, переводя коня с рыси на шаг. Девушка послушно объехала его, пристроившись позади.
   - Алекс, лучше молчи и не высовывайся.
   Парень, уже открывший рот для громкого приветствия насупился и буркнул.
   - Ладно-ладно... Тиран командный... Но чур я с тобой к ним!
   - А я к ним не собираюсь. - Мстивой едва заметно поморщился, потер рукой лоб и выпрямился в седле, разом обретя представительность. Хотя и выглядел все так же измученно. - Я не самоубийца. И не знаю, что им тут надо...
   - Именем Отца Единого и Небесного, остановитесь! - подал голос мужчина, лицо которого не было скрыто под капюшоном. Голос у него оказался красивый - негромкий, звучный и на удивление властный баритон. - Кто вы такие и что здесь делаете?
   - Швардсвальдская академия нечисти. Наставник. Боевые искусства. - спокойно пояснил Мстивой, останавливая коня, не доезжая до инквизиторов каких-то трех метров. - Это - мои студенты.
   - А, нечисть... - в глазах инквизитора мелькнула брезгливость, правда, почти сразу исчезла. - Назовитесь.
   - Я не обязан. - качнул головой кузнец.
   - Неподчинение приказам инквизиции строго карается, оборотень. - заметил мужчина. - Я ведь верно определил?
   - Верно. - согласился Мстивой. - Но все же я не обязан. По королевскому указу от прошлого месяца нечисть не обязана называть своих имен инквизиторам и магам, если не находится под официальным обвинением либо на допросе. У вас есть в чем нас обвинить?
   - Пока нет. - мужчина сощурил синие глаза и посмотрел на Зимку, благоразумно не высовывающуюся из-за спины мужчин, а после - на Алекса, и надолго замолчал, разглядывая его.
   - Спроси, что они здесь забыли - проворчал Алекс. Парень встретил взгляд инквизитора спокойно, уверенно. Впрочем, вскоре гляделки ему наскучили (за исключением пары моментов, но это надо было уже наедине), и парень, махнув рукой, и снова подергал Мстивоя за рукав.
   - Слушай, а вы сухарей не купили? А то кушать хочется.
   - Отстань. - уголком рта огрызнулся Мстивой.
   - Какие сухари, мы же только поели. - раздался тихий шепот девушки из-за спины Алекса.
   Инквизитор отвел взгляд от Алекса и только хотел что-то сказать, но Мстивой оказался быстрее:
   - Что послужило причиной посылать в Серый боевой отряд инквизиции?
   - Разгул нечисти. - коротко ответил его собеседник. - Так что предполагаю, что вы задержитесь. Нам неплохо бы побеседовать.
   - К сожалению, мы торопимся. - вежливо отказался Мстивой. Алексу показалась, что эта вежливость далась ему неимоверным трудом - он не знал, что за проблемы были у оборотня с инквизицией, но дружескими отношениями тут и не пахло. - Нам необходимо оказаться в столице не позже вечера следующего дня.
   - Боюсь, вам придется пересмотреть свои планы. - холодно ответил инквизитор. - Пока что вы - единственная нечисть в округе, следовательно, уже находитесь под подозрением.
   - Вы считаете, что три оборотня способны натворить что-то, для устранения последствий чего понадобится пять отцов-инквизиторов? - в голосе кузнеца проскользнул сарказм.
   - Я считаю, что в случае с нечистью ни в чем нельзя быть уверенным. - еще более холодно отрезал инквизитор. - Особенно в случае с теми, кто отказывается сотрудничать с Церковью. Обычно такие как раз явно что-то скрывают.
   - Я не оборотень! - громко возмутился Алекс. - И вообще! Вы!
   Он обвиняюще ткнул пальцем в сторону инквизиции.
   - Опоздали. Тут уже хватает чертовщины. Поймайте местного и посмотрите на него повнимательнее. Глядишь и поймете, что к чему. Мстивой, молчи! Я знаю тут политика, что война у вас с ними... Но Проклятая Бездна! Если до ночи из города не убраться, а все жители станут навьями, или редька знает чем еще... Светлый нагадил, а мы вляпываемся в его... следы. Вот... вот... Ну несправедливо это!
   Закончив эту эскападу, парень подумал, почесал затылок и повернулся к Зимке.
   - Ну... Я почти не ел... И потом, сухарик же это не еда... А так... Закуска. Червячка заморить.
   - Алекс, ты идиот! - рявкнул Мстивой, поворачиваясь к парню. Глаза кузнеца зло сверкнули зеленым. - Я же говорил тебе молчать!
   - Это уже интересно. - на губах старшего инквизитора появилась довольная усмешка. - В первый раз такое вижу. Неужели сложно было договориться о версиях содеянного заранее?
   - О каких версиях? - вскрикнула Зимка из-за спины Алекса и Мстивоя. - Он сказал правду, Светлый вернулся!
   - Каких только сказок не слышал, но чтобы уже давно и прочно...
   - И вы идиоты! - снова рявкнул Мстивой. Он едва сдерживался - во рту уже появились клыки, сведенные судорогой пальцы явно были уже на грани трансформации. Последние дни не прошли для него даром, а в столь вымотанном состоянии и при таком нервном напряжении сложно сохранять невозмутимость - чудо, что он не перекинулся раньше. - Вы не видите того, что творится под носом! Вы хоть понимаете, что в этом городе - он махнул рукой - около полутора тысяч потенциальных навий! Или вы все так же прикрываете свои задницы, не желая признавать, что инквизитор и отец церкви способен на подобное?
   Губы инквизитора дрогнули, в глазах промелькнули какие-то невысказанные, но явно злые слова. Но сказал он только одно:
   - Взять.
   Четверо инквизиторов в едином порыве вскинули руку, но в этот момент Мстивой тоже взмахнул рукой, кидая вперед что-то мелкое и дробно застучавшее по мостовой. Грохнуло так, что заложило уши. Заржали испуганные кони, вскинулись на дыбы, метнулись в стороны, испуганно вскрикнула Зимка, улицу заволокло густым вонючим дымом серо-синего цвета.
   - Уходите! - отрывисто велел Мстивой. Спокойные крестьянские лошадки к непонятным звукам отнеслись куда спокойнее, чем злые, норовистые кони инквизиции, но выгаданные неожиданностью секунды таяли на глазах. - Быстро! Алекс, уведи ее!
   - Я не пойду! - выкрикнула девушка.
   - Пойдешь куда скажу! - зло зарычал кузнец и спрыгнул с седла, перевернувшись в воздухе. На землю он приземлился уже на четырех лапах и тут же, не теряя времени, прыгнул в туман, сшибая кого-то с ног.
   - Зимушка, ты беги и прячься... где-нибудь. Мы потом тебя найдем... - парень спрыгнул вниз - Мне нужен один, живой инквизитор. Желательно, главный... и я не нечисть!
   После такого заверения парень сделал ручкой, отставил ногу и метнулся в гущу заварившейся свары. Убивать он никого не хотел... Но рука у него была тяжелая...
   Мимо Мстивоя и его жертвы, вот, кажется тот, главный... Стащить его с лошади и о мостовую - не сильно, только отрубить. О! Не шевелится. Отлично, следующий... Ой, перестарался. Влажно хрустнула вывернутая в плече рука, удар по колену и... Так, а где... Алекс понял, что проскочил место стычки насквозь, замер и попытался оглядеться.
   Дым над местом битвы постепенно рассеялся. Алекс действительно проскочил - он оказался у самых ворот. Он ошибся - тот инквизитор, которого они сдернул с коня, чувствительно приложив головой о мостовую, лишив сознания, оказался не главным - какой-то незнакомый, довольно молодой парень. Второй его противник корчился от боли, на земле, баюкая жестоким образом сломанную руку, еще один со зверски разорванным горлом лежал на земле поодаль...
   Большего разглядеть Алекс не успел. Он неожиданно ощутил сильнейший удар сзади. Спину обдало жаром, правый бок обожгло острой болью, а дальше парень запомнил только быстро приближающуюся мостовую, женский испуганный вскрик и влажный хрусткий удар откуда-то сверху...
   В себя Алекс пришел от боли. Кто-то, не особо церемонясь, хлестнул ему по щеке и рука у этого кого-то была тяжелая. Даже очень. Чудо, что челюсть не вывернуло.
   - Идиот!
   - А ты не завидуй! - возмутился еще не очухавшийся толком парень. - И я не нечисть!
   - Придурок! - рявкнул, судя по голосу, злой до крайности Мстивой. - Какого х... ты влез?! Я же говорил тебе молчать! В следующий раз я сам сверну тебе шею, не дожидаясь, пока это сделает кто-то другой!
   Алекс все же решился открыть глаза.
   - Мне нужна была инквизиция - пожал плечами парень и попытался сесть - Однако видимо не сложилось... Слушай, а что у них за амулеты такие? Цеховой знак? И откуда они его слямзили?
   - Не знаю. - Мстивой, выпустив пар, заметно успокоился. Алекса резко дернули за грудки, вздергивая на ноги. Правый бок незамедлительно обожгло болью - словно стегнули кнутом.
   - Мне тоже интересно. Это не инквизиция. Уходим отсюда!
   - Угу... вот встану... и убегу - Алекс извернулся посмотреть, что там такого натворили с его драгоценным телом. Выглядело неважно. Форму порвали, а кожа выглядела так, словно сначала рубанули, а потом еще и выварили. - Гм... Вот же сволочь... Стоп. Как не инквизиция?
   Алекс удивленно посмотрел на Мстивоя.
   - А кто тогда? Почему ты с ними как с инквизиторами... и вообще... - Парень поморщился, хотел было потереть бок, чертыхнулся и подошел к ближайшему телу. Получив необходимый трофей парень сунул его в нагрудный карман и повернулся к Мстивою.
   - Чем дальше в лес, тем толще зайцы - проворчал он.
   - Потому что с виду как люди - даже не успевший еще одеться Мстивой, не церемонясь, вогнал меч в грудь ближайшего лежащего без сознания человека. Кажется, он был последним "живым" - остальные не подавали признаков жизни. - А на деле - черт знает что. Сам посмотри. У них даже крови нет. Ты такое видел?
   Сам кузнец изрядно хромал - его в пылу схватки тоже задели, оставив на бедре довольно глубокую рану (которая, в принципе, уже начала затягиваться). Вокруг бродили потерянные кони, слышалось раскатистое фырканье.
   А крови действительно не было. Даже вокруг того, кому оборотень разорвал горло, не наблюдалось вполне ожидаемой кровавой лужи.
   Мстивой бегло обшаривал карманы главного инквизитора.
   - Ходить можешь? - поинтересовался он, не оборачиваясь. - Тогда иди коней лови и уходим отсюда. Времени совсем не осталось.
   - В репку ту мандрагору! - присвистнул Алекс. Выкорчевав меч, парень провел опыты на свежеубиенном. Отрезав голову, парень взял ее на руки и изучил срез. Чистый. Абсолютно. - Смотри. Нет сосудов.
   Алекс повернул голову нужной стороной к Мстивою. По шее все было правильно - глотка, позвоночный столб, мышцы... Но ни намека на упомянутые сосуды. Даже артерий.
   - Ты слышал о такой пакости? Я вот что-то не припоминаю... - Алекс вздохнул, бросил голову на мостовую и пошел исполнять приказ Мстивоя. Убираться действительно надо было. И поскорее. Солнце почти село.
   Лошадей Алекс изловил легко - они, собственно, спокойно топтались в сторонке, за эти несколько дней привыкшие почти ко всему. Зимки рядом с ними не оказалось. Она обнаружилась недалеко от ворот, бледная, с огромными испуганными глазами и явственно трясущимися руками. Возле нее валялась какая-то палка.
   Мстивой наконец прекратил обыскивать трупы и, подойдя к лошадям, принялся выискивать в сумке своей запасные штаны - его одежда во время трансформации пришла в полную негодность.
   - Черт знает что. - проворчал он, вытаскивая штаны из сумки и натягивая их. - Если бы своими глазами не видел, никогда бы не поверил. С самого начала же заподозрил, когда он про Небесного отца обмолвились, но тут... Как куклы какие-то...
   - А поподробнее? Что за отец такой, почему ты заподозрил? Зима, вылезай, все кончилось... Точнее они кончились. Можно я сухарик сгрызу, пока ты переодеваешься?
   Свою форму парень менять не собирался. Вот еще... оставлять такую прелесть. С ней столько прошли... И болото, и данагов, и лес и лже-инквизицию. Лучше потом, по всем правилам устроить ей сожжение. На том же привале, который обещал Мстивой.
   Дожидаясь ответа, парень вытащил трофейный медальон и поднес к глазам, внимательно рассматривая его со всех сторон. Простой железный ромб, черного цвета, в который был вписан до крайности знакомый белый косой крест...
   - Да хоть трупы сожри. - после паузы буркнул Мстивой, натягивая сапоги - из них он, в отличии от штанов, выскочить успел. Запасной рубашки у него не было, а заимствовать что-либо у инквизиторов он не стал - то ли брезговал, то ли по еще каким-то, своим причинам. Оставив Алекса возле лошадей, он подошел к дрожащей девушке, обнял ее за плечи и настойчиво повел обратно, что-то тихо втолковывая по дороге.
   - Кстати, ты ей бы спасибо сказал. - заметил он, подсаживая Зимку на лошадь. - Это она того "инквизитора" по башке огрела, иначе лежать бы тебе рядышком с ними.
   Не дожидаясь ответа, он вскарабкался в седло.
   - Поехали уже.
   - Cпасибо - кивнул Зимке Алекс - Не, я не трупоедный. Думаю, тут своих падальщиков хватит. - Парень сунул медальон в карман и с некоторой неуклюжестью забрался на лошадь.
   - Странное место - он оглянулся на город - Или у меня паранойя, или я знаков не вижу...
   Мстивой ничего не ответил, просто поехал вперед, тщательно объезжая валяющиеся на мостовой тела, которые в смерти стали напоминать сломанные игрушки, выплавленные из воска фигуры, которые искусный мастер сделал, чтобы потешить людей.
   Над городом уже сгустились сумерки, но оборотни и Алекс успели выехать вовремя. От ворот Мстивой сразу взял в галоп, стремясь уйти как можно дальше. Ехали они в полном молчании - кузнец был вымотан, сосредоточен на дороге и вообще, думал о чем-то своем, изредка кидая взгляды на быстро темнеющее небо, Зимка просто молчала, крепко вцепившись в поводья - она еще не отошла от драки с лже-инквизиторами.
   На привал остановились через несколько часов, когда уже совсем стемнело и ехать стало почти невозможно. Волчье зрение там, не волчье... Алекс догадывался, что Мстивой просто уже не может ехать дальше без отдыха.
   Ужин прошел тоже в молчании - разговаривать никому не хотелось. После еды Мстивой буквально заставил Зимку выпить какое-то зелье, выуженное из ее сумки и усталая девушка заснула через несколько минут. Устроив ученицу на своеобразной лежанке из еловых лап, оборотень отошел обратно к костру, сел и устало сгорбился (чего при ней себе не позволял) разом став выглядеть на несколько лет старше и на порядок - вымотаннее.
   - Ложился бы ты тоже спать - заметил Алекс. - Я посторожу. Разбужу если, что.
   Парень, разжившись сухарями теперь коптил их на костре и тихо хрустел, глядя на скачущее пламя.
   - Успею еще. - Мстивой устало потер глаза и отхлебнул что-то из фляжки, которую достал из сумки. Судя по резкому запаху, опять какое-то зелье. - Ты это... Давай, выкладывай. Хватит в прятки играть.
   Алекс подумал, закинул в рот последний сухарик, тщательно прожевал, отряхнул руки, достал медальон, взял палочку, накрутил на него цепочку и сунул в огонь.
   - Что ты хочешь услышать? - он обезоруживающе улыбнулся - У меня не меньше вопросов, к слову. Например, откуда в вашем языке такие слова как стимулятор и передатчик. Почему ваши наблюдатели, их имена, больше похожи на позывные? А про себя могу сказать... Я это я. Проходил мимо, забрел в деревню. Смотрю, девушку старик допрашивает подозрительный. Я попытался его отвлечь, он меня охмурил, и чуть от нее не увел. Но тут вы подоспели, а он кинулся на меня... Благо цветы со мной были, они ему морду как кислотой ошпарили. Потом вы меня втащили в дом и там уже у нас история вместе пошла... Вот.
   - Это я уже слышал. - Мстивой сделал еще глоток и подкинул в костер сухую еловую лапу, мгновенно обросшую рыжими язычками пламени. Вверх взметнулся фонтан искр.
   - Откуда ты, кстати, шел и куда?
   - Из болота - честно ответил Алекс - Вот как появился в болоте, так и шел к лесу.
   - А на болоте ты откуда взялся?
   - А вот этого не знаю. Просто взялся и все. Из воздуха.
   - Ну-ну. - усмехнулся кузнец. - Не больно ты на лесного духа похож.
   - А я и не дух. И не нечисть. - Алекс пожал плечами. - Просто путник. Так что насчет моих вопросов?
   - И не дух, и не нечисть - из воздуха материализовался, одет странно, кто такой Единый, не знает. - снова усмехнулся Мстивой. - А что там у тебя за вопросы были? У меня, уж извини, из головы вылетело. Не до того.
   - Гм... Ну тогда... По порядку. Откуда вы знаете такие слова как медик, стимулятор и передатчик. Почему имена наблюдателей больше похожи на позывные... точнее, клички. И хотелось бы более детально услышать про то, как ты определил, что инквизиция подсадная.
   Парень достал медальон из костра и снова осмотрел.
   - Откуда знаем, откуда знаем... - мужчина пожал обнаженными плечами, поежился - к ночи похолодало, без рубашки было неуютно. - Терминология Братства. Не я называл, не я придумывал, не мне названия менять. Насчет имен я тебе, кажется, объяснял, да и общаться так удобнее - зачастую наблюдатели под настоящими именами в розыске или еще где похуже, не будешь же своих выдавать, верно?
   Он задумчиво поболтал фляжку, словно определяя, сколько там осталось? и снова отхлебнул резко пахнущего зелья. Поморщился - видимо, на вкус оно тоже было не сахар.
   - А насчет инквизиции... Какая же инквизиция ошибется в имени своего бога? Всю жизнь был просто Единым отцом, а тут еще и Небесным стал, ни с того, ни с сего. Тем более что по религии он и не на небесах обретается вовсе, а царит во всей природе, даже в воздухе, практически не имея материального воплощения. - Мстивой замолчал, о чем-то раздумывая. - Ну и настоящий боевой отряд инквизиции мы бы не положили. Да и они на трюк со звездами не купились бы - магию за версту чуют. Этими вот амулетами на шее.
   Алекс осмотром медальона остался недоволен и убрав в карман тяжело вздохнул. Следующей на свет появились цилиндрики. Их парень сравнивал придирчивей.
   - А если их сделал кто-то? Сам видел, копии они неважные, но рабочие. И магией владеют, что паршиво... Значит, кто-то знает о нашем передвижении. Тот же Светлый. Почему-то мне кажется...
   Алекс замолчал, посмотрел на небо, на спящую Зимку, и, повернувшись к костру боком? внимательно осмотрел рану.
   - Пакостное заклинание - вздохнул он. - Никогда о таком не слышал.
   Убедившись, что жизни там ничего не угрожает, а к утру так и вообще заживет, парень добавил в костер толстый сук.
   - А какой вообще план действий? Добраться до Швардсвальда... а там? Сказать, что по такому-то направлению огромная армия нежити собирается?
   - Да. - Мстивой сцедил зевоту в кулак, поморгал несколько раз, словно стараясь справится со сном, мотнул головой. Темные пряди длинных волос, выбившиеся из хвоста, делали его облик растрепистым и неаккуратным. - Добраться до Швардсвальда, сказать Вьюжному, что Светлый вернулся, кинуть общий сбор, ждать дальнейших приказов. Я, уж извини, не из тех, кто в одиночку против такой силы прет. Что Вьюжный скажет, то и делать будем. А, ну и девку в Школу сдать надо, нечего ей в такой... ситуации делать.
   - Мгм... Но ситуация, явно плохая - Алекс растянулся на траве - Я бы сказал критическая. Этот Светлый очень силен, раз происходит такое... Ложись спать, я посторожу. Или расскажи о Братстве.
   - А что о нем рассказывать... - кузнец, подумав, тоже растянулся на земле, прямо у костра, где теплее, подложив под голову сумку, чтобы было удобней. - Оно просто есть, давно уже. Наблюдаем, смотрим, стережем, где надо - из дерьма вытаскиваем. Собачья работа, если подумать, но тут уж каждому свое.
   Он замолчал и уставился на темное небо.
   - Собачья - согласился Алекс - Но зато интересная. А с этой легендой, про статую, что в городе... Какие у нее версии?
   - Ну, по мнению инквизиции этот, что пришел, был нечистью и полчища тварей, которые напали на город, вызвал сам. - зевнул Мстивой. - Чтобы, как там... "поработить сердца и чистые души добрых горожан, склонив их на сторону зла богомерзким представлением со спасением". Но тут уже как посмотреть - нечисть, как ни крути, магией не владеет и с нежитью не контактирует, а на город нападала именно нежить. А по мнению Братства он так и вовсе один из Основателей.
   - Основателей?
   - Угу, тех, кто его создал.
   - А сами они еще живы?
   - Нет. Уничтожили, кажется. Да и времени много прошло, люди столько не живут, а нечистью они, кажется и не были. Да и нечисть не потянет... - он снова зевнул. - Как там твоя спина?
   - Нормально, буду жить - фыркнул Алекс - Значит, создали братство... Хитро... Хм, а их вещи уцелели?
   - Какие вещи? - не понял Мстивой.
   - Основателей. Может Братство из них музей сделать решило, откуда я знаю... У меня вообще мысли разбегаются и не знаю, за что хвататься. Хотя, кажется, догадываюсь.
   - Я об этом вообще первый раз слышу. - оборотень пожал плечами. - С чего ты взял, что у них вообще какие-то вещи были?
   - А они просто так пришли? В одной одежде? А вообще, сдается мне, что наблюдатели в той деревне и городе знали, что это за цилиндры. И что с ними сделать можно...
   - Может, и знали. - согласился Мстивой. - Только вот я не знаю, пусть Вьюжный разбирается. И про Основателей не знаю, что ты ко мне с ними вообще прицепился? Дались они тебе...
   - Ну... не то чтобы дались, но надо же что-то с подозрениями делать. - Алекс вздохнул и замолчал, обдумывая услышанное. Выводы получались самые фантастические. Но не такие уж и невероятные.
   Мстивой не ответил и вообще, кажется, уснул. По-крайней мере, молчал он довольно долго. Алекс уже совсем не ожидал от него какой-нибудь реакции, когда кузнец, не открывая глаз, поинтересовался, как ни в чем не бывало:
   - У тебя какой индекс мира?
   -  Ну и какого х... мммм... лешего ты раньше молчал? - после весьма долгой паузы поинтересовался Алекс. - Вот с этого и надо было начинать. Я без индекса. Я... из дальней разведки. А сюда вообще по случайке забросило. Просто из перехода выкинуло. Найду того шутника - уши пооткручиваю...
   - Вот тебе и лесной дух. - усмехнулся кузнец, не поворачиваясь к нему и по-прежнему глядя на небо. - Я, честно говоря, не понимаю, про что ты говоришь, но вот что ты не отсюда, уже уяснил совершенно точно. И тут вопрос не почему я молчал, а почему ты молчал. У Братства, понимаешь ли, сказочка такая ходит... точнее, примета - мол, если встретишь на своем пути странного человека в одежде, похожей на одежду Основателей, спросить его про "индекс мира". Вот я и спросил...
   - Мда-а-а... - Алекс закинул руки за голову. - Надо в Братство. Срочно. Подкинул ты мне задачку, Мстивоюшка... А про срок жизни - ваши Основатели всех переживут. Это я тебе со всей уверенностью заявлю. Если Братство сохранило их вещи... то будет просто превосходно...
   Алекс говорил спокойно, почти мурлыкая. Но вот мысли у него были тревожные.
   Ночь прошла спокойно. По-крайней мере, путников не пытались атаковать полчища нежити, нечисти или же неспокойного люда. Следов инквизиции (или лже-инквизиции?) тоже не было и видно. Слышно было только потрескивание медленного угасающего костра. На чистом небе горели яркие звезды, складывающиеся в незнакомые Алексу созвездия, над головой качались ветки деревьев, тихо всхрапывали и фыркали лошади...
   Мстивой проснулся к рассвету - скорее всего, просто от холода. Лежать на мокрой от выпавшей росы траве было неприятно, а в одних штанах - неприятно вдвойне.
   - Ты что, не ложился? - кузнец сел, поморщился, словно от боли и зябко повел плечами. - Ночью все спокойно было?
   - Спокойно - подтвердил Алекс и, сев, бросил в костер оставшиеся сучья - Ни единой живой, и что главное, неживой души. Ты как? Отошел хоть немного?
   - Не помру. - коротко отозвался Мстивой, поднимаясь и ощупывая раненое бедро, которое, впрочем, кажется уже не было раненым. Все-таки с регенерацией оборотням сильно везло. - Как твоя спина?
   - Уже нормально - Алекс проверил упомянутую часть тела. За ночь рана затянулась и теперь все было в порядке. - Только форму жалко. Но от нее все равно пора избавляться.
   Парень покосился на спящую Зимку.
   - Братству не говори, откуда я. Я сейчас... В подвешенном состоянии. Наших наблюдателей нет, мое появление они бы заметили. А что стало с теми, кто тут был - еще больший вопрос. Вот это... - Алекс показал Мстивою медальон, снятый с инквизитора - Наш знак. Обозначает звание. Но что оно делает у инквизиции и почему нечисть и инквизиция, судя по всему, с одними истоками воюют друг против друга...
   - Братству не скажу, но Вьюжному доложусь. - спокойно сообщил кузнец, забирая у Алекса медальон. - Про этот индекс он велел спрашивать, вот пусть сам за последствия и отвечает. А дальше вы уж с ним сами разбирайтесь.
   Оборотень некоторое время вертел медальон в пальцах, задумчиво оглаживая грани, усмехнулся с каким-то странным выражением в глазах и отдал обратно.
   - А клеймо у них, кстати, другое. - заметил он, никак не комментируя последний вопрос Алекса.
   - Прекра-а-асно! - Алекс вернул медальон себе. - Меня хотят мои же угробить. Еще немного, я покручу пальцем у виска и...
   Он хмыкнул.
   - Пока едем расскажешь о Вьюжном и вообще о том, что стоит знать? Хотя бы основах всего этого.. - он обвел рукой вокруг себя - мироустройства
   - Ты до этого момента прекрасно обходился без этого. - едко заметил Мстивой и отправился будить Зимку. Только сейчас, когда он развернулся, Алекс заметил на его обнаженной спине в виде большого ромба, который пересекали две неширокие полосы.
   Девушка проснулась быстро, что-то сонно спросила - Алекс не расслышал, что, Мстивой ответил - судя по всему, велел собираться и, отойдя к костру, вытащил из сумки кусок хлеба и принялся невозмутимо жевать, запивая остатками зелья из фляжки, дожидаясь остальных.
   - Завтракать будешь? - невозмутимо поинтересовался он у Алекса, кивая на сумку с едой. - Зима, поторопись!
   - Милый шрам. Кто оставил?
   - Угадай. - ощерился Мстивой.
   - Инквизиция?
   - Она самая. - оборотень дожевал хлеб и полез в сумку за еще одним куском. К костру подошла заспанная, взъерошенная Зимка, уселась рядом с учителем. Тот сунул ей в руки сумку с продуктами, велел завтракать и побыстрее. - А ты почему спросил?
   - А это тоже наш знак - вздохнул Алекс и глубоко задумался.
   - Замечательно. - Мстивой тряхнул головой и, поднявшись на ноги, отправился к лошадям.
   - Он что, инквизитор? - тут же насторожилась Зимка.
   - Нет. Он хуже. - на ходу откликнулся ее учитель и что-то тише добавил. - Живее давайте, в темпе, в темпе! Нам сегодня до столицы добраться надо кровь из носу!
   Зимка тут же вернулась к завтраку, спешно принявшись жевать оставшийся хлеб. Чуть не подавилась.
   - Напугал ребенка - неодобрительно проворчал Алекс. - И я не инквизитор. И не нечисть. Вот. У вас рубашки нет лишней?
   - Думаешь, если бы была, я бы ее не надел? - скептически откликнулся Мстивой. - Или ты решил, что я решил тебя прельстить видом своего прекрасного тела?
   - Хм... - Алекс критично оглядел Мстивоя - И правду прекрасное. Зимка, смотри какой у тебя учитель хороший и пригожий...
   Не выдержав, он фыркнул и махнул рукой.
   - Ладно, пойду округу проверю...
   - Смотри, чтоб нежить какая за округу не цапнула. - фыркнул Мстивой. Он с утра, похоже, был не в духе. - И не задерживайся, мы уже уходим. Зима, ты закончила?
   - Почти уже. - сипло откликнулась девушка и сдавленно закашлялась, - кажется, все-таки подавилась куском. Мстивой закатил глаза, подошел к ней и похлопал по спине.
   - Давай, собирайся. Алекс, поторопись.
   - Нет-нет. Если едем, то едем. Я всеми руками и ногами за спешку.
   - Ты-то чего волнуешься. - тихо буркнул оборотень, но, не дожидаясь ответа, забрал у Зимки сумку и ушел к лошадям, принялся влезать в седло. Девушка тоже подхватилась за ним.
  
   Компания покинула поляну спустя уже несколько минут и вновь устремилась к Швардсвальду. Солнце уже встало, денек обещал быть жарким и душным, в воздухе вились утренние полупрозрачные мошки. Невыспавшаяся Зимка через некоторое время задремала в седле, убаюканная мерным шагом лошади, Мстивой ехал молча и был мрачен, как грозовая туча.
   Алекс, в противовес Мстивою, мрачен не был. А вот задумчивость - пожалуйста. Происходящее напоминало какой-то жуткий клубок, из которого во все стороны торчат ножки, и эта пакость пытается сбежать. Вот, например: откуда у Светлого такая сила? Кто подсуропил? Куда делись местные наблюдатели? Кто надоумил инквизицию использовать такую символику.... И почему, если инквизиция метит своих... гм... врагов таким образом, про индекс мира спрашивает нечисть? Ссора между наблюдателями? Но ведь проходят тесты на совместимость. Светлый? Но тогда он точно проблема очень большого масштаба...
   Алекс задумчиво посмотрел на Мстивоя, и задумался еще горше.
   Швардсвальд
   Если город Серый был ожидаемо серым, то Швардсвальд оказался неожиданно красным, таким, что стены его Алекс заметил издалека, когда он только-только показался на горизонте - яркое красно-рыжее пятно на фоне серого пасмурного неба. Дорога до города вообще проходила более-менее спокойно и тихо, разве что несколько раз путники замечали на придорожных деревьях повешенных. Над раскачивающимися на веревках трупами, которые все, как один, были одеты в грубые серые робы, с карканьем кружило воронье, лошади, почуяв запах мертвечины, каждый раз шарахались и норовили объехать дерево по большой дуге. С каждым встречным трупом Мстивой все больше хмурился и мрачнел, но говорить так ничего и не говорил, только подгонял своего коня.
   Миновав широкий, прочный каменный мост через довольно глубокую реку ("Ржавая" - шепнула Зимка), троица наконец въехала в город. Стража на воротах, кстати, оказалась не в пример серьезнее, чем в Сером, так что путникам устроили настоящий допрос. К счастью, чуть оживший Мстивой в нескольких словах разобрался с чересчур бдительными стражами, ткнув им под нос свой фьльет.
   Улицы Швардсвальда были довольно широкими, мощеными черной плиткой, ярко выделяющейся на фоне красно-рыжих стен. Дома по большей части были невысокие, двух-трехэтажные, окна на первых этажах часто были забраны коваными решетками. На наружных подоконниках верхних этажей жители Швардсвальда все, как один, выращивали яркие цветы в длинных деревянных ящичках (как пояснила Алексу все та же Зимка, местный губернатор издал соответствующий указь"о внешнем облике столицы королевства"). Высокие крыши домов, как и в Сером, были крыты красной черепицей, на каждой так же вращался в направлении ветра замысловатый флюгер. Было чисто, уютно и оживленно - народу на улицах оказалось неожиданно много. Цокали копыта лошадей, перекликались людские голоса, кричали, зазывая покупателей, настырные торговцы, откуда-то издалека доносилась тихая, но задорная музыка.
   На въехавших в город оборотней никто не обращал внимания. Мстивой сразу направил коня вверх по широкой главной улице, выпрямился, принялся настороженно оглядываться по сторонам, высматривая возможный подвох. А вот Зимка заметно расслабилась - этот город был ей привычен и она знала его так же хорошо, как и свои пять пальцев, да и непохоже было, чтобы тут было что-то не так.
   Алекс всю дорогу до города больше молчал. Думал. В городе он ожил, любопытно вертел головой, и вообще радовался звукам.
   - О! - щелкнул он пальцами, когда уже начался подъем. - Мстивой, а что там было за скульптурное украшение? Ну, те, что кормушки для птичек... Это люди или не совсем люди? И за какие дела? Судя по твоему лицу, они тебе не очень понравились. Ты как-то посмурнел... Да и вообще, чего сейчас делать-ждать стоит? Тут на нас никакие навьи-инквизиторы-ложные-пакости не полезут? А тут точно безопасно? А если у нас хвост? А если меня продует?
   - А если я вырву тебе язык, ты хоть на время замолчишь? - в то ему поинтересовался Мстивой, не оборачиваясь. Зимка тихо хихикала в кулак. Впрочем, на некоторые вопросы он все-таки соизволил ответить:
   - Я не знаю, чьи это были кормушки и за какие провинности их там оставили. Но трое из них людьми не были точно. А насчет не нравится - если тебе нравятся трупы, могу только посочувствовать.
   Он помолчал и добавил:
   - Но на погост не пущу на всякий случай.
   - А правда, - Зимка наконец справилась с собой и подъехала поближе к Мстивою. - Мы куда сейчас?
   - В Школу.
   - Сразу? - огорчилась девушка. Не то чтобы ей так не хотелось возвращаться, особенно после всех событий, просто...
   - Ты - да. - Мстивой, оглянувшись, свернул на перекрестке, прикрикнул на какого-то парнишку, что промчался прямо перед его конем, едва не угодив под копыта. Мальчишка в ответ показал ему язык, добавил к этому неприличный жест (рукав сползшей рубашки открыл широкий медный браслет на запястье) и, проказливо ухмыльнувшись, скрылся во дворах.
   Улица была не в пример уже предыдущей, хотя народу здесь было так же много. В конце нее находилось странное, ярко-белое здание-купол, похожее на перевернутую супницу. Вокруг здания то и дело сновал народ, заходил в полукруглые широкие двери.
   - А вообще интересно. - Мстивой придержал коня, пропуская Зимку вперед и поравнявшись с Алексом. - Раньше я не замечал в этом городе привычки вывешивать покойников на деревьях. Для этого есть виселица на главной площади, да и там мертвецов снимают сразу, ну, максимум - через два-три дня...
   - Опасаются что встанут? И вообще, мне бы не хотелось оставлять тут Зиму. Не будет ли ей с нами безопаснее? - Алекс помолчал и потер подбородок. - Где этот Вьюжный обретается? Тоже в Школе? Если Светлый начал отсюда, то неизвестно, что тут творится...
   - Вьюжный не в Школе, Вьюжный рядом. - Отмахнулся Мстивой. - А Школа на данный момент - самое безопасное место, особенно для детей.
   - Я уже не ребенок! - возмутилась девушка. - Мне восемнадцать!
   - А мне сорок два. - невозмутимо парировал Мстивой.
   - Это твои личные проблемы. - тихо буркнула девушка и нахохлилась. - Я не хочу сидеть в школе, я хочу с вами!
   - Будешь сидеть там, где скажу. - непререкаемо отрезал кузнец.
   - Но я не...
   - Зима!
   - А что Зима? - вдруг взвилась девушка. - Я всегда Зима, не ходи туда, не делай то, подержи это, сядь и жди, пока я приду! Надоело! Я, в конце-концов, уже взрослая! И вообще...
   - А я за тебя отвечаю! - рыкнул Мстивой. Глаза его сверкнули звериной зеленью, и Алексу показалось, что он едва сдерживается, чтобы не сорваться на большее. Для донельзя вымотанного и задерганного за последние дни мужчины сдержаться - это вообще был подвиг. - И не хочу смотреть, как тебе свернут шею в очередной переделке!
   Но Зимка, с головой уже ушедшая в свою обиду, состояния учителя не видела. Или не хотела видеть.
   - Это была моя мать! - звонко и зло выкрикнула она, разворачивая коня. - Я имею право!
   Мстивой зарычал. Глухо, но отчетливо и грозно. Края его губ приподнялись в волчьем оскале, демонстрируя заострившиеся зубы. Впрочем, он нашел в себе силы взять себя в руки.
   - Именно потому, что это была твоя мать... - процедил он. - Впрочем, делай как знаешь, если уже взрослая и сама способна за себя отвечать!
   Он хлестнул поводьями коня и поехал вперед, с ровной, напряженной спиной, пройдя мимо растерянно замершей на Зимки, никак не ожидавшей такой развязки. Девушка посмотрела в спину удаляющемуся учителю (впрочем, ехал он по-прежнему шагом, к цели, давая возможность его нагнать), и, кажется, за эти пару секунд уже успела глубоко раскаяться в своем поведении.
   - Берест! - жалобно окликнула она, но оборотень даже не повернул головы. В глазах девушки заблестели слезы. Она опустила плечи, поникла и все же дернула поводья, разворачивая коня и направляясь следом за учителем.
   Окликнуть его она больше не пыталась.
   - В такое время еще и отношения выяснять - вздохнул Алекс. - Мстивой, подумай головой. На носу полный, с большой буквы, конец. Светлого я в глаза не видел, но, судя по размаху его поступков, он и сейчас без дела не сидит. Хотя... какой он светлый. Темный он. Так о чем я... Зима пусть и ребенок, но она все же может себя защитить... ну или хотя бы умереть не сразу.
   Алекс усмехнулся и подставил лицо солнечному лучику. То, что девушка назвала своего наставника другим именем, парня не удивило. Он уже давно подозревал, что у того не все с этим в порядке.
   - Вы неправильно мыслите. Думайте позитивней. Теплая погода, впереди приключения, новые встречи... Вот например, встреча с Вьюжным. Потом еще с кем-нибудь. Вот вы, например меня... Кстати! Мстивой! А почему это я хуже, чем инквизиция? Я надеюсь, это выводит меня из разряда нечисти?
   - Отстань. - огрызнулся кузнец через плечо и снова замолчал. Зимка, ехавшая рядом с Алексом, горестно вздохнула и украдкой, чтобы он не заметил, вытерла со щеки слезы. Кажется, ссора с учителем подкосила ее намного сильнее, чем она пыталась показать.
   Остаток пути прошел в молчании. Мстивой все так же ехал впереди, с такой же ровной, напряженной спиной, вел за собой плетущихся позади Алекса и поникшую Зимку. Компания миновала белое куполообразное здание, свернула еще на пару улиц, проехала по большой площади (в центре которой и возвышалась уже упомянутая Мстивоем виселица, по счастью, пустая). На дальнем краю площади виднелся трехэтажный дом из уже знакомого Алексу белого камня, который светился и переливался, словно хрустальный бокал под солнцем...
   Вскоре оборотни и Алекс выехали на окраину города и выехали из его стен через ворота. От этих ворот вела широкая, утоптанная, но не мощеная дорога, а впереди, за узкой полосой перелеска возвышались грозные башни внушительного черного замка.
  
   Что примечательно, на этой дороге никаких повешенных не было. Недалеко от стен города, за перелеском торчал кривой указатель с табличкой, на которой было четко выведено "К упырям - туда!". Ниже обнаружилась еще надпись, кривая и явно выведенная другой рукой: "Приносите побольше крови!", а еще чуть пониже - "И прикрасных дев!"
   Людей на этой дороге тоже не наблюдалось - видимо, они предпочитали другие тракты, побезопаснее и подальше от богомерзкой нечисти.
   Замок в ближайшем рассмотрении оказался еще более внушительным, чем смотрелся издалека. Высоченные крепкие стены, сложенные из черного, казалось, даже цельного камня (по крайней мере, стыков было не видно), массивные, окованные железными полосами ворота, четыре высоких башни с зубцами и еще одна, центральная - со шпилем, на котором развевался алый флаг с изображением кого-то черного и мохнатого.
   Стражи у ворот замка не было, да и вообще, вокруг было на редкость пустынно, только что мирно чирикали птицы и ветер шумел в верхушках деревьев. У самых ворот на стене обнаружилась аккуратная медная табличка с надписью "Швардсвальдская Академия Нечисти".
   - Приехали. - едва слышно вздохнула Зимка, а Мстивой, не чинясь, подъехал к воротам и с размаху пнул их.
   Вопреки ожиданиям, стук получился очень громким и очень похожим на выстрел. Правда, открывать никто не торопился.
   - Очень... вежливо. - хмыкнул Алекс, оглядывая крепость, флаги, стены. Пока ничего интересного не происходило. Ну ломится Мстивой, ну, закрыты ворота... мало ли...
   - Вообще надо было просто постучать. - все так же тихо вздохнула девушка, бросив на учителя умоляющий взгляд, который он проигнорировал.
   Ворота не открывались довольно долго. Но, по истечении десяти минут послышался дробный перестук копыт по земле, скрип - и среди огромных створок распахнулась небольшая (по сравнению с воротами) дверь.
   На пороге стоял черт - самый натуральный. Черный, волосатый, с козлиными копытами, длинным хвостом и витыми черными рогами. Одет он был в какие-то невразумительные драные штаны.
   - А, явились! - проскрипел он, распахивая вторую створку двери. - Иде это вас носило столько времени?
   - По делам. - коротко отозвался Мстивой, проезжая в дверь (ему пришлось слегка пригнуться, чтобы не удариться головой).
   - Знаю я ваши дела... - проскрипел черт, неодобрительно сверля взглядом стоящий за воротами Зимку и Алекса. - По девкам, небось, таскалси, да еще и свою вымотал?
   - Заткнись.
   - Здравствуй, Завий. - вздохнула Зимка и проехала вслед за учителем.
   - А э-э-это ищо кто? - черные въедливые глазки уставились на Алекса. - Шо за клоун такой?
   - Это со мной. - снова вмешался Мстивой и посмотрел на парня: - Ты долго собираешься там торчать?
   - Вроде не пил... - Алекс, склонив голову, рассматривал черта.
   - И тебя бы глаза б век не видывали! - не остался в долгу черт, сверля парня черными буркалами глаз. - Ну, ты заходить-то будешь, раз приперлись, или тебя там и оставить, тьфу, чтоб тя светлые пожрали?
   - Подавятся - усмехнулся парень - Я несъедобный. Изжога будет, да и несварение. Светлые с несварением уже не светлые, а бурые.
   Последнее произнесено было наставительно-лекторским тоном и уже по ту сторону ворот.
   Черт буркнул что-то невразумительное и явно нецензурное, захлопнул ворота и исчез, оставив после себя клуб черного вонючего дыма.
   Во дворе замка было просторно, светло и тихо. Земля под ногами оказалась вымощена тем же черным камнем, что и стены. А еще было пусто - не бегали люди, не сновала нечисть и упырей, упомянутых на указателе возле города, видно не было.
   Мстивой, дождавшись Алекса, спрыгнул с коня, взял его под уздцы и повел к длинному черному строению вдоль правой стены - кажется, конюшне. Зимка последовала его примеру - по-прежнему молча, но девушка все же нагнала учителя и пошла с ним рядом (впрочем, внимания он на нее не обратил).
   На полпути Мстивой все же передумал и сунул поводья своего коня в руки опешившей от такого поворота событий Зимке.
   - Отведешь лошадей. - мрачно буркнул он и повернулся к Алексу. - Пошли, у нас времени нет. Некогда тратить на мелочи.
   - А... - попробовала заикнуться Зимка.
   - И у куратора отметишься, что вернулась.
   - Хорошо. - покладисто согласилась девушка и неуловимо просветлела, словно сбросив с плеч тяжелый груз.
   - Ты была хорошей лошадкой. - Алекс погладил скотинку по шее. - Кушай, никого не слушай, расти большой...
   Парень фыркнул и спрыгнул на землю.
   - А нам далеко идти?
   - Нет. - Мстивой оглянулся на Зимку и, не дожидаясь Алекса, направился к замку. Посветлевшая девушка забрала лошадь Алекса, улыбнулась ему и повела всех трех коней к конюшне. Было видно, что в замке ей привычно и свободно.
   - Радуется, ребенок - прокомментировал Алекс поведение Зимы. - Кто такой Вьюжный?
   - Старший Братства. - пожал плечами кузнец. Он в замке тоже явно чувствовал себя как дома. - Я же рассказывал. Или нет? В любом случае, сейчас придем и познакомишься.
   За разговорами Алекс и Мстивой миновали мощеный двор и оказались перед высокой прочной дверью в замок. Тут кузнец стучать не стал - дверь оказалась открыта.
   За дверью оказался просторный круглый зал с массивными каменными колоннами и узкими стрельчатыми окнами, в которые едва-едва проникал дневной свет. Впрочем, тут он был не нужен - на стенах горели зеленоватым пламенем недымные и, кажется, магические факелы, вполне сносно освещая помещение. Из зала вело пять арок-дверей - вероятно, в каждую башню. Мстивой, закрыв за собой дверь, уверенно направился к той, что была прямо напротив входа.
   За дверью оказался длинный коридор без окон, но с рядами закрытых дверей по обоим сторонам, из которого вели еще две арки (как успел заметить Алекс, за ними были лестницы - вверх и вниз). Из-за одной из дверей доносилось пение - хор дивных женских голосов нежно выпевал какую-то мелодию без слов.
   - Нам сюда. - Мстивой свернул к первой арке и принялся спускаться вниз по узкой каменной лестнице. Освещения на лестнице, что характерно, не было, но для оборотня это не стало проблемой.
   - Ладно выводят, черти - вздохнул парень, пару секунд вслушиваясь в голоса и спускаясь вниз, за Мстивоем.
   Лестница вела все ниже и ниже и становилась все уже и круче. В конце-концов, она закончилась перед тупиком - просто каменной стеной. Однако шедший впереди кузнец пошарил по стене рукой, надавил на какой-то камень и кусок стены отъехал в сторону, открывая проход дальше, в другой, уже, кажется, подземный коридор.
   В нем, в отличии от лестниц, освещение имелось - по обоим сторонам его редко, но горели те же странные зеленоватые факелы. Мстивой оглянулся назад, махнул Алексу рукой и снова зашагал вперед, к еле виднеющейся в конце длинного коридора двери - судя по всему, железной и очень крепкой.
   - О! И окопались тоже неплохо - присвистнул он, - а если подкопом?
   - А ты знаешь, где копать? - усмехнулся Мстивой. В зеленоватом свете факелов выглядел он почти жутко - глубоко запавшие уставшие глаза, темные круги под ними, растрепанные волосы, бледная кожа и выступившая на лбу испарина делали его похожим на свежеподнятого мертвеца. - Насколько я знаю, мы уже даже не под Школой, тут искать и искать...
   - Разумею, копать надо вниз!
   Подойдя к двери, Мстивой на пару мгновений задумался, словно решая, открывать или не стоит, но все же коротко постучал (звук гулко отозвался в сводах подземелья). Через пару секунд послышались мягкие, едва слышные шаги и дверь отворилась.
   - Заходи. - буркнул кто-то, стоящий на пороге. Его было не разглядеть - на свет он не выходил, а в комнате было темно, хоть глаз выколи. - Сейчас свет зажгу.
   Мстивой привычно вздохнул и шагнул в темноту.
   - Что это ты в темноте сидишь? - поинтересовался Мстивой откуда-то изнутри.
   - Спал. - буркнул незнакомый голос - низкий, грубоватый, но все равно довольно приятный. - Кто ж знал, что ты посреди ночи вломишься.
   - Сейчас день. - поправил кузнец. - Точнее, вечер уже.
   - Я с поста. У меня сейчас ночь.
   Послышался какой-то стук, звяканье и через пару мгновений комната озарилась слабым голубоватым светом, который постепенно разгорался, становясь все ярче. Свет исходил от стеклянного фонаря, стоящего на массивном деревянном столе. Вообще, обстановка в комнате оказалась почти спартанской - уже упомянутый стол, занимающий большую часть пространства, заваленный какими-то свитками, горами бумагами, перьями, ножами и непонятными железками, пара простых стульев, узкая, но крепкая кровать вдоль другой стены - разворошенная, со смятым покрывалом и подушкой.
   Хозяином комнаты оказался высокий и крупный мужчина - на голову выше Алекса и в полтора раза шире в плечах. Смуглый, с крупными, резкими чертами сурового лица и на редкость внимательными черными глазами. Волосы у него были совсем короткие и совершенно белые - кажется, именно за эту особенность он и получил свое прозвище. Полголовы мужчины пересекал застарелый, уродливый шрам от некогда страшной раны, которая могла бы получиться, если бы его огрели по голове раскаленной кочергой. Одет он был в удобный темный костюм, не стесняющий движений, на широком поясе висел в ножнах охотничий нож.
   Мстивой, сложив руки на груди, сидел на краешке стола и щурился, привыкая к свету.
   - Ты вовремя вернулся, Берест. - заметил хозяин комнаты. Алекса он, казалось, не замечал. - Я уж думал, ты пропал. Инквизиция как с цепи сорвалась...
   - То есть?
   - Повязали троих наших буквально за два дня. И тут же повесили, без суда, обвинив в невесть чем. - мужчина махнул рукой. - Они вообще черт знает что несут, словно снова хотят разжечь войну.
   - Она и не прекращалась.
   - Был мирный договор.
   - Договор короля и нечисти. - подчеркнул кузнец. - А не нечисти и церкви. А благочестивые отцы-инквизиторы всегда были теми еще козлами.
   - Не всегда. - возразил хозяин комнаты. - Такого они не несли даже в самые жестокие годы. Это кто?
   Он кивнул на стоящего у порога Алекса.
   - А. Это Алекс. Алекс, знакомься, это Вьюжный. Старший Братства. Я тебе о нем рассказывал.
   Вьюжный повернулся, внимательно разглядывая Алекса цепким взглядом черных глаз и, помедлив, все-таки протянул ладонь.
   - Очень приятно - Алекс упрямо встретил взгляд Вьюжного и ответным движением протянул руку - Рад познакомиться.
   Пока на него внимания не обращали, парень старался не отсвечивать, исподволь присматриваясь то к обстановке, то к ее владельцу. Лицо ничего не напоминало, одежда тоже... впрочем, глядишь, и обойдется все.
   Вьюжный ответил крепким (очень крепким) рукопожатием, но задумчивого взгляда от Алекса не отвел, внимательно разглядывая теперь уже не его самого, а его весьма потрепанную за время путешествия форму.
   И молчал.
   - Да. - наконец нарушил затянувшееся молчание Мстивой, и этого "да", казалось, хватило им для понимания. Впрочем, больше он ничего не сказал.
   - Ты его где подобрал? - после паузы поинтересовался Вьюжный.
   - Сам пришел. Когда с данагами сцепились.
   - С кем?! - мужчина удивленно вскинул брови и посмотрел на кузнеца, словно сомневаясь в его душевном здоровье.
   - С данагами. - Мстивой устало потер глаза, поморщился. - А еще - с навьями, вымершими деревьями, жителями города, превратившимися в тени и с инквизицией, которая совсем не инквизиция...
   - Что ты не..
   - А, совсем забыл. Все это еще и со Светлым во главе. - Мстивой поднял взгляд и усмехнулся, встретившись с изумленными глазами командира. - Ну и этот обалдуй еще на голову свалился.
   Вьюжный молчал долго, ошарашенно обдумывая услышанное.
   - Так. - наконец сказал он. - Мстящий, иди спать.
   - Ты рехнулся? - почти ласково спросил кузнец. - Спать в такое время?!
   - Да. Именно в такое время и не меньше пяти часов. - Вьюжный вытянул руку, ткнув пальцем в стену, точнее - в направлении совсем неприметной в углу узкой дверцы. - Там свободно, Ласка ушла наверх.
   - Не пойду. - отказался Мстивой, непререкаемо складывая руки на груди.
   - Тогда уж извини, но я сейчас шарахну тебя по голове и отволоку сам. - аккуратно предупредил его Вьюжный таким тоном, что стало понятно, что он не шутит. - Берест, я серьезно. Ты сколько не спал и сколько стимуляторов выпил? Мне тут твой труп на руках не нужен, особенно в такое время. И вообще, с каких пор ты стал обсуждать приказы?
   - С тех самых, как ты их отдаешь. - огрызнулся в ответ Мстивой, но все же поднялся со стола. - Черт побери, вот уж не думал, что ты...
   - И как я раньше не догадался? - некстати восхитился Алекс, услышав про столь радикальный метод лечения хронического недосыпания.
   - Иди. - Вьюжный, чтобы не толпиться, уселся за стол. - А мы с твоим приятелем пока потолкуем. Он мне все и расскажет... что знает. Вы же вместе шли?
   - От Чернотравья - да. - кивнул кузнец. - Там, кстати, была навья, а после - и вовсе Светлый. Деревни больше нет, она словно вымерла несколько лет назад.
   - Иди. - с нажимом велел мужчина. - Отчет потом предоставишь.
   Мстивой пожал плечами (мол, ты старший - тебе и отвечать) и скрылся за дверцей, притворив ее за собой.
   - Садись. - дождавшись его ухода, Вьюжный кивнул Алексу на свободный стул. - Рассказывай.
   - Ээ.. А что рассказывать? Пошел по грибы да ягоды в болото, да немного заплутал. Вышел к лесу, думал свои места, а там оказалось совсем не свои. Лес, лес... речка. А потом деревня. А в деревне Берест, Зима и какой-то идиот в доспехах. Вот, кстати, достоверно подтвержу... дю... дя... в той деревне были вампиры. Данаги то бишь. Он так и говорил, один "Данагом меня кличут", хрыч старый... Когда Зимку пытался охмурить, чтобы она дверь открыла. Ну я его букетиком попытался отхлестать.. а он на меня кааааак прыгнет, а тут... Мстивой. Меня за шиворот, и в дом... А у данага щека расползается от цветочков... А в доме искали, нашли дневник наблюдателя. А потом сбегать стали, а рыцарь остался. Вот! Идиот! Вообщем, сбежали, через реку перебрались, а потом шли-шли... до лошадок дошли... а потом шли-шли-шли...пришли в город. А в городе нас никто не слышит... нет стоп... мы их не слышим. Только если они на солнце стоят. И тени такие четкие. Навьи, в общем. Купили там припасов и ноги в руки. А на выходе инквизиция, точнее так Мстивой сначала решил. А оказалось сплошная обман, провокация и морок. Я одному голову отрезал, там сосудов кровеносных нетути. Зато у меня медальончик с одного из них остался. Так... что еще... А! Потом мы просто сюда шли... шли.. шли... А потом пришли.
   Закончив тараторить, Алекс вдохнул, выдохнул и постарался восстановить сбитое дыхание.
   - Ага. - понятливо кивнул Вьюжный. За то время, пока Алекс тараторил, он успел стряхнуть со стола на кровать некоторое количество свитков, освободив место, достать откуда-то бутылку с каким-то темным напитком и разлить по двум захватанным высоким стаканом. Пах напиток травами, бузиной и чем-то сладким.
   - Пей. - мужчина придвинул один из стаканов Алексу, второй забрал себе, отхлебнул первым (не иначе показать, что ничего не подсыпал) и откинулся на спинку стула. - И давай еще раз, с самого начала, а то я ничего не понял. Только не с данагов и не с болота, а с того, откуда вообще пришел. И почему так одет.
   - А... - Алекс заметно посмурнел и пригубил содержимое стакана - В общем-то... Невнятная история... Кое-где набедокурил, сбежал. Об этом не очень хочу распространяться. А потом началось болото. И в болоте, на островке такое дерево было, рассохшееся, перекореженное. Я его хотел на костер пустить, начал ломать, а в корнях возьми и блесни что-то. Такой... - парень обрисовал в воздухе квадратик - ящичек. С тремя кругами и одним их связывающим. В нем одежда эта была. Немного пыльная, но, что очень важно, сухая.
   "Интересно, этот тоже меня сходу в нечисть запишет?" - отрешенно подумал он.
   - О! - заметно оживился Вьюжный. Поставив стакан на стол, он за уголок вытянул из-под груды хлама смятый лист бумаги, тряхнул им, расправляя.
   - Такой символ? - поинтересовался он, протягивая лист Алексу. На листке был крупно изображен тот самый символ с крышки шкатулки, которую нашел Алекс - три пересекающихся круга - синий, зеленый и желтый, с еще одним в месте пересечения. Чуть ниже, после неразборчивых строчек, написанных мелким почерком, шел еще один рисунок - значок, похожий на знак биологической опасности.
   - Нижний, ага. А верхний был в деревне с данагами, на шкатулке с дневником наблюдателя. - Алекс присмотрелся к тексту, силясь что-нибудь разобрать. Но почерк у писавшего был на редкость поганый и мелкий, так что разобрать ничего не удалось.
   - Ага. - Вьюжный отложил лист в сторону, долил в стакан еще настойки. - Уже хорошо. И что дальше? Ты с болота пошел в деревню, а в деревне встретил Мстящего, это я понял. Про хрыча и Данага, положим, тоже. А что за цветочки такие?
   - Ммм... Мелкие, полевые. Они ночью светились так... голубоватыми огоньками. - Алекс задумался - А на морду данага, когда я по ней кулаком ударил, словно хороший стакан кислоты плеснули. Кожа лохмотьями, мясо кусками. Но, думаю, от этого он симпатичней стал... Да и потом, когда удирали, это помогло. Только хрыч и Данаг - одно и то же. Он меня пытался заворожить, чтобы я ушел. Но я вредный. В общем, пока он меня пытался спровадить, пришли Мстивой и рыцарь, данаг на меня прыгнул, попробовал душить, тут я его и огрел. А потом меня Мстивой вытащил... О! там же в доме мы нашли забавную штуку, цилиндрик такой... С дырочками.
   - Покажи. - попросил Вьюжный. Он сидел, откинувшись на спинку стула и смотрел на Алекса тем же внимательным взглядом, что и прежде. И не менее внимательно слушал.
   - А что там с навьями?
   Алекс охлопал себя по карманам, нашел цилиндрик из деревни и продемонстрировал его Вьюжному.
   - Навьи... Тут... трудно. Мы приехали в город, а там звуков нет. По крайней мере, от людей. Нет, сначала, признаюсь, я думал, что они немые. На улице женщина, потом в трактире трактирщик. Впрочем, это я списал на совпадения. А потом пошли гулять... Услышали детский смех, сделали стойку, нашли детей... Поговорили с ними жестами... ни до чего, правда, не договорились, но зато друг друга обругали. Мстивой, к слову, пошел сразу к магам... Но это он пусть сам рассказывает. После детей мы вышли на площадь. Там музыкант свиристел, на флейте... И тут выяснилось очень любопытное обстоятельство: во-первых, у людей двоился контур, их тени были заметно чернее и четче, чем у нас, я специально проверял, ну и во-вторых, мы их слышали только когда они были на свету. Воспользовавшись полученным знанием, я спросил дорогу до магов, мы нашли там Мстивоя и, купив припасов, собрались уходить их города. А там нас встречает отряд инквизиции...
   В доказательство появился трофейный медальон.
   - Только это была даже не инквизиция. И вообще не люди. Если отрезаешь голову человеку, есть много, литров пять, крови. И бегает она по тонким трубочкам, что в теле проложены. А у них был чистый ровный срез. Тот, кто их делал, явно забыл о такой мелочи, или решил не заморачиваться, решив, что голову им резать не будут, и вообще они и так функционируют....
   Вьюжный кивнул, принимая информацию к сведению, а после глубоко задумался.
   - Интере-есно... - наконец, протянул он, задумчиво раскачивая на пальце медальон инквизитора. Цилиндрик он Алексу вернул почти сразу - видимо, ничего о нем не знал. - Там на вас инквизиция напала, здесь как с цепи сорвалась... А про Светлого ты что знаешь?
   - Скурвился этот Светлый - брякнул Алекс. - Тьфу... Вообщем-то, мало что знаю. Только что Мстивой рассказал. Ну и Зима. В общем-то, имею подозрение, что он ненароком сменил окраску. Или что запитывают его извне. Оченно силушка у него впечатляет. Это, а может, поймаем одного для вивисекции? Отрежем ему что-нибудь ненужное, и если есть сосуды, то извинимся...
   - И петлю на шею сами наденем. - закончил его фразу Вьюжный и покачал головой. - Нет, никого мы ловить не будем. Это они нас ловят, мы теперь в осаде, а у них пока все в порядке... Как там, наши старые жизни закончились, а новые... - он махнул рукой, прерываясь на полуслове. - Дай дневник посмотреть. Он же у тебя или у Береста?
   - А что наши новые? - полюбопытствовал Алекс, сделав хороший глоток настойки. - И дневник, кажется у Мстивоя или Зимы в сумке.
   - Жаль. - огорчился мужчина. - А наши новые принадлежат им, что не радует. Тебе еще налить? Ты дневник читал? И да, имени того наблюдателя в деревне не помнишь? И вообще, как называлась?
   - Ммм... - Алекс прикрыл глаза. - Там фигурировали Хвойный, и в конце... Тасья. Швардсвальдский тракт, то ли 37, то ли 39.. но не больше 38 точно. Но я бы поставил на 37.
   Парень помолчал.
   - А почему это принадлежат им? Чем это они такую радость заслужили?
   - Хвойный... жаль. Хороший парень был. - Вьюжный залпом допил свою порцию, покосился на полупустую уже бутылку, но снова доливать не стал. - Итого - четверо наблюдателей за последнюю неделю. Еще и от того, кто в Сером был, никаких вестей. Хреново.
   Он снова замолчал, раскачивая на пальце инквизиторский амулет в виде черного ромба с белым косым крестом.
   - А насчет жизней не переживай, - отмахнулся он. - Это поговорка такая, присловье, у нас таких много ходит.
   - В Сером его... эээ не стало. - решил сознаться Алекс - Но я подробностей не знаю. Его Мстивой успокаивал, он у магов окопался. Странная поговорка. Не особо... жизнеутверждающая.
   - Какая жизнь, такие поговорки. - пожал плечами Вьюжный. На сообщение о смерти еще одного наблюдателя он никак не отреагировал. - А тебя это почему так интересует? По мне так про смерти интереснее, если уж на то пошло.
   - Просто никогда не слышал - пожал плечами парень - Больше вопросов нет?
   - Есть. Ты из какого отдела?
   - Эээ. - Алекс с совершенно искренним недоумением уставился на Вьюжного. - Чего?
   - Того. - Вьюжный наконец отлепился от спинки стула и положил руки на стол. - Мы с тобой, конечно, хорошо сидим, да и парень ты хороший, только утаивать много любишь. Болото и ящик - это, конечно, хорошо... только не добирались Основатели в те края, откуда вы пришли. Так что никаких ящиков там быть не могло. А тот единственный, что был, я Хвойному отдал, ему тогда нужнее было. Не он же там такое одеянье закопал?
   Алекс задумался, склонил голову набок и внимательно посмотрел на Вьюжного.
   - Какие их вещи у вас остались? И куда они делись?
 &nbsnbsp;p; Вьюжный довольно усмехнулся.
   - Этого я не знаю. - он развел руками. - Это еще задолго до моего рождения было, да и отец мой в то время ребенком был, откуда ж мне знать? А вещи... те, что остались - ящик тот, который был у Хвойного, костюм, на твой похожий и нож. Магический, кажется - разные формы принимает, если рукоять повернуть. Только нож у Ласки сейчас.
   - Прелесть, просто прелесть. - Алекс взъерошил волосы. - А жили они где? Это они же основали все это, судя по тому, как их называют. К инквизиции тоже они руку приложили?
   - Нет, инквизиция еще раньше была. - покачал головой мужчина. - После них она просто изменила некоторые параметры, да и знак этот у них появился. Раньше просто круг был. А где жили - мне откуда знать? Братство - то да, они основали, еще в первую войну, когда Светлый только первый раз появился. Дед мой в ту войну погиб, с ними, говорят, сражался, отец в Братстве всю жизнь отходил, теперь вот я.
   Он задумчиво побарабанил пальцами по столу и посмотрела на дверцу, за которой скрылся Мстивой.
   - И Мстящий.
   - Мда-а... - Алекс тяжело вздохнул. - а я-то надеялся... Может инквизиторы знают? Или пригрели чего из снаряжения...
   - Если бы пригрели, Берест бы нашел. - покачал головой Вьюжный. - А так и не нашел, чего хотел, и не отомстил, и самого еле живого из тех подвалов вытащили. Да и опасно с ними связываться, особенно сейчас, когда они что-то свое, темное мутят. Светлый еще вернулся... это же катастрофа. Мы же не выстоим. Нас от силы человек двадцать было, теперь и вовсе меньше, а если учесть, что они еще кого поймать могут... а они могут. И ловят. А...
   Он отчаянно махнул рукой, снова потянулся к бутылке и все-таки разлил по стаканам оставшуюся жидкость.
   - Мда - Алекс посмотрел на потолок. - Как-то у вас... положение я бы сказал, без вариантов. И детей жалко... А что он искал?
   - Не знаю. - пожал плечами его Вьюжный. - Он говорил какое-то, но я не запомнил, а как мы его потом вытащили, так и он помнить перестал, мы его потом отпаивали-отпаивали, да без толку. Поговорку эту от него, между прочим, подхватил...
   - Хм-м... Хочешь сказать, он память потерял там?
   - Не всю. Кусками. Он даже имени своего тогда не помнил, пришлось напоминать. Да и жизнь его ему, помню, рассказывали чуть ли не всем Братством, кто что помнит - он почти со всеми работал тогда. А до конца у нас никто ничего и не знал, так что кто знает...
   Алекс задумался, посмотрел на двери, за которыми скрылся Мстивой, задумался еще сильнее.
   - Нож и форму могу посмотреть? Хоть пойму, кто тут и откуда. Может подсказки остались.
   - Нож у Ласки. - напомнил Вьюжный. - Вернется - покажет. Уж извини, хранить под стеклом не стали, больно полезная вещичка. А форма - в ящике под кроватью, если надо - сам лезь, смотри. Сам не полезу, пыльно там.
   Алекс не стал спорить и, заинтересовавшись, полез под кровать. Там обнаружилось два узких деревянных ящика.
   - В левом. - подсказал Вьюжный, не поднимаясь из-за стола, и парень вытащил нужный ящик наружу.
   Там действительно оказалась форма - стандартный комбинезон разведки, черного цвета и немного устаревшей модели. И весьма потрепанный и поношенный, в некоторых местах даже и прожженый. Нашивок и знаков отличия на нем не было, карманы оказались ожидаемо пусты.
   - Ностальгия - Алекс расправил форму, обшарил швы, карманы (по второму разу) и хмыкнул - Я в таком тоже начинал. Так... и это все, да? Куда пошла Ласка?
   Парень откровенно недоумевал. Куда могли деться... ну это ведь разведчик. Он должен быть живуч как... как... в общем, неимоверно живуч. А тут только костюм остался...
   Алекс вернулся на стул и задумался еще сильнее. События набрали ход и теперь неслись... куда? В глобальную пропасть, вот куда. Гигантские камень-ножницы-бумага в масштабах мира. Люди убивают нечисть, нечисть убивает нежить, нежить жрет людей. Все счастливы, все довольны. Однако инквизиция носит чужую символику, нечисть хранит вещи и предметы... Основателей, которые как бы вообще не из этого мира, а люди поклоняются парню в форме за то, что тот спас город! Вывод - почему о мире нет информации? Ведь должны были отправить. Первым делом...
   Парень вздохнул.
   - Вьюжный, у вас ничего от магии не практикуют? Амулеты, зелья, обряды? Мне надо к инквизиторам.
   - Успеешь еще к ним попасть, они без дела, чувствую, сидеть не будут. Сейчас такое начнется... - нахмурился Вьюжный. Он все так же сидел за столом, внимательно наблюдая за действиями Алекса, и думал о чем-то своем, не иначе, прикидывал, что ему делать дальше. - Практикуют. И зелья, и амулеты, но мало и дорого. И в любом случае, один ты никуда не пойдешь.
   Мужчина, подумав, снова откинулся на спинку стула и, потянувшись, небрежно закинул ноги на стол, а руки - за голову.
   - Мстящего я уже как-то раз один отпустил, так потом едва сам копыта не откинул, его назад добывая. - пояснил он и закрыл глаза. - И ребят четверых потерял. Из шести. И что вас туда так тянет?
   - Не знаю. Меня вообще тянет разобраться в том, что тут происходит - честно признался Алекс - то, что скоро тут начнется нашествие нежити, это, по-моему, вполне очевидно. Братство основали наши. Спасли город, Серый, тоже кто-то из наших. Там осталась статуя. Форма старая, неточная, но несомненно она. Да и история сходная. Но про них ничего нет... Хотя. Индекс мира был бы полезен? Вы не знаете случайно?
   Парень потер виски. Хронический недосып начал сказываться и на его железном организме.
   - Так вот, об инквизиции... Я хочу добраться до их архивов, книгохранилищ, запасников... чего угодно. Может, там осталось хоть что-то, что они по глупости своей пропустили. Или не нашли применения. Но сначала... Эту крепость строили при Основателях? Есть кто-то из живых, кто помнит или слышал о том, где они обитали? Действовали или еще что-нибудь.
   - Нет, крепость была раньше Основателей. Основатели явились во время первой войны, когда нечисть вырезали только так. - Вьюжный со вздохом открыл глаза и принялся копаться в бумагах на столе, разыскивая что-то. - Когда Светлый и церковь убедили людей, что от нечисти - все беды, от неурожая на полях до мора, разразившегося в стране. На самом-то деле там нежити развелось, как собак нерезаных, буквально за пару месяцев, причем такой, старой, уже уничтоженной, никто и не помнил, как сражаться, а валили все на нас. Крепость, правда, была заброшена, но ее отстроили. Сначала тут детей держали, тех, что остались, чтобы люди не добрались, потом и сами оборону... Светлый на людей тогда сильно повлиял - у них как мозг повернут оказался. Жили-жили до этого с нечистью в относительном мире, а после как будто внушение на них какое кинули - пошли резать... Вот под конец они и пришли. Сначала двое, как внутрь пробрались - неизвестно, никто и не заметил. Но и двоих хватило... Черт, да где же...
   Половина внушительной стопки бумаг была снова небрежно спихнута на кровать - видимо, там не было нужного.
   - Знал же, что пригодиться, а теперь и не найти... В общем, сначала двое их было. А после из Серого остатки наших донесли, что есть еще один - который город от каких-то тварей спас. Уж прости, не знаю, что там и как было, только по рассказам старших ориентируюсь. Так вот, Основатели помогли отбить нападение на крепость - тут уже бред какой-то, я не слишком склонен верить, что два человека могут оказать такой решительный перевес, наверняка маги какие-нибудь были... Тогда пришел третий. Они, как дед рассказывал, сначала сильно поругались, а после вместе и ушли. Ну, как там что дальше, не знаю, только Светлого они убили, вернулись обратно через некоторое время и основали Братство. А дальше уже не от них зависело...
   Алекс внимательно слушал рассказ Вьюжного, наблюдая за его поисками.
   - Может и маги. - согласился парень - Значит, они втроем Светлого убивали... Значит, он должен их помнить. В конце-концов, своих убийц ты запоминаешь. Гм... - он покосился на свою форму, на дверь, на потолок, вздохнул и снова уставился на Вьюжного. - Значит, крепость уже была. А где они обитали? Или шастали по всем помещениям? Просто... У вас же школа. Может среди детей есть особо шустрые и активные, которые, облазив все уголки, нашли непонятные предметы, или схоронку какую... и предпочли не ставить в известность... какова вероятность этого?
   - А что ты надеешься найти? - прямо спросил Вьюжный. - Мы уже пытались искать место обитания Основателей. Не нашли, бесполезно, а схоронок и тайных комнат в Школе больше чем достаточно.
   - То, что скажет, куда они делись. Архив, оружие... На крайний случай, их тела. Хотя бы по кусочку. Хватит и одной косточки...
   - Ну, тела ты их вряд ли найдешь. - пожал плечами Вьюжный, сгружая на кровать еще одну охапку уде просмотренных свитков. - А от оружия и я бы не отказался, оно нам очень бы пригодилось. Особенно если все такого же типа, как Ласкин нож.
   - Вряд ли осталось многое... отбить два города это... требовательно к ресурсам - Алекс полностью погрузился в свои мысли. - Пришли... Пару сотен лет назад. Примерно. Обосновались... ввязались в драку. Видимо совсем плохо было дело. А потом... Поругались? Но из-за чего? Из-за того, что раскрылись? Но это же глупо. И почему не сообщили? И Светлый воскрес. А ведь если они его убивали, то делали это качественно. После нас не возвращаются. Значит, Светлого вернули, дали власть над нежитью... Но зачем. Вот он - основной вопрос. Зачем кому-то... Тьма, я же даже координат....
   Алекс оборвал себя на полуслове, тяжело вздохнул и уткнулся в сложенные на столе руки.
   - Пять минут. - проворчал он - Не больше.
   - Шел бы ты спать. - посоветовал Вьюжный, поглядев на уткнувшегося в руки Алекса. - Голова свежее будет, да и может мы узнаем, что за это время. Я пока общий сбор кину из тех, кто в окрестностях остался, пусть к городу подтягиваются. Ты, я гляжу, совсем как Мстящий - тот вообще бешеный, в периоды, когда плохо, силой укладывать приходится. Там, где он, еще одна кровать.
   - А кому он мстит, кстати? - невнятно пробубнил парень, не поднимая головы.
   - Это ты у него спроси, я не выяснял. - мужчина пожал плечами. - Как назвался, так назвался. К инквизиторам, правда, больно уж ненавистью пышет, но тут... ты это. Идешь или мне тебя как щенка отнесть? У меня дети есть, ты не думай, я обращаться умею. Могу даж колыбельную спеть.
   - Дети - это хорошо - брякнул Алекс.
   Еще немного посидев, парень с заметным усилием встал.
   - Это за той дверью? - уточнил на всякий случай он.
   Ответа Алекс дожидаться не стал. За дверью оказалось темно - впрочем, это не мешало. А во-вторых, что более важно, там были кровати. На одной - Мстивой, на второй - воздух. Воздуху пришлось потесниться.
  
   Через некоторое время Алекса довольно невежливо потрясли за плечо.
   - Вставай. - велел знакомый голос. - Хватит дрыхнуть, дело еще не сделано.
   - Ну ма-а-амочка! - заныл Алекс, не открывая глаз - Сегодня выходной и в школу не надо... И потом, ее еще с прошлого раза не отстроили!
   Впрочем, уже спустя несколько секунд парень был на ногах. Резко встряхнув головой и прогнав остатки сна, он чихнул, выругался, и оглядел комнату на предмет перемен.
   За то время, пока Алекс спал, в комнате мало что изменилось. В ней было все так же темно, стояли все те же две узкие, грубо сколоченные кровати и длинный крепкий сундук у стены. На соседней кровати сидел взъерошенный Мстивой.
   - Сплюнь, олух. - буркнул он, перекидывая Алексу какой-то маленький предмет, даже не заботясь тем, видит его Алекс или нет. - Школа еще тебя переживет.
   - Если все пойдет так, как я боюсь, то я ее переживу - фыркнул Алекс, облизнувшись на сундук и поднося непонятное нечто к глазам. - До меня дошел слух, что ты совался к инквизиции за чем-то. Что искал, и как много памяти ты потерял?
   - Понятия не имею. - Мстивой, как ни в чем не бывало, пожал плечами и принялся собирать в хвост растрепавшиеся волосы, чтобы не лезли в глаза. - Я даже не помню, зачем я туда лез, а ты хочешь знать, что я и где потерял.
   Предмет, пойманный Алексом, оказался маленькой бутылочкой из прозрачного стекла, запечатанной деревянной пробкой. В бутылочке плескалась темно-синяя жидкость, вспыхивающая изредка красивыми, но мгновенно гаснущими искрами.
   - Стимулятор. - прокомментировал Мстивой. - Пусть у тебя будет, чувствую, пригодиться еще.
   - Мгм... - Алекс взболтнул содержимое бутылочки и убрал в отдельный карман. - Пригодится так пригодится.
   Пару мгновений порассматривав Мстивоя, он задумчиво дернул себя за ухо и вздохнул.
   - Куда сейчас? Кажется, Вьюжный что-то про сбор говорил...
   - На сбор время нужно. - заметил Мстивой, поднимаясь с кровати и аккуратно расправляя за собой смятое покрывало - чисто машинально, явно по давней и уже не замечаемой привычке. - Пока наши из окрестных городов сбегутся - это минимум до ночи, ну, учитывая время - до утра. А сейчас - не знаю, надо у Вьюжного и спросить, что делать нужно. Можешь по Школе побродить, если не боишься.
   Алекс, все также изучающе смотрел на Мстивоя.
   - А тут есть чего бояться? - уточнил парень. - Вот, кстати... Если бы ты был основателем, и жил в этом месте, где бы ты окопался?
   - Либо в Школе, либо в монастыре. - пожал плечами кузнец. - Два наиболее защищенных здания и вообще, ходят слухи что подземные ходы и там, и там сообщаются. Только ни туда, ни туда посторонним уже не пролезть - в одном нечисть, в другом инквизиторы. Ну или в городе где-нибудь, тоже место хорошее, вряд ли кто-либо искать бы стал среди такой толпы. Ты почему спросил?
   - Я очень хочу найти хоть что-то, что осталось от местных наблюдателей. И причину, по которой они рассорились, а потом создали один Братство, а второй инквизицию отрихтовал. Ну не ссоримся мы настолько, чтобы раскалываться. Это... как рука будет пытаться другую руку оторвать...
   Парень вздохнул.
   - Хотя всякое бывает... но на этот случай есть начальство... голова кругом, мне определенно не хватает понимания происходящего. Кому и зачем могло понадобиться возвращать... хотя...
   Не договорив, Алекс выглянул за дверь, где по последним осмысленным воспоминаниям обитал Вьюжный. Вдруг он все же нашел индекс мира? Или на худой конец, еды...
   Вьюжного за дверью, как ни странно, не оказалась. Зато за его столом обнаружилась незнакомая Алексу девушка - миниатюрная, золотоволосая, одетая в темный костюм и просто очаровательная. Она сидела, откинувшись на спинку стула и закинув ноги на стол (точно так же, как до нее сидел Вьюжный) и задумчиво изучала потрепанную тетрадь в черной кожаной обложке.
   Она рефлекторно дернулась на звук открывшейся двери, вскинула голову и на Алекса уставились удивленные ярко-зеленые глаза с вертикальным зрачком.
   Впрочем, длилось это всего пару секунд - в следующее мгновение над ухом парня свистнул брошенный прекрасной незнакомкой нож. Промахнулась она буквально на несколько миллиметров.
   - ААААААААААААА!!!
   - Ласка, какого черта ты орешь?! - рявкнул Мстивой, заслышавший истошный женский визг. Девушка тут же умолкла, как будто ей выключили звук и принялась настороженно разглядывать Алекса, на всякий случай держа наготове еще один нож.
   - А это кто? - наконец спросила она - видимо, у Мстивоя, но кузнец ответить не соизволил - то ли не расслышал, то ли сделал вид, что не расслышал, давая Алексу возможность разобраться самому.
   Алекс тяжело вздохнул, погрозил девушке кулаком и вытащил из двери нож.
   - Хм. А говорил... Ласка! Где нож предков? Тьфу... основателей? Вьюжный говорил он у тебя обретается. И правда... Мстивой, ты ничего со мной не делал, пока я спал? Ну там... может, подрисовал чего... Обычно при моем появлении не кричат и не хотят проделать отверстий, матерью-природой, ну никак незапланированных...
   - Да делать мне больше нечего. - кузнец отодвинула застрявшего в проходе Алекса плечом и, протиснувшись мимо него в комнату, кивнул девушке, как старой знакомой. Та в его присутствии заметно успокоилась и опустила нож.
   - Ласка, это Алекс, он свой. Алекс, это Ласка. И ты мог быть и повежливей. - заметил он, усаживаясь на один из стульев и явно приготовившись наблюдать за сценой знакомства.
   - Очень приятно. - растерянно сказала девушка, не знающая, как реагировать и вести себя в такой ситуации. - Какой нож?
   - От Основателей... Эээ... Он разве не у тебя? - Алекс потер почти пострадавшее ухо, повертел в пальцах честно взятый трофей и уже возмутился. - Что значит повежливей! Я и так вежливый! Не ругаюсь, не плююсь... Ну разве что поздороваться забыл, но это я просто не успел спросонок! Так это поправимо... привет, я действительно Алекс.
   Парень призадумался на мгновение.
   - А ты нарочно промазала или в последний момент рука дернулась?
   - Я решила, что убивать, не разобравшись, будет неразумно. - смущенно улыбнулась девушка и повернулась к Мстивою. - Я даже спрашивать не буду, когда ты вернулся и почему не зашел ко мне.
   - Правильно. - мирно согласился тот. - Потому что, вернувшись пару часов назад, я прямиком отправился к Вьюжному, а ты уже ушла на пост. Кто ж виноват, что мы не пересеклись?
   - Ладно, ты прощен. - вздохнула Ласка. - Но я все равно требую объяснений.
   Она отцепила с пояса неприметный кинжал и рукоятью вперед протянула его Алексу.
   - У Вьюжного спросишь. Где он, кстати?
   - Вышел. Сказал, скоро вернется.
   - А ты сама давно вернулась?
   - Минут двадцать назад. - Ласка снова уселась на стул.
   - И как у нас дела? - прищурился Мстивой.
   - Плохо. Сейчас вернется Ласт и я расскажу все еще раз. Не хочется бессмысленно твердить одно и то же.
   Алекс внимательно рассматривал принятое оружие. Нож для его возраста оказался в прекрасном состоянии. Рукоять заметно потерлась, но то было, пожалуй, единственное повреждение. Синеватое лезвие, на первый взгляд не такое уж и острое, желтоватая гарда с витиеватой гравировкой и черное кольцо с заметным углублением под ней. Ошибки не было. То самое оружие. Выдвигать полностью его парень не стал, просто проверил ход регулятора.
   - Хорошая работа - наконец вздохнул он. - Надежная. Мстивой, я в печали. Я идиот.
   - Я тебе сразу это говорил. - не замедлил среагировать кузнец. - Но все-таки, что заставило тебя наконец осознать эту очевидную вещь?
   - Ммм... Спишем на внезапное прозрение, от прикосновения к прекрасно сработанной вещи? - предложил парень. - И подождем, когда придет Вьюжный... И остальные... И вообще... Вот в этом месте - парень обвел рукой все вокруг, подразумевая здание школы и ее окрестности - Творится определенная чертовщина. И когда я найду тех, по чьей вине я тут оказался без информации, снаряжения и даже элементарной зубной щетки, моя месть будет ужасна...
   Угрозы были смазаны великолепным зевком.
   - Но сначала я высплюсь... - проворчал он, прислоняясь к стене.
   - Я же тебе стимулятор дал. - напомнил Мстивой. - Спать сейчас некогда, он, конечно, не из самых сильных, но на сутки хватить должно. Выпей и ходи спокойно.
   - Вечно ты со своей дрянью! - недовольно вставила Ласка, прислушивающаяся к разговору. - Нет чтобы дать ему спокойно выспаться...
   - Некогда спать.
   - Это ты бешеный, способен неделями не ложиться, а нормальные люди должны спать!
   - Я, между прочим, на благо общего дела. - отбрил кузнец.
   Ласка не нашлась, что возразить на это и только растерянно обернулась к Алексу.
   - Могу я получить свой нож обратно? - поинтересовалась она, протягивая руку. Мстивой в это же время стянул со стола черную тетрадь, которую она рассматривала и принялась небрежно ее пролистывать.
   - Спасибо, мне стимуляторы не нужны. Я сам как электровеник - фыркнул Алекс, с неохотой возвращая Ласке нож. - Твой так твой...
   Мстивой в очередной раз подвергся тщательному осмотру.
   - слушай.... - задумчиво протянул Алекс - Мстивой, а давай мы тебе отчекрыжим что-нибудь ненужное? А? Ну... так... для проверки? А то есть у меня одно подозрение насчет тебя. Вот прям так и зудит...
   - А давай мы тебе язык отрежем, раз так уж зудит? - не поднимая головы от тетради осведомился Мстивой. Он, видимо, привыкнув к поведению Алекса, на его слова отреагировал спокойно, зато насторожилась Ласка.
   - Какое подозрение? - настороженно спросила она, переводя взгляд зеленых глаз с одного мужчины на другого.
   - Ммм... Это тебе даст ну максимум неделю покоя и очень вредного меня... Хотя нет. Я же тебя жестами ругать буду! - фыркнул парень - И вообще, дался тебе мой язык! У тебя вот не хуже. Тоже за словом в карман не лезешь. А подозрение... ну... просто подозрение. Такое... подозрительное подозрение, которое Мстивой не хочет давать проверять! Вот!
   - Да, он всегда такой. - Мстивой ответил раньше, чем Ласка, уже открывшая рот, успела что-либо сказать. Девушка вздохнула и о чем-то задумалась.
   - Ласка, где ты это взяла? - через некоторое время поинтересовался кузнец, отрываясь-таки от тетради.
   - А? - девушка повела в его сторону ухом. - А, это... стащила из сумки инквизитора на площади. Там толпа была, удобно. А что?
   - Да так... просто интересно. - пожал плечами Мстивой. - Я где-то такое уже видел.
   - Какое?
   - Такое. - оборотень нашел нужную страницу и, открыв ее, положил тетрадь на стол. На развороте была изображена карта - набросанная тонким черным карандашом и расчерченная на множество квадратов. На полях карты, а иногда и поверх рисунка, шли мелкие и неразборчивые записи - короткие слова, какие-то цифры, буквенно-цифровые обозначения... - Швардсвальд и окрестности. Я видел в большем масштабе.
   Алекс любопытно сунулся под руку Мстивоя.
   - Карта... Ну, я думаю, ты определенно раньше видел карты. А ведь есть еще большие такие. На всю стены, например. Или комнату! - впрочем, карту он постарался запомнить. Знание местности штука архиважная. - Хм... Это дневник инквизитора? Дадите почитать?
   - Это не дневник инквизитора. - покачал головой Мстивой и перелистнул пару страниц - на них уже не было карты, зато были карандашные рисунки, наброски какого-то непонятного устройства, отдельных его составляющих частей, его вид с разных сторон - но все мелкое, с теми же неразборчивыми подписями, поправками, стертыми обозначениями, зачеркнутыми словами. - У них такого не бывает.
   - Что это? - любопытно сунулась Ласка. - Что-то магическое? Они же не шибко жалуют магию.
   - Мне больше интересно, откуда это у них. - Мстивой задумчиво потер переносицу, разглядывая рисунок.
   - А я тебе говорил - Алекс всмотрелся в чертеж. На чертеже был изображен ящик, или скорее куб, на вершине которого собирался металлический бутон из треугольных лепестков. В центре было круглое гнездо. Тут же приводился вид в разрезе, и вот этот разрез и привлек особое внимание парня. - Не понял... Вот совсем не понял. У инквизитора?!
   Он быстро пролистал страницы. На последующих листах бумаги были чертежи, или скорее рисунки, вставок, или переборок, как окрестил для себя их парень.
   - Да ну... - он сглотнул - не... Вот ведь... Твою...
   Алекс перелистал тетрадь с самого начала, ничего интересного больше не нашел (часть страниц кто-то заботливо выдрал, а кто-то не менее заботливо залил чернилами) и, вернув ее на стол, на том самом месте, где и взял, вздохнул, почесал затылок и плюхнулся на свободный стул.
   - А у вас есть что-нибудь покушать?
   - Погоди жрать. - отмахнулся Мстивой, отбирая тетрадь у Алекса и тоже ее рассматривая. - Что это вообще?
   Ласка, судя по ее лицу, ничего не понимала, но в разговор предпочла не вмешиваться, только растерянно наблюдая за мужчинами.
   - Инквизитора сюда этого.. Для вивисекции... тьфу... разговора. Ласка, на какой площади?- Алекс глубоко вдохнул, задержал дыхание и взъерошил волосы.
   - Фух - с шумом выдохнул он. - Так. У вашей инквизиции изумительная штучка. Этой тетради на вид лет не меньше, чем ножику или форме, что у Вьюжного под кроватью. Вот и думай. А это... Фиг его знает. Я в магии не разбираюсь. Но по косвенным признакам скажу, что именно использование этой приблуды меня сюда и вдернуло.
   - А откуда ты знаешь, что это? - все-таки не выдержала Ласка.
   - Он оттуда же, откуда Основатели. - ответил за Алекса Мстивой. Ласка удивленно округлила глаза и только сейчас, казалось бы, заметила одежду Алекса и тихо ойкнула.
   - Ну, - продолжил кузнец. - Положим, мы знаем даже, как ты сюда попал. А вот как эта штука попала к инквизиции... Ласка, и правда - на какой площади?
   - На центральной. - ответила все еще удивленная девушка. - Они опять кого-то поймали, то ли казнь, то ли еще что-то, там такая толпа была, вот я и...
   - От ваших основателей и попала. Думаю, это или остатки путевого дневника или попытка знанием поделиться. В общем-то... дело давно минувших дней, но того, кто это сделал было бы неплохо найти и хвост накрутить... - проворчал Алекс.
   - Так. Ладно. - Мстивой захлопнул тетрадь и поднялся с места. - Пошли, вивисектор.
   - Вы куда? - насторожилась девушка.
   - До столовой прогуляемся. А то будет потом жаловаться, что мало того, что спать не даем, так еще и голодом морим.
   - Мм... Да-а.... Жаловаться... Я так и вижу "Мстивой, а тут не кормят, Мстивой, а тут спать не дают, Мстивой, а у вас солнце слишком яркое". А серьезно... Сам ты как думаешь, после тех лже-инкивизиторов, я за ночь очапался, а для этого я откуда-то энергию брал. А если еще бой? А я уставший, или что хуже, голодный?
   - Ничего-ничего, в голодном состоянии драться лучше - ярость больше, силы придает. - усмехнулся Мстивой. - Ласка, Вьюжный вернется - скажешь ему, где мы. Он сбор кинул?
   - Кинул... - кивнула девушка. - Еще пару часов назад.
   - Тогда тем более у нас пока время есть. - кузнец пожал плечами и направился к выходу из комнаты.
   Пройдя тем же длинным подземным коридором и поднявшись по лестнице, Алекс и Мстивой вышли в знакомый уже коридор-галерею с рядами дверей по обоим сторонам. Сейчас двери, правда, были не заперты, да и народу в Школе явно прибавилось - по коридорам туда-сюда носились ученики: мальчишки и девчонки лет десяти-двенадцати на вид, в углу у створчатого окна собралась стайка восхитительно красивых золотоволосых девушек лет пятнадцати, щебетавших о чем-то своем. Мимо Алекса с диким воем пронеслась облезлая серая собака в кожаном ошейнике, к хвосту которой за веревку было привязано несколько жестяных кружек, издающих жуткий грохот. Грохочущая собака завернула за угол, оттуда немедленно послышался дружный визг, из другого конца коридора - не менее дружный хохот.
   Столовая представляла собой большой светлый зал, уставленный деревянными столами и стульями. Еду выдавал хмурый бурый черт в белом фартуке, за деревянной стойкой у входа в зал. В этот час столовая была набита учениками, которые, спешили пообедать и убежать по своим делами.
   - Садись. - Мстивой кивнул на свободный стол в углу зала, а сам отправился к стойке. Переговорив о чем-то с чертом, он забрал выданные тарелки с едой и вернулся к Алексу, поставил обед перед ним. Тарелки были щедро (видимо, у кузнеца и черта была особая договоренность) наполнены жареной картошкой, кусок жареного мяса, прилагавшейся к этому, тоже выглядел достаточно аппетитно.
   - Не таверна, конечно, но от голода не сдохнешь.
   - Зато сколько проблем разом бы решилось, если бы сдох! - фыркнул Алекс - И меня кормить не надо... да и вообще, по мелочи... Хотя школу было бы жалко. Детишки тут жизнерадостные. Это умиляет.
   Парень помолчал, глядя перед собой.
   - Не пойму, почему наши выдали свои наработки в мир, если это запрещено было еще... - он помолчал, - очень давно. Разве что у них тоже не все хорошо было, или они хотят таким всплеском активности внимание привлечь. Может, они все же не смогли до конца Светлого убить? Или он их с собой тянул, а потом продался кому-то...
   На некоторое время Алекс увлекся едой, а потом снова загрустил.
   - Я просто не могу собрать все в кучку. Не на что опереться... Факты. В ваш мир приходили наши. Жили здесь. Вмешались во время первого появления Светлого, при этом умудрившись поругаться. Остановили нежить, основали Братство, изменили инквизицию... оставили предметы и... исчезли. Куда они могли исчезнуть? Потеряли память? Откуда ты знаешь фразу "ваши старые жизни кончились"?
   - Не знаю. - Мстивой пожал плечами. - У меня иногда всплывают в голове либо фразы, либо обрывки фраз, а откуда они взялись - черт их разберет. Может, я их на месте и придумываю. Что эта, что про индекс мира. Что это вообще такое?
   Он помолчал, вяло потыкал вилкой еду в тарелке.
   - Ты вот почему считаешь, что они меняли инквизицию? - поинтересовался он. - Они ничего не меняли. Инквизиторы изменились сами. А вот после чего - это уже вопрос.
   - Потому что так или иначе оказали свое влияние. - пояснил Алекс. - А вот ты у меня вызываешь определенные... подозрения.
   - Одно дело - оказать влияние, а другое - изменять намеренно. Повлиять можно и косвенно. И какие подозрения я у тебя вызываю? Я не инквизитор и не нежить, если ты об этом.
   - Ну, скорее, что ты один из нас - хмыкнул парень - просто с запущенной амнезией. Тебя по голове в застенках не били?
   - Меня много по чему били. - Мстивой замолчал и вернулся к еде, словно и не расслышал Алекса. Однако по нему было видно, что он глубоко задумался.
   - С чего ты взял? - наконец, спросил он.
   - Эту фразу... она очень... специфична. Вроде официальной шутки. Да и метод работы твой... Ну и по мелочи. - парень помолчал. - А что еще у тебя вспышками этими бывает? Не поделишься?
   - Так, сны бывают странные. - "поделился" Мстивой. - Иногда на вещь смотришь - и понимаешь, что где-то ее видел. Или знаешь, как она должна работать. Нож этот, который у Ласки, я разгадал. Взял в руки, повернул - словно знал откуда-то. Ну и так. - он усмехнулся. - По мелочи.
   - Слушай, а давай мы тебя убьем? - "осенило" Алекса - Если ты наш, то потом вернешься, и всех спасешь. Ты ведь явно при всем этом старше меня выходишь. У тебя и выслуги больше и вообще...
   - А давай мы лучше тебя убьем? - ощерился Мстивой. - А ты всех спасешь. Если уж эти "ваши" настолько круты, не могли, что ли, придумать адекватного лечения на такой случай? Между прочим, в такой период разбрасываться боевыми единицами, чтобы проверить какую-то малоподтвержденную фактами теорию - крайне неразумно.
   - Может и могли, но я честный боевик. - огрызнулся в ответ Алекс - У меня магия только на самый срочный случай, и та примитивна, как топор! Могу посоветовать клин выбить клином. Давай я тебе сейчас по голове двину? Вдруг у тебя там все на место встанет? У местных медиков ты все испробовал, да? - последнее было сказано с определенной надеждой.
   - Я испробовал, что мог у наших медиков. - подчеркнул Мстивой. - К людям я не совался. И к магам тоже. На тот момент было некогда и не с руки, убили бы сразу, да и не особо это было важно - ну, не помню несколько лет жизни, проблем-то особых нет. Тогда выжить было как-то важнее. А вот теперь думаю, что стоило бы и сунуться...
   Оборотень задумчиво побарабанил пальцами по столу.
   - Я только что могу сказать... на момент, когда я к инквизиторам попал, у них уже был этот знак. - он помолчал и мрачно добавил: - Потому я туда и полез.
   - Вот видишь! Нам надо было к инквизиции! - воздел палец Алекс - Ты туда совался, теперь моя очередь... Хотя... - он задумался - если тебя поймали... Мда.
   Убедившись, что еды больше не осталось, парень вздохнул.
   - Может все же и сунусь к ним, после того как все тут найду. Интересное... Мстивой... Кто дольше всех тебя тут знает?
   - Понятия не имею. - пожал плечами воин. - Все, кто в школе - соответственно и те, кто в Братстве, знают меня с того времени, как я пришел. Не раньше. О себе рассказывал им я, и то, по их словам, не слишком распространялся.
   - И когда ты пришел?
   - Не помню. Лет десять-пятнадцать назад. Может, больше.
   - Заодно на сборе и уточним - подытожил Алекс. - А пока... может и правда кто из детишек нашел схоронку? Но не понял, что к чему и решил оставить все как есть?
   Парень помолчал.
   - Не пойму я, зачем кто-то собрал ту фиговину, что в тетради, которая у Ласки. И кто ее догадался использовать. Там ведь надо... Ну... приличное количество крови. Чтобы на каждую табличку попало... Хотя, если это инквизиция... Поймали человека, подвесили, залили... Тыкаюсь, как кутенок. Школа еще... За неделю не обшарить...
   Алекс тяжело вздохнул и сокрушенно покачал головой.
   - Может, призовем Светлого, начистим ему морду и прибьем к воротам инквизиции в назидание?
   - А ты знаешь ритуал его вызова? - Мстивой скептически приподнял брови. - И потом, ты же не знаешь, кто он - еще человек, уже не человек, может, он демонхост какой.
   Он осекся на полуслове, озадаченно замолчал, видимо, обдумывая, что только что сказал и не понимая этого.
   - Так. Ладно, оставим... - оборотень озадаченно потер переносицу. - А насчет той штуковины - я не думаю, что она у инквизиции. Думаю, они ее как раз ищут. Раз у них идет такая охота за членами Братства, эту тетрадь они могли изъять у кого-нибудь из них. Это же вещь кого-то из Основателей, да?
   - Скорее всего. - пожал плечами Алекс, задумчиво посмотрев на соседний табурет - Пойдем остальных ждать да думу думать? В конце-концов... Здесь же дети. Взрослые ладно, их не так жалко. Они свое пожили. А у детей все впереди... Надежды, свершения, первая любовь, первый труп... романтика!
   - Сиди на месте. - осадил его Мстивой. - Во-первых, я еще не доел, во-вторых, если я хорошо знаю Вьюжного, он придет сюда. Ласка наверняка сказала ему, куда мы ушли. Так есть ли смысл снова тащиться в подвалы? Сиди, знакомься с обстановкой.
   Кузнец явно недоговаривал что-то и на этот раз. Но распространяться об этом не стал, снова вернувшись к еде.
   Учеников в столовой меньше не становилось. Судя по тому, что за окнами уже начинало смеркаться, то Алекс и Мстивой провели в подземелье несколько часов, и теперь проголодавшиеся учащиеся Школы стремились поскорее поужинать и разбежаться по своим делам. Шум в зале стоял просто невероятный, впрочем, и к нему через некоторое время можно было привыкнуть, и даже выделять отдельные фразы из мимолетных разговоров снующих туда-сюда адептов:
   - ... с последней пары, только за угол повернул - а он там, "О", говорит, "Малеш, вы не ко мне ли на занятие?", пришлось делать умную морду и идти за ним...
   -... С ума сошла? Красное с твоим цветом волос?
   - Нет, просто нельзя за пределы школы - директор запретил.
   - Интересно, с чего бы это?
   - Говорят, война новая будет...
   - Да ладно, король же мир подписал!...
   - Такая милая шкатулочка, металлическая, серебристенькая, только вот места не очень много - просто углубление, но, думаю, для колечек...
   - Правда? Покажешь после?
   - ... Смотри, смотри как она на тебя смотрит!
   - Да ну тебя! я ей просто пять золотых должен, мы поспорили, что...
   - Вот! - хмыкнул Алекс, обращаясь к Мстивою - слышал? Шкатулочка какая-то... чем черт не шутит?
   - И что? - оборотень недоуменно приподнял брови. - Чем тебе шкатулка не угодила? Это же девушки, у них столько разных причиндалов, что тебе и во сне не снилось. Не удивлюсь, если она у нее еще и не одна.
   - А если они ее нашли в школе? - предположил Алекс - Обещаю их не пугать! Сильно по крайней мере...
   Парень встал из-за стола, и направился на голоса. Это определенно исходило с той стороны.
   - А если у тебя паранойя? - в спину ему сказал Мстивой, однако вмешиваться не стал, оставшись за столом. Впрочем, Алекс не сомневался, что он с его слухом все прекрасно слышал, а с привычкой постоянно быть настороже - еще и оценивал.
   Голоса принадлежали двум девчушкам лет тринадцати-четырнадцати, сидящим за столиком у стены и мило щебечущим о своем. С виду девушки были совсем как люди, только вот у одной волосы были явно зеленоватого оттенка, а у другой со стула свешивался очаровательный, но предательски выдающий ее хвост с пушистой кисточкой на конце. Приближения Алекса занятые разговором девочки не заметили.
   - Я, конечно, извиняюсь, - вклинился в разговор Алекс. - Но я тут краем уха услышал о некой шкатулке... Вы ее купили? Нашли? Если нашли, то не было ли это на территории школы в местах куда не ступала нога или иная конечность живого существа?
   Девчушки испуганно притихли, уставившись на незнакомого человека удивленными глазами - желтыми, звериными у одной и небесно-голубыми - у другой.
   - А вы кто? - наконец решилась осведомиться та, что с хвостиком. Тон у нее был очень подозрительный.
   - Мимо пробегал - честно признался Алекс - Ну, точнее, мимо сидел...
   Парень махнул в сторону Мстивоя.
   - Меня зовут Алекс, Но можно Ал или Аль, или вообще Кс... кс-кс-кс! Хорошее имя. Я там сидел... а тут слышу, что-то интересное обсуждают. Решил полюбопытствовать. Но все же, мы отклонились от очень животрепещущего вопроса. Шкатулку вы купили или нашли?
   - Купили. - с вызовом ответила зеленоволосая девочка.
   - А вообще, вам какое дело? - вмешалась ее подруга. - Она что, ваша? Вы вообще кто?
   - Купили? - разочарованно протянул Алекс. - Обидно... Тут такое дело, в свете надвигающегося... У меня есть вот это...
   Парень показал девочкам один из цилиндриков.
   - И я ищу к нему остальные части. А кто я... Вот вы слышали сказки об Основателях?
   - Вы - Основатель? - в один голос протянули девочки, удивленно округлив глаза и разглядывая Алекса уже с неприкрытым интересом.
   - Врет! - тряхнула головой зеленоволосая. - Они умерли давно!
   - Пропали. - поправила ее подруга.
   - Умерли!
   - Пропали!
   - Умерли!
   - Пропали! - поддакнул Алекс. - И я не Основатель. Или я так старо выгляжу?!
   Парень ощупался.
   - Хм, да нет... песок не сыплется... Так, о чем я... А! Вспомнил, у меня была мысль, что кто-то в школе мог найти вещи Основателей! Вы точно купили шкатулку?
   - Она не от основателей... - с сомнением протянула одна из девочек, та, что утверждала, что "умерли". - От них и вещей никаких не осталось. Да и слишком много времени...
   - А если бы она была от них, как можно было бы проверить? - перебила ее более любопытная хвостатая подруга.
   - Ммм... показать мне. Это самый точный способ. Я в этом кое-что понимаю. - пожал плечами Алекс - Иногда на их вещах бывают вот такие символы... - парень расстегнул ворот куртки и показал бирку с изнанки, на которой вольготно расположились три пересекающиеся окружности (или нечто на них похожее). - Или тонкая гравировка... у вас есть бумага и карандаш, я примерно набросаю?
   Девочки озадаченно переглянулись, молчаливо совещаясь между собой, стоит ли доверять странному незнакомцу. Наконец та, которая с хвостом, пожала плечами, залезла в сумку и протянула Алексу бумагу и угольный грифель.
   - Вот. Рисуйте.
   Алекс ненадолго задумался, потом тряхнул головой, и вскоре лист бумаги был с обоих сторон покрыт занимательнейшими узорами.
   - Вот в таком вот духе. Еще символами могут быть вот такие... такие, или вот, как у инквизиции. Ромб и крест. Но это вряд ли. В общем, держите. Если где-то встретите, скажите Вьюжному или вон... тому смурному типу за столом...
   Алекс ткнул пальцем в Мстивоя
   - А ему зачем? - удивилась зеленоволосая девочка. Ее подружка с любопытством рассматривала листок с обоих сторон, о чем-то задумавшись.
   - А вы откуда знаете, что это должно у Основателей быть? - поинтересовалась она.
   - А.. Ну... - Алекс задумчиво посмотрел на потолок - А вас устроит ответ, что я просто умный?
   - Вы не похожи на умного! - ничтоже сумнящеся возразила девочка.
   - Э... Совсем? - изумился Алекс.
   - Ну... - девочка смутилась и покраснела, кажется, только сейчас сообразив, что сказала. Вторая девочка захихикала. Подружка шикнула на нее, та проказливо показала ей (и Алексу) язык, подхватила тарелки и понесла их, видимо, на кухню.
   - Просто... Если я покажу, вы никому не расскажете? - оставшаяся с Алексом девочка, кажется, набралась смелости.
   - Шкатулку?
   - Да. Если я покажу, вы ее заберете?
   - Не знаю - честно признался Алекс - Если она окажется вот прям кровь из носу, нож к горлу и... эээ... гречневая каша ко рту как важная (не люблю гречневую кашу), то наверное. А если нет... То пусть будет у тебя, не жалко. Нет, я в самом деле на умного не похож, что ли?
   - Похожи.. - смущенно призналась девочка и полезла в сумку. - Немножко.
   Она, воровато оглянувшись (не вернулась ли подружка?), вытянула из сумки маленький квадратный сверток, завернутый в бархатистую, но местами вытертую тряпочку и поставила перед Алексом.
   - Вот. - вздохнула она, осторожно разматывая тряпочку. Блеснула серебристая крышка. Шкатулка оказалась квадратным маленьким ящичком, выполненным из того же металла, что и шкатулка, найденная Алексом в подвале дома в Лисовках. Никаких гравировок на ней не было, да и замков и запоров - тоже.
   - Хм, можно? - впрочем, Алекс уже взял шкатулку в руки, придвинул соседний стул и вскрыл свою добычу. - Магнитный замок... Надо же...
   Парень провел пальцем по полоскам в донышке и крышке шкатулки.
   Внутри шкатулка тоже была металлической. Да и места в ней действительно было мало. Местом для хранения колечек могло считаться только прямоугольное углубление в центре, не больше половины ладони.
   - Хм... - Алекс провел пальцем по углублению, охлопал себя по карманам и примерил в него один из цилиндриков. Тот, который был найден в деревне с данагами. Цилиндрик, тихо щелкнув, встал в углубление и остался там, подойдя идеально, словно влитой.
   - Слушай, а ты точно ее купила?
   - Нет. - покаянно вздохнула девочка. - Я ее нашла. Но это же неважно, да? - она посмотрела на шкатулку и удивленно потрогала цилиндрик пальцем. - Это что?
   - А где нашла? Там были еще вещи? А это... не знаю. Я такое не видел. Да и преподаватели местные... - Алекс покосился на Мстивоя - Или не видели или не помнят. Но то, что это их вещь, это точно. Или очень хорошая подделка. Слушай, отойди? А то вдруг взорвется в руках. Меня-то не жалко, я свое пожил..
   Девочка послушалась, но очень неохотно - видно было, что ей жутко любопытно, что же будет дальше с этой странной вещью. Тем не менее, она отошла на несколько метров - к как раз вернувшейся подружке и принялась с ней шептаться, косясь в сторону Алекса.
   Парень, оставшись один, повторил поступок девочки: потрогал цилиндрик пальцем, попробовал покрутить, осмотрел внутренности коробочки на предмет переключателей, а потом просто закрыл ее. Предположив, что вдруг вся конструкция среагирует на замыкание.
   Сработало. Шкатулка, закрывшись, издала серию тихих щелчков, словно цилиндрик приноравливался, вставал на правильное место. Потом последовал едва уловимый ухом шорох и на серебристой крышке, слово на экране, проступило изображение - слабое, едва-едва различимое.
   Темноволосая девушка в серой форме немного устаревшего образца и с черным ромбом на груди.
   - Привет. Я - Катти, наблюдатель в составе группы по миру Z1278760480TY70098957ORAY-00 - раздавшийся мгновением позже голос был очень тихим, механическим и несколько обезличенным - вероятно, в связи со спецификой устройства передачи информации. - Если вы это видите, то у нас все очень плохо и скорее всего, нас уже нет в живых и значит, я все рассчитала правильно.
   Вернув отпавшую челюсть на место, Алекс тихо выматерился, буркнул что-то в адрес "неубиваемой техники" и огляделся в поисках Мстивоя.
   Кузнец сидел за тем же столом, за которым Алекс его и оставил, терпеливо дожидаясь его возвращения - ну или прихода Вьюжного. Он времени даром тоже не терял, склонившись над своим странным устройством из металлических плашек, которое Алекс у него уже видел в пути и на парня не обращал никакого внимания.
   - Вообще-то, об этой записи никто не знает. - продолжала девушка с крышки шкатулки. На изображении она выглядела очень молодой, не старше двадцати трех лет. - И мне, конечно, влетит, если мы выживем - как-никак, раскрытие информации было запрещено еще черт знает когда. Просто я хочу объяснить. Да и еще... - она несколько замялась - мне, если честно, совсем не хочется умирать, но если уж такое случится, должен же кто-то когда-нибудь донести информацию до высшего руководства?...
   Фраза явно осталась недоговоренной - Катти умолчала еще о чем-то, видимо, важном для нее, но вслух проговаривать это не стала. Вместо этого она стала рассказывать - не слишком подробно, только выдержками из самого важного, суховато, словно докладывая. В общем и целом, ее рассказ сводился к следующему: она и ее напарник были наблюдателями этого мира (Вуд, как обмолвилась девушка, не став больше заморачиваться на длинные коды и индексы). Первые пять лет после поступления работа их проходила спокойно, без эксцессов и по плану, а после все пошло кувырком. Война, шедшая между людьми и местной нечистью, текла вяло, но в какой-то момент приняла новый оборот.
   - Здешние люди не делают различий между нечистью и нежитью. Случаи нападения нежити на людей неожиданно стали возрастать, причем все они происходили непосредственно возле населенных пунктов. Кроме того, сама популяция нежити росла, как на дрожжах, причем той, которая в этом мире уже считалась истребленной. Я пробивала по архивам - те же навьи были истреблены более полуста лет тому назад от года начала войны! Впрочем, не стану сейчас вдаваться в даты - это неважно...
   Разумеется, такой резкий прирост нежити не мог не вызвать подозрений. После проведенного расследования наблюдатели выяснили, что причиной такой активности стали резкие магические всплески, а после им удалось и выяснить того, кто стал причиной и самих всплесков.
   - Местные называли его Светлым, более подробной информации о личности не обнаружено. Церковник, то ли священник, то ли монах, ударился в религию после смерти жены, по слухам, ее загрыз какой-то вурдалак. Ко всему прочему, имел весьма неплохие магические способности и, видимо, знания либо доступ к какому-либо источнику... - Катти нахмурилась, потерла лоб, на котором залегла глубокая озадаченная складка. - Так или иначе, он тоже не делал различий между нечистью и нежитью и цель себе поставил ясную - истребить всех, кто не люди. Перевес в войне оказался на стороне людей и принимали они его помощь сначала охотно, но вызванная им нежить тоже не знала различий и убивала и своих, и чужих, так что люди, получив в войне окончательный, решающий перевес, попытались избавиться от самого Светлого...
   Попытка окончилась неудачей, зато церковник обозлился окончательно. И мир вознамерился очистить уже от всех.
   - Кроме того, именно в этот момент возникла угроза Прокола...
   - Эй.. - Алекса осторожно потыкали пальцем в плечо и знакомый девичий голосок настороженно поинтересовался: - У вас все в порядке, да? И... могу я забрать шкатулку назад? Спать уже скоро, мне бежать надо.
   - А? - Алекс полуобернулся к девочке - Слушай... тут такое дело... Она мне нужна. Она будет нужна очень сильно.. Но я тебе ее отдам как только она будет не нужна... Скажи, как тебя найти?
   - Я в семнадцатой комнате живу в правом крыле Западной башни. - после небольшой паузы все-таки ответила девочка. Разочарование на ее лице было явным, но она все же попыталась его скрыть.
   - Вы только обязательно принесите, ладно? И... - она попереминалась с ноги на ногу и все-таки любопытно выпалила: - Она от Основателей, да?
   - Угу. - кивнул Алекс - От них...
   Парень краем глаза продолжал смотреть на экран.
   - Дневник одной из них... Точнее, способ его прочитать... Будь лапушкой, позови Мстивоя? Во-он того дядьку.
   - Береста? - удивилась девочка. - Ладно...
   Она тут же отбежала к столику кузнеца, подергала его за рукав, что-то быстро сказала. Мстивой коротко глянул в сторону Алекса, без разговоров сложил свой странный прибор и, отослав девочку, видимо, спать, направился к его столу.
   - Что у тебя? - коротко спросил он, усаживаясь на свободный стул, но отвечать не понадобилась - он уже увидел шкатулку и, приподняв брови, принялся рассматривать изображение.
   - ...удалось бы вычислить место. - тем временем продолжала Катти. Некоторую часть ее речи Алекс все же пропустил, отвлекшись на девочку. - Но это не понадобилось. На следующий день после битвы...
   Шкатулка тихо щелкнула и голос девушки стих. Изображение на крышке тоже погасло.
   - Что это и где ты это взял? - тут же поинтересовался Мстивой. И, подумав, добавил. - И что из того, что она рассказала, я пропустил?
   - Видеозапись - развел руками Алекс, подумал, открыл шкатулку, молча показал Мстивою содержимое (в частности цилиндр) - Из деревни с данагами.
   Закрытая шкатулка снова щелкнула и сообщение началось сначала. Алекс повернул устройство так, чтобы оборотень мог его видеть, и вздохнул.
   Мстивой слушал внимательно и молча.
   - Мы не могли не вмешаться. - вздохнуло изображение Катти, когда запись дошла до того места, которое Алекс не пропустил. - Во-первых, нечисть оказалась под угрозой полного истребления - люди не знали жалости, во-вторых, по большей части остались женщины и дети - их просто прятали, не выпускали, а убивать детей - это уже выходит за рамки. В-третьих, нечисть посильнее людей и они могли бы оказать помощь в поимке Светлого, которого необходимо было уничтожить. Мы вынуждены были раскрыться, оказали помощь в битве, когда люди штурмовали Швардсвальд. Кроме того, все это время мы активно исследовали барьер. Угроза прокола, да еще и в таких ситуациях - не шутки, еще немного - и нам бы удалось вычислить место. Но это не понадобилось. На следующий день после битвы...
   - Так. - тяжело уронил Мстивой после нескольких минут тишины. - Это все?
   - Нет... Есть еще тот, который ты из статуи в городе достал. Ставить?
   - Глупый вопрос. - буркнул кузнец.
   С тихим щелчком второй цилиндр встал на место первого и изображение появилось снова.
   - На следующий день после битвы пришел он. - девушка на изображении вздохнула. - Как он нас нашел, он так толком и не объяснил - сказал, что просто двигался по дороге, надеясь, что тут кто-то есть. Но это, в принципе, было неважно. Он был ранен, крайне потерян, испуган и из разведки. Добрался до крепости, прорвался к нам и сказал, что он привел за собой хвост.
   Катти вздохнула.
   - Бессмысленно было искать место Прокола, когда он уже произошел. Тьен чуть не убил его на месте, я еле оттащила. Я... я понимаю, чем это грозит, я знаю, что положено за такое, но... ему от силы было лет двадцать! - последнюю фразу она выкрикнула с явным негодованием. - Это было его первое задание! Кто вообще додумался посылать ребенка практически без опыта на синюю границу?! Конечно, никто не мог знать, но...
   Она замолчала, обхватила себя руками за плечи и некоторое время, судя по всему, старалась успокоиться.
   - Я не дала его убить. Уже - это слово она выделила голосом - было некогда выяснять, кто кого привел и кто виноват. Выбора уже не оставалось ни у нас, ни у него. Место прокола было буквально в дне пути, возле города Серый - мы добрались туда максимально быстро, но все же опоздали. Они уже пришли. Всех, кого удалось заметить, всех, кого удалось вообще найти - мы уничтожили. Мы провели зачистку, попутно все-таки уничтожив попавшегося под руку Светлого, которого, разумеется, не мог не привлечь такой колоссальный выброс силы. Нам удалось кое-как затянуть Барьер, наскоро, но Тьен и так едва не погиб, пришлось вернуться обратно в Швардсвальд. Светлый исчез, но нежить осталась и без него расползлась по стране. Концентрация ее все еще превышала все мыслимые нормы, так что мы совместно с оставшейся нечистью организовали ячейку, по наблюдению, поиску и уничтожению оставшейся нежити, а сами выискивали добычу куда крупнее. В первый же день после событий с проколом, когда мы вернулись, я настояла на вызове команды зачистки - да, мальчика было жалко, но мы не справились в одиночку и они уже пришли. Угроза Вторжения. Практически уже само Вторжение - кто знает, скольких мы не нашли?
   Но ничего не получилось. Узор не дал никакого результата. Никто не пришел. Те, кто уже обосновался, умудрились накрыть мир каким-то внутренним куполом, который не пропускал никаких контактов. Нам не удалось даже открыть портал - был экстренный амулет, переход просто схлопнулся, едва не оторвав мне руку.
   На этот раз молчание длилось дольше и было куда более тяжелым.
   - Фактически, мы оказались заперты. И, поскольку ничего другого не оставалось, мы принялись искать демонов - тех, кто уже тут. И нашли. Я не знаю, чем они подкупили церковников - у них своим методы и свои силы. Своя власть. Возможно, оказало свое влияние и место прокола - недалеко от Серого находилось Убежище, то есть обиталище местной инквизиции. Они тоже не чурались магической силы. И вообще - силы. Вообщем... я записала это, потому что среди церковников стало появляться все больше демонхостов. Это уже нельзя было не заметить. Но демонхост-инквизитор в Швардсвальде встретился нам только вчера. - Катти перевела дыхание и только сейчас стало заметно, что на самом деле она намного старше тех двадцати трех, на которые выглядела. Девушка печально улыбнулась.
   - Мы попробуем прорваться и все исправить. И да, я, пока мы сидели здесь, кое-что сконструировала, - она продемонстрировала в невидимую "камеру" разворот тетради, той самой тетради, которую Ласка вытащила на площади из сумки инквизитора. В голосе Катти проскользнула гордость:
   - Это собственная разработка. На основе стандартного Узора призыва, правда, но доработанная и усовершенствованная. Поскольку мы не могли прорваться за купол и вызвать помощь, а помощь нам была нужна, то я сделала эту штуку - она выдергивает из перехода тех, кто имеет отношение к Организации. Сделать выборку более детальной, к сожалению, не удалось. Подробнее строение я описала тут же, - девушка помахала пухлой тетрадью - как и основной принцип работы и все методы создания. Надеюсь, если что - это хоть немного искупит вину.
   Она отложила тетрадь в сторону (та исчезла с изображения) и еще раз вздохнула.
   - Мне пора. Я не хочу умирать, но оставить мир без защиты, когда Вторжение началось по нашей вине, не могу. Надеюсь, эта запись все же никогда не пригодиться и мы вернемся живыми.
   Девушка проказливо улыбнулась, хотя глаза ее оставались грустными и на редкость серьезными, и приложила два пальца к виску, отдавая шуточный салют.
   Шкатулка снова тихо щелкнула и изображение погасло.
   Алекс вздохнул и, встав, пошел из зала. Молча.
   Все встало на свои места. Даже не встало, влетело с треском, чуть не выломив рельсы. Вот только... как всегда, имя на руках всю информацию, уже слишком поздно что-то предпринимать. Если мир накрыт, значит, есть всего два выхода. Первый - найти демонов, найти, как они блокируют мир, а дальше по ситуации, и второй вариант, которого не было у местной ячейки - сделать ритуальное самоубийство. Да что уж там - просто умереть. ТАКОЕ пробивает любой щит. В конце-концов, полностью закрыть мир невозможно. На это необходима бездна энергии. А ведь в тетради здорово не хватает листов...
   Мстивой за ним не пошел - так и остался сидеть над замолкнувшей шкатулкой, задумчиво перебирая пальцами по гладкой, прохладной крышке и погрузившись в свои мысли. Судя по его лицу - совсем невеселые. Видимо, ситуация оказалась куда хуже, чем он себе представлял и теперь воин отчаянно пытался найти ее решение.
   За то время, пока оборотень и Алекс сидели над шкатулкой, столовая опустела - в ней остался только черт, громыхающий тарелками за стойкой. Да и в коридорах школы почти никого не было - тут, видимо, несмотря на внешнюю свободу, поддерживался строгий распорядок. За окнами замка совсем стемнело, в коридорах зажегся свет, к зеленоватым негаснущим факелам на стенах добавилось мягкое освещение от толстых свеч, горящих в расставленных вдоль стен витых канделябрах.
   Шаги Алекса гулко отдавались по опустевшим коридорам. Откуда-то доносилась музыка - дружное, но нестройное дребезжание на каких-то флейтах, дудках и, судя по звукам, стащенных с кухни кастрюлях - похоже, адепты в одной из комнат устроили развеселую вечеринку.
   Алекс остановился, оглянулся на кухню, качнулся с пятки на носок и обратно, решительно тряхнул головой и подошел поближе к канделябру. Тронул его пальцем, подумал, сковырнул с него свечи, примерился, покосился на дверь столовой и, подойдя к ней, заглянул внутрь.
   - Мстивой - позвал парень - идем. Нам надо еще... В общем, у нас впереди дел - конь не валялся.
   - Иди-иди. - ворчливо поддержал возящийся за стойкой черт - единственный, кто остался в столовой кроме кузнеца. - А то расселся тута, дела делать мешает...
   Мстивой едва заметно поморщился, встал с места и, забрав шкатулку, вышел в коридор.
   - Где ты вообще ее взял? - поинтересовался он у Алекса.
   Вместо ответа Алекс размахнулся и с силой ударил Мстивоя канделябром по голове.
   Даже при всех своих нечеловеческих реакциях, к такому действию кузнец оказался не готов. Увесистый, явно чугунный подсвечник, управляемый крепкой и очень сильной рукой, с противным влажным хрустом поздоровался с его черепом. На щеку Алекса брызнули горячие брызги, кузнец ничком повалился на пол. Под ним медленно начала расползаться темно-багровая, влажно блестящая лужа. Под залитыми кровью темными волосами из раздробленного черепа проглядывал серо-розовый мозг.
   Довольно хмыкнув, Алекс поставил подсвечник рядом со свежеприготовленным трупом, вздохнул, взял руку Мстивоя, нащупал то место, где в обычное время должен был быть пульс и принялся отсчитывать время.
   Рука оборотня была вялой и безвольной, да и сам он был, несомненно, мертв. Алекс мог гордиться собой - не каждому удается убить тренированного опытного воина с первого удара. Секунды тянулись одна за другой, медленно, словно застывая в невидимой смоле...
   По прошествии минуты что-то изменилось. Рана на голове Мстивоя начала срастаться сама собой - медленно, очень медленно восстанавливался задетый ударом мозг и разбитые кости черепа, постепенно стягивалась распоротая кожа. На редкость отвратительное зрелище. Через пять минут от страшной раны не осталось и следа - если, конечно, не считать слипшихся от крови волос и порядочной лужи крови, натекшей за время смерти.
   Кузнец слабо дернулся. Алекс, все еще держащий его руку, почувствовал пока еще слабый, постепенно восстанавливающийся пульс.
   - С добрым утром - с облегчением проворчал парень, ногой отодвигая канделябр подальше от тела Мстивоя, от греха подальше. К собственному методу восстановительной терапии парень еще не был готов. Вот лет через... много-много, может и согласится, а пока... Вообщем, лучше обезопаситься.
   - Да пошел ты... - прохрипел Мстивой, поднимаясь на ноги и неверяще ощупывая голову. Выглядел он ужасно, как настоящий ходячий труп - бледный, мгновенно осунувшийся, весь в крови - рубашка на груди набрякла и промокла, слипшиеся растрепанные волосы, глубоко запавшие, лихорадочно блестящие глаза, заострившиеся скулы. Убедившись, что дыры в голове нет, кузнец набрал в грудь воздуха и тихо и зло пояснил Алексу, куда ему следовало идти, какими маршрутами и каким интересным сексуальным приключениям он будет подвергаться по дороге.
   - Какого х...? - наконец спросил он и, наклонившись, поднял с пола укатившуюся к стене шкатулку.
   - Проверял теорию - ругательства Алекс пропустил мимо ушей. - Теория проверена, все довольны. Что с демонами делать будем? И сам ты откуда будешь?
   - Силовик. - после небольшой паузы буркнул кузнец. Он снова ощупал голову и, видимо, смирившись, махнул рукой. - Пошли обратно. Жрать хочется - сил нет, еще немного и я буду отомщен, а ты - жестоко уничтожен.
   В столовой за те десять минут, пока их не было, ничего не изменилось. Огромный зал по-прежнему был пуст, разве что за стойкой возился все тот же бурый черт. Заслышав шаги, он поднял голову, украшенную витыми рогами и выронил тарелку, которую как раз держал в руках при виде вошедшего в двери оборотня.
   - Тьма ж тебя раздери! Ты что, головой об угол шибанулся?
   - Споткнулся. Дай пожрать. - прямо попросил Мстивой, обшаривая глазами стойку в поисках еды. - Много. Очень много. Сколько есть.
   - Вы ж только поужинали! - возмутился черт. - Это ж никакой еды не напасешься, если каждый...
   - Заваль, выбирай. - Мстивой сгреб со стойки широкий кухонный нож и продемонстрировал его черту. - Или ты даешь мне поесть или сам выступаешь в роли моего ужина.
   Черт, похоже, что-то уловивший в его голосе и настрое, буркнул какое-то ругательство и исчез за дверью кухни. Мстивой, не выпуская ножа, уселся за ближайший стол.
   Алекс, крутившийся рядом (на расстоянии вытянутой ноги), рискнул приблизиться.
   - Ну, зато память вернулась... - успокаивающим тоном сказал он. - А если ты еще этой памятью и поделишься, например, что именно я еще не знаю...
   Он помолчал.
   - Надо будет запатентовать такой метод лечения амнезии...
   - Да чтоб тебя вечно по твоим методам лечили! - в сердцах буркнул Мстивой. Но в следующее мгновение он махнул рукой и ногой подтолкнул к Алексу ближайший стул. - М-м...едик хренов... садись.
   Из кухни задом выпятился черт, цокая копытами, добрался до столика и со стуком поставил на него уставленный тарелками поднос.
   - Ну, Берест... отвечать перед начальством ведь сам будешь!
   - Сгинь. - попросил Мстивой, придвигая к себе первую тарелку и не мешкая принимаясь за еду. Черт, что-то фыркнув напоследок, исчез в облаке серого вонючего дыма.
   Некоторое время кузнец не поднимал головы, методично уничтожая принесенную Завалем еду, остановившись только тогда, когда тарелки опустели. Взрывная регенерация была, конечно, хорошей штукой, но вот энергии, сил и резерва отъедала массу.
   - Ладно. Уже не помру. - успокоенно вздохнул он, откидываясь на спинку стула. - Тьма, вот сказал бы мне кто, что такое будет - в жизни бы не поверил. И в смерти.
   Он снова замолчал, разглядывая Алекса в упор.
   - Силовик. Послан был проверить, что случилось с пропавшей группой наблюдателей... ну и допроверялся. Устроился в Школу учителем, вышел на Братство, только встал на след - наткнулся на инквизитора, а у него - ну ты сам видел, - лейтенантский знак на шее болтается. Я бы подумал, что наши - но нет, местный новодел. Ну и полез проверять, что там да как. А там рассадник демонхостов, с самими тварями во главе. Ни одного человека уже, кажется и не осталось... на тот момент.
   - О-отлично... Что со связью? Завал на всех частотах или что-то осталось?
   - Я не пробился. - пожал плечами оборотень. - Узор распался, силу не взял, портал закрылся. Как она - он кивнул на стоящую на столе шкатулку - и говорила. Уж не знаю, какой дрянью они накрыли мир, но она довольно крепкая.
   Мстивой помолчал, вспоминая давние события.
   - Я для узора прирезал там пару-тройку, кровь, сам понимаешь, нужна была. Да пока чертил и разбирался, что за черт, они меня и взяли. Наших, насколько я сумел понять, они тоже взяли, только вот где тела, я разузнать не успел. А вот дальше не помню.
   - Если пойдем вдвоем и без оружия, нас, скорее всего, числом задавят - Алекс задумчиво водил пальцем по столу - Хотя попытаться можно... У тебя не осталось заначек? А то с одним ножиком, пусть и старой школы... Как-то грустно.
   Алекс помолчал.
   - Еще возможность. Кто-то идет, находит источник помех, а второй тем временем вызывает наших. Или третий вариант, находим среди местных школьников магов, припрягаем к делу, собираем примитивный ламповый передатчик, берем литров пять крови, с каждого по капле и наберем... Тьфу. Пошли штурмом, а?
   - Не пори горячку. - остановил его Мстивой. - Сам же сказал, числом задавят. Поляжем там оба, а что потом - ждать, пока еще кто-то явится или когда они таки додумаются сюда отряд зачистки перекинуть? И ведь гарантии, что найдут, нет - вычистят сектор да прикроют - и правы, между прочим, будут.
   Оборотень побарабанил пальцами по столу, обвел взглядом полутемный пустой зал.
   - Было бы время... - с некоторой тоской протянул он. - Было бы оружие. Но черт, у нас даже времени не осталось. Светлого, чувствую, демоны и подкачивают, чтобы перепуганные люди сдуру ударились в религию, а там, соответственно, их и прикарманить можно. Нет. Штурмом не пойдем. И твой второй вариант... а если источник будет не найден? Каким образом ты наших вызовешь, если сигнал не проходит?
   - Предлагаешь мне себе ритуальное самоубийство сделать? Я с пятой реформации, мой сигнал сквозь любые завесы пробивается. По крайней мере, в тестах, которые наши умники проводили, пробивался. Но это, уж извини, я оставлю на самый последний случай. Опять же... Давай по одному их выкашивать? Поймаем пару инквизиторов, вскроем, покажем тела. Скажем... ну не правду, часть правды. Идеально было бы их вообще на чистую воду вывести. Говорил мне один друг, учись магии. - Алекс вздохнул - Ладно... Давай... переведем все тут в глухую оборону. Ты не забыл как защитные узоры делать?
   - Пока нет. - оборотень потрогал слипшиеся от крови волосы и поморщился. - Нет, не забыл, но ты представляешь, сколько это займет времени? Когда ты будешь все это отрисовывать - ты размеры замка видел?
   - Ты, я... уже двое. Потом, Ласку можно припрячь. Вьюжного... Ну.. вообще всех взрослых. Думаю, на двадцатом метре стены они руку уже набьют - Алекс помолчал. - Ну или хотя бы двери. Какое-то время это даст. И вообще, у тебя есть предложение поинтереснее?
   - Ты им дольше суть узора объяснять будет. - отмахнулся Мстивой. - И манеру рисования. Да и у них, я думаю, будет, чем заняться. Судя по тому, что Вьюжный еще не пришел, он ушел встречать наших - те, кто мог как раз должны были уже прибыть. А если так, то мы можем рассчитывать где-то на семь-десять человек, по большей части хороших, кстати, бойцов. Не уровня моего подразделения, но тут уж извини. С узорами я, кстати, погорячился. - он откинулся на спинку стула и заложил руки за голову. - Определенно, Школу укрепить стоит, здесь дети. Но, думаю, на сам Швардсвальд нападать никто не будет.
   - На город? Мы пойдем против бури! - Алекс весело хлопнул в ладоши - И будем отрывать головы... хотя крови не будет. У них ее нет... Идем? Посмотрим, кто пришел? Чтобы я еще раз в отпуск без снаряжения сунулся... Кажется, я знаю, откуда у нас так много параноиков.
   - Сиди! - остановил его Мстивой. - Сами придут, договаривались же. А за стены пока соваться не будем.
   Он снова замолчал и уставился за окно, непонятно что надеясь там увидеть - за стеклами, в которых отражался тускло освещенный за столовой, не было видно ничего. Темнота была полной и непроглядной, словно замок накрыло чехлом из черной ткани, как клетку с попугаем.
   - Значит, ты защитой Школы и займешься. И Вьюжного с ребятами к этому делу привлечешь. - наконец решил он.
   - А ты куда намылился? - насторожился парень.
   - А я на задании. - усмехнулся Мстивой. - И основную цель никто не отменял.
   - Ты только координаты оставь, чтобы я знал, откуда потом тебя вытаскивать. - фыркнул Алекс - И подсвечник, пожалуй, я далеко убирать не буду... Вдруг опять у тебя амнезия приключится.
   - Э нет, вот последнего не надо! - Мстивой поспешно выставил руки в отрицающем жесте. - А то кому способ лечения амнезии, а кому еще чуть-чуть и плюс пять лет к контракту. Значит, так и решаем?
   Он полез в сумку и, достав кучку сцепленных металлических планок, принялся собирать из них уже знакомую Алексу рамку.
   - Вы встаете на защиту школы - тем более, это понадобится. Я иду к демонам, вытаскивать тела. Попутно прошерстите тут все, может, источник помех находится в замке. Я посмотрю по дороге. У тебя есть еще идеи, как пробить купол, на случай, если мы не найдем блокиратор?
   - Ловим пару демонов повкуснее и используем их в узоре. Ну или вообще в лучших традициях чернокнижников. Тебе стажер не нужен?
   - Надеюсь обойтись без них. - поспешно отказался Мстивой. - Только стажеров мне и не хватало. Вернусь - возьму какое-нибудь задание посерьезней, за синюю границу, поеду отдыхать. Тебе просто демонов не хватит? Или обязательно еще и... стажера в узор впихивать?
   - Это крайний вариант. - пожал плечами Алекс. - Эээ... Отдых за синей? Своеобразный подход. Ладно. Я на поиски тогда. Заодно проигрыватель занесу. А то девочка расстроится. Все же честно нашла.
   Парень побарабанил по столу.
   - А все же, как думаешь, у этого местечка есть хоть намек на шанс, что не понадобится... радикальных мер?
   - Не знаю. - спокойно признался Мстивой. В собранной рамке голубовато засветился тонкий магический экран. - Все будет зависеть от того, насколько все плохо в инквизиции. Демонхосты - это так, мелочь. Смотря сколько демонов уже проникли сюда. Смотря что они собираются делать. Если у них все в начальной стадии, дело еще может и выгореть.
   Оборотень хотел сказать еще что-то, но в коридоре послышались шаги и чьи-то тихие голоса. На подходе к столовой голоса стали настороженными, кто-то кого-то тихо окликнул и, видимо, что-то показал. Послышался тихий женский вскрик и в дверях столовой нарисовалась обеспокоенная и бледная Ласка.
   Мстивой, догадавшись, что послужило причиной вскрика, успокаивающе махнул ей рукой. Девушка раскрыла было рот, но тут, решительно ее отодвинув, в проем протиснулся Вьюжный, обшарил помещение взглядом и направился к столу. Ласка, помедлив, направилась за ним.
   - Что случилось? - сходу поинтересовался он, кивая на Мстивоя. - Это кто тебя? Чем - даже не спрашиваю, в коридоре лужа твоей крови...
   Вслед за Вьюжным и Лаской в столовой появились еще люди - точнее, нелюди, если судить по манере двигаться. Их было трое - два невысоких, но шустрых парнишки, ловких, быстрых и отчаянно рыжеволосых, неуловимо похожих друг на друга и молчаливая, коротко стриженая женщина, правый глаз которой пересекал некрасивый шрам. Рыжие парни, не раздумывая, тоже направились вслед за Вьюжным, женщина осталась у двери столовой, прислонилась к косяку, сложив руки на груди.
   - Алекс тебе объяснит. - оскалился Мстивой, не отказывая себе в маленькой мести. Он кинул взгляд за спину Вьюжного, коротко кивнул темноволосой незнакомке. - Привет, ребята. Это что, все?
   - Все, кто остался. - мрачно уточнил Вьюжный и повернулся к Алексу, явно ожидая от него объяснений.
   - Сеанс восстановления памяти... - мысленно отвешивая Мстивою увесистую затрещину, вздохнул Алекс - Клин клином вышибают. Рабочий метод.
   И уже почти шепотом добавил:
   - Я это тебе припомню. Наведаюсь в гости и в пиво слабительного намешаю.
   - Ты выживи сначала. - почти бесшумно откликнулся кузнец.
   - Сеанс восстановления памяти? - недоуменно повторила Ласка. - Разве он требовался?
   - Как выяснилось, да. - вздохнул Мстивой и кивнул на стулья, стоящие у соседнего стола. - Садитесь, будем решать, что делать.
   Рыжие парни любопытно переглянулись и, не сговариваясь, плюхнулись на один стул. После краткого, но крайне эмоционального спора они все же расселись по разным. Двигались они очень быстро и с явно нечеловеческой грацией, а в их глазах горел неуемный огонек живого любопытства и безбашенности.
   Подумав, к компании присоединилась и стоящая у двери женщина. Вежливый Вьюжный выдвинул ей стул (Ласка уже сидела рядом с Алексом, заинтересованно разглядывая стоящую на столе шкатулку).
   - Вист. - коротко представил Мстивой, указывая на одного из рыжих братьев. - Лас. Это - он кивнул в сторону женщина - Хольрен. Вьюжного и Ласку ты уже знаешь. Это - Алекс. Он один из Основателей.
   - Да ладно?! - в один голос восхитились парни. Женщина только удивленно приподняла брови. - А правда, что...
   - Тихо. - прервал их Мстивой. О том, что он тоже имеет к Основателям не последнее отношение, он благоразумно умолчал. - Некогда сейчас расспрашивать.
   - И то верно. - степенно кивнул Вьюжный и посерьезнел. Он так и не уточнил, помог ли Алексов сеанс "восстановления памяти" и вообще, теперь стало заметно, что он явно обеспокоен. Ласка, сидящая с ним бок о бок, незаметно нашарила его руку и сжала в своей. - У нас проблемы.
   - Как будто когда-либо было иначе. - тихо буркнул Вист.
   - Король расторгнул мир. - не обратив на него никакого внимания, продолжил Вьюжный. - И тем самым спустил с цепи людей, напуганных участившимися набегами нечисти. Днем на центральной площади жестоко казнили кого-то из Змеев...
   - Если точнее, просто разорвали. - вставил Лас. - На части. Кинули в толпу.
   - В городе горят огни. - вздохнула Ласка. - Даже на стенах. Если выйти, будет видно.
   - Думаю, ночью мы спать не будем. - мрачно закончил Вьюжный и в столовой повисло гнетущее молчание.
   - Мстивой - Алекс откинулся на спинку стула, спрятав руки в карманы куртки он присмотрелся к собравшимся повнимательнее. - А если они до короля добрались? Или надавили сильно? Что им стоит, в принципе? Что инквизицию, что двор под себя подмять. Думаю двор даже проще. Влез в фрейлину, она влезает в спальню короля, оп-хлоп, король у нас не трепыхается. А вообще, братцы-кролики...
   Алекс достал из шкатулки на столе цилиндрик и спрятал в карман, задумчиво водя по столешнице указательным пальцем, ногтем (или скорее когтем) выводя плавные линии.
   - Дело запущенное, как гангрена всех рук и ног. Осталось несколько пальцев, это вы и дети. Школу надо защищать. Все люди по умолчанию считаются врагами. Инквизиция с потрохами принадлежит тем, от кого вас должны были защищать Основатели. Увы, они и их схрумкали. Один самонадеянный обалдуй сунулся, огреб по голове и теперь приходит в себя от восстановительной терапии. Чтобы вызвать Основателей надо наладить с ними связь. Чтобы наладить связь, надо найти то, что ей мешает. Это может быть предмет, человек, комната, но это точно было после того как исчезли Основатели. Еще вариант - найти тот предмет, который был в тетради. Повторить его... Хотя... Мстивой, а ты сможешь, пока есть время воспроизвести ту... Фиговину? Ну, помнишь, которая выдергивает? Может на нас штурмовик в полном боевом свалится. Если да - я его расцелую...
   - Могу. - пожал плечами Мстивой. - Мне на это надо два дня. Это если не спать и работать круглые сутки, не отрываясь. Ты вообще видел тамошний узор?! Это ж прорва работы, помимо собирания корпуса и выковывания остальных деталей! Малейшая погрешность - и нас этим штурмовиком придавит, и хорошо если им, а не соседней планетой!
   - Вы про что? - любопытно поинтересовался Лас.
   - Неважно. - спохватился Мстивой. Он отвел задумчивый взгляд от узора, который Алекс выводил на столе и оглядел собравшихся.
   - Значит, действуем так. - наконец проронил он. - Вы защищаете школу, я иду к инквизиторам. У меня к ним... должок еще с прошлого раза.
   - Нет. - тут же возразил Вьюжный. - Ты туда не пойдешь. Я не собираюсь вытаскивать тебя снова.
   - И потом, второй раз они гарантированно тебя убьют! - вставила обеспокоенная Ласка, блестя зелеными, чуть светящимися глазами.
   - Они и без того гарантированно нас убьют. - поморщился Мстивой. - Даже если мы туда не сунемся, как только они обнаружат очаг сопротивления...
   - Тогда я с тобой. - решил Вьюжный.
   - Нет!
   - И мы тоже!
   Ласка и братья заговорили одновременно - девушка - взволнованно, парни - с предвкушением.
   - Нет. - веско проронил уже Вьюжный. - Вы останетесь здесь. Особенно ты. - он ткнул пальцем в сидящую рядом Ласку.
   - Я не хочу!
   - А я тебя не спрашиваю. - отрезал он. - Мстящий не справится один, а я, если на то пошло, много опытнее всех вас. Ну, почти всех.
   По губам Хольрен скользнула отрешенная улыбка - и тут же исчезла. Голос Вьюжного смягчился:
   - А ты за парнями присмотри. - мужчина посмотрел на подавленную Ласку, не смеющую ему возражать, и, вздохнув, провел рукой по ее волосам. - Им мать нужна куда больше, чем отец.
   - Ладно. - кивнул Мстивой. - Пойдем вдвоем. Значит, вы трое поступаете под командование Алекса. Вьюжный, вы с учителями обговорили?
   - Они тоже сегодня спать не будут. Все чувствуют угрозу. Главное - детей удержать, они же как только прознают, что что-то не то, попытаются выскочить за стены...
   - Алекс. - кузнец повернулся к парню. - Расскажешь им про узор и покажешь, что где чертить. Советую начать с ворот, их, если что, штурмовать будут в первую очередь, на стены лезть дураков мало.
   - Ммм... - парень задумчиво закусил большой палец, немного посидел, потом сложил обе руки на стол, прикрывая следы вандализма. - Ладно. Покажу. И вот еще... Наверное, надо все же собрать всех в одном месте. Eго тоже надо будет подготовить...
   Парень посмотрел на стол, обвел собравшихся взглядом и заметно расслабился.
   - И я бы на стены полез. - буркнул он и наконец встал из-за стола. - Идем. И Мстивой, если ты все-таки найдешь, дай знак... покричи, или там... свистни.
   - Я сказал, что дураков мало, а не то, что их совсем нет. - буркнул Мстивой. - Ладно, свистну, если что. И не говори потом, что не слышал. Пошли, Ласт.
   Вьюжный отрешенно кивнул, поцеловал растерянную Ласку в макушку и направился к двери столовой, вслед за Мстивоем.
   - Эй. - на полпути окликнула их до того молчащая Хольрен. Голос у нее оказался под стать внешности - неприятный, резкий, низкий и каркающий. Мстивой обернулся. Девушка щелкнула пальцами и перед его лицом материализовался медный круглый медальон на тонкой цепочке. - Забирай. Станет плохо - порвешь цепь.
   - Спасибо. - не стал отказываться оборотень, забирая повисший в воздухе медальон и вешая его на шею. - Не ожидал от тебя.
   - Или ты к черту со своей благодарностью. - брезгливо поморщилась Хольрен. - Я по-прежнему не желаю иметь с вами никакого дела. Просто возвращаю долг.
   - Берест! - окликнул Вьюжный от самого порога. - Шевелись. Времени мало.
   Кузнец пожал плечами, еще раз кивнул Алексу и быстрым шагом вышел из зала.
   В столовой повисло молчание. Ласка выглядела подавлено и растерянно, рыжие братья с любопытством рассматривали Алекса, видимо, ища в нем что-то необыкновенное, как в таинственных Основателях, Хольрен угрюмо молчала, глядя прямо перед собой.
   - Ну - наконец, нарушил затянувшееся молчание Вист. - Нам-то что делать?
   Алекс устало вздохнул и встал на ноги.
   - Нам нужно.. Краски, кисточки, то что оставит след на камне и дереве. - он внимательно оглядел собравшихся и наконец-то убрал руку от выцарапанного на крышке стола узора, оставив на нем несколько алых пятен. - Еще одно. Возможно, только возможно. Среди вас есть... гости. Нет, неправильно выразился. Среди вас их нет.
   Алекс усмехнулся. Если он их не нашел, не значит, что их нет. Может, сидит одна такая сволочь и посмеивается, зная, как обмануть это колдунство. Впрочем... для этого надо как минимум разбираться в принципе его работы и в индивидуальной особенности каждого... рисовальщика.
   Доска с треском отломилась, и парень показал рисунок всем.
   - Колдунство, но старое и простое как вбитый в стену гвоздь. Пользоваться может любой. Даже... - он глянул в сторону куда ушел Мстивой, хмыкнул и продолжил - полный дурак. Запомните. Он не сложный. Помогает от демонов. Для тех кто в них не верит, заверяю: в вашем случае они реальны. И уже убили как минимум троих Основателей... И здорово потрепали еще одного нашего. Светлый - тоже их рук дело. И от того, как вы справитесь, будет зависеть... - Алекс мило улыбнулся - сколько простоит этот домик. Предлагаю: двое, кто именно, решаете сами, отправляются за инструментом. Ласка, как владелица нашего ножа, идет к воротам... Буду из вас художников делать.
   Парень снова вздохнул и направился к выходу.
   - Повезло на старости лет в учителя попасть - пробурчал он.
   - Мы за красками! - в один голос решили рыжие браться и испарились из столовой быстрее, чем Алекс мог из заметить, оставив после себя легкий след из постепенно тающих золотистых искр.
   - Хорошее решение. - заметила Ласка. Девушка, вздохнув, поднялась из-за стола, тряхнула головой, выгоняя из нее печальные мысли и вновь собралась с силами, став такой же, какой Алекс увидел ее в первый раз. Разве что в глубине зеленых глаз мелькала искорка беспокойства. - Эти двое школу знают, как свои пять пальцев, уж они-то раздобудут. Я к воротам. Только к директору и учителям забегу по дороге, сообщу, что мы делать будем, чтобы они по своим не били.
   Хольрен по-прежнему молча поднялась со своего стула, аккуратно задвинула его на прежнее место и направилась за Алексом, дав понять, что раз остальные разобрали свои обязанности, то она, как крайняя, остается с ним.
   - Холь.. рен? - Алекс окинул оставшуюся с ним девушку взглядом. - У меня образовалось два - пока два - вопроса. Первое, с кем именно "нами" ты не желаешь иметь дела, и второй, откуда амулет?
   - С вами - это со всеми вами. - хмуро ответила девушка, всем своим видом дав понять, что разговаривать с Алексом она не хочет и делает это по каким-то своим, глубоко внутренним причинам. - Со всей нечистью. А амулет - мой. Сама делала. Еще вопросы есть?
   - Я не нечисть - устало вздохнул Алекс - Что за упрямцы тут живут, кошмар! Каждый считает меня нечистью.
   Он сокрушенно покачал головой.
   - Ты простой человек, али колдунства розумеешь?
   - А сам как думаешь? - Хольрен с неодобрением покосилась на Алекса. Его высказывание насчет "не нечисти" она оставила без ответа - то ли не поверила, то ли поверила и приняла к сведению. - Я - маг. Это что-то меняет?
   - Ммм, по большому счету нет... Идем к воротам. А на чем специализируешься? - Алекс уже шел по коридору к воротам.
   "Только бы демонолог, только бы демонолог!"
   - Пиромантия. - не оправдала его ожиданий Хольрен. Говорила она по-прежнему неохотно, словно бы только по обязанности, но все же уже не с такой неприязнью, как пару предложений назад. - И иллюзии немного.
   - Пиромантия - это хорошо. Магия вообще хорошо. Когда она на твоей стороне... - вздохнул Алекс. Он повертел в руке деревяшку, поискал, куда бы ее спрятать, убедился, что в карманы не влезает и хлопнул себя по лбу. - Момент!
   Парень снова скрылся в столовой и вернулся уже со шкатулкой.
   - Мне же ее возвращать еще. Взял под честное слово, можно сказать...
   Хольрен на шкатулку покосилась с недоумением, но промолчала. Она вообще не горела желанием разговаривать, да и честно сказать, не выглядела как общительная девушка.
   Тем временем, за разговором, парень и девушка миновали несколько коридоров и вывернули в уже знакомый зал с пятью арками-входами. Зал, как и прежде, пустовал - Школа, видимо, уже спала, ученики не бегали туда-сюда. Только у огромных дверей, ведущих из Школы, уже топталась парочка рыжих парней, держащая в руке пару небольших деревянных ведерок и чем-то набитый кожаный мешочек.
   - Хольрен, улыбайся чаще. Я понимаю, у нас ситуация не ахти. И лично у тебя. Сидишь, кругом нечисти, вторым кругом непонятно что, третьим кругом Светлый с армией нежити, готовой по команде разорвать все, что хоть отдаленно похоже на... ммм... вкусную закуску. Деревни данагов, города навий. Но улыбайся. В конце-концов... Мы сейчас возьмем краски и будем рисовать красивые узорчики. А потом будем рисовать их внутри. На каждой двери. И чем лучше нарисуем, тем больше проживем. А потом поставим тебя на башню, и ты будешь сеять на головы врагов огненные дожди... и... в общем, все, что только можно. А потом мы будем единственным оплотом в этом мире! Разве не красивая картина?
   - Я уже прокляла тот день, когда связалась с нечистью. - искренне сказала Хольрен. - Вовсе необязательно напоминать мне, в какое дерьмо я вляпалась.
   - Мы добыли краску! - сообщил Лас от двери. Парень улыбался от уха до уха и чуть ли не подпрыгивал на месте от нетерпения. Казалось, ему все описанные Алексом невзгоды только в радость, и он действительно считал, что это "красивая картинка". Брат отставал от него ненамного.
   - А где рисовать будем? Сразу тут или на воротах?
   - Только с той стороны, что к городу, или изнутри тоже?
   - А ты откуда эти узоры знаешь? - наперебой загалдели братья. Хольрен страдальчески поморщилась - ее весь этот шум и неприкрытый энтузиазм раздражали.
   - У меня было время выучить. Рисовать с той стороны, откуда мы будем ждать неприятности. А ждем мы их снаружи. Я вам покажу на одной створке, вторую раскрасите сами. А я понаблюдаю. А потом, в случае чего, отвечу на вопросы.
   Алекс направился наружу.
   Снаружи замка было не в пример более людно, чем внутри. У самых ворот Алекс заметил группу из десяти-пятнадцати человек, мужчин и женщин, разного возраста, одетых в одинаковые, черные с красной оторочкой строгие мантии. Они стояли и негромко что-то обсуждали между собой. У нескольких из них Алекс, подойдя ближе, заметил звериные уши, у некоторых из-под мантии выглядывали длинные хвосты с кисточкой, некоторые выглядели совсем как люди - разве что у людей не бывает таких желтых звериных глаз. Рядом с группой, чуть в стороне, стояла Ласка, терпеливо (судя по ее лицу) чего-то дожидаясь.
   - Вау - присвистнул Алекс и повернулся к парням - Ну... ладно. У кого тут кисточки?
   Вист с готовностью протянул Алексу небольшую малярную кисть. Группа у ворот обратила на них внимание, но Ласка махнула рукой - мол, я же говорила, кто это - и люди (люди?) вернулись к своему разговору.
   - Ого. - уважительно заметил Лас. - Учителей набежало...
   - Ты бы потише. - фыркнул его брат. - Профессор Рафольд услышит - хвост открутит.
   - Так то если услышит!
   Хольрен при виде группы у ворот совсем помрачнела и постаралась держаться за спинами Алекса и братьев. Тем более что собравшиеся у ворот учителя на нее кидали совсем не дружелюбные взгляды.
   - Глупостями вы занимаетесь - вздохнул Алекс, беря кисть - В мире творится полная анархия и шатания, город Серый заселили навьи, от гильдии магов там рожки с ушками остались. Нечисть гробят, людей гробят... Всех убивают! А вы умудряетесь при этом воевать. Даже звери лесные, когда в лесу пожар, друг друга не жрут. Вот потом, когда мясо будет прожареное, милое дело. Но спасаться - всем вместе.
   Парень примерился, окинул взглядом фронт работ и покачал головой.
   Учителя Алексу ничего не сказали, просто пожали плечами и... разошлись. Некоторые просто исчезли с места, как не было, некоторые ушли как обычные люди. Один из мужчин взвился вверх золотым вихрем (вызвав у рыжих братьев завистливый вздох), возникнув уже сверху, на замковой стене.
   - В общем, объясняю один раз, но основательно. - кашлянул Алекс. - Начинаем всегда с центра. Потом идем вот так, и от этих ставим вот такие - именно такие! - завитушки. У нас четыре угла, значит пусть будет четыре. Потом мы идем дальше. Это был первый круг. За ним второй. Там их будет уже восемь... Кстати, после того как первый круг будет готов, с воротами осторожней. Могут шарахнуть. Слабенько, но оно мне надо? У вас рука еще отнимется... Очень важно не оставлять потеков. Иначе это будет как штаны с дыркой на заднице. Вроде как есть, но ничего не прикрывают...
   Ласка, вздохнув, выкрутила рукоять ножа, выравнивание лезвие до размеров привычного ей длинного кинжала и исчезла за воротами, растворившись в темноте.
   Братья немного попрепирались из-за кистей, но наконец разобрались и принялись за работу. Краска в ведре оказалась белой - видимо, другого цвета им раздобыть не удалось и на темным створках черного замка была очень заметна.
   Хольрен, пару мгновений понаблюдав за их стараниями, принялась за вторую створку ворот. Кисть она не взяла - просто водила по дереву слабо светящимся в темноте пальцем, оставляя на досках выжженый след.
   Было душно, пахло землей, надвигающейся грозой и горящим деревом.
   Стараниями Алекса его створка двери покрылась белым кружевом. Подумав, парень вывел отдельные ветви узора на стены и закончил их расходящимися спиралями.
   - Ну, моя створка выдержит... - он прикинул, переводя эквиваленты - Что-то около трех магов средней руки, семнадцать таранов и одного меня.
   После этого он обратил внимание на работу братьев. В конце-концов, первый раз без ошибок ни у кого не бывает.
   - Кстати о войне - вспомнил парень - Хольрен, а почему ты здесь?
   - А тебе есть до этого дело? - неодобрительно буркнула девушка. Она отняла от створок ладонь, помахала ей в воздухе, сбрасывая усталость, подула на кончики пальцев и снова принялась за работу.
   Братья со своей частью справлялись довольно неплохо. И весело - Вист уже сидел на плечах у Ласа, вычерчивая узор на большей высоте.
   - Розумию, что раз вопрос прозвучал, то задан он не ради простого интереса. Хотя кто меня знает - задумался Алекс - Я себя точно не знаю. Иной раз такое выкину, что только удивляться и остается. Но что тебя сподвигло? Тебя зажали, а кто-то из нечисти тебя вытащил? У тебя есть материальная заинтересованность? Ты хочешь примирить виды? Между прочим, титаническая цель. Никто не ценит, все пинают, но потом, много лет спустя, те, кто свел тебя в могилу, покивают и скажут, "А послушайте, она ведь была права!" Вот ради такого стоит даже воскреснуть и так... "Я же говорила-а-а!"
   - Я просто возвращаю долг. - буркнула Хольрен. - Мстивой когда-то спас мне жизнь. Не люблю быть должна.
   На некоторое время она замолчала, продолжив выводить узор, но все же через пару минут с неохотой призналась:
   - Кроме того, мне не нравится, что маги и нечисть воюют. Глупое дело. И у тех, и у других достаточно магических приемов, которым стоило бы поучиться. Мы могли бы выгодно сотрудничать.
   - Ее мать была мавкой. - наябедничал сверху Вист. И тут же с воплем грохнулся вниз, чудом уклонившись от брошенного магичкой небольшого сгустка огня.
   - Придержи язык за зубами, ящерица. - девушка сдула с ладони дымок и вернулась к узору, как ни в чем не бывало.
   - Нашла кого огнем пугать. - тихо буркнул Вист, поднимаясь с земли и отвешивая затрещину хихикающему в кулак брату. - Давай рисуй, твоя очередь!
   - Боевой задор потешить, перед боем грядущим, оплеухой доброй друга своего потешить - Алекс уже не смотрел на ворота. Парень задумчиво смотрел на город, и туда, куда ушла Ласка. Насколько девушка была дисциплинирована? Не поперлась ли следом за двумя смертниками? И самому не сходить...
   Парень огляделся, прикинул что-то, отошел на три шага, и принялся чертить на земле.
   - Не отвлекайтесь - прокомментировал он. - Не на что тут смотреть.
   То, что мир закрыт, он узнал со слов... Мстивоя и девушки из передатчика. Настало время убедиться самому.
   Линии, которые чертил Алекс, постепенно складывались в узор... но он оставался мертв. Никакой реакции на действия парня не было - глухо. Просто рисунок на земле.
   На нос Алексу упала первая капля.
   - Дождь. - досадливо заметил Лас, стряхивая краску с кисти и глядя в небо. - Вроде не должно было быть сегодня дождя...
   Хольрен резко вскинула голову, глядя в небо и к чему-то прислушиваясь. На улице было все так же темно, звезд и луны не было видно за затянувшими небо тучами.
   Откуда-то сверху, со стены, донесся предупреждающий крик. Который повторился - сверху справа, сверху слева, откуда-то сзади замка...
   - Дождь - это печально... Хольрен, он на твоей магии скажется, как думаешь? - парень задумчиво смотрел на узор. - Качественно отрезали, гады. Тогда... Так.
   Вокруг кольца стали появляться новые узоры.
   - Говорил мне учитель, тебе бы в саперы - бурчал парень. - Так нет, пошел в разведку... Повидай миры, повстречай новых людей... убей их... разно-о-образие... Так, если с узором закончили, то идите... ммм... в столовую. Хотя нет. Помните тот узор, который я вам показывал? О, Тьма, вот я идиот! Мстивою не говорите! Он порадуется, что я это признал...
   Круг разросся, к нему добавились новые узоры, местами вообще это напоминало жуткое мракобесие. Дождь мешал, но не сильно. Если прошлый просто искал линии связи, то этот пользовался хорошо известными основными координатами. Разумеется, узор оставался мертвым. Но не это было его задачей. Рядом был пиромант, очень вкусный источник магии... которую этот самый узор и сифонил, направляя на поиски.. глушителя. Импровизация чистой воды, но отбивать огромный замок от орд нежити в одну весьма скромную морду Алексу не улыбалось. Ладно, если люди пойдут... А если маги?
   Братьев удалось загнать во двор лишь со второй попытки - они совсем не хотели уходить, пока Хольрен (на время отвлекшаяся на то, чтобы высушить краску на воротах) не пригрозила им "поджарить хвосты". Кое-как смирившись, оба исчезли за дверью, прихватив краски с собой - видимо, чтобы рисовать узоры на дверях столовой. Наверху, на стенах, было оживленно - учителя, которые, как оказалось, несли там вахту, о чем-то не слишком громко переговаривались.
   Дождь усилился и превратился в небольшой ливень, насквозь вымочивший и магичку, и Алекса и тех, кто стоял на стенах. Через некоторое время из лесочка у замка появилась промокшая насквозь Ласка. Вид у нее был встревоженный.
   - Люди идут. - сообщила она. - В Швардсвальде волнения были еще днем, а раз король отменил мир, они пошли на нас!
   - Иди внутрь. - предложила Хольрен, кивая на ворота. Ласка и правда с тревогой поглядела на замок, но, помедлив, осталась на месте.
   - Нет. Я буду с вами.
   - Дело твое. - буркнула магичка. - И дети тоже твои.
   Ласка молча ощерилась на нее, но ничего не сказала. Ворота замка приоткрылись и из них тенью выскользнула одна из женщин-учителей, быстрым шагом пошла к лесу, не обращая внимания на стоящих возле ворот.
   Именно в это время узор, за которым Алекс наблюдал все это время, отозвался. Над спутанными линиями, назло дождю возникло небольшое туманное завихрение, на белом плотном боку которого отчетливо была видна указывающая на запад стрелка, под которой виднелась плотная туманная надпись: "8,5 км".
   - Что это? - отвлек парня голос Хольрен. - Что ты делаешь?
   - Что у нас в том направлении? - вместо ответа спросил Алекс. - Если идти ровно по стрелке.
   Ласка откинула с лица мокрые, лезущие в глаза волосы и посмотрела в нужном направлении.
   - Там? Сольнберд, Свечная, Волчья. Монастырь старый, Пристанище...
   - Пара магических постов. - добавила Хольрен. - Исследовательские. Повышенный магический фон непонятного происхождения.
   - На расстоянии двух часов... может полутора, хода? - уточнил дотошный Алекс.
   - Пост.
   - Свечная, монастырь и Пристанище. - пожала плечами Ласка. - А что? Там что-то случилось?
   - Пост... - Алекс закусил губу, посмотрел на Ласку и магичку и снова перевел взгляд на стрелочку. - Мстивой и Вьюжный пошли туда?
   - Они в Пристанище. - с тревогой сказала Ласка и настойчивее спросила: - Что там случилось?
   - Да кто его знает - пожал плечами Алекс - Но в том направлении есть что-то, что мешает нем с Мстивоем позвать парочку друзей. Вот я думаю... Маги там или не маги. И угадал ли Мстивой с Пристанищем. Ладно... Не маленький. Побудем делегацией по встрече рассерженных крестьян?
   - Встретят без нас. - отказалась Ласка. - Пойдемте внутрь.
   Видно было, что ей не терпится оказаться внутри замка, но она по какой-то причине все еще оставалась снаружи, рядом с Хольрен и Алексом.
   Откуда-то потянуло дымом и запахом горящей смолы. За деревьями замелькали едва видимые огоньки факелов, послышался шум, чьи-то выкрики...
   Откуда-то сбоку неожиданно раздался громкий (наверняка, усиленный магически) женский голос невероятно красивого тембра. Мягкий, невысокий, чарующий, он пел на незнакомом Алексу языке, привлекал внимание, затягивал, невыносимо манил за собой, заставляя подчиняться, забыть все цели и следовать за ним...
   Шум за деревьями притих - кажется, люди начали останавливаться в смятении. Голос начал удаляться вправо и назад, к городу.
   - Пошли. - Хольрен грубо тряхнула Алекса за плечо. - Если мы останемся снаружи, нас порвут. Там не только крестьяне. Они учли прошлую оборону Швардсвальдской Школы, больше того везения не повторится. Идем внутрь!
   Ласка уже нетерпеливо притопывала ножкой у ворот.
   - Мммм... Порвут? Это угроза, да... вы идите. А мне... я... - он снова посмотрел в сторону, куда указывала стрелка и ногой размел узор. Туман расползся клочками и растаял.
   - Я попробую с ними... поговорить.
   - Самоубийцам привет. - буркнула Хольрен и, хлопнув Алексу по плечу, исчезла за воротами. Ей умирать не хотелось. Ласка медлила, колебалась, словно разрываясь между Алексом и теми, кто находится внутри замка, но все же тоже исчезла за воротами, закрыв за собой створку двери.
   Люди пришли не сразу. Сначала за деревьями, захлебнувшись криком, смолк одинокий женский голос и цепочка огней, тянувшаяся в его направлении, остановилась. На замковой стене кто-то глухо, но отчетливо зарычал. А после движение возобновилось.
   Люди высыпали из леса - злые, решительно настроенные, подбадривая друг друга яростными криками. Сначала - те самые крестьяне, вооруженные чем попало, от вил до топоров, как попало одетые, с дымными, чащящими факелами, за ними - уже более организованные отряды, похоже, городской стражи и население местных казарм. В каждом отряде Алекс заметил двух человек, которые, в отличие от всех остальных, пеших, ехали верхом. Один человек был одет в синее, другой же щеголял черной инквизиторской формой. Над его головой развевалось знамя - черный ромб с белым крестом.
   Люди яростно кричали. Они не объясняли, зачем пришли, не пытались вызвать население замка на разговор - все и так было ясно. То и дело слышались выкрики "Бей нечисть!", "Уничтожим поганых тварей!", "Убийцы детей!". Люди все прибывали и прибывали, живое колышущееся море. Не так много, но для уничтожения оставшихся в замке детей, больше чем достаточно. Особенно если учесть, что почти все взрослые, что остались сейчас в Школе, стояли наверху, на ее стенах.
   Первый удар нанесли не крестьяне - маги, на пробу пальнувшие в ворота каким-то заклятием. Синий магический шар размером с полголовы человека пронесся над Алексом, ударился в створки высоко над его головой и... срикошетил обратно, в толпу крестьян, взорвавшись уже там. Послышались крики боли и негодования, людское море всколыхнулось. Маги - те самые люди в синем, как определил Алекс, снова вскинули руки. В ворота устремились сразу три подобных первому шара - и все с тем же результатом. Людская ярость достигла апогея. Где-то в лесу застучали топоры - валили подходящее для тарана дерево. Маги притихли, озадаченно съехались вместе - кажется, обсуждали неведомое дело.
   Алекс, прижавшийся к створкам ворот спиной, спокойно наблюдал за беснованиями людей.
   - Инквизиторы, маги... мда-а... ну и набежало вас... - проворчал парень. Подождав еще немного, он сунул два пальца в рот и пронзительно свистнул.
   Свист услышали. Люди недоуменно заозирались кругом, пытаясь понять, откуда он исходит и кто его издает. Тем временем, на стенах, похоже, воспользовались моментом и в толпу солдат ударил огненный шар. И еще один - уже в крестьян. Третий улетел к магам, но те, поняв, что что-то не то, выставили защиту и им вреда шар не причинил.
   Сверху снова послышалось пение, на этот раз голос был мужской и звучал он куда грубее, чем голос певшей в лесу женщины. Пока длилась пение, со стены продолжали сыпаться огненные шары, изредка сменявшиеся огненными стрелами и еще чем-то из арсенала пироманта.
   Алекс озадаченно поскреб макушку, оглянулся на ворота, на белый узор на черных створках, оглядел свою форму, порядком износившуюся за время пребывания в этом мире, на небо... и чертыхнулся. Проклятая магичка!
   - Откуда она знает, может я правда хочу умереть? - пробурчал парень, демонстративно отряхивая плечо. - А, ладно... раз уж я здесь...
   Из-под куртки была извлечена доска, снова прокушен палец и узор украсили несколько алых капель.
   - Посмотрим, что тут у нас... - проворчал парень, обводя взглядом толпу.
   Песня наверху оборвалась так же внезапно, как началась и в толпе крестьян началась паника. Они с бессвязными криками бросились врассыпную от стен школы, не видя дороги, топча и убивая друг друга. Со стен долетел издевательский смех, маги, отвлекшиеся на происходящее, снова ударили по воротам каким-то заклятием... Более организованные солдаты пока держали боевой порядок, на стенах завели новую песню, снова посыпались редкие огненные стрелы...
   Глаз Алекса почти мгновенно выцепил в толпе красный ореол. Инквизитор на лошади - в ближайшем отряде. Он сидел спокойно, с некоторой брезгливостью наблюдая за происходящим, но не предпринимая никаких действий. Еще один ореол - еще один инквизитор, чуть подальше. И еще один. И еще...
   В воздухе наконец засвистели стрелы - защитников попытались снять со стен. Но в темноте это было затруднительно, свет от факелов не давал достаточного освещения, а зажигать огни на стенах никто не стал - нечисть прекрасно видела в темноте и знала свои преимущества.
   Алекс переступил с ноги на ногу, чертыхнулся про себя. Глубоко вздохнул, посмотрел на небо, чему-то улыбнулся и внимательно уставился на ближайшего инквизитора.
   - Вот он ты какой... - он склонил голову набок и усмехнулся. - Знал, что у Ласки надо было наш нож отобрать...
   Соваться сейчас было бы несколько безрассудно. Слишком уж толстый живой щит поставил демон между собой и крепостью. Опасался, что ли? Но и просто так стоять они тоже не будут...
   Почему-то больше всего Алекса злила используемая инквизицией символика. Это все смахивало на очень изощренное издевательство.
   Паника в передних рядах наконец-то прекратилась. Пение наверху тоже закончилось - но на сей раз результата оно не принесло, похоже, маги сумели что-то ему противопоставить. Со стен еще несколько раз прилетали огненные стрелы, но потом закончились и они.
   Зато люди, похоже, наконец закончили с тараном. Задние ряды расступились, давая путь тем, кто его нес. Маги снова принялись бить по воротам заклятиями - но они так же рикошетили в своих, так что удары по воротам вскоре прекратились, зато начались по тем, кто стоял наверху. Сверху послышался крик - в кого-то попали, началась новая песня, но быстро оборвалась...
   Ворота содрогнулись от первого таранного удара, но произошло нечто неожиданное. Людей разметало в стороны, словно кукол, бревно разнесло в мелкие щепки, которые ранили тех, кто стоял поблизости. Послышались крики уже не ярости - ужаса. Похоже, никто не ожидал, что жалкая горстка нечисти сможет дать какой-нибудь отпор...
   Ближайший инквизитор тронул каблуками бока коня, подъехал к своему коллеге и тихо сказал ему на ухо пару слов. Они едва заметно кивнули друг другу и снова разъехались в разные стороны...
   Многоголосый переливчатый вой, проникающий в самую душу, продирающий до костей, послышался минутой позже. А после из-за замка, огибая его с обоих сторон, хлынула черная река. Гибкие, маслянисто блестящие черные спины, белые вкрапления рассыпанных по шкурам клыков, острые морды, горящие зеленью глаза... Навий было много. Очень много. Они, не останавливаясь, врезались в толпу людей, прыгали на спины, подминали под себя и выворачивались наизнанку, обволакивая, переваривая жертв заживо, чтобы в следующее мгновение снова встать и снова броситься в атаку...
   Крестьяне с криками ужаса побросали оружие и попытались спастись бегством, но бесполезно - с одной стороны их нагоняли навьи, с другой - не пускали солдаты, свои же, люди, убивали тех, кто пытался хоть как-то выжить. Маги бездействовали, точнее - продолжали сбивать со стен защитников крепости, словно не замечая бойни, что происходит внизу, инквизиторы по-прежнему молча сидели на своих конях и... улыбались.
   - Откуда же вы пришли... - подобрав щепу от тарана, Алекс быстро очертил на размякшей земле круг и теперь сноровисто заполнял его... чем-то. Эти узоры не были плавными, скругленными обводами защиты на воротах, они не походили на острые поисковые. Что-то среднее, и обильно ветвящееся. Когда парень закончил, видимых изменений не произошло. Впрочем, Алекса это не расстроило. Утыкав оставленные места острыми щепками он понадеялся на людей... огляделся, подобрал топор, взвесил его в руке, проверил остроту, сокрушенно покачал головой, подумал еще немного...
   - Черт, ненавижу я это делать...
   Спустя секунду вдоль стены метнулась черная тень. И в намерения этой тени входило - обойти пиршество по краю, зайти в тыл и вырвать паре тварей... что-нибудь, от чего им будет неприятно.
   Правда, совсем по краю не получилось. Навьи, в отличии от людей, его видели - им иллюзии, видимо, не мешали. Ближайшая же тварь бросилась на Алекса, сбила его с ног и, рыча, явно вознамерилась пообедать. Только вот она никак не могла понять - по всем ее чувствам в ее лапах был человек, а к земле она прижимала здоровенного черного волка...
   - Ррраур! - веско сказал "я не нечисть" Алекс, и лязгнув челюстью, лягнул навью и попытался вырваться из захвата.
   Тварь в ответ, оскалившись и совершенно забывшись, ухватила его за плечо - боль стегнула волка по всему телу, казалось, словно сами зубы у навьи были из раскаленного металла - но большего сделать не успела. Послышался свист, что-то влажно хрустнуло и Алекса залило потоками вязкой черной жидкости, сверху рухнуло до отвращения холодное, мерзкое и противное тело обезглавленной навьи, придавив к земле.
   - Пошел! - выкрикнул над ним знакомый женский - и очень неприятный - голос. - Уходи, придурок! К замку уходи!
   - Иди к лешему! Я их достану. Хоть одного, но с собой заберу! Потом вернусь и заберу другого! - оборотень вскочил... и зарычал от боли в покалеченой конечности. - Мгм. Ладно. Признаю под гнетом обстоятельств. Слушай... Убей меня, а?
   - Иди на х...! - зарычала магичка, приканчивая еще одну тварь. - В любое другое время - с удовольствием, а сейчас прикончить единственный наш шанс выжить? Да пошел ты!
   Она, видимо, собиралась сказать что-то еще, но как раз в этот момент Алекс заметил у ворот фигуру в сером балахоне с капюшоном, накинутым на голову. Человек спокойно стоял среди беснующихся навий, словно не замечая их, молитвенно сложив руки и склонив голову, а в следующее мгновение он, что-то выкрикнув, выкинул руки вперед. Краем глаза Алекс заметил, как справа и чуть позади полыхнуло красным, но сделать ничего не успел - замковая стена внезапно пошла мелкими трещинами и со страшным грохотом обвалилась, открыв проход во внутренний двор замка. Послышались крики ужаса со стороны тех, кто уцелел на остатках стены - и ликования со стороны солдат и магов.
   - Ммать! - взвыла рядом Хольрен. - Светлый! Дети! Светлый!..
   - Если ты убьешь меня, через минуту я снова буду с целым плечом - меланхолично заметил Алекс. - А еще если меня убить, то через пять минут тут будет веселее, но вам надо будет прожить это время, идиоты... Слушать надо старших!
   Парень (уже парень) вздохнул, повел прокушенным плечом и отвесил магичке щелбан.
   - А если так. - Алекс посмотрел на небо, покачал головой и принялся за новый чертеж.
   - Палка-палка огуречик... получилась... ересь несусветная. Все, уходим... - он потащил магичку к пролому. - Светлый - марионетка. Даже стену за него проломили, кто-то из демонов...
   В пролом тем временем хлынули навьи, огибая Светлого, словно его и не было. За ними, чуть помедлив, с боевыми криками побежали люди, солдаты, которые до сей поры стояли смирно, выжидая удобного момента и убивая тех, кто пытался сбежать...
   Хольрен попыталась что-то сказать, но в этот момент грохнуло еще раз - только во много раз тише, словно кто-то в соседней комнате взорвал детскую хлопушку. Зато зарево поднялось знатное - столб огня, хорошо видимый издалека, вырос далеко на западе, почти на горизонте... и опал через пару мгновений ярким водопадом искр.
   А в следующую минуту магичка ухватила Алекса за загривок и, что-то резко выдохнув, очертила над головой круг. В глазах парня потемнело, на пару мгновений ему стало плохо и показалось, что вот-вот вывернет наизнанку - а в следующую минуту он понял, что сидит на каменном полу в замковой столовой и что его уже никто не держит.
   - Алекс! - вскрикнули рядом. - Ты в по.. о, боги! Кто тебя так? Чем?
   - Эээ... Хольрен! - перевел стрелки Алекс. - Объясни им, как опасно... Так... Угу. Тут. - Он огляделся.
   Огромный зал был битком набит детьми, от пяти до семнадцати лет. Как ни странно, никто из них не плакал и не кричал - все сидели тихо, только глаза у всех светились в полумраке испуганными зелеными огоньками. Из взрослых в зале была только Ласка. Кроме того, у дверей (сплошь изрисованных знакомым белым узором) Алекс заметил парочку рыжих парней, вид у которых был донельзя серьезный. За ними стояли разношерстные парнишки постарше, от четырнадцати до семнадцати, вооруженные кто чем и явно испуганные. Сквозь толпу детей к оборотню проталкивалась Зимка, прижимающая к груди свою сумку.
   Хольрен ответить не смогла - она без сознания лежала рядом с Алексом, из носа у нее двумя тонкими струйками текла кровь.
   - Ласт не вернулся? - с тревогой спросила Ласка. - Что там происходит? Мы слышали взрыв...
   - А где Берест? - жалобно спросила Зимка, падая рядом с Алексом на колени. - Почему ты вернулся, а он нет?
   - Ласка, нож. У меня с ним опыта раз в сто больше. Узором покройте стены, потолок. Все что можно. Светлый не беда, Светлый лишь ширма. Он.... в общем, долго рассказывать, но у нас огромные проблемы. Судя по фейерверку, Вьюжный с Мстивоем нашли блокиратор. Пять минут вы точно не проживете. А они могут и задерживаться... Это уже поговоркой стало: вызвал пехоту, заказывай ужин...
   Говоря это, парень беззастенчиво рисовал кровью бессознательной магички круг, в нем три пересекающиеся круга поменьше, и в каждом малом круге по одному символу. Закончив, он добавил лучики, вздохнул и положил на узор руку Хольрен.
   - Пусть так и лежит - наказал он. - Будет автодозвоном подрабатывать...
   - Что ты сделал? - непонимающе спросила Зимка. Ласка без разговоров протянула ему нож, но тут же потребовала объяснений:
   - По какому фейерверку? Что там вообще происходит?
   - Она умерла? - осторожно поинтересовалась Зимка, не решаясь притронуться к лежащей в на полу возле узора Хольрен.
   - Там шум какой-то.. - с тревогой заметил стоящий возле двери Вист. Лас уже наносил узор на стену возле двери, но краски, видно, было мало, да и скорость у парня была невысокая - рисованием он раньше не занимался.
   - А кто задерживается?...
   Линии кровавого узора на полу некоторое время молчали. А после слабо засветились голубым светом, который расходился от центра - руки магички, к самым краям...
   - Ребята, задерживаются. Так. Держите ее так, не давайте руку убирать. Светится - это хорошо. Дети! Все хором считаем до... ммм... трехсот!
   Алекс перехватил нож и метнулся к дверям.
   - Там навьи и демоны. Я их задержу... недолго. Когда появятся люди в черных доспехах, скажите им... "Дальний пять передает привет и объявляет белый"!
   - Раз. - робко сказал кто-то из детей, совсем ничего не понимающих, но зато получивших хоть какой-то приказ к действию. - Два...
   - Так это навья тебя так? - запоздало сообразив, ужаснулась Зимка, но дверь за Алексом уже закрылась, так что большего он не услышал.
   - Пять... - нестройным хором донеслось из-за двери, а потом стало не до этого.
   Вопреки ожиданиям, это по коридору, ведущему к столовой, бежали не навьи. Это были люди, слабо светившиеся красным в свете эффекта от узора, но люди - солдаты, которые сдерживали пытающихся спастись от смерти крестьян. И на этот раз они Алекса видели - раненого, залитого кровью, одного перед желаемой целью. И вооружены были куда лучше неудачливого ополчения...
   - Ох, неужели опять умирать - вздохнул Алекс. - Раззудись, плечо, размахнись, рука...
   Коридор был узкий. А еще у Алекса было одно небольшое преимущество. Нож Ласки. Он выкрутил кольцо до упора, на максимум и встал в оборонительную стойку.
   - Демоны, а я вас вижу, демоны...
   Прокушенная рука начала отниматься, и ее пришлось спрятать в карман истрепанной куртки. Коридор был узкий, и пока не подтянутся лучники... у людей будут проблемы с одним-единственным защитником. Детские голоса за дверью очень способствовали жажде жизни. Первые кто сунулся так и остался лежать на каменном полу. Последующие уже были осторожней, вот только меняющаяся форма клинка прекрасно помогала обходить любые блоки, жалить в лицо, шею, стык доспехов...
   - Хорошие ножи делают. Жаль, я свой не взял - пробурчал Алекс, переводя дух, пока солдаты ненадолго отступили.
   За время боя отниматься начала уже не только рука, но и бок. Растерянные, непонимающие солдаты пока не знали что делать - но это только пока. Вскоре над головой Алекса свистнула стрела, пролетевшая буквально в паре сантиметров от него, наткнулась на дверь - и срикошетила обратно, вызвав у кого-то захлебывающийся стон. В следующий раз били уже прицельней, и стрела воткнулась в бедро, солдаты яростно взревели, снова бросились на приступ...
   - Сто двадцать два... - хором просчитали дети и... затихли. А в следующий момент с той стороны двери рявкнули:
   - В сторону!
   - Какой в сторону?! - Алекс не удержался и заглянул в двери, опасно подставив врагам спину.
   Его тут же схватили за шкирку и втянули внутрь, откинули в сторону - благо, кто-то поймал и хлопнул по плечу (по больному), заставляя сесть. В коридор, открыв дверь с ноги, ринулись фигуры в черной броне поверх комбинезонов и черных закрытых шлемах, держа наперевес тяжелые трехствольные винтовки. В коридоре послышались частые выстрелы и сумбурные крики.
   - Не дергайся. - предупредил Алекса тот, кто заставил его сесть. Этот парень тоже был одет в черное, только, в отличие от остальных, у него вместо винтовок было два пистолета в креплениях на бедрах. На полу возле Алекса стоял раскрытый рюкзак. - Кто тебя так? Демон или так, людишки?
   - Местная нежить. Навьи. Ядовитые. - Алекс помотал головой. - Ущипните меня! Я вижу живого медика и всего через две минуты! Там, к слову, группа демонов. Их лучше... живыми. Но можно покалеченными. Тут где-то еще наши есть. Правда, не совсем живые, но хотелось бы вытащить. Город рядом... Собственно... У меня пока все. Я в шоке и от него отхожу! Вот!
   - Вызвал бы раньше - пришли бы раньше. - пожал плечами парень, наполняя тонкий шприц какой-то жидкостью из ампулы. - Тебе хиханьки-хаханьки, а у нас обед, между прочим, был...
   Он приложил шприц к нечувственной руке Алекса, умело ввел лекарство, быстро убрал аптечку и закинул рюкзак за спину.
   - Все, сиди, должно помочь. А я, если ты не против... - парень вытащил из креплений пистолеты, крутанул их в руках - пойду развлекусь, не все же ребятам веселье. На вот, держи.
   На колени Алексу упал серебристый полумесяц передатчика.
   - Демонов - живьем. - коротко сказал медик - видимо, передал своим и, махнув Алексу пистолетом, исчез за дверью.
   В столовой висела тишина, прерываемая только звуками выстрелов, криками и шумом снаружи. Даже дети потрясенно молчали.
   - Кто это? - шепотом спросила Ласка через несколько минут.
   - Ну... помните Основателей? - Алекс устроился поудобнее и прикрепил передатчик за ухом. - Я их... мгм... коллега. Эти типы - мои коллеги. Только вот разница во времени между основателями и нами сами знаете какая. Вот и обросли немного барахлом... Твою ратушу!
   Парень подорвался и бросился за медиком.
   - Стой! Куда намылился?!
   К счастью для Алекса, медик не ушел далеко. И его услышал.
   - А что? - он снова заглянул в дверь. - У тебя еще какие-то пожелания? Если что, я стрелу нарочно трогать пока не стал, пусть противоядие подействует, мало ли. Она же тебе не слишком мешает? У древка обломи, кстати.
   Алекс чертыхнулся и от стрелы избавился.
   - Я вообще не про то. На мне все как на собаке заживает. Там магичка валяется, перенапряглась, болезная. Вытащи ее в реальный мир, а то окочурится раньше срока. Я же потом виноватый буду. Плакать по ночам, начальство доставать. - парень тряхнул головой - И пару стимуляторов для свежести мыслей. Согласен на тройную дозу.
   - О, Тьма, а раньше ты сказать не мог? - парень со вздохом вернул пистолеты в крепления. - Я только настроился развлечься...
   - Как мог, так и сказал. - огрызнулся Алекс. - Я тут неделю на ногах и с лап валюсь. В следующий раз я даже когда по нужде пойду, буду с собой хоть пару гранат брать. Или один факел...
   Медик, оглядевшись, решительным шагом направился к все еще лежащей на полу Хольрен. Ласка и Зимка, заметив его приближение, поспешно отошли в сторону, словно не желая находиться я со странным "коллегой" Алекса близко. Зато Вист и Лас глазели с неприкрытым интересом, причем один из братьев то и дело косился на открытую дверь в коридор, откуда доносились выстрелы и крики.
   Медик тем временем, ни на кого не обращая внимания, опустился на колени рядом с лежащей магичкой, снова скинул со спины рюкзак и принялся копаться в нем, выискивая нужные препараты.
   - Иди сюда. - коротко велел он, непонятно к кому обращаясь. - Держать будешь.
   Алекс подошел к медику и склонился над магичкой.
   - И вызвали вас почти сразу, как возможность появилась. Грамотные все пошли. С глушителем и все такое...
   - Держи ее, чтобы не дергалась. - велел медик, не слушая и набирая в очередной шприц какой-то жидкости из только что вынутой из рюкзака ампулы. - Она будет, а мне это не надо.
   Он осторожно взял руку магички и ввел лекарство. По венам девушки, хорошо видимым под кожей, начали разбегаться серебристые, чуть светящиеся струйки. Выглядело откровенно жутко.
   - Тройную дозу не дам - мне самому потом перед начальством отвечать. И вообще, как ты умудрился вляпаться в такое дерьмо? Этот мир лет пять уже считается мертвым, я по архивам пробил...
   Мертвенно бледная Хольрен в этот момент слабо пошевелилась.
   - Держи. - снова велел медик и прижал ноги девушки к полу.
   - Вау, так они еще долго держались! - восхитился парень, налегая на Хольрен - Тут наших смололи в... ммм... в начале. А потом держалось все на остатках того, что они успели сделать. Одна из наблюдателей придумала устройство, которое через глушитель вырывает из перехода наших. Так меня всосало, а до меня Мстивоя, Береста, или как его там. Слушай, тут к западу взрыв был. Неплохой такой... Там раньше глушилка стояла. Вы там не пошарите? Может, осталось что полезное. А отчитываться... Скажешь - на благое дело. Я из-за этой недоработки неделю отпуска про...тратил, ладно хоть среди людей!
   Парень понизил голос до громкого шепота.
   - Тут все меня называют нечистью!
   - Напиши на них рапорт. - саркастично предложил медик. В этот же момент Хольрен, так и не приходя в сознание, рванулась из рук Алекса с такой невероятной силой, которую от не слишком-то в общем сильной девушки ожидать было трудно. Медик, чертыхнувшись, сильнее прижал к полу ее ноги, а потом и вовсе уселся на них и, снова потянувшись к рюкзаку, принялся отыскивать там что-то.
   - А, Тьма, сильно ее... Ладно, сейчас что-нибудь...
   Магичка продолжала рваться из рук Алекса. Причем глаз она так и не открывала. Ласка, с ужасом наблюдавшая за происходящем, даже зажмурилась, кто-то из детей не выдержал и тоненько захныкал. Выстрелы в коридоре наконец стихли, зато еле слышные крики и шум доносились уже откуда-то издалека - видимо, битва переместилась во двор замка.
   - Как дергаться перестанет - челюсти ей разожми. - велел Алексу медик, приготовив какую-то очередную склянку. - А лучше... а, черт с ней. Давай на счет три. Сможешь?
   - Смогу. - проворчал Алекс. - Я теперь все смогу...
   - Тогда давай. Раз... два... три!
   За время счета Алекс втянул руку в остатки рукава, и сноровисто разжал магичке челюсть.
   - Не утопи ее. Будет смешно, но дети не поймут.
   - Не учи ученого. - буркнул медик и, зубами вырвав пробку из пузырька с лекарством, быстро влил его магичке в рот. А после, посчитав про себя до пяти, несколько раз нажал ей ладонями чуть ниже груди.
   - Ну же, давай, давай, возвращайся. Дети не поймут...
   В конце-концов, Хольрен вяло кашлянула. Раз, другой... а после зашлась приступом кашля, согнувшись едва ли не пополам.
   - Другое дело. - удовлетворенно сказал парень, глядя на корчащуюся на полу магичку, и, поднявшись с ее ног, снова принялся собирать рюкзак. - Никого больше лечить, надеюсь, не надо и мне можно наконец-то пострелять?
   Выпрямившись, он закинул рюкзак за спину и протянул Алексу ладонь, на которой лежали две маленькие черные капсулы.
   - Под твою ответственность, наркоман.
   - Да, да... не учи дедушку внуков делать - буркнул Алекс, закидывая в рот первую капсулу. Немного посидев, парень все же вспомнил, что магичку неплохо бы отпустить, и встал на ноги.
   - Не поделишься вестями с полей?
   Медик на пару минут замолчал, прислушиваясь к чему-то - видимо, спрашивал, как дела у остальной группы. К отчаянно кашляющей Хольрен тем временем подобралась Зимка, обняла за плечи, усадила, принялась что-то тихо втолковывать. На Алекса и медика она уже глядела не с такой уж и опаской.
   К Ласке сзади подобрались два белобрысых парнишки лет восьми-девяти, которые теперь любопытно выглядывали из-под ее рук. Вист и Лас, не выдержав, смыслись на улицу, оставив после себя уже знакомый след из золотисто мерцающих искр. Остальные дети, словно что-то почувствовав, несколько расслабились и принялись шепотом и вполголоса обсуждать произошедшее, подняв в столовой тихий гул.
   - Ребята почти закончили. - наконец сообщил медик. - Одного из демонов взяли живьем, второму поотрубали что можно, чтобы не дергался. Люди, кажется, разбежались по большей части, так что еще немного... Эх, не удалось мне пострелять! А, еще ты нам пиво теперь должен.
   - Тогда с вас закуска - не остался в долгу Алекс.
   - Идет. - легко согласился парень. - Вот только дело закончим. Так, я все-таки вниз, тут моя помощь вроде не нужна, а там понадобится. Ты бы успокоил местных, что ли...
   Он кивнул на выглядывающих из-за ласкиной спины зеленоглазых парнишек и, решительно развернувшись, исчез за дверью.
   - Эээ... - Алекс оглядел собравшихся, поерзал, и развел руками - Это... Все хорошо... Школу удержали. Будете учиться и никуда от уроков не денетесь.
   - А где папа? - робко поинтересовался оnbsp; - Раз. - робко сказал кто-то из детей, совсем ничего не понимающих, но зато получивших хоть какой-то приказ к действию. - Два...
дин из белобрысых парнишек. Ласка только вздохнула, не успев его остановить.
   - Не знаю. Найдется. Мы его найдем. Или я. Вот немного очапаюсь и поищу.
   "Так или иначе, в том или ином виде..."
   Парень вздохнул.
   - Этот, который сейчас был, очень хороший медик. Мертвого не поднимет, но очень сильно раненого - запросто.
   - Думаешь, понадобится? - тихо вздохнула Ласка. Глаза девушки словно погасли, но тревога читалась в них совершенно отчетливо. За спиной Алекса наконец-то перестала кашлять Хольрен - и теперь отрывисто ругалась, непонятно на что и непонятно на кого. Хотя "проклятущих оборотней" Алекс все-таки успел выцепить.
   - Дальний пять - ожил передатчик за ухом Алекса. - Двор зачищен, территория свободна. Пойдешь на своих тварей смотреть или мы их сами порасспрашиваем?
   - Уже бегу - Алекс невольно повел головой и метнулся к выходу. - Можете начинать пока.
   - Понял. - отозвался передатчик и затих.
   Коридор столовой был забрызган кровью едва ли не до высокого потолка и украшен разнообразными трупами стражников той или иной степени покалеченности, которые в живописных позах расположились на полу и возле стен. Под ногами иногда неприятно хлюпало, ботинки скользили по крови, в нос били навязчивые запахи. Ласка, выглянувшая в коридор вслед за Алексом, немного побледнела и тут же шмыгнула обратно - парень успел расслышать ее голос, строго объявивший: "Всем сидеть в столовой и наружу носа не казать, пока не будет велено!"
   Двор замка мало чем отличался от коридора. Там все так же было темно - с момента начала "битвы" прошло от силы пара часов, и так же пахло кровью, смертью, склепом и, как ни странно, свежескошенной травой. Кусок стены рядом с воротами был обвален, по двору валялись трупы, между которыми цокали копытами редкие черти, что-то бормочущие себе под нос. Пехотинцев Алекс заметил недалеко от провала - облаченные в черное парни в наглухо закрытых шлемах, полукругом стояли у стеночки, обступив
кого-то.
   - В черные лужи не наступай. - предупредил Алекса вышмыгнувший из-за его спины парнишка той же форме пехотинца, посветив перед собой ярким фонариком, выхватившим из темноты отвратительную на вид маслянисто мерцающую лужу черной жижи, в которой плавали белые острые клыки. Парнишка был пониже остальных, поуже в плечах и за спиной у него висела самая обычная винтовка. Обогнав Алекса, он присоединился к остальным.
   - Это от кого такое осталось? - Алекс обогнул пятно. - От нежити? Или от кого-то из них?
   - Нежить. - один из пехотинцев повернулся к Алексу, приглашающе качнул стволом винтовки. - Такие черные, на собак похожи. Та еще дрянь по виду, а уж как людей жрали - милое зрелище...
   - Аа... - понятливо кивнул Алекс и подошел ближе. - Меня такая одна чуть не схрумкала. Но животных они видимо не употребляют. Гур-рманы. Так, что у нас тут...
   "Тут" был один из инквизиторов. Выглядел он, прямо скажем, неважно - досталось ему знатно. Вся правая половина его лица была залита кровью, глаз не открывался, половины зубов, кажется, недоставало. По рукам и ногам он был надежно спеленут какими-то синевато светящимися в темноте жгутами - судя по тому, что рядом с ним, сложив руки на груди, застыл один из пехотинцев, невооруженный (зато с широкими браслетами на запястьях) - магического происхождения. Голова инквизитора безжизненно повисла и вообще, он с виду не производил впечатление живого. В зрении Алекса его силуэт все так же светился мутно-красным.
   - И вот ведь что интересно... - протянул один из парней. - Символика-то у них больно знакомая.
   - Знакомая - согласно кивнул Алекс. - Имею теорию, что они это в знак того, что смогли сделать местных наблюдателей. Да и дезориентирует здорово. Я когда их отряд первый раз увидел, очень сомневался... А он вообще к внятному диалогу способен? Выглядит немного... Как жертва лавины.
   - Я его просто вырубил. - пожал плечами маг. - Чтобы не дергался. Сейчас оклемается - будет как новенький, ничего не сделается. Давай, вставай!
   Он, размахнувшись, отвесил инквизитору легкий подзатыльник, кажется, снабдив его магическим импульсом. По-крайней мере, тот дернулся и открыл глаза. Осознание того, кто он, где он и кто все эти люди пришло к нему не сразу, но когда пришло, он тут же попытался вырваться. Впрочем, магические путы держали крепко и демон, оставив бесполезные попытки, затих. Глаза его сверкали неприкрытой злобой и толикой презрения.
   - Он нас не любит - грустно вздохнул Алекс и, протянув руку, забрал у ближайшего пехотинца винтовку. - Я верну. Честное мое.
   Упершись экспроприированной винтовкой своей жертве в грудь, Алекс склонил голову, и задумчиво посмотрел демону в глаза.
   - У тебя есть две возможности - скучным голосом начал он - Первая: ты сотрудничаешь с нами и у тебя есть перспектива на быструю смерть, и вторая - ты начинаешь запираться и смерть твоя будет подольше и неприятной. Где тела, какого лешего вы тут забыли, где ваш штаб и сколько у вас танков?
   - Какие тела? - издевательски осклабился демон. Зубов у него и правда недоставало - кто-то хорошо постарался, впрочем, было ощущение, что до некомфорта физического тела ему дела мало. - Оглянись вокруг, увидишь великое множество. Выбирай любое!
   - Мне кажется, он над нами издевается. - спокойно заметил кто-то из ребят за спиной Алекса.
   - Похоже, чего-то не понял...
   - Может демонолога выцыганим у координатора, а? - Алекс посмотрел на ребят - В конце-концов... По его недосмотру такая пакость тут завелась...
   - С координатором еще тоже связаться надо. - заметил маг. - Да и непонятно, что вообще тут творится. По архивам мир проходит как мертвый уже пять лет как, почему он об этом... - он пнул носком ботика чуть дернувшегося демона, - не знал?
   Демон зашелся булькающим смехом, на половине оборвавшемся и перешедшим в кашель.
   - А вот эта тварь, похоже, что-то знает. - снова заметили из-за спины Алекса.
   Алекс обернулся, на говорившего.
   - Так он нам и скажет. - проворчал парень. - Сидит там, и, судя по его морде, вполне так счастлив. Есть у кого идеи, чем его пронять? Или просто взять его поближе к умникам, те его разберут на запчасти и дальше по сценарию...
   Парень снова посмотрел на пленника, с силой упер ствол в податливую плоть и прокрутил, проверяя теорию насчет боли.
   Изо рта демона плеснула темная кровь, но, тем не менее, больно ему не было. Либо он был сумасшедшим - иначе стал бы он смеяться, не обращая внимания на то, что его в буквальном смысле едва ли не насаживают на винтовку?
   - Может, местных церковников позвать? - предложил до этого молчащий медик. - Должны же они знать, как с демонами воевать. Словом господним, там, серебром, гранатой и словом господним...
   - Так. Ладно. Берите его - и к координатору под нос. С кратким докладом, что нашли. Двоих на это дело хватит. В том направлении, километрах в пяти должен быть след взрыва. Там стоял блокиратор. Проверить, что осталось, найти все мало-мальски указывающее на то, откуда они пришли. О, еще... кстати, о священниках... Тут должен был быть один такой... колоритный. Они его поддерживали.
   Алекс честно попытался описать им Светлого. По крайней мере, таким, как им он его запомнил на момент разноса стены.
   - Видел такого. - маг озадаченно потер шлем. - Так какой же это священник? Объемный морок, только и всего...
   Тем временем, издевательски хохочущего демона уже с двух сторон подхватила под руки пара пехотинцев и поволокла куда-то прочь, в сопровождении третьего, того самого юркого парнишки с винтовкой. Двое других, закинув свои винтовки за плечи, бодро направились в указанном Алексом направлении - видимо, проверять.
   Из проема стены, осторожно ступая и глядя под ноги, вышла Ласка, оглядела окрестности мерцающим зеленью взглядом, словно искала кого-то, но ничего не сказала.
   Алекс пару мгновений провожал один отряд взглядом, подумал, просмотрел на второй... И тяжело вздохнув, пошел к Ласке.
   - Планшетку не накинете?
   Парнишка с винтовкой согласно кивнул и вскоре Алекс стал обладателем небольшого устройства.
   - На пенсию пора - вздохнул он - Да не отпустят...
   Сев у крепостных ворот на залитую чем-то липким землю, парень принялся отрешенно водить по устройству когтем, составляя поисковый запрос.
   - Вот скажи мне, Ласочка... Ты оказался в руках врага, чью разведку ты до этого смог уничтожить... Почему ты можешь быть таким радостным? Видимо, у них есть какой-то хитрый план... Или они нас недооценивают...
   - Или они что-то знают. - заметила девушка, присматриваясь к предмету в руках Алекса.
   Планшет подвис, видимо, совершая поиск в огромных базах архива Организации.
   - Или он сошел с ума... - неуверенно предположила Ласка после небольшой паузы. - От такой развязки событий...
   - Там, куда его доставят, из него выжмут все. До последней крупинки информации. - Алекс посмотрел на ночное небо - Светлый был всего лишь иллюзией. Забавно. Такое пугало - всего лишь мыльный пузырь. Все-таки зря я на наших наговаривал. Убили они его качественно. Кстати, спасибо. Держи. - Алекс протянул Ласке ее нож.
   Девушка забрала нож, растерянно повертела его в руках и вернула обратно Алексу.
   - Оставь себе. Это же ваш нож... - она, вздохнув, уселась рядом с ним и тоже посмотрела на небо и замолчала.
   Нарушив установившуюся тишину, тихо пискнул планшет.
   - Наш - Алекс посмотрел на экран - Но пусть будет твой. Мне он не нужен, у них - он махнул рукой, - свои есть и помощнее...
   Нужный файл все-таки нашелся. На экране планшета высвечивались мелкие буквы, складывающиеся в знакомую форму досье:
   "Координатор: Ральф
   Возраст: седьмая реформация
   Специализация: магия
   Стаж: шестьдесят пять лет..."
   Придирчиво ознакомившись с файлом, парень вздохнул и принялся ворча что-то про "канцелярию", "язык свернешь" и "чтобы им так страдать", составлять отчет о своих похождениях в мире. К нему прилагалась рекомендация - восстановить пост и совет "основательно подчистить и проверить, откуда могло занести такую пакость". Про парня, который ее сюда занес, Алекс тоже упомянул. В конце-концов в Архиве должны быть упоминания об этом, а значит, это поможет в поисках.
   Ласка притихла рядом с ним, не пытаясь даже узнать, что он делает. Она вообще как-то погасла, уже даже источая тревогу - только тоскливое ожидание. Во дворе школы, в проеме, уцелевшие после падения стены учителя давали указания по уборке двора, цокали копытами черти. Пару раз мимо пронеслись в вихре искр Лас или Вист, разобрать было трудно. Детей, кажется, развели по спальням - судя по обрывкам разговоров, но спать сегодня вряд ли кто-либо стал...
   Через некоторое время Ласка просто уткнулась лицом в колени, обняв себя.
   - Дальний пять! - ожил передатчик в ухе Алекса. - На месте взрыва хорошая такая воронка. Что тут было нужно?
   - Эээ... Следы выживших... или просто... следы есть?
   - Найдутся, если поискать... - голос на пару мгновений стих, потом появился снова. - Послал проверить. Что тут вообще раньше было?
   - То ли пост магический, то ли демонов лежка. Я там сам не был, так что все со слов местных.
   - Ну, в любом случае здесь теперь будто пара чистильщиков в безумии прошлась. - усмехнулся голос. - Воронка приличного такого диаметра и пеплом все покрыто. Даже уцелевшие деревья.
   - Там один наш должен быть. Оборотень... Вроде как со взрывной и все такое, хоть клочок, но остаться должен был. Или пусть медик отправит запрос в банки, может, они его уже поймали...
   Голос затих, передатчик смолк тоже. Навострившая было уши Ласка снова поникла. Из проема, шатаясь, показалась бледная Хольрен. Лицо магички заострилось, под глазами залегли глубокие тени, что ее отнюдь не красило, да и вообще, выглядела она отвратительно. Краше в гроб кладут.
   - Говорили мне - не связывайся с нечистью! - хрипло хохотнула она, прислоняясь к стене возле Алекса и осматривая поле битвы. - Фу, ну и воняет тут...
   - Я не нечисть. Ты живая. - фыркнул Алекс. - В отличие от огромного числа людей... радуйся, ты выбрала верную сторону.
   - Да лучше б я сдохла. - поморщилась девушка. - У меня сейчас все так болит, словно меня с крепости скинули, да еще и конницей сверху потоптались. Мертвой наверняка лучше было бы...
   - Есть след. - ожил передатчик. - Уходит к лесу. Один человек, судя по всему, и полз. Проверяем...
   - О... Точно человек?
   Алекс помолчал.
   - Знаешь, Хольрен. Я тебе скажу, что мертвой всегда плохо. Чтобы там не сулили, правда оказывается не такой уж радужной. И лучше жить, и по возможности - интересно и радостно. А то, что по тебе скакали... Зато какой опыт!
   - Проверяем. По следам нас оборотней от людей отличать не учили, уж извини...
   Хольрен тоже что-то невнятно буркнула, но промолчала. Видимо, жить ей все же нравилось больше, чем умирать.
   - Мне вот что интересно. Ну, случилась эта битва. Светлого, насколько я понимаю, опять убили? Теперь-то что? Вряд ли король так же подпишет мир, как было раньше. Один бой выстояли - что, других ждать?
   - Светлого не было - специально для магички повторил Алекс - была одна большая иллюзия. Под его личиной работали демоны. Нескольких ребята убили, и через день-два сюда подойдут - давайте сделаем вид, что вы этого не слышали? - несколько человек или нечисти, которые вполне смогут заменить погибших учителей, а в случае чего и школу прикроют. Ну или мы можем убить короля... Хотите?
   - А что это даст? - с тоской спросила Ласка, не поднимая головы. - Только люди поднимут еще больший бунт...
   - Она права. - кивнула Хольрен. - Демоны, нелюди... а если они были не единственными демонами?..
   Передатчик невнятно затрещал. В нем слышались какие-то шорохи, щелчки и обрывки неясного разговора.
   - Медик рядом? - наконец выдал он более-менее осмысленную фразу. - Если нет, ищи и мобилизуй. Иначе не дотянут!
   Алекс огляделся, нашарил взглядом фигуру медика и, примерившись, зарядил ему камешком по шлему.
   - К остальным бегом, там выжившие, но без тебя не вытянуть!
   - Куда бегом-то? - развернулся парень. - К которым остальным, их же две группы?
   Впрочем, ответ уже не понадобился. В паре метров от Алекса на земле появилась светящаяся зеленым прямоугольная рамка портала, в которой спустя несколько секунд возникли четверо - двое пехотинцев с винтовками наперевес, лежащий на земле, порядком обугленный Мстивой и бессильно вытянувшийся рядом с ним черный волк с белоснежной полосой вдоль хребта.
   Встрепенувшаяся Ласка подняла голову и, вскрикнув, подхватилась на ноги и рванула к волку, обняла за шею. По щекам девушки потекли слезы.
   - Убери ее. - буркнул Алексу медик, на ходу стягивая шлем (под ним оказался довольно молодой, коротко стриженый светловолосый парень) и бегом направляясь к раненым. - Только истерик мне не хватало...
   - Не мешай им... - Алекс поднялся на ноги, сунул планшет в карман, дошел до Ласки и почти на руках оттащил ее в сторону. - Стой спокойно и смотри. Потом получишь его на руки. В том или ином виде... Да-да, я добрый.
   Ласка дернулась было из его рук, но, видимо, передумала и осталась стоять, растерянно наблюдая за действиями медика. Впрочем, там и видно-то почти не было - он почтив все заслонял собой, изредка отдавая резкие приказы стоящим рядом пехотинцам - принести то, зажми тут, держи здесь, не мешай, посвети...
   От этого процесса Алекса отвлек еще один портал, образовывающийся рядом. Выглядел они не в пример масштабнее стандартного портала амулета перемещения, а в конце-концов из него шагнул моложавый мужчина в кроваво-красном комбинезоне. И выглядел он весьма удивленно и несколько мрачно.
   - А это, Ласка, наше начальство. - вполголоса ознакомил удерживаемую Алекс.- Хотя он не из моей вертикали, но ссориться с магом... Неуместно. Верно?
   Девушка растерянно кивнула, не отводя взгляда от напряженной спины медика. Мужчина в красном, тем временем, огляделся и, заметив Алекса, направился прямо к нему.
   - Ральф. - коротко представился он, подойдя. Голос у него был густой и усталый. - Координатор.
   Последнего он мог, впрочем, и не говорить.
   - Введешь в курс дела? Тут, я вижу, пока заняты. - он кивнул на группу, возящуюся вокруг Мстивоя и Вьюжного. - Основной доклад я уже получил, но хотелось бы от первого лица.
   - Алекс, дальняя разведка. - кивнул парень. - От первого лица. По моему личному мнению, в мир влетел кто-то из молодых наблюдателей, привел хвост. Местный отряд попытался справиться с хвостом своими силами, но не вышло. Мир заблокировали и видимо поэтому в архиве его сочли мертвым. Магия есть. Пример мага вон там сидит. - он указал на Хольрен. - Есть нечисть. Широкий спектр. Люди. Находятся в состоянии войны. Предположительно, войну разожгли демоны. Одного демона отправили вам для... кхм.. беседы. Еще один был... спросите у ребят. Блокирующее устройство было уничтожено вон теми, над кем сейчас колдуют. Но я в мире всего неделю. Когда придет в себя обгорелая тушка, которая не волк, расспроси его. Он тут несколько лет, насколько я понял, обитает. Застал самое начало.
   - Ясно. - коротко кивнул Ральф и перевел взгляд на группу, колдующую над ранеными. Именно в этот момент волк, до той поры лежащей недвижно, дернулся и плавно потерял очертания зверя, став человеком, и снова бессильно обмяк.
   Ласка тут же снова дернулась из рук Алекса и на этот раз удержать ее он не смог. Вьюжный - закопченый, с опаленными волосами, без одежды, пошатываясь, встал на колени - и именно в этот момент к нему на шею и бросилась девушка, едва не заставив оборотня улечься обратно. Впрочем, он тут же обхватил ее, прижал к себе и зарылся лицом в волосы, не слушая рыданий - то ли радости, то ли усталости, то ли еще чего.
   - Ненавижу мелодрамы. - не переминула высказаться Хольрен, все еще стоящая у стены, сложив руки на груди.
   Координатор, отойдя от Алекса, общался с кем-то через передатчик, насколько мог судить Алекс - пробивал информацию о мире по архивам, а заодно и вызывал какую-то "команду". Похоже, такая ситуация в его секторе ему не совсем понравилась.
   Еще через десять минут медик, пошатываясь, поднялся на ноги и рукавом вытер с лица пот. Мстивой на земле исходил кашлем, как и Хольрен несколькими часами ранее, впрочем, он, как более привычный, справился с собой куда быстрее, сел, тяжело дыша, огляделся по сторонам.
   - Ну и дрянь же твои амулеты. - хрипло сказал он, найдя глазами магичку.
   - Зато сработало по плану. - осклабилась та. - Долг я тебе вернула.
   - Ты меня едва на тот свет не загнала... - оборотень, приняв руку помощи от одного из пехотинцев, поднялся на ноги.
   - Жаль, что не до конца! - сожалеюще цокнула языком магичка. Мстивой только махнул рукой и, пошатываясь, побрел к Алексу. Пехотинцы, переглянувшись, отправились за медиком, который устало отчитывался перед Ральфом.
   - А еще мы команде быстрого реагирования пиво должны... но с них закуска. - вместо "привет" сказал Алекс.
   - Пиво - это хорошо. - заметил Мстивой и снова зашелся кашлем. Постучал себя по груди. - Закуска - еще более хорошо. Я сейчас так голоден, что готов сожрать даже мага. Ну или магичку - на крайний случай. Сколь бы противны они не были.
   - Да пошел ты. - скучающе, но беззлобно бросила Хольрен. Мстивой усмехнулся и повернулся к Алексу.
   - Рассадник демонов. - заметил он. - Сплошь. Даже без демонсхостов, сплошь крупная добыча. То ли основная лежка в Пристанище, то ли еще что, но если это малая часть, то у него - он кивнул в сторону Ральфа - крупные неприятности. Зато я наших вытащил.
   Он откинул полог висящей на боку кожаной сумки - видимо, зачарованной, раз уцелела после такого, и продемонстрировал Алексу набор костей: полузакопченый череп (кажется, женский), осколок чьей-то кисти и пару ребер). - Черт их знает, правда, где кто, но это уже не мне разбираться...
   Алекс взял в руку череп, повертел, хмыкнул и, надев на палец, показал Хольрен.
   - Я змея-змея-змея... - начал он, покачивая черепом в такт словам. А потом вздохнул, покачал головой и вернул череп на место, в сумку.
   - Мда... Жалко ребят. А я теперь никуда без снаряжения не сунусь. Как думаешь, у школы шанс устоять есть? Или ее возьмут под крылышко и вывезут? А еда в столовой была... только там немного... неубрано. Когда они прибыли, то нападающие уже у самых дверей были...
   - В задницу столовую. - отказался Мстивой. - Я тут неподалеку, в Швардсвальде, хороший трактир знаю, пиво там варят отменное... Эй, голубки! Вы с нами или тут останетесь?
   - А вы куда? - Вьюжный, тяжело ступая и отчасти (но не слишком) опираясь на поддерживающую его Ласку, добрался до стоящей у стены компании. - Если опять к инквизиторам в пасть - то иди к черту, я хочу живым остаться...
   - Мы до трактира собирались. - пожал плечами Мстивой. - Но ты можешь остаться. Тебе все равно жена пиво пить не даст.
   - Ну Ла-асочка! - состроил умоляющую морду Алекс. - Ну разреши ему! Или вообще, пошли с нами. В конце-концов, оно того стоит!
   - Без штанов никуда не пущу. - уперлась Ласка. - Это неприлично и вообще!
   - Да он такой черный, что никто там ничего не увидит. - утешил ее Мстивой.
   - На себя посмотри. - не упустила случая Хольрен.
   - Претензии от магов не принимаются.
   - Нелюдь.
   - Не больше, чем ты.
   - Псина!
   - Ведьма!
   - Хватит! - вмешался Вьюжный, видимо, уже давно привыкший успокаивать этих двоих. - После погавкаетесь. Берест, лучше штаны мне найди. И себе заодно. И сдай свой склад песьего счастья, наконец!
   - И то дело. - согласился Мстивой и, махнув рукой, похлопал по боку сумки. - Я пойду отчитаюсь и ребят отдам, да и поищу, во что переодеться. Алекс, зови, кто там нам закуску должен?
   Алекс послушно потянулся к передатчику, чтобы объявить общий сбор. Мстивой отлучился к координатору, разговор с которым занял не больше пятнадцати минут. К тому времени, как он вернулся - уже без сумки, Вьюжный уже успел переодеться - быстрая Ласка где-то раздобыла ему чистые штаны и рубаху, а вся команда пехотинцев была в сборе.
   - А нас вообще в этот трактир пустят? - на мгновение усомнилась Ласка.
   - А почему нет? Это же Бартника заведение, куда он денется. Он же наш.
   - Так война же...
   - Не. - устало зевнул белобрысый медик, держа шлем подмышкой. - Война еще только будет.
   - А сейчас - пиво. - Мстивой, больше не слушая возражений, развернул Ласку и Хольрен, недовольно дернувшую плечом, в нужном направлении. - Давайте-давайте. В конце-концов, надо же отметить... счастливое возвращение.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!"(Любовное фэнтези) Е.Шторм "Чужой отбор, или Охота на Мечту"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 1. Немезида"(Антиутопия) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Песнь Кобальта. Маргарита ДюжеваОсвободительный поход. Александр МихайловскийКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаОфсайд. Часть 2. Алекс ДВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОтборные невесты для Властелина. Эрато Нуар��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная Катерина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"