Володин Олег Геннадьевич: другие произведения.

Принцип Везения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 1.31*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь обычного НЕОБЫЧНОГО человека... Любовь, Сеть, чувства, настроения, эмоции, юмор, переживания... то, чем мы живем ежедневно ... с несколько другой точки зрения.

   Принцип Везения ( отрывки из Жизни )
  
  Если ты что-то любишь -
  cумей отпустить это.
  Если оно не вернется - значит,
  это никогда не стало бы истинно твоим.
  Если вернется -
  люби это всегда.
  ( Когда-то и кем-то сказанное )
  
  
  Суетливый летний вечер тонет в дожде, клубятся над Москвой низкие темные тучи, мокрый асфальт и хлопают по куртке холодные ладошки листьев ...
  
  Светло-серая коробка ТС - несуразная, вообще-то среди девятиэтажек, высоток и школ. Всенепременный сетчатый забор, мокрый металл входных дверей. Кивок поглощенному свежим МК охраннику - он узнает меня скорее по росту, пиджаку с джинсами и серебристому "дипломату" в руках, чем в лицо, и уже пройдя слышу в ответ "Привет, Алешка !".
  
  Тишина опустевших коридоров.
  
  Но у этой тишины есть свой голос - мерный ритм ударов твоего сердца, у нее тишины есть запах - полустерильная свежесть вымытых коридоров.
  
  Ладонью хлопаю по стене уже наизусть зная, где находится выключатель, в ответ пощелкивание и гудение включающихся неоновых ламп. Гулкие шаги по лестнице.
  Еще один охранник. Поворачиваюсь, давая разглядеть символику на пропуске, прицепленном на карман пиджака, захожу в "помещение", мимо стоек, под метрономный пристук еле слышного пощелкивания контактов - к двери моей комнаты.
  
  Навстречу быстрым шагом движется знакомая юная личность, недавно "допрашивавшая" меня на тему установки бухгалтерских программ - устроенный "по блату" старшекурсный студент-практикант, своеобразная живая причуда нашего шефа в помощь любимым принцессам дебита и кредита - девчушкам из расчетного центра. Слегка подмигивает, кивает приветственно, сияя от одного ему известного счастья. За цветами Аленке спешит, - уж слишком красноречиво оглядывается, счастливчик. Желаю удачи, причем искренне и вслух.
  
  А вот и дверка. Прижимаю большой палец к маленькому глазку, достаю из кармана связку ключей, на которой болтается "перстенек". Прикладываю его к дверному косяку.
  Еле слышный щелчок.
  
  Ну, что же, Сезам, откройся ! ;-)
  
  Очень немногие знают, что есть такая комнатка в этом здании, наполненном тишиной текущих по проводам миллиардов слов. Еще меньше людей знает обо мне. Что я здесь делаю ? Вообще-то все, кого не пугает "труднопроизносимое" сочетание слов " системный администратор", считают, что работаю именно им. Как в старом сетевом анекдоте - "Играю музыку в борделе".
  
  Отец Сервер, сын Клиент, Святой Дух СисАдмин. И молитвенник в виде заброшенного на край стола, нелокализованного и ужасно толстого справочника по НТ. Когда сильно прижимает, переводится все на удивление правильно и быстро, но вот в познавательных целях почитать не удается - сходить в обед за CD со словарем обещаю себе уже недельки две. Но в обед вместо словаря на обложку этого талмуда ложится ... то есть ставится бутылочка светлого "Хайникен".
  Что тоже, согласитесь, совсем неплохо.
  
  Закрываю дверь - теперь сюда не вошел бы и шеф, но он, правда, об этом знает. Кидаю промокшую куртку на батарею, наливаю воду и включаю кофеварку. "По дороге" слегка толкаю мышку, выводя систему из скринсейвера и режима пониженного питания.
  
  Удобное кресло, снаружи капли лупят по стеклам, за окнами лишь стылый вечер и дождь, но от этого все больше становится тепло и уютно, почти по-домашнему.
  
  Пальцы отбивают чечетку системного пароля, взгляд пробегает по открывшемуся окну статистики работы сетки, "включаю" радиотюнер. Почта, логи, скрипты и полномочия, "сервера и юзера" - в общем пока что вся локалка. Вытягиваю из пачки сигарету, закуриваю. На столе дымиться кофе. Простые удовольствия - они, как всегда самые приятные и самые насущные. Как говорится, "добрый вечер".
  
  Интересно вот только то, что очень немногие имеют право задаться вопросом - зачем обычная с виду дверь комнаты системного администратора местной локалки начинена системой папилярного контроля, мощными электромагнитными замками, "вшитыми" под углом титановыми пластинами и прочими атрибутами высшей степени защиты ?
  Хех... Пусть они еще перед этим о подобной начинке узнают. Молодо-зелено... мне ? Выпендреж, конечно - подобные мысли, но ... до той поры, пока я до щелчков магнитных замков не захлопываю эту чертову дверь.
  
  Уже несколько лет.
  
  Пускай все думают, что знают обо мне многое, считают, что догадываются обо всем. Ничего они не знают и ни о чем не догадываются.
  Все знать совершенно невозможно, да и не нужно. По крайней мере им.
  
  ... Разматываю бечевку, удерживающую жалюзи на самом верху окна, выпускаю ее из рук. Жалюзи внутри оконной рамы плавно скользят вниз.
  
  Щелк.
  
   * * *
  Щелк.
  
  - Абоненту 63710, пожалуйста. Да, правильно. Сообщение такое : "Никак не могу дозвониться, у тебя занято. Лень было набрать семь цифр ? Алешка, выходи из Сети, я перезвоню через полчаса". Подпись ?... давайте без подписи, он и так поймет. Да, все верно, спасибо...
  
  Клик.
  
  - ... на частоте сто ровно и одна десятая эфэм. Первую на сегодня заявку, полученную через всемирную сеть Интернет ...
  
  
   * * *
  
  Мир в раскрытых ладонях.
  
  "Хочешь, я положу в твои ладошки небо ?"
  
  Мне так хочется тебе что-то сказать... наговорить уйму красивых слов.
  Тогда, когда сидишь на удобном стуле "ТекиллыБум", когда идешь рядом, чувствуя тебя, провожая тебя до подъезда и убеждаешь тебя разрешить остаться с тобой, прекрасно зная, что не сможешь остаться.
  
  Когда летишь по тунелям, накручивая километры под Москвой, в полудреме прислонившись головой к твоей голове, положенной на мое плечо.
  
  Словно сам с собой споришь.
  
  Соврешь ведь.
  
  Наверное, много красивых слов требуется тогда, когда не хватает красоты и тепла. Когда именно этого и хочется.
  
  Как-то недавно я понял, что много о Любви говорят тогда, когда тебя мучают сомнения, нет взаимности или любви.
  Поздновато понял, ну да ладно - лучше поздно, чем никогда.
  
  Небо нельзя дарить - им можно только владеть. Если хватит сил. Брать звезды в ладони ... обязательно обжигаясь. Ну никак иначе, не получается.
  
  Обжигаешься, обжигаешься, обжигаешься... нельзя не обжечься - раскрытой ладонью прикасаешься к крохотному, но безумно горячему комочку Света. Что сильнее - боль от огня или топящее эту боль и зло внутри души тепло ?
  Не знаю. А просто беру звезды - голыми руками, обожженными ладонями. Больно. Красиво. Одну - тебе, одну - ей и ему.
  
  В небе ведь еще так много звезд ... Много больше, чем нас в мире.
  
  Ты никогда не замечала, что я не одеваю никаких перстней и колец ? Даже датчик интендификации дорогой печаткой болтается на связке ключей.
  
  Руки, ласкающие огонь не знают металла.
  
  Поэтому мои ладони всегда горячие.
  
  А вообще, все мы врем. В разной степени.
  
  Где грань естественности и синтетики "там" ? В сети ? А в жизни ? А в себе ?
  
  Легко познакомиться и отшить человека, поиграть в эмоции, сказать "нет" и потребовать что-то невозможное в приказном тоне. Словечки пробегают по каналам, на экране - серые тени букв.
  
  Сколько человек получило сегодня в письме "прощай" ? Услышало то, что тяжело сказать в глаза ?
  Сеть - пустота. Мы набили ее фантиками страниц, пружинками каналов и разноцветными ниточками протоколов. Она все равно бы родилась, мы шли к ней еще с появлением телефона - вот только какой вид бы она имела - один черт ее знает.
  
  Пустота, в которой цемент и сталь - мы сами. Соты. Даже тот, кто замкнут - замкнут на КОГО-ТО, кто замкнут на кого-то дальше ... Бывает, пчелы кусают, а бывает - мед сладкий.
  
  Не говори со о серьезном мной по сети - тут легко врать и принимать желаемое за действительное.
  
  Я просто умею любить... надеюсь, что умею. И кто-то, положивший передо мной листок бумаги захотел чего-то того, к чему я прихожу все это время, что пытаюсь понять. Возможно, он знал, что делает.
  
  Возможно, это был я сам.
  
  Возьми в ладони лист осиновый,
  Шепни заветные слова -
  И вспыхнет небо - ярко-синее
  И пожелтевшая листва.
  
  Ступай, босая и незрячая,
  Угадывая каждый шаг.
  Все нелюбимое оплачено.
  А все любимое - за так...
  
  Зачем ты говоришь так, что у меня покалывают кончики пальцев и немеет в груди ?
  
  "...Теплая осень, болью маня
  Все, что попросишь - но не меня..."
  
  А вот теперь ищешь тепло, приносишь боль, царапаешь походя души. Умеешь ведь царапать. Научился, слава Богу. Согревать, царапать, уводить, уходить ... Понимаешь, что делаешь, но играешь в игру, которая перестала быть игрой.
  
  Черт побери, зачем все это именно мне ?
  За что награждают силой, которая есть боль ?
  
  Боюсь быть одиноким. Поэтому и кликает аська и падает вторая сотня желтеньких конвертиков, привычный разговор, непривычные слова, волокнистая нить настроения.
  
  Я никогда не вру девушкам, с которыми меня соединяет сеть. Я действительно влюбляюсь. Ложусь в постель, если хочется постели, ложусь в DowN, если теряю эту чертову нить. Комплексы. Неуверенность в себе, самоутверждение ? Хороший психолог тут нужен - но, как говорится, сапожник всегда остается без сапог. Учишься понимать и лечить других - не остается времени и что самое главное - желания - на себя.
  
  Опять кукует аська.
  
  Что ты мне скажешь ? Спросишь про настроение ? Про планы на день или про организуемые глобальные мероприятия ? Попросишь фото или я успею тебя в этом опередить ?
  
  Что я скажу именно тебе ? Пока ты за гранью неизвестности, пока я не видел тебя - пусть даже на фотографии. Какая ты - в первый момент нашего знакомства ?
  
  Клик...
  
  Что будет днями спустя ? Часто лень и инерция не дает мне даже выйти за рамки виртуальности, очередной мой роман сгорает в сети, очередные строки, очередные эмоции. Двигатель внутреннего сгорания. Взрыв и горение чувств и эмоций с стерильном объеме квартиры на окраине Москвы.
  
  Горишь той любовью, которой можно гореть, не видя человека рядом - как годы назад, познакомившись по переписке, по телефону ...
  Вампирство своеобразное. Чтобы жить. Берешь из эмоций силу, отделяешь сливочки от молока, крутишь калейдоскоп в ладонях.
  
  Легкость, светлая грусть, обида, пустота, счастье, усталость, нежность, злость, непонимание.
  
  Нового. Нового. Нового !
  
  Это не плавание по течению. Это - спринт наперегонки с самим собой. Даже не со своей тенью - ее всегда можно обогнать, умело встав под солнце.
  
  Себя можно обогнать только остановившись.
  
  Но ГДЕ ты, что остановит бег ? С которой не побоюсь ОСТАТЬСЯ ? С которой и врать-то не захочется, даже самому себе. Да и не нужно будет...
  
  Ты - рядом. Совсем близко. С другими - ними - интересно и весело, тепло и не обидно за прошедшие дни. Но среди них нет тебя. А ты болтаешься где-то совсем рядом, возможно, я встречаю тебя по дороге домой или мы стоим у одного светофора по дороге на работу. Может быть , именно тебе я придержал закрывающуюся дверь или отослал очередной из бесконечных форвардов, не помня даже твоего имени. А может быть, ты звонила , когда меня не было дома...
  
  Где ты ? Переключаюсь на работу, на действие. Динамику, дающую силы. Отдых.
  Тут нужно всего лишь Найти. Увидеть. Или понять.
  
  Я знаю, я знаю, что ты рядом, я ищу тебя, ловя пересекающиеся ветра, дождь, снежинки и листья поздней осени, тепло лета. Я сам не знаю, зачем я ИЩУ - ведь ИСКАТЬ нельзя. Надо ждать, ждать, ждать, пока не пересекутся наши пути. Я не могу оставаться на месте. Ни в жизни, ни здесь. Я иду. Бегу. Ищу.
  
  Нельзя служить у золотого алтаря древнего и великого, но все же не твоего культа, воровать или брать взаймы чужие буквы, бороться подаренными тебе чужими фразами, пусть и оправленными рукоятью твоих эмоций.
  
  Не хочу я говорить то, что хочется словами, найденными и рожденными не мной. Наверное, когда понимаешь подобное - уходишь с пути Слова или начинаешь просто перекладывать на лист бумаги то, что происходит в тебе.
  
  Листок бумаги, бывает, режет острее стали. Недаром в детстве у многих были порезаны пальцы - тогда мы учились понимать, что такое "больно" от тонкого листа безобидной белой бумаги.
  
  Говорят, что когда на ней написаны слова - она режет больнее. Думаю, что не стоит проверять это снова. Проверял. Взмахиваешь им, он находит цель и ... Зачем та боль, которая вместо любви ?
  
  Цвет неопределенности и несложности вероятностей - белая бумага.
  Ненаписанные слова непроизошедшего разговора с самим собой.
  
  Так мы понимаем себя.
  
  Просто жить. Не выбирая слов. Для этого надо полюбить. Жалко, что слишком многие умеют ненавидеть, еще не научившись любить.
  
  Любить.
  
  Кого-то.
  
  Тебя ?
  
   * * *
  
  Глоток горячего глинтвейна приятно согревает горло, тепло волной разливается по телу, на языке остается чуть ощутимый вкус пряностей ...
  
  Пить наедине с самим собой - занятие настораживающее, но все же - глинтвейн исключение. Исключение приятное до невозможности.
  Не умеют его делать в тех клубах, где заседает наша интернетовская братия. Остается готовить самому, дома, по старым рецептам.
  
  Мягкий и теплый свет настольной лампы освещает письменный стол, в уголке горит зеленый глазок телефона. Заглянувший в чуть открытое окно ветер треплет угол старой газеты, приоткрывая напечатанную на второй странице большую фотографию российского экипажа на фоне "лендровера" с легко узнаваемым верблюдом на желтой дверце. Центр нашептывает что-то о новом курсе доллара, за окном шелестит дождь ...
  
  Почаще бы такие вечера.
  
  Выключен компьютер. Прислонено к стене удобное офисное кресло, стоящее у письменного стола, брошенна на клавиатуру ручка и приклеен к монитору листочек Post It с телефонами и номерами ICQ. Раскрыт ежедневник, страница заполнена написанными в "случайном порядке" телефонами. Никак не могу заставить себя систематизировать все на одтельные листы - не хватает времени, а на самом деле не хватает еще и желания. Ну, что же, буду убеждать себя в том, что этим обеспечивается приватность ...
  
  А вот компьютер сейчас почему-то ассоциируется с необходимость что-то делать. Чего-то, что делать ну совсем никак не хочется. Дописать так и оставшийся на первой главе рассказ, проверить почту, поймав высыпавшиеся из конверта почтовой программы добрые два-три десятка писем, зайти на старый и любимый почтовый сервер - коктейль из ftn-сети, BBS и web-конференций. Пять лет прошло, но я все еще люблю его - с него начинался мой путь в сеть. Многое с него начиналось. Здорово, что есть такое место. Твое. Обособленное от шума и гомона большой Сети, но это "обособление" - не значит обделенное. Порой диву даешься, какие вопросы появляются в конференциях, какие профессионалы не жалеют времени и эмоций, выплескивая их на синий экран простого текстового редактора - для того, чтобы чувствовать, что ТАМ тебя действительно ждут. Эх, бывшие баламуты и баламуты новые ... Сколько мы перевстречались, переспорили, переспали, перессорились и перевлюблялись - посчитать сложно, а сказать еще сложнее.
  
  Жалко, конечно, что я ушел от вас - но тогда я не мог никак иначе, а теперь... ну кто кроме админов скажет, за каким ником скрывается бывший админ ?
  
  А сколько у нас было таких отправных точек ? Деол ака "белый мишка", радостное двадцатифразие, полчаса на линии - час дозвонов, персональная сотня ников. И - подобие сети, маленький заливчик Net-a. Живой. Классный. Без акул, со своими жемчужинами и жгучими медузами.
  
  АОЛ, МСН, медленный компьютер, тормозящий клиент, добрая сотня человек на каналах, ломаный интернет в сердце зарубежной сетки. Первый бесплатный интернет, "Лабиринт Отражений", влюбленность в Глубину и влюбленности в фотографии, буквы и голоса...
  
  Немножко позже я снова нажму на Power и системный блок ответит мне мерным гудением и треском теста дисков. Но сейчас - прости меня - я просто хочу немного отдохнуть.
  
  Хорошая функция - случайный поиск композиции. Словно лотерея. Приятно получать сюрпризы.
  
  
  ...Ameno...
  
  От выпитого горячего вина тепло. В таком состоянии пишутся маленькие расказы, интервью своей души - она отвечает почестнее. Или - ей легче врать, когда пьяна совесть ?
  
  Или совесть не пьянеет ? Правда душа, вот, лечится водкой, сердце - грузинским вином и настоящим армянским коньяком, а "думы" ... кружкой холодного Гинесса ?
  
  "Вам как, честно или красиво ? " Вопрос вопросов.
  
  Шумит, соединяясь, модем, его еле слышно за не так громко играющей музыкой. Садишься в кресло, откидывась на удобную спинку иссиня-черной кожи, запускаешь машину, открываешь "блокнот"... кончики пальцев отстукивают дробь, в унисон с каплями дождя по подоконнику.
  
  Завораживает. Плавность и сам процесс перехода эмоции в слова - когда пишешь на машине - он физичен...
  Наверное, оттого и гусиные перья скрипели так, что об этом вспоминают через века. Так ты Чувствуешь рождающиеся слова.
  
  Писать надо вовремя. Когда хочется писать, несмотря ни на какие заботы ... они проходят, в душе остается тень желания, строки становятся все более и более квадратными ...зачем ждать ?
  Просто из-за того, чтобы лишний раз прочесть "привет" ?
  
  Вот она вам - вторая грань жизни. Чертов наркотик, которым пугают газеты. Вот только зачем ругают - непонятно. Образ заросшего и , пардон, немытого хакера, зеленого монитора с боооольшущей надписью " ваш пароль ?" ... смешно.
  Наверное, когда на ТиВи нет сенсаций - их делают именно из этих зеленых буковок. Не могу без сети, но это уже не стиль жизни - это необходимость. Недавно неделю остался без того, что в наших кругах зовут "Инетом" ... Не завидовал самому себе - что можно добавить ?
  Узнавать новости, подстраиваясь ко времени начала передач, узнавать погоду, ожидая конца этих самых новостей, пробиваться сквозь постоянное "занято" своих друзей-интернетчиков. Брр. Неудобно. Сеть жутко балует человека.
  
  Свободой.
  
  А может быть, несвободой. Той, которая прячется за красивыми объяснениями об "обычаях Сети", о новых морал и принципах.
  
  Полноте, этот мир создаем мы. Он статичен - компьютеры еще не умеют Жить, они существуют. Контент - не просто наш. Это - сами Мы.
  
  Сейчас мир стоит на грани рождения Глубины. Того самого Диптауна. У тебя хорошая фантазия ? Тогда представь ...
  Где-то и кто-то сейчас отставил от себя бутылочку пива или чаку горячего кофе, затянулся сигаретой, сбросил пепел в заполненную пепельницу, поглядел в окно, за которым ночь или яркий день, альпийские горы или многоэтажки большого мегаполиса... Он кликает мышкой на create, машина пощелкивает диском ... я не знаю, что у него за операционка, да и какая, к черту, в этом разница. И еще я не знаю, насколько мощная у него машина - от этого зависит - займет ли это минуты и он успеет выкурить еще одну сигарету или несколько секунд, за которые можно выпить глоток кофе.
  
  Готовый экзешник на столе системного проводника.
  
  Подумает ли , прежде чем запустить свое творение ? Да полноте, не запустить то, что САМ создал ? Проверить работоспособность. Он кликает его на исполнение ...
  
  Мир, кренясь, беззвучно падает в новорожденную Глубину ...
  
  Почему это не может произойти именно так ? А ты уверен, что это УЖЕ не происходит ?
  
  Но пока - сеть - ярлычки слов, программ и страниц. Пока я живу НЕ в Диптауне, поэтому...
  
  Взгляд в ночь затягивает тебя в прохладу темных дворов. Прислоняешься лбом к холодному стеклу, кончиком носа меряешь температуру. За миллиметрами пары стекол - осень. Гасишь свет, чтобы не видеть свое отражение.
  
  Мы ведь часто так поступаем - гасим свет, чтобы не увидеть себя ?
  
  Белый свет фонарей отражается на покатых крышах машин. Город дышит ночью.
  
  Обожаю звезды. Больше всего мне хочется той бесконечности и той свободы, что дает летняя звездная ночь. Далекий костер, склон высоченного холма, музыка из приоткрытых дверей стоящей неподалеку машины, прохладная трава и напитанная теплом дня земля.
  Ложишься в высокую траву, чувствуя тыльной стороной положенных под голову ладоней ... что-то непредставимо-непередаваемое - Лето.
  
  И бесконечность космоса над головой. Миллиарды миллиардов звезд, иные законы, иные пространства, иное время... где-то в чудовищной глубине бесконечного пространства живут... наверное, такие же люди...
  
  Воздух пропитан Летом и Свободой. Безалаберная такая свобода. От обязанности что-либо делать, с кем-либо общаться, куда-то спешить, ждать слов, звонков, упреков и новостей. Никто не теребит тебя, ты принадлежишь сам себе эти несколько часов - тебя отделяет от реального мира не тонкая дверь твоей комнаты, а бесконечный небосвод и летняя ночь ...
  Я устал постоянно ждать чего-то и быть в напряжении.
  Поэтому я так часто вспоминаю такие дни прошедшего лета.
  
  Свобода.
  
  Не успеваешь отвыкнуть от прошлой зависимости от обстоятельств, ценных и добрых советов родителей, условий, поставленных кем-то и когда -то и вылезших на свет именно сейчас.
  
  Независимость - палка о двух концах, но именно сейчас я предпочту свободу... пусть она и отдает студеной прохладой осенних улиц.
  
  Ведь и в грязных лужах отражаются звезды.
  
  Красивая аллегория ? Когда именно я научился находить слова, которые открывают замочки, которые царапают или по-дружески похлопывают по плечу ?
  У каждой магии есть свои тайны обрядов. У этой магии - лишь Начало.
  
  Вот только ее исток слишком непростой -это "всего-то" исток мира.
  
  ..."В начале было Слово, и Слово было у Бога и Слово было Бог"...
  
  Одно Слово.
  
  И реки повернут вспять, и снова мы будем бояться комет и метеоритов, гром заставит нас забраться поглубже под одеяло, укрыться в неродных стенах родных квартир, а взрыв непредставимо далекой и, вообще-то, ни к черту не нужной нам сверхновой остановится мохнатым клубком, чтобы растаять, словно пена в соленой морской воде...
  
  Не верится ?
  
  Ну да, мы же верим в видимые глазом спутники и цифровые информационные каналы, провешенные между ними. В нити связи между улочками и континентами.
  Слышим шорох страниц газеты.
  Шепот телевизора.
  Смех.
  
  Слова...
  
  Ах, да, нет времени поверить в чудо, которое - совсем рядом ? Времени понять не только длиннющую вереницу расчетов, выкладок и доказательств очередного доклада-годового отчета, но то, чего же ты хочешь от своей жизни ?
  Вроде бы есть цель, есть направление.
  Остановись.
  Не подумай - почувствуй.
  
  ...Все вокруг - слова. Застывшие отзвуки первых нот мира.
  
  Впрочем, это непросто простая философия, которой занимаешься, когда тебе совсем нечего делать или слишком многое хочется сказать. Или - убедить себя в чем-то.
  
  Я жду, когда зазвонит трубка телефона и перехватит звонок определитель. Трель перейдет в мелодичное подзванивание, в темноте замигают красные циферки на экране... Иду в темноте, слыша проговариваемый номер, с откуда-то взявшейся обидой на телефон, словно он в чем-то виноват... Толкаю определитель в "восьмерку".
  
  - Перезвоните через два часа... - и короткие сигналы.
  
  Не то.
  
  Вот только где мера ? Наверное, я меряю ей жизнь раньше, чем найти, собственно, саму ее.
  
  Провожу ладонью по обоям, на ощупь и по памяти находя выключатель. Нажимаю. Толкаю костяшками пальцев заедающую клавишу. Включаю свет.
  
  Бывает, нужно уходить от кого-то. От звонков, кредиторов, глупых мыслей, ненужных разговоров и пустоты в душе. Даже от себя. Бывает - к кому-то. Это много лучше - когда тебя _ждут_ - становится теплей.
  
  Лучшие стены - отсутствие стен.
  
  Бью ладонью по стене. Она отвечает гулким бетонным стуком, но никуда не исчезает.
  
  Как удивительно.
  
  Черт, а ведь так спиваются. Смешно так - спиваются... Пиво, пиво, пиво ...когда я пью его ради вкуса, а когда - ради хмеля ? Перешел ли я грань между удовольствием и потребностью ? Уверяю себя, что не перешел. Других - тем более. Я всегда других в чем-то уверяю - то ли рок такой то ли характер.
  И все же, не перешел.
  
  А вот с сигаретами сложнее. Привык.
  
  Иду на кухню.
  
  Мир взрывается странным газово-магниевым отсветом, ослепительная вспышка дарит масляную и вязкую темноту перед глазами.
  
  Я совсем не удивляюсь и даже не успеваю испугаться. Или не хочу.
  
  Наверное, падаю. Наверное - потому, что боли от удара нет.
  
  Дальше - темнота и ничто.
  
   * * *
  
  Я весь - боль. Большой сгусток боли, пронизанный ноющими нервами. Ощущение совсем не из приятных. Это я осознаю даже раньше, чем понимаю, что я лежу на полу, щекой касаясь шершавой поверхности ... чего поверхности ? Силюсь открыть глаза ... Больно. Не могу.
  Мне становится страшно ... Всегда боялся ослепнуть. Не верил я в слепоту, но боялся.
  
  Приоткрываю правый глаз маленькой щелочкой. Свет. Не вижу - ни черта. Но хотя бы свет. Уже что-то.
  
  Холодновато. Воздух прохладен, пол не теплее.
  
  Во рту противный привкус крови . Словно ржавчин. Той старой ржавчины с колодезной цепи, которая пачкает руки, когда ты вынимаешь эту наполовину поржавевшую -наполовину мокрую цепь из колодца.
  
  ...Ломящий зубы холод, сладкий холод ледяной воды ... шелушащиеся от загара руки, брызги, летящие во все стороны переливаются на солнце ...
  
  Дико хочется пить. И открыть глаза. А еще - приподняться и сесть, облокотившись спиной на стенку ... если она есть где-то рядом.
  
  Рукой ощупываю пол рядом с собой. Никаких стен, преград, препятствий - только все та же шершавая поверхность пола ...
  
  Что со мной случилось ?
  
  Открываю глаза - медленно-медлено, вздрагивая от болезненных уколов.
  Свет.
  Фара-прожектор на подставке из под вентилятора, освещающая "коробку" высотой в человеческий рост и дверь в ней.
  
  Над нами - небо.
  Ночь.
  Звезды.
  
  Резко, уколом ломит спину. Ложусь. Точнее будет сказать - аккуратно падаю на нее.
  Прохлада под головой успокаивает боль. Полежать бы так...
  
  Звезды...Далекие-далекие...Много-много звезд - россыпью.
  
  ЧТО Я ТУТ ДЕЛАЮ ???
  
  ... Пружиной заводных часов...
  
  ... бой старых - в царские времена сделанных "ОКВИУСов" будит меня каждое утро, я просыпаюсь - несколькими секундами раньше его, словно чувствуя поворот ТОЙ шестеренки, что запустит боек. Солнечная пыль сквозь свет падающий из окна.
  Запах родной квартиры. Далекой и нереальной. Родной. Жарятся на кухни котлеты, картошка шипит ...наверное... Хлопает окно где-то в доме...
  
  ... вскакиваю на ноги ...
  
  Я жутко хочу домой.
  
  ГДЕ ???
  
  Где он - дом ? Я не могу вспомнить. Силюсь, сжимаю виски ладонями. Не могу.
  НЕ МОГУ.
  Нет... Нет ! НЕТ !!!
  Я...знаю. Я сейчас вспомню, я все помню ...Сейчас.
  Ассоциации. Дом, дом , дом ... ГДЕ ?!
  
  Что-то должно быть, что-то должно связывать меня с домом, мысли, люди, эмоции , вещи... Что есть в доме - абстрактном доме, за что я мог бы зацепиться, чтобы отмотать клубок ассоциаций ?
  Дверь.
  
  Ключи !
  
  Тянусь в карман за ключами, затекшие плечи ноют и ломит шея ... Связка. Шесть ключей. Кажется, медный брелок с кленовым листом и надписью "Торонто". Перстень на ключном кольце. Настоящий золотой перстень - я сейчас уже могу удивляться этому. Зачем он тут ?
  
  Снимаю его с кольца, одеваю его на средний палец правой руки. Он подходит.
  
  Ну и где же та дверь, от которой эти ключи ?
  
  Ищу надписи, словно на домашних ключах бывают гостиничные бирки с номерами.
  Хотя ...ОТКУДА Я ЗНАЮ, _ЧТО_ бывает в гостиницах ? Откуда уверенность, что я не живу в одной из них ?
  
  ... Щелчок доведенной до верха "английской" ручки. Вжимаю ее - фиксируя.
  Бросаю шарф и шапку на вешалку - с нее брызжет снегом. Надо будет вытирать палас от капель. Дипломат стоит на полу. Перчатки - на холодильник...
  
  ...Обрывки...
  
  Это какая-то большая-большая крыша. Какой-то высокий этаж, какой-то дом, какой-то город.
  
  ГДЕ Я ?
  
  На самом краю крыши сидит человек. Спиной ко мне. Прислонившись головой к стенке такой же коробки с дверью, вот только неосвещенной. Вряд ли он не слышит, как я иду в его сторону - но он не оборачивается.
  Может, он мертв ? Меня охватывает беспокойство и сердце сжимается от какой-то студеной волны.
  
  - Эй...
  
  Он оборачивается. Я успеваю вообразить, что увижу вместо лица физиономию чудовища, но это оказывается обыкновенная девушка. Не красивая и не страшная - симпатичная в меру. Что-то происходит с ее лицом - я даже не успеваю понять что это - мимика столь быстра, что не улавливаешь сути. Но ... Светлые волосы, серые глаза, довольно приятное лицо. Человек как человек.
  
  Кивком и взглядом она показывает на "бордюр" - на котором сидит сам. Предлагает присесть рядом. Под нами - добрые десятки метров высоты. Уж сколько этажей - не считал. Был маленьким - высоты не боялся. Сейчас - почему-то опасаюсь. Нет, даже не опасаюсь - просто очень ознобно покалывает кончики пальцев и гулко ухает в душе.
  Аккуратно усаживаюсь рядом. Она протягивает мне сигарету.
  
  _ПОМНЮ_
  
  Когда-то ... Пачка падает на стол. Я сижу, держа Ее руки в своих ладонях. Прижимаюсь губами, словно шепчу...на самом деле шепчу ... Прости, прости... Мне больно в этот момент. У меня горят щеки, а у тебя такие прохладные руки...
  
  Закуриваю. Давлюсь дымом. Кашляю, схватившись двумя руками за бордюр сзади.
  Сигарета падает вниз, рассыпает искорки, наверное, гаснет, не долетев до асфальта внизу. Она протягивает мне вторую и глядит на меня вопросительно. Беру. Закуриваю. Дым обжигает горло.
  В голову бьет слегка давящий туман.
  
  Протягиваю руку. Автоматически отмечаю, что ЭТО я все же помню - пусть одно только имя. Ничего. С чего-то надо начинать.
  
  - Алексей
  - Кристина - она пожимает ее неожиданно теплой ладонью.
  
  Мы сидим, курим, болтая ногами над ночным городом.
  
  Под нами - этажи, люди, машины.
  Перед нами - город.
  Хорошо, что ночь. Хорошо, что звезды. Хорошо, что высоко и не один.
  
  Когда тебе больно и ты не можешь найти даже самого себя - такие простые вещи делают тебя счастливыми.
  
   * * * *
  
  ... Когда-то приходит время, и ты устаешь от тысечекратно повторяемого "я".
  Тогда... начинается "МЫ".
  ... И ты не теряешь себя.
  
  Даря себя истово и безоглядно.
  
   * * * *
  
  Я до сих пор ношу этот перстень на связке ключей. С тех пор прошло несколько десятков лет, но он функционирует до сих пор. Стоит только попасть в старое здание - светло-серую коробку ТС - несуразную, вообще-то, среди девятиэтажек, высоток и школ - он откроет ту самую дверь.
  Как ни странно, нас в те годы даже и не расформировали. Мы были нужны... Да и сейчас нужны. Я верю в того, кто сейчас проходит по гулкому коридору, и вслед которому щелкает прошитая титановыми пластинами дверь.
  Мои руки не приемлют металла - кроме тонкой полоски обручального кольца. Они до сих пор горячие, и на кончиках пальцев - мир.
  
  В юности мы верили в то, что невозможное может сбыться. Верили истово. Верили безоговорочно, верили походя или ... каким бы невозможным не было -оно сбывалось.
  
  Нас никогда не оставляет эта вера.
  
  Люблю тебя.
  
  -----------------------------------
  А далее следует та концовка, которая писалась самой-самой первой, в процессе хождения по той же эмоциональной нити ;). Я очень долго не показывал ее никому и нигде, разве что самым близким друзьям - но пришел к такому мнению, что без нее рассказ не может быть полон. Не может быть закончен. И даже хорошо, что у него есть два окончания...
  Да, вы поймете о чем я. Тот самолет, который описан в самом-самом конце - единственный на всю страну. Изредка Вы видите его. По телевизору ;)
  -----------------------------------
  
  * * * *
  ... Когда-то приходит время, когда ты устаешь от "я".
  Тогда... начинается "МЫ"... И ты не теряешь себя. Даря себя истово и безоглядно.
  * * * *
  
  Нить этого вечера связывает янтарное тепло приходящей весны, кленово-оранжеватый багрянец осени, прохладно-балтийскую синеву неба, пушистые тени облаков. Ветер треплет газеты, уголками торчащие из щели в тенте проезжающего мимо фургона, холодный свет галогенных фар представительской иномарки режет еще не родившийся вечер.
  Стотысячный закат в истории этого кусочка огромного мира спускается на остывающую реку, на полосу леса у самого края поля, на далекий и совсем невидимый отсюда город... От горизонта до горизонта лежит темно-серая лента шоссе.
  Девять стремительных черных капель летят по его темному полотну. Размеренное мерцание прикрепленных на крышах маячков оставляет сиюсекундные сапфировые отблески на асфальте, чернильно-черном металле машин. Полосы света фар. Мощь форсированных движков. Привычная уверенность высокой скорости. Километры и минуты равномерно ложатся под колеса скользящего в глубокий вечер кортежа.
  
  Вечер, густо замешанный на предчувствии, опасении и надежде.
  
  * * * *
  
  А ты помнишь наш свадебный кортеж, несущийся сквозь летнюю Москву ?
  Солнце на разноцветных лентах, золотых кольцах на крыше и золотых колечках, до времени лежавших в маленькой коробочке, в кармане моего костюма...
  Мы смеясь, подставляем их солнцу...
  
  Любовь, тепло, солнце и трепет в моей душе.
  Словно выхвачены фотографом, яркими образами в памяти хранятся секунды того дня. Ты - самая любимая. Самая красивая. Всегда. И тогда - когда в ослепительно-белом свадебное платье, в котором нитями сплетались весенние солнце, ветер, легкость и нежность, ты входила в двери Храма. Сейчас, когда ты, положив на мое плечо голову и накрыв своей ладонью мою руку, летишь вместе со мной сквозь небеса и весну...
  
  Кончиками пальцев легко прикасаюсь... глажу твою ладошку, запястье, чувствуя нежный шелк твоей кожи.
  
  Сейчас и время и не время говорить о делах...Но мне хочется совершенно другого - говорить о любви и тебе. Точнее о любви к тебе, ибо для меня это неразделимо. Пусть это будет беззвучно, пусть ... Я закрываю глаза, прислонившись щекой к твоей, положенной на мое плечо, голове, чувствую твое тепло, твое настроение ... наверное, это приходящее с возрастом искусство - чувствовать друг друга ТАК. Ты со мной. Пусть болит душа, пусть ноют внутри, от напряжения, нервы, пусть ладони сжимаются в кулаки - я не имею право проиграть, потому, что ... я люблю тебя.
  
  Спасибо тебе. За то тепло, которое не дает остыть нашим сердцам, за то тепло, что согревает наш дом. Спасибо тебе за то "да" в ответ на непроизнесенный вопрос, заданный ... какую тысячу лет назад ? Действительно, любовь бывает трудно уберечь. Часто она уходит, оставляя за собой уважение и тепло, добрую нежность, по пути прикасаясь легким и воздушно-нежным шелком - прощальным поцелуем - к горящим губам. "Остывай"... Ненавижу холод ! Равнодушие и безразличие всегда резали сердце много больнее эмоционального спора или обиженного выкрика ...
  
  Я счастлив оттого, что, несмотря на прошедшие годы, несмотря на наши споры мы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО любим друг друга. Самое большое счастье - естественность.
  А ты естественна... Ты всегда остаешься самой собой - такой разной и неразгаданной до конца...
  
  Прости меня... Мне есть за что просить у тебя прощения, и я надеюсь, что тебе есть из-за чего меня прощать.
  
  Спасибо тебе за наших детей. У меня нет слов, которыми можно описать то безумное счастье и то ощущение запредельной нежности и бесконечного родства, которое умещается в двух словах - наши дети... Сын и дочка... Самые родные души, ради которых мы, родители любой страны всего огромного мира и вертим эту планету...
  
  Главное - я никогда не предавал НАС. И не предам. Никогда.
  Люблю тебя.
  
  А знаешь, я до сих пор ношу этот перстень на связке ключей. С тех пор прошло несколько десятков лет, но он функционирует до сих пор. Стоит только попасть в старое здание - светло-серую коробку ТС - несуразную, вообще-то, среди девятиэтажек, высоток и школ - он откроет ту самую дверь. Как ни странно, нас в те годы даже и не расформировали. Мы были нужны... Да и сейчас нужны. Я верю в того, кто сейчас проходит по гулкому коридору, и вслед которому щелкает прошитая титановыми пластинами дверь.
  Мои руки не приемлют металла - кроме тонкой полоски обручального кольца. Они до сих пор такие же горячие, и на кончиках пальцев - мир.
  
  * * * *
  
  Кроме тысяч тайн, у города есть еще одна тайна. То высотное здание, в самом центре Москвы. Мы посидим на том же самом бортике, покурим, помолчим и поглядим на расстилающийся под ногами вечерних город, опутанный сетью улиц, янтарными ожерельями фонарей, нитями магистралей. Мы видели десятки стран, нас встречали огни улиц и проспектов сотен городов, но здесь - мой самый любимый город. Субъективно говоря - лучший город моей страны, моего мира...
  Вы подождите нас... немного.
  
  Компьютер, неотъемлемый атрибут нашей жизни, стоит на моем рабочем столе. Господи, как же он отличается от того, на котором писались мои первые рассказы, который стал связующей нитью между нами...!
  Железка, в которую так много было вложено наших душ и сердец... Друзья по сети, ставшие верной и профессиональной командой. С сети и началось то, что привело меня к тебе и, честно говоря, к самому себе.
  Возможность откровенности.
  
  * * * *
  
  Я люблю летать. Мощная машина рассекает воздух, презрев тяготение и кем-то завещанную нам невозможность подняться в небо. Комфорт просторного салона, здесь едва-едва чувствуется громадная сила несущих нас турбин. Высота и солнце. Десятки бумаг на столе, переносной компьютер, тонкая трубка телефона.
  
  Откуда у меня в памяти крутится выражение "високосная роль" ? Даже не вспомнить.
  И пусть.
  
  Упоение от успешности выполняемой работы - лучшая награда - тогда, когда деньги перестают быть необходимостью ...
  
  Почему-то я абсолютно уверен, что сын с дочкой сейчас, улыбаясь и щурясь на солнце, смотрят нам вслед.
  Вслед взмывающему в летнее небо самолет со строгой, темно-красной надписью "Россия" на фюзеляже.
  
  ----------------------------------- (c) VirMaster aka Олаф, он же Олег Володин , http://oleg.stranichka.ru
Оценка: 1.31*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"