Володин Владимир: другие произведения.

Ночная гроза

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:


  
  
  
  
  

Владимир Володин

  
  
  
  
  
  
  

СТИХИ

  
  

Неполное собрание сочинений

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Керчь - 2006

  
  
  
  
  
  

0x01 graphic

  
  
  
  
  
  
   Полные жизненной мудрости и доброго
   юмора, излучающие нежность и любовь,
   искренние и сердечные, эти стихи трогают
   струны души, находят отклик в струнах
   гитары. Все, что в них, так близко, понятно
   и дорого. В них - жизнь...
  
   О.Шапран
  

СТИХИ

Ночная гроза

Слизала звезды туча черная

   Своим чернильным языком,
   Метнула молнию проворную
   И, уронив тяжелый гром,
   Надвинулась громадой темною,
   Нависла в беспросветной мгле...
   И слезы каплями огромными
   Вдруг застучали по земле...
  

Утро

Прекрасен миг, когда из моря,

   Красно, как спелый помидор,
   С луной и мглой ночною споря,
   Выходит солнце на простор.
   И замирают на мгновенье
   И шелест трав, и шепот волн...
   Все цепенеет в изумленьи
   Весь мир немым восторгом полн.
   Вдруг раздается у скворешни
   Торжественно: "Тилинь-телень!"
   Проснитесь, люди! Яркий, вешний
   Родился новый добрый день!..
  
  

Любимой

Время нехотя сочится.

   Месяц кажется мне годом.
   Встречи жду с тобой, как птицы
   Летом солнца ждут восхода.
  
   Растворюсь в тебе, как в песне,
   Бултыхнусь в тебя, как в омут,
   Улыбнусь, как в поднебесьи
   Солнцу ярко-золотому.
  
   Упаду в тебя, как в травы,
   Что душистей всех на свете,
   Взбудоражу, как дубраву
   Всполошил гуляка ветер.
  
   Обниму тебя, как море
   Обнимает мгла ночная,
   И сгорю в тебе, как зори -
   Без остатка догорая.
  
  

Один лишь взгляд

Расплескалось небо синевою.

   Солнце брызнуло, разбившись о причал,
   И слилось с мятежною водою,
   Ну а я... А я счастливым стал.
  
   Захмелел от сладостной истомы,
   Растворился в тысяче зарниц,
   Захлебнулся болью незнакомой,
   Ароматом трав и пеньем птиц,
  
   Где-то между небом и землею
   Заблудился в сказочных лесах,
   Повстречался с утренней зарею,
   Пролетавшей на семи ветрах...
  
   И какой художник сыщет краски
   Про такое чудо рассказать?!
   Это все я испытал не в сказке,
   Просто - заглянул в твои глаза.
  

Колыбельная

Милая, славная, что же не спят,

   Не закрываются глазки?
   Мама и папа тихонько сидят
   Возле твоей коляски.
  
   Где-то под крышей воробышек спит,
   В норке мышонок зевает.
   В поле травой ветерок шелестит -
   Тоже уже засыпает.
  
   Котик мурлычет, свернувшись клубком,
   Хочет нас всех убаюкать.
   Ночь тишиной охватила наш дом.
   Нет ни единого звука.
  
   Месяц по небу на тучке плывет
   В дальние-дальние дали,
   Звездочкам песенку тихо поет,
   Чтоб и они засыпали...
  

Грусть

Прочертила звезда в небе линию тонкую, четкую,

   Поделив эту ночь на двоих, чье-то счастье храня.
   Ах, как хочется мне ухватить то мгновенье короткое
   И его подарить, что бы кто-нибудь помнил меня.
  
   Ветерок шелестит по деревьям листочками звонкими.
   Гаснет свет в вышине в одиноком, далеком окне.
   Эх, уже не судьба повстречаться с хорошей девчонкою,
   Чтоб вот эти стихи почитать ей в ночной тишине!
  

Весна

Погляди - сосулька плачет

   За твоим окном.
   Это значит, стал богаче
   Новый день теплом.
  
   Больше нет унылой стужи.
   Вьюга не шалит.
   И, купаясь в каждой луже,
   Солнышко горит.
  
   Я к тебе в капельном звоне
   Двери распахну,
   И подснежник на ладони
   Молча протяну.
  

Осенняя встреча

Сбросила роща обноски

   Над болтуном ручейком.
   Там повстречал я березку
   С желтым последним листком.
  
   Робко под ветром качалась,
   Стоя слегка в стороне...
   Эта березка казалась
   Маленькой девочкой мне,
  
   Что, несмотря на запреты,
   Выйдя из дома тайком,
   Вслед уходящему лету
   Машет прощально платком.
  

Крымская зима

Вновь снежинок кутерьма -

   Белых мошек стайка.
   К нам во двор пришла Зима,
   Словно в дом - хозяйка.
  
   Стекла окон убрала
   В льдистых елок лапки,
   А домам преподнесла
   Снеговые шапки.
  
   Двор метелью подмела,
   Лужи застеклила
   И, закончив все дела,
   Отдохнуть решила.
  
   Только вся работа - зря.
   Солнце вышло в небо.
   В середине января
   Снег исчез, как не был.
  
   Тротуар опять сухой.
   Травы зеленеют.
   Ветры, будто бы весной,
   Теплым духом веют.
  
   Солнце скрылось. И опять
   Вьюга осерчала...
   Можно стих не продолжать,
   А читать сначала...
  
   Давний спор Зимы с Весной,
   А причин немного:
   Крым никак между собой
   Поделить не могут.
  
  

Фронтовым кинооператорам

Кажется, так давно,

   Будто в седых веках,
   Кто-то снимал кино,
   Камеру сжав в руках,
  
   Под пулевую трель,
   В самый жестокий бой,
   В ливень, в жару, в метель
   Камеру нес с собой.
  
   Миг превращая в час,
   В год или даже в век,
   Сам погибая, спас
   Камеру человек,
  
   Чтобы за толщей лет
   Тем, кто войны не знал,
   Мирного неба цвет
   Много дороже стал,
  
   Чтоб нашей цели быть
   Ясною, как рассвет:
   Мир на земле крепить -
   Дела важнее нет!
  
  

Шторм

  

Черные птицы громадных теней

   Мечутся в лунном свете:
   Словно в табун непокорных коней,
   Тучи сгоняет ветер.
  
  
   В берег как тысячи молотов бьют.
   Море рыдает и стонет.
   Волны под кручей надрывно поют
   Музыку сотен симфоний.
  
   Брызги и звезды смешались совсем
   В пляске шальной, незнакомой...
   Что ж я стою, неподвижен и нем?
   Что ж не сидится мне дома?
  
   К тихой квартире - минуты пути,
   Чтобы в постели согреться...
   Но я стою. Я не в силах уйти.
   Я не могу насмотреться...
  
  

Кара-Даг

В море пробудилась светлая заря,

   Сонному прибою отблески даря.
   А над морем гордо, как победный флаг,
   Каменные крылья вскинул Кара-Даг...
  
   Ветер его гложет и волна сечет;
   Солнце до заката яростно печет.
   Но он зорко смотрит вдаль перед собой,
   Как бессменный, стойкий, вечный часовой.
  
   Ночь сойдет на землю по ступенькам звезд.
   Млечный Путь раскинет свой волшебный мост.
   Как Шахерезада, море до зари
   Будет Кара-Дагу сказки говорить...
  

Зимняя сказка

  

Одна, четыре, десять, сто...

   Вальсируют пушинки.
   И вот уже в сплошной поток
   Сливаются снежинки.
  
   За невесомою стеной
   Потухли звуки, краски...
   Ты появилась предо мной
   Снегурочкой из сказки.
  
   До кончиков ресниц в снегу
   Навстречу мне шагаешь.
   Боюсь твоих коснуться губ:
   Вдруг от тепла растаешь!
  

* * *

Нет весны. Сгорело лето.

   Осень... Что ж я ей не рад?
   Вон, как золотом одета,
   Как струится листопад.
  
   Что душа моя томится
   Так тревожно и светло?
   Зря заглядываю в лица.
   Видно, время не пришло...
  
   Раньше стали гаснуть зори.
   Все длиннее ночи тьма.
   Все упрямей из-за моря
   Дышит холодом зима.
  
  
  
  
   И в безмолвьи снежной пляски
   Будут ждать своей весны
   Нерастраченные ласки
   И несбывшиеся сны...
  

Первый шаг

Пряжа памяти вьется тонко,

   Но ее нелегко порвать.
   Первый шаг своего ребенка
   Никогда не забудет мать...
  
   По орбите своей каруселя,
   Точно так же запомнит земля
   День Двенадцатого апреля -
   Старт космического корабля.
  
   К звездам вышел простой, смелый парень,
   И на всех языках Земли
   Имя русское - Юрий Гагарин -
   Люди гордо произнесли.
  
   Как планета в тот день ликовала!
   Сколько было восторженных лиц!
   И казалось, что в мире не стало
   Ни обид, ни вражды, ни границ...
  
   По орбите своей каруселя,
   Никогда не забудет Земля
   День Двенадцатого апреля -
   Старт советского корабля.
  

Летний вечер

Хорошо с любимой рядом,

   Головою к голове,
   Окунуться в небо взглядом,
   Лежа навзничь на траве.
  
   Спят ромашки в изголовьи...
   Вот на проводы зари
   Стадом медленным коровьим
   Облака плывут. Смотри:
  
   Робко звездочка мигнула.
   Вот еще одна. И вот
   Ночь крылом своим взмахнула,
   Накрывая небосвод...
  
   Вот и все. Лишь ночь да звезды,
   Да заречный соловей.
   Неподвижный пряный воздух
   Да твоя рука - в моей...
  

* * *

Ты, как фея, появилась

   В царстве призрачного сна,
   Где меж веток притаилась
   Любопытная луна,
  
   Где на шелковой поляне
   Чутко дремлет ветерок.
   Там из радостных мечтаний
   Мы с тобой сплели венок.
  
  
  
  
   И густой настой сирени
   С лунным светом размешав,
   С небывалым наслажденьем
   Пили мы на брудершафт.
  

Прозрение

Злобно дует лютый ветер.

   И, наверно, оттого
   Я в глазах твоих заметил
   Слезы. Только и всего.
  
   Крепче холодом пахнуло.
   И, наверно, оттого
   Ты к груди моей прильнула
   Зябко. Только и всего.
  
   И внезапно я заметил,
   Уж не знаю, отчего,
   Только двое нас на свете.
   Двое. Только и всего.
  

День освобождения

Треплет ветер алые знамена.

   Не жалеют силы трубачи.
   К нам пришел, в сражениях рожденный,
   День освобождения Керчи.
  
   Где когда-то взрывы громыхали,
   Встретились тбилисцы, москвичи,
   Киевляне - все, кто отстояли
   День освобождения Керчи.
  
  
   Город скорбной памятью охвачен.
   Ранеными стенами кричит:
   "Помните, какой ценой оплачен
   День освобождения Керчи!"
  
   Ты остановись у обелиска.
   Слов не надо. Просто помолчи.
   И хотя бы мысленно, но низко
   Поклонись защитникам Керчи.
  
   Треплет ветер алые знамена.
   Не жалейте силы, трубачи!
   К нам пришел, в сражениях рожденный,
   День освобождения Керчи.
  
  

Первый звонок

  

Для меня уж далек

   Первый школьный звонок,
   Как в ночи огонек,
   В неизвестность манящий.
   В любопытных глазах
   Жили радость и страх.
   В неумелых руках
   Был портфель. Настоящий!
   Было это давно,
   Словно в старом кино...
   Мне опять суждено
   Испытать то волненье.
   Ты для дочки моей
   Прозвени веселей,
   Первый школьный звонок,
   Как судьбы откровенье.
  
  

Моя Керчь

Где каменистый Митридат

   Над вольной просинью пролива
   Встал, как у знамени солдат,
   Торжественно и горделиво,
  
   Как будто прямо из воды,
   Из белоснежной моря пены,
   Раздвинув парки и сады,
   Шагают в гору крыши, стены...
  
   Полынный аромат степной
   Вдоль улиц носит шалый ветер...
   Здесь кажется, что стороной
   Прошли все горести на свете.
  
   Но на алеющий закат,
   Как будто кровью залитые,
   Со стен расстрелянных глядят
   Глазницы выбоин пустые.
  
   И факел Вечного огня
   Горит, горит в молчанье строгом
   На склоне нынешнего дня
   Незаживающим ожогом.
  
  

Две птицы

Будильник рявкнул: мол, вышел срок...

   Вдруг слышу - возня за дверью.
   Открыл. Впорхнула через порог
   Жар-птица - златые перья.
  
  
  
   Я сделал попытку проснуться вновь
   (Подумалось, что во сне я).
   Ведь эту птицу зовут Любовь!
   Что ж буду я делать с нею?..
  
   Я - скок в штанины и - на базар.
   Нашлась на базаре клетка.
   Вот польза будет! Бесплатный жар
   И птица, что встретишь редко.
  
   Вернулся. След птицы простыл давно.
   "Ты где?! Вылазь!" - говорю.
   И слышу, снаружи стучит в окно.
   Вот форточку отворю...
  
   Но птица другая над люстрой взвилась,
   Шмыгнув под моей рукой.
   Узнал я ее. Эту серую мразь
   В народе зовут Тоской.
  
   Кричу, как собаке, я птице той: "Фу!"
   Гоню и денно, и нощно.
   Но вижу: гнездо мастерит на шкафу!
   Видать, поселилась прочно...
  
   С тех пор проживаю с тоской вдвоем.
   Но есть надежда: а вдруг
   Каким-нибудь скучным осенним днем
   Она улетит на юг!
  
  

Тишина

Тишина объяла всю округу.

   Только слышен лепет тополей,
   Да, степенно кланяясь друг другу,
   Шепчутся колосья средь полей.
  
  
   Есть неуловимое значенье
   В предзакатной этой тишине,
   Вызвавшей тревоги ощущенье
   И печаль неясную во мне...
  
   Ночь насторожилась где-то близко.
   И прощальный алый солнца луч
   Озаряет грани обелиска,
   Что взметнулся с набережных круч.
  
   Вдруг я понял! Я нашел названье
   Необъятной этой тишине:
   Мир почтил минутою молчанья
   Тех, кто отстоял его в войне.
  
  

Осенний диалог

Уныло-серой зыбкой сеткой

   Завесил дождь мое окно.
   За ним продрогшей голой веткой
   Мне машет клен: мол, все равно
   Тепла никто вернуть не может.
   Заказан дням обратный путь.
   А я сказал ему: "Ну что же,
   Перезимуем как-нибудь..."
  
   И мне сквозь ветви ветер свищет:
   "Тепло ушло не на века.
   Согласен я с тобой, дружище,
   И вот тебе моя рука!"
   Кленовый бурый лист потертый
   Из мглы ненастья принесло,
   И он ладонью распростертой
   Налип на мокрое стекло.
  

Елка

И глаза, и двери - настежь!

   Весь в снегу, как Дед Мороз,
   Мой отец - сюрпризов мастер -
   Ель-красавицу принес.
  
   Запах хвои - запах детства,
   Добрый вестник торжества,
   Замереть заставил сердце
   Обещаньем волшебства.
  
   Быстро отыскали место,
   Где эффектней будет вид...
   Как на выданьи невеста,
   Ель нарядная стоит.
  

Сон фронтовика

Нынче день по-праздничному солнечный.

   Я надел парадный свой мундир.
   Фронтовых друзей с сестричкой Сонечкой
   В дом ко мне привел мой командир.
  
   Помню, Соня, медсестренка милая,
   Как из боя вынесла меня...
   Благодарных слов достойной силы я
   Не нашел до нынешнего дня.
  
   Я щиплю гитару семиструнную
   В том бою утраченной рукой...
   Что же вы, друзья, такие юные?
   Да и я сегодня молодой.
  
  
   Выпьем же за встречу! Мы не виделись,
   Почитай, уж шесть десятков лет.
   Что не навестил, вы не обиделись?
   Ведь могилой вам - весь белый свет...
  
   Наливай, сержант, по полной кружке нам -
   Фляга не записана в реестр.
   И пройдемся в сквер, к театру Пушкина,
   Где играет духовой оркестр.
  
   К черту костыли! Ах, Соня! Сонечка...
   Я с тобой танцую вальс-бостон.
   А потом отпляшем лихо полечку,
   Лишь бы не кончался этот сон!
   Только б не кончался этот сон...
  

Размолвка

Без упрека и без сожаленья,

   Так внезапно ты в себя ушла.
   Разметал надежды и сомненья
   Взмах ресниц - усталых два крыла.
  
   Громыхнул замок обид пудово:
   Ты ушла в себя, как в монастырь.
   Разрастались с каждым лишним словом
   Стены отчужденья ввысь и вширь.
  
   Стер забвеньем ссор минувших накипь.
   Пел, читал стихи, чтоб поняла...
   Отражали все мои атаки
   Глаз твоих немые зеркала...
  
  
  
   Дыбь холодных фраз - сродни торосам.
   Ты меня с собой не позвала,
   Дав на растерзание вопросам.
   Нет им ни решенья, ни числа...
  
   Я забросил все свои попытки
   И живу, судьбу не теребя.
   Понял: будет хуже всякой пытки,
   Если ты вдруг выйдешь из себя.
  

В музее Великой Отечественной войны

Под холодным стеклом много медленных лет

   Будто кем-то случайно забытый
   Спит безвременным сном комсомольский билет.
   Спит, жестокою пулей пробитый.
  
   Юный воин его в блиндаже получал,
   С торжеством, хоть и наспех немного.
   Всю дорогу он сердцем билет ощущал.
   Жаль, недолгой случилась дорога.
  
   Я не знаю короче и ярче пути.
   Он, как молнии высверк во мраке.
   Им обоим судьбою судилось пройти
   От окопа - до первой атаки.
  
   Шел в атаку билет, не страшась ничего,
   Хоть в разрывах земля клокотала.
   Ведь впервые под тонкой обложкой его
   Настоящее сердце стучало...
  
   И сегодня билету в тиши вновь и вновь
   Та атака смертельная снится.
   И вскипает горячая юная кровь
   На его пожелтелых страницах.
  

Исповедь дурака

   "Всякое царство, разделившееся
   само в себе, опустеет."
   Библия. Матф.12:25.
  

Где ты, Родина-мать? По причине какой

   Ощущаю себя я твоим сиротой?
  
   Гонишь добрых детей за леса и моря,
   Оставаясь своей для жулья и ворья.
  
   Даже мачеха злая не смеет, заметь,
   Обрекать стариков на голодную смерть.
  
   Твоим телом торгуя, сутенерствует власть,
   Над народом твоим изуверствуя всласть.
  
   И дано дарморобу совмещать лишь мечтой
   С переполненным рынком холодильник пустой.
  
   Почему не оглох он еще, не ослеп
   От протянутых детских ручонок: "На хлеб..."!?
  
   Все мы, как эмигранты, на родимой земле.
   И мечты, и таланты истлевают в золе...
  
   Я родился в богатой и мощной стране,
   С ней считались всегда все народы извне.
  
   А теперь я сухой, прошлогодний репей
   В шкуре дойной козы у заморских царей.
  
   Лишь теперь поумнел. Начал все понимать:
   Проиграл в "дурака" свою Родину-мать!
  
   Когда стая чумных беловежских волков
   Рвала тело твое на десятки кусков,
  
   Я в сторонке стоял, как тупой мужичок,
   И, трусливо сопя, промолчал в кулачок...
  
   Прорастет из обносков нищих духом орда
   И поймет ли меня? И простит ли когда?!
  

Воспоминание

Я вспомнил мягкий августовский вечер,

   Когда закат остыл и потемнел.
   Ты руки возложила мне на плечи,
   А я и пальцем двинуть не посмел.
  
   И мыслей, и души переполохом
   Твой вольный жест из снов моих возник.
   Движением неловким, легким вздохом
   Боялся я вспугнуть тот чудный миг...
  
   Спросила ты, тая сердцебиенье:
   "А где она, Полярная звезда?"
   И не было в текущее мгновенье
   Важнее ничего и никогда.
  
   Я, Млечного пути завидя речку,
   Дрожа рукой, Медведицу искал.
   Твой легкий локон - тонкое колечко,
   Мне щеку жег и нежил, и ласкал.
  
   И вот нашлась та призрачная точка,
   Что центром мироздания звалась.
   И я сказал тебе: "А знаешь, дочка,
   Пора домой. Нас мама заждалась".
  
  

Встреча с одноклассником

Ах, какая волшебная встреча!

   Тридцать лет, будто камни с горы,
   Проскакали, гремя и увеча,
   И пропали, как в тартарары.
  
   Сразу вспомнились юности вехи,
   Старый парк и скамейки в кустах,
   Полудетские наши утехи,
   Дым табачный и стены в "Битлах".
  
   "А ты помнишь портвейн и картишки?.."
   "А большие походы в кино?.."
   Все ушло. Постарели мальчишки.
   Время... Неумолимо оно...
  
   Вспоминаю все реже и глуше,
   Только старой гитары струна
   Вдруг зацепит нечаянно душу,
   Ярко высветив те времена...
  
   Ах, такая сумбурная встреча,
   И вопросы не в лад, невпопад...
   Словно где-то пропавший далече
   Возвратился потерянный брат.
  

* * *

  

Блесну, почти как лист осенний:

   Он - золотом, я - серебром.
   Он повисел до воскресенья
   И, жароптицевым пером
   Мелькнув последний раз в очах,
   Умчал у ветра на плечах.
  
   Порою близкой ли, далекой,
   Когда исполнится мой срок,
   В последний раз окинув оком,
   Я, покидая сей мирок,
   Порывом ветра, вгорячах
   Рвану с листвою на плечах!
  
   И пусть рыдает, кто утратил.
   И пусть избавившийся - рад.
   И что мне в том, кто виноватей.
   И вряд ли кто-то виноват
   В том, что душа во весь опор
   Из плена рвется на простор!
  
  

Ночь

Ночь. Луна. Тепло от стога.

   Воздух чист и прян - хоть пей.
   Утомленная дорога
   Разомлела средь полей.
  
   А вокруг - ни дуновенья
   И ни проблеска огня.
   Только звезды в размышленьи
   Молча смотрят на меня.
  
   Тишина. В отдохновеньи
   Призрачно-прозрачна даль.
   Сердце умиротвореньем
   Гонит давнюю печаль.
  
   Позабыв судьбу лихую
   И сварливую жену,
   Эту ночь я пробомжую
   И душою отдохну.
  
  

Осень

Обессилело солнце за лето.

   Не добраться ему до зенита.
   Нету силы сквозь тучи прорваться,
   Приголубить озябшую землю.
   Бурой шкурой промокшего зверя
   Степь от стужи грядущей укрылась,
   В полусне обнимая курганы.
   Не звучат ее дивные песни...
   Лишь ветрам беспокойным не спится.
   Шарят жадными лапами всюду.
   Тучи тяжкие в стаю сгоняя,
   Одинокого ворона кружат.
   То забросят его в поднебесье,
   То в долину швырнут без пощады,
   То к кургану пригонят, играя,
   А то выкинут к морю седому.
   А из моря, упорною ратью,
   Волны яростно берег штурмуют,
   Под руном белоснежным скрывая
   Злого зверя свирепую сущность.
   Только, как бы они не ярились,
   Берег дик остается, пустынен.
   Ни следа на песке. Только брызги
   В степь просоленный ветер уносит...
   Обессилело сердце в невзгодах.
   Часто стало на отдых проситься.
   Потерпи еще самую малость.
   Будет время у нас для покоя...
  
  
  
  

Молитва

Замигала лампадкой звезда

   В створе медленных бархатных туч.
   И парчой серебрится вода
   В отдаленьи, у призрачных круч.
  
   Звонким хором цикады поют.
   В небо льется их радостный звон.
   На душе и покой, и уют,
   Словно в храме меж древних икон.
  
   Захотелось вдруг жить, не греша,
   Чтобы эти мгновения длить,
   И взмолилась невольно душа:
   "Дай нам, Господи, выжить. И жить!"
  
  

* * *

  

Дал Господь подруге мужа!

   Не найдете мужа хуже.
   Что ни скажет - все не к месту,
   Что ни сделает - не так...
   Выбрал он себе невесту,
   Очевидно, кое-как.
  
  

Депутатам

Больше полувека строили

   Коммунизм-социализм
   С перестройками-застоями.
   Что ж теперь за катаклизм?
  
  
  
   Ожидать нам всем чего еще?
   Да, похоже, ни хрена!
   Как Мамаево побоище,
   Нынче выглядит страна.
  
   Из гигантов вышла в гномики.
   На задворки - из дворца,
   В теневую экономику
   Без морали, без лица.
  
   Старики по урнам рыскают.
   Что здоровье!? Дух ослаб!
   А ведь были коммунистами.
   Пионерами, хотя б...
  
   Сотни тысяч юных шизиков,
   Наркомановых детей,
   Нам заменят наших физиков?
   Докторов? Учителей?..
  
   В Раде, словно в обезьяннике,
   Драки... Боже, помоги!
   Вы, народные избранники,
   Всенародные враги!
  

Круги истории

От огня гражданской войны -

   Пепелище из края в край.
   И клялись вожди-крикуны,
   Что из пепла воздвигнут рай.
  
   Не случился единый рай.
   Но оплоты его крепки:
   Магадан, Воркута, Кустанай,
   Беломор-канал, Соловки...
  
   Похлебавши потерь и бед,
   Так сыночку твердил мой дед:
  
   "Что пылает - догорит. Что болеет - отболит.
   Что застыло - то оттает, отогреется.
   Что роняли - соберем. Что утрачено - вернем.
   Надо только ждать и верить, и надеяться".
  
   От Отечественной войны
   Победителям - слава, честь...
   Под руинами - треть страны,
   И погибшей родни не счесть.
  
   Наш народ состоял из тьмы
   Искалеченных душ и тел.
   И нуждались, и мерзли мы...
   Долго пепел сражений тлел.
  
   Тяжелы были те года,
   Но отец мне твердил тогда:
  
   "Что пылает - догорит. Что болеет - отболит.
   Что застыло - то оттает, отогреется.
   Что роняли - соберем. Что утрачено - вернем.
   Надо только ждать и верить, и надеяться".
  
   Много кануло в Лету лет.
   Что-то с нами случилось вдруг.
   Ни сражений нет, ни побед,
   Но, похоже, замкнулся круг.
  
   Вновь смолкает работы шум.
   Снова - стылые города.
   И не хочет поверить ум,
   Что опять у ворот нужда...
  
   А в верхах лишь базар-вокзал...
   Но я сыну вчера сказал:
  
   "Что пылает - догорит. Что болеет - отболит.
   Что застыло - то оттает, отогреется.
   Что роняли - соберем. Что утрачено - вернем.
   Надо только ждать и верить, и надеяться".
  

О любви

У меня спросил один знакомый:

   "Для чего ты пишешь о любви?
   Это скоро вызовет оскому!"
   Я ему ответил: "Се ля ви!
  
   Если поразмыслить с чувством, с толком,
   Походить в театр, в музей, в кино,
   Оказать вниманье книжным полкам...
   Это все любви посвящено.
  
   Обратись ты к классику любому
   И любую тему назови.
   К выводу приходим мы простому:
   Не бывает счастья без любви!
  
   О любви к природе и к Отчизне,
   О любви к родителям своим,
   О любви к свободной, вольной жизни,
   О любви к искусству говорим.
  
   Если есть любимая работа
   Да еще любимые друзья,
   Да с любовью дома встретит кто-то,
   То не о любви писать нельзя!"

Спохватившийся

Я убивал бесцельно и напрасно.

   Не ради выгоды. Чтоб скуку разогнать.
   Я убивал посуточно, почасно,
   Хотя и не стремился убивать.
  
   И все же я опомнился, взрослея.
   Открылась уйма интересных дел.
   Секунды экономлю я, потея,
   А тут - Пегас с Парнаса прилетел.
  
   Я поправляю у Пегаса стремя,
   А он узду нещадно теребит...
   Хоть убивал я в жизни только время,
   Оно теперь за то жестоко мстит.
  
  

Ресторан

  

Как большой круизный теплоход,

   Зазывая сотнями огней,
   Ресторан засасывал народ
   В створ зеркально-вычурных дверей.
  
   Сияет швейцар.
   Не то - самовар,
   Не то - генерал
   С парада удрал.
  
   Переполненный банкетный зал,
   Будто бы Гоморра и Содом.
   Прогремел шампанских пробок залп.
   Хмурых лиц не сыщешь за столом.
  
  
  
   В этих делах
   Важен размах.
   "Эй, тамада!
   Выпьем когда?"
  
   Грешный рай - роскошный общий зал:
   Запах яств, духов и табака -
   Многолюден, шумен, как вокзал,
   Говорлив, как бурная река
  
   Официант,
   Живчик и франт,
   Вмиг подъюлил,
   Кубки налил.
  
   А с эстрады, торгом с молотка,
   "Рок-эн-ролла" сатанинский раж,
   "Блатняка" щемящая тоска
   И цыганский пламенный кураж.
  
   Куплен талант.
   Дуй, музыкант,
   В ус и трубу:
   "Тру-тру-бу-бу!.."
  

Поэты

Уж такое нынче время:

   Пусть ты звезды рвешь с небес,
   Пусть колотит Муза в темя,
   Денег нет, и ты - балбес.
  
   Пусть он с грамотой не дружен,
   Пусть в помине рифмы нет,
   Пусть размер ему не нужен,
   Деньги есть, и он - поэт!
  

Мы

  

Мы из прошлого столетья,

   Из исчезнувшей страны.
   Мы, иной эпохи дети,
   Здесь, похоже, не нужны.
   Оказались мы от дома
   В невозвратном далеке.
   Все вокруг до слез знакомо,
   Мы ж - как рыбы на песке,
   Что бездарно прозевали
   Неожиданный отлив,
   Жаркий воздух ртом хватали,
   Обо всем другом забыв,
   Вдруг чужими став друг - дружке,
   И, подавно, тем - другим,
   Кто остался в теплых лужах
   Сыт, здоров и невредим.
   Не сойтись, как прежде, в стаю.
   От прибоя вдалеке,
   Пылью жабры забивая,
   Бьемся, скачем на песке...
  
  

День рождения

Время катится под гору на расхлябанной арбе.

   Ту арбу ни повернуть, ни удержать.
   Остается след глубокий на планете, на судьбе,
   От колес ее ни скрыться, ни сбежать.
  
   Колесит арба по свету курсом собственных следов.
   Всюду щедро проступают те следы
   В виде кладбищ и песками занесенных городов,
   В виде проседи, морщин и бороды.
  
   Вот я снова ощутил ее на собственном горбу.
   Без потерь прошла. Опять - на новый круг.
   Долгим взглядом провожаю я злосчастную арбу.
   С днем рождения меня поздравил друг.
  

Жизнь

   Опустили маму в яму и засыпали землей.
   Сверлит мозг вопрос упрямо: "Каково ей там одной?"
   Подались на тризну гости, в шум привычной суеты.
   И остался на погосте глины холмик да цветы...
  
   Обуздав разлуки горе, оседлав печаль-тоску,
   Я примчусь хоть из-за моря к дорогому бугорку.
   Все трагедии и драмы так умела сгладить ты...
   Но остался мне от мамы глины холмик да цветы...
  
   Тут впервые вижу ясно: суетился я - не жил.
   Глупо пыжился напрасно. Призрак в сумраке ловил.
   Зря химерным монгольфьером раздувал свои мечты...
   Ведь итог любой карьеры - глины холмик да цветы...

Свидание

За спиной - вокзалы и дороги,

   Горы, степь, леса и города.
   Подо мной - натруженные ноги.
   Предо мной - бескрайняя вода.
  
   В ней лазурь оттенками играет,
   Изумруд, свинец и бирюза...
   И она мне вдруг напоминает
   Милые любимые глаза.
  
  
   А волны прозрачное скольженье,
   Гладящее дикие пески,
   Будит память о прикосновеньи
   Нежной и доверчивой щеки.
  
   И песка промытого шуршанье
   Слушать я без устали готов.
   Мне оно напомнило звучанье
   Самых дорогих на свете слов...
  
   Ох! Напрасно я, с тобой повздоря,
   Мчался в эту даль, судьбу губя.
   Тем, чем ты напоминаешь море,
   Мне оно напомнило тебя.
  
   Всю мою досаду, мне на горе,
   Смыл с души и с памяти прибой.
   Я стою, раскаянный, у моря,
   Словно на свидании с тобой.
  

В мастерской художника

   Художник мажет кистью простое полотно...
   Вот появились листья... Вот дерево одно...
   Вот дерево другое... А между их корней
   Ручей пустился звонко шнырять среди камней...
   У стенки, в свежей раме, вальяжна и вольна,
   Окатывает берег шумливая волна...
   А рядом притаилась застенчивая ночь,
   Луну в волне купая, как мать - малютку-дочь...
   Смешал художник краски и в холст - ляп-ляп, тык-тык.
   В итоге, как из сказки, волшебный мир возник
   Движенья неподвижность и звуков немота;
   Рельефы выступают из плоскости холста...
   И так вот, понемножку, чудесный и большой,
   Свой мир творит художник кистями и душой.
   Пускай не за неделю. Пускай всю жизнь, ну что ж?
   Но в том творец на Бога хоть чуточку похож!
  

* * *

Всю ночь кричал циклоп-маяк

   На берегу скалистом,
   Что налетел циклон-маньяк
   С дождем туманно-мглистым;
  
   Что от его шальной гульбы,
   Кипя от возмущенья,
   Восстало море на дыбы
   В слепом порыве мщенья.
  
   Был трусоват циклон-злодей.
   Как ни бузил, ни злился,
   Седую бороду дождей
   Смотал и удалился.
  
   И видно стало поутру:
   У скал маяк маячит,
   Да волны стадом кенгуру
   Равниной моря скачут.
  

Времена жизни

Весна промчалась незамеченной.

   О ней и вспомнить толком нечего.
   Весна на то и есть весна,
   Чтоб прорастали семена.
  
   За ней явилось лето. Жаркое.
   Страда с авралами, запарками...
   Закатов стынущая медь...
   Вздохнуть... Рубахой пот стереть...
  
   Вот осень - дряхлая красавица.
   Птенцы с гнездовий разлетаются.
   Для них простор и сто дорог.
   Нам - время подводить итог.
  
   Глаза твои уже не синие,
   А голова в обильном инее...
   Жадна, как нищего сума,
   Уж изготовилась зима.
  
   Она придет, окоченелая,
   С палитрой тускло-черно-белою,
   В альбоме жизни и мечты
   Закрашивая все листы.
  
  

Счастье

Будь стариком ты, будь ребенком,

   Любого рода, поколения,
   Тебя влечет за счастьем гонка
   И спор о нем до исступления.
  
   Я в гонке не приму участья.
   И в споре сохраню молчание.
   Я знаю: истинное счастье
   Лишь от знакомства - до венчания.

Непоседа

Уехать! Уехать! Уехать!

   Уехать, врагам на утеху.
   Кому-то, быть может, на горе
   Уехать за горы, за море.
  
  
   Уеду! Уеду! Уеду
   По свежему снежному следу.
   Уеду, ни с кем не прощаясь,
   На оклики не откликаясь.
  
   Поехал. Поехал. Поехал.
   Меня провожает лишь эхо.
   Здесь - могут сего не заметить,
   А там - просто некому встретить.
  
   Недели, недели, недели...
   Тайга да пила, да метели.
   Недели длиннее, чем годы,
   А отдых, как туз из колоды.
  
   Валили, рубили, стропили...
   Глаза горизонт позабыли:
   Повсюду - стволы частоколом
   И просека - узким проколом.
  
   Вернуться! Вернуться! Вернуться,
   Чтоб к стенам родным прикоснуться.
   Там девки реальные ходят!
   Свободно! Живьем! При народе!
  
   Пожить и легко, и красиво.
   Чтоб - раки, под музыку, к пиву...
   Друзьям - телевизор для цеха.
   И снова уехать. Уехать!..
  
  

Соловьи

На вечерней заре

   На соседнем дворе
   Выступал соловей
   С песней дивной своей.
  
   И мы знали с тобой,
   Что на липе густой
   Он споет вновь и вновь
   Нам про нашу любовь.
  
   Скоро лето уйдет
   И певца уведет...
   Что ж, тогда тебе я
   Заменю соловья.
  
  

* * *

Пегаса снарядив в дорогу,

   Я тут же в стремя вставил ногу,
   Покрепче лиру привязал
   И путь Пегасу указал:
  
   "Помчимся, братец, через степи,
   Куда ведут курганов цепи.
   Туда, где древний город-сад
   Гора венчает - Митридат;
  
   Где в доевангельском Боспоре
   Объединяются два моря.
   Там, сколько существует свет,
   Всегда желанным был поэт".
  
   Пегас быстрее урагана
   Понес меня через курганы.
   И вот я здесь. Но я не рад.
   Иной уже редакторат.
  
  
  
  
   Мне сказано: "Вы зря летели!
   Вот если б это вы умели..."
   И сунули Пегасу в морду
   Кто - анекдоты, кто - кроссворды.
  
   Я осадил Пегаса: "Тпру!"
   Я понял: мы не ко двору...
  

* * *

Виноград поспел в саду.

   Сладкий виноград.
   Выйди, милая, я жду.
   Как я буду рад!
  
   Гуси топают к пруду,
   Будто строй солдат.
   Выйди, милая, я жду.
   Как я буду рад!
  
   Я тебе цветок найду,
   Чтоб ласкал твой взгляд.
   Выйди, милая, я жду.
   Как я буду рад!
  
   Огоньки в глазах тая,
   По тропинке в сад
   Вышла внученька моя.
   Как тебе я рад!

Претендент

   Чтоб миром выбрать для себя правителя-отца,
   Явился каждый, кто сумел, на площадь у дворца.
  
   И постепенно набралось полста кандидатур.
   Уже отсеялись Козел, Медведь, Барсук и Тур...
  
   "Я лучше всех, - сказал Грифон, - Есть крылья у меня!"
   И тут же в небе увидал парящего коня.
  
   Вдруг - выкрик: "Нужен перерыв! Прервемся хоть на час!
   Глашатай Правды и Добра к нам прилетел - Пегас!"
  
   Кто - честь Пегасу воздавал, кто - радостно кричал.
   И лишь напыщенный Грифон его не замечал.
  
   "Вот, - раздраженно думал он, когтями стол скребя, -
   В такой ответственный момент!.. Ух, кляча!.. Чтоб тебя!"
  
   Он видит, как легко с толпой общается Пегас.
   И в голове его созрел спасительный указ:
  
   "Фураж отправить на учет. Все стойла - на ремонт.
   (Пусть выберет: колючки жрать или убраться вон.)"
  
   Но, к счастью, не был он пока в цари произведен.
   Указ остался ждать в столе удобнейших времен.
  

Проклятие

Пусть поздним летом, в поздний вечер,

   Итогом мимолетной встречи,
   Обрушится тебе на плечи
   Большая поздняя любовь.
   А ты - сединами отмечен,
   Морщинами поизувечен,
   Привлечь уже настолько нечем,
   Хоть тапки белые готовь.
   Твой голос сокрушат рыданья...
   Тогда поймешь мои страданья!
  
  
  

* * *

  

Хороша прогулка ночью

   После суетного дня.
   И забот, и тягот клочья
   Вмиг осыплются с меня.
  
   Здесь, в прохладе летней ночи,
   В поднебесной глубине
   Многочисленные очи
   Чуть подмигивают мне.
  
   Ночь дана душе заблудшей,
   Чтоб замаливать грехи.
   Ночью думается лучше,
   Легче пишутся стихи.
  
   Кто заметит пряным летом,
   Как струится лунный свет,
   Станет хоть на миг поэтом,
   Отстраняя бремя лет...
  
   Хорошо на травке где-то
   После песен у костра,
   Легким дымом сигареты
   Отгоняя комара,
  
   С другом рассуждать о вечном,
   Фантазировать, мечтать.
   Но приятнее, конечно,
   Ночь с подругой коротать.
  
   Ведь в тени густой аллеи,
   На скамейке, в лунный час
   Женщина куда милее.
   И смелее смысл фраз.
  

Маскарад

Отцвел цветком огромным, красным,

   Увял закат.
   Шла Ночь хозяйкой полновластной
   На маскарад.
  
   Легко, как будто на пуантах.
   Беззвучен шаг.
   В небесный бархат бриллиантов
   Просыпан мак.
  
   На водоемах и на долах -
   Вуаль-туман.
   И лунным серпиком заколот
   Зарниц султан.
  
   Вот, под немым ее приказом,
   Встряхнув листвой,
   Куст обернулся дикобразом,
   А пень - совой...
  
   Театр теней: фигуры, лица...
   Под звездопад
   До самого рассвета длится
   Бал-маскарад.
  
  

Не зови

Ты не зови меня. Напрасно.

   Еще обида сердце жжет
   И повсеместно, и всечасно,
   Как страж бессонный, стережет.
  
  
  
   Ты не ищи со мною встречи.
   Былое счастье позади.
   И нежных ручек мне на плечи
   В надежде тщетной не клади.
  
   Ты не заглядывай мне в очи.
   Дыханием не обжигай.
   И... на излете дивной ночи,
   Как сладкий сон, не убегай.

Гражданин

   "Читайте,
   завидуйте,
   я - гражданин..."
   В.Маяковский
  

Я родился в рубашке. В родильном же зале

   Мне ее рукава на спине завязали.
  
   Чтобы я от досады ершился не слишком,
   В рот мне сунули кляп в виде соски-пустышки.
  
   С той поры кулаки я держу за спиною.
   И молчу. Все боюсь захлебнуться слюною.

Зависть

  

Червячок и два крыла -

   Мотылек.
   Что на свете есть дела -
   Невдомек.
  
   Он с цветка легко порхал
   На цветок.
   Рядом поле бык пахал.
   Изнемог.
  
   Бык лежит в траве густой
   На боку,
   Полон зависти пустой
   К мотыльку.
  
   "Ах, зачем судилось стать
   Мне быком?
   Как приятно бы летать
   Мотыльком!"
  
   В биологии пробел
   У быка:
   Незавиднейший удел
   Мотылька.
  
   Две недельки длится жизнь,
   Хоть легка.
   Попорхал и в гроб ложись.
   И... пока.
  
   А итогом бычьей нормы
   Труда
   Будет отдых, сытный корм
   И вода.
  
   Да еще отыщут телку
   В хлеву.
   Вот тебе и тет-а-тет.
   Рандеву!
  
   Жизнь хотя и непроста
   У быков,
   Но длиннее, чем у ста
   Мотыльков.
  
  
  
   Погнушался почему
   Ты судьбой?
   Не завидуй никому.
   Будь собой!
  
  

О совести

Всей жизни во Вселенной испокон,

   К любым капризам каверзным готовясь,
   Бог людям дал неписаный закон.
   Его назвали люди кратко: совесть.
  
   Не скрыться от нее за частокол.
   Хоть атеистом будь, хоть иноверцем,
   Расплатой станет совести укол.
   К тому же не куда-нибудь, а в сердце.
  
   Нас совесть отделяет от скотов.
   Мы жили с ней до нынешнего века.
   И тот, кто ею торговать готов,
   Не должен называться человеком.
  
   Но грянул век фатальных перемен.
   Рыча по-зверски яростно и люто,
   Ведут чинуши совести обмен
   На роскошь, на портфели, на валюту.
  

О самом главном

  

Если не желаете - не верьте.

   Мне и самому не по нутру,
   Что я в мир явился перед смертью.
   Скоро обязательно умру.
  
   Разве что сумею отучиться.
   Да еще, пожалуй, отслужить.
   Если повезет, то и жениться,
   Чтоб не так охотно было жить...
  
   Только я уверен, без сомненья:
   В этот мир явился я не зря,
   Ежели с вершины вдохновенья
   Видел, как рождается заря;
  
   Если в роще обнимал березку
   Летней ночью в звездной тишине
   И, деля с друзьями папироску,
   У костра в лесу сидел на пне;
  
   Восхищался пламенем заката,
   Отраженным в ласковой волне,
   И степным пьянящим ароматом
   Вдоволь надышался по весне.
  
   Пусть и рано говорить о тризне,
   Коль меня священник не отпел,
   Все, что я считаю главным в жизни,
   Я, похоже, все-таки успел.
  

В поезде. (Дорожная зарисовка)

Уплотняют люди время.

   Каждый миг учтен и свят.
   Позабыв про кнут, про стремя,
   Все на поезд норовят.
  
   Кто - на отдых, кто - на службу,
   Кто - родных увидеть вновь...
   Скоро тут заводят дружбу.
   А бывает и любовь.
  
   Разместились все по полкам,
   Будто книжные тома.
   С расстановкой, с чувством, с толком
   Истощают закрома.
  
   Поезд лихо бьет чечетку.
   Мы у поезда в плену.
   Пусть попутчицы-трещетки
   Потрещат, а я вздремну.
  
   Развалясь на верхней полке,
   Как какой-нибудь султан,
   Созерцаю грез осколки -
   Полуявь-полуобман...
  
   Вот садами забелело
   За рекой мое село.
   То направо, то налево
   Опускаю я весло.
  
   Подхватило челн теченье,
   Повлекло струеньем вод.
   Окажусь через мгновенье
   Там, где милая живет...
  
   В паре с водным отраженьем
   Я, как карточный валет:
   Две башки для размышленья.
   Верха - два, а низа - нет!
  
   Знать, судьба не без каприза.
   Норовит послать под танк.
   Нужен милой я без низа,
   Как жирафу - акваланг...
  
   Даже после пробужденья
   Сон мне голову кружил.
   Я ведь с самого рожденья
   Никогда в селе не жил!
  
   Бок замлел. В руке мурашки.
   Все же полка - не кровать.
   И обидно, что милашку
   Не успел поцеловать.
  
  

Любовь

Я б серенады пел тебе ночами

   О том, как без тебя мне жизни нет.
   Уставил бы я комнату свечами
   И в ней молился бы на твой портрет.
  
   Цветов охапки клал бы каждый вечер
   Я к алтарю порога твоего.
   Любого б за тебя я изувечил.
   Быть может, даже и не одного.
  
   В лепешку бы готов я был разбиться,
   Моральных и физических утрат
   Не убоялся б, чтоб тебя добиться.
   Увы! Я на тебе уже женат.
  
   Поэтому вразвалку на диване
   Я в телевизор пялюсь, как баран.
   А вот и чай закончился в стакане...
   "Эй! Слышишь?! Принеси еще стакан!"
  
  

Одуванчик

Подробностей лишних касаться не буду.

   Гуляли по парку. Увидели чудо:
   Изящное облачко в космах травы
   Не то в виде шара, не то - булавы.
  
   Всмотрюсь в этот полупрозрачный комочек:
   На тоненькой трубочке - лета кусочек.
   Скользит по пушинкам искрящийся свет.
   Далекого детства веселый привет
  
   Головкой кивает, слегка серебрится,
   У нас вызывая улыбки на лицах.
   Поближе его разглядеть я хотел.
   Присел, да неловко. И он облетел.
  
   Тычинкою лысой под солнцем белеет.
   Ну что ж... Не горюй. Люди тоже лысеют.
   Прости за неловкость мою, старичок,
   Никчемный теперь, как без скрипки смычок...
  
   Спустя две недели, у той же дорожки,
   Смотрю - улыбаются солнышки-крошки.
   От тех же корней потянулись цветки,
   Раскрыв золотые свои лепестки.
  
   Он, видимо, вспомнив свидание наше,
   Приветливо травкой-листочками машет.
   Совет одуванчик дает неплохой:
   Лысеешь - цвети! Не страдай чепухой!
  
  

Марафон

Может, глупо, может, нет, но таков закон:

   Каждый должен одолеть жизни марафон.
  
   В мир приходит человек просто, без затей.
   Приготовлены ему тысячи путей.
  
   Детства ясный огонек догорел, погас.
   Перед юношей лежат сотни смелых трасс.
  
   Пышно юность отцвела за короткий срок.
   Пред мужчиной пролегли тридевять дорог.
  
   Стала к финишу дорог старость подползать,
   Чтоб трясущейся рукой тропку указать...
  
   Бедный, глупый человек! Так спешит расти!
   Вспять вернуться не дано с этого пути.
  
   И какой из всех путей мы ни изберем,
   Но в конце - всего одной тропкой побредем.
  
   Для чего сей марафон, силимся понять.
   Чтобы опытом пути память наполнять?
  
   Может, смысла глубиной полон этот труд,
   Коль с рожденья дан пустым памяти сосуд?..
  
   Может, глупо, может, нет, но таков закон:
   Каждый должен одолеть жизни марафон.
  
  

Море

Под синим небом - моря синь.

   На синем - пароходы.
   И всюду, взгляд куда ни кинь -
   Обилие свободы.
  
   Растаял горизонт вдали.
   А, может, он и не был.
   И, может, эти корабли
   Плывут уже по небу...
  
   Там невидимка ветер-плут
   Морскую гладь тревожит.
   И волны от него бегут.
   Ах, как они похожи
  
   На след, который тракторист
   Оставил лемехами,
   И на бескрайний синий лист,
   Исписанный стихами,
  
   И на меха на озорной
   Растянутой гармони,
   И на бороздки под иглой
   На старом патефоне...
  
   И солнце пляшет по волнам
   И радостно бликует.
   И отчего, не знаю сам,
   Душа во мне ликует.
  
  
  
  
  

Белая акация

Лунный полог белую акацию

   Мягко тронул краешком крыла.
   Проявил листвы конфигурацию,
   Отчеканил грацию ствола.
  
   Посчитав подарками отменными,
   Бриз влюбленный, сняв с морской волны,
   Вплел ей в кудри грозди белопенные.
   И они изысканно нежны.
  
   А она, в прелестном одеянии,
   В подвенечном платье и фате,
   Наполняет ночь благоуханием -
   Молчаливым гимном красоте.
  
  
  

* * *

  

Ранней юности года... Были? Не были?..

   Судьбы на себя в мечтах лихо меряли:
   Сочиняли для друзей были-небыли
   И, рассказывая, свято в них верили.
  
  
   И стремясь за облака в горы, в небо ли,
   Низвергаясь в глубь морской бездны-впадины,
   Кем же мы в своих мечтах только не были!
   Разве - трусом, подлецом или жадиной...
  
   Я напрасно, видно, губы раскатывал.
   Жизнь всего одна дана. Или дадена.
   Побывал не столько тем, кем загадывал:
   Где-то трусом, подлецом, в чем-то - жадиной.
  
   Испытать пришлось и много, и всякого.
   И сверяясь нынче с вымыслом прошлого,
   Нахожу я жизнь какой-то двоякою.
   Но, считаю, больше было хорошего.
  
   Пусть судьба не только медом пропитана.
   Много бед в пути я встречу непрошенных.
   Может, более, чем было испытано,
   Но я верю - перевесит хорошее!
  
  

Старая песня

С каким хмельным благоговением

   Замру, душою разомлев,
   Когда заслышу в отдалении
   Несложный старенький напев.
  
   Такой простой, такой забытый,
   Со школьной старенькой доски,
   Снегами памяти укрытый
   От сожаленья и тоски.
  
   И пробуждаются в сознании
   Полузабытые мечты...
   Гроза... Несмелые признания...
   Цветы... И ты, мой друг, и ты...
  
   И, видно, вовсе не случайно,
   Метнув холодный взгляд косой,
   Свой шаг замедлила печальный
   Старуха с ржавою косой.
  
   Той старой песенкой нечаянной
   Душа умыта, как росой.
   Вот - миг, и мчусь к мечте, отчаянный,
   Как встарь, веселый и босой.
  

Ситуация

Не уйти мне в запой. К сожаленью, не пью.

   И с балкона не прыгнуть. Летать не умею.
   И веревки накинуть на шею свою
   Альпинистского навыка, жаль, не имею...
  
   Почему ты послала меня к сатане?!
   Сердце сделало сбой, и душа заскучала.
   Это ж надо придумать такое, чтоб мне,
   После стольких трудов, начинать все сначала!
  
   Снова, что ль, на подарки деньгами сорить
   Для какой-то раскрашенной крали дремучей?
   Снова, что ль, в дискотеках выказывать прыть,
   Извиваясь, как в узах болезни падучей?
  
   Я душой подустал, да и годы не те.
   Не сожрать мне продуктов, добытых для свадьбы.
   Вот один и ломаю башку в маяте:
   Что гостям говорить?! Эх, заранее знать бы!..
  

Ты

Есть на свете немало девчонок,

   У которых стан гибок и тонок,
   А лицо - эталон красоты.
   Мне нужна лишь такая, как ты.
  
   Пусть одна - кулинар и певунья.
   Пусть шутница она и шалунья.
   Даже пусть воплощенье мечты.
   Но она не такая, как ты.
  
   Пусть другая прилична, тактична.
   Пусть умна и танцует отлично,
   И нежна, словно в мае цветы.
   Но она не такая, как ты.
  
   Этой - Бог дал талант рисованья.
   А у той - все спортивные званья.
   И опрятны, и в мыслях чисты...
   Но они не такие, как ты.
  
   А тебе - хоть пьянчуга, хоть бабник.
   Хоть небритый драчун и похабник.
   Пусть в душе нет ни искры огня,
   Лишь бы не был похож на меня.
  

Праздник

Раскрасил майский праздник древний город.

   Сияет солнце и щебечут птицы.
   И митридатову народ штурмует гору,
   Со снедью в сумках, с радостью на лицах.
  
   Там, наверху - накрытые поляны.
   На свежей травке - свежие закуски.
   Под ветерком степным благоуханным
   Гулять привольно широко, по-русски.
  
   Внизу на улицах и переулках узких
   Сегодня сплошь - певуньи и танцоры.
   И мини-юбки, как и мини-блузки,
   Дух забивают и волнуют взоры.
  
   У набережной детский визг и лепет.
   Там кружатся качели-карусели.
   И волны в море солнцем ярким слепят,
   Поддерживая общее веселье.
  
   В тенистом сквере духовой оркестр
   "Амурских волн" мелодию играет...
   А в пыльной остановке, так не к месту,
   Старик бездомный тихо умирает.
  

Цветы на скамейке

В тенистом летнем парке, на скамейке,

   Печалятся забытые цветы.
   Они на рынке стоили копейки,
   А здесь - цена душевной теплоты.
  
   То не беда, когда они забыты
   Под ладный стук слияния сердец,
   Для нежных рук, тех, что в объятья свиты,
   Помехой оказавшись наконец.
  
   Но ведь судьба, как знаем, полосата.
   И жаль мне увядающей красы,
   Что, может, не достигла адресата
   Во мраке новой, темной полосы.
  
   И вот итог - невольная небрежность:
   Лежит букет, как веник, на виду.
   А в лепестках поникших чья-то нежность
   Росистым утром срезана в саду.
  
  

Ученый

Невезения, беды...

   Одолеть не могу.
   Или чуть не доеду,
   Или не добегу.
  
   Опоздаю к раздаче,
   Чуть промедля в пути,
   И такое утрачу,
   Что вовек не найти.
  
   Путь, отмерянный Богом,
   И тернист, и велик.
   Я прошел ту дорогу
   И уткнулся в тупик.
  
   На державу ишачил.
   К светлым высям звала,
   И никак не иначе!
   Оказалась - лгала.
  
   И когда, по поверью,
   В рай откроют мне дверь,
   Дудки - я им поверю!
   Я ученый теперь!
  
  

Горизонт

Вновь слетелись с Юга в степь ветра.

   Извини, подруга. В путь пора!
  
   Распахнуло небо синий зонт.
   Вот судьбы подарок - горизонт.
  
   Он и цель, и средство. Два - в одном.
   Как для выпивохи - гастроном.
  
   Как вершина власти для тузов.
   Пенье птицы счастья. Вечный зов.
  
   Там, за горизонтом, лишь шагни,
   Тянутся неспешно детства дни.
  
   Времени изгибы и круги
   Мне раздать позволят все долги.
  
   Хоть на миг короткий обрету
   Всех, поуходивших за черту.
  
   Мама молодая, бравый дед
   Вновь меня усадят за обед.
  
   Подмигнет задорно мне отец:
   "Где ж тебя носило, сорванец?"
  
   Погоди, подруга. Я вернусь.
   Дай до горизонта доберусь.
  

* * *

Я в детстве сказку прочитал

   С мечтательной улыбкой:
   Вот если б я ее поймал -
   Ту Золотую Рыбку...
  
   С тех пор промчалась бездна лет.
   И вот она - везуха!
   Пока что Рыбки, правда, нет,
   Но есть уже старуха.
  
   И, как положено, клянет
   Она свою "стиралку".
   И, чувствую, вот-вот пошлет
   На море, на рыбалку.
  
   Но приступ алчности порой
   Рождает монстров, пугал.
   И я заброшу невод свой
   В сарай, в далекий угол.
  

* * *

Расхлюпалась, расплакалась погода

   В такой печали, что не передать,
   О том, что нам в ближайшие полгода
   Особого тепла не стоит ждать.
  
   Но из-за моря, по равнине зыбкой,
   Примчался южный ветер в гости к нам.
   И солнце лучезарною улыбкой
   Игриво заскользило по волнам.
  
   То - снег с дождем да зябкие туманы,
   То - солнцем ослепленные дома
   И небо - ярко-синим океаном...
   Знакомьтесь. Это крымская зима.
  

Чисто крутой, типа, романс, в натуре

Базара нет, я лоханулся.

   Глухой облом. Любви - кранты.
   Вчера мне кореш колонулся:
   К нему на стрелку ходишь ты.
  
   Тебе, прикольной, клевой телке,
   Таскал, как лох, собак дразня,
   Я гладиолусов метелки.
   А ты, блин, кинула меня...
  
   Но вдруг понты - кента наколка,
   На отморозе гнал пургу?
   А я теперь любви осколки
   Собрать и склеить не смогу.
  
  
  
  
   Да лучше б я свой мерс угрохал!
   Или на бабки бы попал!
   Не по понятиям. Все плохо.
   Опущен занавес. Финал.
  

Друг

Когда бреду домой, кляня

   Усталость и дороги,
   Я знаю: дома ждет меня
   Мой друг четвероногий.
  
   Я часто с ним делю досуг,
   Мечты и даже скуку.
   И если заболею, друг
   Смягчит болезни муку.
  
   Не только мысли, даже сны
   Мои ему известны.
   Его объятья так нежны,
   Хотя и бессловесны.
  
   Он есть не просит, не рычит,
   Не скачет, беспокоя.
   А если изредка ворчит,
   То это возрастное.
  
   Огромный, мягкий, теплый ком
   Перед телеэкраном.
   Он с детства каждому знаком.
   Зовут его - диваном.
  

Разлука

Звон. Трель свистка. Перрон качнулся

   И от меня тебя унес...
   Я в темном тамбуре очнулся
   Под звонкий лязг литых колес.
  
   Я вынул с адресом листочек,
   Что ты вложила в мой карман.
   На нем лишь вереница точек -
   Птиц, улетающих в туман.
  
   И понял я так запоздало,
   Что в жизнь мою вошла беда,
   Что в полусумраке вокзала
   Ты растворилась навсегда.
  
   И поздно думать о стопкране.
   Я время вспять не поверну...
   Как неслух, запертый в чулане,
   Я в горьком тамбурном плену.
  
  

Подкаблучник

Разместил Господь мое супружество

   Где-то между волей и тюрьмой.
   Я еще имею долю мужества
   Возвращаться каждый день домой.
  
   Там уют и кухня аппетитная,
   Чистота от двери до окна.
   И тверда, как статуя гранитная,
   Вечно недовольная жена.
  
  
  
   Я друзей беспечное собрание
   С грустью вспоминаю вновь и вновь.
   Дружбе не на пользу расстояние.
   Дружба, извините, не любовь.
  
   Быта неуклонное течение
   Смыло безвозвратно и давно
   Все мои былые увлечения:
   Музыку, поэзию, кино...
  
   Я не помню, что это такое -
   Тихий одиночества покой.
   Я, как лук, натянутый для боя,
   Должен находиться под рукой.
  
   Стонет тетива от напряжения
   Чувства постоянного вины:
   Не проверил с дочкой упражнения
   И не так сложил свои штаны.
  
   То - белье отполоскал не начисто,
   То - не быстро красил потолки.
   В кресле задремал! Что за чудачество?!
   А вчера купил не той муки...
  
   В камере трехкомнатной с обоями -
   Телевизор, мягкая постель...
   А в душе - погода с перебоями:
   Ежели не слякоть, то метель.
  
   Заключенный привилегированный,
   Волею семейного райка,
   Узами супружества прикованный
   К тоненькой набойке каблучка,
  
  
  
   Я не помню, что это такое -
   Мягкий одиночества покой.
   Я, как лук, натянутый для боя,
   Должен оставаться под рукой.
  
  

Размышления 23 февраля 2003 года

Честно мы служили Родине.

   Видели не только пряники.
   Ребятня, мальчишки вроде бы,
   С командиром вместо маменьки.
  
   Он вручил оружье грозное
   Пацанячьему содружеству.
   Начались дела серьезные.
   Трудно мы учились мужеству.
  
   Год казался нам эпохою.
   Мысли всех - в одной тональности.
   Абсолютно было пофигу,
   Кто какой национальности.
  
   Чувствую в душе излатанной
   Результаты той диффузии:
   Что-то тихое - от Латвии,
   Что-то яркое - от Грузии...
  
   Растащили нас по глобусу
   Поезда, гремя вагонами,
   Самолеты и автобусы.
   Распростились мы с погонами.
  
   Не встречаются, как правило,
   Наши братья по оружию.
   Кто объят жарой Израиля,
   Кто - якутской лютой стужею.
  
   Всех подряд позарубежили.
   Не спрося, обиностранили.
   Знают, что спросили б ежели,
   Ох, куда бы их послали мы!
  
   Дружим мы воспоминаньями,
   Тянемся друг к другу душами
   Сквозь большие расстояния
   Нашей Родины разрушенной.
  
  

Ее апрель

То было явью или сном?

   Позвав по имени,
   Нежнейший голос за окном
   Молил: "Впусти меня..."
  
   В зарю покинули постель
   С мечтой во взоре Вы.
   А за окошком ждет апрель.
   Апрель лазоревый.
  
   К окну приникли Вы в одной
   Ночной рубашечке.
   И водопадною волной
   На грудь - кудряшечки.
  
   Под первый луч - тугую грудь
   И щечек ямочки.
   А взгляд, гляди, апрель, как жгуч
   У юной дамочки.
  
  
  
  
   Ух, взгляда искрометный пыл!
   Ох, губки бантиком!
   Циничным скептиком я был,
   А стал романтиком.
  
   Не вьюга на душе - капель.
   Вот так история!
   А виноват во всем апрель.
   Апрель лазоревый.
  

Гость

С утра ко мне ворвался странный гость.

   (Мне показалось, виделись мы прежде.)
   Он вбил на самом видном месте гвоздь,
   Повесил пропыленную одежду,
   Влез в холодильник, закусил, чем было.
   Смахнув остатки пищи со стола,
   Заметил: "Интерьер у вас унылый.
   Вот тут и здесь повесим зеркала!"
  
   Не дав опомниться, не дав открыть мне рта,
   Уж он, входную дверь открыв пошире,
   Пинком отправил погулять кота
   И начал мебель двигать по квартире...
   Во мне вулканом пробудилась злость.
   (На этот счет не может быть двух мнений.)
   Нахальный и бесцеремонный гость
   Был выдворен без всяких объяснений.
  
   Ты в этот мир пришел желанным гостем.
   Что унесешь домой в своих горстях?
   Цветенье счастья? Слизь зловонной злости?..
   Живи, как дома, помня, что в гостях!
  

Встреча

Нас столкнула Судьба, оказалось, на горе,

   В стылой утренней мгле января.
   Ее волосы пахли полынью и морем,
   А в глазах занималась заря.
  
   Бытовой эпизодик в жилищной конторе,
   Проза дня, напрямик говоря.
   Только волосы пахли полынью и морем,
   Да в глазах занималась заря.
  
   Я не ел, я не спал... Стал искать ее вскоре.
   Объяснял всем, надеждой горя:
   "Ее волосы пахли полынью и морем,
   А в глазах занималась заря!"
  
   Вянул я, словно куст, свой утративший корень.
   Все расспросы и поиски - зря.
   Ах, как волосы пахли полынью и морем!
   Как во взоре лучилась заря!..
  
   Город вновь зеленеет в весеннем уборе,
   Знаки памятной встречи даря :
   Густо улицы пахнут полынью и морем.
   Дважды в сутки сияет заря...
  

Страдания

Вышла в жизни полоса

   Темной и загадочной:
   Для кого-то - взлетною,
   Остальным посадочной.
  
  
  
   Припев:
  
   Ты катись, угрюм-слеза
   Жгучая, горючая.
   Пусть бы кто-то рассказал,
   Хоть за что нас мучают!
  
   Обанкротили заводы
   Вдалеке и рядом.
   Сэкономили врагам
   Бомбы и снаряды.
  
   На заводе получала
   Наградные знаки.
   А теперь мои кормильцы -
   Мусорные баки.
  
   Припев.
  
   В институтах получила
   Два образования.
   И хожу, прошу работы,
   Словно подаяния.
  
   Кто на рынке нас обслужит?
   Угадай, приятель.
   Тут - механик с медсестрою,
   Там - преподаватель.
  
   Припев.
  
   Завтра пенсию дадут.
   Хоть хватило мне бы
   На квартиру, воду, свет
   И на корку хлеба.
  
  
   "Ну-ка, бабка, шевелись!
   Снова цены поднялись."
   Только как угнаться ей,
   Даже и с дотацией...
  
   Припев.
  
   С нас жилищная контора
   Деньги шустро хапает.
   Отчего ж вода не в кране,
   А сквозь крышу капает?
  
   Собираю на проезд!
   Сыпьте мелочь в чашечку.
   Ведь теперь любой автобус -
   Частный либо в "шашечку".
  
   Припев.
  
   Мой батяня - белорус,
   Матушка - грузинка.
   Мне ж на старость объявили,
   Что я - украинка.
  
   Выгляжу в госучрежденьях
   Дурой бестолковою,
   Не умеющей писать
   Породневшей мовою.
  
   Припев.
  
  
   Нет фантазий у властей
   И при демократах:
   Славься город двух морей
   И пяти Маратов!
  
   Керчь фасады украшает
   До ночи с рассвета.
   Пусть красоткой помирает
   Без тепла и света.
  
   Припев.
  
   Поигралась власть дурная
   Пограничною межой.
   Наша Родина родная
   Стала Родиной чужой.
  
   Брат - бульбаш, сестра - хохлуша,
   Дед и бабка - москали...
   Поперек судьбы, сквозь души
   Нам границы провели!
  
   Припев.
  
   Что нас ждет в грядущем дне?
   Ох, друзья-приятели,
   В нем уверены вполне
   Лишь гробокопатели...
  
   Припев.
  
  
  
  
  
  

Оргия

Царица нашего застолья

   В игривой позе возлежит.
   Едва взглянул, и поневоле
   Рука предательски дрожит...
  
   Я аккуратно обнажаю
   Дразняще выпуклую грудь,
   Чтоб, наслажденье продолжая,
   На плоти лунный цвет взглянуть.
  
   Фигурой, дерзко обнаженной,
   Мгновенно пробуждает страсть.
   И я стремлюсь, завороженный,
   Устами жадными припасть
  
   К горячей, золотистой коже,
   Меня влекущей, как магнит,
   И паре этих чудных ножек,
   Призывно поднятых в зенит...
  
   И вот - желанье на пределе.
   Страдать рассудку не дадим!
   Мы эту курицу разделим
   И, наконец, ее съедим.
  

Быт или не быт?

(Вот в чем вопрос)

Все дела да заботы...

   Не поднять головы.
   Влез я в это болото
   Меж высокой травы.
   Цепко держат коренья.
   И мешает трава
   Видеть птицы паренье,
   Где небес синева
   Распростерлась равниной
   На игривых ветрах.
   Тут - лишь стон комариный
   Да сырой полумрак...
   С опозданием понял:
   Дольше медлить нельзя.
   Я судьбу проворонил!
   Выручайте, друзья!
   Вздох трясины в ответ мне:
   "Ротозей, ротозей!
   Как легко, незаметно
   Растерял ты друзей!"
   Я увяз по макушку...
   Из болотной травы,
   Сожалея, лягушка
   Прокряхтела: "Увы!.."
   А возможно, что где-то,
   Неудачу кляня,
   Ходит Счастье по свету,
   Ищет Счастье меня...
  

Непоэтичные стихи

Я - ошибка природы. Мне надо к врачу.

   Потому, что я стряпать, стирать не хочу.
   Нет, чтоб место на стенке отыскать для гвоздя -
   Отдохнуть я желаю, с работы придя.
   И дурную привычку имею - вздыхать
   Я, стеля, убирая ли нашу кровать,
   На работу обед собирая себе,
   Ковыряясь в сливной засоренной трубе,
   И когда после стирки белье полощу,
   И на кухне, когда мясорубку верчу,
   И когда я свои зашиваю штаны,
   Я вздыхаю, подлец, портя нервы жены.
   И повсюду меня надо носом совать:
   Мол, пора половик и ковер выбивать,
   Мол, пора бы покрасить уже потолки...
   Недогадливый я. Не как все мужики.
   Все стирают и гладят, готовят еду.
   И ремонт сами делают, мне на беду.
   Я ж - не слесарь, не плотник. Не муж, а лапша!
   (Разве только в постели, и то - не спеша.)
   В выходной, нет того, чтоб заняться детьми!
   Я на дачу, к лопате, сбегу, черт возьми!
   И зарплату мою получает жена...
   Всюду трудится, бедная, только она.
   Лишь пластинки да книжки - весь мой интерес.
   Тунеядец, лентяй, стихоплет и балбес!
   Мне психолога помощь и палка нужна!
   Это - все, что за день мне расскажет жена.

Юность

Тих ночью загородный сад.

   Под покрывалом темноты
   Аллеи спят, скамейки, спят
   Деревья, птицы и цветы...
  
   А мне ночами не до сна.
   Так мало пользы в этих снах,
   Когда на улице Весна
   Стоит, как член в моих штанах.

Из жизни

(Монолог усопшего)

Вот мечется, бьется пламя

   На тоненьком сквозняке.
   Как будто бы мини-знамя,
   Не свечка, в моей руке.
  
  
  
   Забавные тени скачут
   По лицам и по стене.
   А глупая свечка плачет,
   Льет слезы на пальцы мне.
  
   Наверное, слишком зыбок
   Свет пляшущего огня,
   Что не разглядеть улыбок
   На лицах вокруг меня...
  
   Суровы и хмуры лица,
   И взгляды у всех строги,
   Как будто пришли добиться,
   Чтоб я им раздал долги.
  
   И чем я так провинился?
   Долги возросли в сто крат,
   Что каждый переменился?
   Никто мне, гляжу, не рад...
  
   Вот смотрит жена с укором,
   Готовя к упреку рот:
   "Опять развалился, боров!
   Что, мало других забот?!"
  
   Вот, губы сложив подковой,
   Сосед мой готов скулить:
   "Такой идеальный повод!
   Давно бы пора налить!"
  
   И стало мне так тоскливо...
   Ведь все, кто ко мне пришел,
   Толкутся нетерпеливо
   И смотрят куда-то в пол.
  
  
  
   Зачем же ходить кругами?
   Снимайте цветов сугроб
   И плавно, вперед ногами,
   Влеките мой тяжкий гроб!
  
   И, думая лишь о тризне,
   Поймете ли, хороня:
   Не сам я ушел из жизни,
   А вынесли вы меня.
  
  

Судьба человека

Облетает жизни одуванчик.

   Ветра ждет последний "парашютик".
   Вот седой, ссутулившийся мальчик
   Не чудачит нынче и не шутит.
  
   Сплыл его кораблик из бумаги.
   Улетел его бумажный голубь.
   Он один остался из ватаги
   Пацанов надежных и веселых...
  
   С первых дней семья его и школа,
   Светлое грядущее пророча,
   Окружили правил частоколом -
   Всем, что он не любит и не хочет.
  
   Дед, отец и брат, своим примером,
   Дисциплины сжав тугие кольца,
   Сделали отличным пионером
   И до боли честным комсомольцем.
  
   Жизнь бурлила бравым маршем звонким.
   Только не писал, стесняясь, маме,
   Как сорвал в Вилюйске селезенку
   И что почки застудил на БАМе...
  
   Тундра, степь, пустыни да вокзалы...
   Нет! Не за рубли или награды...
   Партия, прокашлявшись, сказала
   Не вполне понятное: "Так надо!"
  
   Выйдя из нужды и голодухи
   Он, не раз пройдя кругами ада,
   Прожил от разрухи - до разрухи
   Под великим лозунгом: "Так надо!"
  
   Нынче, чтоб свести концы с концами,
   Проданы бесценные награды.
   Только мысль изводит месяцами:
   "Что ж оно такое, это "надо!"?"
  
   Облетает жизни одуванчик.
   Ветра ждет последний "парашютик".
   И в труде состарившийся мальчик
   Не смеется больше и не шутит.
  
   Вопреки лишениям и бедам,
   Жизнь пока влачится тачкой ржавой.
   Он державе беззаветно предан,
   Беззаветно преданный державой.
  

Я и зверь

Я ощущал себя в раю,

   В стране над облаками:
   Кот щеку обласкал мою
   Усатыми щеками.
  
   Затем лизнул. И, покорясь
   Призыву томной лени,
   Вальяжно, сыто развалясь,
   Лег на мои колени.
  
   И ласка зверя так нежна,
   И мед в глазах струится.
   Ни дать, ни взять - моя жена
   Тому назад лет тридцать.
  
   В обнимку в кресле мы вдвоем
   Растворены в блаженстве.
   Мурлычем каждый о своем
   Покоя совершенстве...
  
   И вдруг, в момент - осанка льва.
   Во взоре - дерзость урки
   От различимого едва
   "Мур-мяв" соседской Мурки.
  
   Взметнулся, уши всторчь подняв -
   Локатора антенны.
   Ведь это нежное "мур-мяв"
   Ему, как вой сирены.
  
   Знать, похотливый кот Колчак
   Границу вновь нарушил!
   Ему в изысканных речах
   Здесь изливают душу!..
  
   Стал пуст и холоден мой рай.
   Хотя не все так скверно:
   Загнал Васек аж за сарай
   Соперника, наверно.
  
  
  
  
  

Родина

1

  

Серые теплые бревна родимой избы.

   Ставенок сонные веки прикрыли оконца;
   Стелется сладкий дымок вдоль двора из трубы;
   Из-за ольхи у ворот выбирается солнце.
  
   К запахам хвойного леса и близкой реки -
   Запах крапивы и сена, с оттенком навоза;
   В дальнем лесу рассыпают "ау!" грибники;
   Ржанье коней за околицей, у перевоза.
  
   За молоком только что в луговину ушла
   Добрая пегая наша корова Маруся...
   В этих картинках мне память привет принесла
   Прямо из детства, из милой моей Белоруси.
  
  

2

   Небо присвоили стаи ничьих голубей.
   Редкие тучки прилипли к нему, как заплатки.
   Город застенчивой юности давней моей!
   Горьким назвали тебя. Для меня был ты сладким.
  
   Древние красные стены кремля за спиной;
   Бронзовый Чкалов глядит на широкую Волгу.
   Здесь, на зеленом холме, с сормовчанкой одной
   Мы о сердечных делах говорили подолгу.
  
   Волга, Ока... Пароходы натужно сопят,
   Тихие плесы порою гудками тревожа.
   В этой земле мои деды и прадеды спят.
   И оттого она мне и родней и дороже.
  

3

   Кончилась смена. У нас впереди выходной.
   В бане оставили грязь и заботу дневную.
   Шумным потоком идем к заводской проходной.
   В центре столицы удобно иметь проходную.
  
   Звали друзья на пикник в Голосиевский лес,
   Ждали на склоне Днепра в ресторане "Кукушка"...
   Киев готовит мне бездну красот и чудес!
   Уж не взыщите, простите, друзья и подружки!
  
   Золотом жарким сияют его купола.
   Древний, но юный он, самый, наверно, красивый.
   И отражают нарядных витрин зеркала
   Скверики, парки, сады и лесные массивы.
  
   Помнит меня он еще женихом-удальцом
   В доброе верить с желанием неистребимым.
   Помнит и мужем. Тем более, помнит отцом.
   Я его помню родным и, конечно, любимым.
  

4

   Мать Украина родная! Ну как я смирюсь?
   Как я душой ваши распри и дрязги осилю?
   Нежная, добрая бабушка мне Белорусь!
   И до могилы Отчизною будет Россия!
  
  

* * *

Лето устало. В отпуске лето.

   Греется, видимо, в Африке где-то.
  
   Звездная мелочь с бархата неба
   Сыплет колючими крошками хлеба.
  
   Сыплет на море. Сыплет на город.
   Сыплет на голову, плечи, за ворот.
  
   Стылые ветви мокро обвисли.
   С тыла заходят постылые мысли:
  
   Старых друзей разбросало по свету.
   Видимся редко. Являются к лету.
  
   Тает эпоха любви и успеха.
   Вымрут "битлы". Отпоет даже Пьеха...
  
   Жизнь проживаю бесцельно-коровью.
   Полон я нежностью. Полон любовью.
  
   Кто бы добавил хоть капельку ласки -
   Вспыхнет Вселенная райскою сказкой!
  

Осень пришла

С утра все холодом пронизано.

   (За то спасибо ветру шалому.)
   И языком дождистым слизаны
   Со стен афиши обветшалые.
  
   Поблескивая мокрым глянцем,
   В преддверьи ранней темноты
   Грустят деревья-оборванцы,
   Грустят оборвыши-кусты
  
   О том, что ветер-шут неистовый
   Раздел красавицу акацию,
   Весь двор укрыв листвой цветистою,
   Как мозаичной аппликацией;
  
   Что тополь, сучья к тучам вздыбив,
   Расставшись с жухлою листвой,
   Вдруг стал похож на остов рыбий,
   Зарытый в землю головой...
  
   А рядом - море отдохнувшее
   Волнами машет зло и весело.
   И небо, тяжкое, набухшее,
   В него сырое брюхо свесило.
  
   И злые тучи-барракуды,
   Сбиваясь в серые стада,
   Плывут неведомо откуда,
   Плывут неведомо куда.
  
  

Судьба

  
   Набиваю чемоданы. Чемоданы впечатлений.
   Впечатлений от дороги с громким именем Судьба,
   Уводящей сквозь туманный мрак загадок и сомнений.
   По краям - одни тревоги. Ни куста и ни столба.
  
   Путь извилистый и ломкий. Перекрестки да развилки.
   То - с болотной жижей яма, то - гора. Не обогнуть.
   Жалко, что в моей котомке нет ни карты, ни бутылки.
   Разберись тут - топать прямо или где, куда свернуть?
  
   Спуск - полегче. Это знаю. Личный зад тебе - машина.
   Без руля и без мотора мчит лихого удальца.
   Но подъемы выбираю. Ведь должна же быть вершина,
   Будет виден путь с которой от начала до конца.
  
   То скользя, то оступаясь, вверх, к манящему просвету
   Лезу я, как за наградой, сознавая: вниз - нельзя.
   Обессилю - засыпаю, зная, ждут меня к рассвету
   Или новые засады, или новые друзья.
  
   Вот качаюсь, будто в лодке, в грудях пышных и красивых.
   Я зарылся в них спросонок головой, со сна хмельной.
   "Как же звать тебя, молодка?" Отвечает мне игриво:
   "Ну ты, прямо, как ребенок! Называй меня женой!"
  
   А сама вовсю хлопочет: мне под голову - колени,
   Руки вяжет мне и ноги... Дальше, дескать, не пущу!
   Никуда идти не хочет. И, в приливе томной лени,
   Смачно плюнув на дорогу, никуда я не хочу...
  
   Разбираю чемоданы. Чемоданы впечатлений.
   Впечатлений от дороги с подлым именем Судьба.
   Силюсь вспомнить, как в тумане я набрел на те колени...
   Очень жаль, что у дороги нет фонарного столба!
  
  

Варвары

  

Слетаются на веточку

   Воробышки, чирикая.
   В развалинах, под веточкой
   Лежит страна великая.
  
   А мы и на развалинах
   Живем вполне отличненько.
   Мы вскоре и развалины
   Растащим по кирпичикам.
  
   Нас - тьма. Не сосчитаете,
   Хотите, не хотите ли.
   Вы нас прекрасно знаете.
   Нам имя - Расхитители.
  
  
  
   И голь, и "шишки" важные
   В азарте рьяном бесятся.
   И рвутся руки каждого
   К кусочку поувесистей.
  
   Мы ушлые и шалые.
   Помощников не надо нам.
   Пред нами - дети малые
   Сам Чингиз-Хан с Бен Ладеном.
  
   Да! Мы на все способные!
   Вне всякого сомнения,
   Мы - гвардия особая!
   Мы - вандализма гении!
  
   Мы держим ногу в стремени
   По строгому обычаю,
   Пока в пространстве-времени
   Хоть что-то есть в наличии.
  
  

Лунная фантазия

  

За окошком море в лунном блеске.

   Ветер, нагулявшийся в степи,
   Путается в складках занавески.
   Спи, моя единственная, спи.
  
   Вот откинул занавеску ветер,
   И луны бесцеремонный свет
   На экране простыни наметил
   Милый твой, желанный силуэт.
  
   Я бы изласкал тебя, изнежил,
   Каждый взгляд ловил бы, каждый вдох.
   Я б твоим дыханьем чистым, свежим,
   Как вином упился б, если б мог.
  
   Мы отдалены, как в небе звезды.
   Я в мечтах с тобой. В них ты со мной.
   Мы один вдыхаем пряный воздух
   И одной озарены луной...
  
   А, возможно, и тебе не спится
   Где-то рядом или же вдали.
   И стихов случайные страницы
   Мягко на ладонь твою легли.
  
   К ветру я испытываю зависть.
   Ты в его объятьях. В эту тишь
   Я стихом души твоей касаюсь
   И надеюсь, ты меня простишь.
  
   Я ничем покой твой не нарушу.
   Ты меня поспешно не суди.
   Я в стихах распахиваю душу,
   Мол, добро пожаловать! Войди!
  
   За окошком море в лунном блеске,
   И с листвою шепчется прибой,
   И играет ветер занавеской...
   Жаль, что мы не встретимся с тобой.
  
  

* * *

В нашем поселке дачном

   Осени торжество.
   Воздух такой прозрачный,
   Словно и нет его.
  
   Меж облаков сугробов
   Синего неба щель.
   Ветер бодрящий знобок,
   Носит сырую прель.
  
   Ворох опавших листьев
   И хризантем цветы...
   Шубою рдеют лисьей
   Зябнущие кусты.
  
   Там, где побольше света,
   С солнечной стороны,
   Рыжим котенком лето
   Спит у сухой стены.
  
  

Испытание

  

Живу уже без веры, без надежды.

   Но чувствую порой, как вновь и вновь
   Под ребрами, под кожей и одеждой
   Нет-нет, да пошевелится любовь.
  
   Она, как узник без питья и хлеба,
   В далекой темной гулкой глубине
   Судьбе-злодейке, видно, на потребу
   На ржавый шкворень заперта во мне.
  
   И от семьи - до госучережденья,
   Кто до темницы той добраться смог,
   Все проявляют дерзкое стремленье
   На дверь ее навесить свой замок.
  
   Саднит душа, замков мерцая гроздью.
   Их больше, чем генсековских наград.
   Судьба мне строит злую морду козью:
   Считай друзей количеством утрат.
  
  
  
  
   Сквозь неприятье и непониманье
   Свой груз души на сцену волоку...
   "Скажи спасибо, дурень, за вниманье.
   А мы еще добавим по замку!"
  
   Пускай! Придет заветное мгновенье,
   И рухнет дверь под тяжестью замков.
   Душа познает радость воскрешенья;
   Любовь на волю выйдет без оков.
  
   С улыбкой светлой, юная, как прежде,
   Заставив каждым мигом дорожить,
   Мне путь укажет к вере и надежде.
   А это значит: стоит дальше жить!

Последнее свидание

Скрылась в море солнца лысина.

   Но почти еще светло.
   И заката цвет немыслимый
   Красит облака крыло,
  
   Что над водною пустынею,
   В поднебесной глубине,
   Ярко-розовым на синее
   Пало в мягкой тишине.
  
   И глядим (как прежде, рядом) мы
   На тускнеющий закат.
   Только б не столкнуться взглядами.
   Каждый - будто виноват.
  
   Не соприкоснемся душами.
   Наши души взаперти.
   Ты молчание нарушила
   Горьким выдохом: "Прости..."
  
   Звезды высыпались крохами.
   Одинокие шаги
   Тают меж прибоя вздохами...
   Вот такие пироги.
  
   Поздно что-то сделать пробовать.
   Хоть зови, хоть не зови...
   Я прибоя слушал проповедь
   О бессмертии любви.
  

Прогулка по Митридату

  

Я, вне определенных дат,

   В часы печали или грусти,
   Иду на гору Митридат,
   Надеясь, что меня отпустят
   Узлы сомнений и забот,
   Те, что плетем из года в год.
  
   Рядами стихотворных строф
   Остались позади ступени.
   Здесь, в царстве солнца и ветров,
   Живут забытых предков тени;
   Здесь, над просторами степей,
   Спит вечным сном Пантикапей...
  
   Воронками истерзан склон.
   Дот немощен и жалок ныне.
   Навеки онемевший, он
   Порос ромашкой и полынью.
   Невдалеке погребены
   Герои - честь и боль страны.
  
  
  
   Чтоб подвиг их не забывали,
   Как меч, что к бою обнажен,
   Здесь памятник сооружен
   Из горьких керченских развалин.
   А по краям трех серых скул
   Три пушки встали в караул.
  
   Чуть ниже, в зелени листвы,
   Горой прикрытые от ветра
   На фоне моря синевы
   Каскады улиц в стиле "ретро".
   И дух прадавней старины
   Отмечен оспою войны...
  
   Весь мой любимый косогор
   Одет душистою травою.
   Всегда он дарит мне простор
   С небес и моря синевою.
   (Меж ними вылез напоказ
   Российский Северный Кавказ.)
  
   Я лягу навзничь на траву,
   Грудь напрягая полным вдохом,
   Вдруг осознав, что я живу!
   И, в общем, все не так уж плохо!
   Я своему прозренью рад.
   Спасибо, мудрый Митридат!
  

Стоик

Пока жива еще надежда -

   Не все пропало.
   И пусть на мне уже одежда
   Пообветшала.
  
  
   Давно б оставил это место
   Слюнтяй и плакса.
   Не первый год свою невесту
   Я жду у ЗАГСа.
  

Стихи

Как в воде озерной облака,

   Как зари оттенки в облаках,
   Так мечта, свободна и легка,
   Ясно отражается в стихах.
  
   Стих с мечтой попробуй, раздели.
   Это - словно музыка и слух;
   Это - как вода и корабли;
   Как июнь и тополиный пух.
  
   С легкого бумажного листа,
   По ступеням лестницы словес,
   Чья-то дерзко-смелая мечта
   Мягко приглашает в мир чудес.
  
   Все мечты сбываются в стихах,
   А рутина тает, словно дым.
   Хочешь - рей, как птица в облаках.
   Хочешь - вновь люби и будь любим.
  
   Там на космодроме корабли
   Старта ждут. Задержка за тобой.
   Рати к полю боя подошли.
   Дай команду: "В бой!" или "Отбой!"
  
   Все мечты сбываются в стихах:
   Подвиги, свобода и грехи...
   Там тоскуют принцы в женихах,
   Феи след скрывают лопухи...
  
   Парусом фантазий, не спеша,
   Улови потоки красоты.
   И поймешь: жива еще душа.
   А в душе довольно чистоты.
  
   И стихи рождаются в мечтах...
  

День

Из-под туманов покрывала,

   С подушек пышных облаков,
   Проснувшись, солнышко вставало
   На перекличку петухов.
   И всякая в природе малость
   Его румянцем согревалась.
  
   Тот миг был тихим нежным счастьем,
   А вид - отрадой для очей.
   Ловил я с трепетом и страстью
   Касанье ласковых лучей.
   В душе рождались вновь и вновь
   Восторг и радость, и любовь...
  
   Недолго счастье продолжалось.
   И вот - пылает жаркий день.
   И все живое разбежалось,
   Ища спасительную тень.
   Деревья сникли, и трава
   Хрустит, от зноя чуть жива.
  
   Колючий суховей глотая,
   Я ноги еле волоку.
   Мне кажется, я плавлюсь, таю
   И в пыль дорожную теку.
   И мне уже, похоже, крышка.
   А солнце шлет за вспышкой вспышку.
  
   Рассвет, наверно, мне приснился
   В далеком и хмельном бреду.
   Иначе, как бы я влюбился
   В горячую сковороду,
   В жаровню - ада воплощенье
   Без жалости и без прощенья?!
  
   Попробовал расправить плечи.
   Сказал: "Прорвемся! Ерунда!"
   Сказал: "Пустяк! Еще не вечер!"
   Но вспомнил - в том то и беда...
   Всего лишь день, ядрена вошь...
   А как на жизнь мою похож!
  

Роль

  

Отец собой и мной гордился

   В далеком рядовом году.
   А мир не знал, что я родился,
   Как не заметит, что уйду.
  
   Я не командовал войсками,
   Не грабил и не убивал.
   Всю жизнь, вот этими руками,
   Я хлеб насущный добывал.
  
   Мне не пришлось открыть америк.
   Я и Сибирь не покорю...
   А море так же лижет берег,
   И стаи птиц летят в зарю.
  
   Насквозь пронизана ветрами
   Благоухает степь, звеня;
   Курганы тюркскими шатрами...
   Все - так же, как и до меня.
  
   Наследства я не дожидался.
   Умел обманывать беду.
   Я не запомнил, как рождался,
   И не замечу, как уйду.
  
   А в чем мое предназначенье
   От мальчика до старика?
   Не в том ли, что и звезд свеченья
   Или цветения цветка?..
  

* * *

Мне бы черта-коня

   Да без края простор,
   Там, где бубен, звеня,
   Раздувает костер.
  
   Небо - звездным шатром,
   Степи - пышным ковром,
   Где цыгане поют:
   "Фэдрэмэлд бариром..."
  
   Искры плавный полет;
   Блеск улыбок, очей;
   Серьги, бусы вразлет
   И потоки речей.
  
   Небо - звездным шатром,
   Степи - пышным ковром,
   Здесь цыгане поют:
   "Фэдрэмэлд бариром..."
  
   Пусть стройна и нежна,
   С жарких губ, навесу,
   Даст отведать вина,
   Как с бутона - росу.
  
   Небо - звездным шатром,
   Степи - пышным ковром,
   И цыгане поют:
   "Фэдрэмэлд бариром..."
  

Букет раздора

Понагнало облаков с моря.

   Посходились облака в тучи.
   Положили б мы конец ссоре,
   Нам тогда бы зажилось лучше.
  
   Нам тогда бы зажилось легче.
   Облегчение пришло б сразу.
   Нам тогда бы и спалось крепче,
   Не полезь я доставать вазу...
  
   Подхватил бы я ее, все же,
   Если б стулу - помощней ножки.
   Уцелел тогда б сервиз, может,
   И осталась бы цела кошка...
  
   Не задень я головой люстру -
   Не упала бы на стол. В шпроты.
   Хорошо - ты удалась шустрой,
   А нето б тебя зашиб слету...
  
   От упреков мне уже дурно.
   А пришел - такой была доброй!
   Зашвырнул бы тот букет в урну -
   Не болели бы теперь ребра...
  
   Натянуло облаков с моря.
   С моря часто облака тянет.
   Ждали радости. Пришло горе.
   А букет лежит в углу. Вянет.
  

Мечта

(Из разговора с сыном)

Твой папа в пролетариях, малыш,

   За жизнь нагегемоня тухлый шиш,
   Мечтает для финансовой поправки
   Стать олигархом. Ну, хоть на полставки.
  
   Любой доступен станет нам товар:
   На стол - микроволновый самовар;
   Чтоб приближать далекие красоты,
   Мы купим "Запорожец" шестисотый;
  
   На огороде, в будку, там, где вяз,
   Поставим суперпуперунитаз;
   Заместо Тузика, отпугивать соседей,
   На цепь посадим парочку медведей;
  
   Станок поставим. Или даже два.
   Одним колоть, другим пилить дрова;
   Ты б школу на медаль закончил к лету...
   Эх! Жалко, что пока вакансий нету!..
  

(Юность)

Поспешной рысью, налегке,

   Промчавшись торопливой всадницей,
   Мелькнула Юность вдалеке
   Широкой лошадиной (поступью).
  
   Исток падений и побед,
   Соблазнов и грехов рассадница.
   Из-под руки гляжу ей вслед,
   Но различаю только (контуры).
  
   Конечно же, претензий нет
   К спортсменке-коннице-разряднице,
   Но горестно остаток лет
   Влачить в глубокой темной (пропасти)!
  

Мимолетная любовь

Я, наверно, обалдела -

   Полюбила молодца.
   Только жаль - не разглядела
   Ни фигуры, ни лица.
  
   Слишком ночь была короткой.
   Слишком бархатная ночь.
   Слишком быстро пиво с водкой
   Уносили мысли прочь...
  
   Помню жаркие объятья,
   Страсти пыл в его речах,
   Как бретелечки от платья
   Не держались на плечах...
  
   Скоро кончилось веселье.
   Стыла в росах трынь-трава
   И тяжелая с похмелья,
   Как кувалда, голова.
  
   Погасило звезды-свечки
   Дуновенье ветерка.
   И стыдливо рдели в речке
   И на небе облака.
  
  
  
  
   Подо мной весь мир качался,
   Словно в детстве - колыбель,
   И куда-то подевался
   Мой возлюбленный... Кобель!
  
  

* * *

Не пей, товарищ, алкоголя!

   Он до добра не доведет!
   Ни плуга, ни комбайна в поле
   Твой взгляд нетрезвый не найдет.
  
   От этой скверны, как от сглаза,
   (Прикидывай, соображай!..)
   От Беломорья до Кавказа
   Не уродится урожай.
  
   Нагрянет горькая проруха:
   К осенней стуже в аккурат
   Уж не из чего гнать сивуху,
   И зря ржавеет аппарат.
  
   Неразрешимою задачкой
   Ты будешь голову ломать:
   Пусть даже где-то есть заначка -
   Чем закусить, ядрена мать?!
  

Дырки

В детстве, в буфете заезжего цирка,

   Бублик купили мне. С маком. И с дыркой.
   Сели. Я глазом приник по наитию
   К дырке. И сразу же сделал открытие!
  
  
   Все умещается в дырке от бублика:
   Звери, артисты, арена и публика
   С трюками, шутками, аплодисментами,
   Даже с оркестром, с его инструментами...
   Не было "тетрисов", кубиков Рубика.
   Был я доволен и дыркой от бублика
   Со стрекозой, над осокой висящею,
   С ватною тучей, над рощей парящею,
   С ящеркой прыткой, кукушкою звонкою
   И с озорною, в веснушках девчонкою...
   Время прошло... В полусумраке кубрика
   Иллюминатор мне - дыркой от бублика
   С белою чайкой, с волною широкою,
   Сине-прозрачною, темно-глубокою,
   С лунной дорожкой, штормами жестокими
   И с берегами родными, далекими...
   Стала Державой родная республика.
   Каждому выдала дырку от бублика
   С ложью циничной - речами-былинами,
   Судеб людских и заводов руинами,
   С вольною волей воров и грабителей,
   С сытыми харями руководителей...
   В прессе, по радио каждая рубрика -
   Новая, свежая дырка от бублика.
   Клятвы наивные в них, заверения
   И обещаний пустых повторения,
   Грязи потоки и струи елея
   Льют, ни своих, ни чужих не жалея.
   Часто у многих в карманах - ни рублика...
   Вертят законами дырки от бублика
   Жадные, шустрые и обнаглевшие,
   Стаю собак на преступности съевшие,
   С трюками, драками, аплодисментами...
   (Разница с цирком - слегка и моментами.)
   К правде стремленье с ее идеалами
   Нам заменили они сериалами
  
   Глупыми, пошлыми, вялотекущими,
   Время крадущими, разум гнетущими,
   Голь на Канары под пальмы зовущими,
   Как оказалось, увы, всемогущими:
   Жалкая, пьющая, мало живущая,
   За подлецов голоса отдающая
   Сутки за сутками нищая публика
   Смотрит в экраны на дырки от бублика!
  

* * *

Переменчивое счастье

   при умеренной любви:
   полунежность, полустрасти,
   полуненависть... Лови
   настороженной душою,
   створки чутко приоткрыв,
   как событие большое,
   ласки редкостный порыв.
   Уловил - и створки сдвинуть
   непременно поспеши.
   А не-то успеют вынуть
   вон жемчужину души.
   Мол, тебе оно - помеха,
   Никчемушный, лишний груз.
   А потом ее, для смеха,
   под каблук. И бойко - "хрусть"...
   Мимо, вдаль поток ленивый.
   Тот, который "се ля ви"...
   У просроченного пива
   вкус умеренной любви.
  

Бунтарь

Забодал меня начальник. Я терпенье потерял.

   В кабинет его ворвался и с порога заорал:
   "Ах ты хам, подлец, хапуга, мерзкий взяточник и вор!
   По тебе тюряга плачет и рыдает прокурор!
   Знай, тебя я не пугаю! Я сегодня не шучу!
   Я тебя - на чисту воду! Уничтожу! Растопчу!
   Я б такого негодяя да на первом же суку!
   И твое большое счастье, что ты где-то в отпуску".
  

Пессимистическая комедия

Скрыл туман степные дали.

   Сникли травы-ковыли.
   Радостей - как не видали.
   Как вода в песок, ушли.
  
   Быта серого заботы,
   Дел зыбучие пески
   Засосали, как болото,
   И зажали, как тиски.
  
   Душит, давит, напирая,
   Бытовой могучий пресс...
   Лихо, скорость набирая,
   Мчится жизненный экспресс.
  
   Остановки две всего-то
   На маршруте кольцевом:
   "Дом" - "Работа" - "Дом" - "Работа"...
   Остальное - за окном.
  
   За окошком смех и гомон,
   Лиц и красок круговерть.
   Еду мимо. Еду к дому,
   Как в растянутую смерть.
  
   И жую, как жвачку, фразу
   Весь унылый этот путь:
   "Может, лучше было б сразу?
   Для чего ее тянуть?"
  
   Дети сытые. В обновах.
   Повзрослели. Бунтари.
   За обидным, дерзким словом
   Не полезут в словари.
  
   Хлещут душеньку словами,
   Как нагайскими плетьми.
   Чем я, детки, перед вами
   Провинился, черт возьми?
  
   А жена? Хозяйка - диво,
   И собою хороша.
   Но попробуй, угоди ей,
   Хоть убейся - ни шиша!
  
   Что ни скажешь - смех с презреньем,
   Что ни сделаешь - укор...
   Хоть терпи до одуренья,
   Хоть хватайся за топор.
  
   Я молюсь, как на икону,
   На подреберный мотор.
   Он поможет мне с балкона
   Улететь в ночной простор.
  
   От засилья и бессилья -
   В степь, где травы-ковыли,
   По-ле-те-е-ел!.. Но где же крылья?!
   Их на мусорник снесли...
  

Про безумную любовь

   "Ах вот ты где! - вскричал мой разум -
   А я, признаться, растерялся...
   Увы, заметил я не сразу,
   Что в одиночестве остался.
  
   А ты, с подругой забавляясь,
   Укрылся под тенистой вишней...
   Ну что ж, тогда я удаляюсь.
   Я здесь, как видно, третий лишний".
  

* * *

  

Что ль рассудок я теряю,

   За другими повторяя
   Всевозможные слова,
   Смысл поймав едва-едва?
  
   Если вникнуть постараться,
   То нетрудно разобраться.
   Вот, к примеру, говорим:
   "Все пути приводят в Рим".
  
   Как вы этому ни верьте -
   Все пути приводят к смерти.
   Надо ль ноги утруждать?
   Может, стоит подождать?
  

Полет

  
   Лук тугой в степи возник -
   радуга.
   Горизонта тетива -
   тинь-нь-нь!
   И стрелой, хотя и не
  
   надолго,
   Я лечу. За облака.
   В синь.
   Остаются пусть внизу
   горести,
   Жалких, мелочных забот
   воз.
   Упоение познав
   в скорости,
   От восторга не сдержу
   слез.
   Эти слезы душу мне
   вымоют.
   Всю житейскую долой
   грязь!
   Здесь просторы предстают
   зримыми.
   Нагляжусь на них теперь
   всласть...
   Точка верхняя давно
   пройдена.
   Обнимаю ковыли.
   Ниц.
   Ты прекрасна с высоты,
   Родина!
   Целиком. Без глупых гра-
   ниц.
  

Мой город

Я становлюсь наивен и доверчив,

   Когда, полынным ветром опьянен,
   Блуждать пускаюсь улицами Керчи
   И взглядом проникаю в глубь времен.
  
   Пусть, молодясь, обличие меняет,
   Но, утопая в зелени садов,
   Старушка Керчь моя объединяет
   Почти десяток древних городов.
  
   Античные колонны, словно свечи,
   Кургана зев и плечи крепостей...
   В них дремлет эхо множества наречий,
   Высоких чувств и низменных страстей.
  
   Прошел мой город через муки ада
   (Уж так ему судьбою суждено.),
   То - лязг мечей, то - звуки канонады
   И корабли, идущие на дно.
  
   Бывая и руинами, и пеплом
   (Чтоб не томиться вражеской уздой),
   Керчь возродилась, выжила, окрепла
   Теперь с геройской Золотой Звездой.
  
   Листая город мой - преданий книгу,
   Я, как в машине времени, плыву.
   И каждому свершившемуся мигу
   Признателен за то, что в нем живу.
  
   Окраинами Керчь уходит в степи.
   А может быть, приходит из полей
   Сюда, где стонут якорные цепи,
   Смиряя нетерпенье кораблей.
  
   По городам знакомым, незнакомым,
   Куда б меня дороги ни вели,
   Приехал в Керчь и чувствуется - дома,
   На самом крайнем краешке земли.
  
   И снова я наивен и доверчив.
   И снова вольным ветром опьянен,
   Блуждать пускаюсь улицами Керчи
   И книгу перелистывать времен.
  
  

Откровение

Восторг души! Сознанья прелесть

   Открылась для меня, друзья:
   Гомер, Эйнштейн и Пушкин грелись
   Под тем же Солнцем, что и я!
  
   Простейший мысленный анализ:
   Невесть когда, в тиши ночной,
   Шекспир и Моцарт любовались
   Вот этой самою Луной.
  
   Постичь ли замыслы Господни?
   Кто в землю лег в глуби времен,
   В ней пребывает и сегодня,
   Как тот, кто нами погребен.
  
   И не тревожусь я отныне,
   Что сердца стихнет метроном.
   В одну планету лягу с ними,
   В тягучем времени одном.
  
  
  
  
  

К любимой

Я приду к моей любимой

   Через степи и тайгу,
   Сквозь туман, тропой незримой,
   Сквозь болота и пургу,
   Через полюса и горы,
   Волн безумные стада,
   Через ураган, который
   Напрочь сносит города,
   Сквозь дождей седые космы,
   Бурь песчаных круговерть...
   Я прорвусь к ней через космос,
   Через боль и через смерть.
   Я приду к моей любимой
   Вопреки любой беде!
   Мне б разведать только имя,
   Вызнать, кто она и где.
  

Берег

В час, когда с собою в ссоре,

   Я к прибою выхожу.
   Пусть печали смоет море.
   Ими я не дорожу!
  
   Если жизнь ломает крепи,
   И в башке - одна мура,
   Я иду на берег степи.
   Пусть трезвят меня ветра.
  
   А когда поманит небыль
   В мир фантазий и мечты,
   Прихожу на берег неба -
   Берег вольной высоты.
  
   Золотясь, в тройном просторе,
   Ждет песчаная коса.
   Слева - степи, справа - море,
   Остальное - небеса.
  

ЧЕТВЕРОСТИШИЯ

Покоя хочется. Ан нет!

   Хотя моя в разгаре осень,
   Моей душе семнадцать лет.
   Точней сказать - семнадцать весен.
  

* * *

Как королевской мантией из меха горностая,

   Пушистыми туманами укрылась даль морская.
   И море, отдыхая от яростных трудов,
   Баюкает, качая громадины судов.
  

* * *

Я - молодой, веселый, удалой.

   Пружина или черт во мне сидит.
   Но что это за дядька пожилой
   Везде за мной из зеркала следит?
  

* * *

Дыханье затая, сеанс стриптиза

   Я наблюдал. Сродни он колдовству.
   Как плавно, по частям спадала риза
   С березки на пожухлую траву!
  
  
  
  

* * *

Истратил много сил и лет,

   Чтоб в жизни свой оставить след.
   Потом уборщицы твердили:
   "Вот паразиты! Наследили!"
  

* * *

Познания приходят к нам с годами.

   И просто поразительно порой,
   Как точно мы определяем сами:
   Где - печень, где, простите, геморрой.
  

* * *

Видимо, бунтарство в нас - еврейское,

   Или наше золото - цыганское,
   Если цены - общеевропейские,
   А зарплата - среднеафриканская.
  

* * *

  

Ах, свадьба! Древняя коварная ловушка.

   Гремит и блещет златом самрварным.
   Затем царевну сделает лягушкой;
   Царевича - растяпою бездарным.
  

* * *

У жениха костюм трагично-черен.

   Печали цвет - событию подстать.
   Идет он в ЗАГС, любви своей покорен,
   Чтоб там законным зятем теще стать.
  
  
  

* * *

Так повезло, наверно, мне одной,

   Хотя вполне за это не могу ручаться.
   За ним я, как за каменной стеной.
   Ни перелезть через нее, ни докричаться.
  

* * *

Храните, барышни, рассудок,

   Не то любитель водки с перцем
   Вам вручит глотку и желудок,
   Хоть руку обещал и сердце.
  

* * *

Она спешит за модой скоротечной.

   Штудирует журналы и газеты,
   Чтоб мог о ней подумать каждый встречный:
   "Ах, как она изысканно раздета!"
  

* * *

  

Коварство у любви в натуре,

   Коль поднимает иногда
   У нас в душе такую бурю,
   Что крышу сносит без труда.
  

* * *

  

Стрела Амура грудь пронзила.

   И вот в душе цветет сирень.
   Я глаз влюбленных целый день
   От зеркала не отводила...
  
  

Парочка

  

Смеются громко и мечтают вслух.

   Обнялись и шагают к боку бок.
   Прислушаться - Кукушка и Петух,
   А вдуматься - Лиса и Колобок.
  

* * *

Ветер вздохнул и повеял весной.

   Мне показалось на миг: ты - со мной.
   Но под моею ладонью рука
   Так равнодушна! Ты так далека!
  

* * *

В довершенье интерьера

   Мы приобрели терьера.
   Боек был шалун терьер.
   Весь попортил интерьер.
  

* * *

Трансвестирует Луна.

   Впору в ночь повеситься.
   Хочет, нет ли - стать должна
   Рогоносцем-месяцем.
  

* * *

От Снежной Бабы Снеговик

   С Вороной получил писульку:
   "Здоровье как? К весне привык?
   Не тает ли твоя сосулька?"

Ветреница

Ветер пляшет, кружит, дует,

   Как шаман, когда колдует.
   Но не вырвется, увы,
   Из прекрасной головы.
  
  

Друзья

Есть немало корифеев.

   Но какой-нибудь профан
   Корифею корефее.
   Потому что - корефан.
  
  

Бессонница

Провел эту ночь совершенно без сна.

   Вы спросите: "Что же случилось?"
   Вскопал огород. Лег в постель и - хана.
   Совсем ничего не приснилось.

Беседа

"Сосед! Короче стали ночки.

   Сирень вчера отбила почки!"
   Сосед с похмелья. Думать лень.
   "Дык, шо? Со мной пила Сирень?!."
  

Вывод

Мы порешили с корешами

   (Кто возразит - прошу),
   Что любит женщина ушами.
   Особенно лапшу.
  
  

Последнее

Жена последняя моя

   Последний рубль мой отыскала.
   Последний раз простив меня,
   Козлом последним обозвала.

Год Лошади

Сказали: Новый Год подходит конский.

   А мне бы в зной, в тенечке полежать
   На щавле конском, под каштаном конским.
   И яблок... Нет! Не конских, пожевать.
  

Жертвы моды

"Петух! Отчего твои бедные куры

   Спят в дождь на суках, как последние дуры?"
   Петух прохрипел, приподняв драный зонт:
   "Курятник закрыли. Там - евроремонт."
  

Хмурое утро

Холодный чай несладкий, без заварки.

   Сухарь, уже последний, к чаепитью...
   Ослепший телевизор древней марки
   Настырно звал старуху на Гаити.
  
  
  
  

Красота

Бомжи развесили в подвале

   С десяток стареньких афиш.
   Упрек уместен тут едва ли.
   Красиво жить - не запретишь.
  

Планы

Чтоб встретить праздники по-русски,

   Чтоб все о'кей и хеппи энд,
   Добудем выпивки-закуски
   На распродаже "Сэконд Хэнд".
  

В ресторане

С эстрады девушка поет

   И в песню вкладывает душу.
   А публика жует, жует...
   И пляшут губы, щеки, уши.

Оборотень

В миру - мила, как утренняя роза,

   Манящая ласкать хотя бы взглядом.
   В кругу семьи - сварливая стервоза,
   Рычащая и брызжущая ядом.
  
  

Житуха

Нам культуру с идеалами

   Подменили сериалами.
   Хоть весь век сиди в прострации.
   Не досуг, а мастурбация.
  

Выборы

Стены зданий украсил, увы, не закат.

   Остановки, заборы, перроны
   Превратились в один бесконечный плакат.
   То мюнхгаузены рвутся в бароны.
  
  

* * *

  

Как нами уважаемы вельможи!

   Хоть далеко не все мы холуи,
   Покорно возлагаем к их подножью
   Остатки благоденствия свои.
  

Ностальгия

Кульбиты, антраша

   Или зигзаги жизни:
   На Родине душа
   Тоскует по Отчизне.
  

* * *

Не бюджет, а сплошной ажур!

   А еще он похож на сыр.
   Нет избытка монет, купюр.
   Есть зато миллионы дыр.
  
  
  
  
  
  

Читая газету

Во! "...член правительства поднялся на трибуну...".

   Фу! Постыдились чуточку хотя бы!
   Я, лично, на трибуну и не плюну!
   Меня интересуют только бабы!
  

Телевизор

Я - наглый вор. Вот выпадет же бремя!

   Я у людей краду из жизни время.
   Эх, бросить бы нелепую затею.
   Ведь сколько ни краду - не богатею.
  

* * *

Вот один из видов счастья:

   Глядя в бурное ненастье
   За двойным стеклом окошка,
   Слушать, как мурлычет кошка.

Ходок

Иной содержит в обиходе

   Стихов известных колорит:
   Идет налево - песнь заводит,
   Направо - сказки говорит.
  
  

Наглец

  

Со всех трибун он день деньской

   Взывает к совести людской,
   Хоть у своей пока ни разу
   Нигде, ни в чем не знал отказу.

О жизни

  

Невзгод и радостей полна.

   Расстаться с ней грешно и трудно.
   Так многогранна и важна
   Дорога от горшка до судна
  

* * *

Чем меньше знаем мы примет,

   Чем меньше верим им,
   Тем мы с тобой на белый свет
   Свободнее глядим.
  

* * *

  

В юбилей, на кутеже,

   Те, кто побогаче,
   Щеголяли в неглиже
   Прямо от Версаче.

Склочник

  

Он слыл отменным удальцом,

   Что не ударит в грязь лицом,
   Но грязь распространяющим
   По лицам окружающим.
  
  
  
  
  
  
  

Стерва

  

Вас благородней не найти.

   Неисчислимы Ваши прелести.
   Вы - чистый ангел во плоти,
   Пока не разомкнете челюсти.

Козел

  

Жена ко мне прониклась злом

   За беды все. В порыве мщенья
   Порой зовет меня козлом.
   Козлом, как видно, отпущенья.
  
  

* * *

Вот признаки цивилизации,

   Надежду путнику дающие:
   Тяжелый смрад канализации
   И кучи мусора гниющие.
  
  

Щедрость

В округе нет меня щедрее.

   Цветами выстелю твой дом.
   А над своей оранжереей
   Поплачешь как-нибудь потом.
  

* * *

  

Коплю в мозгу, в душе и в теле силы,

   Чтобы себя искусству обучать.
   Искусству редкому и трудному - молчать,
   Пока меня о чем-то не спросили.
  

* * *

  

Он полюбил бы, может быть,

   Как в юности - светло и пылко.
   Но денег, что сумел добыть,
   Хватило только на бутылку.
  

* * *

  

Зашли в магазин. Вот - дубленки, вот - шубки.

   Закатывай глазки, раскатывай губки!
   На цены не стоит смотреть без опаски.
   Закатывай губки, выкатывай глазки!
  
  

Трагедия

Зла и коварна подлая судьба!

   Я застрелился бы, да где взять пистолет?!
   Мой мозг скоблит железная скоба:
   "Мне никогда уже не будет двадцать лет..."
  
  

Загадка

Загадку мне держава загадала.

   Я в эту тайну так и не проник:
   Ограбила меня, обворовала,
   И я же у нее кругом должник...
  

* * *

  

В моем подъезде рыженькая сучка

   Кудлатого дразнила кобеля.
   Но не бывать, по-видимому, случке:
   Во всех его карманах - ни рубля.
  

* * *

  

Задуман, как рабочая лошадка,

   Подводит нас технический прогресс:
   Вот в детстве жизнь ползла телегой шаткой,
   А нынче лихо мчится, как экспресс.
  

* * *

Тебя ревновать я не стану, жена!

   Преглупая эта затея.
   Ведь знаю доподлинно: ты мне верна,
   Как верен орел Прометею.
  

* * *

  

Ветеринар осматривал Пегаса,

   О чем-то рассуждая сам с собой.
   Окончив дело через четверть часа,
   Сказал:"Годится только на убой".
  

* * *

Идей широкий разворот

   В союзе мысли и отваги
   Прервал бачка водоворот
   При тщетных поисках бумаги.
  

* * *

"Злодей! Хотел отнять мою свободу!

   Наглец-чужак - ни кум, ни сват, ни брат...
   Я б горло перегрыз тому уроду.
   Да жалко, поводок коротковат.
  
  

* * *

Мы с детства слышали стократ

   Слова:"В семье не без урода".
   Возможно, есть и депутат -
   Правдивый. И не враг народа.
  

* * *

  

Откуда раны на губах?

   Синяк под глазом?
   Хотел убить в себе жлоба,
   Да вот - промазал!
  

* * *

  

Спросил у эха-безобразника:

   "Что мне жена готовит к празднику
   В подарок, кроме пирога?"
   Оно в ответ:"Рога... рога..."
  

ДВУСТИШИЯ

Нет под луной печальней повести,

   Чем повесть об утрате совести.
  

* * *

  

"Позор! Эротика эфир заполонила!

   Да отойди! Экран же заслонила!.."
  

* * *

Болтали болтуны. И так взболтали,

   Что все подонки наверх повсплывали.
  

* * *

Вчера я тещу отругал.

   Слегка. Оттуда и фингал.
  

* * *

Так писал витиевато друг-поэт,

   Что терялся в завитушках мысли след.
  

* * *

  

Вот, наконец, добились мы запрета

   На то, чтоб в городе не отключали све...
  

* * *

На стол подавали икру, ананасы

   И прочее. Тоже - ни рыба, ни мясо.
  

* * *

...И я, ощутив на себе ее ляжки,

   Подумал: "О, как же грехи наши тяжки!.."
  
  

ОДНОСТИШИЯ

  

Не исцелил меня паталогоанатом...

  

* * *

А в голове - ни мысли. Только перхоть...

* * *

Все приняли: и взятки, и законы...

* * *

Купил в аптеке с крылышками стельки...

* * *

Читать любил. Особенно - сберкнижки...

* * *

Ходил в балет. В буфете - только пиво...

* * *

А к празднику - правительственный кукиш...

* * *

Ну что - любовь?! Вон, огород не копан!..

* * *

Как жаль, что я застенчивый и скромный...

* * *

А жениха на свадьбу не позвали...

* * *

Я предан был тебе... или тобою...

* * *

Ох, тяжела кормушка депутата...

* * *

Купалась голой, но не увидали...

* * *

Короче, блин, прикинь, прикол в натуре...

* * *

  

Куда девался мой парадный тапок?..

* * *

Пожалуй, недурен, но только внешне...

* * *

Забил тревогу... В самый дальний угол...

* * *

Нет, я не Байрон, а хотя...

* * *

Я мысленно ворвался в Вашу спальню...

* * *

О, как жестоко за меня ты вышла замуж...

* * *

Я в Раду не попал. Беда с прицелом...

* * *

Опять забыл купить себе "Тойоту"...

* * *

Как сладко мне с тобою расставаться...

* * *

  

Улыбка ласковая, с проблеском клыков...

* * *

Как часто был тебе я верным мужем...

* * *

Пришел Баран на званый ужин к Волку...

* * *

Пилот из Грузии - Ираклий Камикадзе...

* * *

Стал чемпионом по дзюдо и харакири...

* * *

И глохнет совесть от шуршания банкнот...

* * *

Стоял за правду он. Стоял, да посадили...

* * *

И прозвучала клятва в ЗАГСе, как проклятье...

  

* * *

  

Не приручились бешеные деньги...

* * *

  

Люблю! Женюсь! Ну, горло отпусти...

* * *

Опять в приемной мэра наслезили...

* * *

Ходил я в степь орать и материться...

* * *

Хоть болен зуб, а вырвался на волю...

* * *

Пить и курить бросал еженедельно...

* * *

Примчались на пожар. Что не сгорело - смыли...

* * *

Терзал сосед рояль. Рояль терзал нам нервы...

* * *

И в моде музыка штамповочного цеха...

* * *

Всегда мне с парашютом не фартило...

* * *

  

Вновь скука: казино, бордель, бильярд...

* * *

"Да чтоб я сдох!" - Кащей надсадно клялся...

* * *

Ах, как талантлива! И спереди, и сзади...

* * *

Был по уши в супружеских долгах...

  

* * *

  

А в глубине души я - принц голубоглазый...

* * *

Смерть размечталась о прекрасной жизни...

* * *

Эх, знал бы людоед, сколь теща ядовита...

* * *

Мы все - наложники, поскольку есть налоги...

* * *

К чему терзаться? Кликни, и помогут...

* * *

  

О, одиночество приватного сортира!..

* * *

"Твои дела - труба!" - сказали трубочисту...

* * *

Бросал он женщин... Те - не замечали...

* * *

Пришла любовь. Возможно, за деньгами...

* * *

Не догляди - сопрут и яму выгребную...

* * *

Сесть на иглу не только йог способен...

* * *

А теще подарил метлу и ступу...

* * *

Я?.. В партию?.. Чтоб стать последним членом?!.

* * *

О независимости раскричалось эхо...

  

* * *

  

Фортуна изменила мне. С соседом...

* * *

Пристроили шарманщиком в оркестре...

* * *

Мечталось о полярной ночи брачной...

* * *

А вот - противотанковая ми...

* * *

Из тьмы грядущего - яснее свет былого...

* * *

Я чистокровный русский украинец...

* * *

Хранил старик два сухаря и незалежнiсть...

* * *

Судили волки пса: он муху слопал...

* * *

Я отделался легким успехом...

* * *

  

Он в люди вышел. Там и простудился...

* * *

В глазах жены я вырос до пигмея...

* * *

Большим стал человеком! Злым и жадным!..

* * *

Звезд с неба не хватал - стыдился прыгать...

* * *

Одобрили закон Кулона, в первом чтеньи...

  

* * *

  

Не лезь в бутылку! Сбегай за стаканом!..

* * *

Старушки спорили о сексе безопасном...

* * *

С женой мы помирились. Пыль осела...

* * *

Сплоченными лишь в транспорте бываем...

* * *

  

У Кашпировского будильник умыкнули...

* * *

И в Мавзолей ходил. Там тоже нет вакансий...

* * *

Хвостом помахивал, а надо бы - купюрой...

* * *

Строгал детей в каморке папа Карло...

* * *

В тот год не стал я даже президентом...

* * *

А слезы капали в икру и ананасы...

* * *

Не подавали нищим и надежды...

* * *

На кладбище вовсю еще гуляли...

* * *

Вдруг вспомнил: я вчера на ней женился...

* * *

  

Когда у власти были не хапуги?..

  

* * *

  

"До скорого!" - я крикнул контролеру...

* * *

Я был тогда слегка миллионером...

* * *

Мне не спалось у милой под кроватью...

* * *

Я в полночь брел домой на четвереньках...

* * *

Люблю тебя не только из-за денег...

* * *

Как неудобно спать на унитазе!..

* * *

Был на работе занят беспробудно...

* * *

Пришла любовь ко мне, но не застала...

* * *

  

Слыл идиотом, но не полноценным...

* * *

Как сладостно дремать на задней парте...

* * *

Все разошлись! Теперь опустишь штангу?!.

* * *

А въезд в гараж был все-таки левее...

* * *

Попал в колонию постельного режима...

* * *

Хотя интеллигент, но все же - умный...

* * *

Брожу один... Что ж девушки так слепы?!

* * *

Хотя и не беременна, но все же...

* * *

Зарплату получил вчера. По факсу.

* * *

  

В конце зимы мила нам даже муха.

* * *

Был дураком, как видно, по призванью.

* * *

Да, я женат! И даже регулярно.

* * *

Так жизнь прожил, как будто не родился.

* * *

Жену он клял:"Ах, чтоб ты овдовела!"

* * *

Какая гениальная бездарность!!!

* * *

Года летят, а девушки - все краше...

* * *

Еще б пожить, да поздно разводиться.

* * *

Ты изменила мне! И даже мужу!

* * *

  

И снова я влюблен впервые.

* * *

Пропил бульдозер... В одиночку, сволочь!

* * *

СОДЕРЖАНИЕ

Стихи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4

Ночная гроза . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4

Утро . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .4

Любимой . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .5

Один лишь взгляд . . . . . . . . . . . . . . . . 5

Колыбельная . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6

Грусть . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7

Весна . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7

Осенняя встреча . . . . . . . . . . . . . . . . .8

Крымская зима . . . . . . . . . . . . . . . . . 8

Фронтовым кинооператорам . . . . . . . . . . . 9

Шторм . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10

Кара-Даг . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11

Зимняя сказка . . . . . . . . . . . . . . . . . 11

"Нет весны. Сгорело лето..." . . . . . . . . . . . 12

Первый шаг . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12

Летний вечер . . . . . . . . . . . . . . . . . 13

"Ты, как фея, появилась..." . . . . . . . . . . . . 14

Прозрение . . . . . . . . . . . . . . . . . . .14

День освобождения . . . . . . . . . . . . . . . 15

Первый звонок . . . . . . . . . . . . . . . . . 16

Моя Керчь . . . . . . . . . . . . . . . . . . .16

Две птицы . . . . . . . . . . . . . . . . . . .17

Тишина . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 18

Осенний диалог . . . . . . . . . . . . . . . . 19

Елка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20

Сон фронтовика . . . . . . . . . . . . . . . . 20

Размолвка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 21

В музее Великой Отечественной войны . . . . . . 22

Исповедь дурака . . . . . . . . . . . . . . . . 23

Воспоминание . . . . . . . . . . . . . . . . . 24

Встреча с одноклассником . . . . . . . . . . . . 25

"Блесну, почти как лист осенний..." . . . . . . . . 26

Ночь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 26

  

Осень . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .27

Молитва . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 28

"Дал Господь подруге мужа..." . . . . . . . . . . 29

Депутатам . . . . . . . . . . . . . . . . . . .29

Круги истории . . . . . . . . . . . . . . . . . 30

О любви . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .31

Спохватившийся . . . . . . . . . . . . . . . . 32

Ресторан . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 33

Поэты . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 34

Мы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .35

День рождения . . . . . . . . . . . . . . . . .35

Жизнь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 36

Свидание . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 36

В мастерской художника . . . . . . . . . . . . .37

"Всю ночь кричал циклоп-маяк..." . . . . . . . . .38

Времена жизни . . . . . . . . . . . . . . . . .39

Счастье . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 39

Непоседа . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 40

Соловьи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .41

"Пегаса снарядив в дорогу..." . . . . . . . . . . .41

"Виноград поспел в саду..." . . . . . . . . . . . 42

Претендент . . . . . . . . . . . . . . . . . . 43

Проклятие . . . . . . . . . . . . . . . . . . .44

"Хороша прогулка ночью..." . . . . . . . . . . . 44

Маскарад . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 45

Не зови . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 46

Гражданин . . . . . . . . . . . . . . . . . . 47

Зависть . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 47

О совести . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 49

О самом главном . . . . . . . . . . . . . . . . 50

В поезде. (Дорожная зарисовка) . . . . . . . . . .51

Любовь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 52

Одуванчик . . . . . . . . . . . . . . . . . . .53

Марафон . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 54

Море . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 55

Белая акация . . . . . . . . . . . . . . . . . .56

"Ранней юности года... Были? Не были?.." . . . . . 56

Старая песня . . . . . . . . . . . . . . . . . .57

Ситуация . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 58

Ты . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 59

Праздник . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 60

Цветы на скамейке . . . . . . . . . . . . . . . 60

Ученый . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 61

Горизонт . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 62

"Я в детстве сказку прочитал..." . . . . . . . . . .63

"Расхлюпалась, расплакалась погода..." . . . . . . 64

Чисто крутой, типа, романс, в натуре . . . . . . . 64

Друг . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 65

Разлука . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 66

Подкаблучник . . . . . . . . . . . . . . . . . 66

Размышления 23 февраля 2003 года . . . . . . . . 68

Ее апрель . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 69

Гость . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 70

Встреча . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 71

Страдания . . . . . . . . . . . . . . . . . . .72

Оргия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .75

Быт или не быт? (Вот в чем вопрос) . . . . . . . . 75

Непоэтичные стихи . . . . . . . . . . . . . . . 76

Юность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 77

Из жизни. (Монолог усопшего) . . . . . . . . . . 78

Судьба человека . . . . . . . . . . . . . . . . 79

Я и зверь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 81

Родина . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 82

"Лето устало. В отпуске лето..." . . . . . . . . . .84

Осень пришла . . . . . . . . . . . . . . . . . 85

Судьба . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 86

Варвары . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .87

Лунная фантазия . . . . . . . . . . . . . . . . 88

"В нашем поселке дачном..." . . . . . . . . . . . 89

Испытание . . . . . . . . . . . . . . . . . . 89

Последнее свидание . . . . . . . . . . . . . . .90

Прогулка по Митридату . . . . . . . . . . . . . 91

Стоик . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .93

Стихи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .93

День . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 94

Роль . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 96

"Мне бы черта-коня..." . . . . . . . . . . . . . 97

Букет раздора . . . . . . . . . . . . . . . . . 98

Мечта. (Из разговора с сыном) . . . . . . . . . . 99

(Юность) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 99

Мимолетная любовь . . . . . . . . . . . . . . 100

"Не пей, товарищ, алкоголя!.." . . . . . . . . . .101

Дырки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 101

"Переменчивое счастье..." . . . . . . . . . . . .103

Бунтарь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 104

Пессимистическая комедия . . . . . . . . . . . 104

Про безумную любовь . . . . . . . . . . . . . 106

"Что ль рассудок я теряю..." . . . . . . . . . . .106

Полет . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 107

Мой город . . . . . . . . . . . . . . . . . . 108

Откровение . . . . . . . . . . . . . . . . . .109

К любимой . . . . . . . . . . . . . . . . . . 110

Берег . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 110

Четверостишия . . . . . . . . . . . . . . . .111

Двустишия . . . . . . . . . . . . . . . . . .126

Одностишия . . . . . . . . . . . . . . . . . 127

Дополнения.


Однажды в поле

   Тучки - белые барашки,
   Стадом к югу побрели.
   Веет запахом ромашки,
   Перекопанной земли...
  
   Как не совестно кукушке
   Куковать сто раз подряд? -
   У разбитой нашей пушки
   Вечный сон сморил ребят.
  
   Лихо вырулил на пашню
   Трактор, траками звеня.
   А на нем - с крестами башня,
   Да жестокая броня...
  
   Не водить мне девок боле
   В рощу, слушать соловья.
   Двое нас осталось в поле:
   Вон он - танк и вот он - я.
  
   С головы сорвав повязку,
   Под ракитовым кустом
   Я вяжу гранаты в связку
   Окровавленным бинтом.
  
   Не завидую вражине
   (Да и кто ж тому виной?):
   Он погибнет на чужбине.
   Я - в сторонушке родной.
   А пока он прет, надеясь
   Всю Россию покорить,
   Я под солнышком согреюсь
   И успею докурить.

Кого?!

   О возрастанье личного дохода
   Ругаются и спорят депутаты.
   До драки. На глазах всего народа...
   Кого ж мы понавыбрали, ребята?
  
   Себе урвали пенсии смешные,
   Почти что в тридцать три мои зарплаты.
   У них желудки, видимо иные...
   Кого ж мы понавыбрали, ребята?
  
   Пока Нацрада тешится "базаром",
   Гнём спины от рассвета до заката:
   Кто за гроши, а кто - совсем задаром...
   Кого ж мы понавыбрали, ребята?
  
   Без спроса нас поссорили с Россией;
   Без спроса нас затягивают в НАТО;
   О языке нас тоже не спросили...
   Кого ж мы понавыбрали, ребята?
  
   Наш президент, наверное, считает,
   Что едоков в державе многовато.
   И населенье неуклонно тает...
   Кого ж мы понавыбрали, ребята?
  
   И, презирая наших жизней ценность,
   Свои они оберегают свято,
   Попрятавшись за неприкосновенность...
   Кого ж мы понавыбрали, ребята?
   Заводы, предприятия с доходом -
   Родне, друзьям - тем, кто итак богаты.
   Руины, свалки, пустыри - народу.
   Кого ж мы понавыбрали, ребята?

Другу.

   Обернув ветрами плечи,
   Город в брод переходя,
   Другу - друг брели на встречу
   Два скитальца - два дождя.
  
   Укрываясь туч зонтами,
   Головы понуря... Оп!
   Над рекою, над мостами
   Гулко стукнулись. Лоб в лоб.
  
   Полыхнуло, громыхнуло
   Так, что вздрогнула земля.
   И волной река всплеснула:
   "Кто тревожит сон, шаля?!"
  
   А когда, от жёсткой встречи,
   Молний свет в глазах погас,
   Обнялись дожди за плечи
   И пустились в перепляс.
  
   Ну, ещё бы! Всю округу
   Хоть столетье полощи,
   Но попутчика и друга
   В ней, попробуй, отыщи!
  
   Прошептались ночь навылет
   Про далекие края,
   А к утру рекою сплыли
   Закадычные друзья.
   В небе нам осталась радость
   В виде радуги дуги.
  
   Не теряй общенья радость,
   Дружбу свято береги!

Ветер перемен.

   Всю жизнь над головой лишь тучи низкие.
   Куда ни глянь - туман, туман, туман...
   Рассветы и закаты серо - мглистые;
   Дней и ночей безликих караван.
   Дразнили старики воспоминаньями
   О звёздно - бриллиантовых ночах,
   Волшебных зорь безумном полыхании,
   Блаженной неге в солнечных лучах...
   Мечталось увидать цветенье радуги;
   Узнать самим, каков он - горизонт...
   Хоть верить в сказки, говорят, не надо бы.
   Мол, ерундой страдать нам - не резон.
   Но слух дошёл о ловком мужике одном,
   С пятном на лбу. Неведомо, как звать.
   Вот, если крепко напоить его вином,
   Способен, спьяну, ветер вызывать.
   К нему мы порешили снарядить гонца.
   Всяк выложил охотно, чем богат.
   Гонца мы накормили, дали выспаться
   И выслали под утро ваккурат.
   Мы ветра месяц ждали с нетерпением.
   И как- то к ночи, разорвав туман
   Ворвался, то ли с воем, то ли с пением
   Он, как шальной и пьяный басурман.
   Туман и тучи разогнав, чудачил он
   Войдя в кураж. Он вовсе не устал.
   Он крыши рвал, заборы выворачивал,
   По брёвнышку все избы раскатал...
   Под утро стало видно: мы - на острове.
   Кругом болото. Там и там, и там...
   И люди по нему, широкой россыпью
   Свой скарб нехитрый ищут по кустам.
   Теперь нам не до звёзд. Не до заката нам.
   И знаю: мысль, у каждого, одна
   В глухом углу сознания запрятана:
   -"Эх, жаль, перепоили колдуна!"

Осеннее настроение.

1

   Чутко дремлет лес нагой.
   Стынь. Туман. Сырая осень.
   Выстрел ветки под ногой
   Испугал в чащобе лося.
  
   Удаляющийся хруст
   Смолк в тумане за дубами.
   Снова лес притихший пуст.
   Пахнут мшаники грибами.
  
   2
   Подоспела жизни осень.
   Только резвые года,
   Как испуганные лоси,
   Мчат неведомо куда.
  
   Не исполнились мечтанья.
   Опасения сбылись.
   И явилось пониманье:
   Жизнь беззлобно скажет:"Брысь!"
  
   Не помогут самолёты,
   Пароходы, поезда...
   Как уволенный с работы
   Я уйду ...Зачем? Куда?

Наблюдая из мешка.

   Разве это хорошо?
   Облик мой, до самой смерти -
   Мягкий кожаный мешок
   В складках и ошмётках шерсти.
  
   А внутри бурлит бульон,
   В меру солон, в меру мутен,
   Будь я хоть Наполеон
   Или сам Владимир Путин.
  
   Выпирают, тут и там,
   Из мешка буграми кости.
   Дом микробам и глистам.
   Кто хозяин в нём? Кто гости?
  
   Как трудолюбивый крот
   Копошится мысль такая :
   Это я мешок таскаю,
   Или всё наоборот?
  
   Жест, рукой по волосам.
   Удивляет их ненужность.
   Это лишь мешка наружность,
   А каков и где я сам?
  
   Где-то в липкой глубине
   Мозговых хитросплетений,
   В электрической волне
   Я живу намёком тени.
  
   Непознанья фаворит,
   Невидимка, недотрога.
   В этом я - подобье Бога,
   Как Писанье говорит.
  
   Что загадочней всего:
   Убеждён, что жизнь прекрасна,
   И любить способен страстно
   Вот такое естество!

Вдохновение.

  
   С утра валял я дурака.
   Дурак озлился. Дал пинка
   Я покатился кувырком,
   Вот этим"разродясь"стишком.
   Не будь удачного пинка -
   Глядишь, и небыло б стишка.

* * *

Уж не на столько я сегодня и женатый.

* * *

И вовсе я не пил - опохмелялся!

* * *

Я не курю. Особенно при детях.

* * *

Он вежлив. Но не очень. И не часто.

* * *

Вчера мой друг трагически женился.

* * *

Жил не по средствам - ел три раза в сутки.

* * *

- "Кто за зарплатой? К выходу! С вещами! "

* * *

"Угнали танк. Железный. Цвета хаки..."

* * *

   Осенний день сырой и мрачный.
   И в горизонт зима стучится.
   А парк стоит такой прозрачный,
   Что даже негде помочиться.

* * *

   Трудовому люду - слава,
   Если денег жалко.
   Крепни, милая держава -
   - Соковыжималка!
  
   Но скупил магнат державу,
   Алчности - безбрежность.
   Вместо денег, вместо славы
   Вот вам - "незалежность"!

* * *

   Референдумы, выборы... Было!
   Знать хотелось бы. Ради чего
   Столько светлых идей подавило
   Подавляющее большинство.

* * *

   Надоели мне привычные
   Перепонки барабанные!
   Очень хочется - скрипичные,
   Или, хоть, фортепианные.

* * *

   Народ привык / к чему вилять?/
   Правителей обожествлять.
   Они надежды в нас вселяют
   И, вместе с там, обомжествляют.

Молодожён.

   Недолгая идиллия
   С заведомым концом:
   Осадой взял Бастилию,
   Но стал её жильцом.

* * *

   Придет к вам похудение само
   С диетой из Японии"Сумо"!

От души.

   До пределов крайних цены взвинчены.
   Выручают наглость, дерзость, прыть...
   И не до духовной пищи нынче нам.
   Нам бы хоть насущную добыть.
  
   Вместо счастья общего и личного,
   /Каждый ведь удаче мелкой рад/,
   Нам суют подделки заграничные.
   Даже Бог, порой - фальсификат.
  
  
   Наша жизнь горбатится и корчится,
   Смотрится в кривые зеркала.
   А душе, до боли, ласки хочется.
   Хочется участия, тепла.
  
   Люди очерствели, стали жёсткими.
   Если не ругаются - молчат.
   Души, впрок, заколотили досками. Гвозди во все стороны торчат.
  
   А моя душа в тревоге мечется,
   Ищет понимания, родства...
   Но гвоздями острыми калечится
   И жива уже едва-едва.
  
   Это пытка злая и жестокая
   Даже и не снилась палачам.
   И душа, как псина одинокая
   Безысходно воет по ночам.

Ты и я.

   Ты и я.
   Все остальное - пыль летучая.
   Ты и я.
   Когда мы даже далеки.
   Я и ты.
   Я таю и в морозы жгучие
   От мечты
   О теплоте твоей щеки.
  
   Ты и я.
   Всё нипочём, покуда вместе мы.
   Ты и я.
   Пускай проносятся года.
  
   Я и ты.
   Наполнен мир цветами-песнями.
   Я и ты.
   Всё остальное - ерунда.
  
   Ты и я.
   В плену объятий - сладкой патоке.
   Ты и я.
   Для нас и в бурю ночь тиха.
   Я и ты.
   Для нас в ночи сияют радуги.
   Я и ты.
   Всё остальное - чепуха.
   Ты и я.
   Сегодня роли наши - главные.
   Ты и я.
   Мы друг для друга - маяки.
   Я и ты,
   Такая ласковая, славная.
   Я и ты.
   Всё остальное - пустяки.

  


  
  
  
  
  
  
  
  
   Владимир Семенович Володин
  
   Стихи
  
  
  
  
  
  
   Редактор Ольга Шапран
   Художник Борис Васильев-Пальм
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   150
  
  
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) М.Шугар "Училка и хулиган"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"