Володуцкий Андрей Богданович: другие произведения.

Еще о Лехе Васильеве. Школьные годы, Ч-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
Еще о Лехе Васильеве. Школьные годы, Ч-2
  
   Как я уже говорил, к моменту окончания 8-го класса вдруг выяснилось, что нашу школу сделали восьмилеткой, и пришлось переводиться в другую, по соседству.
   Как и всюду, в основном учителями были тетки.
  Сложные у меня складывались отношения с ними. Вот две из них меня сразу невзлюбили - географичка и по черчению. Вру! Еще по физкультуре противная баба вечно цеплялась.
   Та молодая, носатая и пришепетывающая курва, что по черчению была, всегда занижала мне оценку и старалась нагадить по малейшему поводу, хотя повода, как мне казалось, я, вроде, и не давал. А у географички была своя метода: вызовет меня к доске, а я-то как раз выучил - ставит пятерку. Я, естественно, расслабляюсь, а эта сука вызывает, как нарочно, уже на следующий день снова. Будто больше некого было! И - "пара"! Вот так и перебивался - с хлеба на квас...
   Да, чуть не забыл самую главную сволочь - историчку. Эта худая некрасивая плоская грымза с лошадиной физиономией лет сорока с чем-то, с тонкими кривоватыми ногами (некоторые называют такие козьими) и прокуренным голосом, смолившая на переменах "Беломор", тоже постоянно цеплялась, ставила тройки, писала в дневник замечания и проч. Уж не знаю, насколько хорошей она была историчкой, но вот что точно запомнил - она всегда говорила ГОЭРЛО вместо ГОЭЛРО. Поскольку к концу учебы вымахал я росточку неслабого, ноги под партой у меня не помещались, и приходилось иной раз сидеть, выставив одну ногу в проход. А сидел я всегда на последней парте. Вот ходит, ходит эта зараза туда-сюда, потом до меня дойдет, наступит одной ногой на мою, прислонится к стенке и так стоит, будто не чувствует, что на ногу человеку наступила - садистка! А я не знаю, что сказать - то ли: "Эй ты, сучара старая, сойди с моей ноги!", то ли молчать и ждать, пока ей надоест, то ли выдернуть ногу. А еще любила она на наших нервах поиграть: "К доске идет..." В классе напряженная тишина, слышно только, как жужжит заблудившаяся муха, да шмыгает носом вечно сопливая Танька Жукова. - "К доске идет...", - продолжает тянуть резину историчка. Ужасно неприятное ощущение, тем более, когда не выучил и знаешь, что давно не вызывали к доске. Но особенно "повезло", когда она оказалась нашей классной в последние полгода перед выпускными. Так ведь эта дрянь, возможно, чувствуя мою к ней взаимную нелюбовь, написала мне такую характеристику, что с ней даже на Колыму - лес валить - и то не взяли бы! Ну, ладно, хоть директор был нормальный дядька - пошел отец к нему, тот порвал характеристику и сам написал заново - хорошую. А некоторое время спустя, уже будучи студентом, я случайно столкнулся с этой грымзой на улице. Каково же было ее удивление, когда на ее вопрос, поступил ли я в ВУЗ, я ответил положительно. - "Как? Ты поступил?!" - " Вашими молитвами, мадам!", - все, что оставалось ответить.
   Зато с кем мне повезло - так это с училками по математике и по литературе.
   Математичка - кажется, звали ее Антониной - была такая миниатюрная, миленькая тетка. Даже не тетка, а молодка. Вот она ко мне относилась - дай бог каждому! Все прощалось: идет, к примеру, контрольная. Вот она громко говорит: "Все, время вышло. Все сдавайте тетради!" Девки бегом - кладут ей на стол свои работы. А я спокойно еще минут пять-десять дописываю, затем, не торопясь, иду к ней, и кладу ей на стол свою тетрадь. Весь класс, т.е. девки, молча наблюдает. Она - будто и не заметила - все О.К.! И оценки при ней были у меня великолепные!
  А, да: забыл сказать - в одиннадцатом остался я один пацан на два с лишним десятка девиц. Поначалу в новой школе - вернее, в классе - было пацанов с десяток, остальные - девки. Но со временем пацаны по разным причинам куда-то рассосались, и, как я уже упоминал, к концу учебы я остался один на почти 30 девок, поскольку в класс после ухода пацанов, добавили девиц. В этом были и свои минусы, и плюсы: с одной стороны, некоторые молодые училки мне по этой причине симпатизировали. С другой - порой было скучновато без одноклассника: ни похулиганить на пару, ни потрепаться о чем-нибудь этаком на уроке. Классе в 9-м, т.е. когда еще были пацаны-одноклассники, начал я покуривать - ну, как же - нельзя ударить в грязь лицом! Вот и выходили на перемене курить на черный ход. Курили мы тогда болгарские, почему-то читалось, что они круче - "Солнце", "Джебл" и еще "Лайка", вроде. А вот сигарет с фильтром в те времена что-то не помню - видимо, в СССР они появились позже. Если не путаю, впервые увидел болгарский "Трезор" с фильтром уже в ВУЗе, т.е. в 63-64 г.г. Тогда же, в школе, помню, был у нас в классе такой позёр Вихров. По-моему, кроме понтов, ничем особенным он не отличался. Так вот: как-то приволок он в класс авторучку, что брат его привез из загранки - как раз такую, как подарил Жорж Милославский шведскому послу в х/ф "Иван Васильевич" - ее переворачиваешь, а там чернила отливают, и девка, что была в купальнике, становится голой. В те времена это было более чем круто!
   А вот еще одно воспоминание, за которое сегодня мне стыдно. Дело в том, что в классе у нас училась такая девчонка - Букина. И была она, прямо скажем, не худенькая. А если по сути- просто толстая. Училась она только на " отлично". Но когда доходило до уроков физкультуры - тут был точно не ее звездный час - она выглядела настолько неуклюжей, что только ленивый не бросал в ее адрес обидную реплику, или не смеялся. Вот и я не был тогда исключением. Как же, наверное, ей было горько все это слышать, но она держалась достойно. Вот за свою тогдашнюю глупость мне и стыдно теперь...
   Как раз в этот период, т.е. в последних классах, увлекся я на пару с одним одноклассником немного радиотехникой. Пытался собирать, как многие тогда, карманный приемник на транзисторах. И тогда же сумел привести в порядок старый, еще довоенный приемник 6Н1. Что в нем было ценного - так это очень точная настройка верньером на коротковолновых диапазонах 13,16 и 19м, на которых удавалось ловить ненашу музыку, поскольку наша тогда была очень уж идеологически отфильтрованной и совсем неинтересной. А в советских послевоенных приемниках, во-первых, коротковолновые диапазоны начинались только с 25 м, а, во-вторых, на них работали глушилки. Тем не менее, в 61-62 г.г. была куплена радиола "Беларусь-59", с которой я смог впоследствии хотя бы как-то записывать ненашу музыку. А еще правдами и неправдами году в 61-м уговорил родителей купить магнитофон, чтоб хоть как-то записывать, что удавалось поймать на КВ. Сначала был в Гостинке куплен смешной ( зато дешевый - всего 70 руб!) магнитофон "Чайка" - вернее, то был этакий работающий( если повезет) комплект, на который даже не было гарантии. Строго говоря, писать можно было, пожалуй, только речь с прилагаемого микрофона. Зато поначалу и это было забавно, потому что каждый страшно удивлялся, услышав, как для других звучит его записанный голос. Потом, чуть позже, был куплен отечественный приснопамятный "Днепр-11", на котором на скорости 19 см/с можно было по тем временам получать относительно приемлемое качество, если писать прямо с фирменных пластинок, что несколько позже я и делал. Стоил он примерно 140 руб., это был фактически стационарный аппарат весом аж в 24 кг. Да что там говорить, когда только его мотор весил аж 4 кг! Но на тот момент его достоинствами было наличие 4-х динамиков, приемлемая полоса частот и возможность использования бобин на 500 м пленки, что на скорости 19 см/с было отнюдь не лишним. Как оказалось, точно такой же был и у Витьки, к кому я позже ездил записывать с винила. После того, как я побывал у моего знакомого Валеры, и услышал, как может звучать фирменная техника, началась у меня борьба за качество. Достал я где-то здоровенный динамик КИНАП, какие как раз и использовались в кинотеатрах, подключил его к "Днепру", поставил прямо на пол, и какие ни на есть басы появились! Но так как в самом начале 60-х у меня еще не было возможности записывать прямо с пластинок, уговорил родителей купить где-то в 1963 г. еще и магнитофон "АСТРА-2". Хоть стоила она раза в полтора дороже "Днепра", но, во-первых, была по сравнению с предыдущей громоздкой "АСТРОЙ", какую я видел у приятеля, компактнее, лучше стали параметры и вообще она выглядела куда современнее, т. к определенно за образец брались магнитофоны "Grundig". Вот с нею я и таскался по знакомым, чтобы переписать хотя бы с магнитофона. К слову заметить, она тоже не была пушинкой - весила 12 кг!
  Жили тогда все не особенно богато, вот и у нас не было ни дачи, ни золота, но машина у нас была все же. Вообще-то участок от работы отец взял - уж коли предлагали. Но тогда казалось, что Васкелово - это далеко, да и никто из нас не имел тяги к земле и прочей возне с постройкой хотя бы времянки. Так что отдали его года через 2-3, так ничего на нем и не построив. Меня, впрочем, вообще не вдохновляла перспектива там находиться, потому что все это напоминало какой-то курятник, с тесно, друг к другу впритык, другими участками.
  Кстати, до начала 60-х не было у нас и телика. Впрочем, и смотреть-то тогда было особо нечего - в Питере работала только одна программа, да и то не весь день. Наконец, мы с мамой убедили отца, что без телика не жизнь. Правда, тот телик - а им стал, естественно, тогда еще ч/б "Знамя"- отец все равно не стал покупать в магазине, а по совету знакомых и с их помощью собрал телик из продававшихся тогда в магазинах "Юный техник" комплектующих. Помню, один из его знакомых прекрасно разбирался в радиотехнике, вот он-то и стал основным сборщиком и настройщиком телика. Тогда напряжение сети у нас было еще 127 В - так он, этот знакомый, ухитрялся несколько секунд, на спор, выдерживать это напряжение: у него была очень сухая кожа рук. Что еще примечательно: у тогдашних телевизоров перед кинескопом стояло стекло толщиной порядка 5 мм - поскольку существовала вероятность взрыва кинескопа. Такая фигня однажды и в самом деле произошла у нас - правда, я был тогда, кажется, в пионерлагере...
   Да, так о машинах. Сначала, в послевоенные годы, отец приобрел "Москвич-401" - такой, с запаской на багажнике - единственного, кажется, тогда серого цвета. Теперь их можно увидеть разве что в музее. Фактически он был сдут с немецкого "Опель Кадет", только кузов сделали 4-дверным. Движок у него был что-то порядка 25 л.с. а максималка - 90 км/ч. Нынче трудно такое представить - но у него вообще не было "поворотников", т.е. указателей поворота: спереди были две фары, сзади - только слева красный фонарь в качестве (одного!) габаритного огня, стоп-сигнала и подсветки номерного знака. Сейчас все это воспринимается разве что как казус. Купить его в начале 50-х еще можно было свободно, и стоил он порядка 9000 руб ( при зарплате, скажем, инженера примерно в 1000-1200 руб). Причем, судя по рекламе в журнале "Огонек" тех лет, были два варианта кузова: седан и кабриолет. Это было так давно, что по Каменноостровскому (тогда еще Кировскому) ходили трамваи, а машин было совсем мало... Настолько мало, что номерной знак из 4-х цифр единственной тогда серии ЛА для частных машин в Ленинграде в те годы не переваливал даже за три-четыре сотни, т.е. 03-01 или 04-12, и т.д. Тогда на питерских улицах еще можно было встретить трофейные немецкие БМВ-321 - вот они уже были с характерными указателями поворота в виде откидной планки оранжевого цвета, ДКВ в качестве такси, а также Опели, Адлеры. Конечно, и "эмки" попадались. Или, скажем, иной раз даже Линкольн с необычным лающим звуком клаксона. Часто встречались лендлизовские грузовики Студебейкер и Додж "3/4", наряду с отечественными полуторками и ЗИС-5. Автобусы ходили отечественные ЗИС-16 с длинным "рылом" моторного отсека; автобус, где дверь вручную открывал сам водитель механической тягой, а кузов был на деревянном каркасе. Чуть позже - Зис-154 с 4-цилиндровым 2-тактным (!) дизельным двигателем сзади и приводом ведущих колес от э/двигателя, и затем ЗИС-155 на бензине, уже с пневматическим приводом дверей и с бескапотной компоновкой. А ленинградский трамвай - вообще разговор особый! В то время в основном попадались "американки", этакие широкие вагоны с характерными гранеными торцами, а также "слоны", сделанные на базе американок, но уже с округлыми обводами. "Американками" те трамваи назывались не случайно - они и в самом деле были сделаны у нас на основе вагонов американской фирмы Peter Witt. А еще ходили однотонно-красные более старые вагоны - такие небольшие, прямоугольной формы, с продольными деревянными скамьями-сиденьями и страшно узким проходом, вагонов; у которых не было еще дверей на площадках, т.е. площадки были открытыми.
  Потом, к концу 50-х, у нас была "Победа" ГАЗ-20. Стоил автомобиль "Победа" на тот момент 16 тыс. руб. На ней отец помаленьку стал учить меня вождению, на ней же мы впервые съездили на Украину. Существует такая версия, связанная с названием "Победа". Руководство завода ГАЗ предложило назвать автомобиль "Родиной". Сталину название не понравилось, и он иронично спросил: "И почем у нас будет Родина?" После чего было предложено название "Победа".
  Кстати, о вождении: в те годы деления на категории водительских прав вообще не существовало - были только любительские и профессиональные. А в январе 1961-го, сразу после денежной реформы, отец купил "Волгу" ГАЗ-21, т.н 2-й серии, с фигуркой оленя на капоте и с клыками на бампере. По тем временам машина была для СССР почти что передовая - во всяком случае, стартер срабатывал уже от поворота ключа в замке зажигания, а не от кнопки-педали в полу, на которую надо было нажимать носком правой ноги, одновременно пяткой добавляя газу, как было еще на "Победе". Кстати, явно с оглядкой на американский автопром в полу был и переключатель с ближнего света на дальний - т.е. тоже в виде кнопки-педали. Опять же у америкосов позаимствовали ленточный спидометр - не очень удачный; позже его заменили на обычный стрелочный. Сами ( с ума сойти!) после выхода из поворота выключались сигналы поворота - в "Победе" это надо еще было делать вручную. Появились омыватели лобового стекла. Правда, на "Волге" омыватель был по нынешним временам весьма необычный. Насос для него был механическим и располагался слева от педали сцепления, т.е. надо было давить ногой. А багажник стал удобнее, движок мощнее. Ну, и в целом "Волга" смотрелась современнее. Впрочем, все относительно: по паспорту разгон до 100 км/ч составлял у 70-сильной ГАЗ-21 порядка 34 сек! Сегодня в такое даже не верится... Да, кстати: по поводу качества сборки. В целом особых нареканий к машине не было, но вот, к примеру, был перетянут подшипник ступицы, а еще, как выяснилось, наоборот - была едва затянута гайка хвостовика редуктора заднего моста. Так что пришлось ее подтянуть по инструкции, поскольку иначе шел гул от заднего моста. А-а, и вот еще что: как многие тогда отмечали, у ГАЗ-21 была весьма комфортная для пассажиров задняя подвеска на рессорах. Но, как выяснилось, это имело и оборотную сторону: уже после первой же поездки на Украину, пришлось рессоры перебирать и ставить дополнительный лист, т.к. иначе груженая машина походила своим задранным носом и просевшим задком на бомбардировщик на взлете, и был риск сломать рессоры. Ну, и был еще один нюанс, доставшийся в наследство от "Победы" - надо было через каждые 1-1,5 тыс. км смазывать порядка 20 точек передка.
   С покупкой "Волги" вышла довольно забавная история. В те годы уже нужно было несколько лет стоять в очереди, постоянно отмечаясь - иначе вычеркнули бы из списков запросто. Потом приходила открытка. И вот, такая открытка на получение пришла нам. Поехал отец в Апраксин Двор - именно там был единственный в Ленинграде автомагазин.
  А машины поступили все какого-то дурацкого розового цвета - ну, отец и отказался. Спустя какое-то время приходит снова открытка. Поехал еще раз отец, и снова без меня. На этот раз были аж черные "Волги" - в те времена почти неосуществимая мечта! На таких тогда ездили директора заводов, генералы или секретари райкомов. И что же? Как рассказывал потом отец, во-первых, в салоне тех машин потолок и торпедо были обтянуты байкой голубого цвета - ну, как женские теплые трусы. Во-вторых, когда открыли капот, кто-то, как назло, сказал под руку: "Как у негра в заднице!" Да еще этот капризный черный цвет, на котором даже мелкие огрехи покраски очень заметны. Снова отец отказался. В магазине даже обиделись:"Да какого ж вам надо?!" - "Буду ждать вишневого или кофейного цвета!" - "Ну-у, - сказали ему в магазине, - тогда ждать Вам до второго пришествия!" До второго не пришлось: как раз сразу после Нового года пришли кофейного цвета, да еще так называемый экспортный вариант - т.е. с хромированными накладками по периметру и решеткой радиатора...
  Кстати, об экспорте: например, в Великобритании в начале 60-х г.г. ГАЗ-21 стоила порядка 1000 фунтов, притом что, к примеру, похожий по классу британский Humber Hawk - порядка 1200 фунтов. ГАЗ-21, в отличие от более ранних советских автомобилей, довольно активно отправляли на экспорт, в том числе и в страны с левосторонним движением. Для них была разработана праворульная модификация - ГАЗ-21Н и ГАЗ-21П. Тогда дооснащением и какими-то переделками Для "Волги" ГАЗ-21 на Западе занималась бельгийская фирма Scaldia. В частности, "Волги" оснащались дизелями Perkins, Rover и Peugeot.
  А в СССР ГАЗ-21 стоила после денежной реформы 1961г. где-то 4200р ( "экспортный" вариант). Годом позже появились "Волги" 3-й серии, но уже по цене 5600 руб. В то время, к примеру, на 1 руб. можно было неплохо пообедать в приличной столовке, или купить пару бутылок хорошего пива. На трешку можно было пообедать в ресторане, на 5 руб. купить бутылку водки с закусоном, примерно столько же была квартплата на семью в месяц. Ну, а, например, авиабилет из Питера в Москву стоил 18 руб. Н-да, продолжаю про покупку "Волги". На этот раз и мне выпало счастье присутствовать. Поскольку дело было в январе, машины стояли во внутреннем дворе магазина, под снегом. А на капот и крышу одной из них взбирался мужик в сапогах и ватнике - так ему было легче сосчитать их количество в загончике. Выбранную машину заводили - наша, как ни странно, завелась почти сразу - потом мыли и отгоняли в здание магазина. Там один из мужиков-загонщиков зачем-то бегал вокруг машины, хлопал дверьми, суетился - и вообще изображал усердие. После чего почти ненавязчиво смотрел на счастливого покупателя, и получал в лапу. Показателен такой случай: уже весной того 1961 г. поехали мы на Приморское шоссе - прокатиться. Машина еще была на гарантии, не прошла положенную обкатку, и на карбюраторе стояла пломба, чтоб нельзя было втопить "гашетку" в пол. Так что едем еле-еле - максимум 60. И тут чего-то я обернулся - а за нами вытянулся хвост , машин 10-12 - не решаются обогнать "Волгу" темного цвета. Отец помахал им рукой - мол, обгоняйте, не ссыте. А что было бы, если б он черную взял?
   Кстати, еще немного о цвете. "Волги" вишневого цвета действительно поступали в магазин, но крайне редко. Причем самому на улице как-то довелось видеть такую вот вишневую "Волгу", причем к тому же двухцветную: верх у нее был цвета слоновой кости. Выглядело эффектно. То ли это был какой-то спецзаказ, то ли с оглядкой на американский автопром была мелкая партия. Ведь в США уже в конце 50-х, скажем, в фирменном буклете GM можно было прочесть что-нибудь вроде Oldsmobile 98 цвета "аквамарин и полярная белизна". Или Pontiac Bonneville Vista цвета "солнечный закат и слоновая кость"
  Машина нам попалась тогда с бескамерными шинами - была как раз пробная партия, хотя для СССР подобное тогда было диковинкой. Впрочем, как раз бескамерка едва не привела нас к могиле. Когда мы ехали на следующий год в Крым через Москву, на трассе, после какого-то не очень ровного ж/д переезда левая передняя бескамерка почти мгновенно разбортовалась. Отцу едва удалось удержать машину на шоссе, причем уже на левой обочине! А несколькими секундами позже промчалась встречная груженая пятитонка! Так что до Крыма доехали без запаски, а уж по возвращении в Питер отец тут же вставил во все покрышки привычные камеры. В те годы практически никто из частников зимой не ездил, а вот летом, как правило, ковырялись с машинами сами. Запомнился такой забавный случай. Вот, как-то раз, и мой отец мыл около гаража нашу машину из шланга. А двор, где гаражи, был тогда проходным. И вдруг голос какого-то мужика, что мимо проходил: "Ты чего делаешь?" - "Машину мою - не видишь?!", - буркнул отец, не поднимая головы. А тот снова, уже с театральным надрывом: " Нет, ты что же это делаешь?" Оказалось, что случайно его немного обрызгало водой. Ну, отец, конечно извинился, и инцидент был исчерпан. При этом один из соседей по гаражу давился от смеха, будучи свидетелем этой сценки...
   Украина
  В те годы каждое лето мы ездили отдыхать на Украину, за Винницу, в село Печера на берегу Южного Буга. Село Печера по-своему интересно: здесь расположен парк графа Потоцкого, мавзолей Потоцких и Церковь Рождества Богородицы. Из Винницы мы ехали к месту через г. Немиров. Если верить википедии, Немиров известен аж с XIV-го века. Был он когда-то и под Речью Посполитой, и в составе Сарматского княжества Османской империи. В Немирове же родился поэт Н.А. Некрасов, в Немирове бывали и Петр I, и А. Суворов, и О. де Бальзак, и даже Бетховен.
  Правда, привлекало меня в тех поездках на юг и то, что отец время от времени давал мне порулить. К тому времени, я уже через курсы ДОСААФ от ВУЗа сдал на права. А выглядело обычно это так. Мне приходилось ездить на заднем сиденье, поскольку спереди сидела мама - иначе ее укачивало. А когда долгая монотонная езда - неизбежно начинаешь кемарить. Отец увидит в зеркало, что я клюю носом, и тут же: "Эй, соня - ну-ка за руль!" А водить мне очень нравилось, хотя не было тогда ни усилителя рулевого управления, ни даже гидровака для тормозов... Что запомнилось - ехали мы обычно по трассе Ленинград-Киев-Одесса, через почти всю Белоруссию, потом через пол-Украины. И каждый год, еще под Псковом, рабочие делали ремонт дороги, причем участок ремонта за год смещался на два-три километра от силы. Всякий раз приходилось ехать в объезд, где застревали в глубоком песке почти все, поэтому стоял дежурный трактор. Похожий сценарий разворачивался и на Украине, где-то в районе то ли Бердичева, то ли Житомира. С той лишь разницей, что в этом случае вязли в черноземе. Но вот ведь что интересно: была ли это простая столовка по дороге, или даже чайная - всюду обед был вполне съедобным и недорогим, уж поверьте! Поскольку с гостиницами было туго, иной раз останавливались переночевать в каком-нибудь частном доме у шоссе. Узнав, что мы ленинградцы, хозяева принимали очень радушно!
  В связи с упоминанием гостиниц, пришел на память один эпизод. На трассе, после Пскова и Острова, были два небольших населенных пункта - Опочка и Пустошка. До них от Ленинграда было что-то около 400 с чем-то километров. Видимо, в тот раз мы поздно выехали из Питера - иначе не объяснить, почему к вечеру оказались только в тех местах. Так вот: не вспомню к какому именно из них, кажется еще на "Победе", т.е где-то в 1959-60 г.г., мы подъехали уже вечером, и решили заночевать там. Тем более, что там оказалась небольшая, еще деревянная, 2-этажная гостиница. Было еще относительно светло, и я решил взглянуть, нет ли чего интересного в киоске "Союзпечать", что находился у самого входа в гостиницу. Хотя он и был уже закрыт, но через стекла я увидел толстенную книгу Л. Лагина ( как сейчас помню!) "Старик Хоттабыч. Патент АВ. Остров разочарований". Так как к тому времени я вовсю увлекся фантастикой - то, конечно же, упросил родителей с утра ее купить. И уже на Украине с удовольствием прочел ее.
  Поскольку и "Победа" и "Волга"-21 были, что называется, всеядными - кушали на крайняк самый тогда распространенный в СССР бензин А-66 (для Волги,чтоб разбавить 66-й, отец возил в багажнике канистру Б-70), в случае крайней необходимости можно было остановить на трассе военный грузовик и попросить литров 20 у них. Не за так, естественно, поскольку какой-нибудь старшина был вовсе не против получить какую никакую денежку за бензин. А где-нибудь в небольшом городке можно еще было встретить в качестве АЗС колонку рядом с керосинной лавкой, где продавец из лавки вручную накачивал бензин в канистру. Ну, и еще одним плюсом что "Победы", что "Волги" было то, что и такси повсюду были этих же марок, так что в случае непредвиденной поломки можно было рассчитывать на таксопарк. А то и на МТС ( это была тогда распространенная аббревиатура названия машинно-тракторной станции) - так и случилось у нас в маленьком городке Козелец, что под Черниговом. Серьезно: там у нас полетел генератор, а т.к. таксопарка, конечно же, там не было, выручил слесарь из местной МТС, где нашелся генератор от "газона" (ГАЗ-51), который был точно такой же.
   А на Украине у хозяйки был большой запущенный сад, где можно было рвать яблоки, вишню, сливу и груши. И вообще - это был пусть пассивный и немного скучноватый отдых, но сегодня я вспоминаю то время с ностальгическими нотками. Был по-настоящему чистый воздух, великолепная еда из свежих продуктов ( там ведь и небольшой рынок работал по выходным).Так что натуральное молоко, творог, сметанку и мясо покупали там. Ну, что там говорить: да разве можно сравнить суп из куры, которая за час до этого еще бегала, с купленной нынче и бог весть сколько провалявшейся где-нибудь в складском холодильнике, да еще к тому же нафаршированной гелями, консервантами и прочей гадостью! Пожалуй, единственно, что доставало - были двухвостки, или уховертки, которые водились там повсеместно, особенно как раз на той груше, около которой стояла машина. Может, существующее поверье, что они заползают в ухо, и сказки, но внешне они все равно противные! Брал я обычно с собой портативный приемник "Спидола" с переделанными диапазонами КВ- 13,16 и 19 м, ( чтоб удобнее было в Питере ловить ненашу музыку), хотя на Украине, в том месте, где мы отдыхали, никаких глушилок, конечно же, не было..
   Жили там время от времени внучки хозяйки - такая светленькая озорная хохотушка Маша и вторая - темненькая, постарше, и более серьезная - вот не помню, хоть ты тресни, как звали. Обе довольно симпатичные. И вот, однажды та, которая постарше, меня ловко подколола: "А что, - говорит, - не пробовал ты грецких орехов?" - "Как это не пробовал,- отвечаю, - сто раз пробовал!". - "А слабо тебе вон тех попробовать?", - и подводит меня к дереву, где висят такие зеленые плоды, размером и формой вроде сливы. Я что - срываю, хоть чувствую какой-то подвох, и надкусываю. А она уже от смеха давится! Боже, какой гадостью оказались эти еще зеленые грецкие орехи! Видимо, меня аж перекосило от них. С полчаса после этого скулы сводило от ни с чем не сравнимого противного их вкуса - смеси йода, кислятины и еще какой-то гадости! Ей было тогда лет пятнадцать или шестнадцать, мне побольше. Как я ее хотел! Мы с ней все на шелковицу забирались - и ягоды ели, и трепались. Иной раз она сидела выше, и трусишки ее было мне видно - как хотелось запустить туда руку хотя бы! Даже уговорил ее однажды за пределы сада выйти. Но она очень настороже держалась. Ничего из моей затеи не вышло.
  . Ну, само собой, были у хозяйки и огород, и куры. Да еще в один из годов, помню, был еще гусь и поросенок. И во все наши приезды была собачонка блошивая - Жулька, обычно на цепи. Вспоминается мне, гусь этот, зараза, меня чего-то невзлюбил - всякий раз норовил ущипнуть. А щипаются они больно! Единственно чем я мог от него отбиться, так это сачком для ловли бабочек - видимо, тех девчонок. Боялся его гусь до усеру - я как сачок на голову ему изловчусь накинуть - он, видно, думал, что пришла хана ему, хотят его в суп определить. И тут уж он, громко гогоча с перепугу и хлопая крыльями, от меня удирал. А как-то раз вообще потешную сценку удалось увидеть: так случилось, что отвязалась Жулька, и давай хряка за ноги хватать. Тот с визгом деру, да еще гусь ему под ноги попался. И вот несутся они по саду - один истошно визжит при этом, другой, громко гогоча и крыльями себе помогая, удирает, а третий за ними обоими с радостным лаем. Прямо цирк Дурова! Оттуда мы, как правило, привозили фрукты ( для себя, разумеется - не на продажу). Что примечательно, тогда на Украине продавали ведро шикарных крупных вкуснейших яблок смехотворно дешево: всего за 1,5 руб, а ведро чудесных груш что-то порядка 2 руб! Поскольку брали мы чуть недозрелые, домой удавалось привезти почти без потерь.
  
  А какое-то время спустя, в Питере проездом был их, тех девчонок, отец. Забежал он к нам, а дома только мы с мамой, мой отец был еще на работе. Ну, мама и предложила ему, гостю то есть, выпить с дороги. Взяла в серванте бутылку, что на виду - на ней этикетка была "Горилка з перцем"- и налила ему. Он как хряпнул - гляжу, что-то не то с мужиком: глаза на лоб полезли. Чуть очухался, и говорит: "Ну, и крепка ваша горилка!" Кому-то, возможно, эта ситуация может показаться надуманной. Поясню: дело в том, что у нас в роду не было пьяниц. Поэтому всегда в серванте стояли купленные по случаю бутылки хорошего десертного вина - типа массандровского муската или вроде Токай - для дам, что-нибудь из крепленых - вроде портвейна "Акстафа" или "Айгешат", обычно коньяк армянский***, "Столичная", что-то из сухих - вроде "Цинандали", ну и т.д. То есть , если приходили гости, не надо было, сломя голову, нестись в магазин. Кстати, в те 60-е г.г. даже в небольшом гастрономе ассортимент вино-водочных изделий был весьма широк: тут были из крепких, к примеру - "Зубровка", "Старка", "Перцовка", коньяки - в основном из Армении и Грузии, были даже и отечественные ликеры Бенедиктин и Шартрез, а еще наливки и кремы, вроде "Запеканки" или "Спотыкач". Да, так вот: отца он не стал дожидаться, а когда тот пришел домой, и мама ему рассказала, как налила гостю, отец хохотал до упаду - а мы смотрим, понять не можем. Потом и мы с мамой от смеха пополам сгибались - оказалось, что в бутылке, где и впрямь раньше горилка была, отец для интереса стручок перчика на спирту настоял!
   Выходит, ненароком, сами того не желая, отыгрались мы за те грецкие орехи!
  
   Да, возвращаясь к школе... А по литературе было, строго говоря, две тетки - в разное время, разумеется. Первая меня даже смущала, когда, вызвав меня к доске, ставила одну ногу на поперечину стула - так что трусы было видно (но только мне, к классу-то она спиной была), и согласно кивала, какую бы ахинею я ни нес. После нее была еще одна, и она же была у нас одно время классной. Звали ее Полина Петровна. Собственно, ей ведь тоже было меньше 30 лет. Частенько задавала она заучивать отрывки стихов из школьной программы. В классе были две девицы, которые то ли занимались в каком-то драмкружке, или нечто подобное - так вот они, выйдя к доске, читали стихи, жестикулируя, с выражением, явно стараясь походить на актрис. Меня всегда коробила эта наигранность и неестественность. Но был эпизод и совершенно противоположный: какая-то из одноклассниц, вызванная к доске, так монотонно долдонила какой-то стих, что училка не выдержала: " Как можно читать стихотворение так, будто хоронишь кого-то?" И очень похоже изобразила, так же монотонно и заунывно: " Камень сирый над могилой..." Это получилось настолько похоже и так комично, что все прыснули. На что я со временем обратил внимание - так это на то, что при любом удобном случае, даже на уроке, Полина Петровна сводила разговор к скользкой теме, так или иначе касавшейся секса ( хотя в те времена не только слова такого не знали, но и этой темы не касались). А любимым ее словечком было "похоть". Уже ближе к выпускным, однажды организовала она нам экскурсию в какой-то дом-музей, не помню чьего имени - там нам показывали учебный фильм "Гроза" по Островскому. А я чего-то под конец раздухарился, стал пародировать голосом персонажей из фильма, и ее страшно развеселил. Да так, что она расхохоталась, откинувшись на стуле, расслабилась, и непроизвольно раздвинула ноги. И тут же перехватила мой цепкий взор, нацеленный ей между ног.
   Видимо, этот эпизод она запомнила, потому что однажды, незадолго до выпускных, когда она заставила меня придти в класс после уроков - что-то досдавать или пересдавать - мы с ней оказались наедине. Да, она тогда еще, кажется, была нашей классной. Или уже не была? Видимо, все-таки это еще весной происходило... Да, а как раз одна лампа, люминесцентная трубка на потолке, плохо горела - т.е. мигала раздражающе. Вот она и говорит мне, обращаясь по имени: "Ну-ка, ( она наедине всегда обращалась ко мне по имени, а при всех - по фамилии), посмотри-ка лампу!" - "Не-е, я высоты боюсь", - сморозил я первое, что пришло на ум. - "Ну, знаешь!", - с этими словами она сама попыталась взобраться на парту, но мешала узкая юбка. Искоса взглянув на меня, она до неприличия высоко задрала ее, и взобралась-таки на парту. - "Ну, тогда страхуй меня, что ли..." - "А как?", - задал я идиотский вопрос. - "За ноги - как еще!" Я робко и неуклюже обхватил ее ноги у самых щиколоток - учительница ведь как-никак. - "Экий ты неловкий - выше держи!". Я невольно покраснел, а она, поскольку стоять на каблуках было неудобно и шатко, сбросила туфли. Когда она потянулась к лампе, я, находясь внизу, увидел края прозрачных чулок ( всегда питал слабость к этому элементу дамского туалета) и резинки пояса. Я мгновенно представил себе, что там, выше, и руки мои невольно сами скользнули вверх. Волна жара накрыла меня с головой - в ту секунду я плохо соображал, что может быть дальше. - "Э-э, ну-ка без этого, мальчик!, - незлобиво, но, подчеркнув интонацией слово "мальчик", усмехнулась она, - ишь, какой шустрый!". В этот момент в коридоре загремела ведрами уборщица, Полина тут же слезла вниз, и надела туфли. Этим все и закончилось. Спасибо хоть родителей не вызвала. Для меня так и осталось загадкой тогда, на кой был затеян весь этот цирк... Осталось только добавить, что стих, который я должен был продекламировать, чтобы она поставила приличную оценку в четверти и в году - все равно пришлось прочесть тогда же. Но потом никакого продолжения той истории в классе не последовало: я не решался как-то напомнить ей, да и она делала вид, что ничего такого не было. Нет, чего греха таить - я бы с ней не отказался, поскольку она была теткой довольно привлекательной. Вот только, наверное, в те времена такое было бы нереально.
  Кстати, вот что вспомнилось в этой связи. Все мы, пацаны, тогда даже в старших классах считали, что бабам в сущности ничего и не нужно - они дают, потому что так принято. А сами, мол, от этого не тащатся! Если кто-то из пацанов вдруг с таинственным видом и шепотом заводил разговор о минете ( разумеется, иносказательно - мы тогда такого слова просто не знали), который якобы кому-то сделала некая особа, пацаны страшно удивлялись. А о куннилингусе, пожалуй, вообще никто из пацанов ничего не слышал, и даже не представлял, что такое бывает! Да, вот такое было время...
  Тогда же, т.е. уже незадолго перед выпускными, случился эпизод, который мне запомнился. Как-то на перемене вдруг в динамиках из школьного радиоузла раздались звуки бесшабашного и заводного рок-н-ролла - это кто-то из пацанов, уж не знаю каким образом, пробрался туда и поставил запись. Была ли это запись на самопальной пластинке "на костях", т.е на рентгеновской пленке, или магнитофонная, но этот рок-н-ролл поставил всех нас на уши. Несмотря на то, что в то время такая музыка была в Союзе под запретом, все равно - многие либо слышали ее по ненашему радио, либо где-то у знакомых - но уже знали, что это такое. Не вспомню теперь, был ли это знаменитый "Рок вокруг часов"( вернее, "Рок круглые сутки") Билла Хейли, или "Тюремный рок" Элвиса Пресли, но услышать такое в стенах школы, было тогда более чем круто! Незадолго до этого мы с приятелем Романцовым слушали у него дома на здоровенном ящике с несуразно маленькими бобинами под названием "Астра" запись, которая на меня произвела тогда впечатление. Это были тоже рок-н-роллы в исполнении некой Лиллиан Бриггс. Несмотря на то, что и качество записи было плохоньким, да и сам магнитофон паршивенький, именно тогда я понял для себя: вот она, моя музыка! Гораздо позже я узнал, что это была именно Л. Бриггс в композиции "I want You To Be My Baby" с ее неповторимой манерой на одном дыхании выдавать по несколько куплетов в сумасшедшем ритме рок-н-ролла.
  ...В старших классах частенько наведывались мы с пацанами в тир. У нас тогда считалось особым шиком не просто попасть в цель, а - в подвешенный на нитке небольшой стеклянный пузырек, который перед этим просили раскачать. Ухитрялись даже уже раскачанный пузырек останавливать, либо наоборот - пулькой, попав ею в бок пузырька, раскачать его. Да еще в школе я отличился на этом поприще - выбил 48 из 50 в школьном тире из мелкашки с оптикой. Даже грамоту вручили...
   Как я уже упоминал, в классе у нас не было, на мой взгляд, симпатичных девчонок. Может, и оттого, что со временем , образно говоря, глаз замыливается - т.е. настолько от ежедневного общения к ним привыкаешь, что воспринимаешь их почти как мебель. Даже, несмотря на то, что некоторые пытались красить ногти, нацеплять сережки ( а, может, клипсы) и надевать туфли на каблуках. Правда, их за это наказывали, особенно завуч. А вот в школе симпатюли попадались - все больше из 9-х классов - притом, что к этому моменту я был уже в 11-м. С одной из них - а звали ее, вроде, Ирой - я познакомился, благодаря случаю. Однажды школа затеяла прогулку на речном трамвае куда-то на Кировские острова. Там кто-то из пацанов откупорил привезенную тайком бутылку портвейна, и мы понемногу выпили. Мне, однако, этого хватило для куража: на обратном пути, когда все места уже были заняты, по проходу в мою сторону шла эта самая девочка, которую я заприметил еще раньше - в школе. Когда она, досадливо озираясь - куда бы присесть - поравнялась со мной, я не то, чтоб уступил место, а нагло предложил ей: "А хочешь, садись мне на колени!"( потом подобная ситуация один в один повторилась в жизни еще несколько раз). И она уселась ко мне! Так мы, болтая, как старые знакомые, и добрались обратно. Знакомство наше, правда, продлилось недолго - я склеил тогда другую девочку, из другого 9-го класса. Обратил я на нее внимание тоже еще раньше, но случай представился в связи с каким-то концертом для школьников, что проходил в "Промке" - ДК Ленсовета. Звали ее Лида Алексеева. Очень кстати я как раз столкнулся с ней нос к носу на лестнице в школьный буфет, и сходу предложил пойти со мной на концерт. Мне понравилось, что она не стала ломаться и делать неприступный вид - я, дескать, не такая (видно, не успела еще научиться этим примитивным бабским приемчикам), а даже с радостью согласилась. В этот момент она как раз ела какую-то булочку или пирожок, и на ее премилой губке осталась маленькая крошка - но и эта мелкая деталь не портила общего приятного впечатления. Эх, симпатичная была девочка - и мордочка красивая, и фигурка, а от ее ножек я просто балдел! Очень правильной формы, с красивыми, просто идеальными икрами - ну, просто загляденье! Такую ножку сразу хочется потрогать и погладить. Для начала....
  . Договорились с ней встретиться прямо там, в "Промке".
   И вот я уже в зале, занял еще одно место, а рядом - только мои одноклассницы. Уже скоро начало, а девочки моей все нет. А ведь предупреждали меня знакомые пацаны: "Не придет - не рассчитывай!" - многие было подкатывались к ней, да только без толку. И тут вижу - идет моя краса-девица, пробирается меж рядов. Слава богу - пришла все-таки! Наши девки зашебаршились, зашушукались - ишь, мол, привел кралю! Прошел концерт, начались танцы. Она была в вишневых туфельках на высоком каблучке, и ножки ее смотрелись еще красивее - так и хотелось их поцеловать. Я изображал прожженного ловеласа, она же - наоборот, стеснялась и чувствовала себя не в своей тарелке... Вышли мы вместе. Продолжая изображать и дальше галантного кавалера, я, имея только рубль с мелочью, максимум - два, в кармане, на углу Большого и Кировского - у пл. Льва Толстого - остановил такси. - "А куда ехать-то?", - спросила сидевшая за рулем тетка - редкое для того времени явление. Оказалось, что и идти-то два шага всего. Но тетка, посмотрев на нас, видимо, преисполнилась торжественности момента - поняла, что мальчик хочет пофорсить перед девочкой - и согласилась довезти, пусть и рядом. На прощание я поспешно чмокнул Лидку в щечку, хотя мне показалось, что она ждала чего-то большего, и пошел домой. Насколько помню, было это в последнюю зиму перед выпускными экзаменами, так что мы мельком виделись с ней пару раз, а потом я потерял ее из виду.
  В Сосново
   Да, но ведь была еще одна любовная история чуть раньше. Как я, кажется, упоминал уже, мои родители летом 1962-го хотели, чтобы я хорошенько отдохнул перед трудным 63-м, со всеми его последующими экзаменами. Поэтому сначала - где-то в июле, кажется, они на месяц оставили меня на даче у знакомых, в Сосново. Там на плясе в местном ДК меня познакомили с одной застенчивой девицей, которая мне и предназначалась. Но, танцуя с ней, я ощущал ее какие-то мягкие сиськи, и вообще - я запал на другую, более раскованную. Звали ее Ларисой. Перед этим, как водится, парни - соседи по даче - которые были старше меня, откупорили бутылку водки, и прямо из горла стали употреблять. Дали и мне хлебнуть. Мне совершенно не хотелось, но в таком возрасте еще сильны бывают разные комплексы и ложные понятия. Тем более, что и девицы отхлебнули из бутылки - так что отступать мне было некуда! Короче, и я приложился к бутылке. Водка была теплая и противная, я еле-еле влил глоток в себя, но даже этого с непривычки оказалось достаточно, чтобы мне "захорошело". Наверное, поэтому я внаглую и стал клеиться к Лариске - сначала потанцевал с ней, а потом и вообще уволок в беседку, и чего-то ей там впаривал ( но точно не о том, что на ней непременно женюсь. В этом смысле, никогда не давал невыполнимых обещаний, даже подшофе).
   Да, чуть не забыл один, как позже оказалось, существенный момент. Я ведь еще раньше - дня за два-три до этого знакомства - с ней случайно столкнулся где-то на дорожке, и, как она потом уже говорила, ей показалось, что я взглянул на нее с презрением, как на шлюху. Видимо, это ее здорово задело - может, отчасти, поэтому она и пошла позже на контакт со мною. Потом, уже после того вечера на плясе, как-то днем так получилось, что в доме, кроме меня и глуховатой тетки хозяйки дома, никого не было. Я даже не услышал, как Лариска тихонько зашла - я сидел спиной к двери перед телевизором. Благодаря какой-то хитрой антенне, что установил на сарае сын хозяйки дачи, телик кое-как ловил финнов. А она, Лариска то есть, подойдя сзади, ладошками закрыла мне глаза - мол, угадай, кто это... Догадаться было нетрудно. Я как-то неуклюже попытался ее обнять, не вставая, и руки мои ухватились за ее сиськи. К моему удивлению, она не отстранилась и не заверещала, как это делали девчонки в школе, и я понял, что ей это нравится! На этот раз я не был навеселе, но рука сама скользнула ей в трусы - и дальше все случилось само собой. Она-то, как я понял, уже пробовала раньше, равно, как и целоваться по-особенному она же меня учила.
   Чтобы не было там скучно, я упросил отца захватить в машину велосипед - полуспортивный "Турист" - как раз влез в багажник "Волги". Конечно, мечтой был спортивно-шоссейный В-551 "Чемпион", но он появился у меня позже - после окончания школы и поступления в ВУЗ. Помню, стоил он до реформы 1961 г где-то порядка 1300 руб. Гонять на нем было здорово: колеса на "трубках", маленькое жесткое чепрачное седло, руль "бараньи рога", десять передач, легкосъемные колеса, туклипсы на педалях - и я ощущал себя почти что гонщиком. Пока не кувырнулся однажды через руль "ласточкой" все на том же Приморском шоссе - точнее, на дорожке вдоль шоссе - не заметив канаву. Вернее сказать, канаву-то я заметил в последний момент, ну и тиснул на оба тормоза инстинктивно - а велик взбрыкнул задом, естественно. Велику хоть бы хны, а я ободрал колени, локти и ладони, так что пришлось даже заехать с санчасть в ближайшем населенном пункте - кажется, это было в Ольгино, там хоть обработали перекисью водорода. Ну, это уж все по собственной глупости! А вообще-то, замечу, что в те времена можно было довольно безопасно ездить по городу по проезжей части - как, собственно, я и добирался до Приморского шоссе. Во всяком случае, по тротуарам тогда уж точно никто на великах не ездил, в отличие от нынешнего времени. А вот на "Туристе" тогда, вместе с таким Генкой, у кого был такой же, и что жил поблизости, мы и гоняли по Сосново, а чтобы велик больше походил на "Чемпион", мы снимали крылья над колесами. Особым шиком у нас с ним считалось на полной скорости, с сигаретой во рту, переть прямо в лоб шедшим навстречу двум-трем девицам. Мы неслись прямо на них, а в последнюю секунду объезжали их, визжащих и напуганных, с обеих сторон - впритирку. Либо лихо, с заносом заднего колеса, тормозили и разворачивались у них перед носом. Вслед нам неслось характерное девчачье: "Дураки противные! Ездить не умеете!", а нам только веселее было.
   Там, в Сосново, была всего одна баня, мылись по очереди - то тетки, то мужики. Однажды мы с Генкой надумали сходить туда - помыться. Пришли, а там куча разновозрастных теток ожидают, когда мужики мыться закончат. Я и спрашиваю: "А что, тетеньки, нас не пустите?" - "Вот еще, - отвечают те - а потом еще вас ждать!" - "А если мы с вами пойдем, пустите?", - говорю им в шутку. - Те в ответ: "Таких молодцов - да завсегда!" Тут и Генка: "Что, правда, пустите с собой?" - Две симпатные молодухи, чуть ли не хором: " Конечно! Вы нам спинки потрете, мы - вам, а, может, и еще что...!" Только старухи, что там же стояли, зашипели на нас. В общем, ждать мы не стали, пришли в другой раз.
  
  2012
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"