Волошин Виктор Винзор: другие произведения.

Мёртвые кладбища

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 4.00*2  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Трагедии Чернобыля посвящается.


Мёртвые кладбища

Мёртвые кладбища []

Там не слышно часы.

Там не видно и тени.

Там бывают не все.

Там не пахнут растенья.

Кто приходит назад -

Значит это от Бога.

Кто пришёл - победил.

Их ни мало, ни много.

Отрывок из песни "Круг от руки"

Линда

   Это кладбище было мёртвым. Но арны не могли признаться в этом себе. Они находили миллион оправданий реального положения вещей, кроме одного, очевидного варианта: оно действительно было мёртвым. Факты слишком красноречивы: на кладбище уже два года не хоронили ни одного человека. На могилы за это же время пришло людей меньше, чем пальцев на руках.
   Да, забыл вас познакомить с арнами. Итак, арны - это те создания, которые в книге Гинаба называются "чувствами" ("аъкъкаь"). Доподлинно неизвестно, то ли арны и в самом деле являются чувствами, то ли созданиям просто дали такие имена. Не секрет, что иигэские руны, которым написана книга, не делятся на заглавные и прописные. Сейчас перейдём к внешнему виду существ: для обычных людей арны невидимы. Тем же, кто способен узреть ауру человека в цвете, дано видеть существ. Именно эти люди нам худо-бедно описали созданий. Арн - бесполое существо эфирно-астрального мира, проекция тела которого в материальный мир выглядит как белый (иногда жёлтых или синих оттенков) полупрозрачный (вернее - почти прозрачный) овал-эллипс длинной в получеловеческий рост. Арн похож на большого слизняка, ползает в полуметре-метре над землёй. Основное место его обитания - кладбища. Чувствую, меня могут перебить и спросить, а как выглядит эфирный мир. Поэтому расскажу сейчас: эфирный мир - грязно-зелённое отражение нашего серого мира, он очень похож на наш, и вместе с тем почти не постигаемый теми, кто там никогда не был. Если говорить образно, то видимый нами мир - как дно моря, а эфир - как изумрудные пенящиеся волны. Там живёт аура сердца, в то время как у нас лишь тело.
   Беспокойство, связанное с долгим отсутствием пищи уже ширилось среди арнов. Их пища - эфирные останками мёртвых тел, и это косвенно свидетельствует о том, что эфирный мир - мир чувственного. Все эфирные останки человеческих тел были съедены более двух месяцев назад, теперь арны голодали. Ещё немного времени пройдёт, и эфирные существа могут просто испарится. А жить-то хочется всем. Время от времени то один то другой арн ненадолго покидали могилы в поисках пищи: за пределами кладбища иногда можно было найти мертвых птиц и грызунов. Особенным везением считалось наткнуться на эфирные останки кошки или собаки. Кроме того, что арны хотели выжить, у них была высшая цель - массово духовно соединиться. Для этого необходимо наличие ста арнов, а на этом кладбище их было восемьдесят два.
   Этот день начался как обычно. Но один арн волновался особенно сильно. Его имени я вам не скажу, так как эти создания имён не имеют, и этот факт является загадкой для учёных до сих пор. Хотя книга Гинаба даёт ответ. Дело в том, что "аъкъкаь" с именем называются "шьи'ммъм". А это переводится как "проклятие". Именно на этом построена современная теория наговоров - проклятие является ни чем иным, как очень сильным названным чувством. Я немного отвлекся. Так вот, обозначим этого арна Тем, чтоб не дай Бог, он не превратился в проклятие. В тот день должно было пройти общее собрание, которое проводится раз в месяц, и Тот хотел выступить на слёте. Тут надо оговориться, язык эфира и астрала - льхъи, поэтому незнающим этого факта прошу мне не указывать, мол, как люди понимают других разумных существ: элементарно, нужно всего лишь попасть в этот мир. Дождавшись собрания, Тот услышал очередную проповедь о том, что надежда не потеряна. Этого арна будем в дальнейшем обозначать Выступающим. Тот решил самостоятельно обратиться к сородичам. Он прервал Выступающего и стал втолковывать собратьям:
   - Арны, мы должны понять, что это кладбище мёртвое. Если не поймём, мы погибнем, так как, не зная настоящее, нельзя построить будущее.
   Тот не знал, что никогда не принимают горькую правду, если ложь будет говорить о призрачной надежде ничего не менять. И соответственно, арны не восприняли его речи. Общее собрание вскоре было завершено. Обсуждать вопрос выживания, кроме Того, никто не решился.
   Одолеваемый эмоциями, такими противоположенными, как гнев и жалость к сообществу, угнетение и интерес к внештатному изменению мира, Тот медленно полз по заросшему травой и бурьянами кладбищу. И, наконец, чудо свершилось: он решил уйти, уйти от всех отсюда и навсегда. Это было авантюрой, но другого выхода арн не видел. Если бы у него были глаза, то они засияли бы, а так лишь немного зеленей стала его аура. Не колеблясь, Тот прямиком направился к воротам кладбища. Дорогу ему преградил другой арн.
   Тот сказал ему:
   - Я ухожу навсегда! Прощай!
   Первый, а именно так мы будем называть в дальнейшем этого арна, почувствовал тяжесть в своей душе.
   - Останься до завтра. Если ничего не случится - мы отпустим тебя с миром. Я тебя очень прошу.
   - Хорошо. Я уйду утром.
   Всё таки не зря Тот встретил Первого. Первый был очень смышлёным, может даже намного больше, чем отдельные представители его семейства. Он стал подползать ко всем арнам и просить передать тем, кого они встретят, прийти вечером на внеочередную летучку.
   Как только красный солнечный диск коснулся горизонта, в центре кладбища собрались возбуждённые арны. Неужели случилось что-то хорошее, спрашивали они. Ведь плохие новости уже никто не скрывал.
   Первый залез на высокий пьедестал могилы и обратился ко всем:
   - Арны, сородичи мои. Нас завтра станет на одного меньше. Так, мы не только вырастим в численности до ста, а и сократим население. Давайте выслушаем аргументацию уходящего.
   Тот вышел вперёд и стал разговаривать со своим народом.
   - Я знаю, что оставшись здесь, я умру. Умру, как это кладбище. Не хочу такого будущего: я буду бороться за свою жизнь. Поэтому, покидаю это место. А вы решайте - остаётесь ли тут или пойдёте со мной. Я свой выбор уже сделал. Теперь решать вам!
   Такого бурного обсуждения не было давно: с тех самых пор, как прошёл месяц, когда перестали привозить гробы на кладбище. Наконец, вышел Первый и сказал:
   - Я тоже ухожу!
   Началось смятение. Дело чуть было не дошло до потасовок и присуждения имён эфирным сущностям. Но тут вышел вперёд Выступающий:
   - Я так думаю, все согласны уйти. А кладбище действительно мёртвое. Кто против, можете остаться. Кто против?
   Наступила определённость. Все закончили спорить. На небе появились первые звёзды. Как только народ притих, Тот отчеканил:
   - Я ухожу утром.
   - Все уходим утром. Ты будешь нашим вожаком, - решил Выступающий.
   - Отлично. Тогда собрание законченно.
   Парадоксально, но в тот момент, когда дом арнов был признан мёртвым, кладбище оживилось. Все готовились уйти: они шныряли туда сюда, прощались с родными местами, к которым они уже никогда не вернуться. И только Тот не прощался: не видел нужды.
   Ночь была бурной, жизнерадостной, хоть и тревожной. Ни один арн этого сообщества никогда не бывал далеко за пределами кладбища, и не знал, что можно ожидать от неизвестного, но уже изменённого мира.

--=--

   С первыми лучами солнца, Тот покинул это кладбище, и в его душу не прорвалась ни одна тень, способная остановить и возвратить назад. Другие всё же отличались от него, но вдохновлённые поступками их лидера, выходили из ворот не оглядываясь. Кладбище этого города стало пустым. Теперь природа могла делать с ним всё, что пожелает. Наверное вскоре появятся бренитти, те самые, что в книге Гинаба названы "ммъо" - "нетронутое никем сущее".
   Сразу же появились первые проблемы. Выступающий спросил у Того:
   - Куда мы направляемся?
   - Неважно! Главное - найти другое кладбище.
   Первый вмешался:
   - Если всё равно, то давайте сходим в наш город и узнаем причину прекращения захоронений. Заодно выясним, где можно найти другой некрополь.
   Тот согласился. Арны гурьбой стали двигаться медленно в сторону центра города. На их пути не встречалась разумная жизнь. Видимо, в месте с кладбищем умер и город. Покинутое место. Дойдя до центра селения, а оно было обозначено памятником ромбу-кристалу, Выступающий попросил арнов рассредоточится для поиска выживших существ. Через некоторое время, один арн привёл с собой живого.
   Первый решил его расспросить.
   - Ты кто?
   - Зиаф я.
   Сделаем отступление. Я вам немного расскажу о том, что представляет собой зиаф. Это существо эфирно-астрального мира. Наверное, это одно из немногочисленных существ, часто встречающихся в книге Гинаба "ъжъ'.ьоуъъъ", но о которых даже эта рукопись ничего толком сказать не может. А ведь её название переводиться как "безначальность зрения", что в современной трактовке означает "определённость". Книга называет существо "ммъаькъ'ъ", что дословно переводится двояко: как "жизнь" и как "перемены". Учёные думают, что это не омонимы, а синонимы. То есть, скорее всего, жизнь и перемены ничем не отличаются друг от друга. Считается, что существо питается эфирными лучами, сопровождающие перемены. Часто зиафов люди подразделяют на истинно зиафов и зиаффов. Последние из которых - намного мельче истинных. В остальном, их проекция на материальный мир одинакова - такая себе - тёмно-зелённая амёба-солнышко, шаровое создание, из которого торчат многочисленные отростки. По крайней мере, так говорят те, кто видел ауру. Не буду больше отвлекаться, смотрим, что было далее.
   - Рядом с тобой есть живые люди? - спросил Первый.
   - Уже нет. Неделю назад умерла последняя старушка. Сейчас этот город мёртв.
   - Не подскажешь нам, где её тело, мы давно уже не ели.
   - Подскажу. А вы знаете, я тоже Бог знает когда наедался! Помню, года два назад - ешь, не хочу! Вы бы это только видели! Сколько в городе было перемен! Он сам превратился в огромный источник эфирного излучения. Зиафов прибавлялось не по дням, а по часам. Самое страшное было в другом - перемены состояли в том, что из города вывозились в массовом порядке все люди. Многие зиафы мигрировали. Этим создавая новое свечение эфира, что, в свою очередь, создавало очередной рост сородичей. Наконец, уехали все люди, кто смог. Лишь немногие прятались, а некоторые вернулись. Перемены прекратились. А значит - пропала и наша еда. Начался массовый голод, а вместе с ним - смерти, и их спутники - завершающие перемены. Последний, самый слабый всплеск. Несколько зиафов выжили и появились благодаря смертям многочисленных сородичей. Но это им не долго помогало. В итоге - выжили только несколько зиафов, и я среди них, которые питались слабым эфирным излучением, исходящим из выживших людей. Но люди очень быстро умирали. А неделю назад умерла та, от жизнедеятельности которой я имел пропитание. Спасибо, что вы сюда пришли. Этим вы создали неплохой фон эфирного излучения. На неделю, думаю мне хватит. А вот далее - я не уверен.
   Зиаф повёл арнов к месту гибели старой женщины, а тем временем Первый успел задать ещё несколько вопросов. В том числе и о причине поголовного вывоза населения. Этого зиаф не знал, сказал только, что где-то услышал слово "тиариа". Равно, как и не знал попутчик и о том, куда их увезли, и затронула ли катастрофа ещё какой-нибудь посёлок, кроме этого города.
   Сейчас должно произойти что-то неординарное. По крайней мере, по одной из гипотез. Дело в том, что в отличие от всех других эфирных созданий, арны единственные, кто размножаются не размножаясь. Если, например, книга Гинаба появление зифа называет "ьлшлъа", что переводится дословно как "добавление", то арна - описано как "къ'и'иьлъь.ъш''а", или "взрыв-избыток". Слово - тупик. Ещё ни одна гипотеза не может правдоподобно объяснить, как взрыв связан с избытком, и как вместе они что-либо могут означать, а уж тем более - связанное с появлением живого существа. Одна из теорий говорит, что любая материальная смерть означает появление арна. Что ж, посмотрим. Если это так, то у нашей толпы нет обеда, так как за неделю новорожденный мог съесть остатки, зато есть соплеменник, а если нет - то есть еда, и только. Подходим... эх, хоть перекусят наши герои. А гипотезу о смерти, как рождении арна можно спокойно отбросить на свалку истории.
   Еды было мало. На всех не хватило, да что там говорить - меньше половины лишь заморили червячка. А когда поели наступил вечер. Все отдыхали, ночью идти не было смысла. Наутро Тот был готов идти. Некоторые арны роптали и просили не идти в неизведанное, хотя из-за сказанного зиафом вчера, таких было мало. Первый отрезал:
   - Не хотите, оставайтесь!
   А Выступающий добавил:
   - Не трусить!
   Недовольные замолчали. Но не надолго. Лишь пока не наткнулись на развилку, что шла от города. Сразу же нашлись те, кто хотел показать дорогу. Половина указывала налево, другая - направо, началась ругань, снова выступило меньшинство с ропотом и желанием вернуться на своё кладбище.
   Тот смело ступил на одну из двух дорог и пошёл вперёд. За ним пошёл и Первый. Видя это, Выступающий сказал:
   - Айда за Тем, за мной!
   Все замолчали и пошли. Только малая группа ещё полдня ныла, предлагала пойти по другой дороге, раз уж никто не хочет возвращаться назад. После - замолчала, так как было слишком поздно менять маршрут.
  

--=--

  
   Уже неделю арны шли по пустой и неухоженной дороге. Никто им не встречался по пути, не считая нескольких умерших птиц и грызунов. Раз или два на горизонте показывались бренитти, но те, заметив арнов, мчались прочь. Количество бесцельно роптавших с каждым днём становилось всё больше, только возмущением и ограничиваясь. Ни смотря на это, Тот и Первый уверенно шли вперёд. И тут - такая встреча! Толпа арнов нашла своего дикого сородича! Кто бы мог подумать! От этого группа вновь стала цельной, она стала упрашивать дикого арна присоединиться к ним в поисках пищи на этих вымерших землях. Дикий согласился. Его стали расспрашивать, не знает ли он поблизости кладбища. Не получив положительного ответа, народ пошёл дальше. А пока он идёт, замечу, что книга Гинаба никак не разделяет арнов, и уж тем более на одиноких и колониальных. Это недоразумение объясняется тем, что некрополи в те времена были редкостью.
   Дикий резко дёрнулся. Все гурьбой посмотрели в ту сторону: ненароком один бренитти оказался слишком близко от группы. Он выглядел как три куска упругого провода длинной в четверть метра, связанных в узел. Тело было слишком маленьким, складывалось впечатления, что кроме трёх ног, существо ничего не имело. Прыгнув в очередной раз как кузнечик, бренитти оказался высоко в эфире, где и парил, рассматривая нетронутый пейзаж. Как только понял, что тут есть ещё кто-то бросился прыгать наутёк.
   - Эй, неизвестный, остановись наконец! Я тебя трогать не буду ... - крикнул Дикий.
   Арны бы засмеялись если смогли, а так поведение соплеменника вылилось в то, что они скопом стали переливаться жёлтыми цветами, а некоторые даже приобрели насыщенный оранжевый цвет.
   - Да это же бренитти!
   - Они всех чураются! Даже себя.
   - И к тому же - немые!
   Веселье продолжалось. Дикий приобрёл пунцовую окраску.
   Немного успокоившись, ватага пошла дальше.
   И, вот счастье-то, в полдень восьмого дня появились первые дома. Но по мере того, как арны входили в селение, радость быстро улетучилась: живых людей тут не было. Брошенные дома, покошенные заборы, заросшие огороды. Несколько одичавших животных - весь список выживших. Первый удручённо сказал на льхъи:
   - Кладбище этого села - тоже мёртвое, посмотришь ...
   - Посмотрим, - мрачно ответил Тот.
   Остальным арнам подавленное нестроение передалось почти сразу же, и ватага приобрела фиолетовой цвет. За памятником ромбу-кристаллу показалось местное кладбище. Это немного успокоило существ, они снова побелели. Радушно встретили гостей одиннадцать местных арнов. Разочарование и надежда - тона разговаривающих, которые обсуждали две темы: гибель кладбища и встреча сородичей. Тут тоже уже года два не хоронили. О таинственном "тиариа" никто не знал.
   На закате Тот арн выступил со словом:
   - Это место тоже мёртвое. Я иду дальше. Надеюсь, вы пойдёте со мной. Все сородичи - присоединяйтесь.
   Начался гул: местные перекрикивали друг друга. Их поддержали некоторые несогласные с лидером. На помощь пришёл Первый:
   - Друзья, не ссорьтесь, мы же все хотим жить, а тут выжить невозможно.
   Но и это не спасло. Гул только нарастал. Тот ушёл с собрания, он видел бесполезность своих слов. Первый подошёл к Выступающему и толкнул его. Последний понял и сказал:
   - Кто хочет остаться?
   Поднялся не один десяток того, что у нас заменяют руки.
   - Я никого не держу. Ребята, нас уже девяносто четыре, неужели вы хотите разъединится? Мы должны быть сплочёнными. Иначе погибнем. Народ, мы идём, а меньшинство, если хочет - остаётся.
   Почти получилось. Почти, так как вперёд вышел местный, обозначим его как Задетый.
   - Чужаки, можете идти, а мы остаёмся.
   Неприязнь появилось в арнах.
   - Какие же мы чужаки? Мы аура от ауры - арны! Мы подобным себе никогда не пожелаем зла. Не отталкивайте нас, айда с нами! - Выступающий решил смягчить удар и примерить недовольных.
   - А мы всё равно останемся. На зло! - не унимался Задетый.
   - Ваша воля! Мы завтра уйдём. Сородичи, вас никто не в силах задержать: вам и только вам решать, к кому присоединится. Собрание закончено! - оборвал встречу Выступающий. Он знал, что это будет ему на руку.
   И, действительно, на утро за Тем пошли все, кроме Задетого. Лишь он один остался на пустыре, который уже не был домом для других десяти существ.
  

--=--

  
   Сразу же появились проблемы, а ведь арны не успели выйти из места захоронений. Дорог не было. К этому селу вело только одно шоссе, то по которой пришли арны. Тот не колеблясь ни мгновенья пошёл прямиком по бездорожью. Ропот послышался в толпе, но она пошла вслед.
   Неделю, вторую, месяц, второй вёл Тот соплеменников через лесок и поляны, озёра и одно болото, несколько холмов и равнин. Спутниками арнов были прыгающие вдали безмолвные бренитти. Изредка останавливались, если кто-то находил эфирные останки какого-нибудь животного.
   И вот, принеприятнейшее событие: посреди дня группа остановилась и посмотрела на одного арна. Он всё бледнел и бледнел и знал то, что должно произойти. Все знали. Смерть. "ьууъъа" на иигэском по книге Гинаба. Дословно "пыль" или "прах". Смерть всегда одинакова. У всех. До каждого она когда-нибудь доберётся. Голод начал свою жатву. Арн исчез из этого мира навсегда. Грусть, сожаление и безысходность отразилась на существах: они стали красноватых оттенков.
   Снова появились недовольные. Некоторые стали требовать скорого решения, сами же ничего предложить не могли. Только хотели, чтоб Тот свернул, хотя куда - мнения разделились на много осколков.
   Ещё неделя.
   Пыль.
   День.
   Пыль.
   Два дня.
   Пыль.
   Три дня.
   Пыль.
   Пыль.
   День.
   Пыль. Пыль. Пыль.
   Полдня. Толпа остановилась около небольшого ручья. Прахом стал Выступающий. Началась паника. Недовольные давно стали большинством. В неразберихе появилось несколько групп. Все они требовали идти по маршруту указанному ими. И никто не хотел слушать других. Тот плюнул на склоки и продолжил идти. Ему надоели те, кто всё время пытался развернуть назад, как в тот день. Первый видел ошибочность прямого пути, поэтому примкнул к группе идущей в другую сторону. У арнов не стало лидера. Они раздробились и разделились, стали разбредаться почти по одиночке.
   Тут бы можно было поставить точку в рассказе, если бы не удивительное событие, редкостное, как нахождение чёрной жемчужины без специальных приспособлений. Из холодного ручья вылезло астральное существо, напоминающее то ли сороканогого осьминога, то ли сороканогого паука. Большего сказать о нём я не в силах. В книге Гинаба создание упоминается лишь раз, и называется "ьшъъ'ъммш", к сожалению, первичный перевод не сохранился, а более поздний расшифровывает его как "утопленница". Ничего об особи, видимо, не знали и арны. Поэтому они остановились, замолчали и стали уходить с дороги существа. Утопленник, как мы его будем величать, медленно полз, а арны стояли как почётный караул на его пути по обе стороны пути. Наконец, остановившись, Утопленник бросил на льхъи:
   - Ваши сородичи там, - при этом одно из щупалец указало направление, которое не совпадало с тем, куда шёл Тот.
   Многочисленные ноги пришли в движение и создание скрылось в лесу.
   Спасательный круг был брошен. Арны вновь стали неорганизованной толпой, хотя уже не цельным народом. Просто цель была одной для всех, только пути выбирал каждый сам. А сейчас она совпала.
   Прошло ещё два дня, прежде чем показались крыши домов. Чувство не обманывало: городок был мёртв, как и предыдущие. Населённый пункт был больше предыдущей деревеньки, хоть и меньше города, из которого вышло большинство идущих. Ворота кладбища показались в поле видимости.
   Вновь заминка: Первый - пыль. Наконец, Тот, а за ним и остальные арны вошли на территорию захоронений. Их с энтузиазмом встретили двадцать сородичей. Они подтвердили: да, тут не хоронили уже долгое время, но детальнее выяснить не удалось: просто не было времени. Этот факт не омрачил ничьего настроения: арнов было больше сотни. Предел мечтаний существования арна достигнут: при жизни они вошли в группу ста. Не прошло и нескольких минут, как сто арнов стали духовно объединятся: танцевать, водить хороводы необычайной красоты. Темп ускорялся, арны стали ярче, свет стал изливаться изнутри наружу. Исходя из многих он сливался, образовывая неописуемые захватывающие фигуры. Этот процесс в книге Гинаба был назван просто "оааъьъмьаь" или "чудом", хотя некоторые философы пытаются трактовать как "перерождение". Переливы света ставали всё красивей, они сливались в излучающий жгут до самого неба. После резкой вспышки всё закончилось. На могильнике осталось два арна и туман. Нет, конечно же не туман, а прианао - существо астрального мира. Люди, которые видят ауру говорят, что выглядит оно как сгусток смога. Книга Гинаба называет его "з'ъъ'амъм" или "спокойствие". Учёные спорят, спокойствие - это чувство или нет, смесь чувств или вырождение чувств, но к единому мнению они не пришли. Добавляет остроты и то, что астрал считают миром безмятежности, холодным глубоким синим, миром ауры души. Образно - как небо с облаками и тучами над морем эфира-материи. Но вернёмся на пустырь.
   Прианао был страшно голоден. Он увидел двух арнов, которые с интересом смотрели на него и ... съел их. Живой сгусток помнил, как он появился и осознавал, что это кладбище было мёртвым. А значит знал, что долго он не выживет.
   В сознание просочилась эссенция Того арна, и оно стало доминирующим. Прианао решил уйти, найти место, где можно жить. Его тут ничего не держало. Мысли роились. Среди прошлых воспоминаний всплыло, как почти два года назад один старый человек вошёл в эфир и пытался укрыться в одном из склепов. Долго человек не продержался, умер, зато успел проклясть памятник ромбам-кристаллам - смертельной тиариа. Старик крыл на чём свет стоит, а заодно и эфир в том, что его не взяли соплеменники, и бежали в поисках места, где не было тиариа. Один арн даже стал "шьи'ммъм", то есть "проклятием".
   Прианао обрадовался, так как знал где можно найти выживших людей. Дело было за малым: всего лишь узнать, где нет тиариа. С чувством облегчения существо начало ползти прочь от кладбища: оно надеялось выжить!
  

--=--

  
   Уф! Мне так интересно было узнать, чем всё закончится, но следить за столь медленным созданием я не смог. А может и к лучшему? Зато столько удивительного узнал, что поделился с вами!
  

Нарисуй мне круг от руки

И скажи мне, что ты там видишь.

Пусть опять, опять ничего.

Этим ты меня не обидишь.

Ты закрой руками глаза

И почувствуй, как это много

...

Открой глаза и смотри.

Отрывок из песни "Круг от руки"

Линда

  

Оценка: 4.00*2  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"