Волошин Виктор Винзор : другие произведения.

На вершине низины

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ученик готов всё сделать, чтоб заполучить волшебную палочку своего бывшего учителя...
    Рассказ находится на реконструкции


На вершине низины

   Трад очень любил кататься на возе-самокатке. Было так весело наблюдать за прохожими, которые с интересом смотрели, как двигается воз, хотя в оглоблях не было никакого гужевого животного. Так и сегодня он наблюдал за встречными, когда ехал домой в Лешть из Ниноведи. Сейчас он спускался с одноимённой с селом горы в Низину и думал о том, удастся ли сегодняшняя встреча. К нему должен был приехать ученик в гости из Жтокоти, вернее бывший ученик, поскольку сам магию не преподавал уже более трёх лет. Ури обещал рассказать о своих планах, о том, как живёт, да и просто повеселить старого учителя. Как никак, а двенадцать лет обучения один на один не могли пройти незамеченными обоими. Упомянул на мимолётной встрече, что какие-то лакомства принесёт.
   Мысли переключились на еду. Наш герой стал вспоминать, какие блюда обещала сделать его жена на ужин. Трад мало отличался от других стариков. У него была небольшая седая борода, длинные волосы, синий колпак со звёздами на голове, и такого же цвета длинная роба. Ну и ко всем прочим, дед был волшебником родного села Лешти.
   В Низине рос лес. По какой-то причине в нём жили мало, все строили дома на пяти горах, подальше от рощи. Попались всего три лачуги, недействующий (на памяти волшебника) портал-арка и заброшенный пару лет назад храм Дракона во время пересечения низины.
   Волшебник жил со своей женой почти на самой вершине горы Лешть, и пока по серпантину заезжал домой, не раз и не два поздоровался с односельчанами.
   Аккуратно одетая в серое платье жена в фартуке ждала своего мужа, готовя еду за плитой.
   - Принёс продукты? Давай мне, сейчас торт спеку. Вот Ури порадуется, я помню, он очень любил с вишнёвой начинкой.
   - Смотри, разбалуешь, он опять ко мне в ученики пойдёт, - пошутил волшебник.
   - Да ну тебя, разве он был помехой? Сам же тогда хотел взять ребёнка, чтоб не так больно было после смерти Вигги. А сейчас смотри, привык один с бабой жить! Твой ученик ведь уже не дитё! Тридцать с лишком лет.
   Трад с горячо любимой женой начал обсуждать молодость Ури. Он очень любил вспоминать времена учительства.
   К вечеру подъехал Ури прямо к их просторной хижине сложенной из слоистого кирпича.
   За порогом калитки приезжего встречал учитель. Поприветствовав друг друга, вдвоём вошли во двор, и хозяин усадил дорогого гостя за стол, который накрыла жена. Ученик подарил учителю экзотические орешки, выращенные в своём скромном саду.
   - Баба, хотела необычных сладостей? Угощайся! - весело предложил Трад кушанье жене. Она к такому случаю приоделась в кружевное платье.
   За столом Ури поведал о том, как живёт, как выращивает различные фрукты и овощи. Бывший учитель с женою слушали внимательно, иногда о себе говорили, но чаще спрашивали.
   - А каковы планы на будущее? - поинтересовался Трад.
   - Честно скажу, грандиозные! Раз Мир - это большой плавающий Кокос, на котором мы живём, то все виденные нами бури - лишь мелкая рябь по сравнению с Кокосом. Мы ведь плаваем в глубоком штиле. Вот я и решил сделать действительно Бурю!
   Дед с бабою стали хмурыми.
   - Так ведь мы погибнем! - заявил учитель.
   - Ага, знаю. Но зато какой эффект! - настаивал молодой человек с впалыми глазами.
   - Ты знаешь, как я к этому отношусь! Очень плохо, - старик помрачнел.
   - Вот поэтому и сказал. Вечно вы меня недооценивали. Это мне так надоело!
   - Когда?.. Когда я подобное говорил?
   - А кто меня уверял, что с моими способностями мне никогда даже волшебной палочки в руках не держать. Я это не забыл.
   - Да я же...
   - Ладно, замяли. Не за этим я пришёл. Мне нужна ваша помощь.
   - Бурю создать? - понял волшебник.
   - Правильно.
   - Никогда не бывать этому.
   - Подумайте ещё раз.., - пытался смягчить Ури.
   - Это моё последнее слово. Я выступаю категорически против подобных мерзостей!
   - Раз так, то мне здесь делать больше нечего. Адью!
   Бывший ученик резко встал из-за стола и ушёл. Пожилые лишь переглянулись.
   - А ты говорил, что с нами останется. А он даже вишнёвого торта не попробовал, - грустно вставила жена. - Убери тогда со стола, у тебя так классно орудовать волшебной палочкой получается.
   Трад начал махать палочкой. Часть еды перетащил в чулан, часть - на кухню, стол убрал в прихожую, часть посуды к роднику переместил.
   - Баба, иди, я своё дело сделал, теперь твоя работа осталась.
   Жена не отзывалась. Муж вошёл в хижину, и чуть тише сказал:
   - Баба! Ну где ты! Иди, посуду помой.
   Из спальни послышался хрип. На сердце нехорошо ойкнуло.
   Вбежав в спальню, Трад увидел, что жена лежит в постели, вся покрытая зелёными пятнами.
   - Вот уж этот Ури! Отравить решил! Негодяй!
   - Помоги, - кряхтела изнеможенная старуха.
   - Сейчас дорогая, - любящий старик подошёл к постели и осмотрел жену. - Тут нужна кровь дракона. Знал ведь чем травить, мерзавец. Я пойду в заброшенный храм Дракона, а ты держись. Может, чего там найду, хотя давно уж исчез жрец. А без него ни одной летающей чешуйчатой твари не появилось.
   Зайдя по пути к соседке и упросив её посмотреть за женой, волшебник отправился в Низину, к храму. Сел на воз-самоходку, взмахнул палочкой и поехал с горы. Начинало смеркаться.
   По прибытии, старик вылез и посмотрел на храм. К этому времени солнце уже закатилось за горизонт, небо заволокло тучами. Квадратное здание, сложенное из крупных каменных блоков, смотрело на него. Сверху него находился каменный купол, с которого ввысь направлялся шпиль. И на самой его вершине сидел золотой дракон, его статуя.
   Подойдя к двери, Трад со скрипом открыл её. На него тот час же напал Ури: выбил палочку из рук учителя, а тот начал сопротивляться.
   - Лучше идите отсюда, пока живы, а то за себя не ручаюсь. А палочку я всё-таки буду держать в руке! Вы ошибались!
   Но Трад не унимался. Завязалась драка между мужчиной в расцвете сил и стариком, пусть и волшебником, зато безоружным. Она была недолгой.
   - Сами напросились! - взревел рассерженный Ури, схватил старика и бросил в колодец, который находился неподалёку от алтаря.

1

   Падая вниз, Трад понял, что жизнь закончилась. Ури отравил его жену, а теперь из-за волшебной палочки избавился и от него. В считанные мгновенья, волшебник набрал поглубже воздуха в грудь, поскольку через несколько секунд его голова ушла под воду, а за нею и тело.
   Только странная была вода - сухая. И появилось чувство, что это не падение, а прыжок вверх. Гравитация делала своё: падение или прыжок замедлился, изменил своё направление. И вот старик уже шлёпнулся спиной о твёрдую землю потолка али пола колодца.
   Отчаяние отступило. Старик вздохнул, открыл глаза. Над ним было небо тёмного цвета, из которого медленно парили вниз светящиеся капли. Спина сильно болела, болели также ноги и руки, поскольку при падении он цеплялся за стенки в надежде не утонуть. Старик сел, при этом хребет сильно хрустнул. По правую руку находилась серебристая поверхность воды - дно колодца. А рядом с ним были несколько сгустков воды размером с кулак. Все они обильно булькали, видать обсуждали, что им под ноги вылезло. Пара, напоминающих желе, бульк отделилась от других, подошла к поверхности и прыгнула. Через мгновенье вынырнула. Старик хмыкнул. Затем, кряхтя, встал и осмотрел все свои члены на увечья. Как отсюда выбраться - вот первоочередной вопрос, затем спасать жену надо. Но, подумав под мирное бульканье, решил, что драконы жрецом наверняка с этого мира брались. Ведь в Ландии никогда летающие ящуры не водились, и лишь вершитель культа откуда-то брал их. У Трада на памяти был десяток чешуйчатых тварей различных пород, смерть которых от рук жреца на алтаре волшебник видел собственными глазами. Видимо сейчас он к драконам намного ближе, чем был ещё несколько минут назад. Цели менялись, безоружный волшебник решил сперва выяснить, где же можно достать дракона или его серебристую кровь. Надежда, выглядевшая призрачной, стала приобретать реальные черты.
   Осмотревшись, старик увидел, что земля, на которую он приземлился, выглядела как равнина, поросшая какой-то редкой растительностью. Отряхнув одеяние от пыли, путник пошёл прочь от булькающих созданий.
   Впереди показался коричневый куст без листьев. До боли знакомый, при этом старик осознавал, что ранее подобного видеть не доводилось. Тут пришла идея - да ведь это корни дерева верх тормашками. Трад проверил ещё раз, пощупал растение. Действительно, корни. Видать проросли сквозь тонкую почву.
   Старик пошёл дальше. Всюду стояла тишина, если не считать шуршание обуви. Воздух был прохладный и тёплый и было безветренно. Из живых организмов была лишь мошкара. Проходив с час, Трад опустился на землю и сел передохнуть. Он уже был стар, к тому же без магии было неудобно обходиться. Тело требовало отдыха. Склонив голову к стволу, волшебник стал клевать носом. Но недолго, ибо неожиданно начался ливень. Текло как из ведра, только не сверху вниз, а из-под земли вверх к тёмным облакам. Трад нехотя встал и залез под разлапистый корень могучего дерева. Звук убаюкивал старика, и он заснул. Проспал долго, но его всё-таки разбудили.
   Дождя закончился. Возле коряги мурлыкали жирные коты. Целая стая синих бестий отдыхала возле дерева, где старик спал. Десятка два котов решили посовещаться, а может быть и потрепать нервы строму волшебнику. Хотя вероятно приняли его за вожака стаи, поскольку его роба была такого же цвета, как и их шерсть. Как бы ни смешно они ходили на тоненьких ножках, думалось совершенно о невесёлых вещах. Мысли концентрировались в первую очередь на том, каково самочувствие старухи, а во-вторую - на том, какую роковую ошибку допустил учитель во время обучения своего ученика Ури. Трад помнил, что часто хвалил мальчугана, иногда и ругал, но никогда не относился к нему как к чужому, только как своему сыну. Ведь в те времена у него умер пятилетний сынишка от лихорадки Кокоса, против которой была бессильна как магия, так и знахарство.
   Синие коты встревожились и повскакивали с насиженных мест. А после побежали трусцой. За ними гнались две большие крысы. Одна худая, добежав до коряги, на которой отдыхал Трад, посмотрела на чужестранца, и помчалась ловить котов.
   Старик почесал свою седую голову. Подобного раньше встречать ему не доводилось. Надо было идти, искать драконов или тех, кто знает, где их найти. Взяв корягу как посох, волшебник тронулся в путь.
   И снова пустынный и унылый лес корней, иногда встречались мошки, зато коты и крысы больше не попадались.
   Путник часто останавливался, голодному ходить было тяжело, корни были несъедобны и безвкусны, а другой живности и растительности не встречалось. Хорошо, что успел хорошо поесть вчера за ужином.
   Присев на очередном привале, старик закрыл глаза. И тут на него напали. Мужчина с красноватой кожей приставил нож к горлу.
   - Отдавай палку!
   Старик протянул корягу.
   - Что ты мне суёшь? Волшебную палку давай.
   - Ах, вы про неё. Нет у меня. Так как если бы была, я уже б разоружил вас.
   Мужчина разозлился.
   - Что у тебя ещё есть?
   - Кроме одежды и обуви - нет ничего.
   - Если бы вчера, а не сегодня был последний день охоты в Низине, я бы вещи твои забрал, но ты счастливчик, я не хочу, чтоб меня укокошили вместе с другими албаронами и баронтантами. А так, может тебя, вместо меня, словят.
   - Сударь, а вы кто? Албарон или баронтант?
   - Баронтанты за Свалкой живут. Тут их нет. Ну ты и тёмный, - при этом албарон нехотя убрал нож от горла. Трад заметил клеймо в виде окружности на плече краснокожего.
   - А вы не подскажите, где у вас водятся драконы?
   - Драконы? А что это такое?
   - Понял. А кто может знать о них? - надежда быстро найти чешуйчекрылого, похоже, провалилась.
   - Только высшие бароны могут знать или сам Барон.
   - А их где могу найти?
   - Не, ты точно тёмный. Сам, случаем, не парабарон? Сегодня высшие ещё на нас охотятся, поэтому даже в Низине можешь найти, - изрядно хмыкнув ответил албарон. - А вообще, они в высших мирах живут. Барон - на Вершине.
   Мужчина встал и собрался уйти.
   - И на последний вопрос ответите?
   - Уф, ты меня задолбал парабарон. Говори, пока думаю куда идти.
   - Как попасть в высшие миры?
   - На острова с любого водопада попасть можно. Только на гадюкину не попадись, заклюёт, - бросил последнюю фразу албарон и стремглав скрылся из виду.
   Трад понял, что его мучает жажда, а не только голод. Он пошёл вслед за краснокожим мужчиной. Через некоторое время показался водопад, падающий с неба. Волшебник увидел, что рядом растёт ежевика.
   Поев, попив и вволю отдохнув, старик решил выяснить, как попасть наверх. Он обутым зашёл в холодную воду и встал под струю. Поток воды начал тянуть наверх. Старик оторвался от земли и поплыл верх против течения. Стараясь не шевелиться, волшебник осматривал окрестности: как Низину, так и небо. Облака приближались, уже видно, что они никакие не облака, а острова. Низина, похоже, вся была равниной, по которой передвигались синие стаи котов.

2

   И вот, Трад попал на плавающие в воздухе острова, с которых скапывали те самые светящиеся капли, освещающие Низину. Наконец-то стало понятно, откуда они брались.
   Островная Низина была равниной, зато какой! Судя по всему, тут была свалка всех магических отходов, которые когда-либо существовали. Абсолютно беспорядочный набор жёлтых, красных, малиновых, малахитовых, лазурных, чёрных, белых порошков, камешков, булыжников. А так же осколков, ошмётков, обрывков, треснутых вещей, поломанных, сожжённых, раскрошенных и растрощенных, побитых и залитых, сплющенных и растянутых. Свитки, рулоны, пачки папируса, бумаги, выделанная кожа и их обрывки были повсюду. Как незаполненые, так и исписанные рунами, иероглифами, знаками, литерами и буквами всевозможных и порой даже невозможных алфавитов. Свалка так же напоминала болото, столько здесь было всевозможной жидкости: мутной, вязкой, текучей, перламутровой, прозрачной, цветной,... Где-то были лужи, где-то топи, где-то озёра. Вся эта груда была полностью неоднородна: что-то светилось, нечто мерцало, некоторые вещи переливались всеми цветами радуги. Что-то пенилось, булькало, что-то горело алым, голубым или изумрудным цветом, что-то врывалось, что-то исчезало, а некоторые вещи всплывали или даже взлетали. То там, то тут появлялись небольшие фонтаны и гейзеры, кое-где текли лавоподобные смолы. Некоторые вещи были утоплены, некоторые полу-утоплены, а что и плавало, и порой летало над поверхностью Свалки. А запахи, куда без них! В большинстве - ужасно воняло от нагроможденных отходов, хотя время от времени перебивал запах ландыша, ванили, скошенного сена, или грозы.
   В глаза бросилась мраморная арка, почти полностью утоплена в жидком и твёрдом мусоре. Видимо это был заброшенный портал. На каменной арке цвета смеси молока с дымом от сжигания нефти давным-давно кто-то сбоку написал некаллиграфическим подчерком "Вход в светлый мир". Трад попытался к ней подойти, но с этой стороны не смог. В вязкую топь ступать было опасно. Из-за тех нескольких шагов, которые успел сделать старик, поднялись в небо тучи, почти нескончаемые рои мошкары. Видимо это было основное место их обитания. Волшебник посмотрел вверх. Помимо мошкары тут летали пузыри. Все были с крылышками, а летали они стаями. Тёмное фиолетовое солнце закрывали мелкие острова, переплетённые между собой многочисленными мостами.
   Отмахиваясь от мошкары, волшебник пошёл дальше, вдоль Свалки, устав до невозможности. Завидев кусты земляники и черники на небольшом холмике, старик с радостью пошёл в ту сторону остановиться и передохнуть: в первую очередь поесть и поспать. Он чувствовал, что там, наверху (или внизу) уже стоит ночь. Но тут малиновое солнце садиться не собиралось. Улёгшись, Трад подумал о своей старухе: жива ли ещё, не переживает ли за него? Мысли не давали ему заснуть, но усталость брала своё. Поэтому, не смотря на то, что было прохладно и светло, поспал Трад вдоволь, и, встав, почувствовал прилив сил в свои старческие члены. Шальная мысль, которая крутилась ещё несколько часов до сна, вырвалась на свободу: волшебник нашёл более-менее крепкий прут и осторожно подошёл к вонючему болоту. Погрузил веточку в неё и подождал, пока она пропитается хоть как-то мутноватой жидкостью бордово-перламутрового цвета. Наконец, вытащив и обтерев насухо, Трад с замиранием сердца испробовал ветку на волшебные свойства. Взмахнув ею, ожидал увидеть огонь, но тщетно. Безрезультатными были так же попытки сотворить кружку с водой, вяленое мясо или меч. Бросив неудачный эксперимент, и досадуя за нереализованную идею, старик двинулся дальше. Старческие ноги не выдерживали темп. Трад часто останавливался, его брала отдышка, сердце выскакивало из груди. А мириады мошкары просто надоедали до посинения. Но, похоже, Свалка уже заканчивалась.
   И вот, волшебник увидел на земле большое гнездо. В нём сидели и галдели, визжали, кричали странные существа. Некая помесь безволосых гиенят и выщипанных грифинят. "Гадюкины" - догадался волшебник. На темно-серой коже у всех в той или иной мере рос пух: коричневый, чёрный, серый, темно-зеленый, сплошной, двуцветный или пятнистый. Казалось, все они играли в царя горы, поскольку каждый пытался вылезть на вершину живой пирамиды: они топтали друг друга, клевали, кусали, пугали, махали крыльями, дрались, бились лбами, брыкались и толкались. Шли по телам и головам собратьев и сестёр, топили строптивых, отталкивались от их тел вверх. Непрекращающаяся ни на секунду борьба за место под солнцем, или, точнее за место кормёжки.
   Сверху спустилась их мать - гадюкина. Такая же гиено- и грифоподобная, только больше чем птенцы смахивающая на летучих крыс, особенно мордой. Сверкнув глазами, она заставила попятиться старика назад: свою кровушку она защищала как могла, а отогнав чужака, подошла к своим чадам. Все стали клевать гадюкину до крови: каждый требовал от неё всё её внимание к одному лишь ему. Еда достаётся только тем, кто сверху, и не дай что случится, и еды не будет - они заклюют свою мать насмерть. Сейчас гадюкиной везло: часть детей она накормила, скоро выводок поредеет, и слабых свои же съедят, хоть немногим при этом облегчив ношу матери.
   Посмотрев на безрадостную картину, Трад поковылял дальше в поисках водопада.
   Время от времени, издали старик видел барононтантов, хотя видимых различий с албаронами не заметил. Те, непонятно по каким причинам, не желали вступать в контакт с безоружным стариком и уклонялись от встречи.
   И вот, послышался звук водопада. Как и в Низине, Трад устроил себе несколькочасовой отдых, когда вышел к нему. Мысли о том, что он найдёт того, кто знает о драконах, всё возрастала, а значит, росла надежда вылечить свою любимую супругу. Ступив ногой в воду, волшебник пошёл к струе. Как и островом ниже, его затянуло холодным потоком, и Трад мокрым поднялся наверх.

3

   Эти острова, на которые попал волшебник, были самым загадочным местом. Так и тянуло тайной от этих мест. Старик стоял на крошечном островке, с которого пять изящных мостов соединяли соседние острова, полностью находившиеся в плотном тумане. Трад сел высохнуть, заодно подумал о судьбе своей супруги. Только в такие моменты у него появлялось время задуматься над её судьбой, и над прошлым, их общим и совместном. Без палочки волшебник чувствовал себя голым и совсем беспомощным. Хотя, казалось бы, он уже так высоко, при этом ни разу не взмахнул палочкой, не имея никакой помощи, и постоянно находясь во враждебной обстановке. И в его-то годы!
   Начав смотреть наверх, Трад увидел, что вышерасположенные острова даже снизу выглядели как живые, там мельтешили точки, насквозь острова были пронзены трубами, из которых сливались жидкости и выходил пар. Из-за островов выглядывало фиолетовое солнце.
   Высохнув, волшебник вошёл в густой туман, который был ему по шею. Вскоре он увидел дерево, скрюченное и почти высохшее. Лишь немного сил хватило вытащить свою корону на свет фиолетового светила. А, чуть выше уровня тумана, ствол был разорван: изнутри наружу росло красное коралообразное дерево. Убедившись, что алые ветки не дергаются, Трад прошёл мимо.
   Одинокие деревца попадались старику ещё несколько часов подряд, странник уже стал подумывать, не заблудился ли, и не ходит ли он кругами. Уж было отчаявшись, Трад увидел каких-то баронов: у всех них была красноватая кожа. Наверное, парабаронов, ибо выглядели они более чем странно. Вместе с ними ходили какие-то тёмные сущности. Окружив, бароны стали наперебой расспрашивать волшебника, кто он такой. Старик принялся рассказывать, но его сразу же перебивали, как будто вовсе не хотели слушать. "Не хотят - не надо," - подумал волшебник. Он сам стал выпрашивать о том, как попасть наверх и о том, где драконы. Но они, видимо, его не слышали, как ни настойчиво Трад не задавал вопросы.
   - Вы меня слышите? А вы-то кто?
   Его поразило то, что он вообще услышал ответ в этой какофонии вопросов, но ответил ему не барон и не баронессы, а тёмное существо:
   - Они - парабароны. Видимо, не слышат, а мы так надеялись, что сможем поговорить с ними через вас.
   - А сами кто?
   - Мы - тени, а они - наши хозяева. Вы понимаете, мы свободны. Мы делаем то, что хотим. Но наши хозяева нас не слышат. И даже не видят. Вот и ходим за ними в этом тумане.
   - Тени?.. А вы подскажите, как наверх выбраться?
   Тень задумалась.
   - Не знаю, я выхода ещё не разу не видела.
   Боевой дух старика стал падать. Ведь появилась надежда, что он всё-таки достигнет Вершины Низины.
   Парабароны в это время стали спорить друг с другом, ругаться. При этом у Трада сложилось впечатление, что они и друг друга почти не слышат, только видят, в отличие от своих утерянных теней.
   - У, какой ты крутой! Я сейчас, ему тайну расскажу, которую ты не знаешь, - сказал парабарон тучному соседу. Взял старика под руки и с силой уволок от группы. Вместе с ним поковыляла его тень.
   Отошедши, парабарон утайкой начал рассказывать:
   - Ты знаешь как устроен мир? Нет?
   - Да знаю, знаю, это большой Кокос. Ох, не хочешь ты меня слышать...
   - Тогда я расскажу: В основе всего находится Ничто, иногда называемое воздухом. Из воздуха появляется пять основ: Жестокость,
   - Жтокоть.. - вслух сказал Трад, вспоминая названия сёл Ландии.
   - Злоба, - не замечая слов старика продолжал парабарон.
   - Зелобаа....
   - Зависть,
   - Зализдь..
   - Ненависть,
   - Ниноведь..
   - И ложь.
   - Лешть
   - Появившись, они расширились, пока не соединились воедино: в основу нашего мира Зел.
   - Зло, - догадался Трад.
   - Так что Низина держится на основаниях пяти конусов, вершины которых пронзают и упираются в ничто. Сам наш мир, мир баронов, состоит из пяти слоёв, на противовес пяти столбам.
   - А они чем отличаются? - заинтересовался старый волшебник. Но видимо парабарон потерял всякий к нему интерес.
   - Не, вы только посмотрите на него, как только я проявил внимание, его уже больше ничего не волнует.
   Тень вставила:
   - Ох, как я устала это слушать, по-моему, он это уже всем рассказал. Ладно, побежала за хозяином.
   Не успел старик подумать и переварить только что полученную информацию, как к нему подошёл тучный.
   - Раз он тебе рассказал, я тоже расскажу, пусть завидует.
   Трад лишь вздохнул. Ему надо было спасать жену, а тут в детские игры с ним игрались.
   - Посмотри мне на плечо. Видишь клеймо? - при этом подставив прямо под нос волшебнику руку, почти точную копию того красного дерева. - Нет?! Вот-то то же, я тут единственный такой! Ведь я когда-то был самим Бароном! Я был на Вершине!
   - Ух ты, а как вы сюда попали? - спросил Трад, напрочь забыв, что собеседник его не слышал.
   - Всех клеймят, они пиявки! Лишь я - нет!
   - Знаете, мне как-то всё равно, пиявки они или нет, вы мне лучше про чечуйчетокрылых.
   Еле волочащаяся тень хихикнула и с завистью сказала:
   - Хорошо, что он вас не слышит...
   Экс-Барон пошёл походкой победителя в группу. Там началась словесная перепалка, из которой торопливо вылезла парабаронесса с ярко-зелёнными волосами и подошла волшебнику. Её красноватое лицо было так же густо усыпано морщинами, как у Трада, она была явно сверстницей пришельцу.
   - Ой, вы знаете, так всё это надоело. Идёмте-ка отсюда, поболтаем, - старушка подмигнула. - Вы представляете, не помню как здесь очутилась. Помню лишь слова барондитов, о том, что самое страшное - это выпасть из иерархии и стать парабароном.
   Трад молчал. Его соседка оказалась чересчур болтливой. Он и своей старухе не всегда успевал слово вставить, а ведь она слышала его, в отличие от этой баронессы.
   - А мне тут даже нравится. Только никак и ничего втолковать никому не могу. Вот и сейчас своему ухажеру показала как найти сандаль в тумане, и ушла к вам, пусть ревнует! - победоносно закончила старушка.
   Судя по всему, ухажёр всё-таки заметил, поэтому он стал бежать к трём прогуливающимся. Его тень безуспешно пыталась остановить хозяина, но последний традиционно не обращал на неё никакого внимания.
   Парабаронесса аж завизжала:
   - Этот старикашка меня уволок! Он хотел поиздеваться надо мной! Все на него, - злобно и с гримасой на лице кричала зеленоволосая.
   Её ухажер ревел:
   - Ату пришельца! Все на него.
   У Трада заколотилось сердце. Он стал убегать, хоть старуха пыталась его удержать своими корявыми руками. Но тут туман закончился, а вместе с ним закончился и остров. Старик остановился на краю и стал как вкопанный. Но ухажёр со всей дури ударил кулаком, хоть волшебник постарался увернуться от увесистого кулака.
   Сорвавшись в пропасть, Трад падал вниз. Сознание затуманивалось. Мельком увидел, как прорывает себе путь сквозь рои летающих пузырей и как горячий жёлтый гейзер ударил ему в спину.
   Престарелый волшебник лишился чувств.
   Беспамятство отупило боль.

5

   Превозмогая остатки боли, Трад поднял веки. На него со страхом смотрел страж.
   - Барон, он ожил!
   Стал подходить мускулистый человек с красноватой кожей. Трад за это время разглядывал помещение: большая и высокая беседка тёмно-бордового цвета, в которой поместился бы двухэтажный дворец. Тёмнозелёный плющ со светлыми прожилками покрывал некоторые стены и перегородки.
   - И как я сделаю из него чучело?! - возмутился Барон, увидев живого человека. - Кто соврал мне?
   Глаза стражника наполнились ужасом:
   - Я .. не .. это .. барондит Дре...
   - Немедленно привести ко мне!
   Щёлкнув пальцами, Барон ткнул рукой на другого стражника:
   - Ты! Развязать! Гости должны увидеть это вживую! А чучело мы всегда успеем сделать! - при этом хозяин беседки засмеялся совсем невесело.
   При слове "гости", к связанному стали подходить барондиты и любопытно смотреть на старого человека.
   - Вы хотите такими быть как этот старикашка? Я - нет, поэтому и ем лишь отборные блюда. Все кто ест со мной и доедает объедки по гроб жизни мне обязаны, - начал тираду Барон.
   - Эй, обезьяна старая! - обратился он к пожилому.
   - С вашего позволения, Трад.
   Барон замахнулся, его указательный палец стал плёткой, ею больно по спине и груди огрел старого волшебника.
   - Смотри с кем разговариваешь, животное! Подойди ближе! Быстрее!
   Старик, молча, превозмогая боль, побежал.
   - Стой! Гости посмотрите, что вас ждёт, если вы будете идти против меня. Рухлядь, слабак, морщинистый и беспомощный - ничтожество, одним словом!
   На террасу возвратился стражник вместе с бородатым человеком: очевидно, это был барондит Дре.
   - А вот и Дре, наш любимый Дре, - Барон слащаво и с улыбкой обратился к бородатому человеку. - Перед тем, как отправить подарок ко мне на Вершину, ты проверяешь подарки?
   - А как же, я ...
   - Ублюдок, посмотри, разве это мертвец для чучела? Впредь, я преподам всем урок: меня не обвести.
   После небольшой паузы Барон подошёл к Дре, отвёл правую руку назад, она стала мечём, им-то хозяин веранды вспорол живот бедняге.
   - Страж, ты прощён. Сегодня сделай чучело из него, - сказал Барон показав на труп.
   Всё притихли.
   - Гости, к столу, кушать подано. Ты можешь доедать объедки, - последнее адресовались старику.
   Трад медленно поплёлся к столу, попутно обернувшись. Там страж делал чучело. Стало так противно, что ничего есть уже не хотелось.
   А когда Трад за столом увидел первое попавшееся в глаза блюдо, его начало тошнить. Это был запечённый младенец в яблоках с вдребезги раскоряченным черепом без мозгов и вырезанными гениталиями. В рот жаркому было вставлено яблоко. Другие блюда выглядели не менее ужасно: жареные окорока подростков, маленькие человеческие сердца в соусе, желе из человеческих глаз.
   - Угощайтесь, всё это приготовлено из младенцев и подростков, даже котлеты. Естественно, мы не хотим, чтоб и наши мозги уподоблялись их, а значит эту гадость мы есть не будем.
   Хазяина было не остановить. Он взял золотую вилку и продолжил:
   - Наслаждайтесь не только блюдами, но и золотым сервизом и убранством.
   Гости начали кушать.
   - Вы не боитесь, что ваше золото украдут? - стал заискивать барондит.
   - А пусть попробуют, денег ведь на Вершине нет, они не нужны мне. Если кто-то попытается доказать, что золото сильнее меня - пусть попытается. Я думаю, вопрос о том, кто в этой схватке выиграет в любом случае очевиден - Я!
   Официанты носились между длинными столами. Надо сказать, что все четыре стола сходились в одну точку, там-то и сидел Барон. Лесть стала доминировать: кто радовался тому, как ударил его Барон, кому-то нравилась причёска властителя, кто-то воспевал силу хазяина, а кто и величие. А Трада тошнило от того, что он видел, как ножом режут человеческое мясо на кусочки и отправляют в рот. Но он прижался к стулу, очевидно сделанных их костей человека, и потупившись пытался не шевелиться, дабы не стало хуже. Наконец, Барон наелся. Он встал и обратился:
   - Гости, а сейчас десерт. Сын! ... СЫН!
   Из фонтана с темно-красной жидкостью, расположенного неподалёку, высунулась голова. После появилось тело. Из фонтана вылез атлетического телосложения обнажённый парень, с него обильно стекала кровь.
   - Почему я должен по нескольку раз тебя звать?!
   Барон хлеснул парня появившейся из пальца плёткой. Тот даже не вздрогнул, хоть весь торс был в шрамах.
   - Искупался в крови? - спросил отец. Сын кивнул. - Хорошо, итак, десерт, черника и персик.
   На веранду ввели барышень. Старик с интересом наблюдал за ними, благо те были нагими.
   Красивые смуглые ноги, выдающиеся бёдра, вздутые большие губы и ягодицы, особенно у персиков, выделяющаяся талия, более пышное тело у персиков, более упругое у черники. Грудь была большей у персика, у черники менее. Помимо прочего черника была негритянками. Однако старику в первую очередь привлекло внимание не пышные формы, а голова. Как таковой её ни у кого не было. Так, продолжение шеи покрытое мехом, которое за губами заканчивалось сухим хвостиком.
   - Только сорванные и не устаю напоминать - девственные, - похвастался Барон, - в прошлый раз я угощал всех клубникой, а сегодня решил устроить для вас сюрприз, черники из вас, я думаю, ещё никто не пробовал. Разбирайте что хотите, угощайтесь.
   Гости стали подходить, выбирать. Десерта было так много, что его хватило на охранников.
   Началась оргия.
   Трад решил бежать. Подальше от Барона. Выбежал, несмотря на старость, за Веранду, и остолбенел: перед ним было высокое дерево с высокой кроной. Только вот стволом были полумёртвые или мёртвые люди, и судя по отливу кожи, ближайшие родственники Барона. Ноги просили бежать. Разум, всё же взял вверх, и медленно ступни передвигались к человеческому дереву. Боязно рука потянулась к коре-коже одного из тел. Дотронулся, рука отпрянула: тело ствола бессознательно напряглось. Старик решился и поднял голову вверх на крону - чувство не обмануло - листья были цвета запёкшейся крови с переливами красно-бордовых оттенков. Цветы ... ядовитого салатового цвета, они опускались с веток, словно на нитках, и застыли на две головы выше старика. Ноздри Трада уловили нежный дурманящий запах, а тело резко свело судорогой. Боль усиливалась с каждой секундой. Запах требовал нескончаемого повтора, скрюченное тело было сцеплено невидимыми нитями, а старое сердце было в панике: такое дольше продолжаться не может. Трад решил ползти до края Вершины, прочь от проклятой Веранды на столько ярдов, на сколько хватит сил. Превозмогая боль, он продвинулся на дюйм, другой, секунду на восстановление сил, и с новой энергией отвоевал дюйм. Он полз, полз и полз. Вечно, нет, больше - вечную вечность. Мошкара, которой не было на Веранде, видимо компенсировала численность за её пределами, ибо докучала сильно. Но на них не было сил тратить даже внимание. Мысли покинули голову, тело перестало чувствовать что-либо, руки, ноги и тело двигались по своим законам, автоматически. Наконец, бесконечность закончилась: Трад был на краю. Обернулся - сзади никого не было. Посмотрел наверх. Над ним было только фиолетовое солнце. Боль исчезла, захотелось сесть и подумать, как бы помочь своей старухе. Вершины он уже достиг, а вот своих целей - нет. Рядом виднелся небольшой валун, как раз удобной формы. Трад подошёл и сел.

4

   Картинка перед глазами изменилась, хотя камень остался на месте. Теперь волшебник оказался на островке, который плавал чуть ниже Вершинного острова. К валуну бежал человек. Определённо, не барон, кожа была смуглая, но без красных оттенков. Трад узнал в бежавшем жреца Дракона, исчезнувшего три года назад. Ничуть не изменившегося, разве что борода была длинней, теперь она достигала пояса, да и ещё несколько глубоких морщин появились на лице. А так - та же жёлтая роба, только затёртая и выцветевшая.
   - Волшебник Лешти! А вас какими судьбами сюда занесло! - оживлённо спросил запыхавшийся от бега жрец. Очевидно, он узнал собеседника. Они обнялись и похлопали друг друга по спине.
   - Дирид! И не говори! Сам не представляю, как так высоко без волшебной палочки добрался!
   - Без палочки? Кто же её у тебя отобрал?
   - Мой ученик, Ури.
   - Случаем не он тебя в колодец скинул? Знаю я этого Ури. Требовал от меня дракона, а когда я отказался, то кто-то меня ночью в колодец скинул. И как он обошёл магическую защиту без палочки - до сих пор не понял. Увидел, что с рук сошло и решил учителя скинуть! Так ты говоришь, колодец открыт. Когда ты сюда попал?
   - Дня так два назад. Но тут я точно определить не могу, как будто время не движется.
   - Это точно. Сам на такое нарвался, - не унимался болтливый жрец. - Твой ученик скинул меня в последний день работы колодца - а он работает по 3 дня, с тех пор, как открывается, а после падения сколько раз к нему не подходил, всё время закрыт. Идём к нему, а то ещё сегодня закроется, - жрец бодро подскочил, взял за руку волшебника и поднял его. - А время я и сам не знаю, как определять. Удивляюсь, как бародниты и прочие бароны узнают о нём.
   - Слушай я такой голодный и уставший, у тебя есть что-то перекусить?
   - Ах, где моя гостеприимность! С баронами про всё забудешь. Пошли, с комфортом угощу, - судя по всему, жрец давно ни с кем не разговаривал, и, увидев родную душу, решил поделиться всем. - Так вот, я ведь себе остров этот состряпал, причём в самом безопасном месте: возле Вершины. Ни один барондит сюда не сунется, а Барону до такой сошки как я дела нет. Остров мой делает примерно один оборот в сутки вокруг Вершины. Видишь на Вершине цифру "3"? Это я написал. Сейчас примерно три часа дня.
   - Дирид, извини, что я тебя перебиваю. Ты же из этого мира брал драконов?
   Жрец кивнул.
   - И где они? Мне нужен один. А то Ури отравил мою старуху, теперь лечить надо кровью дракона.
   Дирид аж загорелся.
   - Ты поднялся так высоко, и так и не понял, где летающие ящеры? - волшебник отрицательно замотал головой. - Они всюду. То, что ты принял, наверняка, за мошкару и есть драконы. Только в этом мире магия всюду, а когда магии достаточно твари не растут. И лишь попадая в наш обеднённый волшебством мир, драконы растут, чтоб добывать себе достаточно магии на пропитание.
   Жрец не закрывал рта. Он рассказывал, как жил тут почти три года, пока волшебник улепётывал еду, сидя в удобном плетеном кресле. Траду тоже хотелось поделиться приключениями в этом мире, но ему редко удавалось вставить слово в монолог Дирида.
   Когда островок проплывал возле цифры "6", жрец заволновался.
   - У нас осталось мало времени. Нужно идти. А отдохнуть ... ты знаешь, где успеем. Или ты свою жену спасать не хочешь?
   - А дракона словить?
   - На Свалке поймаешь, их там тучи. Пошли.
   Жрец рассказывал про технологию телепортирующих камней, пока они шли к ним. По очереди сели на камень и оба очутились в Запретном Саду за Верандой, там, где чуть не умер старый волшебник.
   Жрец начал рассказывать о том, что сад посадили специально, чтоб по Вершине можно было прийти исключительно к Барону, а в другие части острова не совались. Траду удалось вставить слово о том, как он побывал в гостях на Веранде, и как оттуда бежал. Дирид был поражён тем, что его коллега умудрился выкарабкаться.
   За разговорами они подошли к очень широкому водопаду, возле которого стояла стража. Жрец, вынув волшебную палочку, взмахнул и заморозил охраняющих.
   - Нам обыски ни к чему! - пояснил жрец. - Ступай в водопад, я за тобой.
   Во время спуска Трад смотрел вниз. Под ним всеми красками переливался крупный, несколько-этажный город.
   - Праздник, - крикнул сверху Дирид, который умудрялся не молчать, пока водопад тянул вниз.
   Город приближался. Теперь можно было видеть, что на многих домах вывешены флаги, многие барондиты были одеты в карнавальные костюмы.
   - Тут осторожней! - предостерёг жрец, когда вдвоём вышли из водопада. - Барондиты отмечают окончание охоты в Низине, так что сегодня и нас могут схватить и кинуть в общий котёл, что на центральной площади.
   Дирид быстро вёл волшебника по безлюдным улочкам, изредка пересекая брусчатую дорогу, по которой шла толпа. Проходя мимо стражников в латах, жрец не забывал их заморозить взмахом палочки.
   Остановившись возле одного кирпичного дома, жрец поделился опасениями:
   - Сейчас будем пересекать Большую площадь, так что будь готов ко всему. За ней - водопад на Свалку. Если пройдём, считай, - уже вылезли из колодца!
   Весёлая толпа на площади хотела поразвлечься. Поэтому, завидев двух чужаков, резко обратила на них своё внимание.
   - Эй вы! Идите сюда! Мы вас сварим! - кричали барондиты и баронессдитки. На оголённых плечах у них были видны клейма в форме треугольника, внутри которых находились три окружности.
   А люди продолжали двигаться сквозь толпу.
   Один барондит сорвал колпак волшебника, а тот стал отбирать её назад. Толпе это не понравилось, и она накинулась на старика.
   Жрец пришёл на помощь: он замораживал наглецов, которые напали на волшебника.
   Толпа негодовала и накинулась на Дирида. Последний замораживал драчунов. Но к ним на подмогу пришли несколько верзил. Те замахнулись ... В это время жрец взмахнул палочкой и замедлил время. За эти выпрошенные магией секунды успел увернуться, но палочку спасти не удалось: её поломали.
   - Бежим! - крикнул жрец, взял за руку волшебника и начал что силы бежать в дальний конец площади, воспользовавшись заторможенностью времени.
   У Трада сердце выпрыгивало из груди, болели ноги, сбилось дыхание. Но он продолжал бежать не выпуская руку жреца. Оба с разбегу кинулись в водопад. Там и отдохнули, пока спускались на Свалку. Спустившись, быстрым шагом отошли минут десять и сели отдохнуть за одним из бугров мусора. Старый жрец с надеждой посмотрел на обломок палочки, которую до сих пор зажимал в руке, а потом, убедившись, что колдовать ею больше нельзя, с обречённостью выкинул на одну из куч Свалки.
   - Ну что же, пошли, мы теперь на равных. Оба безоружные, - заключил Дирид. - Ты смотри, мы просто обязаны выйти сегодня, так как без палочки я не знаю, как мы подымимся на мой остров.
   Передохнув, два старика в длинных робах пошли мимо зловонных переливающих луж. Вдалеке показалась знакомая волшебнику арка.
   - Пошли туда! - попросил Трад.
   - Идём. Только подожди, нашёл тару для тебя, - при этом жрец нагнулся и подобрал треснувшую колбу. - Тебе ведь нужны драконы?
   Он протянул колбу, престарелый волшебник взял её и поблагодарил.
   Идя дальше, старик колбой пытался поймать несколько мошек внутрь, но ему это удалось лишь возле арки, причём сразу четыре залетели.
   - Ты уверен, что это драконы, - спросил у жреца колдун.
   - Я тебе могу доказать. У дракона какая кровь?
   - Серебряная.
   - Правильно. Сейчас я убью несколько мошек. Видишь, на арке сидят, - старик замахнулся и хлопнул дракошек. - Смотри, появилась серебряная лужи...
   Жрец не успел договорить. Такого он не ожидал. Когда серебристые струйки потекли по белому мрамору с чёрными жилами, портал открылся.
   - Прыгаем, пока кровь не высохла! - сказал жрец Дракона и метнулся в портал, так как кровь на камне начала закипать.
   За ним, после нескольких колебаний пошёл и волшебник. Хотелось попасть в светлый мир, но надо же спасать жену. А без палочки из колодца не выбраться. Это, если он ещё открыт.
   Перед лицом волновалась серебристая дымка. Наконец, ступил внутрь.

0

   Рядом с ним стоял жрец и смеялся от души.
   - Не узнаёшь, где мы?
   - Мы наверху? - со скепсисом спросил Трад, поскольку в сумерках видел плохо.
   - Да, мы возле моего храма. Пошли. И, следи за мошками, сейчас они превратятся в котят, после в собак, и если их не убить, то и в слонов.
   Дракончики действительно росли быстро. Когда старики подходили к храму, существа настолько увеличились, что заполнили всю колбу. Она раскрошилась. Трад вскрикнул. Жрец подбежал, взял двух за горло и посоветовал волшебнику сделать то же самое.
   Когда люди попали в храм, все дракончики были закованы в кандалы.
   Жрец, с горящими, словно угольки, глазами спросил:
   - Ты понял, почему портал открылся?
   - Если честно, я ещё не думал.
   - Ха-ха! Всё просто! Надо смешать мрамор с кровью дракона и получим телепорт! Давай мы отомстим Ури? У меня руки чешутся. Знаешь, как противно одному было жить все эти три года?!
   - Хорошо, но мне надо вначале жену вылечить, если она, бедняжка, ещё жива.
   - Превосходно. Я пока буду делать телепортационную жидкость, а ты иди домой. Я тебе вспорю одного дракона, ты смешай серебро с молоком и дай жене. Поправится быстро, я тебе гарантирую.
   Дирид вытащил из чулана ритуальный нож с чашей, подошёл к одному дракону, размером с волка, и воткнул кинжал в сердце. Вытекшую серебряную кровь собрал в чашу, а из неё перелил в одну пыльную колбу, которую отдал Траду.
   Выйдя из храма, волшебник направился из Низины в Лешть. Неделю назад, он даже и представить не мог, что может быть счастлив лишь оттого, что его жена будет жива, хотя у него нет палочки. А сейчас он лишь об этом лелеял мечты: его горячо любимая жена не могла умереть, его не дождавшись.
   И вот свой дом, построенным им самим из слоистого камня. Внутри горел свет. Трад, осторожно открыл дверь и вошёл.
   - Кто там? - спросила жена. Живая!
   -Я, дорогая, наконец-то!
   - Трад! Неужели ты жив! - жена заплакала. - А я подумала, тебя Ури убил.
   - Ну, я думаю, Ури тоже думает, что меня убил. А я не только живой, но и здоровый, - мягко закончил волшебник.
   Старуха, вся в зелёных пятнах, обняла своего мужа, когда он присел к ней на кровать.
   - Как я рада!
   - А я тебе противоядие принёс! Смотри - кровь дракона! У тебя есть молоко?
   - На столе стоит, сегодня соседка принесла, сжалилась надо мной, а то позавчера ни капли не пила, ни крошки не съела.
   Старик вылил из колбы содержимое в молоко, размешал всё и дал выпить жене. Та выпила и легла на кровать.
   Трад сел подле неё и стал ждать. Не прошло и пяти минут, пятна сошли с лица и рук, появился румянец на щеках.
   - Ну и славно. А теперь, последнее испытание. Надо проучить Ури. Он ведь палочку у меня отнял, и жизнь хотел забрать. Ты же знаешь, человек заслуживает того, чего другим желает.
   - А где ты был?
   - Внутри Кокоса. Дорогая, я тебе всё расскажу, только утром. Сейчас спи, я вместе со жрецом Дракона пойду. Хотя ни у кого из нас нет волшебной палочки. Но ведь и Ури считает, что нас нет в живых!
   - Тогда иди, удачи тебе. Я знаю, ты справишься.
   Через несколько часов, когда было темно хоть глаз выколи, а небо закрывали тучи, Трад постучался в двери храма. Дирид впустил волшебника, и начал показывать, что же он наваял во время отсутствия первого. В кандалах лежали убитые четыре дракона, один с собаку ростом, остальные с лошадь. А на столе были готовы четыре бомбочки-телепорты.
   - Две - тебе, две - мне. Я туда даже пергамент с надписью "бароны" написал. Для пущей надёжности. Пошли. Ты же знаешь, где живёт твой ученик?
   - Конечно, знаю. Ты в курсе того, что задумал Ури? Он хочет вызвать Большую Бурю, чтоб наш Кокос накрыло волной! Для этого он наверняка серебряную кровь с базальтом смешать хотел.
   - Вот чего он от меня добивался! Я чуть соучастником преступления не стал! Ишь ты! Славы создателя конца света захотел! Я тоже хочу!.. Шучу, - отреагировал Дирид, когда волшебник на него зло посмотрел.
   - Только ты потише, а то разбудишь паренька.
   - Ничего себе паренёк! Ему уже более тридцати лет! Ладно, молчу.
   Ури жил на окраине Жтокоти, в ветхой лачуге.
   Первым вошёл Дирид. Сигнализация сработала, включилось тусклое освещение, и колдун внутри был готов адекватно встретить незваного гостя. Он нацелил палочку на вошедшего. С криком "Так тебе!" - в комнату через окно влетел шарик. Пока Ури поворачивал голову, шарик ударился о волшебную палочку, она выпала из рук и упала. Пока мужчина пытался поймать палочку и подобрать её, жрец Дракона бросил шарик на пол, прямо в палочку. Шарик разорвался, и серебряная жидкость залила палочку. Та исчезла.
   Ури закричал:
   - Вы мне всё испортить хотите! Ничего, и без палочки справлюсь, - при этом достал кинжал из-за пазухи.
   - Вместе: раз, два! - скомандовал Трад и бросил вторую бомбу на бывшего ученика. Так же поступил и жрец.
   Шары разорвались, из них вытекла жидкость, и только успев краем полоснуть руку Дирида, Ури исчез.
   - Жив? - с опаской спросил Трад.
   - Ничего, у меня дома ещё есть кровь Дракона, в конце концов, жрец я этого создания или нет!
   - Надеюсь, он усвоит урок... - подытожил старый и уставший волшебник.
   - Может узнаем. Главное, чтоб не попал на мой взлелеянный островок.
   - Да-да, и хотелось бы, чтоб палочка попала на Свалку, или на худой конец, в туман к парабаронам. Те всё равно её не найдут.
   - Тогда пошли, отметим события в близлежащей таверне!

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"