Волознев Игорь Валентинович: другие произведения.

Adagio affettuoso

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Текст написан для тех, кто смотрел корейскую дораму (сериал) "Человек со звезды". В дораме рассказывается о любви инопланетного пришельца и земной девушки. Концовка этой истории меня не совсем устроила, и я написал другую концовку, которую и предлагаю вниманию читателя.

  И. Волознев
  
  
  
  
  Adagio affettuoso
  
  
  Любовь пришельца и земной девушки. Эссе, написанное по мотивам корейской дорамы "Человек со звезды".
  
  
  Среди уфологов и специалистов по аномальным явлениям мало кто сомневается, что в 2000-х годах в Корее действительно обнаружили человека, обладавшего необычными способностями. Уверенно говорить о том, что он был инопланетным пришельцем, сейчас не представляется возможным, хотя всё, что нам о нём известно, свидетельствует именно об этом. Его история покрыта туманом и погребена в архивах секретных служб. Как, впрочем, и всё, что касается подобных вопросов. Скудная информация, которая просочилась в СМИ, легла в основу известной дорамы "Человек со звезды". Сценаристы взяли за основу лишь саму ситуацию, наполнив её множеством событий, которых в реальности не было.
  Создатели дорамы назвали пришельца До Мин Чжуном. Как его звали в действительности - нам не известно. О нём узнали только в самые последние дни его пребывания на Земле. "Прокололся" он, по-видимому, чисто случайно. Дело в том, что в него влюбилась некая киноактриса, жившая с ним по соседству. Создатели дорамы дали ей имя "Чон Сон И" и сделали её кинозвездой, каковой в действительности она не являлась. Как ни удивительно, пришелец откликнулся на её чувства. Вероятнее всего, и даже наверняка, любовь к Чон Сон И (оставим это имя для большей ясности) у него не первая. Когда-то, возможно - в первые годы своего пребывания на Земле, он воспылал подобным же чувством к другой девушке, внешне очень похожей на Чон Сон И. Внешняя схожесть, видимо, и пробудила в нём любовь к актрисе. Создатели дорамы взяли эту сюжетную линию как основную и нагородили вокруг неё массу вымышленных мелодраматических перипетий.
  В дораме первой любовью До Мин Чжуна является маленькая девочка, которую он будто бы много раз спасал от смерти, но в результате всё-таки не уберёг. Вся история с девочкой выдумана от начала и до конца. По мнению уфологов, пришелец "влюбился" (определим его чувство этим термином) не в девочку, а в девушку, вполне, может быть, взрослую. Половой связи у них наверняка не было, поскольку выделения человеческого организма, такие, как слюна, моча, кровь, слёзы, пот, сперма и пр. представляли для пришельца опасность. Это, кстати, отражено в фильме. Возможно, имела место некая разновидность "платонической" любви, заменившая ему любовь половую. А может быть, именно такая любовь и была распространена среди мужчин на его планете?
  Мы ничего не знаем о сексуальности его чувства к Чон Сон И. Никто не видел его половых органов. Мало того, До Мин Чжун никогда не раздевался при посторонних. Поэтому о таком тонком предмете, как его любовь к земной девушке, мы можем только строить догадки.
  Уфологи утверждают, что, в отличие от того, что нам показали в дораме, не Чон Сон И первая влюбилась в пришельца. Первичным было чувство к ней До Мин Чжуна. При его умении телепатически воздействовать на людей, ему ничего не стоило "влюбить" её в себя. Скорее всего, так оно и было, хотя категорически утверждать тут ничего, конечно, нельзя.
  Из множества перипетий, которыми создатели дорамы напичкали историю До Мин Чжуна и Чон Сон И, лишь очень немногие восходят к реальной истории пришельца. Из таких реальных эпизодов центральным является эпизод в госпитале, куда пришелец телепортировался вместе со своей подругой. О странном появлении этой пары сообщали тогда многие корейские газеты. Этот случай подробно расследовал известный уфолог Пак Сонг Мин. В дораме Чон Сон И отравилась вином, которое подослал ей маньяк-миллионер. Отравленное вино, как, впрочем, и сам миллионер, а также его брат, влюблённый в Чон Сон И, и многое другое придумано сценаристами для пущего мелодраматического эффекта. На самом деле имела место банальная автомобильная катастрофа. До Мин Чжун, опасаясь за жизнь Чон Сон И, телепортировался вместе с ней в ближайший госпиталь. Девушка отделалась лёгкими переломами и ушибами и скоро выписалась. Но этот странный случай привлёк внимание полиции и журналистов. Расследование показало, что этой парочке просто неоткуда было взяться, кроме как из воздуха. Об этом свидетельствовали записи камер видеонаблюдения и показания персонала и охраны.
  Чон Сон И уже на первых допросах призналась, что её друг обладает необычными способностями. В частности, может "слышать" мысли и телепортироваться. Допрошенному отдельно от неё До Мин Чжуну, под напором фактов, пришлось подтвердить её слова. Однако продемонстрировать свои способности при свидетелях и пройти медицинское обследование он отказался.
  Речь о том, что До Мин Чжун - пришелец, в те дни пока не шла. К такому выводу специалисты стали склоняться позже, когда открылись новые подробности о нём. Его не задержали, однако после эпизода в госпитале секретные службы взяли его под плотное наблюдение. Вокруг его сеульской квартиры и загородного дома установили следящие камеры.
  В дораме сказано, что возвращения на родную планету До Мин Чжун ждал 400 лет. Это тоже выдумано. Сколько лет провёл До Мин Чжун на Земле - неизвестно, а покинуть нашу планету его вынудила слежка за ним. Впрочем, в собственном разоблачении виноват он сам, неосторожно телепортировавшись в госпиталь на глазах у свидетелей. Но к этому его вынудила любовь! Это была действительно любовь, чувство, ради которого он рискнул пожертвовать успехом своей земной миссии.
  Конечно, не было никакой кометы, появляющейся в окрестностях Земли раз в 400 лет. Космический корабль, доставивший До Мин Чжуна на Землю, все эти годы, скорее всего, находился на околоземной орбите. До Мин Чжун контактировал с его экипажем телепатически, или, используя уфологический термин, связывался со своими сородичами по ченнелинговой связи. По-видимому, экипаж корабля решил, что дальнейшее пребывание До Мин Чжуна на Земле опасно, и объявил ему о досрочной эвакуации с планеты.
  Тут надо сказать о ещё одном персонаже этой истории, а именно - некоем знакомом До Мин Чжуна, вполне обычном человеке. Уфологам он известен под именем "Ли". В дораме он задействован как адвокат До Мин Чжуна и его вымышленный отец. Адвокатом Ли не был, но вымышленным отцом пришельца был, тут сценаристы не соврали. Ли видели несколько раз в обществе До Мин Чжуна, это и привлекло к нему внимание. Ли скоропостижно скончался после первых же интервью журналистам. Обстоятельства его смерти вызывают вопросы. Очевидно, кому-то не понравилось, что он "распустил язык".
  За день до его смерти Пак Сонг Мину удалось поговорить с ним. Практически всё то немногое, что мы знаем о До Мин Чжуне, известно со слов Ли. Не верить в его искренность нет оснований. Ли дважды помог нестареющему пришельцу инсценировать смерть от несчастного случая (гибель в горах и гибель на море, в обоих случаях с отсутствием трупа) и тем самым продлить его пребывание среди людей. Используя свои связи, Ли оформлял ему документы на новое имя. Кстати, в последний раз по документам (как позже выяснилось - фальшивым) Ли значился отцом До Мин Чжуна.
  Никаким профессором пришелец не был. Зарабатывал он игрой на бирже. Весьма успешной, если судить по гонорарам, которые он выплачивал Ли.
  Этот последний рассказывал, что До Мин Чжун интересовался буквально всем. Не было такой области науки или человеческого знания, в которой он не был бы специалистом. Он знал, кажется, все языки, какие только существовали на Земле. Страницы книг он переворачивал стремительно, текст запоминал. Эту особенность его чтения подтверждали сотрудники библиотек, которые он посещал. На памяти Ли До Мин Чжун пять раз побывал в Европе и с десяток раз - в США и Канаде. Он "отметился" в библиотеке конгресса США и в библиотеке Британского музея. В последние годы он предпочитал читать книги в электронном виде. Ли клялся, что своими глазами видел, как на экране монитора страницы мелькали с такой скоростью, что невозможно было разобрать букв. Когда же он выразил удивление по этому поводу, Мин Чжун засмеялся и процитировал наизусть небольшой отрывок из такой, "мелькавшей", электронной книги. Когда он цитировал, Ли сверялся с текстом. Мин Чжун не ошибся ни в едином слове!
  Из наук пришелец особое внимание уделял ботанике. Возможно, это было связано с тем, что он питался исключительно растительной пищей. Часто он совершал пешие походы в леса и горы, где собирал образцы растений. Ли однажды сопровождал его. Мин Чжун рвал траву, листья с деревьев, и тут же поедал их в сыром виде.
  В загородном доме Мин Чжуна имелась виолончель, на которой он играл с исключительной виртуозностью (момент, никак не отражённый в дораме, и зря.) Как-то Ли привёл к нему своего приятеля, профессионального музыканта. Послушав игру хозяина, тот пришёл в восторг и с жаром начал предлагать ему выступить в концерте. Мин Чжун отказался. Интересно, что этот музыкант уже на другое утро начисто забыл о своём визите к пришельцу.
  Мин Чжун вёл довольно уединённый образ жизни. В те годы, когда интернет ещё не получил такого развития, как теперь, он посещал библиотеки и лекции; в последнее время почти всю информацию черпал из всемирной паутины. С появлением интернета он замкнулся ещё больше, многие часы просиживал за компьютером, общался только с Ли. И потому тем большее удивление вызывает чувство, вспыхнувшее в нём к Чон Сон И. Но именно оно и привело к прекращению, явно преждевременному, его земной миссии.
  Сценаристы обставили его последние часы на Земле эффектно: над Сеулом проносится метеоритный дождь, появляется огромный дисковидный НЛО, который зависает почему-то не над сеульским небоскрёбом, в котором находились Мин Чжун и Сон И, а над каким-то лесом. Потом До Мин Чжун исчезает, и в последующие три года появляется лишь на очень короткое время, причём появляется не только перед Сон И, но и перед другими людьми. С целью более сильного воздействия на зрителя сценаристы придумали эпизод с красной ковровой дорожкой, по которой проходят получатели престижных кинопремий; прямо на этой дорожке возникает До Мин Чжун и обнимает Чон Сон И на глазах у ахнувшей толпы. И тут же исчезает. Вся эта финальная нелепица завершается, как принято в мелодрамах, полным хэппи-эндом: До Мин Чжун появляется окончательно, рассказывает о каких-то "кротовых норах" и обещает остаться с Чон Сон И навсегда.
  Надо ли говорить, что к настоящей истории пришельца всё это не имеет никакого отношения? В ночь отлёта До Мин Чжун и Чон Сон И находились не в сеульском небоскрёбе, а в одноэтажном, окружённом рощей сельском доме До Мин Чжуна. В нём они были одни. Имеются свидетели, которые видели, как они вдвоём вошли в него. О том же говорят и показания камер видеонаблюдения, которые со всех сторон просматривали дом и подходы к нему. Из дома эта пара не вышла. На вызовы по сотовому телефону и звонки в дверь никто не отвечал. Утром в дом вошла полиция. Ни Мин Чжуна, ни Сон И здесь не было. Самые тщательные поиски ни к чему не привели, мало того - не позволили выдвинуть ни одной версии исчезновения любовников. Похоже было, что они попросту растворились в воздухе. Больше их никто никогда не видел.
  По сообщениям СМИ, в ту ночь над пригородами Сеула десятки очевидцев наблюдали пролёт дисковидного НЛО. Объект слабо светился серебристым светом, на его верхушке имелся небольшой цилиндрический выступ, по ободу, против часовой стрелки, пробегал белый огонёк. В Интернете есть не слишком чёткие, но вполне убедительные видеозаписи его пролёта. Объект сначала двигался рывками, потом его полёт замедлился и он примерно минут на пять завис на одном месте, как потом установили - над домом До Мин Чжуна. Два или три свидетеля видели, как от земли к "тарелке" поднялся небольшой тёмный предмет. Как только он слился с днищем летательного аппарата, этот последний сорвался с места и умчался с головокружительной скоростью. Уфологи не сомневаются, что предмет не почудился свидетелям. Это были поднимаемые на борт инопланетного корабля До Мин Чжун и Чон Сон И.
  Так закончилась история пришельца - исследователя, разведчика инопланетян на Земле. О последних минутах его пребывания на нашей планете мы, скорее всего, никогда не узнаем. Но мы можем попытаться реконструировать эти события. Версия наша не так эффектна, как в фильме, но с уфологической точки зрения более правдоподобна. Насколько правдоподобным, впрочем, может быть всё, что касается пришельцев.
  
  
  ... Чон Сон И прошлась по спальне.
  За несколько недель знакомства с До Мин Чжуном она уже не раз побывала в этом небольшом старомодно обставленном сельском доме. И всегда, оказываясь тут, надеялась увидеть что-нибудь необычное, такую вещь, которая должна была свидетельствовать об инопланетном происхождении его хозяина. Но, увы, ничего подобного в доме не было, если не считать старинных рисунков, рукописей и ваз. Но ведь всё это можно купить в обычном антикварном магазине!
  "До Мин Чжун говорил, что сегодня его последняя ночь на Земле, - думала она. - Но куда он уйдёт? К звёздам? Просочится сквозь потолок, как он это сделал однажды? Или банально выйдет в дверь и скроется в лесу?"
  Она легла на широкую кровать. До Мин Чжун стоял у окна.
  - Вон на том дереве висит полицейская видеокамера, - сказал он. - Нам лучше опустить шторы.
  Он ни к чему не притронулся, но шторы сразу опустились. Спальня окуталась красноватыми сумерками слабо светившей настольной лампы.
  До Мин Чжун подошёл к кровати.
  - Сейчас уйдёшь? - спросила Чон Сон И жалобно. - Прямо сейчас?
  - Они уже входят в верхние слои атмосферы. Нам предстоит расстаться, Чон Сон И, - его голос дрогнул.
  - Расстаться навсегда? Нет! Я этого не переживу!
  Вместо ответа он наклонился и порывисто обнял её. Его лицо почти касалось её лица.
  - Значит, не возьмёшь меня на свою планету?
  Он молчал.
  - До Мин Чжун, ты же дышишь земным воздухом, - продолжала она. - Значит, и на твоей планете такой же воздух, как здесь. И я смогу дышать им, а значит, жить там с тобой. И еду мы едим одну и ту же. Я уже давно перешла на вегетарианство, так что к вашей еде я быстро привыкну.
  Он лёг рядом с ней.
  - Дело не в еде. До моей планеты надо ещё добраться, а это не так просто. На корабле для нас двоих не хватит ресурсов. Могут взять только одного. И этим одним буду я, потому что в моей голове несравненно больше информации, чем в твоей хорошенькой головке.
  Она придвинулась к нему и поцеловала его в щёку, потом в подбородок и в шею.
  - Я буду тебя ждать, - прошептала она. - Я буду смотреть на звёзды и думать, что и ты думаешь обо мне где-то там, среди них... Ты будешь думать обо мне?
  - Я всё время думаю только о тебе, Чон Сон И. Только о тебе. И для меня наше расставание так же тяжело, как и для тебя. А в эти последние минуты мне кажется, что я люблю тебя даже больше, чем всегда.
  Он коснулся губами её щеки.
  - Если бы ты знала Чон Сон И, как сильно я тебя люблю. Не представляю, как я буду без тебя. Я не могу прожить без тебя ни одной секунды. Знать, что тебя нет рядом и больше никогда не будет - это пытка... Тогда лучше вообще не жить...
  Она взяла его за руку.
  - До Мин Чжун, мы можем уйти вместе, - сказала она, целуя его пальцы. - Уйти из жизни...
  - Нет, такой исход для меня невозможен. В экспедицию к Земле было вложено слишком много сил и энергии моих соотечественников. Покончить с собой было бы неправильно по отношению к ним.
  - Значит, у каждого из нас свой путь, - проговорила она сквозь слёзы. - Твой - звёздный, а мой - земной... Всё, что останется мне в жизни - это ожидание...
  Какое-то время они молчали. Сон И плакала.
  - А может, они не прилетят за тобой сегодня? - вдруг спросила она, привстав. - Может, они никогда не прилетят? Ты говорил, что они всё о тебе знают. Они и о нашей любви должны знать. Может быть, зная о нашей любви, они оставят тебя в покое и улетят?
  - Без них я умру в течение нескольких дней. Пока наш корабль на орбите Земли, я получаю от него энергию. Она позволяет мне жить на вашей планете. Когда корабль улетит, поступления энергии прекратятся, и мне конец.
  - Значит, выхода нет?
  Он не ответил.
  - Ну и молчи. Я знаю, что мы расстанемся... - Подавляя рыдания, она уткнулась лицом в подушку. - Так ты не забудешь меня?
  - Нет, Чон Сон И.
  - Будешь думать обо мне?
  - Всегда. Я и сейчас думаю о тебе.
  Он привстал, осторожно взял её за плечи и оторвал от подушки. Её лицо было всё в слезах.
  - Прости меня, - сказал он. - Мне не надо было сближаться с тобой, я ведь знал, что так всё кончится.
  Она достала из кармана флэшку, вставленную в изящный брелок в виде морской ракушки.
  - До Мин Чжун, я приготовила тебе подарок к сегодняшнему дню. Здесь фотки и фильмы, которые мы с тобой наснимали. Виды твоих любимых мест, твоя любимая музыка...
  Она извлекла флэшку из брелока и вставила в планшет, соединённый с парой динамиков у кровати. Ткнула пальцем в один из файлов, и из динамиков полилась музыка. Adagio Affettuoso из Второй виолончельной сонаты Брамса, которую До Мин Чжун любил слушать в исполнении разных музыкантов и сам иногда играл.
  Комнату наполнили вкрадчивые, тревожащие удары смычка по струнам.
  Сон И заметила, как при этих звуках Мин Чжун напрягся. Губы его задрожали; глаза сначала устремились в пространство, а потом остановились на Сон И.
  Адажио звучало, волнуя До Мин Чжуна. Это было заметно по его сбившемуся дыханию, заблестевшим глазам.
  Он наклонился к ней.
  - Чон Сон И... Я не могу... Я слишком сильно тебя люблю... Я не могу без тебя... Не могу...
  - Ты хочешь секса? Но ты говорил, что это опасно.
  - Всё равно... Всё равно... Пусть... Я хочу тебя...
  Дрожащими пальцами он начал расстёгивать пуговицы на её блузке.
  - Милый, я тоже хочу, но я боюсь за тебя....
  Звуки адажио наплывали, становились сильнее, напряжённее. Вслушиваясь в них, чувствуя дыхание До Мин Чжуна на своём лице, Чон Сон И вдруг возбудилась. Или, может быть, ей передалось возбуждение До Мин Чжуна?
  Стремительно избавившись от одежды, она вся подалась ему навстречу.
  - Скорее, скорее, милый, возьми меня...
  Лампа погасла, спальня погрузилась в темноту. Музыка продолжала звучать.
  Сон И слышала, как рядом раздевается Мин Чжун. Она оцепенела. Неужели сейчас случится неслыханное, то, что она представляла себе лишь в самых сокровенных мечтах?
  Она почувствовало тепло его тела. Впрочем, тепло - это мягко сказано. Тело Мин Чжуна было горячим и, как ей показалось, слегка вибрировало.
  Он обхватил её за плечи. Его губы заскользили по её щекам и опустились ниже, до кончиков напрягшихся грудей. Музыка смолкла. Адажио закончилось. В наступившей тишине ещё звучал отзвук, эхо последнего аккорда, когда Мин Чжун устроился между её ног.
  По её ощущениям, пенис его был коротким и утолщённым в верхней части. Мин Чжун без промедления ввёл его в её интимную расщелину, причинив ей сильнейшую боль. Она не смогла сдержать крика. Пенис, казалось, разорвал весь её живот. Такой секс не доставлял ей ничего, кроме боли. Но она, сжав зубы, приготовилась терпеть. Ради него. Ради её До Мин Чжуна.
  Всё закончилось так же стремительно, как и началось. Мин Чжун испустил глубокий стон, похожий на стон наслаждения. Он извлёк из неё пенис, и тут она почувствовала, что половина пениса осталась в ней. Да, та самая половина, твёрдая, раздутая, как орех. Она осталась в ней, и как будто продвинулась глубже, в самое её нутро.
  Не зная, как к этому отнестись, вся в холодном поту, она приподнялась на постели
  - До Мин Чжун, включи скорее свет. Я боюсь... Что это было?
  - Чон Сон И... - услышала она прерывистый шепот. - Не смотри на меня сейчас... Я сделал... то, что недопустимо между нами...
  - Ты опять заболел? - Она наклонилась к нему, и тут на неё повеяло таким сильным жаром, что она вскочила в ужасе.
  - До Мин Чжун! Что с тобой? - Притронувшись к нему, она отдёрнула руку. Казалось, что его тело пылает огнём.
  Словно подтверждая это, запахло тлеющей тканью.
  - До Мин Чжун... Ты умираешь? Зачем? - Она заплакала. - Зачем тебе надо было это делать? Лучше бы ты этого не делал и улетел живым, и я бы ждала тебя... Теперь ты умрёшь?
  Он попытался что-то сказать, но из пересохшего горла вырвался сухой хрип.
  Спотыкаясь в темноте о стулья, она подбежала к двери и выскользнула на веранду. "Может быть, друзья До Мин Чжуна сейчас прилетят и спасут его? - мелькала мысль. - Он ведь ещё не умер. Он не сразу умрёт... Они должны знать, как спасти его..."
  Она вышла из дома и в испуге попятилась назад: в звёздном небе промелькнула белая зарница. Потом ещё одна. И ещё. Чон Сон И вдруг поняла, что по небу носится какой-то белый предмет.
  Сердце её забилось, на лбу выступила испарина.
  - Быстрее, он умирает! - закричала она и замахала рукой, словно неведомые пилоты НЛО могли её услышать.
  Теперь она совершенно ясно видела светящийся дисковидный объект, который выделывал такие крутые виражи, на которые не был способен ни один земной летательный аппарат.
  Словно услышав её призывы, НЛО сбавил скорость.
  - Быстрее, быстрее, - звала Сон И.
  Объект начал снижаться, но не приземлился, как она ожидала. Медленно вращаясь, он завис метрах в трёхстах над домом До Мин Чжуна.
  Не зная, что делать, думая только об умирающем возлюбленном, Чон Сон И вернулась в дом. В спальне царила кромешная тьма. Выключатель у дверей не работал. Чон Сон И оставила дверь раскрытой, чтобы хоть звёздный свет освещал здесь что-нибудь. Но этот свет был слаб и не дотягивался до кровати.
  Чон Сон И прислушалась, сделала несколько шагов и упёрлась коленями в край кровати. Она почувствовала, что на неё веет теплом. Когда же она наклонилась к До Мин Чжуну, на неё дохнуло нестерпимым жаром.
  Она вскрикнула в ужасе. Похоже было, что До Мин Чжун умер! Сгорел заживо! Его друзья опоздали!
  И вдруг дверь закрылась. Как будто сквозняк захлопнул её, хотя никакого сквозняка не было. Спальня погрузилась во мрак.
  Внезапно по комнате разлился голубой свет, и в этом свете Чон Сон И увидела двух молодых мужчин ростом примерно с До Мин Чжуна, и даже внешне как будто похожих на него. На обоих были длинные свободно спадающие фиолетовые одежды.
  Пришельцы поклонились ей и сразу направились к До Мин Чжуну. Лица у обоих были печальные и озабоченные. Взглянув на кровать, девушка ахнула. Вся нижняя половина До Мин Чжуна была похожа на обгорелое дерево. Эта жуткая чернота быстро продвигалась по телу, подбираясь к иссиня-белой голове.
  - Сделайте что-нибудь, он умирает! - тоненько провизжала Чон Сон И.
  В руках одного из пришельцев появилась прозрачная сфера диаметром примерно в тридцать сантиметров. Пришелец опустил её на голову До Мин Чжуна, и голова свободно вошла в неё. Сфера озарилась золотистым блеском. Голова До Мин Чжуна оказалась как бы в золотом нимбе.
  Второй пришелец обернулся к Чон Сон И.
  - Нашему другу уже ничто не поможет, - сказал он.
  Чон Сон И не услышала его голоса. Мягкие размеренные слова прозвучали как будто в её голове.
  - Он решился на то, что ему было строжайше запрещено, - продолжал пришелец. - Он вошёл в телесный контакт с тобой, и твой организм убил его. Сейчас мы пытаемся скопировать его память, пока её не стёр жар.
  Чон Сон И тихонько заплакала.
  - Я его не просила, он сам захотел этого...
  - Его чувство к тебе оказалось слишком сильным. Наш бедный друг не мог ему противиться.
  - И он умрёт? Ничего сделать нельзя?
  - Можно сохранить его память, а с ней - ценнейшую информацию, накопленную им о вашей планете.
  - Ну, хорошо... Пусть хоть что-то останется от моего До Мин Чжуна...
  Чернота, подступавшая к голове, остановилась у самой границы золотистой сферы. В этом месте проступил кроваво-красный рубец, как будто золотистая сфера боролась с чернотой.
  Чернота всё же неумолимо ползла вверх, а золотая сфера сжималась. Вот уже вся шея До Мин Чжуна превратилась в обугленное дерево. Чернота наползла на подбородок, на щёки. Сфера не могла сдерживать её натиск.
  Чон Сон И во все глаза смотрела на милое её сердцу лицо.
  - До Мин Чжун... - Она опустилась перед кроватью на колени, склонила голову и заплакала.
  Когда она вновь подняла глаза, золотистой сферы уже не было. Тело До Мин Чжуна полностью превратилось чёрную головню, сохранявшую человеческие формы.
  - Нашего друга больше нет, - сказал один из пришельцев. - То, что от него осталось, уже не имеет к нему отношения. У нас принято расщеплять такие останки до молекулярного состояния и смешивать с атмосферой.
  Он медленно провёл рукой вдоль обугленного тела и оно исчезло. На простыне не осталось даже пятна.
  - До Мин Чжун, - плакала Чон Сон И. - Тебя нет... Погибла надежда, что ты когда-нибудь вернёшься ко мне... А без надежды у меня не будет сил жить дальше...
  Пришельцы приблизились к ней.
  - До Мин Чжун умер, заронив в тебя своё семя, - сказал один из них. - Теперь ты можешь дать жизнь новому существу, которое будет похоже на него. На нашей планете половые контакты не приводят к таким страшным последствиям, как то, что ты видела. Такое может быть только при соитии земной женщины и нашего мужчины. Всё-таки земляне и люди нашего мира - существа разные, половой контакт между ними неизбежно должен был закончиться гибелью человека нашего мира.
  - Если ты останешься на Земле, - сказал второй пришелец, - то семя До Мин Чжуна погибнет. Ты не сможешь его сохранить, и вся земная наука окажется бессильна помочь тебе.
  - Семя До Мин Чжуна сохранится и даст жизнь новому человеку, если ты отправишься с нами, - сказал первый пришелец. - Но мы не вправе настаивать. Ты сама должна решить.
  Поражённая Чон Сон И молчала. Да, она просила До Мин Чжуна взять её с собой на его планету, и она с радостью отправилась бы туда - но только вместе с ним. Перспектива лететь одной, оставив своих родных, друзей, всё, к чему она привыкла, её пугала.
  Но, с другой стороны, в ней находится ребёнок До Мин Чжуна, которого она может родить! Неужели она бросит его? Не сделает для него всё ради их любви?
  - Я согласна, - сказала она, опустив голову. - Но можно я ещё несколько дней побуду на Земле? Мне надо попрощаться с родителями, братом, друзьями...
  - Нет, мы улетаем немедленно, времени нет, - сказал первый пришелец. - Или сейчас, или уже никогда.
  - А я смогу жить на вашей планете?
  - Разумеется. Хотя прежде тебе надо будет пройти курс привыкания. Но когда освоишься, наша планета покажется тебе удобной и прекрасной. И жить ты будешь очень долго. Так долго, как никогда не живут люди Земли.
  - Я смогу когда-нибудь вернуться сюда? Хотя бы на денёк?
  - Не знаю... - ответил пришелец. - Может быть, и представится такая возможность, но когда ты вернёшься на Землю, здесь пройдёт много лет. Так много, что ты не только не найдёшь в живых никого из твоих знакомых, но и от городов, известных тебе, вряд ли останется даже след.
  Сон И заплакала.
  - Мама... - прошептала она. - Я улетаю навсегда...
  - Не беспокойся, тебе и самой не захочется возвращаться, - сказал первый пришелец. - У нас намного лучше, чем здесь.
  - Мы отправляемся, - сказал второй пришелец.
  - Можно я возьму хотя бы флэшку и планшет с наушниками, как напоминание о Земле и До Мин Чжуне?
  - Конечно, бери что хочешь.
  Когда планшет и флэшка оказались в её руках, на неё наплыло забытьё.
  
  ... Очнулась она в кабине межзвёздного корабля. Её окружали трое инопланетян в просторных одеждах разных цветов. Двое были ей знакомы. Третьей была женщина. Она выглядела молодо и привлекательно, и ласково улыбалась Чон Сон И. Землянка сразу поняла, что они подружатся. Так оно и случилось.
  Впрочем, подружилась она со всеми тремя астронавтами. Мужчин звали Учитель Тау и Учитель Лиам. Женщину - Сестра Ланта. Или просто Ланта.
  В первые дни полёта все они занимались в основном только Чон Сон И. Её осматривали и изучали. Оказалось, что в её организме надо многое перестроить. Только это позволит ей адаптироваться к условиям на Тиносе - родной планете пришельцев, а главное - для того, чтобы она сохранила семя До Мин Чжуна. И Чон Сон И без единого слова недовольства давала себя осматривать и проводить над собой различные процедуры, которые, впрочем, оказались совершенно безболезненными.
  Полёт продолжался больше года, по земным меркам. К его концу кожа Чон Сон И, вследствие процедур и особенностей принимаемой пищи, сделалась матово-белой, как у её спутников. За долгие часы полёта землянку обучили владеть своим телом и своей психикой: она не чувствовала боли, могла надолго задерживать дыхание и передвигать без помощи рук небольшие предметы. А главное - общаться телепатически со своими наставниками. Овладев основами телепатии, она практически сразу выучила их язык. Оказалось, что язык, то есть общение посредством звуков, для тинойцев было делом вторичным; главное - это передача мыслей и зрительных образов, для чего язык практически не требовался.
  Ко времени прибытия на Тинос Чон Сон И могла уже не только телепатически общаться с тинойцами, но и дышать воздухом Тиноса. Планета пришельцев была вдвое крупнее Земли и, соответственно, сила тяжести на её поверхности была больше. Организм Чон Сон И приспособился к повышенной силе тяжести ещё во время полёта. И потому, попав на Тинос, ей не потребовалось много времени, чтобы привыкнуть к нему.
  Теперь ей предстояло главное испытание: рождение ребёнка. Её поместили в специально построенное для неё здание, похожее на дворец. Роды Чон Сон И были в новинку для тинойских врачей. По мере того, как приближалась дата появления младенца, землянку окружали всё большим вниманием. Её здоровье контролировалось чуть ли не ежеминутно. Сестра Ланта и Учителя Тау и Лиам неотлучно находились при ней.
  Самих родов Чон Сон И не помнила, её погрузили в сон, который продолжался довольно долго - три месяца по местному времени. Если пересчитать это на земное время, то получалось больше, чем полгода. Когда она очнулась, Учитель Тау объявил ей, что роды прошли успешно, хотя медики до самого последнего момента опасались за её жизнь. Младенец в любом случае остался бы жив, но при его выходе организм Чон Сон И мог получить повреждения, не совместимые с жизнью.
  Чон Сон И была рада, что всё закончилось хорошо. Она выполнила свой долг по отношению к любимому. Теперь она хотела находиться при ребёнке и заниматься его воспитанием. Но на Тиносе, как оказалось, родители не должны были заниматься воспитанием детей. Чон Сон И могла только изредка навещать своего малыша. Ей сказали, что, когда он вырастет и пройдёт необходимое обучение, она сможет встречаться с ним чаще. А пока их встречи длились считанные минуты.
  Чон Сон И поселилась в доме на берегу моря, в таком месте, которое напоминало ей родину. Тинойские друзья постарались обставить дом точными копиями вещей, знакомыми ей по Земле; тут здорово пригодилась флэшка с её фотками и фильмами. Благодаря флэшке Чон Сон И не забыла родной язык, родителей и друзей. Но она тосковала по ним, зная, что больше никогда их не увидит.
  Теперь главной её заботой был ребёнок - сын До Мин Чжуна. Хотя свидания их были краткими, она замечала, что он всё больше становится похожим на своего отца. Со времени его рождения прошло десять минойских лет, что соответствовало примерно двадцати земным годам, когда ей объявили, что молодой человек вырос достаточно, чтобы общаться с матерью сколько им обоим угодно.
  Приехав к нему, Чон Сон И не смогла сдержать возгласа изумления: за год, прошедший со времени их последней встречи, он стал точной копией До Мин Чжуна! Впечатление схожести дополняли одежда, в которую он был одет, и обстановка комнаты. Одежда была земная, та самая, которая была на До Мин Чжуне при их последней встрече на Земле. И комната была неотличима от спальни, в которой они расстались. На стенах висели старинные корейские картины, стоял столик с часами и монитором, красновато горел светильник, освещая широкую кровать, на которой произошло их соединение.
  Сын Мин Чжуна спал. Учитель Тау объяснил ей, что этот молодой человек - действительно точная копия До Мин Чжуна, повторяющая оригинал на клеточном уровне. Плод, который выносила в себе Чон Сон И, развивался не совсем обычно для тинойца: материнский организм не смог внести в него ни единого своего гена; плод вынужден был развиваться только по типу отца, копируя его.
  - Ты можешь относиться к нему как к сыну, но фактически это До Мин Чжун, - сказал Учитель Тау.
  - Чтобы довести наш эксперимент до конца, мы должны передать ему память До Мин Чжуна, - прибавил Учитель Лиам.
  - Что? Память? - не поняла Чон Сон И.
  В руках у Учителя Лиама появилась прозрачная золотистая сфера - такая же, какую он надел на голову умирающего До Мин Чжуна в последние его минуты на Земле.
  - Эта сфера - особого рода прибор, что-то вроде квантового компьютера, - сказал Учитель Лиам. - Перед смертью мы успели скопировать память До Мин Чжуна на нейронную матрицу. Сейчас она заключена в этой сфере. В ней вся его жизнь, начиная с момента его рождения на Тиносе и кончая смертью на Земле. Мы наложим эту матрицу на мозг молодого человека и она скопируется в него. То есть, в его сознание перейдёт память До Мин Чжуна и он станет настоящим До Мин Чжуном.
  - Это необходимо прежде всего для тинойской науки, - сказал Учитель Тау. - Ведь До Мин Чжун за годы своего пребывания на Земле узнал чрезвычайно много. Будет жаль, если эта информация пропадёт вместе с ним.
  Чон Сон И задумалась.
  - А мой сын? - спросила она. - Его память куда денется?
  - Его память ничтожна и не представляет ценности, - ответил Учитель Лиам. - При копировании памяти До Мин Чжуна она сотрётся. Там будет лучше для всех, и особенно - для тебя.
  - Можешь считать, что, выносив семя До Мин Чжуна, ты спасла его самого от смерти и воскресила, - сказал Учитель Тау. - Но от тебя потребуется участие в последнем акте его воскрешения.
  - В последнем акте? - удивилась и испугалась Чон Сон И. - Не понимаю.
  - После того, как память До Мин Чжуна перейдёт в сознание этого молодого человека, - сказал Учитель Лиам, - надо, чтобы это сознание заработало. То есть, чтобы сознание освоилось со своей новой памятью и стало функционировать в обычном режиме. Для этого дремлющему сознанию надо дать толчок, как бы включить, "завести" его. Нужна некая встряска, психологический удар, после которого сознание заработает и До Мин Чжун придёт в себя.
  - Этому может способствовать напоминание о каком-то сильном, остром событии, случившемся с ним в жизни, - сказал Учитель Тау. - Таким событием, без сомнения, является ваше последнее свидание на Земле. Для этого мы одели его в земные одежды и восстановили интерьеры спальни. Но всё это ещё не является гарантией, что он очнётся.
  - Ты должна ему помочь, - сказал Учитель Лиам. - Лучше тебя этого никто не сделает.
  - У тебя будет мощный союзник - его любовь к тебе, - прибавил Учитель Тау.
  - Что я должна сделать? - заволновалась Чон Сон И.
  - Мы не знаем, - Учитель Тау покачал головой. - Операции по копированию и пересадке памяти чрезвычайно сложны и не всегда заканчиваются успешно. А у вас с До Мин Чжуном случай особый. Вы существа разных космических рас, и его сознание на глубинном, подсознательном уровне может не откликнуться на тебя.
  - После перемещения памяти в твоём распоряжении будет пятьдесят минут, - сказал Учитель Лиам. - Это предельное время, когда ещё можно пробудить сознание. По истечении этого срока мозг До Мин Чжуна перестанет функционировать и умрёт.
  Чон Сон И без сил опустилась в кресло.
  - О ужас, - прошептала она. - А если у меня не получится? Если я не смогу его разбудить?
  Учитель Тау ободряюще улыбнулся.
  - Ты не должна предаваться унынию. Осознай в себе свою силу и любовь, и у тебя всё получится.
  Он подошёл к лежащему и опустил сферу на его голову. Голова окуталась, как нимбом, золотистым сиянием. Золотом засветилось лицо, кожа, даже волосы.
   Через четверть часа золотистое сияние стало гаснуть. Нимб вокруг головы До Мин Чжуна исчез, словно растворился в воздухе.
  Учитель Тау подошёл к старинным песочным часам, стоявшим на полке у окна. Чон Сон И помнила эти часы: До Мин Чжун рассказывал, что купил их у антиквара в Гонконге в 1930 году. Впрочем, конечно, это была лишь копия тех часов, как и всё здесь.
  - Можешь ориентироваться по пересыпаемому песку, - сказал Учитель Тау. - С последней песчинкой закончится время, отведённое для пробуждения сознания.
  Он перевернул часы, и песочная струйка потекла вниз. Тинойцы вышли, оставив Чон Сон И наедине со спящим До Мин Чжуном.
  Веки его слегка подрагивали, грудь равномерно дышала.
  - До Мин Чжун, проснись, - сказала Чон Сон И и потрясла его за плечо.
  Он раскрыл глаза, приподнялся и огляделся по сторонам. Кинул взгляд на девушку. Лицо его ничего не выражало; он как будто даже не испытал удивления.
  - До Мин Чжун, это я, Чон Сон И, - сказала она. - Не узнаёшь меня?
  Его глаза были пусты и смотрели вдаль.
  - Очнись, ну, очнись же! - Она затормошила его.
  Но он снова откинулся на подушку. Сон И поцеловала его в щеку. Потом, помедлив немного, в губы.
  Тинойские Учителя говорили ей, что теперь, после всех проведённых медицинских процедур, её слюна и другие выделения её организма безвредны для тинойцев. Значит, До Мин Чжуна можно без опаски целовать в губы. И она целовала. Её поцелуи были долгими и нежными. Она словно хотела насытиться его губами и прикосновениями к любимому телу.
  - Ну, До Мин Чжун, - шептала она. - Не узнаёшь меня? Это же я, твоя Чон Сон И!
  Его губы и всё его тело отзывались на её ласки, но глаза оставались пустыми.
  - До Мин Чжун! - закричала она, отчаявшись. - Отзовись! - Она схватила его за голову, затрясла. - До Мин Чжун! Отзовись! Ты слышишь меня?
  Он молчал.
  Чаша с песком опустела почти наполовину.
  Из глаз Чон Сон И покатились слёзы. Она без сил упала ему на грудь. Её душили рыдания.
  Она снова стала целовать его - на этот раз страстно, порывисто, целовать в губы, грудь, живот, бёдра. Он вздрагивал, дышал чаще, временами из его груди вырывались стоны. Но это было всё, что могла добиться Чон Сон И.
  Её взгляд упал на планшет, захваченный ею с Земли, и её осенило. Флэшка! Вывести на монитор изображения знакомых им обоим мест, их совместные снимки, любительские фильмы, на которых они запечатлены вдвоём!
  Она приподняла его голову и повернула лицом к экрану.
  - Смотри, До Мин Чжун, это мы... А это дорога среди деревьев к твоему дому... А это - твой приятель Ли... Узнаёшь его? А это моя мама, мой брат, ты их всех знал...
  В глазах До Мин Чжуна не было ни проблеска интереса.
  Песку в верхней чаше осталось совсем немного.
  - До Мин Чжун, вглядись, - плача, говорила она и покрывала его лоб и щёки поцелуями. - Неужели ты никого не узнаёшь?
  Его лицо было мокрым от её слёз. Он смотрел на неё, тоже целовал, когда она приближала свои губы к его губам, и молчал. А стоило ей отвлечься на секунду, чтобы переключить файлы, как голова его откидывалась.
  Из верхней чаши сыпались последние песчинки. Увидев это, она закричала в ужасе:
  - До Мин Чжун! До Мин Чжун!
  В последней надежде она схватила планшет - не зная, какую ещё фотку, какой фильм показать ему. Он ни на что не отзывался.
  Лихорадочно перебирая файлы, она наткнулась на музыку. Музыка! Может, хоть это его разбудит? Она пролистнула перечень названий. Внезапно её осенило. Адажио!
  В следующую секунду спальню наполнили гулкие, идущие прямо в душу удары смычка по струнам.
  И До Мин Чжун вздрогнул. Из его груди вырвался стон, глаза широко раскрылись. Он сел на кровати.
  Песок высыпался весь, но До Мин Чжун продолжал сидеть, обратившись в слух. Внезапно он повернулся к Чон Сон И, и она вскрикнула:
  - До Мин Чжун, ты проснулся?
  - Чон Сон И, - ответил он и огляделся удивлённо. - Мы ещё на Земле? За мной никто не прилетел? А почему ты плачешь? Я причинил тебе боль, я знаю...
  - Нет, нет, До Мин Чжун... Просто ты проснулся и... и... всё в порядке...
  Вслушиваясь в музыку, он притянул к себе Чон Сон И и они вдвоём опустились на подушку. Она положила голову ему на грудь и тихонько заплакала. На этот раз от счастья. Он мягко поглаживал её и целовал в лоб и в виски.
  Музыка звучала, теребя душу Чон Сон И, доводя до слез. Никогда ещё это адажио не казалось ей таким прекрасным.
  В комнату вошли Учитель Тау, Учитель Лиам и Сестра Ланта.
  - С прибытием на родную планету, брат, - обратился Учитель Тау к До Мин Чжуну. - Ты прибыл сюда не один, а с супругой.
  - Вы проживёте долгую и счастливую жизнь, - прибавил Учитель Лиам.
  Музыка закончилась, а Чон Сон И всё плакала. Слёзы катились и по щекам До Мин Чжуна, который прижимал её к себе так, словно боялся потерять.
  
  ... Они сидели вдвоём на скамье под открытым небом, глядя с высоты холмистого берега на бескрайнее море, на живописные лесистые скалы и песчаные пляжи. На горизонте тонуло тинойское солнце, рассыпав по волнам своё закатное сияние.
   - Какая красивая планета, - сказала Чон Сон И. - Намного красивее Земли.
  - Это потому, что тинойцы умеют исправлять и создавать природные ландшафты, - ответил До Мин Чжун. - Они исправляют их в соответствии со своим понятием красоты, поэтому на Тиносе не найти диких и устрашающих мест.
  - Без тебя вся эта красота ничего не значит, - сказала Чон Сон И. - Только теперь, когда ты со мной, я словно взглянула на окружающее другими глазами. Как хорошо, что я попала сюда! Но ещё лучше, что и ты здесь.
  Она оглядела его внимательнее.
  - Скажи, это действительно ты, а не наш сын?
  - Это я, Чон Сон И, - ответил он, улыбнувшись. - На сто процентов я.
  - Разве ты не сгорел тогда, на Земле, после секса?
  - Сгорел. Но появились мои друзья и скопировали мою память. Вообще-то, - прибавил он, - я с самого начала предполагал, что они появятся вовремя. Однако рассчитать дальнейшие события было трудно.
  Она недоуменно сдвинула брови.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Понимаешь, в последние дни перед уходом с Земли я много думал. Я не хотел тебя терять, но всё говорило за то, что мы расстанемся. Я не мог взять тебя с собой на корабль, потому что там не было места для лишнего пассажира. В то же время я не мог остаться на Земле, потому что после отлёта корабля я лишусь подпитки жизненной энергией и умру. Оставалась только одна возможность. Очень рискованная. Она сулила успех только в одном случае из ста.
  - Какая возможность? Что я рожу тебя заново?
  - Да. Я страшно рисковал, пойдя на этот план. Я сознательно заронил в тебя своё зерно. Как я и рассчитывал, тело моё умерло, не выдержав контакта с выделениями твоего организма, но мою память успели скопировать. Теперь дело оставалось за тобой. Если ты удачно родишь, то на свет появится моя точная генетическая копия. В её сознание переведут мою память. Тогда я очнусь в новом теле и встречусь с тобой уже на Тиносе.
  - О-о-о, - протянула Чон Сон И со своими неподражаемыми интонациями. - Значит, всё это было не случайно? Секс, твоя смерть, мой полёт на Тинос, перемещение памяти и всё такое?... Ты всё заранее рассчитал?
  - Всё рассчитать было невозможно, - ответил До Мин Чжун, улыбаясь. - Слишком много непредсказуемых факторов. Я не знал, как будет вести себя мой плод в твоём организме. Он мог погибнуть, а мог подвергнуться генетическому воздействию. Это означало, что моей точной копии не получится и перенос в неё моей памяти станет едва ли возможен. И потом, неизвестно, как пройдут роды. С очень большой вероятностью мой плод должен был тебя убить. Да и сам процесс перемещения памяти - это страшно сложно и опасно! Ведь я мог не очнуться, несмотря на все твои старания. А это значит, что меня не было бы.
  - Да, ты сильно рисковал, - вздохнула Чон Сон И. - Я слушаю тебя, и мне даже страшно стало. Если бы что-то пошло не так, то здесь сейчас не было бы ни тебя, ни меня.
  - Я не хотел идти на такой риск, - сказал он. - Я собирался улететь на Тинос, оставив тебя на Земле. Но в ту самую минуту, когда зазвучало адажио, меня словно пронзило током. Я понял, что не смогу жить без тебя!
  - И я не смогла бы жить без тебя, До Мин Чжун! - воскликнула она, и её глаза наполнились слезами. - Я бы покончила с собой!
  - А если уж без тебя не жить, - продолжал он, - то пускай перед смертью я упьюсь высшим счастьем, которое может быть - близостью с тобой, Чон Сон И! Я уже не думал ни о чём другом, я желал только тебя!
  Она плакала, слушая его, а когда он умолк, зарыдала и бросилась ему на грудь.
  - Не плачь, Чон Сон И. Всё в конечном итоге получилось просто замечательно.
  - Тебе помогла твоя любимая музыка, - сказала она, улыбнувшись сквозь слёзы. - Причём помогла дважды. В первый раз - на Земле, заставив забыть обо всём и поверить в любовь. И во второй раз - здесь, на Тиносе, когда вывела тебя из забытья.
  - Две самые лучшие вещи, которые я привёз с Земли - это тебя и музыку, - сказал он.
  - Теперь мы будем жить вдвоём на этой чудесной планете, состаримся и умрём вместе, - отозвалась она.
  - Мы не умрём, - сказал До Мин Чжун. - На Тиносе никто не умирает.
  Она помолчала, задумавшись.
  - Ты говорил, что прожил на Земле четыреста лет...
  - А до прибытия на Землю я ещё миллион лет прожил на Тиносе.
  - Миллион! - Она посмотрела на него озадаченно. - Так ты глубокий старик! Если бы я знала это тогда, на Земле, я бы подумала, прежде чем влюбиться в тебя.
  - И что бы ты сделала?
  Она улыбнулась.
  - Ладно, я соврала. Я всё равно бы полюбила тебя.
  - Ты тоже проживёшь миллион лет, и не один, - сказал До Мин Чжун. - На Тиносе не существует такого понятия, как старость. Здесь все в расцвете сил. И ты будешь такой же, ведь ты ещё на корабле перенесла перестройку организма. Теперь ты не состаришься.
  Солнце уже почти полностью погрузилось в море, но корона его лучей ещё стояла над горизонтом.
  - Мы будем жить миллионы лет и никогда не расстанемся, - мечтательно сказала она, глядя на сверкающую морскую гладь.
  - Никогда, - отозвался он.
  - Тогда поцелуемся в губы! - воскликнула она и прильнула к нему. - Я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что тебя можно спокойно целовать в губы.
  - И заниматься сексом, - прибавил он.
  Она засмеялась.
  - Да! Заниматься с тобой сексом - это настоящее счастье! Такого счастья я не познала бы на Земле ни с кем, ни с кем! Боже, как я счастлива!
  И они, не разжимая объятий, откинулись на спинку скамьи. А потом встали и пошли в свой дом, где всё напоминало им о Земле: картины, фотографии, лампы, книги, кресла, кровать, виолончель со смычком.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"