Волознев Игорь Валентинович: другие произведения.

Воины бездны

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая повесть о приключениях Дениса Плетнёва.

  
  И. Волознев
  
  
  
  
  
  ВОИНЫ БЕЗДНЫ
  
  фантастическая повесть
  
  
  
  Глава 1
  
  Если бы не возможность получить внеочередной отпуск, Денис вряд ли завербовался бы в команду, отправляющуюся на Акрит. По слухам, там шла самая настоящая война, причём никто не знал толком - с кем и из-за чего, а майор-вербовщик помалкивал, ссылаясь на военную тайну, которую новобранцы, мол, узнают в своё время.
  Об Акрите - по-земному комфортной живописной планете с гуманоидным населением, было известно, что до недавних пор это был туристический рай, но всё изменилось после некоего научного открытия, сделанного акритянами. Доступ туристов на Акрит был сразу прекращён, а сама планета превратилась в постоянную головную боль для правительства Ликанийско-Земного Союза и его военного командования. Теперь туда набирали добровольцев чуть ли не со всех войсковых частей, разбросанных по необозримым просторам великого Млечного Пути.
  В одной из таких частей нёс службу Денис Плетнёв - сержант военно-космических сил Союза. Десятая Малая планета системы Сардоникс-114, где он служил, находилась на окраине галактики, в страшной дали от Земли, Акрита и каких бы то ни было цивилизованных миров. Размерами меньше Луны, Десятая Малая представляла собой пустынный, изрытый кратерами угрюмый мир, где длинные тёмные ночи сменялись не менее длинными серыми днями. Единственной постройкой на ней был внушительный ангар базы Дальнего Космического Слежения, сверхчуткие телескопы которой обозревали близлежащие участки галактического пространства. Почти все здешние военные служили тут исключительно ради стажа, необходимого для продвижения по службе, и только и мечтали, как бы поскорей вырваться отсюда. Лететь на Акрит вызвалась чуть ли не половина сержантского и рядового состава базы, однако майор, просмотрев личные дела, остановил выбор только на пяти сержантах, которые по каким-то ему одному ведомым признакам оказались подходящими. Остальным оставалось завидовать счастливчикам, для которых месяц службы на Акрите, как при боевых условиях, будет засчитан за пять, не говоря уж о внеочередном трёхмесячном отпуске. Командующий базой в разговоре с Денисом наедине пытался отговорить его от поездки, в туманных выражениях давая понять, что служба на Акрите опасна и что оттуда возвращаются далеко не все, но Денис уже всё про себя решил. По условиям вербовки он должен был провоевать на Акрите всего один месяц. Уж один-то месяц он провоюет, ему не впервой. Зато потом у него будет целых три месяца отдыха на Земле. Ради этого стоило рискнуть!
  С системы Сардоникс-114 новобранцы и майор на скоростном военном звездолёте переправились на одну из планет Веги, оттуда перенеслись на Лимму, потом на Джалимагор, и всюду майор вербовал бойцов, так что когда звездолёт опустился на акритском космодроме, на его борту было уже с полсотни новобранцев, в основном сержантов. Всё это были земляне, в большинстве своём родившиеся на других мирах и Землю видевшие разве что в фильмах. Для многих из них служба в армии была единственной возможностью вырваться за пределы родной планеты и увидеть галактику. С космодрома их на автобусе доставили в город, показавшийся Денису вполне мирным и похожим на земные города: такие же невысокие дома, скверы, фонтаны, узкие кривые улочки, заполненные толпой в ярких одеждах. Зелень деревьев и палящее солнце были совсем земными, да и сами акритяне внешне мало отличались от жителей Земли. Даже желтоватый оттенок кожи не выделил бы их в толпе настоящих землян, среди которых, кстати, тоже было немало желтокожих. Новобранцев поселили в пригороде. Бойцы решили было, что сейчас их, наконец, посвятят в тайну происходивших на Акрите событий, но не тут-то было. Все последующие дни их подвергали разного рода испытаниям и тестам. Деловитые малоразговорчивые люди проверяли молодых людей на психологическую устойчивость, скорость реакции, меткость стрельбы, знание различных видов оружия. Помимо прочего, от них требовалось владение ликанийским языком, а это значило, что, помимо землян, в боевых действиях на Акрите участвовали и ликанийцы.
  Результаты им объявили к концу четвёртого дня. Из пятидесяти человек приняли только шестерых, в их числе Дениса. Остальные должны были вернуться в те подразделения, откуда их взяли. Но даже и этим шестерым не торопились давать какие-либо разъяснения насчёт их новой службы, которая будет проходить в некоем месте, называвшемся в официальных бумагах "Объектом Х". Новобранцам оставалось лишь ловить слухи и довольствоваться туманными намёками обслуживающего персонала.
  Болеслав - двадцатипятилетний уроженец Веги, с которым Денис сошёлся особенно близко, вечером, когда у бойцов было немного свободного времени перед отбоем, сообщил новости:
  - Я тут говорил с одним прапорщиком из роты обслуживания, и знаете, что он сказал? Акрит атакует неизвестная цивилизация! Пришельцы появляются чуть ли не каждый день!
  - Я ещё позавчера то же самое слышал, - подхватил здоровяк Лео, завербованный на Джалимагоре. - Пришельцы вооружены до зубов и драться с ними - это целая проблема! Против них не всякое оружие подходит, их иногда даже аннигиляционные торпеды не берут!
  - Откуда же они появляются? - сомневался Чанг - смуглолицый выходец с далёких Тарпей. - Ведь их звездолёты должны засекаться на подлёте к Акриту и уничтожаться ещё в космосе...
  - В том-то и дело, что они прибывают не на звездолётах, - ответил Лео, как всегда лучше всех информированный. - Они материализуются из воздуха.
  - Прапор сказал, они появляются из-под земли, - возразил Болеслав.
  - Это одно и тоже, - отмахнулся джалимагорец. - Они приходят неизвестно откуда и уходят неизвестно куда.
  - Так, значит, они и здесь могут появиться, в этой комнате? - Чанг показал на пол перед собой.
  - Могут и здесь, - Лео понизил голос и почему-то огляделся по сторонам. - Запросто могут! И тогда нам всем сразу крышка!
  В казарме прозвучал сигнал отбоя, свет в комнате погас и бойцам пришлось срочно запрыгивать в кровати, пока их не застал дежурный, который мог войти в любую минуту.
  - Пришельцы у нас в комнате не появятся, ерунда это всё, - шептал в тишине Болеслав. - Они появляются только в одном месте - в "Объекте Х"... Там и происходит драчка...
  - А как они выглядят? - спросил Грэй - самый старший среди новобранцев, долговязый и худой, с голой, как у ликанийца, головой.
  - Страшилища жуткие, - отозвался со своей кровати Лео. - Полунасекомые-полулюди. Из людей они высасывают кровь и выпивают мозг...
  - А я слышал, что они выглядят по-разному, - начал спорить Болеслав.
  Шестой новобранец - Карим, как всегда молчал, лишь прислушивался к разговорам.
  Денису, который тоже предпочитал больше слушать, чем говорить, разговор навеял воспоминания об инопланетных тварях, с которыми ему довелось столкнуться за недолгие годы службы в космических войсках. Воспоминания были не из самых приятных, и он ворочался в кровати, стараясь отделаться от них. Ему определённо казалось, что теперь он не заснёт до утра, но уже через пять минут и он, и остальные бойцы, утомлённые за день, крепко спали.
  
  
  Глава 2
  
  Боевая подготовка длилась пять дней. Утром шестого новобранцев в сопровождении армейского старшины повезли на Объект, располагавшийся, как ни странно, в самом центре довольно крупного города, который назывался Раутана, что в переводе с акритского означало "Благоденствующий". Дома в Раутане были выше и внушительнее, чем в том городке, где находилась учебная часть, а улицы - шире, хотя так же круто изгибались и были запружены толпой и маленькими автомобильчиками, ездившими во всех направлениях и без всяких правил. Уже при въезде в Раутану бойцы увидели огромный матовый купол, возвышавшийся над остальными зданиями. Автобус держал путь прямо на него, и вскоре всем стало ясно, что это и есть таинственный "Объект Х".
  Купольное здание стояло в середине просторного открытого участка, отгороженного от города капитальным металлическим забором. По тому, как обрывались перед забором городские кварталы, можно было предположить, что эту территорию когда-то тоже занимал город, но потом всё здесь было снесено, причём снесено аккуратно по кругу. После проверки документов автобус пропустили за ворота и он покатил между длинными одно- и двухэтажными строениями барачного типа. Всё на территории Объекта напоминало специализированную базу каких-нибудь химических или бактериологических войск: всюду баллоны, трубы, шланги, провода; крыши утыканы антеннами; на углах - следящие камеры и всевозможные предупреждающие знаки; и, конечно, множество деловито снующих военных и специалистов. Эти последние различались по цвету комбинезонов. Особенно много было белых комбинезонов биохимиков и бледно-зелёных - медиков.
  Автобус остановился у одного из зданий, перед которым прохаживался, видимо уже предупреждённый о прибытии новичков, военный с подполковничьими нашивками на бронированном комбинезоне. Это был невысокий, плотного сложения землянин в надвинутом на лоб полушлеме, который за пару секунд можно было превратить в полный герметичный шлем. Он был вооружён: к его широкому поясу была приторочена кобура с лучевым пистолетом, за плечом висел ручной скорострельный огнемёт. Новобранцы вылезли из автобуса, выстроились перед ним и поочерёдно, как того требовал устав, представились, называя своё имя, воинское звание и место постоянного прохождения службы.
  - Подполковник Аугусто Наранья, заместитель командира Объекта, - в свою очередь представился военный. - Рад приветствовать вас в этой чёртовой дыре, которая появилась тут из-за идиотских экспериментов некоторых акритских умников. Они заварили кашу, а мы её расхлёбываем. Да, приходится расхлёбывать, потому что на то мы и существуем, чтоб расхлёбывать всякие подобные хреновы каши!... - Он помолчал, обводя бойцов глазами. - Вы, конечно, уже смекнули, что тут не курорт, а иначе стали бы вам зачислять месяц за пять, да ещё давать отпуск. Тут идёт война, самая настоящая война, причём не на жизнь, а на смерть! Опасность, которую мы отражаем, угрожает не только Акриту, но и всей галактике! Итак, с сегодняшнего дня вы участники этой войны. Бойцы вы опытные, обстрелянные, побывали в боевых действиях, однако должен сразу предупредить: то, с чем вам придётся столкнуться у нас, отличается от всего, что вы видели до сих пор. Война у нас особенная, со своей спецификой. В связи с этим вас следовало бы, наверное, ещё с недельку подержать в учебном подразделении, более основательно ввести в курс дела... Но именно сейчас нам нужны новые люди. Вам придётся заменить сержантов, которые уже закончили службу у нас. У большинства истёк срок контракта и они убыли в отпуск.
  - А у меньшинства? - негромко поинтересовался Чанг, видя, что подполковник замолчал и направился к старшине.
  - Вопросы потом, - Наранья даже не оглянулся на него. - Господин старшина, вещи пусть занесут в здание и сдадут каптёру. Через пять минут я жду всех здесь. С собой пусть возьмут только шлемы.
  Ровно через пять минут новобранцы, держа в руках шлемы, сделанные из креголита - особо прочного прозрачного пластика, построились в колонну и в сопровождении подполковника двинулись к купольному зданию.
  Среди множества военных, которые попадались им на пути, внимание новобранцев привлекла группа солдат-ликанийцев, возглавлявшаяся сержантом-землянином. В разорванных, чёрных от гари комбинезонах, в большинстве раненые, еле бредущие, ликанийцы являли собой довольно жалкое зрелище. Сержант, который вёл их, выглядел немногим лучше, однако держался бодро и на ликанийском языке покрикивал на своих воинов.
  - Пари готов держать, что они идут в госпиталь, - пробормотал Борислав.
  Наранья окликнул командира ликанийцев:
  - Эй, Томми, сегодня у тебя был последний день, завтра убываешь на заслуженный отдых?
  - Уже сегодня, господин подполковник, - с радостной улыбкой ответил сержант. - Уже сегодня!
  Группа прошла мимо. Новобранцы, идя, оглядывались на неё.
  - Этот сержант отслужил геройски, - пояснил Наранья. - Его тридцать дней истекли и теперь он отправится на родину за казённый счёт, а потом получит назначение в другую часть с повышением в звании. Станет старшим сержантом.
  - Откуда они такие, господин подполковник? - несмотря на запрет задавать вопросы, спросил Лео.
  - С дежурства возвращаются, - Наранья ухмыльнулся. - Сегодняшняя ночь прошла более-менее спокойно, потери у нас были минимальными. Конечно, и сегодня парням пришлось нелегко... Ничего, не вешайте носы, месяц пролетит как один день!
  Огромное купольное здание вблизи походило на храм, какие сооружали на Земле в старину. Его гладкие креголитовые стены и купол матово блестели в лучах восходящего акритского солнца. У входа, как и повсюду здесь, сновали военные и специалисты. Человекоподобные киберы, выкрашенные в песочный цвет, выносили какие-то объёмистые продолговатые ящики. Когда один такой ящик пронесли мимо Дениса, он совершенно отчётливо расслышал в нём шевеление, скрежет и глухое рычание. Оптимизма молодому сержанту это не прибавило.
  Вслед за подполковником бойцы вошли в здание и проследовали просторными, залитыми светом помещениями, располагавшимися по периметру главного зала. В одном из коридоров они снова приостановились, увидев открытые носилки, которые сопровождала группа медиков. На носилках лежало засыпанное серым порошком тёмное, уродливое, словно бы состоявшее из переплетения трубок существо, явно живое, ещё шевелившееся. Носилки подкатили к ящику, подошедшие киберы наклонили носилки и сбросили существо прямо в него, после чего ящик накрыли полиэтиленом и закрыли крышкой.
  Новобранцы глядели на эту сцену во все глаза.
  - Видели, какое отродье? - сказал Наранья. - Вот с такими или примерно с такими вам придётся иметь дело. И имейте в виду, что эти ублюдки вооружены не хуже нас и тоже умеют сражаться!
  Киберы подняли ящик и понесли к выходу.
  - Теперь тварь доставят в лабораторию, там её изучат, а потом сожгут в аннигиляционной печи, - прибавил подполковник. - Ну, хватит глазеть, пойдёмте.
  Он и новобранцы прошли через два вестибюля с автоматически раскрывающимися дверями и очутились в главном зале.
  Высотой метров в сто, округлый, с купольным потолком, весь залитый светом прожекторов, он в первый момент показался Денису необъятным. Прежде всего бросалось в глаза громадное количество самого разнообразного оружия, сосредоточенного вдоль стен, на балконах и на самом потолке. Зал был весь нашпигован стволами, направленными только на одну цель - туманный голубоватый шар метров шести в диаметре, неподвижно висевший в самом центре круглой пустынной арены, в считанных сантиметрах от пола. Вокруг шара не было ни людей, ни каких-либо предметов. Ряды, заполненные вооружёнными бойцами, начинались в двадцати метрах от него. В первых рядах нижних ярусов, за креголитовыми барьерами, сидели ликанийцы. Перед каждым находилась небольшая, но очень мощная лучевая пушка.
  Дверь, из которой новобранцы вошли в зал, располагалась на среднем ярусе; отсюда вверх и вниз вела крутая лестница. Слишком далеко от двери Наранья отходить не стал.
  - Вот этот шар - и есть открытие местных умников, - сказал он, останавливаясь. - Они говорят, что это якобы вход в пространственно-временной туннель, который ведёт в другие миры. Не знаю, как насчёт других миров, - в грубоватом голосе подполковника слышалось раздражение, - но только из этого шарика постоянно прёт какая-то агрессивная нечисть, которую нам приходится уничтожать. Те из наших, кто пробовали войти в шар, пропадали в нём бесследно. Одним из первых, кстати, пропал в нём его создатель - профессор Текел. Он решил, что благодаря ему попадёт в другой мир, шагнул в него и сгинул. Потом сгинуло ещё с десяток добровольцев, которые поверили в его теорию... Туннель в другие миры, подумать только! Большей чуши трудно себе представить!
  - Но откуда же, господин подполковник, берутся существа, которые выходят оттуда? - спросил у него стоявший поблизости высокий худощавый землянин лет пятидесяти, в белом комбинезоне специалиста-биохимика.
  - А-а, это вы, профессор Родерер! - Наранья кисло скривил рот. - Давненько я вас не видел.
  - Они из других миров, - ответил на собственный вопрос профессор. - Из тех самых миров, с которыми сообщается подпространственный туннель. Пришельцы являются лучшим доказательством правоты Текела!
  - А вот вы бы лучше, чем теории разводить, подумали бы, как этот туннель прихлопнуть, - пробурчал Наранья. - А то открыть-то его открыли, а как закрыть - никто не знает. Вашему другу Текелу, прежде чем проводить свои опыты, надо было сперва подумать, к чему они могут привести!
  - Никто не мог предвидеть всех последствий, даже такой выдающийся учёный, как профессор Текел, - возразил Родерер. - Кстати, насколько можно судить по оставшимся от него записям, у него были соображения, как прервать эксперимент.
  - Чего ж он его не прервал ещё тогда, когда в первые дни после появления этого чёртового шара была разрушена половина города? Или он ждал, когда твари захватят всю эту планету и начнут расползаться по галактике? - Видно было, что Наранья разозлён. - Чем только не пробовали прихлопнуть этот дьявольский пузырь, - продолжал он, обращаясь к новобранцам. - Травили газами, бомбами ядерными глушили, а ему всё нипочём!
  - Прервать эксперимент оказалось сложнее, чем предполагалось вначале, - сказал учёный. - В настоящее время в этом направлении ведутся работы...
  - А-а, знаем мы ваши работы! - Наранья отмахнулся. - Всегда вы так говорите, когда нечего сказать!
  Он сделал знак новобранцам и двинулся по проходу вдоль яруса. Бойцы последовали за ним.
   - Смотрите, - Чанг показал на сферу. - Там кто-то есть!
  И правда, в голубой дымке показались какие-то неясные тёмные силуэты, отдалённо напоминавшие человеческие фигуры. Они шевелились и как будто извивались вместе с наплывами голубого тумана.
  - Внимание, - прозвучало по залу. - Готовность номер один.
  - Явились, паразиты, - сказал Наранья, отходя вместе с бойцами за ближайшее креголитовое ограждение. - Тем лучше. Сейчас сами всё и увидите. Надеть шлемы!
  
  
  Глава 3
  
  Один из силуэтов, будто пробуя воздух за пределами сферы, высунул из неё чёрную руку, похожую на человеческую, и тут же втянул обратно. Другой силуэт выставил плечо и ногу. Новобранцы напряглись: кто-то из пришельцев высунул голову! По крайней мере, в первый момент Денису показалось, что это голова. Но он тут же понял, что это голова в шлеме.
  Откуда-то с потолка ударил мощный огненный луч. Денис, как опытный боец, сразу догадался, что стрелок нарочно целит мимо пришельца: луч прошёл в считанных сантиметрах от шлема и погас. Издав сдавленный вопль, пришелец метнулся назад и погрузился в сферу. Попыток высунуться из неё ни он, ни его собратья больше не делали - наоборот, их силуэты начали быстро бледнеть.
  - Огонь на поражение открываем не сразу, - прокомментировал увиденное Наранья. - Часто полезно бывает просто припугнуть, показать тварям, что здесь их готовы встретить во всеоружии, и на многих, особенно у кого развита соображаловка, это действует. Такие тут же убираются обратно в свою преисподнюю. Но попадаются настойчивые уроды, которые прут из пузыря, несмотря на шквальный огонь из всех орудий.
  Силуэты окончательно растаяли в сфере. Её глубина снова сделалась однотонной.
  - Наша задача - уничтожать всё, что выйдет, вылетит или выползет из шара, - сказал подполковник. - Дело это не такое простое, как кажется, потому что большинство тварей дьявольски умны и тоже вооружены кое-каким оружием, часто не слабее нашего. А бывают и такие, которые одеты в непробиваемую броню. Но мы в любом случае обязаны принять бой и остановить врага!
  - А куда же они потом деваются, когда уходят обратно в шар? - полюбопытствовал Лео. - Погружаются в подпространство? Но его существование, насколько я знаю, не доказано на практике...
  - Умники, вроде того, с которым я сейчас говорил, считают, что профессор Текел открыл туда проход, - ответил Наранья, насупившись. - Якобы через этот шар можно попадать в другие миры, на которых тоже есть такие же шары, и разумные твари, которые те миры населяют, благодаря им путешествуют по Вселенной без всяких космических кораблей. Но, как вы правильно заметили, сержант, всё это ещё не доказано. Ни один человек, который ушёл в шар, до сих пор не вернулся из него, а контакт с тварями невозможен, потому что у них мышление не такое, как у нас. Впрочем, нам, военным, вникать в эти теории ни к чему. Нам дан конкретный приказ: не пропускать тварей дальше Объекта. И мы будем стоять насмерть!
  Последние слова Наранья произнёс, исполнившись воинственного пыла, сжав кулаки.
  - Смотрите, опять показались! - наперебой заговорили новобранцы.
  В центре сферы проступили зыбкие колеблющиеся тени, которые темнели и увеличивались, подступая к её границе, и вдруг из сферы почти одновременно выбрались сразу три пришельца.
  Они были прямоходящими, то есть передвигавшимися на двух конечностях, и имели две руки, тем самым смахивая на людей, но более высоких и грузных. Их тускло-серебристые скафандры, покрытые чем-то похожим на мелкую чешую, и особенно вытянутые вверх шлемы с двумя большими выпуклыми линзами, придавали им сходство с рыбами. На груди у них помещались какие-то конструкции, как тут же выяснилось - оружие.
  - Ну вот, эти будут посерьёзнее, - пробурчал подполковник. - Появления тварей нужно ждать в любой момент, скоро вы к этому привыкнете...
  Не обращая внимание на предупредительные выстрелы, "твари", как назвал их Наранья, сразу открыли огонь по защитникам Объекта. Из аппаратов, расположенных у них на груди, вырвались ярко-красные лучи и, видимо, подчиняясь мысленному приказу этих существ, заплясали по залу, срезая всё, что попадалось им на пути. Ликанийцы из-за своих креголитовых заграждений открыли ответный огонь, но их бластерные лучи отражались от чешуйчатых доспехов.
  - Опасность! - загремело в динамиках. - Срочно задействовать аннигиляторы!
  Подполковник приказал новобранцам не высовываться из-за креголитового барьера.
  - А то не хватало ещё, чтобы вы погибли в первый же день, не успев толком приступить к службе! - грозно прибавил он
  За затемнённым барьером, помимо подполковника и новобранцев, толпились какие-то военные и специалисты. Все вытягивали шеи, пытаясь рассмотреть, что творится у сферы. Внешне люди были спокойны, но в жестах и негромких голосах чувствовалось волнение.
  Бой почти сразу принял ожесточённый характер. Зал наполнился воем и грохотом. Если бы не тёмный спасительный барьер, Денис, наверное, ослеп бы от яростных вспышек. Арена потонула в дыму, сфера сквозь него едва просвечивала. В дыму виднелись неуклюжие фигуры в чешуйчатых скафандрах, посылающие в разные стороны свои губительные лучи.
  - Эти твари уже не в первый раз наведываются к нам, - говорил Наранья, перекрывая грохот. - Мы называем их "рыбами"...
  Креголитовый барьер не плавился, когда по нему промахивал луч, на его поверхности не оставалось даже следов от него, хотя совсем недалеко один такой луч скосил установку с плазменной пушкой, которой управляли два ликанийца. Луч всего пару секунд задержался на ней, и она, ослепительно вспыхнув, взорвалась.
  - Мы их подавим, сомнений нет, только возни будет много, - сказал подполковник.
  Под самым куполом висели многочисленные орудия, обращённые стволами вниз, отчего купол смахивал на заросший сталагмитами пещерный свод. Из одного из таких "сталагмитов" "выдулась" аннигиляционная бомба - прозрачный лепёшкообразный сгусток, словно бы состоящий из легчайшего жидкого стекла, и неспешно поплыл вертикально вниз. Опустившись на арену, он накрыл сразу с полдюжины "рыб", которые только что выбрались из сферы и ещё не успели толком вступить в бой.
  Аннигиляционные бомбы расщепляли вещество практически до молекул, но удивительные бронебойные скафандры пришельцев выдержали удар, хотя и не без ущерба для их обладателей: накрытые бомбой пришельцы упали, словно придавленные невыносимой тяжестью. Однако когда бомба растаяла в воздухе, они поднялись с пола.
  Из сферы продолжали вылезать их собратья. Они лезли гуськом, друг за другом - Денису даже показалось, что каждый следующий держится за предыдущего. Пушка под куполом выплюнула ещё один сгусток, потом ещё, и ещё. К обстрелу подключились другие пушки. Достигая арены, аннигиляционные бомбы придавливали пришельцев к полу и почти сразу таяли, пришельцы подымались, но тут их настигала вторая бомба, которая, как понял Денис, и убивала их. Вторично придавленные смертоносной бомбой, они больше не вставали.
  Денис был настолько захвачен происходящим, что не сразу почувствовал, как кто-то трясёт его за плечо.
  - Смотри, один идёт сюда! - рявкнул над ухом Лео.
  Денис посмотрел направо, куда показывал приятель.
  Одной из "рыб" удалось выйти из зоны обстрела аннигиляционными бомбами и добраться до прохода между рядами. Сидевшие там ликанийцы в упор расстреливали пришельца из мощных бластеров и нейтронных расщепителей, но чешуйчатая броня отражала все выстрелы, между тем огнемёт на его груди приносил немало бед. Красный луч взрывал бластеры ликанийцев и прожигал их огнеупорные комбинезоны.
  Пришелец неспешно двинулся вверх по лестнице между секторами. Наранья ругался во весь голос, проклиная тварей, голубой шар и профессора Текела. Кто-то кричал, что надо срочно ретироваться из зала, пока "рыба" не подошла слишком близко. Денис не сводил с пришельца глаз. Странная, казавшаяся неуклюжей фигура, закованная с ног до головы в чешуйчатый панцирь, подошла совсем близко к барьеру, за которым находились новобранцы. Передняя часть шлема пришельца оказалась прозрачной, и Денис рассмотрел за ней лицо. Оно меньше всего походило на человеческое. Скорее, это была чёрная морда насекомого с выдвинутой челюстью, хоботком и огромными фасеточными глазами.
  - Тебе что, жить надоело? - Дениса схватили сзади за рукав. - Он сейчас будет здесь! А ну, уматывай!
  Пятясь к дверям, Денис успел заметить, как с десяток ликанийцев, возглавляемых каким-то сержантом-землянином, прикрываясь креголитовыми щитами, ринулись на "рыбу". Щиты отлично выдерживали действие красного луча, но всё же и они под его напором начинали понемногу плавиться. Ликанийцы окружили "рыбу", набросили на неё металлическую сеть, свалили с ног и прижали к ступенькам. Тут же по пришельцу ударили струи силиконовой пены, твердевшей за считанные секунды. Спустя минуту загадочное агрессивное существо было с ног до головы, как саркофагом, покрыто силиконовой коркой.
  Задержавшегося в дверях Дениса бесцеремонно толкали все, кто пробегал мимо; в конце концов ему пришлось выйти из зала в полутёмный вестибюль, где у стены стояли его товарищи. Из раскрытых дверей доносился грохот канонады и выплёскивались вспышки, заливая вестибюль и выхватывая из полутьмы озабоченные лица людей. В вестибюле поминутно оживал репродуктор, вызывая рекреационную бригаду в третий сектор или взвод киберов в четвёртый.
  Вскоре, однако, грохот начал понемногу стихать; вспышки мелькали всё реже - битва подходила к концу. Из зала в вестибюль вывалился потный раскрасневшийся Наранья, стянул с головы шлем и вытер рукой лоб.
  - Уфф, всё, кончили с ними, - пропыхтел он, отдуваясь. - Поглушили аннигиляторами всех, чтоб им провалиться, а кто выжили, убрались в свой чёртов шар...
  - Господин подполковник, и часто у вас такое? - осмелился спросить Чанг.
  - По нескольку раз в день, - ответил Наранья. - И "рыбы" - это ещё не самый трудный случай, хотя и они могут доставить неприятностей по горло. Бывают гадины и почище "рыб"... Чёртов шар, чёртов профессор Текел! Сам смылся, а нас тут оставил расхлёбывать свою кашу...
  Ему пришлось посторониться: четверо киберов вынесли из зала на носилках пришельца в затвердевшем силиконе. Носилки сопровождали спецы - биохимики, астрозоологи, доктора.
  - Тащат на изучение, - недовольно проворчал подполковник. - А чего их изучать, чего возиться с ними, и так всё давным-давно ясно! Их надо сразу в аннигиляционную печь, и дело с концом!
  Из зала понесли носилки с ранеными ликанийцами и землянами, причём ликанийцев, которые занимали оборону в первых рядах, было значительно больше.
  После раненых начали выносить убитых. Тела этих несчастных были страшно обожжены, от некоторых остались только спёкшиеся куски, которые были навалены на носилки как попало. Мимо новобранцев пронесли убитого землянина. На обгоревшем комбинезоне можно было рассмотреть сержантские нашивки. Новобранцы молча проводили его глазами.
  
  
  Глава 4
  
  По вестибюлю деловито проходили военные, технологи, специалисты. Наранья перебрасывался с некоторыми из них короткими фразами, но больше разговаривал по портативной рации, докладывая кому-то о "быстрой победе". Денису была видна только небольшая часть зала, но он знал, что там сейчас всюду, даже под самым куполом, кипит лихорадочная работа. Зал наполнился гулом множества голосов, звоном и грохотом работающих инструментов: технологи спешно ремонтировали выведенные из строя орудия или заменяли их новыми.
  - Ну, что, - обернулся Наранья к бойцам. - Поняли, какая служба вам предстоит? И это ещё цветочки!
  Останки пришельцев, которые проносили мимо Дениса, вызвали в нём невольный ужас. Он никак не мог отделаться от воспоминания о чёрной уродливой морде с огромными глазами. Те же чувства испытывали и его товарищи.
  - Дохлых тварей обязательно надо заливать силиконом, - говорил Наранья, - а то можно напороться на неприятный сюрприз. Бывали случаи, когда твари, казалось бы, уже десять раз убитые, вдруг вскакивали и как ни в чём не бывало кидались на людей. Поэтому их надо сразу упаковывать в силикон...
  - А что, господин подполковник, разве нельзя уничтожить сферу направленным аннигиляционным взрывом? - спросил Болеслав.
  - В самые первые дни, когда Текел только надул этот свой шар и из него полезли твари, было перепробовано всё, абсолютно всё, - ответил Наранья. - Вы, наверно, уже успели заметить, что полгорода как корова языком слизнула? Это последствие взрывов. И чего только не делали, чтоб уничтожить проклятый шар - взрывали его, облучали, жарили, морозили, а он как висел на этом самом месте, так и висит... В конце концов этот умник Текел заявил, что в Союзе нет достаточных технологических ресурсов для ликвидации входа в подпространство. Каково, а? Нет ресурсов, видите ли!... Пришлось построить вокруг шара купол и драться с тварями внутри него, а то ведь, когда купола не было, они чуть ли не до городских улиц добирались. Вот были дела!...
  Увидев капитана, вышедшего из зала, он прервал свою речь и направился к нему. Комбинезон и лицо капитана были вымазаны гарью, на щеке алел свежий рубец.
  - Получите сержантское пополнение, - сказал Наранья, показывая на новобранцев. - Парни знающие, обстреляны в боях. Со службой освоятся быстро.
  Они с капитаном встали перед бойцами.
  - Господа, - обратился к ним Наранья, - позвольте представить вам капитана Ермилова, командира четвёртого сектора.
  - У нас все осваиваются быстро, ничего сложного тут нет, - сказал капитан и подошёл к крайним в ряду бойцов - Болеславу и Денису. - Значит, так, - он показал на них рукой, как бы отделяя от остальных. - Вас двоих я направляю в пятый сектор, там сегодня были потери. Сейчас за вами придут. Вы, - он показал на следующего в ряду - Чанга, - зачисляетесь в первый сектор; вы, - он показал на Лео, - в четвёртый; ещё двое нужны в шестой, - он посмотрел на Грэя и Карима. - Туда направитесь вы оба.
  Те козырнули.
  - Прекрасно, - Наранья обвёл молодых людей взглядом. - Желаю, господа сержанты, удачи и достойной службы во славу родины! Служить вам у нас недолго, всего тридцать дней, а там отправитесь в заслуженный трёхмесячный отпуск и продолжите службу в других частях. Надеюсь через месяц встретиться с вами.
  - Мы тоже надеемся на это, господин подполковник, - ответил за всех Лео.
  Явившийся командир пятого сектора лейтенант Гофман - с виду всего на пару лет старше Дениса, невысокий, худощавый, очень бледный, с аккуратно подстриженной чёрной бородкой и бачками, сразу повёл Дениса с Болеславом в зал. Там он показал на креголитовый барьер и велел пока посидеть за ним и понаблюдать, после чего ушёл, на ходу разговаривая по рации и одновременно отдавая распоряжения ликанийцам и технологам, устанавливавшим на подставках новые бластерные пушки взамен повреждённых "рыбами".
  Денис с Болеславом заходить за барьер не стали, а остановились сбоку от него, с любопытством озираясь. Ярусы, крутыми уступами поднимавшиеся вверх, многочисленные балконы и потолочные конструкции были заполнены сотнями, если не тысячами суетящихся людей, так что казалось, будто находишься внутри огромного муравейника. Денис обратил внимание, что их пятый сектор пострадал, пожалуй, больше остальных. Красные лучи "рыб" особенно интенсивно погуляли по его нижним ярусам, выведя из строя немало бойцов и техники.
  Боевую вахту здесь несли в основном ликанийцы. Эти гуманоиды, внешне похожие на людей, только выше и крепче, с шестью пальцами на руках, с большими голыми головами, на которых выделялись огромные тёмные выпуклые глаза, считались лучшими солдатами в галактике - умелыми, исполнительными, неприхотливыми, к тому же быстро осваивавшими любые виды оружия, кроме самых сложных. Их единственным недостатком было полное непонимание стратегии, а зачастую и тактики ведения боя. Получив приказ, они выполняли его слишком пунктуально, что в бою часто оборачивалось лишними потерями с их стороны. Поэтому командовать ими назначали, как правило, землян. Так было и здесь. Сержанты пятого сектора, командовавшие ликанийцами, после боя с "рыбами" почти все были вымазаны копотью и силиконом, кое-кто был ранен, но парни, как кажется, только щеголяли своей грязью и свеженалепленными пластырями.
  - Вы к нам направлены? - спросил один из них, подойдя к друзьям. - Куда вас поставили?
  - Ещё не знаем, - ответил Денис.
  - Наверно, кому-то из вас дадут четвёртое отделение, там сейчас командира убило. Да ничего, - прибавил он, словно спохватившись, - у нас почти все прекрасно отслуживают свой месяц, надо только держать ухо востро и знать, с кем воюешь.
  - А разве можно это знать? - спросил Болеслав, но тот уже не слышал его, с криком бросившись куда-то на верхние ряды, где два кибера тащили на тросах плазменную пушку.
  Пушка продвигалась медленно.
  - Быстрее, быстрее, - кричали киберам снизу.
  В зале поминутно оживали репродукторы, вызывая кого-то то на восьмой ярус третьего сектора, то на шестую батарею, то в штаб.
  Взгляды обоих приятелей, как и большинства защитников Объекта, снова приковала сфера. На этот раз появившиеся в ней силуэты трудно было назвать антропоморфными. Скорее, они походили на медуз. В репродукторах прозвучала команда: "Готовность номер один". Закричали, отдавая команды, сержанты и офицеры. В зале всё стремительно успокоилось; кое-где, правда, работа ещё продолжалась, но большинство технологов и специалистов скрылось за креголитовыми барьерами. Начали включаться дополнительные прожекторы, усиливая освещённость арены. Ликанийские стрелки приникли к прицелам орудий.
  Очертания "медуз" стали отчётливее. Денису показалось, будто из сферы высунулась часть большого тёмно-серого перепончатого крыла и тут же снова ушла в неё.
  Внезапно зал озарился ярким белым светом, в котором потонуло сияние прожекторов. Друзей кто-то схватил за куртки и с силой потянул назад, в полумрак за креголитовым барьером.
  - Не стойте на открытом месте, вас может сжечь! - раздался за их спинами знакомый голос.
  Они оглянулись. Возле них стоял Родерер.
  - Вас разве не предупредили, что после команды "готовность номер один" нельзя высовываться из-за креголита? - спросил раздражённо профессор.
  - Предупредили, - пробормотал Болеслав, хотя это было не так.
  Предупредить их, скорее всего, просто не успели, а может быть, отступление за защитный барьер было здесь делом настолько обыденным, что ни Наранье, ни лейтенантам не пришло в голову напомнить им об этом.
  - Вы могли сгореть, ослепнуть, расщепиться на молекулы, потому что никто не знает, какой сюрприз припасли нам пришельцы!
  - А что, разве красные лучи - не единственное их оружие? - спросил Болеслав.
  Профессор посмотрел на него как на святую наивность.
  - Из сферы, то есть - из подпространства, выходят представители самых различных цивилизаций, часто очень несхожих между собой как в плане научного потенциала, так и в плане технических возможностей, а значит, и оружие у них может быть самым разным, - заговорил он ровным назидательным тоном, словно читал лекцию. - Согласно теории Текела, подпространственный туннель прорезает пространственно-временной континуум Вселенной насквозь и может вывести в любую его точку. Но при условии, что в этой точке имеются необходимые условия для выхода, то есть такие же, как здесь, - он кивнул в сторону голубой сферы. - Иными словами, если где-то во Вселенной какая-то разумная раса тоже открыла вход в подпространство, то они могут по нему в режиме реального времени телепортироваться к нам, а мы, соответственно, к ним. И вот, представьте, что вход в подпространство открыла не одна разумная раса, а множество, обитающих в самых разных уголках Вселенной. Тогда все входы объединяются в единую систему, связывающую эти миры. Таких входов во Вселенной может быть сколь угодно много, и каждый ведёт в мир, населённый гуманоидами...
  - Я тоже верю в теорию Текела, - вмешался в разговор какой-то технолог. - Из сферы выходят жители других миров, но я бы гуманоидами их не назвал. Это самое настоящее зверьё, только разумное и хорошо вооружённое.
  - Мы никогда не можем заранее сказать, представители какого мира выйдут из подпространства в следующий раз и какое оружие они применят, - продолжал Родерер. - Нам приходится учитывать наличие у них не только лучевого и аннигилирующего оружия, но и химического, и даже бактериологического. Помимо всего этого, они могут применить что-то кардинально новое, неизвестное нам, а неизвестное оружие - это самое худшее, что может быть.
  - Но почему, господин профессор, все прибывающие гуманоиды норовят сразу вступить с нами в бой? - спросил Болеслав. - Неужели среди них нет мирных существ?
  - Такие бывают, - кивнул Родерер. - Это те, которые, едва выйдя из подпространства, видят, что их тут не ждут. Такие сразу уходят обратно...
  Его последние слова потонули в грохоте канонады и криках людей, стоявших за креголитовым барьером.
  Яркий белый свет плескал по залу, затмевая вспышки орудий, и в этом свете под куполом метались существа, словно состоящие из одних больших тёмно-серых крыльев, усеянных какими-то наростами. Ни головы, ни каких-либо конечностей у существ не было, и потому Денис даже не понял, как они ухитрялись держать большие овальные линзы, испускавшие этот ослепительный свет.
  Наблюдатели вокруг Дениса оживлённо переговаривались. Некоторые считали, что это "ушаны" - один из видов пришельцев, уже выходивших из сферы, но большинство сходилось во мнении, что подобных существ ещё не было. Их тут же окрестили "медузами". Стрельба по ним бластерными лучами, как и в случае с "рыбами", не приносила результата: пришельцы были окружены каким-то синеватым сиянием, наподобие ауры, об которую разбивались лучи самых мощных плазменных пушек.
  Зато аннигиляционные бомбы, похоже, им не нравились. Но бомбы падали слишком медленно и проворные "медузы" легко от них уворачивались. В конце концов это им, по-видимому, надоело, и они приступили к уничтожению самих аннигиляционных орудий. Одна из "медуз", подлетев почти вплотную к пушке, направила на неё свет от своей линзы. При этом свет как бы собрался в пучок. Спустя полминуты раздался взрыв, и под дружный вопль потрясённых зрителей обломки пушки полетели на арену и на ближайшие ярусы, внося смятение в ряды защитников Объекта.
  Свет от линз то здесь, то там собирался в пучок и своим острым концом буравил орудия. Сразу три "медузы" вцепились в перекладины под куполом и пучками огня начали сверлить потолочный креголит.
  - Они хотят вылететь наружу! - не удержавшись, закричал Денис.
  Пришельцы на перекладинах представляли собой отличные мишени, и по ним тут же сосредоточила огонь чуть ли не половина всех орудий зала. Наконец плоское, кажущееся полувоздушным тело одной из "медуз", рассечённое упорно вонзавшимся в неё фотонным скальпелем, сложилось пополам, отцепилось от перекладины и падающим листом устремилось вниз. Её на лету подхватили две другие "медузы", судя по их неровному полёту - тоже раненые, и плавно понесли к сфере.
  - Они отступают и забирают с собой убитую особь, - толковали за барьером. - Не хотят нам её оставлять... А хорошо бы заполучить труп, чтоб иметь образец... И особенно эту их линзу...
  Преследуемые опасными для них фотонными лучами, пришельцы один за другим ныряли в сферу и растворялись в её голубом тумане. Скоро в зале их не осталось ни одного. Орудия умолкли; прожекторы начали постепенно гаснуть, приводя освещённость зала к норме.
  Денис обернулся, собираясь ещё немного поговорить с профессором Родерером, но тот уже ушёл.
  
  
  Глава 5
  
  Разошлись почти все, кто стоял рядом с приятелями за креголитовым барьером. Технологи и специалисты отправились восстанавливать разрушения, нанесённые "медузами". Объём работ предстоял немалый, особенно если учесть, что ещё не были устранены все последствия вторжения "рыб".
  На ярусах и балконах всё снова пришло в движение. Зал наполнился привычным уже для обоих друзей гулом множества голосов, гудением, скрежетом, стуком работающих инструментов.
  Появился лейтенант Гофман и велел им следовать за ним.
  - Вас бы следовало пару дней подержать за барьером, чтобы вы просто понаблюдали за происходящим и вошли в курс дела, - говорил он, спускаясь по проходу, - но у нас сейчас большая нужда в людях, поэтому вам придется вникать, как говорится, на ходу.
  Он показал новичкам их участки и представил им ликанийцев, которыми они отныне будут командовать. Каждый сержант на Объекте должен был иметь под своим началом отделение из пятидесяти ликанийцев, но на деле бойцов в отделениях было меньше. В отделении Дениса их насчитывалось только тридцать четыре. Гофман заверил сержантов, что завтра прибудет свежее пополнение, а пока придётся довольствоваться тем, что есть.
  Собственно, в стандартных ситуациях командовать ликанийцами особенно не требовалось, все они прекрасно знали свою задачу, говорил Гофман. Приказ открывать или прекращать огонь они получали по рации от оперативного командующего и исполняли его неукоснительно. Задачей сержанта было руководить ими в нештатных ситуациях, то есть тогда, когда высшее командование не могло или не в состоянии было отдать конкретный приказ. А поскольку нештатные ситуации при вторжениях случались сплошь и рядом, то долго отсиживаться в стороне сержантам не придётся.
  - Пришельцы могут пройти сквозь бластерный огонь, и тогда возможна рукопашная, когда вам придётся поднимать бойцов в атаку, - голос лейтенанта звучал негромко и устало. В этом голосе, как и во взгляде больших чёрных глаз, временами проскальзывала безнадёжность. - Не исключено, что вам придётся руководить отходом, передислокацией отделения или спешным перевооружением, смотря по ситуации. Я нахожусь недалеко от вас и в случае чего подстрахую.
  Он познакомил сержантов с их заместителями по отделению - ликанийцами-ефрейторами. Заместителя Дениса звали Виссос. На самом деле имена ликанийцев были гораздо длиннее, но на армейской службе обычно использовались только первые два-три слога от них. Бравый верзила под два с половиной метра ростом, в почти чистом солдатском бронированном комбинезоне и в массивном шлеме из креголита, отдал своему новому командиру честь и бойко отрапортовал, что все бойцы бодры, веселы, находятся в прекрасной форме и рвутся в бой.
  Гофман пообещал новичкам ещё подойти к ним и направился на соседние ярусы. Разошлись по своим отделениям и сержанты.
  Местоположение отделения, вверенного Денису, нельзя было назвать выгодным. Его бойцы сидели почти у самой арены, напротив сферы, а значит, одними из первых подвергались ударам пришельцев. К тому же, если с потолка начнут падать взорванные конструкции, то их ярус оказывался как раз в зоне падения. Во время боя с "медузами" именно от падающих обломков, точнее - от разлетающихся частей мортир, установленных под самым куполом, отделение Виссоса понесло самые значительные потери. Медики ещё ходили по его рядам, оказывая помощь солдатам.
  К тому времени, когда подошёл Денис, самых тяжёлых раненых уже унесли, а лечение остальных ограничивалось уколами, вправлением суставов или наложением ранозаживляющих пластырей - ликанийцы, как известно, были существами живучими: там, где землянин нуждался бы в госпитализации, ликанийцу хватало шва или пластыря.
  Отделение сидело на поднимающихся уступами рядах, укрывшись за прозрачными креголитовыми щитами. Перед каждым бойцом находилась портативная фотонная пушка с ручным наведением и оптическим прицелом. Все стволы были направлены на зловещую сферу. Виссос, сопровождая Дениса, называл каждого солдата по имени. Те привставали со своих скамеек и козыряли новому командиру. За прозрачным тонированным пластиком креголитовых шлемов виднелись глазастые лица.
  - А вы хорошо говорите по-нашему, господин сержант, - заметил в заключении ефрейтор и в знак особой признательности растянул в улыбке свой маленький рот - гримаса, которую ликанийцы переняли у землян.
  Денис забрался в сержантскую креголитовую кабинку, расположенную у прохода, и осмотрелся в ней. В кабинке находилось только кресло и рычаги ручного управления лучевой пушкой; здесь же помещался небольшой пульт с рацией и включением режима герметизации. Ещё одна рация была встроена в шлем, доставшийся Денису "по наследству" от прежнего командира отделения. Из кабинки он первым делом установил связь с Гофманом и Виссосом.
  В сфере, которая была ему отлично видна, опять зашевелились тени. Зал быстро затихал. Вскоре ярусы и балконы, словно трибуны стадиона, замерли в ожидании. По репродукторам объявили готовность номер один.
  Судя по силуэтам, на сей раз пришельцы должны были быть антропоморфными, и Денис подумал, что хорошо бы, если б начальство как можно дольше не отдавало приказ открыть огонь - вдруг пришельцы проявят мирные намерения и покажут, что хотят вступить в контакт?
  Из сферы высунулась голова в шлеме. Круглый, из непроницаемо-чёрного материала, с тремя выступами на верхушке, шлем несколько секунд качался на голубой поверхности сферы, а потом медленно втянулся в неё, после чего силуэты растворились в тумане.
  "Готовность номер один" была отменена. Зал снова загудел. По проходам засновали технологи, специалисты, врачи, военные. Денис снял с себя шлем, вылез из кабинки и тоже прошёлся вдоль рядов, оглядывая зал и ища знакомых.
  Увидев Болеслава, чьё отделение располагалось двумя ярусами выше, он поднялся к нему.
  - Сколько у тебя бойцов? - спросил Денис.
  - Сорок пять.
  - Тебе повезло. У меня тридцать четыре.
  - Лейтенант обещал, что завтра у всех будет по пятьдесят, - сказал Болеслав.
  Напряжение, разлитое в зале, действовало и на них, оба были возбуждены, их голоса звучали несколько взвинченно.
  - Я тут узнал, что самые опасные твари - это "пиявки", - говорил Болеслав. - Они не чувствительны к плазме и могут менять форму тела как угодно. Что хуже всего - их выползает сразу помногу.
  - И как их унимают?
  - Аннигиляторами в основном. Или бактериями. Они способны пожрать ликанийца или землянина за пару минут. От человека остаётся один скелет.
  - А часто они появляются?
  - Не волнуйся, за наш месяц попадём на них наверняка.
  Проходивший мимо Гофман велел им осмотреть боекомплекты своих отделений и завтра утром представить ему отчёт. Друзья разошлись по местам.
  В зале включились дополнительные прожекторы. Денис уже знал, что это означает появление кого-то в сфере.
  И верно: там плавно извивались зыбкие силуэты, похожие на водоросли. Не "пиявки" ли это? - смутно подумалось молодому сержанту. Он был бы не в восторге от стычки с ними. Ведь даже обидно: в первый же день попасть на самых опасных тварей!
  
  
  Глава 6
  
  По мере того, как "водоросли" темнели, отчётливее проступая сквозь голубой туман, усиливалась яркость прожекторов и смолкал шум в зале. Объявили "готовность номер один". Денис забрался в кабинку, надел шлем и стал смотреть на колышущиеся тени в сфере. Они то сбивались в пучок, то рассыпались на отдельные стебли. Ему казалось, что он различает у них головы и тонкие конечности, которых, похоже, было несколько пар...
  Из сферы высунулась чёрная лупоглазая насекомоподобная голова - возможно, в шлеме, сразу не разберёшь. Перед ней рассёк воздух предупредительный луч, и голова убралась обратно в сферу. Тени, однако, не исчезли.
  Он связался по рации с Виссосом.
  - Что за твари, как по-твоему? - спросил он по-ликанийски.
  Он мог бы спросить и на эсперанто - все ефрейторы-ликанийцы отлично знали этот язык, но, говоря с Виссосом по-ликанийски, он стремился выказать ему особую расположенность.
  - Пока трудно сказать, сударь, - ответил тот.
  - Наверно, "пиявки"?
  - Не они, это совершенно точно. У "пиявок" нет голов.
  - Похоже, нам не избежать боя, - заметил Денис, и оказался прав: пришельцы вдруг повалили из сферы со всех сторон.
  Их плотные, но очень подвижные туловища метров двух в длину, отливающие металлом (Денис не мог отделаться от ощущения, что пришельцы всё-таки в скафандрах), были утыканы шипами и покоились на небольших ножках, отчего Денис про себя сразу окрестил их "гусеницами". В первые же минуты выяснилось, что они умели не только ползать и принимать вертикальное положение, поднимаясь на "хвост", но и довольно высоко подпрыгивать. Лучи многочисленных бластеров, которые обрушились на них, по-видимому не причинили им ущерба, зато в считанные секунды пришельцы разлетелись по залу и оказались на верхних ярусах, на балконах и даже под куполом среди размещавшихся там аннигиляционных орудий. В такой ситуации вести по ним огонь было невозможно - твари с первых же минут навязали защитникам Объекта ближний бой.
  "Гусеницы" валили из сферы лавиной. Скоро вся арена была усеяна ими. Это было похоже на нашествие саранчи. Едва вывалившись из сферы, они тут же изгибались и совершали длинный прыжок, разлетаясь по залу.
  - Огонь! - кричал в микрофон рации Денис. - Огонь!
  Включив свою пушку и схватившись за рычаги управления, он и сам полосовал пришельцев огненным лучом. Подобные лучи, а также плазменные сгустки, фотонные скальпели и разного рода снаряды, оставлявшие в воздухе дымные полосы, обрушивались на арену со всех сторон, но не доставляли пришельцам больших неприятностей. В трёх метрах от Дениса огромная "гусеница" в прыжке опустилась на креголитовое ограждение, прикрывавшее ликанийцев, перекинулась через него и навалилась своим тяжёлым шипованным туловищем сразу на двух солдат. Чёрная голова оказалась в непосредственной близости от кабинки Дениса, и он вглядевшись в неё, почувствовал неприятное замирание в груди. Он был прав: тело свирепых тварей было заковано не в природный панцирь, а в бронированный скафандр. Подвижные шипы проскальзывали под шлемы ликанийцев и вонзались им в горло. Одновременно пришельцы разбрызгивали какую-то вязкую зелёную жидкость, которая сразу начинала въедаться во всё, на что попадала, оставляя после себя глубокие отверстия. Даже такой сверхпрочный материал, как креголит, плавился под её воздействием, хотя и очень медленно. Зато с бронированной тканью комбинезонов она справлялась быстро. На глазах у Дениса ядовито-зелёные брызги попали на рукав одного из солдат, и спустя уже полминуты кисть словно бы сама собой отвалилась от руки и повисла на одном сухожилии! Денис подумал, что ему очень повезло, что он, в отличие от солдат, со всех сторон окружён креголитом, иначе убийственные брызги попали бы и на него.
  Ликанийцы, исполняя первоначальный приказ, продолжали бесполезную стрельбу.
  - Отставить огонь! - закричал Денис. - Всем извлечь штык-ножи! Бей тварей штыками! Сбрасывай их с себя!
  Ликанийцы тут же прекратили огонь и кинулись на пришельцев, которые перекидывались через ограждения и валились на их скамьи.
  Уже через минуту Денис осознал свою ошибку: штыки были так же бесполезны против скафандров пришельцев, как и бластерный огонь. Одна из "гусениц" прыгнула в проход рядом с кабинкой Дениса и кинулась на ликанийцев, сидевших по ту сторону прохода.
  Солдаты, добросовестно исполняя приказ, без толку долбили тела смертоносных тварей штыками и погибали от их шипов и яда, а Денис не знал, чем им помочь, какой ещё приказ отдать. Похоже, такая же ситуация складывалась не у него одного: повсюду в ярусах и на балконах кипели ожесточённые схватки.
  - Внимание, - вдруг прозвучало в динамике шлема, - даём сверхактивные реагенты. Всем включить индивидуальную биохимическую защиту или покинуть зал.
  Орудийная стрельба прекратилась, зато послышался пронзительный усиливающийся свист. Воздух в зале стал быстро мутнеть.
  - Отбегайте от них! - закричал Денис, не в силах смотреть, как погибают его солдаты. - Уворачивайтесь, закрывайтесь чем-нибудь от брызг!
  Ликанийцы, явно сбитые с толку различными командами, отданными одновременно, и не зная, какую из них исполнять - бежать, уворачиваться или закрываться, приняли к исполнению последнюю. Но командир не уточнил, чем именно закрываться. Этот вопрос задал ему Виссос:
  - Чем закрываться, сударь?
  - Я говорю - пусть уворачиваются от брызг и отбегают! - надрывался Денис.
  Теперь он совершенно ясно видел, что ядовитая жидкость - это не выделение организма "гусениц", как он предполагал вначале, а боевое оружие. Брызги вылетали из отверстий на концах шипов, и довольно метко попадали во всё в радиусе пяти метров. Защиту от них давал только креголит, остальное они прожигали стремительно.
  Помимо жидкости, "гусеницы" выстреливали шипами. Устройства, выпускающие их, находились на их скафандрах. Денис, когда в запале боя на несколько секунд высунулся из кабинки, сам не заметил, как такой шип вонзился ему в шлем. Он обнаружил его только после боя.
  А кончился бой внезапно. От газа, заполнившего зал, начал выпадать какой-то буроватый порошковидный осадок. Его тонкий слой лежал на всём, и "гусеницы" начали замирать и грохаться на пол одна за другой. Успели спастись только те, что находились возле сферы. Еле волоча свои ослабевшие тела, они с трудом добирались до нее, запрыгивали в её голубой туман и исчезали. Многим не хватило сил на этот последний прыжок и они так и остались лежать у шара.
  Ещё больше их лежало в проходах и на лестницах. Деловитые киборги поднимали их, укладывали на носилки и уносили, другие уносили убитых и тяжелораненых солдат. Денис видел, как из зала вынесли двух погибших сержантов его сектора. Раненых было особенно много, больше, чем после нашествия "медуз" и "рыб" вместе взятых. Даже одна капля зелёной жидкости могла убить человека: она просачивалась сквозь всё тело, прожигая его насквозь и оставляя незаживающую рану. Помимо ущерба "живой силе", яд нанёс ущерб и технике: его брызги прожгли приборы и орудия, выведя их из строя. О значительности ущерба, причинённого "гусеницами", Денис узнал только потом, а пока он только в горестном изумлении оглядывал огромный зал, из которого ещё не до конца выкачали отравляющий газ. Зал был завален трупами пришельцев и солдат.
  Поминутно оживали репродукторы. Командование отдало распоряжение не снимать шлемов и не отключать индивидуальную биохимическую защиту до особого распоряжения, хотя и так было понятно, что, пока не смыли убийственный бурый порошок, нечего было и думать о том, чтобы высунуться из шлема.
  К счастью для защитников Объекта, сфера после вторжения "гусениц" оставалась пуста ещё довольно долгое время. Ядовитый газ, убивший "гусениц", вытянули из зала быстро; с бурым осадком пришлось повозиться дольше, но, видимо, такое здесь бывало не раз - киборги-уборщики действовали слаженно и чётко, осадок был смыт каким-то желтоватым раствором, который при соприкосновении с осадком шипел и пузырился, видимо нейтрализуя его, а потом в зале разразился настоящий тропический ливень. Вода, низвергавшаяся с потолка, стояла стеной. По проходам бежали потоки, арена превратилась в озеро, голубая сфера едва просвечивалась сквозь густую завесу струй.
  Искусственный дождь длился считанные минуты и кончился так же внезапно, как и начался. Над мокрыми защитниками Объекта поднимался пар, по залу крутились водовороты - вода уходила в автоматически открывшиеся стоки, и вскоре проветренный, освежённый и отмытый зал блестел в лучах прожекторов, засиявших как будто ещё ярче.
  Последовало, наконец, разрешение снять шлемы. Денис полной грудью вдохнул напоённый влагой воздух. В зале приступили к своей привычной работе технологи. Помимо них, появилось множество медиков. Отправились в обход своего отделения и Денис с Виссосом. Денис шёл, сцепив зубы: проклятый зелёный яд вывел из строя добрую половину его бойцов. Несколько капель попало на плечо Виссоса и прожгло в них дырки, но ликаниец отказался от госпитализации, решив дотянуть сегодняшнее дежурство до конца.
  - Вы, сударь, тут первый день, ещё не привыкли, - говорил ефрейтор, - а я уже имею кое-какой опыт, так что будет лучше, если я останусь при вас, тем более наша смена кончается всего через три часа сорок пять минут.
  Денису пришлось срочно заняться перевооружением своих ликанийцев - зелёные брызги прожгли металл и проникли внутрь сложнейшего механизма фотонных пушек. Большинство их надо было менять.
  - Слишком много оружия вышло из строя, сударь, и не только у нас, - сказал Виссос. - Технологи в первую очередь займутся мортирами, а до нас очередь дойдёт не скоро. Такое при мне уже было, когда пришли "ушаны". Убытку от них было не меньше. Так вот, нам всё заменили только через полтора часа.
  - Это долго, - пробурчал Денис. - Что будем делать, если пришельцы прямо сейчас вылезут? У нас всего восемь пушек в исправности!
  - Будем воевать, сударь, - невозмутимо ответил ликаниец. - Это наш святой долг.
  Денис невольно покосился на сферу. В её туманной глубине пока ничего не было. Ему подумалось, что если вдруг опять появятся какие-нибудь "рыбы" или "гусеницы", то это, скорее всего, будет его последний бой.
  
  
  Глава 7
  
  Он поднялся на ярус, где находилось отделение Болеслава. Тот наблюдал за действиями киборга, который вытягивал из-под скамьи завалившуюся туда дохлую "гусеницу". Чтобы извлечь её, пришлось разломать перегородку между сиденьями.
  Денис отметил, что потери в отделении Болеслава не меньше, чем в его собственном.
  - Дела ни к чёрту, - подтверждая его наблюдение, мрачно молвил приятель. - У меня только девятнадцать бойцов осталось. Из сорока пяти! Если так пойдёт дальше, то к концу сегодняшней смены не останется ни одного. Проклятые твари... Надо было сразу, в первую же минуту, травить их газом...
  Он был бледен какой-то синеватой бледностью, зато во взгляде появилась твёрдость, какой раньше Денис в нём не замечал.
  - Действительно, почему сразу не пустили газ? - спросил он.
  - Я сейчас говорил с парнями, которые служат тут вторую неделю. Оказывается, эти шипастые твари уже появлялись. Тогда их подавили аннигиляторами, и думали, что это и сейчас прокатит, но к сегодняшнему вторжению они явно подготовились. Они, похоже, уже знали, что их тут ждёт...
  - Если бы не газ, было бы хреново, - сказал Денис. - Броня у них фантастическая.
  Оба замолчали, подумав об одном и том же. Месяц в условиях Объекта - это невероятно долго. Даже восьмичасовая смена - долго. Кажется, прошла целая вечность с той минуты, как они оказались в зале...
  В проходе появился Гофман, сосредоточенно переговаривавшийся по рации. Не прекращая разговора, остановился возле сержантов.
  - Ну что ж, - сказал он, выключив связь, - свой первый бой вы выдержали, не побежали, остались с бойцами, уже одно это хорошо. - Он посмотрел на Дениса. - Вы дали совершенно правильный приказ уворачиваться и отбегать от пришельцев, это было самое разумное решение в сложившейся ситуации. Этим вы значительно уменьшили потери среди личного состава. А вот ваш приказ хватать пришельцев за голову, - он посмотрел на Болеслава, - был ошибочен.
  - Мне тогда казалось, что головы - это их самое уязвимое место, - молвил тот подавленно.
  - Бои здесь полны неожиданностей и подчас бывает трудно принять верное решение, - сказал лейтенант. - А вообще вы оба держались хорошо, только не следовало без необходимости высовываться из кабинки. Приказы бойцам можно передавать и по рации.
  По ярусам и балконам прокатился дружный гул, больше похожий на вздох, по которому новички уже безошибочно научились определять, что в сфере опять что-то заметили.
  - Ну вот, - встревожился Болеслав. - Кажется, снова предстоит бой!
  Лейтенант озабоченно сдвинул брови.
  - На нашем секторе не успели восстановить артиллерию, поэтому бой будет трудным, - сказал он. - Главное - не теряйте голову. Ситуация постоянно под контролем командования.
  Сержанты разошлись по своим отделениям. Денис медлил забираться в кабинку. Он стоял, вглядываясь в сферу и колыхавшиеся в ней тёмные силуэты, которые смахивали на каких-то странных земноводных существ. Наконец из сферы что-то высунулось. Денис даже не успел рассмотреть, на что это было похоже. Полыхнул выпущенный сверху предупредительный луч, и это "что-то" убралось обратно в сферу. Денис залез в кабинку и, как все в зале, замер в напряжённом ожидании. Вспотевшая рубашка прилипла к спине, руки словно срослись с рычагами управления пушкой.
  Он облегчённо вздохнул и откинулся, увидев, что тени в сфере стали блекнуть и исчезать. Не прошло и минуты, как внутренность сферы опустела и приняла свой обычный вид. По залу объявили отбой.
  Виссос обратился к Денису с просьбой разрешить бойцам перекусить. Денис, конечно, разрешил. Ему самому любопытно было посмотреть, как это будет выглядеть. Еда для ликанийцев наверняка уже приготовлена и находится где-нибудь при них, скорее всего - в выдвижных ящиках под их орудиями. Он угадал: после того, как Виссос отдал команду, всё отделение дружно раскрыло ящики, извлекло из них довольно объёмистые тюбики и за пару минут выдавило их содержимое себе в рот.
  Пройдясь по рядам и оглядевшись, Денис обнаружил, что и в остальных отделениях ликанийцы перекусывают. Виссос сказал, что сейчас наступило обеденное время и что Денис тоже может пообедать. Сержанты и офицеры, объяснил он, либо заказывают себе обед по рации прямо сюда, либо идут обедать в столовую. Это рядом, в смежном помещении.
  Денис сначала решил заказать обед в кабинку, но подошедшие Болеслав и два сержанта из их сектора уговорили его пройтись в столовую. Одному из сержантов, Мартину, оставалось служить на Объекте всего пять дней и он чувствовал себя ветераном. На слова Дениса о том, что твари могут вылезти из сферы во время обеда, Мартин только махнул рукой.
  - Ничего, всё будет нормально, вот увидишь, - сказал он. - Твари не вылезают так часто, мы отлично успеем поесть.
  Второй сержант, Орго, поступил на Объект неделю назад, и по его молчанию и задумчивому виду можно было догадаться, что, в отличие от своего приятеля, он ещё не успел свыкнуться со здешними ужасами.
  Столовая была полна обедающими военными. К молодым людям немедленно подошёл один из метрдотелей-акритян и провёл их к свободному столику, на ходу расспрашивая об их гастрономических предпочтениях. Сержанты уселись, и не прошло и минуты, как появилась привлекательная акритянка в белоснежном переднике, катившая поднос с разнообразными блюдами. Как видно, терять время тут было не принято, всё делалось с завидной скоростью, даже доставка еды.
  - Главное - во время боя поменьше высовывайтесь из кабинки, - наставлял Мартин новичков, поглощая суп из каких-то местных рыб. - С лейтенантом общайтесь только по рации. Да и солдатам тоже можно приказывать по рации. Всё-таки креголит - отличная штука, защищает буквально от всего... Те, кто поняли это, отслужили свой месяц и поехали домой...
  - Здесь подают земные овощи, - заметил Болеслав, косясь на соседние столы.
  - Здесь подадут всё, что захотите, - ответил Мартин. - Если закажете - доставят с Земли специально для вас каких угодно лангустов и устриц.
  - Терпеть не могу устриц, - пробормотал Денис. - А вот от настоящих земных овощей я бы не отказался. У нас на Сардониксе их выращивали в теплицах, а всё равно было не то. Вкус был другим.
  - На Объекте этого добра всегда полно, снабжение идёт по высшему разряду, - Мартин нажал на кнопку и придвинул к себе микрофон, находившийся в середине стола. - Свежих земных овощей, пожалуйста.
  Заказ прикатили через полминуты, а ещё через пять минут прозвучал сигнал опасности - в сфере что-то заметили. Оставив еду, все находившиеся в столовой устремились в зал.
  Ещё входя туда, Денис заметил в сфере колышущиеся тени. Трибуны вокруг арены быстро затихали. Залезая в кабинку, Денис оглядел поредевшие ряды своих ликанийцев. Специалисты из роты обслуживания только начали устанавливать для них новые пушки взамен испорченных "гусеницами", но теперь, после объявления сигнала опасности, они были вынуждены уйти, не закончив работы.
  Едва Денис захлопнул за собой дверцу кабинки, как из сферы выпрыгнул первый пришелец - антропоморфное создание ростом в полтора метра, в светло-сером облегающем комбинезоне и прозрачном округлом шлеме. Его голая бледно-белая голова с крупными тёмными глазами, прямым носом и тонкогубым ртом была совершенно человеческой. Напряжённая поза говорила о том, что он знает об опасности и готов встретить её. В руке пришелец держал что-то похожее на небольшой круглый щит.
  С потолка произвели предупредительный выстрел. Луч рассёк воздух перед самым лицом пришельца, но тот выставил перед собой щит, и луч вдруг изогнулся и вонзился в самую середину щита. А затем он отразился от него, причём отразился направленно, устремившись туда, куда его направлял пришелец, а именно - на средние ярусы, вгрызаясь в креголитовые перегородки и задевая орудия. Вслед за первым пришельцем из сферы выскочило ещё несколько. Щиты их вспыхнули. Ярчайшие лучи света ринулись во все стороны. Если бы креголит кабинки не был затемнён, Денис, наверное, ослеп бы. В наушниках прозвучал приказ командования открыть огонь из всех орудий. Денис застрочил из своего лучемёта. Весь зал от пола до потолка ощетинился боевыми лучами и прерывистыми линиями трассирующих плазменных снарядов. Вся эта масса огня изливалась на пришельцев, которых было на арене уже не меньше дюжины.
  Дениса поразило, что все огненные залпы, все вспышки и лучи, оказываясь в непосредственной близости от пришельцев, искривлялись и били в самый центр их загадочных щитов, не принося самим пришельцам никакого ущерба, даже наоборот - как будто заряжая их энергией, поскольку лучи, отразившись от щитов, направлялись на ярусы и балконы. От этого отражённого огня плавились стволы фотонных пушек, выходили из строя аннигиляционные мортиры, даже мутнел и покрывался сетью трещин несокрушимый креголит.
  Те несколько аннигиляционных бомб, что были выпущены по обладателям удивительных щитов, всё же нанесли им кое-какой урон. Денис заметил, как прозрачный сгусток накрыл сразу двух "щитоносцев", и те, повалившись на пол, задёргались в агонии. Их скафандры начали тлеть. Но их сородичи сразу обратили огонь своих щитов на аннигиляционные мортиры, явно представлявшие для них наибольшую угрозу, и вскоре мортиры замолчали.
  - Плазменное оружие отставить, - прозвучал в динамиках рации приказ командования. - Приготовиться к изменению гравитационного режима. Гравитация будет включена без предупреждения.
  Лучи, устремлённые на пришельцев со всех концов зала, разом погасли, и одновременно как будто уменьшилась убийственная сила загадочных щитов, хотя ещё и осталась достаточно большой. Денис окончательно уверился, что его догадка верна: лучи, бьющие по пришельцам и попадающие в их щиты, только "подпитывают" эти последние, усиливая их мощность.
  Пришельцев в зале было уже с полсотни, и они всё выходили и выходили из сферы. Группа пришельцев вдруг взлетела в воздух и устремилась к одному из выходов; остальные водили лучами по трибунам, прикрывая атакующих. Несколько парящих пришельцев оказались перед кабинкой Дениса. Ее креголит плавился и трескался под действием сверхмощных лучей. Сквозь сеть трещин Денис уже едва различал сферу, пришельцев и происходящее в зале. Пришельцев обстреливали разрывными снарядами. Некоторые взрывались у самой кабинки, производя невообразимый грохот. Креголит обладал хорошей звукоизоляцией, но всё же шум стоял такой, что Денис в своём герметичном шлеме и в наглухо закупоренной кабинке едва не оглох.
  В наушниках сквозь треск помех слышались какие-то бессвязные слова и обрывки фраз. Денис настроился на волну Виссоса.
  - Господин сержант, несём потери, - доложил ефрейтор. - Твари расстреливают нас...
  Голос ликанийца прервался, и в ту же минуту у Дениса перехватило дыхание. Ему, как и всякому звездолётчику, было хорошо знакомо это чувство, возникающее в момент появления невесомости. Денис прильнул к неповреждённой части креголита, пытаясь что-то разглядеть в дымной полутьме, которую во всех направлениях прорезали лучи прожекторов. Пока ему непонятно было, как изменилась ситуация, но теперь и защитники зала должны были испытывать затруднения: в состоянии невесомости от разрывных снарядов толку было мало, а лучевое оружие с самого начала не оказывало на пришельцев действия. Однако невесомость для чего-то всё-таки была включена. Значит, командование что-то задумало.
  - Виссос, Виссос, - повторял он в микрофон, но в наушниках продолжало хрипеть.
  Он повернул рукоятку настройки, решив связаться с Гофманом, как вдруг дверцу кабинки задёргало снаружи. В сознании молодого человека отчётливо прозвучал приказ: выйди ко мне.
  Повинуясь этой чуждой воле, Денис протянул руку к дверце и щёлкнул замком. Дверца стремительно раскрылась, словно её кто-то со страшной силой распахнул, и в кабинку ворвался порыв ветра. Денис едва успел заметить, как в потёмках за дверцей метнулась какая-то серая фигура. И тут с его сознания словно спала пелена. Он покрылся ледяным потом, осознав, что только что подвергся внушению, которое едва не погубило его.
  В зале царил полумрак, пронизанный огнями. Пришелец, который послал ему телепатический приказ выйти, куда-то исчез - возможно, его унёс сильнейший вихрь, искусственно созданный в зале. Денис не мог понять, что творится вокруг. Пришельцы ещё были здесь - мелькали лучи, испускаемые их щитами, но Денис сквозь клубы дыма видел, как они, неуклюже барахтаясь в невесомости, сгрудились возле сферы и ныряют в неё. Их тёмные фигуры виднелись на фоне зловещего шара. Один из их лучей, уже слабых и полупогасших, промахнул по залу и рассёк воздух возле самого плеча Дениса. Сержант ещё не успел испугаться толком, как кто-то сзади схватил его за рукав и свалил с ног.
  - Вы зря вышли из кабинки, сударь, - прошелестел над ухом знакомый голос.
  Виссос держал его своей здоровой рукой, прижимая к полу и одновременно пытаясь затолкнуть назад, в кабинку. Денис, весь потный, с гулко бьющимся сердцем, забрался в неё.
  - Что там? - прохрипел он, прежде чем захлопнуть дверцу. - Как у вас дела?
  - Кое-кто остался в живых, - услышал он невозмутимый ответ ефрейтора.
  - Как это - кое-кто?
  - Многие попали под лучи и сгорели, - объяснил Виссос. - А кого-то взяли с собой твари. Они заставляли землян и ликанийцев идти с ними. Они телепатически воздействовали, их внушению трудно было сопротивляться. Вам повезло, сударь, что тварь, которая велела вам подойти к ней, унеслась с вихрем...
  Денис без сил свалился в кресло. В зале снова включили тяжесть. Постепенно загорались дополнительные прожекторы. Дым рассеялся, и посреди арены, усеянной осколками и трупами, вновь во всей своей устрашающей красе выступила голубая сфера. Пришельцы окончательно исчезли в ней.
  
  
  Глава 8
  
  Динамик рации, вмонтированной в шлем, заговорил голосом лейтенанта Гофмана:
  - Внимание всем отделениям пятого сектора. Объявляю перекличку. Первое отделение, сержант Орго.
  - Здесь, сударь.
  - Второе отделение, сержант Плетнёв.
  - Здесь, - отозвался Денис.
  - Третье отделение...
  Денис дрожащими руками стянул с головы шлем и выбрался из кабинки.
  Зал приходил в себя. "Щитоносцы" учинили, пожалуй, самый ужасный разгром за сегодняшний день. В отделении Дениса осталось только восемнадцать бойцов, включая ефрейтора Виссоса, причём большинство, как и сам ефрейтор, были ранены. Не лучше дела обстояли и в других отделениях. Лучи пришельцев основательно повредили креголитовые перегородки и заграждения. Один из выходов был почти полностью завален обломками рухнувших верхних ярусов - через него, как помнил Денис, пытались прорваться пришельцы, и здесь шёл самый яростный бой.
  Трибуны наполнились специалистами и технологами. Особенно много было врачей. Их бледно-зелёные комбинезоны мелькали повсюду. В проходах и на лестницах стало тесно из-за многочисленных носилок, которые тащили молчаливые киберы. Во всю мощь работали вентиляторы и вытяжки, выкачивая из зала остатки гари и дыма; возле самой сферы, где больше всего лежало обломков, усердно трудились уборочные экскаваторы.
  - Что это были за твари? - поинтересовался Денис у Виссоса. - Они появлялись раньше?
  - При моей службе - нет, сударь, - ответил ликаниец. - Таких аппаратов, как у них, я ещё не видел. Они притягивают к себе лучи!
  - Это действительно потрясающе, - согласился сержант. - Искривляют направленные на них пучки света и снова отражают их... У нас делают что-то подобное, но аппаратура занимает приличный объём, а здесь - маленькие плоские штуковины, которые можно взять в руки...
  Из резерва главного командования на весь пятый сектор было выделено шестьдесят пять ликанийцев. Этого было мало. Денис больше всего опасался, как бы из сферы, покуда в зале не закончились ремонты и переоснащение, не вылезли ещё какие-нибудь твари, против которых было бы бессильно лучевое и аннигиляционное оружие. Тогда уж точно защитникам Объекта не удержать своих позиций в зале.
  Когда он поделился своими опасениями с лейтенантом, тот ответил, что тварей уничтожат и за пределами Объекта, только это создаст больше проблем для командования.
  - Купольное здание - это первый рубеж обороны, - объяснил Гофман. - Как только пришельцы прорвутся, немедленно вступит в действие программа защиты второго рубежа, который включает территорию Объекта с опоясывающей стеной. Есть и третий рубеж - весь Акрит, но это означает уже полномасштабную космическую войну. Из сферы запросто могут вылезти миллионы и миллиарды тварей, и бороться с их нашествием будет крайне трудно. Гораздо проще сдерживать их здесь, у сферы, у этого узкого бутылочного горлышка, через которое они проникают к нам практически поодиночке.
  К счастью для Дениса, до конца его смены крупных боевых столкновений больше не было; технологи даже успели заменить большинство повреждённых орудий на местах расположения его отделения.
  После "щитоносцев" из сферы трижды высовывались какие-то твари. Два раза - видимо, относившиеся к разряду "миролюбивых", поскольку после предупреждающего выстрела сразу убирались, а в третий раз - какие-то длинноногие, смахивающие на ходячие циркули, которые пытались проверить обороноспособность Объекта, затеяв перестрелку с ликанийцами из нижних ярусов. После первых же выстрелов аннигиляционной мортиры они поспешили унести ноги обратно в сферу.
  По окончании смены новобранцы покинули купольное здание ошеломлённые и полные впечатлений. Их разместили в одной из сержантских казарм - двухэтажном здании на окраине Объекта, недалеко от ограды, за которой начинались городские кварталы. После ужина все они, как это было здесь заведено, прошли сеанс психологической разрядки: тридцать минут сидели в "позе лотоса" перед инструктором, погрузившим их в особый расслабляющий транс. Для Дениса эти полчаса, действительно, оказались весьма полезны. Воспоминания о сегодняшних событиях перестали давить на него, он смог сосредоточить внимание на новых приятелях и своём новом быте.
  После непродолжительного "личного времени" по казарме объявили отбой. В просторной спальне ночевало сорок человек. Большинство заснуло сразу, как только в комнате погасили свет, но некоторые, особенно новобранцы, долго ещё ворочались в кроватях. Денис, Болеслав и Чанг, чьи кровати находились рядом, лежали, смотрели на окна, в которых вдали, в конце улицы, состоявшей из однотипных бараков, виден был креголитовый купол, и перешёптывались. Слышался шёпот и в других частях спальни.
  В коридоре за приоткрытой дверью тускло горела лампа. Временами оттуда заглядывал дежурный и на полу, в пятне света, вытягивалась его длинная тень. Он тихо прикрикивал на полуночников, обещая отправить их чистить оружие. Шёпот в комнате смолкал, но когда шаги дежурного стихали в коридоре, негромкие разговоры и споры разгорались с новой силой. Затихли они только ближе к полуночи. Усталость брала своё.
  Денис лежал на кровати и смотрел в окно. Верхушка огромной креголитовой полусферы была отчетливо видна на фоне ясного, усыпанного звёздами неба. В душе молодого сержанта шевелились сомнения в правильности его решения поехать сюда. Наверное, зря он не прислушался к словам многоопытного командующего базой на Сардониксе и ввязался в рискованное предприятие. Денис старательно гнал от себя эти мысли. Он не привык отступать. Раз уж он попал сюда, то должен пройти этот ад до конца. А в том, что на Объекте настоящий ад - в этом он уже убедился.
  Заметив, что полупрозрачный купол осветился изнутри, он невольно заволновался. В зале завязалось очередное сражение. Что за твари вылезли на этот раз? Надо будет завтра узнать об этом у кого-нибудь из ночной смены или у лейтенанта...
  Купол разгорался. Вскоре он горел так ярко, что комната со спящими бойцами осветилась до самых дальних углов. Денис в тревоге приподнялся на кровати, вглядываясь в окно. Привстало ещё несколько бойцов, которые не спали в эти минуты.
  - Похоже, вернулись пришельцы с отражателями, - прошептал Болеслав.
  - Если их не уймут в ближайшие двадцать минут, то они сожгут купол, это точно, - тоже шёпотом прибавил Чанг. - Мне об этом один технолог сказал, а он-то понимает в таких вещах. Не первый месяц на Объекте...
  Денис невольно перевёл взгляд на настенные часы. Он не мог сказать точно, но ему казалось, что двадцать минут купол уже светится.
  - Пари готов держать, что сейчас там серьёзная драчка, - Болеслав встал с кровати и подошёл к окну. - Ну точно, к куполу маршируют ликанийцы... и, кажется, что-то везут... вроде, мортиры подвозят...
  Денис присоединился к нему.
  Прямая, как стрела, улица была вся заполнена народом, который по большей части двигался к купольному зданию. В небе барражировали флайеры. Только что перед окнами казармы строем прошёл взвод ликанийцев в полном боевом вооружении; минут через пять в том же направлении промаршировал ещё один взвод. В соседней казарме светились все окна - там, похоже, объявили тревогу.
  - Сейчас и нас поднимут, - пробормотал Болеслав. - Можно заранее одеваться...
  Не успел он это сказать, как купол стал быстро гаснуть и вскоре окончательно потемнел. Не зная, что бы это значило - победу над пришельцами или полный захват ими здания, друзья в волнении вглядывались в конец улицы.
  - Ничего себе - служба тут... - шептал Болеслав. - Знай я заранее, я бы, наверное, трижды подумал...
  - Ты в любое время можешь подать рапорт об увольнении, - заметил Денис. - Согласно закону. И тебя сразу отправят отсюда... Правда, с военной карьерой придётся проститься навек...
  - Как и с гражданской, - уныло согласился приятель.
  В коридоре послышались шаги.
  - Идёт! - шепнул Денис, и оба метнулись к кроватям.
  На соседней кровати приподнялся Чанг.
  - Ну, что там? - шептал он. - Что там видно? Всё нормально?
  - Если нас сейчас не поднимут по тревоге, то всё нормально, - ответил Денис.
  В дверях возник силуэт дежурного.
  - Кто-то хочет отправиться в оружейку? Там всегда найдётся работа для страдающих бессонницей!
  Друзья притворились спящими. Дежурный продолжал стоять в дверях, и они вынуждены были лежать не шевелясь, с закрытыми глазами. В конце концов они сами не заметили, как заснули.
  
  
  Глава 9
  
  За ночь в зале как будто ничего не изменилось. Как и вчера, когда Денис уходил, креголитовые ограждения были покрыты свежими горелыми пятнами и трещинами, под ногами валялись неубранные осколки снарядов, по рядам ходили доктора, технологи спешно ремонтировали или меняли вышедшее из строя оружие. Лихорадочная работа кипела повсюду. И всё так же неподвижно висела посреди арены загадочная голубая сфера. Но были и новшества. Спустившись к местам своего отделения, Денис обнаружил полный состав в пятьдесят человек и нового ефрейтора, который представился ему сначала своим полным ликанийским именем, а потом попросил называть его коротко: Файф.
  - А где ефрейтор Виссос? - осведомился Денис.
  - Направлен на протезирование и вчистую комиссован, - доложил Файф, показавшийся Денису точной копией Виссоса. - Кстати, господин сержант, он просил передать вам привет.
  Денис кивнул и в сопровождении Файфа направился вдоль рядов своих бойцов, знакомясь с ними и осматривая их вооружение. Как ни удивительно, механики успели заменить все испорченные орудия, а в некоторых местах даже поставили новые перегородки.
  В сфере долго никто не показывался. Денис успел разузнать у сержантов и Гофмана новости о событиях минувшей ночи. Тварей, которые вылезли ночью, окрестили "тараканами" за их уродливый внешний вид, а главное - за их удивительную живучесть: плазменное оружие не пробивало их броню, сражение решила лишь бактериологическая атака, и то бактерии подействовали не сразу. Пришельцы находились на Объекте минут сорок - одно время даже казалось, что их вообще нельзя остановить, придётся отдать им здание и отступить на второй рубеж обороны, когда они, наконец, начали дохнуть.
  - "Тараканы" появляются уже во второй раз, - сказал Гофман. - В первый унять их было гораздо труднее, но, главное, с того боя мы получили несколько трупов этих тварей. Специалисты обследовали их и вывели против них особые бактерии. Ими и потравили их вчера ночью.
  Также Денис узнал, что пришельцы, выходящие из сферы, подробно описываются, классифицируются и заносятся в специальный каталог, по которому проходят не как "тараканы", "рыбы" и "медузы", а как существа с определённым буквенно-цифровым кодом. Благодаря сведениям из каталога борьба с пришельцами при их повторном появлении существенно облегчается: имея информацию о предыдущем бое и методах, которыми удалось их "унять", оперативное командование и стратегический штаб в течение короткого времени вырабатывают линию сражения. Но часто бывает так, что и противник, уже побывав в купольном зале, знает, что его здесь ждёт, и тоже готовится к встрече, заново экипируясь и подготавливая новое оружие. В этих случаях прежние методы могут не сработать и приходится экспериментировать на ходу, как это было, например, с "щитоносцами", которые до этого уже атаковали Объект и были известны его защитникам. "Щитоносцы", обозначенные в каталоге как "существа типа U-231", приготовили весьма неприятный сюрприз в виде портативных отражателей. Лишь в последний момент, методом проб и ошибок, было найдено средство борьбы с ними: включение состояния невесомости и создание сильнейших турбулентных вихрей. Понятно поэтому, почему во время каждого боя защитники Объекта стремятся заполучить образцы оружия пришельцев, их трупы или хотя бы части трупов. Лучше всего, конечно, захватить кого-нибудь из пришельцев живьём. Тогда противник становится гораздо понятнее и уже можно разработать конкретный метод борьбы с ним.
  Всё это Денис узнал из разговоров с сержантами, специалистами и лейтенантом Гофманом. Второй день на Объекте показался ему не таким тяжёлым, как первый, - может быть, потому, что пришельцы атаковали не слишком агрессивно и их удавалось быстро "унимать", а может, и потому, что он уже кое-что знал о них и о самом купольном здании - настоящем чуде военной техники.
  Пространство под куполом представляло собой особый мир со своим климатическим и биологическим режимом. За считанные секунды здесь можно было повысить температуру на десятки градусов или понизить чуть ли не до абсолютного нуля; создать ливень, снег, град, ураган, невесомость или усилить тяжесть до того, что невозможно станет пошевелиться. Можно было изменить и самый состав атмосферы, наполнив её ядовитыми газами или убийственными бактериями. Про оружие и говорить нечего. Всё, чем располагали военно-космические силы Союза, было представлено здесь, за исключением, пожалуй, самых мощных и разрушительных видов, но и они наверняка были уже приготовлены на крайний случай.
  Защитникам чудо-купола приходилось выдерживать атаки пришельцев, обладающих вооружением не хуже, а иногда и лучше того, которое использовалось в войсках Союза. Вторгнись в галактику настоящая, большая армия тех же "щитоносцев" или "тараканов", поддержанная их мощными военно-космическими флотилиями, то исход войны был бы далеко не ясен. Гофман был прав: защитникам Объекта помогала узость выхода из подпространства, через который, по-видимому, невозможно было перевести более действенное оружие, чем то, которое пришельцы имели при себе. Но часто и с таким оружием они пытались захватить Объект, превратив его в плацдарм для последующего большого вторжения.
  В казарме после отбоя уставший Денис уже не шептался с друзьями до полуночи, а сразу проваливался в сон. Свободного времени у него было мало. После дежурства приходилось изучать новые виды вооружений и анализировать сражения с пришельцами разных типов, разбираясь в тактике ведения ими боя, в их оружии, повадках, внешнем виде, а иногда и внутреннем строении.
  За годы существования Объекта, как он узнал, их перебывало здесь немало. Подавляющее большинство, однажды появившись, больше не показывалось, но много было таких, которые появлялись во второй, в третий, в десятый раз, видимо не оставив надежд на захват купольного здания, Акрита и, возможно, всей галактики. Наибольшую опасность, по общему мнению, представляли так называемые "пиявки", или существа типа К-180, как они обозначены в каталоге. "Пиявки" появлялись много раз и, несмотря на то, что они не демонстрировали во время своих повторных появлений каких-либо технических новшеств и сюрпризов, бороться с ними было чрезвычайно трудно. Причина этого крылась в удивительной изменчивости их организма и поистине дьявольской приспособляемости к практически любым условиям окружающей среды. Никакая химия, никакие бактерии их не брали. "Пиявки" прекрасно чувствовали себя и в пекле и в космическом холоде. Какую-то надежду в борьбе с ними давали только аннигиляторы и силиконовая пена; раза два или три их удавалось остановить воздействием мощнейших психогенных излучений особо низких частот, но потом этот метод почему-то не срабатывал. Название своё они получили от того, что не столько стремились вывести из строя вооружение защитников зала, как большинство других пришельцев, сколько самих этих защитников. Они целенаправленно охотились на живых существ, впивались в них и высасывали внутренности, оставляя лишь скелет и мышечные ткани. Их появления ждали с затаённым ужасом. Едва что-то высовывалось из сферы, а уже все гадали: "пиявки" это или нет.
  Столкнуться с ними Денису пришлось на четвёртый день его службы на Объекте. Из сферы высунулся чёрный с металлическим отливом короткий толстый отросток, который извивался, то ли пробуя на ощупь воздух, то ли оглядывая зал. Затем из сферы выскользнуло всё существо и с глухим стуком шлёпнулось на пол.
  - "Пиявки"! Внимание, "пиявки"! - послышалось в шлеме Дениса. - Аннигиляторы - к бою! Огонь!
  На тварей посыпались аннигиляционные бомбы, которые придавливали их к полу, заставляя после недолгих судорог затихнуть. Бомбы одна за другой летели с потолка, но и пришельцы лезли из сферы непрерывно. Извиваясь, двигаясь зигзагами, чуть ли не прыжками, они пытались увернуться от бомб и подобраться к ярусам. Некоторым тварям это удавалось. Одна накинулась на ликанийцев Дениса. Из своей кабинки он рассмотрел её вблизи. Выглядела "пиявка", пожалуй, уродливее, чем в документальных кадрах кинохроники и на голограммических снимках. Она походила на морскую звезду метров двух с половиной в размахе конечностей; её чёрное блестящее, словно бы состоявшее из сплошного жидкого металла тело могло по-всякому извиваться и менять форму, то вытягиваясь, то сворачиваясь в шар, то растекаясь, а то вдруг поднимаясь в рост, становясь похожей на чрезвычайно уродливого антропоида. Ничего похожего на глаза, нос и рот на теле твари заметно не было.
  Перебираясь, вернее сказать - перетекая через креголитовые заграждения, тварь простёрла три мощных отростка сразу над тремя солдатами. Денис услышал в наушниках, как Файф, воевавший здесь всего третий день и вряд ли что-то толком знавший о "пиявках", командует: "Огонь!". Землянин в досаде покачал головой: плазменным огнём "пиявку" не пробить. И верно: тело твари окуталось едва заметным синеватым свечением, которое, подобно силовому экрану, преломило лучи. Похоже было, что тварь даже не обратила на эти лучи внимание. Она вся перевалилась через заграждение, рухнула на бойцов и растеклась по ним своим подвижным пульсирующим телом, подминая их под себя, прижимая друг к другу.
  - Денис, силикон! - раздался в рации голос Гофмана.
  Сержант, заворожённый жутким зрелищем, опомнился.
  - Ефрейтор Файф! - закричал он. - Отставить огонь! Обливайте её силиконом! Бойцов уже не спасти, надо хотя бы нейтрализовать тварь!
  К сиденью каждого ликанийца был приторочен шланг, через который подавалась силиконовая пена. Солдаты, находившиеся поблизости от твари, немедленно достали шланги и направили на "пиявку" струи.
  "Пиявка" тем временем уже полностью накрыла трёх ликанийцев, став похожей на внушительных размеров ком. Коричневая силиконовая пена быстро покрывала его, сразу затвердевая. Денис знал, что "пиявка" под коркой отвердевшего силикона жива и что сейчас она высасывает внутренности ликанийцев, а когда закончит с этим занятием, получит такой запас жизненной энергии, что сможет выломаться из силиконового панциря.
  - Лейте, лейте на неё! - кричал он. - Заливайте её всю! Силиконовая корка вокруг неё должна быть толстой, тогда она не вырвется!
  Аннигиляционные бомбы продолжали сыпаться, уничтожая пришельцев, но те всё ползли и ползли из сферы, и всё больше их проскальзывало через убийственный град бомб и добиралось до ярусов. Здесь их встречали струями силикона.
  "Пиявку" требовалось поливать пеной хотя бы минуты три, чтобы создать достаточно внушительный панцирь. Но трёх минут у солдат зачастую не было. А свежезатвердевшую, ещё тонкую корку силикона твари ломали с лёгкостью.
  На нижних ярусах началась суматоха: ликанийцы метались с шлангами, направляя струи силикона на чудовищ и при этом невольно забрызгивая друг друга; некоторые бойцы, сами оказавшись частично закованными в силиконовый панцирь, выбывали из строя и становились лёгкой добычей "пиявок", которые своими отростками разрывали на них комбинезоны и вгрызались в плоть.
  Тварей на ярусах становилось всё больше. Они упрямо лезли вверх по лестницам и проходам, добирались до балконов и, перекидываясь по ним, приближаясь к куполу. Денис внезапно понял, куда они лезут: на самый верх, к аннигиляционным мортирам! В своём стремлении к ним они почти не обращали внимание на людей, которые могли бы стать их лёгкой добычей.
  - Внимание, включается тяжесть, - прозвучало в наушниках. - Всем приготовиться.
  Денис, который в эту минуту высунулся из кабинки, поспешил снова нырнуть в неё, но до конца захлопнуть дверцу не успел: в щель просунулся конец чёрного отростка. Денис попытался вытолкнуть его ногой, но тот не выталкивался, больше того - начал набухать, раскрывая дверь. Денис выхватил из-под кресла шланг и дрожащими руками включил подачу силикона, направив струю на отросток, который явственно вытягивался по направлению к нему.
  Внезапно резко возросла тяжесть. Дениса вдавило в кресло, шланг выпал из его рук и заглох. Кошмарный отросток тоже прянул вниз и тяжело шевелился где-то у ноги землянина.
  Тяжесть включили такую, что Денис не мог пошевелить и пальцем. Сквозь креголит он видел, что пиявки перестали выползать из сферы, но перестали сыпаться и аннигиляционные бомбы.
  Отросток, который успел проникнуть в кабинку, был покрыт силиконовой коркой и, по-видимому, не представлял опасности. Денис косил глаза на приоткрытую дверь, за которой находилась тварь. Она слабо шевелилась и, похоже, предпринимала попытки открыть дверь шире, но дверь, как и все предметы в зале, сделалась настолько тяжёлой, что не сдвигалась с места. Также боковым зрением Денис заметил, что тварь постепенно высвобождает свой отросток из силиконового плена и медленно, с усилием, меняет форму тела, становясь похожей на большую змею с утолщением посреди туловища.
  Грудь Дениса налилась свинцом. Лёжа в кресле, он с усилием делал каждый вдох. Одновременно он следил за тварью и оглядывал полупогасший зал. Ярусы и балконы затихли: многократно усилившаяся тяжесть всё обездвижила. Но пиявки, хоть и с трудом, продолжали двигаться. По временам вываливались они и из сферы.
  - Внимание, даём инфразвук, - пророкотало в динамике.
  Инфразвуковые волны Денису, защищенному шлемом, были не страшны, но они могли подействовать на чудовищных пришельцев.
  Наблюдая за тварью, шевелившейся за дверью, Денис пришёл к выводу, что инфразвук на неё никак не действовал. Она окончательно высвободила свой отросток из силикона и, медленно извиваясь, снова потянулась им в приоткрытую дверь. Денису было отлично известно, что тварь без труда пропорет бронированную ткань комбинезона и доберётся до тела, после чего практически сразу наступит смерть. Через свой отросток она будет всё глубже и глубже погружаться в его внутренности, засасывая их в себя...
  Он похолодел, косясь себе под ноги, глядя, как подползает, преодолевая тяжесть, страшный отросток.
  
  
  Глава 10
  
  Охваченный ужасом, он даже не расслышал шагов за дверью кабинки. Дверь вдруг раскрылась шире и в её проёме показался один из тех кибернетических увальней, что использовались на погрузочных работах. Кибер, видимо руководимый кем-то, кто следил за происходящим в зале по телекамерам, наклонился к "пиявке" и оттащил её в сторону.
  Уже одно это было громадным облегчением для землянина. Он подумал, что кибер вряд ли способен причинить твари существенный вред, но уже в следующую минуту ему стала понятна цель, которую преследовали те, кто направили сюда гиганта. Киберы, способные двигаться в условиях высокого тяготения, должны были не бороться с "пиявками", а эвакуировать из зала оставшихся в живых людей, пока "пиявки" ещё не окончательно расправились с ними!
  Кибер обхватил Дениса обеими передними конечностями и выдернул из кресла. Ступню обожгла резкая боль. Денис закричал, но крик почти сразу заглох в онемевшей гортани. Землянин мгновенно понял, в чём дело. Немного силиконовой пены, которой он совсем недавно поливал тварь, попало ему на ногу, частично заковав её в броню, а он, из-за возросшей тяжести, до последнего момента не замечал этого. Кибер так грубо (впрочем, какой деликатности можно ждать от кибера?) вытащил его из кабинки, что в ступне захрустело. Наверно, сломалась кость.
  Денис стонал, сцепив зубы. В ногу словно вгрызалось сверло, перед глазами плыли круги. Он попытался снять боль самовнушением, как его учили на занятиях по психотренингу. Это помогло, но не полностью. Тем не менее он немного пришёл в себя. Кибер, тяжело переставляя мощные металлические ноги, нёс его со всей возможной аккуратностью. Зал был погружён в полумрак - прожекторы и практически все орудия не могли работать в условиях возросшей тяжести, лишь несколько ламп тлело под самым куполом. Кое-где виднелись другие киберы, медленно бредущие от яруса к ярусу, от кабинки к кабинке. Многие из них несли людей или ликанийцев.
  "Пиявок" в проходах и на лестницах лежало множество. Кибер переступал через них. Твари слабо шевелились и, казалось, издыхали, но Денис знал, что это впечатление обманчиво: как только тяжесть уберут, они снова кинутся в атаку.
  Гигант вынес Дениса в смежную с залом комнату - здесь тоже действовала тяжесть, но дальше, за двумя парами металлических дверей, тяжесть, как он знал, должна была быть нормальной. Кибер приблизился к первым дверям, они раскрылись, кибер вошёл в темноту шлюзовой камеры, затем раскрылись вторые двери, в глаза Денису ударил свет, и он, наконец, вздохнул полной грудью.
  Сразу резко усилилась боль.
  - Нога, осторожнее... - простонал он.
  Какие-то люди уложили его на пол, раскрыли лицевые створки его шлема. Над ним наклонились медики. Врач ввёл ему болеутоляющее и осмотрел ступню по экрану портативного сканирующего аппарата.
  - Ничего, ходить я, вроде, могу, - бормотал Денис, пытаясь встать. - Только нужна палка, а ещё лучше - костыль...
  - Старайтесь не двигать ногой, а то будет хуже, - сказал врач. - У вас сломаны две кости и растянуты связки, но это пустяки. В госпитале ваши кости отремонтируют за пару дней...
  Из зала вынесли ещё двоих раненых, и внимание медиков переключилось на них. Боли в ноге уже не чувствовалось. Денис, с помощью оказавшихся рядом военных, встал.
  - В зале полно тварей, - рассказывал он, отвечая на их вопросы. - Тяжесть на них действует, но они всё же движутся. Медленно, но движутся. И продолжают вылезать из сферы...
  Кто-то из медиков принёс для Дениса удобную трость. За годы своей военной службы сержант не раз получал ранения в ногу и имел большой опыт обращения с подобного рода предметами. Он взял трость и довольно уверенно захромал, опираясь на неё.
  Бродя по коридору, Денис искал среди множества толпившихся тут людей кого-нибудь из знакомых, а заодно прислушивался к разговорам. Кругом говорили, что ситуация в зале критическая. Слишком много тварей вышло из зоны обстрела аннигиляционных мортир.
  - Можно попытаться провести бактериологическую атаку, но для этого придётся отключить тяжесть, - объяснял какой-то военный с капитанскими нашивками.
  - Но если отключить её, то твари сразу доберутся до мортир, - возражали ему, - а аннигиляция - это пока единственное, что может реально убить их.
  - Аннигиляция малоэффективна, они легко проходят через зону обстрела, - доказывал другой военный. - Вот увидите, скоро они выйдут из зала сюда, а здесь нам нечего им противопоставить.
  - Здание придётся сдать, - сказал кто-то в толпе.
  В разговорах сквозила растерянность. Ждали решения штаба, каких-то команд, но репродукторы молчали.
  Заметив Гофмана, Денис направился к нему. Лейтенанта окружало несколько сержантов пятого сектора, которые либо сами успели покинуть свои кабинки в начале нашествия "пиявок", либо были вынесены киберами. Среди них Денис увидел Болеслава и Орго.
  - Денис, дела паршивы, - Болеслав первым подошёл к нему. - Мои ликанийцы, похоже, погибли почти все.
  - А где Мартин? Где остальные сержанты?
  - Сидят в кабинках, запертых изнутри. Киберы не могут вытащить их оттуда, а сами они не могут отпереть дверь из-за тяжести! Вот такие дела. Если сдадим зал, то они долго там не протянут.
  Наконец репродукторы объявили, что через пять минут тяжесть будет отключена.
  - Всем приготовиться к распылению бактерий. Повторяем: всем приготовиться к распылению бактерий...
  Народ в коридоре пришёл в движение. Лица исчезли за створками шлемов, в руках у многих появились баллоны с силиконовой пеной. Гофман велел вооружиться такими баллонами и своим сержантам.
  - Когда отключат тяжесть, пиявки будут здесь, - сказал он. - А силикон - это единственное, чем их реально можно встретить. На всякий случай будьте готовы к отходу за ограду Объекта. Ты, Денис, поскольку ты ранен, должен покинуть здание прямо сейчас.
  - Господин лейтенант, руки-то у меня здоровы, я в одной руке могу держать трость, а второй управляться с баллоном...
  - Это приказ. Ступай.
  Денису оставалось только козырнуть и повернуться на сто восемьдесят градусов.
  Так быстро, насколько позволяла онемевшая нога, он направился к лестнице, спускавшейся на первый этаж. Репродукторы возвестили об отключении в зале тяжести. За стенами глухо загудело. Денис захлопнул на себе шлем. Хотя бактерии поступали только в купольный зал, но они могли просочиться и сюда, так что осторожность не мешала.
  Киберы прикатили несколько тележек с ручными баллонами, в которых содержался силикон. Денис взял на всякий случай парочку и закинул себе за спину.
  - Пришельцы выбираются из зала! - взволнованно зазвучало в рации шлема. - Они в смежных помещениях! Всем покинуть здание!
  Денис, уже достаточно знавший о "пиявках", понял, что бактерии на тварей не подействовали. Положение складывалось очень серьёзное. Похоже, впору было заботиться о собственном спасении...
  Он проходил мимо одного из входов в зал. Здесь столпилось несколько военных и специалистов, окружив "пиявку". На неё со всех сторон были направлены струи силикона, но она всё же находила в себе силы извиваться и даже нападать на людей, стремительно вытягивая в их сторону свои отростки. Отростки тотчас же заливали пеной. Пена, однако, не успевала обхватить корчащуюся тварь сплошным панцирем; едва успев затвердеть, она трескалась и разлеталась на осколки.
  Весь в ледяном поту, Денис двинулся дальше. Из-за поворота ему навстречу вывалила толпа - в основном технологи и обслуживающий персонал.
  - Там "пиявки"! - кричали они Денису и всем, кто находился в коридоре. - Назад, поворачивайте назад! Можно ещё пройти через третий сектор!
  Кое-кто из военных пытался организовать сопротивление. Вооружённые плазмопилами и силиконом, они шли навстречу отступавшим. Денис присоединился к ним. Он тоже солдат и вполне может сражаться. Если он отступит вместе с гражданскими, то о нём, несмотря на его ранение, кто-нибудь потом скажет, что он струсил.
  Толпа схлынула. В помещениях, смежных с купольным залом, стало пустынно и просторно. Денису теперь попадались только военные, да иногда врачи. Комбинезоны на всех были наглухо застёгнуты, головы упрятаны в креголитовые шлемы.
  Дениса нагнал маленький отряд ликанийцев. Почти все были ранены, лишь их ефрейтор удачно перенёс атаку "пиявок". Он даже не хромал.
  Завидев Дениса, он бодро шагнул ему навстречу.
  - Господин сержант, - сквозь затемнённый пластик шлема на Дениса смотрело глазастое лицо. - Рад видеть вас живым! В настоящее время переведён в непосредственное подчинение к лейтенанту Гофману.
  Денис не столько узнал его, сколько догадался, что это не кто иной, как Файф.
  - А где он сам?
  - Вон там, - Файф показал в конец коридора. - Прикрывает отход гражданских.
  - Сколько бойцов уцелело в отделении?
  - Точно сказать не могу, сударь, но уцелело немного. Боеспособных осталось только пятеро, включая меня. Согласно вашему приказу, мы заливали тварей силиконом, и тут по рации поступил приказ главного командования всему рядовому составу отступить из зала. Мы в организованном порядке двинулись к выходу, но тварей было уже слишком много. Меня спасла от неминуемой смерти только включившаяся тяжесть, а потом меня подобрали киберы.
  Пока он говорил, Денис лихорадочно раздумывал, стоит ли ему возвращаться к лейтенанту, ведь тот дал ему категорический приказ покинуть здание.
  - Сколько народу с лейтенантом? - спросил он.
  - Кажется, человек двадцать. Мы тут поставлены, чтобы прикрывать этот коридор. Здесь вентиляционные выходы, и по ним могут просочиться твари.
  Словно подтверждая его слова, из едва заметной узкой решётки у самого пола высунулся тонкий, всего полсантиметра в диаметре, отросток и быстро потянулся, словно потёк, вдоль стены.
  - Вон, одна уже лезет! - перехватывая баллон, Денис кинулся к отростку.
  Ясно было, что тварь, изменив форму и истончившись до размеров червяка, сейчас просочится сюда вся и снова примет свой обычный вид. Денис ударил по отростку струёй силикона.
  Он, однако, прекрасно понимал, что, заливая силиконом только часть "пиявки", ни убить, ни даже задержать её невозможно. Надо было залить пеной всю тварь, сразу всю целиком, причём залить хорошо, чтобы слой затвердевшего кремния был достаточно толстым. Тогда тварь будет нейтрализована. Заливая отросток, Денис надеялся, что тварь хотя бы уберётся назад за решётку. Но оттуда вслед за первым отростком потянулся второй, а потом и третий.
  - И здесь лезет! - крикнул кто-то из ликанийцев.
  В противоположном углу помещения из такой же решётки выползал ещё один отросток.
  - Глушите их силиконом! - кричал Денис. - И заливайте пеной все решётки, какие есть!
  В коридоре появился сержант, судя по нашивке - из шестого сектора. В руках он держал плазмопилу.
  Он кивнул Денису как старому знакомому и, не говоря ни слова, сразу направился к решётке, из которой выползала жуткая конечность. Ликанийцы придавили её к полу прикладами бластеров, и сержант перерезал её пилой в считанные секунды.
  Обрубок заизвивался и устремился к ближайшему бойцу.
  - Осторожнее! - крикнул Денис.
  Даже маленький кусочек твари способен был жить как целое существо. Если такой кусочек нажрётся человеческой плоти, то быстро вымахает в настоящую большую тварь. Но обрубок, в отличие от целой твари, легко нейтрализовать силиконом. И Денис, не теряя времени, стремительно залил извивающуюся гадину, заключив его в каменный саркофаг.
  Сержант продолжал работать плазмопилой, оттяпывая от тварей, вылезавших из решётки, по небольшой частице, которую ликанийцы и Денис тут же заливали силиконом.
  В коридоре послышались взрывы. Стреляли из ручного гранатомёта. Грохот приближался к повороту, у которого ликанийцы с Денисом отбивались от выползавших тварей, и вскоре показались Гофман с несколькими сержантами из его сектора. Они отступали от четырёх преследовавших их "пиявок", паля по ним разрывными снарядами. Взрывы не причиняли тварям вреда, их лишь отбрасывало взрывной волной. Отлетев в сторону, "пиявки" вновь продолжали преследование. Одна из них зацепила конечностью какого-то сержанта, который, судя по его неуверенным движениям, был ранен, свалила с ног и подмяла под себя. Возле неё сразу взорвалась очередная граната, но было поздно: тварь уже намертво вцепилась в свою жертву и при взрыве отлетела вместе с ней.
  Увидев, чем занимаются ликанийцы и Денис, лейтенант в досаде мотнул головой.
  - Бросьте, всё уже бесполезно! - закричал он. - Надо быстрее уходить! Быстрее!
  Файф вытянулся:
  - Слушаюсь, сударь!
  - Сержант Плетнёв, почему вы тут? Я велел вам покинуть здание! - Гофман обернулся к ближайшей "пиявке", вскинул гранатомёт, секунду целился и нажал на пусковую кнопку. Ствол с глухим треском выплюнул гранату. - Ладно, делать нечего, пойдёте с нами. Где-то здесь есть комната, в которой забаррикадировались люди из роты обслуживания... Попробуем пробиться к ним...
  Один из гранатомётов вручили Файфу. Выстрелы ефрейтора отличались отменной меткостью: тварей при взрывах отбрасывало, как теннисные шары. Однако и людям приходилось во время стрельбы пригибаться или прятаться за ближайший угол - осколки гранат разлетались по всему коридору.
  Денис отвлёкся и не заметил, как отрезанный обрубок твари, извиваясь ужом, увернулся от струи силикона и впился в лодыжку сержанта, орудовавшего плазмопилой. Тот вскрикнул от боли и опустился на пол, выронив пилу. Кто-то из ликанийцев направил на лодыжку пену, но было уже поздно: крошечная тварь, пропоров ткань, впилась в человеческую плоть и вся ушла в неё.
  На крики к месту событий поспешил Гофман.
  - Что с ним? - спросил он у ликанийца.
  - В его ногу вошла тварь, сударь, - доложил тот.
  Несчастный затих, вытянувшись на полу.
  - Тварь уже просочилась в организм и пожирает его, - мрачно сказал лейтенант. - Заливайте труп пеной. И проследите, чтоб не осталось ни одного отверстия!
  Сразу несколько струй ударило по мёртвому. Один из ликанийцев по приказу Гофмана подобрал плазмопилу.
  Денис наклонился над убитым, вгляделся в окошко его шлема и вздрогнул от неожиданности: под затемнённым пластиком он узнал Карима! Секунду спустя пена залила и шлем, и шею, и плечи убитого, а через полминуты было завершено и сооружение всего силиконового саркофага.
  
  
  Глава 11
  
  Одна из тварей, держась в некотором отдалении от людей, начала обходить их справа. Её манёвр был понятен: она намеревалась отрезать им путь в свободный конец коридора. Получив сразу две гранаты, она отлетела, но тут же снова двинулась в том же направлении.
  - Уходим, быстро! - крикнул Гофман. - Оставьте труп как есть, у нас уже нет времени! Тварью больше, тварью меньше - теперь это не имеет значения!... Надо спасти людей! Они где-то в одной из комнат!...
  Маленький отряд, отстреливаясь, быстро двинулся по задымленному коридору.
  - Связь с ними устойчива? - Гофман обернулся к Болеславу.
  - Да, я их хорошо слышу, - тот шёл, на ходу подкручивая рукоятку портативной рации в своём шлеме. - Они говорят, что "пиявки" просачиваются к ним сквозь щель под дверью... Просачиваются быстро...Они уже проникли в комнату! Связь ухудшилась... Лейтенант, там что-то происходит...
  Гофман распорядился отдать все имеющиеся в наличии гранатомёты ликанийцам, которые обращались с ними гораздо лучше землян.
  - Вон они! - закричал Болеслав.
  Впереди, рядом с выходом на лестницу, виднелась распахнутая дверь, за которой метались какие-то силуэты. В полутьме комнаты происходило то, что можно было назвать бойней. Какой-то человек выскочил оттуда и тут же упал, настигнутый тёмной с металлическим отливом конечностью. Пиявки убивали людей практически одним прикосновением, тут же вгрызаясь глубоко в их плоть.
  - Людей там в живых уже нет, поэтому отходим к лестнице! - кричал лейтенант. - Отходим! Здесь нам уже нечего делать!
  Отряд выбежал на лестничную площадку, и тут на головы бойцам посыпались пластиковые плиты, которыми был облицован потолок. Вместе с плитами рухнули две большие "пиявки".
  Над потолком пролегала вентиляционная труба, по которой в это время пробирались твари. Почуяв добычу, они проломили плиты и свалились прямо на отступавших.
  Уже в падении они широко раскинули свои конечности и вцепились в первых подвернувшихся людей и ликанийцев. Беглецы оцепенели от ужаса. Кто-то направил на пришельцев струю силиконовой пены, но поливать из ручных баллонов таких больших существ было бессмысленно. Тут требовалось целое море пены. Силикон, едва успевая превратиться в корку, сразу трескался на подвижных, мощных, постоянно извивающихся телах и отскакивал.
  Одна из "пиявок", упавшая в метре от Дениса, помимо двух ликанийцев и одного землянина-сержанта, вцепилась в Гофмана. Денис шарахнулся, понимая, что ни он и никто другой уже не в силах помочь командиру.
  "Пиявки", как это они обычно делают, сгребли своих жертв вплотную друг к другу и начали обтекать их своими телами. Жертв, уже бездыханных, какое-то время носило и переворачивало накрывшей их глянцево-чёрной ртутоподобной массой. На мгновение в ней показалась бледная голова Гофмана, посмотрела на Дениса остекленевшими глазами и снова скрылась.
  Уцелевшие бойцы с криками ужаса бросились бежать. Денис подобрал с пола брошенный кем-то гранатомёт, а когда выпрямился, то обнаружил, что рядом с ним остались только Файф и ещё один солдат-ликаниец. От тварей текли по полу, удлиняясь, отростки с явным намерением подобраться к уцелевшим защитникам Объекта.
  - Господин сержант, нам надо быстро уходить, - ефрейтор, который заливал тянувшийся к нему отросток струёй пены, произнёс это по-ликанийски ровным, без признаков эмоций голосом.
  Этот спокойный голос привёл Дениса в чувство.
  - Да, уходим!
  - Люди ушли вниз по лестнице, - прибавил ефрейтор. - Но мы уже не можем пойти за ними.
  - Что за чёрт! - выругался Денис.
  Путь к лестничному маршу преградили "пиявки", поглощавшие свою добычу. Они сместились поближе к ступенькам, загораживая Денису подход к ним.
  - Пальнём по ним, - прохрипел землянин. - Но сперва отойдём, чтоб нас не задело осколками...
  Опираясь на трость, он отступил на несколько метров, опустился на пол, наставил на пиявок гранатомёт и нажал на пуск. Рядом открыл огонь Файф. Взрывы отбросили убийственных тварей, но не отогнали от лестницы - они лишь скатились вниз по ступенькам. Прорваться вниз по-прежнему было невозможно.
  Задыхаясь, весь мокрый от пота, с висящим на груди тяжёлым гранатомётом, Денис захромал в направлении ближайшего коридора.
  - Сударь, там твари! - крикнул Файф.
  Денис остановился. Из дыма, которым был наполнен коридор, выступили силуэты сразу трёх пришельцев. Денис саданул по ним короткой очередью, отбросив назад.
  - Придётся отходить по лестнице вверх, - сказал он, переводя дыхание.
  Лестничный марш, ведущий вверх, был свободен, но Денис не знал, куда он ведёт. Отступать приходилось в неизвестность.
  Он и оба ликанийца побежали по ступеням. Солдат поддерживал его под руку; Файф время от времени оборачивался и стрелял в "пиявок", которые стлались вдоль стен и перил, преследуя беглецов.
  Маленький отряд поднялся по лестничному маршу без помех. В просторном помещении с низким потолком, куда они попали, не было ни души. Повсюду стояли разного рода лучевые пушки, фотонные и аннигиляционные мортиры; откуда-то доносился глухой шум, стук и грохот отдалённых взрывов, и при этом над головами беглецов что-то непрерывно скреблось, заставляя их то и дело взглядывать на потолок, в ожидании, что оттуда снова свалятся твари.
  - Надо найти какую-нибудь лестницу, по которой можно спуститься к выходу из здания, - говорил Денис. - Самое хреновое, что я совершенно не знаю здешних помещений.
  - Мы тоже, сударь, - отозвался Файф.
  - Здесь должны быть лестницы и грузовые лифты, - Денис, озираясь, двинулся вперёд. - Лифтами мы, конечно, пользоваться не станем, они могут оказаться для нас ловушками...
  Он замешкался, увидев два человеческих трупа. Оба были страшно изуродованы, из клочьев одежды выпирали кости с остатками кожи, разбрызганная повсюду кровь ещё не успела высохнуть. Денис содрогнулся, подумав, что и он может стать таким же.
  За тупоносым стволом мортиры шевельнулась бесформенная тень. Крикнув: "Ложись!" - он установил перед собой гранатомёт и послал в "пиявку" сразу три снаряда. Взрывы заставили тварь убраться.
  Тяжело переводя дыхание, Денис двинулся в дальний конец, где, как ему показалось, была дверь. Она там действительно была, а за ней обнаружился наклонный, круто идущий вверх коридор. В полу были проделаны рельсы - вероятно, по ним вкатывали на балконы тяжёлые орудия.
  - Сударь, там твари, - сказал Файф.
  Денис оглянулся назад, куда показывал ликаниец. В помещении, которое они прошли, находилось уже с полдюжины "пиявок", и ещё несколько, вытянувшись в ленты, вылезали из решёток в потолке.
  - Бежим туда! - опираясь на трость, сержант торопливо зашагал вверх по коридору.
  Трупов здесь было особенно много. Они лежали в немыслимых позах, как будто какая-то мощная безжалостная сила нарочно скрючила их, сдавила, переломила им хребет и свернула голову. Тусклый свет, сочившийся откуда-то сверху, озарял бледные безглазые лица, выступающие кости, мешанину из клочьев окровавленной ткани и содранной кожи. Денису казалось, что ему не хватает воздуха. Хотелось сорвать с себя шлем и вздохнуть полной грудью. Но эти коридоры и лестницы, как и зал, наверняка всё ещё были насыщены смертоносными бактериями, которые так и не подействовали на пришельцев...
  Беглецы вышли в какой-то изгибающийся коридор и двинулись вдоль дверей. Почти все они были распахнуты и за ними виднелись выходы на балконы с орудиями. Живых людей на балконах не было, одни трупы.
  Из какой-то двери высунулась "пиявка". Денис не сумел достаточно быстро направить на неё ствол гранатомета и она наверняка впилась бы в него, если бы Файф сильным толчком не отбросил его в сторону. Денис и оба ликанийца кинулись на пол, и почти в ту же минуту ефрейтор выстрелил. Тварь отшвырнуло к стене. Вторым выстрелом Файф отбросил её ещё дальше, освобождая дорогу.
  - Надо искать выход вниз, - хрипел Денис, с усилием поднимаясь на ноги. - Он должен быть где-то здесь...
  - У нас кончаются снаряды, - констатировал Файф.
  Сняв с солдата последнюю ленту, он обернулся к Денису:
  - Разрешите я заправлю её в свой гранатомёт?
  - Заправляй. У меня еще оста... Слева!
  Денис метнулся за ближайший выступ, направил ствол на распахнувшуюся дверь и выстрелил. Тварь, которая выползала оттуда, убралась обратно.
  Беглецы перебежали через задымленный участок коридора и снова остановились: Файф короткой очередью снял с потолка двух висевших там "пиявок". Только оказавшись на безопасном расстоянии от них, Денис и его спутники двинулись дальше.
  Наконец они обнаружили то, что искали: винтовую лестницу, которая вела вниз и вверх. Файф начал спускаться первым. За ним последовали Денис и солдат, который поддерживал землянина под руку.
  Ефрейтор вдруг остановился.
  - Там твари, - сказал он. - Назад! Подайтесь назад, сударь!
  И он послал вниз длинную очередь. На ступенях загрохотало. Эхо отозвалось где-то за стенами.
  - Внизу полно тварей, - Файф обернулся к сержанту. - Нам здесь не пройти.
  Денис застонал в отчаянии. На мгновение у него опустились руки.
  - Нет! - Он встряхнулся. - Мы должны пробиться! Есть ещё путь наверх!
  Они повернулись и поспешили вверх.
  Оттуда навстречу им, скользя по перилам, спускалась тварь. Денис кинулся на ступени и нажал на спусковой крючок. Треснул взрыв. Тварь отшвырнуло, но граната разорвалась слишком близко, и шлем Дениса основательно задело осколком. Сверхпрочный креголит выдержал удар, чего не скажешь о голове землянина. Она гудела целую минуту, и Денис шёл шатаясь, пытаясь разглядеть что-то сквозь рой мелькающих перед глазами чёрных мошек.
  Они поднялись на два полных круга винтовой лестницы и оказались в другом изгибающемся коридоре, где всё было то же самое: полумрак, разгром, трупы и "пиявки", которые появлялись из самых неожиданных мест. Файф и Денис палили в них, пытаясь расчистить себе проход, как вдруг над ними начал трескаться потолок. Сверху посыпались плитки.
  - Они наверху! - закричал Денис. - Отходим!
  Сквозь грохот взрывов до него долетел голос ефрейтора, но он не расслышал ни слова.
  Из расщелины в потолке высунулась чёрная извивающаяся конечность. К тому же снова начали приближаться твари, отброшенные выстрелами. За спинами беглецов в тусклом свете зашевелилась тень ещё одного пришельца. Денис, весь взмокший, с гудящей головой, силясь что-то увидеть в дымной мгле, попятился и упал, не удержав равновесия. Всё же, из неудобного положения, он попытался выстрелить в тварь, подбиравшуюся со стороны винтовой лестницы. Гранатомёт отозвался сухим щелчком. Снаряды кончились.
  Вне себя от ужаса, Денис начал подниматься, хватаясь за стену. Солдат помог ему.
  - Нам некуда отступать, сударь, - хладнокровно объявил Файф, нажимая на спусковой крючок.
  Выстрелы сливались в сплошной гул, осколки разлетались по всему коридору. "Пиявок" отшвыривало, но они с неумолимым упорством возобновляли атаку. Солдат, желая прикрыть Дениса от осколков, распахнул перед ним дверь.
  - Что там? - с проблеском надежды спросил землянин.
  - Балкон.
  Дождавшись, когда смолкнет грохот, Денис подобрался к двери и увидел за ней купол огромного зала, увешанный гроздьями прожекторов и разного рода орудиями, среди которых выделялись широкие массивные стволы аннигиляционных мортир. Купол был совсем близко.
  Файф, с торчащим в плече осколком, обернулся к сержанту.
  - Сударь, - его голос звучал по-прежнему невозмутимо, - как вы думаете, мы можем укрыться за этой дверью?
  - Тут балкон, а значит - тупик, - обречённо проговорил Денис. - Оттуда мы уже не сможем никуда отступить.
  - По-моему, у нас нет выбора.
  Солдат-ликаниец коротко вскрикнул: тонкая струйка незаметно подобравшегося отростка впилась ему в ногу. Денис в панике попятился. Похоже, Файф прав, отступать некуда, только на балкон.
  Он неловко поставил раненую ногу, оступился и почти вывалился на маленький балкон, ударившись грудью о перила. Секунду он лежал, вцепившись в них и глядя вниз. Балкон находился почти под самым куполом. Землянину ещё никогда не доводилось видеть зал с такой высоты. Ярусы и нижние балконы, поднимавшиеся крутыми уступами и ещё недавно заполненные военными, были теперь пусты и тонули в сумерках. Из всего множества прожекторов тускло светило не больше пяти. По рядам лениво ползали "пиявки", перекатывались через креголитовые барьеры, зависали на стволах лучевых пушек. Чем ниже, тем больше было тварей. Арена вокруг сферы прямо-таки кишела ими.
  При виде этого скопища к горлу Дениса подступила дурнота. Твари были повсюду. За дверью балкона они подбирались к Файфу, несмотря на то, что тот строчил из гранатомёта почти непрерывно. Денису подумалось, что лучше сразу сорвать с себя шлем и погибнуть от смертоносных бактерий, чем быть растерзанным "пиявками".
  На балкон, отстреливаясь, вышел Файф. Солдата с ним уже не было. Ефрейтор глухо сопел, глядя на Дениса сквозь окошко в шлеме.
  - Надо запереть дверь, - сказал он.
  Денис кивнул. Файф захлопнул дверь и повернул рукоятку замка. Землянин понимал, что замок был слабой защитой. "Пиявкам" достаточно было самой ничтожной щели, чтобы, невероятно сузившись, просочиться в неё.
  - Я залеплю косяки силиконом, а ты обрати внимание на тех тварей, - Денис показал на "пиявок", висевших на потолочных конструкциях.
  Появление на балконе беглецов явно не осталось незамеченным. Некоторые из "пиявок" начали раскачиваться и перекидываться с балки на балку, подбираясь к ним. Одна из них, раскачавшись особенно сильно, отцепилась от балки и полетела к беглецам, но, не рассчитав траектории, ударилась об стену в двух метрах от балкона и заскользила вниз. Впрочем, падение её было недолгим: балконы располагались так часто, что она свалилась на тот, что находился всего в нескольких метрах под беглецами.
  Силиконовая пена стремительно твердела, образуя на дверных косяках выпуклую коричневатую полосу. Денис на всякий случай запечатал силиконом ещё и замок. По лицу его текли капли пота, сердце стучало как паровой молот. Внутренне готовясь к самому худшему, он твердил себе, что должен бороться до конца. Снарядов в его гранатомёте не было. Оставалось только стоять и смотреть, как подбираются твари, перекидываясь с балки на балку. Когда они оказывались на достаточном для выстрела расстоянии, вступал в дело Файф. Теперь ликаниец целился тщательнее, стараясь, чтобы ни один снаряд не пропал впустую.
  Тварей под куполом было относительно немного, зато снизу их лезли сотни. Используя в качестве опоры самые мелкие выступы, они стлались по стенам, перебираясь от балкона к балкону и постепенно приближаясь ликанийцу и землянину - последним из защитников зала, кто ещё оставался в нём.
  Слишком занятый "пиявками", Денис перестал обращать внимание на сферу. Лишь когда раздался звук, похожий на рёв, он вздрогнул и вгляделся в неё. Его сразу поразило, что пиявки больше не лезут из шара. Там колыхались тени каких-то других созданий, явно антропоморфных, и одно из них только что высунулось из голубого тумана, испустив этот жуткий рёв. Потом высунулось ещё одно...
  Сначала Денис решил, что снова явились "рыбы" или "щитоносцы", а потом понял, что по своему типу вновь прибывшие скорее походят на существ, обозначенных в каталоге как "R-109". В овальных шлемах, снабжённых множеством антенн, усиков и хоботков, очень грузные, в тёмно-коричневых скафандрах-панцирях, они, вывалившись из сферы, сразу двинулись по арене на своих массивных нижних конечностях. "Пиявки" набрасывались на них, но тут же отскакивали, наткнувшись на окружавшее этих новых пришельцев защитное поле. Незнакомцы время от времени издавали протяжные надрывные звуки, похожие на рёв. Возможно, таким образом они переговаривались друг с другом, а может, источником звуков была аппаратура на их скафандрах. Вспоминая информацию из каталога, Денису смутно подумалось, что этих "ревунов" можно уничтожить плазменным оружием. Плазма действует почти на всех пришельцев, проходящих в каталоге по категории "R".
  На балконе как раз стояло два массивных аппарата, стреляющих пучками сверхактивной плазмы. Их стволы уже были направлены на арену, так что даже не надо было особенно целиться.
  Денис оглянулся на ликанийца. Тот пока ещё сдерживал наступление "пиявок", подбиравшихся по потолочным конструкциям, но долго это продолжаться не могло. В ленте кончались снаряды. Денис вдруг подумал, что неожиданное появление новых пришельцев должно сыграть на руку защитникам Объекта, которые наверняка уже заняли второй рубеж обороны. Из-за "ревунов" перестали выходить из сферы самые опасные твари - "пиявки". А с "ревунами" справиться будет проще...
  В душе Дениса закипала ненависть ко всем этим "пиявкам", "рыбам", "медузам", "ревунам" и прочим тварям, которые обитали в безднах проклятого шара. С мучительным стоном он наклонился к одной из пушек и перекинул на её пульте рубильник. Засветились шкалы и экран прицела. Денис повернул рукоятку пуска до упора За те несколько секунд, что в утробе убийственной машины набухало пламя, он развернул ствол и поймал в перекрестье прицела одного из "ревунов". Из пушки вырвался огненный луч диаметром в добрых полметра и, вспоров сумерки зала, ударил по пришельцу. Тот неуклюже задвигался, бронированный скафандр на нём начал тлеть. Зал наполнился громогласными звуками - казалось, все "ревуны", которые успели выбраться из сферы, принялись дружно реветь, выть и рычать на разные лады. Денис продолжал долбить лучом по пришельцу, и тот наконец упал, корчась, дымясь и растекаясь по полу буроватой массой.
  - А ну-ка, убирайтесь обратно в шар, гады, - шипел землянин, наводя прицел на другого "ревуна".
  В руках новых пришельцев появились продолговатые предметы - лучемёты, как он сразу понял. По балкону ударили огненные лучи, но землянина прекрасно защитила креголитовая перегородка, а вот у "ревунов" с защитой от плазмы дело обстояло, похоже, не так успешно. Обуглив второго пришельца, Денис сосредоточил стрельбу на третьем. "Ревуны" попятились к сфере...
  - Нам конец, сударь, - произнёс Файф, как показалось Денису - над самым его ухом. - Всё бесполезно.
  Отведя глаза от прицела, Денис оцепенел. Над балконом, шевелясь, висели две большие "пиявки". Тварям достаточно было просто оторваться от перекладин, чтобы свалиться прямо на них с Файфом...
  Денис в сердцах ударил кулаками по пушке и вновь прильнул к прицелу. Жить ему оставалось считанные секунды, но за это время он успеет подбить ещё одну ревущую тварь. Едва он навёл прицел, как сверху на него рухнула "пиявка", накрыв и его и Файфа. Денис рванулся, но почти сразу вслед за первой "пиявкой" на балкон свалилась вторая, и всё перед его глазами померкло.
  
  
  Глава 12
  
  Он не знал, сколько продолжалось забытьё. Когда он очнулся, над ним наклонялись два доктора, судя по их узким желтоватым лицам и косо посаженным глазам - акритяне. Глаза смотрели внимательно и дружелюбно.
  - Всё в порядке, - сказал один из них на эсперанто. - Скоро вы будете совершенно здоровы.
  Денис попробовал раздвинуть губы в улыбке и кивнуть. У него получилось и то и другое.
  Внезапно ему вспомнились последние минуты боя на балконе купольного зала, и он ужаснулся.
  - Я жив? - Денис не узнал собственного голоса. Ему показалось, что это сказал кто-то другой.
  - Безусловно живы, если вы разговариваете с нами, - ответил второй доктор.
  Первый доктор, взглянув на датчик биоволн его мозга, озабоченно проговорил:
  - Всплеск мозговой активности. Наверное, он вспомнил тот злополучный эпизод.
  - Излишние волнения ему ни к чему, - отозвался второй доктор.
  Датчик продолжал выписывать зигзаги, свидетельствовавшие об эмоциональном напряжении, которое охватило больного.
  - Но как я выжил? - Денис переводил взгляд с одного эскулапа на другого. - Меня накрыли "пиявки". Я должен быть уже мёртв... Или я стал... киборгом?...
  Подобная перспектива его совсем не прельщала. Рановато было ему, в его двадцать шесть лет, становиться киборгом, у которого от всего тела оставался только мозг.
  - Не беспокойтесь, вы не киборг, вы человек, стопроцентный человек, - заверил его один из докторов.
  - А "пиявки" к моменту падения на вас были уже мертвы, - прибавил второй доктор и пояснил: - Новые пришельцы, которые вышли из сферы, выпустили какой-то газ, который убил всех "пиявок" в зале за считанные минуты. Упавшие пиявки всего лишь оглушили вас... Так что, можно считать, вы счастливо отделались. Свались на вас "пиявки" хотя бы двумя минутами раньше, то, наверное, мы бы с вами сейчас не разговаривали...
  Он положил руку на лоб Дениса, и молодого человека с невероятной силой потянуло в сон. Не в состоянии бороться с ним, он уснул.
  Проснулся он в тот же день, чувствуя себя уже значительно лучше. Его перевели в общую палату, где проходили курс реабилитации несколько десятков военных с Объекта. Все они перенесли операции на суставах и теперь лежали, дожидаясь, когда кости срастутся. Тогда же Денис узнал, что наиболее существенной его раной, из-за которой он, собственно, и попал сюда, был перелом ступни, и что его уже успели прооперировать. На реабилитацию ему выделили три дня, после чего он должен был вернуться на Объект.
  Дела на Объекте обстояли пока неплохо: после массовой гибели "пиявок" люди и ликанийцы вернулись в купольный зал, откуда к этому времени уже успели убраться "ревуны", и вновь заняли свои места. Об этом ему сообщил подполковник Наранья, посетивший его в тот же вечер вместе с низкорослым, очень смуглым лейтенантом.
  - Ваш новый командир, лейтенант О`Коннор, - представил его подполковник. - Назначен в пятый сектор вместо погибшего Гофмана.
  Лейтенанта, как и Наранью, очень интересовали подробности того памятного боя с "пиявками", и особенно - обстоятельства смерти его предшественника. Денис рассказал всё, чему был свидетелем, удивляясь, как он сам остался жив, ведь у него, кажется, не было ни одного шанса.
  - Приказом командования вы награждены золотым значком "За героизм", - объявил ему Наранья. - Вам вручат его при вашем увольнении со службы на Объекте. Вы, наверно, знаете, он очень многого стоит в военно-космических силах. С ним у вас появятся отличные возможности для продвижения по служебной лестнице. Вы вне конкурса сможете поступить в офицерское училище...
  Они с лейтенантом прошли вдоль ряда кроватей, заговаривая с другими ранеными, и скоро покинули палату. А ближе к вечеру, после дежурства на Объекте, в палате появились сержанты - друзья Дениса и других больных. Разговоры пошли более оживлённые и шумные.
  Во время нашествия "пиявок" группе сержантов, в которую входили Болеслав и Орго, удалось прорваться на первый этаж и покинуть здание Объекта. Дениса считали погибшим, и все были удивлены, узнав, что он обнаружен живым, хоть и в бессознательном состоянии, на одном из орудийных балконов, погребённым под двумя дохлыми тварями. Вместе с Денисом из-под "пиявок" извлекли и Файфа, который даже не потерял сознания.
  - "Пиявки" погибли от неизвестного газа, выпущенного новыми пришельцами, - рассказывал Болеслав. - Мы, когда вернулись в зал, нашли только трупы "пиявок". В живых остались те твари, которые вышли из зала, но таких было мало. Их быстро нейтрализовали...
  - А что "ревуны"? - спросил Денис. - С ними-то разобрались? На них действует плазменное оружие, я с балкона подбил троих!
  Болеслав ответил, что к тому времени, когда земляне и ликанийцы проникли в зал, там не было ни одного "ревуна". Все они ушли в сферу, оставив три трупа своих товарищей. Их взяли в лабораторию для изучения.
  Как выяснилось, Денис не ошибся, определив "ревунов" как существ типа R-109 по каталогу пришельцев. Они уже однажды выходили из сферы и были отбиты. Бой с ними и в тот раз был недолог, а теперь хватило лишь нескольких выстрелов, сделанных Денисом с балкона, чтобы они убрались восвояси.
  - Но главное - газ, который они применили против "пиявок"! - возбуждённо говорил Орго. - Выходит, "ревуны" где-то там, в своих мирах, уже сталкивались с ними и знают, как с ними бороться!
  - Этот газ почти весь рассеялся, когда наши спецы появились в зале, - прибавил Болеслав, - но всё же удалось взять его образец. Если учёные разберутся в его составе, то у нас будет действенное оружие против "пиявок"...
  Друзья разговорились о перипетиях того рокового боя. Денис поведал о гибели Карима; сам, в свою очередь, узнал, кто из их общих знакомых погиб, а кто ранен. Как выяснилось, последствия вторжения "пиявок" оказались намного серьёзнее, чем вторжения всех предыдущих пришельцев, вместе взятых. Недаром их так боялись. "Пиявки" уничтожили добрую половину защитников зала. В одном только пятом секторе погибли все ликанийцы, кроме Файфа. Погиб Гофман, погиб сержант Мартин, у которого это был последний день службы на Объекте. Бедняге так и не удалось отсидеться в креголитовой кабинке. "Пиявка" просочилась сквозь микроскопическую щель в дверце и убила его. Особенно тяжёлые потери понесли защитники верхних ярусов и балконов, из которых почти никто не успел добраться до выходов из здания.
  Благополучному исходу сражения с "пиявками" в немалой степени способствовало то, что на их вторжение наложилось вторжение других пришельцев. Такое уже бывало. Иногда приходится ждать появления пришельцев подолгу, до нескольких дней, а иногда пришельцы разных типов просто прут друг за другом, словно сидя друг у друга "на хвосте".
  За окнами палаты стемнело, когда друзья покинули Дениса. А вскоре прекратилось хождение во всём больничном корпусе.
  Денис не мог уснуть. Лежал, глядел на звёзды за окнами и думал. Он отслужил на Объекте меньше недели, и за это время мог погибнуть раз, наверное, десять. Всё оказалось гораздо хуже, чем он ожидал. Но отступать было поздно. Приходилось привыкать и приспосабливаться.
  На другой день он уже вполне бодро передвигался с костылём. Состояние его срастающихся костей проверяли через каждые пять часов. Доктор выдал Денису листок с персональным курсом лечения, из которого следовало, что сегодня Денис будет ходить с костылём, завтра - с тростью, а послезавтра - на своих двоих. На четвёртый день была назначена выписка.
  Вечером его снова посетили Болеслав и Орго. Приходили знакомиться сержанты-новобранцы, направленные в пятый сектор, которые жадно расспрашивали Дениса о его приключениях. Сами они были настроены оптимистично, о начале своей службы на Объекте говорили с юмором, хотя оснований для шуток было немного: из голубой сферы в отсутствие Дениса уже дважды выходили очень "серьёзные" пришельцы, с которыми пришлось выдержать нелёгкий бой.
  Перезнакомился Денис и с больными своей палаты. Дела у всех, как и у него, шли на поправку, только один прапорщик из первого сектора, во время боя с "щитоносцами" оставшийся без руки и обеих ног, привыкал к имплантантам и готовился к полной отставке с военной службы. При этом он утверждал, что ему ещё повезло: в том бою погибло всё его подразделение, а сам он уцелел чудом.
  Из окон палаты открывался вид на городские кварталы. Денису нравилось смотреть на причудливые, тесно стоявшие дома, узкие улочки и пёструю толпу. Он сидел у окна так долго, как это позволял его персональный распорядок, и вспоминал такие же города на Земле. Сейчас он, пожалуй, стремился туда даже сильнее, чем во время службы на Сардониксе.
  Из госпиталя по галактическому интернету - единой информационной сети, действующей благодаря множеству межзвёздных передающих устройств, - он связывался с Землёй, Сардониксом, Альцебесом, Кротоной - планетами, на которых у него были друзья. В этой колоссальной общегалактической паутине, охватывавшей все освоенные области Млечного Пути, он находил новых друзей, новые развлечения и информацию о военных действиях, которые вёл Союз против агрессивных миров. Дениса, как военного, такая информация особенно интересовала, поскольку касалась его напрямую. В будущем командование могло направить его в любую из этих "горячих точек".
  Лечение подходило к концу. Денис уже ходил без трости и представлял, как он появится в казарме и увидит армейских друзей, а наутро заступит на очередное дежурство в купольном зале. Ему и хотелось снова попасть в этот огромный зал, напичканный оружием, и в то же время он с радостью бежал бы от него подальше. Кажется, в самом его воздухе, наполняемом то испепеляющей плазмой, то удушающими химическими газами, то ядовитыми бактериями, реяла смерть. И избавиться от неё можно было только уничтожив сферу - этого дьявола, вызванного профессором Текелом из самой преисподней.
  О неожиданном возвращении Текела он узнал вечером, накануне своей выписки. Коридоры, обычно пустынные, наполнились народом - в основном врачами, разного рода специалистами и армейским начальством. Все были взволнованы и только и говорили, что о Текеле. Денис никак не мог взять в толк, в чём дело, пока один из больных не сказал ему, что сегодня, около трёх часов пополудни, из сферы вышел профессор Текел, собственной персоной. Сейчас он доставлен сюда на медицинское обследование.
  
  
  Глава 13
  
  Это было сенсацией не только для Акрита, но, наверное, и для всего Союза.
  Два года назад, вскоре после создания сферы, Текел с горсткой единомышленников бесстрашно шагнул в её голубой туман и сгинул - как считалось, навеки. После этого с сферу вошло ещё несколько групп добровольцев, и тоже никто не вернулся. В конце концов союзное правительство запретило повторять подобные эксперименты. Из сферы выходили только "твари", и ни разу не вышли те, что отправились исследовать подпространство.
  Текела, когда он вышел, в первый момент никто не узнал. Предупредительный боевой луч прошёлся перед самым его носом, и тут бойцы, застывшие у своих пушек, услышали в наушниках своих шлемов голос: "Не стреляйте, это я, Текел! Я вернулся!" Пришелец из бездны сделал несколько неуверенных шагов и растянулся на арене. К нему сразу направились киберы с носилками.
  В госпитале состояние профессора нашли вполне удовлетворительным, и он, по слухам, дошедшим до Дениса, уже начал рассказывать о своём пребывании в неизвестных мирах. В палате, где находился профессор, постоянно толпилось множество самого разного народа. Денис тоже наведался туда в надежде увидеть профессора или услышать новости о нём. Путешественника по подпространству он так и не увидел, а из разговоров окружающих понял, что тот побывал на невероятно далёких планетах, где цивилизация продвинулась гораздо дальше, чем на Земле и Ликании, и что благодаря помощи тамошних гуманоидов он, собственно, и смог вернуться на Акрит. В толпе у палаты Текела Денис разглядел профессора Родерера. Тот тоже заметил его и кивнул как старому знакомому.
  На следующий день, за пару часов до своей выписки из госпиталя, Денис снова встретил Родерера - на этот раз в просторном малолюдном фойе первого этажа.
  - Я слышал, вас представили к награде, - сказал Родерер, обмениваясь с сержантом рукопожатием. - Поздравляю. Заслужить значок "За героизм" нелегко.
  - Спасибо, профессор, - вежливо ответил Денис и сразу засыпал его вопросами: - Так что случилось с Текелом в сфере? Где он был? Что он говорит об этом?
  - Как мы и предполагали, сфера - это вход в особого типа пространство, где изменены многие физические параметры, - ответил Родерер. - Для нас пока перемещения в нём чрезвычайно опасны...
  - Но почему оттуда лезут твари? - перебил его Денис. - Значит, для них перемещения не опасны?
  - Они знают о подпространстве больше, чем мы.
  - Вы хотите сказать, что гадины вроде "пиявок", которые высасывают из людей кровь, умнее нас? - Денис со скептической усмешкой покачал головой. - В это невозможно поверить. Я не думаю, что они вообще разумны.
  Родерер кинул взгляд на часы.
  - Хорошо, давайте присядем, - он показал на ближайшие кресла. - У меня есть двадцать две минуты, постараюсь за это время вам что-нибудь растолковать.
  Денис слушал не перебивая. Оказалось, что Родерер сегодня утром смог пообщаться с Текелом, который был его давним другом. Не вдаваясь в научные подробности, Родерер объяснил своему молодому собеседнику, что гипотеза о том, что сфера является входом в подпространство, в целом верна.
  - Подпространство параллельно нашему пространственно-временному континууму и постоянно взаимодействует с ним, - говорил Родерер. - Оно распространено по всей Вселенной и даже простирается за её пределы, поскольку Вселенная, как известно, конечна, а подпространство - это нечто бесконечное. Оно существовало до зарождения Вселенной и будет существовать после её естественной смерти. Иными словами, подпространство было и будет всегда.
  Свойства его таковы, что каждой своей точкой оно соприкасается одновременно со всеми точками нашей Вселенной, что дает возможность, например, нырнув в него здесь, спустя считанные минуты или даже секунды выйти на планете, расположенной в тысячах парсеках от нашей галактики - в мире, где тоже живут гуманоиды, которые, как и мы, открыли вход в подпространство. Таких входов в него во Вселенной множество, и все они появились, конечно, в результате деятельности разумных существ.
  Об этом и многом другом профессор Текел узнал на планете Сэкреморак, куда его вынесло, можно сказать, по воле случая. Дело в том, что если войти в подпространство просто так, без специальных приборов, которые помогают пересекать его, то можно носиться в нём бесконечно долго, подобно щепке на волнах безбрежного океана, пока не иссякнут энергетические ресурсы твоего скафандра и ты не погибнешь. Два года назад Текел и его друзья шагнули в сферу, положившись скорее на удачу, чем на научный расчёт. Они надеялись перенестись в один из тех миров, откуда к нам приходят пришельцы, но вместо этого начали носиться в подпространстве, как я уже говорил, подобно щепкам на волнах океана. Если продолжить сравнение, то ясно, что при известном стечении обстоятельств и ничтожную щепку может когда-нибудь прибить к берегу; так и профессора с его друзьями иногда заносило в какую-нибудь сферу вроде нашей, которая являлась входом в какой-то другой мир. Этот мир был населен гуманоидами, но где именно он находился - сказать было невозможно. Ясно, что не в галактике Млечный Путь. Профессор и его друзья, едва выйдя из сферы, почти сразу же должны были вновь вернуться в неё: встречали их примерно так же, как мы встречаем тут инопланетных чужаков. Их заносило в разные миры, товарищи профессора гибли один за другим или теряли друг друга в подпространстве. Профессор Текел носился в нём уже один, когда его занесло в сферу, находящуюся на планете Сэкреморак. Здесь ему повезло. Сэкры - так называют себя местные аборигены-гуманоиды, - встретили его вполне дружелюбно. Внешне они совсем не похожи на уроженцев Земли, живут невероятно долго и давно утратили способность к деторождению. На планете их осталось всего несколько тысяч. По подпространству они не путешествуют, как гуманоиды других миров, на которых есть сферы. Все силы сэкров уходят только на то, чтобы не пускать к себе на планету враждебных чужаков. Текела, когда он вышел из их сферы, не убили главным образом потому, что он вышел один. Выход из сферы одного пришельца показался сэкрам странным. Обычно выходит большой отряд, остановить который можно лишь истребив его авангард.
  Благодаря своим экстрасенсорным способностям Текел вступил с ними в телепатический контакт, а через какое-то время освоил их язык. Это оказалось делом несложным. У всех высших гуманоидных рас способ мышления, как тебе известно, примерно одинаков. От сэкров профессор и получил сведения о подпространстве и способах перемещения по нему, сэкры же передали ему прибор, который помог ему вернуться на Акрит.
  С этим прибором Текел в самое ближайшее время намерен снова войти в сферу и переместиться на Сэкреморак. Сэкры обещали указать ему способ ликвидации сферы. Вообще-то сфера, в качестве входа в подпространство, должна стать в недалёком будущем величайшим благом для человечества. С помощью подпространства можно стремительно и в режиме реального времени телепортироваться на умопомрачительные расстояния. Например, за минуту перенестись на какую-нибудь планету в Туманности Андромеды, побыть там недельку, и опять же за минуту вернуться сюда. При этом ни сам путешественник, ни те, кто будут ждать его здесь, нисколько не постареют: для них всех пройдёт всего лишь одна неделя. Подпространство, таким образом, позволит сблизить обитаемые миры и сделать практически ненужным сверхскоростной космический флот. Расстояния до самых удалённых миров Вселенной окажутся не больше, чем, к примеру, до соседнего квартала.
  Однако сейчас постоянно открытый вход в подпространство представляет для человечества скорее опасность, чем благо. В космосе немало миров, на которых обитают отнюдь не миролюбивые цивилизованные гуманоиды, а захватчики, обладающие высокими технологиями. Поэтому при нынешнем уровне наших знаний лучшим вариантом для нас было бы ликвидировать сферу. Но в будущем мы обязательно восстановим её, поскольку без перемещений через подпространство человечеству не обойтись.
  - Но, наверно, через подпространство перемещаются не только с целью захвата чужих миров, - заметил Денис - Ведь таким способом наверняка путешествуют и представители мирных цивилизаций...
  - Конечно путешествуют, - подтвердил Родерер. - Мало того - подпространство давно превратилось в нечто вроде глобальной транспортной системы, по которой во всех направлениях перемещаются миллиарды гуманоидов, причем гуманоидов мирных, цивилизованных. Для них перемещения с планеты на планету при помощи подпространства давно стали обыденностью, это связало цивилизованные миры Вселенной в единое сообщество, развивающееся тем быстрее, чем больше людей и информации перемещается через подпространство. Подпространственная система сообщения сродни нашему интернету, оказавшему колоссальное влияние на развитие человеческой цивилизации и продолжающему оказывать его до сих пор...
  - Но где они, эти мирные путешественники? - воскликнул Денис. - Почему они не выходят из сферы? Почему оттуда лезут только злобные твари?
  - Текел получил от сэкров ответ и на этот вопрос. Мирные цивилизованные миры нашли способ оградить себя от нежелательных вторжений. Они создали глобальную вселенскую подпространственную систему сообщения с такой надёжной защитой, через которую всем этим "пиявкам", "медузам" и прочим тварям, как вирусам в интернете, не пробиться при всём желании.
  Мы ещё не знаем законов и свойств подпространства, - продолжал Родерер. - Профессор Текел и вход-то в него открыл чисто случайно. Тут пока всё для нас представляет проблему. Мы не владеем ни одним из самых элементарных способов перемещения через него, не говоря уже о каких-то других возможностях его практического использования. Благодаря этой голубой сфере - по мнению сэкров, весьма примитивному созданию по своей сути, - мы оказались открыты не для гуманистических сообществ космоса, а для миров-изгоев, находящихся на обочине вселенского прогресса, для сообществ, хотя и высокоразвитых, но которые можно сравнить разве что с теми же компьютерными вирусами. От них нам лучше всего снова закрыться, если мы не имеем выхода в настоящий вселенский подпространственный "интернет". Цивилизация Сэкреморака тоже не имеет в него доступа, поскольку давно остановилась в своём развитии. Сэкры, как раса, вымирают, они утратили многие свои знания. Но Ликанийско-Земной Союз - это совсем другое дело. Наша цивилизация развивается и когда-нибудь обязательно вступит в глобальное космическое сообщество...
  Родерер снова взглянул на часы.
  - Ну, мне пора, - сказал он, вставая. Поднялся и Денис. - Большое интервью Текела скоро появится в галактическом интернете, из него вы узнаете много интересного. А мы с вами, надеюсь, ещё встретимся! - Он дружески коснулся плеча Дениса.
  - Да, профессор, конечно встретимся.
  
  
  Глава 14
  
  Явившись вечером в казарму, Денис первым делом рассказал друзьям о своём разговоре с Родерером. Всех особенно поразило сообщение о глобальной вселенской телепортационной системе, созданной на основе подпространства. Болеслав с Лео тут же принялись фантазировать о том, что скоро на каждом углу появятся будки наподобие интернетных, войдя в которые и набрав номер нужной тебе планеты, ты в ту же минуту перенесёшься туда.
  - На пару часов переместиться на Землю, куда-нибудь в район Адриатики... - мечтал Болеслав, лёжа на кровати и глядя в окно, за которым на фоне звёзд тускло блестел купол Объекта. - Зайти в кафе, потусоваться в весёлой компании, а потом вернуться сюда... Оплата перемещения по электронной карте, расстояние на цену не влияет...
  - Я бы предпочёл набирать номера планет наугад, причём только незнакомых, и перемещаться на них, - подхватил Лео. - Хотя бы на пять минут. Посмотрел одним глазом, не понравилось - набираю другой номер и переношусь на следующую планету. А если понравилось - остаюсь на ней подольше...
  Купол осветился изнутри, и все невольно умолкли, глядя на это зловещее сияние.
  - Ну вот, в зале опять заваруха, - прошептал Грэй. - Уже вторая за последний час.
  - А нам ещё девятнадцать дней тут служить... - ещё тише отозвался Болеслав.
  На следующее утро зал встретил Дениса обычным гудением сотен голосов. На амфитеатрах и балконах всё, как всегда, двигалось, кипело, пульсировало. Технологи что-то ремонтировали; киберы тащили громоздкую технику; суетились ефрейторы, проверяя экипировку бойцов; сержанты собравшись в группы, получали указания от офицеров. Первым, кого встретил Денис, был даже не лейтенант О`Коннор, а ефрейтор Файф. Ликаниец козырнул и отрапортовал, что отделение полностью укомплектовано стрелками, которые только и ждут, чтобы познакомиться со своим командиром.
  Смена прошла в целом спокойно. До обеда сфера пустовала, а потом в ней трижды показывались пришельцы. Но эти вторжения, как здесь говорят, были лёгкими. Атаковать пыталась только одна из инопланетных разновидностей, представители которой отдалённо смахивали на крокодила, вставшего на хвост и задние лапы. Но этот тип пришельцев имелся в каталоге, и с ним уже знали, как бороться.
  После дежурства Денис сначала расслаблялся в комнате психологической разгрузки, потом в сауне, потом пришлось дать компьютеру дотошно обследовать свой организм - от результатов этого обследования зависело, чем Денис будет заниматься в личное время. Если компьютеру что-то не понравится, то личного времени могло и не быть: отправят на массаж, в тренажёрный зал или снова на психологическую разгрузку, а то, того и гляди, пошлют в госпиталь на какие-нибудь медицинские процедуры. Этих компьютерных проверок бойцы не любили, но ничего поделать было нельзя. На Объекте с крайней серьёзностью относились буквально ко всему, к любым мелочам, а забота о здоровье военнослужащих - не только физическом, но и психологическом, даже главным образом психологическом, - была у начальства на первом месте.
  Среди защитников Объекта распространился слух, будто профессор Текел в ближайшие дни войдёт в сферу. Денис надеялся, что это случится во время его дежурства. Интересно было бы взглянуть на знаменитого учёного, а заодно и на чудодейственный прибор, благодаря которому можно за считанные минуты перенестись с Акрита прямо на Сэкреморак.
  Когда репродукторы возвестили о прибытии Текела на Объект, зал притих в напряжённом ожидании. Все взоры обратились на проход, по которому спускался невысокий худощавый акритянин в наглухо застёгнутом тёмно-сером исследовательском комбинезоне. К разочарованию Дениса, шлем на голове Текела был закрыт, и лицо за затемнённым пластиком едва угадывалось. За Текелом шли его четыре спутника в таких же серых комбинезонах, намеренных следовать с ним на Сэкреморак. А дальше двигалась целая свита провожающих, среди которых был и Родерер. Прежде чем выйти на арену и направиться к сфере, профессор довольно долго прощался с ними. Подошло пожать ему руку и командование Объекта.
  Денис во все глаза смотрел на пятёрку смельчаков. Его почему-то интересовало, где тот прибор, который помогает перемещаться в подпространстве. Руки Текела были свободны. Значит, прибор находился в одном из карманов его скафандра или лежал в футляре, подвешенном к ремню. Прибор, насколько знал Денис, был один, а в сферу входило пятеро. Или один прибор мог перенести на Сэкреморак сразу пятерых?
  Текел и его спутники остановились у сферы, обернулись и помахали аплодировавшим им защитникам Объекта. Через минуту они уже погружались в голубой туман, становясь в нём смутными тёмными силуэтами.
  По залу прокатился вопль ужаса. Многие вскочили со своих мест. В ту минуту, когда профессор вошёл в сферу, в ней появились какие-то посторонние тени...
  Такой чудовищной накладки вряд ли мог кто-то ожидать. Столкновение Текела и его спутников с пришельцами явно произошло ещё в сфере, то есть в том, по выражению покойного лейтенанта Гофмана, "бутылочном горлышке", где никак невозможно было разминуться с ними...
  - Внимание, - зазвучало во всех шлемах и репродукторах. - Готовность номер один!
  Но зал в эти минуты волновали не столько пришельцы, сколько профессор и его спутники. Если они успели уйти в подпространство до появления в сфере тварей, то им повезло. Но если они столкнулись с тварями ещё в сфере...
  То, что встреча профессора с пришельцами произошла в самой сфере, стало ясно, когда спутники профессора один за другим стали выпрыгивать из неё. Последним выбрался Текел, но это произошло одновременно с выходом какого-то совершенно невообразимого существа, похожего на кальмара. Массивный, струящийся, отливающий металлом пупырчатый пришелец перемещался с помощью шести длинных гибких конечностей, служивших также и руками. Денис убедился в этом, когда тварь выкинула одну из своих конечностей и ловко обхватила ею кого-то из спутников Текела.
  Из сферы вывалились ещё две подобные твари и сразу накинули щупальца на путешественников в подпространство.
  На балконах и ярусах воцарилось замешательство. Команды "Огонь" не было - выстрелы наверняка задели бы людей. Но и смотреть, как твари расправляются с ними, никто спокойно не мог.
  - Существа типа G-388, - прозвучало по залу. - Всем приготовиться к распылению бактерий.
  При Денисе уже не раз морили пришельцев смертоносными бактериями, и он знал, что бактерии чаще всего действуют не сразу. За те минуты, пока "кальмары" что-то почувствуют, они наверняка успеют расправиться с профессором и его спутниками. Тем более одного из них они, кажется, уже убили. Гибкая конечность несколько раз, как удав, обвила человека и, ещё живого, продолжавшего слабо сопротивляться, поднесла к брюху твари. Оттуда выдвинулся какой-то отросток и впился несчастному в грудь.
  Денис, как был, в наглухо застёгнутом комбинезоне и в шлеме, на ходу стреляя из ручного бластера, выскочил на арену и кинулся к пришельцу.
  Огонь, как можно было ожидать, не оказал на тварь действия, растёкшись нимбом по окружавшему её силовому экрану, но Денис на этот случай прихватил с собой креголитовую пилу. Закинув бесполезный бластер за спину, он подскочил к щупальцу, обхватившему профессора, и рубанул по нему включённым лезвием. Сверкая, оно впилось в конечность. Тварь издала громкое шипение, и Денис почувствовал, как что-то твёрдое захлестнуло его и свалило с ног. Он полетел на пол, но пилы не выпустил.
  Ещё падая, он заметил Файфа, который, по его примеру вооружившись такой же пилой, накинулся на щупальце. За ефрейтором на помощь Денису спешило всё его отделение.
  Из сферы продолжали выбираться чудовища. На щупальце, обхватившем Дениса, повисло сразу три ликанийца, пытаясь распилить страшную конечность. Бронированное щупальце поддавалось пилам с трудом, к тому же вскоре тварь, обладавшая недюжинной силой, принялась либо попросту отшвыривать от себя пильщиков, либо расправляться с ними, обвив кого-нибудь из них щупальцем и притянув к своему хоботку.
  - Сержант Плетнёв, продержитесь ещё минуту, - раздался в динамике шлема взволнованный голос О`Коннора. - Бактерии уже начинают действовать! Через минуту все пришельцы погибнут!
  Дениса спасло то, что пришелец, обхвативший его, присосался к какому-то ликанийцу и на какое-то время ослабил хватку, продолжая, однако, его держать.
  - Сударь, оно не распиливается! - прокричал Файф.
  - Попробуй применить силикон! - тоже прокричал Денис.
  Он дёргался, пытаясь вырваться, но конечность, снабжённая какими-то шершавыми выступами, словно приклеила его к себе.
  Перед самым лицом Дениса ударила струя пены, заливая щупальце, но тварь никак не прореагировала на это, продолжая расправляться с трупом солдата. Краем глаза Денис заметил, как из сферы выбрались два чудовища, державшие в щупальцах какой-то с виду массивный, отливавший алюминиевым блеском предмет, похожий на многогранник.
  - Денис, они уже подыхают! - звенел в шлеме голос лейтенанта. - Это видно! Постарайся отделаться от щупальца! Ты слышишь меня?
  - Прекрасно слышу, сударь, - прохрипел Денис, прилагая все усилия, чтобы отжать от себя чудовищную конечность. К его радости, она стала понемногу поддаваться...
  Внезапно многогранник полыхнул ослепительным блеском и в воздух взметнулось облако какого-то ярко-розового вещества. Связь с лейтенантом оборвалась; зал вплоть до самых верхних балконов оказался обсыпан этим веществом, и всё в нём, как показалось Денису, окаменело.
  Но атака "кальмаров" явно запоздала. Теперь уже и Денис чувствовал, что твари погибают. Щупальца поникли, хотя всё ещё не выпускали своих жертв.
  - Сударь, они уползают! - услышал он в наушниках голос Файфа. - Они уползают обратно в сферу!
  Тварь, державшая Дениса, сдвинулась с места. Задвигались, отступая к сфере, и другие чудовища, унося с собой свой многогранник.
  Денис задёргался ещё яростнее, но конечность продолжала держать его, волоча к зловещему шару. Тварь, по-видимому, держала другим щупальцем Файфа, потому что Денис всё время слышал его крик:
  - Оно тянет нас! Оно тянет нас в шар! Что делать, сударь?
  Но Денису нечего было ответить. Напрягая силы, он постепенно высвобождался из чудовищной петли. Щупальце, содрогаясь, катало его по полу. Пришельцы двигались медленно, неуклюже, но всё же добирались до сферы и один за другим погружались в неё. Некоторые затягивали за собой своих ещё живых жертв.
  Денис увидел совсем близко от себя голубую поверхность сферы. Туловище твари погрузилось в её туман, превратившись в тёмный силуэт. Снаружи торчали только два или три её щупальца, одно из которых волокло Дениса. Он застонал от отчаяния, напряг все силы, рванулся, но было поздно: голубой туман окружил его со всех сторон, и огромный зал растворился в нём, скрывшись из глаз.
  
  
  Глава 15
  
  "Неужели конец?" - пронеслось в мыслях. И тут вдруг щупальце отпустило его. Он почувствовал замирание, какое бывает при падении, а потом во всём теле появилась лёгкость. Голубой туман вокруг стремительно потемнел и несколько минут Денис находился в почти кромешном мраке. Падение, похоже, перешло в свободное парение, даже в полёт. Денис определённо чувствовал, что летит, причём этот полёт ускорялся. Чувство, впрочем, было двойственное: он и летел, и одновременно как будто висел на месте. Это странное состояние его поразило. Оно не было похоже на всё, что он испытывал в тренажёрных залах или в космических полётах.
  Наконец снова показалось голубое свечение, сначала похожее на отдалённый свет в конце туннеля. Оно приближалось, росло, и вдруг окружило Дениса со всех сторон. В светло-голубом тумане Денис различил что-то тёмное и большое. Он даже не сразу понял, что это "кальмар".
  Чудовищный пришелец не предпринимал попыток снова схватить землянина. Конечности его висели, едва шевелясь. Денис всмотрелся в туманную голубую зыбь. Поблизости плавали чьи-то тёмные силуэты - несомненно, это были люди, жертвы "кальмаров", унесённые ими в сферу, и они, как и Денис, были живы. Один из них, двигаясь как при невесомости, проплыл мимо Дениса и вдруг наполовину исчез. Полтуловища его как будто срезало. Денис видел в тумане только его ноги...
  Затем этот наполовину исчезнувший подался назад, в туман, и снова сделался "полным" силуэтом.
  Денис вглядывался в него, пытаясь понять, кто это. Явно обращаясь к Денису, силуэт махнул рукой, предлагая следовать за ним. Денис сделал ногами плавающее движение, подаваясь вперёд, и вдруг неожиданно для себя вынырнул из голубого тумана.
  Вернее будет сказать, что вынырнула только его голова в шлеме, остальное тело пока ещё оставалось в сфере. Он изумился. Куда делся огромный купольный зал, круглая арена, трибуны, заполненные орудиями и военными?
  Место, где он очутился, напоминало скорее просторную пещеру. Вокруг не было ни единой живой души. Прямо перед Денисом, в стене, находился арочный проход, в проёме которого виднелось что-то похожее на естественный пещерный туннель.
  Рядом с Денисом из сферы высунулась голова в шлеме, повернулась к нему, и сквозь затемнённый креголит он увидел лицо какого-то человека, явно акритянина.
  Неожиданно заработала рация.
  - Я всё-таки попал на Сэкреморак! - прозвучало в динамике. - Хоть и не без приключений, но попал!
  - Профессор Текел, это вы? - закричал в ответ Денис. - Мы на Сэкремораке?
  - На нём, именно на нём. Я уже был здесь, в этой пещере... - Профессор озирался по сторонам. - Но это странно... Почему-то никого нет...
  - А кто тут должен быть?
  - Да сэкры, конечно, - Текел всмотрелся в молодого человека. - Постойте, это не вы тот военный, который первым бросился мне на помощь?
  - Ну да, но сейчас это не имеет значения. Мы в сфере не одни, здесь есть наши, и ещё эта чёртова тварь, пришелец...
  - Да-да-да, - голова в шлеме энергично закивала. - Это наверняка люди, захваченные пришельцем. Им надо обязательно помочь, потому что долго в сфере находиться нельзя. Может снова затянуть в подпространство... Но меня, признаться, очень смущает присутствие этой твари...
  - Она нахлебалась бактерий и, по-моему, уже не опасна, - отозвался Денис. - Сейчас попробую вытащить людей...
  Он откинулся назад, в голубую муть, и подплыл к силуэту человека, делавшему нелепые движения руками. Видно было, что тот никак не может совладать с состоянием невесомости. Денис схватил его за плечи и подтолкнул к видневшемуся поблизости силуэту профессора - туда, где должна была находиться граница сферы. Тот заскользил вперёд и, как совсем недавно профессор, наполовину исчез. А в следующую минуту исчез полностью, выйдя из сферы.
  Ещё один человеческий силуэт виднелся у самых щупальцев. Большое неуклюжее туловище твари колыхалось, шевелились конечности, перекатывая и удерживая свою жертву, хотя и не обвивая её, как только что в купольном зале. У Дениса громко стучало сердце, спина вся взмокла от пота, но он, мысленно твердя себе: "Тварь не опасна, не опасна..." - нырнул прямо к щупальцам и схватил человека за ногу. Щупальца угрожающе поднялись и у Дениса от ужаса что-то оборвалось в груди, но он не выпустил ногу и поплыл со слабо шевелившимся человеком в ту сторону, где темнел силуэт Текела.
  Профессор делал ему жесты руками, показывая, что надо выходить из сферы, да и сам Денис чувствовал, что передвигаться ему становится всё труднее. Похоже, в сфере начала усиливаться тяжесть, которая влекла его вместе с "кальмаром" в ту часть сферы, где туман был гуще и темнее.
  Денис вытолкнул спасённого им из сферы и поплыл назад, к твари. К самому брюху её был прижат ещё один человек. Землянин отчётливо сознавал, что его засасывает обратно в бездну, через которую он только что пронёсся, но, пока он был ещё в состоянии передвигаться внутри голубого пространства, он хотел спасти и этого несчастного, силуэт которого был едва различим. Сделав нырок, Денис устремился к "кальмару", на полпути получил толчок от взметнувшегося щупальца и едва не перелетел через массивную бесформенную груду, какой в темнеющем тумане представлялся пришелец. Он всё же схватил человека за плечо, рванул на себя и направил к голубому свету, где маячил теперь только один силуэт. Голубой свет и силуэт в нём, наверняка принадлежавший Текелу, были дальше, чем ещё только пять минут назад, и всё время приходилось бороться с тяжестью, которая тянула вниз, в темноту, куда медленно погружался пришелец.
  Человек, оторванный Денисом от твари, с виду не подавал признаков жизни. Проплыв по инерции вперёд, он остановился, и Денису пришлось снова подтолкнуть его.
  Тяжесть тянула назад. Денис боролся с ней, толкая перед собой спасённого и тратя на это столько сил, сколько, пожалуй, не тратил никогда. Текел наконец догадался подплыть к нему и дальше они уже толкали безжизненное тело вдвоём.
  Наконец голова Дениса вынырнула из сферы. Перед ним на каменном полу пещеры сидели те двое, которым он уже помог выбраться. Рядом с Денисом из сферы вынырнула сначала голова Текела, потом его руки и грудь. Вместе с Денисом они вытащили из сферы последнего, кого Денис извлёк почти из-под самого монстра. Только сейчас Денис обнаружил, что это солдат-ликаниец, и что он мёртв. Тварь, видимо, ещё на Акрите убила его и тащила за собой, как и самого Дениса, через подпространство.
  Денис с Текелом уложили убитого тут же, возле сферы. Грудь несчастного была проткнута самым ужасающим образом, рана была полна пенящейся слизи.
  Текел наклонился над ним, потом взглянул на Дениса.
  - Он умер, - сказал он.
  Денис кивнул.
  Он коротко представился профессору и они обменялись рукопожатием. К ним приблизились двое спасённых. В верзиле двух с половиной метров ростом Денис узнал Файфа. Зато второй, судя по комбинезону исследователя, не имел отношения к армии. Это был кто-то из четырёх спутников Текела, собиравшихся отправиться с ним на Сэкреморак.
  - Рад видеть вас живым, сударь - сказал Файф, отдавая Денису честь. - А я уж думал, нам всем конец.
  Денис вглядывался во второго спасённого, лицо которого было трудно рассмотреть сквозь затемнённый пластик. Он готов был поклясться, что это девушка, причём довольно молодая - лет девятнадцати-двадцати, явно землянка. Перехватив пристальный взгляд её больших тёмных глаз, Денис смутился.
  - Я тоже подумал, что нам конец, - ответил он ликанийцу, - но теперь вижу, что ошибался. Мы каким-то образом перенеслись сюда, и пусть я провалюсь, если что-нибудь понимаю.
  - Говорю вам, мы на Сэкремораке - планете, отстоящей от Акрита и Млечного Пути на десятки миллионов световых лет, - проговорил Текел тоном, не допускавшим возражений. - Сэкры объяснили мне местоположение их планеты относительно центра Вселенной, и, когда я вернулся на Акрит и произвёл расчёты, то получилась цифра в сто восемьдесят миллионов световых лет.
  Денис присвистнул.
  - Это же другой конец космоса. Не верится, честное слово. Мы ведь были в пути, по-моему, всего несколько минут.
  - Разрешите вмешаться в разговор, господин сержант, - снова подал голос Файф. - Я так понимаю, мы уже никогда больше не вернёмся на Акрит?
  - Мы вернёмся тем же путём, каким прибыли - через подпространство, - возразил профессор. - А поскольку перемещения в подпространстве происходят в режиме реального времени, то на Акрите к нашему возвращению пройдёт ровно столько часов и минут, сколько мы затратим на всё путешествие.
  Денис прошёлся по ровным каменным плитам, настороженно оглядываясь.
  - Однако странно, - заметил он. - Почему у сферы никого нет? Где же ваши сэкры?
  - Меня этот вопрос тоже интересует, - ответил Текел. - Когда я попал сюда в прошлый раз, здесь находилось множество аборигенов. Они, как и мы на Акрите, караулили вход в подпространство, отражая атаки пришельцев из миров-изгоев. Вы ведь в курсе, что есть такие миры?
  - Да, я слышал о них от профессора Родерера, - кивнул Денис. - Кстати, тварь, которая уволокла нас с собой, ещё здесь.
  Все посмотрели на сферу, в самом центре которой медленно растворялся "кальмар". Он проступал сквозь голубой туман зыбким тёмным пятном. Подобную картину Денису не раз приходилось наблюдать в купольном зале, когда пришельцы ретировались в подпространство. Тварь как будто съёживалась, уменьшалась в размерах. Её конечности были уже почти не видны.
  - Сейчас она исчезнет окончательно, - сказал профессор. - Её затянет в подпространство...
  - Она была уже полудохлой, когда мы очутились здесь, а иначе мы бы так легко от неё не отделались, - заметил Файф.
  - Нас тоже могло затянуть, если бы мы задержались в сфере, - сказал Текел.
  - Но почему эта дохлятина перенеслась с нами? - Денис взглянул на него с недоумением. - И почему не перенеслись сюда другие пришельцы и люди, которых они захватили?
  - Все они затерялись по дороге, - ответил профессор. - Но слишком много вопросов, мой молодой друг! Сейчас нам надо срочно решать, что делать дальше. - Он сделал знак своей спутнице приблизиться. - Дорогая Гортензия, - несколько церемонно обратился он к ней, - я рад и счастлив, что вы благополучно выбрались из жуткой переделки, в которую мы угодили в момент погружения в сферу. Фатальное невезение, невероятное стечение обстоятельств...
  - Прибор сэкров сработал и мы всё-таки попали на Сэкреморак, а это главное, - перебила его она, глядя на Дениса. - Даже не верится, что я в такой дали от родной Эолии!
  - Вы разве не с Земли? - спросил Денис. - Вы похожи на землянку.
  - Я и есть землянка, но родилась на Эолии и считаю эту планету своей родиной. Вам доводилось там бывать?
  - Нет.
  - Это самая красивая планета во всём Млечном Пути. Там есть сапфировые и аметистовые города, ручные летающие ящеры, которые перевозят людей не хуже ваших флайеров... Однако, как вас зовут?
  - Денис Плетнёв, сударыня. Сержант военно-космических сил. В настоящее время прохожу службу на Акрите. А это мой заместитель по отделению, ефрейтор Файф.
  - Госпожа Гортензия Сола-Ниль, моя студентка, - вмешался профессор, представляя свою спутницу. - Как и я, занимается вопросами структурирования пространства-времени. У себя на планете она наследная принцесса, которой в недалеком будущем должна достаться корона всей Эолии. Но в нашей экспедиции она просто моя помощница.
  - Господин сержант проявил незаурядное мужество, бросившись нас спасать, - заметила девушка.
  Денис пожал плечами.
  - Мы с Файфом и не думали об опасности. Так любой поступил бы на нашем месте.
  - Не любой, - возразила Гортензия с улыбкой. - Вовсе не любой, и я рада, что такой человек, как вы, оказался в критический момент рядом с нами.
  - Можете и впредь рассчитывать на меня, сударыня, - Денис отвесил лёгкий поклон.
  - Простите, что снова вмешиваюсь, но там кто-то есть, - Файф показал пальцем на свод пещерного зала. - Похоже, какая-то тварь.
  Денис обвёл глазами высокий каменный потолок, изборождённый глубокими трещинами.
  - Я ничего не вижу, - сказал он.
  - Сударь, там какая-то тварь. Причём крупная.
  - Под сводами? - удивился профессор. - Не может быть. Сами сэкры не летают, и ничего похожего на птиц или летучих мышей на их планете не водится... Вам, наверно, померещилось.
  - Она пролетела и затаилась в какой-то трещине.
  - Как она выглядела? - спросил Денис.
  - Я её плохо разглядел, но, по-моему, это была самая настоящая тварь.
  Большие трещины в стенах и сводах беспокоили Дениса с первой минуты его выхода из сферы. Его не отпускало чувство, что за ним кто-то наблюдает. Сейчас, после сообщения Файфа, оно усилилось...
  
  
  Глава 16
  
  - Сэкры, если уж на то пошло, передвигаются ползком, - сказал профессор.
  - Ползком? - машинально переспросил Денис, беря бластер наизготовку. - Они сродни червям, что ли?
  - Внешне, может быть, они и похожи на червей, но только внешне, - ответил Текел. - Надеюсь, мы их скоро увидим.
  Силуэт "кальмара" окончательно исчез в сфере и её туманная глубина очистилась.
  - Почему всё-таки сэкры не выставили тут охрану? - бормотал Денис, оглядывая тонувшие в полумраке своды. - В сфере в любую минуту могут появиться какие-нибудь твари, и тогда сэкрам же будет хуже!
  - Я сам удивлён, - Текел разводил руками. - Охрана тут обязательно должна быть, причём вооружённая... А её почему-то нет... Кстати, сержант, с бластером против сэкров воевать бесполезно!
  Денис пропустил это замечание мимо ушей, зато ликаниец посмотрел на профессора озадаченно.
  - А чем же нам тогда воевать? - задал он наивный вопрос.
  - Что за глупость - воевать с сэкрами! - раздражённо воскликнул Текел. - В космосе немного найдётся таких миролюбивых рас, как они! Сэкры никогда за всю свою историю не помышляли о завоевании чужих миров, а оружие им пришлось создать исключительно для защиты от пришельцев.
  Пещера освещалась только тем светом, который исходил от сферы, но его явно не хватало - дальние углы тонули в темноте. Пол в некоторых местах был забрызган слизью и повсюду, особенно ближе к арке, валялись какие-то бесформенные куски. Денису пришлось почти вплотную подойти к одному из них, чтобы понять, что это такое.
  - Господин профессор, - окликнул он Текела.
  Текел, а вслед за ним Файф с Гортензией, приблизились к нему.
  - Постойте, да это же труп сэкра... - пробормотал профессор.
  - Здесь была драчка, сударь, жаркая драчка, - сказал Файф. - Смотрите, как много здесь таких трупов!
  Текел ещё не успел дойти до останков, как над головами путешественников что-то прошелестело. Заметив большую тень, Денис шарахнулся и направил на неё бластер. Выстрелить он, однако, не успел. Тень скрылась в одной из трещин свода.
  - Да, Файф, ты прав, здесь кто-то есть, - прошептал он.
  - Это не сэкр, - тоже шёпотом сказал профессор.
  - А кто?
  - Не знаю. Сэкры по своей природе - земноводные. Значительную часть жизни они проводят на дне океанов, которые, к слову сказать, за последнюю тысячу лет весьма обмелели...
  - Я так понимаю, господа, что если есть сфера, то надо быть готовыми к любым неожиданностям, - прогудел ликаниец.
  - Это точно, - согласился Денис.
  Все замолчали, настороженно оглядываясь
  - Интуиция мне подсказывает, что надо как можно скорее убираться отсюда, - проговорил Денис, не сводя глаз со сводов. - Я имею в виду - убираться вообще с этой планеты. Господин профессор, мы ведь перенеслись сюда благодаря аппарату, который вы получили от сэкров?
  - Да, благодаря ему, но... - начал Текел.
  - Считайте, что первый опыт по перемещению завершился удачно, - перебил его землянин. - С нами ничего не случилось, мы остались живы, а значит, можно со спокойной совестью закончить эксперимент. Ведь аппарат, надо полагать, способен вернуть нас обратно на Акрит?
  - Если бы в нём ещё оставалась энергия! - в отчаянии воскликнул профессор. - Но она иссякла! Сэкры меня предупредили, что энергии в приборе только на два перемещения - на Акрит и обратно сюда, на Сэкреморак. Здесь я должен был подзарядить аппарат, чтобы снова вернуться на Акрит...
  Он достал из кармана металлический диск величиной с ладонь.
  - Вот, можете на него полюбоваться, - он продемонстрировал его Денису. - Но без подзарядки он не вернёт нас на Акрит... Нам не везёт. Ну просто фатально не везёт. Сначала эта встреча с пришельцами в сфере, теперь какие-то странные события на Сэкремораке...
  - Ничего не остаётся, как выйти из пещеры и постараться найти какого-нибудь сэкра, - сказал Денис. - Хотя, сдаётся мне, это опасно.
  - Вы думаете?
  - Из сферы в любую минуту может вылезти что-нибудь типа "пиявок" или "кальмаров", для которых наши бластеры - это детские игрушки.
  Профессор убрал прибор обратно в карман.
  - И все же я склонен думать, что вы преувеличиваете опасность, - пробормотал он. - Возможно, сэкры покинули пещеру на короткое время и скоро вернутся...
  - Я согласна с господином сержантом, - вмешалась Гортензия. - Нам в любом случае лучше выйти из пещеры. Вы говорили, профессор, что недалеко отсюда есть руины древнего города?
  - Что за город? - спросил Денис.
  - Он давно покинут сэкрами, но в его подземных хранилищах остаётся много любопытного, - объяснил Текел. - Например, пластинки из нержавеющего металла, на каждой из которых записаны миллионы единиц информации К сожалению, утрачены приборы, с помощью которых древние записи можно расшифровать...
  - Хорошо бы до него добраться, - сказала Гортензия. - Обожаю древние города и связанные с ними тайны!
  Денис направился к арке.
  - Следуйте за мной, - сказал он негромко. - И не забывайте об осторожности.
  Текел и девушка двинулись за ним. Файф, не сводивший глаз со свода, замыкал процессию.
  - Выход из пещеры недалеко, - проговорил Текел. - А поблизости от выхода есть база сэкров...
  Не доходя до арки, Денис снова заметил метнувшуюся тень. На этот раз он успел выстрелить. Огненный луч задел какое-то крупное существо, которое с глухим стуком рухнуло на пол. Упав, оно сразу вскочило и заплескало своим большим чёрным крылом, видимо пытаясь взлететь, но подбитое крыло дымилось и тлело. Существо могло лишь подпрыгивать на своих длинных ногах.
  Денис не сомневался, что это пришелец, вышедший из сферы. По крайней мере, на червеподобного сэкра он никак не походил. Имея антропоморфный вид, пришелец отличался от землян высоким ростом - он был более двух с половиной метров, - сравнительно коротким сухощавым туловищем с округлым животом, несоразмерно длинными ногами и руками и крупной головой, скрытой под большим, вытянутым вперёд шлемом. Как многие из пришельцев, которые выходили из сферы на Объекте, он был весь, до кончиков пальцев, облачён в тёмно-серый, почти чёрный, скафандр.
  При его появлении спутники Дениса шарахнулись в сторону. В когтистой руке пришельца появился круглый прибор, с виду - совсем небольшой шар, из которого вырвался луч и заметался по пещере, перекидываясь с одного путника на другого. Одновременно пришелец издавал какие-то горловые звуки, видимо содержавшие угрозу.
  Луч не мог пробить бронированную ткань комбинезонов, но оставлял на них дымящиеся полосы. Однако и бластер Дениса не причинял пришельцу ущерба, если не считать сожжённого крыла.
  - Это не сэкр! - в сильном волнении кричал профессор. - В первый раз вижу такого!
  Пришелец, не обращая внимание на огонь, которым поливали его Денис с ликанийцем, в несколько прыжков настиг девушку, стоявшую несколько в стороне, и свалил её с ног.
  - Файф! - закричал Денис. - Попробуй применить силикон! Лей ему на голову!
  Устремляясь к пришельцу, он выхватил из-за пояса портативную креголитовую пилу, на бегу включил её и, подскочив к длинноногому, вонзил заработавшее лезвие в то место, где шлем соединялся со скафандром. С противоположной стороны к пришельцу подбежал Файф с баллончиком силикона.
  Пришелец оставил девушку и кинулся на ликанийца, не без оснований решив, что тот опаснее. Но Файф уже успел струёй пены залить его шлем. Силикон мгновенно затвердел, покрыв шлем каменной коркой. Пришелец явно оказался ослеплён, однако это только придало ему ярости. Он вцепился в ефрейтора, притянул к себе и повалился с ним на пол. Тот в падении выронил баллончик, который покатился по полу прямо к ногам профессора. Текел тут же поднял его.
  Денис тем временем оттащил девушку от дерущихся.
  - С вами всё в порядке? - Он вгляделся в неё сквозь затемнённый пластик.
  - Да, кажется, - ответила она слабым голосом, переводя дыхание. - Если не считать усталости. У меня такое чувство, будто я сейчас пробежала пятикилометровый кросс... - Она без сил опустилась на пол. - По-моему, это результат какого-то психологического воздействия... К этому субъекту нельзя подходить слишком близко... Но вы вовремя подоспели...
  - Подождите, я сейчас вернусь.
  Слова Гортензии насчёт психологического воздействия, похоже, подтверждались. Файф, который выглядел мощнее, чем его худощавый противник, почти без сопротивления дал себя уложить на лопатки. Это было тем более удивительно, что ликанийцев неимоверно трудно, почти невозможно было так просто одолеть в рукопашной схватке.
  Профессор стоял над ними и вертел в руках баллончик, не зная, как его включить; наконец сообразил, и желтоватая струя пены ударила по обоим противникам.
  - Профессор, дайте сюда баллон! - в досаде закричал Денис, видя, что силикон заливает не только пришельца, но и Файфа.
  Получив требуемое, он попытался прежде всего заковать в силикон руки пришельца. Но это было невозможно сделать, не задев Файфа, который уже давно перестал сопротивляться. Зато его противник, постоянно двигаясь и разламывая едва затвердевавшую силиконовую корку, ревел, упирался в ликанийца, словно хотел его раздавить, и скрёб когтистыми пальцами по его комбинезону, пока, наконец, не пропорол прочную ткань.
  Денис лихорадочно соображал, к какому типу пришельцев мог принадлежать этот урод. В каталоге, насколько он помнил, имелись изображения очень похожих тварей, но ни у кого не было крыла, позволявшего летать. Видимо, пришельцы подобного типа на Акрите не появлялись.
  Одно было ясно: бластеры и плазмопила против подобных существ малоэффективны, а силикон помогает только отчасти. Но ничего другого у Дениса не было, и ему приходилось лить и лить на пришельца пену, уже не обращая внимание на застывшего под ним Файфа.
  В конце концов ему удалось нарастить на верхней половине туловища пришельца достаточно толстый слой силикона, частично обездвижив его. Пришелец дёргался, пытаясь подняться на ноги - они ещё оставались у него свободными, но Денис направил струю и на них, окончательно лишая его подвижности.
  Вместе с пришельцем пришлось замуровать в силиконовый саркофаг и беднягу Файфа, который, скорее всего, был уже мёртв. Текел и Гортензия молча стояли в стороне и смотрели, как Денис плещет пеной, сооружая своеобразное надгробие над ликанийцем и тварью.
  Наконец, решив, что толщина силиконового панциря достаточна, Денис выключил баллон и закинул его себе за спину. Силикон в баллоне ещё оставался и мог пригодиться в будущем.
  - Теперь вот что, - заговорил он. - Надо быстрее выбираться отсюда. Пещера может стать для нас ловушкой.
  - Как по-вашему, снаружи ещё могут быть эти длинноногие? - спросила девушка.
  - Не исключено.
  
  
  Глава 17
  
  За аркой начиналась широкая пустынная галерея, шедшая наклонно вверх и плавно сворачивавшая налево, где реял неяркий золотистый свет.
  По мере того, как маленький отряд продвигался вперёд, всё слышнее становился грохот, доносившийся снаружи и эхом прокатывавшийся под высокими сводами. Денис, шедший первым, держал наготове бластер, в любой момент ожидая встречи с неведомым противником. Наконец показался выход из галереи. В его арочном проёме виднелась довольно мрачная каменистая местность, залитая лучами неяркого, видимо заходящего солнца. В лиловом небе реяли летательные аппараты, похожие на стрекоз - проворные, быстрые, способные замирать на лету. А на земле, между грядами невысоких скал, кипел самый настоящий бой. Правда, трудно было понять, кто с кем дерётся. В сражении использовались боевые средства сродни тем, что применялись на Объекте. Со всех сторон летели ярко-белые сгустки плазмы и мерцающие шары, которые при падении на землю взрывались с ослепительной вспышкой. Со "стрекоз" то и дело ударяли лучи.
  - Я так и думал: на Сэкреморак вторглись пришельцы, - сказал Денис.
  - На сэкров напали сородичи того крылатого, с которым мы только что имели дело, - Гортензия показала на что-то рукой. - Кажется, я сейчас видела, как в небе пролетела их стая!
  - Сэкров вытеснили из пещеры и теперь бой перекинулся под открытое небо... - задумчиво проговорил юноша.
  - И что же нам прикажете делать? - сказал профессор. - Ждать, когда это безобразие кончится?
  Денис подошёл к самой арке. Обзор закрывали громоздившиеся повсюду скалы, не давая рассмотреть картину боя, но и то, что можно было увидеть, производило сильное впечатление. Крылатые пришельцы в чёрных скафандрах, которых Денис сразу же про себя окрестил "крыланами" за их отдалённое внешнее сходство с летучими мышами, сбившись в воздухе в небольшие стаи, пытались атаковать "стрекоз". Те успешно отбивались лучами. Не блестяще складывались дела у "крыланов" и на земле. Насколько можно было судить, это против них были направлены мерцающие шары.
  - Вот тебе и мирная планета Сэкреморак! - удручённо воскликнула Гортензия.
  - Что-то я не вижу ни одного сэкра, - пробормотал Денис, оглядываясь. - Одни эти чёртовы пришельцы...
  - Сэкры наверняка где-нибудь поблизости, - сказал профессор. - Надо их обязательно найти, они нам помогут.
  - Пока мы будем их искать, мы сто раз попадём под их же снаряды...
  После недолгих раздумий Денис велел своим спутникам оставаться пока в пещере.
  - Я дойду до тех скал и попытаюсь разобраться, что тут творится, - сказал он. - Возможно, удастся найти какое-нибудь более подходящее убежище.
  - Может, мне пойти с вами? - предложил профессор. - Хотя нет, нельзя оставлять даму в одиночестве...
  - Ничего, я быстро, - сказал Денис.
  - Постарайтесь найти безопасный проход к позициям сэкров, - напутствовал его Текел. - Не забывайте, что они наши союзники.
  - Значит, сэкры - это существа, которые передвигаются ползком? - уточнил сержант.
  - Точно. На Земле их наверняка отнесли бы к кишечнополостным.
  - Короче, я понял.
  Денис вышел под открытое небо. Пещера, в которой остались его спутники, находилась в основании высокой скалы, имевшей форму усечённой пирамиды. Справа и слева тянулась её изборождённая ветром и покрытая трещинами стена. Юноша двинулся вдоль неё.
  За ближайшими скалами беспрестанно вспыхивало и грохотало. В воздух откуда-то взмывали шары, небо во всех направлениях прочерчивали "стрекозы" и стаи крылатых пришельцев. Эти последние, к счастью для землянина, были слишком увлечены боем со "стрекозами", чтобы заметить его прижимавшуюся к теневой стороне пирамиды одинокую фигуру.
  Чем дальше Денис отходил от пещеры, тем больше ему попадалось трупов, причём в подавляющем большинстве они принадлежали сэкрам. Существа эти походили скорее на глубоководных инфузорий или амёб, чем на представителей разумной технологической расы. Ни рук, ни ног в человеческом понимании у них не было, зато имелось с два десятка длинных тонких конечностей, расположенных вокруг крупной головы и выходящих из того места, где она соединялась с шеей. Этот своеобразный воротник из щупальцев, видимо, заменял аборигенам руки. Тело их, длиной метра в полтора, сужавшееся к хвосту, было облачено в металлизированную материю, не спасавшую, впрочем, от лучевого оружия "крыланов". Денису некогда было разглядывать их подробно - гораздо больше его интересовал кипевший вокруг бой. Проходя мимо широкого разлома в скалистой стене, он даже подумал, что в этом месте неплохо бы подняться и оглядеть окрестности с высоты. Однако риск попасться на глаза "крыланам" заставил его отказаться от этого намерения.
  Заметив шевеление за ближайшими валунами, он нырнул за выступ. Спустя минуту он осторожно выглянул. Оказалось, что в расщелине скрывался живой сэкр. Абориген явно был ранен. Слабо колыхались, как на волнах, его шейные отростки. Большая голая голова приподнялась и посмотрела на землянина бледно-серыми, сливавшимися с остальным телом огромными выпуклыми глазами. Сэкр какое-то время следил за движениями Дениса, а потом, видимо не в силах держать голову на весу, снова опустил её.
  Денис бегом вернулся в пещеру.
  - Тут недалеко сэкр, - сообщил он. - Профессор, вы, кажется, знаете их язык?
  - За шесть общегалактических месяцев, что я прожил на Сэкремораке, язык сэкров выучить невозможно, хотя у меня врождённая способность к языкам, - ответил Текел. - Начать с того, что в нём чудовищное количество звуков, большую часть которых горло вашего покорного слуги физически не в состоянии воспроизвести.
  - Но вы же с ними как-то объяснялись.
  - Наполовину используя их язык, наполовину - экстрасенсорное восприятие. У меня и к нему врожденные способности.
  - Значит, вы сможете с ним поговорить. Нам сейчас позарез нужна информация. Прежде всего спросите, как выбраться из этого ада!
  Профессору на это оставалось только кивнуть. Озираясь на бреющих в небе "стрекоз" и тёмные стаи пришельцев, он и Гортензия направились за Денисом.
  - Это летательные аппараты сэкров, - говорил Текел, провожая глазами пролетевшую "стрекозу". - Они были сооружены около пяти тысяч лет назад, но сэкры ими до сих пор пользуются... Любопытно, что технология их производства к настоящему времени забыта, сэкры уже при всём желании не смогут сделать новые...
  - Вон он, видите? - Денис, остановившись, показал на валуны. - Он ещё жив и, по-моему, не вооружён. По крайней мере, по отношению ко мне он вёл себя миролюбиво.
  Оставив своих спутников у скалы, профессор приблизился к аборигену и опустился возле него на корточки. Затем издал долгий шипящий звук, слегка усиленный динамиком в основании шлема. Абориген откликнулся, как показалось Денису, точно таким же звуком. Текел зашипел. В ответ тоже раздался шип, сопровождавшийся чем-то вроде чавканья. Зачавкал и Текел, а потом начал ещё и сопеть. Всё это могло показаться забавным, если бы не трупы вокруг и тревожная обстановка боя. Разрывы снарядов приближались. Несколько раз в опасной близости показывались "крыланы", и путники вынуждены были прятаться, чтобы не попасться им на глаза.
  - Профессор! - наконец окликнул Текела Денис. - Здесь слишком опасно, нам лучше уйти!... Что хоть он говорит?
  - Это один из Стражей Сферы - воинов, которые несут дежурство в пещере, - ответил профессор. - Крылатые пришельцы применили против них какое-то незнакомое им оружие и в первые минуты боя истребили много Стражей. Сэкры вынуждены были отступить из пещеры. Но теперь на пришельцев обрушилась вся военная мощь Сэкреморака, задействовано всё имеющееся оружие и все летательные аппараты. Пришельцы отступают. Тут на руку сэкрам сыграло то, что из сферы вышло не огромное войско, а всего лишь передовой отряд захватчиков, сравнительно небольшой по численности. Сэкр говорит, что этот отряд уничтожат в самое ближайшее время.
  - То-то я смотрю, что "крыланы" отступают... - пробормотал Денис.
  - Кстати, этот воин прекрасно помнит меня, - прибавил Текел. - Он и насчёт вас догадался. Как только увидел, сразу понял, что вы из моего мира и только что вышли из сферы...
  - Передайте ему, что мы явились на Сэкреморак с самыми мирными намерениями, - сказал землянин.
  - Он и без того это понял.
  Над скалой промахнуло сразу несколько чёрных крыльев, и Денис невольно пригнулся.
  - Похоже, твари слетаются к пещере, - пробормотал он.
  - Сэкр говорит то же самое, - подтвердил профессор. - Пришельцев теснят к пещере, вынуждая их уйти обратно в сферу.
  - Значит, скоро здесь будут десятки "крыланов"! - воскликнул Денис. - Мы можем попасть к ним в лапы!
  - Они нас заметили! - Гортензия испуганно оглядывалась. - Смотрите, вон те летят в нашу сторону! Они летят к нам!
  - Надо укрыться! Быстрее! - Денис схватил девушку за руку и бросился к выступу скалы.
  Профессор побежал за ними. Они свернули за скалу, но над их головами уже пролетели чёрные крылья, на мгновение закрыв свет сэкреморианского солнца.
  Денис кинулся на землю, перехватывая бластер. Девушка отвела его ствол в сторону.
  - Лучше не надо! Это бесполезно! Смотри, они слетаются со всех сторон!
  В глазах Дениса сверкнула мрачная решимость.
  - Убить мы их не можем, так хотя бы перебьём крылья, - проговорил он. - Сэкрам будет сподручней их добить...
  - Не следует их раздражать, - возражала Гортензия. - Они же видят, что мы не сэкры, и, может быть, оставят нас в покое. А стрельба только разозлит их, и больше ничего.
  - Мне кажется, Гортензия права, - поддержал её профессор. - Стрелять абсолютно бессмысленно, зато есть шанс уладить дело миром!
  Денис, тяжело дыша, опустил бластер.
  - Я ещё ни разу не видел, чтобы с тварями можно было уладить дело миром, - выдавил он сквозь зубы. - Они понимают только силу.
  Два "крылана" плавно опустились в десятке метрах от них и угрожающе подняли свои шары. Луч, однако, из шаров не вырвался.
  - Ну, вот видите, - тихо проговорил Текел, - я был прав. Они не проявляют против нас агрессии.
  Пришельцы приблизились, издавая воркующие звуки. Они как будто говорили не друг с другом, а сами с собой.
  Невдалеке опустилось ещё с полдюжины их собратьев, которые тоже направились к путешественникам.
  Профессор поднял руки, показав чужакам открытые ладони - жест, во всех уголках Млечного Пути означавший мир. На пришельцев он, однако, произвёл обратное впечатление. Тотчас один из шаров вспыхнул, и луч, стремительно удлиняясь, дотянулся до Текела. Луч не прожёг ткань огнеупорного комбинезона, но всё же профессор шарахнулся.
  Четыре "крылана", сложив за спиной крылья, подошли к путешественникам. Один из пришельцев был ранен: тело его было изогнуто в пояснице, обугленная рука висела плетью. "Крыланы" непрерывно ворковали. Денис понял, что пришельцы совещаются между собой, хотя с виду они как будто не обращали друг на друга внимание. Наконец один из них шагнул к профессору и ткнул когтистым пальцем ему в грудь - туда, где лежал прибор, позволявший перемещаться через подпространство. Движения пальца были настолько очевидны, что профессор не мог не догадаться. Он тут же извлёк прибор и протянул "крылану".
  - Пожалуйста... Разве я против...
  Получив прибор, пришелец поднялся в воздух и полетел куда-то в направлении пещеры.
  Тем временем из-за скал выходили его сородичи, у которых были обожжены крылья. Летать они не могли и брели пешком, некоторые не могли даже брести - они передвигались на четвереньках, волоча пораненные ноги. Здоровые "крыланы" и не думали помогать им.
  Все они, поодиночке или группами, направлялись ко входу в пещеру. Над ними реяли "стрекозы", обстреливая их лучами, из-за скал прилетали и взрывались мерцающие шары, производя среди "крыланов" переполох. Два "крылана" приблизились к путешественникам почти вплотную и, негромко урча, наклонились над ними своими головами в уродливых клювастых шлемах. Они как будто принюхивались к чужакам.
  - Похоже, с нами знакомятся, - заметил профессор.
  Денис угрюмо молчал, не ожидая от зловещих незнакомцев ничего хорошего.
  - А я думаю, они воздействуют на нас, - пробормотала Гортензия. - Чувствуется тяжесть...
  Юноша тоже ощутил стеснение в теле. Его грудь, руки и ноги наливались тяжестью, как при стартовых перегрузках. Вскоре он уже едва мог стоять. Гортензия и вовсе опустилась на землю.
  - Нас забирают в плен, - голос профессора был едва слышен в динамиках рации. - Тоже неплохой вариант, хотя, откровенно признаться, я бы предпочёл общество сэкров...
  Над Денисом простёрлась тень от широкого крыла, и он, покосившись наверх, увидел над собой клювастый шлем взлетевшего пришельца. В ту же минуту тот схватил его за плечи и поднял в воздух. Два других "крылана" подхватили профессора и девушку. С ними поднялась стая из десятка пришельцев.
  До пещеры было совсем недалеко и полёт продолжался не больше двух минут. Одна из "стрекоз" всё же успела выпустить по группе "крыланов", которая несла путешественников, боевой ярко-розовый луч. От ужаса у Дениса потемнело в глазах. Луч держался в воздухе считанные мгновения, однако и их хватило, чтобы сбить двух "крыланов", летевших в каком-нибудь метре от Дениса. Луч лишь чудом не задел землянина и "крылана", который его нёс.
  Денис испытал большое облегчение, снова оказавшись в сумраке знакомой пещеры. Пришелец довольно бесцеремонно швырнул его на каменный пол с четырёхметровой высоты. Если бы не амортизационные подошвы и наколенники, Денис от такого падения наверняка отбил бы себе ноги. Не менее "любезно" обошлись с Текелом и девушкой.
  Все трое после близкого контакта с "крыланами" чувствовали усталость, руки едва слушались, головы были словно чугунные. Денис попытался встать, но не смог.
  
  
  Глава 18
  
  Четвёрка "крыланов" снизилась возле распластанных путников и Денис почувствовал, что ему стало как будто легче. Руки и ноги, хоть и не до конца, получили возможность двигаться.
  - Они хотят, чтобы мы встали и пошли с ними, - сказал профессор, пытаясь подняться.
  - Почему вы так решили? - спросил Денис.
  Он помог ему встать, потом поставил на ноги девушку.
  - Мне подсказывает чутьё, а оно меня редко подводит, - прохрипел Текел. - Сейчас я должен сосредоточиться, чтобы телепатически настроиться на их волну и понять, что же в конце концов они от нас хотят...
  Но "настроиться" ему не дали. Толчками в спину пришельцы заставили всех троих двинуться вперёд.
  - Может, они хотят забрать нас в подпространство? - предположила Гортензия.
  Заметив, что она еле идёт, Денис взял её под руку. Через бронированную ткань комбинезона он чувствовал, как она дрожит.
  Не доходя до входа в зал со сферой, им пришлось остановиться: среди пришельцев возникло какое-то движение. Те из них, кому удалось сохранить крылья, летали под сводами взад и вперёд; раненые отступили к стенам, давая дорогу своим сородичам, тащившим прямоугольные аппараты, в передней части которых блестела зеркальная линза.
  - Наверняка это их оружие, - сказал Денис. - Но в решительной битве с сэкрами оно им не помогло.
  - Они почуяли какую-то опасность, - прошептал профессор. - Я тоже её чую...
  - Какую опасность?
  Поток отступающих "крыланов", замешкавшись у входа в зал, двинулся дальше, и вскоре Денис понял, в чём дело. В сфере появились новые пришельцы, и "крыланы" вступили с ними в схватку!
  Под сводами обширного пещерного зала летали десятки "крыланов", обстреливая чужаков боевыми лучами. То и дело что-то глухо взрывалось, вызывая сотрясение стен и сводов.
  В один из моментов боя в воздух взметнулся целый сноп искр, ярко озарив каких-то тёмных тварей, закованных с ног до головы в броню
  - Это, по-моему, "гусеницы"! - воскликнул Денис. - Из сферы вылезают "гусеницы"! Я уже имел с ними дело!
  - Какие гусеницы? - не поняла Гортензия.
  - Мы так называем один из типов пришельцев. Они похожи на гусениц. Тоже, видите, на коротких ножках... Кстати, очень опасные твари. Умеют высоко подпрыгивать и брызгают ядом, который прожигает даже креголит. Следите, чтоб брызги не попали на вас, а то прожгут комбинезоны в одну минуту!
  - "Крыланы" применяют что-то вроде шариковых бомб... - пробормотал Текел, пятясь. - Но "гусениц" уже слишком много вылезло из сферы...
  - "Крыланы" вовремя не засекли их появление, - заметила девушка. - Дали им вылезти, и теперь ими полон зал...
  - Я, кажется, понимаю, в чём дело, - сказал Денис. - У "крыланов" был здесь наблюдатель, они оставили его следить за сферой. Помните пришельца, которого мы залили силиконом?
  - Точно, это и был наблюдатель! - закивала Гортензия.
  - "Крыланов" некому было предупредить после его гибели, и вот результат, - заключил Денис.
  В дикой феерии огня и теней трудно было понять, что происходит в зале. Мимо Дениса группа "крыланов" протащила какие-то призмы на треногах и аппараты, похожие на огромные бинокли. Всё это оружие было пущено в ход, и по залу заметались разнообразные лучи и вспышки. Но и "гусеницы" явно не собирались так просто отступать. Из сферы вываливались всё новые и новые их сородичи и сразу вступали в бой. Грохот, скрежет и гул, звучавшие в наушниках, били по барабанным перепонкам, и Денису пришлось приглушить слышимость в шлеме, иначе впору было оглохнуть. Но теперь он перестал слышать голоса своих товарищей.
  Профессор обернулся к нему и что-то прокричал. Денис снова усилил звук в динамиках.
  - Что? - переспросил он.
  - Нам везёт, как утопленникам! - кричал Текел, силясь перекрыть грохот. - Мы едва не попали под убийственные лучи сэкров, так теперь нам грозит погибнуть от яда "гусениц"!
  - Я уже давно понял, что всё, связанное с этими проклятыми сферами, грозит гибелью! - прокричал в ответ Денис.
  - Смотрите, похоже, "гусеницы" вытесняют "крыланов" из зала! - продолжал Текел, вглядываясь в вихри огней. - А снаружи "крыланов" атакуют сэкры! "Крыланы" тут между молотом и наковальней, и мы вместе с ними!
  - Вы правы, скрыться нам некуда! - согласился землянин. - Нам остаётся стоять и ждать своей участи!
  - Наш единственный шанс - это что сэкры доберутся до нас раньше "гусениц"!
  - А мне почему-то сдаётся, что сэкры будут глушить и тех и других без разбору, и в общей свалки уложат и нас!
  - Увы, мой друг, наверное, это так... - упавший голос Текела был едва слышен. - Положение наше хуже некуда...
  Денис отпрянул назад, увлекая за собой Гортензию: прорвавшись сквозь толпу "крыланов", прямо на них вырвалась "гусеница". Её бронированный, утыканный шипами панцирь был повреждён, из трещин в нём шёл дым и вся она извивалась от боли. Денис больше всего боялся, что сейчас она начнёт разбрызгивать яд, но к ней подскочили два "крылана", наставили на неё какие-то трубки, из трубок вырвались ослепительно-белые огненные лезвия и пропороли её броню насквозь. "Гусеница" забилась в конвульсиях.
  Денис и Гортензия продолжал пятиться назад, в галерею, но оттуда на них давила толпа раненых "крыланов", теснимых сэкрами. Землянин обратил внимание, что возле него и его спутников постоянно находится один из пришельцев. Видимо, благодаря ему остальные "крыланы" не реагировали на их присутствие, лишь толкали, как какую-нибудь неодушевленную вещь. Этот сторож постоянно издавал какие-то звуки. Он не закрывал рта - если, конечно, предположить, что под шлемом у него имелся рот, - и Денису всё время казалось, что звуки эти относились не столько к "крыланам", сновавшим вокруг, сколько к ним, пленникам.
  Землянин обернулся к профессору.
  - По-моему, этот субъект нам что-то говорит!
  - Да-да, я уже заметил это и телепатически настроился на него - насколько это возможно в таком столпотворении, разумеется, - ответил Текел. - Девяносто девять процентов, что он приказывает нам держаться вместе и не отходить от него. А ещё сдаётся мне, что "крыланы" что-то задумали. Сейчас это "что-то" произойдёт... У меня сильное чувство, что сейчас что-то произойдёт, и "крыланы" ждут это...
  - Что произойдёт, профессор?
  - Подождите... Проклятье, я не могу сосредоточиться в этом гаме!
  Внезапно "крыланы" дружно повалили из зала в галерею. Их толпа увлекла за собой пленников; Денис, услышав испуганный крик Гортензии, едва успел притянуть её к себе. Напор толпы был таким сильным, что не прошло и минуты, как все трое были опрокинуты на землю. Денис с ужасом ждал, что сейчас их с Гортензией затопчут, но толпа остановилась. "Сторож" схватил Дениса за шлем и буквально выдернул из толпы. Затем то же самое он сделал с Гортензией.
  Денис вытягивал голову, вглядываясь в глубину зала. Там что-то изменилось, причём очень существенно. Он не сразу понял, что исчезла голубая сфера!
  "Крылан"-сторож подтащил поближе к ним профессора.
  - Вы видели? - по интонации Текела чувствовалось, что он возбуждён. - Я знал, что это произойдёт, и вот оно произошло!
  - Профессор, куда делась сфера? - спросила девушка.
  - Они её ликвидировали! "Крыланы" её ликвидировали!
  Дениса это поразило.
  - Как - ликвидировали? Окончательно?
  - Я своими глазами видел, как кто-то из них запустил в неё совсем маленький зелёный огонёк, - говорил Текел. - А перед этим "крыланы" отступили от сферы и даже прекратили стрельбу... От соприкосновения с огоньком сфера вспыхнула и погасла... Смотрите сами - её нет!
  - Уничтожив сферу, "крыланы" прекратили вторжение "гусениц", - сказал Денис. - Но куда же, интересно, они сами будут отступать? Сэкры их тут зажмут и уничтожат.
  - Вход в подпространство ликвидирован, друзья мои, - голос профессора звенел от волнения. - Наверняка в этом зелёном огоньке содержалась субстанция, необходимая для его закрытия! Мне говорили об этом сэкры, но сами они не в состоянии создать что-то подобное...
  - Нам бы такую вещицу на Акрит, чтобы захлопнуть проклятый шар, - заметил Денис.
  Между тем "крыланы", отхлынувшие в галерею, снова устремились в зал, где после исчезновения сферы заметно потемнело. Мрак рассеивали только вспышки боевых лучей. Денис окончательно перестал понимать, что происходит. По-видимому, "гусеницы" - те, что успели вылезти из сферы, - оказывали "крыланам" отчаянное сопротивление. Сознание безнадёжности их положения придавало им сил, они врезались в толпу "крыланов", стремясь покалечить шипами и забрызгать ядом всё, что попадалось им на пути; "крыланы" останавливали их огненными лезвиями.
  Тем временем со стороны входа в пещеру всё явственнее слышался грохот разрывающихся снарядов.
  - Пещеру штурмуют сэкры! - прокричал Текел.
  - Без сферы "крыланам" крышка! - прокричал в ответ Денис. - Им теперь некуда отступать! Они оказали огромную услугу сэкрам, ликвидировав сферу, но я не думаю, что они дождутся за это благодарности! Здесь, в этом каменном мешке, погибнут все - и "крыланы", и "гусеницы", и...
  Он хотел прибавить: "И мы тоже," - но сдержался, оглянувшись на девушку. Зрелище битвы "крыланов" и "гусениц", в гуще которой они неожиданно оказались, похоже, лишило её дара речи. Денису всё время казалось, что она вот-вот упадёт, и он придерживал её под руку.
  - "Крыланы" опять что-то ждут, - сказал профессор. - Я чувствую это. Ожидание чего-то необычного, значительного, разлито в воздухе...
  Денис нисколько не усомнился в его словах.
  - Что они ждут? Хотя бы приблизительно - что?
  - Сейчас, одну минуточку... - Текел поднёс руку к своему шлему. - Мне кажется, они ждут спасения... Должно произойти что-то такое, благодаря чему они спасутся... Перед моим мысленным взором носится что-то голубое...
  - Сфера? - мгновенно догадался Денис. - Вы думаете, они прямо сейчас, здесь же, создадут новую сферу?
  - Именно! - Профессор энергично закивал. - Именно новую сферу! Они откроют проход в подпространство, и в нём уже не будет "гусениц"!
  Он оказался прав: толпа "крыланов" снова всколыхнулась и в центре зала заполыхали вспышки, из которых за считанные секунды соткался голубой шар. Глубина его была пуста.
  
  
  Глава 19
  
  - Потрясающе! - Денис был ошеломлён. - Они создают и уничтожают сферу, когда хотят!
  - "Крыланы" обладают знаниями, которые пока не доступны нам, - ответил Текел. - Впрочем, это ещё не означает, что они обогнали нас в цивилизационном плане...
  При виде сферы "крыланы" испустили вопль, который Денис не без оснований расценил как проявление радости. "Гусеницы" ещё сопротивлялись, но их присутствие уже не имело большого значения. Лавина "крыланов", преследуемых и уничтожаемых наступающими сэкрами, отступая к сфере, захватила и путешественников вместе с их сторожем. Профессор почти тут же потерялся в толпе. Гортензии и Денису, толкаемым и теснимым со всех сторон, ничего не оставалось, как двигаться в общем потоке. "Крыланы" подбегали к сфере, бросались в неё и исчезали в её туманной глубине.
  Возле самой сферы Денис и девушка попытались остановиться. Обоих пробирала дрожь при мысли, что придётся вступить в этот зловещий шар и нестись куда-то в неведомом подпространстве, не зная - где, в каком мире-изгое, населённом кровожадными тварями, им суждено будет выйти.
  - Гортензия, держись за меня! - крикнул Денис, падая на пол и увлекая за собой девушку, но чья-то сильная рука схватила его за шлем, подняла и головой вперёд швырнула в голубой туман.
  Очертания пещерного зала померкли и растворились в туманной дымке. Денис повис в невесомости. Вокруг плавали силуэты "крыланов", не обращавшие на него внимание. Все они устремлялись туда, где туман темнел, и пропадали. Лишь один задержался возле Дениса. Наверняка это был их с Гортензией сторож, который и втолкнул его, Дениса, в сферу.
  Оглядываясь, землянин не видел никого, похожего на Гортензию и профессора. Возможно, они остались в зале. Взмахнув руками, он устремился навстречу потоку "крыланов", но сторож решительно пресёк его попытку выбраться из сферы, схватил за руку и швырнул в противоположную сторону - прямо в тёмную глубину.
  У Дениса перехватило дыхание. Он почувствовал, что его затягивает во мрак. Он попытался приостановить падение в бездну, но сторож, продолжая его держать, устремился туда вместе с ним, и голубой свет начал быстро меркнуть, остался где-то позади и вскоре Дениса обступила полная темнота.
  Всё повторилось, только во время прошлого перелёта через подпространство его держал, обвив за пояс, издыхающий "кальмар", а теперь его крепко стискивала когтистая лапа "крылана".
  Денису показалось, что прошло всего минуты две или три, когда в темноте показалась далёкая голубая точка. Она быстро увеличивалась, и Денис сам не заметил, как снова очутился в светло-голубом тумане, заполненном силуэтами плавающих в невесомости "крыланов". Все они продвигались вперёд и, пересекая незримую черту, пропадали из глаз, причём пропадали не сразу, а постепенно, начиная с головы и кончая ступнями ног. Денис понял, что попал в сферу - выход из подпространства. Сторож вышвырнул его из этого голубого тумана в какой-то незнакомый мир, в ночь, озарённую тысячами ярких звёзд и крупных бледно-белых огней.
  Перед землянином простиралась ровная, очень широкая площадь, которую со всех сторон окружали прямоугольные невыразительные здания, похожие на коробки. Ещё дальше стояли здания повыше, такой же непритязательной архитектуры. На них не было и намёка на окна - они казались самыми настоящими глухими коробками. В свете огней, горевших на высоких тонких столбах, парило множество "крыланов" - поодиночке, но чаще стаями, издали очень смахивавшими на стаи летучих мышей. Некоторые из них опускались на площадь или на крыши домов-коробок.
  Площадь перед сферой была заполнена ранеными "крыланами", вернувшимися из похода на Сэкреморак. Многие, выйдя из сферы, сразу падали на матовую гладь и оставались лежать - то ли не имея сил двигаться, то ли подчинившись приказу. Те же, у кого уцелело "крыло", взмывали в воздух и устремлялись к своим собратьям, носившимся вокруг огней. "Крылан"-сторож, подхватив Дениса, пролетел с ним с сотню метров и бросил на площадь в стороне от воинов.
  "Крыланы", спасаясь от убийственного натиска сэкров, покидали пещеру на Сэкремораке в страшном беспорядке, хаотической толпой, и такой же толпой выбирались сейчас из сферы. Денис заметил среди них даже двух или трёх "гусениц", которые каким-то образом затесались в гущу отступавших "крыланов" и перенеслись с ними на их планету. "Гусениц", явно издыхавших, не добивали - "крыланы" набрасывали на них что-то вроде сети и куда-то отволакивали. Денису подумалось, что при перелёте через подпространство, возможно, имеет значение расстояние между перелетающими. Если расстояние небольшое или они держатся друг за друга, то не теряются в пути, а попадают туда, куда их несёт один из них - тот, кто имеет прибор для таких перемещений. Поэтому и "гусеницы", очутившись в толпе "крыланов", тоже перенеслись сюда - может быть, сами не желая этого.
  Он встал и, шатаясь от слабости, сделал несколько неуверенных шагов. Его никто не пытался остановить. Он смотрел на голубой шар, из туманной глубины которого продолжали вылезать "крыланы", оглядывал лежавших, сидевших или бредущих аборигенов. Профессора и девушки среди них не было.
  Он направился в обход сферы, но, не пройдя и двух десятков шагов, остановился, увидев, как из сферы высунулась голова в креголитовом шлеме.
  - Профессор Текел! - закричал он, как будто тот мог его услышать.
  За профессором присматривал свой сторож, который, как только что было с Денисом, отнёс его по воздуху подальше от сферы. Запомнив место, где "крылан" оставил акритянина, Денис отправился на поиски Гортензии. В пещере сэкров они разлучились совсем близко от голубого шара. Девушка, как и он с Текелом, должна была попасть в него. Или, может быть, её затоптали отступающие твари?
  Наконец он увидел её - какой-то "крылан", держа эолийскую принцессу за талию, выбрался с ней из сферы и даже не стал её далеко относить - бросил тут же, у подножия шара.
  Денис подбежал к ней. Похоже, она была без чувств. Вглядевшись в окошко её шлема, он увидел, что глаза её закрыты. Но когда он взял её за плечи и легонько встряхнул, глаза открылись.
  - Где мы? - тихо проговорила она.
  - На планете "крыланов", насколько я понимаю, - ответил он. - Ты как себя чувствуешь? - Незаметно для себя он перешёл с ней на "ты". - Всё в порядке?
  - Я совершенно не помню, как перенеслась сюда, - Гортензия попыталась привстать. - У сферы была страшная давка, "крыланы" толкались, ты куда-то пропал, а потом по моему шлему что-то сильно ударило и наступила темнота... У меня до сих пор в затылке болит...
  - "Крыланы" перенесли нас через подпространство, - объяснил Денис. - Мы им для чего-то понадобились.
  Она какое-то время молчала.
  - Небо здесь совсем как на Эолии по ночам, - снова заговорила она. - Там тоже много разноцветных звёзд... - Она наконец привстала и огляделась. - Какой мрачный вид! Нет, на Эолию похоже только небо, больше ничего... А где профессор? Он разве не с тобой?
  - Тут он, его тоже перенесли. Я сейчас схожу за ним.
  - Я пойду с тобой.
  На них упала тень от бесшумных крыльев. Заметив падающую сеть, Денис рванулся, но в следующий миг понял, что бежать бесполезно. Их с Гортензией, как только что "гусениц", накрыли сетчатым сачком и поволокли по площади к домам-коробкам.
  Невдалеке от них в таком же сачке тащили Текела. Он неуклюже, как большой жук, ворочался в сети.
  - Профессор! - закричал Денис. - Профессор, мы тут!
  - Видите, я был прав - "крыланы" не собираются нас убивать... - отозвалось в динамике. - Но подождите, они что-то замыслили!...
  Не дотащив их до домов, "крыланы" бросили сеть и взмыли ввысь. Те "крыланы", что находились на площади, даже те, что едва могли передвигаться, вдруг дружно поднялись и устремились прочь от сферы, из которой к этому времени уже вылезли последние твари. На освободившееся пространство перед сферой опустилась большая группа "крыланов". Один из них, в каком-то особенном, не совсем обычном для них шлеме, снабжённом четырьмя штырями, похожими на рога, неспешно направился к голубому шару. В руке у него ярко светился зелёный огонёк.
  - Он сейчас будет гасить сферу! - взволнованно закричал профессор. - В пещере сэкров "крыланы" бросили в сферу точно такой же предмет, и она погасла!
  - Если они ликвидируют сферу, то это будет очень умно с их стороны, - отозвался Денис. - От постоянно действующей сферы одни проблемы...
  По толпе "крыланов" прокатился гул - абориген в рогатом шлеме, расправив крыло, взлетел и швырнул зелёный огонёк в сферу. Тот полетел как-то необычно медленно. Описав вокруг сферы дугу, он всё же слился с ней и она, вспыхнув и расплескав по площади сияние, погасла. От сферы не осталось и следа.
  - Но теперь мы не сможем попасть домой, - печально проговорила Гортензия.
  - "Крыланы" знают способ, как восстановить сферу, - желая ободрить её, сказал Денис. - Может, они её восстановят и переправят нас на Акрит...
  - Может быть, - согласилась девушка. - Они ведь разумные создания и должны нас понять. Мы им объясним, что мы не агрессивны и не желаем им ничего дурного...
  Денис, однако, был настроен совсем не оптимистично. Ему вспоминались пришельцы, захваченные в плен в купольном зале на Акрите. Их, ещё живых, отправляли в лабораторию, где подвергали самым жестоким экспериментам, чтобы выяснить, как их быстрее всего убить...
  - Да, будем надеяться на лучшее, - кивал он, слушая её лепет. - Мы не погибли на планете сэкров, уже одно это хорошо...
  - Попробую вступить с ними в телепатический контакт, - сказал профессор, перебирая сеть в поисках выхода из неё и запутываясь ещё больше. - Они должны откликнуться на мои мыслеформы, шансы на это есть, ведь у всех разумных космических рас, особенно у древних, весьма развиты телепатические способности...
  Но в эту минуту сети с путешественниками снова подхватили и понесли дальше по ровным пустынным улицам. Как заметил Денис, пустынно было только внизу, на тротуарах. Плоские же крыши были полны аборигенов, которые наблюдали оттуда, как их тащат.
  Сети с пленниками подняли на одну из крыш и через квадратный проём опустили в какое-то полутёмное, просторное и совершенно пустое помещение, где и вытряхнули из сетей на гладкий пол - такой же, как на площади. Одна стена в помещении была прозрачной и за ней виднелись улица и соседние дома, по крышам которых, сложив крылья, расхаживали аборигены. Казалось, они не общаются друг с другом, даже не обращают друг на друга внимание, только ходят взад и вперёд. Но внезапно то тут, то там, они всей толпой срывались с крыши и уносились куда-то в озарённую огнями ночь, а потом так же дружно возвращались обратно.
  - Окно во всю стену, - сказала Гортензия. - А ведь снаружи кажется, будто здание совсем без окон.
  - И у нас на Земле есть такие окна, - ответил Денис. - С внутренней стороны они прозрачные, а с внешней - матовые.
  - На Эолии ничего подобного нет. У нас вообще нет многого из того, что есть на других мирах Млечного Пути. Наверно, поэтому наша планета считается отсталой. Но всё равно она прекрасна... - Гортензия вздохнула, устало опускаясь на пол. - Увижу ли я её когда-нибудь?...
  - Всё не так плохо, друзья мои, - профессор прошёлся по помещению, поглядывая на открытый проём люка с видневшимся в нём звёздным небом. - Я больше чем уверен, что они намерены вступить с нами в контакт. А иначе зачем они нас сюда притащили?
  Денис тоже разглядывал люк. Выбраться через него путешественники не могли, даже если бы встали друг другу на плечи - слишком высоко находился потолок, а других выходов из комнаты не было.
  - Контакт - это хорошо, - сказал он. - А больше ваше чутьё ничего вам не подсказывает?
  - Мне надо сосредоточиться, - профессор уселся на пол под самым люком. - Я должен настроиться на окружающие флюиды, и тогда я что-нибудь уловлю... Понимаете, на этой планете очень гнетущая атмосфера. Едва я пытаюсь настроиться, как меня словно бы давит к земле. Начинают неметь ноги и руки... Совершенно невозможная планета! Насколько легче было общаться с сэкрами!
  Пока он сосредотачивался и настраивался, Денис решил заняться более приземлённым делом, а именно - анализом атмосферы.
  На поясе комбинезонов, в которые были одеты защитники Объекта, имелся портативный прибор, позволявший быстро производить необходимые измерения. Прибор был снабжён воздухозаборным отверстием, анализатором, микрокомпьютером и шкалой, на которой после проведённых экспресс-анализов появлялись цифры и заключительная рекомендация: можно снять шлем или нет.
  Вообще армейские комбинезоны, вместе со шлемами, представляли собой самую настоящую мини-лабораторию. Энергетические батареи позволяли обладателю комбинезона какое-то время выживать, будучи полностью отрезанным от внешнего мира. Благодаря батареям и вырабатываемой ими энергии под комбинезоном воспроизводился и поддерживался приемлемый атмосферный режим и регенерировались воздух и вода. Эта последняя автоматически, при нажатии на соответствующую кнопку, подавалась прямо в рот человеку, как и пищевые таблетки и самые необходимые лекарства. Профессор и Гортензия были одеты в комбинезоны несколько другого типа, но в отношении жизнеобеспечения они мало отличались от армейских.
  Дожидаясь, когда на шкале анализатора появятся цифры, Денис думал о том, что воздух под шлемом будет регенерироваться целых три с лишним месяца, но вот с пищевыми таблетками и особенно с водой дела обстояли куда хуже. Количество регенерированной жидкости с каждым днём будет уменьшаться и через неделю путешественники начнут испытывать жажду. Кроме воды, им потребуется ещё и пища. Смогут ли они найти всё это здесь, на планете "крыланов"?
  - Что это вы делаете? - заинтересовался профессор.
  - Пытаюсь понять, долго ли мы протянем, если снимем шлемы.
  На шкале, наконец, появились цифры.
  - Кислорода не слишком много, - констатировал сержант. - В основном азот, углекислый газ, сера, полно микроорганизмов... Короче, если мы снимем шлемы, то не протянем и пяти минут.
  - На планете сэкров атмосфера гораздо комфортнее! - воскликнул Текел. - В ней, по крайней мере, практически отсутствуют бактерии!
  - У меня такое чувство, что на планету сэкров мы уже вряд ли вернёмся, - сказал Денис. - А вам ваше чутьё что подсказывает?
  - Погодите, я ещё не сосредоточился толком... - Профессор снова замолчал.
  Денис и Гортензия уселись у дальней стены. Девушка заговорила о том, что сама напросилась в эту экспедицию. Её не хотели брать, потому что если с ней что-нибудь случится, то некому будет передать трон Эолии. Она должна найти себе жениха, который после свадьбы примет власть над планетой, такова древняя традиция. Для эолийцев очень важно, чтобы у них был король из династии Сола-Ниль. Если династия прервётся, то на планете начнутся необратимые изменения.
  - Неужели дела так серьёзны? - рассеянно спрашивал Денис, думая совсем о другом. - Тогда тебе, наверно, и правда, не надо было пускаться в эту экспедицию.
  - Профессор уверял, что перемещение через подпространство абсолютно безопасно, а на Сэкремораке нас ждёт самый радушный приём, - отвечала она. - Да я и сама очень хотела испытать, что же это такое - перемещение через подпространство...
  Оба смотрели на прозрачную стену, за которой тянулся ровный ряд домов-коробок и горели огни на длинных тонких столбах. Гортензия опустила голову ему на плечо. На душе у обоих было смутно.
  - Внимание! - Профессор словно очнулся. - Я, кажется, что-то почувствовал... Они сейчас будут здесь!
  "Чутьё" его не подвело: в отверстии люка показались аборигены. Они сначала заглядывали в люк, а потом, складывая на лету свои крылья, один за другим влетали в комнату и опускались на пол.
  Путешественники рассматривали их с невольной дрожью. На этот раз "крыланы" были без скафандров. На них вообще не было никакой одежды, кроме пояса на талии и повязки вокруг шеи, к которым крепилось их удивительное крыло. Как Денис догадывался с самого начала, крыло не имело отношения к их организму: сами по себе "крыланы" не летали. Как и люди, они были прямоходящими, снабжены двумя руками, двумя ногами и головой. Но на этом сходство с людьми и кончалось. Их кожа была прозрачной, и видно было, как под ней беспорядочно копошится множество каких-то небольших существ - по виду жучков или насекомых. Эти мелкие твари были бледно-белыми и слабо фосфоресцировали в полутьме, отчего казалось, что светится всё тело "крылана", как будто служившее для них живым резервуаром. Из-за них тело было бугристым и постоянно пульсировало - то здесь, то там твари сбивались в ком, который спустя минуту мог распасться, а мог и начать двигаться под кожей. Впечатление всё это производило жутковатое и отталкивающее. Денису даже на миг показалось, что его окружили живые мертвецы с гниющими телами, которых гложут трупные черви. Лишь на кистях рук, ступнях ног и на голове кожа была не столь прозрачна. На голове она была даже темна, но это делало "крыланов" ещё уродливее. В нижней части головы располагались челюсти, выдвинутые вперёд, поставленные вертикально и снабжённые клешнями, которые беспрестанно шевелились, как будто перемалывая что-то; огромные выпуклые глаза, не имевшие зрачков, пристально следили за каждым движением путешественников.
  В комнату влетело около дюжины аборигенов. Мягко ступая на своих полусогнутых в коленях ногах, они подходили к пленникам, наклонялись над ними и отходили прочь. В эти моменты можно было особенно отчётливо рассмотреть копошащихся под их кожей тварей. Это был самый настоящий рой. Когда "крылан" приближался к Денису, рой, словно чувствуя землянина, начинал взбухать и растягивать кожу в его направлении до тех пор, пока "крылан" не отходил. Иногда челюсти с клешнями начинали двигаться быстрее, и тогда из глоток "крыланов" исторгалось урчание, которое, впрочем, непонятно к кому относилось, поскольку ни один из аборигенов как будто не обращал внимание на других своих сородичей.
  Ещё когда только "крыланы" влетали в комнату, Денис ощутил тяжесть во всём теле. Она усиливалась, и вскоре он почувствовал, что не может не только подняться на ноги, но даже пошевелить рукой или ногой. Такое уже бывало с ним при контакте с этими существами, но сейчас оно проявилось особенно сильно. То же самое испытывали и профессор с Гортензией. А когда "крыланы" наклонялись над Денисом и наполняющие их отвратительные насекомые (или кем там они были), растягивая эластичную кожу, почти касались его, он чувствовал дурноту. Перед глазами всё плыло. Тщетно он пытался расслабиться и самовнушением соорудить вокруг себя что-то вроде защитного энергетического экрана. Всё было бесполезно. Воля его была парализована. Какое-то время он ещё боролся с чернотой подступающего обморока, но всё же настал момент, когда он весь провалился в него.
  
  
  Глава 20
  
  Очнулся он оттого, что чьи-то руки массировали его грудь и плечи. Открыв глаза, он увидел склонившийся над ним шлем. Это был профессор Текел. Он старательно растирал землянина, сочетая это с пассами рукой. Денис сделал вдох, но воздухом грудь не наполнил - понадобилось сделать ещё несколько вдохов, прежде чем он ощутил достаточный прилив кислорода к лёгким.
  Над Денисом наклонялась и Гортензия. Вглядываясь в окошко её шлема, он видел её глаза, в которых читалась тревога.
  - Как ты себя чувствуешь? - спросила она. - Голова не кружится?
  - Есть немного, - Денис пошевелился, пытаясь встать.
  - Нет-нет, пока не вставайте, - сказал профессор. - Вам надо полежать ещё хотя бы минут пятнадцать. Эти чёртовы твари довольно основательно опустошили вас...
  - В каком смысле?
  - Они биоэнергетические вампиры, - объяснил Текел. - Со мной им не удалось справиться так легко, как с вами и Гортензией, я всё-таки имею кое-какой опыт в психокинетике и аутогенной психологии. Меня им так просто не взять...
  - Они давно убрались отсюда?
  - Порядочно. За окнами уже вовсю день.
  Денис повернул голову и посмотрел на прозрачную стену.
  Если на планете "крыланов" сейчас был день, то он больше смахивал на земной или акритский поздний вечер. Красный диск местного солнца, видимый как вдвое уменьшенная Луна, давал слишком мало света. От него на всём лежал мертвенный багрянец, делая пейзаж ещё более угрюмым. Небо по-прежнему было полно звёзд и сияли городские огни, зато "крыланов" летало значительно меньше. Крыши были почти пусты.
  - Они наверняка ещё придут, - сказала Гортензия. - Как только наша энергетика восстановится, они придут, чтобы снова опустошить нас.
  - Профессор, вы думаете, они будут высасывать из нас энергию, пока не убьют окончательно? - спросил Денис.
  Текел сделал неопределённый жест.
  - У меня чувство, что у "крыланов" в отношении нас другие планы, но какие - пока не знаю, - ответил он. - Чтобы понять это, мне надо настроиться на их волну, а это в настоящий момент практически невозможно. Они высосали из меня слишком много энергии, чтобы мои телепатические способности хоть как-то проявились. Я должен восстановиться. Так же, впрочем, как и вы. Пока для меня ясно одно: эти твари - мощные энергетические вампиры, и мы им пришлись весьма по вкусу.
  - Наша энергетика для них подошла? - спросила девушка, помогая Денису подняться и усесться на полу у стены.
  - Идеально подошла, а такое у вампиров бывает не часто, - ответил профессор. - Биоэнергетика, которой обладают все живые существа, для некоторых созданий служит своеобразной пищей, и, как всякая пища, бывает удобоваримой, а бывает и нет. Всё зависит от типа энергетики и типа вампиров...
  - Стало быть, с типом вампиров нам крупно повезло, - заметил Денис, мрачно усмехнувшись. - Нам вообще везёт, уже начиная с входа в подпространство на Акрите... Так везёт, что от везения деваться некуда...
  Гортензия присела рядом с ним и вскоре задремала. Он и сам чувствовал смертельную усталость, но заставлял себя бодрствовать, охраняя покой девушки.
  Чтобы как-то отвлечься, он заговорил с профессором о "блохах", которые обитают в телах аборигенов. Текел, чувствовавший себя бодрее своих спутников, оживился и пустился в рассуждения о формах жизни, встречающихся в космосе. Он поведал Денису об организмах, которые, каждый по отдельности, представляют собой неразумное животное, но, собравшиеся в стаю или в колонию, вдруг становятся единым существом, которое подчиняется собственным законам жизнедеятельности, и, что самое поразительное, подчас даже обладает разумом.
  - Нечто подобное мы можем предполагать и в отношении так называемых "крыланов", - говорил он, удобно усевшись у стены. - "Крылан" в действительности является ни чем иным, как стаей, или сообществом небольших по размеру членистоногих, которое функционирует как единый организм, снабженный собственным сознанием...
  - Они всем скопом тянулись ко мне, растягивая кожу "крылана"... - сказал землянин, зевнув во весь рот.
  - В смысле устройства сознания это скопище наверняка представляет собой нечто вроде биоэнергетического компьютера, который нуждается не только в физической пище, но и в энергетической подзарядке, - продолжал профессор. - Эту энергию должны давать ему другие живые существа. Возможно, на планете, помимо "крыланов", обитает кто-то ещё, кого "крыланы" используют как дойных энергетических коров. А скорее всего, "крыланы" ищут себе добычу на других мирах. Сэкры утверждают, что обитатели миров-изгоев странствуют по подпространству в поисках планет, на которых они могли бы найти подходящий биологический материал для своей жизнедеятельности. Обитатели покорённых миров - это для них не более чем биомасса, которая либо просто пожирается, либо определенным образом перерабатывается...
  - "Крыланы" ищут подходящую биомассу?... - пробормотал Денис, засыпая.
  - Разумеется. Их передовой отряд могло занести и на Акрит, где есть выход в подпространство. Надеюсь, наши доблестные вооруженные силы отразят их нападение.
  - Отразят, не сомневайтесь...
  Глаза землянина слипались, он уже несколько раз клюнул носом.
  - Вам надо выспаться, - заметив это, сказал профессор. - Хотите спать - спите. Наш организм мудрее нас, он понимает, что надо делать, чтобы восстановиться. Энергетический запас восстанавливается именно во время сна, поэтому пользуйтесь возможностью, предоставленной нам аборигенами...
  Денис не слышал его. Уронив голову на колени, он провалился в сон.
  
  
  Глава 21
  
  Землянин вырвался из паутины забытья, почувствовав прикосновение к себе чего-то холодного, твёрдого, как камень. Раскрыв глаза, он увидел вокруг себя "крыланов".
  На этот раз их тела были закованы в бронированный скафандр, головы закрывал клювообразный шлем. Они бесцеремонно затолкнули землянина в сачок и взмыли с ним к потолку. Стены, люк, крыша, заполненная "крыланами", провалились перед глазами Дениса куда-то вниз и распахнулось чёрное, усыпанное звёздами небо. Пленника несли к площади, где ещё совсем недавно светилась голубая сфера. Внизу плыли однообразные, расчерченные как по линейке городские кварталы. В сотне метрах от него, в таких же сачках, несли профессора и девушку.
  Над городом темнела ночь. Огней вокруг было гораздо больше, чем предыдущей ночью, и гораздо больше парило в небе "крыланов". Их стаи носились всюду, куда бы землянин не обращал взгляд.
  Однако то, что он увидел на площади, заставило его стряхнуть с себя последние остатки сна. Зрелище было поистине потрясающим. Площадь по всему периметру заполняли ровные шеренги "крыланов" в бронированных скафандрах. Это было целое море из сотен тысяч вооружённых аборигенов. Сюда же со всех сторон слетались новые "крыланы" в скафандрах. Некоторые, объединившись в группы, несли какие-то крупные приспособления для боя, возможно - пушки.
  Сеть с Денисом швырнули на свободное пространство на площади, поблизости от двух других пленников. Те уже выбрались из своих сеток и стояли, оглядываясь.
  - Неужели всё это воинство собралось из-за нас троих? - воскликнула девушка.
  - Не думаю, - отозвался Денис. - Здесь что-то готовится, и, похоже, мы будем в этом участвовать...
  - А у меня другое мнение, - сказал Текел. - Пока вы спали, я пытался настроиться на волну здешних обитателей и нащупать хотя бы какую-нибудь информацию. Это оказалось адски трудной задачей. Я три или четыре раза терял сознание. Биоэнергоинформационный обмен у этих тварей, как можно предположить, кардинально отличен от нашего: вместо мыслеобразов и телепатем на мой мозг наваливалась одна только чёрная тяжесть. Но это лишний раз доказывает моё предположение, что "крыланы" - это мыслящий симбиоз множества более мелких тварей, обитающих в них, как в оболочках...
  - Но почему, в таком случае, эти оболочки имеют антропоморфную форму? - задала вопрос Гортензия. - Энергетически выгоднее форма сферы или эллипсоида.
  - Я думал над этим. Возможно, далёкие предки "крыланов" были антропоидами, возможно даже - антропоидами земного типа. Но на каком-то этапе эволюции произошла их встреча со стаями этих мелких тварей, для которых, как пчёлам - улей, или муравьям - муравейник, необходимо было вместилище, и не просто вместилище, а такое, которое способно выполнять их приказы, перемещать их, добывать для них пищу, короче - поддерживать процесс их жизнедеятельности. Такое вместилище они нашли в антропоидах, и началось поглощение этих последних роями мелких тварей. Я не исключаю даже слияние сознания антропоида с сознанием роя. Предположу также, что такое слияние погубило антропоидов как биологический вид, но оно же дало мощнейший толчок к эволюции "мыслящих симбиозов членистоногих" - так их условно назовём. От антропоидов осталось лишь тело и, видимо, какие-то остатки сознания, может быть - чисто рефлекторного типа. В связи с этим неплохо бы обследовать голову "крыланов". Думаю, в ней мы найдём рудиментарный мозг, оставшийся от антропоидов и частично ещё функционирующий...
  - Смотрите! - Гортензия показала на небо. - Что там такое?
  - Летящие огни... - ответил Денис, тоже вглядевшись вдаль. - Это летательные аппараты! - воскликнул он спустя пару секунд. - Крупные летательные аппараты! Они летят сюда!
  Невероятной величины объекты медленно выплывали из-за гряды зданий, высившихся на горизонте. Треугольные и сигарообразные, они по размерам не уступали эсминцам земного военно-космического флота. У каждого на носу и корме светились яркие белые огни, подсвечивая многочисленные круглые и конические выступы. Денис был на сто процентов уверен, что эти выступы - не что иное, как стволы мощнейших орудий.
  - Военные корабли, - проговорил он, заворожённо глядя на приближающуюся армаду.
  Подлетая к площади, аппараты замедляли ход и замирали над шеренгами вооружённых "крыланов". А издали летели всё новые и новые машины. Все они останавливались в небе над площадью, располагаясь широким кругом.
  - Зачем им понадобились военные корабли? - недоумевала девушка. - Это тоже из-за нас?
  - Друзья мои, я не сказал вам самого главного, - заговорил профессор с нотками торжества. - Мои попытки что-то уловить в энергоинформационном поле их ноосферы всё-таки принесли, как я считаю, результат. Я уловил нечто вроде жажды сражения, жажды боя, даже бойни, и, что очень важно, несколько раз передо мной мелькнул образ голубой сферы...
  Денис пристально посмотрел на него.
  - "Крыланы" обладают способностью разрушать и восстанавливать сферу, - сказал он. - Значит, всё это, - он показал на застывшие полчища "крыланов" и летательные аппараты, - подготовка к вторжению через подпространство?
  - Да, - профессор кивнул. - И вторгнуться они собираются не куда-нибудь, а к нам на Акрит!
  Поражённая Гортензия ахнула.
  - Почему вы так решили?
  - Потому что им очень по вкусу пришлась наша энергетика, - ответил Текел. - На Акрите они намереваются насытить свою вампирью жажду за счёт землян и акритян... И, как кажется... судя по тому, что мне удалось уловить... их завоевательные планы простираются на всю нашу галактику. Они намерены проникнуть в неё через существующую на Акрите сферу!
  - Проклятая сфера! - воскликнул в сердцах Денис. - Когда-нибудь она доведёт нас до большой космической войны!
  - Но как они попадут на Акрит? - Гортензия всё ещё не верила. - Сфера ведь там совсем небольшая, шести метров в диаметре. Как через неё можно провести такие махины? И вообще - возможно ли огромные боевые корабли переводить через подпространство?
  - А правда, как всё это воинство попадёт на Акрит? - подхватил Денис - Я изучал каталог пришельцев и историю вторжений, и что-то не припомню, чтобы из сферы кто-нибудь вылетал на боевых кораблях. Не выходило из неё и существ, состоящих из симбиоза членистоногих, как вы выражаетесь. Если бы такие были в каталоге, то я бы точно запомнил. Получается, что на Акрите они ни разу не появлялись. В таком случае, как они найдут туда путь через подпространство?
  - Боюсь, что укажем его мы, - ответил профессор.
  - И не подумаю, пусть хоть режут! - решительно заявила девушка. - Да и как мы можем его указать?
  Профессор не успел ответить - одна из стай "крыланов", круживших над площадью, неожиданно устремилась прямо на путешественников. На этот раз, похоже, их не интересовала энергетика. Они начали обматывать пленников липкими лентами, вешая им на грудь какие-то прямоугольные металлические коробки.
  - Ну вот вам и ответ на ваш вопрос, дорогая моя! - крикнул профессор. - На нас повесили приборы, благодаря которым мы переместимся через подпространство на Акрит, а вместе с нами туда переместится и всё это войско, включая корабли!
  - Сфера на Акрите слишком мала, чтобы из неё могли выйти такие махины! - возразил Денис.
  - "Крыланы" могут менять размеры сферы, - не унимался Текел. - Вы помните, когда мы прибыли сюда, она была значительно меньше? А сейчас это огромный шар, он способен вобрать в себя любой их корабль, а значит, и весь флот!
  Закончив с навешиванием коробок, летающие твари подхватили Дениса и остальных под мышки и пронесли метров сто, оттащив от пустовавшего центра площади. На этот центр опустилась небольшая группа "крыланов", и среди них - "крылан" в рогатом шлеме, который не так давно уничтожил сферу, запустив нее зелёный светящийся шарик. "Крыланы" во главе со своим "рогатым" предводителем явно начали совершать на площади какое-то действо. Затем все они дружно взмыли в воздух и устремились прочь. По громадной толпе прокатился гул, её ряды задвигались и подались назад, а в следующее мгновение отшатнулся и Денис: посреди площади что-то яростно и беззвучно засверкало. Во все стороны разлетелось голубое пламя, и землянин не успел и глазом моргнуть, как на месте вспышек уже неподвижно висела голубая сфера метров двухсот в диаметре, своей нижней точкой касаясь гладкого покрытия площади.
  Через какое-то время у подножия сферы опустилась стая аборигенов, среди которых был предводитель в рогатом шлеме. Туда же потащили и пленников.
  Воинство снова пришло в движение. Гул и грохот нарастали - шум в основном производили летательные аппараты, днища которых озарились багровым огнём; огромные корабли стали разворачиваться, выстраиваясь в цепь, причём передние снизились, явно готовясь нырнуть в сферу.
  Денис уже совершенно точно знал, что и ему сейчас придётся войти туда же. Державшие его "крыланы" расправили крылья и устремились с ним ввысь. Туманная поверхность сферы оказалась в неожиданной близости от землянина - кажется, протяни руку, и она утонет в голубом тумане. Однако "крыланы" не торопились влетать в шар. Видимо, чего-то ждали.
  Площадь была уже вся запружена воинами. Их многоголовая масса находилась в постоянном движении, некоторые из пехотинцев взлетали, но невысоко, и тут же опускались. Всё это походило на вздымающиеся волны неспокойного моря. Над площадью носились взад и вперёд большие стаи "крыланов". Денису, оглядывавшему с высоты это бесчисленное чёрное скопище, определённо казалось, что оно перестраивается, подчиняясь какому-то единому плану. Впрочем, Денис уже знал, что это за план.
  - Денис! - кричал Текел, тоже поднятый "крыланами". - Я хочу спросить у вас, как у военного, способна ли эта армия преодолеть защиту на Акрите?
  - Если они переведут через нашу сферу боевые корабли, то Объекту конец, это точно! - закричал в ответ Денис. - Их техника очень впечатляет! Но она не сильнее нашей! Мы найдём, чем ответить!... Скорее всего, будет большая война...
  - Профессор, - кричала девушка, - значит, мы сейчас перенесёмся на Акрит?
  - Не сомневайтесь в этом, дорогая Гортензия, - ответил профессор, и не удержался, чтоб и тут не пуститься в объяснения: - Подпространство, по мнению сэкров, обладает чем-то вроде памяти. Сэкры утверждают, что оно помнит не только все перемещения, которые когда-либо происходили в нём, но и существ, которые через него перемещались. На этом основано действие практически всех путеводных приборов. Подпространство запомнило точку, из которой мы начали путь - то есть, сферу на Акрите, - и теперь, получив соответствующий сигнал от приборов, которые висят у нас на груди...
  Державшие путешественников "крыланы" всё время двигались, и расстояние между Денисом и его спутниками понемногу росло. Денис уже потерял профессора из виду, а вскоре и его голос в динамиках шлема стал едва слышен в усилившемся треске помех.
  - Так, значит, эти штуковины, которые они на нас налепили, и правда путеводные приборы? - что есть силы закричал Денис.
  - Совершенно точно! - разобрал он ответ профессора. - А с нами перенесутся и "крыланы", и вся их техника... Мы будем для них своего рода проводниками через подпространство...
  Гул, стоявший над площадью, превратился в многоголосый рёв, вырывавшийся из сотен тысяч глоток, словно "крыланы" издавали боевой клич.
  Вся их масса вдруг поднялась в воздух и начала медленно облетать сферу, постепенно приближаясь к ней. Тысячи закованных в броню, залитых мертвенным голубоватым светом тварей летели вокруг сферы широкими кольцами - только не параллельными земле, а под некоторым углом к ней, так что всё это скорее напоминало гигантский штопор, - летели в одном направлении, как будто их лавина собиралась ввинтиться в голубой шар. "Крыланы", державшие Дениса и его спутников, одними из первых включились в этот фантастический хоровод. Находясь на самом его острие, они и вошли в сферу первыми.
  
  
  Глава 22
  
  Неподалёку от Дениса в голубом тумане хаотично переворачивались тёмные силуэты. Среди них он узнал девушку и Текела, которые перемещались к тёмному образованию в глубине сферы. За ними, расположившись цепью, двигалось не меньше десятка "крыланов". Вскоре землянин убедился, что тварей было гораздо больше. Оглядываясь, он видел их силуэты, которые словно бы возникали из ничего: сначала появлялись головы в шлемах, из голов вырастали туловища с руками, и, наконец, это были уже полные силуэты с полусложенным крылом за спиной, в тумане похожим на горб.
  Денис отплывал всё дальше от света, приближаясь к темноте, которая постепенно ширилась и притягивала к себе. Он почувствовал неприятное замирание в груди, когда понял, что больше не в состоянии бороться с притяжением бездны. Силуэты летевших впереди ещё маячили в сгущавшемся тумане, но вскоре они растворились в нём, а затем и самого Дениса окружила кромешная темнота.
  Вцепившиеся в него "крыланы" неслись в месте с ним. Снова возникло двойственное чувство полёта и одновременно зависания на одном месте. Денису оно было уже знакомо. Ему оставалось лишь терпеливо ждать появления светового пятна.
  Как и в прошлый раз, оно возникло прямо по курсу его полёта и стало быстро увеличиваться. В первую минуту это была голубоватая точка. Она стремительно росла и скоро стала казаться круглым просветом. Денис сам не заметил, как вместе со своими конвоирами оказался весь в этом свете.
  Ему стало не по себе при мысли, что он на Акрите. Кому, как не ему, было знать, что с теми, кто выходит из зловещей сферы, там не церемонятся!
  Заметив, что "крыланы" собираются первой вытолкнуть из сферы Гортензию, он встревожился ещё больше. Силуэт девушки сначала пропал наполовину, а потом пропал весь.
  У Дениса сжалось сердце. Пришельцев в зале встречают шквальным огнём. Правда, первый выстрел будет предупредительным. У Гортензии ещё был шанс. Но как она его использует за те секунды, что ей предоставят на размышление?
  С бешено колотящимся сердцем он начал вырываться из лап тварей. Те отпустили его, но следовали за ним неотступно.
  Он высунул из тумана голову и сразу узнал купольный зал, ощетиненный многочисленными орудийными стволами. Денис проплыл по инерции вперёд, вывалился из сферы и рухнул на арену. Перед его глазами что-то яростно сверкнуло. От ужаса он едва не потерял сознание: по нему открыли огонь!
  Его могли испепелить за секунду, и он сам не заметил бы, как перестал существовать, и всё же подобная мысль мелькала где-то на периферии его сознания. Гораздо больше он боялся за Гортензию. Едва в его глазах прояснилось после вспышки, он начал оглядываться, ища девушку.
  Она стояла у сферы и отчаянно размахивала руками, показывая пустые ладони и тем самым давая понять, что намерения у неё самые мирные. Денис, едва не падая от внезапно нахлынувшей слабости, с полным сумбуром в голове, повторил её жест. Рация в его шлеме, молчавшая с момента его погружения в сферу, неожиданно ожила, разразившись треском помех, сквозь которые можно было разобрать голоса:
  - Огонь пока не открывать!
  - Смотрите, на том пришельце комбинезон нашего сержанта!
  - Не открывать огонь! До приказа - не открывать огонь!
  Денис поднялся на ноги и, шатаясь, побрёл к девушке.
  В наушниках раздался голос профессора Текела:
  - Внимание всем защитникам Объекта. С вами говорит Текел. Я вернулся.
  Профессор раньше него сообразил воспользоваться радиосвязью!
  - За мной и двумя моими спутниками следуют весьма агрессивные пришельцы, - продолжал вещать в эфире акритянин. - Они использовали нас, чтобы попасть на Акрит. Это крайне опасные существа, энергетические вампиры...
  Денис коснулся пальцем настройки приёмника - небольшого выступа в основании шлема.
  - Здесь сержант Плетнёв, - заговорил он. - Я вернулся! Я вышел из сферы!
  - Плетнёв? - Он узнал голос лейтенанта О`Коннора. - Кто там ещё с вами?
  - Профессор Текел и его ассистентка.
  - А по-моему, это пришельцы!
  - Сударь, они с нами, потому что мы не могли от них отделаться!
  - Немедленно бегите к укрытию, - распорядился лейтенант.
  Денис схватил Гортензию за руку и они бросились к ближайшему проходу между секторами. За ними устремился профессор. Вбежав в проход, Денис с Гортензией нырнули за первый же барьер, где сидели, прильнув к прицелам, ликанийские стрелки.
  Взволнованные защитники Объекта не торопились открывать огонь. "Крыланы" тоже не атаковали - они выбирались из сферы и оставались здесь же, на арене. Какой-то сержант вылез из своей кабинки и, пригибаясь, подобрался к беглецам.
  - Лео! - воскликнул Денис, узнав его сквозь затемнённый креголит шлема.
  - Я почему-то сразу подумал, что это ты, - торопливо заговорил приятель. - Как только увидел, что кто-то в нашей форме вылезает из сферы, я сразу понял, что это может быть только Денис. Ну, давай, рассказывай! Что за тварей ты притащил с собой? Это сэкры, да?
  - Хуже гораздо. Это "крыланы". Их лезет сюда чёрт знает сколько, - говоря это, Денис срывал с себя липкие ленты и металлические коробки, которых висело на нём не меньше дюжины.
  - Аккуратнее, аккуратнее, молодой человек, - к нему подобрался Текел. - Это путеводные приборы "крыланов", обращайтесь с ними осторожно! Дайте их сюда! Их надо тщательно изучить, ведь благодаря им мы перенеслись через подпространство...
  - И перенесли с собой тварей!
  Зал озарился вспышками. Оба сержанта пригнулись ещё ниже. Денис заставил пригнуться Гортензию.
  - Огонь из всех орудий! - звучало в динамиках. - Мортиры, к бою!
  Зал в одну секунду оказался весь, до самого купола, затоплен ослепительным светом и грохотом. Лео вернулся в свою кабинку. Профессор схватился за Дениса и что-то заговорил, но тот в треске помех не мог расслышать ни слова. Гортензия, поднеся руки к своему шлему, мотала головой.
  - Алло, алло, Денис, вы слышите меня? - пробился, наконец, сквозь помехи голос профессора.
  - Да-да, слышу!
  - Здесь настоящий ад! У нас есть хоть один шанс выбраться отсюда живыми?
  Чувствовалось, что Текел, потрясённый и напуганный происходящим в зале, находится на грани паники.
  - Не волнуйтесь, профессор, это обычная картина для Объекта, - ответил Денис нарочито спокойно. - Такое здесь бывает по нескольку раз в сутки. Совершенно не стоит волноваться, за креголитовым барьером мы в безопасности. В настоящее время проводится интенсивный лучевой и аннигиляционный обстрел пришельцев. Если обстрел не подействует, то применят химию, гравитацию, бактерии - короче, все средства, пока какое-нибудь не даст результат.
  - А если никакое не даст?
  - Объект существует не один год, здесь уже научились бороться с тварями и почище "крыланов", - объяснил Денис. - Всё дело в том, что армия пришельцев, какой бы большой она ни была, не может переместиться сюда сразу вся. "Крыланы" будут просачиваться понемногу, и их тут же, по мере выхода, будут уничтожать, пока они не откажутся от намерения выйти здесь...
  Дениса, однако, уже начинала беспокоить обстановка в зале. Он отключился от профессора, продолжавшего что-то говорить, и перевёл приёмник на волну О`Коннора и сержантов. Насколько можно было понять из переговоров в эфире, ситуация складывалась далеко не так удачно для защитников Объекта, как тем бы хотелось. Обстрел плазменными и фотонными лучами явно не оказывал на "крыланов" действия, за исключением того, что сгорали их крылья. Однако и без крыльев, в своих бронебойных скафандрах, они представляли для защитников зала серьёзную проблему. Твари уже заполнили всю арену и продолжали вылезать. Некоторые подступили к первым рядам, где за креголитовыми барьерами сидели ликанийцы.
  Денис, на пару секунд высунувшись из-за ограждения, заметил, что очередная группа вывалившихся из сферы пришельцев выволокла с собой массивную призматическую "пушку".
  - Тебе надо уйти из зала! - закричал он, приблизив свой шлем почти вплотную к шлему Гортензии. - Здесь становится опасно!
  С потолка плыли вниз прозрачные "лепёшки" аннигиляционных бомб, но "крыланы" стреляли по ним какими-то очень тонкими синими лучами, и те с глухим хлопком разрывались, не долетев до арены. Лишь одна или две из них, не задетые лучами, достигли цели и наделали среди пришельцев переполох. Бронированные скафандры "крыланов", соприкоснувшись с аннигиляционными бомбами, начинали растекаться.
  На соседнем ярусе грохнуло особенно сильно. Там всё заволокло дымом. Динамик в шлеме Дениса взорвался взволнованными голосами:
  - Они пальнули из своей чёртовой пушки!
  - Что случилось на третьем ярусе? Почему они замолчали?
  - Пока не знаю!
  - И это от одного выстрела!...
  - Внимание, приступаем к газовой атаке, - врезался в это многоголосье начальственный голос с командного пункта. - Всем приготовиться.
  Зал начал окутываться ядовито-жёлтым туманом. Стрельба стихла, но не прекратилась совсем: защитники зала стреляли, пользуясь специальными прицелами, которые позволяли видеть сквозь дым.
  - Сейчас самый удобный момент, пошли! - Денис схватил Гортензию за руку. - Быстро!
  Он уже едва различал её в накатывавших клубах. Профессор совершенно потонул в жёлтой мгле. Денис, продвинувшись в его направлении и увидев его тень, жестом показал, чтоб следовал за ним.
  Денис с девушкой начали пробираться между рядов к проходу. Где-то снова хлопнуло. Мглу пронзила вспышка, и как будто что-то посыпалось. Неожиданно Дениса так основательно ударило по шлему, что в глазах у него поплыли круги и он на пару секунд остановился, но руку Гортензии не выпустил. Шатаясь, он побрёл дальше.
  Они добрались до лестницы между секторами, но чтобы подняться до барьера, за которым находился выход из зала, надо было пересечь небольшое открытое пространство. Вспышки изредка мелькали, и беглецов могло задеть лучом, но приходилось рисковать. Оставаться на ярусе было ещё опаснее.
  Его правоту подтвердил приказ командования, прозвучавший в динамике. Всем надлежало немедленно покинуть зал. Денис с Гортензией устремились вверх по лестнице. Жёлтый газ заволок уже всё вокруг.
  Денис много раз поднимался по этим ступенькам и мог свободно подняться по ним вслепую, но девушка спотыкалась чуть ли не на каждом шагу. Денис терпеливо ждал, пока она поднимется. Справа и слева от них, едва различимые в тумане, поднимались защитники зала. Снова грохнуло, на этот раз за спиной Дениса. Взрывной волной его бросило на ступеньки, но в ту же минуту, стараясь не обращать внимание на боль в голове, он обернулся назад, нащупал руку и уже не выпускал её до самого выхода из зала.
  В вестибюле за дверями тоже всё было в жёлтом дыму. Ведя за собой Гортензию, Денис сразу направился к вторым дверям, действовавшим в режиме шлюзов, и спустя минуту вышел во второй вестибюль, где дыма не было. Но никто здесь, конечно, и не думал снимать с себя шлем.
  Денис повернулся и оторопел: он всё ещё держал руку, но не Гортензии, а какого-то технолога!
  - А где Гортензия? - проговорил он, внезапно задохнувшись. - Где девушка? Вы не видели её?
  Тот покачал головой в шлеме.
  Денис бросился обратно к дверям, но его остановили ликанийцы, которым был дан приказ никого в зал не впускать.
  
  
  Глава 23
  
  Из дверей поминутно вываливались толпы солдат, в большинстве раненых. Денис вглядывался в них, ища Гортензию. Его рация была полна голосов, среди которых кто-то упорно интересовался, подействовал ли на тварей газ, кто-то другой отвечал, что судить об этом пока рано, третий кричал, что газ на тварей не действует и надо уходить из здания как можно скорее. Заметив среди выходивших знакомого сержанта, Денис кинулся к нему с вопросом:
  - Ты не видел девушку в комбинезоне исследователя? Которая вышла из сферы? Она только что была на лестнице!
  - Там ничего не разглядишь, всё в дыму!
  На Дениса вдруг навалилась слабость, перестало хватать воздуха. Он вспомнил, что уже много часов не снимает с себя шлем. Ему до одури захотелось вдохнуть настоящего, свежего воздуха, который на Акрите был, пожалуй ещё чище и свежее, чем на Земле.
  Двери в очередной раз раскрылись, выпустив в вестибюль новую группу отступавших. Денис увидел среди них профессора.
  - Вам не попадалась Гортензия? - Он бросился к нему. - Мы с ней расстались на лестнице!
  Профессор еле шёл. Подойдя к Денису, он, чтобы не упасть, схватился за его плечо.
  - Я вообще никого не видел в этом аду... - проговорил он слабым голосом. - В зале сущий ад. Я знал, что с этими проклятыми тварями мы ещё помучаемся... А если они перетащат через подпространство свои летающие громадины, что тогда?...
  - Это ещё не конец. Так что Гортензия? Вы не видели её?
  - Говорю вам, я ничего не видел, только дым и жуткие вспышки!
  Денис застонал сквозь зубы.
  Не было Гортензии и в группе, которая вышла из зала спустя минуту.
  - Всем покинуть зал и прилегающие к нему помещения, - звучало в репродукторах. - Понижаем температуру до минус ста пятидесяти по Цельсию. Даём бактерии, штамм из группы "РС".
  Денис знал, что эти бактерии считались самыми эффективными из имевшихся в арсенале защитников Объекта. Бактерии группы "РС", выведенные на основе кремния и живущие только при пониженных температурах, могли за считанные минуты уничтожить практически всё, включая особо прочные металлические сплавы. Применять их, однако, следовало с крайней осторожностью: они могли уничтожить не только пришельцев, но и людей и сам зал со всем его уникальным оборудованием. К тому времени, когда температуру снова повысят и бактерии сдохнут, от здания останется только его креголитовый остов.
  - Я должен вернуться в зал! - Денис обернулся к профессору. - А вдруг Гортензия лежит на лестнице, не в состоянии подняться, не в состоянии даже поднести руку к шлему, чтобы послать сигнал о помощи?
  - Вы благородный молодой человек и я от души желаю вам удачи, - пробормотал Текел, явно смущённый. - Если бы я чувствовал себя хоть немного лучше, я бы присоединился к вам, но сейчас, увы, единственное, на что я способен - это добрести до выхода из здания...
  Денис подбежал к ликанийцам, дежурившим у дверей.
  - Нельзя, господин сержант, - рявкнул ефрейтор. - Не разрешено никому.
  Перед Денисом возник лейтенант, судя по нашивкам - из второго сектора.
  - Вы разве не слышали, что дают бактерии "РС"? - сурово заговорил он. - Всех, кто задержится в зале, ждёт неминуемая гибель!
  - Но в зале остались раненые!
  - Температура там уже понижается, поскольку ждать нет времени.
  - И что же - те, кто вовремя не вышли, должны погибнуть?
  - Вы военный и должны понимать, что потери при боевых действиях неизбежны, - ответил офицер. - Будьте довольны, что вам самим удалось вырваться оттуда.
  Денису пришлось отойти, однако покидать вестибюль он не торопился.
  - Я бы посоветовал вам не маячить здесь бестолку, - прибавил офицер, - а согласно инструкции занять своё место на втором рубеже обороны.
  - Разумеется, сударь, - упавшим голосом отозвался Денис.
  Он прошёл в коридор. В голове продолжало гудеть, в мыслях царила пустота.
  Он ни разу не видел Гортензию без затемнённого шлема и представлял себе её лицо довольно смутно. Оно должно было быть овальным, с мягкими чертами, маленьким ртом, и обрамлено волосами, кажется - немного вьющимися. Неужели всё это исчезнет, сгорит в котле адской бойни?
  Из зала вышла ещё одна группа отступавших, самая последняя, и над дверью зажглась красная лампа, сигнализируя о том, что с этой минуты зал замурован. Среди вышедших едва ли хоть один не был ранен. Гортензии и на этот раз не было.
  Денис побрёл к лестнице, которая вела на нижний этаж. В просторном, непривычно пустынном коридоре кто-то ещё торопливо пробегал; киберы быстро пронесли носилки с раненым; из-за угла вышли полтора десятка обожжённых оборванных ликанийцев и, стараясь соблюдать строй, шатаясь, направились к лестнице. Денису пришло в голову дойти до другого выхода из зала. Гортензия могла выйти там.
  Грохот за стенами стих. "Крыланы", которые наверняка уже заполнили весь зал, затаились. Возможно, почуяли понижение температуры. А может, это бактерии уже начали свою разрушительную работу. Хотя для бактерий было ещё рано...
  Денис невольно зашагал быстрее. Другой выход тоже был замурован. Денис встряхнул головой, удивляясь про себя, зачем он вообще пошёл сюда, ведь все выходы из купольного зала замуровываются в таких ситуациях одновременно.
  Внезапно за стенами раздался ужасающий грохот. Прежде чем упасть, Денис успел заметить, как по стенам от пола до потолка пошли трещины, из которых яркими белыми снопами бил свет. Землянин подумал, что он уже где-то видел эти молочно-белые вспышки. Как будто там, за трещинами, змеились десятки молний. Прокатившись по полу, он вскочил на ноги и бросился бежать. За считанные секунды он одолел оба лестничных пролёта, пронёсся по холлам первого этажа и выбежал из здания.
  Солнце высоко стояло в безоблачном небе, заливая здания казарм и лабораторий, между которыми под заливистый вой сирены носились военные и специалисты. Репродукторы громовым голосом приказывали всем отойти от купольного здания. Денис наконец вспомнил, где он видел этот вспыхивающий белый свет. Ну конечно, на площади в городе "крыланов", перед тем, как возникла новая голубая сфера. Вспышки означали только одно: крыланы создают новый вход в подпространство, новую сферу, которая наверняка будет гораздо больше той, что была, и перетащат через неё свои боевые летательные аппараты!
  
  
  Глава 24
  
  Едва он подумал как этом, как ещё один взрыв потряс купольное здание и оно рухнуло, просев вниз и подняв огромный столб пыли, а там, где оно только что стояло, неподвижно повисла голубая сфера диаметром никак не меньше ста пятидесяти метров. Из неё вереницами вылетали "крыланы", проносились над территорией Объекта и улетали куда-то к городским кварталам.
  Взрывной волной Дениса отбросило на груду обломков. Ткань комбинезона смягчила падение, он сразу поднялся на ноги. В динамиках трещали помехи. Сквозь них почти ничего невозможно было разобрать. Денис начал крутить настройку, и шлем наполнился голосами:
  - Флайеры уже в воздухе...
  - Внимание всем. В здании комендатуры раздают ручные гранатомёты...
  - Направьте как можно больше летательных аппаратов...
  - Командование срочно вызвало с орбиты военно-космический флот, это правда?
  - Сержант Штром! Майор Плотников срочно вызывает сержанта Штрома! Штром, отзовитесь!...
  Денис включился в эту разноголосицу:
  - Кто-нибудь видел девушку в светло-сером исследовательском комбинезоне? - заговорил он. - Перед самым взрывом она находилась в зале, на лестнице между пятым и четвёртым секторами!
  - Каких-то девушек вывели через первый выход, - почти сразу ответили ему, - но на них были медицинские комбинезоны.
  - Одну девушку вывели через шестой выход, я не запомнил, во что она одета, но точно не в военное, - подхватил другой голос.
  - Отставить разговоры, не относящиеся к делу! - раздражённо рявкнул третий голос. - Не занимайте эфир!
  Громадная мутно-голубая сфера, ежеминутно исторгавшая десятки и сотни "крыланов", висела в точности на месте предыдущей. Денису подумалось, что, возможно, твари не создали новой сферы, а просто в несколько раз увеличили старую. Как бы там ни было, но теперь они перетащат через неё свои боевые корабли и война развернётся не на шутку...
  У основания сферы лежало множество трупов, в основном принадлежащих тварям, которые не успели отлететь при её создании и превратились в чёрные спёкшиеся комки. Их сородичи, бродившие по обломкам купольного здания, не обращали на них внимание.
  Внезапно солнце над головой Дениса закрыла тень. Увидев над собой снижающегося "крылана", он успел отпрыгнуть и нажать на пусковую кнопку бластера. Луч мгновенно продырявил крыло, и полёт пришельца превратился в беспорядочное падение.
  Он рухнул прямо к ногам Дениса. Прекрасно зная, что бластер теперь бесполезен, землянин снял со спины баллончик, в котором ещё оставалось немного силиконовой пены. На его счастье, пришелец после падения не смог подняться достаточно быстро, и силикон успел плотной коркой залепить его шлем. Баллон опустел. Денис подскочил к "крылану" и ударил его баллоном по шлему. Тот к этому времени уже взял в руку свою боевую трубку, но, получив удар, выпустил её и свалился плашмя. Денис тут же схватил трубку и наугад потыкал пальцами в кнопки на её боку. Из трубки вырвалось ровное и тонкое ярко-белое пламя метров двух в длину, заострявшееся на конце. Это, несомненно, была плазма, но плазма какая-то необычная. С виду она казалась твёрдой, как металл. Денис отпустил кнопку, и огненное лезвие исчезло.
  Поверженный "крылан", мотая головой в залепленном шлеме, начал подниматься. Он двинулся прямо на Дениса, видимо чуя его. Землянин снова включил огненное лезвие и ткнул "крылана" остриём в грудь. Рука, державшая трубку, почувствовала напряжение, с которым луч проходил сквозь бронированный скафандр. "Крылан" сдавленно заревел, скрючился, а потом повалился навзничь и остался лежать неподвижно. Луч пропорол его насквозь!
  Денис выключил трубку. Осмотрел её внимательней, запомнил кнопку, на которую нажимал. Огненное лезвие, которое выпускал удивительный прибор, было явно мощнее бластерного луча. Жаль только, что оно не могло бить на большие расстояния, как бластер. Зато в ближнем бою такая штука должна была оказаться весьма эффективной.
  Именно такие поединки и кипели сейчас повсюду в окрестностях сферы. Разрозненные группы "крыланов" и защитники Объекта сходились чуть ли не в рукопашной. В воздухе появились боевые флайеры, которые расстреливали стаи "крыланов" мощными лучами. Твари с дымящимися крыльями падали вниз. В конце концов "крыланы" начали шарахаться от флайеров как от чумы. Бой в воздухе пока выигрывали союзники, но Денис знал, что этот перевес - временный, до выхода из сферы боевых кораблей пришельцев.
  Защитники Объекта где только можно оказывали сопротивление. Стрельба велась из-за всех углов, из всех окон и дверей. Чаще всего в борьбе с тварями использовались гранатомёты, которые не давали им подойти близко. Но если "крылану" удавалось приблизиться, то бой чаще всего сразу заканчивался: землянин или ликаниец без сил опускался на землю, и при этом "крылан" не только не применял свою трубку, но вообще не касался противника.
  Союзники отходили к второй линии обороны - ограде, отделявшей Объект от городских кварталов. Денис, видя вокруг себя уже одних только неспешно бегущих "крыланов", отступал к служебным постройкам. Повсюду грохотали взрывы. Однажды взорвалось над самым его ухом. Хотя звукоизолирующий шлем и заглушил звук, но Денису всё же показалось, что он оглох. Шатаясь, он сделал ещё несколько шагов и оказался у какого-то окна. Прямо на него бежали два "крылана". Из окна высунулся ствол гранатомёта, хлопнул выстрел, затем раздался взрыв, и "крыланов" взрывной волной отбросило чуть ли не на другой конец улицы. Осколки гранаты ударили по ногам землянина, но ткань комбинезона не пробили. Похолодевший, полуоглоушенный Денис обернулся и узнал в стрелке Грэя. Тот был без шлема, почти всю его голую голову покрывали синяки и пластырные нашлёпки.
  - Эй, мужик, давай сюда! - Грэй вгляделся в лицо за затемнённым пластиком. - Денис? Ты откуда взялся? Ладно, потом расскажешь, быстро полезай в дом!
  Он помог Денису перебраться через подоконник и спрыгнуть на пол. В комнате Грэй был один, но из распахнутой двери доносились голоса.
  Денис понемногу пришёл в себя. Первым делом он принялся отстёгивать шлем.
  - Опять подходят, - Грэй прильнул к прицелу гранатомёта.
  Денис наконец сорвал с себя опостылевший шлем и вздохнул полной грудью. В помещении стояла пыль и пахло гарью, но всё равно этот воздух показался ему необычайно свежим и ударил в голову, как глоток вина. Отложив шлем, он на всякий случай вдел в ухо штырёк наушника - рация могла ещё понадобиться.
  - Наши в основном отошли за ограду Объекта, - говорил Грэй, - но на территории осталось ещё полно народу. Многие засели в зданиях. Тварям нас так просто не взять... Небо мы у них отобрали, они уже не рискуют летать свободно, это главное. А на земле мы их как-нибудь дожмём...
  В его голосе, однако, не чувствовалось уверенности. После разрушения купольного здания и многократного увеличения сферы положение защитников Объекта стало критическим. Опасность угрожала всему Акриту.
  Выстрелив, Грэй обернулся к приятелю:
  - У меня кончаются снаряды. Ты бы сбегал к старшине за новой лентой!
  - А где он?
  Но Грэй снова вынужден был обернуться к окну, в котором показалась целая группа "крыланов".
  - Быстрее! - крикнул он.
   Денис выскочил в коридор и, заглядывая во все комнаты, наткнулся на группу военных.
  - Кто тут старшина? - выпалил он. - Там... - он перевёл дыхание, - у сержанта Грэя кончаются снаряды!
  - У всех кончаются, - ответил долговязый военный с нашивками старшего сержанта.
  Незнакомый Денису лейтенант громко говорил в микрофон портативной рации:
  - Внимание всем, кто находится в строении двадцать два дробь четыре. Через пять минут собраться у выхода, обращенного на Восьмую улицу...
  Долговязый повернулся к Денису.
  - Ты лучше скажи Грэю, чтоб быстро дул сюда. Дорога каждая минута. Надо уходить, пока твари не заполнили все улицы!
  Один из военных стоял у окна и, не отрываясь, глядел на огромный голубой шар.
  - А они всё валят и валят из сферы... - цедил он сквозь зубы. - Сколько же из выйдет оттуда?...
  - Я с самого начала понял, что это не передовой отряд, а настоящая армия! - сказал лейтенант.
  Но Денис уже не слышал его, кинувшись в обратный путь - к комнате, где находился Грэй.
  Тот сам выскочил навстречу, услышав его шаги.
  - Ленту принёс?
  - Не дали. Приказали всем собраться у заднего выхода. Будем отходить!
  - Вот это правильно, - Грэй взвалил гранатомёт на плечо. - Торчать тут нет смысла, надо прорываться!
  У выхода из здания уже собралась порядочная толпа. В большинстве это были военные, но мелькали и комбинезоны технологов. Некоторые, как Грэй, держали гранатомёты, остальные были вооружены баллонами с силиконом. Вручили баллон и Денису.
  - У меня есть кое-что получше силикона, - сказал он, вытаскивая из-за пояса трубку.
  - Такими пользуются твари, - заговорили вокруг. - Где ты её взял?
  - Боевой трофей, - Денис ухмыльнулся. - Выпускает луч, которым можно пробить их броню!
  - Тогда если твари подойдут слишком близко - кликнем тебя, - сказал старший сержант. - Но подпускать их нельзя, а то они очень давят на психику.
  - Они откачивают из нас энергию, - поделился своими познаниями Денис. - Это энергетические вампиры, можете спросить у профессора Текела!
  - Ладно, кем бы они ни были, держаться от них надо на расстоянии.
  Старший сержант высунулся из дверей и оглядел залитую солнцем улицу, представлявшую собой неширокий проход между несколькими одноэтажными постройками. Защитников Объекта на улице не было, зато в разных её концах бродили "крыланы" с обгорелым крылом. Заметив раскрывшуюся дверь, они все встрепенулись, а один, находившийся поблизости, трусцой направился к ней. Старший сержант пальнул по нему из гранатомёта. Пришелец рухнул как подкошенный и откатился, но осколки гранаты не причинили ему видимого ущерба: повалявшись в пыли, он поднялся.
  Главную угрозу, как понял Денис, представляли "крыланы", затаившиеся на крыше. Из-за карниза торчали их головы в клювастых шлемах.
  - Твари могут напасть на нас сверху, - заметил какой-то военный, тоже высунувшийся на улицу. - Вон их сколько!
  К счастью для беглецов, низко над крышами пролетел флайер - лучи, бившие с него, ходили по крышам и, задевая "крыланов", сжигали их крылья. Пришельцы в панике метались, слышался грохот их шагов по металлическому настилу; некоторые пытались взлететь, но лишь валились с крыш на землю.
  Лейтенант всё это время переговаривался по рации.
  - Значит, так, - сказал он, выключив связь. - Отходим к строению восемнадцать дробь один. Отсюда двести метров по прямой.
  - Держаться всем вместе! - крикнул старший сержант, первым выбегая на улицу. - Вперёд!
  Здание, вдоль которого устремились люди, стояло с закрытыми наглухо ставнями и дверьми, зато в следующем раскрылась дверь и высунулся какой-то ликаниец. Беглецы бросились к нему.
  На бегу им приходилось почти непрерывно отстреливаться от "крыланов", которые шли прямо на людей, не обращая внимание на наставленные на них гранатомёты. До заветной двери оставалось метров сто, когда на беглецов с ближайшей крыши, расправив крылья, спикировало сразу пять пришельцев, которых каким-то образом не задели лучи с флайеров. По ним сразу открыли огонь из бластеров, уничтожая их крылья, но одному всё-таки удалось выдернуть из толпы какого-то технолога и отлететь с ним метров на тридцать, пока чей-то бластерный выстрел и его не лишил крыла.
  Часть беглецов замешкалась, собираясь вырвать несчастного из лап пришельца, но раздались громкие голоса лейтенанта и сержантов, требовавших бежать дальше. Денис, оглядываясь, видел, как технолог растянулся посреди улицы, а над ним склонились два "крылана". Они не притрагивались к своей жертве, но Денис знал, что в эти минуты происходит убийство.
  
  
  Глава 25
  
  В длинном двухэтажном здании, куда зашли отступавшие, размещалась лаборатория с множеством просторных помещений и широких коридоров. Как почти во всех зданиях Объекта, на случай экстраординарных ситуаций здесь существовала система автономного жизнеобеспечения. Группа, в составе которой находился Денис, была последней, которую впустили сюда. Сразу же захлопнулись все входы; заработали механизмы, регенерирующие воздух.
  В здании находилось довольно много народа. Одним из первых, кто встретился им с Грэем, был Орго, который сообщил друзьям, что здесь укрылись почти все, кто смог спастись от "крыланов" в первые минуты после обрушения купольного здания, причём гражданских было куда больше, чем военных. В частности, здесь находились профессора Текел и Родерер, а руководил обороной здания их общий знакомый подполковник Наранья.
  Офицеры и сержанты в ожидании приказаний собрались у дверей комнаты, в которой подполковник устроил штаб. Через приоткрытую дверь Денис видел, как Наранья расхаживает, натыкаясь на табуретки, и кричит в микрофон рации. Его большое лицо раскраснелось, воротник был расстёгнут, голос слышался даже в коридоре. Наранья требовал от кого-то направить к строению номер восемнадцать на Восьмой улице эскадрилью флайеров для эвакуации гражданских лиц, а в качестве прикрытия сбросить сюда десантный взвод, лучше - два.
  Денис не упустил случая спросить у Орго, не видел ли тот девушку в исследовательском комбинезоне. Тот ответил, что не видел, но предположил, что она может находиться в комнатах с ранеными - почти все попавшие сюда женщины мобилизованы в медсёстры. Расспросив, как туда пройти, Денис направился по коридору, тянувшемуся вдоль этажа.
  Народу повсюду толпилось много, все были возбуждены и встревожены, толковали об эвакуации и пришельцах, каждый второй переговаривался с кем-то по портативной рации, по коридору то и дело провозили носилки с ранеными.
  - Денис! - окликнули его.
  Он обернулся и увидел Родерера. Тот только что вышел из какой-то двери. В грязном комбинезоне, с баллончиком за спиной, учёный с виду ничем не отличался от других защитников Объекта.
  - Вы не слишком спешите?
  - Вообще-то я... - начал Денис.
  - Подождите секундочку, - Родерер вернулся к двери, - я сейчас позову профессора Текела, он спрашивал о вас.
  Он заглянул в комнату и что-то негромко сказал. В коридор сразу же вышел Текел.
  Профессор был без шлема, и Денис, который до сих пор ни разу не видел его лица, с любопытством вгляделся в него. Лицо Текела было типично акритянским: узким, желтоватым, с высоким лбом, лысиной во всю голову и немного косо посаженными глазами. Увидев Дениса, он радостно заулыбался.
  - А-а, молодой человек, мы опять с вами встретились! Наши приключения продолжаются!
  Родерер обернулся к Денису.
  - Профессор мне успел кое-что рассказать о вашем пребывании на Сэкремораке и планете "крыланов", - сказал он. - Всё это просто поразительно. Но самое поразительное - это перемещения! Профессор сохранил путеводные приборы, которыми снабдили его "крыланы". Они должны помочь нам приоткрыть тайну перемещений через...
  - Вы, конечно, здесь из-за Гортензии? - перебил его Текел.
  У Дениса перехватило дыхание.
  - А разве она здесь?
  - Здесь, и постоянно спрашивает о вас. Меня и самого, признаться, встревожило ваше исчезновение... Если вы не слишком торопитесь, я отведу вас к ней, это будет для нее сюрпризом, и весьма приятным. Я смотрю, это и для вас сюрприз?
  - Ещё какой, - пробормотал ошеломлённый юноша.
  Текел коротко переговорил с Родерером и тот вернулся в комнату, а Денис и акритянин зашагали по коридору.
  - Понимаете, мы расстались с ней в зале, - на ходу объяснял землянин. - Там была страшная толчея, и я потерял её...
  Неожиданно раздался громкий скрежет, сопровождавшийся грохотом. Вокруг закричали. Денис и его спутник остановились и отпрянули назад, увидев огромную, стремительно расширявшуюся трещину на потолке. Спустя секунду перед ними рухнул внушительный кусок потолочного перекрытия, подняв целую тучу пыли. В дальнем конце коридора трещали, заваливаясь, стены. Вскоре всё там потонуло в клубах пыли.
  Текел попятился.
  - Что это? - бормотал он - Что случилось?
  Коридор быстро наполнился людьми. Из комнат вывозили тележки с ранеными, выносили приборы.
  - Эта часть дома опасна! - слышались крики. - Отсюда надо уходить!
  - Твари выстрелили по зданию из своей пушки, - объявил какой-то военный. - Герметизация нарушена. Здание необходимо быстро покинуть! Оно может рухнуть в любую минуту!
  - Надо прорываться к ограде, - говорили вокруг. - Сидеть здесь и ждать эвакуации не имеет смысла...
  - Профессор, - Денис схватил Текела за локоть. - Где Гортензия?
  - Я видел её на втором этаже. Это как раз над нами, она не должна пострадать...
  Денис, оставив профессора, со всех ног помчался в конец коридора, где находилась лестница. Навстречу ему спускались люди. Он вглядывался в них, ища девушку.
  Едва он поднялся на второй этаж, как ещё один удар потряс здание. Теперь уже всем стало ясно, что здание рушится. Коридор второго этажа обрывался метрах в двадцати от Дениса - там уже светлело небо и громоздилась обрушившаяся часть здания.
  - Надо выйти на открытое место, где нас не завалит! - кричали вокруг.
  Толпа, спускавшаяся на первый этаж, изменила направление и устремилась к пролому.
  - Послушайте, - Денис пытался сопротивляться её натиску. - Послушайте, вы не видели молодую женщину в исследовательском комбинезоне? Она где-то здесь...
  - Беги быстрей, а то тебя завалит! - отвечали ему.
  Та часть здания, что ещё стояла, грозила рухнуть в любой момент. Слышался громкий треск. Толпа оттеснила Дениса к самому пролому. Прыгать было невысоко - то, что недавно было крышей, лежало теперь внизу. Люди спрыгивали на обломки и перебирались по ним на тротуар. Денису пришлось спрыгнуть вместе со всеми. Не прошло и минуты, как сложилась ещё одна часть здания. Оставалась стоять только его середина, но было ясно, что и она долго не продержится.
  Отовсюду слышалась гранатомётная стрельба, взрывы, крики, рёв сирен. Время от времени громыхали орудия, которыми пришельцы обстреливали дома с запершимися там защитниками Объекта. На глазах у Дениса развалилось соседнее одноэтажное здание. Сквозь поднятую пыль он увидел людей, выбиравшихся из-под обломков; к ним уже неспешной трусцой направлялись "крыланы". Мимо Дениса, отстреливаясь от тварей, прошла группа военных. Ему закричали, зовя присоединиться, но он не решался отойти от развалин лаборатории. Где-то здесь была Гортензия. Он должен был хотя бы убедиться в её гибели.
  Над развалинами показался флайер. Он летел медленно, то и дело замирая в воздухе и лучом сбивая "крыланов", которые рисковали подняться в воздух. Но и сбитые, со сгоревшими крыльями, пришельцы представляли слишком большую угрозу для отступавших людей. По земле "крыланы" передвигались небыстро, однако и люди, особенно раненые, избежавшие гибели под обломками, двигались немногим быстрее. Настигнутые пришельцами, они без сил валились на землю. "Крыланы" наклонялись над ними, высасывали энергию, а потом с удвоенной прытью бросались за следующей жертвой.
  Людей у разрушенной лаборатории оставалось всё меньше. Два каких-то оборванных ликанийца пробежали невдалеке от Дениса, стреляя из гранатомётов. Совсем молоденький лейтенант в обгоревшем комбинезоне, хромая, пытался уйти от преследовавшего его "крылана", время от времени оборачиваясь и окатывая его силиконовой пеной. На пути беглеца внезапно возник другой "крылан", и лейтенант, даже не успев обернуться к нему, без сил опустился на пыльную землю. Клювастый шлем наклонился над ним...
  Денис, перехватив трубку, он кинулся к вампирам. Те слишком поздно заметили опасность. Пальцы Дениса стиснули кнопки на трубке и из неё вырвалось огненное лезвие. Оба "крылана" оставили лейтенанта и обернулись к этому новому противнику. Денис изо всех сил треснул лезвием по шлему одного из них. На шлеме появилась дымящаяся вмятина, и пришелец медленно осел на землю. Второй выхватил из-за спины собственную трубку, но воспользоваться ею не успел: Денис с силой всадил острие ему в грудь, проткнув бронированный скафандр насквозь.
  В ту же минуту Денис выключил огненный клинок. В груди упавшего противника осталось зиять горелое отверстие, из которого шёл дым. Однако любоваться на эту картину у землянина не было времени: к нему приближалось сразу два пришельца, и у обоих в руках были трубки с выпущенными огненными лезвиями!
  Ему пришлось отбиваться. Странное лезвие, состоявшее из твёрдой плазмы, по-видимому, имело сумасшедшую температуру, поскольку от соприкосновения с ним плавилось почти всё, и при этом, ударяясь о другие такие же лезвия, оно издавало металлический звон. Сделав обманное движение, Денис увернулся от направленной на него огненной пики и сам, в свою очередь, рубанул по бронированному запястью "крылана". На запястье появилась трещина, но кисть в перчатке удержалась на месте. Тем не менее пальцы "крылана" разжались и выпустили трубку. Её лезвие тут же погасло. Перед Денисом остался только один вооруженный плазменным лезвием противник, и тут землянину пришлось вспомнить уроки фехтования, которые ему преподали когда-то в сержантском училище. "Крылан" был не слишком искусен в такого рода поединках, и Денису уже через минуту удалось выбить клинок из его рук, а затем стремительным выпадом проткнуть ему шею.
  - Денис, сверху! - услышал он голос, который он сразу узнал.
  Он вздрогнул, но посмотрел не наверх, откуда на него пикировал какой-то "крылан", а направо, откуда раздавался крик.
  Там появилась ещё одна группа отступавших, видимо самая последняя. Половину её составляли женщины и раненые. Всего трое или четверо военных, вооруженных гранатомётами, прикрывали отступление. Заметив среди них серый исследовательский комбинезон, Денис бросился туда, и в этот момент на него сверху свалился "крылан". Денис, ещё не успев увидеть его, почувствовал сильнейший приступ дурноты. Вампир был слишком близко, чтобы землянин мог противиться действию его невидимых присосок. В глазах Дениса запрыгали чёрные точки. Шатаясь, он выставил трубку, но нажать на её кнопки не успел...
  Ему показалось, что он провалился в обморок всего на секунду. Глаза заливала муть, но он всё же разглядел сквозь неё лейтенанта, который, держа в руках "крыланскую" трубку и выпустив из неё лезвие, протыкал напавшего на Дениса вампира.
  Переводя дыхание, с оглушительно бьющимся сердцем, Денис приподнялся, опёрся о локоть. Он не мог отдышаться, ноги дрожали, во всём теле чувствовалась слабость.
  - С вами всё в порядке? - наклонившись к нему, спросил лейтенант с тёмным от пыли и копоти худощавым лицом. - Давайте, я помогу вам встать. Здесь нельзя задерживаться.
  - Эта гнусная тварь сосала из меня энергию... - прохрипел Денис пересохшими губами.
  - Они набиты какими-то жуками, - лейтенант показал на распластанного пришельца. - Смотрите, сколько их выползло из того, которого вы проткнули!
  Из дыры в броне убитого "крылана" выбирались мелкие бледно-белые твари, похожие не то на жуков, не то на каких-то личинок. Они выбирались стремительно, чуть ли не выпрыгивая, но не проходило и минуты, как они съёживались и застывали. Видимо, атмосфера Акрита оказалась для них убийственной. На груди поверженного "крылана" образовалась целая горка этих издохших или издыхающих существ.
  - Пришельцы так быстро гниют, что черви в них заводятся уже через минуту, - заметил лейтенант.
  - Они не заводятся, они были в них с самого начала, - ответил Денис, невольно заворожённый отвратительным зрелищем. - Черви - это и есть пришельцы.
  Взрыв прозвучал совсем близко. Оба пригнулись. Осколки разорвавшейся гранаты ударили Дениса по ногам. Ткань комбинезона они не пробили, но причинили довольно сильную боль.
  Несколько "крыланов", отброшенных взрывом, корчились среди обломков. Отступавшие что-то кричали Денису с лейтенантом и махали им руками. "Крылан" с уцелевшим крылом взлетел и с высоты ринулся на лейтенанта, но Денис, как ни был слаб, успел включить лезвие, на которое пришелец напоролся со всего размаху. Денис, отскакивая в сторону, тут же выключил лезвие, и пришелец с дыркой в брюхе рухнул замертво к ногам молодых людей.
  - Он ещё при подлёте начал давить мне на психику, - признался лейтенант. - Я едва смог отойти...
  - Нам лучше присоединиться к людям, - и Денис, не дожидаясь ответа, захромал к группе отступавших.
  
  
  Глава 26
  
  Яркое солнце слепило ему глаза, не давая рассмотреть в толпе беженцев Гортензию. Люди продвигались вдоль стены какого-то уцелевшего здания, то и дело пуская в ход гранатомёты. В группе было не больше двух десятков человек. Пришельцы, преследуя их, явно стремились охватить людей кольцом, рассеять их и напасть на каждого по отдельности.
  Наперерез Денису устремился какой-то "крылан". Заметив в руках землянина трубку, он тут же выхватил свою, и две сверкающие "шпаги" скрестились с металлическим лязгом. Схватка длилась считанные секунды. Денису достаточно было сделать несложный крутящий финт, чтобы выбить "шпагу" из рук противника и в следующий момент проткнуть ему грудь. Трубка с потухшим лезвием, выроненная "крыланом", покатилась к отступающим. Кто-то из них поднял её. Денис не сразу узнал в этом человеке Орго, чёрного от пыли и запёкшейся крови.
  - Ловко ты его сделал! - воскликнул приятель. - А теперь объясни мне, как эта штука включается.
  - Денис, - услышал он голос Гортензии и обернулся.
  Её лицо было именно таким, каким рисовало его воображение. Несмотря на пыль и выражение усталости, оно показалось ему прекрасным. Несколько долгих секунд он оторопело смотрел на девушку, словно не веря глазам.
  Она улыбнулась.
  - Не узнал?
  - Узнал, - пробормотал он. - Это ты только что крикнула?
  - Ну да. Я думала, этот "крылан" расправится с тобой... Честное слово, твоему искусству фехтовать позавидовал бы любой шпажист Эолии!
  Орго протягивал Денису трубку.
  - Так ты объяснишь?
  - Всё очень просто. Давишь пальцами вот сюда... - Денис всей пятернёй сжал кнопки.
  Где-то за соседним зданием грохнуло. Все уже знали, что так грохочет только "крыланская" пушка. Многие в группе закричали от ужаса, увидев, как пролетавший флайер, получив пробоину, начал беспорядочно переворачиваться. Через полминуты дымящийся аппарат спикировал вниз и взорвался за домами.
  Почти сразу над территорией Объекта появились "крыланы", которые начали плавно парить, словно дозорные, выпущенные впереди войска. Однако стоило показаться ещё одному флайеру, как вся стая дружно порхнула вниз.
  Вскоре и этот флайер получил пробоину.
  - Ограда уже недалеко! - закричал Орго. - Там наши! Идёмте!
  Группа продвигалась по открытому, а значит, опасному участку. Дома были разрушены слева и справа. Денис, молодой лейтенант и Орго, имевшие трубки, приготовились отбивать нападения пришельцев с воздуха. Четверо гранатомётчиков почти непрерывно стреляли в пеших тварей.
  У высокой стены, видневшейся впереди, кипел бой, и туда же устремлялись основные силы противника. Пришельцы всё вылетали и вылетали из сферы, и, казалось, их потоку не будет конца. К тому же теперь, когда не стало флайеров, их чёрные стаи беспрепятственно носились в небе.
  Пешие "крыланы" подступали к беглецам со всех сторон. Они как будто сами напрашивались на гранаты, прекрасно зная, что взрывы лишь отбросят их, не причинив других неприятностей. Помимо "крыланов", продвижение беглецов сильно задерживали раненые. Женская часть отряда ни за что не соглашалась оставить их на расправу тварям.
  Отступавшие воспрянули духом, когда в небе снова показались флайеры. Стаи "крыланов" унеслись прочь, но почти сразу опять загрохотали их "пушки", и сразу два флайера, дымясь, полетели вниз. Остальные поспешили скрыться. Небом над Объектом в очередной раз завладели пришельцы. Сразу с полдюжины их спикировали на беглецов, своими крыльями загораживая от них солнце. Денис ещё при их подлёте включил трубку и загоревшимся лезвием прикончил одного пришельца, но эта маленькая победа не помогла избежать разгрома. "Крыланы" наваливались на людей, и те падали один за другим. Кто-то поливал пришельцев силиконовой пеной, другие бросались бежать и попадали в лапы "крыланам", которых немало бродило по окружающим завалам, разыскивая среди них людей. В наступившей неразберихе нечего было и думать о сохранении отряда. Люди устремлялись к спасительной ограде по двое, по трое, а то и поодиночке.
  Потеряв Гортензию из виду, Денис тоже побежал, на ходу отбиваясь огненным лезвием от пролетавших над ним пришельцев. К нему присоединился Орго, и они вдвоём отбежали к стене какого-то частично уцелевшего здания. Против них свои огненные клинки выставили и "крыланы". Сержантам пришлось вступить с ними в бой, в котором преимущество было далеко не на их стороне: "крыланы" имели возможность взлетать и атаковать с лёта; земляне же могли только отступать и уворачиваться.
  Орго пришлось труднее: на него напало сразу двое. Когда Денис, изловчившись, проткнул своего противника, приятель уже лежал, распластавшись, на земле; рядом лежал убитый им "крылан", зато второй наклонился над бездыханным сержантом, почти касаясь шлемом его головы. Денис в несколько прыжков оказался возле вампира и всадил огненное лезвие ему в шею.
  Солнце пекло немилосердно, Денис запарился в своём плотном комбинезоне. Вытирая с лица пот, он оглядывался в поисках Гортензии. Ни её, ни других отступавших уже нигде не было, повсюду бродили одни "крыланы".
  Ещё один флайер, получив пробоину, спикировал вниз и взорвался за домами.
  Дениса насторожил глухой низкий звук, донёсшийся со стороны сферы. Он слышал такой же на планете "крыланов". Так ревели их боевые корабли!
  Присмотревшись к сфере, он увидел, как из её тумана выступает что-то чёрное и массивное, и это явно была не стая пришельцев. Объект, выходивший из сферы, был, без сомнения, боевым кораблём - одним из тех монстров, которые висели над площадью в городе "крыланов". Денис похолодел. В ближайшие часы командование Объекта вряд ли успеет что-либо противопоставить этому чудовищу. Корабль весь выйдет из сферы, легко разделается со вторым поясом обороны и, скорее всего, приступит к уничтожению боевой техники землян на Акрите. А вслед за первым монстром из сферы выйдет весь флот "крыланов" и, может быть, что-то ещё, приготовленное пришельцами для полномасштабной войны...
  Громадина выдвигалась из сферы медленно, издавая гул, разносившийся далеко вокруг. Денис едва расслышал в нём чей-то короткий вскрик. Он вздрогнул, очнувшись. Невдалеке от него на Гортензию и ещё одну женщину спикировали трое "крыланов"! Когда Денис оглянулся, Гортензия уже опустилась на землю. Над ней наклонялся рослый пришелец с рогатым шлемом. В стороне двое других наклонились над второй девушкой, которая уже лежала неподвижно.
  Этот рогатый шлем Денис не спутал бы ни с каким другим. На Гортензию напал предводитель пришельцев! Такой момент упускать было нельзя!
  Он со всех ног бросился к "рогатому". Тот, видимо, только начал "сосать" из Гортензии энергию, потому что девушка ещё шевелилась. Завидев вспыхнувшее лезвие Дениса, пришелец отпрянул и выхватил свою трубку.
  Гортензия с трудом приподнялась.
  - Денис, у него... - разобрал он в гуле и грохоте.
  - Не бойся, - крикнул он, - я его прикончу!
  Два огненных лезвия со звоном скрестились, отскочили друг от друга и, задев рассыпанные повсюду обломки, легко раздробили их.
  "Рогатый" угрожающе ревел, наступая на землянина. Он орудовал лезвием не столько как рапирой, сколько как копьём. Денис же поминутно делал выпады, от которых противник едва успевал уклоняться. Сначала Денис пытался выбить у него трубку, потом начал отступать, выжидая момент для нанесения молниеносного решающего удара. Но сил на молниеносный удар, как он вскоре убедился, у него уже не было: он был слишком слаб после своих столкновений с вампирами.
  С разных сторон к сражающимся приближались другие "крыланы". Они двигались, как всегда, неспешно. Денис успел прикинуть, что на поединок с "рогатым" у него не больше минуты. Отбиваясь, он отступал к Гортензии, безотчётно сознавая, что девушка - это единственная защита, на которую он мог рассчитывать.
  "Рогатый" расправил крыло, взлетел и обрушился на него с воздуха. Обессилевший Денис уже не мог продолжать бой. В очередной раз уклонившись от направленного на него острия, он оступился и упал на одно колено. "Рогатый" плавно опустился на землю, пылающее лезвие устремилось на Дениса, и вдруг, не долетев до него самой малости, погасло. Трубка выпала из рук пришельца...
  Переводя дыхание, сквозь пелену в глазах, Денис различил Гортензию, всаживающую огненное лезвие "рогатому" в спину. Девушка успела подобрать трубку мёртвого "крылана", включить её и в решающий момент вмешаться в схватку!
  Денис встал, шатаясь. Земля под ним плыла.
  - Гортензия, бежим, - прохрипел он с усилием. - Дай мне руку...
  - Нет, подожди... Ведь это тот самый "рогатый", который... Сзади!
  Денис оглянулся и отскочил в сторону, едва устояв на ногах. Пришелец, подкравшийся к Денису со спины, так и не успел схватить его своими пальцами в когтистых перчатках: землянин вовремя включил лезвие и саданул им тварь по шлему.
  Возле него опустился второй "крылан". Денис выставил перед собой лезвие, не давая тому приблизиться. Сейчас для него главным было - отдышаться, прийти в себя после недолгой, но изнурительной схватки с "рогатым". Спотыкаясь, он отходил, иногда делая выпады лезвием и не подпуская "крыланов" слишком близко. Те тоже включили лезвия, но вступать в бой не торопились, хотя заколоть изнурённого Дениса им сейчас, возможно, не составило бы труда. Они явно чувствовали состояние землянина и выжидали момент, когда силы окончательно покинут его.
  В небе над Объектом не видно было ни одного флайера - повсюду носились одни "крыланы". Их стаи летали взад и вперёд, но в основном двигались к ограде, где слышался гром канонады. Судя по звукам, в перестрелку с артиллерией союзников вступили "пушки" пришельцев.
  Отбиваясь от тварей, Денис кинул взгляд на сферу и оторопел. Огромный чёрный корабль, весь напичканный оружием, выдвинулся из неё уже почти наполовину. На миг у Дениса опустились руки. Лишь неимоверным усилием воли он заставил себя собраться и продолжать бой. Ярость придала ему сил. "Набитые червями пугала, - думал он, стиснув зубы. - Пусть я умру, но я ещё распотрошу пару-тройку ваших!" Он даже попытался перейти в атаку и чувствительно задел плечо одного из пришельцев.
  Мельком оглянувшись на Гортензию, он удивился. К ней приближались сразу три "крылана", а она, словно не замечая их, вскрывала огненным лезвием бронированный скафандр убитого предводителя, словно это была какая-нибудь консервная банка. Из распоротых внутренностей пришельца шёл дым, выскакивали отвратительные "личинки", но девушка продолжала взламывать скафандр, будто что-то ища в нём.
  - Гортензия, сзади! - крикнул Денис.
  Вместо того, чтобы обернуться, она наклонилась над трупом. В отверстии распоротой брони сверкнуло что-то зелёное, и Денис мгновенно вспомнил. Светящийся зелёный шарик, которым "рогатый" у себя на планете "гасил" сферу!
  "Крыланы" метнулись к Гортензии.
  - Кидай его сюда! - закричал Денис. - Быстрее!
  Девушка извлекла шарик из распоротого скафандра, секунду рассматривала находку, и, заметив протянувшуюся к ней руку в когтистой перчатке, рванулась вперёд. Нахлынувшая слабость не позволила ей отбежать. Прежде чем опуститься на землю, собрав последние силы, она с криком: "Денис, лови!" - швырнула шарик.
  Денис протянул руки, но шарик, брошенный, казалось, прямо к нему, на полпути, как будто воздух был слишком плотен для него, вдруг резко замедлил полёт. Он летел всё медленней и медленней, и, что самое удивительное, не падал, а понемногу поднимался вверх.
  "Крыланы" словно окаменели. Их головы в шлемах обратились на летящий шарик. Тот, набирая скорость, яркой зелёной ракетой продолжал уноситься ввысь, а потом, плавно изменив направление, устремился к сфере. Она как будто притягивала его к себе.
  Денис не мог не обратить внимание на смятение, охватившее пришельцев. Все они отпрянули от сферы. Те "крыланы", которые подступали к Денису и Гортензии, попятились.
  Зелёный огонёк летел не к самой сфере, а как бы направлялась в облёт её, словно спутник, попавший в поле притяжения огромной планеты. Причём летел он по такой траектории, что окончательного его сближения с голубым шаром следовало ждать в самые ближайшие минуты.
  Боевой корабль "крыланов", ревя и сверкая огнями, уже на две трети выдвинулся из сферы. Он выходил с правой её стороны, Денис видел его как бы в профиль. На острие корабля, на самом его носу, включился луч. Денис готов был поклясться, что этот луч имел ту же природу, что и огненное лезвие "крыланской" трубки.
  И в этот момент зелёный огонёк, летевший уже почти вплотную к поверхности сферы, наконец вошёл в неё. Яркая вспышка ослепила Дениса. Он невольно выронил трубку и закрыл лицо ладонями. Раздался страшный грохот. Взрывной волной Дениса отбросило на груду каких-то обломков, а когда он, стеная и пытаясь встать, открыл глаза, в них плавали лишь пятна света. Он напрягал зрение, силясь хоть что-нибудь рассмотреть сквозь них. Наконец перед ним проступило подёрнутое дымной пеленой небо. Денис оглядывался, с трудом узнавая знакомую местность. Вокруг не было ни одного уцелевшего здания. Всё лежало в руинах.
  Денису чего-то не хватало в этом пейзаже. Чего-то очень существенного. Он не сразу сообразил, что не было голубой сферы. А когда понял это, у него захватило дух. Сфера исчезла! И, похоже, вся, без остатка! Не было даже того шестиметрового шарика, который создали акритянские учёные и который доставил столько проблем союзникам! А громоздившаяся в отдалении огромная дымящаяся чёрная груда была, без сомнения, обломками боевого корабля "крыланов". Он так и не успел полностью выйти из сферы. Сфера, исчезнув, разрезала его, вызвав сильнейший взрыв в той его части, что успела выйти.
  В небе снова появились флайеры. Сеющие разрушения пушки "крыланов" уже не грохотали. Бросив их, пришельцы отступали к обломкам своего корабля. Они летели, бежали или брели к ним отовсюду, со всех сторон. Некоторые проходили всего в нескольких шагах от Дениса, который на всякий случай прикинулся мёртвым, и даже не оборачивались в его сторону. Возле обломков стало уже черно от их скопища.
  Убедившись, что "крыланов" поблизости нет, Денис поднялся на ноги и сделал несколько неуверенных шагов. Где-то здесь должна быть Гортензия. Её наверняка тоже отбросило взрывом. Он брёл, борясь с наплывами обморока, спотыкаясь, падая и снова вставая. Ему попадались простёртые в пыли безжизненные защитники Объекта, и он невольно вздрагивал, боясь, что это может быть Гортензия.
  Над ним снизился флайер, из люка свесился трос с сиденьем, но Денис брёл, не обращая на него внимание. Наконец он увидел принцессу. Она лежала не шевелясь, уткнувшись лицом в землю. Волнистые каштановые пряди, перепачканные пылью, рассыпались вокруг её головы.
  Он наклонился над ней и перевернул её на спину. Потом приблизил свою щёку к её губам. Щеки коснулось слабое дыхание. Он расположил её удобнее и оглядел всю, а когда она вздохнула полной грудью, тихо позвал:
  - Гортензия!
  Её глаза раскрылись. Губы дрогнули в улыбке.
  - Денис... Я знала, что ты придёшь...
  Она подняла руку и дотронулась пальцами в пыльной перчатке до его лица, которое было, пожалуй, не чище самой этой перчатки.
  - Я и пришёл, - ответил он, перехватывая её руку. - Я же обещал тебя защищать.
  - Перчатка, - прошептала она. - Сними её. Я хочу коснуться тебя.
  Он расстегнул замок на её запястье и снял с неё перчатку. Маленькие розовые пальцы его поразили. Он не понимал, как у космической исследовательницы может быть такая нежная рука. Ему захотелось коснуться её губами.
  - Сфера погасла, да? - спросила она.
  - Её больше нет, и это сделала ты!
  - Просто удивительно, я сама не ожидала, что так получится.
  - Ты спасла нас, - в безотчётном порыве он целовал её пальцы. - Ты спасла нас всех!
  - Без тебя я бы не смогла...
  К ним подошёл очень смуглый бородатый человек, спустившийся с флайера.
  - Простите, конечно, что вмешиваюсь, - прогудел он хрипловатым басом, - но здесь опасно находиться. А вашей даме, похоже, требуется медицинская помощь!
  - Да, правда, - Денис попытался поднять Гортензию, но у него закружилась голова и он опустился на землю.
  Бородач сам поднял девушку и усадил на сиденье. Денис, с трудом встав, закрепил на ней страховочные ремни. Сиденье с Гортензией взмыло ввысь и скрылось в отверстии люка.
  - Ты здесь ещё раненых не видел? - спросил бородач.
  Денис отрицательно покачал головой.
  - По-моему, тут одни трупы...
  Сиденье снова опустилось.
  - Давай, садись, - сказал бородач. - Над тобой тоже поработали эти сосуны. Ты еле на ногах стоишь, - закрепив на Денисе ремень, он махнул рукой кому-то во флайере: - Подымай!
  
  
  Глава 27
  
  Новости о последнем этапе битвы с "крыланами" он узнавал уже в госпитале. Его поместили в отделение, где лежали те, кто, как он, входил в близкий контакт с пришельцами и не погиб. Таких счастливчиков было не слишком много - "крыланы", как правило, убивали всех, до кого могли дотянуться своими невидимыми присосками. Так что можно было считать, что Денису повезло. Хотя, кроме везения, в стычках с пришельцами ему здорово помогла трубка с огненным лезвием, которую он обратил против её зловещих хозяев.
  А конец их был плачевным. "Крыланы" не смогли создать новую сферу и убраться восвояси в свой мир - видимо, причиной тому была гибель их "рогатого" главаря. Понимая, что их ждёт, они даже не сопротивлялись. Они сгрудились возле обломков своего корабля и, когда с боевых флайеров союзников на них посыпались аннигиляционные бомбы, все, как один, сделали себе своеобразное харакири - вспороли свой бронированный скафандр. Из отверстий посыпались мелкие твари, которые почти тут же погибали.
  Это последнее вторжение выходцев из сферы нанесло защитникам Объекта самые большие потери за всю историю его существования. В последующие дни Денис только и узнавал что о гибели своих знакомых и друзей. Из шестёрки новобранцев, прибывших с ним на Акрит, в живых остались только он, Болеслав и Лео. Эти двое были ранены и лежали в том же госпитале, только этажом ниже. Оба каждый день заходили проведать его. Несмотря на пережитые волнения и утрату боевых друзей, они были довольны. Сферы больше не было, и их служба на Акрите закончилась раньше срока, предусмотренного вербовочным контрактом. Согласно одному из пунктов этого контракта, они, тем не менее, получали обещанные стаж, отпуск и повышение в звании. Как, впрочем, и Денис, которому вдобавок ещё предстояла церемония награждения золотым значком "За героизм".
  После своих контактов с "крыланами" он испытывал слабость и головокружения, и передвигался по палате на костыле. С грустью он узнал о гибели профессора Текела, отступавшего в одной группе с Грэем. Эту группу пришельцам удалось рассеять и расправиться с каждым по отдельности. Зато повезло подполковнику Наранье, отступавшему с другой группой - по дороге ему встретился отряд ликанийцев, с которым он благополучно добрался до ограды Объекта. Полуживого Родерера со сломанным позвоночником вытащили из-под развалин когда уже всё закончилось и "крыланы" были разбиты; ему сделали операцию и ближайшие недели он должен будет передвигаться в специальном автокресле с сенсорным управлением. В первый же день, когда ему позволили свободно ездить по госпиталю, он посетил Дениса и долго говорил с ним о полётах в подпространстве, Сэкремораке и планете "крыланов". Больше всего учёный сокрушался о том, что после смерти Текела вряд ли удастся в скором времени продвинуться в изучении свойств подпространства. Даже создать новую сферу будет невероятно трудно, поскольку Текел создал её в минуты творческого озарения, почти экстаза, а такое редко повторяется.
  Они разговаривали, когда в палату поздравить Дениса с благополучным завершением службы на Объекте явился Наранья. На нём был новый военный комбинезон с полковничьими нашивками, грудь украшало с десяток акритских орденов. Наранья объявил, что его миссия на Акрите закончена и завтра он убывает на Катурию.
  - Там сейчас намечаются жаркие дела, - сказал он. - Но какими бы жаркими они ни были, хуже этой проклятой сферы ничего во Вселенной быть не может.
  - Вы ошибаетесь, - сухо возразил Родерер. - Сфера - это поистине гениальное открытие, оно переворачивает все наши представления о свойствах материи. Явление, которое посчастливилось открыть профессору Текелу, важно...
  - Явление важно не только открыть, но и закрыть к чёртовой матери! - перебил его Наранья, гневно сверкая глазами. - И я на будущее посоветовал бы вам сначала думать головой, прежде чем что-то открывать!
  И, ещё раз поздравив Дениса, он в негодовании покинул палату.
  На пятый день госпитализации силы молодого человека восстановились настолько, что он почувствовал себя в состоянии ходить без палки. Он сразу отправился в соседний корпус госпиталя, где проходила лечение Гортензия.
  Эолийской принцессе была предоставлена отдельная палата на седьмом этаже с окнами и балконом на сад и городские кварталы. В этот день, нежаркий и солнечный, молодые люди больше часа просидели на балконе в глубоких креслах, делясь новостями и разговаривая. Гортензия рассказывала об Эолии и о своей учёбе на Акрите, а он - о мирах, на которых ему довелось побывать за годы армейской службы.
  Денис стал приходить к ней каждый день. Это могло показаться странным, но они ни разу не заговаривали о том, куда направятся после выписки из госпиталя, а когда разговор всё же каким-то боком затрагивал эту тему, оба смущались и умолкали. Зато разговор об этом сразу завели с Денисом невысокие белокожие люди с привлекательными молодыми лицами, очень похожие на землян, хотя явно не земляне. Они встретились ему в коридоре у дверей палаты, где лежала Гортензия. Похоже было, что они специально дожидались его здесь.
  На эту маленькую группу оборачивались все, кто проходил мимо, настолько разителен был контраст пёстрых причудливых нарядов незнакомцев со строгими однотипными комбинезонами здешних военных и служащих. Денису даже показалось, что эти люди сошли с какой-то старинной картинки. Мужчины в разноцветных камзолах, украшенных кружевами и жабо, в панталонах до колен, и дамы в длинных глянцевых платьях, с бриллиантами на запястьях и шеях, едва увидев его, сразу поспешили навстречу, расположились перед ним полукругом и начали церемонно кланяться. Дамы приседали в глубоких реверансах, мужчины, склоняя голову, помахивали шапочками с перьями.
  Смущенный таким вниманием к нему, Денис тоже поклонился. Один из незнакомцев, худощавый светловолосый мужчина, которому на вид нельзя было дать больше тридцати лет, выступил вперёд и, комкая в руках берет с пером и крупным голубым камнем, снова поклонился землянину.
  - Мы прибыли с Эолии, узнав о том, в какое опасное странствие задумала отправиться наша добрая принцесса, - заговорил он на несколько искажённом эсперанто. - Новости до нашего мира доходят не сразу, и когда мы прибыли сюда, чтобы отговорить её от этого предприятия, всё уже успело свершиться. Любознательность и тяга к странствиям, свойственные принцессе, едва не погубили её. Она побывала в кошмарной бездне, населённой чудовищами, о которых мы и помыслить не можем без содрогания, и вернулась лишь благодаря вам, благородный рыцарь, - он снова поклонился. - Мы знаем, что вы защищали её в пути и вели себя как герой.
  - Ну, не знаю насчёт героя... - Денис, потупившись, пожал плечами. - Так вёл бы себя каждый на моём месте.
  - Не каждый, - возразил эолиец, - не каждый, а только вы один, наш будущий повелитель и король!
  При этих словах он и остальные эолийцы опять поклонились Денису. Тот удивился ещё больше.
  - Я не совсем понимаю, почему вы решили, что я ваш будущий король.
  - Потому что вы станете мужем прекрасной Гортензии и нашим королём, - ответил светловолосый эолиец. - Мы знаем это совершенно точно после всего того, что услышали о вас, да и оракул наш предсказал то же самое. Гортензия покинула Эолию, пожелав продолжать учёбу в других мирах, и, поскольку она это сделала, как всегда, самовольно, пойдя против желания родителей и традиций, король, её отец, запросил оракул. Предсказано было, что Гортензии предстоит смертельно опасное путешествие в страшную бездну, где её спасёт благородный рыцарь. Гортензия и рыцарь полюбят друг друга, поженятся и будут любить друг друга всегда. Мы в изумлении и восхищении, потому что всё сошлось в точности, и ещё вчера направили срочную депешу об этом на Эолию. Можете не сомневаться, что там уже идут приготовления к вашей свадьбе. А после свадьбы нынешний король, согласно обету, передаст вам трон и корону, и мы получим нового короля, а Гортензия - мужа.
  - Мы прибыли, чтобы сопровождать вас и принцессу в обратном пути на Эолию, - продолжал выступивший вперёд второй эолиец, немного моложе первого. - А покуда позвольте вручить вам наши скромные дары, - и он с поклоном протянул Денису медальон с портретом Гортензии, украшенный изумрудами и бриллиантами.
  Третий эолиец, тоже с поклоном, подал ему большой, величиной с куриное яйцо, мелко ограненный алмаз, внутрь которого чудесным образом был помещён изумрудный дракончик, причём сам алмаз не имел ни единой трещинки.
  Четвёртый преподнёс алмазную статуэтку дракона размером с ладонь.
  - Дракон, символ нашего государства, - важно сообщил он, передавая её Денису.
  - Но я ещё не думал о своих ближайших планах, - заговорил Денис, морща лоб. - Мне предстоит отпуск...
  - Всё уже решено, - чуть ли не хором перебили его послы, - куда же вам лететь, кроме как на Эолию, вы ведь жених нашей принцессы и наш будущий король!
  - Это так же верно, как то, что мы стоим сейчас перед вами, - кивнув, прибавил первый эолиец.
  Денис взялся за ручку двери.
  - Вы тоже туда? - спросил он.
  - Что вы, мы не смеем, - те попятились. - Сегодня принцесса ожидает только вас. Ступайте к ней, а мы, если понадобится, будем весь день и всю ночь находиться здесь и охранять ваш покой.
  Денис улыбнулся.
  - Ну, как знаете.
  Когда он с их подарками вошёл к Гортензии и, запинаясь от смущения, пересказал этот разговор, она рассмеялась, а потом посмотрела на него серьезно.
  - А ведь они правы. Лучшего короля для Эолии трудно найти, просто невозможно.
  Она только что приняла душ и сидела сейчас на кровати в одной лёгкой полупрозрачной рубашке, сквозь которую просвечивало её стройное тело.
  - Я - король? Ты это серьёзно? - Он с улыбкой заглянул ей в глаза.
  - Конечно. На Эолии тебе понравится, это чудесная планета, к тому же там тебя ждут. Ты летал когда-нибудь на драконах?
  - Ни разу.
  Она улыбнулась.
  - Это что-то совершенно необыкновенное!
  - Тогда ладно, - соглашаясь, он решительно кивнул головой. - На Эолию, так на Эолию!
  По её знаку он пересел к ней на кровать и на радостях не смог удержаться, чтобы впервые за всё это время не обнять её.
  - Ты настоящий король эолийцев, - прошептала она. - Король эолийцев и мой...
  - А ты моя королева... - Он провёл рукой по её волосам, нежно коснулся её лица и сам не заметил, как слился с ней в поцелуе.
  Это произошло так неожиданно, что он даже смутился, а она рассмеялась.
  - После свадьбы мы не долго задержимся на Эолии, - сказала она. - Мы отправимся в путешествие. Я хочу побывать на других мирах, ведь их так много в космосе!
  - Начнём с Земли.
  - Да, с Земли. Это моя прародина, а я там ещё никогда не была.
  Охваченные желанием, они снова приникли друг к другу.
  Денису хотелось без конца повторять ей, что он любит её так сильно, как люди вообще могут любить друг друга, а потом вдруг понял, что слова не имеют никакого значения. Их слившиеся в объятиях тела говорили об этом лучше всяких слов.
  
  
   2007 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"