Волознев Игорь Валентинович: другие произведения.

Гоп-стоп по науке

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В этой книге читатель встретится с двумя частными сыщиками, уже знакомыми ему по повести "Сукин сын" - Николаем Ребриным и Андреем Максимовым. На этот раз друзья занимаются розысками психотрона - сверхсекретного аппарата, являющегося единственной в мире действующей моделью гиперзвукового оружия. Аппарат похищен у известного учёного, причём похищен не какими-нибудь иностранными шпионами, а самыми обыкновенными бандитами, которые очень быстро смекнули, как обернуть научное достижение к собственной выгоде. Ограбить инкассаторов, валютную обменку, квартиру миллионера? С психотроном - проще простого! С ним любой грабёж походит на увеселительную прогулку. Сыщики знают, что это за устройство, но от этого не легче: чтобы вырвать его из рук бандитов, придётся влезть в их логово...

  И. Волознев
  
  
  
  
  
  Гоп-стоп по науке
  
  
  
  Глава 1
  
  Жарким августовским вечером 1999 года на перекрёстке улиц Вавилова и Дмитрия Ульянова остановился чёрный "Ауди". В нём сидели известный физик Александр Григорьевич Шевцов, два нанятых им частных детектива и его шофёр.
  - Здесь самая удобная точка, - сказал Шевцов, оборачиваясь к детективам. - Отсюда мы наверняка их увидим!
  Учёный с мировым именем, а ныне успешный предприниматель, владелец собственной фирмы, он когда-то участвовал в создании гиперзвукового оружия. К настоящему времени эта работа, как и наука вообще, была им почти полностью оставлена. Он ещё публиковал статьи и иногда выступал с лекциями, но это было уже далеко не главным в его жизни. Основное место заняла коммерция. Впрочем, сегодняшний его приезд на улицу Дмитрия Ульянова отношения к коммерции не имел. Скорее, он имел отношение к его прошлой научной деятельности...
  Шевцову недавно исполнилось пятьдесят пять лет. Это был худощавый мужчина с умным энергичным лицом. Он сидел впереди рядом с шофёром и с мрачной напряжённостью вглядывался в окрестности.
  - Как, по-вашему, они подъедут к самому входу? - спросил его тот из детективов, что помоложе.
  Шевцов неопределённо пожал плечами.
  - Могут и к входу, а могут остановиться в двухстах метрах. Психотрон даже с такого расстояния выгонит из магазина всех, кто там находится.
  Магазин, о котором шла речь, находился на первом этаже большого восьмиэтажного дома. Над его витринами красовалась цветастая надпись: "Краски и обои из Европы". В магазине имелся пункт обмена валюты - он-то и был целью налётчиков, которых поджидали Шевцов и детективы.
  - Как, по-вашему, а вон оттуда они могут ударить? - Детектив постарше показал на сквер за улицей Вавилова.
  - Вполне, - ответил физик.
  - Значит, надо контролировать и улицу перед магазином, и сквер, - сделал вывод детектив.
  Детективом постарше был Николай Ребрин - невысокий брюнет тридцати двух лет. Рядом с ним сидел его помощник Андрей Максимов - светловолосый парень в рубашке и широких, по моде, брюках, в кармане которых помещался пистолет системы "люгер".
  Месяц назад с подмосковной дачи Шевцова неизвестные личности похитили сверхсекретный аппарат, о существовании которого знал только очень узкий круг лиц. Его поиски физик доверил Ребрину и Максимову. Приятели уже давно занимались сыскной деятельностью - сначала как служащие детективного агентства, а теперь, когда оно закрылось - проводя расследования на собственный страх и риск, без всяких разрешений и лицензий. В нынешнем году они по большей части сидели без дела, как вдруг подвернулся Шевцов. Он сразу, не торгуясь, выложил аванс - двадцать тысяч долларов. Но при условии, что поиски психотрона будут вестись негласно, втайне от прессы и милиции. И теперь сыщики "рыли землю", отрабатывая деньги.
  - Да, кстати, познакомьтесь с моим шофёром, - представил Шевцов водителя - крепкого мужчину в белой сорочке и галстуке. - Вихорев, Евгений Павлович, бывший десантник, служил в Афганистане. Человек он надёжный, можете доверять ему как мне.
  - Бывших десантников не бывает, - сказал Вихорев с улыбкой. Его карие глаза смотрели на детективов с доброжелательным любопытством. - Десантник - он десантник на всю жизнь. И называйте меня просто Евгений, без всяких отчеств.
  - Отлично, - кивнул Ребрин. - А меня можешь звать просто Николай.
  - Андрей Максимов, - представился, в свою очередь, молодой детектив. - Можно Андрей.
  Шевцов посмотрел на часы.
  - Обменному пункту работать ещё полчаса, - сказал он. - По идее, они уже должны подъехать.
  - А инкассаторов ещё не было? - поинтересовался Андрей.
  - Понятия не имею, - ответил физик.
  - А то может получиться, как недавно на Шаболовке. Там у отделения банка остановилась инкассаторская машина, полная денег, и вдруг подъезжают братки с вашим психотроном. Так они обчистили и банк, и инкассаторов!
  Андрей имел в виду одно из происшествий, о которых уже третью неделю шумели все московские СМИ, да и не только московские. В разных местах столицы происходили землетрясения - довольно странные с точки зрения сейсмологии, поскольку предполагаемая зона колебаний почвы ограничивалась очень небольшой территорией. На ней находилось одно, реже два здания. Другой особенностью землетрясений - странной уже с точки зрения правоохранительных органов, было то, что во всех этих зданиях имелись отделения банков или пункты обмена валюты. После того, как люди в панике покидали дома и убегали подальше от стен, грозивших в любое мгновение рухнуть, на месте происшествия появлялись некие шустрые мародёры. Тут же землетрясения удивительным образом прекращались, мародёры без помех проникали в опустевшие банки и валютки, выгребали наличность и исчезали. А если операторы успевали запереть деньги в сейфы, то уносили и сейфы. Всё проворачивалось за считанные минуты.
  Следователи склонялись к мысли, что везде действовали разные люди, которые случайно оказывались в зоне природного катаклизма. Ведь трудно поверить, что кому-то было заранее известно, что в таком-то месте и в такое-то время случится землетрясение. Стихия, как известно, вещь непредсказуемая. И только четвёрка, сидевшая в "Ауди", точно знала, что это не так. Никаких землетрясений не было. Бандиты при ограблении обменных пунктов искусственно вызывали у людей панические ощущения, используя украденный у Шевцова гиперзвуковой аппарат.
  - Давайте я зайду в магазин и дождусь там их появления, - предложил Андрей.
  - Опасно, - возразил Шевцов. - Инфразвук - это вам не шутка. При длительном облучении могут начаться необратимые процессы в головном мозге.
  - Но ведь бандиты включают психотрон ненадолго, от силы на две минуты, - настаивал Максимов. - Это безопасное время, его надо только перетерпеть.
  Физик в сомнении качал головой.
  - Всё равно рискованно. Да и необходимости такой нет, чтобы вы находились в магазине...
  - А давайте я пойду, - предложил Вихорев. - У меня череп крепкий, много раз битый, его никакое облучение не возьмёт!
  Все невольно заулыбались, а Шевцов сказал:
  - Нет уж, ты оставайся здесь. Нам может понадобиться твоё шофёрское мастерство.
  - План простой, - доказывал Андрей. - Когда они заявятся в магазин, я наставлю на них ствол, уложу на пол и дождусь вас.
  - А правда, пусть идёт, - сказал Ребрин. - Ну, чуток побудет под излучением, ничего страшного. Зато шансы взять их увеличатся.
  - Хорошо, только под вашу ответственность, - согласился физик. - И я попросил бы вас действовать с предельной осторожностью. С предельной!
  Он не мог не волноваться: вместе с психотроном бандиты похитили его пятнадцатилетнюю дочь Дашу, которая в ту злосчастную ночь тоже находилась на даче.
  Почти целый месяц о судьбе девочки не было известий. Только три дня назад Шевцов получил от похитителей послание по электронной почте. Они предлагали обменять Дашу на научную информацию по гиперзвуковому оружию. Дискета, на которой записана информация, существует в единственном экземпляре, как и сам психотрон. Бандиты грозились убить заложницу, если Шевцов не выдаст им дискету.
  - Я только припугну их, - сказал Андрей. - Может, выстрелю пару раз в воздух. Но это реальный шанс взять кого-нибудь из них живьём! Так я потопал?
  - Топай, только быстрей, - сказал Ребрин. - Они могут подъехать в любую минуту.
  - При первых признаках дискомфорта зажмите уши, это несколько ослабит воздействие инфразвука, - напутствовал парня Шевцов. - Если почувствуете, что больше не в состоянии терпеть - выбегайте на улицу и бегите на открытое пространство, хотя бы на этот сквер.
  - Ладно, - Андрей вылез из машины.
  Едва он скрылся за дверью магазина, как на обочине улицы Дмитрия Ульянова затормозили микроавтобус и серые "Жигули".
  - А вот, кажется, и они, - сказал Ребрин.
  
  Андрей прошёлся вдоль полок, делая вид, что рассматривает разложенные на них рулоны обоев и банки с краской. Посетителей в магазине было немного, из них четверо стояли в очереди к окошку пункта обмена валюты. У обоих выходов дежурило по охраннику в тёмных форменных костюмах.
  Детектив невольно замирал при мысли, что сейчас он ощутит на себе действие загадочного аппарата, двадцать пять лет создававшегося в обстановке строжайшей секретности в закрытом научном институте. В памяти всплыли кадры любительского фильма, запечатлевшего испытания психотрона в полевых условиях...
  
  Этот фильм Шевцов показал детективам в первый день знакомства с ними.
  - Испытания проводились в девяносто пятом году в Чечне, в разгар военной кампании, - пояснил он перед показом. - Насколько я знаю, применение психотрона весьма способствовало скорейшему прекращению войны...
  Внешне аппарат походил на небольшой бочонок с рукоятками по бокам. Его корпус стягивали скрепы, на одной из них располагалась панель с кнопками. На переднем торце аппарата матово блестела круглая выпуклая линза, забранная сеткой. В фильме два человека в камуфляже, установив психотрон на треногу, наводили его на видневшийся невдалеке посёлок.
  - Это руководитель испытаний, полковник федеральной службы безопасности Локтионов, - показал Шевцов на одного из "камуфляжников". - Сейчас, насколько мне известно, он уже в чине генерала. Второй, бородатый, - ведущий разработчик гиперзвукового оружия профессор Черкашин. Он погиб во время того злосчастного пожара...
  Три года назад в НИИ, где велись работы по созданию психотрона, взорвались баллоны с водородом. Взрыв привёл к грандиозному пожару. Погибло около двухсот человек, и среди них практически все специалисты в области инфразвука. В пожаре погибла жена Шевцова. Сам он уцелел чудом. Мало того, что он спасся, он ещё ухитрился вынести из огня единственный опытный образец психотрона. В царившей суматохе никто этого не видел, и последующие три года аппарат хранился у Шевцова на даче. Хранился до тех пор, пока однажды ночью его не украли...
  - Зачем я только побежал его спасать, - с горечью признавался он детективам. - У меня ведь был шанс спасти жену... Второй этаж был в дыму, но огня там ещё не было, я мог добежать до её лаборатории и вывести её на воздух, а если она без сознания - то и на руках вынести... А я зачем-то потратил драгоценные минуты на спасение психотрона... Ну зачем, зачем я побежал за ним, а не за Машей? - говоря это, физик вздыхал и качал головой. - В тот момент мне казалось, что аппарат очень важен, что с его гибелью пойдёт насмарку многолетняя работа большого коллектива... Я был растерян, метался в панике, как и все вокруг, а тут мне кто-то сказал, что погиб Черкашин. Без него второй такой же аппарат ещё двадцать лет не создадут... Да и чёрт бы с ним, с аппаратом, жизнь Маши дороже! Я, как дурак, тащился с тяжеленным ящиком по задымленным коридорам, чуть сознание не потерял, а когда выбежал на воздух, то бежать за женой было поздно... Поздно... Никто не видел, как я вынес аппарат. Все были уверены, что он погиб в огне, взорвался из-за перегрева... Тогда я отвёз его к себе на дачу. Мне надо было его сразу вернуть, но я думал, что он мне ещё пригодится... Да чтоб он пропал! Теперь получается, что я его украл и мне грозит уголовная статья за кражу особо ценной государственной собственности. Я уже тогда чувствовал, что он мне не нужен, этот психотрон, что ничего он мне не принесёт, кроме неприятностей. И как в воду глядел. Психотрон валялся у меня без дела, и довалялся до того, что его украли, а с ним и дочь. Если бы бандиты украли только один психотрон, я бы плюнул на него, не стал бы заморачиваться с его поисками. Украли и украли. Но ведь они похитили мою дочь! Не могу же я оставить в их руках моего единственного ребёнка! Об исчезновении Даши знают горничная и сторож, наверняка узнали и в дачном посёлке. Короче, событие получило нежелательную огласку, и мне пришлось заявить в милицию. Следователю я сказал, что похитили только дочь. О психотроне я, само собой, умолчал. Я до последнего момента надеялся, что похитители ограничатся требованием выкупа и я без милиции улажу это дело. Но денег им мало. Им ещё секретную информацию подавай...
  Пока он говорил, на экране разворачивались удивительные события. Крупным планом показали посёлок. Поначалу в нём ничего не происходило.
  - Люди находятся в домах и ни о чём не подозревают, - пояснил Шевцов. - А вот теперь аппарат заработал...
  За кадром слышались голоса полковника и Черкашина:
  - Смотри, смотри, выбежали!
  - Подействовало, бляха-муха!
  Из домов начали выбегать люди. Видно было, что они в панике. Все носились как сумасшедшие. Женщины хватали грудных детей и бежали в поле.
  - Аппарат не создаёт шума, поскольку инфразвук не улавливается человеческим ухом, - говорил Шевцов. - О его действии мы можем судить по реакции людей.
  Через считанные минуты никого в посёлке не осталось. Перепуганные жители разбежались по окрестностям.
  - Отлично, - сказал за кадром полковник. - Сотня гиперзвуковых пушек - и всё население Чечни можно будет гнать аж до самого Полярного круга!
  
  Андрей оглянулся на вход в магазин, для отвода глаз взял банку с краской, повертел её в руках...
  И тут началось. Под его ногами качнулся пол. Ещё не успев ничего толком сообразить, он выронил банку и импульсивно схватился за полки, стараясь удержать равновесие. Но полки как будто рушились на него вместе со стеной. Охваченный паникой, едва понимая, что делает, он хватался за коробки и банки. Они с грохотом сыпались ему под ноги. Шум, крики и женский визг разносились по всему магазину. Посетители бежали к выходу. Некоторые, не в состоянии держаться на ногах, ползли к нему на четвереньках.
  В мозгу Андрея сквозь леденящий шквал ужаса проступила слабенькая, смутная мысль: "Спокойно. Это всего лишь инфразвук. Главное - продержаться пару минут..." Но она была далека и казалась совершенно несущественной в том аду, который творился вокруг. Пол качался, как корабельная палуба во время шторма. Не в силах удерживать равновесие, Андрей опустился на корточки. Рядом истошным визгом заливалась женщина. Отбросив сумку, шатаясь как пьяная, она подбиралась к дверям. Максимов остановившимся взглядом смотрел, как она скрылась за ними.
  Он чувствовал, что сойдёт с ума, если тотчас же не вскочит на ноги и, дико крича, не бросится вон из этого проклятого магазина. Он изо всех сил зажал уши руками. На несколько коротких мгновений это принесло облегчение. Утешительная мысль об инфразвуке снова затеплилась в сознании. Андрей огляделся - впервые за последнюю пару минут более-менее осмысленно. Он находился почти у самого выхода. Торговый зал был пуст. Дверь, ведущая в помещение обменного пункта, была распахнута настежь.
  
  - Глядите, что творится! - в волнении закричал Вихорев, показывая на магазин.
  Из его дверей, как ошпаренные, выбегали люди. Резко затормозила проезжавшая по улице машина. Из неё вылез водитель и, оставив дверь открытой, припустился бежать во весь дух. Сзади в его машину врезалась другая, но он даже не обернулся. В ту машину врезалась третья. Их водители и пассажиры тоже бросились бежать.
  - Работает психотрон, - стараясь сохранять спокойствие, констатировал Шевцов.
  Территория, где стоял "Ауди", под облучение не попадала, и никаких нежелательных явлений здесь не ощущалось. Пешеходы двигались спокойно. Инфразвуковой поток был направлен на магазин и тротуар перед ним.
  - Обратите внимание на серые "Жигули", - сказал физик. - Видите, у них открыта дверь, а из двери высовывается мужчина? Он держит в руках гиперзвуковое устройство.
  Вихорев чуть ли не весь вылез из машины, чтобы рассмотреть аппарат. В отличие от него, Ребрин не сводил глаз с темноволосого, очень бледного человека, который этот аппарат держал.
  Наконец человек с психотроном скрылся в "Жигулях". Тотчас из микроавтобуса выпрыгнули двое и зашли в магазин.
  - Так, - сказал Шевцов, посмотрев на часы. - Излучение длилось две минуты, даже меньше. В магазине уже никого нет. Заходи и бери что хочешь.
  - Андрей не выходил, вы не видели? - спросил Ребрин.
  - Не выходил, - ответил Вихорев.
  - Значит, он внутри, - сказал сыщик.
  - За две минуты с ним не должно случиться ничего серьёзного, - сказал Шевцов. - Но он сейчас в состоянии, близком к шоковому. Это скоро пройдёт.
  - Подъедем ближе, - предложил Вихорев.
  - Только осторожнее. Не спеши. Если что почувствуешь - сразу тормози.
  На "Ауди" обратили внимание бандиты в "Жигулях", и сразу заподозрили неладное. Дверь их машины снова раскрылась. Из проёма высунулся "глаз" психотрона.
  - Тормози! - крикнул Шевцов. - Сдай назад!
  "Ауди" резко встал, и тут десантник, вместо того, чтобы "сдать назад", раскрыл дверь и вылез из машины. На ходу достал пистолет.
  - Сейчас я им покажу, гадам!
  Прячась за машиной, он несколько раз выстрелил.
  - Бей по шинам! - крикнул Ребрин. - Не дай им уйти!
  
  У Андрея было чувство, будто он высвобождается из какой-то паутины, облепившей всё тело. Сердце громко стучало, по лицу струился холодный пот. Мысли, хоть и медленно, но приходили в порядок. Он лежал на полу, возле груды высыпавшихся с полок обойных рулонов. С улицы доносились крики, рёв сирен и визг автомобильных шин.
  Он перевёл дыхание. Излучение отключено, а значит, сейчас появятся налётчики.
  Ждать они себя не заставили. Из двери, ближайшей к обменному пункту, в магазин торопливо вошли двое. Их внешний вид не оставлял сомнений в их принадлежности к уголовному миру. Один высокий, рослый, с круглой как шар стриженой головой; второй ростом пониже, смуглый, широкоскулый, с маленькими бегающими глазками. Детектив сразу выделил у него особую примету: синие от татуировок пальцы и тыльные стороны рук.
  Налётчики сразу бросились к обменному пункту. Из маленькой комнаты обменки доносились их голоса, но ничего нельзя было разобрать.
  Андрей, шатаясь, хватаясь руками за полки, поднялся на ноги. Перед глазами всё плыло. Дрожащей рукой вытянул из кармана "люгер".
  Бандиты вышли из обменки, неся запертый сейф. Металлический шкаф был небольшим, но тяжёлым. Они неуклюже семенили, кряхтели и сгибались под его тяжестью.
  Максимов наставил на них оружие:
  - Стоять!
  Низкорослый бандит от неожиданности выпустил свой край сейфа. Шкаф грохнулся на пол, отскочил и задел ногу верзилы. Тот взвыл от боли.
  - Стоять! - повторил Максимов и нажал на спусковой крючок.
  Выстрел был предупредительным, в стену. Андрей рассчитывал запугать бандитов, но стрельба оказала на них прямо противоположное действие. Низкорослый вздрогнул и ринулся на детектива. От его кулака Андрей увернулся, но на ногах не устоял: споткнулся о рулоны и упал, выронив пистолет.
  Рослый бандит орал, схватившись за ушибленную ногу:
  - Филя, гад, ты меня инвалидом сделал!
  На улице зазвучали выстрелы. Большое витринное стекло хлынуло осколками. В кармане у Фили звонил мобильный телефон. Доставая его, Филя ударом ноги отфутболил упавший "люгер" подальше от Андрея.
  - Алло, - заревел он в трубку.
  Выслушав, что ему сказали, он обернулся к напарнику:
  - Черпак, слышь? Менты подвалили! Бросай всё, сваливаем!
  - Не могу! Я ходить не могу! - вопил пунцовый от боли Черпак.
  - Этот мужик - мент! - кричал Филя, показывая на Андрея. - Падлой буду - мент! У него пушка! Тут засада!
  Оставив сейф и лежащего Андрея, братки ринулись к двери. Черпак хромал и испускал стоны. Филя поддерживал его, подставив плечо.
  Они вышли из магазина. Детектив, приподнявшись, снова увидел их на улице, за разбитой витриной. Бандиты залезли в микроавтобус. Тот сразу сорвался с места. За ним покатила серая "четвёрка".
  Спустя минуту там, где только что стояли микроавтобус и "четвёрка", остановился "Ауди".
  - Андрей! - закричал Ребрин, вбегая в магазин.
  - Я здесь, - отозвался Максимов.
  - Как ты?
  - Всё нормально, только голова немного кружится.
  Андрей сделал несколько нетвёрдых шагов, наклонился к пистолету и едва не потерял равновесие.
  Ребрин подхватил его.
  - Ничего, всё нормально, - повторил Андрей, засовывая пистолет в карман. - Я их личности запомнил, в другой раз не уйдут.
  Они вернулись в машину. Шевцов объявил, что преследовать бандитов нет смысла: у них психотрон, они могут включить его и устроить массовую автокатастрофу на проезжей части.
  - Надо уезжать, пока не появилась милиция, - сказал физик и сделал знак Вихореву.
  Тот взялся за руль.
  
  
  Глава 2
  
  Через полтора часа все четверо сидели на застеклённой веранде шевцовской дачи и поглощали ужин, который им на скорую руку приготовила горничная Лидия Николаевна - довольно молодая худощавая особа с красиво уложенными светлыми волосами. За окнами веранды заходило солнце. Багряный свет лежал на стволах и ветках высоких елей.
  По распоряжению хозяина Лидия Николаевна принесла бутылку вина.
  - Как вы себя чувствуете после инфразвуковой атаки? - поинтересовался он у Максимова, отослав женщину в дом. - Всё ли в порядке?
  - В полном порядке, - ответил Андрей.
  - Я сейчас слушал радио, - вмешался Вихорев. - По всем каналам только и говорят, что о событиях на Дмитрия Ульянова. Посетители магазина и жильцы дома утверждают, что было землетрясение. У них брали интервью, так все говорят одно и то же: дом рушился.
  - Мне и самому казалось то же самое! - воскликнул Андрей. - Стопроцентное ощущение землетрясения!
  - В общем, с этой штукой, психотроном, можно добывать баксы кубометрами, - заключил десантник.
  - Бандиты действовали двумя группами, - сказал Ребрин. - Те, что были в "четвёрке", облучали здание инфразвуком. Когда "выкурили" оттуда людей, они сигнализировали напарникам, которые приехали в микроавтобусе. Они-то и должны были взять деньги.
  - И взяли бы, если бы мы их не вспугнули, - заметил Вихорев.
  - Тех двоих я запомнил, - сказал Андрей. - Они называли друг друга по кличкам. У одного кличка - Филя, у другого - Черпак. Черпак после сегодняшнего налёта должен хромать, его ударило по ноге упавшим сейфом, а у Фили руки синие от татуировок.
  - Всё-таки зря вы зашли в магазин, - сказал Шевцов. - Задержать их вам всё равно не удалось бы. После облучения вы были не в том состоянии, чтобы кого-то задерживать.
  Андрей пожал плечами.
  - В принципе, шансы у меня были, просто мне элементарно не повезло. Я споткнулся и выронил пушку...
  Видя неловкость друга, Ребрин поспешил перевести разговор на другую тему.
  - Я тут посидел за компом и составил фоторобот человека, который держал психотрон, - он достал из кармана сложенный вчетверо лист бумаги и протянул Шевцову. - Вот распечатка, можете взглянуть. Вы ведь тоже видели его. Как, по-вашему, похож?
  - Пожалуй, похож, - подтвердил тот.
  Взглянул на фоторобот и Вихорев.
  - Очень похож!
  - А что с номерами? - спросил Андрей.
  - Глухо, - отозвался Ребрин. - Номера были заляпаны грязью. Ясно, что к налёту они подготовились.
  Хозяин особняка разлил вино по бокалам.
  - Завтра заканчивается срок ультиматума, - сказал он мрачно. - Чувствую, мне придётся отдать им дискету. Ради спасения дочери я уже готов на всё.
  - А мне кажется, мы ещё можем кое-что сделать, - сказал Ребрин.
  Андрей быстро взглянул на него.
  - Ты имеешь в виду тот дом?
  - Да, - Николай осушил свой бокал и не торопясь вытер губы салфеткой. - В ближайшие часы собираюсь нанести туда визит.
  - Один? - удивился Шевцов.
  - Поеду с Андреем. Он знает дорогу.
  
  Детективы обнаружили логово похитителей психотрона во многом случайно, благодаря расторопности одного из знакомых Шевцова - торговца произведениями искусства Кирилла Зданевича. Грабя с помощью инфразвука банки и обменные пункты, братки не побрезговали и обчистить квартиру известного коллекционера Амбарцумяна, которая находилась в том же доме, что и обчищаемый обменный пункт. Квартира попала в зону облучения. Бандиты торопились, поэтому вынесли из неё немного. Среди похищенного было несколько картин. На них и "засветились". Кому-то из многочисленных знакомых Зданевича предложили в частном порядке купить картину Айвазовского. А буквально накануне Зданевич получил от Шевцова перечень украденных у Амбарцумяна картин, среди которых фигурировал и Айвазовский. Зданевич немедленно связался с Шевцовым и дал знать о предстоящей сделке.
  Продажа картины должна была состояться в довольно необычном для таких операций месте - на вещевой барахолке у железнодорожной станции "Окружная". Ребрин с Максимовым скрытно следовали за Зданевичем и его клиентом. Картина оказалась той самой, из амбарцумяновской коллекции. Детективы уже готовились "взять" продавцов, как вдруг тех спугнула охрана рынка, которая тоже заинтересовалась бандитского вида субъектами. Братки, отстреливаясь, бросились бежать. На рынке началась паника. В суматохе Ребрин и Максимов потеряли друг друга. Андрею в толпе удалось разглядеть удирающих продавцов. Он видел, как они запрыгнули в "четвёрку".
  На своём видавшем виды мотоцикле он следовал за ними довольно долго. Конечным пунктом поездки был мрачного вида старый двухэтажный дом за МКАДом. Андрей пробрался в него вслед за продавцами картины и услышал их разговор. Из него-то он и узнал о намечавшемся ограблении обменного пункта на улице Дмитрия Ульянова...
  
  Шевцов закурил, откидываясь на стуле.
  - Судя по сообщению вашего друга, - сказал он Ребрину, - там обитает целая банда. Может быть, выделить вам в помощь людей из службы охраны моей фирмы? Её начальник Иван Васильевич Деревянкин - человек, которому можно доверять.
  Сыщик покачал головой. У него имелись основания сомневаться в надёжности начальника охраны. Кроме самого Шевцова, о существовании психотрона знали до недавних пор только два человека: Деревянкин и Вероника Львовна Савицкая - давняя сотрудница Шевцова, которая работала с ним ещё в дубнинском НИИ. Таким образом, оба они - Деревянкин и Савицкая - автоматически подпадали под подозрение.
  Помимо них, был ещё один человек, который мог знать о том, что на даче хранится секретный и очень важный аппарат. Это Лопатин, один из двух сторожей дачи. Незадолго до той злосчастной ночи, когда похитили психотрон и Дашу, состоялся бурный разговор Шевцова с Савицкой, который он мог услышать. Шевцов опять завёл разговор о том, что психотрон надо уничтожить, что он висит над ним, как дамоклов меч, и что если о нём узнают, то его, Шевцова, неминуемо отдадут под суд. Вероника возражала, доказывая, что психотрон нужен Шевцову для научных экспериментов, что это уникальная вещь, которой нет нигде в мире, даже в США... Их громкие голоса долетали до лестницы, где в это время перекуривал Лопатин. Он бесследно исчез в ночь похищения психотрона и девочки. Его розысками занималась милиция, но безрезультатно.
  - Я ещё могу допустить, что бандитов навёл Лопатин, - говорил физик, - но Ваня Деревянкин тут совсем не при чём. Это порядочный человек. О психотроне, кстати, он знал с самого начала. Если бы он задался целью похитить аппарат, то сделал бы это ещё три года назад, возможности у него были.
  - А я и не утверждаю, что Деревянкин связан с похитителями, - сказал Ребрин. - Просто мне лишние люди только помешают. В бандитское логово я пойду один. Андрей подвезёт меня туда под утро, часам к трём. Для братков это время самого глубоко сна.
  Закончив с ужином, компания вышла в сад. Солнце закатилось, но небо было ещё светлым. Кругом высились ели, кое-где росли яблони и рябина.
  - Давайте заглянем к сторожу, - предложил Шевцов.
  От веранды к воротам и домику сторожа вела посыпанная гравием дорожка. Детективы уже были у сторожа и, зайдя в домик, приветствовали старика как старого знакомого. Три окна небольшого дома были обращены в разные стороны: одно смотрело на сад и на особняк, второе - на ворота, третье - на дорогу за воротами. Туда же, на дорогу, выходила вторая дверь. Середину помещения занимал стол с четырьмя мониторами, соединёнными со следящими камерами. На мониторы проецировалась прилегающая территория.
  Шевцов поздоровался со сторожем за руку.
  - Всё никак не могу, Илья Архипович, подыскать вам нового сменщика.
  - Ничего, я и один справляюсь, - ответил сторож Илья Архипович - невысокий крепкий старик с лысиной во всю голову. - Хотя сменщик мне не помешал бы.
  - Никто без меня сюда не наведывался?
  - Нет, если не считать этого парня, - сторож кивнул на окно, выходившее на дорогу. - Он до сих пор здесь торчит...
  - Вы сказали ему, что Даши нет, и когда будет - неизвестно?
  - Говорил сколько раз, а он всё равно сюда ездит.
  Шевцов подошёл к окну. Детективы, остановившись за его спиной, увидели на обочине высокого худощавого парня лет восемнадцати. Он стоял, небрежно опираясь на велосипед.
  - Привет, Денис, - сказал Шевцов, выдвигая оконную раму.
  - Здравствуйте, Александр Григорьевич, - юноша с велосипедом подошёл поближе. - Вы не знаете, когда Даша приедет?
  - Не знаю. Это не от меня зависит.
  - Извините... - Видно было, что Денис разочарован. - До свидания...
  Он развернул велосипед и побрёл прочь.
  - Дашин ухажёр? - спросил Ребрин.
  - Да, - неохотно ответил хозяин дачи, отходя от окна. - Живёт недалеко отсюда, в Синявино... Я не одобряю её выбора. Парень из неблагополучной семьи, отец пьёт, мать развелась с ним. Денис завалил экзамены в институт и теперь увиливает от армии...
  Они вышли из домика сторожа.
  - Вы хотели показать нам тайник, - напомнил сыщик. - Мы уже четвёртый день знакомы, а до сих пор его не видели.
  - Пройдёмте в лабораторию.
  Компания вслед за Шевцовым направилась к одноэтажному флигелю, видневшемуся в глубине сада. Шевцов отпер дверь флигеля, включил в нём свет и посторонился, пропуская детективов и Вихорева.
  Войдя, те с любопытством огляделись. В лаборатории никто из них ещё не был. Посреди помещения громоздилась металлическая установка, похожая на большую черепаху, по стенам тянулись шланги и провода, повсюду стояли баллоны с газом и столы с приборами.
  - Когда-то я отсюда сутками не вылезал, - признался физик, - но после регистрации своей фирмы я здесь почти не бываю. В последний раз я проводил эксперименты в этой лаборатории весной прошлого года, когда работал над научной статьёй...
  - Эксперименты касались психотрона?
  - Не совсем. Скорее, волновых излучений в целом... Некогда мне заниматься наукой, фирма отнимает всё время.
  - Вы говорили, что в США работы по созданию психотрона зашли в тупик, - сказал Максимов. - Скажите, вам не поступали предложения о переезде туда?
  - Поступали, но мне лично это не нужно. Американцы в своё время развернули настоящую охоту за сотрудниками нашего института, причём методы применяли самые грязные. Кого-то пытались подкупить, на других искали компромат... Особенную настойчивость проявлял некто Джеймс Хеймонд из исследовательского центра в Пуэрто-Рико. Но у него ничего не вышло. Главным образом потому, что все мы были под бдительным присмотром ФСБ...
  Андрей прошёлся вдоль столов, заставленных приборами.
  - Вы один управляетесь со всем этим хозяйством?
  - Иногда вместе с Вероникой Львовной. Она талантливый учёный, надо вам сказать. Наша последняя совместная работа, проведённая в этих стенах, была выдвинута на Государственную премию. Жаль, что теперь Вероника не может уделять столько времени науке, как раньше. Она бы многого добилась в ней.
  - Так где хранился психотрон? - спросил Ребрин.
  Физик загадочно улыбнулся.
  - А попробуйте найти сами. Задачка для вас, как для сыщика, - он прошёл в небольшое смежное помещение и включил там свет. - Можете искать повсюду, и здесь в том числе.
  Ребрин вошёл в смежное помещение, мельком осмотрелся и почти не раздумывая подошёл к большому массивному шкафу, выглядевшему многотонным.
  - Что-то мне подсказывает, что психотрон хранился где-то здесь.
  Вместо ответа Шевцов раскрыл обе дверцы. Все полки шкафа были заставлены банками с реактивами и коробкам с использованной химической посудой. Для психотрона здесь места не было.
  Ребрин несколько секунд раздумывал.
  - Если бы передо мной стояла задача спрятать что-то ценное, я бы спрятал его за этим шкафом.
  Физик недоумённо поджал губы, мотнул головой, потом подошёл к шкафу и опёрся о него рукой.
  Шкаф неожиданно легко сдвинулся в сторону. За ним показалась дверца. Она была не заперта, поскольку в нише за ней ничего не было.
  - Да, вы правы, психотрон был за шкафом. Замок взломали в ту ночь, во время кражи... Откуда они узнали про этот тайник - непонятно...
  - На воротах в ту ночь дежурил Лопатин? - уточнил Ребрин.
  - Да. Кроме него и Даши больше никого на даче не было. У нас постоянно живёт Лидия Николаевна, но в те дни она болела, лежала сначала в больнице, а потом у себя дома в Синявино.
  - Более подходящего момента для налёта на дачу трудно придумать, - пробурчал Вихорев.
  Андрей подвинул шкаф, поставив его на прежнее место, потом снова отодвинул его.
  - А что, неплохой тайничок, - сказал он. - Пожалуй, без наводчика его не найти.
  Ребрин повернулся к Шевцову.
  - Кто, кроме вас и Савицкой, знал о тайнике?
  - Деревянкин. Он бывал здесь не раз и помогал мне кое в чём.
  - А Лопатин?
  Шевцов пожал плечами.
  - Понятия не имею. Но он же сторож, ему совсем не обязательно знать о таких вещах. Я, во всяком случае, не помню, чтобы говорил ему о тайнике.
  
  
  Глава 3
  
  Андрей проезжал по этим пустынным местам днём, при ярком солнечном свете. Сейчас же всё выглядело по-другому. Ближние окрестности тонули в предутренних сумерках, даль обманчиво сияла россыпями огней. Разыскать дом, где скрывались бандиты, оказалось не так-то просто. Андрей крутил баранку "Опеля", сворачивая из одного пустынного переулка в другой, пересекая пустыри и заброшенные стройки. Вырулив за какие-то гаражи, он остановился.
  - Чёрт, откуда тут взялись гаражи? Тут должен быть забор!
  На востоке уже начинало светать, когда они выехали на пустынную улицу.
  - А-а, да вон он, тот забор! - воскликнул Андрей. - А ещё дальше - красный дом! Как мы сразу сюда не свернули?
  - Сдаётся мне, что мы всё время кружили вокруг этого места, - сказал Николай. - Так это точно тот дом?
  - Точно.
  "Опель" заехал за угол и остановился. Андрей выключил фары.
  - Я пошёл, - Николай вылез из машины.
  - Главное - не подставься им, - напутствовал его приятель. - В случае чего - сразу звони мне по мобиле.
  - О"кей, - сыщик захлопнул дверь и не спеша направился вдоль забора.
  Кругом не было ни души. Бледный рассвет только занимался на горизонте. Всё молчало. Бетонный забор упирался в угол красного дома. Дом был длинным, и при этом имел только одну дверь, выходившую на улицу. Как и следовало ожидать, дверь была заперта. Все окна на первом этаже были зарешёчены; за грязными стёклами темнели плотно задёрнутые шторы. На втором этаже решёток не было, но окна тоже были либо зашторены, либо заколочены фанерой.
  Ребрин уже собрался было пустить в ход отмычку, но потом решил осмотреть дом сзади. Он направился дальше по улице вдоль бетонного забора и обнаружил, что за поворотом забор становится деревянным, через который нетрудно перелезть.
  Он вскарабкался на гребень. Отсюда открывался довольно неприглядный вид на прилегающую к дому территорию, больше походившую на свалку. Сам дом выглядел ещё мрачнее, чем с улицы. Краска на стенах облупилась, почти все стёкла растрескались, кое-где вместо стёкол темнели куски прогнившей фанеры. Убедившись, что всё тихо, сыщик спрыгнул во двор. Подбежал к задней двери. На ней висел амбарный замок. Не успел он достать отмычку, как услышал шорох за спиной: к нему, оскалив пасть, неслась довольно крупная собака. Николай мысленно выругался. Откуда она взялась?
  Через считанные секунды тишину разорвал громкий лай. Тут, оказывается, была целая свора собак, и все бежали к нему!
  Бежавший первым чёрный взлохмаченный пёс угрожающе рычал. "Этот может вцепиться..." - мелькнуло в мыслях. На взлом замка времени не оставалось. В паре метрах от двери по стене тянулась водосточная труба. Ребрин ухватился за железную скобу, обвил трубу ногами и пополз вверх, подтягиваясь от одной скобы к другой. Собаки бегали внизу и тявкали на все лады. Сыщик тревожно оглядывался. А вдруг на шум выйдет кто-нибудь из обитателей дома? Он, конечно, сразу обнаружит незваного гостя!
  Труба проходила рядом с балконом на втором этаже. На него, если постараться, можно было перебраться с трубы.
  Оказавшись вровень с балконом, Ребрин мельком взглянул на собачью стаю и прыгнул. Пальцы вцепились в перила в самом их низу. Ноги повисли над трёхметровым обрывом. Заметив его манёвр, собаки зашлись лаем с новой силой. Ребрин упёрся ногами в стену. Теперь оставалось подтянуться на руках и закинуть ногу на балконный карниз.
  Пальцы, цеплявшиеся за прутья перил, быстро слабели. Внезапно почти над самой его головой раздался грубый голос:
  - Чего базланите, сявки?
  Ребрин замер, покрывшись холодным потом. Краем глаза он увидел стриженую голову мужчины средних лет, который глядел на собак с балкона. К счастью для сыщика, стриженый находился на дальнем от него краю.
  - Брысь, суки! Поспать не дают...
  Бандит потягивался и смачно зевал. Собаки продолжали заливаться лаем.
  - Ну, погодите, падлы, щас я вас угощу...
  Он скрылся в доме. Ребрин сделал замах ногой и положил её на карниз. Рукам сразу стало легче. Не теряя ни секунды, он подтянул вторую ногу, а затем перелез через перила и встал сбоку от двери.
  Бандит вышел снова. Он кутался в широкий клетчатый плед, в руке держал стеклянную банку с какой-то желтоватой жидкостью. Не замечая Ребрина, сразу шагнул к перилам.
  - Получайте, придурки! - Он плеснул жидкостью в собак, потом швырнул в них и саму банку.
  Собаки завизжали.
  - Понравилась кислота? - осклабился браток. - Ещё хотите?
  Едва он повернулся, как Ребрин вцепился ему в горло. Бандит захрипел, глаза его выпучились. Он трепыхнулся было, но сыщик нанёс ему удар коленом в пах, окончательно прекращая сопротивление. Пальцы Ребрина нащупали сонную артерию, и бандит посерел, начал заваливаться.
  Выпустив бесчувственное тело, Николай через треснутое стекло балконной двери заглянул в комнату. В потёмках ему бросился в глаза мерцавший экран. Трансляция давно закончилась, а телевизор так и не выключили. Двое братков лежали перед экраном на расстеленных на полу матрацах. Один спал; второй, видимо разбуженный лаем, ворочался и пытался встать. Его бритый наголо череп синевато блестел в свете экрана. Похоже, бритоголовый был пьян. Ребрин подумал, что бандит вряд ли успеет поднять шум, если быстро пройти мимо него.
  Сыщик уже взялся за ручку балконной двери, собираясь войти в комнату, как вдруг заметил ещё одного человека. Этот третий, в небрежно накинутом полосатом халате, стоял у умывальника.
  "Значит, не спят двое, - подумал Ребрин. - Это хуже".
  Он оглянулся на мужчину, простёртого на балконе. Тот судорожно дышал. Плед сполз с него.
  Идея пришла мгновенно. Ребрин выдернул из-под него плед, закутался в ворсистую ткань и бесшумно вошёл в комнату. Не оглядываясь, сразу направился к выходу в коридор.
  Бандит в халате держал голову под струёй воды и ни на что не обращал внимания, зато бритоголовый прохрипел:
  - Бычок, далёко собрался?
  Сыщик понимал, что вопрос обращён к нему, но продолжал идти к двери.
  Бандит с голым черепом, хоть и спрашивал, даже не глядел в его сторону. Его, видимо, мало интересовало, куда направляется "Бычок". Он встал, подошёл, шатаясь, к своему умывавшемуся товарищу и задрал на нём подол халата. Николай вздрогнул от удивления, увидев под халатом голое тело, округлые формы которого явно свидетельствовали о том, что это женщина.
  Словно подтверждая его догадку, бандит похлопал по заголившейся заднице.
  - Катюха, отвали от крана, дай попить.
  Женщина пошла было прочь, но он удержал её возле себя, схватив за талию. Она молча принялась вырываться.
  - Алёша! - позвала она.
  Сыщик в эту минуту уже выскальзывал за дверь. В полутёмном коридоре он наугад свернул направо.
  Не успел он пройти и десяти шагов, как сзади скрипнула дверь. Послышались торопливые шаги босых ног.
  - Алёша, постой! Этот урод сейчас опять начнёт приставать... - Судя по голосу, женщина тоже была не совсем трезвой.
  Она догнала Ребрина и схватила его за плед.
  - Я же твоя! Скажи ты этому мудаку!
  Николай резко обернулся, и она судорожно ахнула, увидев в бледном свете, сочившемся из дальнего окна, незнакомое лицо. Сыщик ладонью зажал ей рот.
  - Ни слова больше!
  Она умолкла, глядя на него испуганными глазами.
  - Пойдёшь со мной. Если будешь вести себя тихо, то всё будет нормально.
  Снова заскрипела дверь. В коридор вывалился бритоголовый.
  - Бычок, ты проиграл мне её вчера в "сику", забыл уже? - заплетающимся языком прогудел он.
  Ребрин отвернулся, притянул Катерину к себе и стиснул в объятиях.
  - Слышь, чё говорю? - урчал бандит. - Отлипни от неё!
  Николай дождался, когда он приблизится на расстояние вытянутой руки. Резко оттолкнув от себя женщину, он ткнул бандита кулаком в солнечное сплетение. Тот отшатнулся к стене и медленно сполз по ней на пол.
  Катерина опомнилась, набрала в грудь воздуху, но закричать не успела: сыщик снова зажал ей рот.
  - Тихо, тебе сказано! А ну, пошли.
  Он отвёл её от распластанного братка, достал из нагрудного кармана фальшивое милицейское удостоверение и раскрыл его перед ошеломлённой женщиной.
  - Уголовный розыск. Дом окружён, так что тебе лучше не дёргаться и отвечать на мои вопросы.
  Она испуганно кивнула. Ребрин отпустил её.
  - Кто эти люди?
  - Эти?... - пролепетала она. - Н-не знаю...
  - Хочешь получить срок? Пока ещё у тебя есть шанс пройти по делу свидетельницей. Тем более нам и так почти всё известно. Эта преступная группировка "бомбит" обменные пункты и похищает людей, ведь так?
  Она, не сводя с него глаз, снова кивнула.
  - Кто у вас главарь?
  - Его зовут Ильдар...
  - Это мы знаем, - солгал сыщик. - Как его фамилия?
  - Не знаю. Его все называют Ильдар, и всё...
  - Месяц назад вы похитили девочку, Дарью Шевцову, пятнадцать лет.
  - Да, - кивнула Катерина после заминки.
  - Она жива?
  Катерина снова кивнула.
  - Где она?
  - Тут...
  - Веди к ней.
  Они двинулись по коридору. Ребрин на всякий случай взял Катерину за локоть.
  - А... как вы сюда попали? - спросила она, и вдруг зашептала горячо: - Они вас убьют! Убьют и не задумаются!
  - Я вошёл сюда с крыши. Мы не стали сразу штурмовать здание, поскольку опасаемся за жизнь пленницы. Итак, где она?
  - Там, дальше... В туалете...
  Они проходили мимо дверей. Некоторые двери были раскрыты, и за ними виднелись пустые замусоренные комнаты. В окна сквозь щели в фанере сочился рассвет, добираясь до тёмного коридора.
  Катерина шла, поправляя на себе мятый халат, который то и дело сползал с плеча.
  - Дальше куда? - спросил Ребрин, когда они дошли до лестницы, спускавшейся на первый этаж.
  - Туда, - она показала.
  Они зашагали дальше.
  - Что тебе известно об Ильдаре? - тихо спросил сыщик.
  - Ничего. Честно говорю, ничего! Его все боятся... У него чеченцы есть знакомые, он им деньги передаёт...
  - Чем занимается его братва? Чистит обменные пункты, да?
  - Н-не знаю... - промямлила она так неуверенно, что Ребрин усмехнулся.
  - Каким образом они это делают?
  Видя, что она мнётся, он кинул подсказку:
  - Используют прибор?
  Она промолчала.
  - Лучше скажи сейчас, а то на Петровке тебя всё равно заставят выложить всё.
  - Ну да, есть у них прибор... Алексей мне говорил, что эта штука выпускает невидимый луч, который выгоняет людей из домов. Люди разбегаются, тогда заходи и бери что хочешь... Я не поверила, думала, брешет по пьяни. Я и сейчас не очень-то верю.
  - Поменьше болтай об этом, а то из милиции тебя передадут в ФСБ, а там с тобой будут разговаривать по-другому. Мой тебе совет: на всех допросах тверди, что ничего не знаешь, в ограблениях не участвовала, о приборе не слыхала. Поняла?
  - Поняла.
  Ребрин зашагал медленнее, стараясь ступать тише.
  - Кто такой Шевцов, знаешь?
  - Нет.
  - А такая фамилия - Лопатин, тебе ни о чём не говорит?
  - Нет.
  - Как выглядит Ильдар?
  - Высокий, очень симпатичный, глаза тёмные, волосы тоже тёмные.
  - Есть какие-нибудь приметы - усы, шрамы, родимые пятна?
  Она подумала.
  - Усов нет, шрамов и пятен вроде не видела...
  - Глаза тёмные, говоришь? А сам он бледный? Волосы вьются? На вид лет тридцать? - Ребрин описывал приметы бандита, которого видел в серой "четвёрке" на улице Дмитрия Ульянова.
  - Да.
  - Носит синюю джинсовую безрукавку поверх чёрной майки?
  - Да.
  - Всё ясно.
  Они подошли к нужной двери. За ней слышалось монотонное капанье воды.
  - Девочка точно здесь? - спросил шёпотом.
  - Ну... должна быть...
  Дверь, к его удивлению, оказалась не заперта. Впрочем, на ней и замка-то не было, как и у почти всех дверей, выходивших в коридор.
  Достав пистолет, он заглянул в помещение. Судя по двум кабинкам с толчками и умывальнику, здесь действительно был туалет. Даша находилась не в кабинке, а в углу. Она лежала на двух матрацах. Каждая её рука была соединена верёвкой с батареями, так что она не могла свести их и развязаться. Больше никого в помещении не было.
  Когда вошёл Ребрин, она подняла голову. Увидев незнакомца с пистолетом, в страхе подалась к стене.
  Сыщик убрал пистолет в карман.
  - Тсс! - Он прижал палец к губам и подмигнул. - Не бойся. Меня твой папа послал освободить тебя.
  Он оглянулся на Катерину.
  - Давай, заходи сюда.
  Она вошла и встала у стены, глядя на девочку.
  Ребрин наклонился над Дашей, перерезал верёвки. Девочка начала всхлипывать. Когда её руки освободились, она обхватила его за шею. Судорожные рыдания сотрясали её тело.
  Николай заметил, что она вся посинела от холода. В раскрытую форточку тянуло утренним ветерком. Ребрин накинул ей на плечи свою куртку.
  - Сейчас мы потихоньку выйдем отсюда и поедем к тебе домой, - он говорил быстро и тихо, стараясь её успокоить. - Хочешь поговорить с отцом?
  Он достал мобильный телефон.
  Это большая удача, что удалось найти девочку! Теперь надо посоветоваться с Шевцовым насчёт дальнейших действий. Может, есть смысл сообщить милиции о её местонахождении. Пусть вышлют сюда спецназ. Но он тут же отбросил эту идею. У бандитов есть психотрон, с ним они отобьются от любого спецназа. Значит, придётся самому выводить Дашу...
  Ребрин начал стучать по кнопкам телефона, как вдруг девочка вскрикнула, глядя куда-то мимо него. Стремительно оборачиваясь, он выронил мобильник и потянулся за пистолетом, но бритоголовый тип, который должен был валяться без сознания в коридоре, успел нанести удар в грудь. Сыщик растянулся на полу.
  Бандит всё это время крался за незнакомцем в пледе, который уводил с собой его женщину. Заметив, что они зашли в туалет, где держали пленницу, он заглянул туда и дождался удобного момента. Ребрин, сосредоточившийся на телефоне, был застигнут врасплох.
  Николай не собирался сдаваться. Он увернулся от следующего удара и взял руку противника в захват. Тот рухнул, не удержавшись на ногах. Они сцепились и покатились по полу.
  - Карась, оставь его, - выла Катерина. - Он мент, дом окружён спецназом!
  Ребрину, наконец, удалось извлечь пистолет. Но бандит, который следил за каждым его движением, отвёл ствол в сторону. Выстрелить Николай не рискнул, опасаясь попасть в Дашу или в Катерину. Карась немедленно воспользовался этим и выбил у него оружие. Ребрин оказался прижат к полу своим более мощным противником. Он даже не мог размахнуться, чтобы ударить. Ему пришлось пустить в ход ноги, зубы, даже ногти - но без особого успеха.
  Катерина визжала. Из коридора доносился топот множества бегущих ног. Краем глаза Ребрин успел заметить, как в помещение ввалились какие-то мужчины; спустя секунду чья-то нога обрушилась ему на затылок, он со сдавленным стоном откинулся навзничь и потерял сознание.
  
  
  Глава 4
  
  Очнулся он оттого, что его кто-то тряс за плечо. Он привстал, морщась от нестерпимой боли в голове. Перед глазами плыли круги.
  - Товарищ милиционер, вы можете встать? Они убежали меня искать...
  Ребрин пытался сосредоточить взгляд на том месте, откуда доносился голос Даши, но это никак не удавалось.
  - Вам надо скорее подниматься, - взволнованно говорила девочка. - Они сейчас вернутся. Ну, вставайте же...
  Целая минута прошла, прежде чем сыщик, опираясь на плечо Даши, встал на ноги. Кровь отхлынула от головы, круги в глазах стали таять; проступили очертания облезлых стен, окна, умывальника.
  Он всё ещё находился в туалете. Кроме него и девочки здесь никого не было.
  - Как вы себя чувствуете?
  - Спасибо, Даша, - он заставил себя улыбнуться. - Со мной всё в порядке.
  - Я подобрала ваш пистолет, когда убегала от них. Вот... - Она протянула оружие.
  - Ты молодчина.
  Ребрин засунул "кольт" в кобуру за пазухой.
  - Давайте куда-нибудь уйдём отсюда, а то ведь они вернутся, - просила девочка.
  - Да, надо уходить...
  Опираясь на неё, Ребрин подковылял к двери и выглянул. В коридоре никого не было. Откуда-то справа доносились возбуждённые голоса.
  - Пошли туда, - сыщик кивнул налево.
  Он с трудом сохранял равновесие. Через каждые пять шагов хватался за гудящую голову.
  - Они вас обыскивали, - рассказывала пленница. - Говорили, что вы из милиции. Я видела, как они вынули у вас из кармана телефон. А на меня не обращали внимания. Тогда я подняла с пола ваш пистолет и убежала. Они сразу не заметили, и я спустилась на первый этаж и забежала в какую-то комнату. Потом они побежали за мной, а там на первом этаже было окно открытое, и они закричали, что я выпрыгнула, и побежали искать меня на улицу...
  - Что это за дом? - спросил сыщик так тихо, что едва расслышал собственный голос.
  - Не знаю. Меня не выпускали дальше коридора. Днём за мной всё время кто-нибудь следил, а по ночам привязывали к батареям.
  - И так было целый месяц?
  - Да.
  Где-то за окнами раздавался крик:
  - Раздолбаи, на пустыре ищите! Там полно оврагов, она могла спрятаться в любом!
  Ребрин и Даша прошли коридор до конца и, не найдя выхода, побрели назад. Как понял сыщик, дом ещё недавно был жилым, все комнаты в нём выходили в коридор; на этаже было четыре общих туалета и четыре ванных. Сейчас дом был расселён, и в нём обосновались похитители психотрона.
  Беглецы дошли до лестницы, но спуститься по ней сыщик не рискнул: ему показалось, что внизу кто-то есть.
  Дверь дашиного туалета была распахнута. Оттуда веяло сквозняком.
  - Там открытое окно, - проговорил Ребрин. - А ну-ка, пошли посмотрим.
  Окно выходило на улицу. В этот ранний час на ней никого не было.
  - Метра три с половиной, - определил сыщик. - Не так уж и высоко.
  - Я спрыгну, - дрогнувшим голосом сказала Даша.
  На улице показались двое братков.
  - Осторожно! - Николай оттащил девочку от окна.
  Бандиты перебежали улицу и двинулись по пустырю. Скоро они скрылись из виду.
  Ребрин поднял с пола матрац и сбросил его на асфальт. Туда же полетел и второй матрац.
  - Прыгай на них.
  Он держал Дашу за запястья, когда она вылезала из окна.
  - Ну, всё, отпускаю!
  Он разжал пальцы, и Даша с беззвучным криком упала прямо на матрац. Она тут же встала, потирая ушибленную ладонь, которой задела за асфальт. Следом за ней спрыгнул Ребрин. Он тоже упал на матрац, и снова потерял сознание. Очнулся, услышав над ухом испуганный шёпот девочки:
  - Вставайте скорее, к нам бегут!
  Ребрин сквозь искры в глазах посмотрел туда, куда она показывала, и, к своему облегчению, разглядел Андрея.
  - Быстрее к машине, - заговорил тот, - здесь повсюду шастают бандиты.
  - Это они нас ищут, - сказала Даша.
  Максимов озабоченно посмотрел на Ребрина.
  - Николай, с тобой всё в порядке?
  - По кумполу треснули здорово, - признался сыщик. - До сих пор гудит.
  - Идти можешь?
  - Без проблем, - Ребрин с помощью Андрея поднялся на ноги и сделал не слишком уверенный шаг. - Ничего, со мной такое уже бывало. Пройдёт...
  Андрей повёл его к машине. Даша, оглядываясь, шла за ними.
  "Опель" стоял в квартале от опасного дома. Андрей уселся в водительское кресло, Ребрин и Маша сели сзади.
  Проехав пару километров, Максимов остановил машину, порылся в аптечке и достал упаковку с болеутоляющими таблетками.
  - Держи, - он высыпал четыре штуки на ладонь Ребрину. - Может, тебя в больницу надо?
  - Ерунда. На дачу едем. Надо отвезти Дашу.
  Андрей снова взялся за руль.
  - Я звонил тебе, никто не отвечал, - сказал он.
  - Мобилу увели братки. Я сам сбежал от них чудом... - Николай посмотрел на Дашу. - Это чудо - ты. Без тебя я бы здесь не сидел.
  Проглотив таблетки, он потёр лоб и затылок. Боль в голове стала утихать.
  - А ты-то как себя чувствуешь? - спросил он девочку. - Как они обращались с тобой?
  Она пожала плечами.
  - Вообще-то, нормально...
  - Приставали?
  - Нет. Давали смотреть телевизор... Только кормили мало...
  За окнами мелькали рекламные щиты и многоэтажки. На востоке за городскими кварталами всходило солнце.
  - Мы, правда, едем к папе? - спросила Даша.
  - Сейчас поговоришь с ним. Андрюха, дай на минуту телефон.
  Набрав номер Шевцова, Ребрин протянул телефон девочке.
  - Папа? - закричала она в микрофон. - Мы тут с милиционерами едем к тебе! Мы сбежали, выпрыгнули из окна! Не волнуйся, я хорошо себя чувствую, не надо доктора... Нет, не высоко, со второго этажа... Да всё нормально, говорю тебе, не волнуйся! - Она передала трубку Ребрину. - Он хочет с вами поговорить.
  - Доброе утро, Александр Григорьевич, - сказал сыщик. - Как мы и предполагали, девочка находилась в том доме. Сейчас она со мной, в машине, едем к вам... Конечно, был риск... Искать аппарат у меня не было возможности, но он, скорее всего, там... Да, теперь они его перепрячут, я тоже так думаю...
  Закончив разговор, Ребрин снова обернулся к Даше.
  - Ты молодец, правильно всё рассчитала, когда сбегала от них, - заметил он с улыбкой. - Главное - пистолет подобрала!
  - На самом деле я ничего не рассчитывала, - она тоже улыбнулась. - Просто испугалась очень. Когда они на вас набросились, я подобрала с пола пистолет и выбежала в коридор, а дальше всё получилось как-то само собой. Они побежали искать меня на улицу, а я вернулась к вам. Я сначала думала, что вы умерли, а потом смотрю - вы дышите...
  - Ты смелая, - сказал сыщик. - Как у нас в детстве говорили - с тобой я бы пошёл в разведку!
  Он откинулся на сиденье, чувствуя, как на него наваливается сонливость. Это, наверное, из-за таблеток. Глаза закрывались сами собой.
  - Ладно, Даша, а теперь расскажи нам, что было в ту ночь, когда тебя увезли с дачи.
  - Ну... - Она помолчала, собираясь с мыслями. - Я спала в своей комнате, и вдруг появились они...
  - Ты на ночь запираешься?
  - Не всегда.
  - А дальше?
  - Я очень испугалась, закричала, и тогда один из них ударил меня и сказал, что кричать бесполезно, в доме никого нет.
  Сыщик подавил судорожную зевоту и начал массировать себе виски, отчаянно борясь с дремотой.
  - Сколько их было?
  - В комнату зашли двое, но, вообще, их больше было, человек пять или шесть. Они на двух машинах приехали... А почему вас только двое? - в свою очередь, спросила девочка. - Столько бандитов, а вас - двое!
  - Нас двое и есть. Понимаешь, Даша, мы не милиционеры. Мы сыщики. Частные сыщики. Меня зовут Николай, а его, - он кивнул на друга, - Андрей.
  Тот мельком обернулся.
  - Да, будем знакомы.
  - Если твой папа обратился к нам, - продолжал Ребрин, - значит, он заинтересован в сохранении своего дела в тайне. Поэтому давай сразу договоримся, что ты будешь молчать о нашем с Андреем расследовании, хорошо?
  - Хорошо.
  - Да и тебе, наверное, ни к чему, чтобы все узнали о твоём приключении.
  - Конечно, ни к чему.
  - А насчёт бандитов не волнуйся. Больше они тебя не тронут.
  Весь оставшийся путь Ребрин спал, а Даша молчала, время от времени оглядываясь на него.
  
  
  Глава 5
  
  Перед воротами дачи Андрей посигналил. Заметив в окне машины девочку, сторож вышел из будки.
  - Дашенька вернулась! Надо же! Жива?
  - Жива и здорова, - ответил Ребрин.
  "Опель" въехал в сад. Из дома ему навстречу, предупреждённые по телефону сторожем, спешили Шевцов и Лидия Николаевна. Машина ещё не успела остановиться, как обрадованный отец подбежал к ней и распахнул дверцу. Даша с восторженным воплем бросилась к нему в объятья.
  - Что с тобой? Как ты? - спрашивал он.
  - Девочка очень похудела, - говорила Лидия Николаевна.
  - Сейчас её осмотрит врач, - сказал Шевцов. - Я уже вызвал.
  Даша старалась держаться бодро.
  - Папа, я нормально себя чувствую!
  - С этим мы ещё разберёмся, а сейчас ложись в постель, - ответил отец. - Лидия Николаевна, уведите её в комнату.
  Горничная с девочкой ушли.
  - По правде сказать, не ожидал, что всё пройдёт благополучно, - Шевцов обменялся с детективами рукопожатием. - Страшно волновался! Благодарю вас от всей души!
  - Это наша работа, - сказал Ребрин спокойно.
  Веранда была залита утренним солнцем. Все трое уселись в плетёные кресла перед овальным столом.
  - Как мы договаривались, за освобождение Даши я должен вам пятьдесят тысяч долларов. Если не возражаете, я выдам наличными.
  - Не возражаем, - ответил Ребрин.
  Шевцов достал из кармана заранее приготовленную пухлую пачку стодолларовых купюр. Ребрин небрежно пролистнул её.
  - О"кей, - он убрал деньги за пазуху.
  - Но Даша - это только половина дела, - физик закурил. Его пальцы дрожали, когда он чиркал спичкой. - Надо вернуть психотрон. Причём вернуть так, чтобы об этом никто не узнал. Особенно органы. За это я плачу ещё пятьдесят тысяч.
  - Вернуть психотрон будет сложнее, - сказал Андрей. - Они ведь наверняка переедут оттуда. Куда - неизвестно.
  - Кстати, надо как-то объяснить милиции появление Даши, - заметил Ребрин. - Надо что-то придумать, если вы не хотите, чтобы о нашем расследовании стало известно.
  - Скажу им, что она сама вернулась, и заберу заявление о её пропаже, - сказал Шевцов.
  - Пожалуй, - согласился сыщик.
  - Я сам улажу все формальности... - В кармане у Шевцова зазвонил мобильник, и он, не договорив, поднёс его к уху. - Понял, впустите её. - Он отключил связь и посмотрел на детективов. - Сторож сообщил, что приехала Вероника Львовна. Сразу после вашего звонка я связался с ней. Ужасно обрадовалась возвращению Даши. Обещала бросить все дела и сейчас же приехать.
  За стёклами веранды бесшумно проплыл бледно-голубой "Шевроле" и остановился в стороне от особняка, за ёлками. Из него вылезла Савицкая.
  Хозяин дома вышел встретить её на крыльцо.
  - Слава богу, с Дашенькой всё нормально, - сообщил он ей после торопливых приветствий. - Только что привезли сюда...
  Они прошли на веранду. Детективы поднялись им навстречу.
  - Когда ты позвонил, у меня как будто камень с души свалился, - говорила Савицкая.
  Высокая, стройная, с длинными ногами и гладкой ухоженной кожей, в деловом брючном костюме, она меньше всего походила на учёную даму. На вид ей нельзя было дать больше тридцати пяти.
  - За это мы должны благодарить молодых людей, - Шевцов показал на детективов.
  Те сдержанно поклонились вошедшей.
  - А мы уже знакомы, - она улыбнулась. - Не далее как три дня назад я имела возможность оценить их детективные способности.
  Три дня назад, только начиная своё расследование, друзья пригласили её в ресторан для разговора на интересующие их темы. Разговор не принёс существенной информации. Савицкая, как и Шевцов, была уверена, что охранявший дачу Лопатин вошёл в сговор с бандитами и участвовал в похищении аппарата и девочки. Зато она, в отличие от дашиного отца, резко была настроена против Деревянкина. "Лопатин - это человек Деревянкина, - убеждала она сыщиков. - Лопатин работал под его началом ещё в охране института, а потом Деревянкин перетянул его за собой в шевцовскую фирму. Мой вам совет: потрясите Деревянкина. Он знает, как действует аппарат, он видел фильм о его испытаниях. Наверняка ему и мысль эта пришла - как с помощью психотрона грабить обменные пункты. Займитесь им как можно быстрее, а то ведь скроется, как его дружок Лопатин, и будете искать потом сто лет!"
  На веранде Савицкая уселась в кресло, любезно придвинутое ей хозяином дома.
  - Ты знаешь, Александр, - сказала она ему, не сводя глаз с молодых людей, - я почему-то сразу, как только увидела их, поняла, что они раскрутят это дело!
  - Я тоже не сомневался в их способностях.
  - Так как всё произошло? - обратилась она к детективам. - Как удалось выследить бандитов? Где они держали Дашу?
  Шевцов в немногих словах поведал ей о попытке продажи украденной картины, об умелых действиях Андрея, который помчался за преступниками, и о героическом проникновении Николая в их логово. Вероника кивала и ахала.
  - Тут не обошлось без доли везения, - с улыбкой прибавил к его рассказу Ребрин. - Отправился я туда, скорее, с целью разведки, не сильно рассчитывая на многое.
  - Нет-нет, вы молодцы, - убеждённо сказала Савицкая. - В любом везении есть доля закономерности. Уверена, что другие на вашем месте Дашу не выручили бы!
  Она захотела взглянуть на девочку. Шевцов и детективы отправились с ней наверх.
  Даша ещё не ложилась. Когда они вошли в её комнату, Лидия Николаевна уговаривала девочку лечь в постель. Отец и Савицкая присоединились к её просьбам.
  - Тебе надо отдохнуть, выспаться, - сказал Шевцов дочери.
  - Нет, папа! У них я только и делала, что спала. До чёртиков надоело! - Даша с недовольным видом снова уставилась на экран монитора, где крутилась какая-то игра.
  - Действительно, лучше оставить ребёнка в покое, - вмешалась Савицкая. - Пусть делает, как ей нравится.
  Мобильный телефон Шевцова снова зазвонил.
  - Приехал врач, - сообщил он, коротко переговорив со сторожем.
  Даша сокрушённо вздохнула.
  Пожилой деловитый доктор, похожий на спортсмена-тяжеловеса, сразу же приступил к осмотру девочки.
  - Ваша дочь в полном порядке, - сказал он Шевцову, закрывая свой медицинский чемодан. - Есть только некоторое нервное возбуждение. Кроме витаминов и покоя ей ничего не нужно.
  Бизнесмен попросил его осмотреть заодно и Ребрина, на затылке которого темнела большая ссадина с запёкшейся кровью. Из комнаты Даши они перешли в кабинет, где врач велел сыщику раздеться по пояс. Снова раскрыв свой чемодан, он принялся обрабатывать синяки и ссадины Николая.
  - Видно, вы с кем-то здорово не поладили, - сказал он, сделав напоследок сыщику укол. - Сейчас для вас главное - выспаться как следует. У вас очень утомлённый вид.
  - Насчёт утомлённого вида вы правы, - сказал Ребрин. - Я не сплю уже вторые сутки.
  Врач ушёл, а Ребрина разместили на диване в гостиной на первом этаже. Он сразу заснул. В третьем часу дня его разбудил Андрей, пришедший сообщить, что обед готов.
  На веранде за столом собрались все, включая Дашу. Лидия Николаевна хлопотала на кухне, иногда появляясь с подносом или какой-нибудь кастрюлей.
  Савицкая расспрашивала Дашу о её жизни у бандитов. Девочка отвечала неохотно.
  - За мной всё время кто-нибудь следил, а когда ему надоедало следить, он привязывал меня к батарее, и я была одна... Только и делала, что лежала и слушала, как они ходят по коридору и что-то говорят в соседней комнате...
  - Бедный ребёнок! - восклицала Савицкая. - Сколько ей пришлось пережить!
  - О чём они говорили в соседней комнате? - спросил Ребрин.
  Даша пожала плечами.
  - Неинтересно всё это... Ну, там, о наркотиках, о деньгах...
  - Они называли какие-нибудь имена?
  Девочка оживилась.
  - Да, они звали друг друга по кличкам. Там был Бычок, а ещё Филя, Цыпа, Карась...
  Шевцов налил Савицкой вина.
  - Сразу видно, матёрые уголовники, - заметил он.
  Савицкая придвинула Даше тарелку с салатом.
  - Кушай, деточка. А то ты такая бледненькая.
  - Ты запомнила кого-нибудь? - продолжал спрашивать сыщик. - Я имею в виду - внешность?
  - Конечно. Если бы мне кого-то показали, я бы его сразу узнала. А главным у них был Ильдар.
  - Ильдар, Ильдар... - повторил Шевцов. - Что это за фрукт такой? Может быть, навести о нём справки в МУРе? У меня там есть знакомые.
  Николай достал из кармана листок с фотороботом и показал Даше.
  - Такого не видела?
  Девочка пригляделась к изображению.
  - Видела. Это Ильдар.
  Савицкая тоже бросила взгляд на листок.
  - Боже мой, какой урод, - она поморщилась.
  - Лицо самое обыкновенное, бандитское, - сказал Шевцов.
  Ребрин убрал листок обратно в карман.
  - Мы его найдём, - сказал он уверенно.
  Даша повернулась к отцу:
  - Я не хочу оставаться здесь одна!
  - Не волнуйся, тебя никто больше не украдёт.
  - Её надо отправить за границу, - заметила Савицкая.
  - Я уже думаю над этим, - кивнул Шевцов. - Но оформление бумаг займёт какое-то время, а пока ей придётся пожить здесь. Я тоже буду здесь, - сказал он девочке, - и эти молодые люди будут. Так что, охрана надёжная.
  Не дожидаясь конца обеда, Николай встал из-за стола.
  - По-моему, врач вколол мне слишком большую дозу успокоительного. Ещё минута - и я снова засну.
  - Гостиная полностью в вашем распоряжении, - сказал хозяин дома.
  Савицкая тоже встала.
  - А я немного поработаю у тебя в кабинете. Раз уж я здесь, просмотрю кое-какие рефераты.
  - Я тебя провожу. А ты, Даша, не спеши. Допивай свой компот.
  В кармане у Шевцова зазвонил телефон. С минуту послушав, он обернулся к дочери.
  - Тут опять приехал твой велосипедист.
  - Ой, папочка, скажи сторожу, чтоб впустил его! Мы посидим у меня за компьютером.
  - Тебе сейчас нужен покой, - возразил отец.
  - Ну, папа... - тоном капризного ребёнка протянула Даша.
  - И правда, пусть посидит с молодым человеком, - с улыбкой поддержала её Савицкая. - Девочке нужны положительные эмоции.
  - Ладно, уговорили, - Шевцов тоже улыбнулся. - Но не слишком засиживайся с ним! - Он поднёс к уху телефон. - Илья Архипович, пропустите его.
  Покидая веранду, Ребрин кинул взгляд на окно. В нём видно было, как Денис идёт к крыльцу, ведя велосипед.
  Шевцов и Савицкая, оживлённо переговариваясь, поднялись на второй этаж.
  Андрей проводил сыщика в гостиную.
  - Полдела сделали, это уже хорошо, - говорил он. - Только где мы будем искать психотрон - ума не приложу.
  В гостиной Ребрин опустил жалюзи.
  - Искать надо не столько психотрон, сколько того, кто навёл на него братков, - он уселся на диван и принялся массировать себе затылок и лоб. - Как будто я просил этого проклятого доктора успокаивать меня... Котелок совсем не варит... Хочется принять горизонтальное положение и отрубиться...
  - Ну и давай, отрубайся. Десять часов полноценного сна ты заслужил.
  - Я сегодня хотел сделать ещё одно дело, - сказал сыщик. - Надо съездить к портнихе, приятельнице Савицкой.
  - К Зинаиде? - оживился Максимов. - Давай я к ней съезжу. Прямо сейчас и поеду. Ты же знаешь, я умею находить общий язык с женщинами!
  - Расспроси её о Веронике, что она за субъект...
  Сыщик недоговорил: едва коснувшись головой подушки, он сразу провалился в сон.
  
  
  Глава 6
  
  Ребрину показалось, что он спал всего пять минут. Кто-то тряс его за плечо. Он рывком сел на диване, раскрыл глаза.
  Перед ним стоял Шевцов, протягивая ему мобильный телефон.
  - Вам звонит ваш товарищ. Поскольку ваш телефон пропал, он звонит на мой.
  Ребрин, ещё не совсем проснувшийся, взял трубку и несколько секунд тупо смотрел на неё. Наконец поднёс к уху.
  - Андрей? Ты откуда?
  - Звоню из автомата рядом с ателье на Кузнецком мосту. Сенсационные новости! - Андрей захлёбывался от волнения. - Зинаида рассказала, что однажды приехала домой к Савицкой и застала у неё мужика!
  - Кто он?
  - Я показал ей фоторобот. Она сказала, что очень похож!
  - Хорошо, - Ребрину приходилось отвечать обтекаемо: ему неудобно было разговаривать при Шевцове.
  - Она видела его не так давно, в первых числах июня, - говорил Андрей. - Рост выше среднего, волосы чёрные, вьющиеся. Савицкая ей потом сказала, что это её деловой партнёр, но Зинаида ей не поверила. Считает, что это её любовник.
  - У тебя всё? - спросил сыщик, завершая разговор. - Тогда приезжай сюда, будем думать, что делать дальше.
  Он отдал Шевцову телефон и взглянул на часы.
  - Уже восьмой час вечера. Я, выходит, спал весь день!
  - Ничего ужасного за это время не случилось, - улыбнулся физик. - По крайней мере, о новых землетрясениях в Москве не сообщалось.
  Ребрин подошёл к окну и поднял жалюзи. Гостиная наполнилась золотистым вечерним светом.
  - Значит, они затаились, - сказал он. - Или заняты переездом на новое место... Вероника Львовна ещё здесь?
  - Давно уехала. Просила передать вам привет.
  Ребрин задумчиво посмотрел на него.
  - Вы действительно не сомневаетесь в её искренности?
  - Вы хотите сказать, что она связана с преступниками? - Шевцов пожал плечами. - Это невозможно! Я верю ей как себе. За всё время нашего сотрудничества у меня не было ни единого повода усомниться в её порядочности.
  - Дело в том, что Андрей только что говорил с её портнихой...
  - Зинаидой?
  - Да, - сыщик достал из кармана листок с фотороботом. - Он показал ей этот портрет, и она уверенно опознала человека на нём.
  Шевцов растерялся.
  - А-а... Зинаида ничего не напутала?
  - Маловероятно.
  - Не может быть, - физик в волнении прошёлся по комнате.
  - Где сейчас Савицкая? - спросил Ребрин.
  - Наверное, уже в Москве, у себя. Она уехала три часа назад.
  - А до этого находилась у вас в кабинете?
  - Да.
  - Что она там делала?
  - Просматривала рефераты. Это ей необходимо по работе.
  - Вы мне говорили, что в кабинете у вас находится дискета с информацией по психотрону.
  - Ну да, в сейфе. Вы хотите сказать, что Вероника Львовна взяла её оттуда? Но она этого сделать никак не могла, - Шевцов даже засмеялся. - Если хотите, давайте поднимемся наверх и посмотрим, на месте ли дискета. Это убедит вас в полной непричастности Вероники.
  Ребрин кивнул.
  - Да, давайте посмотрим.
  На лестнице им встретилась Лидия Николаевна, подметавшая пол.
  - Тише, - сказала она мужчинам. - Даша спит. Только недавно заснула.
  - А этот её... ушёл? - спросил Шевцов.
  - Давно уже.
  Шевцов раскрыл дверь кабинета и посторонился, пропуская сыщика. Тот огляделся.
  - Вероника была тут одна?
  - Нет, вместе со мной. Практически всё время.
  Письменный стол был завален бумагами, в пепельнице грудой лежали окурки. Со спинки кресла свешивался пиджак Шевцова.
  - Вы не откроете сейф?
  - Минуточку.
  Хозяин кабинета подошёл к пиджаку и просунул пальцы в его нагрудный карман. Потом запустил руку во внутренний карман.
  - Что за ерунда, где она?
  Он обшарил пиджак, поискал у себя в карманах брюк, потом снова начал искать в пиджаке. Николай напряжённо следил за ним. Сейф открывался пластиковой карточкой с магнитной лентой.
  - Самое смешное, что карточка существует только в одном экземпляре, - сказал Шевцов, осматривая письменный стол.
  Он заметно побледнел. Порывшись среди бумаг на столе и на подоконнике, заглянул под стол.
  - Представляете, куда-то пропала...
  - Вы точно помните, что карточка находилась в кармане пиджака?
  - Совершенно точно.
  - Может, вы иногда кладёте её в другое место?
  - Исключено. Я всегда держу её в нагрудном кармане, - физик вытер платком вспотевшее лицо и опустился в кресло. - Карточки нет...
  Ребрин подошёл к картине на стене.
  - Разрешите, я сниму её.
  - Пожалуйста.
  За картиной обнаружилась небольшая металлическая дверца.
  - Сегодня, когда вы были тут с Савицкой, сейф не открывали?
  - Нет.
  - Тогда вспомните, при каких обстоятельствах вы оставили пиджак на кресле.
  Шевцов наморщил лоб.
  - Мне показалось, что здесь жарко, и я снял его... Да, просто снял и повесил на кресло... Я часто его снимаю.
  - И пиджак всё время висел на кресле? Его никто не трогал?
  - Да кому его трогать.
  - Он находился в поле вашего зрения?
  - Ну да... - Физик морщился и тёр лоб. - Впрочем... Вы знаете... Вероника Львовна попросила меня сходить в лабораторию. Ей понадобились оттуда кое-какие бумаги.
  - Вы ходили туда в пиджаке?
  - Нет.
  - Значит, вы всё-таки оставляли пиджак без присмотра?
  Шевцов обречённо кивнул.
  - Невероятно, - прошептал он. - Неужели это Вероника... Не может быть... Я ей сейчас позвоню.
  - Погодите звонить. Если она действительно похитила дискету, то ваш звонок приведёт лишь к тому, что она примет меры.
  - Какие меры? - не понял Шевцов. - О чём вы?
  - Ну, скроется, например. Исчезнет, как Лопатин. Надо не звонить, а ехать к ней.
  - Да-да, вы правы.
  - Но вначале надо убедиться, что дискеты в сейфе нет. Как его вскрыть?
  - Только автогеном. У меня в лаборатории есть... Это ужас! Ужас! Невозможно поверить, что Вероника спуталась с бандитами!
  - Сегодня за обедом я показал ей фоторобот Ильдара, - сказал Ребрин. - Теперь, если допустить, что она связана с похитителями психотрона, то она должна понять, что её игра находится на грани провала...
  - Какая ещё игра?
  - Предположим, что неким злоумышленникам, хотя бы тому же Ильдару, позарез понадобилось завладеть дискетой, - терпеливо начал объяснять сыщик. - Это можно сделать, например, получив её в обмен на Дашу. Поэтому вашу дочь и похитили. Но девочку удалось освободить, и их замысел сорвался. Предположим теперь, что с этими злоумышленниками связана Вероника Львовна. Я говорю: предположим. Узнав сегодня, что мы вышли на след её сообщника, она занервничала. Дискета, видимо, нужна ей срочно. И она пошла на риск. Решила сама её выкрасть, не дожидаясь, когда это сделают Ильдар и его люди. И тут вы ей невольно помогли, сняв с себя пиджак...
  - Чтоб Вероника была связана с бандитами? Это абсурд, - не верил Шевцов.
  - Надолго вы отлучались из кабинета?
  - Минут на пятнадцать.
  - Более чем достаточно, чтобы открыть сейф и взять дискету. После этого она, конечно, уехала?
  - Не сразу. Ещё минут сорок побыла здесь. Мы с ней вместе даже сходили в лабораторию... Но вы правы, сейф надо вскрыть. Я немедленно иду за автогеном!
  
  
  Глава 7
  
  Подождав его немного в кабинете, сыщик спустился вниз и вышел из дома. Они с Шевцовым встретились на садовой дорожке, и вместе вернулись в дом.
  - Я тоже умею обращаться с автогеном, - сказал Ребрин. - Если хотите, мы поработаем вдвоём, будем сменять друг друга.
  - Отлично, - ответил физик.
  Работа была в разгаре, когда в дверях кабинета показалось озабоченное лицо девочки.
  - Даша, не мешайся здесь, ступай в свою комнату, - сказал ей отец. - А хочешь - пойди, погуляй в саду.
  Не сказав ни слова, она ушла.
  Показывалась в дверях и Лидия Николаевна с предложениями принести кофе или чаю.
  Когда замок был почти вырезан, приехал Максимов. Ребрин с Шевцовым прервали работу, чтобы выслушать его сообщение о разговоре с портнихой.
  Первым делом Андрей вручил приятелю новый мобильный телефон, который купил по дороге.
  - "Нокиа", отлично! - оживился сыщик.
  - Я ещё думал, какой тебе подойдёт - "Нокиа" или "Эриксон", - говорил Андрей.
  - Этот, - отвечал Ребрин, рассматривая аппарат. - К "Нокиа" я привык, все функции знаю, да и удобнее он, по-моему... Ну, так что узнал от Зинаиды?
  - Тут такое дело, - Андрей помешкал, соображая, с чего начать. - Короче, Зинаида сказала, что в тот день она заехала на квартиру к Савицкой раньше времени, на которое они договаривались. Наверное, поэтому она и застала у неё этого малого, - Андрей достал из кармана листок с фотороботом Ильдара.
  - Она точно узнала его? - спросил физик, в котором ещё теплилась надежда на непричастность Савицкой.
  - Точно. Сказала, что такого красивого парня не узнать невозможно.
  Шевцов взял автоген и заработал с таким ожесточением, что кончил работу за пять минут. Ребрин молотком сбил вырезанную часть замка и выдвинул тяжёлую металлическую створку. Физик нетерпеливо заглянул в сейф.
  - Вот она! - воскликнул он, доставая оттуда пластиковый футляр с дискетой. - В целости! Выходит, Вероника тут не причём! Просто я где-то посеял карточку...
  - Откройте футляр, - сказал Ребрин.
  Шевцов открыл футляр, достал дискету, и руки его задрожали.
  - Это не она... - пробормотал он.
  Дискета и футляр выскользнули у него из пальцев. Андрей поднял их.
  - Похоже, это какая-то компьютерная игра или программа, - сказал он. - Подобных дешёвок полно продаётся на "Горбушке".
  - А давайте посмотрим, - Ребрин подошёл к столу, на котором стоял компьютер.
  Шевцов уселся перед монитором, вставил дискету в гнездо компьютера и пощёлкал пальцами по клавишам. Детективы стояли у него за спиной.
  - Программа для изучающих английский язык! - воскликнул Андрей, увидев изображения на экране.
  - Получается, что это другая дискета, только футляр от прежней, - сказал Ребрин. - А вашу дискету похитили.
  - Вероника... - голос Шевцова был едва слышен. - Украла прибор, дочь, теперь - дискету... И это после всего, что я сделал для неё... Вот какова её благодарность...
  - Да не волнуйтесь вы так, - заметил сыщик. - Никуда она от нас не денется.
  Шевцов встал из-за стола, нервно закурил, прошёлся по кабинету.
  - Нет, всё-таки я ей позвоню. Прямо сейчас. Спрошу насчёт карточки и дискеты.
  - Так она вам и призналась, - сказал Андрей.
  - Тогда позвоню Деревянкину. Ведь если это сделала Вероника, то, получается, мы его зря подозреваем. Он живёт в Черёмушках, ему до Вероники десять минут езды. Пускай он немедленно отправится к ней и потребует вернуть дискету!
  - Подождите, надо сообразить, - Ребрин сдвинул брови, раздумывая. - Тут такое дело. У нас всё-таки нет прямых доказательств, что дискету похитила Вероника. Она наверняка будет всё отрицать. Но, с другой стороны... Хорошо, пусть Деревянкин съездит. Новость о пропаже дискеты застанет её врасплох и она может совершить ошибку.
  - Нам надо самим поехать, - сказал Андрей. - А Деревянкин пусть её задержит до нашего приезда. И пусть заодно проследит, чтобы она никому не звонила!
  Пока Шевцов созванивался с Деревянкиным и объяснял ему ситуацию, сыщик перелистывал электронные страницы, просматривая содержимое дискеты.
  - Ну да, начальный курс английского языка, больше ничего нет. Неужели Савицкая изучает английский? Интересно.
  - Наверно, собралась эмигрировать в США, - с усмешкой предположил Максимов. - Заодно захватит с собой психотрон с дискетой.
  Шевцов, кончив разговор, выключил связь.
  - Иван едет к ней немедленно, - сказал он. - Мы тоже отправляемся. Если не застрянем в пробках, будем у Вероники через сорок минут.
  Ехали в знакомом "Ауди". Машину вёл Шевцов, Ребрин сидел рядом.
  - А что, Вероника изучает английский язык? - поинтересовался сыщик, разглядывая проплывающие за окном пейзажи.
  Шевцов усмехнулся.
  - Для неё это лишняя трата времени, она им прекрасно владеет. Несколько раз была в США и в Англии... - Он затормозил перед светофором, взглянул на часы. - Иван уже должен быть у неё! Пожалуй, позвоню ему.
  Он достал телефон. Держа трубку возле уха, молча смотрел на Ребрина.
  - Никто не отзывается...
  По дороге Шевцов ещё пару раз пробовал дозвониться до своего начальника охраны. Телефон Деревянкина молчал.
  - Скажите, а насколько важна информация, записанная на дискете? - спросил Андрей. - Я имею в виду - если она попадёт в руки к специалистам, они смогут понять по ней устройство психотрона?
  - Разумеется, - ответил физик. - Скажу больше: если к специалистам попадёт сам аппарат, без дискеты, и его распотрошат и осмотрят каждую деталь, то вряд ли докопаются до сути. Но если к ним попадёт дискета, даже без аппарата, то на основе её информации можно не только сделать новый аппарат, но и начать серийный выпуск гиперзвуковых орудий.
  - Выходит, для специалистов дискета ценнее аппарата?
  - Конечно. Но тут есть одна проблема. Воспользоваться информацией с дискеты может только настоящий специалист, не один год проработавший в этом направлении. В России таких людей, насколько мне известно, после пожара в дубнинском НИИ практически не осталось.
  - А Савицкая? - спросил Ребрин.
  - Нет. В своё время она занималась инфразвуком, но её знания в этой области остались весьма поверхностными. Даже я не во всём разберусь. Тут нужен целый штат сотрудников, специалистов разного профиля...
  - Каким образом, в таком случае, появилась эта дискета?
  Физик некоторое время молчал, держа руки на руле.
  - Незадолго до пожара мне в руки попали рабочие дневники и записи профессора Черкашина, - заговорил он. - Он был ведущим разработчиком гиперзвукового оружия, знал психотрон, как говорится, от и до. Я переписал его материалы на свой компьютер, присоединил к ним мои собственные теоретические выкладки, взял данные из других источников, к которым имел доступ, и в результате получилась практически исчерпывающая картина. Всё это я перевёл на дискету, а оригиналы рукописей и записи, оставшиеся на моём компьютере, частично стёр ещё тогда, а то, что не стёр, погибло при пожаре. Так что, вся информация существует только на этой дискете.
  - Черкашин умер? - спросил Андрей.
  - Сгорел вместе со всем институтом. Это был вздорный тип, плохо ладил с людьми. Но учёным он был гениальным. Ходили слухи, что он пытался завязать контакты с американцами и выехать на Запад. Органы присматривали за ним особенно внимательно...
  Когда "Ауди" в очередной раз остановился перед светофором, Ребрин проговорил задумчиво, словно размышляя вслух:
  - Вероника знала, что в сейфе на даче лежит дискета с важной информацией. Почему же, в таком случае, бандиты, с которыми она связана, не взломали сейф ещё в ту ночь, когда похитили психотрон? А если им не хотелось возиться со взломом, они могли просто унести сейф на руках. Не такой уж он громоздкий. Вместо этого они похитили девочку, чтобы затеять сложный и рискованный обмен её на дискету.
  - Конечно! - подхватил его мысль Андрей. - Им проще было увезти сейф и вскрыть его в спокойной обстановке!
  Зажёгся зелёный свет. "Ауди" покатил дальше.
  - Примерно за три недели до похищения Даши я забрал дискету к себе в Москву, - ответил Шевцов, помолчав. - Мне для работы понадобились кое-какие данные с неё... То есть, - он мельком взглянул на сыщика, - я хочу сказать, что во время похищения Даши дискеты в сейфе не было.
  - И Вероника об этом знала?
  - В том-то и дело, что знала. Сейчас, когда нам известно, что она причастна к похищению, некоторые события представляются мне в совершенно ином свете...
  - Например?
  - В телефонных разговорах со мной она по меньшей мере дважды затрагивала некоторые теоретические моменты, связанные с инфразвуком. Дело в том, что нужная ей теория есть только на дискете. Больше нигде. Она просила, чтобы я отдал ей дискету на время, но я не соглашался. Если ей нужно, то пусть приезжает и пользуется дискетой сколько хочет, но только при мне, чтобы я видел.
  Максимов в волнении щёлкнул пальцами.
  - Теперь понятно, почему их не заинтересовал сейф!
  - Я вернул в него дискету вскоре после похищения психотрона. Мне просто больше негде было её держать - в квартире у меня сейфов нет, а вещь важная, требует надёжного хранения.
  Он припарковался у подъезда высотного дома. Уже стемнело, на улице горели фонари. Шевцов и детективы поднялись на десятый этаж.
  Шевцов позвонил в дверь. Никто не ответил. Он достал ключ.
  - Откуда он у вас? - удивился Андрей.
  - Когда-то мне довольно часто приходилось наведываться к Веронике домой. По работе, разумеется. Она выдала мне в пользование ключ, чтобы я не ездил за ним каждый раз... - Физик помедлил, прежде чем вставить ключ в скважину. - Мне уже давно не приходилось пользоваться им. За это время тут мог смениться замок...
  Ключ подошёл. Шевцов открыл дверь, шагнул в прихожую и включил свет. Детективы прошли за ним.
  Дверь, ведущая в гостиную, была распахнута. Ребрин заглянул в неё.
  - Где здесь выключатель? - спросил он.
  - Как войдёте, сразу справа.
  В гостиной зажглась люстра. Шевцов, войдя за сыщиком, сдавленно охнул и замер, словно наткнулся на невидимую стену. Посреди гостиной, в луже крови, лежал Деревянкин.
  Ребрин, стоя в дверях, оглядел комнату. Потом подошёл к убитому и наклонился над ним. Голова начальника охраны была пробита пулей.
  
  
  Глава 8
  
  - Кроме нас никого нет, - доложил Андрей, наскоро осмотрев квартиру.
  - В его смерти виновна Вероника, - выдавил Шевцов. Он нервно расхаживал по прихожей, не решаясь войти в гостиную. - Я обязан вызвать милицию.
  - Это само собой, только не сейчас, - откликнулся сыщик из гостиной.
  Повсюду в квартире были открыты шкафы и выдвинуты ящики. В спальне на кровати грудой лежали платья и дамские сумочки.
  - Из гардероба их вытащили в большой спешке, - заметил Андрей. - Похоже, тут что-то искали.
  - Старайся не оставлять отпечатков, - предупредил его Ребрин и крикнул: - Александр Григорьевич, вы случайно не знаете, могут в квартире храниться какие-то ценные вещи - ювелирные изделия, золото, валюта?
  - Могут, - донёсся из прихожей голос физика. - Года три назад я подарил Веронике рубиновый кулон, а ещё раньше - кольцо с изумрудом и бриллиантовые серёжки. Она любит бриллианты и сама по возможности покупает их.
  - Где она их держит?
  Шевцов, наконец, решился войти в гостиную. Стараясь не смотреть на труп, оглядел помещение.
  - Я однажды видел, как она вынимала серьги вон из того секретера.
  - Из этого? - Ребрин подошёл к секретеру, и рукой, обвёрнутой в платок, начал выдвигать ящички.
  Несколько минут он аккуратно перебирал лежавшие в них перчатки, платочки, брошки и пудреницы, раскрывал крышечки изящных эмалированных шкатулок.
  - Драгоценностей нет, - констатировал он.
  - Вероника скрылась, прихватив всё самое ценное, - сказал Андрей.
  - Мне тоже так кажется, - согласился Шевцов. - В шкафу в прихожей висели норковые и собольи шубы. Сейчас их нет.
  - А может, это обычные домушники? - предположил Андрей.
  Судя по его скептической интонации, он и сам не верил в подобную возможность.
  - У Вероники была телефонная книжка или что-нибудь в этом роде? - спросил Ребрин.
  - Была. Посмотрите на письменном столе.
  Сыщик осмотрел лежавшие на столе бумаги и принялся выдвигать ящики.
  - Телефонной книжки нигде нет.
  К столу подошёл Шевцов.
  - Она всегда лежала здесь. Значит, Вероника взяла её с собой.
  Сыщик ещё раз осмотрел бумаги. Среди них оказалась целая стопка квитанций по оплате международных телефонных звонков.
  - Она так часто звонила за границу? - спросил он.
  - По роду своей деятельности в фонде Сороса она была связана со многими научными организациями, в том числе иностранными, - объяснил физик. Он взял у Ребрина квитанции и начал их просматривать. - Судя по цифровым кодам, чаще всего она звонила в Штаты. Вот это код Лос-Анджелеса. Это - Нью-Йорка. Атланта. Хьюстон. Пуэрто-Рико...
  - Пуэрто-Рико? Любопытно, - квитанции снова перешли в руки сыщика. Он сунул их в карман.
  - Николай, подойди сюда! - крикнул Андрей.
  Он стоял у окна. Ребрин и Шевцов подошли к нему. Андрей показал пальцем на окурок, лежавший на подоконнике.
  - Насколько я знаю, Савицкая не курит, - сказал он.
  - Это верно, - согласился Шевцов.
  Ребрин взял окурок двумя пальцами и осмотрел его.
  - "Лаки страйк", - он взглянул на Андрея. - Ильдар тоже курит "Лаки страйк". В тот день, когда он подъезжал к магазину на Дмитрия Ульянова, я нашёл окурок, который он выбросил.
  - Вы хотите сказать, что Ильдар был в квартире? - спросил физик.
  - Да. И это он, скорее всего, убил Деревянкина.
  - Конечно, он. Вероника на такое неспособна!
  - Судя по отверстию в черепе, калибр не меньше тридцать восьмого, - определил Ребрин. - Такая пушка, действительно, мало подходит для женщины. Кстати, Вероника держала у себя дома огнестрельное оружие?
  Шевцов покачал головой.
  - Мне об этом ничего не известно.
  - Наверняка стреляли с применением глушителя, - заметил Андрей, - иначе здесь бы уже была бы милиция.
  Шевцов ушёл в прихожую.
  - Вы закончили осмотр? - спросил он оттуда.
  - Я думаю, дискету искать здесь бесполезно, - ответил сыщик. - Если она и была, то сплыла вместе с Вероникой и Ильдаром. В принципе, вместо Ильдара это мог быть кто угодно, - прибавил он, - но, скорее всего, это был он.
  Ребрин с Андреем тоже вышли в прихожую.
  - Вероника ещё может объявиться, но шансов на это немного, - сказал Ребрин Шевцову.
  - Вы думаете?
  - Убийца постарается сделать всё, чтобы она не высовывалась.
  Физик достал мобильный телефон.
  - Я звоню в милицию, но прежде, сами понимаете, нам нужно договориться, как мы объясним следователю своё присутствие здесь. О психотроне и дискете упоминать нельзя.
  - Вы позвонили Деревянкину и попросили его приехать к Савицкой, - сказал Ребрин. - Например, что-нибудь ей передать или что-нибудь у неё забрать.
  - Мне к завтрашнему дню срочно нужен бланк договора, который хранится у неё. И это на самом деле так. Я отправил за ним Ивана.
  - Вот и скажите это следователю, - кивнул сыщик. - Потом вы начали звонить Деревянкину и Савицкой, вам никто не ответил, это вас встревожило. Тогда вы сами поехали сюда, захватив на всякий случай нас с Андреем, как сотрудников отдела охраны вашей фирмы. Открыли дверь своим ключом и обнаружили Деревянкина на полу с пулевым отверстием в голове. Больше никого в квартире не было. Не забудьте упомянуть про исчезновение шуб и других ценностей.
  - Убийство вполне может сойти за бытовое, - сказал Андрей. - Деревянкин явился к Веронике, а у неё любовник. Об этом говорят, например, окурки. Вспышка ревности - и Деревянкин получает пулю. Мужик с Вероникой сбегают с места преступления, не забыв прихватить ценности.
  - Для милиции эта версия может сойти, - согласился сыщик.
  Шевцов коротко переговорил по телефону с диспетчером службы "02", и через десять минут в квартире появились сотрудники ближайшего отделения милиции.
  Молодой худощавый следователь в брюках и светлой рубашке деловито ходил по комнатам, кивал, как будто всё ему было заранее ясно, и интересовался у Шевцова в основном тем, где хозяйка квартиры могла держать бриллианты. В конце концов он попросил его сесть за стол и на отдельном листке подробно описать внешний вид кулона, серёг и шуб.
  Ребрин с Максимовым вышли на лестничную площадку и долго ждали, когда следователь и им уделит внимание.
  К ним вышел Шевцов и сообщил новость, которую только что услышал от следователя. Оказалось, что из гаража рядом с домом исчез вероникин "Шевроле". Следы взлома на воротах гаража отсутствуют. По городу объявлен план "Перехват".
  - Теперь всё более-менее встаёт на свои места, - сказал Ребрин, понизив голос. - Вероника похитила дискету и немедленно сообщила об этом своему сообщнику Ильдару. Он приехал к ней, и в это время, на свою беду, к ней явился Деревянкин. Ильдар его хладнокровно расстрелял. После этого, прихватив всё самое ценное, криминальная парочка укатила на "Шевроле".
  - И это Вероника, Вероника... - Шевцов хватался за голову. - Кто бы мог подумать такое...
  
  
  Глава 9
  
  Одну из трёх комнат своей квартиры на Ленинском проспекте Андрей предоставлял Николаю в безвозмездное пользование, во второй жил сам, а третью занимала его мать, Маргарита Алексеевна. Явившиеся среди ночи друзья очень старались не шуметь, но женщина услышала их шаги и вышла в прихожую. Включила свет.
  - Вот уж не ожидала, что вы сегодня нагрянете!
  По её голосу и недовольному виду нетрудно было догадаться, что она не одобряет их поздние возвращения. Впрочем, она и саму их сыщицкую деятельность не одобряла.
  - Мама, мы тебя разбудили? - спросил Андрей.
  - Тебе отлично известно, что когда ты отсутствуешь, я не могу заснуть, - ворчливо ответила она. - Я смотрела телевизор. Ужинать будете?
  - Неплохо бы.
  Она прошла на кухню и загремела там посудой.
  - Я всё надеюсь, что это будет последнее ваше расследование, - донёсся оттуда её голос. - Что вы, наконец, остепенитесь и подыщете себе настоящее занятие. Например, станете адвокатами или менеджерами...
  - Нотариусами! - со смехом отозвался Андрей из ванной. - Деньги потекут рекой!
  Через четверть часа детективы сидели в комнате, которую Ребрин называл "своим кабинетом", и уплетали картофельное пюре с жареной колбасой. Ужин закончили чаем.
  - Мне эта Савицкая почему-то с самого не понравилась, - говорил Андрей, помешивая ложечкой в стакане. - Вот не понравилась, и всё. Физиономия у неё хитрая. Выходит, интуиция меня не подвела!
  Ребрин разложил на столе перед собой фоторобот Ильдара.
  - Итак, примем в качестве рабочей гипотезы, что Вероника в сговоре с этим типом, - сказал он. - Получается, она знала, что бандиты готовят похищение психотрона и девочки. Возможно даже, она принимала участие в планировании похищения и сама при нём присутствовала. А это значит, что освобождение Даши стало для неё неприятным сюрпризом. О результатах нашего посещения бандитского притона она наверняка узнала от Ильдара ещё до звонка к ней Шевцова, и сразу примчалась к нему на дачу узнать, что нам известно об их шайке и нет ли с нашей стороны какой-нибудь угрозы.
  - И тут за обедом ты демонстрируешь ей фоторобот Ильдара! - воскликнул Андрей.
  - Вообще-то, я демонстрировал фоторобот не ей, а Даше. Но и ей тоже.
  - Она потрясена! - продолжал Максимов. - Она понимает, что разоблачение неминуемо, поэтому надо действовать немедленно! И она решается на кражу дискеты!
  - Я думаю, с дискетой ей просто повезло, - заметил сыщик. - Шевцов снял с себя пиджак, в котором находилась карточка с электронным ключом, и Вероника не замедлила этим воспользоваться. Отослала его под благовидным предлогом в лабораторию, а сама обшарила карманы пиджака, нашла карточку, открыла сейф и подменила дискету.
  - Мне только одно непонятно, - сказал Андрей. - Почему она не положила карточку на место? Этим она только вспугнула Шевцова. Положила бы её обратно в пиджак, Шевцов бы ничего не заметил. И потом, зачем она подменила настоящую дискету какой-то левой, которая сразу, при первом же взгляде, вызывает подозрение?
  - В её действиях есть элемент наивности, - ответил Ребрин, отпивая из стакана. - Но ведь, в конце концов, она не кадровая разведчица, чтобы всё учесть. Как бы там ни было, она выкрала и дискету, и электронный ключ.
  - Она уже по дороге с дачи в Москву не удержалась и позвонила Ильдару похвастаться добычей, - сказал Максимов.
  Сыщик кивнул:
  - Да, и тот немедленно примчался к ней. Дальнейшее более-менее понятно. Ильдар ещё находился у неё в квартире, как вдруг, как снег на голову, заявляется Деревянкин и в своей обычной бесцеремонной манере начинает требовать, чтобы она вернула дискету. После первых же его слов Ильдар понимает, что игра раскрыта и надо быстро смываться. А может, у него просто сдали нервы. Он стрелял в Ивана в упор, и свалил первым же выстрелом. Всё произошло неожиданно и для Вероники, и для самого Ильдара.
  - Вероника запаниковала, это точно, - заметил Андрей. - Сразу бросилась собирать вещички.
  - Ещё бы, - сыщик поставил стакан на стол и удобнее устроился в кресле. - Ильдар не мог не объяснить ей, что сюда они больше не вернутся. Вообще-то, убийство Деревянкина не входило в их планы. Они не ожидали, что их так быстро вычислят. Но с этого момента Вероника стала для Ильдара обузой.
  - Ты хочешь сказать, что бандитам есть смысл её устранить?
  - Ну да. Не удивлюсь, если менты найдут её труп.
  Андрей встал с дивана и пересел на подоконник, поближе к раскрытому окну.
  - Меня в этой истории удивляет другое, - сказал он. - Как могла Савицкая спутаться с откровенным бандитом? У неё хорошая работа, она водит знакомства с политиками и артистами, ездит за границу. И тут вдруг - вор, убийца, главарь банды отморозков... Неужели, правда, влюбилась?
  Ребрин пожал плечами.
  - Могла и влюбиться. Но, скорее всего, тут деньги и ничего личного. К тому же, заметь, Вероника ездила в Штаты, а все, кто туда ездят, мечтают там остаться. Решительно все. Такая уж эта страна - Америка. Все, кто побывал там однажды, только и думают, как бы переехать туда навсегда. Но для этого нужны две вещи: деньги и гражданство. А теперь сообрази, каким путём Вероника решила всего этого добиться.
  - Психотрон и дискета?
  - Да. Наверняка Вероника уже вышла на связь с заинтересованными людьми в США.
  - А Ильдар ей понадобился как исполнитель, так?
  - Именно. В одиночку похитить психотрон ей не под силу. Видимо, Ильдар показался ей тем человеком, с которым можно иметь дело. Она могла посулить ему круглую сумму в долларах и эмиграцию в США.
  - А что, эта версия выглядит правдоподобно!
  - Ты учти, - продолжал сыщик, - Вероника должна понимать, что напрямую знакомить Ильдара с покупателями психотрона ей нет смысла, иначе в один прекрасный момент он может попросту убрать её с дороги и всё получить сам.
  - Но налётами на обменные пункты Ильдар только привлекает к себе лишнее внимание, - заметил Андрей. - Зачем ему это надо?
  Ребрин пожал плечами.
  - Бандит он и есть бандит. Ему мало тех денег, которые пообещала Вероника за психотрон... Пока что его вылазки проходят безнаказанно, но это не может продолжаться долго. Менты обязательно сядут ему на хвост. Если уже не сели.
  - После убийства Деревянкина Вероника объявлена в розыск, - сказал Андрей. - И она наверняка знает об этом. Теперь они с Ильдаром постараются сбыть психотрон как можно быстрее, и уехать из страны. А у нас пока нет никакого следа. Мы даже не знаем, где их искать.
  Ребрин промолчал. Он сидел, откинувшись в кресле, и задумчиво барабанил пальцами по столу.
  Андрею ничего не оставалось, как подпереть голову кулаком и начать рассматривать монументальный фасад института органической химии на той стороне проспекта. Портик, окна и колонны были красиво подсвечены золотистым светом прожекторов.
  - Завтра съезжу к вероникиной портнихе, - сказал, наконец, Ребрин. - Потолкую с ней обстоятельней.
  - Вряд ли она даст зацепку, - отозвался Андрей. - Никого из знакомых Савицкой она не знает. Ильдара и того увидела чисто случайно.
  - Тем не менее, съезжу. А ты завтра отправляйся к Остожину. У него солидная консалтинговая фирма, связи, выходы на базы разных интересных организаций. Пусть он пробьёт по своим каналам, не останавливался ли в какой-нибудь из московских гостиниц некий гражданин США... - Ребрин перелистнул страницы блокнота. - Джеймс Хеймонд.
  - Это который уже приезжал в Россию и пытался вербовать учёных, которые работали с инфразвуком? - спросил Андрей. - По-твоему, он сейчас в Москве?
  Вместо ответа сыщик вынул из кармана пачку телефонных квитанций, взятых из квартиры Савицкой.
  - Вероника трепалась по телефону с кем-то, находящимся в Пуэрто-Рико, - сказал он. - А помнишь, что говорил Шевцов? Хеймонд связан с исследовательским центром в Пуэрто-Рико, где ведутся работы по созданию гиперзвукового оружия.
  - Когда она туда звонила в последний раз?
  - Судя по дате... - Сыщик отделил от пачки одну из квитанций. - Последний разговор с Пуэрто-Рико состоялся двадцатого июля.
  - На другой день после похищения психотрона и Даши! - воскликнул Андрей.
  Ребрин бросил квитанции на стол.
  - Тебя это не наводит ни на какие мысли?
  - Какие тут мысли! Психотрон и дискета предназначены для продажи Хеймонду! А в том телефонном разговоре Савицкая сообщила ему, что психотрон у неё в руках.
  - Хеймонд наверняка уже в Москве, - сказал Ребрин. - Он может стать для нас нитью, которая приведёт к Веронике с Ильдаром, а значит, и к психотрону!
  - Только если Хеймонд действительно в Москве.
  - Вот это ты завтра выяснишь у Остожина.
  
  
  Глава 10
  
  Ребрин подъехал к салону мод на Кузнецком мосту через тридцать минут после его открытия. В этот ранний час посетителей здесь ещё не было. Сыщик прошёл два безлюдных зала, где выставлялись модели женской одежды, и заглянул в дверь, за которой находилась пошивочная мастерская. У большого стола, под лампами дневного света, стояли две женщины и размечали куски ткани.
  Они обернулись на вошедшего.
  - Мне нужна Зинаида Науменко, - сказал Николай.
  - Зина? - Старшая из портних пожала плечами. - Она так рано никогда не приходит.
  - Молодой человек, что вы тут делаете? - раздался за спиной Ребрина недовольный женский голос. - Здесь цех. По всем вопросам обращайтесь в отдел заказов.
  К сыщику приближалась невысокая очень полная дама. Глаза за стёклами очков смотрели цепко и недоверчиво.
  - Капитан Ильин, уголовный розыск, - Ребрин вынул фальшивое удостоверение. - Я к Зинаиде Науменко.
  При виде красных корочек женщина смягчилась, даже выдавила улыбку.
  - Но вчера ваш сотрудник разговаривал с ней...
  - Надо уточнить ещё кое-какие вопросы.
  - Она должна прийти после двух.
  - Должна? А что, может и не прийти?
  Толстуха сделала неопределённый жест.
  - Ну, не знаю... Я только что звонила ей, мне сказали, что она сегодня дома не ночевала.
  - Вот как, - озадачился Ребрин. - И где же, по-вашему, она может быть?
  - Я думала, это вы знаете. Вчера через час-полтора после ухода вашего сотрудника за Зиной приехала машина, она отпросилась с работы и с тех пор о ней ни слуху, ни духу. Даже родители ничего не знают.
  - Милиция никак не связана с её отсутствием, - сказал Ребрин. - Мне это тоже странно. Наш сотрудник закончил разговор с ней в семнадцать часов пятнадцать минут. А машина за ней во сколько приехала?
  - Примерно в девять.
  - И Зинаида сразу уехала?
  - Сразу. Даже работу не доделала, а такое у неё бывает редко.
  - За ней кто-нибудь зашёл сюда?
  - Нет, её позвали к телефону, а потом она сразу отпросилась.
  - Вы видели эту машину?
  - Видела. Мой стол как раз у окна. Но я ничего в машинах не понимаю. Простая машина, серая. Не иномарка.
  - Может быть, "Жигули"?
  - Может быть.
  - Вы не обратили внимания на пассажиров в машине?
  - Мне показалось, что там была женщина...
  - Одна?
  - Нет, кто-то ещё был. Они не выходили из машины. Зинаида села в неё, и они сразу уехали... Случилось что-то серьёзное?
  - Пока неизвестно.
  Сухо попрощавшись с толстухой, Ребрин направился к выходу из салона. Она семенила за ним.
  - А что, собственно, произошло? Зинаида замешана в какой-нибудь истории?
  - Боюсь, что да. Но это пока тайна следствия.
  Сыщик вышел на улицу. Толстуха, поджав губы, осталась стоять в дверях.
  Ребрин прошёл вниз по Кузнецкому, свернул за угол, уселся в "Опель" и достал мобильный телефон.
  - Есть новости, - сообщил он Андрею. - Вчера, примерно через час после убийства Деревянкина, исчезла Зинаида. К ней на работу кто-то приехал на серой машине. Не иномарке.
  - На "Жигулях"?
  - Скорее всего.
  - За ней наверняка приезжал Ильдар!
  - А ещё в машине видели женщину.
  - Тогда - Ильдар с Вероникой!
  - Ничего утверждать нельзя, свидетельница никого не успела рассмотреть.
  - Зачем им понадобилась портниха?
  - Мне самому хотелось бы это знать. Ты разговаривал с Остожиным?
  - Да, он обещал выяснить насчёт Хеймонда. Сейчас сижу в его офисе, жду результатов. За сведения придётся выложить полторы штуки баксов.
  - Лады. А я пока наведаюсь к Зинаиде домой, потолкую с её предками. Узнаешь насчёт Хеймонда - сразу звони.
  Ребрин сунул мобильник в карман и взялся за руль.
  
  
  Глава 11
  
  Зинаида жила в Чертаново. Дверь Ребрину открыла пожилая женщина в сетчатой шали на плечах. За её спиной стоял мужчина таких же примерно лет.
  Сыщик показал им красные корочки.
  - С Зиной что-то случилось? - сразу заволновалась женщина.
  - Насчёт Зинаиды не знаю. Мне надо задать вам несколько вопросов, касающихся в основном её знакомой, Вероники Львовны Савицкой.
  Вперёд вышел мужчина.
  - О Веронике Львовне мы наслышаны, как же, - сказал он и представился: - Пётр Захарович, отец Зины.
  - Антонина Ивановна, мать, - сказала женщина. - Вы проходите.
  Ребрин вошёл в небольшую, уютно обставленную комнату с сервантом, гардеробом, диваном, ковром на стене, круглым столом и несколькими креслами. Всё это освещал старомодный малиновый абажур.
  - Видите ли, мы занимаемся розысками Савицкой, и в связи с этим мне необходимо прояснить некоторые вопросы, - сказал Николай, присаживаясь к столу и раскрывая блокнот.
  - Слушаю вас, - Пётр Захарович сел напротив него.
  Антонина Ивановна осталась стоять.
  - Вы хорошо её знаете?
  - Это заказчица Зины, она для неё шьёт, - сказала Антонина Ивановна. - У Зины много заказчиц, в том числе постоянных, не только Вероника Львовна...
  - Нисколько тесно они знакомы?
  Женщина пожала плечами.
  - Ну как - тесно... Зина с ней в основном общается по телефону, как и со всеми заказчицами...
  - Вероника иногда приезжает сюда, - вставил Пётр Захарович.
  - Очень редко, - возразила Антонина Ивановна. - В последний раз была в феврале, на зинином дне рождения.
  - Давно они знакомы?
  - Лет пять, - ответила Антонина Ивановна.
  - Больше, - сказал Пётр Захарович.
  - Она часто звонит Зинаиде?
  - Когда Зина что-то шьёт для неё - часто, - ответил отец. - В другое время - редко.
  - Они обычно подолгу разговаривают по телефону, - сказала Антонина Ивановна.
  - Да, точно, подолгу, - закивал Пётр Захарович. - У Зины с ней, по-моему, более дружеские отношения, чем с другими заказчицами.
  - Когда Савицкая звонила ей в последний раз?
  - Позавчера, - ответила Антонина Ивановна и вопросительно посмотрела на мужа.
  - Ну да, позавчера, - подтвердил тот.
  - О чём они говорили, не припомните?
  - Да всё о том же - о новом платье.
  - Других общих интересов, кроме пошива одежды, у них нет?
  - Вероника однажды взяла её с собой в театр, на балет, - вспомнила Антонина Ивановна. - Но это очень давно было.
  Ребрин помолчал, повертел в пальцах ручку. Взгляд его остановился на фотографии, висевшей в рамке на стене.
  - Это Зинаида? - спросил он, показывая на снимок.
  - Да, - подтвердила женщина, и повернулась к мужу. - Пойди, найди фотографии, где они вместе.
  Тот вышел и вскоре вернулся с двумя фотокарточками.
  - Это они в кафе снимались.
  На снимках не было ничего интересного, кроме перемены нарядов. На одном снимке Вероника была в красном платье, Зинаида - в серебристо-белом; на другом - наоборот, причём видно было, что платья одни и те же.
  - Тут они в шутку поменялись платьями, - подтвердила его наблюдение хозяйка. - У них фигуры одинаковые. Зина, когда шьёт платья для Вероники, сначала примеряет их на себе.
  Сыщик кивнул и сделал короткую запись в блокноте.
  - Вчера Вероника звонила ей?
  - Нет.
  - А вообще не было каких-нибудь телефонных звонков, которые показались бы вам странными или подозрительными?
  Антонина Ивановна, поджав губы, пожала плечами; Пётр Захарович отрицательно покачал головой.
  - За Зинаидой когда-нибудь заезжала такая машина - серые "Жигули" четвёртой модели?
  - Нет, не заезжала.
  В последней надежде Ребрин достал фоторобот Ильдара.
  - Вам знаком этот человек?
  - Ни разу не видели.
  Сыщик встал и, попрощавшись, направился к двери.
  - Так с Зиной ничего не случилось? - выходя за ним в прихожую, спросила Антонина Ивановна. - Она хоть... жива?
  - Думаю, скоро появится, - сказал Ребрин, и добавил, открывая дверь на лестничную клетку: - Впрочем, пока ничего не известно.
  
  
  Глава 12
  
  Из Чертаново он покатил на Донскую улицу в офис Остожина. Где-то на середине пути позвонил Андрей.
  - Есть новости!
  - Насчёт Хеймонда?
  - Да! Он в Москве!
  - Где?
  - Остожин требует предоплату за инфу - полторы штуки баксов, и обязательно налом.
  - Хорошо, будет ему нал. Жди меня там.
  Согласно информации, переданной детективам Остожиным, гражданин США Джеймс Хеймонд остановился в гостинице "Орлёнок" на улице Косыгина, в пятьсот четырнадцатом номере. С Донской улицы приятели покатили туда.
  Ребрин припарковал машину у входа в "Орлёнок". Андрей остался в машине, а Николай направился к стеклянным дверям гостиницы. Удостоверение капитана уголовного розыска произвело своё обычное действие, и портье честно выдал всё, что смог припомнить о жильце номера пятьсот четырнадцать. Хеймонд прибыл две недели назад. Однажды привёл к себе в номер высокую светловолосую даму лет тридцати пяти - сорока. Ребрин показал ему фото Вероники.
  - Это она, - подтвердил портье.
  - Когда она была здесь?
  Тот задумался.
  - В среду, на прошлой неделе. Но это только при моём дежурстве. Вам бы ещё надо спросить у моего сменщика. Он заступит на работу сегодня в десять вечера.
  - Хорошо, я поговорю с ним, - сказал Ребрин. - А вот этого человека вы видели? - Он показал фоторобот Ильдара. - Он мог появиться в обществе американца или той дамы.
  Портье взял листок и всмотрелся в изображение.
  - Нет, такого не видел.
  Ребрин убрал листок в карман.
  - Хеймонд сейчас у себя?
  - Это можно выяснить у горничной. Я сейчас ей позвоню...
  Через пять минут портье сообщил, что Хеймонд недавно вышел из номера.
  - Мимо меня он не проходил. Наверное, спустился в ресторан.
  Попросив его молчать об их разговоре, сыщик вернулся в машину.
  - К Хеймонду приходила Вероника, - сообщил он Андрею. - Ильдара с ней, похоже, не было. Но это нуждается в уточнении. Надо поговорить с другими портье.
  - Весь вопрос в том, - сказал Максимов, - получил американец от Вероники психотрон и дискету, или ещё нет. Возможно, она отдала их ему вчера, сразу после убийства Деревянкина.
  - Возможно, - отозвался сыщик.
  - Но, в таком случае, зачем им понадобилась Зинаида? - продолжал Андрей. - Она-то тут причём?
  - Разберёмся, - Николай достал из "бардачка" в панели автомобиля фотоаппарат. - Хеймонда придётся пасти, но сначала хорошо бы сфоткать его. Я ещё раз схожу туда.
  Он отсутствовал почти час.
  - Всё пока идёт неплохо, - сказал он, валясь на сиденье. - Сделал три снимка, два в ресторане, один в холле. - Ребрин вынул из фотоаппарата карточки, ещё тёмные. - Сейчас проступит изображение, и мы полюбуемся на нашего клиента.
  - Горничная что-нибудь говорит о нём?
  - Ничего. Показывал ей фоторобот - не помнит такого.
  - За Хеймондом придётся следить круглые сутки, - сказал Андрей. - Может, привлечём людей Остожина?
  - Они сразу начнут во всё совать нос, - Николай невесело усмехнулся. - Узнают о психотроне - и всё, мы не у дел. Короче, без них должны справиться.
  
  
  Глава 13
  
  Они сидели в машине и уплетали бургеры, не сводя глаз со стеклянных дверей гостиницы, когда в кармане у Ребрина зазвонил телефон.
  - Алло, Шевцов говорит. Милиция нашла машину Вероники.
  - Где?
  - Под Москвой, в сорока километрах от МКАД. "Шевроле" на скорости врезался в дерево. В кабине нашли погибшую женщину в серебристом платье.
  - Веронику?
  - По всей видимости - да, ведь машина её, и платье серебристое у неё есть, даже, по-моему, два. При погибшей не было документов, поэтому сейчас еду на опознание в морг.
  - Кроме неё, никого в машине не было?
  - Никого. Кстати, в машине нашли шубы и сумку с платьями и женским бельём.
  - Что по поводу аварии говорит милиция? Когда это случилось?
  - Они считают, что рано утром. Там безлюдное место, и поэтому машину нашли не сразу, а только в шестом часу утра. Я узнал об этом буквально десять минут назад. А вообще инспектора ГИБДД считают, что женщина уснула за рулём, иначе трудно объяснить такой резкий вылет на обочину.
  - Психотрон или дискету при погибшей нашли?
  - Психотрона точно не было, а насчёт дискеты поговорю с милицейским начальством.
  - А что с ювелиркой?
  - Её тоже не было. Шубы - были, ювелирки - нет.
  - У меня тоже есть для вас новость, - сказал Ребрин. - Ваш старый знакомый Хеймонд объявился в Москве.
  Несколько секунд Шевцов молчал.
  - Я так и думал, - выговорил, наконец, он.
  - Мы его только что сфотографировали и сейчас наблюдаем за входом в гостиницу. Ждём, когда он выйдет, или когда появятся похитители психотрона.
  - Вам нужна какая-нибудь помощь? Я могу прислать пару человек из службы охраны.
  - Не надо, мы сами справимся. Позвоните мне после опознания.
  - Да, непременно.
  Ребрин отключил связь.
  - Вероника погибла? - с живостью спросил Максимов.
  Сыщик кивнул.
  - Сегодня рано утром разбилась в своём "Шевроле". Там была только она.
  - Значит, Ильдар всё-таки убрал её!
  - Мы пока ничего не знаем. И психотрон с дискетой ещё не найдены.
  Они замолчали, продолжая глядеть на вход в гостиницу. Время от времени Андрей переводил взгляд на снимки, на которых уже проступило изображение плотноватого светловолосого мужчины лет сорока пяти, с грубым загорелым лицом.
  - А ты не исключаешь, что дискета уже может лежать в номере этого типа? - Андрей кивнул на фотку.
  - Поэтому номер придётся осмотреть, - отозвался тот.
  - Тут может быть два варианта, - продолжал рассуждать Максимов. - Вероника с Ильдаром ещё вчера передали Хеймонду дискету и психотрон, и получили бабки. А потом Ильдар прибрал всё себе, подстроив сообщнице автокатастрофу.
  - Ну, в таком случае, Хеймонд вряд ли бы сейчас торчал в гостинице, - сказал Ребрин. - Он был бы уже в посольстве, где намного безопаснее, или находился на пути к аэропорту. А второй вариант?
  - Хеймонд ещё не получил ни психотрона, ни дискеты. Ведь может быть так, что Ильдар не хочет, или не торопится расстаться с аппаратом. Психотрон приносит ему деньги, хорошие деньги. С его помощью он может загрести больше, чем предложил американец. Вот он и не спешит. Вероника стала давить на него, настаивать на немедленной продаже, и ему пришлось её прикончить, инсценировав автокатастрофу. Впрочем, есть ещё и третий вариант: действительно случайная авария. Но на это, по-моему, шансов мало.
  - Да, - Ребрин задумчиво кивнул. - Третий вариант маловероятен.
  Оба напряглись, увидев, как из гостиницы выходит их клиент и не торопясь идёт к шеренге припаркованных автомобилей.
  Сыщик вылез из "Опеля".
  - Я иду к нему в номер, а ты постарайся его не потерять.
  - Постараюсь.
  - Если увидишь, что он возвращается в гостиницу, - сразу звони.
  Хеймонд уселся за руль тёмно-синего "Форда".
  В ту же минуту "Опель" тронулся с места и направился к выезду со стоянки.
  Американец вырулил на улицу Косыгина и покатил в сторону центра. Максимов последовал за ним.
  
  
  Глава 14
  
  Ребрин поднялся на пятый этаж. Горничной на месте не было. Пустовал и коридор, лишь в его дальнем конце маячили две какие-то дамы, но они не обращали на сыщика внимания.
  Николай подошёл к двери пятьсот четырнадцатого номера. Подёргал ручку. Замок был старый, ещё с советских времён. Несколько мгновений Ребрин стоял, оглядываясь. Потом достал булавку. Пружинка в замке отжалась за считанные секунды.
  Убедившись, что в номере никого нет, Ребрин позвонил Андрею. Тот бодро доложил:
  - Мы с клиентом стоим в пробке перед Октябрьской площадью.
  - О"кей. А я уже в номере. Приступаю к осмотру.
  Американец, как видно, не слишком заботился о порядке в своих вещах: одежда лежала где придётся, двери шкафов были раскрыты, стол загромождали початые бутылки и упаковки с недоеденной ветчиной. Благодаря этой неразберихе обыск не представлял больших трудностей. Ребрин тщательно осмотрел содержимое шкафов, тумбочек, ощупал матрац. Особое внимание уделил саквояжу и чемодану. Почти часовые поиски дискеты или чего-то такого, что могло бы указать на истинные намерения американского туриста, не увенчались успехом. Покидая номер, сыщик прикрепил под крышкой журнального столика миниатюрное подслушивающее устройство.
  На улице он снова созвонился с Андреем. Судя по всему, ближайший час или два Хеймонд решил посвятить осмотру Третьяковки. Ребрин поехал туда на такси.
  В переулке, недалеко от входа в картинную галерею, стоял тёмно-синий "Форд". В дюжине метров от него был припаркован "Опель". Андрея в нём не было. Ребрин открыл машину своим ключом, залез в салон и стал ждать.
  Андрей время от времени звонил, сообщая, что Хеймонд ходит по залам, смотрит на картины и не делает попыток заговорить с кем-нибудь из посетителей. С ним тоже никто не заговаривал.
  В начале шестого Ребрину позвонил Шевцов.
  - Я только что из морга. Это, несомненно, Вероника! Меня чуть не стошнило, когда мне её показали! Она вся в осколках стекла, лицо обезображено. Её любимое платье залито кровью...
  - О самой катастрофе ничего нового не узнали?
  - Основная версия - уснула за рулём. Главные новости появятся только после вскрытия тела. Следователи хотят убедиться, что она была пьяна.
  - А такое могло быть?
  - Не исключено. Вероника любила выпить бокал хорошего вина, хотя я не помню, чтобы она пила за рулём... Мне показали вещи, которые нашли в машине. Среди них не было ювелирных изделий, а ведь мы точно знаем, что она взяла их с собой, когда покидала квартиру. Никаких дискет тоже не нашли.
  Сыщик несколько секунд раздумывал.
  - Вы в ближайшие дни где будете находиться, в городе или на даче? - спросил он.
  - На даче. Но недолго. К сентябрю собираюсь перевезти дочку в Москву. А как у вас дела с Хеймондом?
  - Ведём наблюдение. Из гостиницы он ещё не съехал, значит, скорее всего, аппарата пока не получил.
  - Если разыщем психотрон, то я верну его в институт. Наверное, придётся подкинуть его или как-то так. Этот момент я ещё обдумаю. Но сначала надо его найти.
  - Сделаем всё возможное, - заверил его Ребрин.
  Американец вышел из Третьяковки около семи вечера. После картинной галереи, видимо, для контраста, он решил посетить стрип-бар. На Ленинском проспекте его "Форд" припарковался у заведения под названием "Жако". "Опель" проехал чуть дальше и остановился невдалеке от троллейбусной остановки.
  Детективы договорились, что в "Жако" Ребрин пойдёт один. Николай достал из-под сиденья заранее приготовленные для подобных случаев чёрный костюм и галстук.
  В полуосвещённом зале он выбрал место у стойки. Отсюда было удобнее всего наблюдать за американцем. Атмосфера вокруг царила самая непринуждённая. Стриженые мужчины бандитской наружности щеголяли золотыми цепочками и перстнями, девицы виляли худосочными бёдрами, затянутыми в короткие юбки. Распознав в Хеймонде иностранца, дамы наперебой пытались завести с ним знакомство. От знакомства он не отказывался и много смеялся.
  Через час Хеймонд покинул бар и покатил дальше по проспекту. Следующее заведение, у которого он остановился, называлось "Атриум". Там он выпил литровую кружку пива и два стакана виски с содовой. При всём этом на ногах он продолжал держаться довольно твёрдо.
  Последним пунктом его круиза был ночной клуб "Агидель". Американец и здесь оживлённо общался с девицами, но, как в "Жако" или в "Атриуме", дальше поверхностного знакомства дело не зашло.
  В гостиницу он вернулся в час ночи. Детективы настроили портативный приёмник на волну подслушивающего устройства, находившегося в пятьсот четырнадцатом номере, и дежурили всю ночь, сменяя друг друга. За ночь ничего не случилось. Американец спал. В динамике приёмника слышалось его сопение. В десятом часу утра он заказал по телефону завтрак. После завтрака, опять же судя по звукам в динамике, он снова улёгся.
  - Чувствую, клиент будет спать весь день после вчерашней бурной ночки, - заметил Максимов.
  Ребрин предложил ему съездить на дачу к Шевцову и основательно осмотреть лабораторию.
  - Мы ведь её так толком и не обследовали. За Хеймондом я и один могу приглядеть.
  - А что там искать?
  - Просто осмотри. Помнишь, там бумаг много было? Погляди на них внимательней. Вдруг есть какие-нибудь записи Вероники. Поищи адреса, номера телефонов, личные письма, любую мелочь, которая может навести на след. А если что-то произойдёт у американца, я тебе позвоню.
  
  
  Глава 15
  
  Предупреждённый звонком Ребрина, физик встретил Андрея у ворот дачи.
  - Мы с Дашей только что сели обедать, - сообщил он, - так что прошу составить нам компанию. А потом пойдёте осматривать лабораторию. Только не знаю, что там для вас интересного, кроме пустого тайника...
  По садовой дорожке они направились к веранде.
  - Да, у меня есть для вас новость.
  - Какая? - насторожился детектив.
  - Представьте, дочь сейчас огорошила меня вопросом о психотроне. Захотела узнать, как он действует на людей!
  - Но вы же говорили, что она ничего не знает.
  - Оказывается, она узнала о нём от бандитов. Я, конечно, расспросил её, что конкретно она слышала об аппарате.
  - И что же?
  - К несчастью, много чего. Например, что психотрон действует на психику, что с его помощью бандиты выгоняли посетителей из обменных пунктов, а потом заходили туда и брали деньги. Они иногда при ней обсуждали подробности очередного налёта.
  - Вы сказали ей, чтобы она молчала обо всём этом?
  - Разумеется. Но она стала спрашивать, насколько опасен аппарат и для чего он вообще предназначен, - Шевцов озабоченно покачал головой. - Пришлось сознаться, что прибор создавался как новый вид оружия...
  Максимов раздумывал недолго.
  - Ладно. Узнала, так узнала. Ничего страшного, полагаю, из-за этого не случится. Лишь бы держала язык за зубами.
  На веранде за накрытым столом сидела Даша. Здесь же хлопотала Лидия Николаевна в накрахмаленном переднике, ставя дополнительные приборы для Андрея. Когда она ушла, Шевцов обернулся к дочери:
  - Если аппарат попадёт в руки специалистов, то они разберутся в его устройстве и сделают сто таких аппаратов, а то и тысячу, - сказал он, видимо продолжая прерванный разговор. - Для людей это обернётся большой бедой. К тому же, заметь, психотрон - это маломощная модель. Но на его основе сделают такую же штуковину, только в тысячу раз мощнее. Это будет пострашней атомной...
  На веранде снова появилась Лидия Николаевна, и он оборвал себя на полуфразе.
  До конца обеда Даша была задумчива и молчалива. Андрей, которому не терпелось заняться осмотром лаборатории, торопливо поглощал еду. Закончив с обедом, он получил от Шевцова ключ и вышел из дома. Почти одновременно с ним Даша поднялась к себе в комнату.
  Подходя к флигелю, Андрей позвонил приятелю.
  - Пока ничего особенного, - доложил Ребрин. - Клиент мотается по магазинам. Держу его в поле зрения.
  - Отлично. А я уже вхожу в лабораторию.
  - Позвони, если что-нибудь найдёшь.
  - О"кей.
  Невдалеке за деревьями прошёл Денис с велосипедом. Он несмело улыбнулся Максимову и кивнул, здороваясь. Детектив кивнул в ответ.
  Дорожка заканчивалась у дверей флигеля. Андрей отпер дверь и вошёл.
  В обеих комнатах плавали сумерки: узкие окна пропускали слишком мало света. Максимов включил лампы на потолке и осмотрелся. Его внимание сразу сосредоточилось на письменном столе. Он уселся в мягкое кресло и взял со стола то, что ближе лежало - большую переплетённую тетрадь. Положив её себе на колени, начал терпеливо листать страницы. Но записей, которые сказали бы что-нибудь о Савицкой или психотроне, не попадалось. Скупые строчки, написанные убористым почерком и изобилующие научными терминами, перемежались формулами, графиками и колонками цифр.
  Во флигеле было душно. Имелся вентилятор, но он почему-то не работал. Удобно устроившись в кресле, Андрей до того старательно вчитывался в тексты, что сам не заметил, как задремал. Тетрадь упала с его колен.
  Проснулся он оттого, что кто-то тронул его за плечо. Рядом стоял Шевцов и глядел на него с улыбкой.
  - Я не стал бы вас беспокоить, если бы не подошло время ужина.
  - Как? Ужина?
  Максимов посмотрел на окно, за которым бледнело вечернее небо. Перевёл взгляд на часы. Маленькая стрелка приближалась к восьми.
  "Ну и дела! - подумал он. - Это сколько же я проспал? Пять часов? Или больше?"
  - Мы уже сидим за столом, ждём вас, - прибавил хозяин дачи.
  - Сегодня я почти всю ночь не спал, - пробормотал Андрей в своё оправдание, потирая руками виски. - Подождите ещё пять минут, я только всё тут уберу.
  Шевцов кивнул.
  - Когда будете уходить, не забудьте погасить свет.
  За ним мягко захлопнулась дверь.
  "Это, называется, я осмотрел лабораторию!" - Андрей торопливо прошёл вдоль столов, перебирая многочисленные бумаги.
  В кармане зазвонил телефон.
  - Слушай, тут у меня какая-то ерунда происходит, - услышал он в трубке взволнованный голос Ребрина.
  - Ты его упустил?
  - Нет. Я сейчас на проспекте Вернадского, слежу за ним. Только что к нему подошла женщина. Они разговаривают...
  - Что за женщина?
  Ребрин помолчал.
  - Ручаться не могу, но, похоже, это Вероника...
  - Что? Вероника?
  
  
  Глава 16
  
  Полчаса назад Хеймонд вошёл в офис фирмы "Тринити Энтерпрайзис", который занимал часть громадного, недавно построенного здания на проспекте Вернадского. Сыщик прошёл туда за ним. Они пересекли просторный холл, залитый светом люстр, и поднялись по широкой лестнице. Американец вошёл в дверь, возле которой стоял плечистый охранник в тёмном костюме и галстуке. Ребрин, следуя за Хеймондом, на ходу достал красные корочки. Но сейчас этот трюк не прошёл.
  - Задержитесь, пожалуйста, - сказал охранник. - Насчёт вас указаний не было.
  - Капитан Ильин, оперативное мероприятие, - милицейским тоном ответил сыщик и показал глазами на удалявшегося американца. - Я его веду.
  Он сделал движение пройти.
  - Одну минуту, не так быстро, - охранник выставил руку, загораживая проход. - Мы сейчас всё выясним.
  И он вынул из внутреннего кармана телефон.
  - Я сказал - оперативное мероприятие, - повторил Ребрин, но охранник загородил ему дорогу.
  - Ильин, говорите? - Он начал нажимать на кнопки. - Покажите ещё раз удостоверение.
  - Мне надо пройти! - Ребрин рванулся вперёд, но мужчина довольно грубо удержал его.
  Пока скандал не разгорелся, сыщик поспешил ретироваться.
  Но далеко уходить он не стал. Некоторые из внутренних стен в здании были сделаны из прозрачного пластика; Ребрин подошёл к одной такой стене. Перед ним с высоты открылся вид на просторный холл офиса "Тринити Энтерпрайзис". Внизу стояли столики и мягкие кресла. В одном из них сидел Хеймонд и перелистывал журнал. У Ребрина перехватило дыхание: к Хеймонду подошла темноволосая женщина. Если бы не цвет волос, он готов был поклясться, что это Вероника!
  Не спуская глаз с американца и незнакомки, сыщик двинулся вдоль прозрачной стены. Через десяток метров она кончилась, и начался длинный балкон. Ребрин остановился на нём.
  Женщина сидела к Николаю боком, её лицо было плохо видно. Он достал фотоаппарат и сделал пару снимков. Потом связался по телефону с Андреем.
  - Вероника? - переспросил приятель. - Кто же тогда погиб в автокатастрофе?
  - По-моему, ответ напрашивается сам собой.
  - Не понял.
  - Зинаида. Её перекрасили, переодели в вероникино платье, воткнули в уши вероникины серьги, ну и так далее. А потом грохнули вместе с машиной. Лицо-то у неё разбито, поди узнай!
  Андрей присвистнул.
  - А что, пожалуй, логично...
  - Самое глупое, что я не могу к ним приблизиться, - продолжал Ребрин. - На всякий случай Шевцову пока не говори, что она жива.
  - О"кей.
  - А что там с лабораторией? Раскопал что-нибудь?
  - Нет... - Андрей замялся. - Ничего интересного, сплошная наука. Я потом ещё раз посмотрю.
  
  
  Глава 17
  
  Андрей вышел из флигеля, выключив в нём свет и заперев дверь. В саду было темнее, чем обычно в это время. На небе собирались тучи. Подходя к веранде, он обратил внимание, что велосипеда у крыльца нет. Значит, Денис ушёл.
  Лидия Николаевна накрывала на веранде стол к ужину. Даша ей помогала. Здесь уже сидели Шевцов и Вихорев, который был вызван из Москвы для охраны дачи. Андрей обменялся с ним рукопожатием.
  За ужином беседа едва клеилась. О похитителях психотрона старались не говорить. Шевцов завёл было речь о предстоящем отъезде Даши на учёбу в Англию, но и эта тема заглохла, едва начавшись. Даша была молчалива и ела мало.
  - Что ты такая надутая сегодня? - спросил отец. - Поссорилась с Денисом?
  - Нет, - ответила она.
  - Поссорилась, - сказала Лидия Николаевна. - Я видела, какой он вышел из её комнаты. Он почти выбежал и был красный как рак.
  Даша устало отмахнулась.
  - Он часто бывает чем-нибудь недоволен. Ничего, завтра снова придёт...
  - Вы с ним в таком возрасте, когда подобные знакомства накладывают определённые обязательства... - начал отец, но Даша его перебила:
  - Он хоть сейчас готов жениться на мне!
  - Ещё чего. Сначала школу закончи и определись как-нибудь с собственным будущим...
  Андрей достал мобильный телефон.
  - Извините, мне необходимо позвонить.
  Он встал из-за стола и вышел в сад. Медленно идя по тенистой дорожке, набрал номер Николая.
  - Что там у тебя? Есть новости?
  - Они закончили разговор и разошлись, а я не могу проследить ни за ним, ни за ней, - по голосу чувствовалось, что Ребрин раздосадован. - Сейчас стою у входа в этот чёртов "Энтерпрайзис", жду, когда кто-нибудь из них выйдет оттуда.
  - Хеймонда всегда можно застать у гостиницы... - начал Андрей и осёкся.
  Перед ним за негустыми ёлками темнело приземистое здание лаборатории. Ему показалось, что в одном из окон мелькнул слабый свет. Это было так неожиданно, что в первый момент он не поверил глазам.
  - Возвращайся в Москву, - звучал в трубке голос Ребрина. - Похоже, назревают события. Буду ждать тебя у входа в "Орлёнок".
  - Понял, - машинально сказал Максимов, и снова вздрогнул.
  Это был, несомненно, луч карманного фонаря!
  Торопливо убрав мобильник, он огляделся. Сад был сумрачен и безлюден. Ничто не указывало на то, что сюда проникли посторонние. Но свет фонарика, дважды мелькнувший в окнах флигеля, не мог ему почудиться!
  Андрей сошёл с дорожки и, бесшумно двигаясь в тени деревьев, подбежал к флигелю. Дверь была плотно закрыта. Он приблизился к крайнему окну и осторожно заглянул в него.
  Сначала он ничего не мог разглядеть в потёмках, но тут снова мелькнула вспышка фонарика, и в её мгновенном свете он увидел двух мужчин, находившихся у того самого письменного стола, за которым он совсем недавно спал. Один из них сидел в кресле и держал в руке фонарик, другой стоял у стола и рылся в ворохе бумаг.
  Андрей растерялся. Что делать? Вернуться в особняк и предупредить Шевцова? Или задержать незнакомцев на месте? Тут он вспомнил, что при нём нет оружия. Он один никого не задержит! Значит, придётся возвращаться, звать на помощь Вихорева...
  Фонарик снова зажёгся. На этот раз он светил несколько секунд. В его луче Андрей узнал Черпака, с которым недавно столкнулся в магазине на улице Дмитрия Ульянова. Черпак направлял луч света на бумаги, которые лихорадочно перебирал второй незнакомец. Тот явно искал какой-то определённый документ.
  Неожиданно этот второй обернулся. Андрей и его узнал. Это был Филя, второй налётчик на магазин!
  Андрею показалось, что Филя посмотрел прямо на него. Он отшатнулся от окна и метнулся в груду ёлок. Отдышавшись, он оглянулся. Нет, всё-таки ночные гости его не заметили. Никто из них не вышел из флигеля. Свет фонарика продолжал мелькать в окнах.
  Андрей направился к дому. В дверях веранды, привалившись к косяку, стоял Вихорев с сигаретой в зубах. Увидев запыхавшегося детектива, он встревожился.
  - Что-то случилось?
  - Во флигеле бандиты, - переводя дыхание, сообщил Андрей. - Те самые, которые выкрали психотрон! Они там, я их узнал! Что-то ищут!
  Рука десантника машинально нырнула под куртку, где висела кобура.
  - Откуда они взялись? Почему сторож не сообщил?
  - Не знаю, но это парни Ильдара, точно! Они участвовали в налёте на обменку!
  Вихорев разрывался между необходимостью поставить в известность Шевцова и желанием немедленно броситься ловить бандитов.
  - Сколько их?
  - Я видел двух.
  - Тогда мы их возьмём.
  Вынув пистолет, Вихорев быстрым шагом направился к флигелю. Андрей устремился за ним.
  Они уже издали увидели, как из дверей лаборатории вышли двое. Вихорев остановился за деревом и гаркнул:
  - Стоять! Стрелять буду!
  Братки на мгновение замерли, а потом ринулись к забору. Вихорев выстрелил в воздух, рассчитывая запугать непрошеных гостей, но выстрел только прибавил им прыти. Через забор они не полезли - вломились в кусты и по тропинке между забором и кустами помчались к воротам. Андрей с Вихоревым побежали за ними. Вихорев ещё раз выстрелил. Из кустов прозвучали два ответных выстрела.
  Десантник обернулся к Андрею:
  - Стрелять буду на поражение, а то уйдут!
  - Достаточно кого-то ранить, - отозвался детектив.
  - Не знаю, как попаду. В такой темени трудно стрелять прицельно...
  Задержавшись на несколько секунд, Вихорев снова нажал на крючок. Судя по всему, и этот выстрел был неудачным, но он заставил бандитов изменить направление: вместо того, чтобы продолжать отступление к воротам, они резво вскарабкались на забор. Прежде чем спрыгнуть с него на другую сторону и скрыться, они несколько раз выстрелили по деревьям, за которыми залегли преследователи. Одна из пуль свистнула в считанных сантиметрах от уха Андрея. Тот приник к земле, а когда снова поднял голову, бандитов на заборе уже не было.
  Вихорев сплюнул с досады:
  - Так и знал! Ушли!
  Прячась за деревьями, он побежал к сторожке. Максимов поспешил за ним.
  Сторож неподвижно сидел за столом, уронив голову на руки. Экраны перед ним были темны.
  - Сигнализация отключена, - сказал Андрей.
  - Сторож тоже, - прибавил десантник.
  На затылке старика лиловел большой кровоточащий синяк. Вихорев взял его руку, пощупал пульс.
  - Живой. Однако крепко ему вломили... Что им надо было в лаборатории?
  - Не знаю, вроде бы что-то искали, - Максимов достал мобильный телефон. - Свяжусь с шефом.
  - Давай, а я попробую их задержать.
  Вихорев выбежал из сторожки на дорогу и сразу метнулся в кусты. Андрей, держа трубку возле уха, прислушивался к сигналам вызова. На том конце никто не отзывался.
  Зашевелился раненый сторож. Андрей убрал телефон в карман, смочил в холодной воде платок и приложил его к голове старика.
  Вдали послышался звук отъезжающей машины. Вскоре вернулся раздосадованный Вихорев, отдуваясь и засовывая пистолет за куртку.
  - Уехали!
  - Я что-то не могу дозвониться до шефа, - сказал Андрей. - Он не берёт трубку.
  Начал звонить десантник, и тоже безрезультатно.
  - В доме наверняка слышали стрельбу, а шеф молчит! - сказал он встревоженно.
  - Пошли к нему, - и Андрей первым вышел из сторожки.
  На веранде их никто не встретил. По лестнице спускалась бледная Лидия Николаевна.
  Увидев вошедших, она запричитала:
   - Он убит, убит...
  Андрей кинулся к ней.
  - Кто убит? Где?
  - Наверху, у себя в кабинете!
  Вихорев и Максимов взлетели по лестнице.
  В кабинете горел свет, дверь была распахнута. Войдя, они увидели Шевцова, неподвижно лежавшего на полу под окном. На его рубашке расплывалось алое пятно, лицо заливала мертвенная бледность.
  - Он убит, убит, - повторяла, как заведённая, Лидия Николаевна.
  Подойдя к физику, Андрей понял, что помочь ему уже ничем нельзя.
  - Вы видели, как это произошло? - спросил он у горничной.
  - Я услышала выстрелы в саду и сразу побежала наверх, чтобы сказать Александру Григорьевичу, - заговорила она. - Когда я поднялась, он стоял там... - Она слабо махнула рукой в направлении окна. - И... вдруг упал...
  В кабинет заглянула Даша. Её глаза расширились от ужаса.
  - Даша, а ты что-нибудь видела? - обернулся к ней Андрей.
  Она отрицательно покачала головой.
  Детектив подошёл к окну. Оно было наглухо закрыто. На стекле вокруг маленького круглого отверстия паутиной разбегались трещины, а на подоконнике блестели мелкие осколки.
  
  
  Глава 18
  
  Телефонный звонок застал Ребрина в "Опеле" на парковке у гостиницы, где он караулил вернувшегося Хеймонда. Прервав слежку, сыщик немедленно покатил на дачу.
  К тому времени, когда его машина остановился перед воротами, на место происшествия уже прибыла милиция. В кабинете Шевцова распоряжался старший следователь РУВД капитан Агеев. Ребрина представили ему как сотрудника отдела охраны возглавляемой Шевцовым фирмы.
  Агеев - невысокий грузноватый человек с обильной проседью в чёрных волосах, поинтересовался у Ребрина, подозревает ли он кого-нибудь в убийстве шефа. Сыщик резонно ответил, что он слишком мало проработал у Шевцова, чтобы кого-нибудь подозревать.
  После общения со следователем Ребрин вышел в сад, где Андрей подробно рассказал ему о визите бандитов в лабораторию, перестрелке с ними и странном убийстве хозяина дачи.
  Вскоре к ним присоединился Вихорев.
  - Только что звонили из больницы, - сообщил он. - Сторож очнулся, но допрашивать его врачи пока не разрешают.
  - Рожи этих бандюг я и без его показаний знаю, - заметил Андрей.
  - Они умыкнули у старика ствол, - прибавил десантник. - У него был при себе "макаров" с полной обоймой. Когда мы с Андреем вошли к нему, он лежал, уткнувшись носом в стол, а кобура была пустая.
  Разговаривая, они прошли почти до конца садовой дорожки. Прямо перед ними темнел флигель.
  - Давайте уточним, кто в момент убийства был на даче, - сказал Ребрин. - Вы с Андреем, Шевцов, горничная...
  - Ещё сторож, - подхватил Андрей, - но он лежал без сознания у себя в сторожке. Да, и ещё Даша была. Лидия Николаевна говорит, что девочка находилась в своей комнате.
  - А сама она где находилась?
  - На веранде, убиралась после ужина.
  - Больше никого?
  - Был этот парень, Денис, но он ушёл минут за тридцать до этих событий. Когда он покидал территорию дачи, сторож сделал Шевцову обязательный телефонный звонок.
  Ребрин оглянулся на дом.
  - Шевцов стоял там? - Он показал на одно из окон второго этажа.
  - Да, - подтвердил Андрей. - Тогда уже стемнело, его фигура в освещённом окне наверняка хорошо просматривалась.
  - Пошли взглянем, откуда стреляли.
  Все трое направились к темнеющему в зарослях дощатому забору. Вихорев показал место, с которого убегающие бандиты вели огонь. Николай встал там, повернулся к забору спиной и посмотрел на особняк. Его спутники сделали то же самое.
  - Второй этаж почти не виден за деревьями, - констатировал Вихорев.
  - Но они стреляли не отсюда, а взобравшись на забор, - возразил Андрей. - Сверху наверняка виднее.
  Ребрин, не говоря ни слова, залез на забор. Остальные последовали его примеру.
  - Ну вот, что я говорил! - воскликнул Андрей. - Отсюда видно. И расстояние достаточное для убойного выстрела.
  Минут пять все сидели на заборе и рассматривали особняк. Освещённые окна второго этажа смутно проглядывали из-за разросшихся елей.
  - Нет, всё-таки деревья мешают, - сделал окончательный вывод десантник. - Надо быть классным стрелком, чтобы попасть в человека в окне. Тем более они спешили уйти и особо не целились, палили почти наугад. Да и стреляли не по дому, а по нам.
  - Шевцова свалила шальная пуля, - сказал Андрей, спрыгивая с забора. - Я с самого начала предполагал что-то подобное.
  Они вернулись в дом и поднялись в кабинет, где следователь и два его помощника занимались определением траектории полёта пули: протягивали верёвку от отверстия в стекле до того места, где в момент выстрела стоял Шевцов, вернее - до точки на его груди, куда вошла пуля. Ребрин с Андреем мысленно продолжили натянутую верёвку за окно, в направлении сада. Воображаемая линия упиралась в крону ближайшей яблони.
  - Бандиты перелезали через забор левее, - шепнул Андрей приятелю.
  Закончив манипуляции с верёвкой, следователь обернулся к Вихореву и детективам.
  - Выстрел мог быть прицельным, - сказал он, - но больше шансов, что это случайное попадание.
  Он разрешил Лидии Николаевне накрыть труп простынёй.
  - Машина за телом прибудет завтра утром, - прибавил следователь. - В морге извлекут пулю, и тогда станет ясно, из какого оружия произведён выстрел.
  Стражи порядка покинули дом.
  Ребрин подошёл к дашиной двери и осторожно постучал.
  - Можно?
  В комнате царили сумерки, окно было зашторено. На столе горела рыжая лампа, бросая пятно света на девочку. Она лежала ничком на кровати. Сыщик бесшумно придвинул стул и сел.
  Они были в комнате одни. Даша повернула к нему заплаканное лицо.
  - Папа умер, - сказала она.
  Ребрин кивнул, подавив вздох.
  На глазах девочки снова выступили слёзы и покатились по щекам.
  - Скажите, это из-за психотрона, да?
  Он обнял её, погладил по голове, попытался вспомнить слова, которые ему в детстве говорила мать, когда ему было плохо. Достал свой платок и вытер её лицо.
  - Не знаю, Даша. Пока ничего не могу сказать.
  - Но кому нужно было убивать папу... моего папу...
  Ребрин молчал, давая ей выплакаться. Минут десять они сидели, не говоря ни слова. В комнату заглянул Максимов, но сыщик жестом попросил его уйти.
  Даша посмотрела на Ребрина.
  - Вы найдёте того, кто это сделал?
  - Найду, обещаю. А ты постарайся успокоиться. Сейчас тебе надо пережить эти дни, они самые трудные, а потом всё уляжется... - Он помолчал. - Лидия Николаевна уже позвонила твоей тёте. Она приедет сюда.
  Даша кивнула и зарылась лицом в подушку. Стараясь ступать бесшумно, Ребрин вышел.
  В саду, залитом лунным светом, оглушительно звенели кузнечики. Он медленно пошёл к флигелю. Андрей последовал за ним. Со стороны ворот донеслось урчание мотора. Это милицейская машина выезжала с дачи.
  - Ты можешь показать, где они бежали? - спросил Ребрин. - Я имею в виду - их путь от флигеля до того места, где они перелезли через забор?
  - Конечно.
  Детективы обогнули здание лаборатории, прошли между ёлками и оказались возле забора, где густо росли лопухи и крапива.
  Андрей объяснил, что братки не сразу полезли на забор, а какое-то время бежали вдоль него к воротам, и лишь выстрел Вихорева заставил их кардинально изменить маршрут.
  Ребрин зашагал вдоль забора.
  - Шальная пуля, ничего другого не приходит в голову, - идя за ним, рассуждал Андрей. - Чтобы попасть в Шевцова с такого расстояния, надо целиться секунд двадцать, не меньше, а у них не было этого времени, точно говорю! Выходит, в саду был третий бандит. Он убил Шевцова одним выстрелом, а потом незаметно удрал, пользуясь суматохой.
  Сыщик остановился и жестом подозвал его к себе. Ногой отведя разросшуюся крапиву, он показал на застрявший между стеблями белый конверт.
  - Это могли потерять бандиты, когда смывались от нас! - взволнованно заговорил Андрей. - Ну, точно! Именно на этом месте они стали отстреливаться! Наверное, и бумагу потеряли при этом!
  Ребрин поднял конверт и извлёк из него белый глянцевый прямоугольник. На нём была оттиснута эмблема в виде парусника, а ниже шла надпись золотом: "Приглашение на празднование трёхлетнего юбилея клуба "Гель-Гью". Начало 3 июня в 22.00". Ещё ниже имелась приписка, сделанная от руки: "Дорогая Вероника, наконец-то я стал владельцем этого заведения. Завтра собираюсь отметить столь выдающееся событие. Приезжай обязательно. Отгрохаем грандиозный концерт, будет фейерверк. Целую тысячу миллионов раз. Твой Ильдар".
  Прочитав приписку, Андрей посмотрел на Ребрина.
  - Вероника оставила или забыла конверт с приглашением в лаборатории, а теперь спохватилась. Поняла, наверное, что он может навести нас на их с Ильдаром след! Ильдару пришлось отправить за ним своих людей!
  - Юбилей давно прошёл, - ответил сыщик, - но это, действительно, след.
  Андрей подумал, что если бы он не уснул тогда, то наверняка нашёл бы этот конверт. Он ведь лежал на столе перед самым его носом!
  Ему неудобно было признаваться в своём промахе, и он промолчал, потупившись.
  - Этот адрес - клуб "Гель-Гью", они хотят сохранить в тайне, иначе бы не стали рисковать, - сказал Ребрин, засовывая пригласительный билет обратно в конверт, а конверт убирая в карман. - Я почти уверен, что после освобождения Даши братва Ильдара перебазировалась в это заведение, а с ними и психотрон с дискетой. Завтра вечером наведаюсь туда, разведаю обстановку.
  - Если клуб контролируют люди Ильдара, то тебе соваться туда нельзя, - заметил Максимов. - Они тебя знают.
  - Ничего, изменю внешность. Наклею усики, волосы покрашу...
  Максимов качал головой.
  - Слушай, а может, отдать это дело милиции? Шевцов мёртв, от обязательств перед ним мы вроде как свободны...
  - Я дал Даше слово найти убийцу, - хмурясь, ответил Ребрин. - А вообще, если говорить откровенно, больше всего в этой истории мне не нравится само существование психотрона. Шевцов был прав - ничего, кроме вреда, он принесёт.
  - Это верно, - согласился Андрей. - Как вспомню магазин, так прямо дрожь берёт.
  Друзья прошли между елями и оказались перед верандой. Над крышей особняка, пробиваясь сквозь облака, висела большая круглая луна.
  - Скоро о психотроне узнают милиция и спецслужбы, - сказал Ребрин. - Шила в мешке не утаишь. Поэтому если мы хотим избавить мир от психотрона, то надо действовать. Тем более мы уже знаем достаточно много. Завтра продолжай наблюдение за Хеймондом, а я поеду толковать с Остожиным. У него наверняка есть информация по владельцам клуба "Гель-Гью".
  - Заодно возьми у него направленный микрофон для прослушивания разговоров на расстоянии, - сказал Андрей. - Он может нам понадобиться для слежки.
  Ребрин кивнул.
  - Да, но это днём. А вечером я нанесу визит в клуб. Вихорев пусть остаётся здесь. Кому-то надо присматривать за Дашей.
  
  
  Глава 19
  
  Андрею в слежке за Хеймондом пришлось задействовать "Опель", поэтому Ребрин добрался до "Гель-Гью" на такси.
  Клуб занимал двухэтажное здание на Мосфильмовской улице. Час был ранний, вечер ещё только вступал в свои права, но в "Гель-Гью" уже съезжались посетители. Перед фасадом стояло десятка два иномарок, в основном джипов. Между машинами и входом сновали мужчины в тёмных костюмах и вызывающе одетые молодые дамы. Над крышей сверкала цветным неоном большая надпись: "Гель-Гью". Из поминутно раскрывавшихся дверей неслась музыка.
  На сыщике был чёрный костюм, белая сорочка и бордовый с блёстками галстук. Сильно менять внешность он не стал, ограничился тем, что нанёс на лицо и руки тонизирующий крем для загара и оставил лёгкую небритость. Два охранника, стоявшие в дверях, пропустили его без вопросов.
  В просторном холле было темно и малолюдно; музыка доносилась справа, из бара, и сыщик направился туда. В полутёмном помещении, пронизанном цветными лучами, народу было уже довольно много. Ребрин разыскал свободное место у стойки и заказал пиво. Почти сразу рядом с ним пристроилась долговязая девица в очень коротком декольтированном платье. Закурив сигарету, она с задумчивым видом уставилась на соседа.
  - Привет, малышка, - Ребрин улыбнулся. - У тебя клёвый прикид.
  Она натужно усмехнулась.
  - А не закажешь и мне пивка?
  - Нет проблем.
  Бармен поставил ещё один бокал.
  - Я здесь вообще-то впервые, - Николай придвинулся к ней. - Мне говорили, в этом клубе можно хорошо развлечься.
  Она томно выдохнула дым.
  - Ты пришёл играть или просто оттянуться? Давай выпьем ещё по бокальчику. Хотя я предпочитаю виски.
  - Бармен! - окликнул Ребрин. - Два виски!
  - Мне "бурбон", - сказала девица.
  - Значит, два "бурбона"!
  Пока она цедила спиртное маленькими глотками, Ребрин украдкой оглядывался. Братков, которых он видел в красном здании, здесь не было.
  В кармане пиджака звякнул мобильник. Ребрин достал его и на всякий случай отодвинулся от своей новой знакомой.
  - Николай? Приветствую, дорогой, - узнал он хрипловатый бас Остожина. - Значит, только что поступили сведения из "Мосжилимущества". Заведение общепита под названием "Гель-Гью" учреждено в апреле девяносто четвёртого года неким господином Тименским Леонидом Семёновичем, шестьдесят второго года рождения, уроженцем города Москвы. В июне девяносто шестого владельцем стал числиться Фрумсон Михаил Львович, сорок восьмого года рождения, уроженец города Сочи. Он же остаётся владельцем по сию пору.
  - Какой ещё Фрумсон, - шёпотом, закрывая микрофон рукой, заговорил Ребрин. - По моим сведениям, здесь всем заправляет человек по имени Ильдар!
  - Вполне возможно. Но что ты хочешь от "Мосжилимущества"? Половина зарегистрированных директоров и владельцев фирм - липовые, а рулят там совсем другие люди. Тем более если речь идёт о казино. Давно пора усвоить, что все подобные заведения схвачены братвой, и надо связываться с Петровкой, чтобы узнать фамилии или кликухи их настоящих боссов. В МВД такие сведения наверняка есть, но я не имею на них выхода...
  Ребрин засунул мобильник в карман и обернулся к соседке.
  - Тебя как зовут?
  - Жасмин.
  - В таком случае, я - Жорж. Ты здесь часто бываешь?
  - А что?
  - Мне надо найти одного человека. Если поможешь, то получишь вот это, - он показал ей пятидесятидолларовую купюру.
  Она сделала вид, что деньги её не интересуют.
  - Что за человек? - спросила она, продолжая сидеть в той же расслабленной позе и тянуть виски.
  - Мой старый кореш, - ответил сыщик, - друг детства, можно сказать. - Он достал фоторобот Ильдара и развернул его так, чтобы его никто, кроме Жасмин, не видел. - Знаешь такого?
  - Нет.
  Она сказала это слишком поспешно. Ребрину показалось, что на её гладком, как будто кукольном лице промелькнул испуг.
  - Ты, главное, не бойся, - он ободряюще улыбнулся. - В случае чего - я тебя не знаю и мы с тобой ни о чём не базарили.
  - Говорю тебе, впервые вижу.
  Он несколько секунд молчал, потом убрал фоторобот в карман.
  - Ну, лады.
  - Ты ведь хотел развлечься, да? - Она раздвинула губы в деланной улыбке. - Тогда пропустим ещё по бокальчику.
  - Бармен, ещё один "бурбон"! Для дамы!
  Ребрин бросил на стойку деньги и, оставив Жасмин допивать свой "бурбон", прошёл в соседнее помещение. Там было устроено что-то вроде танцпола. Заполняла его в основном молодёжь. В полумраке под ритмическую музыку дёргались танцующие. Ребрин постоял у стены, всматриваясь в синие при свете цветных огней лица, а затем направился к следующим дверям, за которыми виднелась широкая лестница. По её ступеням, покрытым толстым ковром, сновала уже другая, более солидная публика: наверху был игорный зал. Войдя туда, Ребрин окинул взглядом людей, собравшихся у столов. Большинство мужчин здесь были среднего или старшего возраста и одеты в строгие костюмы. На дамах сверкали драгоценности. Из игорного зала Ребрин проследовал в комнату отдыха, где с десяток посетителей сидели на диванах или перекуривали у окон, разговаривая вполголоса.
  Сыщик остановился в стороне и связался по мобильному телефону с Андреем.
  - Клиент мотается по антикварам, - доложил приятель. - Сейчас следую за ним по Садовому кольцу.
  - А я в "Гель-Гью". Пока ничего. Знакомых рож не увидел...
  Краем глаза он заметил, что к нему кто-то подходит. Он свернул разговор с Андреем и обернулся. Перед ним стояла Жасмин.
  - Ты, кажется, кого-то ищешь... - Она улыбнулась одними губами. -Я могу тебе помочь. Вернее, не я, а мой приятель. Он тут всех знает... - Она показала глазами на коротко стриженого парня в смокинге, возникшего в дверях комнаты отдыха.
  Перехватив взгляд Ребрина, он улыбнулся и кивнул в сторону, как бы приглашая следовать за собой. Сыщик, помедлив секунду, направился к нему.
  Они прошли через весь игорный зал и вышли на другую лестницу, безлюдную, грязноватую и плохо освещённую.
  - Маринка сказала, ты кого-то ищешь, - произнёс молодчик, когда тяжёлая дубовая дверь отрезала их от публики.
  Пистолет был уже у Николая в руке. Он резко развернулся и приставил ствол к груди молодчика. Явно не ожидавший такого поворота, тот замер на секунду, а потом попытался взять сыщика на испуг:
  - Чувак, ты чё? От тебя же здесь мокрого места не оставят!
  Как бы подтверждая его угрозу, ближайшая дверь приоткрылась и выставилось дуло автомата с наверченным на него глушителем. Ребрин отпрыгнул в сторону, прикрываясь телом парня.
  - Брось пушку, мужик, - пророкотал скрывавшийся за дверью автоматчик.
  Ободрённый поддержкой, парень перешёл в контратаку: ударил Ребрина по руке с пистолетом и одновременно сделал подсечку. Падая, сыщик успел увлечь его за собой. Они покатились по ступенькам, борясь за пистолет.
  Автоматчик вышел на лестницу, за ним показались ещё двое. Сопротивляться было бесполезно. У Николая отобрали пистолет и заломили руки за спину. Ясно, что Жасмин узнала человека на фотороботе и "стукнула" кому-то из здешней братвы.
  К нему подошёл человек в чёрном костюме и в галстуке, на котором сверкала бриллиантовая заколка. Ребрин сначала увидел эту заколку, и лишь потом, когда поднял глаза, узнал Ильдара. Это тот самый тип, который сидел в серой "четвёрке" и держал в руках психотрон!
  Ребрина обыскали, вытащили из кармана листок с фотороботом. Взглянув на своё изображение, бандит усмехнулся:
  - А ведь похож!
  Два братка повели пленника вниз по лестнице, вцепившись ему в руки. Ильдар и автоматчик шли сзади.
  В просторной подвальной комнате, куда ввели Ребрина, горела единственная лампа, свисавшая с потолка на голом проводе. Под лампой стоял круглый стол, за ним сидели трое стриженых мужчин и играли в карты. В одном из них сыщик узнал парня, которого он "вырубил" на балконе красного дома.
  Комната выглядела облезлой, всё в ней было старое, наверняка оставшееся с советских времён. У стен стояли канцелярские столы, стулья, продавленный диван, три шкафа, в том числе книжный с какими-то книгами. Только картины в золочёных рамах, прислонённые к дальней стене, наверняка были не отсюда, а из квартиры Амбарцумяна.
  - Свяжите ему руки и посадите сюда, - Ильдар показал на диван.
  Ребрина связали его же собственным галстуком. Главарь развалился в кресле.
  - Сходи за Вероникой, - приказал одному из парней.
  Ребрин метнул на Ильдара быстрый взгляд. Неужели и Савицкая здесь? Внимательно посмотрев на него, главарь усмехнулся:
  - Удивлён? Думал, она загнулась в автокатастрофе?
  - Вместо неё вы убили Зинаиду Науменко, - сказал сыщик. - А перед этим заставили её перекраситься в блондинку и надеть платье Вероники... Серёжки Вероники на неё нацепили для правдоподобия... Ловко вы всё это провернули. Даже Шевцов купился на вашу туфту.
  - Значит, план сработал, - ответил Ильдар. - Менты с Шевцовым должны были получить труп Вероники, и они его получили.
  - А как у вас продвигаются дела с Хеймондом? - резко сменил тему Ребрин. - Веронике удалось договориться с ним?
  Ильдар посуровел.
  - Откуда ты про него знаешь?
  - Это частный детектив, нанятый Шевцовым, я тебе говорила о нём, - раздался звонкий голос Савицкой.
  Она как раз входила в комнату, когда Ильдар задал свой вопрос. Благоухая ароматом дорогих духов, она подошла к нему и обвила руками его плечи. Николай окинул её взглядом. Из прежней роскошной блондинки она превратилась в жгучую брюнетку.
  - То-то мне сдаётся, что я его где-то видел, - сказал Ильдар.
  - И я его видел, шеф, - прогудел знакомый Ребрину браток, который всё это время не сводил с него глаз. - Это тот самый хмырь, с которым я помахался на фазенде! Щас я ему вмажу! - Он начал вылезать из-за стола.
  - Уймись, Черпак, - Ильдар жестом остановил его. - Ещё успеешь.
  Недовольно ворча, Черпак снова уселся.
  - А ты шустрый малый, как я посмотрю, - обернулся к пленнику главарь. - Вычислил нашу фазенду за МКАДом, а теперь и сюда приканал.
  - Это очень опасный субъект, - заметила Савицкая. - Из кожи лезет, отрабатывая шевцовские деньги!
  - Сколько ему заплатили? - спросил у неё Ильдар.
  - Пятьдесят тысяч долларов. И ещё столько же получит, если найдёт психотрон.
  Ильдар наклонился к сыщику.
  - Как ты узнал, что я здесь?
  В комнате наступила тишина. Все ждали, что скажет пленник.
  - Твои раздолбаи потеряли конверт с пригласительным билетом, когда драпали с дачи, - сказал Ребрин после молчания.
  Ильдар метнул свирепый взгляд на Черпака.
  - Получишь по мозгам за такую работу!
  - Это Филя, мудак, лоханулся, - начал оправдываться Черпак, но Ильдар перебил его:
  - Ладно, завязывай базар! Оба вы хороши!
  Связанный сыщик выпрямился на диване.
  - Ты отправил своих людей на дачу найти этот конверт. Они его нашли и тут же потеряли. Выходит, сделали только половину работы. Зато вторая половина им удалась как нельзя лучше: Шевцова они завалили с одного выстрела.
  - Не понял, - сказал Ильдар.
  - Можешь радоваться, Шевцов мёртв.
  Ильдар посмотрел на Веронику. Та, в свою очередь, уставилась на сыщика.
  - Как - мёртв? - В её голосе прозвучало неподдельное изумление. - Я ничего об этом не знаю!
  - Разве твой друг тебе не сказал? - спросил Николай.
  Она обернулась к Ильдару.
  - Ты приказал убить Шевцова?
  - Нет, конечно. Я не стал бы этого делать, не предупредив тебя.
  Вероника вновь устремила взгляд на пленника.
  - Значит, ты лжёшь.
  - Позвони в милицию или в морг, - спокойно ответил Ребрин.
  Ильдар сунул в рот сигарету.
  - Непонятки какие-то. О чём ты толкуешь, говори яснее.
  - Тебе лучше знать.
  - Ильдар, без Шевцова мы не возьмём дискету, а она для нас важнее психотрона! - выкрикнула Савицкая.
  - Говорю тебе, я не отдавал команды на его ликвидацию, - в голосе главаря проскользнуло раздражение. - Какой мне смысл вешать тебе лапшу на уши?
  Ребрин пошевелил связанными руками, расправляя плечи.
  - Конечно, дискета для вас очень важна, - сказал он. - Хеймонд за неё хорошо заплатит, не так ли?
  Вероника уставилась на него округлившимися глазами.
  - Видишь, он уже и про Хеймонда разнюхал, - процедил главарь.
  - Но откуда?... - Вероника была поражена.
  Бандит переадресовал вопрос Ребрину:
  - Откуда разнюхал про американца? Давай колись.
  Николай помешкал с ответом. Надо было по-быстрому просчитать, что можно сказать этим людям, а о чём лучше умолчать или соврать.
  - Вы влипли в скверную историю, ребята, - заговорил он. - Скажу вам правду. Хеймонд - завербованный агент российских спецслужб, а это значит, что вы оба на крючке у ФСБ.
  Сыщик мысленно усмехнулся, увидев вытянувшиеся физиономии Ильдара и Вероники. Похоже, его ложь подействовала!
  - Хотите совет? Отдайте психотрон и дискету мне, а сами смывайтесь. До полуночи вас никто не тронет, гарантию даю. Но если к двенадцати часам я не выйду отсюда, то о вашем притоне в "Гель-Гью" станет известно на Лубянке. Кстати, о ваших проделках с психотроном там уже знают. Вас вовсю ищут, всё начальство стоит на ушах.
  - Понтуешь, гад! - взревел Ильдар, швыряя в пленника сигарету.
  - А может, это правда? - Вероника тревожно взглянула на сообщника.
  - Будь это правдой, нас бы уже замели!
  - Ты думаешь?
  - Конечно! Это всё параша про завербованного агента! Слушай сюда, сыскарь. Ты знаешь, что мы сделали с этим лохом Лопатиным?
  - Догадываюсь.
  - Он гниёт в канализации. Так бывает со всеми жадными до бабок фраерами. Хмырь сделал своё дело, слил нам информацию, пустил на дачу, а потом исчез. И ты исчезнешь, и твоего трупа не найдут. - Бандит помолчал, сверля пленника глазами. - Но у тебя есть шанс спасти свою шкуру. Выдай мне дискету. Или скажи, где она.
  Сыщик откинулся на диване.
  - Интересно. Выходит, у тебя её нет?
  - Не тяни резину, - поторопил его Ильдар. - Или хочешь гнить на пару с Лопатиным? Где дискета?
  - Она у Вероники.
  - Он лжёт! - взвизгнула она.
  - Помолчи, - Ильдар отмахнулся от неё. - Гонишь, сыскарь! Откуда она у неё?
  - Вероника Львовна украла её из сейфа в кабинете Шевцова за несколько часов до того, как ты убил Деревянкина, - ледяным тоном проговорил Николай.
  - Не крала я ничего! - Савицкая обернулась к Ильдару. - Он лжёт, чтобы поссорить нас!
  - Сядь там и молчи, - рыкнул на неё бандит. - Не встревай в базар!
  Вероника отошла с обиженным видом. Ильдар посмотрел на сыщика.
  - Ну, давай, толкуй дальше.
  - Вероника Львовна воспользовалась тем, что Шевцову стало жарко и он снял с себя пиджак, в котором лежала карточка с кодовым ключом от сейфа, - объяснил Ребрин. - Увидев это, она попросила его сходить в лабораторию, якобы ей понадобились оттуда какие-то бумаги, и когда он ушёл, спокойно вынула карточку, открыла сейф и взяла дискету.
  - Ложь! Ложь! - кричала Вероника.
  Сыщик с лёгкой усмешкой смотрел, как она кипит от ярости.
  - Вам, Вероника Львовна, надо было положить карточку на место. А то её отсутствие вызвало у нас подозрение. Пришлось вскрыть сейф автогеном.
  - Дикий вздор!
  Ильдар не сводил с Ребрина колючего взгляда.
  - Чем докажешь, сыскарь?
  Николай усмехнулся.
  - Ты хоть думай, о чём спрашиваешь. Как я могу что-то доказать, сидя здесь со связанными руками? Впрочем, ты поймёшь, что я прав, припомнив тот вечер. Ты был у Вероники, когда к ней на квартиру явился Деревянкин.
  - Откуда ты знаешь, что я там был?
  - По окуркам твоих любимых сигарет "Лаки страйк".
  Ильдар как раз закуривал очередную сигарету этой марки. Руки бандита дрогнули.
  - Ну, допустим, был, - пробурчал он. - Допустим. Что дальше?
  - Деревянкин начал требовать у Вероники дискету. Требовал он грубо, наверняка пушкой пригрозил...
  - Он вёл себя слишком борзо, мне пришлось всадить в него пулю! - взревел Ильдар.
  - А ты не задумался, с чего бы это Деревянкину требовать у неё дискету?
  Бандит бросил хмурый взгляд на Савицкую.
  - Она мне сказала, что Деревянкин подозревает её в причастности к краже психотрона...
  - Деревянкина послал к ней Шевцов, когда мы обнаружили, что дискета исчезла, - сказал сыщик.
  Вероника со стоном опустилась в кресло.
  - Нет у меня дискеты, клянусь... - Она устремила на Ильдара глаза, полные слёз. - Верь мне, во имя нашей любви!
  - Она уже обо всём договорилась с Хеймондом, - жёстко сказал сыщик. - Психотрон американца интересует лишь постольку поскольку. Прежде всего ему нужна дискета. Только за неё он платит крутые бабки.
  - Откуда ты всё это знаешь?
  - Она встречалась с ним вчера в половине седьмого вечера в офисе фирмы "Тринити Энтерпрайзис" на проспекте Вернадского. - Ребрин скосил глаза на свой нагрудный карман. - Здесь ты найдёшь доказательство. Я там их сфоткал.
  Ильдар рывком вытащил у него из кармана фотографии, бегло взглянул на них и, задрожав, швырнул на колени Савицкой.
  - Значит, встречалась? Вот как? А мне ты ничего не сказала!
  От неожиданности она потеряла дар речи.
  - Дорогой, я просто не успела тебя предупредить... - сглотнув, забормотала она. - Хеймонд вчера позвонил неожиданно и попросил о встрече...
  - О чём ты с ним базарила?
  - Он был недоволен, что мы тянем с дискетой. Я заверила его, что дискета скоро будет у нас...
  - Она ведёт свою игру! - перебил её Ребрин. - Зачем ей делиться с тобой, когда можно взять всё?
  Ильдар подошёл к Веронике и грубо взял за локоть.
  - Нет! - взвизгнула Вероника. - Не верь ему! Позвони Хеймонду и спроси у него...
  - Так он мне и признался, этот хренов америкашка! - Он наклонился к ней, глядя в глаза. - Хочешь меня наколоть, да? Заныкала дискету, чтобы одной захавать всё бабло?
  Бандит в сердцах принялся выкручивать ей руку.
  - Нет, Ильдар, нет! - Савицкая, морщась от боли, опустилась перед ним на пол. - Отпусти меня, мне больно!
  - Куда дела дискету, колись!
  Вероника внезапно пришла в ярость, принялась вырываться и царапаться. Сопротивление, по-видимому, окончательно убедило Ильдара в её виновности.
  - Сука! Я никогда тебе не верил!
  - Сыщик врёт! - визжала она.
  - Тащите сюда верёвку! - крикнул главарь.
  Веронику связали и швырнули на тот же диван, на котором сидел Николай.
  - Гад, - цедила она сквозь зубы, глядя на сыщика с ненавистью. - Оклеветал меня!
  - Это не клевета, а элементарная логика, - ответил Ребрин. - Тебе нужен был человек, который помог бы завладеть психотроном. Одна, без посторонней помощи, ты не могла осуществить похищение. И ты нашла такого человека. - Он посмотрел на Ильдара. - Ты хоть понимаешь, что она тебя использовала?
  Ильдар взял Веронику за волосы и отвёл её голову назад.
  - Слушай сюда. Ты, конечно, клёвая чувиха, но бабло дороже. Поэтому если я через два часа не получу дискету, то начну выдирать ноготки на твоих пальчиках, а потом и сами пальчики отрубать, поняла? Давай говори, где дискета?
  - Не знаю, честно...
  Вероника вдруг обмякла, из её глаз покатились слёзы. Она начала сползать с дивана на пол. Ильдар грубо схватил её и усадил на место.
  - Сейчас расколешься. Я ещё и не таким развязывал язык.
  - Вспомни, как мы любили друг друга! - провыла Вероника. - Неужели у тебя совсем не осталось ко мне прежних чувств?
  - Таких, как ты, у меня было полно. Ну? Отдашь дискету?
  Он ударил её по щеке.
  - У меня... её... нет... - всхлипывая, выдавила Вероника.
  Главарь обернулся к подручным.
  - Найдите мне Цыпу, быстро. Пусть явится с щипцами и паяльником!
  В наступившей тишине стало слышно, как в кармане у сыщика затренькал мобильник. Ильдар вынул его и несколько секунд раздумывал, прислушиваясь к звонкам.
  - Лады. Сейчас будешь базарить. Но хоть одно лишнее слово - урою на месте!
  Он включил соединение и поднёс телефон к уху Ребрина.
  - Алло, Николай? - зазвучал в динамике взволнованный голос Андрея.
  Сыщик молчал.
  - Давай, отвечай, - прошипел Ильдар и вдавил угол мобильника ему в висок.
  - Да, я, - с усилием произнёс Ребрин.
  Бандит наклонился к телефону.
  - Слушай, тут такие дела! - говорил Андрей. - Американец сейчас встретился с одним мужиком. Я слышал их разговор по направленному микрофону. Отличная штука, кстати. Позволяет услышать голоса за сто метров... Так вот, мужик из того же научного института, что и Шевцов. Ты не поверишь, у него есть ещё один психотрон! В натуре!...
  - Спроси - откуда? - прикрыв рот ладонью, прошептал главарь.
  В довесок к своим словам он ткнул Ребрина в бок.
  - Откуда? - сквозь зубы выдавил Николай.
  
  
  Глава 20
  
  Хеймонд сидел на открытой террасе уличного кафе, примыкавшей к гостинице "Орлёнок" на уровне её второго этажа, потягивал пиво из высокой кружки и листал журнал. Солнце закатилось за высотку МГУ, но небо было ещё по-летнему светлым. Долгому жаркому дню, казалось, не будет конца.
  Американец сидел у самых перил, откуда хорошо просматривалась территория перед главным входом в гостиницу, ряды припаркованных машин и часть улицы Косыгина. Но и сам он был отлично виден Андрею. Пока он пил пиво, детектив успел выбрать наиболее удобную точку для наблюдения, поставив "Опель" как раз напротив террасы.
  Ровно в половине десятого вечера на террасу поднялся невысокий коренастый мужчина лет шестидесяти, с густыми седеющими волосами и окладистой бородой. Задевая столы и стулья своей массивной сумкой, он подошёл к столу американца, бесцеремонно выдвинул стул и тяжело опустился на него. Сумку поставил рядом.
  Направленный микрофон был у Андрея под рукой, оставалось надеть наушники, установить аппарат на треногу и повернуть его в сторону американца и бородача. После несложной настройки на маленьком экране появились силуэты говоривших. В наушниках зашелестели голоса:
  - ... Я прекрасно помню вас, профессор. Вы были одним из тех людей, с которыми я пытался наладить сотрудничество.
  - Не наладить сотрудничество, а завербовать.
  - Можно и так сказать, - Хеймонд широко улыбнулся. - Я вижу, вы отлично меня понимаете, мистер Черкашин!
  - Из-за этих чёртовых фээсбэшников у тебя ничего не получилось, - ответил бородач. - Тебе пришлось уносить ноги из России, не так ли?
  - Да, я почувствовал слишком пристальное внимание со стороны органов и вынужден был уехать... - Хеймонд закурил сигарету. - Меня, признаться, удивил ваш сегодняшний звонок. Я даже подумал, не провокация ли это спецслужб.
  - Не беспокойся, - Черкашин засмеялся. - Инициатива исходит исключительно от меня.
  - Как вы узнали, что я в Москве?
  - Три года назад ты дал мне свой номер в Пуэрто-Рико, или уже забыл?
  - Ах, вот в чём дело!
  - Неделю назад я позвонил по нему. Твоя секретарша или кто там сообщила мне, что ты уехал в Москву, она же дала мне номер твоего мобильника.
  Хеймонд кивнул.
  - Что ж, я рад, профессор, что вы не погибли в том трагическом пожаре. После него, насколько я знаю, почти не осталось людей, которые работали над психотроном...
  - Открою тебе тайну, мистер. Для ФСБ и моих бывших сотрудников по институту я мёртв. Скончался. Сгорел при пожаре. Один из обгоревших трупов по ошибке приняли за мой, чем я и воспользовался, чтобы скрыться от всех. Знакомая женщина увезла меня к себе в Екатеринбург, и я несколько недель провалялся в тамошней больнице с ожогами. Там же я прочёл сообщение о своей смерти. Вообрази себе ситуацию! Я не стал заявлять об ошибке. Поселился в глухой уральской деревне, инкогнито, под чужой фамилией...
  Хеймонд смотрел на него и думал о том, что такая невероятная удача в практике секретных агентов случается, пожалуй, только один раз. Даже если он не достанет психотрон и дискету, а только переправит в Штаты этого учёного, он может считать, что с успехом выполнил свою миссию.
  Американец находился в Москве уже почти месяц. Из Пуэрто-Рико его вызвала Савицкая, пообещав раздобыть не только психотрон, но и дискету с полной информацией по гиперзвуковому оружию. На первой личной встрече он дал ей понять, что его прежде всего интересует дискета, и что двадцать миллионов долларов он платит именно за неё. Не отказывается он и от аппарата, но оценивает его в пять миллионов. С Савицкой у него было несколько полуконспиративных встреч. На них она заверяла его, что психотрон уже добыт, а дискета появится в самые ближайшие дни. Но время шло, а дискеты всё не было. Как, впрочем, и психотрона.
  В Москве Хеймонд старался вести себя как обычный турист - ездил по музеям и комиссионкам, бывал в ресторанах. Пребывание его в российской столице затягивалось. На последней встрече с Вероникой в офисе фирмы "Тринити Энтерпрайзис" он заявил ей, что будет ждать ещё неделю и вернётся в Штаты. Савицкая вновь пообещала достать дискету, но вид у неё был уже не такой уверенный, как прежде. Хеймонд чувствовал, что у партнёрши что-то не ладится. Его миссия в России грозила закончиться неудачей. И тут вдруг объявляется Черкашин, главный разработчик гиперзвукового оружия! Если удастся столковаться с ним, то можно смело махнуть рукой на Савицкую. Всё, что ему нужно, даст Черкашин.
  - Три года вы жили в глухой деревне? - переспросил он. - И что же вас подвигло на это?
  - Мечта о жизни на Западе, - с ухмылкой ответил бородач и тоже закурил. - Буду с тобой откровенен. Мне, с моими способностями, и в России могли бы создать неплохие условия, но тут я был бы невыездным, а для меня это всё равно, что тюрьма. Я поставил себе целью заработать деньги, большие деньги, и вырваться за границу.
  - Насчёт выезда из России - это правильно, но я всё же не пойму: какие деньги вы могли заработать в глухой деревне?
  - Я делал психотрон. Делал практически вручную, создавая его из деталей, добытых на екатеринбургских барахолках и свалках. Это был нелёгкий труд, но я с ним справился!
  Хеймонд погасил сигарету и посмотрел на собеседника. Сделать психотрон из деталей со свалки? Какой-то абсурд. Хотя у этих полоумных русских всё может быть...
  - Если это действительно так, - сказал он осторожно, - то мы готовы заключить с вами соглашение.
  - Мои условия: ты помогаешь мне выехать в Штаты, делаешь мне гражданство и платишь двадцать миллионов долларов.
  - Ммм... - Хеймонд покачал головой. - Впрочем, мы можем рассмотреть ваше предложение, но только если вы предоставите нам теоретическую базу по аппарату, я имею в виду технологию, чертежи и прочее. Лучше, если всё это будет компактно записано на компьютерной дискете.
  Черкашин усмехнулся.
  - Чтобы ты взял её и сделал мне из-за океана ручкой? Нет уж, - ухмылка сползла с бородатого лица. - В наше время верить нельзя никому. Я знал, что аппарата тебе будет мало. Ты потребуешь информацию. Так вот, информация здесь... - Черкашин постучал себя пальцем по лбу. - Здесь она, вместе со всеми цифрами и чертежами! Когда я стану гражданином Америки с двадцатью миллионами в кармане, тогда выдам её тебе в лучшем виде!
  Некоторое время Хеймонд молчал, размышляя. Ему всё ещё не верилось. Ценнейший специалист, к которому три года назад он долго и с бесчисленными ухищрениями искал подходы, сам "плывёт" к нему в руки! Уж не провокация ли это российских спецслужб?
  - Всё это слишком неожиданно, - произнёс он, наконец. - Неожиданно и необычно... Признаться, я плохо представляю себе, как можно вручную, сидя в деревне, сделать такой сложный прибор, как психотрон...
  - Ты читал сказку о Левше, который подковал блоху? - перебил его профессор. - Считай, что я тот самый Левша и есть. А пушку я готов показать хоть сейчас! В деле показать!
  С этими словами он водрузил свой баул себе на колени и расстегнул на нём "молнию".
  - Но это какой-то жестяной ящик, - увидев аппарат, в замешательстве пробормотал американец.
  - Дизайн у него, конечно, не то что у какого-нибудь "Панасоника", но нам в деревне было не до дизайна. Нам главное - чтоб пахал как надо!
  Полностью извлекать аппарат из баула Черкашин не стал, высвободил только чёрный квадратный "глаз".
  - Итак, я наставляю этот квадрат... например, на вход в гостиницу. И нажимаю на кнопку. А теперь смотри!
  Американец на всякий случай отодвинулся в сторону.
  - Если эта штука подействует, то я уже сегодня передам ваши условия в Нью-Йорк. Уверен, мой босс примет их.
  - Примет, куда он денется! - Хрипло смеясь, Черкашин запустил руку в баул и нашарил на стенке аппарата кнопку.
  Андрей высунулся из "Опеля", вглядываясь в ту сторону, куда смотрел "глаз" психотрона. Там стояла группа туристов из Южной Кореи. Туристы благостно улыбались и фотографировали друг друга. И вдруг все разом странно задвигались, словно их что-то встревожило, а потом, будто сговорившись, дружно побежали через проезжую часть к аллее посреди улицы.
  По спине молодого человека пробежал холодок. Ему вспомнились страх и смятение, охватившие его в магазине обоев, когда ему точно так же, как этим туристам, захотелось поскорее выбраться на открытое пространство, подальше от ходящих ходуном стен и заваливающихся домов...
  В зоне действия черкашинского психотрона оказались, кроме туристов, несколько припаркованных легковушек, туристический автобус и часть гостиничного корпуса. Одна из легковушек как раз отъезжала. Внезапно в действиях её водителя проявилась нервозность, словно за руль сел новичок. Он слишком резко надавил на газ и столкнулся с автобусом.
  Тем временем из гостиницы начали выбегать люди. В окнах, расположенных над входом, показались головы. Какой-то мужчина вылез из окна и двинулся по карнизу, рискуя упасть на асфальт...
  - Ну что, мистер-твистер, убедился? - Черкашин победно скалился, поливая излучением площадь перед входом в гостиницу. - Или ещё не веришь?
  - О, я вполне убедился, профессор, вполне! Вы гений! В США вас ждут богатство и феноменальный успех!
  Но Черкашин вошёл в раж. Он развернул сумку с психотроном на девяносто градусов и плеснул инфразвуком по проезжей части.
  В первые секунды там ничего не происходило. Машины двигались обычным порядком. Но тут вдруг одна из легковушек, резко вильнув, нарушила общий поток. В неё врезалась идущая сзади, на ту наскочила другая, на другую - третья. Загрохотали удары, сопровождаемые скрежетом шин и звоном разбитых стёкол, сыплющихся на асфальт.
  Андрей выскочил из "Опеля" и побежал к лестнице на террасу. Между тем на улице творилось что-то невообразимое. Легковые машины, сталкиваясь на большой скорости, переворачивались и вылетали на обочину. Стволы многолетних лип в аллее посреди улицы принимали на себя удары и оставались стоять неколебимо, а искорёженные, охваченные пламенем легковушки отскакивали от них и крутились огненными волчками. Какая-то иномарка, отлетев от дерева, вклинилась в ряд припаркованных машин. Во все стороны хлынули осколки стекла и куски металла. "Опель" детектива уцелел чудом. Андрей нырнул за ближайшую припаркованную машину, а когда высунулся, то обнаружил, что путь к лестнице отрезан горящим микроавтобусом. Пришлось вернуться в "Опель".
  Черкашин выключил психотрон и застегнул на бауле "молнию".
  - Как тебе картина?
  - Впечатляет, - пробормотал побледневший американец.
  - То-то же, - бородач осклабился. - Мало я с тебя потребовал. Психотрон и моя голова стоят больше! Надо было сто миллионов с тебя содрать, а то и двести, - он вдруг расхохотался и хлопнул Хеймонда по плечу. - Закажи и мне пивка, а лучше - виски. Выпьем за наше будущее сотрудничество!
  Американец тревожно озирался.
  - В другой раз, профессор, давайте в другой раз... А сейчас нам надо быстро разойтись... Позвоните мне сегодня около полуночи. А лучше - в час ночи. Я к этому времени свяжусь с Нью-Йорком и дам вам ответ. Уверен, он будет положительным.
  - И скажи им, пусть приготовят мне виллу на берегу океана, - Черкашин подмигнул. - И чтоб песочек на пляже был белый, и солнце жарило круглый год!
  Хеймонд поднялся из-за стола и устремился к лестнице. За ним, таща сумку, неторопливо следовал Черкашин.
  Андрей свалился в водительское кресло, вытер вспотевший лоб и достал мобильный телефон, собираясь позвонить Ребрину, как вдруг заметил улепётывающего профессора. Тот только что расстался с Хеймондом и теперь со своим баулом направлялся куда-то в сторону площади Гагарина.
  Андрей взялся за руль. Однако после многочисленных аварий выехать с того места, где стоял его "Опель", оказалось делом далеко не простым. Тем более милиция уже успела перекрыть движение в районе гостиницы. Максимову пришлось маневрировать между обломками и ехать по пешеходному тротуару, непрерывно сигналя столпившимся зевакам. Вслед за ним тем же путём пробирались другие машины, которых не затронула катастрофа.
  Коренастая фигура профессора, согнутая набок тяжёлой сумкой, то и дело пропадала за деревьями. Бородач свернул на улицу Зелинского. Андрей не выпускал его из виду. Заметив, что бородач "голосует", он надавил на газ, но опоздал: возле профессора уже затормозили "Жигули".
  "Опель" остановился позади них. Андрей вылез. Черкашин, который уже договорился с водителем "шестёрки", заталкивал на заднее сиденье баул.
  - Стоп! Стоп! - закричал детектив. - Одну минуту!
  Профессор обернулся. На Андрея глянули маленькие колючие глазки, утопавшие под кустистыми бровями.
  - Не торопитесь, гражданин, - подойдя, сухим тоном сказал детектив и раскрыл фальшивое милицейское удостоверение. - Старший следователь Ермилов. Предъявите ваши документы.
  - А в чём, собственно... - начал Черкашин и замолчал.
  Его рука потянулась к внутреннему карману. Андрей напрягся. Левый борт профессорской куртки подозрительно оттопыривался, как будто там висела наплечная кобура.
  Он перевёл дыхание, когда Черкашин вынул паспорт. Андрей взял его и перелистал, переводя взгляд со страниц на владельца баула.
  - Так... Гражданин Петренко?
  - Именно.
  - Какая-то странная печать на вашем паспорте, гражданин Петренко. Придётся проверить, - Андрей сунул профессорский документ в карман. - Пройдите в мою машину. Вещички не забудьте взять.
  - Давайте я вам помогу, - водитель "Жигулей" взялся за баул.
  Он заметно нервничал, желая поскорее избавиться от пассажира, которым заинтересовалась милиция.
  - Я сам! - Черкашин выхватил у него баул.
  Андрей открыл перед ним дверь "Опеля" и сделал знак водителю "Жигулей", чтоб уезжал. Тот не заставил себя упрашивать. "Шестёрка" отъехала.
  Черкашин затолкал баул на заднее сиденье и хотел было сесть рядом с ним, но Андрей показал на кресло впереди:
  - Здесь сядьте.
  Черкашин закряхтел, согнулся, забираясь в машину. Его рука снова, как бы невзначай, просунулась под куртку...
  Максимов среагировал вовремя. Профессор ещё только доставал самодельный обрез, когда детектив метнулся к нему и перехватил его руку.
  - Мент! - яростно взревел Черкашин и с полуразворота нанёс такой удар, что в глазах у Андрея запрыгали искры.
  Такого отпора от шестидесятилетнего старика он никак не ожидал.
  Бородач перехватил обрез и взвёл затвор. Выстрелить не успел: Андрей с ходу влепил ему мощнейший хук правой в челюсть. Черкашин потерял равновесие, ввалился в салон и растянулся на сиденье. Андрей прыгнул за ним в машину, вцепился в обрез.
  - Мент, как ты вышел на меня? - хрипел профессор, силясь высвободиться из стальных объятий противника.
  - Мы давно следим за тобой, так что лучше угомонись.
  Палец Андрея впился в болевую точку на шее. Черкашин застонал, оружие выскользнуло из его рук. Последнюю попытку сопротивления пресёк удар ребром ладони по затылку. Грузное тело профессора стало заваливаться под сиденье.
  Андрей взял его под мышки и кое-как усадил. Голова Черкашина свесилась на грудь. Со стороны могло показаться, что это пьяный, уснувший в машине.
  Драку могли заметить, надо было быстро уезжать. Андрей выехал на Ленинский проспект, миновал пару кварталов и свернул на узкую и безлюдную улицу Фотиевой. Затормозив у обочины, достал мобильник.
  Почти целую минуту Николай не отзывался. Наконец послышался его голос:
  - Андрей, это ты?
  - Слушай, тут такие дела, американец сейчас встретился с одним мужиком... - и Андрей, косясь на Черкашина, сообщил другу о встрече Хеймонда с человеком, у которого был второй психотрон.
  Ребрин ответил не сразу. Можно было подумать, что он поражён новостью.
  - Откуда? - расслышал, наконец, Андрей его сдавленный голос, почти шёпот.
  - Этот мужик после пожара в институте уехал в деревню и там из деталей смастерил психотрон, - принялся объяснять Максимов. - Аппарат был при нём, он даже включал его. Тут такое было... По радио, наверное, уже вовсю сообщают. Короче, мужик предложил Хеймонду купить аппарат. Американец вроде согласился. Потом они разошлись, и я поехал за мужиком. Слышишь, Николай? Мне охрененно повезло! Мужик сейчас со мной, в машине! С психотроном!
  Связь прервалась.
  Андрей снова набрал номер, но Ребрин почему-то не отзывался...
  
  
  Глава 21
  
  Мобильник сыщика выключил Ильдар. Телефон снова зазвонил, но главарь медлил включать его.
  - Слушай сюда, сыскарь, - он грубо взял Ребрина за подбородок и развернул лицом к себе. - Ты сейчас скажешь своему корешу, что хочешь с ним встретиться. Пусть подъезжает с психотроном и тем мужиком, куда я скажу. Понял?
  Николай угрюмо молчал.
  - Чего заглох? - не дождавшись ответа, Ильдар обернулся к подручному: - Цыпа!
  К пленнику приблизился тощий сутулый субъект с голой головой, синей от татуировок. Субъект держал в руке включённый электрический утюг. Подносил он его к Ребрину медленно, дурашливо скаля жёлтые зубы.
  До утюга оставались считанные миллиметры, когда Ильдар жестом остановил бандита.
  - Так ты понял, нет? - спросил главарь.
  - Понял.
  - Давай, диктуй телефон кореша. Скажешь ему, что встретишься с ним на Зеленоградской улице. Там есть поворот к железнодорожному мосту. Это за Кольцевой. Он должен быть у моста... - Ильдар посмотрел на часы, - через сорок минут. Понял? Не слышу!
  - Понял, - повторил Ребрин громче.
  Главарь набрал номер и поднёс мобильник к его голове. В динамике звучали гудки вызова.
  - Николай, что там у тебя? - По голосу Андрея чувствовалось, что он встревожен. - Тут связь пропадала!
  Сыщик выдержал паузу.
  - Мы должны встретиться через сорок минут, - проговорил он медленно, с многозначительной интонацией, которая должна была насторожить товарища. - Ровно через сорок минут.
  - А в чём дело? - Андрей был сбит с толку. - Ты, вообще, где сейчас? В "Гель-Гью"?
  - Тебе надо прибыть на Зеленоградскую улицу, - словно не слыша его, говорил Ребрин. - За Кольцевой есть поворот к железнодорожному мосту...
  - Николай, - перебил его Максимов. - Николай, послушай. Ты Ильдара нашёл?
  Ребрин взглянул на бандита. Тот отрицательно покачал головой.
  - Нет, - ответил сыщик.
  В разговоре снова наступила пауза.
  - Ты в порядке? Алло!
  Ильдар энергично кивнул.
  - В порядке, - как эхо, отозвался Ребрин.
  - Закругляй базар, - прошептал бандит. - Пусть он быстро шурует к мосту, и без балды!
  - Я в полном порядке, - повторил Ребрин. - В полном, понял?
  Ильдар нажатием на кнопку прервал разговор.
  - Черпак, бери десять пацанов и два джипа, - распорядился он. - Будешь у них за старшего. Поедете к мосту. Его кореш, - он кивнул на сыщика, - нашёл ещё один психотрон. Его надо получить, пока есть возможность.
  - Народу с корешем много подгребёт? - поинтересовался практичный Черпак.
  - По-моему, только кореш и будет. Или нет, с ним ещё какой-то хмырь...
  - Что делать с хмырём? И заодно с корешем?
  Вместо ответа Ильдар двумя пальцами - указательным и мизинцем - показал рога. Черпак, ухмыляясь, кивнул.
  - Место тихое, безлюдное, - прибавил главарь. - Мне самому надо бы поехать, но ты и без меня справишься.
  - Без проблем, - сказал Черпак. - Сработаем под автокатастрофу.
  - Твоя задача - взять психотрон и доставить сюда.
  Услышав истеричный смех Вероники, все удивлённо обернулись.
  - Откуда возьмётся второй психотрон? - зло выкрикнула она. - Тебя дурачат!
  Ильдар взглянул на Черпака.
  - Короче, задание понятно?
  - Понятно, шеф.
  - Подвалите к мосту ровно в одиннадцать. Кореш с мужиком будут сидеть в тёмно-зелёном "Опеле"... В тёмно-зелёном? - Он вопросительно посмотрел на Савицкую.
  - Да, - подтвердила она, борясь со спазмами душившего её нервного смеха.
  Черпак командирским голосом велел картёжникам следовать за ним, и первым, хромая, направился к выходу. Из всех подручных Ильдара в комнате остался только Цыпа.
  - Второй психотрон - это бред! - крикнула Вероника, когда братки вышли из комнаты. - Бред, чистый бред!
  Её смех был похож на рыдание.
  - Завязывай истерику, - грубо оборвал её Ильдар. - Меня слезами не проймёшь. Говори, где дискета?
  - Нет её у меня...
  - Цыпа!
  Браток схватил утюг и, страшно пуча глаза, выставил его разогретым днищем вперёд. У Вероники уже не было сил смеяться. Она часто дышала, лицо её посинело.
  - Ты вытащила дискету из сейфа, - угрожающе произнёс Ильдар.
  Она отрицательно покачала головой.
  Главарь перевёл взгляд на Ребрина:
  - Дискета точно пропала? Не гонишь?
  - Ты же слышал, что ей говорил Деревянкин перед тем, как ты его грохнул.
  - Ну да. Этот жирный ублюдок требовал, чтобы она вернула диск...
  - Это не доказательство! - выкрикнула Вероника.
  - Открыть сейф и взять дискету могла только госпожа Савицкая, - веско проговорил сыщик. - Больше просто некому.
  Ильдар с минуту молчал, недовольно сопя. Злобно пнул Веронику ногой.
  - За сколько ты собираешься впарить её американцу? - проревел он. - Лучше признайся сразу.
  - Нет у меня никакой дискеты, - стонущим голосом ответила Вероника.
  Из её глаз неудержимым потоком катились слёзы.
  - Вешай лапшу, - буркнул Ильдар.
  - Если б не я, ты бы вообще никогда не узнал про психотрон! - сказала Вероника сквозь слёзы, со жгучей обидой. - Я всё сделала, чтобы ты получил его! Я спланировала похищение, я завербовала для тебя Лопатина, я задержала в ту ночь Шевцова в Москве, в конце концов - я связалась с покупателем из Америки! Всё я!
  - Ну, хорошо, - перебил её Ребрин, - если ты не брала дискету, то кто её взял?
  - Откуда я знаю!
  - Ничего, сейчас выясним, - Ильдар мигнул Цыпе.
  Тот, оскалившись, приблизил к ней днище утюга.
  - Стойте! - взвизгнула Вероника.
  - Ну, - сказал главарь.
  - Дискету из сейфа взял Шевцов! Перепрятал в другое место, а обвинил меня, будто я украла!
  У Савицкой лихорадочно блестели глаза. Видно было, что она сама поражена этой неожиданно пришедшей ей догадкой.
  - Конечно, он! Ему надо кого-то обвинить!
  Ильдар взглянул на Ребрина.
  - Шевцов, ты говоришь, убит?
  - Его убили на даче, когда там были твои люди, - ответил сыщик. - Шевцов подошёл к окну, и в этот момент выстрелили из сада.
  - Я не давал команду на его ликвидацию, сколько можно повторять одно и то же, - раздражённо проворчал главарь.
  - Кто же тогда его убил? - спросил Ребрин.
  - Киллера мог подослать американец, - хмурясь, сказал Ильдар. - Получил от этой стервы дискету и теперь обрубает концы перед отбытием в Штаты.
  - Не получал он от меня ничего! - взорвалась Вероника. - Нет у меня дискеты, и не было! Не брала я её!
  - Сейчас ты мне скажешь, - голос Ильдара зазвенел от ярости.
  Он схватил Веронику за прядь, намотал её волосы на руку и дёрнул. Она взвизгнула от боли.
  - Колись! - Он ударил её по лицу.
  Голова Вероники откинулась назад, на щеке выступил красный отпечаток ладони. В глазах женщины мелькнуло бешенство. Стараясь овладеть собой, она до крови закусила губу.
  Ильдар оттолкнул её и обернулся к Цыпе.
  - Утюг оставим на потом. Сейчас пощипай ей ноготочки.
  - Сделаем!
  Ухмыляясь, Цыпа взял Веронику за шею и рывком сбросил с дивана. Она забилась на полу. Цыпа коленом придавил ей руки.
  - Нет! Не надо! - выла Вероника. - Ильдар, вспомни, как мы с тобой любили друг друга!
  - Зубы не заговаривай. Вздумала одна захапать пятьдесят "лимонов", да?
  - Стоп, давайте сделаем паузу, - снова вмешался Ребрин. - Я знаю, как проверить, получил американец дискету или нет. Это же элементарно, ты мог бы и сам додуматься. Пусть Вероника Львовна сейчас ему позвонит и заведёт разговор о дискете. Из ответов Хеймонда всё станет ясно. У тебя тут есть спаренный телефон?
  Ильдар жестом приказал Цыпе отойти от пленницы.
  - Дело говоришь, сыскарь. Вот мы сейчас и проверим. - Он поднял Веронику с пола и вернул на диван. - Цыпа, развяжи её. Она отсюда не сбежит.
  Когда её руки освободились, он протянул ей платок.
  - На, утрись. Успокойся и приведи себя в порядок. - Он подошёл к столу и плеснул из бутылки в стакан. - Выпей. С американцем тебе надо потолковать спокойно, как будто ничего не было.
  Зубы Савицкой клацнули о стекло. Ребрин, не спускавший с неё глаз, заметил её быстрый взгляд, устремлённый на Ильдара. В этом взгляде отчётливо читалась ненависть.
  В следующее мгновение Вероника овладела собой. Её лицо обрело утомлённое, пустое выражение. Ильдар подошёл к столу, на котором стоял стационарный аппарат с крутящимся диском.
  - Говорить с ним будешь вот по этому телефону, - он выдвинул стул. - Садись. Номер начнёшь набирать через пять минут. Я поднимусь в кабинет и буду слушать по спаренному телефону. Цыпа, проконтролируй, чтобы она не выкинула какой-нибудь фокус. Почуешь нелады - сразу обрывай базар.
  - Всё понял, шеф.
  Ильдар вышел из комнаты.
  Цыпа навалился на стол и вскинул руку, демонстрируя свои массивные японские часы. Сосредоточенно стал смотреть на циферблат.
  - Всё, пять минут прошли. Давай, звони.
  Вероника набрала номер.
  - Алло, Джеймс? - заговорила она таким же пустым, как её взгляд, голосом. - У нас тут малоприятная новость. Вчера вечером умер Шевцов. Говорят, его убили... Не знаю, ничего не знаю... Ты всё ещё размышляешь над моим предложением? Я имею в виду - приобрести аппарат отдельно от дискеты?... Джеймс, я же тебе говорила, с дискетой проблемы. Она исчезла из сейфа, а теперь, после гибели Шевцова, я вообще не знаю, где её искать... Что? Ты хочешь отказаться от приобретения аппарата?... Пока ещё нет?... И долго будешь думать?... Хорошо, я перезвоню.
  Она положила трубку. Цыпа, который во время разговора напрягся до того, что весь дрожал, с шумом выдохнул. Дотянулся до бутылки и отпил из горлышка.
  В комнату вернулся Ильдар.
  - Похоже, дискету она американцу не продавала, - пробурчал он. - Фигня какая-то получается... - Он прошёлся по комнате, остановился перед Ребриным. - Куда же она делась?
  
  
  Глава 22
  
  Андрей припарковался на тёмной безлюдной улице, уходившей под железнодорожный мост. По всей видимости, это и было то место, где Ребрин назначил ему встречу. Вдоль улицы тянулись глухие заборы, под пролётами моста сгущался мрак. Вокруг не было ни машин, ни людей, только электричка грохотала на мосту, сверкая огнями.
  Детектив посмотрел на часы. Без пяти одиннадцать. Успел вовремя. Он покосился на пассажира. Обморок Черкашина перешёл в тяжёлый сон. Бородач всхрапывал, свесив голову на грудь, иногда бормотал что-то несвязное.
  Тревога не отпускала Андрея всю дорогу. Ответы Николая были более чем странными. Странной была даже его интонация. И совершенно непонятно, зачем ему понадобилось встречаться в таком глухом месте. А что значило повторённое дважды "Со мной всё в порядке"? Нет, с Николаем не всё в порядке! С ним что-то случилось! Скорее всего, в "Гель-Гью" он встретился с людьми Ильдара, и ничего хорошего из этого не вышло.
  В пути Максимов дважды останавливался и вынимал мобильный телефон. И каждый раз, после недолгого раздумья, убирал обратно. Если Ребрин в плену, то звонить не было смысла. А если с ним действительно всё в порядке, то он сам позвонит.
  Только однажды раздался звонок. Андрей вздрогнул, схватился за телефон, но тут же перевёл дух: звонил Вихорев с шевцовской дачи. Десантник, зная, что Ребрин собирается наведаться в "Гель-Гью" беспокоился за друга.
  - Он мне недавно позвонил из клуба, мы договорились встретиться, - сообщил Максимов. - В чём дело - пока не знаю.
  Вихорев поведал о только что случившейся с Лидией Николаевной неприятности: у неё начались сильные головные боли. Это у неё, по её словам, "мигрени на нервной почве". Такое с ней редко, но бывает. Вихореву даже пришлось вызвать ей "Скорую помощь". Врачи сделали ей уколы и уехали. Сейчас она спит.
  - А что там Даша? - спросил Андрей.
  - С ней всё нормально. Сидит у себя в комнате за компьютером.
  Пообещав позвонить, если будут новости, Андрей закончил разговор.
  На улице никто не появлялся. Вглядываясь в её полумрак, он снова потянулся было за телефоном, как вдруг вздрогнул и подался вперёд: из-под моста выехал чёрный джип "Шевроле-Блейзер"!
  Джип гнал прямо на него, словно собираясь протаранить его в лоб. Не доехав до "Опеля" совсем немного, он резко затормозил и остановился почти впритык к бамперу.
  Стёкла джипа были затемнены. Андрей вынул из кобуры "люгер" и отвёл предохранитель.
  Из джипа никто не выходил. Детектив тоже не торопил события.
  Внезапно из-под моста вынырнул ещё один внедорожник - "Гранд-Чероки". Промчавшись по улице, он встал сбоку от "Опеля". "Это уже хуже", - меланхолично подумал Максимов.
  Никто не выходил и из второго джипа. Вероятно, экипажи внедорожников переговаривались по мобильной связи.
  Наконец из "Шевроле" не спеша выбрался стриженый молодчик. Андрей его сразу узнал. Скуластую узкоглазую физиономию Фили невозможно было спутать ни с какой другой.
  Перекатывая во рту жвачку, браток расслабленной походкой подошёл к "Опелю" и наклонился к раскрытому окну. В салоне было темно, и в первую минуту бандит не разглядел Андрея, который сидел у противоположного окна. Зато он увидел спящего профессора.
  - Эй, борода, - Филя постучал по крыше машины. - Ты чё, закемарил?
  - Где Николай? - спросил Максимов.
  Бандит, наконец, рассмотрел и его.
  - Слышь, - сказал он, - вылазь, перетереть кой-чё надо.
  - Чего хочешь перетирать?
  - Где эта хреновина?
  - Какая хреновина?
  - Которая стреляет невидимыми лучами. Она должна быть тут.
  - Нет у меня никакой хреновины.
  - А вот мы ща обшмонаем твою тачку, - рука Фили нырнула за пазуху.
  Андрей наставил на него "люгер".
  - Не шевелись. Ещё одно движение - и буду стрелять.
  Бандит продолжал тянуться к кобуре под курткой, и Максимов выстрелил. Он стрелял в сторону, надеясь припугнуть Филю. Выстрел грохнул над самым ухом профессора. Тот вздрогнул, просыпаясь. Бандит кинулся на землю.
  Стёкла обоих джипов поползли вниз. Из окон выставились стволы.
  - Брось пушку! - крикнул из "Гранд-Чероки" Черпак. - Выкинь за окно, чтоб я видел!
  Андрей похолодевшими пальцами вцепился в руль и резко дал задний ход. Взвизгнув шинами, "Опель" отъехал, развернулся и рванул под мост. Первым за ним устремился "Гранд-Чероки". Но за секунду до того, как он рванул с места, раздался пронзительный крик. Крик оборвался, едва начавшись. Черпак, сидевший за рулём "Гранда", почувствовал, как машину дважды слегка встряхнуло. Он что-то переехал, и, похоже, это был человек. Он ударил по тормозам и выскочил из машины. Так и есть: Филя! Тот лежал с выпученными глазами, изо рта струилась кровь.
  - Чего остановился? - нетерпеливо кричали ему из внедорожника. - Догоняй падлу, а то уйдёт!
  - Пацаны, вы не поверите... Тут Филя... мёртвый...
  - Если он жмурик, то потом за ним заедем, - отвечали ему. - Нет времени!
  Черпак вернулся в машину и покатил за "Опелем" и "Шевроле-Блейзером", которые уже скрылись под мостом.
  Проскочив туннель, Андрей начал лихорадочно оглядываться. Он совершенно не знал местности. Заметив впереди поворот направо, он крутанул руль. "Опель" завизжал шинами, разворачиваясь. Черкашина по инерции отбросило к двери и стукнуло головой об окно.
  Из туннеля вылетел "Шевроле". Но "Опель" к тому времени уже закончил разворот и катил по грунтовой дороге вдоль железнодорожной насыпи. Какой-то бандит высунулся из джипа и стал палить, не целясь. Расстреляв все патроны и проделав пару дырок в заднем стекле "Опеля", он убрался обратно в машину. Лицо Андрея заливал холодный пот. В один из моментов ему показалось, что это не пот, а кровь. Бандит всё-таки попал в него! Смахнув несколько капель, он поднёс пальцы к глазам. Нет, это был пот.
  - Что там? - захрипел над ухом Черкашин. - Почему стреляют? Что им нужно?
  - Ваш аппарат, - выдавил Андрей.
  - Да ты что! - Бородач изумился. - О нём ведь никто не знает. Ни одна живая душа. Кроме... - Он на секунду задумался. - Неужто американец?
  - Угадали, - соврал Максимов, косясь на джип в зеркале заднего вида. - Хеймонд продал вас бандитам. Вернее, не вас, а ваш психотрон. Вы сами им не нужны, поэтому вас, скорее всего, ликвидируют...
  Черкашин оглянулся. "Шевроле-Блейзер" был уже в тридцати метрах. За ним показался "Гранд-Чероки".
  - Вот ведь сволочь! - Черкашин разъярился. - А я-то считал его честным американским шпионом! А он - гад, с бандитами связался! Сволочь! Никому нельзя верить! Никому!
  Андрей выставил в окно руку с пистолетом и сделал несколько выстрелов. Стрелять прицельно он не мог, тоже палил наугад. К тому же мешали ухабы, которые встряхивали машину.
  "Шевроле" гнал за ним, не обращая внимания на стрельбу. За "Шевроле" чёрной тенью следовал "Гранд".
  Дорога стала похожа на широкую тропу. Справа высилась насыпь, слева тянулись какие-то хлипкие заборчики и бараки. Поворота нигде не просматривалось.
  Со стороны "Шевроле" коротко протрещала автоматная очередь. Максимов с профессором невольно вжались в кресла.
  - Слушай, парень, - прохрипел профессор, - продержись ещё минуту.
  Он перелез через спинку кресла и свалился на заднее сиденье.
  - Куда вы? - спросил Андрей, и снова пригнулся: пуля, пробив заднее стекло, просвистела над самой его головой.
  Мельком оглянувшись, он увидел Черкашина. Тот склонился над баулом. "Шевроле" ехал уже в десяти метрах. Из его окна высовывался тот же самый стрелок. На этот раз он держал в руках автомат.
  - Стоять! Стоять! - орал он во всё горло.
  Максимов попробовал увеличить скорость. "Опель" затрясло на ухабах. Но трясло и джип, оттого и пули летели мимо. Бандит громко ругался. Ругань и треск стрельбы потонули в грохоте и лязге встречного поезда. Мелькающий свет его окон выхватывал из полумрака три мчащиеся друг за другом машины. Поезд пронёсся, и дорога снова потемнела.
  Андрей видел в зеркале, что во время движения поезда автоматчик убрался в джип, а когда поезд прошёл, снова высунулся. Андрей вёл машину как в гипнотическом трансе. Горло пересохло. Воздух, который он вдыхал, казался раскалённым и колючим.
  Послышался приближающийся шум ещё одного поезда. На этот раз поезд шёл в попутном направлении.
  Сделав пару выстрелов, бандит в окне джипа заматерился: кончились патроны!
  Черкашин приоткрыл дверь "Опеля" и выставил квадратный "глаз" психотрона. Дверь была левая, и в поле охвата невидимого излучения попадал не только "Шевроле-Блейзер", но и поезд.
  - Сейчас я им дам курнуть, - скрежетал бородач, злорадно усмехаясь. - Попляшут у меня... Ещё двадцать секунд... ещё десять...
  "Он включил психотрон, - соображал Андрей. - Пожалуй, это шанс. Лишь бы только и меня не накрыло..."
  Он уже знал, что такое инфразвук, и заранее обливался потом. В обстановке, когда всё вокруг ходит ходуном, вести машину будет невозможно.
  Вцепившись в руль, он смотрел и на дорогу, и на зеркало заднего вида. Бандит с автоматом снова высунулся. Бородач кряхтел, удерживая на весу тяжёлый аппарат...
  Внезапно Андрей увидел, как бандит в окне джипа закачался из стороны в сторону. Небритое лицо братка перекосилось, он нажал на спусковой крючок, явно паля сам не зная куда, потом вдруг выронил оружие и скрылся в машине.
  Поезд, пронзительно загудев, нагнал и обогнал все три машины. Он шёл справа в пяти метрах. Гудение и грохот били по барабанным перепонкам. Что-то радостно кричал Черкашин, но Андрей не мог разобрать ни одного слова. В боковом зеркале он видел, как в "Шевроле-Блейзер" раскрылись двери и показались бандиты. Похоже, они хотели выпрыгнуть на ходу, но не решались.
  Паника охватила и пассажиров поезда. Из окон вагонов высовывались люди, а какой-то мужчина даже вылез из окна весь и повис, вцепившись в раму. Наконец он отпустил её и полетел на землю, прямо под колёса джипов. Андрей оцепенел от ужаса. Из окон электрички вылезли ещё двое, явно собираясь последовать примеру их попутчика...
  Внезапно "Шевроле" резко занесло в сторону и перевернуло: его водитель, не выдержав инфразвукового шока, импульсивно крутанул руль. Кувыркаясь, джип врезался в забор, проломил его, и тут вдруг в нём что-то взорвалось. Из салона вырвалось пламя. Электричка, истошно визжа, стала тормозить. Видимо, кто-то из пассажиров догадался сорвать стоп-кран.
  Максимову пришло в голову, что в горящем джипе мог находиться Николай.
  - Выключите аппарат! - закричал он профессору, стараясь перекрыть пронзительный, закладывающий уши свист поезда. - Выключите, говорят вам!
  Черкашин что-то проорал в ответ. Он морщился от натуги, удерживая аппарат из последних сил.
  Черпак в "Гранд-Чероки" вскрикнул и громко выругался, увидев взрыв "Шевроле". Перед глазами бандита всё качалось, вагоны поезда заваливались прямо на его машину. Братки за его спиной в панике орали и били ему в спину, требуя, чтобы он тормозил. Но Черпак держал руль, не сводя лихорадочно блестевших глаз с "Опеля", расстояние с которым стремительно сокращалось.
  - Не ссать! - ревел он. - Бычок, Вовец, хватайте автоматы! Все хватайте автоматы! Шустрее! Лупите по ним из всех стволов!
  Братки дружно завопили от ужаса: всем, в том числе и самому Черпаку, показалось, что их машина перевернулась, потому что небо и земля вдруг поменялись местами. Черпак уже не вёл машину, а просто держался за руль, как утопающий за спасательный круг.
  - Стреляйте... - выдавил он сквозь зубы.
  - Мы падаем! Тормози! - кричали в салоне.
  Поезд, резко сбавлявший ход, отстал от "Опеля" и "Гранда", зато впереди раздался гудок встречного поезда. Черпаку показалось, что слепящий фарами локомотив несётся прямо на него. Едва понимая, что делает, он ударил по тормозам и одновременно вывернул руль, избегая лобового столкновения. В эти последние секунды все его действия были чисто импульсивными и подчинялись только инстинкту самосохранения. Джип круто развернулся и несколько метров проехал боком, взрыхливая колёсами землю, а потом закувыркался. От него повалил дым, с каждой минутой всё гуще.
  Увидев слева пустырь, Андрей тут же свернул на него. "Опель" подскочил на ухабе, и бородач не удержал в руках психотрон. Тот вырвался и упал ему на ноги.
  Детектив остановил машину. За его спиной громко стонал и ругался профессор. Сердце Андрея сжималось при мысли, что в одном из горящих внедорожников мог погибнуть его товарищ. Он торопливо достал мобильный телефон и, отвернувшись от Черкашина, начал набирать знакомый номер.
  От сильного удара по затылку в его глазах полыхнули разноцветные пятна, и он уткнулся лицом в руль...
  
  
  Глава 23
  
  Ильдар озадаченно смотрел на мобильный телефон.
  - Никто не отзывается. Ни Черпак, ни Филя, ни Вовец, никто. Где они застряли? - Он снова застучал по кнопкам мобильника. - Половина двенадцатого! Они должны уже всё сделать и доложить мне!
  - Может, хмырь стукнул ментам, и пацаны попали в засаду? - предположил Цыпа.
  Главарь покосился на Ребрина.
  - Если твой кореш заложил нас, то тебе не жить. Замочим сразу, и будешь гнить в коллекторе в обнимку с Лопатиным. Усёк, нет?
  Ребрин промолчал.
  Ильдар обернулся к Веронике. Та с крайне недовольным видом сидела за столом, на котором валялись карты, гляделась в маленькое зеркало и подводила глаза.
  - Ты, это, брось дуться, - в интонациях Ильдара слышались нотки примирения. - Ну что, мир? Действуем, как прежде, на пару?
  - С этого дня наши отношения будут сугубо деловыми, - ответила она.
  - Вот и ладушки, - живо согласился Ильдар. - А в Штаты мы всё-таки рванём. Я за психотрон вытрясу из американца и бабло, и вид на жительство!
  Цыпа угодливо хохотнул.
  - Тебя беру с собой, - сказал ему Ильдар. - Открою в Нью-Йорке ресторан, будешь вышибалой.
  Цыпа засмеялся ещё громче. Перспектива стать вышибалой в американском ресторане ему понравилась.
  Ильдар снова застучал по кнопкам телефона, пытаясь соединиться хоть с кем-нибудь, кто поехал на встречу с Максимовым.
  Бесполезно.
  Он взял мобильный телефон сыщика.
  - Диктуй номер своего дружбана. Сейчас поговоришь с ним. Спроси, где он находится, как у него дела. Скажи, что не смог приехать, потому что попал в пробку. Только, смотри, без глупостей!
  Набрав номер Андрея, Ильдар поднёс мобильник к голове Ребрина. На том конце волны никто не отзывался.
  
  
  Глава 24
  
  Беззвучно застонав, Андрей открыл глаза. На него смотрело тёмно-синее звёздное небо, кое-где подёрнутое лёгкими облаками. Сначала он тоже смотрел на него, потом нашёл в себе силы оглядеться. До него, наконец, дошло, что его куда-то волокут за ноги.
  Черкашин тащил его к роще, держа за щиколотки. Перед детективом маячила его ссутулившаяся спина. В отдалении виднелся "Опель" с раскрытыми дверцами.
  Андрей сморщился от боли в затылке, сжал зубы, чтобы не застонать. Просунул руку за борт куртки и облегчённо перевёл дыхание. Даже мысленно рассмеялся. Ну и чудило этот профессор! Так спешит избавиться от "трупа", что даже не обыскал его!
  Он вынул "люгер". Во время погони пришлось израсходовать все патроны, но бородач-то об этом не знает!
  Затем он пошевелил ногами. Черкашин выпустил их и обернулся. Увидев в руке ожившего трупа пистолет, он попятился.
  - А ну стоять! - приказал Андрей.
  Черкашин замер. Поднял вверх руки.
  - Только дёрнись, стреляю без предупреждения! Ступай к машине!
  Профессор, спотыкаясь, побрёл к "Опелю".
  Андрей замычал от боли в затылке, когда поднимался на ноги. Поднявшись, перевёл дыхание. Боль немного утихла. Наверное, оттого, что кровь отлила от головы.
  Целую минуту Андрей стоял, шатаясь и приходя в себя. Заметив, что он стоит на месте, Черкашин тоже остановился.
  - Милый, я же ничего не хотел... Ты не думай...
  - Пошёл к машине! Ну!
  Андрей побрёл за ним. Когда Черкашин подошёл к "Опелю", скомандовал:
  - Лечь на землю, руки за спину, ноги раздвинуть шире!
  Из багажника он достал верёвку. Прежде чем связать профессора, саданул его рукояткой пистолета по шее. Тот взвыл.
  - Ответная любезность. Понял, милый? - спросил детектив, передразнивая его.
  Он связал руки Черкашина за запястья и показал на раскрытый багажник.
  - Здесь ты прекрасно поместишься, свободного места много. Ну, давай, полез!
  Черкашин забирался в багажник слишком медленно. Андрею пришлось ему помочь: он схватил его за ноги и рывком перекинул через бортик. Захлопнул крышку.
  - Профессор, ты в порядке?
  Из багажника донеслось мычание.
  Место автокатастрофы было совсем близко - от горящих джипов в небо поднимался чёрный дым. Там же стоял и поезд. Вышедшие из него пассажиры смотрели на обломки. В толпе мелькали фуражки милиционеров.
  Максимов вошёл в толпу надеясь узнать, кто был в джипах. А если повезёт, то увидеть трупы. Он пробрался в первые ряды зевак, и всё равно ничего не увидел. Люди ждали "Скорую помощь". Андрей тоже решил дождаться её - может, тогда удастся рассмотреть погибших.
  Ждать не хватило терпения. Он отошёл от толпы и снова набрал номер Ребрина. Стоял, напряжённо вслушиваясь в гудки вызова.
  И вдруг случилось чудо. На том конце отозвался Николай!
  - Алло, Андрей?
  Узнав голос друга, Максимов перевёл дыхание.
  - Николай, что там с тобой? Ты где?
  - Я...
  Ребрин замешкался с ответом, и Андрея это сразу насторожило. Возможно, Николаю сейчас неудобно говорить, его подслушивают...
  - Я поехал на встречу... но... понимаешь... - Медленно, с паузами, звучало в трубке. - Я не успел... попал в пробку...
  Паузы подтверждали догадку Андрея. Ребрин по телефону так никогда не разговаривал!
  - А ты... приехал? - спросил Ребрин.
  Андрей лихорадочно соображал. Если он скажет, что приехал, то придётся рассказать и о столкновении с бандитами, а это наверняка лишнее.
  - Я тоже не успел, - соврал он. - Я тут стукнулся на повороте, разбил фару, крыло повредил. Я звонил тебе, но почему-то никто не брал трубку. А ты сам где сейчас?
  Вместо ответа зазвучали короткие гудки. Андрей снова позвонил по тому же номеру, но трубку никто не взял.
  Тут же пришёл план дальнейших действий. Он прямо сейчас поедет в "Гель-Гью", разгонит психотроном всю бандитскую малину и освободит Николая!
  Он катил по ночным улицам, соображая, где бы проехать, не нарвавшись на милицейские патрули. Машина с дырками от пуль могла привлечь их внимание.
  Телефон продолжал молчать. Ребрин не подавал о себе известий.
  
  
  Глава 25
  
  Фасад "Гель-Гью" вовсю полыхал цветным неоном, припаркованные иномарки перед входом стояли в несколько рядов. Видно было, что жизнь в клубе в этот поздний час бьёт ключом.
  Максимов припарковал "Опель" подальше, во дворе жилого дома, и вытащил с заднего сиденья баул с психотроном. Баул повесил себе на плечо - так, чтобы аппарат помещался у него под мышкой и его удобно было включать. Расстегнул "молнию" на бауле спереди, выставив наружу квадратный "глаз".
  Тащить тяжёлый прибор было неудобно, плечо сразу заныло, но Андрей терпел. "Включается нажатием на зелёную кнопку", - вспомнил он слова Черкашина. И действительно, всё оказалось до смешного просто, даже весело. Он подошёл к дверям клуба и нажал на кнопку. Не прошло и тридцати секунд, как оба охранника и какие-то люди, маячившие у дверей, испуганно заозирались и, шатаясь как пьяные, побежали к скверу.
  "Что, проняло?" - мысленно засмеялся Максимов.
  Аппарат вибрировал, отчего по телу детектива разливалась неприятная дрожь. Чёрный квадрат "глаза" приобрёл тёмно-багровый оттенок.
  Из дверей клуба начали выскакивать женщины в мини-юбках и мужчины в смокингах. Все завывали от страха и беспомощно озирались. В конечном итоге они устремлялись туда же, куда и первые выбежавшие - к просторному скверу, подальше от домов. Про свои машины, припаркованные здесь же, у клуба, они, видимо, забыли напрочь.
  Андрей подумал, что в клубе наверняка ещё полно народу, и вошёл в здание. Просторный холл был пуст. Справа из распахнутой двери неслась музыка. Андрей наставил на дверной проём багровый "глаз" психотрона, и почти сразу послышались испуганные вопли. Музыка ещё звучала, а из бара в холл уже выбегали люди с перекошенными от ужаса лицами. Вскоре вся толпа, находившаяся в баре и на танцполе, дружно рванула к выходу из здания. В холле у выхода возникло столпотворение. Андрей с психотроном отошёл в угол, а то бы его сбили с ног. Он вглядывался в лица, разыскивая Ребрина. Но сыщика в толпе не было.
  По широкой ковровой лестнице сбегали дамы в изысканных нарядах и мужчины в чёрных костюмах. Все они вливались в толпу у дверей. Какой-то мужчина в смокинге начал стрелять в потолок, требуя, чтобы его пропустили. Видя, что паника разгорается нешуточная, Андрей выключил аппарат. По опустевшей лестнице он поднялся в игорный зал. На полу валялись рассыпанные карты и жетоны. Парочка посетителей, почему-то не успевшая сбежать, испуганно выглядывала из-за кресел. При виде Андрея они на четвереньках припустились к лестнице.
  Внимание детектива привлекла неприметная дверь с зелёной надписью "запасный выход". Раскрыв её, детектив обнаружил ещё одну лестницу, которая вела вниз. Видимо, она вела в подвальный этаж, но Андрей до подвала не дошёл, а заглянул в дверь на первом этаже. За ней оказался ещё один бар, там стояли столики и негромко играла музыка. Излучение, видимо, не добралось сюда, но с десяток находившихся здесь посетителей были явно встревожены.
  К Андрею обратился какой-то мужчина:
  - Вы не знаете, что там случилось? Что за шум?
  Видно было, что этот вопрос здесь все задают друг другу.
  - Точно не знаю, наверно, землетрясение, - ответил детектив.
  Мужчина хмыкнул. Версия про землетрясение показалась ему забавной.
  Наконец кто-то отчётливо произнёс: "Пожар!" - и все сразу засуетились. Помещение опустело за считанные секунды.
  - Эй, кто-нибудь знает, где Ильдар? - прокричал Максимов вслед последним убегавшим.
  Он успел схватить за локоть отставшую полупьяную девицу. Удерживая её одной рукой, он второй рукой достал из кармана измятый листок с фотороботом и ткнул его ей чуть ли не в самое лицо.
  - Ты должна его знать! Где он?
  Она посмотрела на изображение, перевела испуганный взгляд на Андрея и шевельнула дрожащими губами.
  - Не слышу! - крикнул он.
  Она показала на ту дверь, из которой Андрей только что вышел. Ту, что вела на чёрную лестницу.
  Андрей прошёл туда вместе с девицей.
  - Где он? - спросил грубо. - Показывай!
  Она молча таращила на него глаза.
  На первом и втором этажах он уже побывал, значит, оставался подвал. Он отпустил пленницу, взял баул обеими руками, облегчая боль в плече, и зашагал вниз по ступенькам.
  Лестница кончалась площадкой, откуда был выход в полутёмный коридор. Наверху зазвучали торопливые шаги. Андрей отпрянул к стене. По лестнице сбегал какой-то молодчик в чёрном костюме и в галстуке. Его наголо выбритая голова блестела в свете далёкой лампы.
  - Сюда нельзя, - гаркнул он, обгоняя Андрея. - Что у тебя в сумке?
  - Одежда, - брякнул детектив первое, что пришло в голову.
  Тот, видимо, очень торопился.
  - Сваливай отсюда, пока я тебе нос не сломал!
  Андрей сделал вид, что уходит. На ступеньках он задержался, вернулся на площадку и осторожно заглянул в коридор. Молодчик раскрыл одну из дверей.
  - Шеф, клиенты паникуют! - зазвучал его голос. - Одни говорят, что землетрясение, а другие что пожар, но ничего такого нет! Я так думаю, это ментовская облава!
  В освещённом дверном проёме возник темноволосый мужчина. Андрей его сразу узнал. Всё-таки Ильдар был поразительно похож на свой фоторобот!
  Ильдар обернулся к кому-то, кто находился в комнате и кого Андрей видеть не мог.
  - Нас сдали! - гаркнул он. - Наверняка твой кореш постарался! Не жить тебе, сыскарь! Урою!
  Молодчик, блеснув голым черепом, юркнул в комнату, и дверь захлопнулась. Всё стихло. Коридор погрузился в полумрак.
  
  
  Глава 26
  
  Бандитом с бритым наголо черепом был Карась, знакомый Ребрина по красному дому. Сыщик нисколько не удивился, увидев его здесь.
  Ильдар стоял у стола и, приложив мобильник к уху, вслушивался в гудки.
  - Так и есть! Охрана молчит! - Он засунул телефон в карман и обернулся к Цыпе: - Быстро собирай барахло, будем рвать когти. А ты, - он посмотрел на Карася, - сбегай на разведку, посмотри, свободен ли чёрный ход.
  Тот кивнул и умчался. Ильдар с Цыпой принялись вытаскивать из шкафов коробки и свёртки. Вероника, не удержавшись, бросилась им помогать. В коробках, как она знала, лежали антикварные вещи, похищенные из квартиры Амбарцумяна. Будет жаль, если пропадёт такое добро.
  Из трясущихся рук Цыпы выскользнула ваза и с грохотом разбилась.
  - Античная ваза! - ахнула Савицкая. - Это безумная ценность!
  - Цыпа, аккуратнее, - мельком оглянувшись, прикрикнул Ильдар.
  Из соседнего шкафа он извлёк саквояж с психотроном. Потом, поставив перед собой потёртую жёлтую сумку, начал выгребать футлярчики, коробочки и шкатулки, тут же открывать их и высыпать в сумку ювелирные изделия. Вероника как зачарованная смотрела на сверкающую груду.
  - Карась ещё не вернулся? - спросил главарь, застёгивая "молнию" на сумке.
  - Думаю, шеф, что его повязали менты, - предположил Цыпа, и почему-то оглянулся на связанного сыщика.
  - Будем прорываться, - сказал Ильдар. - Саданём по ним из психотрона!
  Через одно плечо он перебросил сумку с драгоценностями, через другое - саквояж с аппаратом.
  - Шустрее, шустрее, - торопил он Цыпу, который запихивал в мешок амбарцумяновские старинные сабли в золочёных ножнах.
  - Надо ещё эту картину взять, - суетилась Вероника. - Это наверняка Левитан! Или Куинджи! Большая ценность!
  - Нах этих жидов! Оставь, некогда! - Ильдар обернулся к Ребрину. - Идёшь с нами!
  - Сперва развяжите!
  - Нет! Ты наш заложник! Так и скажем ментам в случае чего. Цыпа, придай ему ускорение.
  Цыпа схватил сыщика за шиворот и скинул с дивана. Ребрин начал подниматься, но сделать это со связанными за спиной руками было затруднительно; Цыпе пришлось самому поднимать его. Ильдар извлёк из тайника пистолет и засунул его в карман.
  - Быстрее! - покидая с Вероникой комнату, крикнул он подручному.
  Тот, увешанный тремя объёмистыми сумками, подгонял пленника пинками.
  За дверью компания нос к носу столкнулась с Андреем. Увидев их, тот сразу нажал на кнопку психотрона.
  - Это друг Ребрина! - заверещала Вероника. - Тоже сыщик! Они на пару действуют!
  - Стой, падла! - заревел главарь.
  Быстро вытащить пистолет он не мог, для этого ему пришлось поставить одну сумку на пол, потратив драгоценные секунды. Психотрон уже начал работать.
  Сначала ни бандиты, ни даже Ребрин не поняли, что происходит. Им показалось, что закачался пол, а стены с потолком наклонились набок. Вероника завизжала, бросила сумки и опустилась на четвереньки. Цыпа повалился на свои баулы. Ильдар бросил и вторую сумку, выхватил пистолет, но, чувствуя сильное головокружение, привалился к стене.
  - Это психотрон! - догадалась Вероника. - Ильдар, ты включил его?
  Но главарь не мог ответить: он сполз по стене на пол и сидел с бессмысленным видом, качая головой как болванчик.
  Увидев, что противники выведены из строя, Андрей выключил аппарат.
  - Николай, как ты? - Он наклонился к приятелю.
  - Живой, - прохрипел тот, переводя дыхание.
  Максимов достал нож и разрезал галстук на его запястьях.
  В эту минуту из другой двери, выходившей в коридор, вышел Карась. Вернулся он с радостным известием, что ментов в клубе нет, тревога была ложной. Пожара тоже нет, хотя откуда-то тянет дымом.
  Заметив, что какой-то незнакомый парень освобождает пленника, он начал бесшумно подкрадываться сзади.
  - Андрей! - предостерегающе закричал Ребрин, но Карась ударом кулака уже свалил Максимова с ног.
  Нож выпал из руки детектива. Карась наступил на лезвие ногой.
  - Не рыпаться! Ты кто такой? Мент?
  - Не мент я, - пробормотал Андрей, избавляясь от ремней баула, которые основательно натёрли ему плечо. - Я тут у вас в покер играл...
  Он сделал вид, что опускает тяжёлый баул на пол, и вдруг швырнул его бандиту под ноги. Карась завопил от боли и повалился на пол.
  - Уходим, быстро! - прошептал Ребрин. - У них стволы!
  - Куда?
  Они огляделись. Чтобы добраться до лестницы, надо было пройти мимо вооружённого пистолетом Ильдара, который уже почти пришёл в себя. Зато в паре метров от них была раскрыта дверь в большую комнату, где всё ещё горела лампа над круглым столом.
  - Туда! - Ребрин показал на раскрытую дверь.
  Приятели скрылись за ней, запершись на щеколду. Во время отступления Андрей не забыл прихватить баул с черкашинским психотроном.
  
  
  Глава 27
  
  Вероника, шатаясь, встала на ноги. Поднялся и Ильдар. Держась за стену, он направился к лестнице. Карась лежал у стены, корчился от сильной боли и громко стонал. Цыпа во время инфразвуковой атаки упал и больно ударился коленом. Встать на ноги ему никак не удавалось. Он всё же пытался встать, и не только встать, но и поднять тяжёлые сумки. Из кармана его куртки торчала рукоять пистолета.
  - Давай я тебе помогу, - Вероника подошла к нему сзади и взяла под мышки.
  - Вот спасибо, сестричка... А то что-то голова кругом идёт... Наверно, перекурил сегодня травки...
  Вероникина рука скользнула к нему карман и извлекла пистолет. Цыпа выпучил глаза, когда ему в затылок упёрлось дуло.
  - Э, ты чё, сестричка?
  - Сестричку нашёл. Ненавижу тебя, подонка! Ненавижу с твоим проклятым боссом! Пытать меня хотели, да? Ногти выдёргивать?
  - Это не я хотел, а Ильдар... - Цыпа начал отползать.
  Закрывая корпусом правую руку, он протянул её к кобуре на поясе, но Вероника уже нажала на спусковой крючок. Сухо треснул выстрел. Бандит с пробитым черепом повалился на сумки.
  Вероника повернулась к Ильдару, который в эту минуту сворачивал на лестницу. Шатаясь, она устремилась за ним. Когда она тоже вышла на лестницу, он лихорадочно доставал пистолет. Вероника выстрелила раньше. Он коротко простонал и опустился на пол. Пистолет он всё ещё сжимал в руке.
  - Брось пушку, Салтанов, - произнесла Вероника ледяным голосом.
  - Сука, - зашипел он, и тут же получил ещё одну пулю.
  Он растянулся на полу и задёргался в агонии.
  - Значит, я сука, - она старалась казаться спокойной, но дрожь в голосе выдавала душивший её гнев. - После всего, что я для тебя сделала, ты собирался меня пытать!
  - Нет, - выдавил Ильдар.
  - Если хочешь знать правду, то я действительно любила тебя, - хриплым, срывающимся голосом говорила она. - Ради тебя я готова была пожертвовать всем, даже совершить преступление. Да я и совершила его, когда рассказала тебе о психотроне и помогла его выкрасть...
  - Вероника, это сыскарь, гад, запудрил мне мозги... - простонал бандит.
  - Ты поверил его клевете, поверил с лёгкостью! И не задумался даже, какой смысл мне было связываться с твоей криминальной братвой! Ты всерьёз решил, что я хотела тебя использовать? - Она рассмеялась. В её смехе сквозили злоба и горечь. - Я бы и без тебя сообразила, как украсть психотрон. Обошлась бы без твоей помощи! Но я ничего не скрыла от тебя. Ничего. Потому что я... тебя... - Она умолкла и сглотнула комок, подступивший к горлу.
  - Вероника, я тоже тебя люблю, - прошептал Ильдар пересохшими губами. - Вызови врача... скорее... я выживу...
  - Деньги для тебя важнее, чем моя любовь, - произнесла она, справившись с собой.
  Она взяла пистолет обеими руками. Глаза её сузились, превратившись в две щёлочки.
  - Вероника! - взвизгнул Ильдар в ужасе. - Нет!
  - Выходит, это ты меня использовал. Все твои любовные клятвы были ложью. Поэтому - прощай навсегда!
  - Нет! Нет!
  
  
  Глава 28
  
  Детективы, приоткрыв дверь, вслушивались в каждое слово, произносимое на лестнице. Когда Ильдар сказал "Нет! Нет!" и на лестнице треснул ещё один выстрел, Ребрин потянул приятеля за рукав:
  - В таком состоянии она и нас может запросто прикончить.
  - Ничего, сразу не прикончит, дверь ведь заперта, - отозвался Андрей. - Тем более у нас психотрон, - он похлопал по крышке баула.
  - Психотрон? - не поверил сыщик.
  - Самодельный психотрон профессора Черкашина. Я тебе говорил о нём по телефону.
  - И он работает?
  - Могу включить, если хочешь. Излучение и сквозь дверь пройдёт...
  - А Вероника говорила, что второго психотрона не может быть!
  - Мало ли что она говорила.
  В коридоре раздался истошный вопль Карася. Его оборвал ещё один выстрел. В наступившей тишине послышались шаги Вероники.
  - Она уже третьего мочит, - прошептал Андрей и положил палец на кнопку психотрона.
  В дверь торкнулись, подёргали ручку. Спустя пару секунд грохнули два выстрела: Вероника наугад всадила пули в дверь. Ребрин с Андреем кинулись на пол. Они лежали, косясь на отверстия. Больше выстрелов не последовало. Снова прозвучали вероникины шаги, на этот раз они удалялись. Наступила тишина.
  - Ушла, - прошептал Ребрин.
  Он беззвучно подошёл к двери и прислушался.
  - Всё тихо.
  Он приоткрыл дверь, выглянул в коридор.
  - Никого нет, только трупы.
  Друзья вышли из комнаты. Ильдар, Карась и Цыпа не подавали признаков жизни. Ребрин отметил, что жёлтая сумка, набитая драгоценностями, отсутствовала. Не было и саквояжа с психотроном.
  Андрей принюхивался.
  - Пахнет дымом. Может, и правда, пожар...
  - У нас есть шанс её догнать, - сказал Ребрин. - Она нагружена двумя тяжёлыми сумками, с ними далеко не уйдёт.
  
  
  Глава 29
  
  Едкие клубы вырывались из подсобки, где тлел мусор, и распространялись по всему зданию. Вдыхая дым, Савицкая не раз была близка к обмороку. Когда она поднималась по лестнице и шла безлюдными комнатами первого этажа, её глаза слезились, дыхание перехватывало.
  Она вышла не из главного входа, а из заднего, возле которого почти никого не было. Большинство посетителей разъехались. Небольшая толпа стояла только перед главным входом и смотрела, как разворачиваются пожарные машины.
  Вдохнув полной грудью свежего воздуха, Савицкая огляделась. Потом, морщась от натуги, перехватила сумки и устремилась к машинам. Ей хотелось убраться отсюда, и как можно скорее. В толпе, стоявшей перед зданием, наверняка были бойцы Ильдара, которые знали её в лицо. Они могли остановить её, начать задавать вопросы. Того и гляди, попросят показать, что в сумках...
  Отойдя к жилым домам, она остановилась передохнуть. Поставила сумки на землю. Кинув взгляд на припаркованные здесь машины, она вздрогнула от неожиданности. Крышка багажника одного из автомобилей была приоткрыта, и оттуда, пыхтя, пытался выбраться какой-то человек. Ошеломлённая Вероника схватилась за сумки, чтобы поскорей уйти, как крышка открылась шире, и в свете уличного фонаря показалось раскрасневшееся лицо с всклокоченной седой бородой.
  - Профессор Черкашин! - сдавленно воскликнула Савицкая, снова опуская сумки на асфальт. - Это вы?
  Профессор, мигая отвыкшими от света глазами, тоже уставился на неё.
  - Никак Вероника Львовна?
  При звуке его голоса она охнула.
  - Вы же умерли, - пролепетала она. - Сгорели в пожаре... и вас похоронили на Кунцевском кладбище...
  - Не знаю, кого вы там хоронили, - ворчливо отозвался Черкашин, головой придерживая крышку багажника.
  - Я лично присутствовала на ваших похоронах!
  - Крайне любезно с вашей стороны. При первой возможности с удовольствием отплачу вам тем же.
  Вероника не могла опомниться. Она во все глаза смотрела на воскресшего покойника.
  - Ну что ты стоишь как истуканша? - ворчливо сказал Черкашин. - Хоть руки мне развяжи!
  - О господи, - Савицкая огляделась, торопливо достала из косметички пилку для ногтей.
  Избавившись от верёвки, Черкашин вылез из багажника и сразу поспешил отойти в тень. Вероника с сумками последовала за ним.
  - Но как вы тут очутились, профессор? Причём в таком неподобающем месте...
  - По собственной глупости, милая. Исключительно по собственной глупости.
  - Вы ведь заведовали отделом, занимали высокую руководящую должность... - бормотала она. - Как же вы бросили всё это? И главное - почему вы бросили работу над психотроном?
  - А кто тебе сказал, что я её бросил? Я, хоть и умер для всех, но продолжал его делать! И сделал!
  - Как же так? Не понимаю...
  - Долго объяснять.
  - С вашими знаниями и опытом, вы могли бы продолжать трудиться, зарабатывать деньги... Хорошие деньги...
  Черкашин кисло поморщился.
  - Трудился вот, на свою голову, и вместо денег оказался в этом чёртовом багажнике!
  - Не знаю, что с вами случилось, но наверняка вы проявили какую-то неосмотрительность... Впрочем, я могу вам помочь. Если вы действительно хотите извлечь выгоду из своих знаний...
  - Знаю я твою помощь! - перебил он её. - Сдашь меня гебистам, чтобы они отправили меня в шарашку под опеку спецслужб. Нет уж, хватит!
  - Какую шарашку, что вы. Я помогу вам выехать в Штаты. Там у вас будут и деньги, и положение...
  - Туда надо ехать с психотроном, а с пустыми руками никто со мной и разговаривать не будет.
  - Вы ошибаетесь. Будут, и ещё как будут. Ведь ваше имя известно в научном мире... Кстати, психотрон тут, со мной...
  - С тобой? - Профессор изумился. - У меня же его только что украли!
  - Вот он, - Вероника расстегнула саквояж.
  Профессор наклонился над ним.
  - Это не мой аппарат... Постой, да это же опытная модель, которую мы закончили в Дубне за неделю до пожара! Откуда она у тебя?
  - Её вытащил из огня Шевцов и спрятал у себя на даче. Аппарат не искали, потому что решили, что он взорвался... Так вы хотите, чтобы я устроила вам отъезд в США?
  Черкашин поднял на неё глаза.
  - Ты без брехни можешь переправить меня в Америку?
  - Конечно, о чём речь. Только давайте уйдём отсюда. Тут недалеко моя машина.
  - Очень кстати!
  - И помогите мне, пожалуйста, донести сумку с аппаратом, замучилась её тащить.
  Чёрный "БМВ" стоял неподалёку. Его одолжил Веронике Ильдар после того, как пришлось уничтожить её "Шевроле".
  Черкашин, торопясь за ней, то и дело оглядывался.
  - Кажется, вон те молодцы бегут сюда!
  Вероника тоже оглянулась.
  - Это бандиты! Скорее в машину, профессор! Потом объясню...
  "Бандитами" Савицкая назвала Ребрина с Максимовым, которые только что вышли из клуба.
  Увидев, что Вероника и её спутник задали дёру, Максимов закричал:
  - А ну стоять!
  Савицкая и Черкашин залезли в машину. Бородач едва успел втащить за собой саквояж, как Вероника нажала на газ.
  - Это не просто бандиты, - говорила Вероника, поворачивая руль. - Хуже! Это некто Ребрин со своим подручным! Бывшие менты. Страшные, опасные люди... У них руки по локоть в крови... Понимаете, тут такая история. У Шевцова пропал психотрон, и он поручил Ребрину его найти...
  - То есть, пропала вот эта опытная модель? - уточнил Черкашин, похлопав по саквояжу.
  - Да. Причём украли обычные бандюки, беглые зеки. Они откуда-то узнали, что это крайне ценная вещь, и залезли к Шевцову на дачу.
  - Странно. Откуда они вообще узнали про психотрон?
  - Сам Шевцов проболтался. Короче, я напала на след аппарата раньше Ребрина. Бандиты прятали его в том здании, от которого мы только что отъехали. Не буду рассказывать, каких трудов мне стоило получить информацию о нём... Теперь Ребрин рвёт и мечет. Он готов на всё, лишь бы получить обещанные Шевцовым деньги. Немалые деньги. Речь идёт о миллионах долларов. Ради психотрона Ребрин и его приятель не задумаются нас убить...
  - А почему Шевцов не обратился в ФСБ?
  - Боится. Не хочет, чтобы о психотроне кто-то узнал. Он ведь, получается, украл его у государства.
  - Понятно... - Черкашин приоткрыл крышку саквояжа, и губы его растянулись в довольной улыбке. - Ну, здравствуй, старый знакомец, давно не виделись, - он погладил металлический бок.
  Вероника тревожно косилась на боковое зеркало.
  - Ну вот, так я и знала! Едут за нами! Это их "Опель"!
  Бородач оглянулся. Машин на ночной улице почти не было, и стремительно приближающаяся иномарка сразу бросалась в глаза.
  - Кажется, я знаю эту машину, - заговорил он, тоже встревожившись. - Ну да, это она. Это из её багажника я вылез! Тот парень, который в ней был, жестоко меня избил, связал и украл психотрон, который я сделал собственными руками!
  - Они нас засекли, - сказала Савицкая. - Это плохо. Вряд ли мы сможем оторваться.
  - Наоборот, это большая удача! - Черкашин оскалился и весело поплевал на ладони. - Разделаемся с ними за пару минут!
  - Вы собираетесь применить против них психотрон? - догадалась Вероника.
  - А что же, милая, в милицию обращаться?
  Он взгромоздил саквояж себе на колени и открыл дверь.
  
  
  Глава 30
  
  В машине Андрей наскоро поведал приятелю о своих приключениях у гостиницы "Орлёнок", знакомстве с создателем второго психотрона и погоне на Зеленоградской улице. Ребрин, слушая, качал головой.
  - Психотроны размножаются, и в этом ничего хорошего нет, - говорил он. - Но ничего. Один психотрон бы добыли, теперь лишь бы второй не упустить...
  Они гнали по пустынной ночной улице за уходящим "БМВ".
  - Смотри, профессор высунулся с какой-то сумкой, - сказал Андрей.
  - Я знаю её, - сидевший за рулём Николай тоже вглядывался в чёрную машину. - В сумке психотрон, который Ильдар украл у Шевцова. Похоже, он собирается его включить. Это хреново.
  - Ещё неизвестно, кому будет хреново, - Андрей взял в руки баул с черкашинским аппаратом, высвободил его "глаз" и раскрыл дверь. - Всё, я его включил! Сразу он не заработает, надо выждать несколько секунд...
  Машины шли на одной скорости, примерно в двадцати метрах друг от друга. Горящие фары вспарывали полумрак.
  Внезапно Ребрин негромко застонал и крепче сжал руль. В ту же секунду и Андрей почувствовал как бы толчок. Появилось тошнотворное чувство, будто "Опель" падает куда-то вниз. Но аппарата из рук он не выпустил.
  - Что за чёрт... Качается земля... - цедил Николай, побледнев.
  - Продержись ещё несколько секунд, - говорил Андрей, из последних сил удерживая аппарат.
  Очень скоро Ребрин заметил, что дискомфортные ощущения стали проходить, хотя бородач продолжал высовываться из "БМВ" и держать психотрон, направляя его на "Опель".
  Исчезновение неприятных ощущений почувствовал и Максимов.
  - Похоже, их психотрон перестал работать, - пробормотал он. - Это хорошо.
  Вероника бросала тревожные взгляды на зеркало заднего вида.
  - Профессор, почему они ещё едут за нами? - истерическим тоном поинтересовалась она. - Вы что, выключили аппарат?
  - И не подумал, голубушка. Психотрон включён, но и они включили такую же штуковину!
  - Какую штуковину? Ничего не понимаю!
  - Они включили мой психотрон, который украли у меня!
  - Вы хотите сказать, что сейчас работают оба аппарата? И наш, и тот... то есть, ваш?
  - Похоже на то, - отозвался Черкашин. - Теперь потоки инфраволн сталкиваются друг с другом и создают в воздухе экран, который фактически сводит их действие на нет.
  - О боже... - простонала Вероника. - И как долго этот экран будет висеть?
  - Пока работают оба аппарата.
  - И что прикажете делать? Этак они догонят нас!
  - Веди машину. Нам надо продержаться пять минут.
  - Вы уверены?
  - Мой психотрон, который у них, он маломощный. По сравнению с этим, сделанным в институте, он как курица против орла. Даже сравнивать смешно. У этого интенсивность излучения сильнее по меньшей мере втрое... Короче, ещё пять минут, может, три минуты, и экран пропадёт. Излучение их аппарата не в состоянии будет сдерживать излучение нашего, и их накроет волной...
  - Пять минут... - Савицкая метнула взгляд на боковое зеркало. - Не знаю, есть ли у нас эти минуты. Они совсем близко. Они могут подрезать нас...
  
  
  Глава 31
  
  Андрей с трудом удерживал в руках вибрирующий металлический ящик.
  - Кажется, обе инфрапушки перестали действовать, - бормотал Ребрин, вытирая пот со лба. - Они и мы едем спокойно, как будто нет никакого излучения...
  - Их аппарат работает - видишь, глаз светится? - отозвался Максимов. - И наш аппарат дрожит, значит, тоже работает!
  - Но эффекта нет, - сказал Ребрин.
  - А может, есть, - возразил приятель. - Во всяком случае, что-то мне подсказывает, что его лучше не выключать.
  Машины сначала ехали по Мосфильмовской, оттуда свернули в переулки и там завизжали шинами, совершая крутые развороты. На Озёрной улице к ним пристроился милицейский "Форд" с проблесковым маячком.
  - "Опель" номер двадцать четыре шестьдесят восемь, встать справа, - сказал усиленный динамиком голос.
  Заметив милицию, Вероника побледнела, а Черкашин засмеялся.
  - Ничего, гони, миленькая! Сейчас будет капут всем! Накроем и бандитов, и милицию! Всех скопом!
  "Форд" пристроился в хвост к машине детективов.
  - Остановиться! - требовал голос в динамике. - "Опель", "БМВ", встать справа!
  - Попробуй показать им красные корочки, - сказал Андрей. - Может, это на них подействует...
  - Нет у меня красных корочек! Ильдар вынул!
  - Возьми мои, - Андрей, удерживая аппарат, извлёк из нагрудного кармана фальшивое удостоверение и передал приятелю.
  Ребрин высунул руку в окно и замахал удостоверением. Это подействовало. Блюстители порядка ясно видели, что "БМВ" удирает от "Опеля"; красные корочки, показанные водителем "Опеля", вроде бы говорили о том, что в этой машине тоже сидят правоохранители. Милиционеры переключили внимание на "БМВ".
  - "БМВ" номер семнадцать одиннадцать, встать справа! - пророкотал динамик.
  Вероника обернулась к Черкашину:
  - Вы обещали, что через пять минут экрана не будет! Пять минут прошли!
  - Голуба, я же не могу всё рассчитать до секунды. Ты, давай, дуй вперёд, и меньше обращай внимания на милицию. Ихний психотрон мы всё равно заглушим...
  "Форд" поравнялся с "Опелем". Милиционеры с удивлением разглядывали странный металлический ящик в руках Максимова. Сержант связался по рации с ближайшим отделением патрульной службы.
  Не успел он закончить переговоры, как все в "Форде" почувствовали, что земля под колёсами их машины качается, словно это бушующее море. Потом всё вокруг и вовсе стало переворачиваться, как будто "Форд" летел, кувыркаясь в воздухе. Всё это сопровождалось головокружением, тошнотой и чёрными мушками в глазах.
  Сидевшие в "Опеле" испытывали то же самое. Андрей уже не мог держать психотрон.
  - Проклятье! - воскликнул Ребрин. - Похоже, они снова включили свою штуку!
  Психотрон в "БМВ" преодолел, наконец, слабое сопротивление психотрона в "Опеле". Его излучение накрыло и "Опель", и "Форд".
  Ребрину пришлось собрать волю в кулак, чтобы не поддаться воздействию инфразвука и продолжать вести машину. Руки его с такой силой вцепились в руль, что побелели суставы пальцев. "БМВ" качался перед глазами сыщика, качались дома и вся улица. Было похоже, будто он кружится на карусели и одновременно взлетает и падает, как на качелях. Только удовольствия это не доставляло - наоборот, нарастало ощущение паники.
  Для милиционеров же всё это оказалось страшной неожиданностью. Паника захлестнула их с первых секунд. Водитель "Форда" уже не разбирал, что делает, куда ведёт машину...
  Позади "Опеля" раздался звук удара: это "Форд" на полной скорости врезался в дерево. Взглянув в зеркало, Ребрин успел заметить, как милицейскую машину охватило пламя.
  Черкашин загоготал.
  - Гони, милашка! Сейчас и эти закувыркаются!
  Неожиданно наперерез "БМВ" вылетел "москвичок" ГИБДД. Получив сигнал от диспетчера, он шёл навстречу нарушителям.
  Веронике показалось, что столкновение неизбежно. Она завизжала и вывернула руль. Поворот был настолько резким, что психотрон вырвался из рук Черкашина и запрыгал по асфальту. Сам профессор чудом не выпал из машины.
  - Что ты наделала, дура! - закричал он и невольно съёжился в ожидании взрыва, к которому мог привести удар психотрона об асфальт.
  Но рвануло не сразу. Ещё несколько секунд аппарат, подскакивая, катился навстречу "Опелю". Взрыв произошёл, когда "Опель" уже промчался мимо него, и получился нешуточным. Машину детективов взрывной волной и развернуло на сто восемьдесят градусов. Ребрин с Максимовым дружно вскрикнули. "Опель", к счастью, остался на колёсах.
  Ребрин завертел баранку, поворачивая машину вслед за "БМВ". Погоня продолжалась.
  Профессор схватился за голову:
  - Психотрону каюк, а эти засранцы шпарят за нами как ни в чём не бывало!
  Савицкая даже не оглянулась на взрыв. Её больше занимал "Москвич", который вилял у неё перед носом, вынуждая остановиться. Из окна "Москвича" высовывалась рука с полосатым жезлом. Веронике пришлось сбавить скорость, но останавливаться она и не думала. Вертела руль вправо и влево, пытаясь обойти настырную легковушку.
  В кабине "Опеля" сразу почувствовали, как исчезло давящее напряжение. Ребрин перевёл дыхание, мотнул головой, сгоняя остатки кошмара.
  - Андрюха, проверь, может, наш ящик снова заработал, - сказал он. - Попробуй его включить.
  - Я и не выключал вроде... - озадачился приятель.
  Как ни удивительно, черкашинский "ящик" работал. Это было видно по тому, как заюлил "БМВ", да и с милицейской легковушкой стало происходить что-то неладное.
  Раньше Вероники осознал опасность Черкашин.
  - Сворачивай в сторону! - завопил он, чувствуя, как под ним качается пол. - Сворачивай быстро, а не то нам крышка!
  - Куда сворачивать? - простонала Савицкая.
  Свернуть, и правда, было некуда. Слева и справа стояли припаркованные машины и гаражи-ракушки.
  - Держи руль, не выпускай! - сползая под сиденье, прохрипел побагровевший профессор.
  Глаза его по-рачьи выпучились, рука пыталась нащупать ручку двери. Вероника визжала, раскачиваясь из стороны в сторону. "Москвич" перед ней выписывал кульбиты. Его задняя правая дверь раскрылась, из неё вывалился милиционер и почти сразу оказался под колёсами "БМВ". Вероника не обратила на это внимания: на неё рушился небосвод!
  - Гляди-ка, а ведь правда работает! - воскликнул Ребрин, вглядываясь в две виляющие машины.
  - Не приближайся к ним слишком близко, - предупредил его приятель.
  Психотрон в его руках вибрировал всё сильнее, к тому же он нагревался. Максимов держал его, сжав зубы.
  Водитель "Москвича" окончательно потерял самообладание и ударил по тормозам. Шины протестующе взвыли, машину занесло, и тут в её бок на полной скорости врезался "БМВ". Иномарка отбросила "Москвича" в придорожный овраг, а затем и сама в него свалилась. В овраге грохнул взрыв. К небу взметнулся язык пламени.
  "Опель" проехал вперёд и остановился. Приятели подошли к оврагу.
  - Всем абзац, - заключил Андрей, глядя на горящие обломки. - Ладно, пошли отсюда, а то сейчас здесь будет милиция.
  - Подожди минуту, - сказал Ребрин.
  Он вернулся к машине и достал из салона баул с черкашинским аппаратом.
  - Что ты задумал? - спросил Андрей.
  - Ничего особенного, - ответил сыщик, подходя к оваргу.
  Он с силой швырнул баул в огонь.
  - Назад! - закричал Андрей. - Сейчас рванёт!
  Приятели успели сесть в машину и отъехать, когда раздался взрыв. Он был не таким сильным, как предыдущий: в овраге как будто жахнула "лимонка".
  
  
  Глава 32
  
  Друзья покатили на Ленинский проспект, досыпать ночь после всех выпавших на их долю приключений. По дороге Андрей, по просьбе товарища, ещё раз, только с подробностями, рассказал о подслушанном разговоре Хеймонда с Черкашиным, гиперзвуковой атаке на улице Косыгина, столкновении с бандитскими джипами и облучении инфразвуком клуба "Гель-Гью". Ребрин слушал молча, иногда задавал вопросы.
  - Заднее стекло придётся менять, - сказал он, когда въехали во двор. - С такими дырками много не поездишь. Менты обязательно тормознут.
  В квартире они старались не шуметь, но Маргарита Алексеевна услышала их шаги и вышла из своей комнаты.
  - Весёленькое дельце вы расследуете на этот раз, - она недовольно разглядывала молодых людей. - Возвращаетесь всё позже и позже... А у тебя, - она посмотрела на сына, - вся спина в грязи, как будто ты в луже валялся.
  - Я поскользнулся и упал на спину, - соврал Андрей. - Но это даже хорошо, что там была грязь. Будь там асфальт, я бы сломал себе позвоночник.
  - Только этого ещё не хватало! - И Маргарита Алексеевна, ворча себе под нос, направилась на кухню.
  - Есть будете? - спросила она оттуда, заранее, впрочем, зная ответ.
  - Не помешало бы!
  После ванны и ужина друзья перешли в комнату Ребрина. Сыщик уселся в кресло, а Андрей - на свой любимый подоконник.
  - Похоже, это дело мы закончили, - сказал он. - Оба психотрона сгорели, Ильдар погиб, добрая половина его братвы тоже отправилась на тот свет, да и этот полусумасшедший профессор с Вероникой пошли туда же.
  - Григорьича жалко, он был неплохим мужиком, - заметил Ребрин. - И Дашу. Осталась сиротой...
  - Шевцова заказал Ильдар, - сказал Андрей. - Мне кажется, это и было настоящей целью прихода братков на дачу. Обыск в лаборатории - отвлекающий манёвр, чтобы увести нас от киллера. Я даже начинаю думать, что тот конверт с пригласительным билетом они не потеряли, а специально нам подбросили, чтобы заманить в "Гель-Гью". Если так, то их план удался.
  - Ильдар в разговоре с Вероникой отрицал свою причастность к его убийству, - проговорил сыщик.
  - Врал, - возразил Максимов. - О таких вещах, как заказ на ликвидацию, не рассказывают даже лучшим друзьям. Вот и Ильдар не стал трепаться, и правильно сделал. Шевцова убрал кто-то из его людей. Пока двое светили фонарями во флигеле, прекрасно зная, что их заметят из дома, третий влез на дерево и дождался, когда в окне появится Шевцов. Имя киллера мы, наверное, уже никогда не узнаем.
  Ребрин не ответил. Он погасил настольную лампу и улёгся на диван.
  - Так что, придётся Хеймонду вернуться в Америку без психотрона и дискеты, - прибавил Андрей.
  - Кстати, о дискете, - сказал сыщик. - С ней неясность какая-то получается.
  - Почему - неясность? По-моему, тут как раз всё предельно ясно. Дискету умыкнула Вероника. Больше некому. И утаила от Ильдара, поскольку не захотела делиться выручкой.
  - Я наблюдал за ней, когда он выпытывал у неё, где дискета, - задумчиво проговорил Ребрин. - Она была на грани обморока от страха, и всё равно твердила, что дискеты у неё нет. Ильдар, кстати, потребовал, чтобы она сейчас же позвонила Хеймонду. Сам он слушал их разговор по спаренному телефону. Она сказала американцу, что дискеты у неё нет, и тот был очень недоволен... Получается, что дискеты у неё действительно не было... Тут имеется ещё одно обстоятельство, помимо финансовых отношений между ними. Похоже, что Вероника была в этого типа, Ильдара, влюблена.
  - Влюблена? - удивился Андрей. - С чего ты взял?
  - Ты же слышал, о чём они говорили в коридоре. Он прямым текстом признался ей, что любит её. Только она не поверила. Я думаю, в ней взыграло оскорблённое женское самолюбие, поэтому она и убила его. Поняла, что деньги для него важнее любви.
  Какое-то время в комнате стояла тишина. Андрей размышлял.
  - А тебе не кажется, что дискету мог изъять из сейфа сам Шевцов? - предположил он.
  - То же самое говорила Вероника, - отозвался Ребрин.
  - С его стороны это был бы вполне логичный поступок, - продолжал Максимов, оживившись. - Он знал, что о дискете известно Савицкой, а он ей перестал доверять. Поэтому перепрятал дискету в другое место. А чтобы сохранить его втайне от всех, даже от нас, свалил вину за её исчезновение на Веронику. - Андрей пересел с подоконника в кресло и удобно устроился на нём. - Хотя, я тут подумал, сейчас уже неважно, кто стибрил дискету - Шевцов или Вероника. Оба мертвы, а значит, концы, ведущие к ней, обрублены.
  - Это ещё как сказать... - ответил сыщик задумчиво.
  Максимов удивился.
  - Ты что, собираешься её искать? В вероникиной квартире её нет, мы там всё осмотрели. И теперь у нас нет ни единой зацепки!
  - Мне не даёт покоя одна деталь... - прошептал Ребрин, лёжа с закрытыми глазами.
  - Какая?
  - Да так, мелочь. Надо ещё над ней помозговать...
  Андрей не стал задавать вопросов, зная, что это бесполезно. Он сидел, терпеливо дожидаясь, пока Ребрин сам всё объяснит. Но Николай лежал не шевелясь. Андрей, наконец, понял, что его друг заснул, и тихо ушёл в свою комнату.
  
  
  Глава 33
  
  Друзья проснулись далеко за полдень. После завтрака Ребрин снова завалился на диван и лежал до трёх часов, а Андрей, не любивший проводить время в праздности, занялся машиной. Он выкатил её из гаража, закрыл заднее стекло целлофаном, написал на нём крупно: "В ремонт", и покатил в надёжную автомастерскую, где не будут задавать вопросов насчёт отверстий от пуль. В мастерской обещали всё сделать к вечеру.
  С шевцовской дачи позвонил Вихорев, сообщил, что мигрени Лидии Николаевны не утихли, и он отвёз её к ней домой, в Синявино. Там за ней будут ухаживать её родные. Сам он остаётся на даче. Завтра должна прибыть Анна Борисовна - дашина тётушка, которая решит, как быть с девочкой.
  - А так всё нормально, без происшествий, - заключил он. - Смотрим телевизор, гуляем, за ворота не выходим. Грустно, конечно...
  Андрей с Ребриным опять проговорили весь вечер и легли поздно. И поэтому, когда утром затрезвонил мобильный телефон, сыщик проснулся не сразу.
  Звонил Вихорев.
  - У нас тут происшествие! Пожар!
  - Какой пожар? - Сон с Николая как рукой сняло. - В чём дело?
  Десантник сообщил, что он ночевал на первом этаже, а загорание произошло на втором, скорее всего в комнате Даши, потому что она наглоталась дыма.
  - Она без сознания, я вызвал "Скорую", а пожарных ещё раньше вызвали соседи, когда увидели над домом дым...
  Сам Вихорев проснулся от запаха дыма и первым делом бросился наверх, к Даше. Там всё было в дыму. Ему пришлось чуть ли не наощупь искать девочку. Приехавшие врачи сказали, что она очнётся, но её надо отвезти в больницу.
  Вихорев позвонил Лидии Николаевне. Она обещала приехать, несмотря на недомогание. Потом он позвонил Анне Борисовне, она тоже обеспокоена и сказала, что сейчас же поедет на вокзал.
  - Когда начался пожар? - спросил Ребрин.
  - Точно никто не знает. Соседи вызвали пожарных минут сорок назад.
  - Ты узнал, отчего загорелось? Пожарные что сказали?
  - Ничего толком не сказали. Вроде бы электропроводка неисправна. Пожар они потушили быстро, там и разгореться-то не успело, больше дыма было, чем огня...
  - Евгений, мы с Андреем отправляемся прямо сейчас. Ты в дашиной комнате ничего не трогай, я там всё осмотрю.
  Вихорев с Лидией Николаевной дожидались детективов у ворот.
  - Стало быть, пожарных вызвали соседи? - спросил Ребрин, вылезая из "Опеля".
  - Да, Софья Петровна вызвала, - подтвердила горничная. - Видите, вон там коричневая крыша виднеется? Это её дом.
  Они направились к веранде. Пожарная машина уже уехала. Мокрые после утреннего дождя садовые дорожки были изуродованы следами колёс.
  - Лишь бы с девочкой ничего не случилось, - вздыхала Лидия Николаевна. - Осталась сиротинкой, да тут ещё такое... Я слышала, отравления дымом бывают очень опасными...
  На веранде плетёная мебель была сдвинута в угол, повсюду виднелись грязные отпечатки подошв.
  Ребрин попросил горничную подождать внизу, пока он не осмотрит место загорания.
  - Вы меня позовите, если что понадобится, - сказала она.
  С сыщиком на второй этаж поднялись Максимов и Вихорев.
  В комнатах царил разгром, учинённый не столько пожаром, сколько действиями пожарных. Видно было, что огонь заливали пеной, не щадя ни мебели, ни книг.
  Десантник, озираясь, качал головой:
  - Чувствую, ремонт тут предстоит основательный!
  Ребрин мельком осмотрел кабинет, потом прошёл в комнату Даши. Огнём и пеной тут было попорчено почти всё. Одежда в распахнутом шкафу представляла собой груду мокрого тряпья, матрац на кровати ещё дымился, письменный стол был весь обугленный, на нём стояли такие же закопчённые, безнадёжно испорченные компьютер и монитор.
  Николай принялся выдвигать ящики стола. Собственно, осматривать в них было нечего. Содержимое ящиков обгорело вместе с самими ящиками. От книг и бумаг остался пепел, компьютерные дискеты расплавились, превратившись в бесформенные "лепёшки". Большинство таких "лепёшек" было разбросано по полу. Не найдя среди них ни одной уцелевшей, Ребрин подошёл к кровати.
  - Матрац, похоже, поднимали, - заметил он.
  - Наверное, пожарные, когда заливали кровать, - отозвался Вихорев.
  - Давай-ка и мы поднимем, - сказал сыщик.
  Под матрацем ничего не было. Ребрин отряхнул испачканные руки.
  - Ладно, пойдёмте. Больше здесь делать нечего.
  Выйдя на свежий воздух, друзья коротко посовещались. Было решено, что Андрей прямо сейчас поедет в Синявино, в местную больницу. Возможно, Даша уже очнулась и в состоянии что-нибудь рассказать. Лидия Николаевна согласилась проводить Ребрина до дома соседки, а десантник вернулся на веранду, решив навести там, как он выразился, "минимальный порядок".
  
  
  Глава 34
  
  Софья Петровна оказалась довольно привлекательной полноватой брюнеткой лет тридцати пяти.
  - Софочка, - по-приятельски заговорила с ней Лидия Николаевна, - этот молодой человек из милиции, интересуется пожаром.
  Хозяйка улыбнулась гостям.
  - Да вы проходите в дом!
  - Спасибо, в этом нет необходимости, - Ребрин остался стоять у калитки. - Прежде всего: когда вы заметили дым?
  - Где-то в начале седьмого. В шесть с небольшим. Я в это время выхожу кормить собак. Тогда дождь шёл, но несильный, и дым над дачей Александра Григорьевича был хорошо виден. Густой такой, чёрный. Я сразу поняла, что что-то случилось, бросилась звонить пожарным... - Она тяжело вздохнула. - Ах ты, господи, бедная Дашенька, опять несчастье! Отца убили, да тут ещё пожар, отравление дымом... Бедняжка...
  - Сегодня утром вы никого не видели в окрестностях? Может, какая-нибудь машина проезжала?
  - Нет, машин не видела. Да они тут в такую рань почти не ездят.
  - А на прохожих не обратили внимание?
  - Нет... - Она на секунду задумалась. - Хотя постойте... У меня утром собаки лаяли. Значит, кто-то проходил!
  - Во сколько это было?
  - Рано. Сейчас соображу... Может, часов в пять, или в начале шестого. Я даже выходить не стала.
  - Это был прохожий, а не машина?
  - На машины собачки давно отвыкли брехать, разве что если бы машина остановилась у моего забора.
  Ребрин сделал пометку в блокноте.
  - Значит, дым вы заметили через час после того, как кто-то прошёл?
  - Да, примерно.
  - После звонка пожарным вы остались дома?
  - Нет, сразу пошла на пожар. Думала, может, удастся что-то сделать, помочь.
  - Наверно, вы подошли туда раньше пожарных?
  - Да, раньше.
  - Были там ещё какие-нибудь люди?
  - Когда я пришла - никого не было. Только минут через десять начали подтягиваться жильцы соседних дач...
  - Вы подошли к самому дому?
  - Нет, только к воротам. Позвонила в дверь сторожки, думала, охранник откроет, или скажет, что случилось...
  - С Ильёй Архиповичем на днях произошло несчастье, - вмешалась Лидия Николаевна. - Его увезли в больницу.
  - Надо же, а я не знала, - женщина покачала головой. - Я тогда ещё удивилась: почему охранник не отвечает на звонок? Может, спит? Я даже дверь подёргала. А она оказалась открыта.
  - Дверь в сторожку была открыта? - заинтересовался сыщик.
  - В смысле - не заперта, - поправилась Софья Петровна. - А я без разрешения охранника входить на территорию дачи не могу, пришлось стоять у ворот, ждать пожарных.
  - Спасибо, больше вопросов нет.
  Ребрин и Лидия Николаевна попрощались с хозяйкой и зашагали назад.
  У ворот их встретил Вихорев с сообщением, что на дачу приехала милиция. Он же и объяснил, почему была не заперта дверь сторожки:
  - У меня нет ключа от неё, поэтому пришлось оставить как есть.
  - У меня тоже нет, - сказала Лидия Николавна. - Про ключ надо у Ильи Архиповича спрашивать, или у Александра Григорьевича...
  На веранде у раскрытого окна перекуривал Агеев. Он сдержанно кивнул вошедшим.
  - Интересно развиваются события, - сказал он. - Сначала - убийство, теперь - пожар.
  - Вы в курсе, каково заключение пожарных? - поинтересовался Ребрин.
  - Похоже на поджог. Ничего, будем разбираться.
  - Не появились ли новости по убийству Шевцова? Хотя бы протокол вскрытия?
  - Да, поступила такая бумага, - ответил Агеев неохотно.
  - И пуля, конечно, извлечена?
  - Конечно.
  - Из какого оружия стреляли?
  - Вы слишком любопытны. Следствие ещё не закончено.
  - Просто я хотел бы сделать одно предположение...
  Следователь посмотрел на него со снисходительной улыбкой.
  - Попробуйте.
  - Пуля была от пистолета "макаров". Того же калибра, что у пистолета сторожа, который украли в тот вечер, когда убили Шевцова. Собственно, и стреляли из этого ствола.
  Улыбка Агеева стала натянутой.
  - Вы, наверное, ознакомлены с результатами экспертизы? - спросил он после короткой паузы.
  - Нет, это предположение. Я вижу, оно оказалось верным.
  - Ну, допустим. А могу я узнать, на основании чего вы сделали такое предположение?
  - Интуиция, - ответил сыщик. - Если украли оружие, то с большой долей вероятности стреляли именно из него. Это и для преступника удобнее. Теперь по стволу вы его не найдёте.
  Агеев задумчиво почесал в виске.
  - Это так... - согласился он. - Вам больше нечего мне сообщить?
  - Пока нет.
  - Если ещё появятся предположения, то звоните мне. Мой телефон у вас есть.
  - Обязательно позвоню. И, думаю, что уже сегодня.
  Следователь кивнул.
  - Да, в любое время. А сейчас я должен осмотреть дом. Вы все оставайтесь здесь. Я скажу, когда можно войти.
  Его шаги стихли на втором этаже.
  Вихорев наклонился к сыщику.
  - Как ты догадался насчёт пушки?
  - Я же говорю - интуиция. Догадка оказалась верной, и, стало быть, начинает проклёвываться любопытная гипотеза... - Задумавшись, Ребрин щёлкнул пальцами. - Что-то Андрей долго не звонит из больницы!
  - Может, сами съездим в Синявино? - предложил десантник. - У меня тут машина стоит, на ней и съездим. Заодно перекусим там, а то я лично вообще не ел сегодня.
  - Ну что ж, это можно, - согласился сыщик. - Лидия Николаевна, мы с Евгением едем в больницу навестить Дашу. Не хотите присоединиться?
  - Нет, на кого же я дом оставлю? Тем более, сейчас должен появиться Денис. Он обычно в это время подкатывает сюда на своём велосипеде. Вот тоже проблема с этим Денисом. Даже не знаю, что ему сказать.
  - Он вроде бы с Дашей поссорился, - вспомнил Вихорев. - Неужели всё-таки подкатит?
  - А может, и не подкатит. Тогда тем лучше... Вы мне обязательно позвоните из больницы!
  - Обязательно, - пообещал сыщик.
  
  
  Глава 35
  
  На вихоревской "девятке" друзья доехали до Синявино за десять минут. Они вылезали из машины, когда в кармане у Ребрина ожил мобильник. Звонил Андрей из больницы.
  - Врачи считают, что всё нормально, жизнь вне опасности, - доложил он. - Но Даша ещё не пришла в сознание. Очнётся, может быть, днём или ближе к вечеру. Она наглоталась дыма, пришлось вентилировать лёгкие, или что-то в этом роде... Самое любопытное, что у неё на шее обнаружены синяки.
  - От чего синяки?
  - Доктор говорит, что, скорее всего, от чьих-то пальцев. У него в практике уже бывали подобные случаи. Не исключено, что Дашу кто-то душил, а потом поджёг дом.
  - Будь там, мы уже приехали, - сказал Ребрин.
  Вскоре после них в больнице появился Агеев.
  - Вы и тут успели меня обскакать, - раздражённо бросил он Николаю, проходя в кабинет главврача.
  Вмешательство в ход следствия посторонних, которыми он считал детективов и Вихорева, ему явно не нравилось.
  Ребрину и его спутникам ничего не оставалось, как вернуться на дачу. Лидию Николаевну они застали за уборкой помещений. Помогала ей приехавшая из Москвы Анна Борисовна - невысокая, добродушного вида женщина лет пятидесяти. Ребрин рассказал им всё, что узнал о самочувствии девочки, умолчав только о синяках. Анна Борисовна захотела прямо сейчас съездить к Даше. Андрей галантно предложил доставить её на "Опеле".
  - Денис так и не появлялся? - поинтересовался сыщик у Лидии Николаевны, когда Максимов и дашина родственница уехали.
  - Нет, не появлялся.
  - Надо бы связаться с ним. У вас есть его телефон?
  - Есть.
  Они прошли в маленькую комнату под лестницей, служившую чем-то вроде подсобки. Лидия Николаевна разыскала на столе листочки с номерами.
  - У меня тут телефоны всех соседей записаны, заодно кое-кого из знакомых Александра Григорьевича. Телефон Дениса тоже есть.
  - Пожалуй, позвоните ему вы, - попросил Ребрин. - Вы всё-таки его лучше знаете, чем я. Сообщите ему про пожар, а главное - что Даша осталась жива. Обязательно упомяните, что завтра утром она придёт в сознание.
  - Я думаю, он обрадуется, что всё обошлось. Они были так дружны!
  - Может быть, он захочет её навестить в больнице. Пусть приходит. Третья палата, первый этаж. Даша лежит там одна, - и Ребрин протянул ей свой телефон.
  Разговор Лидии Николаевны с Денисом продолжался не больше пяти минут. Сыщику она сказала, что парень потрясён.
  - Очень сожалеет и раскаивается в своей ссоре с Дашей!
  Ребрин кивнул, словно ничего другого и не ожидал.
  Он в одиночестве прошёлся по садовой дорожке. Снова достал мобильный телефон и связался со следователем.
  - Владимир Степанович? Это Ребрин.
  - Появились новые идеи? - откликнулся Агеев.
  - Пожалуй, да. Но что говорят эксперты по поводу пятен? Дашу всё-таки пытались убить?
  - К чему эти вопросы? - Голос следователя был усталым. - Вы же всё заранее знаете.
  - Сегодня ночью я представлю вам человека, который убил Шевцова и покушался на его дочь, - сказал Ребрин.
  - Кто это?
  - Увидите сами.
  - Мне нужны факты, а не умозрительные теории.
  - Ночью он попытается совершить новое преступление. У вас будет возможность взять его с поличным.
  На том конце волны несколько секунд молчали.
  - Нам лучше побеседовать у меня в кабинете, - сказал Агеев.
  
  
  Глава 36
  
  Единственная кровать, стоявшая в реанимационной палате, тонула в рыжеватых сумерках дежурной лампы. Сквозь тюлевые шторы сочился бледный рассвет.
  За окном, полускрытый шторами, появился силуэт человека. Некоторое время он стоял неподвижно, словно окаменев. Незнакомец всматривался в потёмки палаты и прислушивался к тишине. Потом несколько раз аккуратно ударил по оконной раме, выдвигая её, и бесшумно взобрался на подоконник. С подоконника спрыгнул на пол. Подошёл к кровати, снова прислушался. Внезапно в его руке блеснул нож. Лезвие стремительно рассекло воздух и опустилось на одеяло, с глухим треском пропоров ткань.
  В ту же минуту раскрылась дверь, зажёгся свет, и в палату вбежали два милиционера с пистолетами в руках.
  - Не двигаться, Денис Гриньковский!
  Денис шарахнулся к окну, взлетел на подоконник, но прыгнуть не успел: в больничном саду, словно из-под земли, выросли ещё двое стражей порядка.
  Он с глухим стоном подался назад.
  - Брось нож, руки за голову, - приказал Агеев.
  Парень подчинился. Один из милиционеров надел на него наручники, второй блюститель порядка деловито обхлопал карманы. Он же осторожно, чтобы не стереть отпечатки, подобрал упавший нож.
  - Пошли, - сказал следователь.
  Выходя из палаты, Денис с изумлением оглядывался на кровать. Только сейчас, при ярком электрическом свете, он понял, что в кровати вместо Даши лежал резиновый муляж!
  Несостоявшегося убийцу вывели из больницы и втолкнули в милицейский "воронок".
  - Не вздумай бежать, - предупредил один из конвоиров.
  "Воронок" проехал метров двести и остановился у одноэтажного здания синявинского отделения милиции. Агеев по мобильному телефону связался с Ребриным.
  - Николай Алексеевич? Вы как в воду глядели. Только что он пытался её убить.
  - Я подойду через десять минут, - сказал сыщик.
  Он появился в кабинете Агеева, когда с Дениса уже сняли наручники. Парень сидел, сгорбившись, на стуле и смотрел в пол.
  - Почему ты хотел её убить? - уже в третий раз задавал ему вопрос следователь.
  - Ничего я не хотел, - угрюмо бубнил задержанный.
  Сбоку за отдельным столом сидел пожилой милиционер и вёл протокол допроса. Здесь же, в качестве понятых, присутствовали Вихорев и Максимов.
  Следователь показал Ребрину на свободный стул и снова обратился к Гриньковскому:
  - Ты знал, что в этой палате лежит твоя подруга. Бывшая подруга, - уточнил он. - Ты покушался на её жизнь вчера утром, но неудачно. Она осталась жива.
  - Я не покушался.
  - В несознанку будем играть? - Агеев повысил голос. - Даша уже очнулась и скоро начнёт давать показания!
  Денис подавленно промолчал.
  - Ну, это всё из-за дискеты... - выдавил, наконец, он.
  - Ты имеешь в виду дискету, на которой содержится информация по гиперзвуковым устройствам?
  - Да.
  - Откуда тебе известно о ней?
  - Даша сказала.
  - А она откуда узнала?
  - Из разговоров бандитов. Она мне об этом рассказала ещё в тот день, когда её освободили, - Денис говорил глухим голосом, глядя в пол. - Бандиты держали её связанной и спрашивали у неё про отца, про психотрон, про дискету... Мы с ней в тот день заперлись у неё в комнате и два часа только об этом и говорили... А ещё Даша сказала, что догадывается, где отец хранит дискету. Она у него в кабинете, в сейфе, а сейф открывается карточкой с электронным кодом.
  Воспользовавшись паузой, в допрос вмешался Ребрин.
  - Карточка находилась у Шевцова в кармане пиджака, - сказал он. - В тот день, когда исчезла дискета, он снял его и повесил на стул.
  - Карточку из пиджака взяла Даша, - сказал Денис. - Она сама не ожидала, что подвернётся такой удобный случай. Её отец и Вероника Львовна ушли в лабораторию, а пиджак остался в кабинете. Ну, она и вынула карточку...
  - Она открыла сейф и заменила дискету с информацией на дискету с обучающей программой, - сказал сыщик.
  - Да... Но мы не ожидали, что подмену обнаружат так быстро. Мы хотели скопировать дискету и вернуть её на место...
  - Зачем вам её копировать?
  - Так... - Денис пожал плечами. - Просто захотелось посмотреть, что на ней есть...
  - Не ври, - резко оборвал его Агеев. - Если бы просто посмотреть, то до покушения на убийство не дошло бы!
  - Ты не мог не знать, - прибавил Ребрин, - что на дискете содержится сугубо научная информация, в которой ни ты, ни Даша ничего не смыслили.
  Гриньковский исподлобья взглянул на него и снова уставился в пол.
  - Ты прекрасно отдавал себе отчёт в том, - сказал следователь, - что информация на дискете представляет огромную ценность. Собственно, из-за неё была похищена Дарья Шевцова! Поэтому повторяю вопрос: зачем тебе дискета?
  Парень угрюмо молчал.
  - Лучше признайся. Мы всё равно потом узнаем от Даши.
  - Она сказала, - выдавил Денис, - что... ну, короче, что за информацию на дискете американцы готовы заплатить большие деньги...
  - Понятно, - следователь сделал знак милиционеру, ведущему протокол, чтобы записал слова задержанного. - Именно поэтому ты решил присвоить её себе.
  Денис поднял голову.
  - Я не хотел её присваивать, я просто хотел скопировать. А потом Даша вернула бы дискету на место.
  - Ты хотел продать содержавшуюся на дискете информацию, - жёстко сказал Агеев. - Получить за неё деньги. Кому ты хотел её продать?
  Гриньковский неопределённо пожал плечами.
  - Получается, - снова вмешался Ребрин, - что Даша похитила дискету для тебя. Почему она пошла на это?
  - Мы собирались пожениться...
  - Отец Даши был достаточно обеспеченным человеком, - заметил сыщик.
  Денис поморщился.
  - Это не то. Мы хотели уехать в Штаты, а там без бабок делать нечего.
  - На следующий день после похищения дискеты ты приехал к Даше, - продолжал Ребрин, - но дискету не получил. Она тебе её не дала.
  Парень посмотрел на него удивлённо.
  - Откуда вы знаете?
  - У тебя был очень недовольный вид, когда ты вышел от неё. На это обратила внимание Лидия Николаевна. Вы с Дашей в тот день поссорились, и причиной ссоры было её нежелание отдать тебе дискету!
  Агеев откинулся в кресле.
  - Значит, я так понимаю, она сперва украла, чтобы отдать её тебе, а потом передумала?
  - Это отец её смутил, - объяснил Денис. - В тот день он навешал ей лапши, что инфразвук опасен, что он плохо действует на людей, и что благодаря этой дискете из него сделают оружие хуже атомной бомбы. А Дашка-то уши и развесила. Я уж как только не уговаривал её...
  - Поэтому вчера ты проник в дом, чтобы взять дискету силой, - сделал вывод следователь.
  Денис помедлил с ответом.
  - Я не собирался брать её силой...
  - Вчера рано утром ты проник в дом, так?
  - Ну, так.
  - Отметь, - кивнул следователь милиционеру.
  - Вернёмся в тот день, когда погиб Шевцов, - сказал Ребрин. - Ты ушёл без четверти восемь вечера. Каковы были твои действия, когда ты вышел за ворота? Ты сразу поехал на велосипеде домой?
  Задержанный тревожно заёрзал. Вопрос сыщика ему явно не понравился.
  - Отвечай, - поторопил его Агеев.
  - Ну, поехал домой.
  - Тогда ты должен был увидеть машину и людей, идущих по направлению к даче, - сказал Ребрин.
  Парень снова не ответил сразу.
  - Ты просто не мог не увидеть их, - настаивал Ребрин. - Они подъехали именно в это время. Их машина остановилась за поворотом дороги. А ты ведь возвращаешься по дороге, не по оврагам же едешь?
  - Да, видел, - нехотя согласился Гриньковский. - Двух мужиков. И машина чёрная там была. Но я их не запомнил.
  - Вид мужчин показался тебе подозрительным, - продолжал сыщик. - Ты стал за ними наблюдать. Возможно, отъехал от них немного, чтобы не привлекать к себе внимания.
  - Пусть рассказывает сам, - вмешался следователь. - Итак, - он вперил взгляд в задержанного. - Что было дальше?
  - Они пошли к воротам, - проговорил Денис, почти не разжимая зубов.
  - К воротам, - повторил Агеев. - Дальше?
  Денис молчал.
  - Ты видел, как мужчины ворвались в сторожку, а оттуда прошли на территорию дачи, - сказал Николай. - Из сторожки никто не показывался, всё было тихо, и ты рискнул заглянуть в неё.
  - Ты вошёл в сторожку, или нет? - спросил следователь.
  - Н-нет... - промычал Гриньковский.
  - Ты вошёл и увидел навалившегося на стол сторожа, - продолжал Ребрин. - Он был без сознания. Ты знал, что у него есть оружие. Тебе даже не понадобилось искать - кобура была у него под курткой. Пользуясь бесчувственным состоянием старика, ты украл пистолет и поспешил в сад вслед за неизвестными. Но интересовали тебя не они. План, который зародился у тебя в голове, был прост как дважды два. Ты задумал убить дашиного отца, а вина за это должна была пасть на бандитов, проникших на дачу. Ты был зол на него. Тебя раздражало его влияние на Дашу. Ты рассчитывал, что после его устранения ей некому будет "вешать лапшу", как ты выразился, и она отдаст тебе дискету. Что ж, момент был как нельзя более подходящим! Ты знал, что Шевцов большую часть времени проводит у себя в кабинете. Ты влез на яблоню, откуда были видны его окна. Тебе осталось дождаться, когда он покажется в них. Долго ждать не пришлось. В саду началась кутерьма, зазвучали выстрелы, Шевцов подошёл к окну и ты, будучи отличным стрелком, регулярно посещающим тир, уложил его первой же пулей.
  - А докажите! - выкрикнул парень.
  - Тихо! - Следователь стукнул по столу. - Будут тебе доказательства. Сиди спокойно и отвечай на вопросы. Пистолет у сторожа брал?
  - Нет.
  - И в Шевцова не стрелял?
  - Нет.
  Агеев несколько секунд молчал, постукивая по столу пальцами.
  - Ладно, к этому эпизоду мы ещё вернёмся. Вчера, между пятью и шестью утра, ты проник в дом Шевцовых, - он в упор посмотрел на задержанного. - Прошёл в комнату Дарьи и потребовал, чтобы она выдала тебе дискету.
  - Я по-хорошему попросил.
  - Дискету она не дала, и ты её избил.
  Денис молчал.
  - Дискету ты в конце концов взял!
  Опять молчание.
  - Так взял или нет? Дарья всё равно скажет!
  - Ну, взял.
  - Потом ты попытался избавиться от неё, как от свидетельницы. Начал её душить. Решив, что она мертва, поджёг дом... Давай, говори! Дом поджигал?
  Молчание.
  - Тебе не повезло. Соседи увидели дым и сразу вызвали пожарных. Дарью удалось спасти.
  Следователь выдержал паузу, прежде чем задать главный вопрос.
  - Итак, где дискета?
  Гриньковский колебался недолго.
  - Дома у меня. В чемодане лежит, под подкладкой...
  Агеев взял бумаги, протянутые ему помощником, пробежал их глазами и положил на стол перед задержанным.
  - Прочитай протокол и распишись.
  Читать Денис не стал, поставил на каждой странице подпись и положил ручку на стол. По знаку следователя на него снова надели наручники.
  
  
  Глава 37
  
  Гриньковского увели. Вышли и остальные, только Ребрина следователь попросил задержаться. Кивком показал на стул.
  - Сейчас сюда приедут люди из ФСБ, - он закурил и откинулся в кресле. - Они должны забрать у меня это дело. Поэтому, прежде чем расстаться с вами, - он взглянул на сыщика, - мне хотелось бы узнать, как вы вычислили Гриньковского. Ведь все факты говорили за то, что дискету украла Савицкая.
  - Прямых улик против неё не было, только косвенные, - возразил Ребрин. - Она находилась в кабинете, когда Шевцов вышел, оставив пиджак с карточкой. У неё на квартире был убит Деревянкин, когда стал требовать дискету. Но это всё не те доказательства, на которых можно построить обвинение. Я сидел связанный в подвале "Гель-Гью" и слышал её разговор с Ильдаром. Она категорически отрицала свою причастность к краже. Я подумал, что и в суде доказать её вину будет трудно, особенно если дискету не найдут. Вот тогда мне вспомнилась одна деталь, которая меня ещё раньше заинтересовала, но потом, в суете, я о ней как-то подзабыл. Я вам, кажется, говорил, что, вскрыв сейф, мы вместо настоящей дискеты нашли другую, с обучающей программой?
  - Да, помню такое, - кивнул следователь.
  - Уже тогда это меня озадачило. В кабинете Шевцова никаких обучающих и игровых дисков не было, такие диски имелись только у Даши. Получалось, что Савицкая, если дискету похитила она, должна была пройти в комнату Даши, взять одну из её дискет и вернуться обратно в кабинет. А Даша ведь всё время была у себя! Да и зачем это нужно было Веронике - подменять дискету?
  - А в самом деле! - Агеев оживился. - Но, в таком случае, подозрение падает не только на Савицкую, но и на Дашу!
  - Понимаете, в то время у меня не было уверенности, что девочка вообще знает о существовании дискеты с информацией по психотрону. Это только позже я сообразил, что она могла узнать о ней во время своего пребывания у бандитов. По крайней мере, я бы, наверное, попробовал потянуть за эту нить, но тут последовала череда экстраординарных событий - убийство Деревянкина, бегство Савицкой, визит бандитов на шевцовскую дачу, гибель самого Шевцова... Туманная догадка о возможной причастности Даши отошла в тень и как-то выпала из круга моих умозаключений. Я зациклился на версии о том, что дискету украла Савицкая с целью продать её Хеймонду. И только после плена в "Гель-Гью" и смерти Савицкой я вернулся к мыслям об этой странной подмене. О психотроне и дискете было известно Даше, которая узнала о них от бандитов. А она наверняка рассказала своему другу Гриньковскому. Так что, Денис должен быть в курсе всего этого дела, и не исключено, что он-то и был главным инициатором похищения дискеты. В тот день он ушёл задолго до похищения, обеспечив себе алиби. Дискету из сейфа вытащила Даша. Она дождалась, когда Савицкая с Шевцовым выйдут из кабинета вдвоём. А то, что был такой момент, подтвердил сейчас Гриньковский. Даше хватило двух минут, от силы - трёх, чтобы выкрасть карточку и открыть сейф. Вот только карточку в карман пиджака она почему-то не вернула. Предположу, что она слишком спешила, ведь в любую минуту могли войти отец с Савицкой.
  - Так всё-таки, что вас заставило заподозрить Гриньковского в убийстве Шевцова? - спросил следователь.
  - Здесь обращают на себя внимание по меньшей мере три момента, - сказал сыщик. - Первый - это странная осведомлённость киллера. Преступник залез на единственное дерево в саду, с которого был виден кабинет. При этом он должен точно знать, что Шевцов в эти минуты находится именно там. Поначалу я не сомневался, что это сделал кто-то из людей Ильдара по наводке Савицкой, которой были хорошо известны и особняк, и сад, и привычки её бывшего любовника. Она и яблоню киллеру могла указать, и время, когда Шевцов работает в кабинете. Но из её разговоров с Ильдаром выяснилось, что ни она, ни он ничего об убийстве не знали. А если не они, то кто же? Осуществить покушение мог лишь человек из ближайшего окружения хозяина дачи, тот, кто знал, что сегодня вечером он будет у себя в кабинете. Иначе какой смысл было с риском проникать на охраняемую территорию дачи? Тут мы подходим ко второму моменту - это необычность времени и обстоятельств убийства. Обстоятельства указывают на то, что действовал хотя и опытный стрелок, но не профессионал в киллерском деле. Настоящий киллер избрал бы совсем другую тактику. Он устроил бы засаду у подъезда его московской квартиры или подкараулил его машину где-нибудь на дороге. А сад - это слишком ненадёжно, сюда трудно проникнуть, и ещё труднее уйти незамеченным, кругом телекамеры, охрана, соседи... Теперь что касается необычности времени. Необычность в том, что убийца появился одновременно с бандитами Ильдара. Это кого хочешь наведёт на ложный след. Только потом я понял, что он действовал отдельно от них, причём действовал во многом экспромтом. Начать с того, что на бандитов он наткнулся случайно. А кто мог наткнуться на них в тот вечер на безлюдной дороге?
  - Только Гриньковский, который как раз в это время уходил с дачи! - воскликнул Агеев.
  - Я почти не сомневался, что в деле об убийстве Шевцова замешана дискета, особенно если иметь в виду ту странную подмену, - продолжал Ребрин. - Моя догадка переросла в уверенность, когда вчера утром после пожара я побывал в дашиной комнате. Тетради и книги оставались на своих местах, а дискеты были извлечены из ящиков и разбросаны по полу. Только дискеты. То есть, перед пожаром в комнате побывал кто-то посторонний и рылся в дашиных дискетах. Об этом свидетельствовал и сдвинутый матрац, как будто искали под ним. Кому-то было известно, что дискета с информацией по психотрону находится у Даши, и этот "кто-то" целенаправленно искал её. Им мог быть только один человек - Денис Гриньковский. Тут сразу приходит на ум их последняя встреча в четверг, когда они поссорились. Ссора могла произойти из-за нежелания Даши расстаться с дискетой. После разговора с отцом она переменила своё мнение о психотроне и пошла, как говорится, на попятную. Поняла, что с такими вещами лучше не шутить. Возможно, она даже пригрозила вернуть дискету обратно в сейф или признаться отцу. А поскольку на кражу её спровоцировал именно Гриньковский, то вот вам и мотив преступления. Он боялся гнева и ответных действий со стороны её отца! В тот вечер парню подвернулся случай завладеть пистолетом с боевыми патронами и незаметно проникнуть в сад, и он этот случай использовал на все сто. Когда я узнал, что в утро пожара у Даши кто-то был, рылся в её дискетах и пытался её задушить, у меня отпали все сомнения. При всём том я не располагал ни одним конкретным фактом против Гриньковского. Пришлось пойти на небольшую уловку. По моим расчётам, узнав, что Даша жива и лежит без сознания, он должен был довершить начатое на даче, пока она не заговорила...
  - Гриньковский был в шоке, когда мы его взяли, - заметил следователь, гася сигарету в пепельнице. - Он уже здесь начал признаваться, а на Лубянке и подавно всё выложит.
  На столе зазвонил телефон.
  - Нашли? Где? - заговорил он в трубку. - Поаккуратнее с ним, ещё надо будет снять отпечатки... - Агеев посмотрел на сыщика. - Сейчас мои люди осматривают его квартиру. Представьте, этот дурень даже не догадался избавиться от ствола! Он валялся у него под кроватью!
  
  
  Глава 38
  
  В кабинет генерала Локтионова в здании ФСБ на Лубянской площади вошёл офицер и положил на стол дискету.
  - Долго искали? - спросил генерал.
  - Пришлось повозиться. Распотрошили весь чемодан снизу доверху, пока не нашли.
  Генерал взглянул на сидевшего напротив него Ребрина и не торопясь вставил дискету в компьютер. Пощёлкал пальцами по кнопкам клавиатуры, потом минуты три сидел, глядя на экран монитора. На его лице отразилось недоумение.
  - Ничего не понимаю.
  Ребрин перегнулся через стол и тоже посмотрел на экран. Монитор показывал каких-то цветных человечков...
  - Это игра! - воскликнул Локтионов.
  Он начал щёлкать по кнопкам, но на экране не появлялось ничего, кроме человечков, машинок и самолётиков.
  - Гриньковского ко мне!
  Два офицера ФСБ ввели Дениса.
  - Смотри сюда! - Генерал показал пальцем на экран. - Твоя дискета! Врать нам тут будешь, да?
  В глазах парня мелькнул испуг. Казалось, он не понимал, чего от него хотят.
  - Где дискета с информацией по психотрону? - Побагровевший Локтионов сверлил его взглядом.
  - Но я же сказал... - пробормотал Денис. - Она в чемодане, который лежит у меня в комнате, в шкафу. Спрятана в подкладку...
  - Вот она, дискета из подкладки, - Локтионов вынул из компьютера диск и положил на стол.
  - Ну, не знаю... В подкладке должна быть дискета, которую я нашёл у Даши...
  - Это она и есть. Другой не было.
  - А ты даже не догадался посмотреть, что записано на дискете? - спросил у парня Ребрин.
  - Почему не догадался, - ответил Гриньковский подавленно. - Догадался. Я ещё там, у неё в комнате, проверил дискету на компьютере. Это та самая, с информацией...
  - С какой ещё информацией? - сурово сказал генерал. - На ней какая-то чепуха!
  - Тогда не знаю... - Денис смотрел на него, как кролик на удава.
  - А ты не мог второпях сунуть в подкладку не тот диск? - высказал предположение Ребрин.
  - Наверное, мог... Хотя... - Гриньковский снова замолчал, окончательно растерявшись.
  Локтионов обратился к одному из офицеров:
  - Пусть ещё раз обыщут его квартиру и тщательно осмотрят все имеющиеся там дискеты.
  Офицер, кивнув, вышел. Дениса увели.
  - Не исключено, что дискета осталась на даче, - сказал сыщик. - В таком случае, она вряд ли уцелела.
  Генерал нахмурился.
  - Будем надеяться, что вы ошибаетесь. А пока расскажите обо всём ещё раз, с самого начала, - и он включил магнитофон.
  
  
  Глава 39
  
  Ребрин прошёл по пустынному больничному коридору и постучал в дверь палаты, где лежала Даша. На стук выглянула Анна Борисовна.
  - Хорошо, что вы пришли, - сказала она шёпотом. - Даша о вас спрашивала.
  - Как она себя чувствует?
  - Идёт на поправку... - Женщина замялась.
  Он внимательно посмотрел на неё.
  - Что-то случилось?
  - Понимаете... - Анна Борисовна вышла к нему в коридор и закрыла за собой дверь. - У Даши неприятности со следователями. Она ни в какую не хочет сознаваться насчёт Дениса. Говорит, что он её не бил, что она его в то утро вообще не видела... Договорилась, бедняжка, до того, что это она сама подожгла дом!
  - Но Гриньковский во всём сознался.
  Анна Борисовна сокрушённо вздохнула.
  - Не хочет она его выдавать.
  - Я с ней поговорю. Вы меня пока здесь подождите.
  Ребрин вошёл в палату. Даша не спала. Свет ночника, горевшего на тумбочке, едва дотягивался до её лица. Николай сел на табуретку.
  - Привет, - он улыбнулся. - Как ты?
  - Гораздо лучше, - ответила Даша, приподнявшись на подушке. - Врач сказала, что меня скоро выпишут.
  - Отлично. Я тогда заеду за тобой.
  - Правда?
  - Да. Ты будешь жить с Анной Борисовной и своими двоюродными сёстрами, а я буду тебя навещать.
  - И звоните почаще.
  - Конечно. Главное, чтобы ты поскорей забыла всё, что здесь произошло.
  - Поскорей вряд ли получится... - Она помолчала, потом спросила тихо: - Помните, вы обещали найти убийцу папы? Вы его нашли?
  Сыщик кивнул.
  - Но ведь это не Денис? - спросила она с надеждой.
  - Тебе уже сказали?
  - Сказали, но я не поверила.
  Николай заглянул ей в глаза.
  - Ты украла дискету для него, да?
  - Да. Он очень просил... Но он хотел только скопировать её на свой компьютер, а потом мы бы вернули её на место.
  - Зачем ему понадобилась информация по инфразвуку?
  - Он сказал, что знает, как получить за неё большие деньги. Мы с ним строили планы, мечтали поехать после свадьбы в Бразилию, потом во Флориду... А когда папа мне объяснил насчёт гиперзвукового оружия, я поняла, что зря её взяла...
  Она опустила голову.
  - Денис пришёл к тебе рано утром и начал требовать дискету, - сказал Ребрин. - Он угрожал тебе.
  Она кивнула.
  - И ты отдала её.
  - Я, вообще-то, не хотела...
  - Он заставил тебя отдать?
  - Да.
  С минуту они молчали.
  - Тебе надо было сразу вернуть дискету отцу и во всём ему признаться, - заметил Николай мягко.
  - Я так и хотела, но не успела. Папу убили... - Она сглотнула подступивший к горлу комок. - А дискету, наверное, уже нашли? Значит, появится ужасная бомба, в сто раз хуже атомной?
  Чуть слышно простонав, она откинулась на подушку.
  - И всё из-за меня...
  - Дискету пока не нашли. С ней какая-то путаница вышла... - Перехватив её недоумённый взгляд, он пожал плечами. - У Гриньковского нашли другую дискету, с игрой. Он сказал, что это та самая, а оказалась не та самая... Слушай, а ты точно отдала ему дискету?
  - Точно. Я прятала её у себя под матрацем.
  - Ты не ошибаешься? Может быть, под матрац ты случайно положила другую дискету, а настоящая осталась где-нибудь в столе?
  Она отрицательно покачала головой.
  - Нет, такого не могло быть. Дискета очень важная.
  Николай улыбнулся:
  - Ну и бог с ней. Не нашли, и не надо.
  
  Ребрин наведался на квартиру Дениса за несколько часов до его задержания. Денис жил в Синявино, на последнем этаже пятиэтажки. Сыщик уже знал, как проникнет к нему. Металлическую дверь он взламывать не стал, перелез через балкон, который был один на две квартиры. У соседей Дениса дверь была самая простая, деревянная, и замок ей под стать. Николай вскрыл его за пару минут.
  Судя по характерному запаху и обстановке, в этой квартире обитали алкоголики. Прислушиваясь к храпу спящих хозяев, он без помех прошёл на балкон, перелез через решётку, разделявшую его на две половины, и через открытое окно проник в квартиру Гриньковских. Из двух дверей, которые выходили в коридор, он чисто интуитивно выбрал ту, за которой мог жить Денис. И не ошибся.
  Денис спал тревожно, ворочался. Рядом стоял будильник, поставленный на четыре часа утра. Сыщик надел перчатки и первым делом заглянул под кровать. Луч карманного фонарика выхватил из мрака тряпичный свёрток. Ребрин аккуратно развернул его и обнаружил пистолет. Тот самый "макаров". Он оставил его милиции.
  После свёртка внимание привлёк большой чемодан в шкафу, явно купленный недавно. Такой чемодан хорош для туристических поездок. Ребрин осмотрел его, ощупал бока. Минут двадцать пришлось повозиться с подкладкой, раздвигая её так, чтобы не разорвать самодельный тайник. Вытащив из-под подкладки дискету, он сунул туда другую - из тех, что были в комнате.
  Он уже собирался уходить, когда за дверью послышались шаги. Он замер. Кто-то из родителей Дениса прошёл на кухню. И как раз в эту минуту в кармане зазвонил мобильник! Забыл выключить! Какой промах для уважающего себя детектива! Он судорожным движением прервал звонок и метнулся за кресло.
  К счастью, звонок не услышали. Или не придали ему значения. Николай дождался, когда из кухни уйдут и погасят там свет, и покинул квартиру тем же маршрутом - через балкон и соседей.
  Идя через пустырь, он заметил костёр. У огня сидела парочка бомжей. Ребрин разломал дискету и бросил обломки в огонь. Бомжи ничего не сказали, только смотрели на него.
  
  - Я одна во всём виновата, - говорила Даша. - Да, я одна. Ведь я украла эту проклятую дискету...
  - Его вины больше, - возразил Николай. - Гораздо больше. Чтобы завладеть дискетой, он не остановился перед убийством.
  Она упрямо надула губы.
  - Не расскажи я ему о психотроне и дискете, ничего бы не было. И мы бы поженились... Он не виноват...
  - Выкинь его из головы. Ты красивая девчонка, найдёшь себе другого парня, намного лучше.
  Она подняла на него глаза. В них блестели слёзы.
  - Как я могу выкинуть его из головы? Я жду от него ребёнка!
  Ребрин целую минуту молча смотрел на неё.
  - Это точно?
  - Ну, точно сказать не могу, но должен быть.
  В его взгляде читалась жалость, и одновременно одобрение, поддержка.
  - Всё у тебя будет хорошо, только ребёнка сохрани. И парень другой у тебя будет. Обязательно будет, вот увидишь. У тебя впереди целая жизнь.
  Она улыбнулась в ответ.
  
  
  
  1999 год.
  
  
  Повесть опубликована в сборнике "Закон подлости". М., изд-во "Эксмо", 2000 год, серия "Вне закона". Вместо фамилии автора - псевдоним "Игорь Волгин".
  Отдельное издание: "Гоп-стоп по науке". М., изд-во "Эксмо", 2001 год, малый формат, обложка, серия "Русский бестселлер". Также под псевдонимом "Игорь Волгин".
  
  Текст повести отредактирован автором в 2021 году.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"