Волознев Игорь Валентинович: другие произведения.

Изумрудный город. 100 лет спустя

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сказочная повесть о событиях в Волшебной стране, происшедших через 100 лет после Элли. Элли - это фактически Дороти, серию книг о которой Лаймен Фрэнк Баум написал в начале ХХ века. Причём первую из них - "Удивительный Волшебник страны Оз" - он написал на самом рубеже ХIХ - ХХ веков. Ровно через 100 лет в Волшебную страну (созданную А.М.Волковым на основе страны Оз Л.Ф.Баума) попадает московский школьник Андрей Ковалёв. Чтобы вернуться домой, он должен убить четырёх колдунов и освободить три страны и один город. Андрей отправляется в трудный поход. На долю мальчика выпадает множество испытаний и сказочных приключений, но ему помогают герои, знакомые по прочитанным книгам - Страшила и Железный Дровосек. К ним присоединяются королева Изумрудного города Мэри и правнук Смелого Льва - тоже царь зверей, Смелый Лев Четвёртый. Друзьям приходится нелегко, но их дружба и мужество в конечном итоге побеждают.

  И. Волознев
  
  
  
  Изумрудный город. 100 лет спустя
  
  
  Буран
  
  Это был совершенно небывалый буран. Он обрушился на Москву в новогодний вечер вопреки всем метеорологическим прогнозам. Снег пошёл такой сильный, что за считанные минуты завалил все улицы и дворы. В снежных вихрях потонули целые районы. Машины встали в длиннейших пробках, и снег занёс их по самые окна. Движение было парализовано во всей столице.
  Буран застиг и ребят, игравших в хоккей на открытой площадке у Дворца пионеров. Сначала сыпал лёгкий снежок. Юные хоккеисты играли, не обращая на него внимания. Потом снег пошёл гуще. Мальчики настолько увлеклись, что и тогда не остановили игру. И лишь когда налетела сильная метель и замела площадку, они начали собирать рюкзаки.
  Ребят не смущало, что окрестности скрылись в снегопаде: все жили недалеко и хорошо знали дорогу. Дружной гурьбой они направились к Университетскому проспекту. Но не сделав и сотни шагов, они обнаружили, что снежная мгла покрывает всё вокруг. В пяти метрах ничего не было видно. Сквозь снегопад пробивался лишь свет прожекторов на вышке перед главным корпусом Дворца. Ребята пошли, ориентируясь на него. И ещё, к счастью для них, из мглы по временам выныривали фонари, которые тоже служили ориентирами. Худо-бедно, ребята всё-таки добрались до проспекта.
  Здесь обстановка была не лучше. Проспект скрылся в падающем снегу. Виднелись лишь огни двух-трёх ближайших фонарей да большой освещённый плакат с улыбающимся Дедом Морозом и надписью: "С Новым 2001 годом!". Плакат поминутно пропадал в буране, и вместо него в воздухе повисало большое световое пятно.
  На перекрёстке компания разделилась. Андрей и Гришка пошли дальше по проспекту, а остальные направились через проезжую часть к улице Николая Коперника.
  Андрей с Гришкой торопились: оставалось всего несколько часов до Нового года. Дома их ждали родители, наряженные ёлки, подарки, столы, накрытые к празднику. Но идти быстро было невозможно. Снегу намело столько, что ребята проваливались в него по самые щиколотки. Их следы почти тут же заметала вьюга.
  Неожиданно в небе, слева от мальчиков, взметнулось розовое пятно, как будто сквозь снегопад пробился луч мощного прожектора. Пятно было вытянутым и даже не столько розовым, сколько разноцветным, будто от радуги отломился небольшой кусочек и летел, подхваченный бураном.
  Появление радуги было настолько необычно, что мальчики остановились. Радужное сияние очень скоро растворилось в метели и пропало. Ребята продолжали путь, поминутно оглядываясь туда, где оно появилось.
  Свет фонарей едва пробивался сквозь снежные вихри. Фонари как будто летели вместе со снегом, в котором утонуло решительно всё, даже ближайшие деревья. К счастью, знакомый угловой дом был недалеко. За снегопадом показалась его тёмная восьмиэтажная громада с освещёнными окнами.
  И вдруг, где-то высоко наверху, снова полыхнуло розовое сияние.
  - Прожектор, - уверенно сказал Гришка. - С Воробьёвых гор бьёт. Ну, до завтра. Созвонимся.
  Ребята попрощались. Гришка пошёл вперёд, почти тут же исчезнув в метели, а Андрей повернул налево.
  Он прошёл с десяток метров и снова увидел сияние. Это определённо был не луч, а что-то другое, потому что сияние медленно опустилось на землю и осталось лежать. Его блеск пробивался сквозь снегопад.
  Андрей замешкался. Сияние было совсем близко, в какой-нибудь сотне метров.
  "Наверно, аэростат приземлился, - подумал мальчик. - Может, попал в аварию, и людям помощь нужна. Надо пойти посмотреть..."
  Он прошёл вдоль низкой решётчатой ограды, окружавшей территорию Дворца Пионеров, и отыскал среди прутьев знакомую дыру. Через неё вела тропа. Сейчас тропа была вся заметена снегом, но Андрей пролез в неё, выбрался по ту сторону ограды и несколько минут шёл, преодолевая сугробы. Впереди, на дне обширной низины, действительно находилось что-то светящееся. Из-за снегопада невозможно было рассмотреть, что именно. Видно было только, что оно широкое и плоское, и светится цветными огнями.
  Мальчик сбежал по склону, причём последнюю пару метров почти летел кубарем, едва не потеряв клюшку. Весь в снегу, он поднялся, поправил на спине сбившийся рюкзак и снова пошёл вперёд, к странным огням.
  Остановился он от неожиданности. Он как будто прорвался сквозь снегопад и очутился на краю сравнительно небольшой круглой площадки, где снегопада не было. Снег чудесным образом огибал это место, сделавшись похожим на огромную белую стену, качаемую метелью. Всё вместе это походило на снежный зал без потолка, потому что наверху, как в конце трубы, виднелось звёздное небо.
  А на полу зала лежало что-то совсем уж необычайное. Мальчик готов был увидеть всё что угодно, но только не миниатюрную страну с горами, лесами, реками, дорогами, домами и дворцами! Дома и дворцы удивительной страны светились, словно зажжённые изнутри, причём это светились не электрические лампы, а словно сами стены домов излучали свет. По периметру страну окаймляли горы со снеговыми вершинами. В центре сиял город, словно весь сложенный из изумрудов. Город стоял посреди лесов и полей, его окружала стена с башнями, и к одной из башен вела жёлтая дорога. Ближе к Андрею, возле самых гор, лежала страна, где все домики были розовыми и высился прекрасный дворец из розовых камней. Слева от Розовой страны рассыпались маленькие дома Голубой страны. Позади Изумрудного города виднелась Жёлтая страна, а справа от него переливались фиолетовым блеском дома и главный дворец Фиолетовой страны.
  "Копия Волшебной страны, в которой побывала Элли! - От этой мысли у Андрея захватило дух. - Ну, точно! Вон дорога из жёлтого кирпича! А вон замок Людоеда! Прямо фантастика... Откуда всё это взялось? Правда, что ль, с неба прилетело?"
  Он огляделся. Волшебной казалась не только страна, но и стена снегопада вокруг неё. Она словно бы отделяла чудесную страну от внешнего мира.
  Мальчик задумался: поверят ли ему взрослые, когда он расскажет обо всём этом? Наверняка нет. Чтобы поверили, надо что-нибудь принести отсюда. Например, голубой домик. Или изумруд с верхушки городской башни. Андрей снова огляделся. В белом зале он находился один. Других людей не было. Удивительная страна была всего в паре шагов. Сделать их, перелезть через горы, самые высокие из которых были ему по грудь, полюбоваться вблизи маленьким Изумрудным городом и быстрее назад, сквозь снег, в знакомый мир!
  Перебраться через горы было минутным делом. Одну ногу он поставил на перевал, вторую - на склон, прыжок - и горы позади. Но теперь надо шагать осторожно. Он здесь настоящий исполин, может ненароком раздавить не то что дом, а целую деревню.
  Андрей шёл, стараясь ставить ноги на поляны и безлюдные берега рек. Шаг за шагом он приближался к цели своего пути - Изумрудному городу.
  Дорога из жёлтого кирпича светлела слева, но там было слишком много домиков, и Андрей, боясь раздавить их, пошёл к Изумрудному городу лесом.
  Внезапно Волшебная страна качнулась. Это было так неожиданно, что мальчик даже присел, выпустил из рук клюшку и схватился за деревья, которые для него, великана, были почти как мох. С замиранием сердца он почувствовал, что странная страна поднимается вверх...
  Вокруг клубился белый вихрь. В его разрывах появлялись и пропадали уличные фонари, огни реклам, заснеженные деревья, дома, проспекты. Минуты не прошло, как диск с Волшебной страной вылетел из эпицентра снежной бури. Метель продолжала бушевать где-то внизу, а здесь, в вышине, снег был редким и сыпал совсем медленно. Летающий диск плавно качался, заваливаясь то на один бок, то на другой, и качался внизу огромный город. Андрей косился на него. Диск поднимался выше, и шире распахивалась занесённая снегом Москва. Постепенно её улицы становились мельче и туманнее, огни расплывались. Город стал похож на бледное световое пятно и, наконец, пропал, скрывшись за тучами. А потом и тучи пропали. Кругом не было ничего, кроме чёрного неба с множеством звёзд.
  "Влип я в историю... - испуганно думал мальчик, цепляясь за миниатюрные деревья. - Если диск поднимется в космос, то я замёрзну насмерть... Или нет, сперва задохнусь, а потом замёрзну..."
  Диск перестал качаться. Он как будто замер. Но ясно было, что он летит, причём с немалой скоростью, потому что звёзды над головой Андрея двигались.
  
  
  
  Часть первая. Заколдованный город
  
  
  Волшебница Виллина
  
  Наконец звёзды остановились. И в ту же минуту Андрей почувствовал, что крохотные деревья, за которые он держался, как-то странно зашевелились. Они начали расти, причём невероятно быстро!
  Прошло всего две минуты, и деревья сделались выше Андрея. Ему почему-то подумалось, что сейчас они вымахают до звёзд, а он в их гигантском лесу станет лилипутом...
  Но деревья, достигнув обычных для них размеров, расти перестали. Перепуганный мальчик обнаружил, что стоит на корточках в траве на опушке леса. Клюшка, тоже обычных размеров, валялась рядом. Он подобрал её, встал на ноги и, оглядываясь, сделал несколько неуверенных шагов.
  Вокруг сияла звёздами тёплая летняя ночь. Голубоватый свет лежал на вполне земных берёзах, клёнах, орешнике, папоротниках и на множестве цветов, выглядывавших из травы.
  "Как же оно так быстро выросло", - недоумевал Андрей.
  И вдруг новая мысль поразила его. А может, не деревья выросли, а сам он уменьшился, став размером с муравья? Он похолодел. Если так, то он уже никогда не сможет вернуться домой. Впрочем, он и так не сможет вернуться: диск, на который он залез, по всем расчётам находился в космосе.
  Он прошёлся взад и вперёд, не зная, где он, куда ему идти. Луны на небе не было, зато звёзд было множество, гораздо больше, чем бывает ночью на Земле. При их свете мальчик различал каждую ветку, каждый листик.
  С неба соскользнула звезда, таща за собой длинный золотистый шлейф. Звезда упала в лес, и шлейф исчез, но за деревьями что-то ещё продолжало светиться.
  Андрей направился туда и вышел на поляну, посреди которой стояла старушка, словно бы окружённая золотистым нимбом. Мальчик почему-то сразу решил, что старушка имеет отношение к упавшей звезде. Тем более выглядела она не совсем обычно: ростом она была Андрею по грудь, на ней было просторное жёлтое платье, синяя, расшитая звёздами мантия и высокий колпак. На её плечи падали седые волосы, в руке она держала золотой жезл.
  Увидев, что она заметила его, мальчик вышел из-за деревьев.
  - Здравствуйте, - сказал он, не совсем, впрочем, уверенный, что она его поймёт.
  Но она поняла.
  - Здравствуйте-здравствуйте, - старушечьей скороговоркой ответила она и приветливо улыбнулась. - Ну, вот ты и у нас!
  - У вас? - переспросил Андрей.
  - Ну да, в Волшебной стране.
  "Я так и знал", - подумал он, а вслух спросил:
  - Значит, это не сказка? Она всё-таки существует?
  - Конечно, существует, - ответила старушка.
  - Я читал про неё книгу, - сказал мальчик. - Там были Жевуны, Мигуны, Элли, Гудвин, Изумрудный город...
  - Элли и Гудвин были у нас очень давно, в те времена, когда за Кругосветными Горами лежала не Звёздная Бездна, как сейчас, а Великая Пустыня, - ответила старушка. - За Великой Пустыней был Внешний Мир. Элли прилетела оттуда в маленьком домике во время урагана. Домик опустился в стране Жевунов и раздавил злую волшебницу Гингему...
  - Да, знаю, - закивал Андрей. - Элли вбежала в домик случайно, в самую последнюю минуту.
  - Я и предположить не могла, что она вбежит в него, - сказала старушка, пожимая плечами. - Моя волшебная книга сообщила мне, что домик во время урагана всегда пустует.
  - А я, кажется, знаю, кто вы, - Андрей подошёл ближе. - Вы - волшебница Виллина, правительница Жёлтой Страны!
  Старушка улыбнулась.
  - Как ты быстро догадался!
  - Я читал и про вас, и про многих других, - мальчик тоже улыбнулся. - Кстати, меня зовут Андрей. Андрей Ковалёв. Учусь в пятом "А" сто девяносто второй школы города Москвы. А сейчас мне домой надо, меня родители ждут. До Нового года всего шесть часов. Вы не подскажете, как мне вернуться домой? Я, если честно, не хотел к вам попадать. Как-то случайно так получилось.
  - Это Элли попала сюда случайно, - возразила волшебница, - потому что в её времена добраться до нас было гораздо проще. А теперь, когда мы окружены Звёздной Бездной, ни о какой случайности не может быть и речи.
  - Но я действительно попал случайно, - настаивал Андрей. - Сам не пойму, как это вышло. Я шёл с хоккея, был сильный снег, и вдруг недалеко от меня опускается Волшебная страна. Она была совсем маленькая, ну, вот как эта поляна...
  - Волшебную страну пришлось уменьшить, чтобы она быстро перелетела через Звёздную Бездну и забрала тебя из Внешнего Мира, - сказала волшебница.
  - Из-за меня одного уменьшить целую страну? - удивился мальчик.
  - А вот пришлось, потому что нынче не прежние времена. Это тогда до Внешнего Мира было рукой подать, а сейчас по-другому.
  - Почему?
  Виллина ответила не сразу.
  - Понимаешь, - заговорила она, - в те времена, когда наша страна соседствовала с Внешним Миром, к нам прибывало слишком много его жителей. С каждым годом всё больше. Первым был Гудвин, потом Элли, потом было немало других людей. Чаще всего пришельцы прибывали на самодвижущихся тележках или прилетали на грохочущих железных птицах, обходя чёрные камни Гингемы. Грохочущих птиц наши жители боялись до ужаса. Такие птицы пролетали над самым Изумрудным городом! Далеко не все пришельцы несли нам мир и добро. Многими двигала жажда наживы. Они приходили к Жевунам и Мигунам, и, пользуясь их доверчивостью, выманивали у них драгоценные камни и золотые изделия. В Кругосветных Горах они обнаружили долину, в которой обитало племя Летучих Обезьян, и устроили настоящую охоту на этих безобидных созданий. Летучие Обезьяны зачем-то нужны были им живыми. Они ловили их и сажали в клетки, а когда Обезьяны пытались дать им отпор, убивали их грохочущими палками. Они наставляли палку на Обезьяну, раздавался грохот, и Обезьяна падала замертво.
  - Это ружьё, - сказал мальчик. - Такая штука с прикладом и длинным стволом. Надо нажать на курок, бабахнет, из ствола вылетает пуля и убивает того, в кого она попадёт.
  - Надеюсь, у вас их давно не применяют, - предположила волшебница.
  - Куда там, - мальчик покачал головой. - Применяют, и ещё чего похуже применяют!
  - Визиты пришельцев прекратились, когда в Великой Пустыне стали сверкать ослепительные молнии, греметь гром и к самому небу подниматься гигантские чёрные грибы, - продолжала Виллина. - Тряслась вся земля, тряслись Кругосветные Горы, в Волшебной стране от тряски рушились дома...
  - А, знаю, - снова перебил её Андрей. - Это американцы испытывали атомное оружие. Нам на истории говорили. Его испытывали в пятидесятых годах, особенно часто в пустынях. А потом американцы и СССР заключили договор, чтобы прекратить испытания.
  - Да нет же, все эти ужасы творились не иначе как могущественными колдунами, которые ненавидели человеческий род и мечтали о его уничтожении, - возразила Виллина. - Так вот, однажды в Пустыне раздался такой оглушительный грохот, и земля затряслась с такой силой, что в своей пещере проснулся великий волшебник Гуррикап. Когда-то давно, больше тысячи лет назад, он создал Волшебную страну и оградил её от Внешнего Мира Горами и Пустыней. Грандиозное творение отняло у него столько сил, что он впал в долгий сон. Страшные громовые раскаты и землетрясение разбудили его. Проснувшись, Гуррикап не стал бороться с колдунами Внешнего Мира, не стал возводить новые преграды вокруг своей страны. Он поступил по-другому. Невероятной силы колдовством он вырвал Волшебную страну из недр земли и поднял её высоко в небо, к самым звёздам. Она стала летать в пространстве, обращаясь вокруг Солнца как отдельный мир с благодатным воздухом и облаками. А пришельцы с их громом, молниями, гигантскими грибами, убивающими палками и железными птицами остались где-то очень далеко и перестали нас беспокоить. Новое великое колдовство обессилело Гуррикапа, и он снова впал в сон. Разбудить его нельзя будет ещё тысячу лет.
  - То есть, вы хотите сказать, что мне надо ждать тысячу лет, пока он проснётся и вернёт меня домой? - забеспокоился Андрей.
  - Ты можешь вернуться домой гораздо раньше, - ответила Виллина. - Но для этого тебе надо совершить нечто очень важное.
  Андрей насторожился.
  - И что же я должен совершить?
  - Убить четырёх колдунов и освободить три страны и один город.
  Андрей засвистел.
  - Ничего себе!
  - Ты должен это сделать, потому что на тебя указала волшебная книга.
  Она отвела край мантии, и оттуда вылетел маленький светящийся предмет, который Андрей поначалу принял за светляка. Следуя взгляду Виллины, предмет покружил в воздухе, замер перед своей хозяйкой и стал быстро увеличиваться. Тут только мальчик понял, что это не светляк, а книга. Причём книга явно не простая, потому что она могла летать, светиться и расти!
  Книга выросла в огромный том величиной с саму волшебницу, и застыла перед ней. Повинуясь движениям золотого жезла, страницы начали переворачиваться.
  - Так... Где же оно... - бормотала Виллина. - А, вот, - она заставила страницы улечься, и стала читать: - "Мальчик из Внешнего Мира уничтожит четырёх колдунов и освободит три страны и один город, если откажется от обладания волшебной силой и использования волшебства". - Она посмотрела на Андрея. - Мальчик из Внешнего Мира - это ты.
  - Но почему я? У нас в одной Москве тысячи мальчиков!
  - Книга указала на тебя.
  - Она прямо всю информацию обо мне выдала? - насупился Андрей. - Имя, фамилию, домашний адрес, где учусь, где в хоккей играю и всё такое?
  - Ничего этого не нужно, - терпеливо ответила волшебница. - Главное, что ты есть, а моё волшебство должно было само найти тебя. И оно нашло. Но основная трудность не в этом. Тебя надо было перенести сюда из Внешнего Мира, который, как я уже говорила, теперь гораздо дальше, чем во времена Элли и Гудвина. Мне пришлось применить особо сильное волшебство, бамбара, чуфара, скорики, морики! По совету книги я уменьшила Волшебную страну и направила её через Звёздную Бездну к тому месту, где ты живёшь. Я создала там сильный снегопад. Никто, кроме тебя, не должен был увидеть, как опускается Волшебная страна. Книга сказала, что мальчик не побоится пройти сквозь снег и вступить в пределы страны, турабо, фурабо, лорики, ёрики!
  - Я думал, там аэростат попал в аварию, и люди нуждаются в помощи, - пробормотал Андрей.
  - Вот именно. Книга знала, что у тебя доброе и храброе сердце, и ты непременно захочешь выручить людей, попавших в беду.
  Андрей потупился, пряча невольную улыбку: последние слова Виллины ему понравились. Осмелев, он подошёл ещё ближе и заглянул в книгу. К его разочарованию, он ничего не мог в ней прочесть. Буквы походили на закорючки.
  - Письмена древних мудрецов, - пояснила Виллина. - Кроме меня, их уже никто не понимает, даже Стелла, которая очень мудра и живёт долго...
  - А что ещё тут написано? - спросил Андрей.
  - Тут написано, - конец жезла коснулся страницы и медленно двинулся по строчкам: - "Мальчика охватит любопытство, он подойдёт и смело вступит в пределы Волшебной страны. Тогда она взлетит и вернётся вместе с ним туда, где ей начертал пребывать великий Гуррикап".
  - Вернётся в космос? - уточнил Андрей.
  - В Звёздную Бездну, - сказала Виллина и продолжала читать: - "Жители Волшебной страны не заметят превращения, потому что они тоже уменьшатся, а потом снова увеличатся до обычных размеров".
  - Значит, я сейчас не уменьшился, а, наоборот, это Волшебная страна увеличилась?
  - Совершенно верно. Увеличилась Волшебная Страна, а ты остался каким был.
  - Хорошо хоть, я не стал лилипутом! - обрадовался Андрей, и тут же спохватился: - Но я ещё не совсем понимаю. Что за колдуны? И почему я их должен убить? По-моему, с колдунами должны сражаться другие колдуны, а не простые люди, как я.
  - Другие колдуны одолеть их не могут, - возразила Виллина. - Это можешь только ты, мальчик из Внешнего Мира.
  - Но это невыполнимое задание! - воскликнул Андрей.
  - Признаться, я сама удивилась. Хотя, может быть, только такие как ты и способны выполнить невыполнимые задания.
  - Вы ещё говорили, что я должен отказаться от волшебства, - напомнил мальчик.
  - Это не я говорила, а книга. На тебя не должно действовать волшебство, и сам ты не должен становиться волшебником.
  - А разве я могу им стать?
  Виллина пожала плечами.
  - Здесь у нас всякое бывает. И мальчик из Внешнего Мира вполне может стать волшебником... Только тебе лучше не становиться им, а то ты не одолеешь колдунов. Ты должен быть нечувствителен к волшебству. Волшебные вещи в твоих руках не должны проявлять своё действие. Но зато и против тебя никакое волшебство не подействует. Тебя невозможно будет заколдовать!
  От этих слов Андрею стало слегка не по себе. Оказывается, он не только должен кого-то убить, но он ещё может быть заколдован! Ему окончательно стало ясно, что его втягивают в какое-то трудное и опасное дело, от которого он не может отказаться. От этого дела зависело его возвращение домой.
  - И как же я буду побеждать колдунов? - спросил он упавшим голосом.
  - Не знаю. Книга об этом ничего не говорит.
  - А если я откажусь?
  - Тогда останешься здесь навсегда. Ты единственный, кто способен одолеть могущественных чародеев. Это не под силу никому из жителей Волшебной страны, даже нам со Стеллой. Это под силу лишь тебе. Ты твёрд и упорен, ты пройдёшь весь путь до конца и достигнешь цели.
  - Моя цель - вернуться домой! - крикнул мальчик.
  - И ты обязательно вернёшься, если не будешь сворачивать с избранного пути. Так сказано в волшебной книге, а она никогда не ошибается.
  - А что это за путь, вы не знаете?
  - Нет, к сожалению. Могу сказать только, что это путь борьбы и походов, и тебе на нём придётся нелегко.
  - Тогда, может, ваша книга поищет кого постарше? - попробовал отговориться Андрей - без особой, впрочем, надежды. - Того, например, кто с оружием умеет обращаться?
  - Книга сделала свой выбор, - ответила волшебница.
  - И потом, что значит: отказаться от волшебства? - спросил мальчик. - Как я могу отказаться от того, чего у меня нет? Нет у меня волшебства, и не было.
  - Не было во Внешнем Мире, а здесь может быть. Поэтому прежде, чем начать поход, ты должен отказаться от волшебства, откуда бы оно к тебе ни пришло.
  - Это как?
  - Я дам тебе защиту от него.
  - И что же будет?
  - Ничего. Ты останешься обычным мальчиком, что бы ни случилось.
  Андрей медлил соглашаться.
  - А вы уверены, что я смогу победить колдунов без волшебства?
  - Так сказано в книге.
  - И я вернусь домой?
  - Сразу, как только убьёшь четырёх колдунов и освободишь три страны и один город.
  Андрей вздохнул. Похоже, ему придётся согласиться на условия Виллины. Но ведь она добрая волшебница и не желает ему зла!
  - Хорошо, согласен.
  - Протяни правую руку, - сказала Виллина.
  Андрей начал засучивать рукав.
  - Не надо, - наконечником жезла она коснулась его руки немного выше запястья. Раздался короткий мелодичный звук.
  Мальчик стоял, ожидая продолжения, но Виллина опустила жезл и объявила, что теперь он готов к выполнению задания.
  - С чего мне хоть начать? - спросил Андрей. - Я тут никого не знаю. Может, мне надо к кому-нибудь обратиться?
  - А вот об этом попробуем спросить у книги, - Виллина взмахнула жезлом, и страницы снова начали перелистываться. - Пикапу, трикапу, лорики, ёрики, - бормотала волшебница, глядя то на страницу слева, то на страницу справа. - Начало похода, бамбара, чуфара... С чего начать, скорики, морики... - Страницы улеглись, и она принялась читать: - "Пусть мальчик выйдет на дорогу, вымощенную жёлтым кирпичом, и идёт по ней к Изумрудному городу. В первом же встреченном доме он попросится на ночлег. Его впустят, накормят и расскажут, как добраться до Изумрудного города"...
  Виллина замолчала.
  - А дальше? - нетерпеливо спросил Андрей. - В Изумрудном городе к кому мне обратиться?
  Волшебница заставила перелистнуться ещё несколько страниц.
  - Больше ничего нет. Видишь, страницы чистые. Наверное, это означает, что к тому времени ты уже сам будешь знать, что тебе делать.
  Она плавно повела жезлом, книга уменьшилась, покружилась в воздухе и скрылась в складках её расшитой звёздами мантии.
  - Изумрудный город недалеко отсюда, а Жёлтая дорога ещё ближе, - сказала она.
  - Да, я помню, - кивнул Андрей. - Когда Волшебная страна была маленькой, я шёл как раз к Изумрудному городу. Я и Жёлтую дорогу видел. Она здесь, слева.
  - Найди её и ступай по ней, и пусть будет то, что будет. Больше, к сожалению, мне нечего тебе сказать.
  - Постойте-постойте, - всполошился Андрей, видя, что фигура волшебницы начала таять. - Как я могу с вами связаться, а то мало ли что?
  - Я буду время от времени раскрывать книгу и спрашивать у неё, как идут твои дела, - ответила Виллина. - Если с тобой случится что-нибудь слишком ужасное, я постараюсь прийти на помощь или как-то исправить положение. А пока отправляйся в путь, не медли!
  Волшебница растаяла в воздухе, сияние погасло, и Андрей остался один на потемневшей поляне.
  "Не бывать мне сегодня дома, - тоскливо подумал он. - Родители с ума сойдут. Они в Москве, а я - представить только! - в Волшебной стране, иду колдунов убивать..."
  Однако минуту спустя он уже говорил себе, что унывать нельзя, он должен бороться, искать выход из ситуации. И что ему повезло, ведь он не погиб в космосе, не замёрз и не задохнулся. И у него есть шанс вернуться домой, если он справится с заданием. А он справится, потому что так сказано в книге, которая умеет уменьшаться, увеличиваться и летать по воздуху. Такая книга не может врать! Знать бы только, что это за колдуны и как их убить...
  Он поправил на спине рюкзак, закинул на плечо клюшку и пошёл туда, где, по его расчётам, находилась дорога из жёлтого кирпича.
  
  
  Говорящие звери и птицы
  
  Он шёл опушкой леса по густой траве, полной цветов. В звёздном свете все цветы были одинаково белыми или бледно-серыми. Слева слышалось журчанье ручья. Он тёк в ту же сторону, куда шёл мальчик.
  Андрей снова стал думать о том, что родители сейчас волнуются, обзванивают знакомых, а он здесь, в Волшебной стране из детской книжки. Книжку эту он прочёл ещё во втором классе. Он уже тогда понимал, что это сказка. А сейчас он учится в пятом и тем более понимает, что это сказка. А вот, оказывается, не сказка! Здесь есть Изумрудный город и волшебница Виллина с её удивительной книгой, и ещё есть какие-то злые колдуны, которых он должен убить, иначе не попадёт домой.
  Его мысли перебила какая-то маленькая зверушка, с громким писком выскочившая у него из-под ног. Андрей остановился. Это была полевая мышь. Хотя, может быть, хомяк. В потёмках трудно было её как следует рассмотреть. Но Андрея поразила не столько сама зверушка, сколько её писк. Ему показалось, что в писке он различил слова:
  - Осторожнее! Не наступи на мою норку!
  Зверёк скрылся в траве и затих.
  Мальчик стоял в полном недоумении. Зверёк говорит по-человечески! Нет, наверное, он ослышался.
  Он пошёл дальше. Какие-то мелкие птицы перелетали с ветки на ветку.
  - Человек идёт, человек идёт! - разобрал он в их чириканье. - Не спится ему ночью!
  Андрей проводил их удивлённым взглядом. Ему снова послышалось? Это было птичье чириканье, но в нём можно было разобрать, хотя и нечёткие, человеческие слова!
  Мальчик решил больше ничему не удивляться и не останавливаться, а то он никогда не дойдёт до Жёлтой дороги.
  Он шёл больше часа, дорога давно должна была показаться, а её всё не было. Может, он сбился с пути?
  Ещё через час ему окончательно стало ясно, что он заблудился. Наверное, зря он пошёл вдоль ручья. Ручей увёл его в сторону.
  Андрей подумал, что, сделай он пару лишних шагов тогда, когда был великаном, то сейчас был бы у самых городских стен.
  Он уже не шёл, а еле брёл, озираясь по сторонам, не зная, куда идти.
  На ветке ближайшего дерева сидели попугаи и чистили пёрышки. Андрей отчётливо различал человеческую речь в их гортанном клёкоте.
  - Человек идёт, - говорил один попугай.
  - Идёт медленно, ищет чего-то, - говорил другой.
  Андрей приблизился к птицам.
  - Извините, можно у вас спросить?
  - Можно, - ответил один из попугаев.
  - Скажите, пожалуйста, где здесь дорога, вымощенная жёлтым кирпичом?
  - Какур, он не знает, где Жёлтая дорога, - заклекотал попугай. - Покажем ему?
  - Покажем, покажем, - отозвался попугай по имени Какур. - Человек, она вон там! - И он перелетел на соседнее дерево. - Вон там она! - С этого дерева он перелетел на другое.
  Второй попугай полетел за ним. Туда же направился и Андрей.
  Попугаи перелетали с дерева на дерево, пока не устали.
  - Иди в направлении, куда мы летели, - сказал Какур, усевшись на ветку и снова принимаясь чистить пёрышки. - Она там.
  - Спасибо, - сказал Андрей, уже почти не удивляясь, что разговаривает с попугаями. - А далеко ещё идти?
  - Недалеко. Скоро дойдёшь.
  Андрей минут двадцать брёл по траве между низкими деревцами, пока, наконец, не наткнулся на кирпичную дорогу. В ночном свете она казалась не жёлтой, а бледно-серой.
  Мальчик зашагал по ней в ту сторону, где, как он помнил, должен был находиться Изумрудный город. Звёзды освещали бледные кирпичи, заросли трав и цветов. По обочинам свиристели цикады и кузнечики.
  Через четверть часа справа потянулись низкие ограды и сарайчики, в которых явно никто не жил. Вскоре показался одноэтажный бревенчатый дом. В его окне теплился свет. Андрей заволновался. Вот он, первый встречный дом, в котором, по предсказанию Виллининой книги, ему должны помочь!
  
  
  Фермер Нат Сефер и его жена
  
  Он раскрыл калитку, прошёл через палисадник и по двум ступенькам поднялся к двери.
  На его стук вышел обитатель дома, держа в руке подсвечник с горящей свечой. Он был ниже Андрея на полголовы и не слишком стар, хотя наверняка был старше мальчика. Одет он был в зелёную безрукавку, коричневые штаны до колен, гольфы и домашние тапочки. Он оглядел гостя с головы до ног, шагнул назад и жестом предложил войти.
  В комнате он поставил подсвечник на стол, выдвинул для гостя стул и с поклоном представился. Его звали Нат Сефер. Он был фермером, и его покойные отец, дед и прадед тоже жили в этом доме и тоже были фермерами.
  - А меня Андрей зовут, - сказал мальчик, складывая в угол рюкзак и клюшку. - И я, вообще, не отсюда. То есть, не с вашей планеты. Я с Земли.
  Он чувствовал себя до того уставшим, что решил рассказать всё как есть, не заботясь о том, поверят ему или нет.
  - Земля - это другая планета, - пояснил он, садясь за стол. - И она очень далеко. До неё надо лететь через космическое пространство.
  На бледном худощавом лице Сефера отразился неподдельный интерес.
  - В первый раз слышу о таком пространстве, - он присел напротив Андрея. - Далеко ли оно от нас?
  - Пространство - это космос, а он везде. Вот, например, небо над нами. Это и есть космос.
  - Ты, наверное, говоришь о Звёздной Бездне, - сказал Сефер. - Она начинается сразу за Кругосветными Горами. Раньше за Горами были Великая Пустыня и Внешний Мир, а потом в Горах начались землетрясения, и Пустыня с Внешним Миром провалились в Звёздную Бездну. Об этом мы узнали от гномов, обитающих у самых Гор. С тех пор из Внешнего Мира никто не приходит.
  - А я вот пришёл, точнее - прилетел, - сказал Андрей.
  - Так ты из Канзаса?
  - Нет, из Москвы. Но это тоже Внешний Мир. Он большой, там много разных стран и городов. Меня оттуда перенесла через космос волшебница Виллина. Понимаете, мне надо уничтожить колдунов. Сам бы я ни за что не ввязался в это дело, потому что меня дома ждут. У нас сегодня Новый год.
  Фермер глядел на него во все глаза.
  - Ты действительно из Внешнего Мира? Это волшебство, настоящее волшебство!
  - Насчёт волшебства вы лучше у Виллины спросите, а я в нём мало что понимаю.
  - Конечно, ты волшебник, коли прибыл из Внешнего Мира, иначе и быть не может!
  Сефер выбежал из комнаты и вернулся с женой. Андрей, чтобы доказать, что он не волшебник, а обыкновенный мальчик, достал из рюкзака коньки, шлем и шайбу, и стал объяснять хозяевам, как играют в хоккей.
  Те с любопытством разглядывали незнакомые предметы. Оказалось, что в Зелёной стране, где жил Нат Сефер, даже не знали, что такое зима, и ни разу не видели снега. Местные жители слышали, что холодные белые хлопья иногда падают с неба в Кругосветных Горах, но здесь такого не бывало. Здесь за летом следует осень - это когда листья желтеют и опадают, - а потом сразу наступает весна, и вместо опавших листьев появляются новые, зелёные.
  - У нас не сразу наступает весна, - сказал Андрей. - После осени деревья долго стоят голые, идёт снег, и реки покрываются льдом. По льду можно на коньках ездить, а можно и в хоккей играть.
  Сефер поведал Андрею, что сто лет назад именно в их доме останавливалась на ночлег фея Элли, когда вместе со своими друзьями - Страшилой, Железным Дровосеком и Трусливым Львом шла в Изумрудный город. Это было при дедушке Ната.
  - Дед сказал им, что Великому и Ужасному ничего не стоит исполнить их желания, - рассказывал он. - Голову Страшилы он набьёт самыми умными мозгами из отрубей и булавок, в грудь Железному Дровосеку вложит любящее шёлковое сердце, а Льву нальёт кипящей смелости из большого чана. И ведь всё так и случилось! - Сефер наклонился к Андрею и прошептал: - Я не верю, что Элли случайно перенеслась сюда из Внешнего Мира. Ничего случайного не бывает. Виллина всё заранее знала, и потому вызвала именно Элли, и никого другого. Она знала, что Элли убьёт злую Гингему. Она и тебя вызвала из Внешнего Мира, потому что знает, что ты, только ты и никто другой, уничтожишь колдунов!
  - Сомнительно мне что-то, - покачал головой Андрей, а сам подумал: "Наверняка он прав! Я справлюсь, обязательно справлюсь, уничтожу колдунов!"
  - Ты, наверное, долго добирался до нас, устал, поди, - сказала супруга Сефера.
  - Через космос я летел недолго, а вот дорогу из жёлтого кирпича замучился искать, - признался Андрей. - И знаете, кто мне подсказал, как до неё добраться? Птицы! Они, оказывается, могут говорить по-человечески!
  - У нас все звери и птицы могут говорить по-человечески, - сказал Сефер.
  - А у нас не могут. Значит, я и правда в Волшебной стране. Прямо чудеса.
  
  
  Первые сведения о колдунах
  
  Пока хозяйка готовила ужин, хозяин рассказал о печальных событиях, постигших Волшебную страну в последние годы.
  Три колдуна появились почти одновременно в разных частях Волшебной страны. Танугр захватил Голубую страну, Кракер - Фиолетовую, а Грегрум воцарился в Изумрудном городе.
  До появления Грегрума Изумрудным городом правила королева Мэри, дочь его первого правителя - волшебника Гудвина. Уже сто лет прошло, как он улетел на воздушном шаре к своему брату - волшебнику Солнце. После его отлёта горожане избрали своим правителем соломенного человека Страшилу, прозванного Трижды Премудрым за удивительно умные мозги, которые Гудвин вложил в его матерчатую голову.
  Страшила правил недолго. Птицы ему рассказали, что в Розовой стране, у волшебницы Стеллы, живёт маленькая дочь Гудвина. О ней до той поры никто не знал, кроме самой Стеллы и ещё нескольких человек. Соломенный мудрец тут же объявил, что Мэри является законной наследницей Гудвина и должна править Изумрудным городом. Не откладывая, он отправился к Стелле во главе делегации из самых именитых горожан. Мэри к тому времени исполнилось тринадцать лет. Она была чудо как хороша, а главное - удивительно походила на своего отца, великого волшебника Гудвина. Никто не знал, кто её мать. Сразу же разнёсся слух, что её матерью является Стелла. Гудвин не раз бывал в Розовой стране и лично общался с волшебницей, рассказывая ей о Внешнем Мире и показывая цирковые фокусы, на которые был большой мастер. Стелла не подтверждала слух о том, что она мать девочки, но и не опровергала его, предпочитая, чтобы тайна рождения Мэри оставалась тайной.
  Страшила начал просить волшебницу, чтобы та опустила Мэри в Изумрудный город, где она станет королевой. Стелла согласилась неохотно, ведь Мэри, по её мнению, была ещё слишком молода для выполнения обязанностей правительницы. Да и сама Мэри не хотела расставаться со Стеллой и Розовым дворцом, в котором она жила беззаботно и счастливо. Страшила всё же уговорил их, объяснив, что в Изумрудном дворце Мэри будет не хуже, чем здесь, к тому же он поможет ей управлять городом.
  В конце концов, Стелла отпустила девочку. На прощанье она преподнесла ей волшебный дар - вечную молодость, которой обладала сама. Отныне Мэри будет жить вечно и всегда выглядеть тринадцатилетней, сохраняя свою красоту и юношеское обаяние.
  Жители Изумрудного города встретили юную королеву с восторгом. Страшила сделался её первым министром и продолжал ведать государственными делами с присущей ему мудростью.
  - Это было давно, - говорил Сефер, - ещё при моём дедушке, а королева Мэри по-прежнему юна и свежа, и Страшила по-прежнему мудр. Горожане в своих правителях души не чаяли. По крайней мере, так было, пока в городе не воцарился Грегрум. С тех пор мы почти ничего не знаем о том, что происходит в городе. Горожане не выходят за пределы городских стен, и мы не ходим туда. В Изумрудный город вообще никто не ходит, даже птицы стараются там не летать. А те, что иногда пролетают, рассказывают, что теперь и не узнать когда-то весёлых, добродушных горожан. Они стали угрюмыми и молчаливыми, и если что-нибудь говорят, то только: "Слава великому Грегруму". Колдун превратил их в глупых покорных кукол. Они ничего не едят, не выходят из домов и большую часть времени неподвижно сидят с открытыми глазами. А бывают дни, когда они все высыпают на улицы и громко славят Грегрума. Королеву Мэри колдун тоже превратил в куклу, а Страшилу сделал никчёмным болваном, который интересуется только задачками по арифметике.
  - Теперь мы боимся, как бы власть Грегрума не распространилась на всю Зелёную страну, - прибавил фермер шёпотом и огляделся, словно колдун был где-то здесь и подслушивал его. - Многие фермеры, что жили недалеко от города, покинули свои дома и переселились подальше...
  - И неужели никто не пытался свергнуть Грегрума? - спросил мальчик.
  - Правнук Смелого Льва - Смелый Лев Четвёртый, собрал большое звериное войско и повёл его против колдуна, - сказал Нат. - Но ничем хорошим это не кончилось. Грегрум превратил Льва и его войско в каменные изваяния. Звериные статуи и сейчас ещё можно увидеть в полях к югу от Изумрудного города.
  Ещё хуже пришлось Мигунам - жителям Фиолетовой страны. Кракер ненавидит дневной свет, и поэтому он заколдовал их так, что днём они спят, а ночью бодрствуют и работают на него. При малейшем неповиновении колдун превращает их в лягушек, тараканов или мышей, а нередко и в каменные статуи. В полночь Мигуны, послушные колдовской воле, ходят толпой вокруг Фиолетового дворца, пляшут и выкрикивают какие-то бессмысленные слова. Птицы говорят, что Кракеру всё это очень нравится. Он наблюдает за пляской с дворцовой стены, тоже пляшет и выкрикивает, а иногда и сам входит в толпу и пляшет вместе со всеми.
  - А что Железный Дровосек? - спросил мальчик. - Он ведь правитель у Мигунов.
  - Он пропал, - ответил Сефер с печальным вздохом. - Наверное, Кракер превратил его во что-нибудь... Мы слышали, что с Кракером пыталась воевать Стелла. Она вызвала Летучих Обезьян и направила их против колдуна. Но как только Обезьяны перелетели границу Фиолетовой страны, Кракер превратил их всех в камень. Они на лету стали статуями и рухнули вниз.
  - Ничего себе, - Андрей качал головой. - Кракер, выходит, ничем не лучше Бастинды, которую Элли облила водой!
  Сефер помолчал немного и продолжал:
  - Голубую страну захватил Танугр. Он первым делом разослал во все деревни своих старост. Новые старосты не только командуют Жевунами, но и шныряют у них под окнами, подслушивают, подглядывают, а потом доносят колдуну о тех, кто скажет против него хоть одно слово. Танугр превращает таких людей в пугал. В прежние времена на полях и огородах Голубой страны лишь кое-где торчали пугала, а сейчас их великое множество! Пшеничные поля утыканы пугалами! Это те, которые когда-то были людьми. Бедные Жевуны теперь всего боятся, они перестали смеяться, часто начинают плакать без всякой причины...
  - Где живёт Танугр? - спросил мальчик.
  - На дальней окраине Голубой страны, в большой бревенчатой крепости. У Танугра сотни солдат, вооружённых саблями. Сам он неотличим от них. Он одет так же, как они, и его невозможно узнать в их толпе. Птицы ещё рассказывают, что Танугр заколдовал Гигантского Орла и иногда летает на нём, осматривает свои владения или улетает куда-то в Кругосветные Горы.
  Когда Танугр захватил власть над Жевунами, с ним пытались бороться мелкие волшебники. Такие есть в каждой стране. Они занимаются знахарством, ворожбой, гаданием, розыском пропавших вещей и другими магическими штуками. Волшебники они слабые, поэтому и называются мелкими, но когда они соберутся вместе, то представляют собой большую силу. Но и они потерпели поражение. Танугр разогнал их всех, превратив кого в таракана, кого в лягушку...
  Фермер снова умолк, задумавшись.
  - Вы рассказали о трёх колдунах, а Виллина говорила, что их четверо, - нарушил тишину мальчик.
  - О четвёртом колдуне я ничего не знаю, - признался Сефер. - Если бы птицы что-нибудь слышали о нём, то и мы бы знали.
  - Я должен убить четырёх колдунов и освободить три страны и один город, - сказал Андрей. - Ну, город - это понятно: Изумрудный. Две страны есть: Голубая и Фиолетовая. А какая же третья страна?
  Сефер в задумчивости чесал за ухом.
  - Есть ещё Жёлтая и Розовая страны, в них живут Молчуны и Болтуны, - пробормотал он, - но они управляются добрыми волшебницами и не нуждаются в освобождении...
  - Может быть, страна Прыгунов? - предположил Андрей. - Элли и её друзей перенесли через неё Летучие Обезьяны.
  - Да, я слышал о такой стране, - кивнул фермер. - Но если бы её захватил какой-нибудь колдун, то птицы сразу узнали бы об этом и рассказали нам.
  - Три колдуна должны знать про четвёртого, - решил Андрей. - Грегрум наверняка знает.
  - Наверняка, - согласился Сефер.
  В комнату заглянула его жена.
  - Пожалуйте в столовую, - сказала она. - Ужин для гостя готов.
  
  
  Как попасть в Изумрудный город?
  
  Перед тем как сесть за стол, Андрей снял с себя куртку и подошёл к рукомойнику. Закатав рукава рубашки, он вздрогнул от неожиданности: на внутренней стороне правой руки, выше запястья, желтело изображение розы!
  - Сефер! - закричал он. - Что это? У меня раньше этого не было!
  Прибежавшие фермер и его жена уставились на изображение.
  - Чьи-то чары, не иначе, - пробормотал Нат.
  - Вспомнил! - воскликнул Андрей. - Этого места коснулась Виллина своей волшебной палочкой! Она ещё сказала, что на меня не будет действовать колдовство.
  - Значит, эта твоя защита от злых волшебников, - догадался Сефер. - Теперь никакой колдун с тобой ничего не сделает. Ты можешь спокойно отправляться в Изумрудный город и разыскивать там Грегрума. Он не превратит тебя ни в таракана, ни в лягушку.
  Андрей начал осторожно умываться холодной водой, следя, не смывает ли она изображение розы. После мытья роза осталась на своём месте.
  Мальчик сел за стол. Ужин состоял из яичницы, макарон с сыром и чая.
  - Теперь твоя задача - попасть в Изумрудный город, не привлекая к себе внимания, - говорил фермер, сидевший напротив Андрея. - А потом проникнуть во дворец и найти там колдуна.
  - И как же мне расправиться с ним?
  - Ну, наверное, каким-нибудь обычным способом, ты же не колдун, - Сефер подумал немного. - Ударь его палкой по голове, чтобы он сразу помер, а то ещё произнесёт какое-нибудь страшное заклинание.
  - Так и сделаю, - согласился мальчик.
  - Если у вас с ним дойдёт до драки, то ты наверняка победишь, - говорил Нат. - Грегрум, говорят, невысокий совсем и худой. Иногда он надувает щёки, но это только для вида.
  - Отделаю его как миленького, - пообещал Андрей. - Мне бы только до него добраться.
  Фермер кивнул и замолчал, продолжая украдкой разглядывать его, а потом сказал:
  - В таком наряде тебя схватят уже при входе в Изумрудный город. Можно, конечно, переодеть тебя в зелёную одежду, чтобы ты выглядел как житель Зелёной страны, но это тоже вызовет подозрение. Жители Зелёной страны по доброй воле в Изумрудный город не ходят. Тебя задержат и подвергнут допросу.
  - А давайте обратимся к господину По, - вмешалась в разговор хозяйка. - Он как раз завтра должен проехать мимо нас.
  - Да, точно, - оживился Сефер, - По всегда приезжает в Изумрудный город к празднику Отлёта Гудвина! Праздник уже скоро, он обязательно должен мимо нас проехать.
  - Пусть он возьмёт с собой Андрея, - принялась развивать свою идею фермерша. - У нас есть одежда жителя Голубой страны, оденем в неё парня и представим его господину По. Скажем, что Андрей - его соотечественник, тоже из Голубой страны. Будто бы в Изумрудном городе живёт его сестра.
  - Кто такой господин По? - поинтересовался мальчик.
  - Покли По - богатый торговец, на службе у самого Танугра, - объяснил Сефер. - Он два раза в год приезжает в Изумрудный город с посылкой для Грегрума.
  - Если Андрей переоденется Жевуном и поедет с господином По, то его пропустят в город без вопросов, - уверяла фермерша.
  Сефер прошёлся по комнате, раздумывая.
  - Нет, - наконец сказал он и покачал головой, - По не такой человек, чтобы помогать кому-то. Он трусоват и жаден, и наверняка не станет искать приключений на свою голову. Не думаю, что мы можем на него рассчитывать.
  - Господин По относится к нам хорошо и всегда останавливается у нас по пути в Изумрудный город, - спорила его супруга. - Он не должен отказать в такой пустяковой просьбе.
  После недолгих пересудов фермер и его жена решили, что утро вечера мудренее, а сейчас гостю из Внешнего Мира надо как следует отдохнуть.
  Они отвели Андрея в комнату, где была большая удобная кровать. По словам Сефера, кровать очень старая, ей больше ста лет, но главное, чем она знаменита, так это тем, что на ней спала фея Элли. Он показал Андрею и угол, где всю ночь, пока Элли спала, стояли Страшила и Железный Дровосек. Все эти подробности бережно сохранялись в семье Сефера и передавались от отца к сыну.
  Андрей лёг и, едва опустил голову на подушку, сразу заснул.
  
  
  Хитроумный план
  
  Проснулся он поздно. Солнце уже стояло за окном и дотягивалось до кровати. Мальчик с удовольствием бы ещё немного полежал, но голоса, доносившиеся со двора, заставили его встать и осторожно выглянуть в окно.
  Сефер разговаривал с каким-то низкорослым толстяком, одетым в длиннополый голубой сюртук. На голове толстяка красовалась голубая широкополая шляпа с бубенчиками. Сефер держал под уздцы маленькую лошадку - пони, запряжённую в тележку. В тележке сидел ещё один уроженец Голубой страны - худощавый веснушчатый парень с рыжими волосами и вздёрнутым носом. Толстяк иногда оборачивался к нему и что-то говорил с недовольным видом. В ответ молодой Жевун кивал, и бубенчики под полями его шляпы дружно звенели.
  В дверь постучали. Андрей открыл её, и в комнату вошла фермерша, держа в руках свёрток с одеждой.
  - Прибыл господин По, - сообщила она. - У нас он пробудет недолго, потому что торопится в Изумрудный город. Ты пока переоденься.
  И она разложила на стульях изрядно потёртый, но чистый голубой сюртучок, рубашку, бежевые панталоны и голубые гольфы. На пол поставила башмаки с голубыми шнурками.
  - Наряд небогатый, но тебе и не надо выглядеть богачом.
  С этими словами она вышла, а Андрей принялся разглядывать и примерять одежду. Прежний её обладатель был немного ниже мальчика, но шире в плечах. Всё, однако, более-менее подошло.
  Фермерша снова явилась. На этот раз она принесла старую голубую шляпу с обвисшими полями, на которых не было ни одного бубенчика. Андрей немедленно водрузил её себе на голову.
  - Даже не скажешь, что одежда с чужого плеча, - сказала женщина, осматривая его со всех сторон.
  В комнату заглянул Сефер. Вид у него был озабоченный.
  - Как я и ожидал, Покли наотрез отказался взять с собой попутчика, - сказал он. - Но ничего. Я кое-что придумал. Будь пока здесь и не показывайся ему на глаза.
  Фермер с женой ушли, а Андрей остался в комнате наблюдать в окно за приезжими Жевунами.
  Молодой Жевун повёл пони с тележкой в хлев, а толстяк в сопровождении фермера вошёл в дом. Слышно было, как он разговаривает в соседней комнате с Сефером. Слов разобрать было нельзя, но, судя по запахам из кухни, Андрей понял, что для толстяка уже приготовлено угощение.
  Жена фермера принесла позавтракать и Андрею, сообщив, что их с мужем план обязательно должен сработать. Но что за план - пока не сказала.
  После еды По прилёг отдохнуть. Отнесли поесть и его работнику, который всё это время находился в хлеву при пони и тележке. Из хлева донеслись песни, а потом работник тоже улёгся спать.
  Снова появился Сефер.
  - Наш план удался на славу, - зашептал он, оглядываясь на дверь. - Как мы и предполагали, Тинкель не отказался от настойки из красноплодной тыквы. Жевуны очень любят её. Настойка сначала их веселит, а потом они погружаются в беспробудный сон. Тинкель выпил целую бутылку, и теперь его не добудишься. Проспит сутки, не меньше! А поскольку По торопится, то место Тинкеля в тележке займёшь ты. Будешь управлять пони. Да им и управлять не надо, он сам знает, куда ехать.
  Как и предполагал фермер, По не смог разбудить работника. Сколько бы толстяк ни толкал его, ни тормошил, ни поливал водой, тот не просыпался.
  - Я чую запах настойки из красноплодной тыквы, - ворчал Покли. - Этот дурень опять напился! Вам не следовало давать её ему!
  - Ах, сударь, - с печальным вздохом отвечал Сефер, - он уговорил меня налить ему маленькую рюмочку. Самую маленькую. Я думал, что этим дело и ограничится, но стоило мне выйти на пять минут, как он разыскал в ящике бутылку и выпил её всю.
  - Ну и вздую же я его сейчас! - Толстяк принялся мутузить работника кулаками.
  Тот вскрикивал, мотал рыжей головой, но не просыпался.
  На шум появилась супруга Сефера.
  - Сударь, он выпил целую бутылку, а значит, проснётся только к следующему утру, никак не раньше, - заговорила она. - Но ничего страшного. Погостите у нас денёк. Вы ведь знаете, как мы вам рады.
  - Сидеть здесь целый день? - буркнул Жевун, сняв шляпу и утирая платочком вспотевшую лысину. - Завтра в Изумрудном городе празднуют годовщину отлёта Гудвина, Великого и Ужасного, и завтра я непременно должен быть там! Меня ждёт... - он показал пальцем на потолок, - сам Грегрум, Величайший и Ужаснейший!
  Сефер и его жена пожимали плечами и разводили руками, как бы говоря, что сделать ничего не могут.
  - Как я поеду один? - кипятился По. - Кто-то же должен править лошадью и стеречь ценную поклажу, когда я отлучаюсь!
  - А может, вас Тринти отвезёт? - сказала фермерша.
  - Какой ещё Тринти?
  - Тринти Арик, о котором я имел честь вам говорить, - сказал Сефер. - Очень надёжный и рассудительный молодой человек, работает у меня уже больше года. За него могу поручиться как за самого себя.
  По велел привести Тринти сюда.
  Сефер отправился за Андреем.
  - Всё в порядке, - сказал он мальчику. - Сейчас ты поедешь в Изумрудный город вместо Тинкеля. Запомни: теперь ты не Андрей из Внешнего Мира, а Тринти Арик из Голубой страны, наш работник. Ты будешь править пони.
  - Запомнил, Тринти Арик, - кивнул Андрей. - А скажите, пони ведь тоже разговаривает по-человечески?
  - Конечно.
  - Тогда мы с ним договоримся.
  - По будет спрашивать у тебя, кто ты и откуда, - продолжал наставлять его Сефер. - Чтобы у него не появилось подозрений, скажи, что ты упал со скалы, ударился головой, лежал без памяти три дня и три ночи и ничего о своей прежней жизни не помнишь. И не забывай жевать, как Жевун, а то он почует неладное. С этим господином надо быть настороже, недаром его принял на службу Танугр!
  - И почаще говори слово "сударь", - прибавила жена Сефера. - Я заметила по твоему разговору, что у вас во Внешнем Мире его совсем не употребляют.
  Мальчик кивал и обещал сделать всё как надо. Расставаясь с хозяевами, он попросил сохранить его вещи.
  - Буду возвращаться на Землю - заберу их с собой, - сказал он, и невольно вздохнул: когда-то ещё он вернётся за Землю?...
  Покли с недовольным видом оглядел нового работника и велел ему садиться на место кучера. Сам он устроился в тележке на мягких мешках.
  - Видишь эту пику? - Он ногой придвинул к Андрею какую-то железную палку, лежавшую на дне тележки. - Она всегда должна быть у тебя под рукой. А то вдруг встретятся недобрые люди, которые позарятся на моё имущество.
  Пони тихонько заржал.
  - Не встретятся, - разобрал Андрей в его ржанье. - Никогда не встречались, а сейчас должны встретиться?
  - Помалкивай, безмозглая скотина, и вези куда следует! - прикрикнул на него По.
  - Как его зовут? - поинтересовался Андрей, забираясь на передок телеги.
  - Никак не зовут, - ворчливо отозвался Жевун. - Ещё звать его, много чести! Ты с ним не церемонься, если заартачится - плёткой его, плёткой!
  - От вас только и слышишь, что плёткой его, - проржал пони.
  - Ну-ка, хлестни его для острастки!
  - Давайте в следующий раз, - попросил Андрей, - а то не хочется начинать знакомство с плётки.
  Он уселся и взял в руки поводья.
  - Трогай, - приказал Жевун.
  Андрею никогда раньше не приходилось управлять лошадью, но из книг и фильмов он знал, что надо потрясти поводьями и сказать: "Но!" Тогда лошадь поскачет.
  - Но! - крикнул он с таким видом, как будто всю жизнь только тем и занимался, что правил лошадьми.
  Пони повернул к нему голову.
  - Что?
  - Но, - повторил мальчик - на этот раз, впрочем, не слишком уверенно.
  - Что-что?
  - Я думаю, можно ехать, - сказал Андрей тихо.
  - Вот так и надо было говорить, - проржал пони и тронулся с места.
  "Наверное, здесь обращаются с лошадьми по-другому, не так, как на Земле", - подумал Андрей.
  Тележка выехала с фермерского двора и свернула на дорогу, вымощенную жёлтым кирпичом. Фермер и его жена стояли на крыльце и махали ей вслед.
  
  
  Заколдованная корзина
  
  Как и предполагал Сефер, Жевун сразу начал расспрашивать своего нового работника, где тот жил в Голубой стране, кто его родители и как он сюда попал. Андрей на все вопросы отвечал односложно, почти как герой известного фильма: "Поскользнулся, упал, очнулся - ничего не помню".
  - Может, ты и язык человеческий забыл? - полюбопытствовал Покли.
  - Ну да, и язык забыл, - сказал Андрей. - Но постепенно вспомнил. А остального не помню.
  - Ты даже не помнишь, кто сейчас правит Изумрудным городом?
  - Да вроде, Грегрум какой-то.
  - Не какой-то, а Величайший и Ужаснейший! Я, между прочим, еду лично к нему. Слышишь, что я говорю?
  - Слышу, сударь.
  - А ещё я посыльный и доверенное лицо Всесильного и Страшного Танугра! О нём ты хоть помнишь?
  - Что-то такое помню, сударь.
  - Танугр и Грегрум - два величайших волшебника, и оба мне покровительствуют, - объявил Покли. - По одному моему слову они любого превратят в таракана! Теперь ты понимаешь, кого везёшь?
  - Понимаю, сударь.
  - За всю свою жизнь ты не увидишь второй такой значительной и влиятельной особы. Танугр и Грегрум доверяют мне как никому другому. Я ведь не просто еду в Изумрудный город, а везу посылку великому Грегруму от великого Танугра. Посылка в корзине, а корзина завёрнута в мешки, - Покли похлопал рукой по мешкам. - Как думаешь, почему корзина завёрнута в мешки?
  - Откуда мне знать, сударь, - ответил Андрей и навострил слух.
  - То, что лежит в корзине, настолько важно и таинственно, что всесильный Танугр наложил на неё заклятье. Всякий, кто дотронется до корзины, сразу превратится в лягушку. Поэтому её можно брать в руки только если она завёрнута во что-нибудь. Что, дрожишь от страха?
  - Дрожу, сударь.
  "Нужна мне больно ваша корзина", - подумал мальчик.
  Жевун какое-то время ехал молча.
  - Я вижу, ты мне не веришь, - снова подал он голос. - Тинкель тоже не верил, пока я не показал ему, как действует заклятье. Когда мы в первый раз везли корзину в Изумрудный город, встретился нам на дороге незнакомый парень. Ну, думаю, место глухое, никто ничего не увидит. Покажу-ка я Тинкелю, как люди в лягушек превращаются! Я подзываю парня, прошу его развернуть мешки и взять корзину. Тот, как ни в чём не бывало, разворачивает, дотрагивается до корзины, и... фьить! Был парень, и нет. Вместо него под телегой лягушка сидит! Тинкель, бедняга, в обморок хлопнулся. Я потом его целый час в сознание приводил.
  Покли замолчал, ожидая, что скажет новый работник. Но Андрей помалкивал.
  - Вот я и думаю, а не показать ли тебе действие заклятья? - сказал Жевун. - Сейчас нам кто-нибудь встретится, и я попрошу его дотронуться до корзины.
  Андрей после чудесных превращений Виллининой книги готов был поверить во всё что угодно, даже в заколдованную корзину.
  - Не надо, сударь, - сказал он, - я и так не буду дотрагиваться до вашей корзины.
  - Вот это правильно, - одобрил Покли. - Незачем тебе совать нос не в свои дела. Тем более даже такая важная особа, как я, не знает, что там лежит. Правители строжайше запретили открывать корзину, недаром на неё наложено заклятье...
  Он зевнул во весь рот и пробормотал сонно:
  - Приедем в Изумрудный город, замолвлю о тебе словечко великому Грегруму. Может, он пустит в ход колдовство, и ты всё вспомнишь.
  - Да, вы уж замолвите. А то у меня вместо памяти - чёрное пятно.
  Андрей подумал, что это даже хорошо, если его представят колдуну. Ему бы оказаться с ним один на один, а там уж он его прикончит. А потом сразу убежит.
  - Скажу, но только если будешь хорошо служить мне, - пообещал Покли.
  Конечно, он не станет беспокоить Величайшего и Ужаснейшего по такому ничтожному поводу, как память какого-то работника. Как будто у Величайшего других дел нет.
  - А надо бы тебе показать превращение в лягушку... - Он улёгся удобнее на мешках. - Ну да ладно... Может, как-нибудь потом покажу...
  Пони лёгкой рысцой бежал по жёлтым кирпичам, тележка тряслась, и Жевун начал клевать носом.
  
  
  Андрей заглядывает в корзину
  
  Скоро мальчик убедился, что от него, как от кучера, ничего особенного не требуется. Надо только держать поводья. Пони прекрасно знал дорогу и бежал бодро, хотя и не слишком быстро.
  Жёлтая дорога тянулась вдоль огородов, полей пшеницы и подсолнухов. Когда кончались возделанные поля, начинались плодовые рощи и необозримые луга, поросшие травой и полные ярких разнообразных цветов. Цветов было столько, что вся равнина казалась цветным ковром. Иногда на этом ковре показывались островерхие зелёные дома с флюгерами.
  Мимо посёлков пони проезжал не останавливаясь. Андрей уже знал, что так и надо. Да и Покли дремал, совсем не интересуясь, где они едут. Попадавшиеся на дороге жители Зелёной страны встречали путников поклонами и приветливыми улыбками.
  Иногда пони съезжал с дороги. Происходило это возле ручьёв. Пони подходил к воде и начинал пить. Тогда Андрей слезал с тележки, брал чашку и тоже подходил к воде. Сам напивался и приносил воду Покли. Утолив жажду, лошадка без всякого понукания возвращалась на дорогу и ехала дальше.
  Солнце клонилось к закату, а они всё ехали и ехали. Андрей несколько раз засыпал и выпускал поводья. На езде это никак не сказывалось. Андрей догадался, что можно и вовсе бросить поводья: пони прекрасно шёл и без них.
  С наступлением вечера мальчика начал мучить голод. После завтрака у него во рту не было ни крошки. Иногда он слышал, как Покли возится на мешках, достаёт из них что-то и жуёт. Он ждал, что Жевун и ему предложит перекусить, но тот, почавкав, снова засыпал.
  Уже сгустились сумерки, когда их лошадка, без всякой команды Покли или Андрея, въехала во двор одного из встречных домов. Во дворе на скамейках сидели мужчины и женщины, окна ярко светились, широкая дверь то и дело открывалась, и в её освещённом проёме показывались люди. За дверью виднелось помещение, полное народу, доносились громкие голоса и нестройное пение. Андрей догадался, что здесь что-то вроде таверны или постоялого двора.
  Пони самостоятельно зашёл под навес, где стояло ещё несколько лошадок и были кормушки, полные овса. Жевун объявил Андрею, что переночует в доме, а Андрей должен всю ночь оставаться в тележке, не спать и стеречь корзину.
  - И не вздумай кому-нибудь сказать, что мы едем в Изумрудный город! - предупредил он.
  - А как насчёт перекусить? - спросил мальчик и усиленно задвигал челюстями, показывая, что он не просто Жевун, а голодный Жевун.
  - Если тебя сейчас накормить, то ты сразу заснёшь, - сказал Покли, - поэтому терпи до утра и следи за корзиной.
  И он ушёл в дом.
  - Вот такой у нас хозяин, - проржал пони. - Я не удивляюсь, почему он такой толстый, а его работник был такой худой. Хозяин его почти не кормил. Ты тоже похудеешь от такой работы.
  Появился служащий таверны, распряг пони и подвёл его к кормушке. Андрей с кучерского облучка перебрался на мешки, на которых всю дорогу лежал Покли. Мешки, видимо для удобства пассажира, были набиты сеном, и только в одном находилось что-то твёрдое. Пошарив рукой, Андрей нащупал корзину. "Больно мне надо соваться в неё", - подумал мальчик.
  Между тем солнце погасло, и сгустилась темнота. Хождение возле дома прекратилось. Окна его ещё светились, но ни Покли, ни посетители не показывались.
  Андрей лежал на мешках и вспоминал Москву, друзей, свою квартиру с наряженной ёлкой, вкусную еду, которую наготовили мама и бабушка к встрече Нового года. Они все там, а он тут, в тележке, голодный, не евший с самого утра.
  Потом он стал думать, что надо бы повнимательней осмотреть мешки. Покли что-то украдкой вытаскивал из них и жевал. Может, в них не одно только сено?
  Но в мешках ничего, кроме сена, не было. Наверное, Покли уже всё съел. Оставался мешок, в котором находилась корзина. Мальчик ощупал её сквозь мешковину. Значит, это и есть та секретная посылка, которую Покли вёз в Изумрудный город!
  Андрей долго боролся со сном, и всё же заснул. Во сне, ворочаясь с боку на бок, он ненароком разворошил мешки. Открылся бок корзины. Сам не заметив как, мальчик коснулся его рукой.
  Проснулся он от голода. Была ещё ночь. Он приподнялся. Рядом из мешков выступала корзина. Он машинально отодвинул её, чтоб не мешала, и тут же встряхнул головой. Он только что коснулся корзины, а ничего не случилось! Лягушкой он не стал!
  Он освободил корзину от мешков и ощупал её рукой. "Так и знал, заклятье - чепуха, - подумал он. - Про лягушку хозяин нарочно придумал, чтобы я не лазил в корзину. Интересно, что в ней лежит? Хорошо бы, если б какая-нибудь еда. Тогда бы я перекусил. Совсем немного. Чуть-чуть, чтобы никто не заметил..."
  Корзина была накрыта крышкой. Андрей попытался её откинуть. Поначалу крышка не поддавалась, но мальчик быстро нашёл скрытую застёжку. Оглядевшись по сторонам, он повернул застёжку и откинул крышку.
  В корзине лежал виноград. Большие грозди крупного, зрелого, очень сочного на вид винограда.
  Андрей закрыл крышку и завернул корзину в мешок. Какое-то время он лежал, глядя на навес над головой и прислушиваясь к фырканью пони за перегородкой. В мыслях неотступно стоял чудесный, аппетитный виноград.
  И мальчик решился.
  "На дне корзинки наверняка есть одиночные виноградины, съем несколько и никто не заметит", - сказал он себе и снова раскрыл корзину.
  Как он и ожидал, виноград оказался удивительно вкусным. Косточек в нём не было, а его сладкая мякоть так и таяла во рту. Андрей сам не заметил, как съел два десятка ягод.
  "Ладно, хватит, а то хозяин догадается", - сказал он себе, закрыл корзину и улёгся.
  Но съеденные виноградины только разожгли аппетит.
  "В конце концов, хозяин сам виноват, - подумал он, открывая корзину и принимаясь уминать виноград без всякого зазрения совести. - Ему надо было дать мне что-нибудь поесть, тогда бы я не лазил по его мешкам..."
  Обливаясь соком, он отправлял в рот сразу по две ягоды. Корзина быстро опустела. Андрей опомнился, когда в ней остались только голые кисти - свидетели его преступления.
  "Что же я наделал, - встревожился он. - До утра потерпеть не мог! Хозяин сказал, что утром мне дадут поесть, а я его виноград уплёл. Выгонит он меня. Точно, выгонит, и до Изумрудного города не доеду".
  Выход был только один - ничего про виноград не говорить и надеяться, что Жевун не заглянет в корзину. А уж в городе Андрей найдёт способ сбежать от этого жадюги.
  Он наполнил корзину сеном, землёй и мелкими камешками, чтобы она не казалась слишком лёгкой. Затем улёгся на мешки и заснул.
  
  
  Каменное войско
  
  Утром его разбудил местный служитель.
  - Твой хозяин просил передать тебе это, - он протянул мальчику бутерброд с повидлом. - Сам он ещё спит, когда проснётся - неизвестно.
  - Ещё спит? - переспросил Андрей, вонзая зубы в свежий хлеб со сладкой клубничной мякотью. - Когда же мы поедем?
  - Вот проснётся, тогда и поедете.
  Покли появился через час, зевая, потягиваясь и утирая губы, сальные после сытного завтрака. Пони был уже впряжен в тележку и нетерпеливо постукивал копытами, а Андрей сидел на кучерской дощечке, держа в руках вожжи.
  По залез в тележку, свалился на мешки и первым делом ощупал мешок с корзиной, даже слегка приподнял его, но заглядывать в корзину не стал.
  "Хорошо, что я догадался наполнить корзину камнями и землёй, - подумал Андрей, украдкой следивший за ним. - А то мне, наверно, пришлось бы уже сейчас драпать..."
  Он взял вожжи.
  - Уважаемый пони, можно ехать!
  - И прекрасно! - проржал пони.
  Тележка покатила.
  День разгорался ясный, солнечный, Жевун задремал, и у Андрея отлегло на душе. Возделанные поля кончились. Дорога потянулась по необозримой равнине, полной цветов. Вскоре в этом цветнике, справа от дороги, показались какие-то тёмные валуны. Когда тележка добралась до первых валунов, Андрей понял, что это не валуны, а статуи животных. Тут было огромное количество крупных и мелких статуй. Все они были обращены головами в одну сторону - туда, куда катила тележка.
  Проезжая мимо статуи, возглавлявшей каменную армию, мальчик увидел большого льва с мохнатой гривой и занесённым вверх хвостом. Позади статуи льва застыла статуя тигра, а за ними по полю растянулись статуи ягуаров, леопардов, буйволов, носорогов, баранов, горных козлов, пум, лисиц, волков и великого множества других зверей. Все статуи были сделаны с таким мастерством, что казались живыми. Андрей даже слегка испугался: а вдруг они сейчас возьмут и оживут? Тогда им с хозяином не поздоровится!
  Оглянувшись на Покли, он увидел, что тот проснулся и тоже разглядывает статуи, хотя и без особого интереса.
  - Откуда здесь это всё? - спросил мальчик.
  - Ну и видно, Тринти, что ты здорово ударился головой, - ответил Жевун, потягиваясь после сна и сладко зевая. - Об окаменевшем зверином войске знают все в стране Гуррикапа, даже малые дети в отдалённых посёлках у Кругосветных Гор.
  - Звери превратились в камень? - пробормотал Андрей, оглядываясь на удивительные изваяния.
  - Это случилось вскоре после того, как власть в Изумрудном городе принял Грегрум, Величайший и Ужаснейший, - начал рассказывать По. - В поход против него выступил царь зверей Смелый Лев Четвёртый. Он собрал огромное звериное войско. Тысячи зверей пошли с ним. Смелости Льву было не занимать, но вот волшебства в нём не было ни капли. Он бросил вызов могучему чародею, имея всего лишь клыки и когти. Сам видишь, к чему это привело.
  - А ведь я тоже хотел пойти с ними в поход, чтобы освободить королеву Мэри и Страшилу, - подал голос пони. - Но хозяин меня не отпустил.
  - Ты стал бы камнем, если б я тебя отпустил! - закричал По. - Стоял бы сейчас вон там, вместе с ними! Надо же придумать такую глупость: воевать с колдуном!
  Пони покачал мохнатой головой и побежал ещё быстрее.
  - Неужели их нельзя расколдовать? - спросил мальчик.
  - Пока Изумрудным городом правит Грегрум, их не расколдует никто, - торжественно заявил Жевун. - Никто, ни один волшебник не может тягаться с Величайшим и Ужаснейшим правителем Изумрудного города и его братьями - Танугром и Кракером!
  Каменные звери остались позади и скрылись в полях.
  Копыта пони звонко цокали по кирпичам, тележку слегка покачивало, и Покли снова задремал.
  
  
  Изумрудный город
  
  Солнце перевалило зенит, когда там, куда вела дорога, показалось зелёное сияние. Город был ещё неразличим вдали, но по этому сиянию Андрей понял, что он близко.
  Наконец в изумрудно-зелёной дымке проступили очертания городских стен и башен. А когда город приблизился, мальчик увидел, что все его строения усыпаны изумрудами. Самые крупные камни сияли на остроконечных верхушках башен и крыш, камни помельче были рассыпаны по стенам, и все вместе они переливались на солнце, будто полыхал зелёный пожар.
  Посреди городской стены возвышалась башня с воротами, у которых кончалась Жёлтая дорога. Подъезжая к воротам, Андрей удивился тому, что вокруг никого нет - ни путников, ни телег.
  - А почему мы одни? - спросил он у Жевуна. - Где все?
  - В Изумрудный город никто не ездит, - наставительно ответил По. - Грегрум не любит чужестранцев.
  Над воротами висел большой бронзовый колокол. От него спускалась верёвка. Пони остановился перед ней.
  - Ну что, звонить? - спросил он.
  - Звони! - сказал Жевун.
  Пони схватил верёвку зубами и помотал головой. Колокол отозвался глубоким протяжным звоном.
  Металлические створки раскрылись, и высунулась тёмная усатая голова в золочёной каске. Андрей, ожидавший увидеть Фараманта с картинки из книжки, изумился: усач больше походил на заросшего шерстью лешего, чем на человека!
  - Господин По? - скрежещущим голосом, с трудом выговаривая слова, спросил этот удивительный Страж Ворот.
  - Я самый, - ответил Жевун, приподнимаясь на тележке.
  - Мы вас ждём уже третий день, - сказал Страж. - Опаздываете. Великий Грегрум будет недоволен.
  - Но ведь великому Грегруму известно, что я всегда приезжаю в праздник Отлёта Гудвина, - возразил По, - ни раньше, ни позже.
  - Поторапливайтесь, - Страж шире раскрыл ворота.
  Пони въехал в привратницкую.
  Пол тут был выложен белыми и зелёными мраморными плитами, стены и сводчатый потолок отделаны малахитом и золотом, и повсюду - в стенах, в потолке и даже кое-где в полу - виднелись ограненные изумруды. Солнце, проникавшее сквозь длинные узкие окошки, заставляло их ярко сверкать.
  Пони остановился перед вторыми воротами, которые вели на городскую улицу. Страж раскрыл и их, и пони двинулся вперёд.
  Широкая пустынная улица вела прямо к Изумрудному дворцу. Справа и слева в неё вливались другие улицы, не такие широкие, а то и совсем узкие, где вряд ли могли разъехаться две тележки.
  Андрей оживлённо вертел головой. Здания, усыпанные изумрудами, были красивы, но впечатление портило полное отсутствие людей. Нигде не видно было ни души, если не считать десяти таких же усатых и темнолицых, как Страж Ворот, солдат в зелёных мундирах, золочёных касках и с алебардами в руках.
  - Приказа праздновать ещё не было, поэтому и нет никого, - объяснил Покли. - Как только Грегрум прикажет, улицы сразу наполнятся народом, все будут веселиться, петь, плясать и прославлять Грегрума, Величайшего и Ужаснейшего. Закончится праздник также по приказу Грегрума. Все разойдутся по домам и улицы снова опустеют.
  - Интересно, что это за праздник такой, - пробормотал Андрей.
  - Как же, большой праздник - годовщина отлёта Гудвина, основателя Изумрудного города. Его учредило соломенное чучело, поставленное Гудвином в правители, и с тех пор он празднуется ежегодно. Во время него запускают в небо воздушные шары, наполненные горячим воздухом. При Грегруме отлёт Гудвина празднуется с небывалым размахом, ведь правитель объявил Гудвина своим родным отцом. Всё население города выходит на улицы и празднует.
  - А почему Страж Ворот не дал нам зелёные очки?
  - Грегрум отменил этот обычай. Гудвин заставлял всех носить зелёные очки, чтобы никто не заметил, что вместо изумрудов тут полно простого стекла. Нынешний правитель проявил истинную мудрость, решив, что и со стеклом хорошо. К тому же, согласись, неудобно всё время носить очки, которые пристёгнуты к тебе на замок.
  - Пожалуй, вы правы, - сказал мальчик.
  К тележке подошли усачи с алебардами. Пони остановился.
  - Правитель Изумрудного города Грегрум, Величайший и Ужаснейший, ждёт вас во дворце, господин По, - сказал командир, у которого усы были длиннее, чем у остальных солдат, а на груди висела серебряная бляха с изображением крысиной морды.
  - Рад лично засвидетельствовать своё почтение великому правителю, - отвечал Покли, привставая и кланяясь.
  - Нам велено проводить вас.
  Андрей подумал, что всё пока идёт как по маслу. Сейчас он попадёт во дворец и встретится с колдуном. Тогда бы только подойти к нему поближе, а лучше - оказаться с ним наедине, и он найдёт способ, как прикончить злодея.
  - Мы сейчас едем во дворец? - спросил он у Жевуна. - Знаете, мне очень хочется посмотреть на живого волшебника.
  - Успеешь ещё, - охладил его пыл Покли. - А сейчас вылезай из телеги и иди вон по той улице до первого поворота налево. Как свернёшь - увидишь таверну Крока Солуона. Жди меня там. Хозяину скажешь, что ты мой новый работник.
  - Возьмите меня во дворец! - взмолился Андрей.
  - Тебя во дворец не пустят. Грегрум не принимает кого попало. А будешь настаивать - Величайший и Ужаснейший превратит тебя в таракана.
  - А может, не превратит. Возьмите, я всю жизнь мечтал...
  - Ты сам не понимаешь, о чём просишь, - перебил его Покли. - Вылезай по-быстрому!
  - Не задерживайтесь, - поторопил командир.
  - Сейчас, одну минуту, уважаемый, - Жевун принялся выталкивать Андрея из тележки. - Вылезай. Дальше я поеду один.
  - Но почему мне нельзя во дворец?
  - Потому что я должен передать чрезвычайно ценную посылку лично в руки правителя!
  - Что такого ценного в простом винограде?
  - Каком ещё винограде?
  - Который в корзине.
  - С чего ты взял, что в ней виноград?
  - С того, что ночью я его съел. До того проголодался. Вы ведь всю дорогу мне ни крошки не давали!
  Покли смотрел на него недоверчиво.
  - Тебе приснилось. Если б ты дотронулся до корзины, то тебя бы здесь не было.
  Всё-таки он взял мешок с корзиной и взвесил его в руках.
  - Всё в порядке, груз на месте, - сказал он, успокаиваясь. - Ступай, куда сказано, не задерживай солдат великого Грегрума!
  Андрей медлил вылезать из тележки.
  - А может, возьмёте? Вы обещали попросить у Грегрума, чтобы он вернул мне память.
  - Вылезай, последний раз говорю, - зашипел Покли сквозь зубы. - Будешь мне тут голову морочить!
  Командир смотрел на Андрея пустым, ничего не выражающим взглядом.
  - Нам приказано доставить во дворец только господина По, - сказал он. - Посторонних быть не должно.
  - Слышал? - взвизгнул По. - Ты посторонний!
  - Уберите его, - приказал командир, показывая на мальчика.
  Солдаты бесцеремонно выдернули Андрея из тележки и сбросили на мостовую.
  - Эй, кляча, трогай! - приказал командир.
  Пони неторопливо двинулся вперёд. Двинулись и солдаты, окружив тележку со всех сторон.
  - Господин По, я вас предупредил насчёт винограда! - крикнул Андрей, но на него даже не оглянулись.
  Мальчик пошёл за тележкой, держась в отдалении. Она подъехала к стене, окружавшей дворцовый сад. Вдоль стены тянулся ров с водой. Через ров со скрежетом опустился перекидной мост, тележка проехала по нему, следом прошли солдаты, и мост снова поднялся.
  Андрей оценил высоту стены и ширину рва. Одолеть эти препятствия без серьёзной подготовки нечего было и думать. Он повернулся и пошёл обратно к городским воротам.
  
  
  Чаепитие в таверне Крока Солуона
  
  Улицы Изумрудного города были не только безлюдны, но и выглядели так, словно их уже давно не убирали. Повсюду лежал мусор, мостовая во многих местах была покрыта грязью, из сумрачных переулков тянуло сыростью, в окнах царила темнота. Мальчик нашёл улицу, на которую ему указал Жевун. Пройдя по ней до первого поворота налево, он увидел двухэтажное здание. Над входом висела доска с изображением окорока. Значит, это и есть та самая таверна.
  Мальчик постучал в дверь. Не дождавшись ответа, подёргал ручку. Дверь была заперта. Он постучал сильнее. За дверью послышался шорох, а потом чей-то голос спросил:
  - Кто там?
  - Работник господина По, - ответил Андрей. - Не могу ли я видеть Крока Солуона?
  За дверью снова стихло. Андрей ждал минут пять, и уже собрался ещё раз постучать, как дверь стала медленно раскрываться. За ней в пятне света показался человек неопределённых лет, ростом чуть пониже Андрея. Лицо обитателя таверны было гладкое, глянцевое, смахивавшее на кукольное. Немигающие, словно нарисованные, глаза смотрели куда-то сквозь мальчика.
  - Работник господина По? - тихо, почти шёпотом переспросил обитатель таверны. - Мы вас ждём. Я Крок Солуон.
  Он подался в сторону, пропуская Андрея в просторное помещение, заставленное столами и стульями. Все окна были закрыты ставнями, и в помещении царил полумрак. Стояла тишина. Похоже, они с хозяином были тут одни.
  - Эй, Вифилла, - крикнул Солуон. - Приехал работник господина По!
  Тут только мальчик заметил двух женщин, неподвижно сидевших у дальней тёмной стены. На крик хозяина они даже не пошевелились. Лишь через минуту, после повторного оклика, одна подняла голову.
  - Работник господина По? - спросила она шелестящим шёпотом. - Но господин По приезжает к нам только раз в полгода. Это значит, что прошло уже полгода? Не может быть. Мы же только что проводили господина По и его работника. Минуты не прошло, как ты закрыл за ними дверь и мы с Кариной присели сюда отдохнуть. И вдруг снова появляется работник господина По. Может, он и не уезжал никуда, а просто забыл что-нибудь и вернулся?
  - Вифилла, прошло полгода, - сказал Солуон. - За это время господин По нанял другого работника. Прежнего звали Тинкель, а этого... - Он посмотрел на гостя.
  - Меня зовут Андрей. То есть, тьфу, Тринти. Тринти Арик. Я Жевун, - и мальчик подвигал челюстями.
  - Вот видишь, Вифилла, целых полгода! Ты любишь спать подолгу, а когда тебя разбудишь, тебе всё кажется, что прошла минута.
  - В таком случае, Крок, чем ты занимался все эти полгода, пока я спала?
  - Чем занимался? - Хозяин задумался. - Действительно, чем я занимался? Ну конечно, я обслуживал посетителей! Я всегда обслуживаю посетителей. А вы с Кариной спали. Она и сейчас спит.
  - Пусть спит, - сказала Вифилла. - Не буди её, а то опять начнёт ворчать. Не желаю слушать её ворчание. Она вечно чем-нибудь недовольна.
  Андрей подошёл к ним поближе. Если они и спали, то спали сидя. Карина продолжала спать, а у Вифиллы глаза были широко раскрыты и глядели перед собой. Обе они, как и хозяин таверны, были похожи на кукол. В полосе пыльного света, падавшего от щели в ставнях, мальчик увидел тонкие нити паутины, которые тянулись от стены к головам обеих женщин.
  - Прежний работник останавливался наверху, - сказал Солуон, - там есть комнаты. Все они сейчас свободны, можешь занять любую.
  - Спасибо, сударь, - ответил Андрей.
  Вслед за хозяином он поднялся на второй этаж и очутился в просторном помещении. Ставни на окнах были раскрыты, и сквозь запылённые стёкла в комнату вливались солнечные лучи, освещая длинный стол, сидевших за ним людей и разложенные на столе чашки, блюдца и тарелки с бутербродами и печеньем. За столом сидело не меньше двух десятков человек, в основном мужчин. Некоторые перекусывали и пили чай, другие спали, навалившись на стол или откинувшись на спинки стульев.
  Мальчик остановился.
  - Комнаты вон там, - показал хозяин, но Андрей во все глаза смотрел на стол.
  - Вы знаете, я бы не прочь сейчас чего-нибудь перекусить, - признался он. - А то за весь день я съел один только бутерброд с повидлом.
  - Тогда подсаживайся к столу, наши завсегдатаи тебе будут рады, - ответил Солуон. - Хотя твой предшественник предпочитал кушать отдельно от других посетителей. Он всегда приносил еду с собой в бумажном кулёчке.
  - У меня ничего нет, - сказал Андрей.
  - Тогда подсаживайся. Ешь всё, что видишь на столе.
  Андрей сел с краю на свободный стул.
  - Не хотите ли чаю? - обратился к нему сидевший напротив толстяк. - Господин Солуон только что заварил свежий чай.
  Толстяк смотрел на мальчика так, что невозможно было понять, смотрит он на него или в сторону.
  - Прекрасный чай, - послышались голоса. - Удивительно ароматный и вкусный.
  - Позвольте, я вам налью, - сказал толстяк.
  Он взял чайник с заваркой и наклонил его над одной из чашек. Из чайника не вытекло ни капли. Однако толстяк продолжал держать его так, будто из него и вправду лился чай. Потом отставил чайник в сторону и придвинул чашку Андрею.
  - Пейте осторожно, а то очень горячо, - прибавил он.
  - Но тут нет никакого чаю, - сказал Андрей. - Чашка пустая.
  - Чай в ней есть, только вы его не видите, - ответил сосед толстяка, усатый мужчина в зелёной клетчатой жилетке. - Мы пьём только такой.
  - Да, только такой, сколько себя помним, - согласились присутствовавшие - по крайней мере, те из них, кто не спали.
  - А помним мы себя, - подхватил толстяк, - как раз со времени воцарения нашего правителя - Грегрума, Величайшего и Ужаснейшего.
  - Слава Грегруму, Величайшему и Ужаснейшему, - вразнобой заголосили присутствующие. - Правь нами вечно, Величайший и Ужаснейший.
  От их голосов проснулись многие спавшие и присоединились к общему хору:
  - Слава Грегруму, трижды Величайшему и трижды Ужаснейшему...
  - Тридцать три раза Величайшему и тридцать три раза Ужаснейшему...
  - Сто тридцать три раза Величайшему и сто тридцать три раза Ужаснейшему...
  Толстяк придвинул Андрею блюдо с печеньями.
  - Если вам не нравится чай, отведайте эти бисквиты.
  Андрей взял печенье и попытался откусить кусочек, но оно оказалось твёрдым как камень. Приглядевшись к окружающим, мальчик, к невероятному своему удивлению, убедился, что тут никто ничего не ест. Все только делали вид, что едят.
  - Как эту штуку можно есть, - он постучал печеньем по столу. - Камень!
  - Ну что вы, это вполне съедобный бисквит, я лично нахожу его очень вкусным, - сказал толстяк.
  Как бы подтверждая свои слова, он взял с тарелки печенье и поднёс ко рту. Сделав вид, что откусил кусочек, он положил печенье обратно на тарелку и усиленно задвигал челюстями, как будто жевал. Потом поднёс ко рту пустую чашку и сделал вид, что отпивает из неё.
  Андрей, наконец, понял, что здесь только делают вид, что едят. Да и делают его как-то автоматически, словно роботы, знающие всего два или три движения. Всё съестное, что лежало на столе, было не настоящим, а муляжами из дерева или картона.
  Мальчику стало не по себе.
  "Это куклы, говорящие куклы, - думал он, оглядываясь украдкой. - И лица у них кукольные... Неужели все в городе такие?"
  Особенно его поразил долговязый лысоватый человек, который сидел выпрямившись, совершенно неподвижно, и подносил ко рту пустую чашку через равные промежутки времени, хоть по часам засекай. Поставив чашку на стол, он произносил надтреснутым голосом:
  - Слава великому Грегруму.
  Несколько секунд молчал, потом снова подносил чашку ко рту, ставил её на стол, и снова:
  - Слава великому Грегруму.
  За его головой серебрились в солнечном луче клочья паутины. Впрочем, как успел заметить Андрей, паутиной в заведении Крока Солуона были завешены все стены и потолки. Наверное, её не стряхивали со времён Гудвина.
  Небольшое оживление, вызванное появлением Андрея, постепенно улеглось. За столом снова установилась тишина. Даже лысый перестал говорить "Слава великому Грегруму", однако чашку продолжал подносить ко рту с прежней регулярностью. Хозяин с безучастным лицом стоял в стороне.
  Андрей деликатно кашлянул, не зная, уместно ли задавать вопросы.
  - И давно вы тут сидите? - поинтересовался он у толстяка.
  - Не имеет значения, - ответил тот. - Не имеет никакого значения.
  Андрей обернулся к хозяину:
  - Вы не скажете, когда придёт господин По? Может, он сегодня не придёт, до завтра надо ждать?
  Хозяин замялся.
  - Ммм... - Его голова закачалась из стороны в сторону, как у болванчика. - Вопрос серьёзный... Надо подумать...
  - В Изумрудном городе не бывает сегодня и завтра, - сказал усач в клетчатой жилетке.
  - Как не бывает? - удивился Андрей. - У вас что тут, времени совсем нет?
  - Времени, времени... - забормотал усач, словно что-то вспоминая. - Это, кажется, такой вид колдовства, который отменил наш премудрый правитель?
  - Точно, вид колдовства, - подтвердил толстяк, а Солуон глубокомысленно заметил:
  - Раньше много было всякого ненужного колдовства. Всё это отменил премудрый Грегрум, и правильно сделал.
  - Он, наверно, и еду настоящую отменил? - не без ехидства спросил Андрей.
  - Обижаешь, - сказал хозяин. - Еда у нас самая настоящая. Все едят и никто не жалуется.
  - Такая еда у нас с того благословенного дня, когда Грегрум, Величайший и Ужаснейший, принял власть над Изумрудным городом, - сказал усач, поднося ко рту муляж бутерброда с сыром.
  Клацнув по нему зубами, он вернул его на тарелку и задвигал челюстями.
  "Вот, значит, когда вас заколдовали", - подумал Андрей.
  - А что было до Грегрума, совсем не помните? - спросил он.
  - До Грегрума городом правил Гудвин, - ответил толстяк.
  - Гудвин улетел на воздушном шаре, - заметил посетитель, сидевший рядом с Андреем.
  С улицы донёсся надрывный рёв труб, и все в комнате встрепенулись. Проснулись спавшие.
  - Сигнал! - Хозяин торопливо подошёл к окну и выглянул. - Надо идти. Народ уже собирается.
  - Да-да! - подхватили посетители. - Сегодня праздник! Большой праздник! Скорее на улицу, а то мы прогневаем великого Грегрума!
  Загремев стульями, посетители таверны устремились к лестнице. В комнате начался переполох.
  - На улицу, на улицу! - кричал толстяк. - Великий Грегрум велел праздновать, и мы будем праздновать!
  - Слава великому Грегруму! - истошно закричал лысый, выпустил чашку из рук и кинулся вслед за остальными.
  Клочья паутины летели за ним, вцепившись в затылок и воротник длинного сюртука.
  Озадаченный Андрей остался сидеть.
  - Праздновать должны все без исключения, - сказал хозяин, наклонившись к нему. - Всех, кто не выйдет на улицу, великий Грегрум превратит в тараканов.
  - А откуда он узнает?
  - Узнает, - сказал Солуон. - Великий Грегрум всегда всё знает. Ты ведь не хочешь превратиться в таракана?
  - Нет.
  - Тогда поторопись.
  - А если придёт господин По?
  - До окончания праздника он не придёт.
  Сопровождаемый Солуоном, Андрей спустился вниз.
  На первом этаже рёв труб и бой барабанов были слышнее. Посетители таверны так спешили выйти на улицу, что в дверях образовалось небольшое столпотворение.
  Андрей остановился, ожидая, пока все выйдут, и вдруг ему показалось, что он слышит знакомый звон бубенчиков. Он обернулся, и сразу заметил тень полного человечка в широкополой шляпе. Тень попала в пятно света. Это был Покли По!
  Жевун кланялся и улыбался Андрею, однако почему-то не приближался и даже немного пятился назад.
  - Тринти, ты не представляешь, как я рад снова тебя увидеть, - заговорил он льстивым голосом. - Ты тут, наверное, голодаешь, ведь жители Изумрудного города давно уже ничего не едят, спасибо Грегруму, Величайшему и Ужаснейшему... - Покли в умилении закрыл глаза и сложил ладони домиком. - Правитель облагодетельствовал своих подданных, сделав их вечно сытыми и всем довольными, избавив от добывания пищи и множества других повседневных забот...
  - Они хоть и вечно сыты, но про еду не забыли, - сказал Андрей. - Наделали себе деревянных бутербродов и сидят, делают вид, что едят.
  Покли захихикал.
  - Это по привычке, оставшейся в них со старых времён, когда городом управляла девчонка на пару с соломенным чучелом. На самом деле никакие бутерброды им не нужны. Им вообще ничего не нужно. Они знают только своего правителя и постоянно славят его, живя без печали и волнений.
  - А я бы с удовольствием слопал чего-нибудь настоящего, - признался мальчик, подавляя вздох. - Я не ел нормально со вчерашнего дня. Виноград не в счёт, им не наесться.
  - Да, я как раз хотел спросить про виноград. Ты его весь съел, или что-нибудь осталось?
  - Весь.
  - Неужели весь? Ну, посмотри в карманах, может, хоть одна виноградинка завалялась?
  - Ни одной нет, да и не стал бы я держать виноград в карманах. Он там раздавится весь. Мне бы сейчас не винограду, а чего-нибудь более существенного.
  Жевун потёр руки и подмигнул.
  - Сегодня правитель даёт большой пир в честь праздника. На пиру будет настоящая еда, приготовленная лучшими поварами Изумрудного города. Мы с тобой приглашены!
  - И я приглашён? - приятно удивился Андрей.
  - Конечно. Ты съел виноград, предназначавшийся к столу Грегрума, но он тебя простил. Я рассказал ему, как ты рвался в Изумрудный дворец, чтобы увидеть великого правителя, и он смеялся до слёз. Он милостиво разрешил тебе предстать перед ним на сегодняшнем пиру. Тринти, тебе повезло как никому другому! Не сомневаюсь, великий Грегрум осыплет тебя милостями. Ты ведь не житель города и не заколдован, как они, а значит, желаешь восхвалить его не по колдовскому принуждению, а по собственной доброй воле. Правителю нравятся такие люди.
  "Восхвалять его, ещё чего", - подумал Андрей.
  - Пойдём, мы как раз успеем к началу пира, - Покли направился к дверям. - Тебе крупно повезло. Меня благодари. Это я рассказал правителю о твоём сильном желании увидеть его...
  На улице Андрея окружили усатые солдаты с алебардами. Покли скрылся за их спинами.
  - Эй, а зачем солдаты? - забеспокоился мальчик.
  По выглянул из-за спины одного из усачей.
  - Почётный караул, который прислал за тобой Грегрум, Величайший и Ужаснейший.
  Теперь, когда Покли вышел из тёмного помещения на свет, стало особенно заметно, что он бледен и испуган. И челюстями он двигал не так, как всегда, а мелко и быстро.
  - Вперёд! - рявкнул командир.
  Солдаты подняли алебарды и мерным шагом двинулись сквозь толпу. Они окружали Андрея так плотно, что ему поневоле пришлось идти вместе с ними.
  
  
  Волшебный виноград
  
  Чтобы понять, чем был напуган По, и почему простой работник Тринти так заинтересовал могущественного правителя Изумрудного города, перенесёмся на некоторое время назад, когда тележка миновала мост и въехала во дворцовый сад.
  Пони, понукаемый Жевуном, пробежал по садовой дорожке и остановился у дверей дворца. Высокие створчатые двери раскрылись, и вышел толстый зубастый Генерал в зелёном мундире, с саблей в золотых ножнах. Его длинные усы лихо топорщились, чёрные глаза блестели. Он взял у По мешок с корзиной и рявкающим голосом велел ждать.
  Генерал скрылся за дверями, а Жевун начал прохаживаться у дверей, предвкушая награду, которую получит за свои труды.
  Наконец снова явился Генерал. К ужасу Жевуна, он, вместо того, чтобы выдать награду, заревел и затопал ногами.
  - Несчастный! - закричал Генерал так, что Покли задрожал и сжался в комочек. - Ты посмел обмануть Грегрума, Величайшего и Ужаснейшего! Готовься к наказанию!
  - Я... я... право, не виноват... - залепетал Покли.
  - Следуй за мной и не вздумай бежать, - велел Генерал.
  Покли понятия не имел, в чём причина гнева, ведь он доставил корзину в целости, как доставляет уже четвёртый год. Колдун всегда был доволен его службой и после каждой поездки дарил ему небольшой изумруд, рубин или сапфир. А сейчас - "посмел обмануть"!
  Жевуна трясло от страха, он едва стоял на ногах. Бубенчики на его шляпе непрерывно звенели. Генерал в досаде сорвал с него головной убор и швырнул на тележку. Два солдата взяли Покли под мышки, проволокли по дворцовым галереям и втолкнули в Тронный зал.
  На Изумрудном троне, скрючившись и оскалив зубы, сидел Грегрум, Величайший и Ужаснейший. Он был невысок, лицо у него было вытянутое, серое, с длинным носом, под одеждой выпячивался круглый живот. Правитель кутался в широкий зелёный плащ, расшитый золотом. По сторонам от трона стояли усатые солдаты с алебардами.
  Сквозь пыльные окна в зал проникало солнце и освещало мраморный пол и валявшуюся на нём корзинку с кучкой сена, камней и земли.
  Увидев Покли, колдун показал на корзинку когтистым пальцем.
  - Вот! - закричал он резким скрипучим голосом. - Вот что ты мне привёз!
  Покли похолодел.
  - Я не виноват, клянусь. Я не прикасался к корзине...
  - Ты хочешь сказать, что эту дрянь прислал мне мой брат Танугр?
  - Не знаю, ничего не знаю, - бормотал Жевун, - я маленький человек, делаю, что прикажут...
  - Танугр такого мне прислать не мог! Значит, виноград украден!
  - Виноград? - Покли вздрогнул, вспомнив слова своего работника. - Там был виноград? Ну, тогда это Тринти! Он его съел!
  - Какой такой Тринти?
  - Мой новый работник. Мне пришлось взять его по пути в Изумрудный город. Прежний работник выпил слишком много настойки из красноплодной тыквы и заснул как убитый... Стало быть, негодяй Тринти открыл ночью корзину и съел без спроса весь виноград, который послал вам Танугр...
  - Он не мог открыть корзину, - перебил Грегрум раздражённо. - Она заколдована.
  - Я предупредил его, что прикасаться к ней нельзя, а то превратишься в лягушку, - лепетал Покли.
  - Но он всё-таки открыл её? Этот твой Тринти, видать, большой хитрец, коли сумел открыть корзину, не прикоснувшись к ней!
  - Я не виноват, повелитель. Тринти сказал мне, что в корзине был виноград и что он его съел, но я ему не поверил. Ведь он, перед тем как съесть виноград, должен был превратиться в лягушку.
  - А вот не превратился! Может, он великий колдун, твой Тринти?
  - Он простой парень, к тому же после падения со скалы слегка повредился умом. Он почти ничего о себе не помнит...
  - Даже если он колдун, то всё равно должен был превратиться в лягушку, - сказал Грегрум, сжав кулаки. - Мой брат Танугр наложил на корзину самое сильное заклятье, какое только возможно. Её могут безнаказанно взять в руки только я и он!
  - Ну какой Тринти колдун, что ты, - Покли кривил рот и пожимал плечами. - Он деревенский дурачок, ничего не помнит...
  Грегрум раздумывал целую минуту, нахмурив брови. Наконец сказал:
  - Он большой ловкач, твой Тринти. Умелый вор, фокусник, способный открывать чужие корзины, не прикасаясь к ним! Наверное, он орудовал в перчатках. Или использовал посторонние предметы...
  Покли помалкивал. Он не знал, зачем Грегруму так нужен этот виноград, но если нужен, значит, виноград непростой. Недаром его приходится доставлять в Изумрудный город по приказу другого могущественного колдуна - Танугра...
  - Говоришь, он съел весь виноград?
  - Он сам мне так сказал. Говорит, голодный был, потому и съел.
  - Весь съел, или нет?
  - Сказал, что весь...
  Грегрум спрыгнул с трона и подошёл к Жевуну.
  - Я не виноват, - забормотал тот, ожидая, что сейчас превратится в таракана. - Клянусь, я ни в чём не виноват...
  - Когда это было?
  - Нынче ночью, во время последней остановки на пути к городу, - Покли упал на колени. - Пощади, повелитель, я сам не пойму, как это получилось!
  Грегрум обернулся к Генералу и стражникам.
  - Выйдите отсюда все! Я буду говорить с ним наедине.
  Стражники взяли алебарды на плечо и чинно удалились. Последним вышел Генерал, закрыв за собой двери.
  - Открою тебе тайну, Покли, - сказал колдун, понизив голос. - Всё равно я тебя сейчас превращу в таракана, и ты уже никому не сможешь выболтать её.
  - Не надо превращать, я и так не выболтаю, клянусь!
  - Это волшебный виноград. Мой брат Танугр раз в полгода присылает мне по нескольку гроздей. А теперь слушай меня. Всякий, кто съест чудесную виноградину, наполняется волшебной силой и становится колдуном. Но эта сила быстро кончается. Уже на второй день она начинает иссякать, а к концу третьего дня заканчивается совсем. Чтобы чувствовать себя в достаточной мере сильным волшебником, я должен каждый день съедать по одной виноградине. Последнюю виноградину из предыдущей посылки я съел два дня назад. Таким образом, сегодня последний день, когда во мне ещё есть сила. Но она иссякнет к вечеру! Я перестану колдовать! Понял теперь, что ты натворил?
  - Пощади, повелитель... - выл Покли.
  - Волшебная сила во мне на исходе, я чувствую это, но её хватит, чтобы превратить тебя в таракана, бамбара, чуфара, - Грегрум затряс руками со скрюченными пальцами над головой Жевуна.
  - Не надо! - осипшим голосом кричал Покли, корчась на полу. - Я предан тебе! Всё исполню, только прикажи!
  Грегрум опустил руки.
  - Кто такой Тринти? Говори правду. Он знает, что виноград даёт волшебную силу?
  Покли замотал головой.
  - Ничего он не знает, повелитель. Тринти приехал из глухой деревни...
  - Почему же он съел волшебный виноград?
  - Да по глупости... Он же не знал, что виноград волшебный... Ночью, пока я спал, он ухитрился открыть корзину. Думал, наверное, что там ценности, а там виноград... Ну, он и съел его...
  - Тринти съел весь волшебный виноград, - сказал Грегрум, яростно сверкая глазами. - Весь запас на полгода! Страшно представить, какая теперь в нём силища! Я ничего не могу с ним сделать - наоборот, это он может сделать со мной всё, что захочет. С такой силой, какая сейчас в нём, он мановением руки может возводить дворцы, управлять стихиями, делать всё что угодно... Теперь он величайший колдун из всех когда-либо живших в Волшебной стране! Величайший и могущественнейший! Но недолго он им будет... - Грегрум перешёл на шёпот. - Одна виноградина даёт силу на три дня. Если съешь сразу две виноградины, то получишь силы вдвое больше, но тоже на три дня. Сто виноградин дают силы в сто раз больше, и тоже на три дня... Слышишь, Покли, Тринти стал могущественным колдуном только на три дня! Где он сейчас?
  - Я велел ему ждать в таверне Солуона. Наверное, он там.
  - Так ты говоришь, он не знает о чудесных свойствах винограда?
  - Ничего он не знает! Я вижу его насквозь. Молодой ещё, простак, каких мало...
  - Простак-то он простак, а корзину ухитрился открыть! - рявкнул колдун. - Слушай, По, я не буду превращать тебя в таракана, но ты сослужишь мне службу. Немедленно отправляйся с солдатами в таверну. Если Тринти там, выясни, что он там делает, и если он действительно не знает, что стал волшебником, тщательно обыщи его. Может, он не весь виноград съел. Если найдёшь хотя бы одну виноградину, передай её сержанту и прикажи, чтоб бегом доставил сюда.
  - А Тринти не превратит меня во что-нибудь, когда я буду его обыскивать?
  - Может превратить, - мрачно усмехнулся колдун. - Но ты ведь говоришь, что он ничего не знает.
  Покли зябко поёжился.
  - Да кто его разберёт...
  - И не вздумай есть виноград сам! - прокричал Грегрум. - Я велю солдатам следить за тобой! Как только они заметят, что ты что-то ешь, они зарубят тебя алебардами.
  - Будь спокоен, повелитель, в рот не возьму твоего винограда.
  - Если парень и правда ничего не знает, то, считай, что тебе повезло. На всякий случай обращайся с ним учтиво. Солдаты будут следовать за ним повсюду, а ему скажи, что они охраняют его.
  - Слушаюсь, повелитель.
  - Передай ему, что я приглашаю его во дворец. Скажи, что по случаю праздника я устраиваю большой пир. Он должен на нём быть.
  - Будет! Парень просил, чтобы я взял его во дворец, он очень хочет посмотреть на тебя.
  - Тем лучше. Я осыплю его милостями и наградами, дам высокий пост, чтобы переждать эти три дня... Ты понял, что от тебя требуется?
  - Понял, величайший, - с низким поклоном ответил Жевун.
  Грегрум направился к выходу из зала.
  - Следуй за мной, - проронил он на ходу. - Ты должен это видеть.
  Они прошли по галерее, свернули в коридор и спустились по лестнице в ту часть дворца, где находились кухни, кладовые и комнаты для слуг.
  Грегрум отпер одну из дверей. Он, а за ним Покли, вошли в просторную комнату, скудно освещённую светом, проникавшим из пыльных окон под потолком. Посреди комнаты темнела большая гниющая лужа. В зловонной воде плавало множество червяков. Вокруг лужи сидели лягушки. Стены были облеплены тараканами.
  При появлении колдуна лягушки заквакали, а тараканы зашевелились.
  - Здесь собраны жители города, придворные и слуги королевы Мэри, которые осмелились ослушаться меня, - самодовольно сказал Грегрум. - Ты тоже можешь оказаться среди них.
  - Помилуй, повелитель, - Покли умоляюще сложил руки. - Ты же знаешь, как я предан тебе и твоему брату!
  - Станешь ты тараканом или нет, зависит от того, как ты выполнишь моё поручение, - сказал колдун, выходя с Покли из комнаты. - Доставь парня во дворец, и ты останешься человеком. Мало того, я щедро награжу тебя.
  - Сделаю всё, не сомневайся!
  Грегрум запер дверь на ключ. Они поднялись по той же лестнице и вышли на террасу, где их дожидался Генерал. Грегрум коротко переговорил с ним, и вскоре перед колдуном выстроилось двадцать солдат.
  - Настоящие воины, преданные и надёжные, - с самодовольной ухмылкой сказал колдун, показывая на них Покли. - А ведь ещё совсем недавно они были обычными тараканами. Что для вас лучше, - спросил он у солдат, - когда вы тараканы, или когда люди?
  - Когда люди, Величайший и Ужаснейший! - хором ответили усачи.
  Грегрум кивнул.
  - Да, это тебе не жалкие людишки, которые только и способны, что кричать "Слава великому Грегруму"...
  Из города доносилась музыка. Ревели трубы и гремели барабаны.
  - Праздник начался! - крикнул колдун. - Поторопись!
  Покли низко поклонился и в сопровождении солдат поспешно сошёл с террасы.
  
  
  Праздник Отлёта Гудвина
  
  Алебарды окружали Андрея, словно изгородь. Мальчик шёл внутри неё по самой середине улицы. Толпа огибала усачей с обеих сторон.
  Покли поначалу предпочитал держаться в некотором отдалении от своего работника, ставшего благодаря волшебному винограду могучим чародеем. Вскоре, однако, он убедился, что тот в простоте своей явно не догадывается о великом счастье, которое ему привалило. Жевун осмелел и зашагал рядом с ним.
  На солдат никто не обращал внимания. Мальчик заметил, что здесь вообще никто ни на кого не обращает внимания. Кругом были пустые, безжизненные лица. Улыбки казались натужными, как будто кто-то приказал людям улыбаться, и они улыбались. Отовсюду слышались выкрики, прославлявшие Грегрума. У людей даже походка была не совсем естественной: все шли как бы вприпрыжку, нелепо взмахивали руками и раскачивались из стороны в сторону.
  - Население Изумрудного города веселится, как повелел правитель, - объяснил Покли.
  Андрей хотел было сказать, что веселья нет, все только изображают веселье, как в таверне Солуона изображали поглощение пищи, но промолчал. Покли мог донести о его словах правителю, и тогда, того и гляди, вместо дворца он угодит в тюрьму.
  - День Отлёта Гудвина всегда был главным праздником в Изумрудном городе, - говорил Жевун. - Он праздновался и при чучеле, и при королеве Мэри. Великий Грегрум, объявив Гудвина своим отцом и собратом по колдовству, велел продолжить эту традицию.
  Солдаты с Андреем и Покли вышли на главную городскую улицу. Андрей здесь уже был. Прежде пустынная, сейчас она вся была заполнена людьми. Сотни глоток кричали: "Слава великому Грегруму!", "Правь нами вечно, Грегрум Величайший и Ужаснейший!"
  По мере приближения к дворцу толпа росла. Солдатам всё труднее было проталкиваться сквозь неё. Они грозно покрикивали и оттирали людей алебардами, но их окрики тонули в общем шуме. А тут ещё из переулка вышла процессия с огромными корзинами, в которых находились большие нелепые куклы, грубо сделанные из дерева, фанеры, пружин, глины, тряпок, тростника и соломы. Впереди процессии шли трубачи и барабанщики. Трубы надсадно ревели, барабаны гулко грохотали. Солдатам пришлось посторониться, чтобы пропустить их.
  Покачиваясь, корзины одна за другой проплывали мимо Андрея. Уродливые зловещие фигуры были раскрашены чёрной, коричневой и тёмно-зелёной краской, и оттого казались ещё более уродливыми и зловещими.
  В первой корзине помещалось скрюченное сухое дерево с множеством глиняных ушей и глаз на ветках.
  Во второй корзине два поставленных друг на друга мешка изображали какое-то странное существо. На верхнем мешке были нарисованы глаза и проделана дырка, похожая на разинутый рот. Из этого рта, подобно языку, свешивалась дохлая змея.
  В третьей корзине несли большую матерчатую ногу ступнёй вверх. Нога качалась взад и вперёд, и при каждом качании носок ноги раскрывался, как пасть, и клацал деревянными зубами.
  За корзиной с ногой несли корзину с чем-то круглым, как шар, утыканным множеством отростков. Отростки колыхались и извивались как осьминожьи щупальца.
  В следующей корзине находилось нечто, похожее на огромную сардельку с пятью руками, одним глазом и длинным острым носом.
  Замыкала процессию корзина с ужасающего вида деревянным истуканом. У него были вытаращенные жёлтые глаза и двигающаяся нижняя челюсть с острыми зубами. Истукан качался при малейшем движении корзины и весь скрежетал.
  - Изображения Гудвина, Великого и Ужасного! - крикнул Покли в самое ухо мальчика, силясь перекрыть рёв труб и крики толпы.
  - Гудвина? - удивился Андрей. - Да они даже на людей не похожи!
  - А Гудвин и не был похож на человека, - ответил По. - И вообще неизвестно, на кого он был похож. Известно только, что он принимал самые разные обличья, вот только какие - сейчас уже никто не помнит...
  Андрею хотелось сказать, что на картинках в книжке об Изумрудном городе, которую он читал, Гудвин изображался невысоким полноватым человеком с большим чубом надо лбом.
  Но он и на этот раз промолчал. Тринти Арик не мог читать эту книгу.
  - Корзины прицепят к большим воздушным шарам и пустят в небо, - говорил Жевун. - Ни один праздник Отлёта Гудвина не обходится без запуска воздушных шаров с изображениями великого волшебника. Они полетят к Солнцу, к которому много лет назад отправился Гудвин.
  - Они не долетят до Солнца, - сказал Андрей.
  - Да, скорее всего, не долетят, - согласился Покли. - Но такова традиция...
  Его слова заглушила большая группа барабанщиков, шедших за последней корзиной. Солдаты пристроились за барабанщиками и вместе с ними достигли стены дворцового сада. Перекидной мост был опущен. Корзины одну за другой перенесли по нему в сад. Последними на мост ступили Андрей и Покли, окружённые солдатами.
  Как только прошёл последний солдат, перекидной мост с лязгом поднялся. Но народ не расходился. Большая толпа осталась стоять возле рва, приплясывая и выкрикивая: "Слава великому Грегруму!".
  Эти крики слышались и в саду, по которому шли Андрей с Покли. У входа во дворец их ждал Генерал. Он лично проводил их до дверей Тронного зала.
  - Ждите здесь, - сказал Генерал. - Я доложу о вас Величайшему и Ужаснейшему.
  И он скрылся за дверями. Солдаты, сопровождавшие Покли с Андреем, отошли к дальней стене и замерли.
  Время шло. Из зала никто не выходил. Мальчик в ожидании прохаживался вдоль высоких, закруглявшихся вверху окон, а потом присел на подоконник.
  
  
  Андрей пробует колдовать
  
  Из окна открывался вид на сад с фонтанами, деревьями и цветущими кустами. Сад был красив, но выглядел запущенным: фонтаны не работали, газоны и дорожки поросли сорняками.
  Посреди сада, на просторной лужайке, горело шесть больших костров. Они разогревали воздух в шести шарах, привязанных к столбам. Возле шаров суетились солдаты и дворцовые слуги. Туда же направлялись корзины с истуканами.
  Андрею стало интересно. Ему захотелось посмотреть, как корзины привяжут к шарам и пустят в небо.
  Покли воздушные шары, похоже, занимали меньше всего. Настороженно косясь на солдат, он придвинулся к Андрею.
  - Тринти, мы совершили страшное преступление, - зашептал он. - Грегрум превратит нас в тараканов или в червяков. Для него это просто.
  - Какое преступление?
  - Мы не привезли ему виноград!
  - А-а, это, - Андрей отмахнулся. - Подумаешь, важность. В другой раз привезём.
  - Говори тише, - Покли сделал вид, что смотрит в окно. - Открою тебе страшную тайну. Виноград был волшебным. Я получил его от Танугра, чтобы доставить Грегруму. Я каждые полгода доставляю в Изумрудный город корзину с волшебным виноградом. А сейчас не доставил. Поэтому Грегрум превратит нас в тараканов или в жаб.
  - И что же теперь делать?
  - Слушай сюда, - Покли наклонился к нему. - Виноград даёт волшебную силу. Отчего, ты думаешь, Грегрум стал волшебником? Оттого, что ест волшебный виноград. Он съедает по одной ягоде в день, и этого ему хватает, чтобы на три дня зарядиться волшебной силой. Это от одной ягоды! А что будет, если съесть зараз целую корзину ягод?
  Мальчик покосился на него. К словам Жевуна следовало отнестись со всей серьёзностью. Волшебство в этой стране - не пустой звук, вспомнить хотя бы говорящих животных и летающую книгу Виллины.
  - Ну, и что будет? - спросил он.
  - А то, что тот, кто съест целую корзину ягод, на целых три дня станет невероятно могущественным колдуном! Он сможет сотворить всё что угодно! Любые чудеса! Грегрум как волшебник - букашка по сравнению с ним!
  - Вы хотите сказать, что я теперь колдун?
  - Не просто колдун, а такой, который может в один миг стереть Грегрума в порошок. Тем более, ты учти, у Грегрума виноград закончился. Он не ел его уже два дня. Его сила иссякает. К концу третьего дня, то есть, уже сегодня, она иссякнет совсем. Но день ещё не прошёл, значит, какая-то сила в Грегруме ещё есть. Скорее всего, очень небольшая. Но её хватит, чтобы напоследок отомстить нам. Например, превратить нас в тараканов!
  - Я бы не хотел превратиться в таракана, - пробормотал Андрей.
  - Ты стал могущественным волшебником, - нашёптывал По. - В корзине было сто пятьдесят ягод, а то и больше, значит, ты в сто пятьдесят раз могущественней Грегрума. Ты не представляешь, что это такое - съесть сразу сто пятьдесят волшебных ягод! Это страшная сила, страшная! Ты должен немедленно пустить её в ход и превратить Грегрума в пыль, пока он не превратил в пыль нас с тобой. А заодно истребить Танугра, потому что он обязательно узнает о тебе. Ты настолько могуч, что можешь расправиться с Танугром прямо отсюда, из Изумрудного дворца. Послушай мой совет: немедленно пусти в ход волшебную силу и истреби Грегрума с Танугром, иначе нам обоим конец. С того самого момента, как я узнал про виноград, у меня поджилки трясутся от страха. Мне кажется, я уже превращаюсь в таракана...
  У Андрея перехватило дыхание. Если он действительно такой сильный волшебник, то он может прямо сейчас, не сходя с места, убить всех злых колдунов. А это значит, он уже сегодня вернётся домой!
  - Но я не знаю, как мне пустить в ход волшебную силу, - признался мальчик. - Вы не подскажете?
  Покли сдвинул набок свою голубую шляпу и почесал лысину. Бубенчики на шляпе звякнули.
  - Откровенно говоря, я тоже не знаю. Я никогда не обладал волшебной силой. Но я однажды видел, как Грегрум превращал человека в таракана. Он вот так делал: растопыривал пальцы и говорил страшным голосом: бамбара, чуфара, скорики, морики, хочу, чтобы... ну и так далее.
  Андрей растопырил пальцы, как показал Жевун.
  - Бамбара, чуфара... - начал он.
  - Стой, стой! - всполошился Покли. - Не так быстро! С волшебной силой надо обращаться с крайней осторожностью. Прежде всего, ты должен ясно представить себе, что ты хочешь сделать.
  - Грегрума в порошок хочу стереть. Заодно и Танугра. И ещё того, третьего, который в Фиолетовой стране...
  - Как бы не наломать дров, - Покли беспокойно огляделся. - Ты, для начала, сделай, чтобы вон та ваза сдвинулась с места, - он показал глазами на одну из больших фарфоровых ваз, стоявших у стены.
  Андрей снова растопырил пальцы.
  - Бамбара, чуфара, скорики, морики. Ваза, сдвинься с места на десять сантиметров!
  Ваза осталась на месте.
  Жевун молчал, задумчиво двигая челюстями.
  - Может, я неправильно произнёс волшебные слова? - предположил мальчик.
  - Ты правильно их произнёс, - ответил Жевун. - Эти слова говорят все волшебники в Волшебной стране, когда хотят сотворить какое-нибудь волшебство. Эти слова самые волшебные из всех волшебных слов. Волшебнее не бывает. Их говорил сам великий Гуррикап, когда создавал Волшебную страну!
  - Почему же они сейчас не работают?
  - Это и для меня загадка. Вообще-то, их действие зависит от силы волшебника. С их помощью Гуррикап воздвигал горы и создавал пустыни. С их помощью и Стелла с Виллиной могут кое-что создать, правда, не такое великое, потому что они не такие сильные, как Гуррикап. Мелкие волшебники тоже их говорят и создают совсем невеликое. Эти слова даже простые люди говорят, когда хотят, чтобы исполнилось какое-то желание. Но это должно быть очень сильное желание. Если его загадать, и сказать волшебные слова, то оно может исполниться. Я слышал много историй, как простые Жевуны загадывали желание и говорили волшебные слова, и желание исполнялось.
  - А у меня не исполняется, - сказал Андрей.
  Жевун пожал плечами.
  - Попробуй произнести другие волшебные слова: пикапу, трикапу, лорики, ёрики.
  - Пикапу, трикапу, лорики, ёрики, - повторил мальчик, и прибавил: - Ваза, сдвинься на десять сантиметров!
  Ваза не двигалась.
  - Я ещё такие волшебные слова знаю, - вспомнил Покли: - ботало, мотало, турабо, фурабо.
  Андрей повторил:
  - Ботало, мотало, турабо, фурабо. Ваза, сдвинься!
  Опять никакого толку.
  - А сам-то ты никаких волшебных слов не знаешь? - спросил Жевун
  Мальчик помолчал, потом сказал:
  - А вот волшебные слова: камбала, вамбала, севрюга, ворюга! Я их сам только что придумал.
  - Молодец, - одобрил Покли. - Скажи их, вдруг подействуют.
  Мальчик скрючил пальцы, сдвинул брови и произнёс все волшебные слова, в том числе "севрюгу" с "ворюгой".
  - Ваза, сдвинься же ты, наконец!
  Ваза не двигалась.
  - Ладно, на один сантиметр сдвинься, бамбара, чуфара, скорики, морики!
  Ваза стояла на месте.
  - Но ведь "бамбара" и "чуфара" - точно волшебные слова, - разочарованно пробормотал Андрей. - Их сама Виллина говорила...
  Он сказал это и прикусил язык. Зря, наверно, он проболтался про Виллину!
  - Ты знаком с феей Виллиной? - живо переспросил Покли. - Вот это новость! Я с самого начала чувствовал, что ты не обычный парень, Тринти. Есть в тебе что-то такое, что отличает тебя от остальных. Что она тебе сказала?
  - В её волшебной книге написано, что я могу уничтожить четырёх злых колдунов и освободить три страны и один город, - признался Андрей. - Поэтому она вызвала меня из дома. А мой дом не здесь, он во Внешнем Мире.
  - В Канзасе?
  - Нет, в Москве.
  - Ни разу не слышал про такое место. Это, наверное, там же, где Канзас?
  - Почти.
  - Теперь я ни минуты не сомневаюсь, что всё происшедшее с тобой было не зря, - прошептал Жевун. - И волшебный виноград ты съел не случайно.
  - Клянусь вам, совершенно случайно! Я не знал, что он волшебный! Просто очень голодный был!
  Покли не ответил. На его круглом лице отражались попеременно страх, изумление и глубокая задумчивость. Иногда он хотел что-то сказать, но тут же зажимал себе рот рукой.
  - Случайностей в таком серьёзном деле, как волшебство, не бывает, - сказал он, наконец. - Ты волшебник, Тринти, великий волшебник. Но почему-то не можешь пользоваться своей волшебной силой.
  - Не могу, - вздохнул мальчик. - Иначе я бы прямо сейчас её использовал. От Грегрума клочки бы полетели по закоулочкам!
  - А это означает, - продолжал Покли с убитым видом, - что Грегрум превратит нас в тараканов. А если Грегрум не превратит, то Танугр уж точно превратит.
  - Как я мог забыть! - Андрей хлопнул себя по лбу. - Рисунок! Он появился от прикосновения волшебной палочки Виллины! - Мальчик засучил рукав. - Она сказала, что из-за него на меня не будет действовать волшебство!
  Покли уставился на изображение.
  - Ну, если так сказала Виллина, то тогда понятно, почему ты не можешь колдовать. Ты можешь хоть гору волшебного винограда съесть, а волшебником не станешь.
  - Не стану, - подтвердил Андрей. - Зато и в таракана не превращусь. Я это только сейчас сообразил, когда вспомнил про Жёлтую Розу.
  За окном начали привязывать корзины к воздушным шарам. Шары рвались в небо и качались, удерживаемые прочными верёвками.
  - Я так понимаю, сейчас мы встретимся с Грегрумом, - сказал мальчик очень тихо. - Это самый удобный момент, чтобы с ним разделаться. Он меня не заколдует, не бойтесь. Хорошо бы заколоть его чем-нибудь. Вы не знаете, где тут можно раздобыть меч, или шпагу?
  Жевун побледнел до синевы. Бубенчики на его шляпе мелко зазвенели, и он, чтобы не привлекать внимание солдат, снял её с себя и положил на подоконник.
  - Ты сам не понимаешь, о чём говоришь. Колдуна невозможно убить мечом. Его вообще невозможно убить.
  - Почему - невозможно? Гингему же с Бастиндой убили, а тоже были сильные колдуньи, не слабее Грегрума!
  - Ужас, кошмар, - причитал Покли. - Он превратит меня в таракана...
  - Не успеет, - Андрей оглянулся на солдат. - Попросите у них топорик, на время.
  - Алебарду? Зачем?
  - Чтоб колдуна зарубить. Только никому не говорите.
  - Колдуна ты не зарубишь, а я превращусь в таракана.
  - Зарублю, на мне Жёлтая Роза Виллины!
  У Жевуна стучали зубы.
  - О ужас, я превращусь в таракана...
  Из дверей Тронного зала вышел Генерал.
  - Господин По, следуйте за мной, - сказал он важно. - А вам, - он посмотрел на Андрея, - велено ещё немного подождать.
  - Только не проболтайся Грегруму, что я раскрыл тебе тайну волшебного винограда, - прошептал Жевун, нахлобучивая шляпу. - Тогда мне конец.
  - Не бойтесь, не выдам, - пообещал мальчик.
  Покли и Генерал скрылись за дверями.
  Андрей остался у окна. Слова Жевуна о том, что колдуна невозможно убить, заставили его крепко задуматься. Покушение на Грегрума уже не казалось ему таким простым. Грегрум обладает волшебством, но не оно представляло опасность, а солдаты, готовые по первому приказу правителя наброситься на кого угодно. Подраться с Грегрумом один на один ещё куда ни шло, а вот с десятком солдат ему не справиться...
  
  
  Разговор в секретной комнате
  
  Пока Андрей с Покли шептались у окна, Грегрум наблюдал за ними сквозь незаметную щель в стене.
  За стеной были секретные комнаты, устроенные ещё самим Гудвином в ту пору, когда он разыгрывал из себя волшебника и скрывался от городских жителей под разными масками. Щель была проделана Гудвином, чтобы подсматривать за посетителями, приходившими к нему на приём. Сейчас ею воспользовался Грегрум.
  Разглядывая Андрея, он пытался понять, догадывается ли этот простоватый на вид парень о своей огромной волшебной силе. Ему, Грегруму, хватало всего одной виноградины, чтобы держать в повиновении большой город со всеми его жителями. А парень съел целую корзину винограда! Его могущество должно быть поистине колоссальным!
  В самом Грегруме волшебная сила уменьшалась, это видно было даже по его внешности. В сравнении со вчерашним днём он стал ниже ростом, а лицом ещё больше похож на крысу.
  Ещё вчера он пустил бы в ход волшебство, чтобы услышать разговор Покли с парнем. Волшебство тут требовалось совсем пустяковое, но сейчас у него даже на такой пустяк не было силы...
  Утром, желая проверить свои колдовские способности, он придрался к одному из дворцовых слуг и попробовал превратить его в лягушку. Колдун весь вспотел, повторяя на разные лады волшебные слова, но его усилия привели лишь к тому, что слуга немного позеленел лицом. В лягушку он так и не превратился. Грегрум был в отчаянии. Он перестал быть волшебником! Скоро, очень скоро исчезнут чары, наложенные им на городских жителей. Люди расколдуются и станут такими, какими были до его появления в Изумрудном городе. Людьми станут и те, кого он превратил в тараканов, жаб и червяков. А его усатое воинство во главе с Генералом превратится обратно в тараканов. Тут было отчего прийти в отчаяние!
  Генерал провёл Жевуна в секретную комнату и сразу вышел.
  Колдун подскочил к Покли:
  - О чём ты с ним говорил?
  - По твоему приказу я пытался выведать у него, знает ли он о своей волшебной силе, - ответил Покли, кланяясь.
  Он дрожал, и на его шляпе мелко звенели бубенчики. Жевун сорвал её с головы и положил на пол.
  - И что? - поторопил его Грегрум. - Он знает?
  - Думаю, что нет. Я уж и так, и этак выведывал у него, вопросы наводящие задавал. Он ничего толком не сказать не может.
  - У него остались виноградины? Хотя бы одна?
  - Нет, правитель. Он слопал всё.
  Колдун подозрительно прищурил глаз.
  - А ты, случаем, не разболтал ему тайну винограда?
  - Что ты, что ты, как можно!
  - Если разболтал, то не миновать тебе стать тараканом.
  Покли согнулся в три погибели.
  - Я твой самый преданный слуга, о Величайший и Ужаснейший. Недаром Танугр именно меня направил к тебе. Преданнее меня ты не найдёшь никого в целом свете.
  - Так он может колдовать, или нет?
  - Не может. Он ни одного волшебного слова не знает.
  Грегрум взял Жевуна за грудки и притянул к себе.
  - Тогда почему он съел волшебный виноград?
  - Говорит, что был голоден... - забормотал По. - Простофиля, каких поискать... Он вообще ничего не знает... В Изумрудном городе ни разу не был. Спрашивал, что за праздник такой, день Отлёта Гудвина, зачем шары и кто полетит в корзинах... Одно слово - деревенщина...
  - Всё равно он опасен, - колдун оттолкнул от себя Покли и прошёлся в задумчивости. - От него надо избавиться любыми способами. Колдовством тут не помочь. Силы в нём во много раз больше, чем во мне, а значит, я и пальцем не могу его тронуть...
  Он умолк, задумавшись. Помалкивал и Покли, угодливо глядя на него.
  - Я не могу приказать его схватить, - продолжал Грегрум. - Как только солдаты схватят его, они тут же будут превращены в пыль, и произойдёт это помимо воли самого Тринти! Поэтому действовать надо хитростью... Но как? Впрочем, есть одна идея... - Грегрум остановился. - Ты говоришь, в Изумрудном городе он впервые?
  - Впервые, повелитель.
  - И о празднике Отлёта Гудвина не знает?
  - Ничего не знает. Воздушные шары первый раз увидел. Да и где ему их видеть, из глухой деревни приехал.
  - Хорошо, - сказал колдун. - Я сейчас вызову его в Тронный зал и поговорю с ним. Ты в разговор не встревай. Можешь иногда кивать головой.
  - Слушаюсь, повелитель.
  Грегрум ещё раз приложился глазом к щели. Парень спокойно сидел на подоконнике и смотрел, как над дворцовым садом покачиваются воздушные шары.
  Колдун усмехнулся.
  - Он и правда не производит впечатления особо умного.
  
  
  В Тронном зале
  
  Украшенные золотом и изумрудами двери Тронного зала снова раскрылись.
  - Пожалуйте, сударь, - объявил Генерал и посторонился, давая Андрею пройти.
  Мальчик, немного робея, вступил в просторный зал, стены и потолок которого были украшены множеством бриллиантов и изумрудов. На Изумрудном троне восседал Грегрум в зелёной мантии.
  Трон был слишком велик для худощавого низкорослого правителя. Ноги Грегрума в остроконечных туфлях не дотягивались до ступеньки у подножия. На этой ступеньке сидели двое. Андрей их сразу узнал, хотя до этого никогда не видел.
  Одним из сидевших было довольно странное создание, действительно, очень смахивавшее на огородное пугало. Конечно, это был не кто иной, как Страшила! На нём была зелёная курточка и широкополая зелёная шляпа. В руках он держал растрёпанную тетрадку и не сводил глаз с её страницы. Брови его были нахмурены, изо лба высовывались иголки и булавки, говорившие о том, что Страшила напряжённо думает. Его нарисованные губы шевелились, что-то шепча.
  Рядом с ним сидела очень красивая девочка с каштановыми волосами и в зелёном платье с оборками на старинный манер. Её красивое лицо казалось немного кукольным. При взгляде на неё Андрей вспомнил жителей Изумрудного города, которые тоже выглядели не совсем естественно, больше походя на кукол, чем на людей. Андрей понял, что это королева Мэри. Её большие васильковые глаза были устремлены на мальчика, но как будто не видели его.
  За спинкой трона Андрей заметил Покли По. Жевун был без шляпы, он поставил её на пол, чтобы бубенчики своим звоном не нарушали торжественной тишины, царившей в зале. Перехватив взгляд Андрея, он заговорщически подмигнул и поднёс палец к губам.
  Ноги Грегрума болтались между Страшилой и Мэри, иногда задевая их. Колдун упирался руками в подлокотники и смотрел на мальчика, улыбаясь во весь рот.
  - А-а, путник, впервые попавший в наш славный город! - воскликнул он. - Добро пожаловать, мы всегда рады гостям!
  - Слава Грегруму, Величайшему и Ужаснейшему, - вразнобой заговорили придворные, сидевшие в креслах вдоль стен.
  Андрей только сейчас как следует рассмотрел их. Все они были одинаково плотными, упитанными, тело у всех представляло собой один сплошной живот, на котором сидела большая круглая голова. Крики их походили на кваканье жаб на болоте. Впрочем, они и были жабами, только превращёнными в людей - точно так же, как усатые солдаты во главе с Генералом были превращёнными в людей тараканами. Не слишком доверяя настоящим людям, Грегрум предпочитал жить в окружении преданных ему превращённых животных и насекомых.
  - Величайшему и Ужаснейшему Грегруму слава, - квакали придворные. - Слава-слава-слава...
  Колдун взмахом руки заставил их умолкнуть.
  - Я слышал, ты прибыл издалека, - он спрыгнул с трона и, переваливаясь на коротких кривых ногах, пошёл навстречу Андрею. - У нас тут редко появляются гости. Жители других стран не ходят к нам, и совершенно напрасно. Нет города великолепнее, чем Изумрудный, и живут в нём самые лучшие люди на свете. Взгляни на моих придворных. Лучшие из лучших! Поистине сливки общества!
  Придворные опять заквакали, прославляя Грегрума. Но теперь внимание Андрея было обращено не на них, а на усачей с алебардами, стоявших позади трона. Ему пришла шальная мысль подскочить к одному из них, вырвать алебарду и накинуться на колдуна. Но до усачей было далековато. Они успеют схватить его прежде, чем он завладеет оружием.
  - Королева Мэри, правительница Изумрудного города, - Грегрум показал на девочку. - Поприветствуйте гостя, ваше величество.
  - Слава великому Грегруму, - произнесла королева нежным голоском.
  - Наш министр Страшила Мудрый. Он тоже очень рад знакомству с тобой.
  Страшила не отрывал глаз от страницы.
  - Девять минус три, - слышалось его бормотанье. - Пять умножить на два, и шесть в уме...
  Грегрум повернулся к Андрею.
  - Тринти... - заговорил он, льстиво улыбаясь. - Тебя ведь Тринти зовут?
  - Да, сударь, - кивнул Андрей.
  - Поскольку ты не житель Изумрудного города, ты должен быть голоден. Наши горожане не едят, потому что я решил, что употреблять пищу - это хлопотно. И вообще еда доставляет слишком много забот. Её ведь надо добыть, потом приготовить, потом выложить на тарелки, потом эти тарелки вымыть. Всё это ужасные заботы, ужасные. А мои подданные должны жить без всяких забот.
  - Слава Грегруму, ужасно заботливому, ужасно, ужасно, - заквакали придворные.
  Колдун снова велел им умолкнуть.
  - Специально для тебя я приказал приготовить кое-что настоящее, - сказал он и хлопнул в ладоши.
  В зал вошёл повар в белом фартуке и белом колпаке. В руках он держал поднос со свежеиспечёнными пирожками.
  - Когда-то такие пирожки были любимой едой горожан, - объяснил Грегрум. - Но это было до меня. Теперь горожане ничего не едят, и прекрасно себя чувствуют.
  Повар согнулся в угодливом поклоне и приблизился к Андрею, протягивая поднос. От пирожков пахло так вкусно, что удержаться не было никакой возможности. Изрядно проголодавшийся мальчик взял с подноса пирожок и откусил сразу половину.
  Пирожок с капустой, действительно, был великолепен. Андрей начал есть один пирожок за другим. Придворные следили за ним, затаив дыхание.
  Поглощая очередной пирожок, он подошёл к Страшиле и заглянул в тетрадку. Там крупным корявым почерком было написано: двенадцать плюс восемь.
  Шепча, Страшила складывал эти цифры по всякому, отчего вся страница была исписана. Огрызком карандаша он зачёркивал одни цифры и вписывал другие.
  - Двенадцать плюс восемь? - спросил Андрей в недоумении. - Вы складываете двенадцать и восемь?
  - Ах, не мешайте мне, - отмахнулся Страшила. - Это невероятно трудная задачка, я решаю её уже седьмой день.
  - Двенадцать плюс восемь будет двадцать! - воскликнул Андрей, взяв с подноса последний пирожок.
  Рука с карандашом замерла в воздухе.
  - Двадцать? Вы уверены?
  - Абсолютно!
  - А вот мы сейчас проверим. Из двадцати вычтем четыре, и ещё три, и единицу...
  - Нечего тут проверять! - закричал Грегрум. - Если наш уважаемый гость говорит "двадцать", значит - "двадцать"! Тринти - воплощённый ум! Я понял это, как только увидел его, а моя проницательность и прозорливость известны всем!
  - Слава Грегруму, проницательному и прозорливому, - грянули вразнобой придворные.
  Повар по знаку Грегрума кинулся прочь из зала. У самой двери он споткнулся. Поднос с громким звоном полетел на пол. Повар трясущимися руками подобрал его и скрылся за дверью.
  Страшила оторвался от тетрадки.
  - Слава великому Грегруму, - прошептал он хрипло, словно его горло было забито соломой.
  - Слава великому Грегруму, - откликнулась Мэри.
  - Великому Грегруму, трижды проницательному и трижды прозорливому, слава! Наипрозорливейшему и наипроницательнейшему Грегруму слава...
  Придворные сбивались, выкрикивая такие длинные и мудрёные слова, начинали выкрикивать их снова, и снова сбивались. Получалось не славословие, а какое-то невнятное бухтение.
  Грегрум махнул рукой, и они разом умолкли.
  - Тринти, за твой ум назначаю тебя на самую высокую должность во дворце - на должность Главного Подглядывателя во все щели и замочные скважины, - он снова хлопнул в ладоши. - Эй, портные, сюда!
  В зал вбежали три молодых человека в зелёных курточках и зелёных колпачках.
  - Обмерьте его, - распорядился правитель, - и чтобы к вечеру был готов наряд - самый роскошный, какой только можно сшить! Костюм Главного Подглядывателя должен быть весь усыпан драгоценными камнями!
  - Будет исполнено, повелитель.
  "А ты у меня спросил, хочу я быть твоим подглядывателем, или нет", - думал Андрей, пока портные снимали с него мерку.
  Быстро сделав своё дело, они, как только что повар, опрометью выбежали из зала.
  - Теперь нам пора отправляться на праздничную церемонию, - сказал Грегрум. - В ней, по традиции, должны принять участие самые важные люди Изумрудного города. А есть ли важнее нас с тобой, мой Главный Подглядыватель? Впрочем, есть, - он мельком оглянулся на Страшилу и Мэри. - Они тоже важные. Но не важнее нас, - Грегрум подмигнул мальчику и засмеялся. - Идём, Тринти. Сейчас нас увидит весь город!
  И он зашагал к выходу, важно вздёрнув подбородок и выпятив живот.
  
  
  Шары поднимаются в воздух
  
  Процессия во главе с Грегрумом вышла из дворца и направилась к помосту с шарами. Ко всем шарам уже были привязаны корзины с причудливыми изображениями Гудвина.
  Идя за Грегрумом, мальчик оглядывался в поисках Покли, но того нигде не было. За Андреем шли Страшила и Мэри, далее нестройной толпой брели придворные. Толстяки толкались, пыхтели, спотыкались, некоторые падали и долго не могли встать. Усачи с алебардами шествовали справа и слева.
  Колдун остановился у лестницы, ведущей на помост, подозвал распорядителя церемонии и велел освободить ближайшую корзину. Это была корзина с чучелом, похожим на большую сардельку с пятью руками. С Гудвином-сарделькой обошлись без всякой почтительности: его просто выдернули из корзины и скинули с помоста.
  Пока освобождали корзину, придворные расселись перед помостом, а Грегрум и Генерал отошли в сторону и о чём-то зашептались, поглядывая на Андрея.
  "Попрошу у Генерала, чтоб дал посмотреть саблю, - думал мальчик. - Отказать он не должен, потому что я вроде как приятель Грегрума. Как только возьму саблю, сразу тресну этого носатого колдуна по голове. Упадёт и не прочухается..."
  Когда он подошёл, оба замолчали.
  - Сабля у вас красивая, - сказал Андрей Генералу. - Можно посмотреть?
  - Не сейчас! - Грегрум замахал руками. - Потом, потом! Началась церемония, народ ждёт! Видишь, сколько его собралось?
  И он показал на городские крыши, облепленные жителями. Помимо крыш, люди тесными толпами стояли на балконах, высовывались из окон, висели на фонарных столбах. Крики и здравицы в честь Грегрума сливались с грохотом барабанов и рёвом труб, создавая невообразимый шум.
  Грегрум с величественным видом взошёл на помост. Огляделся. Поднял руку, призывая к тишине. Народ понемногу успокоился.
  - Друзья мои, мои верные подданные, - громким торжественным голосом заговорил колдун. - В этот день много лет назад нас покинул первый правитель Изумрудного города - Гудвин, Великий и Ужасный. В память об этом событии мы каждый год отправляем в небо воздушные шары с его изображениями! Но сегодня будет нечто особенное, неслыханное и невиданное! На одном из шаров я лично поднимусь в небо! Меня будут сопровождать королева Мэри, Страшила и мой Главный Подглядыватель Тринти! Мы полетим к волшебнику Солнце, встретим у него Гудвина, наберёмся от него мудрости и вернёмся обратно!
  Народ снова закричал. Усачи грянули: "Слава великому Грегруму!" Придворные заквакали.
  Грегрум по приставной лестнице залез в корзину. Два солдата помогли залезть в неё Мэри и Страшиле.
  - Сюда, мой славный Тринти, - позвал колдун, приторно улыбаясь. - Мы полетаем немного над Изумрудным городом и плавно опустимся в полях. Это будет чудесный полёт. А потом нас ждёт большой пир с множеством вкуснейших угощений!
  Генерал почтительно поклонился мальчику, показывая обеими руками на приставную лестницу.
  "Поднимемся повыше, сразу схвачу колдуна и сброшу вниз, - думал Андрей. - И ничего он мне не сделает со своим колдовством. Всё просто. Минута - и готово дело! Одним колдуном меньше!"
  Он даже засмеялся, представив, с какой лёгкостью он хватает коротышку Грегрума и вышвыривает из корзины. Правда, его немного смущал сам полёт, он ведь никогда не летал на воздушных шарах. Но всё должно пройти нормально. Воздух в шаре постепенно остынет, и шар плавно опустится.
  Он отмахнулся от солдат, которые пытались его подсадить.
  - Не надо, сам залезу! И полечу, не испугаюсь! - Андрей быстро взобрался по приставной лестнице.
  - Я знал, что ты храбрый молодой человек, - сказал Грегрум. - Сейчас мы на глазах у тысяч людей воспарим в небо и окажемся выше всех, как и надлежит правителям!
  - Слава великому Грегруму! - закричали солдаты.
  - Слава-слава-слава, - заквакали придворные.
  Солдаты убрали лестницу.
  - Генерал, рубите канат, - скомандовал Грегрум.
  В эту минуту в толпе слуг и солдат, окружавших помост, возникло движение. К помосту проталкивался Покли, держа в руке что-то зелёное, искрящееся на солнце.
  - Корону забыли! Корону королевы Мэри! - голосил он.
  - Генерал, погодите рубить, - сказал Грегрум. - Мы действительно забыли корону. Как же королеве без короны? Давай, Покли, давай быстрее её сюда! Ты получишь награду за эту услугу!
  - Рад быть полезен!
  Покли, отдуваясь, подбежал к корзине и протянул корону. Генерал замер с занесённой саблей.
  Грегрум перегнулся через борт, чтобы принять у Жевуна символ королевской власти. И тут Генерал что есть силы ударил саблей по канату. Корзина устремилась вверх, но Грегрума в ней не было: вместо того, чтобы передать корону, Жевун схватил его за руку и дёрнул на себя. Колдун вывалился из корзины и рухнул на помост.
  Шары один за другим взмыли в небо. Ревели, потрясая алебардами, солдаты, квакали придворные, завывали трубы и грохотали барабаны. Народ на улицах кричал, размахивал руками и подбрасывал шляпы.
  Андрей опешил.
  - Господин правитель! Как же так? Мы летим, а вы остались внизу!
  - Ах, какая досада, - донёсся ответ Грегрума. - Этот болван поторопился разрубить канат...
  Шар поднимался. Помост, толпа придворных и дворец удалялись, и шире распахивалась панорама города. Невдалеке поднимались шары с чучелами в корзинах. Корзины покачивались на лёгком ветерке.
  Изумрудный город постепенно отплывал вбок. Внизу потянулись поля и рощи. Не зная, как быть, мальчик обернулся к спутникам. Мэри сидела на корточках в уголке корзины и остановившимся взглядом смотрела перед собой. Страшила уткнулся в тетрадку, бормоча: "Четыре на четыре, шесть долой, один в уме..." Из его головы высовывались иголки и булавки. Соломенного человека, похоже, ничто не интересовало, кроме арифметических задачек.
  
  
  У Грегрума пропадает волшебная сила
  
  Провожая глазами улетающие шары, колдун потирал руки от удовольствия.
  - Здорово мы его облапошили! Покли, ты хорошо исполнил свою роль, тебя ждёт награда!
  Покли кланялся:
  - Я твой преданный слуга, повелитель.
  - Каким же нужно быть болваном, чтобы иметь волшебную силу и не начать колдовать! - смеялся Грегрум. - С такой силищей парень должен был начать колдовать, даже не зная, как это делается! Но он оказался тупицей, каких мало! Мне крупно повезло с ним, а иначе я бы тут не стоял.
  - И заметь, повелитель, я ни слова не сказал ему о волшебных свойствах винограда, - напомнил Покли. - Я храню тайны, как никто другой.
  - Будем надеяться, что шар улетит за Кругосветные Горы и пропадёт в Звёздной Бездне, - сказал колдун. - Оттуда, как известно, возврата нет.
  - Нет, нет, возврата нет, - поддакнул Жевун.
  Улетающие шары маячили в синеве едва заметными пятнами.
  Грегрум повернулся к распорядителю церемонии:
  - Давай сигнал к окончанию праздника. Пусть расходятся по домам. Надоели уже со своими криками.
  На стену дворцового сада вышли трубачи. При первых звуках труб в городе сразу всё смолкло. Народ разбежался в считанные минуты. Улицы и площади опустели.
  Грегрум спустился с помоста и направился во дворец. За ним нестройной толпой двинулись солдаты и придворные.
  Во дворце Грегрум остановился возле маленькой неприметной двери. Поманил Покли пальцем.
  - В городе скоро произойдут перемены, - сказал он сумрачным голосом. - Люди выйдут из повиновения и захотят жить по-своему. Обо мне, своём государе, они даже не вспомнят. И всё это из-за Тринти, съевшего мой виноград!
  - Чтоб он пропал в Звёздной Бездне, - сказал Жевун.
  - Мне придётся удалиться от дел, - продолжал Грегрум, - но знай, что это только на время. Я вернусь и снова стану править. А ты станешь моим министром, если докажешь свою преданность.
  - Что я должен сделать? Приказывай.
  - Жди меня в таверне Крока Солуона. Пока не знаю, когда я появлюсь там и в каком обличье. Вряд ли в обличье человека, но я появлюсь, и мы с тобой незамедлительно отправимся к Танугру.
  - Понял, повелитель.
  - Ступай.
  Грегрум скрылся за дверцей, а Покли поспешил к выходу из дворца. Не зная расположения его помещений, он свернул не в тот коридор, и потом больше часа блуждал по галереям и залам.
  В одной из галерей он заметил Грегрума, бродившего в одиночестве. Покли удивился его виду. Всего за какой-то час Грегрум ещё больше похудел. Одежда на нём висела как на вешалке, он постоянно наступал на свой бархатный плащ, который стал непомерно велик для него.
  Колдун бродил по дворцу, наблюдая в бессильной злости, как рассеиваются напущенные им чары. Волшебной силы в нём больше не было, и сам он возвращался в облик крысы, которой был всегда.
  Подождав, пока он скроется за углом, Покли отправился дальше. Жевун шарахался в испуге от солдат и придворных, к которым возвращался их настоящий вид. Солдаты избавлялись от мундиров и вставали на четвереньки; толстяки-придворные вылезали из своих роскошных одежд и ползали на карачках, а некоторые даже пытались прыгать. Что-то человеческое в них ещё оставалось, но оно быстро исчезало. Повсюду на ступенях лестниц и в залах валялись куртки, сапоги, шлемы, алебарды, камзолы и панталоны.
  Найдя, наконец, выход, Покли отправился разыскивать своего пони. Тот беззаботно пощипывал травку в дворцовом саду. Жевун схватил его за гриву и повёл к тележке. Пони протестовал, не желая отрываться от вкусной еды, но, получив от хозяина оплеуху, сник и покорно дал себя запрячь.
  Мост через ров был перекинут. Понукая лошадку, Жевун выехал из сада и покатил по городской улице.
  В Изумрудном городе тоже творилось что-то странное. Жители, вместо того чтобы разбрестись по домам и погрузиться в своё обычное дремотное состояние, с удивлённым видом ходили по городу, словно не понимая, как они тут очутились. На их лицах появились признаки настоящей жизни, а не кукольной, которой они жили при Грегруме.
  Жевуна несколько раз окликали, спрашивали, что здесь происходит. Он не отзывался, лишь дёргал поводья, приказывая пони двигаться быстрее. Завернув за угол таверны, он слез с тележки и застучал в ворота. Ему открыл сам Солуон.
  - Приветствую вас, сударь, - сказал, кланяясь, Солуон.
  - И я рад видеть тебя в добром здоровье, - отозвался Покли.
  - Новым гостям мы всегда рады, особенно приезжающим из Голубой страны, - прибавил хозяин, разглядывая его наряд и шляпу с бубенчиками.
  Услышав про "нового гостя", Покли насторожился. Во время владычества Грегрума он много раз останавливался в этой гостинице, и Солуон его прекрасно знал. А тут вдруг заговорил так, будто впервые увидел!
  - Надолго ли вы к нам? - спросил Солуон.
  - Не думаю, что надолго.
  Перемены, происходившие в городе, явно затронули и обитателей таверны. Покли решил, что лучше молчать, а то ещё Солуон начнёт задавать вопросы, отвечать на которые ему было не совсем удобно.
  - У нас тут прямо чудеса творятся, - рассказывал хозяин, беря пони под уздцы и ведя его во двор. - Я вздремнул только самую малость, а как проснулся - кругом грязь, пыль, паутина, вещи разбросаны, постояльцев нет, в подвале лужа. Откуда только она натекла? И у соседей то же самое! А вы ничего не заметили?
  - Нет, ничего, - соврал Покли. - Я слишком редко бываю в Изумрудном городе, чтобы замечать перемены.
  Навстречу им Карина выметала большую груду мусора.
  - Это что ж такое делается, - ворчала она, работая метлой. - Как будто сто лет никто не убирался, честное слово! Не иначе чьё-то колдовство!
  - Ничего, королева Мэри и её мудрый министр Страшила нам всё объяснят, - сказал Солуон.
  Жевун украдкой ухмыльнулся. Он-то знал, что королева Мэри и Страшила летят на воздушном шаре и в ближайшее время вряд ли что-нибудь смогут объяснить.
  
  
  Великое Пробуждение
  
  Без малого четыре года назад Грегрум вошёл в Изумрудный город как неизвестный путник, и почти тут же все его жители погрузились в колдовской сон. Теперь, когда они начали пробуждаться, никто не знал, кто такой Грегрум и что здесь творилось все эти годы, и почему город выглядит таким запущенным и грязным.
  Особенно поражал мрачный вид Изумрудного дворца. Люди привыкли к тому, что драгоценные камни на его башнях ослепительно сверкают, а сейчас, занесённые пылью, они были неотличимы от зелёной черепицы крыш. И внутри дворец выглядел не лучше. Во многих залах стояли лужи, мебель покрылась плесенью, бархат на стенах потускнел, паркет покоробился. Проникнув во дворец, горожане первым делом принялись искать своих правителей - королеву Мэри и Страшилу, но тех нигде не было, и никто не мог сказать, куда они делись, потому что никто ничего не помнил. Четыре года словно выпали из памяти жителей Изумрудного города.
  Во дворце повсюду слышались стуки и жалобные крики. Оказалось, что в запертых комнатах есть люди. Они стучали в двери и просили, чтобы их выпустили. Это вызвало ещё большее удивление, ведь в Изумрудном дворце никогда никого не запирали. Замки на дверях были немедленно взломаны, и из комнат вышли придворные, горничные, музыканты, повара, плотники и немало других людей, служивших во дворце при Страшиле и Мэри. Это те, кого превратил в тараканов, червяков и лягушек подозрительный и жестокий колдун. Вместо них он создал себе новых слуг из настоящих тараканов и лягушек. Теперь, когда рассеялись чары, слуги колдуна опять стали тараканами и лягушками, а его узники, превращённые в тараканов и лягушек, опять стали людьми.
  Почти сразу после пробуждения горожане почувствовали страшный голод, как будто не ели много дней. Еду они нашли там, где она всегда хранилась - в лавках и на складах. Продукты лежали нетронутые, но были испорченными, заплесневевшими, чёрствыми как камень. Употреблять в пищу их было совершенно невозможно. Тогда многие жители вышли за городские стены и разошлись по окрестным сёлам и фермам, чтобы попросить какой-нибудь еды. За пределы Изумрудного города колдовские чары не распространялись, поэтому на фермах жизнь продолжалась своим чередом. Конечно, жители Зелёной страны щедро поделились продуктами с оголодавшими горожанами.
  От них же горожане узнали, что целых четыре года из города никто не выходил, потому что в нём поселился злой волшебник по имени Грегрум и заколдовал его жителей. Что это за волшебник, откуда он взялся и куда пропал - никто не знал, даже птицы, которые о событиях в Волшебной стране узнавали гораздо быстрее людей.
  Поскольку чары рассеялись, люди решили, что колдун либо сбежал, либо погиб. И, стало быть, искать его нет смысла.
  Те же птицы принесли в город поразительную новость: ожило звериное войско, находившееся невдалеке от городских стен. Смелый Лев Четвёртый, потомок Смелого Льва Первого, друга и попутчика Элли, очнувшись, тут же распустил свою армию, которая испытывала сильный голод. Звери разбрелись по окрестным лесам в поисках пропитания, а Лев пришёл в Изумрудный город. Здесь ему сообщили о том, что он сам и всё его войско много месяцев стояли в поле каменными истуканами. Лев был поражён. Он совершенно не помнил, как превратился в камень. Все эти месяцы словно были вычеркнуты из его жизни.
  Он тут же принял самое деятельное участие в поисках королевы и Страшилы. Исследуя дворец, Лев тщательно обнюхивал валявшиеся на лестницах и в коридорах солдатские мундиры. Они ему очень не нравились. Лев ворчал, что от них несёт тараканами. Не нравились ему и брошенные костюмы придворных. Лев говорил, что от них воняет болотом и лягушками.
  Во дворце, по соседству с Тронным залом, имелись потайные комнаты, в которых некогда жил Гудвин. Запах в них Льву тоже не понравился.
  - Наверное, при Грегруме здесь обитало целое полчище крыс, - ворчал он.
  Птицы сообщили ещё одну важную новость: из города вылетели воздушные шары с привязанными к ним корзинами. В корзинах сидели непонятные существа, но в одной они заметили Страшилу, королеву Мэри и какого-то неизвестного молодого человека. Большинство горожан сразу решило, что молодой человек - это Грегрум, и что он взял королеву и её министра в плен.
  Шар с Мэри и Страшилой летел на восток, к Фиолетовой стране. Искать улетевших правителей отправились два десятка самых храбрых жителей города. Возглавлял их Смелый Лев. Отряд двинулся в направлении, которое указали птицы.
  
  
  Бегство Грегрума
  
  Искатели вернулись через две недели. Смелого Льва с ними не было. Они рассказали, что зашли в глухие безлюдные места и долго блуждали по лесам и пустошам, пока не очутились на обширном поле, усеянном каменными изваяниями Летучих Обезьян. Ясно было, что Обезьян обратила в камень чья-то злая воля. Путники обратились к птицам, и те сообщили им, что здесь начинается Фиолетовая страна, которой правит злой колдун Кракер, и что дальше идти опасно. Люди решили повернуть назад. Лев уговаривал их идти дальше, обещая им свою защиту. Но те вздыхали, мялись и говорили, что надо возвращаться. Тогда Лев объявил, что пойдёт один. Он вызовет Кракера на бой, убьёт его и освободит королеву Мэри и Страшилу, а заодно и Мигунов с их правителем - Железным Дровосеком. Его намерение казалось горожанам безрассудным. Они пытались его отговорить, но, видя, что он настроен решительно, пожелали ему удачи и поскорее покинули пределы Фиолетовой страны.
  В Изумрудном городе их печальный рассказ вызвал всеобщее уныние. Никто не верил, что Смелый Лев одолеет могущественного Кракера. Однако долго предаваться унынию было не в характере горожан. С новыми силами они взялись за работу. Люди выметали мусор, чистили тротуары, мыли окна, полировали изумруды, которые изрядно потускнели за годы правления Грегрума, и очень скоро город опять засверкал, причём так ярко, что некоторые горожане вспомнили о зелёных очках. Начались разговоры о том, что хорошо бы вернуть установленное Гудвином правило, по которому очки должны носить все жители Изумрудного города и приезжие. Однако эта идея нравилась не всем. Многие считали, что без очков лучше. В конце концов, решено было дождаться возвращения правителей и передать вопрос об очках на их рассмотрение.
  Из укромных углов и нор изгонялись пауки, тараканы и мыши. Мышей при Грегруме расплодилось особенно много. По ночам, при свете звёзд, можно было видеть целые мышиные стаи, уходившие из города. Они перебирались через городскую стену и исчезали в полях.
  Последними покинули город крысы. Они тоже уходили ночью. Двигались вереницами, пугая припозднившихся прохожих. Крупная зубастая крыса, вышедшая из Изумрудного дворца одной из последних, сначала шла со стаей, а потом отбилась от неё и побежала прямиком к таверне Крока Солуона. Прошмыгнув по улице, она запрыгнула на подоконник таверны, юркнула в раскрытое окно и шлёпнулась на пол.
  В этот поздний час посетителей на первом этаже не было, одни только Вифилла и Карина подметали и убирали посуду. Увидев зубастую гостью, служанки завизжали от страха и залезли на стол. На шум прибежал Солуон, но крысы и след простыл.
  Крики разбудили Покли По, который спал в комнате на втором этаже. Он в беспокойстве встал с кровати, зажёг свечу и подошёл к двери. Раскрыл её, прислушался. В таверне снова воцарилась тишина. Покли хотел уже вернуться в кровать, как вдруг что-то тёмное юркнуло у него под ногами. Перепуганный Жевун едва не выронил свечу. Оглянувшись, он увидел крысу. Она вскочила на стул, со стула перепрыгнула на стол.
  Покли хотел было выбежать из комнаты, как вдруг крыса выплюнула из пасти зелёный сверкающий камень, который покатился по столу и остановился у самого края.
  - Покли, это я, Грегрум, Величайший и Ужаснейший, - услышал он пискливый голос серой гостьи.
  Жевун стоял не дыша, не зная, верить ли ему крысе, или выбежать вон.
  - Это я, только в облике крысы, - говорил Грегрум. - Я принял этот облик, чтобы меня не узнали.
  Покли нетвёрдой походкой подошёл к столу.
  - Я сказал, что явлюсь к тебе, и явился, - продолжал бывший правитель. - Прекрати дрожать и слушай.
  Покли поставил подсвечник на стол и присел на краешек стула.
  - Этот изумруд, - Грегрум показал лапой на камень, - я захватил из дворцовой сокровищницы. Можешь взять его себе. Это плата за то, что ты отвезёшь меня к Танугру. Он даст мне волшебного винограда, и я вернусь в Изумрудный город ещё более могущественным колдуном, чем был раньше!
  Покли торопливо сгрёб камень со стола.
  - На меня можешь положиться, - прошептал он и оглянулся на дверь. - Я твой преданный слуга.
  - Скоро в Волшебной стране произойдут большие перемены, - сказал Грегрум ещё тише. - Мы с Кракером и Танугром ждём прихода нашего великого хозяина. Он придёт очень скоро, и всё покорится ему. Он уничтожит Стеллу с Виллиной, уничтожит мелких волшебников, уничтожит людей, оставив только самых преданных.
  - Пусть меня оставит, - прохрипел Покли, едва дыша. - Я буду предан ему, как был предан тебе и Танугру!
  - Волшебная страна станет серой. В ней будет всё серое, даже солнце и небо. Время остановится, замрёт жизнь, воцарятся вечный холод и безмолвие, в котором останутся только слуги великого хозяина и некоторые особо приближённые люди.
  У Жевуна зуб на зуб не попадал от страха.
  - Я сделаю всё, что скажешь, только бы меня оставили в живых, - с усилием проговорил он.
  - Отправимся завтра на рассвете, - сказала крыса и прыгнула на кровать.
  Видя, что она не собирается уходить оттуда, Жевун устроился на подстилке у двери.
  Утром он встал пораньше, нашёл во дворе таверны подходящую корзину, выстлал её дно сеном и со всей почтительностью пересадил в неё Величайшего и Ужаснейшего.
  Корзину он спрятал в тележке среди мешков, и сразу тронулся в путь. Предрассветные улицы Изумрудного города были тихими и пустынными. Из людей Жевуну встретились только два стражника у городских ворот, да и те спали. Это были уже не темнолицые усачи, превращённые Грегрумом из тараканов в людей, а настоящие люди в касках и в зелёных военных камзолах. Будить их По не стал, сам открыл ворота, выехал из города и покатил по дороге, вымощенной жёлтым кирпичом.
  На ферму Ната Сефера он прибыл к вечеру. Тинкель встретил его с низкими поклонами, извинениями и покорными просьбами снова принять на службу. Сначала Покли воротил от него нос, а потом с брезгливой гримасой снизошёл к его просьбе. Работник был нужен: путь в Голубую страну предстоял неблизкий.
  - Ещё раз выпьешь чего ни попадя - выгоню, - пообещал он.
  - Что ты, хозяин, я этой настойки, чтоб она пропала, в рот не возьму, - клялся Тинкель.
  За ужином хозяева расспрашивали Жевуна о Тринти и о том, что делается сейчас в Изумрудном городе. Сообразив, что новости до них ещё не дошли, Покли не стал говорить ни о бегстве Грегрума, ни о Великом Пробуждении. О Тринти же сказал, что на празднике Отлёта Гудвина они потеряли друг друга в толпе, и дальнейшая судьба парня ему неизвестна.
  - Ничего, Тринти не такой простак, каким кажется, не пропадёт, - сказала фермерша.
  - Я тоже так думаю, - кивал с набитым ртом Жевун.
  Когда утром он усаживался в тележку, Тинкель доложил с радостной улыбкой:
  - Хозяин, тут к нам в корзину крыса залезла. Злющая такая, чуть палец мне не откусила. Насилу я её вытряхнул оттуда.
  - Ты её вытряхнул?
  На лице Покли был написан такой испуг, что Тинкель встревожился.
  - Ну да, вытряхнул, а что? - пробормотал он. - Она ведь прогрызёт в корзине дыру. Для вас это убыток.
  Жевун резво спрыгнул с тележки.
  - Где она? Куда ты её вытряхнул?
  - Я здесь! - раздался писк в бурьяне у забора.
  Покли схватил корзину и поспешил туда.
  - Прости моего работника, величайший, - говорил он шёпотом, помогая крысе перебраться в корзину. - Недотёпа не знал, с кем имеет дело, да и откуда ему знать.
  Тинкель с разинутым ртом смотрел, как почтительно хозяин укладывает крысу в корзину и как торжественно возвращается с ней к тележке. Осмелев, он подошёл и ещё раз взглянул на удивительную крысу.
  - Только сунься ко мне, сразу останешься без пальца! - пропищал Грегрум.
  Опешивший работник вскочил на облучок и схватил вожжи. Пони тронулся. Сефер с женой стояли на крыльце махали руками, пока тележка не скрылась вдали.
  
  
  
  Часть вторая. Тайна Аметистового трона
  
  
  Пробуждение Страшилы и Мэри
  
  В первые минуты полёта Андрей думал только о том, как ему не повезло. Он был уверен, что Грегрум выпал из корзины случайно. Тянулся за короной, слишком сильно перегнулся через борт и упал. И вот, вместо того чтобы уничтожить колдуна, Андрей сам оказался в опасности! Если дела пойдут так и дальше, то он ещё не скоро вернётся домой. Может, и вовсе не вернётся...
  Но шар летел плавно и неспешно, и у мальчика отлегло на душе. Остальные шары летели в том же направлении, понемногу удаляясь один от другого. Некоторые снижались. Андрей начал надеяться, что и их шар снизится и приземление пройдёт благополучно. Лишь бы только не улетел слишком далеко.
  Он всматривался в проплывавшие внизу поля и рощи. Среди зелени лесов и полей показывались реки и небольшие озёра. Появлялись и гористые районы. Склоны невысоких гор были покрыты деревьями, а протекавшие там бурные ручьи серебрились на солнце. С одной из горных круч низвергался водопад. До слуха мальчика долетел грохот падающей воды. Но сколько бы Андрей ни смотрел, он нигде не видел человеческого жилья и самих людей. Только стада оленей бродили по полям, да стаи уток с шумом вспархивали с глади озёр.
  Поглядывал мальчик и на своих спутников. Соломенный человек его изумлял. Андрей ещё не привык находиться в обществе подобных созданий, и ему было немного не по себе. Но Страшила даже не глядел в его сторону. Он уткнулся в тетрадку с арифметическими задачками и ничего другого не замечал.
  Девочка неподвижно сидела в углу корзины, уставившись в одну точку. Похоже было, что она не в себе. Как, впрочем, и все остальные жители Изумрудного города. Иногда она поднимала свои огромные голубые глаза на Андрея, но её взгляд был пустым.
  Мальчик присел рядом.
  - Ты как себя чувствуешь? С тобой всё в порядке?
  - Всё в порядке, слава великому Грегруму, - ответила она серебристым голоском.
  "Заколдована, - подумал Андрей, глядя на неё с жалостью и невольным страхом. - Неужели она будет такой всегда?"
  Самое печальное, что он ничем не мог ей помочь...
  Между тем в зоне видимости остались всего два шара - один далеко слева, другой далеко справа. Левый шар вдруг резко увеличил скорость и скрылся за холмом. Андрей сначала не понял, почему тот шар идёт вниз так быстро, но когда и его шар понесло, ему всё стало ясно. Это ветер. Он усилился и начал раскачивать корзину. Мэри не удержала равновесия и упала на дно. Андрей бросился к ней.
  - Держись за верёвку обеими руками! Не бойся! Всё будет хорошо!
  - Всё будет хорошо, - повторила Мэри, впервые пристально посмотрев на него.
  Страшила катался по дну корзины.
  - Тебе тоже надо держаться за верёвку, - сказал ему Андрей.
  Он легко, как подушку, поднял его и поднёс к верёвке, которая крепилась к углу корзины. Страшила ухватился за верёвку мягкими пальцами в перчатках. Но как только Андрей отошёл, пальцы Страшилы разжались и он снова повалился на дно.
  - Его надо привязать, - сказал себе мальчик. - А то корзина может качнуться сильно и его выбросит за борт. Только чем бы его привязать?
  - А вот этим можно?
  Андрей обернулся в удивлении. Это были первые осмысленные слова, которые он услышал от Мэри! Она протягивала ему ленту со своего платья.
  Он приподнял Страшилу и обвязал лентой его мягкий живот. Концы ленты он покрепче привязал к верёвке воздушного шара. Ему всё ещё не верилось, что это существо сделано из соломы. Привязывая Страшилу, он украдкой пощупал его. И правда, солома. Тем не менее, Андрей сомневался. Уж очень необычно это выглядело. Хотя, после птиц и зверей, говорящих по-человечески, ему пора бы уже привыкнуть к чудесам.
  - Где я? - спросила Мэри, оглядываясь. - Кто вы такой и что происходит?
  - Мы в корзине воздушного шара, - сказал мальчик. - Меня зовут Андрей, а летим мы неизвестно куда. Или опять скажешь: "Слава Грегруму"? Летим, кстати, благодаря ему!
  - Кто такой Грегрум?
  - Правитель ваш. Или уже забыла?
  - Я не знаю такого правителя.
  Андрей заметил, как изменилось её лицо. Сейчас оно было живым. На нём читались недоумение, испуг, любопытство - что угодно, но только не кукольное безразличие.
  - Я, правда, не знаю его, - повторила она. - И не знаю, как я тут очутилась. Я только что была во дворце, в своей комнате. В окне виден был сад с фонтаном. Было утро. Ко мне залетел жаворонок и щебетал о том, как хороши сегодня цветы, и вдруг я здесь...
  - Я тоже не пойму, как я тут очутился, - раздался хрипловатый голос Страшилы. - Мне доложили о прибытии какого-то человека, которого зовут то ли Григрим, то ли Гругрим... Я шёл по коридору дворца в приёмную, чтобы встретить его, потом что-то случилось, и я здесь...
  - На вас обоих подействовало колдовство, - сказал Андрей. - И не только на вас. Грегрум заколдовал весь Изумрудный город. Я только что был там и видел, что произошло с людьми. Они все ходят как роботы, и только повторяют, что "Слава Грегруму", "Слава Грегруму", как будто ничего другого не знают.
  - Ну, точно! Я вспомнил! - воскликнул Страшила. - Того человека, с которым я собирался встретиться, звали Грегрум!
  - Он колдун, - сказал Андрей. - Я должен был его убить, но он меня обманул. Я теперь понимаю, что он обманул. Он залез в корзину, чтобы полететь с нами, а в последний момент выпрыгнул.
  - Не помню, - пробормотала Мэри. - Ничего не помню, кроме комнаты, окна и жаворонка.
  - Ты только что очнулась от колдовства, - объяснил мальчик. - Вы оба очнулись. Колдовство на вас перестало действовать. Наверное, мы улетели слишком далеко от Изумрудного города, поэтому и перестало.
  Страшила листал тетрадку.
  - Ничего не пойму. Откуда у меня эта тетрадка?
  - Она всегда была с тобой, - сказал Андрей. - Ты только и делал, что решал задачки.
  - Эти задачки? - Страшила показал ему исписанную страницу. - Такие лёгкие задачки мне и в голову не пришло бы решать! Арифметику я знаю всю, умею возводить числа в степень и извлекать корни, а тут, смотрите: пять плюс три! И я это решал?
  - Я тоже тогда удивился. Ты сидел на ступеньке трона и прибавлял восемь к двенадцати. Причём сказал, что эту задачку решаешь уже семь дней.
  - Семь дней, - повторил Страшила обескураженно. - Нет, это колдовство. Определённо колдовство! Я не мог тратить время на решение таких простых задачек!
  - А я что делала, когда была заколдована? - спросила Мэри.
  Андрей пожал плечами.
  - Ну, я видел-то тебя всего полчаса... Грегрум сидел на троне, а вы со Страшилой сидели у него под ногами. Страшила задачки решал, а ты просто сидела.
  - Ты, значит, видел волшебника Грегрума? - спросил Страшила. - И он тебя не заколдовал, как нас с Мэри?
  - Он не мог меня заколдовать, потому что когда я очутился в Волшебной стране, Виллина дала мне защиту от любого колдовства, - Андрей закатал рукав и показал Жёлтую Розу. - Видите? Это и есть защита. С ней мне никакое колдовство не страшно!
  - Как это - очутился в Волшебной стране, - не поняла Мэри. - А ты разве не из Волшебной страны?
  - Я из Внешнего Мира. Из Москвы. А сюда меня перенесло волшебство Виллины.
  И он в кратких словах рассказал, как возвращался домой сквозь сильный снегопад, как увидел маленькую Волшебную страну, перелез через маленькие горы и пошёл к маленькому Изумрудному городу. А потом страна взлетела и понеслась по космосу.
  - А потом она увеличилась, - говорил он. - Деревья выросли, и я оказался в лесу. Появилась Виллина, и ещё у неё волшебная книга была, сначала такая маленькая и летала по воздуху, как светляк, а потом стала расти...
  - Да, знаю, - закивала Мэри, - стала расти и росла до тех пор, пока не превратилась в огромный том!
  - Так вот, в книге было написано, что я смогу вернуться домой, если уничтожу четырёх злых колдунов и освобожу три страны и один город. Колдуны - это Грегрум, Танугр и Кракер. Четвёртого ещё не знаю.
  Рассказал Андрей и о том, как поступил на работу к Жевуну Покли По, который вёз Грегруму волшебный виноград. Если съешь хотя бы одну его ягодку, то наполнишься волшебной силой. Но он этого не знал, и по дороге в Изумрудный город весь его съел. Покли По сказал, что теперь Андрей могучий колдун и может легко расправиться с Грегрумом при помощи своей волшебной силы. Но с волшебством ничего не получилось из-за Жёлтой Розы. Не стал он волшебником, как ни старался.
  - Представляете, Грегрум за виноград не рассердился, - рассказывал мальчик, - наоборот - сделал меня своим Главным Подглядывателем. А потом он сказал, что сегодня праздник Отлёта Гудвина, и мы все вчетвером - он, я, и вы оба - должны полететь на воздушном шаре при всём народе. Такая традиция. И вот, значит, залезли мы в корзину. Думаю, сейчас поднимемся, и конец ему. Схвачу и сброшу вниз. Но в самый последний момент, когда стали рубить канат, Грегрум выпрыгнул. Он выпрыгнул, а мы полетели! Получается, он обманул меня! - Мальчик едва не плакал от досады. - И теперь я лечу, а не сражаюсь с ним...
  Страшила слушал с таким вниманием, что иголки вылезли у него изо лба.
  - В этой истории мне непонятен только один момент, - сказал он, когда Андрей замолчал. - Неужели ты всерьёз рассчитывал убить колдуна, сбросив его вниз? Впрочем, история интересная до чрезвычайности. Над ней надо как следует поразмыслить.
  - Может, потом поразмыслим, когда опустимся? - крикнула Мэри, держась за верёвку. - Шар снижается, мы разобьёмся!
  
  
  Приземление
  
  Собирались тучи, они уже заволокли половину неба, и в их тёмной глубине ворчал гром. Другие шары давно пропали из виду.
  Внизу расстилалась лесистая равнина с торчавшими кое-где скалами. Воздухоплавателей несло к сумрачной громаде гор, чья цепь смутно виднелась на горизонте.
  - Это Кругосветные Горы, - сказала Мэри. - Мы летим к ним. А за ними - Звёздная Бездна...
  - Пропасть, в которой нет дна, - подтвердил Страшила. - О ней нам поведали гномы, которые живут в Горах.
  - Там не пропасть, а космос, - возразил Андрей. - Чёрное пространство, где нет воздуха и страшно холодно.
  - Да, - кивнул Страшила, - страшная холодная чернота. В неё лучше не падать.
  - Я знаю, как выглядит ваш мир, - сказал мальчик. - Он плоский, окружён атмосферой. И летит в космосе, как планета. Хотя он больше похож на астероид. Некоторые астероиды бывают плоскими...
  - Ас-те-ро-ид, - повторил по слогам Страшила непонятное слово. - А что это?
  - Каменная или металлическая глыба, летящая в космосе, - объяснил Андрей. - Некоторые астероиды окружены подобием атмосферы - пылью и мелкими камнями. Но Волшебная страна на них не похожа. У вас настоящая атмосфера, как на Земле.
  - А на что похож Внешний Мир? - спросила девочка.
  - На огромный шар. И называется он Земля.
  - Шар... - задумался Страшила и замолчал.
  Кругосветные Горы вырастали из сумерек тёмными исполинами. Воздушный шар, похоже, несло к просвету между ними. Андрею не хотелось думать о том, что будет, если шар занесёт в этот просвет. Тогда он минует Горы и помчится навстречу открытому космосу. Только сейчас мальчик по-настоящему пожалел о своей невосприимчивости к колдовству. Будь он волшебником, всё было бы намного проще...
  Ветер швырял шар как игрушку, раскачивал корзину так, что иногда она переворачивалась кверху дном.
  - Мери, держись! - кричал Андрей, чуть ли не кувыркаясь на верёвках.
  - Держусь... - Девочка цеплялась за верёвку обеими руками.
  Привязанного Страшилу подбрасывало и швыряло. Ветер сорвал с него шляпу, вырвал из рук тетрадь. Тетрадь унеслась, мелькнув в воздухе белым пятном.
  Скоро стало ясно, что до Звёздной Бездны им не долететь. Воздух в шаре остывал. Корзина опускалась. Скоро она едва не касалась верхушек деревьев. А потом деревья кончились, и потянулся пологий склон, усеянный валунами и поросший мелкими кустарниками. Склон поднимался к Кругосветным Горам и служил как бы их подножием. Здесь шар почти совсем прибило к земле. Корзина подскакивала, ударяясь о валуны.
  - Мэри, надо прыгать! - крикнул Андрей. - Прыгать одновременно, потому что без груза шар снова взлетит!
  - А как же Страшила? - отозвалась девочка. - Его надо отвязать...
  - Не беспокойтесь обо мне, - послышался голос соломенного человека. - Главное - чтобы вы спаслись, а я и не в такие переделки попадал. Меня Летучие Обезьяны всего выпотрошили и остатки забросили в пропасть, а ведь я всё равно уцелел.
  - Мэри, прыгаем на счёт три! Раз! Два... - Андрей схватил девочку за руку и выждал, пока корзинка снова не ударилась о землю. - Три!
  Они с Мэри отпустили верёвки и, отцепившись друг от друга, кубарем покатились по траве. Шар взвился вверх и понёсся дальше.
  Мальчик ногами упирался в землю, пытаясь остановиться, но он катился с такой скоростью, что только кустарнику, оказавшемуся у него на пути, удалось его задержать.
  Андрей сразу же привстал и огляделся. Вдали виден был шар. Ветер со всего размаху бросил его на скалу, и лопнувший шар вместе с корзиной камнем рухнул вниз. Падал он, по прикидке Андрея, с высоты примерно шестиэтажного дома. Мальчик подумал, что если бы в корзине находились они с Мэри, то им бы очень не поздоровилось.
  Мэри, хотя и скатилась по склону дальше него, уже встала и тоже смотрела в ту сторону, куда упал шар.
  - Страшила наверняка уцелел, он ведь из соломы, - крикнул Андрей, потирая ушибленную коленку. - Всё нормально, мы удачно приземлились. Теперь надо определить, где мы находимся.
  - Мы у самых Кругосветных Гор, - откликнулась Мэри. - Но в какой части Волшебной страны - не пойму. Горы окружают её со всех сторон.
  - Ясно только, что до Изумрудного города отсюда далековато, - сказал Андрей. "Вдобавок у нас нет никакой еды", - прибавил он про себя.
  Положение, в котором они оказались, ему очень не нравилось, но он решил не говорить об этом, чтобы лишний раз не расстраивать спутницу. Из любой трудной ситуации можно найти выход, поэтому самое главное - это оптимистичный настрой.
  - Сейчас поищем где переночевать, а утром сориентируемся, - сказал он бодро. - Наверняка поблизости есть жильё.
  - Нет, сейчас надо идти спасать Страшилу, - возразила Мэри. - Сам он не выберется из корзины, он ведь привязан.
  Андрей кивнул, соглашаясь, и первым направился к скале. Мэри поспешила за ним.
  
  
  Грозовая ночь
  
  Тучи заволокли уже всё небо. Мелькали молнии, гром не умолкал ни на минуту. В любой момент мог начаться дождь.
  "Шар, пожалуй, падал не с шестого этажа, а, по меньшей мере, с двенадцатого", - думал Андрей, карабкаясь по склону.
  В сумерках все расстояния и размеры искажались, и скала, по мере приближения к ней, становилась всё выше и величественнее.
  Андрей то и дело оглядывался на Мэри. Она не отставала.
  "Ничего себе - королева, - удивлялся он. - Да она меня сейчас обгонит!"
  Опутанное верёвками полотнище шара было порвано, корзина лежала вверх дном. Добравшись до неё, Андрей свистнул.
  - Эй, Страшила, ты тут?
  - Тут, - отозвался соломенный человек. - Со мной всё в порядке, только вылезти не могу.
  Мэри и Андрей общими усилиями перевернули корзину. Она упала дном на землю, и показался Страшила, висевший в углу. Андрей отвязал его и поставил на ноги.
  - Мы залетели в глушь, - сделал вывод Страшила, оглядевшись. - А если залетели в глушь, то выбираться отсюда нам придётся долго.
  - Плохо, что дождь скоро начнётся, - сказала Мэри с беспокойством. - Да что там - страшный ливень!
  - Ливень - это ещё хуже, чем дождь, - пробормотал соломенный мудрец. - Вода смоет с меня краску, и я стану слепым, глухим и немым. Так уже было со мной, когда мы с Элли попали в грозу на Большой реке.
  Андрей прошёлся вдоль подножия скалы.
  - Вон там, кажется, есть выступ, он нависает над землёй, как козырёк, - сказал он. - Под ним можно спрятаться от дождя.
  Не спрашивая у Страшилы согласия, он взял его в охапку, закинул на плечо, и они с Мэри направились к выступу. Страшила, впрочем, не возражал против такого обращения с собой.
  - Неплохое местечко, - сказала Мэри, зайдя под выступ. - Сюда можно перетащить корзину и поставить её вверх дном. Получится уютный домик.
  - Так и сделаем, - согласился Андрей. - Но надо успеть до дождя.
  Оставив Страшилу под скалой, они вернулись к шару. Мальчик взялся было отвязывать от него корзину, но вскоре убедился, что это бесполезное дело: узлы были слишком прочными.
  - Потащим корзину вместе с шаром, - решил он.
  Но и это было непросто: верёвочная сеть цеплялась за все встречные камни и кусты, и застревала чуть ли не на каждом шагу. Приходилось искать, где она зацепилась, а на это уходило время.
  Путники всё-таки затащили корзину под скальный выступ и перевернули её вверх дном, а когда мальчик накрыл её сверху полотнищем, получилось, действительно, весьма неплохое убежище. Страшила с Мэри натаскали в него травы и листьев, устроив что-то вроде подстилки, а Андрей привязал сеть к ближайшим кустам на случай сильного ветра.
  Эта предосторожность оказалась весьма нелишней. Едва путники залезли под корзину, как начался дождь, который очень скоро перешёл в грохочущий ливень. Основной его удар принял на себя скальный выступ, но когда ветер менял направление, дождевые струи били по корзине. К счастью, ткань, из которой был сделан шар, была плотной: внутри корзины было сухо и ветра не чувствовалось. А верёвки, которыми ткань была привязана к кустам, не давали ей улететь.
  Ливень был недолгим и вскоре утих, сделавшись средненьким дождиком, и гром стал грохотать не так часто. Только молнии с прежней силой продолжали резвиться среди облаков. Их блеск проникал в корзину сквозь прорехи. В эти мгновения можно было увидеть голову Страшилы, ощетинившуюся иголками и булавками.
  - Страшила, о чём ты так упорно думаешь? - спросила Мэри.
  - Пытаюсь представить себе, как люди могут жить во Внешнем Мире, если он похож на шар, - ответил соломенный мудрец. - Ведь если он шар, то люди живут только на его верхней половине. Это очень неудобно и опасно. Нельзя подходить слишком близко к тому месту, где шар закругляется, а то можно скатиться в Звёздную Бездну. Правильно поступил Гуррикап, сделав наш мир плоским. С плоского мира мы никуда не скатимся и можем спокойно разгуливать от одного его края до другого.
  - Люди живут на всей поверхности Земного шара, - возразил Андрей. - То есть, я имею в виду - в тех местах, которые не заняты водой.
  - И внизу живут? - не поверил Страшила. - Как же они не падают оттуда?
  - Вот так и не падают. Всё дело в том, что Земной шар очень большой. Просто гигантский. На его поверхности поместятся тысячи таких стран, как ваша. И оттого, что он такой большой, люди с него не падают. Они удерживаются на поверхности силой притяжения.
  - А откуда взялась эта сила?
  - Как - откуда? От самого шара.
  Страшила снова задумался.
  - Теперь понятно. В шаре сидит колдун и делает так, чтобы никто не упал.
  - Никакого колдуна нет. Сам шар не даёт упасть, он притягивает к себе.
  - Тогда, значит, он заколдован.
  - Да не заколдован он, - Андрей начал терять терпение. - Просто он очень большой, и поэтому сила притяжения у него большая.
  - Может быть, Андрей прав? - неуверенно проговорила Мэри. - Деревья тоже не заколдованные, а муравьи и всякие букашки ползают по их веткам сверху и снизу, и не падают.
  - Вот-вот, так же примерно и люди ходят по Земному шару, - закивал Андрей.
  Страшила снова подумал.
  - Значит, ходят по всему шару? И по нижней половине ходят?
  - Ну да, и по нижней.
  - Тогда внизу они ходят вниз головами! - сделал вывод Страшила.
  - Это же шар, - пытался убедить его мальчик. - У шара нет ни верха, ни низа. Любую его точку можно принимать за верх.
  - Можно, - согласился Страшила, - но тогда такая же точка на другой стороне шара будет низом.
  - Правильно, низом, - подтвердил немного сбитый с толку землянин.
  - Вот видишь, ты сам признался, что будет низом, а значит, люди там будут ходить вниз головами! - радостно воскликнул Страшила, очень довольный, что оказался прав в их споре.
  - Нет, - не соглашался Андрей, - просто люди там не замечают, что ходят вниз головами. Им кажется, что они нормально ходят.
  - Они заколдованы, поэтому не замечают, - убеждённо сказал мудрец. - Если бы они посмотрели на себя со стороны, то увидели бы, что ходят вниз головами, и сразу поняли бы, что заколдованы. Ходить внизу шара невозможно, это ясно любому здра-во-мыс-ля-ще-му человеку.
  Слово "здравомыслящему" Страшила произнёс по складам и с особенной гордостью. Он любил щегольнуть длинными учёными словечками.
  Сказав, он посмотрел на Андрея с торжествующей улыбкой: мол, ну что ты на это возразишь?
  - А я говорю, что дело тут в силе притяжения, - не сдавался Андрей. - Она одинаковая на всей поверхности Земли, поэтому люди и не замечают, что ходят вниз головами.
  - И я говорю то же самое! - воскликнул Страшила. - Заколдована вся планета, поэтому и не замечают!
  - Да нет никакого колдовства! Есть сила притяжения!
  - Это и называется колдовством.
  Андрей почесал в затылке. Ну как его убедить?
  - Вот ещё что, - вспомнил он. - Шар не просто висит в космосе, он вращается вокруг собственной оси.
  - Это как?
  - Ну, то есть, крутится как волчок.
  - И люди на нём крутятся?
  - Конечно. На экваторе, например, они крутятся со скоростью полторы тысячи километров в час.
  - Сколько-сколько? Полторы тысячи - это, значит... - На лбу у Страшилы показались иголки. - Тысяча пятьсот километров за один час... Но это невероятно большая скорость!
  - С такой скоростью крутится Земной шар, - сказал Андрей. - Научно доказано.
  - И кто же его раскрутил до такой скорости?
  Андрей пожал плечами.
  - Сам собой раскрутился. Он уже миллиарды лет так крутится.
  - За миллиарды лет он давным-давно должен был остановиться, - возразил Страшила. - Значит, его кто-то всё время раскручивает.
  - Никто не раскручивает. Это закон природы.
  Страшила немного подумал и сказал:
  - Ну, а вот если я пущу по полу волчок. Он тоже, скажешь, будет миллиарды лет крутиться по закону природы?
  - Нет, волчок не будет, а Земной шар будет, - ответил Андрей, и прибавил для убедительности: - Потому что Земной шар крутится в вакууме, а волчок - нет.
  - Что значит: "в вакууме"?
  - В безвоздушном пространстве, то есть - в абсолютной пустоте. Пустота не может затормозить, поэтому Земной шар и крутится миллиарды лет. А волчок крутится в воздухе, воздух его тормозит, не даёт крутиться долго.
  - Кто же тогда раскрутил Земной шар в самый первый раз? - не унимался Страшила.
  - Сила гравитации раскрутила.
  - Это какая ещё "сила гравитации"?
  - Ну, я пока не могу объяснить, - Андрей помялся, - мы это в школе ещё не проходили. Но такая сила есть, она и раскрутила Землю и все планеты.
  Страшила недоверчиво качал головой.
  - Это колдовская сила, точно тебе говорю.
  - В космосе колдовства не бывает, там всё устроено по научным законам.
  - И люди не слетают с Земного шара тоже по научным законам?
  - Конечно. Люди не только не слетают, но и ничего не замечают. Их держит сила притяжения.
  - Эту волшебную силу создал очень могучий колдун, - сказал Страшила твёрдо. - Такой же, как Гуррикап.
  - А вот во времена Элли, - сказала девочка, - наша страна находилась во Внешнем Мире. Получается, что мы тогда жили на шаре и крутились вместе с ним?
  - Ну да, - подтвердил Андрей.
  Мэри улеглась на подстилку. По её лицу было видно, что она тоже мало верит в силу притяжения.
  - Что-то мне спать захотелось, - сказала она, зевнув.
  Страшила промолчал. Он думал. Его голова ощетинилась иголками и булавками.
  Мэри заснула. Андрею тоже очень хотелось спать, но он боролся со сном, ожидая, что скажет соломенный человек.
  Наконец Страшила произнёс шёпотом, чтобы не разбудить девочку:
  - Хорошо, что мы не на шаре. А то пришлось бы и нас заколдовать, чтобы мы с него не слетели.
  - Мы бы и так не слетели, - тоже шёпотом отозвался мальчик.
  - Поэтому наш плоский мир лучше вашего круглого, - прошептал Страшила. - Вас всех, живущих на шаре, пришлось заколдовать, чтобы вы не слетели, а нас не надо заколдовывать, мы не слетим.
  Андрей зевнул.
  - Всё равно наша планета лучше... - Он закрыл глаза. - Если бы ты видел, какая она большая. На ней много всего. Океаны, моря, льды, а уж зверей всяких вообще миллионы... А ещё у нас бывает зима, можно кататься на коньках...
  - Элли рассказывала, что зима - это когда холодно и с неба сыплются холодные белые хлопья, - сказал Страшила. - По-моему, в этом ничего хорошего нет.
  - Да, мне лето тоже больше нравится, - проговорил мальчик, засыпая.
  Страшила готов был говорить ещё долго, но Андрей уже спал. Дождь шелестел едва слышно. Небо расчищалось. Андрей и Мэри спали. Соломенный человек сидел в углу перевёрнутой корзины и думал о чём-то, изредка кивая своей многомудрой головой.
  
  
  Маленькая Летучая Обезьянка
  
  Утром воздухоплаватели выбрались из-под корзины и огляделись. Небо было чистым, безоблачным. Кругосветные Горы с сияющими снеговыми вершинами высились, казалось, над самыми их головами. У подножия Гор тянулись скалистые отроги, скудно поросшие кустарниками, а ещё дальше, залитые лучами встающего солнца, привольно раскинулись и уходили за горизонт бескрайние зелёные равнины с лесами и полями.
  Страшила сказал, что их занесло на восток, потому что солнце в Волшебной стране всегда встаёт на востоке.
  - Как и у нас на Земле, - отозвался Андрей.
  Он прошёл вниз по склону и набрёл на ручей. Они с Мэри напились прохладной воды, и тут же, на берегу, устроили совет. Нужно было решить, куда идти дальше. Андрей сказал, что лучше идти вдоль ручья. Ручей может привести к жилью, которое в таких глухих местах обычно бывает у воды. Против этого возразить было нечего, и друзья отправились в путь.
  Местность шла под уклон. Путники бодро шагали по полям, поросшим цветами, проходили под тенистыми сводами рощ. В рощах иногда слышались птичьи крики, но птицы были так далеко, что если даже они и говорили по-человечески, то ничего разобрать было нельзя.
  Ручей постепенно вбирал в себя другие ручьи и скоро разлился вширь. Его берега стали топкими, к воде уже трудно было подойти. Солнце поднялось высоко и стало припекать. В очередной роще путники устроили привал. Уставшая Мэри прилегла на мягкий мох и почти сразу уснула. Андрей оставил Страшилу сторожить её, а сам пошёл на разведку.
  Заметив в отдалении яблони, ветви которых были усыпаны спелыми красно-жёлтыми плодами, он чуть ли не бегом припустился туда. Яблоки оказались сладкими и сочными. Он быстро уплёл несколько штук, и ещё с десяток захватил для Мэри, насыпав их под рубашку.
  Он уже собрался возвращаться, как вдруг услышал невдалеке подозрительный шорох. Кто-то сидел на одной из яблонь и тоже лакомился плодами. Скорее всего, это был какой-то зверь. Хотя, может, и человек. Стараясь не спугнуть его, Андрей сначала затаился за деревом, а потом бесшумно пошёл в сторону чавкающих звуков.
  Вскоре он понял, что на яблоне сидит обезьяна. Худощавая, гораздо меньше Андрея, с горбиком за спиной. Она откусывала от яблока половину, громко чавкала, а потом швыряла остаток яблока на землю и рвала другое.
  "Животные здесь разговаривают по-человечески, - подумал мальчик. - Попробую с ней заговорить!"
  Он вышел из-за дерева.
  - Эй, здравствуй!
  Обезьяна перестала чавкать и затаилась, вглядываясь в Андрея. Вдруг она подскочила на ветке и за её спиной распахнулись большие перепончатые крылья. Она несколько раз взмахнула ими, поднялась в воздух и плавно опустилась перед ошеломлённым мальчиком. Крылья сложились и спрятались за её спину. Оказывается, то, что мальчик принял за горбик, было сложенными крыльями!
  - Ты кто? - спросила она высоким гортанным голосом.
  Андрей слегка растерялся. Вопрос обезьяны был неожиданным.
  - Я человек.
  - Вижу, что человек. Кто ты? Откуда взялся?
  Стоявшая на задних лапах обезьяна ростом была Андрею по пояс.
  - Я Андрей, - сказал мальчик. - Это меня так зовут.
  - Меня зовут Прыгр, - представилась обезьяна. - Я тут за яблоками. Ты тоже за ними?
  - Вообще-то, да. Понимаешь, я не знаю, где нахожусь.
  - Очень странно! - Прыгр опустился на четвереньки и прошёлся, не спуская с Андрея настороженного взгляда. - Как можно не знать, где находишься. Ты находишься здесь, в яблоневой роще.
  - Ясно, что в яблоневой роще. Но что это за местность? Есть ли где-нибудь поблизости человеческое жильё?
  - Жильё есть, но не поблизости. Тебя там не ждут. Не ходи туда, а то превратишься в камень, как вся моя родня.
  - Твоя родня превратилась в камень? - переспросил мальчик, невольно вспомнив окаменевшее звериное войско в полях под Изумрудным городом.
  - Всех Летучих Обезьян превратил в камень злой колдун Кракер, - ответил Прыгр.
  - Как же это случилось?
  Прыгр сбивчиво, путаясь, поведал Андрею, что много дней и ночей назад фея Стелла отправила племя Летучих Обезьян в Фиолетовую страну на борьбу с Кракером. Летучие Обезьяны повиновались владельцу Золотой Шапки, а ею владела Стелла. Но она не ожидала, что Кракер окажется настолько сильным колдуном, что расправится со стаей в одно мгновение. Едва Обезьяны залетели в его страну, как превратились в каменные статуи и рухнули на землю.
  Прыгра спасло то, что за день до вызова Стеллы он поранил крылья о колючки. Раны ещё не зажили, но он всё же полетел вместе с остальными к Стелле, а от неё - в Фиолетовую страну бороться с Кракером. В полёте боль стала такой сильной, что крылья перестали его слушаться, и он упал, не долетев до страны Мигунов. Это его и спасло. Пролети он ещё немного, то тоже стал бы каменным.
  Крылья с тех пор зажили, но улетать он никуда не стал. Так и остался в этих безлюдных местах вблизи границы Фиолетовой страны, где лежат его окаменевшие сородичи. Подлететь к ним он боялся, потому что там владения злого Кракера, но и улетать не хотел. Да и некуда ему было лететь. Он остался совсем один из великого племени Летучих Обезьян.
  - Я думаю, они когда-нибудь оживут, - говорил Прыгр. - Ведь если они превратились в статуи, то могут, наверное, и обратно в Обезьян превратиться?
  - Наверное, могут, - соглашался Андрей, хотя совсем не был уверен в этом. Для него уже само превращение животных в статуи было удивительным, а уж их оживление было бы удивительным вдвойне.
  Он объяснил Прыгру, что он и его друзья залетели в эти края на воздушном шаре и теперь ищут человеческое жильё.
  Обезьянка очень оживилась, услышав про воздушный шар. Вчера вечером она видела, как пролетел большой шар с корзиной.
  - Ты и твои друзья - волшебники, - сказал Прыгр. - Только волшебники так летают. А может, ты и статуи обратно в Обезьян превратишь?
  Андрей качал головой.
  - Я не волшебник. И в воздушном шаре ничего волшебного нет. Его наполнили горячим воздухом, который, как известно, поднимается вверх. Он и тянет шар. А потом воздух остывает и шар опускается.
  - Это колдовство, колдовство, - повторял Прыгр, подскакивая. - Летать под облаками без крыльев могут только волшебники!
  Не дожидаясь, когда он успокоится, мальчик перевёл разговор в более практическое русло.
  - Так всё-таки, где здесь ближайшее жильё? - спросил он.
  - В Фиолетовой стране, - ответил Прыгр.
  - Только там?
  - Да.
  - Тогда мы идём туда. У нас совсем нет еды.
  - Если не боишься Кракера, то ступай в том направлении, - обезьянка показала рукой. - А лучше не ходи! Кракер тебя заколдует, превратит в камень!
  - Меня не превратит.
  - Почему?
  - Потому что на меня не действует колдовство, - Андрей закатал рукав. - Видишь этот рисунок? Метка волшебницы Виллины! Колдуй против меня сколько хочешь - мне ничего не будет.
  - Так уж и ничего?
  - Совсем ничего. И Кракер мне ничего не сделает.
  - Тогда ты сможешь до него добраться!
  - Запросто.
  - Попроси его, чтобы он Обезьян оживил!
  Андрей насупился.
  - Если я его встречу, то сразу убью.
  - Сначала попроси, а потом убей! Ну, попроси!
  Андрей вздохнул.
  - Что с тобой делать, придётся попросить.
  Радости Прыгра не было предела. Он начал скакать, кататься по траве, свистеть и верещать.
  - Злого Кракера убьют, красота, красота! - повторял он нараспев. - Моё племя оживёт, красота, красота!
  Успокоившись, он сказал, что доведёт Андрея до самой границы страны Мигунов.
  - Я тут знаю все фруктовые и ореховые деревья, все ягодные места! Я их тебе покажу! Со мной голодным не будешь!
  Андрей ответил, что ему сначала надо вернуться к друзьям. Прыгр тут же решил отправиться с ним. Он ни на минуту не желал расставаться со своим новым другом.
  Мэри, увидев Прыгра, тоже сначала подумала, что это простая обезьянка, только с горбиком. И только когда обезьянка расправила крылья, она поняла, кто перед ней.
  - Летучая Обезьяна! - воскликнула она. - Я видела их всего один раз, но это было давно, когда я жила в Розовом дворце!
  Прыгр сложил крылья и поднялся на ноги.
  - Мы подчиняемся фее Стелле, владелице Золотой Шапки, - сказал он. - Она направила нас против Кракера, но он обратил нас в камень. Всех нас. Всё племя. Я единственный, кто выжил. Андрей обещал пойти к Кракеру и убить его, но перед этим попросить, чтобы он расколдовал Обезьян.
  Мэри обернулась к Андрею.
  - Ты, правда, хочешь пойти в Фиолетовую страну? А я думала, мы ищем путь в Изумрудный город.
  - Фиолетовая страна близко, а Изумрудный город далеко, - ответил Андрей. - Надо пользоваться случаем, коли мы здесь. Кракер - один из четырёх колдунов, которых я должен убить.
  - И убьёшь, и убьёшь! - запрыгала Обезьянка. - У тебя цветок на руке, значит, убьёшь!
  Страшила поднял палец.
  - Послушайте меня. Если мы хотим уничтожить Кракера, то надо идти не в Изумрудный город, а в Фиолетовую страну!
  Андрей принялся доставать из-за пазухи яблоки.
  - Бери, - он протянул их Мэри. - Там, где я был, таких много.
  - А дальше будет ещё больше, - пообещала Обезьянка. - И ягод, и орехов!
  - Сейчас нам надо определиться с маршрутом, - сказал Андрей. - Мэри, может быть, ты хочешь вернуться в Изумрудный город?
  - Вообще, туда бы не хотелось. Там ведь Грегрум, может снова заколдовать.
  - А хочешь, я провожу тебя до Розовой страны? Переждёшь у Стеллы, пока я не расправлюсь с колдунами.
  - А ты бы как хотел? - спросила девочка.
  - Сказать по правде, я бы сейчас хотел пойти в Фиолетовую страну и разделаться с Кракером, - ответил Андрей.
  Девочка обернулась к соломенному человеку:
  - Страшила, а ты что думаешь?
  - Мне нечего думать. Куда вы, туда и я.
  - Мэри, подумай как следует, - сказал Андрей. - Мне Кракер ничего не сделает, а тебя он может заколдовать, превратить во что-нибудь.
  - Путь в страну Стеллы долгий и трудный, - ответила Мэри, - нам придётся идти лесами и пересекать реки. И всё ради того, чтобы я в удобстве и покое дожидалась, пока ты победишь колдунов. Нет, это не по мне. Я иду с тобой в Фиолетовую страну.
  - Отлично, - обрадовался Андрей. - А я обещаю защищать тебя всеми силами! Я лучше погибну, чем дам тебя в обиду!
  Ему захотелось взять девочку за руки и прижать к груди. И тут же, застыдившись этого желания, он покраснел и потупился.
  Прыгр верещал:
  - И я не дам тебя в обиду, и я не дам! Я буду показывать дорогу! Мы дойдём до Фиолетовой страны самым безопасным путём, и заодно наедимся вкусных яблок, груш, орехов и ягод!
  - Будешь нашим разведчиком, - сказал ему Андрей. - Полетишь впереди и в случае опасности предупредишь нас.
  - Вот это по мне! - Обезьянка взлетела и закувыркалась в воздухе. - Я прирождённый разведчик! Красота!
  - Долго ли идти до Фиолетовой страны? - осведомился Страшила.
  - Идти - не знаю, а если на крыльях - то совсем недолго, - ответил сверху Прыгр. - Я бы вас отнёс, но вы для меня слишком тяжёлые. Вот когда вырасту, стану могучим и сильным, как мой папа, то одной рукой буду переносить людей на любые расстояния! - И он запел: - Злого Кракера убьют, красота, красота! Моё племя оживёт, красота, красота!
  - Только не ударься о деревья, когда будешь лететь, - заботливо сказал Страшила.
  Прыгр опустился перед ним.
  - Ты, вроде, из соломы? Тебя я могу отнести. Садись ко мне на плечи, скоро будем у самой границы Фиолетовой страны!
  - Ну, нет, без моих друзей никуда не полечу, - ответил Страшила. - Пойду с ними. Тем более мне это не трудно. Я могу пройти сколько хочешь и не устану.
  Андрей и Мэри ещё немного посидели, доели яблоки, и вся компания отправилась в путь.
  
  
  Граница Фиолетовой страны
  
  Чем дальше они уходили от скалистых предгорий, тем веселее, живописнее становилась местность. Прыгр носился повсюду, появляясь то справа, то слева, а иногда взлетая высоко в воздух. Стоило ему увидеть дерево со спелыми плодами, как он сразу взбирался на него, отпугивая пёстрых попугаев, лакомился сам и бросал фрукты своим новым друзьям. Попугаи испускали недовольные крики, но Летучая Обезьянка не обращала на них внимания.
  Из-за того, что Прыгр постоянно задерживался, путники до наступления ночи прошли совсем немного. Зато Прыгр был очень доволен. Видно было, что главное для него не путь, и даже не разведка, а вкусная еда.
  Андрей соорудил для Мэри шалаш из веток. Страшила и Прыгр натаскали в него листьев. Мэри устроилась в шалаше, а Андрей лёг снаружи, причём Страшила сам вызвался послужить ему подушкой. Андрей положил голову на его мягкий живот. К обязанностям подушки первый министр Изумрудного города отнёсся очень серьёзно. Он лежал всю ночь тихо, не шевелясь, тараща нарисованные глаза на звёздное небо.
  Весь следующий день путники, ведомые Прыгром, не столько шли в Фиолетовую страну, сколько петляли по фруктовым и ореховым рощам, особенно долго задерживаясь на полянах, полных земляники. Андрей был недоволен таким маршрутом, но говорить об этом Прыгру было бесполезно. Пройти мимо ягод и деревьев, увешанных плодами, он никак не мог.
  К концу третьего дня пути Андрей с Мэри до того наелись фруктов и ягод, что уже не могли на них смотреть.
  - Сейчас бы картошечки с помидорчиками, - мечтал Андрей. - У вас тут картошка растёт?
  - Растёт, - ответила Мэри, - но в Изумрудном городе её почему-то мало едят. Зато она очень популярна у Жевунов.
  - А ещё мяса бы жареного, пирожков с капустой, селёдочки с лучком... Селёдочка-то у вас есть?
  - Солёная рыба? - уточнила Мэри. - Есть. Её особенно любят Молчуны. Я была в их стране. Это страна рек и озёр. Там много рыбы, и готовят её по-разному. Страна Молчунов недаром называется Жёлтой: осень в ней длится почти полгода, деревья стоят жёлтые или багряно-красные. Очень красиво!
  - Красота, красота! - подхватил Прыгр, закувыркавшись. - Кракера убьют, красота, красота!
  Под вечер путники вышли к широкому ручью, катившему свои струи по гладким блестящим камням. Прыгр объявил, что за ручьём начинается Фиолетовая страна, и дальше он не пойдёт.
  - За теми деревьями лежат мои сородичи, - он показал на лес, темневший за ручьём. - Я упал здесь, потому что больше не мог лететь, а они полетели дальше. Я видел, как они на лету стали каменными и упали вниз. - Голос обезьянки стал грустным. - Нет, не пойду туда. Кракер и меня превратит в камень. Увидит, что я вошёл в его страну, и превратит.
  - Тогда сделаем привал, - решил мальчик. - Завтра с утра отправлюсь на разведку.
  - Что ты, Крекер тебя сразу увидит! - заверещал Прыгр. - Он увидел, как Летучие Обезьяны влетели в его страну, и превратил их в камень! И тебя тоже увидит и превратит!
  - Насколько я знаю, - возразил Андрей, - Кракер и Мигуны днём спят, значит, день - самое лучшее время для разведки.
  Путники зашли в заросли и занялись постройкой шалаша.
  Ночь прошла спокойно. Утром, когда из-за Кругосветных Гор выглянуло солнце и позолотило облака, Андрей вышел к ручью.
  - Речка мелкая, перейду вброд легко, - он уселся, снял ботинки и начал закатывать штаны. - Надо только взять правильное направление к главному городу.
  Рядом присела Мэри.
  - А городов в Фиолетовой стране нет. Мигуны живут в посёлках. Кракер, наверное, живёт в Фиолетовом дворце. Мы со Страшилой были в нём несколько раз, когда страной правил Железный Дровосек. Дворец очень красивый, особенно внутри.
  - Я слышал, что его построили в стародавние времена, задолго до Бастинды, - сказал Страшила. - Поэтому, наверное, в нём нет тронного зала. Трон есть, а тронного зала нет.
  - Но трон - просто загляденье! - воскликнула девочка. - Он целиком сделан из аметиста и весь усыпан аквамаринами, агатами, рубинами и бриллиантами. Жаль только, что мало кто видит эту красоту. Трон стоит в какой-то дальней комнатушке. Бастинде он был не нужен, потому что она никого не принимала, да и Железный Дровосек в нём не особо нуждался. Дровосек корчевал пни, строил дороги, и не любил рассиживаться на тронах.
  - Я могу взлететь высоко-высоко, и увидеть оттуда дворец, - сказал Прыгр. - Мне это легко.
  - Да, давай, - кивнул Андрей. - Покажешь мне, в каком направлении идти.
  Летучая Обезьянка заплескала крыльями, подпрыгнула и устремилась ввысь. Вскоре она превратилась в тёмную точку на небе. И хоть она взлетела высоко, но, как заметил мальчик, за границу Фиолетовой страны, обозначенную ручьём, не перелетела.
  Опустившись, Прыгр встал лицом к ручью и протянул руку.
  - Дворец вон там, - сказал он. - А ближайший посёлок - там, - он показал немного левее. - Но людей нигде нет. Наверное, все спят.
  - Далеко ли отсюда до посёлка?
  - Не очень. Скоро дойдёшь. Кстати, вокруг посёлка много плодовых деревьев.
  - Тогда я пошёл, - Андрей взял ботинки в руки. - Вы ждите здесь. Дойду до посёлка, гляну, как там и что, и сразу вернусь.
  - А если тебя схватит Кракер? - спросил Прыгр испуганно.
  - Тем хуже для него, - ответил Андрей и осторожно вошёл в холодную журчащую воду.
  На другом берегу он вытер ноги о траву, обулся, помахал друзьям и зашагал к лесу.
  
  
  Разведка
  
  Сверху, наверное, расстояния кажутся короче, потому что Андрей добрался до посёлка совсем не так скоро, как рассчитывал. Путь занял добрых четыре часа. При этом он шёл строго в направлении, которое показала обезьянка, никуда не сворачивал.
  Прежде чем войти в посёлок, мальчик сначала спрятался за деревом. Никого не обнаружив, он вышел на единственную деревенскую улицу. Домов было всего пять. Андрей выбрал самый большой дом, с башенкой и резными ставнями. Он взошёл на крыльцо и постучал в дверь. Не дождавшись ответа, он толкнул дверную створку и заглянул в прихожую. В ней никого не было. Но в первой же комнате, куда он вошёл, спали четыре Мигуна. Они лежали на диванах, на лавке, а один даже на полу. В другой комнате спали Мигуньи. Продолжая обход, мальчик очутился на кухне. Не найдя в ней ничего подходящего, он откинул крышку погреба. Оттуда повеяло прохладой и соблазнительными запахами. Спустившись туда, мальчик увидел на стене несколько связок колбас, а на полках шкафа - миски с салатами и кусками жареной зайчатины. Были тут ещё яйца, масло, хлеб и несколько кусков пирога с капустой, видимо оставшихся с ночи.
  Мальчик, недолго думая, вернулся в кухню, уселся за стол и принялся уплетать мясо, колбасу и салат. Наскоро утолив голод, он разыскал в доме сумку и положил в неё пару связок колбас, хлеб, масло, яйца и куски пирога. Всего этого им с Мэри должно хватить на два дня, да ещё и обезьянка полакомится, не всё же одними фруктами и ягодами питаться.
  Он повесил сумку на плечо, вышел из дома и знакомым путём отправился назад.
  Наполненная сумка весила прилично, и обратный путь получился нелёгким. Андрею пришлось часто отдыхать. К тому же он немного сбился с правильного направления и не сразу нашёл ручей. Мальчик беспокоился: сгущался вечер, скоро совсем стемнеет, проснутся Мигуны, Кракер вылезет из дворца. Того и гляди, увидит его. Бастинда же увидела своим единственным глазом Элли и её спутников, когда те были ещё у границ Фиолетовой страны, так почему бы и Кракеру не увидеть?
  К счастью, он всё же выбрался к ручью до наступления темноты - правда, не в том месте, где его переходил. Прыгр летал вдоль берега и сразу его заметил. Они вернулись к шалашу и устроили пир из добытых яств. Мэри, которая тоже истосковалась по настоящей еде, уплетала всё за обе щеки. Прыгр к мясу не притронулся, зато пирог с капустой очень одобрил.
  Решили, что Андрей, Мэри и Страшила завтра с утра перейдут ручей и отправятся в поход к Фиолетовому дворцу. Прыгр останется ждать на берегу.
  - Ночью будем прятаться, а днём идти, - говорил Андрей. - Это самая лучшая стратегия. Здесь днём все спят. Нам бы только добраться до дворца, а там я что-нибудь придумаю. В конце концов, в окно можно залезть.
  Мэри в сомнении качала головой.
  - Окна там высоко. Это не дворец, а настоящая крепость.
  - Если есть мозги, - сказал Страшила, - то можно одолеть любую крепость.
  - Это точно, - согласился Андрей.
  - А я буду взлетать высоко в небо и оттуда смотреть на вас, - сказала Обезьянка.
  
  
  Усыпительное колдовство
  
  В поход выступили утром, дождавшись, когда из-за Гор выглянет солнце. Через ручей мальчик перенёс Страшилу на руках.
  - Идите правее! - кричал им сверху Прыгр. - Правее, а потом всё время прямо! И не забывайте оглядываться на меня! Если собьётесь с пути, то я буду делать вам знаки!
  Друзья с другого берега помахали ему в ответ и вошли в лес.
  Андрей повёл своих спутников не вчерашним путём, а взяв немного правее, как советовал Прыгр. Лес в этих местах разросся гуще, деревья были выше, и всюду лежали ночные тени. Но утреннее небо уже заглядывало сюда, озаряя замшелые стволы и укромные зелёные полянки. В дуплах сидели филины. На верхних ветках, где было больше света, крикливые попугаи чистили свои пёрышки.
  Впереди показалось поле, усеянное статуями Летучих Обезьян. Видно было, что Обезьяны окаменели в полёте: у всех были расправлены крылья.
  Зрелище было до того жуткое, что даже Андрей не решился подойти к статуям. Притихшие путники обошли их стороной. Когда каменная стая скрылась за деревьями, Андрей рассказал Мэри, что видел ещё одно такое же каменное войско, только звериное, недалеко от Изумрудного города.
  - Это Смелый Лев собрал зверей и повёл их войной против Грегрума, - говорил он. - Но Лев не знал, на что способен колдун. Все звери окаменели и остались стоять.
  - Я об этом впервые слышу, - призналась девочка.
  - Я тоже, - сказал Страшила.
  - Вы ничего не знаете, потому что были заколдованы, как все в городе. Ну, ничего! - Андрей нахмурился. - Я ещё вернусь туда и расправлюсь с Грегрумом! Во второй раз он меня не обманет! А пока что расправлюсь с Кракером.
  - В борьбе с Кракером положись на мои мозги, - сказал Страшила. - Недаром мне дал их сам Гудвин, Великий и Ужасный. В трудную минуту они что-нибудь придумают.
  Выйдя на открытое место, путники обернулись - посмотреть, виден ли Прыгр. Его маленькая фигурка отчётливо темнела в безоблачном небе.
  - Не разберу, делает он нам знаки, или нет, - сказал мальчик.
  - Страшила, посмотри своими острыми глазами, - попросила Мэри.
  Страшила с минуту вглядывался, а потом сказал:
  - Вроде бы, знаков не делает.
  Ему неловко было признаться, что видит он Обезьянку не лучше остальных.
  - Наверное, мы идём правильно, - сказал Андрей. - Устроим привал вон на той опушке. Заодно перекусим.
  Он уже давно заметил, что Мэри нуждается в отдыхе. Девочка постоянно отставала, её голова качалась, глаза закрывались. Она словно спала на ходу.
  Они вошли в лес и уселись на мягкий мох под деревьями.
  - Мэри, ты что, не выспалась? - спросил мальчик.
  - Выспалась, - сказала она, ложась на мох и сладко потягиваясь. - Но что-то в сон клонит сильно.
  - Может, ты заболела? Дай я потрогаю лоб... - Андрей положил руку ей на голову. - Температура вроде нормальная... Мэри, ты совсем не можешь идти?
  - Нет... Я, кажется, сейчас засну...
  Через минуту она уже крепко спала.
  - Она заснула, как все жители Фиолетовой страны, - прошептал мальчик. - На неё подействовало колдовство Кракера...
  - Я думаю, это специальное усыпительное колдовство, - сказал Страшила. - Оно окутывает всю Фиолетовую страну, словно невидимый туман.
  - Мэри теперь только вечером проснётся... - Андрей задумался.
  - А вечером на неё подействует пробудительное колдовство, - прибавил Страшила, - и она не будет спать всю ночь. Я вот сделан из соломы и не могу ни заснуть, ни проснуться, а значит, на меня не действует ни усыпительное, ни пробудительное колдовство.
  - А на меня вообще никакое колдовство не действует, спасибо Виллине. Но что же нам делать? - Андрей посмотрел на девочку. - Её теперь не разбудишь.
  - Вопрос серьёзный, над ним надо подумать.
  Страшила уселся поудобнее, наклонил голову набок и подпёр её пальцем. Из его головы полезли иголки и булавки.
  Думал он недолго.
  - Мэри будет спать весь день, до самого вечера, - сказал он. - Поэтому у нас два варианта: либо идти дальше без неё, либо ждать, пока она проснётся, и идти всем вместе.
  - Если ждать, то придётся идти ночью, - возразил мальчик. - А ночью идти опасно, потому что проснутся Мигуны, и проснётся Кракер. Я думаю так. Мэри пусть спит, а ты останешься её сторожить. Я пойду один.
  - У тебя есть какой-нибудь план? - спросил Страшила.
  - Нет, по обстоятельствам буду действовать. Для меня главное - расправиться с Кракером. И я с ним расправлюсь!
  На это соломенному человеку возразить было нечего. Он кивнул, соглашаясь.
  Мальчик положил рядом с Мэри сумку с остатками продуктов.
  - А то, наверное, проснётся голодная. Ну, я пошёл. Увидимся!
  - А если не вернёшься? - забеспокоился Страшила.
  - Тогда идите назад, к ручью.
  - Нет, мы туда не пойдём. Мы будем искать тебя.
  Андрей покачал головой.
  - Это опасно.
  - Но Мэри непременно захочет тебя найти. Я её знаю. Она не пойдёт к ручью.
  - Тогда будьте осторожны. Всё-таки я постараюсь вернуться.
  Андрей попрощался со Страшилой и двинулся в путь.
  
  
  Поход по стране Мигунов
  
  Андрей долго шёл через рощи, по полям, поросшим высокой травой, переходил ручьи, и нигде не встречал жилья.
  К полудню он понял, что заблудился, и обратился за помощью к птицам - на них, как видно, усыпительное колдовство не действовало. Птицы показали ему тропу, которая оказалась совсем рядом. Пойдя по ней, Андрей быстро вышел к посёлку.
  Невдалеке от посёлка бродили коровы; в загонах жевали сено и фыркали пони. Это значило, что усыпительное колдовство не действовало не только на птиц, но и на животных. Андрей решил держаться от них подальше: животные могли проболтаться о нём хозяевам, когда те проснутся.
  В поисках еды он зашёл в один из домов. На кухне нашлись и белый хлеб с хрустящей корочкой, и сковорода с ещё тёплыми кусками жареной рыбы. Андрей тут же уселся за стол и основательно подкрепился.
  В следующем посёлке, довольно большом, с каменными домами и несколькими улицами, он увидел дом портного. О том, что здесь шьют одежду, говорило изображение фиолетовых штанов над дверью. "Мне, пожалуй, надо бы переодеться", - подумал разведчик, сворачивая к дому.
  Двое портных спали прямо на полу, среди выкроек и рулонов ткани. Тут же на плечиках висела готовая одежда: куртки, сюртуки, жилетки, штаны, рубашки. Недолго думая, Андрей сбросил с себя наряд Жевуна и примерил фиолетовый костюм. Тот ему вполне подошёл. Наряд довершила шляпа: небольшой матерчатый колпачок с узкими, поднятыми кверху полями. Старая одежда вряд ли ему теперь понадобится, и он спрятал её в кустах подальше от посёлка.
  Мальчик бодро шагал по хорошей дороге, вымощенной шлифованным камнем. Вела она в направлении, которое показал Прыгр, и Андрей ждал, что вот-вот покажется дворец. Но его всё не было. Зато чаще попадались посёлки. Некоторые из них походили на маленькие города: дома были каменными, с колоннами, с башенками и флюгерами на крышах. На многих домах висели пёстрые вывески различных лавок: булочной, молочной, мясной, кондитерской.
  Проходя мимо одного такого городка, Андрей решил зайти в какой-нибудь дом и поспать час-полтора. Он чувствовал, что устал, а ночь наступит ещё нескоро.
  В большом двухэтажном доме, куда он зашёл, все диваны и кровати были заняты спящими Мигунами. Только на чердаке нашлось кое-что подходящее: большой сундук. На нём он и устроился, подложив под себя старый подбитый мехом плащ, найденный тут же, на чердаке.
  Разбудил его гул голосов и топот шагов внизу. Мигуны проснулись! Он сразу спрыгнул с сундука. За чердачным окошком сгущалась ночь. Он проспал гораздо дольше, чем рассчитывал!
  Андрей отбежал в тёмный угол и затаился. На чердак, к счастью, никто не зашёл. Голоса понемногу затихли.
  Мальчик подумал, что Мэри уже проснулась, и они со Страшилой, наверное, совещаются, как быть дальше. Хорошо бы, если бы они переждали ночь там, где оставил их Андрей, или вернулись за ручей. Ночью в Фиолетовой стране опасно. Их могут увидеть и схватить.
  Андрей вышел на лестницу и посмотрел вниз. В коридоре никого не было. Он собрался было спуститься, как вдруг из боковой комнаты в коридор вывалила толпа. Шум голосов перекрыл чей-то громкий голос:
  - Не задерживайтесь! Нас ждёт не кто-нибудь, а сам дворцовый управляющий господин Фробро! Он даст нам работу, которую мы должны сделать до наступления Пляски, поэтому поторопимся!
  "Какой пляски? - подумал Андрей. - Они что - плясать собираются?"
  - Если управимся быстро, то получим хорошую награду! - прибавил обладатель громкого голоса - рослый рыжий Мигун в клетчатой безрукавке с серебряными пуговицами. - Тогда, может быть, сам великий Кракер обратит на нас внимание и снова пригласит на работы!
  Мигуны гурьбой прошли по коридору и спустились на первый этаж.
  Андрей, выждав, пока они все скроются, спустился за ними. Внизу уже никого не было. Андрей вышел на улицу и огляделся. Прохожих было немного, и все куда-то спешили. Мальчик подумал, что если он будет стоять и озираться, то привлечёт к себе внимание, поэтому тоже пошёл быстрым шагом. Дойдя до окраины посёлка, он увидел знакомую группу. Она дружно шла в ту сторону, где должен был находиться дворец.
  Рослый Мигун подтвердил его догадку.
  - Никому не отставать! - покрикивал он. - К дворцу подойдём все вместе! Кто отстанет и потеряется, пусть говорит: "Я из Кадуса, прибыл на работы по распоряжению господина Фробро!"
  - Поняли! - откликнулись Мигуны.
  - И прибавить ход! Через полчаса мы должны быть там!
  Андрей направился за группой, стараясь не выпускать её из виду.
  На дороге появлялось всё больше и больше людей. Все направлялись в ту же сторону, что и он. Мальчик приглядывался к окружающим. Среди Мигунов почему-то особенно много было рыжих. А ещё жители Фиолетовой страны были ниже на полголовы, а то и на целую голову жителей Зелёной страны, а значит, и самого Андрея. Но мальчик не привлекал к себе внимания: в толпе были и высокие Мигуны, хотя их было не слишком много.
  Двадцати минут не прошло, как впереди показался дворец. Его стены и башни были облицованы фиолетовыми плитами, на верхушках самых высоких башен блестели при свете звёзд крупные ограненные аметисты. Окон на первом этаже не было, небольшие окошки начинались только на высоте второго этажа, а на третьем этаже вдоль всего дворца тянулся длинный балкон с зубчатой оградой. Из-за этой ограды здание больше походило на крепость, чем на дворец. Мощёная дорога вела к большим металлическим воротам с чеканными узорами. Ночью дворец казался мрачной тёмной громадой. Ворота были закрыты. В окнах не горело ни одного огня.
  Вокруг дворца располагался просторный парк, причём, как успел заметить Андрей, большую часть парка занимал луг. На нём уже собралось множество Мигунов. Некоторые косили траву, другие собирали её и укладывали на тележки, запряжённые пони.
  Охраны возле дворца не было, и Андрей решил подобраться к нему поближе. Сначала он собирал с другими Мигунами скошенную траву, а потом, видя, что на него никто не смотрит, подбежал к дворцовой стене.
  Мэри была права: до самых нижних окон не добраться, до балкона - и подавно. Андрей двинулся в обход здания, чтобы взглянуть на другую его сторону.
  Не прошло и минуты, как его окликнули:
  - Эй, ты, там! К дворцу подходить запрещено!
  Андрей собрался было бежать, но потом подумал, что бежать совсем уж глупо, его неминуемо поймают. Лучше прикинуться работником.
  - Простите, я не знал. Я здесь в первый раз.
  - А ну, подойди сюда!
  Его окликал один из трёх Мигунов, которые стояли в стороне от работников и, видимо, наблюдали за ними. Это был худощавый, очень бледный человек с недовольным лицом.
  - Кто такой? - спросил он. - Я тебя раньше тут не видел!
  - Я из Кадуса, - сказал Андрей, кланяясь. - Прибыл на работы по распоряжению господина Фробро.
  - Фробро - это я. Бери грабли и собирай сено, и живее! Луг надо очистить к Пляске! Если не очистим - Могучий и Грозный будет недоволен, превратит всех вас в мышей!
  - Понял, сударь, - закивал Андрей, торопливо отходя к тележкам.
  Он взял из тележки грабли и принялся грести траву.
  "Надо полагать, Могучий и Грозный - это Кракер, - думал мальчик, оглядываясь на ворота. - Пусть только выйдет из дворца. Подойду и шарахну Могучего граблями по голове. И сразу убегу. Деревья близко, под ними в темноте меня не найдут".
  
  
  В Фиолетовом дворце
  
  Траву скосили и убрали, а Кракера всё не было. Наконец в окне над воротами зажёгся фонарь, ворота раскрылись, и из них строем вышли солдаты с копьями. Их было не меньше сотни. Все худые и длинные, под два метра ростом, у всех толстые короткие шеи и большие, выдвинутые вперёд челюсти. Андрей сразу обратил внимание, что солдаты не мигали, как Мигуны, да и внешне они были очень мало похожи на местных жителей.
  Солдаты выстроились по обеим сторонам от ворот. Андрей ожидал, что сейчас выйдет Кракер, но колдун не вышел. Он показался наверху, за зубчатой оградой.
  В первый момент мальчик подумал, что это Грегрум, настолько они были похожи. Такое же удлинённое тёмное лицо, торчащие уши, круглые глаза навыкате. Колдун повертел головой, оглядывая собравшихся на лугу Мигунов, и махнул рукой. Трубачи и барабанщики заиграли ритмичную музыку, и вся толпа в едином порыве двинулась куда-то вбок, потащив с собой Андрея.
  Музыка была похожа на ту, которую он слышал в Изумрудном городе на празднике Отлёта Гудвина. Только там толпа заколдованных горожан приплясывала и кричала "Слава великому Грегруму!", а здесь заколдованные Мигуны, нелепо подпрыгивая и размахивая руками, выкрикивали непонятные слова:
  - Скори! Мори! Пик! Пак! Трик! Трак!
  Невозможно было представить, чтобы люди вытворяли такое по доброй воле. Конечно, они были заколдованы. И лица у них, как и у жителей Изумрудного города, были либо неподвижны, либо свирепо корчились.
  К Пляске постоянно присоединялись новые Мигуны и Мигуньи, подходившие из окрестных посёлков. Они подходили и подходили, как будто вся страна решила принять участие в этом странном представлении. Кракер скалил зубы и размахивал руками в такт музыке: всё происходящее доставляло ему удовольствие.
  Сначала мальчик подпрыгивал и выкрикивал вместе со всеми, но, увидев, что на него никто не смотрит, замолчал и пошёл шагом. На него по-прежнему не обращали внимания.
  Толпа двигалась вокруг дворца, не подходя к нему слишком близко. С толпой Андрей обошёл дворец и снова оказался перед воротами. Солдат возле них не было. Колдовство действовало и на вояк - все они включились в Пляску. Над толпой невысоких Мигунов покачивались их длинные фигуры, потрясавшие копьями.
  Ворота оставались открытыми, но их, наверное, и не нужно было охранять: в их сторону никто даже не глядел. Андрей подумал, что он вполне может забежать во дворец. Все ведь заколдованы, за ним вряд ли кто-то погонится!
  Но сначала надо вооружиться. Андрей как раз проходил мимо тележек, на которых были свалены в кучу косы и грабли. Мальчик подобрался к тележке и выдернул из неё грабли. Если Кракер такой же дохляк, как Грегрум, то он расправится с ним без труда.
  С толпой Андрей зашёл за угол дворца и, когда Грегрум скрылся из виду, со всех ног кинулся к стене.
  Как он и ожидал, его никто не преследовал. Прижимаясь к стене, он прошёл вдоль неё, свернул за угол и сразу юркнул в ворота. В огромном сумеречном помещении он затаился за колонной и подождал немного. Насколько можно было понять, в помещении никого не было. В дальнем конце горели светильники, освещая раскрытую дверь в какой-то коридор.
  От колонн тянулись длинные тени. Мальчик побежал по ним, держа грабли наперевес. Справа показалась лестница. Он взбежал по ней и помчался по комнатам второго этажа. Здесь было светлее. Из окон сочился голубоватый звёздный свет, слышнее были крики плясунов и грохот музыки. Андрей наугад повернул направо, пробежал по каким-то пустым помещениям и увидел ещё одну лестницу. Поднявшись по ней, он оказался на балконе с зубчатой оградой. Андрей подошёл к ограде и посмотрел с высоты на озарённый звёздами парк и двигающуюся толпу Мигунов.
  Где-то на этом балконе, над воротами, должен находиться Кракер. Держа грабли наперевес, Андрей бросился его искать. Он пробежал весь балкон и оказался на том месте, откуда начал бег. Колдуна на балконе не было.
  Во время бега он видел справа какие-то двери. Колдун мог уйти в любую из них. Мальчик заглянул в первую попавшуюся дверь. За ней обнаружился огромный зал с несколькими рядами колонн. Огней тут не горело, зал был погружён в полутьму. Её едва рассеивал звёздный свет, струившийся из окон. Андрей зашагал по залу. Тут нельзя было ступить и двух шагов, чтобы не наткнуться на кресло, диван, комод, шкафчик, этажерку, бронзовый канделябр, столик с вазами и ещё что-нибудь. Множество вещей громоздились в беспорядке и были покрыты пылью и паутиной. "Совсем как в таверне Крока Солуона", - подумал мальчик.
  Он вошёл в следующий зал, потом в третий, в четвёртый. Все залы были грандиозными, с высокими потолками, с позолотой, мозаиками, колоннами и украшениями, заполнены множеством вещей, но в них никого не было. Колдун исчез. Как в воду канул.
  Тем временем музыка и крики смолкли. Мальчик вернулся на балкон и обнаружил, что Пляска закончилась. Мигуны расходились, шатаясь от слабости. Солдаты брели к дворцовым воротам.
  "Как бы не попасться им на глаза, - забеспокоился Андрей. - Я должен поймать Кракера раньше, чем встречусь с ними! Он где-то здесь!"
  Мальчик продолжил поиски в залах четвёртого этажа. Поднимался и на пятый. Везде царила тишина. Ни Кракер, ни солдаты ничем не выдавали своего присутствия.
  Небо на востоке начинало светлеть. Андрей валился с ног от усталости.
  Кракер, подумал он, днём спит. Значит, и солдаты его спят. Поэтому, наверное, лучше искать колдуна не ночью, а днём. Днём светлее и не так опасно бродить по заполненному вещами безлюдному дворцу, похожему на лабиринт.
  Андрей решил, что так и поступит. А пока он должен где-то провести остаток ночи. Долго искать место для ночлега не пришлось: в залах было полно диванов. Он лёг на тот, что стоял поблизости от выхода на балкон, и сразу провалился в сон.
  
  
  Встреча с Кракером
  
  Проснулся Андрей поздно. Солнце давно взошло. Он взял грабли и пошёл искать колдуна.
  Днём помещения дворца, действительно, выглядели веселее. Оконный свет заливал просторные залы, широкие мраморные лестницы, мозаики на стенах, изящную мебель и огромное количество изделий из фарфора, хрусталя, золота и бронзы. Многие изделия были украшены драгоценными камнями. Если бы не пыль, паутина и общий беспорядок, то тут было бы красиво. Не хуже, чем в Большом Кремлёвском дворце, в котором Андрей однажды побывал на экскурсии.
  Входные ворота, как и следовало ожидать, были заперты. Это означало, что Кракер находится где-то в здании. Но где?
  Андрей решил заново осмотреть первый этаж. Он спустился туда и побрёл по тёмным галереям. Темноту едва рассеивали редкие огоньки свечей в бронзовых подсвечниках, горевшие ещё с ночи. Андрей закинул грабли на плечо, взял один подсвечник и двинулся между колоннами.
  Ничто не шевелилось. В тишине слышался только шорох его шагов. Походив по первому этажу, он поднялся на второй. Здесь было светлее благодаря небольшим окошкам. Почти все помещения пустовали, лишь кое-где попадалась мебель. Оплывшая свечка догорела и потухла, Андрей оставил её на каком-то столике.
  На третьем этаже окна были широкими, и света здесь было больше. Андрей осматривал зал за залом, пытаясь представить себе, где, в каком месте может таиться колдун. Наверное, это место охраняют солдаты. Но их тоже нигде не было.
  Мальчик стал подниматься по мраморным лестницам, и поднимался до тех пор, пока не оказался на крыше самой высокой башни. Выше подниматься было некуда.
  Он остановился в изумлении, увидев на крыше спящих солдат. Они лежали вповалку на самом солнцепёке, чуть ли не друг на друге, а рядом грудой валялись их копья. Некоторые солдаты свернулись в кольца и шевелились, переползая спросонок с места на место; другие шипели и посвистывали во сне.
  Преодолевая оторопь, мальчик прошёл между ними. Колдуна и тут не было. Андрей вернулся на нижние этажи и снова начал бродить по залам и галереям. Он задумал осмотреть их заново: может, он пропустил какую-нибудь незаметную дверку. Наверняка во дворце имеются потайные двери, ведь здесь когда-то жила злая колдунья!
  День близился к вечеру, когда изрядно уставший искатель решил, наконец, что только зря теряет время. Потайную ему не найти, сколько бы ни старался. Тут надо действовать по-другому. Колдун каждую ночь выходит на балкон, чтобы понаблюдать за Пляской. Этим можно воспользоваться. Затаиться где-нибудь, откуда виден балкон, и как только колдун появится - сразу наброситься на него с граблями.
  План показался Андрею вполне разумным. Недалеко от того места на балконе, где прошлой ночью стоял Кракер, он разыскал дверь. Из неё это место было хорошо видно. Тут же и диван стоял, на котором он однажды ночевал. Он снова лёг на него и сам не заметил, как заснул.
  Спал он чутко, просыпался от каждого шороха. В тревоге поднимал голову, оглядывался и, не увидев ничего подозрительного, снова засыпал.
  Он окончательно проснулся, когда небо за окнами потемнело. В зале плавали сумерки. Андрей вышел на балкон, убедился, что тут никого нет, и подошёл к ограде. Пляска ещё не началась, но Мигуны уже собирались. Толпа на лугу стояла приличная.
  Он вернулся к дивану, сел и стал глядеть на балкон через приоткрытую дверь. Внизу раздался звук открываемых ворот. Андрея он насторожил. Что-то рановато сегодня открываются ворота. Пляска ещё не скоро! Он снова подошёл к ограде. То, что он увидел, заставило его вздрогнуть. Перед раскрывающимися воротами стояли два долговязых солдата и какой-то Мигун. Солдаты придерживали под руки связанного человечка с круглой головой и нарисованным лицом. Это был Страшила!
  Андрей оглядел толпу, ища в ней Мэри. Если здесь Страшила, то и она должна быть поблизости. Девочки нигде не было. Значит, Страшила попался солдатам один.
  Ворота раскрылись. Мигун, а за ним солдаты со Страшилой вошли во дворец. Андрей промчался по балкону, разыскал лестницу и спустился на первый этаж. Мигун, солдаты и Страшила шли вдоль колоннады. Мальчик бесшумно последовал за ними.
  Мигун и его пленник свернули налево, и перед ними открылась неприметная дверь. За ней показалось длинное помещение без окон, освещённое вереницами свечей. Вся четвёрка прошла туда. Дверь осталась открытой, и Андрей поспешил за ними. Он оглядывался: в этой части дворца он не был. Значит, есть здесь ещё неизвестные места!
  Мигун и шедшие с ним остановились. Часть стены отодвинулась, и из темноты на свет свечей вышел Кракер. На нём была фиолетовая мантия с золотой вышивкой, на голове - фиолетовый берет с белым пером. Сложив руки на выпуклом животе, колдун шёл величественной походкой, высоко вздёрнув подбородок.
  - Что случилось, Фробро? - обратился он к Мигуну пищащим голосом, очень похожим на голос Грегрума. - Зачем ты побеспокоил меня?
  - Причина весьма важная, о Могучий и Грозный, - ответил Фробро, кланяясь. - В окрестностях дворца стражники заметили ожившее соломенное пугало в одежде жителя Зелёной страны. Оно показалось им подозрительным, и они схватили его.
  Кракер оглядывал Страшилу с головы до ног.
  - Действительно, пугало! - воскликнул он.
  - Правитель, - заговорил Фробро, - мне дважды довелось побывать в Изумрудном городе ещё до воцарения там Величайшего и Ужаснейшего Грегрума, и я своими глазами видел, как это пугало шествовало в свите королевы Мэри. Мне сказали, что это Страшила, её первый министр. Он будто бы обладает самыми умными мозгами в Волшебной стране.
  - Мозги в мою голову вложил сам Гудвин, - подтвердил Страшила.
  - Перепутать его с кем-то другим невозможно, - заверил правителя Мигун.
  Кракер обернулся к солдатам:
  - Ступайте отсюда.
  Солдаты построились в шеренгу и зашагали прочь.
  У Андрея перехватило дыхание от волнения. Солдаты ушли! Вот она, возможность расправиться с колдуном! Он крепче сжал грабли.
  Кракер подошёл к Страшиле:
  - Кто ты и зачем прибыл в мою страну?
  - Я Страшила, первый министр королевы Мэри, - ответил соломенный человек. - На празднике Отлёта Гудвина я улетел из Изумрудного города на воздушном шаре и случайно оказался у границ Фиолетовой страны.
  - По-моему, он лазутчик, подосланный нашими врагами, чтобы свернуть тебя, о Могучий, - прошептал Фробро, наклонившись к колдуну.
  - Кто тебя подослал? - спросил у Страшилы Кракер. - Неужто брат мой, Грегрум? Это невероятно. Грегруму незачем меня свергать. Наверняка тебя подослали эти выжившие из ума ведьмы - Виллина и Стелла!
  - Точно, они, больше некому, - закивал Фробро.
  - Они? - повторил вопрос Кракер.
  - Нет, - буркнул Страшила. - Шар занесло к вам случайно.
  - Юлит, не отвечает толком, - шептал Фробро. - Значит, лазутчик!
  Андрей начал понемногу подбираться к Кракеру.
  - Он соломенный и наверняка боится огня, - сказал колдун, ухмыляясь. - Принеси сюда свечку. Сейчас он скажет всю правду!
  Фробро пошёл к ближайшему подсвечнику, и тут из темноты выскочил Андрей.
  - Я тебе сейчас скажу правду! - закричал мальчик, замахиваясь граблями. - Смерть тебе, крыса ушастая!
  Колдун в испуге отпрянул, чуть не упав.
  - Бамбара, чуфара! - закричал он. - Скорики, морики! Стань камнем, пикапу, трикапу!
  Но Андрей, вместо того, чтобы окаменеть, обрушил грабли ему на голову. По голове он не попал, грабли прошли мимо, но ухо и плечо они задели чувствительно. Колдун взвизгнул от боли.
  - Стань камнем! - заверещал он. - Скорики, морики, пикапу, трикапу!
  - Сейчас дам тебе трикапу! - Андрей снова замахнулся.
  Видя, что колдовство не действует, Кракер повернулся, чтобы броситься бежать, но тут грабли опустились ему на спину. Колдун завизжал ещё громче и повалился на четвереньки.
  Андрей начал изо всех сил молотить его граблями.
  - Вот тебе трикапу! Вот! Вот! Получай!
  Кракер визжал как резаный. Мальчик старался попасть по голове, но Кракер каждый раз уворачивался, подставляя плечо или спину. Наконец он кое-как поднялся и побежал, спотыкаясь. Андрей не отставал.
  Видя всё это, Фробро сначала оцепенел, а потом закричал срывающимся голосом:
  - Солдаты! Сюда! На помощь! Спасайте Могучего и Грозного!
  Кракер юркнул в дверцу, из которой только что вышел. За дверцей царил непроглядный мрак, но Андрей смело вбежал в него.
  Колдун метался; Андрей шёл за ним на звук шагов. В темноту ввалились солдаты. Первые два вырвали у мальчика грабли; от остальных он увернулся и кинулся к выходу. Солдаты побежали за ним. Андрей промчался по галерее, схватил Страшилу и выбежал с ним в зал с колоннами. Тут на него набросилось сразу с десяток солдат.
  - Держите их! - вопил Фробро. - Хватайте! Вяжите! Не дайте им уйти! Приказ Кракера, Могучего и Грозного!
  Страшилу вырвали у Андрея, потом заломили мальчику руки и связали за спиной.
  В зал, отдуваясь, поёживаясь и оглядываясь по сторонам, вышел колдун. Фробро поспешил к нему.
  - Они знакомы, - доложил он, отчаянно мигая. - Это целая шайка! Не удивлюсь, если в стране орудуют их сообщники!
  - Он хотел убить меня какими-то несчастными граблями, - пропищал Кракер. - Граблями! Меня, могущественного волшебника!
  - Прикажите одного сжечь, а другого утопить, - сказал Мигун.
  - На парня не действует моё волшебство, - колдун понизил голос. - Это более чем странно. Может, оно иссякло во мне? Сейчас проверим... Эй, ты! - крикнул он ближайшему солдату. - Поди сюда.
  Тот с бравым видом подошёл и вытянулся, ожидая приказа.
  Колдун поднял руку со скрюченными пальцами.
  - Бамбара, чуфара! Стань камнем!
  Словно тёмно-серая волна прошла от головы до ног долговязого вояки, превращая его тело в статую.
  - Могу! - воскликнул Кракер, оборачиваясь к Фробро. - Могу колдовать! Но почему парень не заколдовался?
  Мигун развёл руками.
  Колдун почесал за ухом.
  - В этом-то и заключается самая большая странность. И потом, как он проник во дворец? Он что, просочился сквозь стену?
  - Не знаю, повелитель.
  - Он глупец, коли набросился на меня с граблями! Только неисправимый глупец может надеяться убить волшебника таким жалким способом. Но он, хоть и глуп, очень опасен. Я чую это. Он гораздо опаснее, чем пугало с отрубями в голове. Надо выяснить, откуда он взялся.
  - Морить его голодом, пока не признается, - предложил Фробро.
  - Нет, тут надо действовать хитрее. Мы-то не глупцы, в отличие от него. Запрём его в подвале, где Бастинда держала провинившихся Мигунов. И пугало запрём вместе с ним.
  - Лучшего места для негодяев трудно придумать! - с готовностью согласился Фробро.
  Кракер пристально посмотрел на него.
  - Ты будешь постоянно находиться в соседней комнате. Там в стене есть слуховая трубка. Бастинда любила прикладывать к ней ухо и подслушивать разговоры узников. Теперь подслушивать будешь ты.
  - С радостью, повелитель, - Мигун низко поклонился.
  - Как услышишь что-нибудь важное - сразу сообщи мне.
  - Будет исполнено. Только... - Фробро замялся. - А вдруг на них не действует усыпительное колдовство, и они спят ночью, а не днём, как я и все твои подданные?
  - Подслушивай, когда сможешь! Ради одного тебя я не буду отменять дневное усыпление!
  Фробро, пленники и солдаты направились к лестнице, ведущей в дворцовые подвалы, а Кракер вернулся в свои тайные комнаты, где проводил почти всё своё время. В этих комнатах всегда царила темнота. Колдун, который в ней отлично видел, улёгся на соломенную подстилку, расстеленную на полу, чтобы вздремнуть до начала своего любимого развлечения - Всеобщей Пляски. Но сон не шёл. Кракер ворочался с боку на бок и думал о неизвестном парне, которого не смог превратить в камень.
  "Кто он такой? - размышлял колдун. - Откуда взялся? Пугало с мозгами прибыло из Изумрудного города, это ясно. Значит, и парень оттуда. Но там властвует Грегрум! Без его ведома никто из города носа не высунет... Давно я не интересовался, как идут дела у братца... Надо узнать... А то всё это очень, очень странно..."
  
  
  Мэри попадает в плен
  
  Ни до чего не додумавшись, Кракер вышел из своих комнат и побрёл к выходу из дворца. Проходя мимо статуи солдата, он вскинул руку.
  - Оживи! Пикапу, трикапу!
  Оживший солдат в испуге шарахнулся и замер, провожая правителя выпученными глазами.
  Дворцовые ворота были раскрыты настежь. Солдаты строем выходили из них, чтобы присоединиться к Всеобщей Пляске. Кракер собрался было подняться на балкон, как перед ним возник Фробро.
  - Правитель, есть новости! - сказал запыхавшийся Мигун. - Пленников поместили в подвал, и они начали разговаривать! Так вот, я узнал, что парня зовут Андрей и что на него не действует усыпительное колдовство!
  Кракер шарахнулся.
  - Ужас! - закричал он. - Я так и думал! Это заговор моих злейших врагов - Стеллы и Виллины!
  - И ещё я узнал, что они явились в твою страну не одни.
  - Есть другие? Кто?
  - Ты не поверишь! С ними прибыла королева Мэри!
  - А, эта девчонка, - колдун отмахнулся с кислой гримасой. - Только её здесь не хватало. Кстати, где она?
  - Где-то в пределах твоих владений, точно не знаю.
  - Что ей надо?
  - Пока не узнал. Знаю только, что на неё действует усыпительное колдовство!
  - Если на неё действует усыпление, то она должна участвовать во Всеобщей Пляске, - сказал колдун. - Там-то мы её и схватим. Ступай, продолжай подслушивать.
  Фробро с поклонами удалился.
  Колдун взошёл на балкон и остановился на своём любимом месте - над воротами. На лугу уже собралась большая толпа. Колдун нетерпеливо замахал музыкантам - начинайте!
  Загрохотали барабаны и заревели трубы.
  - Скори! Мори! Пик! Пак! Трик! Трак! - раздались крики.
  Пляска началась.
  Сначала Кракер просто стоял и смотрел на плясунов, а потом, захваченный ритмом, тоже замахал руками, начал приплясывать и кричать вместе со всеми:
  - Скори! Мори! Пик! Пак! Трик! Трак! Тура! Фура! Бот! Мот! Пик! Пак!
  Однако сегодня он стоял на балконе недолго. Не дожидаясь окончания Пляски, он спустился вниз и вышел из дворца.
  Вышел он не в тёмно-фиолетовой мантии правителя, а в одежде простого Мигуна. Его лицо скрывалось под надвинутым капюшоном.
  Почти бегом он устремился к пляшущим и смешался с их толпой. На него не обращали внимания. Все двигались в едином порыве, никто ни о чём не думал и никуда не смотрел.
  Колдун рыскал глазами по сторонам.
  - Где-то здесь чужестранка, - бормотал он. - Я должен её увидеть. - Он взмахнул руками. - Хочу увидеть её, бамбара, чуфара!
  Как только он произнёс заклинание, ноги сами повели его к беглянке.
  А та, как и все вокруг, ничего не замечала. Она шла, приплясывала и кричала вместе со всеми:
  - Скори! Мори! Пик! Пак! Трик! Трак!
  Наваждение отпустило её только когда Пляска закончилась и трубы с барабанами смолкли. Мэри перевела дыхание, огляделась. Вокруг отдувались Мигуны. Шатаясь и вытирая пот, они уходили с дворцового луга, расходились по дорогам и тропам, возвращаясь в свои посёлки и дома.
  Девочка направилась к роще, где договорилась встретиться со Страшилой. Тот уже три часа как ушёл искать Андрея.
  Но в роще не оказалось ни Страшилы, ни Андрея. Зато не успела она оглядеться, как из кустов выскочили солдаты и наставили на неё копья.
  Длинноносый незнакомец в капюшоне вышел вперёд и пропищал:
  - Взять её! Связать! Доставить во дворец!
  Бежать и сопротивляться было бесполезно.
  Солдаты окружили девочку и отвели в подвал, где сидели Андрей со Страшилой, а за стеной у слуховой трубки - Фробро.
  
  
  Всезнающий филин
  
  Ночью Андрей спал, и Фробро не услышал ничего заслуживающего внимания. Днём Андрей хоть и бодрствовал, зато спали Мэри и Фробро. И только вечером, когда бодрствовали все, Мигун мог услышать кое-что интересное.
  В этот вечер пленники говорили о Внешнем Мире. Андрей описывал металлических птиц, которые переносили в себе сотни людей, волшебные ящики, которые показывали то, что происходило за много километров от них, рассказывал про телефоны, холодильники, скейтборды, компьютеры и про многое другое. Страшила ахал, удивляясь. Фробро сначала ничему не верил, но Андрей расписывал всё так красочно, с такими подробностями, что в конце концов Мигун оторвался от слуховой трубки и пошёл к Кракеру.
  Колдун не слишком удивился тому, что парень прибыл из Внешнего Мира. Он сказал, что ожидал чего-то подобного, и снова потребовал от Фробро выяснить цель прибытия пленников в его страну и почему парень пытался его убить граблями. Если Андрей действительно колдун, то он должен знать, что колдунов нельзя убить не то что граблями, а даже мечами и алебардами.
  Фробро вернулся к слуховой трубке. Наступила ночь, Андрей заснул. Страшиле оставалось разговаривать только с Мэри, которая не спала по ночам. Но их разговоры были неинтересны Мигуну. Мэри и Страшила в основном вспоминали Изумрудный город и множество всяких мелочей и пустяков.
  Зато утром, когда проснулся Андрей, а Мэри только собиралась лечь спать, Фробро узнал ещё одну важную новость. Парень сказал, что ему на помощь скоро придёт Виллина. Будто бы она обещала время от времени заглядывать в свою волшебную книгу и узнавать, как у него идут дела. Прочитав в книге, что он заключён в подвал, она обязательно его освободит. Правда, он не знал когда.
  Кракер поморщился, услышав об этом.
  - Конечно, тут не обошлось без Стеллы с Виллиной, этих коварных интриганок. Не могут одолеть меня в открытом поединке, вот и подсылают всяких дурней с граблями. Ничего, скоро с Кругосветных Гор спустится мой могущественнейший властелин и навсегда уничтожит их обеих, и никакие волшебные книги им не помогут!
  Прошёл ещё один день, и Фробро узнал, что пленники действительно прилетели из Изумрудного города на воздушном шаре. Причём во время полёта Страшила и Мэри расколдовались.
  Эта последняя новость поразила Кракера. Он знал, что Грегрум заколдовал жителей Изумрудного города, превратив их в живых кукол. Мэри со Страшилой тоже были заколдованы. И вдруг они почему-то расколдовались. Почему? Неужели в Изумрудном городе что-то случилось?
  Ночью, сразу после Пляски, он отправился в лес и разыскал дупло, в котором жил старый филин Гуамоколатокинт.
  Этот филин в прежние времена служил Гингеме, жил в её пещере и кормился из её собственных рук жуками и мелкими мышами, которых добывали обращённые в рабство Жевуны. После гибели ведьмы он остался в пещере охранять её серебряные башмачки. Когда туда явился странный чёрный зверь, филин всеми силами пытался отогнать его от них. Но зверь оказался дерзким и проворным, он облаял филина и уволок сначала один башмачок, а потом другой. После этого Гуамоколатокинту ничего не оставалось, как принять предложение одинокого столяра Урфина Джюса переселиться в его дом на окраине деревеньки Когиды.
  Через какое-то время на огороде у столяра появились странные, очень живучие растения, которые заполонили все грядки. В борьбе с ними Урфин случайно наткнулся на способ получения живительного порошка. Столяр создал деревянную армию, оживил её порошком и отправился завоёвывать Голубую страну и Изумрудный город. Филин сидел на плече у Джюса, когда тот ехал на ожившей медвежьей шкуре во главе свирепых дуболомов. А после поражения самозваного волшебника улетел в Фиолетовую страну, где о нём никто не знал, и поселился в лесу, в дупле большого дерева.
  Филин рассказывал окрестным птицам истории про Гингему и Урфина Джюса, которые, по его словам, были величайшими колдунами. Со временем и его самого птицы стали считать колдуном. Они его побаивались, и, желая задобрить, приносили ему на обед мышей и ящериц. А ещё старый филин любил поговорить с птицами о событиях в далёких странах. Каждая птица должна была ему что-нибудь рассказать, а он им сообщал новости, которые узнавал от других птиц. Со временем он прослыл не только волшебником, но и самым мудрым и всезнающим филином из всех, что живут в Фиолетовой стране.
  Кракер иногда наведывался к нему. Он называл его для краткости Гуамом. Филин очень не любил, когда его имя сокращали. Если бы так назвала его какая-нибудь птица, он разгневался бы страшно, но Кракера он боялся. Колдун в самую первую их встречу на его глазах превратил попугая в мышонка и преподнёс ему в подарок. Испуганному филину пришлось подарок принять и согласиться называться Гуамом. И ещё хорошо, что Гуамом, а не, например, Гу. Это было бы уж совсем невыносимо!
  Кракер расспрашивал филина о том, что происходит в Фиолетовой стране. Любому правителю полезно узнать новости не от льстивых и лукавых придворных, а от того, кто скажет правду. Таким был старый филин, редко покидавший своё дупло. Он никогда ничего не придумывал и говорил всё как есть.
  - Эй, Гуам, не видишь, кто идёт? - крикнул колдун, подходя к большому дереву. - Выходи, разговор есть!
  В дупле мигнули два жёлтых глаза, и филин торопливо выбрался наружу.
  - Иду, правитель, - он перелетел на ближайшую ветвь. - Стар я стал, не разглядел тебя сразу.
  - В скором времени я омоложу тебя, - пообещал Кракер. - Думаю, мне это удастся, хотя до сих пор мне ещё ни разу не приходилось омолаживать птиц.
  - Скинул бы ты с меня годков двести, а уж я бы в долгу не остался, - прокряхтел Гуамоколатокинт, он же Гуам.
  - Что слышно об Изумрудном городе? - спросил Кракер. - И что поделывают Виллина со Стеллой, не замышляют ли чего против меня?
  Филин, как всегда, ответил не сразу.
  - Если и замышляют, то делают это в такой страшной тайне, что моим осведомителям ничего об этом не известно, - промолвил он. - А в Изумрудном городе сейчас неспокойно...
  - Как это?
  - Там всё пришло в движение, забурлило, заклокотало, - филин испуганно выпучил глаза. - Тишины не стало. Спокойствия не стало. Жители за работу взялись... Окна моют... Тротуары скребут... А ведь совсем недавно так тихо было, так спокойно, никто на улицу носа не высовывал... И не ели ничего, не пили, только вид делали, что едят и пьют. Как хорошо... - Филин вздохнул, сложил крылья и посмотрел на небо. - Мне бы так. Не есть, не пить, ни о чём не заботиться...
  - Это значит, что Изумрудный город расколдован, - прошептал Кракер, задумавшись. - А как же Грегрум? - Он приблизился к филину. - Что он делает?
  Гуам повращал глазами и наклонил голову набок.
  - Бурление в Изумрудном городе началось в тот день, когда в небо запускали большие шары, - ответил он, таинственно понизив голос. - К шарам привязали корзины, а в корзины посадили ужасающих существ. Много народу собралось...
  - Знаю, это праздник Отлёта Гудвина, - перебил его колдун. - Ты про Грегрума рассказывай.
  - Шары полетели прямо в небо, и понесли корзины с ужасающими существами, - продолжал филин. - В одной корзине были не только существа, но и люди. Точнее, два человека и одно существо.
  - Почему люди и существо полетели на воздушном шаре? - спросил Кракер.
  - Я спрашивал у птиц, но ни одна не смогла ответить. Это покрыто мраком глубочайшей тайны... - Филин снова выпучил глаза.
  - Так Грегрум куда делся, ты скажешь или нет?
  - Грегрум произнёс речь перед людьми, а потом шары улетели и он ушёл. С той минуты его никто не видел, а в Изумрудном городе началось бурление и клокотание.
  "Причина может быть только одна, - подумал Кракер. - У Грегрума кончился виноград, а значит, иссякла его волшебная сила".
  - Шар с двумя людьми и существом опустился вблизи границ твоей страны, - говорил филин. - Один из людей пошёл по стране, когда Мигуны спали. Он заходил в дома, брал еду и одежду, и шёл дальше. Он беспрепятственно достиг твоего дворца, и во время Пляски вошёл в раскрытые ворота.
  - Я так и думал! - воскликнул Кракер. - Он вошёл во дворец во время Пляски, потому что на него не действует усыпительное колдовство!
  - И ещё одно весьма таинственное и жуткое событие случилось в Волшебной стране, - завывая, сказала всеведущая птица. - Ожила звериная каменная армия, которая стояла в поле поблизости от Изумрудного города. Ожившие звери разошлись по лесам, и только лев пошёл не в лес, а в Изумрудный город. Потом он и несколько людей отправились в твою страну.
  - В мою страну? Зачем?
  - Неизвестно. Известно только, что когда они пришли на поле, где лежат окаменевшие Летучие Обезьяны, люди повернули назад, а лев пошёл дальше. Если ты его не задержишь, то завтра к вечеру он появится у ворот твоего дворца.
  Кракер усмехнулся:
  - Пусть появится, я его встречу.
  - Но на этом жуткие и таинственные события не заканчиваются! - Гуам повысил голос и поднял крыло, как бы призывая к вниманию. - В Волшебной стране появился невероятной высоты великан. Он намного выше самых высоких из Кругосветных Гор!
  Колдун насторожился.
  - Какой ещё великан?
  - Он прибыл из Звёздной Бездны, - сказал филин. - В ту ночь за Кругосветными Горами сгустился туман, и произошло невероятное событие. Звёздная Бездна окуталась крупными белыми хлопьями. Они летели стремительно, словно гонимые ураганом. За ними не видно было звёзд. И вот оттуда, из белых хлопьев, вышел великан. Он был так высок, что легко перешагнул через Кругосветные Горы. Он пошёл по Волшебной стране, направляясь к Изумрудному городу, но тут вдруг земля закачалась, и ему пришлось остановиться. А потом он стал уменьшаться и пропал бесследно.
  - Не может быть, - тревожно пробормотал Кракер, а сам подумал: "Вот ещё один могущественный колдун объявился. Ох, не к добру всё это..."
  - О великане я слышал от птиц, которые летают в Горах и поднимаются высоко в небо, откуда им видно очень многое, - продолжал Гуам. - Великан перешагнул Горы и прошёл лесистыми равнинами между Розовой и Фиолетовой странами. От его шагов остались огромные следы. Могучие деревья сломаны им как тростинки. А когда он перешагивал Большую реку, на болотистом берегу остался отпечаток его ноги. Он наполнился водой, и теперь там озеро. По нему плавают утки, а на берегах поселились цапли. И куда великан исчез - неизвестно никому.
  Кракер дал филину пару дохлых ящериц и отправился обратно во дворец.
  В своей тёмной комнате он улёгся на циновку и долго лежал, раздумывая.
  Он вспомнил, что Фробро, пересказывая сообщение Андрея о могуществе колдунов Внешнего Мира, упомянул о волшебном ящике, на стенке которого можно увидеть происходящее за много километров. "Эка невидаль, - думал Кракер, - это и мне доступно. Я тоже могу создать нечто подобное. Всевидящий Шар - вот как это называется у нас, в Волшебной стране! В нём отразится всё, что я захочу увидеть. Пожалуй, так и сделаю. Создам Шар и потребую, чтобы он показал мне Грегрума".
  Он сел, скрестил ноги и начал колдовать:
  - Бамбара, чуфара, скорики, морики. Явись, Всевидящий Шар, пикапу, трикапу, лорики, ёрики...
  Он протянул руки ладонями вверх, и над ними появился слабый голубоватый свет. Свет густел, расширялся, и вскоре в воздухе висел прозрачный шар сантиметров тридцати в диаметре.
  - Покажи мне Грегрума! - потребовал колдун. - Грегрума покажи, бамбара, чуфара, скорики, морики!
  Внутренность Всевидящего Шара окуталась туманом, а потом в тумане проступило изображение тележки, в которой сидели два человека в широкополых шляпах. Один правил пони, а второй сидел сзади, развалившись на мешках. Тележка куда-то ехала.
  - Где Грегрум? Покажи его, турабо, фурабо!
  Изображение тележки увеличилось, и среди мешков Кракер увидел открытую корзину. Тут изображение передвинулось: Шар как бы заглянул в корзину сверху. На её дне елозила большая жирная крыса. Крыса подняла голову и посмотрела на Кракера.
  Колдун узнал Грегрума в его истинном обличии, и это поразило его настолько, что он отшатнулся. "Грегрум лишился волшебной силы! - подумал он в смятении. - Он больше не колдун, не правитель Изумрудного города!"
  Кракер замахал руками, стирая Шар. Сияние погасло. Комната снова погрузилась во мрак.
  
  
  Появление Смелого Льва
  
  На следующий вечер Кракер вышел из своих комнат в самом скверном расположении духа. Первым делом он вызвал к себе Фробро. На вопрос, чем занимаются пленники, Мигун ответил, что у Мэри ещё продолжается дневной сон, но скоро она проснётся, а парень с пугалом заняты решением арифметических задач.
  - Делать им больше нечего, - проворчал колдун. - Они так ещё сто лет будут сидеть и решать задачи. Когда же им надоест заниматься чепухой, и они заговорят о чём-то важном!
  Вдали послышалось грозное рычание. Услышав его, Фробро побледнел, а Кракер криво усмехнулся:
  - Вот ещё один гость пожаловал. Я его жду.
  Надев аметистовую корону и накинув на плечи парадную фиолетовую мантию, он с чрезвычайно важным видом вышел из дворца. За ним почтительно следовал Фробро.
  Для Пляски было ещё рано, но большая группа Мигунов уже расхаживала по дворцовому лугу. Кракер направился к ним. Внезапно навстречу ему из парковых зарослей выпрыгнул огромный лев.
  Мигуны кинулись врассыпную. Фробро тоже хотел убежать, но Кракер остался на месте, и он остался, боясь прослыть трусом в глазах хозяина.
  - Эй, Кракер, я пришёл за королевой Мэри и Страшилой, - объявил лев громовым голосом. - Отдай их мне, иначе я разорву тебя!
  Мигуны хоть и разбежались, но недалеко: они выглядывали из-за деревьев и кустов, усиленно мигая от страха. Все смотрели на Кракера и льва. Колдуну только этого и нужно было. Сейчас он превратит льва в камень, продемонстрировав перед подданными своё колдовское могущество.
  Он мог превратить льва в камень ещё когда тот пересёк границу Фиолетовой страны, как Летучих Обезьян. Но ему хотелось, чтобы его победу увидели Мигуны и разнесли весть о ней по всей стране. Поэтому он позволил льву беспрепятственно дойти до дворца.
  Он смотрел на льва, горделиво подбоченившись.
  - Кто ты такой, чтобы угрожать мне, Кракеру, Могучему и Грозному?
  - Я - Смелый Лев Четвёртый, Царь Зверей! - ответил Лев. - И я не боюсь тебя!
  - Почему ты решил, что королева Мэри и Страшила здесь? - спросил колдун.
  - Потому что их принесло сюда на воздушном шаре, - сказал Лев, постепенно приближаясь к нему. - Верни их мне сейчас же!
  Колдун притворно расхохотался.
  - Королевы Мэри и Страшилы здесь нет! Ищи их в Изумрудном городе!
  - Воздушный шар принёс их сюда, - настаивал Лев. - Мне сказали об этом птицы.
  - Ах, вот как, птицы ему сказали! Что ещё тебе сказали птицы?
  - Что ты отъявленный злодей и превращаешь в каменные статуи всех, кто тебе не нравится!
  Тут колдун решил, что их разговор зашёл слишком далеко. Мигунам ни к чему было слушать, как ругают их правителя.
  - Молчи, несчастный! - гневно закричал он и затопал ногами. - Ещё ни одно живое существо не осмелилось назвать меня злодеем!
  - Ты злодей и есть, как твой приятель Грегрум! - Лев подходил к нему мягкой быстрой походкой. - Но Грегрума уже нет в Изумрудном городе. Он исчез. А город расколдовался и вновь стал свободным!
  Кракер страшно выпучил глаза.
  - Ты поплатишься за свою дерзость! - крикнул он.
  - Я тебя съем! - ответил Лев.
  Кракер поднял обе руки и скрючил пальцы.
  - Смотрите все, что происходит с непокорными! - закричал он во весь голос. - Смотрите и ужасайтесь!
  Лев приблизился к нему на расстояние прыжка.
  - Стань камнем! - провопил колдун и затряс руками. - Стань камнем, бамбара, чуфара!
  Лев уже изготовился к прыжку, как вдруг словно тёмная волна прошла по его телу от передних лап до кисточки хвоста. Мигуны за кустами испустили дружный стон: вместо живого Льва перед колдуном стояла каменная статуя!
  Фробро, который при приближении Льва попятился, вернулся к Кракеру.
  - Ты поистине могуч и грозен, повелитель, - льстиво сказал он, согнувшись в низком поклоне. - Более могучего и грозного нет во всей Волшебной стране.
  Видя страх Мигунов, Кракер самодовольно ухмылялся. Его расчёт оказался верным. Теперь вряд ли кто-то из них осмелится выступить против него.
  Новость о том, что Грегрум исчез, а Изумрудный город расколдовался, стремительно разнеслась среди его подданных. Все только об этом и говорили, пересказывая во всех подробностях рассказ о встрече Кракера со Смелым Львом. Мигуны горячо сочувствовали Льву и радовались свержению Грегрума, но говорили об этом втихомолку, опасаясь, что Кракер может их услышать.
  В полночь на лугу привычно заревели трубы и загрохотали барабаны, давая сигнал к началу Всеобщей Пляски. Толпа с криками двинулась в обход дворца. Но сегодня Кракер не стал любоваться на неё. Он заперся в своих комнатах и не показывался всю ночь.
  
  
  На каком языке говорят в Волшебной стране?
  
  Подвальная комната, в которую солдаты заточили Андрея, Мэри и Страшилу, была совсем небольшой и освещалась через узкие, забранные решёткой окошки под потолком. Из обстановки были только столик и две табуретки, да ещё несколько больших охапок сена, на которых Мэри и Андрей спали. В комнату три раза в сутки заходили солдаты и ставили на столик тарелки с овсяной кашей, фрукты и бутыль с водой. Заходили они вечером, ночью и утром; днём они спали, как и все жители Фиолетовой страны.
  Но Андрей-то днём не спал, так что ему с утра до вечера приходилось обходиться без еды. Мэри, которая днём спала, а ночью бодрствовала, оставляла ему с ночного обеда фрукты, но этого было мало. Мальчик успевал за день сильно проголодаться.
  Из-за того, что они с Мэри спали в разное время, они и общались друг с другом недолго: только утром, когда Андрей уже проснулся, а Мери ещё не заснула, и вечером, когда Андрей собирался спать, а Мэри проснулась. Страшила же не только никогда не спал, но и никогда не уставал. Он круглыми сутками мог разговаривать на любые темы. Больше всего он любил поговорить о Внешнем Мире.
  Сколько бы Андрей ни уверял его, что во Внешнем Мире волшебников нет, Страшила оставался в твёрдом убеждении, что там сплошь одни волшебники. Кто, как не волшебники, могут летать по Звёздной Бездне и посещать другие Миры? Или при помощи маленькой коробочки, чуть больше спичечного коробка, общаться с друзьями, которые находятся за тысячи километров от тебя?
  Он и Андрея считал волшебником. Разве может обыкновенный мальчик перелететь через Звёздную Бездну и освободить их с Мэри от чар злого Грегрума? Конечно, обыкновенному мальчику это не под силу.
  Андрей доказывал, что всё, что Страшила считает чудесами Внешнего Мира, создано при помощи науки или объясняется естественными причинами. Но что касается чудес Волшебной страны, то тут Андрей, скрепя сердце, готов был согласиться, что в ней происходят вещи, которые, пожалуй, естественными причинами не объяснишь. Одно только превращение огромной страны в маленький летающий диск чего стоило! А превращение Летучих Обезьян в каменные статуи? А звери и птицы, разговаривающие на человеческом языке?
  - Страшила, вот ты, наверное, помнишь Элли, Гудвина и Чарли Блека, - сказал он как-то ранним утром, когда Мэри только-только проснулась. - На каком языке они говорили?
  - Понятно на каком, - ответил Страшила. - На человеческом.
  - То есть, на том, на котором мы сейчас с тобой говорим? - уточнил мальчик.
  - Конечно. Что за глупые вопросы!
  - А вот и не глупые! Элли, Гудвин и Чарли Блек говорили на английском языке. А я говорю на русском! Это разные языки. Если бы они сейчас были здесь, то я бы их не понял. А они не поняли бы меня.
  - Это ещё почему?
  - Языки разные! Для меня английский язык будет звучать как тарабарщина. А для них русский будет звучать как тарабарщина.
  Страшила задумался. Из его головы выступили иголки и булавки.
  - Нет, тут что-то не так, - сказал, наконец, он. - Не может быть, чтобы во Внешнем Мире, где сплошь одни волшебники, говорили по-разному. Тогда это была бы не жизнь, а кавардак.
  - Во внешнем Мире много разных стран, - начал объяснять Андрей, - и в каждой стране свой собственный язык.
  - И люди одной страны не понимают язык другой? - спросила Мэри.
  - Не понимают, - вздохнул мальчик. - Это как если бы Жевуны не понимали язык Мигунов, а те и другие - язык Болтунов. Чтобы понимать другой язык, его надо выучить, а это дело непростое.
  - Разные языки - это плохо и страшно неудобно! - воскликнула девочка.
  - Уж как есть, - развёл руками Андрей. - Тут ничего не поделаешь. Мне другое непонятно. Элли говорила по-английски, и вы понимали её. То есть, получается, вы тоже говорили по-английски. А я сейчас говорю с вами по-русски. И Вы меня понимаете.
  - Ну да, понимаем, - кивнул Страшила.
  - Вы меня понимаете, и говорите на том же языке, что и я. На русском языке. А когда здесь была Элли, вы говорили с ней на английском языке. И, наверно, все звери и птицы тоже говорили на английском языке, если она их понимала. А сейчас все тут заговорили по-русски. Как же так получилось, что во времена Элли вы говорили по-английски, а сейчас - по-русски?
  Страшила снова задумался, теперь уже надолго.
  - А ты уверен, что мы с тобой говорим по-русски? - шёпотом, чтобы не потревожить соломенного мудреца, спросила у мальчика Мэри. - Ты ничего не путаешь?
  - Ничего. Я просто других языков не знаю. Не выучил ещё.
  Страшила поднял указательный палец.
  - Волшебство! - изрёк он торжествующе. - Всё дело в волшебстве! У нас - Волшебная страна, а значит, в ней возможны любые чудеса, в том числе и связанные с языком!
  Но Андрей упорствовал в своём стремлении докопаться до истины.
  - Когда появилась Элли, у вас все говорили по-английски, - доказывал он. - Когда появился я - все заговорили по-русски. А вот если бы сюда прибыл китаец и заговорил на своём, на китайском языке, то вы все, включая зверей и птиц, заговорили бы на китайском, да?
  - Кто такой китаец? - спросила Мэри.
  - Это житель Китая, - объяснил мальчик. - Так страна называется. В ней живут китайцы.
  - А вот интересно, - Страшила оживился. - Чем отличаются китайцы от жителей других стран? У нас, например, Жевуны постоянно жуют, Мигуны постоянно мигают, Болтуны постоянно болтают, Молчуны постоянно молчат. А китайцы что постоянно делают?
  - Китайцы?
  Вопрос застал Андрея врасплох. Он даже не нашёлся сразу что ответить.
  - А, знаю! - сообразил он. - У них у всех глаза узкие! Они как будто прищуриваются.
  "Болтают о каких-то китайцах, - с неудовольствием думал Фробро, прижимаясь ухом к слуховой трубке. - Мне опять нечего будет доложить правителю. Когда же, наконец, они заговорят о серьёзных вещах - о злодейских замыслах Виллины, о Грегруме, об Изумрудном городе?"
  - Тогда, значит, они Прищуруны, - сказал Страшила. - Китай - это страна Прищурунов. И у них свой собственный язык?
  - Да, очень трудный, кроме китайцев его никто не понимает. Так вот, я хочу спросить: если бы китаец попал сюда, то все вдруг разом заговорили бы по-китайски?
  - Наверное, заговорили бы, - ответил соломенный мудрец, потрогав свою голову с драгоценными мозгами.
  - А предположим, что сюда попали бы одновременно я и китаец, - продолжал спорить мальчик. - И на каком языке тут все заговорят? На русском или на китайском?
  Страшила опять задумался. Мэри, которая уже отчаянно зевала, легла на охапку сена и закрыла глаза.
  Зевал и Фробро в соседней комнате.
  "Пустая болтовня, - думал он, борясь со сном. - Какие-то языки, Прищуруны, китайцы... О чём прикажете докладывать правителю? О Прищурунах?"
   - Все заговорят на нашем, волшебном языке! - воскликнул Страшила, осенённый догадкой. - На нём говорят все, кто попадает в Волшебную страну!
  - Ничего не понимаю, - сказал мальчик. - Как будто я не знаю, на каком языке я сейчас говорю. Я говорю на русском, а не на волшебном!
  - Это тебе только кажется, что ты говоришь на русском, - ответил Страшила. - На самом деле ты говоришь на волшебном.
  Фробро клюнул носом, свалился с табуретки и заснул. Мэри уже спала. Андрей и Страшила продолжали разговаривать вполголоса, чтобы не разбудить её.
  
  
  Фрегоза
  
  Солнце поднялось почти в самый зенит и осветило подвал и кирпичную стену напротив окон. Страшила пересел в солнечное пятно.
  - Солнце - лучшее лекарство для меня, - сказал соломенный мудрец. - В сыром подвале я за ночь пропитываюсь влагой и становлюсь тяжёлым и неуклюжим. А на солнце влага из меня испаряется, и я снова быстрый и лёгкий.
  Андрей лежал на сене и придумывал для него новую арифметическую задачу. Вернее, вспоминал старые задачи, которые им задавали в школе, потому что совсем новые придумать было трудно. У другой стены спала Мэри, свернувшись калачиком.
  Солнце постепенно перемещалось, и Страшила перемещался вместе с ним, выставив на свет своё нарисованное лицо.
  Из щели между полом и стеной, сдвинув камешек, высунула голову мышь. Она принюхалась, вылезла вся и медленно двинулась вдоль стены к Страшиле. Тот, конечно, заметил её, но не пошевелился. Мышь с опаской подобралась к нему и уткнулась носом ему бок.
  - Свежую соломку почуяла? - спросил у неё Страшила. - Ладно, ничего не поделаешь, придётся угостить. Смотри только куртку на мне не прогрызи.
  Он расстегнул пуговицы и вывалил из живота большую охапку соломы.
  - Тут осталось много пшеничных зёрен. Можешь их съесть, всё равно они мне не нужны.
  - Спасибо, спасибо, - пропищала мышь, - вы очень любезны. А то я хожу тут, по подвалам, и ничего съедобного. Проголодалась так, что хоть камни грызи.
  - Ешь, не стесняйся, - Страшила выгреб из себя ещё соломы.
  Его опустевшее туловище потеряло устойчивость и завалилось набок. Андрей подхватил его и усадил так, чтобы голова мудреца снова оказалась наверху.
  - Интересно, у тебя внутри только одна солома? - спросил он. - Больше ничего?
  - Ничего, - ответил Страшила.
  - Даже не верится. А можно посмотреть?
  - Пожалуйста, сколько хочешь.
  Андрей зашарил рукой у него под рубашкой.
  - Да, солома... Странно... А как же ты ходишь, разговариваешь? По-моему, в тебе должен быть прибор, который приводит тебя в движение. Типа компьютера.
  - Ком-пью-те-ра, - повторил Страшила по складам незнакомое слово. - А что это?
  - Очень сложный прибор, который может читать, писать, считать, запоминать и управлять механизмами. Подробнее объяснить не могу, поскольку сам ещё не знаю, - Андрей снова пошарил. - Но его в тебе нет. В тебе вообще ничего нет, кроме соломы!
  - Я всегда был набит ею, - объяснил Страшила. - Когда я родился, во мне была одна солома, больше ничего, никаких мозгов. Тогда я пошёл с Элли в Изумрудный город, к великому волшебнику Гудвину...
  Мышь перестала хрустеть и повернула к нему свою остренькую мордочку.
  - Так вы, стало быть, и есть тот самый Страшила? Приятель нашего бывшего правителя Железного Дровосека?
  - Ну да. Извини, пожалуйста, что не могу тебе поклониться, поскольку для этого я должен вернуть в живот солому и застегнуть пуговицы.
  - О, не стоит беспокоиться. Я слышала о вашем путешествии с Элли от моей бабушки Фрегозы...
  - Постойте, - вмешался Андрей, - Фрегозой, кажется, звали служанку Бастинды. Она помогала Элли и Льву. Но она ведь была человеком!
  - Правильно, человеком, - кивнула мышь. - И я человек. Только превращённый в мышь. Меня превратил Кракер за то, что я, видите ли, плохо ему служила. Он многих слуг превратил. Кого в мышей, кого в ящериц, кого в тараканов. А остальные слуги разбежались. Да Кракеру слуги и не нужны. У него вместо слуг солдаты. Живёт он в кромешной темноте, и выходит из дворца только по ночам, чтобы посмотреть на Пляску.
  Мальчик встал на ноги.
  - Приятно познакомиться, - сказал он. - Меня зовут Андрей Ковалёв, я прибыл к вам из Внешнего Мира. А это, - он показал на спящую девочку, - Мэри, королева Изумрудного города.
  - А меня зовут Фрегоза, - сказала мышь. - Мою маму тоже звали Фрегозой, как и бабушку, и она тоже служила во дворце. Какие хорошие были времена! И во дворце было так красиво! Всё блестело и сверкало, полы начищены, и сам правитель наш, Железный Дровосек, тоже был весь такой блестящий, начищенный... И уж как мы все его любили... - На глазах у Фрегозы выступили слёзы, и она стала вытирать их лапками. - Кракер превратил его в каменную статую...
  - Не плачь, кушай зёрна, - принялся утешать её Страшила. - Всё будет хорошо. Андрей специально прибыл в Волшебную страну, чтобы лишить власти всех злых колдунов. Грегрума он уже лишил власти, скоро и Кракера лишит... Ну же, не волнуйся. Железный Дровосек расколдуется, Мигуны станут свободными...
  - Ах, если бы вы оказались правы! - воскликнула Фрегоза. - А то такая трудная жизнь настала. Да и не у меня одной...
  Насытившись, она попрощалась с друзьями и поспешила к норке. У входа в неё обернулась.
  - А можно я к вам ещё раз приду, когда сильно проголодаюсь?
  - Приходи, - великодушно позволил Страшила. - Соломы хватит.
  Мышь скрылась, а Андрей принялся помогать Страшиле запихивать солому обратно в живот.
  - Чудеса, - приговаривал он. - Человек, сделанный из соломы, может ходить и разговаривать...
  - И думать, - прибавил Страшила.
  - Да, и думать, - согласился мальчик, рассматривая его нарисованное лицо. - А может, компьютер спрятан у тебя в голове?
  Страшила отодвинулся с недовольным видом.
  - Нет там компьютера, только мозги. В них копаться не дам.
  - Я и не хотел копаться.
  - Мозги подарил мне Гудвин, а у него компьютера не было, - сказал Страшила. - У него было только волшебство.
  Андрею ничего не оставалось, как согласно кивнуть.
  - И всё же это странно, - сказал он, снова садясь на сено.
  - Это для вас, людей из Внешнего Мира, странно, а мы привыкли, - ответил Страшила и передвинулся вслед за солнечным пятном. - Ты придумал новую задачку?
  - Да, я как раз вспомнил одну, слушай, - и Андрей, удобнее устроившись на сене, заговорил: - Мальчик получил за бутылку с пробкой десять конфет. Причём дали ему конфеты отдельно за бутылку и отдельно за пробку. Известно, что за бутылку он получил на восемь конфет больше, чем за пробку.
  - Бутылка была пустая? - осведомился Страшила.
  - Пустая.
  - Пустая бутылка и при ней пробка, понятно, - кивнул соломенный человек.
  - А теперь вопрос, - продолжал Андрей. - Сколько конфет он получил отдельно за бутылку и отдельно за пробку?
  - Лёгкая задача, - сказал Страшила. - За бутылку он получил восемь конфет, за пробку - две. Вместе получается десять конфет.
  - А вот и неправильно! - воскликнул Андрей. - Если за пробку он получил две конфеты, то за бутылку должен был получить на восемь конфет больше, то есть - десять. Две конфеты за пробку и десять за бутылку, вместе будет двенадцать. А по условию он за пробку вместе с бутылкой получил десять!
  Страшила задумался.
  - Пожалуй, ты прав, - сказал он. - Но ты мне не подсказывай, я сам додумаюсь до правильного ответа.
  - Не подскажу, - заверил его мальчик.
  Задачка была из повести о школьниках, которую он читал в прошлом году, только в ней были не конфеты, а копейки. Копеек в Волшебной стране не было, и он заменил их конфетами. Задачка была нетрудная, но к ней надо было знать подход.
  Страшила начал рисовать на земляном полу цифры. Из-за множества вылезших иголок и булавок его голова стала похожа на ежа.
  Андрей несколько раз предлагал помощь, но Страшила отказывался:
  - Нет, сам! Сам!
  Он решил задачу только к вечеру, когда проснулась Мэри.
  - За бутылку мальчик получил девять конфет, а за пробку - одну! - торжественно объявил он. - Девять и одна - десять!
  - Пробку он мог бы отдать просто так, в придачу к бутылке, - заметила Мэри.
  - Но тогда не было бы сверхтрудной задачи, с которой я справился! - воскликнул Страшила.
  Он был страшно горд найденным правильным ответом и говорил, что таких заковыристых задач нет даже в тетрадке с арифметическими упражнениями, которая досталась ему от Гудвина.
  
  
  Новые известия о волшебном винограде
  
  Фрегоза пришла на следующий день вечером. Мэри уже проснулась. Проснулся и Фробро за стеной и привычно прильнул ухом к слуховой трубке.
  - Фрегоза, познакомься с нашей спутницей, королевой Изумрудного города Мэри, - сказал Страшила.
  Мышь встала на задние лапки и отвесила королеве самый почтительный поклон, при этом едва не потеряв равновесие.
  - Я несколько раз видела вас, ваше величество, когда вы и Страшила приезжали в гости к нашему правителю - Железному Дровосеку, - пропищала она. - Я тогда была человеком и служила во дворце.
  - О, те дни я вспоминаю с восторгом! - воскликнула девочка. - Фиолетовый дворец по красоте мало в чём уступал Изумрудному, а начищенный до блеска Железный Дровосек в золотой шапке-воронке был поистине великолепен!
  - Второго такого славного, великодушного и трудолюбивого правителя у нас уже не будет, - сказала Фрегоза печально. - А уж как мы его любили! Он ничего от нас не требовал, его надо было только смазывать и полировать иногда. Зато сам он делал для нас очень много. Вы, наверно, пришли сюда по широкой мощёной дороге? Так это он её проложил. Почти в одиночку. Работал без устали, не отдыхал ни одного дня.
  Страшила принялся выгребать из себя солому.
  - Фрегоза, угощайся, мне не жалко.
  - Большое спасибо, сударь.
  - А я вот хотел спросить... - начал Андрей.
  - У меня? - Мышь обернулась к нему.
  Мальчик подсел поближе.
  - Да, только это по секрету. Сначала, когда нас сюда посадили, мы думали, что нас освободит Виллина. Посмотрит в свою волшебную книгу, узнает про нас и освободит. Но что-то долго не освобождает. Может, правда, боится Кракера. Поэтому нам придётся действовать самим. Что вы скажете, если мы начнём рыть подкоп?
  Фробро за стеной насторожился. "Ну вот, это уже что-то серьёзное, - подумал он. - Будет о чём сообщить правителю!"
  - Даже не помышляйте об этом! - в ужасе запищала мышь. - Колдун наверняка узнает! Он много раз говорил, что следит за всеми в своей стране, что он всё знает, всё замечает, и даже мысли всех Мигунов читает!
  - Врёт, - уверенно сказал Андрей. - Не может он знать сразу про всех, это физически невозможно. На это никаких мозгов не хватит!
  - Моих, например, точно не хватит, а они у меня волшебные, подарены самим Гудвином, - подтвердил Страшила.
  - Что вы, по всему выходит, что знает, - спорила Фрегоза. - От него никуда не скроешься. Вот я сейчас говорю с вами, и боюсь. А вдруг он узнает?
  - Да не бойтесь вы, - сказал мальчик, - ничего он не узнает... Так что вы скажете насчёт подкопа? Это можно осуществить?
  Фрегоза перестала хрустеть, задумалась. Наконец сказала:
  - Уж не знаю, куда отсюда копать. Здесь везде запертые комнаты и коридоры с кирпичными стенами. В комнатах никого нет, они пустые. Во всём дворце никого нет, кроме Кракера и его солдат. Я видела Кракера несколько раз. Ужас до чего страшно! Я думала, он сейчас заметит меня и превратит в камень. А он - ничего, проходил мимо...
  - Значит, он вас не заметил, - сказал мальчик. - Вот и получается, что не всё он знает и не всё замечает. Хвастун он, ваш Кракер. Хвастун и врун. Специально так говорит, чтобы его боялись.
  "Очень хорошо, просто прекрасно, - не без удовольствия думал Фробро. - Теперь можно будет донести правителю, что пленник назвал его хвастуном и вруном. Правитель меня наградит за верную службу..."
  - А ещё я знаю, куда он ходит каждый день, - сказала Фрегоза, понизив голос. - Он бывает в комнате, где стоят Аметистовый трон и каменная статуя Железного Дровосека. Кракер превратил нашего правителя в камень в самый первый день, как явился к нам. В ту комнату ведёт нора, и я частенько захожу туда, чтобы посмотреть на нашего бедного Дровосека. Стоит он один-одинёшенек в темноте, весь пылью и паутиной покрылся...
  - Зачем туда ходит Кракер? - спросил Андрей.
  - Вы не поверите, - ответила мышь. - Чтобы покушать винограду!
  - Но это странно, - вмешался в разговор Страшила. - Зачем ему кушать виноград в какой-то дальней тёмной комнате. Это можно сделать в более подходящем месте, например, в дворцовой столовой.
  - Я этого тоже не пойму, - развела лапками Фрегоза.
  - А может, он ел не виноград, а что-то другое? - спросила Мэри.
  - Он ел именно виноград, я своими глазами видела! - пропищала мышь. - Помню, вылезла я в той комнате из норы, и вдруг дверь открывается и входит Кракер. Я прямо обмерла. Ну, думаю, всё, конец мне. Сейчас превратит в камень. А он подходит к сундуку, и на меня даже не смотрит. Открывает его, достаёт гроздь винограда. Всю гроздь есть не стал, а оторвал только одну ягодку и съел. Остальное положил обратно в сундук.
  - Говорите, одну ягодку съел? - заинтересовался Андрей.
  - Одну, одну, - подтвердила мышь. - Я тогда тоже удивилась: чего это он только по одной ягоде ест?
  - Наверное, это не простой виноград, коли колдун прячет его в комнате, где Аметистовый трон и статуя Железного Дровосека, - сказал Страшила.
  Мальчик принялся расхаживать по подвалу.
  - Слушайте! - воскликнул он, внезапно остановившись. - Виноград, который ест Кракер, - волшебный!
  - Почему ты так решил? - спросила Мэри.
  - Кракер с Грегрумом похожи как близнецы, а значит, и волшебную силу они должны получать одну и ту же. У Грегрума сила от волшебного винограда. Стало быть, и у Кракера она тоже от винограда! По-другому не может быть! - Андрей понизил голос: - Я знаком с человеком, который регулярно привозит волшебный виноград в Изумрудный город. И привозит не кому-нибудь, а лично Грегруму! Грегрум ест виноград по одной ягоде и наполняется волшебной силой, а всего привезённого винограда ему хватает на полгода. Потом ему ещё на полгода привозят. А потом ещё на полгода. Наверняка такой же виноград привозят Кракеру. Тем более, он ест его тоже по одной ягоде!
  - Но откуда Кракеру привозят волшебный виноград? - озадачился Страшила.
  - Думаю, оттуда же, откуда и Грегруму - из Голубой страны.
  - Не слышал я, чтобы в Голубой стране росло что-то подобное, - соломенный мудрец покачал головой.
  - Волшебный виноград Кракеру и Грегруму привозят от Танугра, - сказал мальчик. - А вот откуда его берёт Танугр?
  Фробро с такой силой прижался к слуховой трубке, что заболело ухо.
  - Надо же, колдовство в Кракере от винограда! - пропищала Фрегоза. - Как интересно! Кто бы мог подумать!
  - Думать - это по моей части, - сказал Страшила, - и я уже кое-что надумал.
  Все затихли.
  - Итак, в Кракере колдовство от винограда, - сказал мудрец торжественно. - Значит, если у Кракера не будет винограда, то не будет и колдовства. Поэтому Кракера надо лишить винограда!
  Фрегоза от восторга захлопала лапками.
  - Кракера надо лишить винограда! Ах, как вы мудры! Вы воистину мудры!
  Страшила со всей скромностью покивал головой, принимая похвалу.
  - Грегрум своего винограда уже лишился, - сказал Андрей.
  - Каким образом? - спросила Мэри.
  - А таким, что я его съел. Съел весь виноград, который ему везли на полгода. Там такая история вышла... - Мальчик засмеялся и махнул рукой. - Я ведь не знал, что виноград волшебный. А поскольку волшебство на меня не действует, то я его съел как простой виноград и ничего не почувствовал.
  - А если бы, предположим, виноград съел не ты, а кто-нибудь другой, то на него он подействовал бы? - спросил Страшила.
  - Подействовал, - ответил мальчик. - Жевун сказал мне, что виноград на всех действует. Если съешь ягоду, то наполняешься большой волшебной силой. Можно и две ягоды съесть, тогда силы в тебе станет вдвое больше. Но слишком большая сила Грегруму не нужна, с него хватает той, что даёт одна виноградина. Наверно, и Кракеру тоже одной виноградины хватает.
  - Ты съел волшебного винограда сразу на полгода? - спросил Страшила.
  - Ну да, - кивнул Андрей. - Мне Жевун сказал, что винограда там было ровно на полгода, если есть по одной ягоде.
  - И ничего не почувствовал?
  - Ничего. Жевун, кстати, тоже удивился. Он сказал, что во мне большая волшебная сила, и начал объяснять, как надо колдовать. Я пробовал, но бестолку.
  - Сколько там было всего ягод? - поинтересовалась Фрегоза.
  - Да я не считал... Несколько гроздей. Больше ста ягод, это точно.
  Страшила качал головой.
  - Стало быть, если бы виноград съел не ты, а кто-нибудь другой, то он стал бы могучим колдуном?
  - Могучим - не то слово! - воскликнул Андрей. - Самым могучим из могучих, и могучее его не было бы во всей Волшебной стране! От одной виноградины сколько силы! А от ста виноградин в сто раз больше!
  - И что же Грегрум? - перебила девочка. - Он совсем без винограда остался?
  - Думаю, что совсем. А вообще, я точно не знаю, потому что вместе с вами улетел на воздушном шаре.
  - Хорошо бы, если б Грегрум остался совсем без винограда и потерял свою волшебную силу, - вздохнув, сказала Мэри. - Тогда жители Изумрудного города, наверное, расколдовались бы...
  - Может, они уже расколдовались, - сказал Андрей. - Мы тут сидим и ничего не знаем, а в Изумрудном городе уже всё по-другому!
  - Надо, чтоб и Мигуны расколдовались, - пропищала Фрегоза.
  - Для этого надо отобрать у Кракера волшебный виноград, - ответил Андрей.
  - Его не обязательно отбирать, - возразила Мэри. - Достаточно какому-нибудь хорошему человеку съесть хотя бы одну виноградину. Тогда он станет таким же сильным волшебником, как Кракер...
  - И вызовет его на бой! - подхватил Андрей. - Эх, жаль, что на меня виноград не действует, а то бы я показал Кракеру, где краки зимуют... то есть, тьфу, не краки, а раки!
  - До винограда сначала надо добраться, а мы тут заперты, и за дверью - солдаты, - с горечью сказала девочка.
  На это возразить было нечего. Все замолчали, задумавшись. Фрегоза потихоньку снова захрустела соломой.
  Первым на неё посмотрел Страшила. За ним на мышь посмотрели Андрей и Мэри.
  Фрегоза перестала хрустеть.
  - Что вы на меня смотрите?
  - Уважаемая Фрегоза, - сказал Андрей, наклонившись к ней, - вы ведь тоже можете получить волшебную силу от винограда.
  - Да, Фрегоза, это совершенно точно, виноград на тебя подействует, - подхватил Страшила. - Ты станешь могучей волшебницей и сможешь загадывать любые желания. Например, чтоб к тебе вернулся человеческий облик.
  - Вы скажете волшебные слова: "Бамбара, чуфара, скорики, морики", и что-нибудь пожелаете, - сказал Андрей. - И всё сразу исполнится.
  - Исполнится, исполнится, - закивал Страшила, - всё исполнится. И человеческий облик себе вернёшь, и заодно Железного Дровосека расколдуешь.
  - И Мигунов расколдуете, - прибавила Мэри.
  - И нас отсюда освободите, - закончил Андрей.
  Фрегоза потупилась в сомнении.
  - Всё это хорошо, но я не смогу открыть сундук. Его крышка слишком тяжела для меня.
  - Я уже придумал план, - сказал мальчик, - вот послушайте. Кракер открывает сундук каждый день...
  - Ну да, сразу после Всеобщей Пляски, - подтвердила мышь.
  - Но на вас-то Пляска не действует?
  - Не действует. Она действует только на людей, а я вроде как животное.
  - Ночью, - продолжал Андрей, - вы проникните в секретную комнату и спрячетесь. Войдёт Кракер, откроет сундук, достанет оттуда гроздь винограда, и пока он будет отрывать ягоду, вы выскочите и запрыгните в сундук! И сразу съедите виноградину!
  - Лучше две виноградины, - посоветовал Страшила. - А ещё лучше - три.
  Андрей засмеялся: слова Страшилы напомнили ему фильм "Карнавальная ночь".
  - Самое лучшее - это семь виноградин, - сказал он с улыбкой.
  "Почему семь?" - не понял за стеной Фробро.
  - Чем больше съешь виноградин, тем больше тебе придёт волшебной силы, - изрёк Страшила. - Я бы на твоём месте вообще весь Кракеров запас съел, ни одной ягодки не оставил.
  "Вот это самое разумное", - одобрил Фробро.
  Но Фрегозе было не до шуток.
  - Ужасы какие говорите, - запищала она. - Не успею я запрыгнуть в сундук, как Кракер превратит меня в камень!
  - Фрегоза права, план слишком рискованный, - сказала Мэри. - Может быть, придумаем что-нибудь другое?
  - Есть и другой план, - Андрей, которому давно пора было спать, улёгся на сено. - Пускай Фрегоза украдёт ключ от нашей комнаты. Он висит на поясе у командира солдат, которые приносят нам еду.
  - Да, он висит у него на кожаном ремешке, я тоже заметила, - закивала Мэри.
  Андрей поворочался, устраиваясь удобнее.
  - Если бы Фрегоза проследила за командиром... - Мальчик зевнул во весь рот. - И подкралась к нему, когда он уснёт...
  Страшила обернулся к мыши.
  - Слышала? Дождись, когда он уснёт, подкрадись, перегрызи ремешок и принеси нам ключ!
  - Кстати, я знаю, где спят солдаты, - пробормотал Андрей, засыпая. - Они спят на верхушке самой высокой башни...
  Фрегоза задумалась.
  - Ну, это ещё куда ни шло... Солдат, вообще-то, я тоже боюсь, но меньше, чем Кракера.
  
  
  Лесная колдунья и её кукла
  
  Фробро отлип от трубки. Он был настолько взволнован, что первое время ни о чём не мог думать, только бегал по комнате из угла в угол.
  - Бамбара, чуфара... - повторял он. - Скорики, морики... Волшебный виноград, пикупу, трикапу... А ведь я знаю, где находится Аметистовый трон! - вдруг сказал он сам себе, останавливаясь. - Я был в той комнате ещё когда страной правил Железный Дровосек! Да, я её помню! И путь к ней помню!
  Фробро отдышался. В его голове закружились фантазии одна заманчивее другой. Виноград, который Кракер хранит в сундуке, даёт почти неограниченную волшебную силу, а значит, и власть над Мигунами. Он представил, как входит в секретную комнату, открывает сундук и съедает сразу десять виноградин. Силы в нём столько, что он сразу превращает Кракера в статую, а потом выходит к Мигунам и начинает творить чудеса: например, заставляет дом пролететь над лесом и опуститься там, где он скажет. Испуганные Мигуны сразу объявляют его своим правителем. Ещё бы не объявить, бамбара, чуфара!
  А потом он соберёт армию Мигунов и отправится завоёвывать Волшебную страну. Начнёт с Изумрудного города. Его он захватит без сопротивления. Затем захватит Розовую страну. Стелла ничего с ним не сделает. Если надо, он ещё с десяток виноградин съест, станет ещё сильнее и сокрушит волшебницу. Потом он захватит Голубую страну, потом Жёлтую. Он станет правителем всего мира!
  У Фробро захватило дух. Он уселся на табуретку и минут пять приходил в себя.
  Его мысли вернулись к действительности. Он понял, что прежде чем идти завоёвывать Волшебную страну, надо добраться до винограда. А это не так просто. То есть, совсем непросто.
  Для начала надо войти во дворец, когда там нет Кракера. А нет его там только во время Всеобщей Пляски. Кракер не опасался, что в это время кто-то посторонний проникнет в его тайные комнаты, он даже ворота не закрывал. Все Мигуны захвачены Пляской, никто не может выйти из её круга. И Фробро тоже будет ходить вместе со всеми, подпрыгивать и кричать, и не вспомнит про волшебный виноград. Он вообще ни о чём не вспомнит. Во время Пляски никто ни о чём не думает и не помнит.
  Есть только один способ, как избавиться от наваждения Всеобщей Пляски. Способ ненадёжный и опасный, но, сколько бы Фробро ни думал, ничего другого ему в голову не приходило.
  Надо обратиться за помощью к мелкой волшебнице Клитинее. По слухам, она не слишком хорошо относилась к людям, недаром была приёмной дочерью Бастинды. Кракер, придя к власти, уничтожил или изгнал из Фиолетовой страны всех мелких волшебников и волшебниц. Он считал, что они мешают ему править Мигунами. Мелкие волшебники были настроены дружелюбно по отношению к людям, помогали им и лечили, и это ему очень не нравилось. Кракер изгнал их всех без разбору. Досталось и Клитинее, которая еле спаслась от превращения в паука. Она ушла в дремучий лес на окраине Фиолетовой страны и стала жить там нелюдимо, занимаясь только своим огородом. Мало кто знал дорогу к её избушке. Даже Фробро не знал, хотя был весьма важным человеком при нынешнем правителе. Но он не сомневался, что разыщет колдунью. Мигуны подчинялись ему беспрекословно, и если он прикажет, то они приведут его к ней.
  До начала Всеобщей Пляски времени было достаточно, и он отправился в путь. Он ехал в тележке, запряжённой двумя пони, и всю дорогу торопил кучера. Сначала они ехали по хорошей мощёной дороге, потом свернули на просёлочную, потом и вовсе поехали по тропе. Тележка с Фробро тряслась на ухабах.
  В маленьком посёлке на окраине леса тропа кончилась. В этом лесу, как было известно Фробро, жила колдунья. Он велел позвать старосту. Когда тот явился, Фробро показал ему золотой жетон с выбитой буквой "К". Все Мигуны понимали значение этих жетонов. Буква "К" означала "Кракер", и приказы владельца жетона надо было исполнять так, словно приказывал сам колдун.
  Фробро велел разыскать человека, знавшего путь к избушке Клитинеи, а заодно привести двух свежих пони. Его желание было исполнено незамедлительно. Не прошло и минуты, как в конце деревенской улицы показался Мигун с чёрными, как смоль, волосами и с такой же чёрной бородой. Из-под кустистых бровей пронзительно глядели его глаза. Бородач держал в поводу двух маленьких крепких лошадок. Он появился так быстро, что можно было подумать, что он заранее знал о прибытии Фробро и поджидал его.
  Не сказав ни слова, лишь поклонившись, бородатый Мигун подвёл к Фробро одну из лошадок, а сам вскочил на другую. Фробро уселся на пони и, следуя за бородачом, въехал в лес.
  Ночь стояла светлая. Великое множество звёзд озаряло своим голубоватым сиянием замшелые стволы деревьев, кусты, папоротники, лесные поляны и едва заметную тропинку, вившуюся среди извилистых корней. Путники углубились в самую чащу. Фробро беспокоился: до начала Пляски оставалось не так уж много времени, а жилища Клитинеи всё не видать.
  Наконец впереди, в просвете между деревьями, показался приземистый дом в три окна. Всадники остановились у крыльца.
  Не успели они спешиться, как на крыльцо вышла Клитинея.
  - Опять кому-то нужда в старухе, - заворчала она. - Всё-то вы ездите, ездите, никакого угомона на вас нет.
  - Неотложное дело у меня к вам, уважаемая госпожа Клитинея, - сказал Фробро, подходя к ней с поклоном. - Только вы можете помочь.
  Колдунья закивала головой: дескать, знаю, что только я.
  - Проходите в дом, почтеннейший.
  - Долго рассказывать не могу, поскольку у меня мало времени, - идя за ней в избу, говорил Мигун. - А дело вот какое: надо мне попасть во дворец во время Всеобщей Пляски.
  - Понятно, - колдунья хитро сощурила глаз. - Во время Пляски дворец пустеет, оттуда выходят все солдаты, выходит и сам Кракер. А ворота остаются открытыми!
  - За услугу я подарю вам крупный рубин, - Фробро достал из кармана камень и протянул ей.
  Старуха тут же схватила его, спрятала под юбку и заворчала:
  - Недорого вы цените мой труд... Таких камней у меня полно, не знаю, куда их девать...
  Она зажгла на столе свечи. Из полутьмы выступили бревенчатые стены, увешанные связками сушёных мышей и пучками трав. Показался очаг с котлом, в котором что-то бурлило. Белый дым поднимался вверх и уходил в печное отверстие.
  - Причина, по которой я обращаюсь к вам с этой просьбой, крайне серьёзная, - заговорил Фробро, стараясь, чтобы его голос звучал как можно твёрже. - В подвале дворца содержатся весьма важные пленники, которые прибыли из Изумрудного города. Это королева Мэри, её министр Страшила Мудрый и ещё один человек, их слуга. Они прибыли к нам, чтобы свергнуть Кракера, который принёс столько несчастий Мигунам, и вам тоже, как я слышал. Я намерен освободить пленников.
  Никого освобождать он, конечно, не собирался, но колдунье, ненавидевшей Кракера, такое объяснение должно было понравиться.
  Она недоверчиво ухмыльнулась.
  - Против Кракера злоумышляешь? Ну-ну...
  - Конечно, Кракер может превратить меня в червяка, - продолжал Фробро, - но я готов пойти на всё, чтобы уничтожить его.
  - Ты требуешь от меня, чтобы я пересилила усыпительное колдовство, - сказала старуха. - Чтобы я пробила брешь в невидимом тумане, накрывшем всю Фиолетовую страну!
  - Но это ведь ради благого дела, - пробормотал Фробро.
  - Выдумки! - крикнула Клитинея. - Не бывает благих дел! Все благие дела делаются с тайным умыслом, в погоне за выгодой! За всё надо платить, а за благие дела - особенно!
  - Понимаю, - сказал Мигун со вздохом. - Платить, так платить... Что вы потребуете от меня?
  Колдунья раскрыла сундук и достала из него одноглазую куклу, державшую в руках зонтик. При взгляде на неё Фробро не смог сдержать гримасы отвращения. Кукла представляла собой сморщенную крючконосую старуху с единственным глазом над переносицей. Она смотрела им на Фробро и усмехалась, совсем как Клитинея.
  - Я дам тебе средство, которое избавит тебя на сегодняшнюю ночь от Пляски, - сказала колдунья, - но за это ты разыщешь во дворце комнату, где стоит Аметистовый трон. Ты войдёшь в неё и посадишь на трон эту куклу.
  У Фробро мурашки побежали по спине. Ему даже притрагиваться к кукле не хотелось, не то что брать её с собой. Но ради волшебного винограда пришлось согласиться.
  - Сделаю, госпожа. Можешь на меня положиться.
  Он засунул куклу в мешок с провизией, висевший у него за спиной. Провизии в мешке почти не осталось, и кукла в нём отлично поместилась.
  Клитинея подошла к полке и сняла с неё большую тёмную запылённую бутыль. Вернувшись с бутылью к столу, она откупорила её и отлила из неё в чашку какой-то вязкой чёрной жидкости. Потом подошла к котлу, помешала в нём половником, зачерпнула немного кипящего варева и вернулась к столу. Варево она перелила в ту же чашку.
  Старуха наклонилась над чашкой, пошептала и, как показалась Фробро, посыпала в неё какой-то порошок.
  - Ты должен это выпить.
  Фробро побледнел.
  - Надеюсь, это не слишком горячо?
  - Пей! - приказала колдунья и пробормотала: - Бамбара, чуфара, скорики, морики...
  Фробро дрожащими руками взял чашку, зажмурился и выпил всё залпом. По его жилам разлилось тепло. Он почувствовал лёгкость во всём теле и прилив сил. Он поставил чашку на стол.
  - Я должен отправляться немедленно, госпожа, поскольку времени нет.
  - Эй, Реномо! - крикнула колдунья.
  Дверь со скрипом открылась, и вошёл чернобородый проводник.
  - Доставь нашего гостя к дворцу. И чтоб успел к началу Пляски!
  - Будет исполнено, - Реномо поклонился старухе и мрачно взглянул на Фробро. - Идёмте, сударь.
  - Куклу не потеряй по дороге! - крикнула Клитинея. - И помни: если не посадишь её на трон, ты будешь мёртв, мёртв, мёртв, бамбара, чуфара!
  Её вопли звенели у Фробро в ушах, когда он влезал на пони и трогался с места. Кукла в мешке не шевелилась, но он постоянно чувствовал её присутствие. Ему казалось, что она дышит, хрипит и иногда тоненько попискивает.
  
  
  Фробро проникает во дворец
  
  Он удивился тому, как быстро они выехали из леса. В посёлке они не останавливались, сразу поскакали по дороге. Скорость лошадок росла с каждой минутой. Фробро подумал, что они, наверное, тоже выпили той вонючей бурды, которой потчевала его старуха. А то откуда у них такая резвость?
  Вскоре их копыта зацокали по камням. Приближался дворец. Посёлки, мимо которых они проезжали, были безлюдны: все жители ушли на Пляску.
  Перед дворцом стояла большая толпа Мигунов. Пляска вот-вот должна была начаться. Люди прибывали со всех сторон.
  Фробро и Реномо заехали за деревья и спешились. Пони даже не вспотели, как будто и не неслись вскачь от избушки колдуньи до дворца. Реномо привязал их к дереву.
  - Разыщи Аметистовый трон до окончания Пляски, иначе попадёшься Кракеру, - сказал бородач.
  - Знаю, - ответил Фробро и, оставив Реномо, направился к толпе.
  Он успел вовремя. Загрохотали барабаны, завыли трубы, раскрылись дворцовые ворота и из них вышли долговязые солдаты. Над воротами на стене показался Кракер в парадной мантии.
  - Начали! Начали! - послышался его визгливый крик.
  Толпа вздрогнула и в едином порыве двинулась в обход дворца. Фробро двинулся со всеми.
  Он шёл, изумляясь на окружающих. Ему казалось, что люди сошли с ума. Они подпрыгивали, качались, дрыгали ногами, размахивали руками и кричали на разные лады: "Скори! Мори! Пик! Пак! Трик! Трак!" Даже лица у них изменились: все свирепо корчились и кривлялись. Фробро, всегда участвовавший в Пляске, сейчас смотрел на всё как бы со стороны. "Неужели я был таким, как они?" - думал он в смятении.
  Он пробовал дрыгать ногами и корчиться, но у него получалось плохо. Вскоре он понял, что ему не надо притворяться плясуном: на него всё равно никто не смотрел. Все шли точно слепые.
  Вместе со всеми он свернул за угол. Кракер и ворота скрылись из виду. Он прошёл ещё немного, выбрался из толпы, подбежал к дворцовой стене и прижался к ней, почти слился с её тенью. Толпа двигалась мимо него густым потоком. Люди вертелись, прыгали и кричали во всё горло. В толпе выделялись своим длинным ростом солдаты. Все подчинялись ритму, который задавали барабаны.
  Фробро подобрался к углу и заглянул за него. Отсюда видны были ворота и Кракер на дворцовой стене. Кракер сначала глядел на толпу, а потом ушёл. У Фробро упало сердце: колдун сегодня не будет смотреть на Пляску, он останется во дворце! К его счастью, Кракер вскоре вышел из ворот, прошёл по лугу и взгромоздился на спину каменного льва. Вот он, удобный момент, чтобы проникнуть во дворец!
  Колдун ещё не успел усесться на льва, а Фробро уже бежал к воротам. Ворвавшись в полумрак зала с колоннами, он перевёл дыхание и оглянулся. В проёме ворот был виден колдун, сидящий на статуе. Он размахивал руками и кричал вместе со всеми: "Скори! Мори! Пик! Пак! Трик! Трак!"
  Кукла за спиной Фробро сипло задышала. Мигун от страха покрылся холодным потом. С каким удовольствием он снял бы с себя мешок с куклой и забросил его куда подальше! Но Клитинея и её бородатый слуга наверняка узнают об этом. Тогда ему несдобровать.
  "Как только получу волшебную силу, сразу уничтожу старуху и бородатого, - подумал он. - А заодно и их одноглазую уродину!"
  И он побежал по галерее, слабо освещённой редкими огоньками свечей.
  
  
  Волшебство Аметистового трона
  
  В конце галереи он свернул налево и остановился, привыкая к царившей здесь темноте. Затем снова двинулся вперёд, осторожно переставляя ноги.
  По мере того, как его глаза осваивались с темнотой, и он шёл всё увереннее и быстрее. Только однажды он замедлил шаг, вспоминая, куда свернуть. Справа на стене появился ориентир - каменные изваяния Летучих Обезьян. Увидев их, Фробро бросился вперёд.
  Коридор, по которому он шёл, упёрся в двустворчатые двери, закруглявшиеся наверху. За ними находился Аметистовый трон, и там же стоял сундук с волшебным виноградом.
  Массивные дверные створки не поддавались, сколько бы Фробро ни дёргал их. Открыть двери мог только Кракер.
  Мышь говорила, что колдун приходит сюда после Пляски. Фробро решил подождать. Но надо где-то спрятаться, чтобы колдун его не заметил. Спрятаться в пустом коридоре было негде. Взгляд Фробро упал на стену с изваяниями. Между двумя каменными Обезьянами был небольшой проём - достаточный для того, чтобы втиснуться в него и затаиться.
  В конце коридора послышались шаги. Это приближался Кракер. Фробро торопливо залез на стену и замер среди изваяний. Если колдун его заметит, то он останется здесь навсегда - в качестве ещё одной каменной Обезьяны, только без крыльев...
  Колдун прошёл мимо и остановился у двери. Её створки с тонким скрипом раскрылись. Кракер вошёл в комнату, оставив двери открытыми.
  Мигун бесшумно спустился на пол. Мягко ступая, подошёл к дверям и скользнул в комнату. Он разглядел трон, весь покрытый паутиной, справа от него - Кракера, наклонившегося над раскрытым сундуком, и ещё правее - каменного Железного Дровосека.
  Фробро метнулся в угол, где паутины было особенно много. Он скрылся за ней, как за занавесом, и стал ждать.
  Колдун с чавканьем съел виноградину, закрыл сундук и вышел из комнаты. Двери за ним закрылись.
  Фробро с гулко бьющимся сердцем подбежал к сундуку. Крышка легко откинулась. В сундуке лежал виноград. Его осталось немного, полгрозди, но этого количества должно было хватить, чтобы Фробро стал колдуном гораздо могущественнее Кракера. Он протянул к винограду руку, и тут кто-то больно ткнул его в спину. Проклятая кукла! Она ожила!
  Скрипнув зубами, Фробро снял со спины мешок, развязал его, подошёл к трону и вытряхнул из мешка куклу. Она упала на сиденье и осталась лежать неподвижно.
  "Прикинулась обычной куклой, - со злостью подумал Фробро. - Знаем мы, какая ты обычная! Сейчас стану колдуном и уничтожу тебя в один миг, бамбара, чуфара!"
  Он вернулся к сундуку, схватил гроздь и принялся отрывать от неё ягоды. Он поглощал их торопливо, с жадностью, стараясь, чтобы изо рта не вылилось ни одной капли сока. Его руки дрожали, дрожь пробирала всё его тело. "Это хорошо, что я дрожу, - думал он. - Это хорошо... В меня вливается волшебная сила..."
  Он вздрогнул и перестал чавкать, услышав, как раскрываются двери.
  - Кто тут ворует мой виноград? - Голос Кракера звенел от ярости.
  Фробро зачавкал с утроенной силой, запихивая в рот последние ягоды...
  Кракер схватил его за плечо и отбросил от сундука. Мигун проглотил виноградины, едва не подавившись.
  - Я издалека почувствовал, что кто-то открыл сундук! - закричал колдун.
  Узнав Фробро, он задохнулся от гнева.
  - Это ты? Изменник! Вор! Смерть тебе!
  Кракер не понимал, откуда Мигун узнал тайну волшебного винограда и как очутился в этой комнате, но он отлично понимал, что ему, съевшему всего одну ягоду, надо торопиться. Фробро съел не меньше трёх десятков ягод, а значит, уже через несколько минут обретёт силу, намного превосходящую силу самого Кракера. За эти несколько минут Кракер должен сокрушить, уничтожить противника.
  Он скрючил пальцы и начал колдовать:
  - Стань червем! Стань бессловесным червем, бамбара, чуфара, скорики, морики!
  - Это ты стань червем, - ответил Фробро и тоже скрючил пальцы. - Бамбара, чуфара, скорики, морики!
  Червем не становился ни тот, ни другой, зато из их ладоней начали вырываться ярко-красные молнии.
  - Бамбара! - кричал Кракер.
  - Бамбара! - ещё громче кричал Фробро.
  - Чуфара! - изо всех сил вопил Кракер.
  - Чуфара! - срывался на визг Фробро.
  - Стань червем! - ревел Кракер и топал ногами.
  - Стань червем! - не отступал Фробро, весь дрожа.
  Молнии от ладоней Фробро тянулись к таким же молниям от ладоней Кракера, скрещивались с ними и разгорались.
  Фробро не мог не заметить, что молнии, которые исходили от его рук, постепенно становились ярче молний от рук Кракера. Он взбодрился, а потом и вовсе переполнился восторгом от сознания собственной мощи.
  - Моя взяла! - кричал он. - Я тебя уничтожу! Теперь я - повелитель Мигунов, бамбара, чуфара!
  Выкрикивая колдовские слова, они двигались по кругу как заведённые. Молнии разгорались, выхватывая из мрака их бледные перекошенные лица, и никто из них не смотрел на Аметистовый трон.
  А между тем на троне сидела уже не кукла, а настоящая, живая одноглазая старуха с растрёпанными рыжими волосами, в длинной фиолетовой юбке. Ростом она превосходила Мигунов на целую голову. В руках она сжимала не игрушечный, а настоящий зонтик.
  С минуту она смотрела на стычку двух колдунов и слушала их вопли, а потом слезла с трона и подошла к ним, держа зонтик наконечником вперёд.
  - Правителями захотели стать? - прошамкала она, скалясь в зловещей ухмылке. - Я вам покажу, кто тут правитель!
  И наконечником зонтика она ткнула Фробро, стоявшего к ней спиной. Фробро тут же окаменел. Она подскочила к Кракеру. Тот изумлённо выпучил на неё глаза, и тоже получил тычок зонтиком. Кракер икнул, оборвав себя на полуслове. В комнате стояли уже две каменные статуи.
  Старуха засмеялась.
  - Вот так-то будет лучше. А то ишь! Правители!
  Она вышла из комнаты и зашагала по галереям, шлёпая стоптанными тапками.
  Всеобщая Пляска только что закончилась. Долговязые солдаты возвращались во дворец. Увидев незнакомую старуху, они в удивлении останавливались. К ней подошёл командир с золотой буквой "К" на груди.
  - Сударыня, - заговорил он по-военному чётко, - посторонним находиться здесь нельзя без приказа Кракера, Могучего и Грозного. Я вынужден взять вас под стражу.
  - Что? - завопила старуха. - Взять под стражу меня, Бастинду, правительницу этой страны? В своём ли ты уме?
  - Я не получал распоряжений на ваш счёт, - сказал командир.
  - Вот тебе распоряжение! - И она ткнула его зонтиком.
  Командир окаменел. Увидев это, солдаты пустились наутёк.
  - Где Кракер? - кричали они шипящими голосами. - Где наш Могучий и Грозный повелитель?
  - Только посмейте возражать мне! - кричала им вдогонку старуха, потрясая зонтиком.
  Выйдя из дворца, она обнаружила на лугу большую толпу Мигунов. Многие сидели на траве, отдыхая после Пляски.
  - Эй, вы! - закричала она. - Хватит прохлаждаться! Всем приниматься за работу! Я не люблю, когда бездельничают!
  Мигуны смотрели на неё испуганно. Никто не знал, кто она такая и почему кричит на них. За сто лет, прошедших после смерти Бастинды, все уже забыли, как она выглядит.
  - Что? Не узнали меня, вашу повелительницу? - продолжала вопить колдунья. - Я - Бастинда! Захочу - и всех вас превращу в пауков!
  Мигуны попятились. Только один, самый смелый, остался на месте.
  - Прошу прощения, сударыня, - он низко поклонился. - Меня зовут Ампар, я кузнечных дел мастер. Должен вам сообщить, что Бастинда умерла много лет назад. Её, как известно, Элли облила водой и она растаяла. А теперь нами управляет Кракер.
  Бастинда разъярилась ещё больше.
  - Я умерла? - Её голос сорвался, она уже не говорила, а шипела. - Это я-то умерла? Я тебе сейчас покажу, как я умерла!
  Скорчив гримасу, она подошла к Ампару и ткнула его зонтиком.
  По толпе прокатился крик ужаса: Ампар стал каменным.
  - Вот тебе! Всех превращу в камень, в пауков, в червей!
  - Не надо, повелительница, - раздались робкие голоса. - Теперь мы видим, что ты Бастинда. Правь нами, мы покорны тебе.
  - Всем разойтись! - приказала колдунья. - Нечего тут шляться среди ночи! А завтра с утра - за работу! У меня никто лодырничать не будет!
  Она вернулась во дворец и направилась в свою спальню.
  - Стоило мне ненадолго отлучиться - и всё захламили, везде беспорядок, грязь, - ворчала она, озираясь. - Ну, я с вами разберусь! Где слуги? Эй, кто тут есть?
  На её крики никто не выходил. Обитателей дворца Кракер давным-давно превратил в мышей, лягушек и тараканов. Слуг заменили змеи, превращённые колдуном в людей. Он одел их в военные мундиры и объявил им, что они солдаты и обязаны исполнять его приказы. Сейчас эти долговязые существа, боясь показаться на глаза свирепой старухе, прятались в дальних комнатах.
  - Где моя падчерица Клитинея? - спрашивала Бастинда. - Почему она не встречает меня? А где мой верный слуга Реномо? Наверное, опять спит. Реномо! - закричала она. - Реномо!
  Эхо от её голоса прокатывалось по безлюдным галереям.
  В спальне всё оставалось так, как было сто лет назад, только прибавилось пыли и паутины.
  - Ужас что творится, - ворчала колдунья, забираясь на кровать и чихая от поднявшейся пыли. - Ничего делать не хотят... Возьмусь за вас, бездельников... Вы у меня попляшете...
  Она сунула зонтик под подушку, натянула одеяло до подбородка и заснула.
  
  
  Большие перемены в стране Мигунов
  
  Пока она спала, во дворце и во всей Фиолетовой стране происходили удивительные вещи. Сама того не подозревая, Бастинда, обратив Кракера в камень, сделала доброе дело. Вместе с Кракером исчезло его колдовство. Всё, что он натворил за время своего правления, вернулось в прежний вид. Растаяло усыпление, висевшее над страной невидимым ядовитым туманом. У Мигунов, как и у жителей Изумрудного города, словно раскрылись глаза, и первым их чувством было удивление. При Кракере они засыпали с первыми лучами утренней зари и спали весь день до вечера, а сейчас восток уже вовсю алел, показалось солнце, а никто и не помышлял о сне. Конечно, они помнили прежние времена, и помнили дневное светило, но помнили как далёкий смутный сон. И вот этот сон стал явью. Люди ходили от дома к дому, собирались на улицах и спрашивали друг у друга:
  - Нами и вправду правил злой колдун? Правда, что мы день называли ночью, а ночь - днём? И правда, что мы плясали вокруг дворца, как очумелые? Не приснилось ли нам это?
  Многие обратились к животным и птицам, и те подтвердили: да, все люди действительно жили ночной жизнью.
  Из ворот Фиолетового дворца выходили придворные и слуги, которых Кракер превратил в тараканов, мышей и лягушек. Сейчас они вернулись в свой настоящий облик. Они удивлённо оглядывались, не веря, что они снова люди. Вместе с ними из дворца выскальзывали змеи и быстро уползали. Они перестали быть людьми и как старую кожу сбросили с себя солдатские куртки, штаны и сапоги.
  Ожил Смелый Лев. Для него время, проведённое в камне, пролетело как один миг. Он прекрасно помнил, что собирался прыгнуть на Кракера и разорвать его, но Кракер закричал: "Стань камнем!" и у Льва потемнело в глазах. А когда в глазах снова прояснилось, колдуна нигде не было.
  Изумлённый Лев обратился к Мигунам:
  - Эй, что тут у вас творится? Где Кракер? Куда он пропал?
  Мигуны побаивались его и потому топтались в отдалении.
  - Кракер пропал неведомо куда, - отвечали самые смелые из них. - Мы тоже удивляемся!
  В дальней тёмной комнате дворца, где стоял Аметистовый трон, ожил Железный Дровосек. Он огляделся, не понимая, как он сюда попал. Его глаза в темноте видели хорошо, и он сразу заметил двух людей, стоявших друг против друга. В первый момент он решил, что они живые, но, шагнув к ним, понял, что это статуи.
  Это были окаменевшие Кракер и Фробро. Они не ожили, как Железный Дровосек и Смелый Лев. Оживали и возвращались в свой настоящий облик только те, на ком лежало колдовство Кракера. Те же, кто были превращены в камень Бастиндой, так и остались каменными.
  Удивляясь, Железный Дровосек вышел из мрачной комнаты и зашагал по дворцовым коридорам. Недалеко от выхода он увидел ещё одну статую. Это был длинный тощий человек в военном мундире. Плоская голова на толстой шее смахивала на змеиную. Статуя Дровосеку не понравилась, однако он не стал её трогать и направился дальше, пока не вышел наружу.
  Увидев, как из ворот дворца выходит их правитель, Мигуны запрыгали от радости, а Смелый Лев заревел в восторге:
  - Железный Дровосек! Дружище! Ты жив?
  - А я и не умирал, - сказал Дровосек.
  Для него, как и для Смелого Льва, время, проведённое в камне, пролетело как одна секунда.
  - Не пойму, что произошло, - говорил Дровосек. - Во дворец явился какой-то странный человек, закричал: "Бамбара, чуфара", - и я вдруг оказался в тёмной комнате. Причём, у меня было такое чувство, будто я спал и очнулся от сна... Нет, как хочешь, но тут замешено колдовство!
  - Конечно, колдовство, - сказал Лев. - Тебя заколдовал Кракер, злой колдун!
  Железный Дровосек задумался.
  - В той комнате, где я очнулся, стояли статуи двух каких-то людей. И одна статуя, как мне кажется, очень похожа на того человека, который пришёл во дворец и сказал волшебные слова. Может быть, это Кракер? Может, он тоже заколдован? Тут явно что-то случилось, но, если честно, я ничего не понимаю.
  - И мы ничего не понимаем, - заговорили Мигуны. - Нами правил Кракер, а теперь вдруг появилась Бастинда...
  - Я пришёл в Фиолетовую страну, чтобы найти королеву Мэри и Страшилу, - сказал Лев. - Их унесло из Изумрудного города на воздушном шаре, и они должны быть где-то здесь.
  - Если они здесь, то мы их найдём! - воскликнул Дровосек и обратился к Мигунам: - Друзья мои, не видел ли кто-нибудь королеву Мэри и Страшилу?
  Мигуны переглядывались, качали головами и пожимали плечами.
  В сторонке стояла небольшая группа Мигунов и Мигуний, только что вышедших из дворца. От них отделилась пожилая Мигунья и несмело приблизилась к Железному Дровосеку.
  - Кажется, я знаю, где они, - сказала она.
  - Фрегоза! - воскликнул Железный Дровосек. - Это ты, старая знакомая? Рад тебя видеть! Всё ли с тобой хорошо?
  - Вроде бы всё хорошо, - ответила служанка, - если не считать, что я много дней и ночей по воле Кракера пробыла мышью. А королеву Мэри и Страшилу я видела в подвале. С ними ещё молодой человек, Андрей. Кракер приказал заточить их туда.
  - Где этот подвал? - грозно проревел Лев. - Веди нас!
  Фрегоза, Смелый Лев и Железный Дровосек поспешили во дворец. За ними толпой двинулись Мигуны.
  Проходя по залам, Дровосек и его подданные удивлялись их запущенному виду. Когда-то здесь всё блестело и сверкало, а сейчас было разбито, свалено в кучу, затоптано, покрыто пылью, завешено паутиной. Маленькие люди сразу принялись наводить порядок - поднимать и расставлять стулья, протирать зеркала, сгребать мусор.
  И никто не обратил внимание на Клитинею и Реномо, которые вошли во дворец вместе со всеми. Оба были закутаны в плащи, их лица скрывались под надвинутыми капюшонами.
  Во дворце они отстали от остальных и свернули в коридор, который вёл к спальне Бастинды.
  
  
  Андрей знакомится с Железным Дровосеком и Смелым Львом
  
  Это утро для узников с самого начала пошло не так, как обычно. Солдаты ещё два часа назад должны были принести еду, а их всё не было. Страшила говорил, что это неспроста, наверняка что-то произошло. Мэри надеялась, что Фрегоза всё-таки завладела ключом от их камеры, и теперь солдаты его ищут, поэтому не приходят. А Андрей, который только что проснулся и лежал на сене, думал только о том, что завтрака сегодня уж точно не будет. И он первым подбежал к двери, когда за стенами послышался какой-то отдалённый шум.
  - Завтрак несут! Ну, наконец-то!
  Страшила тоже приник к двери.
  - Точно, сюда кто-то идёт, - подтвердил он, прислушиваясь. - Но что-то их слишком много...
  Шаги и голоса приблизились и остановились за дверью.
  - Вот он, этот подвал, - сказал женский голос.
  - Королева, вы здесь? - громко спросил другой голос, на этот раз мужской.
  Девочка его сразу узнала.
  - Железный Дровосек! - воскликнула она радостно.
  - Королева, Страшила, мы сейчас выпустим вас! - прогремел третий голос, который трудно было не узнать.
  - Смелый Лев! - дружно закричали Мэри и Страшила.
  Снаружи по замку стукнули чем-то тяжёлым, и дверь распахнулась. В проёме возникли Железный Дровосек и Смелый Лев. Из-за их спин в комнату заглядывали Фрегоза и Мигуны.
  Мэри бросилась на шею Железному Дровосеку. В её глазах заблестели слёзы. Дровосек обнимал её осторожно, зная, что слишком резким движением стальных рук может причинить ей боль, и тоже плакал.
  - Мэри, ты здесь, - говорил он сквозь слёзы. - У нас случилось что-то ужасное. Злой колдун превратил меня в камень, а страну заколдовал!
  - То же самое было в Изумрудном городе, - отвечала девочка. - Там тоже всех заколдовал злой колдун.
  От Железного Дровосека она перешла к Льву. Тот мурлыкал от счастья, как котёнок, когда она его гладила и обнимала.
  - Эй-гей-гей-го! - закричал на радостях Страшила. - Мы снова, снова, снова вместе!
  - Нам не хватает только Элли, но это было так давно... - Железный Дровосек заплакал ещё сильнее. - Её уже нет, и никогда не будет...
  - Не плачь, а то ты заржавеешь, - забеспокоился Страшила. - Маслёнки-то у нас нет!
  - Есть маслёнка! - крикнул кто-то в толпе.
  Мигуны расступились, пропуская высокого старика в бархатном фиолетовом камзоле и таком же берете. В руках он держал маслёнку.
  - Эльтикор! - увидев его, воскликнул Дровосек. - Ты, как всегда, беспокоишься обо мне!
  - Я словно чувствовал, что маслёнка вам понадобится, - с поклоном ответил старый Мигун. - Позвольте, я сам вас смажу.
  Мэри всплеснула руками:
  - Да это же Фрегоза!
  Страшила внимательно приглядывался к служанке.
  - Послушай, не ты ли приходила к нам в подвал?
  - Я, - кивнула Фрегоза. - Я уже стала думать, как бы украсть у солдат ключ, как тут такое случилось... такое... Я снова стала человеком!
  - Это рассеялось колдовство Кракера, - сказал соломенный мудрец. - А если рассеялось колдовство, значит, Кракер умер!
  - Слышали? Слышали? - зашептались Мигуны. - Колдовство рассеялось, потому что Кракер умер!
  - Кракер не мог умереть своей смертью, - прибавил Страшила. - Его наверняка убили.
  - Кто же его мог убить? - озадачились Мигуны. - Колдуна так просто не убьёшь. Это мог сделать только другой колдун, ещё более могущественный.
  - Вообще-то, я его недавно здорово отдубасил граблями, - как бы между прочим сообщил Андрей. - Наверное, поэтому и умер. Поболел немного и умер.
  Услышав это, маленькие люди разом умолкли и уставились на него.
  Страшила засмеялся.
  - Никогда не забуду, как ты на него напал! Ты выскочил из темноты так неожиданно, что я чуть не упал от изумления! Ты как будто из воздуха возник! А Кракер-то как перетрусил! Повалился на пол и заорал!
  - А я начал дубасить его граблями! - подхватил мальчик. - Он убежал от меня в тёмную комнату, а я и там его дубасил! Получил он от меня крепко!
  Лев с Дровосеком смотрели на него во все глаза.
  - Это Андрей? - тихо спросил Лев у Мэри.
  - Да, он прибыл из Внешнего Мира, чтобы освободить Волшебную страну от злых колдунов.
  Как ни тихо она это сказала, Мигуны её услышали.
  - Андрей прибыл из Внешнего Мира, чтобы освободить нас от колдунов, - зашептались Мигуны. - Он бил Кракера граблями... самого Кракера, Могучего и Грозного... Он дрался с Кракером и убил его! Андрей - великий волшебник! Только волшебник мог убить волшебника!
  - Андрей - Великий Волшебник Убивающих Граблей! - провозгласил Эльтикор. - Он убил Кракера граблями и расколдовал нас всех!
  - Я, вообще-то, не совсем уверен, что убил его, - спохватился Андрей, сообразив, что немного преувеличил свои успехи.
  Его не слушали.
  - Конечно, ты его убил, - шумели взволнованные Мигуны. - Если бы ты его не убил, мы бы не расколдовались, и многие из нас ещё долго были бы мышами и лягушками!
  - Слава Великому Волшебнику Убивающих Граблей! - раздались крики.
  - Я не волшебник, - оправдывался мальчик.
  - Слава Андрею! Слава великому волшебнику! - слышалось со всех сторон.
  - Кракера не стало благодаря тебе, - сказала Мэри. - Ты смело вступил с ним в бой и победил.
  Растроганный Лев лизнул его руку.
  - Ты теперь мой друг. Если б я не знал, что Гудвин давно улетел, я бы подумал, что он дал тебе выпить целое ведро смелости!
  Мальчик не без робости погладил его гриву. А Железный Дровосек сказал:
  - Я сейчас весь в масле, а то бы я прижал тебя к своему сердцу. Поверь, любовь в нём не иссякла!
  Друзья в сопровождении большой толпы Мигунов вышли из подвала и зашагали по дворцовым коридорам.
  Маленькие люди просили Андрея рассказать про бой с Кракером. Андрей, смущаясь, поведал, как целых два дня искал Кракера по всему дворцу. Наконец он увидел его в галерее на первом этаже и сразу напал. Ему не удалось убить колдуна, но раны он нанёс тяжёлые. Наверное, Кракер и умер от них. Мигуны с придыханием ловили каждое его слово. Всё сказанное Андреем тут же передавалось из уст в уста.
  Мэри попросила Смелого Льва рассказать об Изумрудном городе. Они со Страшилой ахали от радости, узнав, что Грегрум куда-то пропал, а Изумрудный город расколдовался.
  Впереди бежали молодые Мигуны и говорили всем встречным, что Андрей - это Великий Волшебник Убивающих Граблей и что он убил Кракера одним ударом. Когда мальчик и его друзья вышли из дворца, большая толпа, стоявшая на лугу, разразилась восторженными криками. Все уже знали, что Андрей - не кто-нибудь, а Великий Волшебник Убивающих Граблей, который прибыл из Внешнего Мира специально для того, чтобы расправиться с Кракером и освободить их.
  Мальчик в сильном смущении пытался возражать, говоря, что он не волшебник, но его никто не слушал. В конце концов, он и сам начал верить, что убил колдуна. "А что, - думал он, - Кракер запросто мог погибнуть от моих ударов. Всё-таки классно я его отдубасил!"
  Узнав, что Андрей с Мэри долго томились в подвале, Мигуны тут же решили устроить большой праздничный пир. Смелый Лев это решение горячо одобрил: после долгого путешествия по Фиолетовой стране он страшно проголодался.
  Во дворце пировать не стали. Столы и кресла вынесли на лужайку. Мигуны побежали за угощениями в ближайшие посёлки.
  Пока готовился пир, к Андрею почтительно приблизилась группа Мигунов во главе с Эльтикором.
  - Уважаемый Великий Волшебник Убивающих Граблей, - обратился Эльтикор к мальчику, поклонившись. - Вам покажется невероятным, но сегодня ночью мы видели Бастинду!
  - Она же давно умерла, - удивился Андрей.
  - Мы видели её собственными глазами, - сказал Мигун. - Она вышла из дворца, кричала на нас, грозилась превратить нас в пауков, а всеми уважаемого мастера Ампара, который осмелился ей возразить, превратила в статую. Вон он стоит!
  Мигуны показали на окаменевшего невысокого человека с поднятой рукой, который словно защищался от чего-то.
  Андрей подошёл к статуе.
  - Странно. А вы уверены, что это была Бастинда?
  - Она сама себя так назвала, - ответил Эльтикор. - К тому же у неё, как и у Бастинды, только один глаз, вот тут, на переносице, - он показал.
  - Может быть, это какая-нибудь внучка Бастинды? - предположил Страшила.
  - Мне придётся её съесть, - со вздохом сказал Смелый Лев, - хотя она заранее вызывает во мне отвращение.
  - Лучше я зарублю её топором, - сказал Железный Дровосек.
  - Проще всего действовать по методу Элли: облить водой, и она растает, - сказал Андрей и обернулся к Мигунам. - Вы не волнуйтесь, с Бастиндой справимся легко.
  - Конечно, легко, - чуть не хором закричали маленькие люди, закивали и радостно засмеялись. - Конечно, легко, ведь с нами Великий Волшебник Убивающих Граблей!
  
  
  Бастинда и её зонтик
  
  Мигуны и Мигуньи, одетые в праздничные наряды, расставили на столах кушанья.
  - Пожалуйста, садитесь, - говорили они с поклонами. - Милости просим. Если вы любите что-то особенное, то вы скажите, мы приготовим. У нас самые лучшие повара в Волшебной стране!
  - Спасибо, большое спасибо, - урчал Лев, устраиваясь за столом и придвигая к себе тазик с сырой кабанятиной.
  У Андрея глаза разбежались от множества блюд.
  - О, даже жареная картошка есть! Вот уж не ожидал!
  Равнодушный к еде Железный Дровосек захотел прямо сейчас, не откладывая, расправиться с Бастиндой.
  - Значит, она во дворце? - спросил он у Мигунов.
  - Где же ей ещё быть, - ответили они. - Она сказала, что придёт и разберётся с нами со всеми!
  - Посмотрим, кто с кем разберётся! - сказал Дровосек, закидывая топор на плечо.
  - Это со мной ты вздумал разобраться, несчастный? - послышался громкий старушечий голос.
  Все, кто сидели за столами, обернулись. Андрей даже встал от изумления, увидев выходившую из дворцовых ворот рыжую одноглазую старуху с длинным крючковатым носом. Под мышкой она держала зонтик.
  - Женщина-циклоп! - воскликнул он. - В первый раз вижу такую!
  Мигуны бросились наутёк, а Железный Дровосек перехватил топор и направился навстречу Бастинде.
  - Благодари моё доброе сердце, я пощажу тебя, - сказал он, останавливаясь перед ней. - Но выслушай условие: ты сейчас же расколдуешь бедного Ампара!
  Бастинда расхохоталась, оскалив жёлтые зубы.
  - Кто ты такой, чтобы ставить мне условия?
  - Я - правитель этой страны, Железный Дровосек!
  - Страной правлю я! - провопила она. - Это моя страна, а ты превратись в камень!
  И она ткнула Дровосека концом зонтика. Дровосек мгновенно окаменел - как был, с занесённым топором.
  Лев грозно зарычал и в три прыжка очутился перед колдуньей.
  - Ну, всё, я тебя съем!
  - Выбирай! - закричала она, наставив на него зонтик. - Либо станешь камнем, либо будешь возить тележку со мной на зависть моим подданным!
  - Ещё чего захотела! - ответил Лев.
  - Осторожнее! - закричал ему Андрей. - У неё волшебный зонтик! Она им превращает в камень!
  Но Лев уже прыгнул на Бастинду. Колдунья стремительно увернулась и ткнула его зонтиком. Лев окаменел.
  Колдунья с победным видом огляделась.
  - Есть ещё недовольные? Всех заколдую, всех превращу в камень! Превращу, а потом разобью на мелкие кусочки! - Увидев Мэри, она оскалилась. - Какая миленькая девочка! Будешь моей служанкой. Еду мне будешь подавать.
  Андрей бросился к ней.
  - Не трогайте её! Лучше меня заколдуйте!
  - Гы-гы-гы, - засмеялась колдунья, яростно сверкая единственным глазом. - Заколдовать? Получай!
  Она подскочила к Андрею и ткнула его концом зонтика в грудь. Тычок был довольно болезненным, но Андрей не показал вида, что ему больно.
  - Ага, не получилось! - крикнул он. - И не получится!
  - Кто ты такой? Почему не каменеешь? - цедила сквозь зубы колдунья и злобно тыкала его зонтиком то в плечо, то в руку, то в грудь.
  Андрея её поведение разозлило.
  - Взрослый человек, а хулиганите! - закричал он, перехватывая зонтик.
  Он начал дёргать его, пытаясь вырвать из рук Бастинды. Старуха не отпускала. Мальчик дёргал зонтик на себя, Бастинда - на себя. Они боролись за зонтик, топчась на одном месте.
  - Я покажу вам, как зонтиками драться, - хрипел Андрей, с силой поворачивая зонтик то вправо, то влево. - Дайте сюда!
  - Не дам! Это моё! - Бастинда принялась пинать его ногами.
  Её удары окончательно вывели Андрея из себя. Он дёрнул зонтик с такой силой, что колдунья с воплем повалилась на землю. Зонтик оказался в руках у Андрея. Он тут же разломил его надвое ударом о коленку.
  Бастинда испустила яростный крик: волшебство ушло из зонтика, он не мог больше превращать в камень! Зонтик был её единственной волшебной вещью. Теперь она осталась ни с чем, она стала простой старухой, ни на что не годной...
  - Нате, забирайте свой зонтик! - И Андрей швырнул одну половину зонтика далеко налево, а другую - далеко направо.
  - Загрызу! - заревела колдунья.
  Ошалев от злости, она кинулась на Андрея и опрокинула его на землю. Глаз её сверкал, зубастый рот скалился и истекал слюной, руки тряслись.
  Колдунья уже готова была вцепиться в мальчика, как сзади подбежала Мэри с тазиком, полным воды. Тазик с водой стоял на обеденном столе и предназначался для Льва. Теперь он пригодился для Бастинды.
  - Вот вам, получайте! - крикнула девочка, окатывая колдунью.
  Следом за Мэри бежала Фрегоза с кувшином.
  - А это вам за нашего правителя, Железного Дровосека! - И она тоже окатила Бастинду.
  От колдуньи повалили клубы тёмного пара. Она с шипением стала опускаться на землю.
  Андрей, шатаясь, поднялся на ноги. К нему подбежала испуганная Мэри.
  - Она ничего тебе не сделала? - спросила она, обнимая его.
  - Нет, ничего, всё в порядке, - Андрей тоже её обнял.
  Целую минуту они стояли, прижавшись друг к другу, и глядели, как ведьма исходит паром.
  - Я погибла... погибла... - слышалось в её шипении. - Откуда вы узнали про... про воду...
  - Об этом все Мигуны знают, - сказала Фрегоза. - Много лет назад Бастинду окатила водой Элли, и колдунья растаяла.
  Шипение Бастинды стало неразборчивым. Она стремительно растворялась в луже. Последней растворилась голова. Несколько мгновений она ещё торчала над водой, тараща глаз, пока совсем не ушла в неё. На мокрой земле остались лежать стоптанные тапочки, кофта, юбка и клочья рыжих волос.
  Андрей, наконец, заметил, что обнимает девочку. Смутившись и покраснев, он опустил руки и шагнул назад.
  - Извини, - пробормотал он, глядя под ноги. - Я нечаянно...
  - Это ты меня извини, - сказала Мэри. - Просто я так испугалась, что сама не понимала, что делаю. Я думала, она тебя загрызёт. Чуть в обморок не упала.
  Андрей посмотрел на неё и улыбнулся. Ему хотелось взять её за руки, но он только сказал:
  - Ничего, главное - всё нормально...
  Их окружили Мигуны. Маленькие робкие люди были ошеломлены. Они видели, как Андрей дрался со злой колдуньей, к которой они даже подойти боялись.
  - Это волшебник, волшебник, - говорили они. - Бастинда не смогла обратить его в камень, и он победил её... Это могучий волшебник...
  - Я тут ни при чём, - оправдывался Андрей. - Бастинду победили Мэри и Фрегоза.
  - Нет, Бастинду победил ты, - не унимались Мигуны. - Если б не ты, Мэри с Фрегозой ни за что бы не осмелились подойти к ней. Она превратила бы их в камень. Ты храбро сражался и победил.
  - Эй, слушайте все! - раздались крики. - Великий Волшебник Убивающих Граблей снова одержал победу! Он непобедим!
  Тут же единогласно решили присвоить Андрею, в дополнение к званию Великий Волшебник Убивающих Граблей, звания Великий Волшебный Воин и Великий и Непобедимый Волшебный Борец с Колдунами и Колдуньями.
  - Слава Великому Волшебному Воину! - кричали вокруг. - Слава Великому и Непобедимому Волшебному Борцу с Колдунами и Колдуньями!
  - Погодите радоваться, - говорил мальчик, - Бастинда погибла, а Лев и Дровосек ещё остаются каменными. Мы не можем веселиться, пока они не ожили.
  - Да, верно, верно, - согласились Мигуны. Их радость быстро сменилась печалью. - Лев и Дровосек не ожили, и мастер Ампар не ожил. Не можем мы веселиться...
  - Они оживут, - уверенно сказал Страшила. - Обязательно оживут.
  - Ты знаешь способ их оживления? - спросил Андрей.
  - Нет, просто я исхожу из логического у-мо-зак-лю-че-ния, - ответил соломенный мудрец, произнеся последнее длинное слово по слогам. - А оно вот какое: когда ты убил Кракера, все, кого он заколдовал, расколдовались. А значит, и те, кого заколдовала Бастинда, тоже должны расколдоваться. Ведь она умерла!
  - Как же они расколдуются? - полюбопытствовал Эльтикор.
  - Очень просто. Как, например, Фрегоза расколдовалась, так и они.
  Андрей посмотрел на Мэри.
  - Может, и правда, расколдуются?
  - А что, может быть, - ответила девочка. - Только надо подождать.
  - Да, подождём, - кивнул Андрей.
  Эльтикор обернулся к Мигунам и провозгласил:
  - Не будем печалиться, друзья мои, ведь с нами Великий Волшебник Убивающих Граблей! Он найдёт выход! Он придумает, что надо делать!
  - Слава Великому Волшебному Воину! - дружно откликнулись Мигуны и засмеялись. - Слава Великому и Непобедимому Волшебному Борцу с Колдунами и Колдуньями!
  - А сейчас дадим волшебнику пообедать, тем более всё давно приготовлено, - вмешалась Фрегоза.
  Мигуны развеселились, запрыгали.
  - Да, пойдёмте к столу! Не будем печалиться в этот славный день, в который мы избавились от Кракера и Бастинды!
  
  
  Клитинея и Реномо уходят в лес
  
  Но Андрею снова не дали поесть.
  Едва он сел за стол, как среди Мигунов возникло движение. Маленькие люди тревожно зашептались и начали оглядываться на дворец.
  - Колдуны... Злые колдуны... - шептали они.
  Мальчик тоже оглянулся.
  Из ворот дворца выходила седая косматая старуха в косынке. За ней шёл угрюмого вида мужчина с чёрной бородой.
  - Это Клитинея, падчерица Бастинды, - объяснила ему Фрегоза, - а с ней её слуга Реномо. Клитинея знала ещё ту Бастинду, которую Элли облила водой.
  - Ей что - уже сто лет? - удивился Андрей.
  - Да, и ей, и Реномо, - подтвердила Фрегоза. - Они колдуны, а колдуны живут долго.
  К Андрею с поклоном подошёл Эльтикор.
  - Великий Волшебный Воин, только ты можешь заговорить с ними, - сказал он. - Тебе они не причинят вреда. Спроси у них, как оживить Железного Дровосека, Смелого Льва и мастера Ампара.
  - И заодно спроси, откуда тут появилось это одноглазое чудище с зонтиком, - прибавила Мэри. - Они наверняка знают.
  - Ждите меня здесь, - Андрей решительно встал и направился к колдунам.
  Клитинея с Реномо подошли к луже, оставшейся от Бастинды. Клитинея присела и придвинула к себе рыжие волосы одноглазой ведьмы. Реномо передал ей ножницы, и она отрезала от волос небольшой клок.
  Мигуны стояли в стороне, не осмеливаясь подойти.
  - Эй, что вы тут делаете? - Андрей остановился перед Клитинеей.
  - Беру на память о моей госпоже прядку её волос, - ответила старуха. - Она ведь моя приёмная мать.
  Реномо закивал с печальным видом.
  - А вы, случайно, не знаете, как расколдовать Железного Дровосека, Смелого Льва и мастера Ампара? - спросил мальчик. - Бастинда ударила их зонтиком, и они окаменели.
  - Расколдовать их может только очень сильный волшебник, - ответила Клитинея, - а я всего лишь старая знахарка, что я могу?
  - Тогда скажите хотя бы, откуда взялась Бастинда? Её ведь Элли давно растопила!
  - Растопила, да не совсем, - ответила колдунья, засовывая рыжую прядь глубоко в карман. - Прошедшей ночью свершилось древнее заклятье, и моя владычица обрела новую жизнь. Она и сейчас не умерла. Она вернётся. Вернётся и будет править этой страной.
  Последние слова она произнесла громко, чтобы её услышали Мигуны. Те испустили дружный стон.
  - Какое ещё заклятье? - не понял Андрей. - И почему вернётся?
  Но Клитинея уже шла к лесу. Реномо спешил за ней. Мигуны расступались перед ними.
  Клитинея и Реномо шли не оборачиваясь. Андрей смотрел им вслед. Две тёмные фигуры уходили как-то слишком быстро. Только что они были на парковой лужайке, и вдруг оказались у кромки леса. И за деревья они не зашли, а как будто растворились среди них...
  Мальчика окружили встревоженные Мигуны. Все хотели услышать, что он скажет обо всём этом.
  - Вряд ли Железный Дровосек и Лев сейчас оживут, - сказал Андрей, хмурясь. - Тут задействовано какое-то древнее заклятье, а в заклятьях я, честно признаюсь, мало что понимаю.
  - Ты обязательно найдёшь средство их оживить, - сказал Эльтикор. - Мы верим в это, потому что ты - Великий Волшебный Воин и Великий и Непобедимый Волшебный Борец с Колдунами и Колдуньями. Ты освободил нас от власти власти Кракера. Никто этого не смог, даже Стелла с Виллиной. А ты смог. Ты и статуи оживишь, тебе всё под силу!
  Мигуны закивали головами.
  - Да, а мы тебе поможем, - говорили они. - Ты только скажи, что мы должны делать.
  Сказать Андрею было нечего, и Эльтикор, видя это, повёл его к столам. Мэри с Андреем принялись за еду. Зато Мигуны ели мало. Мальчик заметил, что они вздыхают и часто поглядывают на статую Железного Дровосека, как будто надеясь, что их правитель сейчас оживёт.
  Но долго предаваться унынию маленькие люди не могли. Они во всём, что бы ни случилось, находили хорошее, и сейчас этим хорошим было то, что среди них находится Великий Волшебный Воин. Мало-помалу на лицах появились улыбки, и вот уже раздался смех, зазвучала весёлая музыка, и молодые Мигуны пустились в пляс.
  Хвалебные слова в адрес Андрея звучали так часто, что он не выдержал и подозвал Фрегозу:
  - Скажите им, пусть не говорят, что я волшебник, а то неудобно как-то. Какой я волшебник? Я и колдовать-то не умею, и никакого чуда ещё не совершил.
  - Ты волшебник, - возразила Фрегоза. - Самый великий из всех, которых я знала. Кракер с Бастиндой тебе в подмётки не годятся.
  Однако она подошла к Эльтикору и передала ему просьбу Андрея. Выслушав её, Эльтикор и пожилые Мигуны устроили совещание. Наконец Эльтикор встал и громко объявил:
  - Теперь мы знаем, что Великий Волшебный Воин Андрей - сама скромность, и за это мы полюбили его ещё больше. Только таким и должен быть настоящий добрый волшебник!
  Мигуны одобрили его слова радостными криками.
  
  
  В дальней комнате
  
  После обеда Андрей решил наведаться в дальнюю комнату дворца и осмотреть сундук. Вдруг в нём ещё остался волшебный виноград?
  Сопровождать мальчика вызвалась группа самых смелых Мигунов. Отправляясь в логово колдуна, они вооружились молотками, ломами, вилами и топорами. Многие взяли факелы. С Андреем пошли Мэри и Страшила. Фрегоза показывала дорогу.
  В той части дворца, где обитал Кракер, окна были заколочены и царила темнота. Оробевшие Мигуны выше подняли факелы. Когда проходили мимо статуи долговязого солдата, они в страхе жались к Андрею.
  Двери в комнату, где стоял Аметистовый трон, были распахнуты. Мигуны остановились на пороге: при свете факелов показались две неподвижные фигуры.
  - Кракер! Смотрите, это Кракер! - послышался шёпот.
  - Ничего страшного, это статуи, - сказал Андрей. - Пойдёмте.
  И он первым вошёл в комнату.
  Кракера он сразу узнал: колдун был почти точной копией Грегрума. Такая же вытянутая голова, похожая на крысиную, торчащие уши, круглые глаза.
  - А это кто? - Он показал на вторую статую.
  Осмелевшие Мигуны приблизились.
  - Это Фробро, он был у Кракера главным распорядителем, - сказали они.
  Приглядевшись к статуе, Андрей вспомнил этого человека. Это тот самый Мигун, который задал ему работу, когда он пришёл к дворцу.
  Каменные Кракер и Фробро стояли друг против друга, вытянув руки ладонями вперёд. Их лица были напряжены. Они словно сверлили друг друга глазами.
  - Их кто-то заколдовал, - прошептал Андрей.
  - Наверняка это сделала Бастинда, а иначе бы они давно расколдовались, - отозвался соломенный мудрец.
  Сундук, возле которого стояли статуи, был раскрыт.
  - Тот самый сундук, - сказала Фрегоза, показывая на него.
  Андрей присел перед ним и попросил, чтобы поднесли факел. В сундуке лежали общипанные виноградные кисти, и ни одной ягоды. Андрей осмотрел пол возле сундука. Ягод и на нём не было.
  - Виноград кто-то съел, - сказал он. - Сразу весь. И думается мне, что это не Кракер. Кракер ел по одной виноградине.
  - Фробро? - догадалась Мэри.
  - Наверняка он.
  Андрей подошёл к трону. При факельном свете тускло блестели запылённые аметисты, рубины и бриллианты.
  - Даже удивительно, как эта злющая старуха умудрилась создать такую красоту, - сказал мальчик, проводя рукой по резному подлокотнику.
  - А она и не создавала, - ответила Мэри. - Я слышала, что трон достался ей от прежнего правителя Мигунов, которого она свергла.
  Андрей вернулся к статуе Кракера. Обошёл её, рассматривая со всех сторон. Ему стало немного жутко, но он не подал виду.
  - Это один из четырёх колдунов, которых я должен уничтожить, - сказал он Мигунам. - Давайте разобьём его на мелкие куски, чтоб он не мог ожить!
  - Да, да, - закивали Мигуны, - так и надо поступить!
  Но никто из них не торопился приниматься за работу. Маленькие люди жались к стене и поглядывали на статую с опаской. Вперёд выступил Мигун, державший молоток.
  - Видишь ли, волшебник, - промолвил он, перетаптываясь и глядя себе под ноги, - мы его, конечно, разобьём, нам это нетрудно, но вдруг статуя заколдована? Мы стукнем по ней молотком, а молоток отскочит и прямо по нам!
  - Да, да, волшебник, - подхватили другие. - Хорошо бы, если бы ты первым начал его разбивать. А уж мы закончим!
  - Давай молоток, - решительно сказал Андрей.
  Он подошёл к каменному Кракеру, размахнулся и ударил молотком по носу. Нос откололся. По лицу статуи пролегли трещины.
  Андрей начал долбить, разбивая голову на куски. "Я справился! - думал он. - Хоть одного колдуна уничтожил! Виллина правду сказала! Я и других уничтожу, и вернусь на Землю, в Москву, домой!"
  Он долбил так, что только пыль летела.
  Кто-то коснулся его плеча.
  - Волшебник, теперь мы.
  Он отступил, вытирая пот со лба. Отдал молоток. Мигуны долбили не менее яростно - настолько были злы на колдуна. Через четверть часа от статуи осталась куча мелких обломков.
  Назад шли весело, напевая песни. Когда проходили мимо каменного солдата, кто-то предложил и его разбить. Андрей сказал, что не надо. Солдат не виноват, его ведь заколдовала Бастинда, а она всех заколдовывала без вины. Может быть, он ещё как-нибудь расколдуется. Мэри со Страшилой согласились с ним.
  Друзья провели ночь в посёлке, в том доме, в котором мальчик уже побывал однажды. Только тогда он спал на чердаке, а сейчас ему отвели просторную комнату с большой кроватью. Мэри устроилась в соседней комнате. Страшила всю ночь тихо ходил по коридору и время от времени заглядывал то к Андрею, то к Мэри.
  
  
  Прибытие Стеллы
  
  На следующее утро Андрей, Мэри и Страшила пришли к Фиолетовому дворцу, уселись возле статуй Дровосека и Льва и устроили совет.
  Страшила предложил идти в Изумрудный город.
  - Люди там расколдовались, а это значит, что Грегрум потерял волшебную силу, - говорил он. - Мы должны воспользоваться благоприятным моментом и поймать его. Потому что его легче поймать, когда он без волшебной силы, чем когда он с силой.
  - Грегрум - один из четырёх колдунов, которых я должен уничтожить, - задумчиво сказал мальчик. - Кракер уже уничтожен. Остаются Танугр и ещё какой-то четвёртый колдун...
  - Танугра и четвёртого колдуна можно оставить на потом, - убеждал Страшила. - Сейчас надо разделаться с Грегрумом, пока он снова не стал колдуном...
  - Нет, - вдруг решительно возразил Андрей. - Грегрум подождёт, а сейчас надо идти в Голубую страну, с Танугром сражаться! Я его не боюсь, это он пусть меня боится!
  - Тоже верно, - сразу согласился соломенный мудрец. - Будем действовать, как при решении арифметической задачи: сначала решим самую трудную её часть, а потом - ту, что полегче. С Грегрумом легче, он уже свергнут, а Танугр продолжает править. Значит, с ним труднее.
  - А что делать с Железным Дровосеком и Смелым Львом? - спросила Мэри. - Они так и останутся каменными? Нехорошо бросать друзей в беде, они ведь нам могут ещё помочь.
  - Да, нехорошо, - Андрей сокрушённо вздохнул. - Но что я могу сделать? Я ведь не волшебник.
  - Вопрос серьёзный, - Страшила насупил брови и приложил палец к голове. - Надо как следует подумать!
  - Да, займись этим, - сказала девочка. - Твои замечательные мозги обязательно что-нибудь придумают.
  - Конечно, придумают.
  Соломенный мудрец устроился поудобнее и погрузился в размышления. Из его головы полезли иголки и булавки, и сама она стала наклоняться всё ниже, как будто не выдерживала тяжести думающих мозгов. Страшиле пришлось подпереть её рукой.
  Андрею уже стало казаться, что Трижды Премудрый заснул с открытыми глазами, как вдруг тот вздрогнул и выпрямился.
  - Слушайте, - сказал он, оглядывая друзей с торжествующим видом. - Расколдовать Железного Дровосека и Смелого Льва могут только волшебники! А мы не волшебники, поэтому расколдовать их мы не можем!
  - Значит, надо обратиться за помощью к волшебникам, - сказал Андрей.
  Страшила посмотрел на него недовольно.
  - Ну да, именно это я и хотел сказать.
  - Обратимся к Стелле, - предложила Мэри. - Её страна ближе, чем страна Виллины.
  - И это тоже я хотел сказать, - пробурчал Страшила.
  - Просто мы уже всё поняли из твоих первых фраз, - поспешила утешить его Мэри. - Если бы ты их не сказал, мы бы до сих пор сидели и думали.
  - Ну да, конечно, - сразу повеселел Страшила. - Я дал вам подсказку, и вы благодаря ей поняли, что я хотел сказать.
  - Тогда не будем терять времени и завтра с утра отправимся в Розовую страну, - сказал мальчик. - А лучше пойдём сегодня!
  Он хотел ещё что-то сказать, но промолчал, увидев взволнованного Эльтикора. Старик торопливо приближался к ним.
  - Посмотрите туда! - Эльтикор показывал на горизонт. - Что там такое?
  Вдали на безоблачном небе виднелось тёмное пятно. Оно надвигалось, густея и расширяясь от края и до края горизонта.
  Мигуны на крышах дворца остановили работу и кричали своим товарищам внизу, показывая на странную тучу.
  - Гроза, что ль, идёт? - забеспокоился Андрей.
  - Летучие Обезьяны! - в один голос крикнули Мэри и Страшила, которым уже доводилось видеть это зрелище.
  - Кракер превратил их в статуи, но они ожили, - прибавила Мэри.
  - Да, и почему-то летят сюда, - сказал Страшила.
  Скоро стали различимы первые Обезьяны. За ними летели другие, а дальше всё сливалось в один большой рой. Послышались гортанные возгласы и шум крыльев.
  - Они что-то несут, - заметил Андрей.
  И правда: в гуще обезьяньей стаи мелькало что-то розовое, сверкающее. Стая опустилась на луг возле дворца, и друзья увидели, что Обезьяны несли большой ковёр, на котором, среди пуховиков и подушек, сидела Стелла.
  Андрей сразу понял, что это она, потому что фея была одета в розовое платье, и лицо у неё было молодое, красивое и доброе, какое и должно быть у доброй волшебницы, владеющей секретом вечной молодости.
  Стелла сошла с ковра и направилась к друзьям. Мэри, подобрав подол платья, побежала ей навстречу.
  - Мама! Мама! - радостно кричала она.
  Стелла раскинула руки, и Мэри бросилась ей в объятия. Восклицаниям и поцелуям не было конца.
  Андрей со Страшилой остановились невдалеке.
  - Идите сюда! - Мэри замахала рукой, подзывая их.
  - Ну, Страшилу я знаю хорошо, - с улыбкой сказала Стелла, когда они подошли, - а этого молодого человека вижу впервые, хотя слышала о нём от Виллины.
  - Мама, это Андрей, он из Внешнего Мира.
  Андрей вежливо протянул Стелле руку. Фея пожала её.
  - Я уже успела забыть, что у вас во Внешнем Мире принято пожимать руки.
  - А у вас разве не так?
  - У нас кланяются друг другу. Гудвин пытался приучить жителей Волшебной страны к пожатию рук, но когда он улетел, все вернулись к привычным поклонам.
  Страшила церемонно раскланялся.
  - Мы давно не виделись, - сказал он. - Надеюсь, всё у вас хорошо?
  - У меня-то хорошо, - ответила Стелла, - а у вас, я смотрю, не очень. Железный Дровосек и Смелый Лев превращены в статуи!
  - Их Бастинда превратила, - сказал Страшила.
  - Мы не знаем, откуда она взялась, - начала объяснять Мэри, - она ведь давно погибла. Её ещё Элли облила водой, и она растаяла. И вдруг снова появилась!
  - Она тут всех превращала в камень своим зонтиком, пока её не окатили водой, - прибавил мальчик.
  - Она превратила в камень Железного Дровосека, Смелого Льва и мастера Ампара, - говорила Мэри. - Мама, ты ведь можешь их оживить, да?
  - Это легко, - сказала Стелла, направляясь к статуям. - Бастинда никогда не была сильной колдуньей. Всё, что она натворила, исправляется без труда. Вот Грегрум, Кракер и Танугр - это другое дело. С ними бороться трудно. К счастью, наведённые ими чары быстро рассеиваются, если уничтожить самих колдунов или лишить их силы...
  Она подошла к статуе Железного Дровосека, повела рукой, и статуя стала прежним Железным Дровосеком. Увидев это, Мигуны разразились радостными криками.
  - Госпожа Стелла, это вы! - удивлённо воскликнул Дровосек, опустил топор и слегка помотал головой, словно стряхивая с себя сон. - Только что передо мной была Бастинда, которую я собирался зарубить, и вдруг - вы! Или, может быть, мне это кажется?
  - Тебе не кажется, это действительно Стелла, - сказала Мэри. - Бастинда ткнула тебя зонтиком, ты сделался каменным и простоял так весь день и всю ночь, пока моя мама не вернула тебя к жизни.
  - Благодарю вас от всего сердца, добрая госпожа, - проговорил Дровосек, кланяясь и прижимая руку к груди. - Мне никогда не забыть всего, что вы для меня сделали. Быть вашим другом - большое счастье!
  Стелла поклонилась в ответ и направилась к каменному Льву. Придя в себя, Лев был безмерно удивлён. Он даже присел на задние лапы.
  - Что за чудеса! - проговорил он. - Одноглазая Бастинда превратилась в Стеллу!
  - Нет, это настоящая Стелла, - с улыбкой сказала Мэри. - Бастинда ткнула тебя зонтиком и ты окаменел, а моя мама оживила тебя.
  - А где старуха?
  - Растаяла! Если бы ты видел, как храбро Андрей бился с ней! Он отобрал у неё волшебный зонтик и сломал его, а мы с Фрегозой облили её водой!
  Лев мотал гривастой головой.
  - Чудеса, чудеса, - бормотал он. - Я думал, мне придётся сражаться с Кракером, а тут вдруг появилась Бастинда! А потом вместо неё - Стелла!
  Волшебница подошла к Ампару и взмахом руки оживила и его. Мигуны сразу окружили своего товарища и начали его ощупывать и оглядывать, словно не веря, что он ожил. Слышались их восторженные крики.
  От стаи Летучих Обезьян, державшейся в отдалении, отошли двое и направились к Стелле и её друзьям. Одна Обезьяна - высокая, с мощными крыльями, сложенными за спиной, держала за руку маленькую Обезьянку, которая шла вприпрыжку. Неожиданно Обезьянка вырвалась, взлетела и опустилась прямо перед Андреем и Мэри.
  - Прыгр! - закричали они. - Это ты?
  Прыгр стал подскакивать, пританцовывать и петь:
  - Кракера убили, Кракера убили! Моё племя ожило, моё племя ожило!
  Большая Обезьяна схватила его и притянула к себе.
  - Это мой папа Урро! - представил его Прыгр.
  - Ты у нас молодец, - Урро взял его на руки.
  - Я знал, что ты оживёшь, и что все оживут! - крикнул Прыгр. - Я ждал у реки, и дождался!
  - Он здорово помог нам, когда мы шли в Фиолетовую страну, - сказал Андрей.
  - Он показывал нам ягодные поляны и фруктовые деревья, - прибавила Мэри.
  - И летал на разведку, - подтвердил Страшила.
  Стелла слушала их с улыбкой.
  - Урро - это предводитель Летучих Обезьян, - сказала она. - Я его знаю ещё со времён Гудвина, ведь Летучие Обезьяны живут очень долго.
  Андрей, Мэри и остальные раскланялись с предводителем. Тот уже знал, что Кракер побеждён Великим Волшебным Воином Андреем.
  - Ты наш спаситель, - сказал Урро мальчику. - Я и моё племя служили Элли, Фее Убивающего Домика, а теперь, надеюсь, послужим и тебе.
  Польщённый Андрей ещё раз поклонился.
  К Стелле приблизился Эльтикор.
  - Госпожа, во дворце стоит окаменевший Фробро, - почтительно доложил он. - Фробро был подручным Кракера, но всё же он наш, Мигун, и нам жалко его.
  Мигуны, стоявшие за спиной Эльтикора, согласно закивали головами.
  - В таком случае, сходим во дворец, - сказала волшебница. - Посмотрим на Фробро, а заодно и на Аметистовый трон. Может быть, нам удастся разгадать тайну появления Бастинды...
  И она направилась к воротам. Остальные двинулись за ней, кроме Урро и Прыгра, которые вернулись к стае.
  
  
  Заколдованный трон
  
  Мигуны, которые работали во дворце, отрывались от своих занятий и почтительно кланялись волшебнице. Проходя мимо статуи долговязого солдата, Стелла взмахнула рукой, и солдат ожил. Впрочем, оставался он солдатом считанные секунды. Все ахнули, увидев, как он упал на пол и превратился в змею. Она выползла из солдатской куртки и, извиваясь, стремительно поползла к выходу. Через минуту её и след простыл.
  Стелла вошла в комнату, где стоял каменный Фробро. За ней вошли Андрей с его друзьями, а потом Мигуны. Маленькие люди воткнули факелы в кольца на стене и сразу вернулись к дверям. Видно было, что здесь они чувствовали себя спокойнее, чем посреди комнаты.
  Волшебница повела рукой, и Фробро ожил. Он тут же отскочил в сторону, весь дрожа и вращая глазами как безумный.
  - Бамбара, чуфара, - заговорил он. - Хочу, чтобы вся Волшебная страна повиновалась мне! Все её жители, в том числе все колдуны и колдуньи! Бамбара, чуфара, скорики, морики! Все, кто здесь есть, пусть встанут на колени передо мной, своим повелителем! Пусть встанут на колени и ждут моих приказов!
  Видя, что на колени никто не встаёт, он умолк и огляделся с недоумением.
  - А где Кракер? - спросил он. - Этот злодей только что стоял здесь! А теперь вместо него груда камней!
  - Это всё, что от него осталось, - сказала Стелла.
  - Я его убил! Я так и знал! Моё колдовство сильнее, потому что я съел весь виноград, который был в сундуке, а Кракер - только одну виноградину! И я его убил, уничтожил! Теперь я буду править Волшебной страной, пикапу, трикапу, лорики, ёрики!
  Мигуны смотрели на него со страхом, а Стелла и её друзья - с удивлением.
  - Фробро, - промолвила Стелла, - Бастинда обратила тебя в камень, и ты сразу лишился колдовской силы, которую дал тебе виноград. Волшебные слова не помогут, ты стал обычным Мигуном, каким был всегда.
  Фробро попятился.
  - Кто вы такие? И при чём тут Бастинда?
  - Бастинда - это рыжая старуха с одним глазом, - объяснил Андрей. - Глаз у неё вот здесь, - он показал на переносицу.
  - А ты сам как тут очутился? - подозрительно спросил Фробро. - Ты со своими приятелями сидишь в подвале!
  - Теперь не сижу.
  - Расскажите нам, как появилась Бастинда, - обратилась к Фробро Мэри. - Вы наверняка знаете.
  - У неё ещё был волшебный зонтик, которым она обращала всех в камень, - прибавил Андрей.
  - Рыжая одноглазая старуха с зонтиком? - переспросил Фробро. - Вы имеете в виду куклу? Ну да, это была кукла! Рыжая одноглазая кукла, она держала в руках зонтик!
  Вперёд выступил Эльтикор.
  - Несчастный, ты преступил закон, нарушил древнюю традицию, - гневно заговорил он, сдвинув седые брови. - Ты хотел властвовать над нами, не спросив нашего согласия! И за это народ будет судить тебя как преступника!
  Мигуны дружно закивали головами.
  - Да, да, судить его! - раздались голоса. - Пусть люди выберут ему наказание!
  Стелла подняла руку, призывая к тишине.
  - Фробро, как видишь, тебе грозят неприятности, - сказала она. - Но я попрошу смягчить наказание, если ты расскажешь нам всю правду. И про Кракера, и про волшебный виноград, и про одноглазую куклу. Обо всём, что тебе известно.
  Мигуны умолкли. В комнате наступила тишина.
  Сначала Фробро мялся, потом нехотя начал говорить. Постепенно его голос становился громче. Он рассказал, как на Кракера в дворцовом коридоре напал неизвестный молодой человек с граблями, и как Кракер испугался, потому что не смог заколдовать обидчика. Рассказал и про слуховую трубку в стене подвала, и про разговоры узников о волшебном винограде, и как ему пришла идея самому съесть весь виноград и стать самым сильным колдуном в Волшебной стране.
  Попасть в комнату, где стоял сундук с виноградом, он мог только во время Всеобщей Пляски. Но на него, как и на всех Мигунов, действовало колдовство, которое заставляло в ней участвовать. Поэтому он отправился к мелкой волшебнице Клитинее, чтобы попросить её на одну ночь избавить его от чар. Колдунья согласилась помочь, но за это он должен был посадить на Аметистовый трон одноглазую куклу.
  Благодаря чудесному питью его не затянуло в Пляску. Он проник во дворец и вошёл в комнату, где стояли трон и сундук с волшебным виноградом. Как и обещал, он посадил куклу на трон и больше не обращал на неё внимания. Едва он успел съесть весь виноград, как в комнату вошёл Кракер. Колдун хотел заколдовать его, но у него ничего не получилось. Фробро тоже не мог заколдовать Кракера. Однако волшебная сила во Фробро быстро росла, он это чувствовал. Ещё минута - и он бы переборол Кракера, обратил его в камень...
  - И тут что-то случилось, - закончил он свой рассказ. - Вместо Кракера появились вы. Как это произошло - не знаю...
  - Пока вы с Кракером мерялись колдовской силой, вернулась к жизни Бастинда, - сказала Стелла. - Она коснулась вас обоих своим зонтиком, и вы стали истуканами.
  - Но это была обычная матерчатая кукла, - пробормотал Фробро. - Совсем небольшая, вот такая... - Он показал руками.
  - Я видел Бастинду собственными глазами, - вмешался Андрей. - Она была не кукла, а живая, и ростом выше меня! Как она стала такой из куклы?
  - Не знаю, - отвечал сбитый с толку Мигун. - Это надо у Клитинеи спрашивать. А я только положил куклу на трон, больше ничего.
  Все взгляды обратились на трон.
  - Здесь кроется тайна, - промолвила Стелла, подходя к нему.
  Испуганные Мигуны отошли подальше. Некоторые и вовсе вышли из комнаты. Фробро, озираясь на трон, попятился вместе с остальными.
  - Уважаемая госпожа фея, - пролепетал Эльтикор. - Если мы не нужны вам, то мы, пожалуй, пойдём. Фробро мы прихватим с собой. А то, понимаете, мы не любим тайн, особенно волшебных, и очень боимся...
  - Да, можете идти, - кивнула Стелла.
  Мигуны сразу отправились прочь. За дверями прозвучали их шаги, и наступила тишина.
  - Бастинда растаяла, - тихо произнёс Андрей. - От неё остались рыжие волосы и одежда. Я видел, как Клитинея отрезала от волос клочок и унесла с собой. Ещё она сказала, что Бастинда вернётся и будет править Мигунами.
  - Я уверена, что у Клитинеи сохранились волосы той, прежней Бастинды, которую растопила Элли, - сказала волшебница. - И вот теперь, спустя сто лет, она зашила их в куклу и велела Фробро положить её на Аметистовый трон.
  - Кукла стала Бастиндой благодаря Аметистовому трону! - догадалась Мэри.
  - Именно так, - кивнула Стелла, - и дело тут не столько в кукле и в зашитых в неё волосах, сколько в троне. Я чувствую, что на нём лежит заклятье. Бастинда неспроста прятала его в этой дальней комнате. Аметистовый трон, в случае, если она растает, должен был вернуть её к жизни. И Клитинея знала эту тайну...
  - Но это было очень давно, сто лет назад, - пробормотал мальчик.
  - Ровно сто лет назад, - подтвердила Стелла. - Не случайно Клитинея именно сейчас оживила Бастинду, а не раньше и не позже. После смерти Бастинды должно было пройти ровно сто лет, чтобы колдовство трона сработало. И оно сработало! Кукла с зашитым клочком волос легла на трон, и одноглазая колдунья вернулась к жизни!
  - Но это значит, - сказал Андрей, осенённый внезапной мыслью, - что ещё через сто лет колдовство снова сработает! У Клитинеи есть клок волос Бастинды. Она опять сделает куклу, вложит в неё волосы и положит на трон. И Бастинда оживёт!
  - Но для этого Клитинея должна прожить целых сто лет, - возразил Страшила. - А ей и так уже сто лет, и даже больше.
  - Она запросто их проживёт, - ответил Андрей. - Фрегоза сказала, что колдуны в Волшебной стране живут долго.
  - Я думаю, что Бастинда наградила свою падчерицу очень долгой жизнью, - сказала Стелла, - но взамен та через сто лет должна вернуть её в этот мир. Бастинда знала, что ей суждено погибнуть от воды, и придумала способ, как избежать гибели.
  Мэри подошла к трону.
  - Значит, Бастинда его заколдовала... - произнесла она, разглядывая искусную резьбу и драгоценные камни.
  - Лучше не приближайся к нему, - встревожился мальчик, - а то с тобой что-нибудь случится. И ни в коем случае не садись!
  - Пусть трон останется здесь, - сказала Стелла. - Я буду приглядывать за ним. За сто лет, надеюсь, я что-нибудь придумаю, чтобы не допустить Бастинду до нового оживления.
  Она взяла Мэри за руку.
  - А теперь, когда всё выяснилось, мы покинем эту мрачную комнату. Нам здесь больше нечего делать.
  
  
  Последнее волшебство Золотой Шапки
  
  На лугу перед дворцом уже стояли столы для нового большого пира. Мигуны и Мигуньи разносили противни с жареным мясом, блюда с закусками и салатами, вазы с фруктами, тарелки с блинами, пирожками и пончиками. В стороне на особом столе красовались шоколадные, фруктовые и сливочные торты, которые будут поданы на десерт.
  Навстречу Стелле и её спутникам вышел Эльтикор.
  - Приветствую вас, дорогие друзья, - торжественно заговорил старик. - Давно нашу страну не посещало столько знаменитых и уважаемых гостей! Здесь и фея Стелла - правительница Розовой страны, и Мэри - королева Изумрудного города, и её верный министр Страшила Трижды Премудрый, и царь зверей Смелый Лев Четвёртый, и наш обожаемый правитель Железный Дровосек, которого мы не променяем ни на кого другого, и, главное, - наш спаситель Андрей, Великий Волшебный Воин, Волшебник Убивающих Граблей, Великий и Непобедимый Волшебный Борец с Колдунами и Колдуньями!
  Перечисляя гостей, Эльтикор каждому кланялся, а те, в свою очередь, кланялись ему.
  Конечно, не обошлось без подарков, на которые всегда так щедры были Мигуны. Железному Дровосеку признательные подданные подарили новую золотую маслёнку, полную масла, и новую золотую шапку-воронку. Андрею преподнесли короткий боевой меч в ножнах, усыпанных бриллиантами. Выплавленный из серебристого металла по древним рецептам, меч был удивительно лёгким и прочным. Подарком Андрей был очень доволен. Сидя за пиршественным столом, он украдкой рассматривал и гладил ножны, вытаскивал из них лезвие и пальцем пробовал его остроту.
  Для Смелого Льва приготовили золотой ошейник с алмазами и рубинами. Лев отказался от такого подарка.
  - Не пристало царю ходить в ошейнике, - сказал он гордо. - А если хотите сделать мне подарок, то приготовьте кусок свежего мяса побольше.
  - Он уже ждёт вас, ваше величество, - ответил Эльтикор.
  Мэри подарили медальон с изображением лилового василька. Медальон был на цепочке, в которой золотые колечки перемежались с маленькими гранёными алмазами. Этот медальон, как сказали Мигуны, приносит счастье.
  Для Страшилы приготовили новую зелёную рубашку, клетчатую зелёную жилетку, панталоны, башмаки с золотыми пряжками и широкополую зелёную шляпу, похожую на те, в которых ходят Жевуны, только без бубенчиков. Страшила немедленно отправился облачаться в новый наряд, и заодно - набиваться свежей соломой.
  Стелле Мигуны не знали, что подарить. У волшебницы и так было всё, что душа пожелает.
  - А мне ничего и не нужно, мои милые друзья, - сказала она. - Для меня самый большой подарок - это ваша радость и смех. И ещё - чтобы вы были счастливы под мудрым руководством Железного Дровосека.
  Её слова Мигуны встретили громкими одобрительными криками.
  Эльтикор сообщил, что Фробро отпустили на все четыре стороны, как в своё время Урфина Джюса. С ним никто не захотел знаться, люди отворачивались от него. Фробро объявил, что поселится в заброшенном лесном доме и будет жить в полном одиночестве до тех пор, пока его не простят. С тем он и ушёл, провожаемый свистом и улюлюканьем.
  Известие об изгнании Фробро не омрачило веселья, настолько велика была радость от победы над Кракером и Бастиндой. Мигуны устроили настоящий праздник. Перед пирующими выступали акробаты, жонглёры, фокусники, плясуны.
  Страшила и Дровосек ничего не ели, и только беспокоились о том, чтобы у всех были наполнены тарелки. В случае надобности они придвигали соседям по столу то или иное блюдо. Они и торты принесли, когда стол перед Андреем и Мэри был очищен от лишней посуды. Железный Дровосек вооружился лопаточкой и поинтересовался у Мэри, от какого торта отрезать кусок. Она вопросительно посмотрела на Андрея. Мальчик сказал: "От шоколадного, если можно". Железный Дровосек тотчас водрузил перед ним блюдо с большим куском шоколадного бисквита, украшенного шоколадными розочками и пропитанного ванильным сиропом. Блюдо с таким же куском поставили перед Мэри.
  После пира друзья отправились прогуляться и заодно обсудить дальнейшие планы. Стелла сказала, что надо принять решение сейчас, потому что Летучие Обезьяны не могут ждать.
  Мэри повернулась к Андрею:
  - Куда ты хочешь отправиться?
  - Я должен покончить с Танугром, - сказал мальчик, держась за рукоять меча, который висел у него на боку. - Чем быстрее расправлюсь с ним, тем быстрее попаду домой.
  - Тогда я с тобой, - сказала Мэри. - Не думай, что если я королева, то изнежена и потребую для себя особых условий. Мы со Страшилой исходили пешком всю Волшебную страну, добирались до гор Прыгунов и озёр Жёлтой страны. Мы переправлялись через реки, ночевали в лесу, забирались на скалы, и я никогда не жаловалась на трудности!
  - Мэри у нас заядлая путешественница, - подтвердил Страшила.
  - Да, я знаю, что в походе на неё можно положиться, - с улыбкой сказал Андрей.
  Мэри покраснела от удовольствия.
  - Друзья, - заговорил Железный Дровосек, и голос его задрожал, - Мигуны просили меня не покидать их, но я чувствую, что сейчас я нужнее вам, чем моим подданным. В Голубой стране вам предстоят нелёгкие испытания, и я просто обязан быть с вами. Втроём мы обязательно одолеем Танугра.
  - Почему втроём? - вмешался Смелый Лев. - Вчетвером! Я тоже иду на битву с Танугром!
  Мальчик вместо ответа потрепал его гриву. Лев ответил ласковым урчанием и потёрся об него головой.
  - Не вчетвером, а впятером, - сказал Страшила. - Мэри, я твой первый министр и потому должен сопровождать тебя. Я иду с вами в Голубую страну. Мои мудрые мозги вам ещё пригодятся, вот увидите. И вообще, мозги - это главное в любом деле, я давно в этом убедился.
  - Но не главнее любящего сердца, - возразил Железный Дровосек. - Победу, в конечном счёте, всегда одерживают любовь и доброта!
  - Мозги, любовь, доброта, конечно, нужны, - сказал Лев, - но в поединках, особенно сражаясь со злыми колдунами, в первую очередь нужна смелость. Без смелости нельзя победить. Так мне говорил отец, а ему - его отец, а тому - Смелый Лев Первый, который получил смелость от самого Гудвина!
  Стелла улыбнулась.
  - Я рада, что среди вас царит согласие. Вы непременно одержите победу над коварным Танугром, хотя достанется она вам нелегко. Танугр - самый сильный и самый хитрый из всей колдовской троицы.
  - Я его не боюсь, - сказал Андрей.
  - Да, никакого страха! - воскликнул Лев. - Будем смелыми, и мы победим!
  Мальчик вспомнил о четвёртом колдуне.
  - Извините, уважаемая фея, - обратился он к Стелле, - а вы не знаете, что за четвёртый колдун, которого я должен победить? Виллина сказала, что колдунов четыре, а кто четвёртый и где он - не сказала.
  - Виллина знает больше, чем я, - ответила Стелла, - и если она не сказала про четвёртого колдуна, значит, ещё не время. Но ты непременно узнаешь о нём, когда одолеешь Танугра.
  - А я одолею его?
  - Ты должен стремиться к этому. А пока Летучие Обезьяны доставят нас всех к моему дворцу. Я останусь там, а вас они понесут дальше, в страну Жевунов.
  Услышав её слова, Мигуны опечалились.
  - Вы не представляете, как нам жаль с вами расставаться, - сказал Эльтифор.
  - Но ведь расставанье не навсегда, - ответила Мэри.
  - Конечно, мы ещё придём к вам, - подтвердил Страшила. - Победим колдунов и придём, и будем приходить, как всегда приходили.
  - Ты тоже уходишь, правитель? - украдкой вытирая слёзы, спросил Эльтикор у Железного Дровосека.
  - Я не могу оставить друзей, - сказал Железный Дровосек, чувствуя, что и его глаза увлажняются. - Не беспокойтесь за меня. Со мной идёт Андрей - Великий Волшебный Воин. Вместе мы обязательно победим.
  - Возвращайтесь, возвращайтесь, - говорили маленькие люди, всхлипывая и часто мигая.
  Стая Летучих Обезьян нетерпеливо подпрыгивала и громко верещала. Обезьяны слишком засиделись, их крылья рвались в полёт.
  Стелла направилась к ковру, на котором прилетела сюда. На ковре лежала Золотая Шапка. Стелла надела её, и тотчас к ней подлетел Урро:
  - Что угодно, повелительница?
  - Доставьте меня и моих друзей к Розовому дворцу, - сказала она. - Там я останусь, а моих друзей перенесите в страну Жевунов. Тогда я навсегда отдам вам Золотую Шапку. Только вы уж не потеряйте её!
  - Не потеряем, - заверил её Урро. - Внешнего Мира за Горами больше нет, а значит, злые пришельцы не появятся.
  Прыгр услышал его последние слова и начал подпрыгивать и петь:
  - Злых пришельцев больше нет, больше нет!
  - Из Внешнего Мира приходили не только злодеи, - заметил Железный Дровосек. - Были пришельцы добрые - Гудвин, Элли, одноногий моряк. Да и наш Андрей тоже.
  - Есть пришелец добрый, наш Андрей, наш Андрей! - запел Прыгр.
  Стелла расположилась на ковре. С ней рядом села Мэри. С десяток самых сильных Обезьян, в их числе Урро, взялись за ковёр с разных сторон и подняли его в воздух. Смелого Льва несли в гамаке с полдюжины Обезьян. Железного Дровосека держали три Обезьяны, Андрея - две. Они взяли друг друга за руки, образовав что-то вроде кресла, в которое мальчик и уселся. Страшила устроился на спине одной долговязой Обезьяны, разлёгшись между её крыльями, и в полёте держался за её голову.
  Стая с шумом и пронзительными криками поднялась в воздух и стала удаляться. Мигуны кричали ей вслед: "До свиданья! Возвращайтесь!" - и махали руками.
  Вскоре стая стала похожа на тучу, которая неторопливо уплывала за горизонт. А потом она и вовсе исчезла вдали.
  Опечаленные Мигуны разошлись. Многие тут же принялись за работу: к возвращению Железного Дровосека надо было вычистить и заново украсить Фиолетовый дворец.
  Эльтикор и с ним большая группа Мигунов наведались в дальнюю комнату, где стоял Аметистовый трон. Посовещавшись, Мигуны решили сжечь сундук, в котором Кракер хранил волшебный виноград. Притрагиваться к сундуку маленькие люди побоялись, они накинули на него сеть и выволокли из дворца. Сундук сожгли в ближней роще, а пепел собрали лопатами и высыпали в реку.
  Так же поступили с обломками Кракера. Их мельчили несколько дней, пока они не превратились в порошок. Его тоже высыпали в реку.
  А комнату с Аметистовым троном Эльтикор собственноручно запер на замок, сказав, что ключ отдаст только своему правителю.
  
  
  
  Часть третья. По дороге из жёлтого кирпича
  
  
  Замок Людоеда
  
  Летучие Обезьяны перенесли Андрея и его друзей через обе пропасти и лес Саблезубых Тигров и опустили на дорогу из жёлтого кирпича.
  После солнечной и живописной Розовой страны местность казалась мрачной. Небо закрывали низкие тёмные тучи, кругом высился густой лес. Дорога едва виднелась под нависшими ветвями.
  - Отсюда до ближайшего посёлка Жевунов два дня ходьбы, - сказал мальчику Урро. - Мы бы отнесли вас ближе, но очень боимся Танугра. Он может превратить нас в камень, как это сделал Кракер, когда мы пересекли границу его страны.
  - Да, да, в камень! - закричал Прыгр, прижимавшийся к отцу. - А мы не хотим, не хотим!
  - Ничего, как-нибудь доберёмся сами, - ответил Андрей.
  Показывая, что настроен решительно, он взялся за рукоять меча, висевшего у него на левом боку, на ремне, перекинутом через плечо. С этим мечом, подаренном Мигунами, мальчик готов был выйти на бой с кем угодно, хоть с самим Танугром!
  Жители Розовой страны собрали для путников полдюжины мешков со съестными припасами и вещами, необходимыми в походе. Летучие Обезьяны несли мешки на руках, и теперь сложили их посреди дороги.
  - Я могу нести сразу два мешка, - сказал Железный Дровосек. - Один на спине, а другой в руке. Я бы и третий мешок взял, но мне ещё нужно нести топор.
  - Тут два мешка с мясом, - проговорил Лев. - Давайте я понесу их на спине, только нужно их как следует привязать.
  - А я понесу мешок, где простыни, полотенца, зубной порошок, щётки и мыло, - сказала Мэри.
  - Я тоже понесу мешок, - сказал Андрей. - На нём есть ремни, чтобы привязать его к спине...
  - А я не могу взять ни одного мешка, - печально сказал Страшила. - С мешком я просто не удержусь на ногах.
  Пока путники помогали друг другу собраться в дорогу и навьючивали на Льва мешки, обезьянья стая тревожно ворковала и пятилась.
  - Нам нельзя здесь оставаться, - проговорил Урро, тоже пятясь. - Хотя Танугр далеко, но он может нас почуять. Мы улетаем.
  - Прощайте, друзья, - сказал Андрей. - Спасибо за помощь!
  - Это вам спасибо! - пропищал Прыгр, взлетая на спину отцу. - Вы убили Кракера и оживили нас!
  - Когда мы подлетали сюда, мы заметили крышу какого-то дома, - сказал Урро. - Это близко, слева от дороги!
  - Прощайте! Прощайте! - заголосили Обезьяны, расправляя крылья.
  - Прощайте! - откликнулись путники.
  Стая с шумом поднялась над лесом, и не прошло и минуты, как она скрылась из виду.
  Андрей и его друзья забрали мешки и пошли по жёлтым кирпичам, засыпанным прелой листвой и сухими ветками. Деревья по обочинам высились стеной, и за ними сгущалась темнота.
  - Чую, скоро пойдёт дождь, - сказал Лев, втянув ноздрями воздух.
  Через сотню шагов Мэри заметила, что уже капает. Железный Дровосек встревожился:
  - Надо поскорее добраться до дома, о котором говорил Урро! Дождь мне очень вреден!
  Андрей, который вглядывался в полумрак слева от дороги, остановился.
  - Я вижу дом! - воскликнул он, а Страшила сказал:
  - Смотрите, тут столбик с доской, а на доске что-то написано!
  Доска была старая, вся в трещинах, потемневшая от времени. Прочитать надпись было почти невозможно, но Страшила всё-таки попытался.
  - Пут... зап... - шептал он, всматриваясь в поблекшие буквы. - Исп... нятс... жел... ния... Ничего не понятно. Как будто написано тысячу лет назад.
  Андрей вошёл в заросли.
  - Тут можно пройти, - раздался его голос из-за деревьев. - Вот он, дом!
  - Дом - это хорошо, - сказал Железный Дровосек, пробираясь за ним. - Может быть, нас пустят переночевать, а то я заржавею от дождя.
  Следом за Дровосеком шли Мэри со Страшилой. Лев покинул дорогу последним.
  Выйдя на свободный от деревьев участок, Андрей разглядел в тускнеющем вечернем свете каменную стену, поросшую мхом и покрытую трещинами. За стеной возвышалось массивное здание с двумя круглыми башнями. Нигде не горело ни одного огня. Казалось, что в здании уже давным-давно никто не живёт
  В стене, окружавшей замок, имелась небольшая башенка с конической крышей, а в башенке - дверной проём. Андрей направился к нему. Подойдя к стене, мальчик обнаружил довольно глубокий ров. На его дне стояла вода, подёрнутая зелёной ряской.
  Через ров от башни был перекинут бревенчатый мост. Видно было, что он лежит здесь уже много лет. Мост подгнил и частично разрушился. От него остались только два бревна.
  Из зарослей выбрались Страшила с Железным Дровосеком и остановились, уставившись на замок.
  - Дружище, тебе это ничего не напоминает? - спросил Дровосек.
  - Замок Людоеда! - воскликнул Страшила.
  Мальчик окликнул их:
  - Идите сюда! Тут мост!
  - Он подъёмный, - отозвался соломенный человек. - По нему Людоед утащил Элли, а потом поднял его.
  - Помнишь, как мы не могли проникнуть в замок, и ты посоветовал срубить дерево, чтобы оно упало на стену? - подхватил Дровосек.
  - Конечно, помню! Людоед погнался за нами, а ты разрубил его одним ударом! - Страшила улыбался, вздыхал и качал головой. - Как давно это было... Сто лет назад...
  - Похоже, за это время здесь никто не поселился, - сказал Андрей. - Замок выглядит заброшенным. Но от дождя в нём, наверное, можно укрыться.
  Он ступил на брёвна и прошёл по ним в башню. Её внутренность представляла собой круглое помещение со сводчатым потолком и узкими бойницами в стенах. Сквозь бойницы в башню проникал вечерний свет, подсвечивая лужу на полу. Пахло плесенью. Каменные стены поросли мхом.
  - Ну, точно, здесь никто не живёт, - пробормотал мальчик, не без опаски разглядывая ветхий потолок. - Наверняка и дом такой же.
  Его друзья один за другим прошли по мосту, миновали надвратную башню и пересекли небольшой дворик, заросший кустарниками. Высокие двери главного здания были не заперты. Андрей, поднатужившись, раскрыл одну из массивных створок и первым вошёл внутрь.
  В просторной полутёмной комнате с высоким потолком он вспугнул двух филинов, которые с шумом вылетели в раскрытое окно. В комнате сразу стало тихо. Пять окон из шести были закрыты ставнями. По ним уже начинал стучать дождь.
  Мальчик вынул из кармана коробок и зажёг спичку. Её дрожащий от сквозняка огонёк не мог осветить всю комнату. Андрей увидел только длинный стол и по бокам от него - две такие же длинные скамьи.
  К счастью, вслед за Андреем вошёл Железный Дровосек, у которого в одном из мешков, как точно знал мальчик, были свечи. Дровосек положил мешки на стол и вынул четыре свечи. Фитили разгорелись. Из темноты выступили почерневшие закопчённые стены, окна, голый каменный пол, очаг у дальней стены.
  В комнату, озираясь, вошли Страшила, Мэри и Смелый Лев.
  - О, тут есть очаг, - сказала Мэри. - Надо бы разжечь в нём огонь, а то холодно.
  - Вижу дрова и хворост, - отозвался Андрей. - Значит, тут кто-то бывает.
  - Наверное, охотники иногда заходят переночевать, - сказал Железный Дровосек, помогая Льву освободиться от мешков. - Дождь меня всё-таки застиг. Я чувствую это по скрипу, с которым поворачиваются мои суставы и шея. Хорошо, что маслёнка при мне.
  - Сейчас я тебя смажу, - пообещала девочка.
  - И ещё хорошо бы закрыть окно, а то в него влетают капли, - прибавил Дровосек.
  Андрей захлопнул ставню на окне, потом подошёл к очагу и зачиркал спичками, разжигая огонь. В очаге сначала загорелись сухие ветви, после занялись дрова, и вскоре уже весело пылало пламя. Комната озарилась колеблющимся красным светом.
  Страшила сел на скамью, выбрав местечко подальше от очага и от свечей.
  - С одной стороны, огонь - это неплохо, - произнёс он глубокомысленно. - От огня можно подсушиться. А с другой стороны - очень плохо. От огня можно сгореть.
  Закончив смазывать Дровосека, Мэри прошла на кухню и обнаружила там рукомойник.
  - Из стены бьёт родник, - донёсся оттуда её голос. - Как тут хорошо устроено! У Людоеда всегда была чистая родниковая вода!
  Дождь ещё сильнее забарабанил по ставням и крышам. В кухне крыша протекала, и на пол полились сразу несколько струек. Зато в большой комнате было сухо и веяло теплом от огня в очаге.
  
  
  Мелкий волшебник Бэклин
  
  Андрей подошёл к очагу, чтобы подбросить ещё немного дров. Беря их из поленницы, он заметил между поленьями и стеной что-то вроде коробочки. Приглядевшись, мальчик понял, что это не коробочка, а маленькая шкатулка, украшенная затейливой резьбой. Он вытащил её и рассмотрел её крышку.
  - Смотрите, шкатулка, а на ней изображение Жёлтой Розы! - воскликнул он.
  Андрей положил свою находку на стол и закатал рукав.
  - Похоже? - Он показал всем изображение на руке. - Мне это Виллина сделала, чтобы на меня не действовало колдовство.
  - Тут точно такая же, - сказала Мэри, переводя глаза с его руки на шкатулку.
  - Правда, такая же, - закивал Страшила. - Наверное, шкатулка волшебная!
  - Надо её открыть, - сказал Смелый Лев. - Если в ней таится что-то страшное, то мы вступим с ним в бой и уничтожим его!
  - Не думаю, чтобы в такой маленькой шкатулке таилось что-то страшное, - возразил Железный Дровосек, - тем более Жёлтая Роза - это знак Виллины, а она добрая волшебница.
  Андрей попробовал открыть шкатулку, но крышка словно приклеилась намертво. Мэри сказала, что шкатулка наверняка с секретом, и открывается с помощью потайных кнопок. У неё в Изумрудном дворце есть несколько шкатулок с секретом, и она умеет их открывать. Она взяла шкатулку и принялась нащупывать на ней потайные кнопки. Но всё было напрасно. Шкатулка не открывалась.
  - Так мы её никогда не откроем, - нетерпеливо проговорил Смелый Лев. - Пусть Железный Дровосек разрубит её топором!
  - Но мы сломаем секретный механизм, - сказала Мэри.
  - Тут надо как следует подумать, - сказал Страшила и подпёр кулаком свою умную голову.
  Думал он недолго.
  - Итак, мы хотим узнать, что находится в шкатулке, но нам этого не позволяет секретный механизм, - заговорил он с многозначительным видом. - Следовательно, нам надо выбрать, что для нас важнее: содержимое шкатулки, или её секретный механизм. Если механизм, то мы должны оставить шкатулку в покое. Если содержимое, то мы должны сломать её вместе с механизмом.
  - Вот это мудрость! - воскликнул восхищённый Лев. - Страшила, дружище, недаром тебя называют Трижды Премудрым!
  - Перед нами выбор, - продолжал Страшила. - А если выбор, то мы должны поставить вопрос на голосование.
  - Я за то, чтобы открыть шкатулку по-любому, - сказал Андрей.
  Мэри согласно кивнула:
  - Да, наверное, придётся её сломать, хотя, конечно, жалко.
  Железный Дровосек взял в руки топор.
  - Расколю одним махом, - пообещал он. - Значит, решено? Ломаем?
  - Принято единогласно, - сказал Страшила. - Ломаем!
  Дровосек положил шкатулку на каменный пол и ударил по ней со всего размаху. Топор отскочил от шкатулки, Андрей тут же взял её в руки и снова попытался открыть. Она не открывалась. Мало того: после удара топором на ней не было ни единой вмятины!
  - Ударь сильнее, - сказал мальчик.
  Дровосек снова ударил, потом ещё раз, и ещё. После десятого удара Дровосек отложил топор.
  - По-моему, её открыть невозможно, - пробормотал он озадаченно.
  - Всё ясно! - воскликнул Страшила. - Шкатулка заколдована!
  - Наверняка заколдована, - согласился Андрей, - недаром на ней Жёлтая Роза.
  И тут вдруг шкатулка подпрыгнула и раскрылась. Из неё выскочил маленький человечек, перекувыркнулся в воздухе и поднялся с пола. Только теперь это был уже не маленький человечек, а человек обычного для Волшебной страны роста, не выше, но и не ниже Андрея и Мэри. На нём был голубой сюртук, коричневые панталоны и башмаки с серебряными пряжками. Шляпы на нём не было, её роль, по-видимому, выполняла взъерошенная грива тёмно-коричневых волос, торчавших во все стороны. А по жевательным движениям его рта нетрудно было догадаться, что незнакомец принадлежал к славному племени Жевунов.
  - Мою шкатулку не откроет никто, даже самый сильный колдун! - закричал он. - Она защищает от колдовских чар! Если бы не она, меня давно бы уже превратили в червяка!
  - От волшебства защищает не шкатулка, а Жёлтая Роза, - сказал мальчик.
  - Откуда ты знаешь?
  Андрей не без гордости показал рисунок на руке.
  - Такая же, как на вашей шкатулке. Она меня тоже защищает от волшебства.
  Незнакомец поднял шкатулку и засунул её в карман.
  - О, это вы, ваше величество? - воскликнул он, увидев девочку. - А с вами ваш министр Страшила Мудрый?
  - Мы разве встречались? - спросила Мэри.
  - Ни разу, - ответил чудесный незнакомец. - Но кто в Волшебной стране не знает дочь Стеллы - королеву Мэри, и её первого министра? - Он повернулся к Железному Дровосеку. - Я и вас знаю, вы правитель Мигунов. И вас, ваше величество Смелый Лев. Я ведь, как-никак, волшебник, а потому не могу не знать всех сколько-нибудь выдающихся персон в этой стране. А вот ты, - прищурив глаз, он посмотрел на Андрея, - для меня загадка. Чутьё подсказывает мне, что ты прибыл издалека. И что ты не правитель и не министр...
  - Вы, стало быть, волшебник? - спросил Страшила.
  Незнакомец поклонился всем присутствующим.
  - Позвольте представиться: Бэклин, мелкий волшебник Голубой страны.
  - А я Андрей, - сказал мальчик. - Прибыл сюда из Внешнего Мира.
  - Из Канзаса?
  - Все, кто узнаёт, что я из Внешнего Мира, почему-то думают, что я из Канзаса, - Андрей улыбнулся. - А у нас, между прочим, кроме Канзаса много разных других стран и городов. Я, например, из Москвы.
  - Москва - это столица России, - пояснил Страшила, - поэтому наш друг говорит по-русски. Хотя я уверен, что ему только кажется, что он говорит по-русски, а на самом деле он говорит по-волшебному.
  Бэклин удивлённо поднял брови.
  - Вы хотите сказать, что я тоже говорю по-волшебному?
  - Ну да.
  - Надо же, а я и не знал! Впрочем, меня никогда не интересовало, по-какому я говорю. Тут все говорят одинаково - и люди, и птицы, и звери.
  - Потому что здесь единый волшебный язык, - сказал соломенный мудрец. - После общения с нашим другом из Внешнего Мира я установил это логическим путём.
  - Что, конечно, свидетельствует о вашем выдающемся уме, - Бэклин снова раскланялся. - А не могу ли я полюбопытствовать, что вы делаете в этом древнем замке, затерянном в лесной глуши, и куда держите путь?
  - В замке мы пережидаем дождь, - ответил за всех Страшила, - а идём к Танугру, чтобы дать ему бой и освободить Голубую страну.
  - Вы идёте к Танугру? - живо переспросил волшебник. - А я как раз от него прятался в этой шкатулке! Точнее, от его колдовства. Пока шкатулка закрыта, никакое колдовство в неё не проникнет. В ней меня не заметит и не почует ни один колдун!
  - Неужели вы так сильно его боитесь? - спросил Андрей.
  - Как же не бояться? - воскликнул Бэклин, всплеснув руками. - Танугра здесь все боятся, а мы, мелкие волшебники, - особенно. Он ненавидит нас лютой ненавистью.
  - Тебе, приятель, не мешало бы выпить хорошую порцию смелости, - сказал Лев, усмехаясь. - Только вот где её взять? Гудвин давно улетел...
  - Почему Танугр ненавидит мелких волшебников? - поинтересовался Железный Дровосек.
  - Потому что мы хотели его свергнуть. Мы, мелкие волшебники, всегда помогаем людям, а он, как пришёл к власти, сразу начал заставлять людей работать на себя и превращать их в огородных пугал...
  - Так вы, значит, его не свергли? - спросил мальчик.
  - Его невозможно свергнуть, - волшебник со вздохом уселся на скамью и понурился. - Он сильнее всех нас, вместе взятых. У каждого из нас совсем немного волшебной силы, но если мы объединимся, то и наша сила объединится. Мы думали, что вместе станем настолько сильны, что уничтожим колдуна. Знай мы заранее о его великом могуществе, мы бы никогда не осмелились бросить ему вызов...
  И Бэклин поведал, как он и ещё пятнадцать мелких волшебников собрались на поляне в дремучем лесу и начали колдовать. Первым делом они создали Всевидящий Шар. Он показал им Танугра, который в это время находился за много километров от них, в своей крепости вблизи деревушки Когиды.
  Они увидели в Шаре бревенчатую крепость, окружённую высоким частоколом, комнату на втором этаже крепости, и колдуна, сидящего на сундуке. Вокруг него стояли толстые низкорослые солдаты, вооружённые саблями.
  - Танугр почуял, что за ним кто-то наблюдает, и произнёс заклинание, - рассказывал Бэклин под грохот ливня за окнами. - Заклинание позволило ему увидеть всех нас, как мы следим за ним через Всевидящий Шар. Он, конечно, сразу попытался нас заколдовать. Мы начали колдовать в ответ.
  По словам Бэклина, волшебники через Шар насылали на Танугра чары немоты, чтобы он не мог произносить заклинаний. Танугр тоже насылал на них чары, стараясь сделать их не только немыми, но и слепыми и глухими. У него это получалось плохо: в первые минуты колдовской битвы перевес был на стороне мелких волшебников. Дошло до того, что Танугр не мог разжать зубов. Ему оставалось кататься по полу и мычать. Волшебники стали воздействовать на его солдат, приказывая им наброситься на него и зарубить саблями. В последний момент Танугр собрался с силами, подполз к сундуку и откинул крышку. Содержимое сундука волшебники рассмотреть не успели. Двух секунд не прошло, как Танугр выпрямился и громко расхохотался.
  - Несчастные, - его голос гремел, как раскаты грома, - вы осмелились пойти против меня? Против меня, Танугра, Всесильного и Страшного? - Он поднял руки, вытаращил глаза и затопал ногами. - Бамбара, чуфара, скорики, морики! Станьте бессловесными земляными червями и разлетитесь подальше от моей страны! Чуфара, чуфара, чуфара, чуфыррр!
  Всевидящий Шар лопнул и исчез, а на его месте появился воздушный вихрь.
  - Хорошо, что при мне была шкатулка с Жёлтой Розой, - печально закончил свой рассказ Бэклин. - Ещё когда он начал хохотать, я понял, что нам конец. Битва проиграна. Я поскорее достал шкатулку, уменьшился и скрылся в ней, не забыв захлопнуть за собой крышку. Только тем и спасся. Потом я узнал, что все мои товарищи превратились в червяков, и вихрь раскидал их в разные стороны, выкинув далеко за пределы Голубой страны. Вихрь подхватил и шкатулку, и занёс её в дремучий лес поблизости от замка Людоеда. Целый год я сидел в ней, боясь вылезти. Наконец я осмелился приоткрыть крышку. Увидев, что со мной ничего не происходит, я весь вылез из шкатулки и побрёл по лесу. Каждые пять минут я снова прятался в шкатулку, до того боялся. Танугр мог за много километров почуять меня и превратить в червяка.
  Кое-как я добрался до замка. Похоже, колдун забыл обо мне, поскольку я живу тут уже довольно давно. Почти всё время я провожу в шкатулке, лишь иногда по ночам вылезаю из неё и сижу в кресле у очага. Я наколдовал спички и немного дров, чтобы можно было развести огонь. В замке никто не появляется. Только иногда залетают филины и летучие мыши, с которыми я успел сдружиться...
  Бэклин подпёр кулаком голову и замолчал. Молчали и остальные. Гроза за окнами мало-помалу утихала. Дождь уже не гремел, а монотонно барабанил по крыше.
  
  
  Разговоры при свете очага
  
  - Как же Танугр вас всех так быстро одолел? - нарушил тишину Смелый Лев. - Вы же, вроде, уже сделали его немым. Он не мог произносить заклинаний. И вдруг он сразу усилился!
  - Он усилился, когда наклонился над сундуком, - сказал Страшила. - Значит, в сундуке лежало что-то такое, что позволило ему усилиться.
  - И я, кажется, знаю, что там лежало, - сказал Андрей, таинственно понизив голос. - Виноград!
  Бэклин поднял голову.
  - Какой ещё виноград?
  - Волшебный, - пояснил мальчик. - Он даёт волшебную силу. Он был у Грегрума и у Кракера, а у Танугра-то уж он точно есть!
  - В первый раз слышу о таком винограде, - пробормотал Бэклин.
  - Это страшная тайна злых колдунов, - сказал Андрей. - Я теперь понимаю, почему они хранят её. Если о винограде узнает кто-то ещё, то это уже не будет тайной. Попользоваться волшебным виноградом захочет много всякого народа. Волшебников расплодится видимо-невидимо.
  - А ты сам-то откуда её узнал? - спросил Бэклин.
  - Чисто случайно. Познакомился с одним Жевуном, который вез его Грегруму...
  И Андрей рассказал Бэклину о том, как залез в заколдованную корзинку и съел весь виноград, который в ней лежал, а потом оказалось, что виноград волшебный, и сам он должен был стать волшебником. Да вот, не стал.
  Не забыл он поведать и о Кракере, который хранил волшебный виноград в потайной комнате, в сундуке. Кракер лишился винограда потому, что его тайну узнал один очень хитрый Мигун...
  Бэклин был ошеломлён.
  - Значит, в том сундуке у Танугра был виноград, дающий волшебную силу? А я-то удивлялся, как это он вдруг стал таким сильным...
  - Достаточно съесть всего одну виноградину, и станешь очень сильным волшебником, - подтвердил мальчик. - А можно и несколько виноградин съесть, тогда станешь ещё сильнее. Но сила даётся ненадолго. Всего на три дня. Причём самая большая сила будет в первый день, а потом она начинает убывать.
  Бэклин промолчал, задумавшись.
  - Так мы займёмся едой, или нет? - проговорил Лев, кладя лапы на стол. - А то зря, что ль, я тащил мешки с мясом?
  - Да, - спохватилась Мэри, - и нам с Андреем надо бы поесть. Завтра с утра предстоит долгий путь.
  Она принялась извлекать из мешков продукты. Мальчик ей помогал: своим остро отточенным мечом резал хлеб и колбасу. Как только из мешка вынули мясо, проголодавшийся Лев сразу вонзил в него зубы.
  - А вы, уважаемый Бэклин, что предпочитаете: мясо или салаты? - спросила Мэри.
  - Я есть не буду, - ответил обитатель шкатулки. - Мы, волшебники, обходимся без еды, хотя некоторые из нас любят иногда съесть что-нибудь этакое... Не буду говорить, чем питалась Гингема, чтобы не портить вам аппетит. Впрочем, если вы настаиваете, могу съесть яблоко или несколько слив.
  - Надо добраться до сундука, в котором Танугр хранит волшебный виноград, - говорил Андрей, поглощая бутерброды. - Без винограда он ничего из себя не представляет. Сейчас он могучий, а без винограда сдуется, лопнет, как мыльный пузырь... Вся его армия разбежится...
  Страшила о чём-то напряжённо думал. Это было видно по иголкам и булавкам, которые вылезли из его лба. Наконец он спросил:
  - Скажите, волшебник, а во Всевидящем Шаре, и правда, всё можно увидеть?
  - Не всё, но многое, - ответил Бэклин. - Сильно сомневаюсь, что он покажет, например, Внешний Мир.
  - Я сейчас подумал, - продолжал соломенный мудрец, - что Шар - это почти как те-ле-ви-зор, о котором рассказывал Андрей. В те-ле-ви-зо-ре можно увидеть, что происходит очень далеко от тебя.
  - Послушайте, Бэклин, - вмешался Андрей, - а вы можете создать такой Шар?
  - Могу. Его может создать любой более-менее знающий своё дело волшебник. Даже мелкий. Для создания Всевидящего Шара надо применить особое колдовство, которое называется дальнозорким, а это нетрудно.
  - Хорошо бы прямо сейчас его применить и создать Шар, - сказал мальчик.
  Бэклин посмотрел на него, приподняв бровь.
  - Ты хочешь, чтобы я показал тебе Танугра? Должен сразу предупредить: ничем хорошим это не кончится. Танугр сразу почует моё колдовство, и я погиб. Вам всем тоже несдобровать.
  - А нам и не надо на него смотреть, тем более если это опасно, - сказал Андрей. - Пусть ваш Всевидящий Шар покажет только, как добраться до крепости.
  Бэклин задумался на целую минуту. Он в сомнении жевал губами, вздыхал, хмурил брови, и наконец сказал:
  - Ну, если только показать дорогу до крепости и больше ничего, то можно. Только учтите: Танугр - это страшный, сильный колдун. Он всё чует. Он может почуять, что кто-то смотрит на его дом, и сразу, в тот же миг, увидит всех нас. Тогда нам будет плохо, а мне - особенно.
  - Не трусь, приятель, ведь с тобой мы, - сказал Смелый Лев. - Стоит мне зарычать - и всё войско Танугра разбежится!
  - Его войско не имеет значения, - возразил волшебник. - Оно вообще только для виду. Самое опасное - это его колдовство!
  - А вы нам можете даже крепость не показывать, - сказал Андрей. - Выключите Шар метров за двести до неё.
  Бэклин заходил по комнате, раздумывая. Остановился у окна, приоткрыл ставню и посмотрел на лес. Дождь затихал. В ночной тишине слышался вкрадчивый шелест капель.
  - Только не подумайте, что я трус, - заговорил он, обернувшись. - Я помогу вам, хотя бы ради моих несчастных товарищей, которых Танугр превратил в червей. - Он быстрым шагом подошёл к столу и сел. - Сейчас я начну создавать Всевидящий Шар, но предупреждаю: Танугр может почуять моё колдовство, хоть он и находится далеко. Тогда мне придётся сразу спрятаться в шкатулку.
  - А может, он не почует, - сказал Железный Дровосек.
  - Может, не почует, - согласился Бэклин. - Тогда будем считать, что нам повезло. И всё же вы должны быть готовы к самому худшему. К сожалению, я уже не смогу прийти вам на помощь. Я буду находиться в шкатулке, ведь, сами понимаете, мне совсем не хочется превращаться в червяка!
  - Если вы станете червяком, то мы доставим вас в Розовую страну к Стелле, - сказала Мэри. - Она найдёт способ, как вернуть вам человеческий облик.
  - Спасибо и на этом, - буркнул Бэклин, - но всё равно я бы предпочёл шкатулку. Я уже к ней как-то привык...
  - Сделай Шар большим, чтобы можно было всё как следует рассмотреть, - попросил Лев.
  - Чем больше Шар, тем больше нужно колдовства для его создания, - ответил волшебник, - а чем больше колдовства, тем больше вероятность того, что Танугр его почует.
  - Создайте какой можете, хоть самый маленький, - взмолился Железный Дровосек. - А уж мы будем вам так благодарны!
  Бэклин помолчал.
  - Самая большая благодарность для меня - это если вы возьмёте меня с собой, - сказал он. - Я тоже хочу принять участие в борьбе с Танугром. Я буду постоянно находиться в шкатулке, а она лёгкая, и много места не занимает. Она спокойно поместится в кармане. В решительный момент я выйду из неё и приду вам на помощь.
  Андрей обернулся к друзьям.
  - Ну что, берём Бэклина?
  - Берём, - ответили все в один голос, а Страшила прибавил: - Лишние мозги нам не помешают!
  Бэклин заулыбался.
  - Отлично, друзья! Я, хоть и мелкий волшебник, а кое на что способен. К тому же, мне до смерти надоел этот старый прогнивший замок!
  - Давай, начинай создавать Шар, - Лев ёрзал от нетерпения.
  - Погоди, - осадил его Бэклин. - В таком деле спешить нельзя. Надо сначала всё основательно обдумать, учесть все обстоятельства, например, если Танугр всё-таки о нас узнает.
  - Пускай узнает! - крикнул Андрей, берясь за меч. - Мы всё равно пойдём к нему!
  - Да, пойдём, нас ничто не остановит! - поддержал его Смелый Лев.
  Бэклин уселся поудобнее.
  - Прежде я бы хотел дать вам пару советов на будущее, - сказал он. - А то не исключено, что я не смогу больше с вами общаться. Первым делом доберитесь до волшебного винограда. Пока у Танугра виноград, он могучий колдун, справиться с ним нельзя.
  - Легко сказать - доберитесь, - покачал головой Андрей.
  - Хорошо бы увидеть в Шаре, где искать сундук с виноградом, - сказал Железный Дровосек.
  - То есть, показать вам внутренность крепости? Вот тогда Танугр совершенно точно нас почует!
  - А какой второй совет? - спросил мальчик.
  Бэклин ответил не сразу.
  - Второй совет такой, - заговорил он тихо. - Если Танугр нас почует, то поход сильно осложнится. В любом случае ничего хорошего ждать не придётся. Но что бы ни было, старайтесь держаться дороги из жёлтого кирпича. Не сходите с неё. Даже ночуйте на ней. Ведь эта дорога - волшебная. Она незаметно, совсем немного, но помогает путникам, которые по ней идут.
  
  
  Легенда о Жёлтой дороге
  
  После слов Бэклина наступила тишина. Первым её нарушил Лев:
  - И кто же её сделал такой?
  - Не знаю. Знаю только, что она была построена в очень давние времена, о которых нынешние жители Голубой и Зелёной стран уже ничего не помнят.
  И волшебник, не дожидаясь новых вопросов, начал рассказывать.
  - Сведения о строителях дороги сохранились в летописях гномов, которые живут возле Звёздной бездны. Но гномы не любят разглашать свои знания. Кое-что они сообщили Гудвину, когда он задумал построить Изумрудный город. Дело в том, что в древности на месте Изумрудного города был совсем другой город. И к нему вела вот эта самая Жёлтая дорога. Она начиналась у подножия Красной скалы, которая до сих пор высится на далёкой окраине страны Жевунов. В те времена в Волшебной стране жили не Жевуны, Мигуны, Болтуны и прочие знакомые вам народы, а какие-то неизвестные люди. Они то ли исчезли чудесным образом, то ли ушли неведомо куда. И город, построенный ими в центре Волшебной страны, тоже опустел и постепенно превратился в руины. А дорога осталась. Потом здесь появились нынешние племена. Древний город пустовал до появления Гудвина. Великий волшебник приказал жителям Зелёной страны восстановить его. Тем более, многие здания уцелели, их надо было только отремонтировать и подновить. А ещё Гудвину пришла идея украсить город изумрудами. Это случилось, когда гномы прочитали ему свои летописи. В них было сказано, что город был украшен множеством изумрудов, и что его жители, прежде чем покинуть его, сняли с городских башен и стен все драгоценные камни и спрятали их в надёжном месте. Гномы передали Гудвину старинную карту, на которой было обозначено это место, но поставили условие, что он должен вернуть камни городу. Гудвин условие выполнил. Ему и самому хотелось сделать Изумрудный город самым красивым на свете. А Жёлтая дорога осталась такой, какой была в древности, и кончалась она у городских ворот...
  - А почему она начинается у Красной скалы? - спросил Страшила. - Это какое-то особое место?
  - Сейчас скала ничего собой не представляет, - ответил Бэклин, - если не считать того, что она состоит из красного гранита. Но в глубокой древности, как гласит легенда, она была Оракулом, дававшим советы и предсказания. К Оракулу Красной скалы часто ходили жители древнего города, чтобы посоветоваться с ним, поэтому и появилась дорога.
  - Скала - Оракул? - удивился Железный Дровосек. - И как же она предсказывала?
  Бэклин пожал плечами.
  - Доподлинно не известно. Гномы знают об этом, но они не расскажут. Виллина наверняка знает, но она тоже будет молчать, недаром правит Молчунами. Легенда, которую я слышал, гласит, что в скале жил дух-провидец. Он не разговаривал с людьми, и спрашивать его не надо было. Он уже всё заранее знал. Просто надо было заснуть у подножия скалы, и во сне будет показан ответ.
  - Вот бы добраться до скалы и заснуть! - воскликнул мальчик. - Может, дух что-нибудь предскажет насчёт борьбы с Танугром?
  - Оракул давно молчит, - ответил Бэклин, - к тому же, предсказания - это волшебство, а на тебе Жёлтая Роза.
  - Тогда пусть он Мэри предскажет, или Страшиле, - сказал Андрей.
  Бэклин улыбнулся.
  - Люди много раз спали у скалы, и никакого толку. Я думаю, это всё легенды. В них наверняка больше вымысла, чем правды.
  - Но дорога-то есть, - настаивал Андрей. - И скала есть. И древний город был.
  - Значит, и Оракул был! - подхватил Лев.
  - А может, он и сейчас есть, - прибавил Железный Дровосек.
  - Ну, не знаю, не знаю... - Бэклин в сомнении качал головой. - Можете поспать там, если хотите. Вдруг повезёт. Но сначала доберитесь до скалы, а это в нынешние беспокойные времена дело очень непростое.
  Лев нетерпеливо ёрзал.
  - Так вы наколдуете нам Всевидящий Шар, или нет?
  - Наколдуйте, волшебник, - Страшила придвинулся к Бэклину, - а то интересно посмотреть на ваш те-ле-ви-зор.
  
  
  Полёт над Голубой страной
  
  Бэклин первым делом попросил, чтобы со стола убрали остатки еды. Когда это было сделано, он простёр над столом руки ладонями вверх.
  - Бамбара, чуфара, скорики, морики! - произнёс он волшебные слова. - Явись, Всевидящий Шар, покажи нам дорогу из жёлтого кирпича, пикапу, трикапу, лорики, ёрики!
  Над его ладонями появился голубоватый свет. Бэклин продолжал колдовать, и огонёк рос, пока не достиг размеров футбольного мяча. Тогда Бэклин опустил руки. Светящийся шар остался висеть в воздухе.
  Страшила, который сидел ближе всех к нему, вгляделся в его поверхность.
  - Ничего не видно, - пробормотал он. - Только какой-то туман плавает...
  - Сейчас увидишь, внимание! - Бэклин заговорил громче: - Пикапу, трикапу! Лорики, ёрики!
  Путники ахнули: в шаре появилось изображение леса и кирпичной дороги!
  - Дорога из жёлтого кирпича! - воскликнул поражённый Лев.
  - Да, здесь мы только что были, - подтвердила Мэри. - Вон виднеется столбик с дощечкой, а на дощечке - стёртая надпись, которую Страшила так и не смог прочесть.
  - Замок Людоеда слева, - сказал Андрей.
  - Применяю дальнозоркое колдовство, - объявил Бэклин. - Изображение сейчас начнёт двигаться...
  И правда: дорога и деревья, которые виднелись во Всевидящем Шаре, поплыли навстречу зрителям.
  - Мы как будто идём по дороге, - проговорил Железный Дровосек
  Движение деревьев ускорилось.
  - Не идём, а бежим! - воскликнул Страшила.
  - Мои знакомые места, - взволнованно сказал Дровосек. - Скоро справа будет моя хижина. Мы с Элли ночевали в ней, когда шли в Изумрудный город...
  - Мы уже не бежим, а летим, - проговорил Лев, тараща глаза на Шар.
  - Мою хижину мы пролетели, я и не заметил её, - сказал Дровосек.
  Дорога вышла из леса, и картинка в Шаре стала светлее. Вокруг освещённой звёздами дороги потянулись поля, полные цветов.
  Изображение двинулось ещё быстрее. Поля сменялись лесами, потом снова начинались поля, потом снова леса, и снова поля. Временами показывались посёлки, и тут же проносились мимо.
  - Дальнозоркое колдовство движется по Голубой стране, - объяснил Бэклин. - Скоро оно приблизится к Когиде, а значит, и к крепости Танугра... Я чувствую опасность... Надо притормозить...
  Движение в Шаре замедлилось. Вскоре изображение свернуло с Жёлтой дороги на широкую тропу.
  - Тропа ведёт к Когиде, - сказал Бэклин почему-то шёпотом. - Тут очень опасно.
  - А где Красная скала? - спросил мальчик.
  - Мы немного не добрались до неё, потому что свернули направо. Нам ведь нужно к жилищу Танугра.
  Движение ещё больше замедлилось. Это был уже не бег, а быстрый шаг.
  Тропа привела к деревне.
  - Когида, - шепнул Бэклин. - Кстати, родина Урфина Джюса.
  Не задержавшись в деревне, изображение вместе с тропой устремилось куда-то влево. Показалось поросшее травой поле. Тропа пересекла его и закончилась у ворот в высокой бревенчатой стене. За стеной был виден большой дом с башней.
  У ворот изображение остановилось.
  - Дальше нельзя, там Танугр, - сказал волшебник, тяжело дыша, будто он сам бежал, а не изображение в Шаре.
  - Почему дальше нельзя? - сказал Лев недовольно. - Мы должны увидеть нашего врага! Я, например, хочу знать, кого буду разрывать в клочки!
  - Нас прежде всего интересует сундук с волшебным виноградом, - напомнил ему Страшила. - Пожалуйста, волшебник, покажите сундук.
  - Вы не представляете, какой страшной опасности мы подвергаемся, - пробормотал Бэклин, протягивая к Шару дрожащие руки. - Бамбара, чуфара, скорики, морики... Дальше... иди дальше, ...
  Изображение прошло сквозь частокол, пересекло пустынный двор и проникло в сумеречную прихожую. В прихожей никого не было. Не было и сундука.
  - Вон лестница, - сказал мальчик, вглядываясь в Шар. - Может, поднимемся по ней?
  Изображение двинулось на второй этаж.
  - Танугр! - пискнул Бэклин.
  В то же мгновение Шар погас с лёгким хлопком, что-то мелькнуло в воздухе, и щёлкнула, захлопываясь, шкатулка.
  Никто не успел ничего толком рассмотреть. Ошеломлённые путники молчали, оглядываясь.
  Откуда-то потянуло холодным воздухом. Огонь в очаге заметался и погас, ушёл в золу. В комнате стало темнее.
  
  
  Белый туман
  
  - А куда делся Бэклин? - спросил Лев. - Он только что был тут.
  - Он уменьшился и улетел в шкатулку, - сказала Мэри.
  - Это значит, что Танугр нас увидел, - промолвил Страшила мрачно.
  - Шар погас слишком быстро, я не успел ничего рассмотреть, - признался Андрей.
  - Зато Бэклин успел, и понял, что надо спасаться, - качая головой, сказал соломенный мудрец.
  - Теперь Танугр знает о нас, - прошептала Мэри. - Нам придётся быть очень осторожными.
  - Ну и пусть знает, - громко сказал мальчик и выпрямился. - Я всё равно пойду к нему!
  - Мы все пойдём! - рявкнул Лев. - Если он нас слышит, то пусть знает, что мы не боимся!
  Андрей подошёл к очагу и подбросил в него дров. Огонь разгорался медленно, словно нехотя. От него было больше дыма, чем тепла.
  - Смотрите, какой густой туман за окнами! - воскликнула Мэри.
  Все подошли к окнам.
  - Какой туман? - спросил Андрей, вглядываясь в ночной лес. - Где?
  Он не видел никакого тумана, наоборот - в лесу стало светлее. После дождя облака разошлись, и среди них показались звёзды.
  - Туман ползёт сюда лавиной, - взволнованно говорил Железный Дровосек.
  - Он подступил уже к самым окнам, - Мэри показывала пальцем. - Он белый как молоко, и за ним ничего не видно!
  - Он вливается в комнату! - крикнул Страшила, отступая к столу. - Уже весь пол в тумане!
  Мальчик по-прежнему не видел тумана, но, глядя на своих спутников, тоже встревожился.
  - Тумана нет, вам кажется, - пробормотал он.
  - Не кажется, - возразила Мэри, - он здесь, и его всё больше. Скоро комната утонет в нём!
  Андрею на миг подумалось, что его спутники сходят с ума, и он похолодел от ужаса. Но потом вспомнил про Жёлтую Розу. Значит, на его друзей действует колдовство! Тумана на самом деле нет, но колдовские чары заставляют их видеть его!
  Страшила подтвердил его мысль.
  - Туман наверняка создан Танугром, - сказал соломенный мудрец.
  - Танугр пытается нас остановить, - согласился с ним Железный Дровосек.
  Девочка беспомощно оглядывалась.
  - Мы будем слепыми в этом тумане... Он мне уже по грудь...
  - Мэри, - Андрей подошёл к ней и взял за руки, - не бойся, тумана нет, это колдовство.
  Она привстала на цыпочки.
  - Он мне уже по шею... и тебе по шею... Мы сейчас утонем в нём!
  Дровосек и Страшила водили вокруг себя руками, как слепые. Нащупав друг друга, они чуть ли не обнялись.
  - Друзья, ничего страшного! - громко сказал Андрей. - Не бойтесь! Тумана нет, я его не вижу! Это Танугр пугает вас, морочит вам голову. Он хочет, чтобы мы прекратили поход!
  - У меня в глазах всё белое, - пробормотал Страшила.
  - И у меня, - сказал Лев.
  - Туман для меня как вода, я заржавею, - почти простонал Железный Дровосек.
  - А может, не заржавеешь, - сказал Андрей. - Это ведь не настоящий туман, а мираж, призрак.
  - Надо идти туда, где тумана нет, - подал мысль Страшила.
  - А где его нет? - спросил Лев.
  - Боюсь, что теперь он будет везде, - сказал Железный Дровосек, печально качая головой. - Если туман действительно волшебный, то он будет сопровождать нас повсюду. Куда мы, туда и он.
  Послышался грохот. Это упала скамья, на которую сослепу наткнулся Смелый Лев.
  - Пусть Танугр не думает, что нас можно запугать каким-то туманом, - прорычал он. - Эй, Танугр! Мы всё равно доберёмся до тебя!
  Андрей подходил то к одному, то к другому, брал за руки, гладил по плечам, Льва трепал по гриве.
  - Я не вижу тумана, - говорил он. - Это всего лишь обман зрения, фокус... - Он подошёл к окну. - Ну вот, и за окном тумана нет. Вижу ночной лес, стену с башней, звёзды... Бояться нечего! Туман - это фокус! - Он подошёл к девочке. - Мэри, ты нормально дышишь? Голова не кружится?
  Она нашла его руками и схватилась за него.
  - Нет, всё в порядке, только ты не отходи от меня!
  - Что же нам делать, - говорил Железный Дровосек, осторожно переставляя ноги. - Туман в глазах... Он везде...
  Страшила двигался вместе с ним. Лев, наткнувшись на стол, заревел:
  - Страшила, ты у нас самый умный! Пусти в ход свои чудесные мозги, подскажи, как нам быть!
  - Я уже начал думать, - откликнулся Страшила. - Правда, думать стоя мне не совсем удобно, но ничего. Я чувствую, что какие-то мысли уже бродят в моей голове...
  - Какие мысли? - спросил Дровосек.
  - Тише, не отвлекай меня.
  Все замерли, боясь нарушить тишину и оторвать Страшилу от раздумий. Железный Дровосек стоял посреди комнаты, сделав шаг, но не сделав другой. Лев привалился к столу. Мэри держалась за Андрея, как за спасательный круг, а тот обнимал её за плечи, почти не дыша.
  - Туман, - заговорил, наконец, Страшила, - обычно исчезает по утрам, когда встаёт солнце. Значит, и нам надо подождать, пока взойдёт солнце.
  - Так и сделаем, - сказал Лев, переводя дыхание и отодвигаясь от стола. - Будем ждать солнца.
  - Но! - продолжал Страшила ещё громче. - На солнце тает обычный туман, который поднимается от рек и болот. А наш туман не обычный. Он волшебный. Он может и не исчезнуть на солнце.
  - И что же тогда делать? - спросил Железный Дровосек.
  - От волшебной вещи может помочь только другая волшебная вещь, - ответил соломенный мудрец. - Бэклин говорил, что дорога, вымощенная жёлтым кирпичом, - волшебная, и помогает своим путникам. Надо выйти на неё. Может быть, она поможет нам избавиться от тумана.
  - Мудро! Мудро! - закричал Лев. - Как такая мысль мне самому не пришла в голову?
  - Мозги у меня пока ещё работают, - отвечал Страшила не без гордости.
  - Да, надо выйти на дорогу, - согласился Андрей. - Вдруг она поможет, а то здесь туман ещё сто лет простоит.
  - Надо рвом узкий мост без перил, - вспомнила Мэри.
  - Ничего, - сказал Андрей, - я вас всех переведу по нему, только по одному.
  Он подвёл Мэри к Дровосеку и Страшиле.
  - Вы пока стойте так и держитесь друг за друга, чтобы не потеряться, а мы со Львом пойдём первыми. Переведу его и вернусь к вам.
  Оказалось, что Льва и переводить не надо было. Ловкий, с хорошим нюхом, привыкший к дикой природе, полной опасностей, Лев прекрасно справился с переходом по узкому мостику в сплошном тумане. Он даже не перешёл, а перебежал на другую сторону.
  Андрей вывел его на дорогу. Лев оглядывался и мотал головой. Дождь прошёл, небо расчистилось, множество звёзд блестело на небе, освещая жёлтые кирпичи дороги и глянцевую после дождя листву.
  - Страшила был прав, здесь тумана нет! - сказал он удивлённо. - Но вон там, - он показал налево, где за деревьями скрывался замок, - плавают белые клубы и за ними ничего не видно!
  - А справа от дороги есть туман? - спросил мальчик.
  - Нет.
  - Тогда всё ясно. Туман только там, где мы. Это ещё раз доказывает, что его напустил Танугр!
  - Конечно, он, кто же ещё, - отозвался Лев.
  - Подожди меня здесь, - сказал Андрей, - а я возвращаюсь в замок. Надо вывести остальных.
  Придя в большую комнату, он обрадовал друзей известием, что на дороге тумана нет, и что Лев уже выбрался на неё и ждёт их.
  Мальчик по-быстрому собрал в мешки остатки ужина. Один мешок он закинул себе за плечо, второй помог надеть на спину Железному Дровосеку. Шкатулку с Бэклином засунул в карман.
  Из замка выходили вчетвером: впереди Андрей, за ним Мэри, держась за него обеими руками, за Мэри - Страшила, за Страшилой - Железный Дровосек. Так, гуськом, они миновали двор и надвратную башню и подошли к мостику. Андрей попросил Мэри и Железного Дровосека подождать, пока он не перенесёт Страшилу. Соломенного человека он взял в охапку и уже через минуту был на той стороне рва. Оставив его там, он вернулся к Мэри. Девочка переходила мостик позади него, нога в ногу. Преодолев опасный участок, Андрей оставил её со Страшилой и вернулся к Железному Дровосеку.
  Тот сказал, что у него сильно бьётся сердце.
  - Если я упаду в ров, то уже не выберусь из него, и маслёнка не поможет.
  - Тогда тебе лучше двигаться ползком, - посоветовал Андрей. - Только не спеши, и всё будет нормально.
  Андрей облегчённо вздохнул, когда Дровосек перебрался на другую сторону рва.
  Оказавшись на дороге, спутники Андрея приободрились.
  - Тут и правда нет тумана! - воскликнул Страшила.
  - Танугр теперь знает, что мы к нему идём, - сказал Лев. - Ну и пусть. Мы его не боимся.
  - Я бы сейчас немного поспала, - сказала Мэри. - Совсем немного, чуть-чуть.
  - В лесу всё мокрое, ты простудишься, - Андрей оглядывался, соображая, где бы устроиться на ночлег.
  - А пускай Мэри сядет на меня, - предложил Лев. - Понесу её на спине.
  - Отлично, - сказал Андрей. - А дальше, может, тумана уже и нет.
  Мэри устроилась на львиной спине. Лев и остальные зашагали по дороге. Девочка почти сразу приникла лицом к гриве и заснула. Андрей шёл рядом, следя, чтобы она не упала.
  Не прошли они и ста метров, как его спутники забеспокоились.
  - Туман, - сказал Железный Дровосек, показывая направо. - Теперь он и оттуда идёт!
  - Скоро туман будет и справа, и слева, - подтвердил Страшила.
  Андрей по-прежнему не видел тумана, но Лев, Дровосек и Страшила в один голос говорили ему, что туман клубится и справа, и слева. По их словам, за туманом уже не видно деревьев, и он похож на две высокие белые стены, между которыми, как по узкому коридору, тянется Жёлтая дорога.
  - Хорошо, что хоть дорога свободна от него, - сказал мальчик. - Ладно, пойдёмте быстрее, туман должен где-нибудь кончиться.
  У него слипались глаза, но он шёл, придерживая девочку, и, чтобы взбодрить себя, время от времени спрашивал, здесь ли туман.
  - Здесь, - отвечал кто-нибудь из его спутников. - И справа, и слева.
  Неожиданно Андрей остановился, покачнувшись.
  - Сейчас упаду, - признался он. - Спать хочу сильно.
  - Тогда сделаем привал, - сказал Лев и разлёгся прямо на кирпичах.
  Андрей припал головой к его гриве и тут же заснул.
  
  
  В кольце заколдованных зверей
  
  Проснулся он, когда солнце уже стояло над лесом. Умытая листва сверкала золотистыми блёстками, в лесной глубине заливались птицы.
  - Что с туманом? - первым делом спросил мальчик.
  - Растаял, - ответил Страшила. - Растаял, когда посветлело небо.
  - Мы не стали тебя будить, ты так крепко спал, - прибавил Железный Дровосек.
  Услышав их голоса, проснулась Мэри. Лев, который до той минуты лежал неподвижно, боясь потревожить её сон, сладко зевнул и потянулся.
  Андрей, Мэри и Лев позавтракали припасами из мешка, который нёс Железный Дровосек, и вся компания тронулась в путь.
  При ярком свете дня поход к логову Танугра уже не казался друзьям таким опасным, как накануне ночью, когда на них напал волшебный туман. И всё же они разговаривали вполголоса и с опаской поглядывали по сторонам.
  - Туманом нас не остановить, - говорил Андрей, - поэтому Танугр не успокоится, пока не устроит нам ещё какую-нибудь неприятность.
  - Например, напустит на нас волков, пчёл или ворон, - сказал Страшила, вспомнив своё путешествие с Элли в Фиолетовую страну.
  - Это будет похуже, чем туман, - соглашался мальчик.
  - Лично я не боюсь никаких волков, тем более пчёл, - сказал Лев нарочито громко, как будто Танугр мог его услышать. - Всякий, кто преградит нам дорогу, будет иметь дело со мной!
  - Волков я зарублю топором, - сказал Железный Дровосек.
  - А ворон я просто задушу, - прибавил Страшила.
  Так, подбадривая друг друга, путники шагали по дороге, вымощенной жёлтым кирпичом.
  Лес казался бесконечным. Кое-где в нём попадались заросли орешника, а ежевика росла прямо на обочинах. Ягоды и орехи пришлись как нельзя кстати: мешок с припасами уже основательно опустел.
  Вечером, когда в лесу сгустились тени, Железный Дровосек сообщил друзьям, что они недалеко от его старой хижины.
  - Хотелось бы посмотреть, цела ли она, - сказал он, вздыхая. - Подумать только, я не был здесь сто лет!
  - Далеко ли она от дороги? - осведомился мальчик.
  - Недалеко. Шагов, наверное, пятьдесят.
  - Тогда разыщем её. Может, в ней и переночуем, - Андрей оглянулся на своих спутников. - Тумана нет?
  - Нет! - дружно ответили те.
  Все зашагали быстрее, радуясь возможности провести ночь под крышей. Железный Дровосек шёл впереди и вглядывался в заросли.
  - Я уже ничего тут не узнаю, - признался он. - Повсюду новый лес, всё разрослось, знакомые тропинки пропали... По-моему, это здесь!
  Он свернул с дороги и углубился в лесной полумрак. Друзья остались его ждать. Через пять минут он вернулся. Вид у него был обескураженный.
  - Нет, не здесь, - сказал он. - Мы её, кажется, прошли.
  Он, и за ним остальные, повернули назад.
  - Нет, всё-таки надо пройти вперёд...
  На лес уже опустилась ночь, когда, наконец, Железный Дровосек разыскал свою хижину. Приземистый домик с единственным окном прятался в самых зарослях.
  - Вот она, моя старая добрая хижина! - воскликнул Дровосек, разведя руками кусты. - Сколько месяцев я прожил в ней, пока не встретил Элли!
  Домик весь покосился, крыша накренилась набок, дверь заклинило так, что Дровосеку пришлось приложить силу, чтобы открыть её.
  Он вошёл в дом.
  - Всё осталось, как было, - послышался оттуда его голос. - Удивительно, даже кровать цела!
  В хижину вошли Андрей, Мэри и Страшила. Лев улёгся снаружи.
  - А тут вроде бы ничего, уютно, - сказала девочка, оглядываясь.
  В хижине пахло сыростью, на полу подсыхала лужа, оставшаяся после вчерашнего дождя. Звёздный свет, проникая в окошко, освещал незамысловатую обстановку: стол, табуретку, кровать, полку с маслёнками и столярным инструментом.
  - Переночуем здесь, - решил Андрей. - Лучше, чем спать на голых кирпичах.
  - В доме чувствуешь себя в какой-никакой, а безопасности, - согласился с ним Страшила.
  - К тому же дорога близко, - прибавил Железный Дровосек.
  Андрей и Мэри извлекли из оставшегося мешка часть продуктов и поужинали. Мэри устроилась на кровати, Андрей лёг на коврик у стены, Страшила с Железным Дровосеком встали у раскрытой двери, а Лев отправился на охоту.
  От неба исходило голубоватое сияние, проникая до самой земли и подсвечивая замшелые стволы, густой подлесок, папоротники и коряги. В лесу царила тишина. Ничто не шевелилось.
  Страшиле это показалось странным.
  - Даже цикады не кричат, - сказал он шёпотом.
  - Тишина полная, - отозвался Железный Дровосек. - Мне это почему-то не нравится.
  Беспокоило их и долгое отсутствие Льва. Наконец послышались его шаги.
  - Никогда такого не было, - бормотал Лев. - Куда-то исчезли все звери!
  Он прошёлся возле хижины и лёг на мох. Опустил голову на лапы. Дровосек со Страшилой молчали.
  Где-то в лесной чаще послышался вой. Ему откликнулся другой, а потом третий.
  Лев привстал, насторожился.
  - Волки, - сказал он. - Похоже, идут сюда.
  - Я так и знал, - прошептал Страшила. - Не удивлюсь, если сейчас появятся вороны и пчёлы!
  Вой стих, но до слуха путников донеслось какое-то шевеление.
  - Сюда идут не только волки, - сказал Лев, втянув ноздрями воздух. - Идут медведи, кабаны, лисы... Со всех сторон идут... Ничего, друзья мои, не бойтесь. Я рыкну на них, и они разбегутся.
  - В случае чего, я пущу в ход топор, - сказал Железный Дровосек.
  - Они уже здесь! - Глаза Льва блеснули в предвкушении предстоящей схватки.
  Тут уже и Дровосек со Страшилой разглядели зверей, которые осторожно приближались к хижине.
  - Удивительно, - прошептал Железный Дровосек. - Волки рядом с кабанами, медведи с лисами, и никто никого не трогает...
  - Потому что звери заколдованы, - сказал Страшила.
  - Прошлой ночью был туман, а теперь - звери... - шептал Дровосек.
  Лев вобрал в грудь воздуху и испустил такой громогласный рык, что у любого обитателя леса, даже у саблезубого тигра, душа ушла бы в пяти. Но эти звери продолжали приближаться.
  - Что случилось? - Из хижины вышел встревоженный Андрей. - Откуда здесь столько зверей?
  Лев снова зарычал. Звери остановились, сгрудившись плотной толпой.
  - Что вам нужно? - грозно спросил у них Лев. - Уходите отсюда подобру-поздорову, пока я вас всех не разорвал!
  Звери вдруг произнесли дружным хором:
  - С вами говорю я, Танугр, Всесильный и Страшный. Вы вторглись в мою страну, чтобы уничтожить меня, но у вас ничего не выйдет. Все вы найдёте здесь свою смерть.
  - Танугр подчинил себе зверей! - прошептал Железный Дровосек.
  - Да, это не туман, не фантомы, - сказал Андрей, глядя на оскаленные звериные пасти. - Звери самые настоящие. Думаю, что Танугр воздействует на них на расстоянии. Он загипнотизировал их.
  - Что такое загипн... - начал Железный Дровосек и запнулся на длинном непонятном слове.
  - Ясно что, - сказал Страшила. - Заколдовал!
  Снова раздался звериный хор:
  - Прочь, чужестранцы! Убирайтесь прочь, иначе я прикажу зверям загрызть вас!
  - А вот посмотрим, кто кого загрызёт! - воскликнул Лев и снова зарычал.
  Но звери, вместо того, чтобы обратиться в бегство, ещё ближе подошли к хижине.
  - Ха-ха-ха, - захохотали они дружно, хотя и на разные голоса. - Не вам тягаться со мной, Всесильным и Страшным. Вы разгневали меня. Берегитесь.
  Андрей обнажил меч.
  - Нам надо прорваться к дороге, - прошептал он
  - Нет ничего легче, - усмехнулся Лев. - Смотрите, как я сейчас расшвыряю эту жалкую стаю!
  - Я Танугр, у меня сотни, тысячи клыков и когтей! - проревело звериное сообщество. - Я вцеплюсь в вас всеми клыками и когтями!
  - Впереди пойдём мы со Львом, - деловито заговорил Андрей, - ты, Мэри, пойдёшь за нами, а Страшила с Дровосеком пусть прикрывают нас с тыла.
  - Вперёд! - крикнул Лев и прыгнул на медведя, подошедшего к нему ближе всех.
  Звери валились как куклы от ударов его мощных лап. Никто не оказывал сопротивления.
  За Львом на зверей бросился Андрей.
  - Разойдись, дай пройти! - кричал он, расталкивая зверей не столько мечом, сколько руками и ногами.
  Колдун, видимо, осознал свою оплошность, потому что вскоре расколдовал зверей, вернув им свободу действий и позволив защищаться или нападать как им вздумается. Но нападать никто не стал. Мелкие звери тут же удрали, поджав хвосты, а те, что покрупнее, рычали и шли за путниками в сильном замешательстве, не рискуя напасть на грозного льва и железного человека с топором.
  Пяти минут не прошло, как путники выбрались на дорогу. На этом битва и закончилась. Неизвестно, произошло ли это благодаря волшебству Жёлтой дороги, или Танугр угомонился, но никто из животных не осмелился выйти на кирпичи. В придорожных зарослях ещё какое-то время мелькали горящие глаза, потом исчезли и они. Шорох в лесу затих.
  Друзья двинулись дальше, торопясь покинуть зловещее место, и шли до тех пор, пока не стало светать.
  Андрей и Мэри падали от усталости, да и у изрядно оголодавшего Льва подкашивались ноги. Привал устроили посреди дороги. Дровосек со Страшилой натаскали для друзей мягкого мха и сухой листвы.
  
  
  Разговор с пугалом
  
  Теперь основной едой для Андрея и Мэри стали орехи и фрукты, которых становилось всё больше по мере того, как они приближались к поселениям Жевунов. О близости первой деревни говорили не только сады с фруктовыми деревьями, но и возделанные поля, обнесённые кое-где голубыми изгородями.
  На некоторых изгородях торчали пугала в голубых широкополых шляпах. Одно из пугал было воткнуто в шест на самой обочине дороги.
  - А оно, кажется, живое, - сказала Мэри, останавливаясь. - Видели, оно повернуло голову и посмотрело на нас?
  - Оно и сейчас смотрит, - отозвался Андрей.
  К пугалу подошёл Страшила.
  - Рад приветствовать вас, уважаемый, - сказал соломенный мудрец, снимая шляпу и кланяясь. - Я когда-то тоже, как вы, распугивал ворон, и это было примерно в этих же местах.
  - Да, я уже заметил, что мы с вами в чём-то похожи, - ответило пугало.
  - Вы слышали? Пугало говорит! - воскликнул мальчик.
  - А вот я сначала не умел говорить, - сказал Страшила, - но понимал всё, что говорят вокруг меня. Говорить я учился постепенно, и в основном благодаря воронам. Они меня не боялись, а некоторые даже садились на меня и выклёвывали из меня солому. Чтобы отогнать их, мне поневоле приходилось издавать звуки, похожие на речь, а потом я и слова стал произносить. Когда пришла Элли, я уже вполне сносно разговаривал, только иногда путался. - Он повернулся к пугалу. - Вы тоже научились говорить благодаря воронам?
  - Нет, - ответило пугало, - я всегда говорил. Я ведь ещё недавно был человеком, звали меня Лин Сартус. А в пугало меня превратил Танугр. Теперь торчу здесь, разговариваю только с воронами да с грачами. И вот ещё вы подошли, теперь с вами разговариваю.
  Железный Дровосек негодующе сдвинул брови.
  - Почему он превратил вас в пугало? Это бессердечно с его стороны!
  - На меня донёс наш староста, - отвечал Сартус. - В кабачке я выпил лишнюю рюмку настойки, захмелел и сказал - слишком, наверное, громко, - что правитель много зерна у нас отбирает на прокорм своих солдат, у нас даже на посев не остаётся. А в кабачке сидел староста. Он услышал, и донёс Танугру. Написал на меня жалобу. А старосту этого никто не выбирал, он даже не из нашей деревни. Его Танугр сделал старостой, вот он и выслуживается перед ним. Все пугала, которых вы видите здесь, - бывшие люди. Их Танугр сделал такими по доносам старосты.
  - Что же вы не соберётесь всей деревней и не разорвёте старосту в клочья? - спросил Смелый Лев.
  - Бесполезно это, только себе хуже сделаем, - печально ответил бывший Жевун. - Я слышал, в одной деревне народ изгнал старосту, поставленного Танугром, да только потом все жители стали пугалами, все, от мала до велика. А быть пугалом - ох, как несладко... Я вот чувствую, ещё пара сильных дождей - и с моей головы смоет краску. Я стану слепым, глухим и немым. Я даже не смогу от ворон отбиваться - они выпотрошат из меня всю солому...
  Железный Дровосек оглянулся на своих спутников.
  - Друзья, может, возьмём его с собой? Жалко человека!
  - А куда вы идёте? - спросил Сартус.
  - К Танугру, - ответил Андрей. - Мы убьём его и освободим всех вас.
  - Вы хотите убить Танугра, Всесильного и Страшного? - удивился Лин. - Должно быть, вы великие волшебники!
  - Среди нас нет ни одного волшебника, - сказала девочка, - но мы твёрдо верим, что уничтожим Танугра!
  Лин качал своей головой, сделанной из мешка и соломы.
  - Ничего не понимаю. Если вы не волшебники, то Танугр превратит вас в пугал, а то и в червяков.
  - Меня он ни во что не превратит, как бы ни старался, - сказал мальчик. - Доберусь до него, и всё, конец ему. Так написано в волшебной книге Виллины, а в ней ничего зря не пишется.
  - Я гляжу, смелости тебе не занимать, - промолвил бывший Жевун. - А вдруг вы, и правда, одолеете Танугра?
  - Одолеем, - сказал Андрей решительно.
  - Нам всем смелости не занимать, - подтвердил Лев. - Моего прадеда напоил смелостью сам Гудвин, Великий и Ужасный, и теперь она бурлит в моих жилах!
  - А мою голову Гудвин набил умными мозгами, - сказал Страшила. - Они наверняка пригодятся нам в борьбе с Танугром.
  - А в меня он вложил любящее сердце, - прибавил Железный Дровосек. - Сердце - это любовь, а любовь, как известно, преодолевает все препятствия!
  - Тогда попросите Танугра, пусть он расколдует тех, кого превратил в пугал, - сказал бывший Жевун.
  Андрей насупился.
  - Ну вот ещё, стану я его о чём-то просить. Я потребую от него! Пусть превратит всех заколдованных Жевунов обратно в людей!
  - Правильно! - поддержал его Лев. - Никаких церемоний! Пусть превратит всех пугал в людей, а потом мы подумаем, что с ним делать. Не исключено, впрочем, что я всё равно его съем.
  - Друзья мои, - вмешался Страшила, - Жевуны расколдуются сами собой, надо лишь убить Танугра. Помните, как расколдовались Мигуны, когда Кракер обратился в камень?
  - Вы обязательно убьёте Танугра, - сказал Сартус. - Теперь я верю в это твёрдо. Но я не пойду с вами. Я всего лишь пугало, и во мне нет ни смелости, ни мозгов, ни сердца, и в волшебной книге про меня не написано. Боюсь, что в походе я стану для вас обузой.
  - Ну, как хочешь, - сказал Лев.
  - А скажите, - спросила Мэри, - далеко ли до деревни?
  - Совсем недалеко, она за поворотом. Но помощи вам там не окажут. Люди очень боятся старосты. Он чуть что - сразу доносит Танугру.
  - Я разыщу вашего старосту и разорву его! - прорычал Лев.
  Сартус печально покачал головой.
  - Тогда Танугр всех жителей превратит в пугал.
  - Вам, пожалуй, живётся ещё хуже, чем Мигунам, когда они были под властью Кракера, - сказала девочка.
  - Нам очень плохо живётся, хуже некуда, - закивал бывший Жевун. - Если бы у меня глаза были не нарисованные, а настоящие, то я бы заплакал.
  Друзья тепло простились с Лином и отправились дальше.
  Вскоре, и правда, дорога повернула, и показались круглые голубые домики с высокими крышами, похожими на шляпы Жевунов, только без бубенчиков. Каждый домик окружали цветочные клумбы и плодовые деревья. Повсюду вдоль оград вились посыпанные песком дорожки.
  Навстречу путникам никто не вышел, наоборот - двое или трое жителей, которых заметили друзья, сразу поспешили скрыться. Ставни ближайших домов закрылись.
  На верхушке самой высокой крыши, где обычно помещают флюгер, находилась бочка без верхней крышки, а в бочке сидел Жевун с длинными чёрными усами. Завидев путников, он сразу вперил в них яростный взгляд.
  - Наверняка это староста, - сказал Страшила. - Следит сверху за деревенскими жителями, чтобы никто не бездельничал.
  - Ну, я ему задам! - И Лев испустил такой мощный рык, что Жевун опрокинулся на дно бочки, а его широкополая шляпа, не удержавшись на голове, полетела вниз.
  Друзья пошли дальше, поминутно оглядываясь на бочку. Голова старосты так и не выглянула из неё - видимо, усач здорово напугался.
  Деревня скрылась. Снова потянулись огороды, сады, поля пшеницы и подсолнухов. Иногда попадались Жевуны, но при виде путников они торопились уйти.
  - До чего же запуганный народ, - говорил Смелый Лев. - Танугр далеко, а они всё равно боятся!
  - Тут любой бы боялся, - возразил Андрей. - Чуть не то сказал, и ты - пугало!
  В ближайшем фруктовом саду Андрей и Мэри вдоволь наелись абрикосов, груш и яблок, а потом наполнили ими опустевший мешок. Дровосек попросил разрешения понести его.
  - Мне это нетрудно, - сказал он, - я ведь не устаю.
  - Фрукты у вас в Голубой стране просто объеденье, - сказала Мэри.
  - Вкуснее не найти во всей стране Гуррикапа, - согласился Железный Дровосек. - Когда-то, когда я был человеком, я их очень любил. В ту пору я ухаживал за Лили... Мы тайком встречались в таком же точно фруктовом саду... И теперь эти деревья напомнили мне о моей бедной невесте... - Из глаз Дровосека покатились слёзы.
  - Не плачь, - забеспокоился Страшила. - Ты заржавеешь.
  - Но я не могу не плакать, вспоминая Лили, - всхлипывая, говорил Дровосек. - Как только подумаю, что она состарилась и умерла, так слёзы сами и льются. В моей памяти она навсегда осталась юной и прекрасной... О, моя ненаглядная Лили...
  Он шёл, и слёзы катились и катились из его глаз. Мэри взяла у него маслёнку и, окуная в масло тряпочку, на ходу протирала его щёки и шею. Но как только фруктовый сад остался позади, Дровосек перестал плакать, заулыбался и зашагал бодрее. Ведь он когда-то был Жевуном, а у Жевунов настроение меняется быстро.
  
  
  Призрачная охота Смелого Льва
  
  Дорога снова пошла лесом, а ближе к вечеру потянулись возделанные поля и небольшие рощи, среди которых попадались фруктовые. На пшеничном поле там и сям торчали пугала. Некоторые из них совсем не шевелились, другие провожали путников нарисованными глазами. Показалась деревня. Её обитатели при виде незнакомцев попрятались по домам.
  За деревней начался просторный луг. Голодный Лев вертел головой, высматривая добычу. Но ничего подходящего ему не попадалось, если не считать мышей и ужей, а охотиться на такую мелочь царь зверей считал ниже своего достоинства.
  Вдруг Лев остановился.
  - Я, кажется, вижу парочку упитанных кабанов, - сказал он и крадучись сошёл с дороги. - По-быстрому закушу кабанятиной, и сразу вернусь.
  Большими прыжками он понёсся по лугу. Мальчик видел, как он сначала бежал в одном направлении, а потом зарычал и побежал в другом, как будто что-то увидел. Внезапно Лев совершил великолепный прыжок и, опустившись на землю, принялся скрести её когтями.
  - Что там такое? - не понял Андрей. - Что он делает?
  - Я тоже не пойму, - встревожился Дровосек. - Лев как будто на кого-то охотится...
  - Но перед ним никого нет! - воскликнула Мэри.
  - Он охотится на невидимку, - догадался Страшила. - На нашего Льва напущено колдовство!
  - Наверное, это что-то вроде белого тумана в замке Людоеда, - предположил Андрей. - Но туман видели все, кроме меня, а теперь это видит только один Лев.
  - Так и есть, - согласился соломенный мудрец. - Колдовство напущено на него одного, а то мы бы увидели, на кого он охотится, - и Страшила закричал, сложив руки рупором: - Лев! Возвращайся! Там никого нет!
  Но голос у него был слабый, и Андрей подхватил его крик:
  - Лев! Назад! Это колдовство!
  Скоро все кричали хором:
  - Назад! Там никого нет! Это колдовство!
  Но Лев не слышал их. Он продолжал носиться по полю, яростно рычать и удаляться всё дальше и дальше от дороги.
  Андрей не выдержал и побежал к нему. Мэри, Страшила и Железный Дровосек устремились за мальчиком.
  - Лев! Лев! - кричал Андрей. - Вернись!
  Лев бежал к лесу, темневшему в отдалении, и вскоре скрылся за деревьями.
  Андрей, переводя дыхание, остановился.
  - В лесу мы его не найдём, - сказала Мэри, останавливаясь рядом. - Наступает ночь, нам лучше вернуться на дорогу.
  - Да, вернуться на дорогу - это самое разумное, - согласился с ней Железный Дровосек. - Подождём до утра. Утром колдовские чары рассеются, и Лев вернётся.
  Но Андрей медлил уходить. Он вглядывался туда, где исчез Лев, надеясь, что их четвероногий друг сейчас покажется. Но его не было, и даже львиного рычания не слышалось.
  - Вернёмся на дорогу, - упрашивала его Мэри. - Дорога волшебная, а здесь колдун и на нас напустит чары.
  Мальчику пришлось согласиться. Если колдун заморочит его друзей, то он останется совсем один.
  - Да, пойдёмте, - сказал он.
  Едва ступив на жёлтые кирпичи, он сразу уселся на них.
  - Устроимся на ночлег прямо здесь. Будем ждать Льва.
  Они с Мэри поужинали фруктами, а потом утомлённая Мэри легла на спину Страшилы и почти сразу уснула.
  Андрею на голых кирпичах лежать было неудобно. Он ворочался с боку на бок. Видя это, Железный Дровосек принёс для него веток и травы. Андрей заснул. Во сне он видел Льва. Он просыпался, оглядывался по сторонам, но его четвероногого друга нигде не было, и он снова засыпал.
  Он поднялся на рассвете. Железный Дровосек стоял посреди дороги, опираясь на топор, и смотрел туда, где накануне вечером носился Лев.
  - Видел его? - спросил мальчик.
  - Нет, - Дровосек печально качал головой. - Сердце мне подсказывает, что он жив и вернётся, но нескоро. Наверное, тогда, когда погибнет Танугр.
  Услышав их голоса, проснулась Мэри.
  - Лев не вернулся?
  - Увы, - отозвался Дровосек.
  Мэри и её соломенный министр, который всю ночь исполнял роль подушки, поднялись на ноги.
  - Позволь я стряхну с тебя пыль, - она достала из кармашка маленькую щёточку и принялась чистить на Страшиле сюртучок и панталоны.
  - Страшила, дружище, может быть, ты придумаешь, что нам делать, - сказал Железный Дровосек. - Как нам вернуть нашего Льва?
  - Лев заколдован, это ясно, - ответил Страшила. - Найти способ расколдовать его очень непросто. Тут надо долго думать.
  - Садись вот сюда, на травку, и думай, - Мэри показала на подстилку из веток и травы, на которой ночевал Андрей. - А мы подождём.
  Страшила сел, подпёр голову кулаком и начал думать. Все замолчали. Андрей отошёл в сторону и принялся расхаживать по дороге. Иногда он останавливался и смотрел на поле, надеясь, что Лев всё-таки вернётся.
  Солнце поднималось всё выше. С полей тянуло пряными цветочными ароматами, в траве оглушительно стрекотали кузнечики. Иголки и булавки вылезли из многомудрой головы Страшилы и проткнули его шляпу.
  Наконец он встрепенулся.
  - Вот что я надумал, - заговорил он. - Если в дело замешано колдовство, то, чтобы бороться с ним, надо знать его свойства. А какие свойства колдовства мы знаем?
  Он обвёл друзей своими нарисованными глазами. Все молчали и пожимали плечами, ожидая ответа от него самого.
  - Мне, например, известно, - продолжал соломенный мудрец, - что колдовство может появляться и исчезать. Исчезнуть оно может, если колдун, который его напустил, умер или потерял свою волшебную силу. А ещё оно может исчезнуть утром с криком петуха...
  - Утром оно не исчезло, - сказал Дровосек.
  - Тсс, - Мэри приложила палец к губам. - Не перебивай его, пусть говорит.
  - Ещё я слышал от сведущих людей, - Страшила понизил голос, - что самая большая сила у колдовства в полночь, а самая слабая - в полдень. Если в полдень небо безоблачное и солнце светит ярко, то сила у колдовства настолько слабая, что её почти что и нет.
  Дровосек посмотрел на небо.
  - Солнце очень яркое, оно вот-вот доберётся до зенита!
  - Поэтому, - заключил Страшила, - подождём до полудня. Осталось недолго.
  Все замолчали. Андрей снова начал расхаживать, засунув руки в карманы. Тень под ногами ещё больше уменьшилась, а Льва по-прежнему не было.
  - Мне кажется, что Танугр не отпустит его, - печально сказал Железный Дровосек.
  - Лев расколдуется только когда мы убьём колдуна! - воскликнул мальчик. - И чем раньше мы его убьём, тем быстрее Лев вернётся к нам! Поэтому ждать нечего, надо идти.
  - Да, надо идти, - согласилась Мэри.
  - А как же Лев? - спросил Дровосек. - Он останется здесь? Только не надо меня успокаивать, я всё равно заплачу...
  Его голос задрожал.
  - Тебе нельзя плакать, - Страшила подбежал к нему и снял с его пояса маслёнку. - Посмотри, масла осталось совсем мало!
  - Слёзы делу не помогут, - сказал Андрей. - Так мы колдуна никогда не победим.
  - Не буду плакать, - Дровосек тряхнул головой. - Идёмте! Только в бою с Танугром мы спасём нашего друга! - Он поднял мешок с фруктами и закинул его себе за спину. - Не будем терять время!
  - Давайте оставим Льву записку, - предложил мальчик. - Напишем, что мы ушли по дороге из жёлтого кирпича, и пусть, если может, догоняет нас... Хотя, погодите. Звери и птицы в Волшебной стране говорят по-человечески, а умеют ли они читать и писать?
  - Лев умеет, - сказала Мэри. - Его отец, царь зверей Смелый Лев Третий, отдал его ещё львёнком в специальную школу в Изумрудном городе, где обучают грамоте животных. Наш Лев знает все буквы и хорошо читает, только пишет плохо. Он не может держать в лапе перо, поэтому пишет когтем, и буквы у него получаются корявыми.
  - На чём бы написать... - задумался Андрей. - И чем...
  Ни у кого не было ничего подходящего. Мэри захватила с собой из Розовой страны несколько листов бумаги и грифельный карандаш, но всё это было брошено в замке Людоеда во время бегства от белого тумана.
  Мальчик прошёлся в раздумье.
  - Вон дерево большое! - Он показал на раскидистый дуб немного в стороне от дороги. - Его невозможно не заметить! Вырежу на нём стрелу.
  Он достал из ножен меч и за четверть часа вырезал довольно большую стрелу, указывающую в ту сторону, куда они собирались пойти. Немного подумав, он под стрелой вырезал слово "Лев", чтобы у Льва совсем уж не оставалось сомнений.
  Друзья отправились дальше. Андрей шёл медленно и поминутно оглядывался назад. На душе у него было тяжело. Лев был самым сильным в их компании, а главное - проявил себя надёжным другом, на него всегда можно было положиться. Такие же чувства испытывали и остальные. Как и мальчик, они останавливались и смотрели туда, где исчез Лев.
  Дуб со стрелой скрылся за деревьями. Нагретая солнцем кирпичная дорога уводила вдаль.
  
  
  Новая потеря
  
  Андрей с Мэри съели всё, что оставалось в мешке, и, идя, оглядывались в поисках фруктовых деревьев. Но ничего подходящего не было: по сторонам росли всё больше дубы и ясени, или простирались пустоши, поросшие цветами.
  Переночевали на дороге, и с первыми лучами зари снова отправились в путь. Наконец показалась фруктовая роща, и Андрей с Мэри смогли поесть. Заодно напились воды из ближайшего ручья.
  За рощей дорога делала плавный изгиб и выходила к деревне. При виде путников Жевуны тут же разбежались по домам, остался только один Жевун, который сопровождал их, идя в стороне. На путников он смотрел хмуро.
  - Наверное, это староста, - сказал Андрей. - Может, попросить у него еды? А то фрукты надоели.
  Друзья остановились. Остановился и Жевун.
  - Доброе утро, сударь, - обратился к нему мальчик. - Мы уже долго идём и хотели бы отдохнуть...
  - Нет! - закричал Жевун. - Нет, нет и нет! Идите куда идёте и не заходите в деревню! Помогать незнакомым людям не велено!
  - Кем не велено?
  - Нашим правителем Танугром, Всесильным и Страшным! Впрочем, вам это знать необязательно. Не велено, и всё тут!
  Друзьям ничего не оставалось, как пройти мимо деревни. Староста сопровождал их до поля подсолнухов. Он остановился у изгороди и смотрел на них, пока они не скрылись из виду.
  - Зарубим Танугра топором, а потом вернёмся и разыщем нашего Льва, - говорил Железный Дровосек.
  - Танугра зарубим, все пугала расколдуются и опять станут людьми, - вторил ему Страшила.
  Андрей и Мэри соглашались с друзьями.
  Вечером они прошли через большую деревню, раскинувшуюся по обе стороны от дороги. Приём им здесь оказали такой же, как везде. Самый последний деревенский домик стоял в стороне от других, прячась за деревьями на опушке.
  - Дом слишком маленький, старосты в таких не живут, - определил Андрей. - Постучаться, что ли? Может, хлеба дадут, а то фрукты надоели.
  Оставив друзей ждать на дороге, он подошёл к домику, поднялся на крыльцо и постучал. Из домика вышла пожилая женщина в голубом переднике и белом чепчике. Она удивлённо уставилась на гостя.
  - Здравствуйте, сударыня, - сказал мальчик, кланяясь. - Меня зовут Андрей. Мы с друзьями идём издалека, сильно устали и проголодались. Нет ли у вас какой-нибудь еды?
  - Конечно, - с готовностью кивнула старушка. - Я как раз только что испекла хлеб.
  Андрей, уже почуявший вкусный запах, прошёл за старушкой в голубую комнатку, чистую и скромно обставленную.
  - А староста вам ничего не говорил про нас? - спросил он на всякий случай.
  - Нет, ничего, - ответила хозяйка. - Он заходит ко мне редко, какой ему толк от меня. А вас много?
  - Четверо. Вместе со мной.
  - Так позовите их тоже.
  - Дело в том, что из нас только двое едят, я и девушка. Я только её позову.
  Он с крыльца замахал друзьям. Те подошли, и Андрей торопливо объяснил им, что сейчас их с Мэри накормят настоящей едой, с хлебом и маслом, поэтому Страшиле с Дровосеком лучше подождать их снаружи.
  Представляясь хозяйке, Мэри на всякий случай не сказала, что она королева. Пусть хозяйка думает, что она простая путница, идущая по своим делам.
  Жевунья сказала, что её все называют тётушкой Урсеной. Живёт она здесь одна. Иногда её навещают два взрослых сына с жёнами и помогают на огороде и в поле.
  - Хорошо, что я напекла сегодня хлеба больше обычного, - говорила она, пока гости торопливо поглощали жареную рыбу с перловой кашей. - Как чувствовала, что ко мне сегодня кто-нибудь придёт.
  - Рыба вкусная, - сказал Андрей.
  - А хлеб ещё вкуснее, - прибавила девочка.
  - Я вам дам его в дорогу, - и тётушка Урсена положила в корзинку половину каравая и кусок вкуснейшего пирога с клубникой. - Наверное, этого мало, но больше у меня сейчас нет. Будете возвращаться - заходите.
  - Обязательно зайдём, - пообещал Андрей. - Вы только старосте про нас не говорите.
  Хозяйка испуганно всплеснула руками.
  - Ох, староста! Это ужасный человек. Навязали его на нашу голову. Вечно он чем-нибудь недоволен. Вот, недавно, он говорил, что нельзя помогать незнакомцам, которые ходят по Жёлтой дороге. Кто поможет - те станут пугалами... Постойте, - она встряхнула головой, словно вспомнила о чём-то. - А вы не те ли незнакомцы будете?
  - Наверное, те, - сказал Андрей и приложил палец к губам. - Только говорить об этом не надо.
  Тётушка Урсена вздохнула.
  - Ну что с вами делать, не скажу, конечно. Только вы уж в следующий раз, когда придёте, будьте внимательнее, смотрите по сторонам, чтобы никого поблизости не было.
  Андрей и Мэри попрощались с доброй хозяйкой и бегом вернулись на дорогу. Тётушка Урсена стояла на крыльце и оглядывалась, а потом сошла с крыльца и пошла вокруг дома, осматривая кусты и деревья, как будто за ними кто-то мог прятаться.
  - Хороший человек, эта тётушка Урсена, а тоже испугана, - говорил Андрей, шагая с друзьями по жёлтым кирпичам. - До чего же надо довести людей, чтобы они повсюду видели врагов!
  Дорогу снова обступил лес. Андрей с Мэри устроили остановку раньше обычного - очень уж хотелось попробовать клубничного пирога. Страшила и Железный Дровосек заметили невдалеке орешник и, пока друзья лакомились пирогом, отправились за орехами.
  Страшила вернулся в сильном волнении.
  - Дровосек ушёл, - говорил он и показывал на заросли. - Сказал, что там Лили, и ушёл. Но я не видел никакой Лили! Я звал его, а он даже не оглянулся. Дровосек околдован, это точно!
  Андрей вбежал в лес. Сердце его тревожно билось.
  - Где он? Где?
  - Туда пошёл, - показал Страшила.
  - Я его найду! - крикнул мальчик, убегая. - А вы оставайтесь на дороге, а то и вас заколдуют!
  Он побежал напролом сквозь кусты. Временами останавливался и звал:
  - Дровосек! Дровосек!
  Никто не отзывался.
  Андрей оглядывался в поисках птиц - может быть, они видели, куда пошёл Дровосек? Но, как назло, и птиц не было.
  С дороги доносились крики Страшилы и Мэри:
  - Андрей! Андрей! Возвращайся!
  Решив, что с ними что-то случилось, Андрей бросился назад.
  - У вас всё в порядке? - спросил он, выбегая на дорогу.
  - Да, всё в порядке, - отвечал Страшила. - Это мы за тебя боимся, как бы ты тоже не пропал.
  - А Дровосек не вернулся?
  - Нет, как видишь...
  - Вчера Лев, сегодня Дровосек... - Мэри готова была расплакаться.
  - Понимаешь, мы с Дровосеком рвали орехи, - начал рассказывать Страшила, - и вдруг он говорит: вон там Лили, моя невеста! Я говорю: не может быть, тебе кажется. А он: нет, это она! И идёт в самую чащу. Но я же вижу, что там никого нет! И потом, Лили наверняка умерла давно, это ведь было сто лет назад... Я бегу за ним, кричу: Дровосек, погоди! А как же Андрей, Мэри, наш поход к Танугру? А он только: Лили, Лили, и плачет. Я споткнулся, упал, а когда встал, его уже нет нигде.
  У Андрея подкашивались ноги. Его маленький отряд теряет второго бойца. Тут было отчего прийти в отчаяние!
  Он нащупал на боку меч. "Назад не поверну, - сказал он себе, упрямо стиснув зубы. - Дойду до крепости и убью Танугра! Так написано в волшебной книге, значит, так и будет!"
  - Дровосек не вернётся, - сказал соломенный мудрец. - Танугр его не отпустит.
  - Мэри, Страшила, вы пойдёте со мной дальше? - спросил мальчик.
  - Я пойду, - сказала Мэри.
  - Про меня и говорить нечего, - сказал Страшила. - Я всегда с вами.
  - Не побоитесь?
  - Когда это я боялась? - сказала Мэри.
  - Тогда идёмте. До крепости осталось немного.
  Они шли по Жёлтой дороге, пока не стемнело. На ней же устроились на ночь.
  
  
  Шляпа Страшилы
  
  Три следующих дня обошлись без происшествий. Небо всё время было безоблачным, днём ярко светило солнце, а по ночам высыпало великое множество звёзд. Дорога вилась между холмами и по полям, усыпанным цветами. Иногда она ныряла в тенистые рощи, где попадались фруктовые деревья. Мешок, который мальчик нёс за спиной, всегда был полон спелых яблок, груш, абрикосов и слив.
  Путники проходили мимо деревень. Их робкие жители, боясь своих старост, при виде незнакомцев спешили скрыться.
  - Ну и пусть, - говорил Андрей. - Обойдёмся и без их помощи. Всё равно мы доберёмся до Танугра. Он от нас не уйдёт!
  Друзья почти не говорили о пропавших Льве и Дровосеке, чтобы ещё больше не расстраиваться. Страшила старался развеселить их рассказами о путешествии с Элли в Изумрудный город, и уверял, что Андрей справится с Танугром так же легко, как Элли справилась с Бастиндой, а может, ещё легче. Мэри спорила с ним, доказывая, что победа над Бастиндой досталась Элли нелегко, потому что у колдуньи была Золотая Шапка, которой она могла вызывать Летучих Обезьян, и волшебный свисток для вызова волков, пчёл и ворон. Страшила отвечал, что Танугр гораздо слабее Бастинды, у него нет ни Золотой Шапки, ни свистка, и что он может только хвастаться и создавать белый туман и всякие привидения, которые не так уж и страшны.
  Андрей соглашался с ним.
  - Привидений я не боюсь, и с Танугром расправлюсь, сто процентов! В крайнем случае, нам поможет вот это, - он достал из кармана коробок спичек и побренчал им, показывая, что коробок полон. - Крепость деревянная, значит, её можно поджечь!
  - Ты думаешь, колдуна можно уничтожить простым пожаром? - сомневалась Мэри.
  - Пожар заставит Танугра выйти из крепости и принять бой!
  - Мне эта идея, насчёт пожара, не слишком нравится, - качал головой соломенный мудрец. - Может, обойдёмся без него?
  - Не волнуйся, вы с Мэри будете ждать вдали от огня, - сказал мальчик. - Когда прикончу Танугра, я вас позову.
  Он выхватил из ножен меч и замахал им, представляя, что сражается со злым волшебником.
  - Ну, держись, Танугр! - приговаривал он. - Вот тебе! Вот! Ты мёртв! Всё!
  Глядя на него, Страшила тоже наполнился воинственным пылом.
  - Танугру конец! - подхватывал он. - Мы победили! Никто не справится с Великим Волшебным Воином!
  Мэри только улыбалась и качала головой.
  Потом опять пошли молча. Страшила приуныл, подумав про огонь. Огонь - вещь серьёзная. Огонь может уничтожить не только его одежду и солому, которой он набит, но и самое ценное, что у него есть - мозги.
  Он шёл и думал, можно ли найти способ сделать мозги несгораемыми. Но, сколько ни думал, ничего в голову не приходило. Разве что обратиться к Стелле с просьбой, чтобы заколдовала его от пожаров, а заодно от грызунов, жучков, червяков и прочих прожорливых тварей, которые падки до отрубей.
  Солнце закатилось за деревья, и на дорогу легли тени. Друзья стали устраиваться на ночлег. Андрей, как он обычно делал, набрал в лесу травы и листьев, чтоб им с Мэри мягче было лежать на кирпичах. А Страшила уже привык, что его используют как подушку. Он лёг на спину, замер под головами своих друзей и стал смотреть на звёзды, и иногда на деревья, за которыми было темным-темно.
  Андрей с Мэри спали, и последние лучи заката погасли на небе, когда в гуще придорожных зарослей показался бледно-голубой огонёк. Страшила смотрел на него, думая, что там идёт какой-нибудь Жевун с голубой лампой. Вдруг рядом с огоньком зажёгся второй огонёк, а потом третий. В их сиянии Страшила увидел Гудвина в длиннополом сюртуке и клетчатой жилетке. Гудвин стоял у стола, на котором что-то лежало. К столу одно за другим подходили пугала. Те самые, которых так много сейчас в Голубой стране. Они снимали с себя матерчатую голову и протягивали её волшебнику. Глаза Страшила раскрылись шире: оказывается, на столе перед Гудвином лежали мозги! Он зачерпывал их лопаткой и вкладывал в головы.
  "Великий и Ужасный вернулся, - думал Страшила. - Это хорошо. Но почему он здесь, вдали от Изумрудного города?"
  Гудвин как будто услышал его мысли.
  "Страшила, иди сюда, - позвал он тихим, вкрадчивым голосом. - Я вложу в твою голову новые, свежие мозги, гораздо лучше прежних. Это самые умные мозги во всей Волшебной стране. Они не горят в огне и не тонут в воде. Мыши с жучками к ним за метр не подойдут..."
  Страшила подумал, что ничего не случится, если он подойдёт к волшебнику и получит новые мозги. Это быстро, ведь Гудвин раздаёт мозги в паре метров от Жёлтой дороги. Страшила только получит мозги и сразу вернётся к друзьям. Надо только, чтобы они не проснулись, а то начнут, как всегда, спорить и возражать.
  Он слегка пошевелился. Две головы, лежавшие на нём, продолжали спать. Он взял голову девочки, слегка приподнял её и отодвинулся, после чего аккуратно уложил её на груду травы. Мэри не проснулась. Страшила взялся за голову Андрея, приподнял её и высвободился окончательно. Когда он укладывал голову мальчика, тот заворочался и что-то проговорил спросонья.
  Соломенный мудрец бесшумно встал и направился к Гудвину. В эту минуту Андрей раскрыл глаза. Обнаружив, что Страшилы нет, он привстал и огляделся. Никакого голубого света он не увидел. За деревьями царила темнота. Но он успел заметить, как за ближайшими стволами в свете звёзд мелькнул силуэт Страшилы.
  Андрей разбудил девочку.
  - Мэри, вставай, Страшила ушёл!
  Она заволновалась, не обнаружив своего министра.
  - Куда ушёл?
  - В лес, вон туда! Он ничего не сказал, просто взял и ушёл!
  Мэри вглядывалась в заросли.
  - Наверное, опять колдовство...
  Андрей направился к лесу.
  - Оставайся здесь, а я пойду искать, - сказал он. - Если найду - пусть говорит что хочет, и слушать не буду. Схвачу и принесу сюда.
  Мальчик вошёл под тёмные лесные кроны и двинулся через густой подлесок, осторожно ставя ноги, чтобы не споткнуться о коряги.
  - Страшила! - звал он. - Эй, Страшила!
  Никто не отзывался.
  Постепенно глаза Андрея привыкли к темноте. Он всматривался в неё, и иногда ему казалось, что он видит соломенного мудреца. Андрей бросался вперёд, но вместо Страшилы это оказывалось деревце, или пятно звёздного света на стволе.
  Он бродил по лесу целый час, чуть не заблудился. Страшила как в воду канул.
  На самом деле Страшила никуда не канул, а провалился в овраг, склоны которого густо поросли кустарником и лопухами. Андрей раза три прошёл мимо него и даже не заметил, что тут овраг. Страшила не слышал его криков. Он вообще ничего не слышал и не видел. Он висел, зацепившись за прутья, а ему казалось, что он сидит в кресле в одной из комнат Изумрудного дворца. Возле него стоял стол, на котором лежали очень крупные мозги, утыканные иголками и булавками.
  Он сидит и чувствует, как Гудвин осторожно отделяет его голову от туловища. При этом голова продолжает видеть стол с мозгами.
  "Таких умных мозгов нет ни у кого в мире, - с очень серьёзным видом говорит волшебник. - Я их приготовил специально для тебя, и поверь мне, я постарался на славу. Ты будешь поражать всех своей величайшей мудростью..."
  Страшила хочет поблагодарить, но не может, потому что голова отделена от туловища.
  Гудвин разглядывает мозги со всех сторон и время от времени подсыпает в них иголок и булавок. Видимо, он считает, что мозги недостаточно остры...
  Андрей вернулся на дорогу и сказал Мэри, что искать в темноте бесполезно. Надо подождать до утра.
  Остаток ночи они почти не смыкали глаз, прислушивались к звукам и ждали, что их друг всё-таки выйдет из леса. Но он не вышел...
  Когда рассвело, Андрей снова отправился на поиски. На этот раз, проходя мимо оврага, он кое-что заметил: зелёную широкополую шляпу Страшилы, зацепившуюся за куст. Мальчик, обжигая руки о крапиву, спустился в овраг и прошёл по склону. Страшилы нигде не было.
  Со шляпой он вернулся к Мэри.
  - Танугр его околдовал, как Льва и Дровосека, - сказал мальчик печально. - Вот, только шляпа осталась.
  Мэри сокрушённо покачала головой.
  - Страшила со своими умными мозгами нам очень пригодился бы, - проговорила она.
  - Может, тебе лучше вернуться к тётушке Урсене? - предложил Андрей. - Переждёшь у неё, пока я не прикончу Танугра. Пошли, я тебя отведу.
  - Идти назад? Ну, нет, - Мэри встрепенулась, глаза её заблестели. - Я, как-никак, королева, а королева обязана защищать своих подданных! Я пойду с тобой к Танугру.
  Андрей улыбнулся.
  - Другой такой королевы, как ты, пожалуй, и не найти. Ну ладно, идём. Но не уходи от меня далеко. Если что случится или почудится - сразу зови!
  Он повесил шляпу Страшилы на сук у дороги, чтобы обозначить место, где пропал их друг, и они с Мэри отправились дальше.
  Они шли и оглядывались по сторонам: привидения, созданные зловещим колдуном, могли таиться за каждым кустом...
  
  
  Островок на реке
  
  Места начались глухие, лесистые. За весь день встретилась только одна деревушка. Ночью Андрей почти не спал, просыпался от каждого шороха: боялся, что Мэри уйдёт от него, как недавно Страшила. Поэтому весь следующий день он был усталым и сонным, на привалах клевал носом и сам не замечал, как засыпал. Мэри не будила его, давая отдохнуть. Неудивительно, что за день они прошли совсем немного. Ночью повторилось то же самое: Андрей не спал, охраняя свою спутницу, а днём шёл с тяжёлой головой и протирал слипающиеся глаза.
  В этот день, ближе к вечеру, он присел на очередном привале, думая передохнуть четверть часика. Рядом присела Мэри. Он положил голову ей на колени и проспал добрых два часа. А когда проснулся, Мэри нигде не было. Его голова лежала на мешке с фруктами.
  Он тут же вскочил. Усталости как ни бывало. Сердце колотилось отчаянно.
  Солнце ещё не зашло. Роща, сквозь которую пролегала дорога, была вся пронизана его золотистыми лучами. С ветки на ветку перелетали птицы с пёстрым оперением.
  Андрей попытался понять, в какую сторону могла уйти Мэри, но не находил никаких следов.
  Он закричал:
  - Мэри! Мэри!
  Никто не отзывался.
  Тогда он побежал наугад по роще, то и дело останавливаясь и снова начиная кричать. Вместо отклика слышались лишь гортанные голоса птиц, в которых ничего невозможно было разобрать.
  Пробираясь сквозь заросли, он заметил, что две или три мелкие птички всё время летят перед ним, а одна, покосившись на него блестящим глазом, внятно прокричала, как будто процокала: "Куда, куда".
  Андрей остановился, переводя дыхание. Птички сразу расселись по ближайшим веткам. Птица, которая только что кричала "куда, куда", села к нему ближе остальных и произнесла: "Не туда".
  - Не туда? А куда? - спросил мальчик. - Вы знаете, куда она пошла?
  - Знаем! Знаем! - Птицы сорвались с веток и закружились над ним, а потом дружно метнулись куда-то влево.
  Андрей побежал за ними. Вскоре перед ним открылась река, которая в этом месте разливалась, становясь похожей на озеро. Андрей стоял на её высоком обрывистом берегу. Посреди речной глади зеленел маленький остров. Мэри лежала на нём, на самом виду, и спала.
  - Мэри! - закричал он, сложив ладони рупором.
  Она не просыпалась.
  - Птицы! - Андрей оглянулся на своих пёстрых провожатых. - Не могли бы вы долететь до неё и разбудить?
  - Нет! Нет! Мы боимся!
  - Чего боитесь!
  - Колдовства! Здесь колдовство!
  Андрей уже и сам понимал, что без чар Танугра тут не обошлось.
  - Ночью здесь был не остров, а дворец, - важно сказал синий с красной головой попугай, сидевший на нижней ветке. - Большой красивый дворец, и он сиял всеми цветами радуги. А от дворца до берега плавал корабль, украшенный драгоценными камнями.
  - Это было волшебство, наваждение... - пробормотал мальчик.
  - Это был самый настоящий дворец, - возразил попугай. - Я видел его собственными глазами. Вы оба пришли на берег, поднялись на корабль и он доставил вас к ступенькам дворца, которые поднимались из воды.
  - Погоди, ты сказал: "вы оба"? - насторожился Андрей. - Значит, она была не одна?
  - Конечно, не одна. С ней был ты.
  - Я? - изумился Андрей. - Я её отвёл в этот дворец?
  - Да, да, ты, - загалдели попугаи с соседнего дерева. - Мы тебя видели. Ты держал её за руку, а она смотрела на тебя и улыбалась.
  Мальчик совсем растерялся.
  - Где же тогда дворец и корабль?
  - Исчезли утром, - ответил красно-синий попугай. - Растаяли, когда взошло солнце.
  Андрей застонал от отчаяния. Дворец и корабль были такими же ненастоящими, как белый туман, как звери, на которых охотился Смелый Лев, как Лили, невеста Железного Дровосека. Танугр, используя свои колдовские чары, увёл у него всех друзей, одного за другим, а уводя Мэри, он сотворил нечто неслыханное: создал его двойника!
  Утром призраки пропали, вместо дворца на реке остался лишь маленький остров, и Мэри теперь спит на нём и никак не проснётся...
  - Мэри! Мэри! - снова закричал он.
  - Ты, наверное, колдун? - спросил попугай. - Это ты наколдовал дворец и корабль?
  - Я не колдун, и ничего я не наколдовывал, - ответил Андрей. - Вы бы лучше слетали на остров и разбудили её.
  - Как же не колдун, - сказал другой попугай, - ты ведь привёл её туда. Значит, колдун.
  - Да не приводил я! - закричал в досаде Андрей. - Это был не я! Это Танугр сделал!
  - Не произноси имя колдуна, а то нам всем будет плохо, - заклекотал красно-синий попугай. - Ни одна птица по доброй воле не будет связываться с ним.
  Видя, что от попугаев толку мало, Андрей побежал вдоль берега. Дальше берег понижался, река становилась не такой широкой, но её течение ускорялось. Преодолеть его будет трудно, но попытаться можно. Одежду и меч Андрей решил спрятать в кустах. Он уже начал раздеваться, как вдруг ему пришло в голову, что колдун наверняка следит за ним через какой-нибудь волшебный шар, наподобие того, который сделал Бэклин. А это значило, что он и до острова не доплывёт, и одежды с мечом лишится!
  Он пошёл назад и снова оказался напротив островка. Мэри продолжала спать. Попугаи сидели на тех же ветках и, как ни в чём не бывало, чистили клювами пёрышки.
  - Не просыпалась? - спросил мальчик.
  - Нет, - ответили попугаи.
  Андрей вернулся на дорогу, поднял мешок и закинул его себе за спину. Он решил идти к Танугру несмотря ни на что. Тем более идти уже недалеко.
  Но не пройдя и сотни шагов, он уселся на кирпичи и обхватил голову руками. Получалось так, что он остался совсем один. Потерять Мэри было жальче всего, хотя вряд ли девочка могла помочь ему в битве с Танугром. Но если бы она была рядом, он был бы вдвое сильнее. Ему было бы кого защищать! Он дрался бы за неё!
  Он повернул назад и снова вышел к реке. Мэри спала. Он начал кричать во всё горло. Бесполезно. Он уже решил плыть - как был, в одежде, с мечом на боку, - но тут с дерева слетела ворона, попрыгала по траве и остановилась перед ним.
  - Зря, зря, зря, - прокаркала она.
  - Что - зря?
  - Кричишь зря. Она заколдована, как будто не видишь.
  - А как её расколдовать?
  - Убей Танугра, и она сразу расколдуется.
  Сказав это, ворона взлетела и унеслась прочь.
  - Храбрая ворона, - заголосили попугаи, - не побоялась произнести страшное имя. А мы боимся.
  Ворона была права. Мэри заколдована, поэтому плыть на остров - только терять время. Надо как можно скорее уничтожить Танугра. Тогда расколдуются все - и Мэри, и Страшила, и Железный Дровосек, и Смелый Лев, и Жевуны, превращённые в пугала. А сам он станет ближе к дому.
  
  
  Ночёвка в пещере
  
  Андрей переночевал на дороге, и шёл весь следующий день. Дорога петляла между небольшими холмами. Андрей всё ждал, что сейчас покажется Красная скала. Но её не было.
  К вечеру небо затянули тяжёлые серые облака. Подул ветер. Скоро должен был начаться дождь, и мальчик стал искать укрытие. Деревьев попадалось мало, и вряд ли они могли защитить от ливня. Андрей пошёл быстрее. Когида должна быть уже недалеко. Тайком от Жевунов он заберётся под какой-нибудь навес или спрячется в сарае. Ему бы только переждать дождь.
  Показался поворот на Когиду. Мальчик его узнал: он видел его в Шаре. Это была неширокая колея в земле, отходившая от Жёлтой дороги направо и тянувшаяся по полю к чернеющему в отдалении лесу. Увидев колею и далёкий лес, мальчик понял, что дождь хлынет гораздо раньше, чем он доберётся до деревни. Зато до скалы, темной глыбой возвышавшейся впереди, было гораздо ближе. У Андрея не было уверенности, что это та самая скала, о которой говорил Бэклин, но выбирать не приходилось: возможно, возле неё найдётся местечко, где можно переждать непогоду.
  В тучах уже перекатывался гром, вспыхивали молнии и падали первые капли дождя, когда мальчик достиг скалы. В ней было множество выступов, углублений и тёмных отверстий. К отверстиям вели прорубленные в камне ступени. Андрей едва успел подбежать к одной из таких лестниц, как начался дождь. Мальчик быстро вскарабкался по ступенькам. Отверстие располагалось примерно в двух метрах от земли. Он забрался в него, зажёг спичку и осмотрелся. Пещерка была совсем маленькая, в ней нельзя было даже подняться во весь рост. На её дне лежала какая-то древняя ветошь. Наверняка здесь кто-то был задолго до появления Андрея. Убежище показалось мальчику вполне сносным, и он, положив под голову мешок, лёг и стал смотреть на дождь.
  Молнии сверкали всё чаще, гром почти не умокал. Внезапно дождь резко усилился и полил сплошной грохочущей стеной. Блеск молний пробивался через ливень, проникая в пещеру, а гремело так, что иногда Андрею казалось, будто молнии бьют по самой скале, и она с оглушительным треском раскалывается. В тревоге он пытался встать и подобраться к отверстию, но усталость навалилась на него с такой силой, что он не мог пошевелиться.
  Блеск молний не угасал ни на секунду. Он озарял стены пещеры, и в этом мерцающем свете мальчик начал замечать на них какие-то рисунки, которые ещё недавно были не видны. А потом и вовсе стало происходить что-то непонятное. Свет молний померк, но стены продолжали серовато светиться, как будто подсвеченные изнутри, и рисунки стали оживать. Это были изображения длиннохвостых крыс. Хотя, может быть, это были и не изображения, а сами крысы, ползающие по стенам. Сначала их было две, а потом появилась третья, какая-то странная: она была крупнее первых двух и походила одновременно и на крысу, и на ящерицу. По крайней мере, голова у неё была от крысы, а длинное тело - от ящерицы.
  Андрей понял, что это колдовство. Это Танугр пытается наслать на него свои чары. Но на Андрее Жёлтая Роза, колдовство на него не действует. Поэтому крысы ему ничего не сделают.
  Внезапно мальчик почувствовал, что усталость как рукой сняло. Он вскочил, обнажил меч и кинулся на крыс. Они оскалили зубастые пасти. Он размахнулся и отсёк хвост сначала одной крысе, потом второй, а потом и крысоящеру. Больше ударов не потребовалось: бесхвостые твари снова превратились в рисунки, начали тускнеть и пропали. А потом и стены потемнели.
  Андрей заснул. Проснулся он оттого, что утреннее солнце било ему в глаза. Ночные события казались мальчику сном, но этот сон почему-то отчётливо помнился, особенно бой с крысами. Впрочем, никакого боя и не было: он просто рубил им хвосты, и они исчезали.
  Он выглянул наружу. Его пещерка находилась в каменной скале красно-бурого цвета. От отверстия вели вниз ступени, а немного сбоку, прямо от подножия скалы, начиналась дорога из жёлтого кирпича.
  
  
  Старый знакомый
  
  Андрей спрыгнул на землю, прошёл по дороге и свернул на тропу, которая, как он знал, вела к крепости Танугра.
  Мальчик был уверен, что этой ночью колдун пытался его околдовать, но получил отпор. Андрей сражался со страшными призрачными крысами и всех их уничтожил. Хоть это и были всего лишь призраки, но победа над ними вселила в Андрея уверенность в его победе над колдуном.
  Тропа шла по полю, потом через лес. До самой Когиды ему не встретилось ни одной живой души. Деревня находилась в лесу, в окружении могучих елей. Андрей вошёл в неё, озираясь. Вот она, родина Урфина Джюса! Андрей ещё совсем недавно, когда жил в Москве, и представить себе не мог, что побывает здесь! Прямо фантастика!
  Деревня выглядела заброшенной. На всех крылечках росла трава, стены покрылись мхом, людей нигде не было. Вдоль выцветших голубых оград торчали на кольях пугала. Некоторые пугала валялись прямо на земле, другие вповалку лежали в сараях, ворота которых были широко раскрыты. Те, что торчали на кольях, провожали путника нарисованными глазами, иные из них взмахивали руками, словно приветствовали его или просили о помощи. Андрей понимал, что помочь он им может, только убив Танугра.
  Помешкав, он подошёл к одному из домов и постучал в дверь. Не дождавшись ответа, заглянул в прихожую. На запылённом полу, привалившись к стене, лежало пугало, а в комнате виднелось целое семейство пугал: два больших и дети, один меньше другого.
  Андрей нахмурился.
  - Вот, значит, какие тут дела творятся!
  Дом осматривать он не стал, пошёл дальше. Намерение сразиться с Танугром переросло в твёрдую решимость убить колдуна. Он шёл, стиснув зубы.
  Тропа вывела его из деревни, а вскоре и лес кончился. Впереди простиралось необозримое поле, поросшее кое-где низкими чахлыми кустарниками.
  Через четверть часа в отдалении показалась бревенчатая стена, за ней виднелась башня с плоской зубчатой крышей. Тропа вела к воротам в стене. Кругом по-прежнему никого не было. Всё молчало. Даже кузнечики в траве, нагретой полуденным солнцем, не выводили своих обычных трелей.
  Подходя к частоколу, Андрей всматривался в его тёмные бойницы. Крепость как будто вымерла. Мальчик зашагал медленнее: колдун должен был знать, что он пришёл, а никого не было. Может быть, Танугр сбежал, отказавшись от поединка?
  На воротах висела на длинной верёвке белая мышь, привязанная за хвост. Когда Андрей подошёл, мышь стала дёргаться и крутиться, и вдруг запищала:
  - Тринти! Это ты?
  Андрей остановился в изумлении. Так его называли только в Изумрудном городе, больше нигде!
  - Тринти, это я, Покли По, твой друг!
  - Вы стали мышью? - спросил мальчик, не веря своим ушам. - С чего это?
  - Танугр меня наказал из-за тебя! Не надо было чужой виноград есть!
  - Знаю, что не надо, а теперь я пришёл с ним сразиться.
  - Сразиться? Я не ослышался? Ты хочешь сразиться с Танугром?
  - Ну да.
  - Так это ж отлично! Убей его, Тринти, убей!
  - Фиолетовая страна уже свободна, - сказал мальчик. - Теперь настала очередь освободиться Голубой стране. И я освобожу её, потому что так сказано в волшебной книге.
  - Послушай, - выпучив глаза, запищал превращённый в мышь Покли, - а не ты ли, случайно, тот Великий Волшебный Воин, который прилетел к Мигунам на воздушном шаре?
  Андрей насторожился.
  - Откуда вы знаете про Великого Волшебного Воина?
  - Я подслушал разговор Танугра с Грегрумом...
  - Грегрума здесь нет, он в Изумрудном городе, - возразил мальчик.
  - Он был в Изумрудном городе, а сейчас он здесь, в крепости.
  - Как он тут оказался?
  - Ну... Откуда мне знать... - Покли замялся, не желая признаться, что сам доставил его сюда. - Наверное, прилетел чудесным образом...
  - Значит, они оба здесь?
  - Оба.
  - Тем лучше, - спокойно сказал Андрей. - Значит, зарублю обоих.
  - Это было бы прекрасно, - сказал Покли, раскачиваясь на верёвке. - Если они умрут, то их колдовство исчезнет и я расколдуюсь.
  - Не волнуйтесь, они умрут.
  Мальчик попытался открыть тяжёлые дубовые створки, но они не поддавались.
  - Ты, это... вот что... - пропищал бывший Жевун. - Тут ворота особенные. Чтобы раскрыть их, нужно дёрнуть за меня... Поэтому мне до смерти надоело тут висеть! Все, кто входят в крепость, хватают меня своими ручищами и дёргают! У меня все бока болят!
  - Так бы сразу и сказали, что надо дёрнуть за вас, - Андрей протянул к нему руку.
  Жевун залился писком:
  - Стой-стой-стой! Ещё пара слов!
  - В чём дело?
  - Колдунов трудно убить, особенно Танугра. У него полный сундук волшебного винограда. Гораздо больше, чем было у Грегрума в Изумрудном городе. Танугр может разом съесть весь свой виноград и стать невероятно могучим волшебником! И потом, имей в виду, у него тысячи солдат!
  - Я прошёл всю Голубую страну и не встретил ни одного солдата, - сказал мальчик. - Даже здесь их нет. Куда они все попрятались?
  - Они за воротами, - пропищал Покли совсем тихо и огляделся по сторонам. - Как только войдёшь, они сразу набросятся на тебя, вцепятся своими зубами и разорвут на мелкие кусочки, потому что это не люди, а мыши, превращённые Танугром в людей!
  - Подозреваю, что его войско - это призраки, - сказал Андрей, прибавив мысленно: "как те звери, на которых охотился Смелый Лев, или как невеста Железного Дровосека, или как мой двойник, который увёл Мэри на остров".
  - Их целая армия, - пищал Покли, - и ты ещё не знаешь, какой Танугр коварный. Он непременно изобретёт какую-нибудь хитрость и погубит тебя!
  - Не боюсь я его хитростей, - ответил Андрей, хмурясь. - Мне бы только до него добраться. До него и до Грегрума.
  - Тринти, ты их непременно убьёшь, ведь ты Великий Волшебный Воин, - говорил превращённый Жевун. - Ты их убьёшь, и я расколдуюсь. Но если тебя схватят и начнут пытать, не выдавай меня. Я с тобой ни о чём не говорил. Мне нельзя разговаривать с входящими в крепость. Если колдун узнает, что я с тобой говорил, он превратит меня в червяка, а червяком быть ещё хуже, чем мышью.
  - Давайте я спрячу вас в карман, - предложил Андрей. - Будете сидеть там и показывать, где колдуны.
  - Нет-нет-нет! - заверещал Покли и даже замахал лапками. - Тебя убьют, растерзают, съедят, и меня с тобой! Я лучше здесь останусь.
  - Ну, как хотите. Так где мне искать колдунов?
  - Танугр и Грегрум - это крысы, большие жирные крысы. Но сейчас они в облике людей. И они неотличимы от солдат, которые все на одно лицо. Среди них ты колдунов не найдёшь.
  - Я приму бой со всеми солдатами, - Андрей схватил его и приготовился дёрнуть, но Покли снова заверещал:
  - Стой-стой-стой, ты ещё не всё знаешь! Танугр околдовал Гигантского Орла, заставил его служить себе!
  - Об Орле я слышал, - сказал мальчик, отпуская его.
  - Ты слышал, а я видел, - говорил Покли скороговоркой. - Это огромный орёл, величиной с башню! Он убьёт тебя одним ударом своего клюва! Танугр летает на нём над Голубой страной, опускается в деревнях и превращает непокорных жителей в пугал. А ещё он летает на нём над Кругосветными Горами. Орёл выполняет все его приказы. Стоит Танугру сказать слово - и Орёл заклюёт тебя, разорвёт в клочки!
  - Где сейчас Орёл?
  - Не знаю. В крепости его нет. Но он прилетит по первому зову колдуна. Берегись, Тринти, Всесильного и Страшного Танугра!
  - А вот сейчас мы посмотрим, какой он всесильный и страшный, - и Андрей снова схватил Покли и дёрнул изо всех сил.
  Покли завопил от боли, а ворота, скрипя, начали раскрываться.
  
  
  Отчаянная схватка
  
  Во дворе крепости толпились солдаты. Жевун сильно преувеличил их численность: солдат было от силы человек двести. Все они стояли по сторонам дорожки, которая вела от ворот к крыльцу главного дома.
  Низкорослые, Андрею по пояс, с круглыми животами, с длинными носами и торчащими усами, одетые в одинаковую серую одежду, солдаты, действительно, были неотличимы друг от друга. Все они наставили на него свои кривые сабли и оскалили зубы.
  Андрей бросил мешок на землю.
  - Ну, давайте, нападайте! - Он обнажил меч.
  Но никто не нападал. Наоборот - солдаты расступились, давая ему дорогу. Все взгляды были обращены на него.
  - Не хотите нападать - и не надо, - Андрей медленно, в любую минуту ожидая подвоха, двинулся к крыльцу. - Стоять всем! - говорил он грозно. - Никому ни с места! Не то зарублю!
  Он прошёл уже половину дорожки, как вдруг серое воинство словно опомнилось и кинулось на него со всех сторон. Он тут же оказался в плотном кольце солдат. Они лезли на него, прыгали, пытаясь сбить с ног. Андрей отбивался мечом. Он не выбирал, куда бить. Серая масса сгрудилась вокруг него так тесно, что каждый удар попадал в цель. И вот что поражало: стоило Андрею всего лишь коснуться мечом серого солдата, как тот лопался с тонким звоном и пропадал вместе со своей саблей. Солдат и сабля были видимостью, волшебной оболочкой, под которой скрывалась совсем маленькая серая мышка. Как только оболочка лопалась, мышка с громким писком бросалась прочь.
  Андрей махал мечом направо и налево, в воздухе стоял непрерывный звон лопавшихся оболочек и писк убегавших мышей. Мальчик ликовал. Как он и ожидал, враги оказались призраками. Расправиться с ними было легче лёгкого. Теперь понятно, почему Танугр не направил против него своих вояк ещё на дороге из жёлтого кирпича. Колдун знал, что мальчик легко расправится с ними, и выжидал до последнего момента.
  Скоро солдат почти не осталось. Андрей гонялся за последними по всему двору. Если верить Жевуну, среди них должны быть Танугр и Грегрум. Только в которых из солдат они скрываются?
  Уцелевшие вояки вбежали в дом. Андрей устремился за ними. В большой комнате на первом этаже он уничтожил ещё с полдюжины призрачных воинов. Остальные по лестнице отступили на второй этаж. Поднявшись туда за ними, Андрей обнаружил комнату, почти такую же большую, как внизу. Пол её устилали грязные ковры, всюду валялись какие-то объедки, тряпьё, немытые чашки и тарелки. Узкая деревянная лесенка вела к выходу на крышу. Там виднелся небольшой люк. Дверца люка была откинута, и в нём голубело небо.
  Пять последних солдат сгрудились справа от лестницы и выставили сабли, не подпуская к себе Андрея. Мальчик вспомнил эту комнату. Он видел её во Всевидящем Шаре за пару секунд до того, как тот погас. В комнате был сундук. Он стоял справа. Наверняка это его загораживают сейчас солдаты!
  Размахивая мечом, Андрей кинулся к ним, расшвырял их сабли и в считанные секунды проткнул их призрачные оболочки. Трое солдат, лопнув, стали маленькими мышками и тут же с тонким писком удрали, а двое оставшихся предстали перед Андреем в виде больших крыс.
  - Вот вы где! Конец вам! - закричал Андрей, бросаясь на них с мечом.
  - Это тебе конец! - взвизгнули крысы и прыгнули на мальчика.
  Он расшвырял их пинками и ударами меча, но они вновь кинулись на него. Мальчик уворачивался от наскоков и стремился их проткнуть. Каждый удар мечом оставлял на крысах сочащиеся кровью раны. Но они тут же затягивались и заживали, и крысы бросались на него с новыми силами.
  Очень скоро Андрей убедился, что драка может продолжаться до бесконечности: он колет и режет серых колдунов, а им хоть бы что. В них была волшебная сила, которую они получили от винограда. Значит, надо уничтожить виноград, чтобы им неоткуда было получать волшебство. Тогда через три дня они станут обычными крысами, и он их легко заколет.
  Он кинулся к сундуку. Крысы бросились за ним. Одна повисла на его сюртучке, вторая вцепилась в ногу. Когда же они поняли, что он хочет добраться до винограда, они разъярились ещё больше. Та, что висела на сюртуке, отцепилась и стала выкрикивать:
  - Бамбара, чуфара, скорики, морики, явись сюда, Гигантский Орёл! Явись, Гигантский Орёл!
  Андрей сразу понял, что эта крыса - Танугр, и стал изо всех сил колошматить её мечом. Крыса с такой скоростью извивалась и крутилась вокруг него, что добрая половина ударов пришлась в пол. Второй крысой, который не отпускал его ногу, был Грегрум. Андрею пришлось несколько раз стукнуть его по ушастой голове, прежде чем тот отстал от него.
  Танугр подскочил к сундуку. Крышка открылась. Андрей ударами меча отогнал зловещую крысу от сундука. Пот градом катил с мальчика, он задыхался, ноги болели от укусов, а крысам всё было нипочём. Они визжали, подпрыгивали и кидались на него без устали, норовя вцепиться или укусить.
  Да тут ещё снаружи послышалось громкое хлопанье крыльев. Дом встряхнуло, когда на него опустился Гигантский Орёл. Андрей посмотрел на люк, и увидел, что в него заглядывает глаз исполинской птицы. Она была настолько большая, что её голова не могла протиснуться в отверстие.
  - Фэйрекс! - закричал Танугр. - Разломай крышу и схвати негодного мальчишку! Поднимись с ним как можно выше и сбрось вниз, чтобы он разбился насмерть! Это приказ!
  - Слушаюсь, повелитель, - гортанным голосом проклекотал Орёл и нанёс своим могучим клювом такой сильный удар по дощатому настилу крыши, что затрясся весь дом.
  - Схвати его! Схвати! - визжали наперебой Танугр и Грегрум. - Подними в небо и сбрось, сбрось, чтобы от него мокрое место осталось!
  Орёл принялся долбить по крыше, расширяя отверстие. С потолка посыпались щепки и обломки досок. Несколько обломков чувствительно задели Андрея. Он вынужден был отбежать от сундука. На крыс тоже сыпалось, но те лишь повизгивали: боли они не чувствовали, а раны на них заживали мгновенно.
  Не обращая внимания на падающие обломки, они подскочили к сундуку, запрыгнули в него и, забыв обо всём, начали с жадностью поглощать виноград. Со стенки сундука свешивались их хвосты.
  Звуки страшных ударов разносились по всему дому. Крупные и мелкие обломки сыпались дождём. Ещё минута - и Орёл просунет в отверстие люка свою голову. Андрей кинулся к сундуку. Падающие обломки били его по голове и спине, но он не остановился. Он подскочил к сундуку и рубанул мечом сначала по одному хвосту, а потом по второму. Хвосты тут же отвалились, а крысы оглушительно завизжали. Их визг перекрыл даже звуки ударов по крыше.
  Оба колдуна мелко дрожали, извивались и, к изумлению Андрея, растворялись в воздухе. Андрей слышал, как они хрипят вразнобой:
  - Бамбара, чуфара, чуфара, чуфара...
  Хрипы их стали тише и вскоре совсем замолкли. Крысы исчезли. Андрей отбежал в другой конец комнаты, где обломки не падали.
  Орёл нанёс ещё один удар, потом ещё. Отверстие в крыше было уже достаточно большим. Орёл мог просунуть в него голову и схватить Андрея клювом, но вместо этого он закричал громко:
  - Где я? Как я тут оказался?
  Он замахал крыльями и перелетел с крыши на частокол. Андрей увидел его в одном из боковых окон. Орёл сидел на частоколе и озирался по сторонам.
  
  
  Память Фэйрекса
  
  В кармане у мальчика что-то шевельнулось, и вдруг оттуда что-то выскочило и шлёпнулось на пол. Андрей вспомнил про шкатулку и торопливо сунул руку в карман. Шкатулка была на месте.
  - Бэклин! - удивлённо воскликнул он, увидев перед собой волшебника.
  - Собственной персоной, - ответил Бэклин, отвешивая поклон.
  Андрей вынул шкатулку. Она была открыта, и в ней ничего не было.
  - Опасность миновала, - объявил мелкий волшебник. - Танугр уничтожен, и я покинул своё убежище.
  Мальчик протянул ему шкатулку.
  - Тогда возьми её, может, ещё понадобится.
  - Уверен, что понадобится, - с этими словами Бэклин засунул шкатулку в карман. - Всегда полезно иметь под рукой надёжное убежище.
  Андрей подошёл к сундуку. Крыс в нём не было, одни только виноградные грозди, наполовину общипанные. Он поворошил их мечом: может быть, крысы под ними? Нет, крыс в сундуке не было. Но и убежать они не могли - мальчик всё время держал сундук в поле зрения. Крыс просто не было!
  - Почему ты считаешь, что Танугр уничтожен? - спросил он. - Танугр - колдун, он мог стать невидимым или мгновенно переместиться в другое место.
  - Никуда он не переместился, - ответил Бэклин, посмеиваясь. - Ни Танугр, ни его братец Грегрум. Они погибли, как только ты отсёк им хвосты. Посмотри на эти обрубки.
  Он поддел ногой два чёрных отростка, валявшихся возле сундука. Те сразу рассыпались в прах.
  - Их уже невозможно приставить к телу, а значит, колдуны погибли. Они без хвоста не живут. Я сам колдун и кое-что понимаю в таких вещах, - он заглянул в сундук. - Э-э, да тут ещё немало винограда осталось! Надо проследить, чтоб их никто не тронул, а то мало ли что, - и он захлопнул сундук.
  - Значит, сегодня я прикончил сразу двух колдунов, - сказал Андрей. - А если учесть, что Кракер тоже мёртв, то получается, что погибли три колдуна.
  - Этого мало, - ответил Бэклин. - Тебе велено убить четырёх.
  - Да, - согласился мальчик, - но я не знаю, где искать четвёртого.
  - Наверняка он как-то связан с волшебным виноградом... - Бэклин задумался. - Грегрум и Кракер получали виноград от Танугра... А Танугр где его брал?
  Андрей пожал плечами.
  - Понятия не имею.
  - В Голубой стране такого винограда нет, - продолжал Бэклин, - это совершенно точно, а то бы я знал. Танугр добывал его не здесь...
  - А может, он получал его от этого самого четвёртого колдуна? - предположил мальчик.
  - Наверняка от него, - кивнул волшебник. - Надо раскрыть тайну происхождения винограда, иначе злые колдуны будут появляться в Волшебной стране снова и снова.
  Взгляд Андрея упал на окно, за которым виден был Гигантский Орёл. Тот всё ещё сидел на частоколе.
  - Вот кто нам поможет! - воскликнул мальчик. - Орёл! Мне говорили, что Танугр летал на нём куда-то в Кругосветные Горы. А вдруг он летал за виноградом? Пошли, спросим у Орла, пока он не улетел!
  Они спустились на первый этаж и вышли во двор. На залитом солнцем пыльном дворе никого не было, только кое-где вдоль стен шныряли мыши. Наверное, те самые, что совсем недавно были солдатами. При появлении Андрея они пустились наутёк, а Орёл встрепенулся и заговорил громким гортанным голосом:
  - Я всё-таки хочу знать, что тут происходит. И почему я долбил эту дырку в крыше. Я как будто спал, и вдруг проснулся.
  Мальчик наклонился к Бэклину:
  - Орёл не помнит, что он служил Танугру, - прошептал он. - Значит, правда, расколдовался!
  - Вот тебе ещё одно доказательство того, что Танугр мёртв, - тоже шёпотом ответил Бэклин. - Когда умирает колдун, его колдовство исчезает, и всё, на что оно наложено, возвращается в прежнее состояние...
  Он выступил вперёд и низко поклонился Орлу.
  - Меня зовут Бэклин, - сказал он, - я мелкий волшебник Голубой страны.
  - А я - Фэйрекс, из племени Гигантских Орлов, - представился, в свою очередь, Орёл.
  - Говоришь, что не знаешь, зачем долбил крышу? - спросил волшебник.
  - Не знаю. Со мной что-то случилось, но что - не пойму.
  - И ты, наверное, не знаешь, что много месяцев служил злому колдуну Танугру?
  - Я служил злому колдуну? - изумился Фэйрекс. - Этого не могло быть! Хотя... погодите... я уже слышал это имя...
  И он замолчал, напрягая память. Андрей с Бэклином тоже помалкивали, ожидая, что он скажет.
  - Как будто это всё случилось пять минут назад, но только тогда был вечер - я это точно помню, - а сейчас - день! - заговорил Фэйрекс. - Должен вам сказать, что наше племя обитает в Орлиной долине, далеко в Кругосветных Горах. За пределы Гор никто из нас не летает, потому что нам известно, что за Горами живут не только люди, но и волшебники, которые силой своего волшебства могут захватить нас и подчинить себе. Такое уже бывало с Гигантскими Орлами, и не однажды. Так вот, я увлёкся охотой на диких коз и залетел в места, где жили люди. Там были поля пшеницы и голубые дома, и ещё было вот это строение, где мы сейчас находимся. Во дворе толпилось много усатых людей. Один из них стоял на крыше и кричал, что он Танугр и я должен ему повиноваться. Я не знал, кто такой Танугр, и не понимал, почему я должен ему повиноваться. Я крикнул ему, что я свободная птица и никому не повинуюсь, и хотел улететь, но не смог. У меня потемнело в глазах и я камнем пошёл вниз... Больше ничего не помню... А очнулся я здесь, когда ломал крышу. Зачем я её ломал?
  - Танугр приказал тебе сломать её, - ответил Бэклин. - Он хотел, чтобы ты добрался до этого молодого человека, - он показал на Андрея, - схватил его, поднял высоко в небо и сбросил вниз.
  - Не может быть! Я не мог подчиниться такому приказу!
  - Если бы этот парень не убил Танугра, ты выполнил бы приказ, потому что был заколдован. Ты много месяцев выполнял приказы Танугра. Но он умер, и ты расколдовался. Теперь ты свободен.
  Андрей встал рядом с Бэклином.
  - Меня зовут Андрей, - представился он, поклонившись Орлу. - Я прибыл из Внешнего Мира, чтобы убить четырёх злых колдунов. Трое из них, в том числе Танугр, уже мертвы. Остался четвёртый, о котором мы ничего не знаем.
  - Я тоже о нём ничего не знаю, - сказал Фэйрекс, - но я готов помочь тебе найти его, если это в моих силах.
  - Мы думаем, что Танугр был знаком с четвёртым колдуном, - вмешался в разговор Бэклин. - Танугр летал на тебе в Кругосветные Горы. Может быть, он летал к тому колдуну?
  Орёл помотал головой.
  - Не знаю. Я ничего не помню с того момента, как увидел Танугра на крыше этого здания.
  - Так я и думал, - шепнул Бэклин Андрею. - Те, кто освобождаются от чар, какое-то время не помнят ничего из того, что с ними было... - Он обратился к Орлу: - Фэйрекс, дружище, нам очень нужно, чтобы ты вспомнил. Четвёртый колдун должен быть уничтожен, иначе в Волшебной стране будут появляться новые Танугры!
  Орёл снова задумался. Он закрыл глаза и стал раскачиваться на частоколе. Бревенчатая стена заскрипела под ним.
  - Нет, - сказал он с тяжким вздохом и опустил голову. - Не могу вспомнить. В голове у меня мелькают какие-то образы, но очень смутно.
  - Я могу попробовать восстановить твою память с помощью колдовства, - сказал Бэклин. - Но ты должен дать согласие на это.
  - Нам очень нужно, а то я не вернусь домой, - поддержал его просьбу Андрей.
  - Для тебя, мой спаситель, я согласен на что угодно, - сказал Фэйрекс. - Пусть Бэклин колдует.
  Он слетел с частокола и опустился перед приятелями, заняв почти половину двора.
  Бэклин вперил в него взгляд и поднял руки.
  - Бамбара, чуфара, скорики, морики! - заговорил он властно. - Колдовство Танугра - отступи!
  Орёл встрепенулся, заклекотал, начал царапать землю когтями.
  - Память к Орлу - вернись! Вернись! Турабо, фурабо, лорики, ёрики!
  Бэклин умолк, переводя дыхание. Орёл поник головой.
  - Не помню, - признался он. - Видения проносятся у меня в мыслях, но тут же пропадают. Я не могу собрать из них связную картину.
  Бэклин сокрушённо покачал головой и обернулся к мальчику.
  - Так и есть, восстановление памяти мне не по силам. Это очень трудное колдовство. Оно гораздо труднее, чем, например, создание Всевидящего Шара. Через какое-то время Фэйрекс сам всё вспомнит, но когда это будет - неизвестно.
  - Мы можем всю жизнь прождать, - огорчился Андрей. - Что же делать?
  - Тут нужна большая волшебная сила, - ответил Бэклин. - Полагаю, что её мне даст виноградина. Всего одна.
  Андрей оживился.
  - А что, может, и даст! Грегрум съедал по одной виноградине в день и держал в колдовстве весь Изумрудный город!
  - Без твоего разрешения я не могу воспользоваться содержимым сундука, - сказал волшебник. - Ты убил Танугра, а значит, сундук с виноградом принадлежит тебе. Позволь взять из него одну виноградину.
  - Хоть двадцать одну, лишь бы это помогло найти четвёртого колдуна.
  Бэклин подпрыгнул от радости.
  - Одной виноградины хватит. Я быстро!
  И он скрылся в доме.
  
  
  Могучий волшебник Бэклин
  
  Минуты не прошло, как он вернулся. Его глаза сверкали, рыжие волосы стояли дыбом.
  - Подумать только, всего от одной виноградины я чувствую себя невероятно сильным волшебником! - закричал он с порога. - Я всё могу, всё, что угодно!
  - Для начала верни Фэйрексу память, - сказал мальчик.
  - Легко! - Бэклин подскочил к Орлу и поднял руку. - Память - вернись! Бамбара, чуфара!
  Орёл встряхнулся, забил крыльями и взвился в воздух. Сделав над крепостью круг, он снова опустился на двор.
  - Танугр был злодеем, а я ему служил! - кричал он. - Мы летали над голубыми домами, он заставлял меня опускаться, слезал с меня и превращал жителей в пугал! А я смотрел на это и ни о чём не думал, хотя сразу должен был убить его!
  - Тебе простительно, ведь ты был заколдован, - заметил Андрей.
  - Мы улетали с ним далеко в Кругосветные Горы, - продолжал Фэйрекс. - Мы летели в такое место, где всё заметено снегом и всё серое, даже небо.
  - Это Серая страна! - воскликнул Бэклин. - Я слышал о ней!
  - Там нет ни людей, ни зверей, ни птиц, - говорил Орёл. - Там посреди большой снежной долины стоит снежная гора. Танугр приказывал мне опуститься у подножия этой горы, в ней открывалась дверь, и из неё выходил огромный страшный колдун.
  - Как он выглядел? - нетерпеливо спросил Андрей, видя, что он замолчал.
  - Всегда по-разному. То он гигантская обезьяна, у которой пасть усеяна четырьмя рядами зубов, а то - гигантский таракан с клешнями на лице, а то - гигантская ящерица, которая ходит на двух ногах. Он был вдвое, даже втрое выше меня, хотя и у меня рост не маленький. Танугр в сравнении с ним вообще был коротышкой.
  - Вспомни, о чём они говорили, - сказал Бэклин.
  - Они ни о чём не говорили. Входили в гору, ворота за ними закрывались, а я оставался ждать снаружи. Потом Танугр выходил с корзиной в руках, садился на меня и мы возвращались в крепость.
  - В корзине был виноград, да? - спросил мальчик.
  - Не знаю, она была закрыта крышкой.
  - Конечно, в ней был виноград, - сказал Бэклин. - А этот оборотень - и есть тот самый четвёртый колдун!
  Андрей прошёлся, задумчиво хмурясь. Остановился перед Фэйрексом и спросил:
  - Колдун, правда, был втрое выше тебя?
  - Правда, - кивнул Орёл.
  - А ты смог бы найти дорогу в Серую страну один, без Танугра?
  Фэйрекс помешкал секунду.
  - Пожалуй, смог бы.
  - Отнесёшь меня туда? Танугр ведь летал на тебе, значит, и я могу!
  Бэклин дёрнул его за рукав.
  - Ты хочешь лететь в Серую страну?
  - Ну да, - ответил мальчик. - Я должен сразиться с колдуном.
  - Немыслимое дело! - взволнованно заговорил Бэклин. - Среди нас, мелких волшебников, ходят слухи, что раньше на том месте, где сейчас Серая страна, была какая-то другая страна. Но однажды туда явился колдун, который не любил никаких цветов, кроме серого, и всё в той стране стало серым, даже небо. У нас его называют Серым Колдуном, и боятся до ужаса, хотя он очень далеко. Люди в той стране исчезли, дома их скрылись под толстым слоем снега. Теперь там ничего нет, кроме снега и серой мглы. Если Серому Колдуну удалось сделать такое, то он могущественнее Стеллы и Виллины! Три колдуна, которых ты победил, слабее его в сто раз!
  - Ну и что, - сказал Андрей, положив руку на рукоять меча. - Я всё равно выйду с ним на бой.
  - Ты храбрец, я знаю, - ответил Бэклин, - но здесь твоя храбрость не поможет. Ты погибнешь. Я это говорю как опытный волшебник. Серый Колдун даже не будет применять против тебя колдовство. Он заколдует не тебя, а снег в горах, и вызовет снежную лавину - настоящую, не призрачную, она накроет тебя и убьёт. А ещё он заколдует какого-нибудь Гигантского Орла, такого, как Фэйрекс, прикажет ему поднять тебя в воздух и сбросить вниз, чтобы ты разбился насмерть. А может просто ударить тебя пару раз своим огромным хвостом, и конец битве.
  - Но Виллина сказала, что я справлюсь со всеми четырьмя колдунами... - начал мальчик.
  - Серый Колдун, - перебил его Бэклин, - намного могущественней Виллины, иначе бы она давным-давно сама справилась с ним. Она была права, сказав, что ты справишься с Кракером, Грегрумом и Танугром, но с Серым Колдуном ты ничего не сделаешь. Одержать над ним победу может только другой колдун, причём не простой, а могущественный.
  Андрей развёл руками.
  - И где же такого найти?
  - Он перед тобой.
  - Ты действительно могущественный?
  - Да, но не настолько, чтобы выйти на бой с Серым Колдуном, - ответил волшебник. - Для борьбы с ним я должен ещё больше усилиться. Наверху в сундуке полно винограда. Позволь мне съесть его весь, и я расправлюсь с Колдуном.
  Мальчик даже подпрыгнул от восторга.
  - Бэклин, ты настоящий друг! - закричал он. - Я прямо не знаю, как тебя благодарить!
  - Не надо благодарностей. Расправиться с Серым Колдуном - это мой долг. Мы, мелкие волшебники, всегда, сколько хватало сил, боролись со всякой нечистью и злодейством, и сейчас я просто не могу оставаться в стороне! Эй, Фэйрекс, готовься, мы летим в Серую страну!
  И он бегом бросился в дом. Вышел он оттуда не из дверей, а через отверстие в крыше. Он вылетел из неё как пушечное ядро, поднялся высоко в небо и плавно опустился перед поражённым Андреем.
  - Я съел, наверное, штук двести виноградин, а может больше, - кричал он ещё в полёте. - Всё, что было в сундуке. Представляешь, каким сильным я стал? - Он опустился на землю, взмахнул рукой, и в безоблачном небе сверкнула молния и прогрохотал гром. - Мне подвластны стихии! - Он засмеялся гулко, как колокол. - Впрочем, громы и молнии - это детские забавы для меня. Я чувствую в себе такую силу, которой обладал, должно быть, только Гуррикап!
  Пока он говорил, молнии сверкали непрерывно.
  - Бэклин, садись на меня! - прокричал Фэйрекс, перекрывая громовые раскаты.
  Он расправил крыло, чтобы волшебник мог подняться по нему на спину. Но Бэклину его крыло не понадобилось. Он взлетел и плавно опустился на Орла.
  - Бэклин, возьми меня с собой! - Мальчик бросился к нему. - У меня есть меч! На меня не действует колдовство!
  Волшебник оглянулся на него. Он стоял на спине Фэйрекса, расставив ноги.
  - Ты слишком мал и слаб, чтобы ввязываться в битвы могущественных магов, - заговорил он громовым голосом. - А если Серый Колдун начнёт крушить горы и сбрасывать с них огромные камни? А если он вызовет град величиной с этот дом? Или начнёт трясти землю, создавая в ней бездонные пропасти? Мне придётся постоянно спасать тебя, а значит, отвлекаться от битвы!
  - Я буду летать на Орле и наблюдать за битвой с высоты, - настаивал мальчик. - Если появится опасность, я сразу крикну тебе.
  - Ты плохо знаешь настоящих волшебников. Все опасности они видят сразу, даже те, что у них за спиной. Мне не нужны помощники. Я беру только Орла, да и то для того, чтобы он доставил меня в Серую страну. Я вылетаю прямо сейчас, немедленно! Волшебная сила от винограда будет сохраняться во мне всего три дня, причём уже на второй день она начнёт слабеть. Поэтому нельзя терять ни минуты! Колдун должен быть уничтожен сегодня же!
  - Я буду ждать тебя здесь! - крикнул Андрей.
  - Нет, ступай к своим друзьям! Они расколдовались и ищут тебя. Думаю, что моя битва с серым оборотнем будет недолгой. Я найду тебя, где бы ты ни был, и объявлю о моей победе. Ты вернёшься во Внешний Мир, а обо мне в Волшебной стране будут слагать легенды и петь песни! Фэйрекс, вперёд!
  Орёл взлетел, подняв крыльями такой сильный ветер, что Андрей едва не свалился с ног. Зато Бэклин на Орлиной спине даже не шелохнулся. Он стоял неподвижно, как статуя, скрестив на груди руки.
  Фэйрекс сделал над крепостью круг и устремился к Кругосветным Горам.
  - Вперёд, вперёд! - кричал Бэклин, весь в ореоле молний.
  Его голос громовыми раскатами разносился по небу.
  - До свидания, Бэклин! До свидания, Фэйрекс! - кричал Андрей. - Возвращайтесь скорее!
  Бэклин среди невообразимого грохота и треска услышал его, повернулся и помахал рукой. Мальчик замахал в ответ.
  В считанные секунды Орёл с волшебником превратились в тёмную точку и пропали. Гром затих вдали.
  
  
  
  Часть четвёртая. Фея Оранжевой страны
  
  
  Возвращение в Когиду
  
  Всё смолкло. Над крепостью повисла тишина. Двор опустел, только несколько мелких мышек испуганно выглядывали из сорняков у частокола.
  Подходя к воротам, мальчик услышал крики:
  - Спасите! Помогите! Эй, кто тут есть? Помогите!
  Андрей взялся за одну из дубовых створок, и она со скрипом подалась. За воротами висел на верёвке Покли По, собственной персоной!
  После гибели Танугра к нему вернулся человеческий облик, но он продолжал висеть, как был, вниз головой. Его толстощёкое лицо раскраснелось, одежда растрепалась, вид он имел самый жалкий. Увидев Андрея, он задёргался, попытался дотянуться до верёвки.
  - Тринти, ты жив! - заголосил он. - Как я рад! Скорее отвяжи меня! А то я вишу тут и волнуюсь: как там Тринти, победил он Танугра или нет? Я расколдовался, значит, ты победил! Ах, как я рад! Отвяжи меня, а то я сейчас лишусь чувств!
  Андрей перерубил верёвку мечом. Покли свалился на землю и долго лежал, приходя в себя.
  - Ты не поверишь, но с тех пор, как ты улетел на воздушном шаре, я только и делал, что вспоминал о тебе... - пыхтел он, поднимаясь на ноги. - Я боялся, что ты погиб...
  - Вообще-то, меня зовут не Тринти, а Андрей, - сказал мальчик. - И я не отсюда, а из Внешнего Мира.
  Жевун покосился на него.
  - Что ты говоришь? Ну, тогда ты точно волшебник... Через Звёздную Бездну простой человек не перелетит.
  - Я не волшебник, и никогда им не был, - сказал мальчик, - а сюда попал по волшебству Виллины. Она велела мне уничтожить четырёх злых колдунов. Трое уже уничтожены, а сражаться с четвёртым отправился великий волшебник Бэклин.
  - Бэклин... - пробормотал Покли. - Никогда не слышал о таком.
  - Потому что он только сегодня стал великим. Он съел весь волшебный виноград, который был в сундуке Танугра, и стал до того великим, что может вызывать гром и молнии.
  - Гром я слышал, - сказал Жевун, - и молнии видел. Я ещё удивился: откуда тут гром и молнии при безоблачном небе?
  - Гром и молнии создал Бэклин своим волшебством. Бэклин сейчас такой могучий, что колдуну Серой страны с ним не справиться, это точно.
  - Ну и хорошо, и чудесно, - Покли заулыбался. - Главное, что Танугр уничтожен. Больше он не превратит меня в мышь!
  - За что же ему вас превращать, - Андрей пожал плечами. - Вы ведь служили ему, виноград привозили в Изумрудный город по его приказу.
  - Да, служил, привозил... - Жевун поморщился, покряхтел, погладил поясницу. - Но всё равно мог превратить... Их, колдунов, не поймёшь... Они чуть что - сразу превращают...
  Ему вспомнилось, как он, полный радужных надежд, вернулся в Голубую страну с Грегрумом в корзине. Он рассчитывал, что Танугр за спасение Грегрума отсыплет ему полную горсть бриллиантов и изумрудов.
  В действительности никаких бриллиантов с изумрудами Покли не увидел. Сразу по прибытии в крепость пузатые солдаты, похожие друг на друга как две капли воды, схватили его вместе с корзиной и привели к колдуну. Тот с хмурым видом сидел на сундуке. Танугр внешне ничем не отличался от своих солдат, единственное отличие - корона на его голове, символ власти над Голубой страной.
  Покли с корзиной, в которой сидел Грегрум, торжественно приблизился к нему и низко поклонился, ожидая награды. Но не тут-то было! Крыса из корзины перепрыгнула на плечо Танугра и начала верещать:
  - Этот человек знает тайну волшебного винограда! Преврати его в таракана! Доверять ему нельзя! Он может открыть тайну другим людям! Если тайна дойдёт до ушей королевы Мэри и Страшилы, то они будут знать, как с нами бороться! В таракана его! В таракана!
  Танугр угрюмо смотрел на Покли.
  - Говори, выдал кому-нибудь тайну, или нет?
  - Конечно, нет, - отвечал перепуганный Жевун. - Как я могу, я же ваш преданный слуга!
  - Веры ему нет, - пропищала крыса на плече Танугра. - В таракана его!
  Видя, какой оборот принимает дело, Покли упал на колени и зарыдал.
  - Я никому ничего не говорил, клянусь!
  - Клянёшься? - переспросил Танугр.
  - Клянусь!
  - А вот мы сейчас посмотрим, - и Танугр поднял руку. - Накладываю на тебя заклятие правды, бамбара, чуфара! Тридцать минут будешь говорить правду, скорики, морики! Одну только правду, ничего не скрывая, турабо, фурабо, ботало, мотало!
  Весь вспотев, заикаясь от страха, Покли поведал колдунам, что он открыл тайну волшебного винограда своему слуге Тринти.
  Заколдованный язык несчастного Жевуна, который теперь не способен был лгать, проболтался и о том, что он, Покли По, уговаривал Тринти пустить в ход его волшебную силу и стереть Грегрума в пыль.
  - Что-о-о? - запищала крыса. - Меня - в пыль?
  - Почему ты просил Тринти стереть Грегрума в пыль? - суровым голосом поинтересовался Танугр.
  - Потому что боялся, - выдавил Жевун через силу. - Думал, Грегрум накажет меня за пропажу винограда... А ещё... ещё я и тебя боялся... я уговаривал Тринти и тебя стереть в порошок... я уговаривал его вас обоих стереть в порошок... - Слыша свои собственные слова, Жевун цепенел от ужаса. - А после того, как вы будете стёрты в порошок, я хотел залезть в дворцовую сокровищницу и набить карманы изумрудами... Если бы Тринти уничтожил Грегрума, я бы сразу побежал в сокровищницу...
  - Вор! Презренный заговорщик! - вопил Грегрум. - Он предал нас! Преврати его в плесень! В пыль!
  - Не хочу... - завыл Покли, глотая слёзы. - Не хочу становиться пылью...
  Танугр уже начал произносить волшебные слова, как вдруг оборвал себя.
  - Нет, пыль - это для него слишком лёгкое наказание. Он должен сначала помучиться. Пусть этот мошенник превратится в мышь. В белую мышь, пикапу, трикапу. Будет висеть на верёвке, открывающей ворота, скорики, морики.
  Покли встряхнулся и перевёл дух, отгоняя от себя страшные воспоминания. Он был не мышью, а человеком, и видел перед собой не Танугра с крысой на плече, а своего бывшего работника Тринти.
  - Вы до сих пор обижаетесь на меня за виноград? - спрашивал тот.
  - Нет, нет, совсем не обижаюсь, - поспешил заверить его Покли.
  - А то извините, если что. Я ведь тогда многого не знал... Вы сейчас куда направляетесь?
  - К себе, в родную деревню. Заживу там простой человеческой жизнью, а то надоели мне приключения. Надоело мотаться туда-сюда. В Когиде остались мои тележка и пони. На них и поеду.
  Андрей оживился:
  - Вы, наверное, поедете по Жёлтой дороге? А можно мне с вами? У меня на этой дороге потерялись друзья, попробую их разыскать.
  - Конечно, какой разговор...
  По знакомой тропе они направились к лесу. Тропа уводила под тенистые лесные своды, и они вскоре увидели голубые дома Когиды. Андрей удивлённо оглядывался. Ещё сегодня утром он проходил по этой улице, и никого, кроме пугал, не видел. А сейчас повсюду сновали люди. На путников они смотрели во все глаза, но подойти не осмеливались. Мальчика здесь не знали, а Покли боялись, потому что всем было известно, что он служил Танугру.
  Наконец несколько пожилых Жевунов, пересиливая робость, приблизились к ним, сняли шляпы и низко поклонились. Вперёд выступил самый старый Жевун.
  - Путники, вы прибыли в счастливую минуту, - промолвил он. - Мы были пугалами, а сейчас к нам вернулся человеческий облик.
  - Это потому, что Танугр погиб и его колдовство кончилось, - сказал Андрей.
  - Да, да, - когидцы закивали, соглашаясь, - Танугр погиб, это уж точно, а то мы бы всё ещё были пугалами...
  Покли смотрел на них с важным видом.
  - А известно ли вам, кто убил Танугра? - спросил он, и сам же ответил, показывая на мальчика: - Его убил мой лучший друг - Великий Волшебный Воин Андрей из Внешнего Мира! Приветствуйте его! Это ваш спаситель!
  - Ты из Внешнего Мира? - обратился к Андрею старый Жевун. - Тогда ты, наверное, знаком с Элли - Феей Убивающего Домика.
  - Нет, - ответил мальчик. - Она из Канзаса, а я из Москвы. Эти места далеко друг от друга.
  Вокруг Андрея и Покли быстро собралась толпа.
  - Ты волшебник и наш спаситель, - говорили Андрею когидцы, кланяясь и звеня бубенчиками на широкополых шляпах. - Скажи, чем мы можем отблагодарить тебя? Мы всё сделаем, что в наших силах.
  Андрей смутился.
  - Мне, вообще-то, ничего не надо, - пробормотал он. - Только, может быть, немного еды на дорогу.
  - Да-да, несите угощение для великого волшебника! - закричал По. - Сегодня у вас большой праздник! Вас удостоил своим посещением сам Великий Волшебный Воин! Накрывайте на стол! Больше вкусных кушаний! И музыкантов сюда! И танцоров!
  Андрей незаметно толкал его локтем.
  - Я здесь не за этим, - шептал он. - Тем более, я тороплюсь. Мне надо искать друзей...
  - Успеем, успеем, - отмахивался Покли. - Сначала надо подкрепиться. Я, например, ужасно проголодался, пока был мышью. Танугр меня совсем не кормил.
  Жевуны поставили посреди улицы стол и скамейки. К празднику они не готовились, поэтому еда была самой непритязательной. Тем не менее Покли с жадностью набросился на неё. Андрею же кусок в горло не шёл. Ведь сейчас, в эти самые минуты, Бэклин сражается с Серым Колдуном. От исхода боя зависела судьба не только его, Андрея, но и всей Волшебной страны!
  А ещё он думал о Мэри, которая осталась на маленьком острове посреди реки. Она, наверное, очнулась, и сейчас одна, без еды, без защиты, волнуется и ждёт его. Посидев за столом с четверть часа, он встал и сказал, что уже наелся и пора ехать.
  Покли, который к этому времени только приступил к поглощению большого куска жареного мяса, был страшно раздосадован. Но делать нечего. Не возражать же Великому Волшебному Воину, победителю Танугра.
  Жевуны шли за Андреем толпой и не могли на него наглядеться. Некоторые, самые храбрые, дотрагивались до него пальцем, желая убедиться, что он не только внешне, но и наощупь похож на человека.
  Старый Жевун рассказал Андрею, что Танугр превратил в пугал всех жителей Когиды. Дело в том, что они узнали от птиц, что расколдовались Изумрудный город и Фиолетовая страна, и страшно обрадовались: значит, скоро и их страна освободится от власти колдуна! Но ещё больше они обрадовались, когда узнали, что по Жёлтой дороге идёт Великий Волшебный Воин с его друзьями. Конечно, он хочет освободить их! Восторженные когидцы только об этом и говорили. Разговоры дошли до старосты, назначенного Танугром, и в деревню явились толстобрюхие солдаты. После их появления людей в деревне не осталось. Все превратились в пугал.
  - Ничего, больше никто вас ни во что не превратит, - говорил Андрей.
  Жевуны радостно смеялись и кивали, звеня бубенчиками.
  Пони с тележкой отыскались на окраине деревни. Пони встретил Андрея как старого знакомого.
  - Тринти! Откуда ты взялся? - заржал он. - Вот уж не думал, что снова увижу тебя.
  Андрей погладил его по холке.
  - Я тоже рад встрече, приятель. Только по-настоящему я Андрей, а не Тринти.
  - Андрей? - переспросил пони. - Мне это имя больше нравится, чем Тринти. У меня была знакомая лошадка по имени Адрия...
  - Мы едем в нашу деревню, - перебил его Покли. - Встретишь там свою Адрию.
  - В нашу деревню? - Пони даже запрыгал от радости. - Наконец-то! Наконец-то!
  Покли расспросил когидцев о Кинкеле. Оказалось, что в Когиде его нет. Кто-то вспомнил, что в соседней деревне у него родственники, и он ушёл туда - к счастью для себя, потому что через два часа после его ухода в Когиду явились солдаты Танугра.
  До соседней деревни десять километров, если идти напрямик через лес. Несколько когидцев вызвались сейчас же сходить туда, но Андрей сказал, что работник им с господином По не нужен.
  - Я сам буду править телегой, - сказал он. - Мне это дело знакомо.
  Жители принесли продуктов на дорогу. Покли велел сложить всё в тележку и принести ещё. Когидцы чуть ли не бегом кинулись выполнять его приказ.
  Андрею даже стало неловко перед ними.
  - Куда столько еды, - говорил он суетившимся Жевунам. - С таким грузом мы будем слишком медленно ехать. Достаточно, достаточно, больше не надо... Мы, правда, очень спешим...
  Он уселся на передок тележки и взял в руки вожжи. Пони тронулся, не дожидаясь окрика.
  Покли сидел в тележке на охапке сена и осматривал содержимое корзин и свёртков.
  - До чего же бедная деревенька, эта Когида, - ворчал он. - Одни сухари с баранками, да сушёное мясо.
  - Но ведь жители только что вернулись в человеческий облик, - возразил мальчик. - У них не было времени, чтобы приготовить хорошую еду.
  Когидцы проводили их до Жёлтой дороги. Здесь они остановились и принялись махать шляпами. Бубенчики подняли оглушительный трезвон.
  - Прощайте! - кричали когидцы.
  - Прощайте! - отвечал им Андрей и махал рукой.
  - Да-да, прощайте, - бормотал с набитым ртом Покли, роясь в свёртках.
  
  
  Встреча с Мэри
  
  Пони резво бежал по жёлтым кирпичам. Когидцы скрылись вдали и звон их бубенчиков смолк. Пропала за холмом и Красная скала.
  Дорога сначала шла пустошами, а потом нырнула в лес.
  - Пони, пожалуйста, поторопись, - говорил мальчик. - Мэри надо найти до наступления вечера!
  - Ты его не гони, - ворчал Покли, - а то он устанет и остановится посреди дороги, я его знаю. Пусть бежит, как бежит. Неторопливым ходом он больше пройдёт.
  - Конечно, тише едешь - дальше будешь, - согласился Андрей, - но всё-таки надо поскорее. Мэри там совсем одна.
  - А далеко ли до неё ехать?
  - Нет, не слишком. Я помню это место. Думаю, до вечера доедем.
  Путники ехали весь день, делая небольшие остановки, чтобы покормить пони и напиться.
  - Я ещё когда увидел тебя у Сефера, понял, что ты необыкновенный человек, - говорил Жевун льстиво. - А когда ты съел виноград из заколдованной корзины и не превратился в лягушку, мне окончательно стало ясно, что тебе предстоят великие подвиги.
  - А тогда почему мне есть не давали? - поинтересовался Андрей. - Один бутербродик за всю дорогу.
  - Ах, друг мой, я рассчитывал, что в Изумрудном городе мы наедимся вдоволь...
  - Чем? Деревянным печеньем?
  - Ты несправедлив ко мне, - ответил Покли с громким сокрушённым вздохом. - Я ведь тоже страдал... Танугр мне не платил, я экономил буквально на всём... - Он снова вздохнул и поёрзал на сене. - Работа моя была тяжёлой и опасной - ездить по Жёлтой дороге между крепостью Танугра и Изумрудным городом, через дремучие леса и безлюдные пустоши, каждую минуту ожидая нападения недобрых людей... А всё ради чего? Ради того, чтобы привезти Грегруму одну маленькую корзинку... Ты даже не знаешь, как он страшно разгневался, когда узнал, что виноград пропал! Он чуть не превратил меня в червяка!
  - Но я же не знал, что виноград ему так нужен, - сказал Андрей. - Вам надо было предупредить меня.
  - Во-первых, - наставительно ответил Покли, - про волшебный виноград я ничего не знал. А во-вторых, я предупредил тебя, что корзина заколдована. Я был уверен, что этого достаточно, чтобы ты в неё не лазил. Мне даже в голову не приходило, что ты в неё сунешься.
  Андрей промолчал, не зная, что на это возразить. Жевун ворочался в тележке, зевал во весь рот, а потом улёгся поудобнее и заснул. Мальчик наклонился к пони:
  - Давай, приятель, поторопись. Осталось ещё немного. Нас ждёт Мэри. Я должен её спасти!
  - Постараюсь...
  Копыта зацокали быстрее.
  Лес, теснившийся по обочинам, начал понемногу редеть. За деревьями показывались цветочные поляны, иногда слышалось журчанье ручья. Мальчик узнавал места, мимо которых он недавно проходил.
  Солнце закатилось за деревья. Дорога стала пятнистой от теней.
  - Остановись здесь, - сказал Андрей лошадке и спрыгнул с телеги.
  Жевун проснулся.
  - Эй, ты куда?
  - Схожу за Мэри. Она тут, недалеко.
  - Я бы пошёл с тобой, - сказал Покли, оглядевшись с озабоченным видом, - но кто-то должен сторожить пони, тележку и продукты. А то украдут недобрые люди.
  - Ничего, я один схожу, - ответил мальчик. - Вы только дождитесь меня.
  Зная направление, он уверенно зашагал по лесу. Вскоре заблестела речная гладь. Небо было ещё светлым, и островок был хорошо виден. Мэри на нём не было.
  Не зная, что делать, Андрей закричал:
  - Мэри!
  С островка никто не отзывался, зато своими криками он встревожил птиц.
  - Ищешь девочку? - наперебой затараторили они. - А её там нет. Её нет.
  - Где же она?
  - Уплыла!
  Андрей заволновался.
  - Как - уплыла?
  - Так, уплыла, - сказал самый крупный из попугаев, красный с белой грудкой. - Уплыла, как плавают люди.
  - Куда уплыла?
  Птицы расселись по веткам и начали совещаться. Они говорили так быстро, что Андрей ничего не мог понять.
  - Сорока должна знать, - сказал, наконец, красно-белый попугай, сорвался с ветки и скрылся за деревьями.
  Не прошло и минуты, как прилетела сорока. Наверное, это с ней Андрей говорил в то утро, когда искал девочку.
  - Она уплыла с острова и вышла на берег ниже по течению, - затараторила сорока. - Я сказала ей, что дальше по реке есть деревня. Она сказала, что пойдёт туда. Я сказала, что ты сюда приходил и искал её. Она сказала, что если ты снова придёшь, то разыщешь её в деревне. Я сказала, что буду ждать его, то есть, тебя. Ещё я сказала, что если он, то есть, ты, появится, я скажу ему, то есть, тебе, что она ждёт его, то есть, тебя.
  Из этой трескотни Андрей понял только, что Мэри нужно искать в деревне, которая находится ниже по реке.
  - Спасибо, - поблагодарил он сороку. - А далеко ли деревня?
  - Близко.
  - Тогда я иду туда. Теперь мне ничто не помешает, ведь Танугр погиб.
  - Танугр погиб? Танугр погиб? - раздалось со всех сторон.
  Для окрестных птиц это было новостью. Они тотчас разлетелись, разнося её по лесу, а мальчик быстрым шагом пошёл вдоль берега.
  Он ещё не успел устать, когда вдали, на широком лугу в изгибе реки, показались круглые голубые домики с высокими крышами-колпаками.
  На деревенской площади стояла толпа, что-то оживлённо обсуждая. Увидев вышедшего из леса путника, все разом замолчали. Андрей подошёл ближе, и его сразу обступили.
  Высокий пожилой Жевун, опиравшийся на палку, поклонился ему и объявил, что сегодня у них в деревне три больших события: первое - все пугала расколдовались и снова стали людьми. Второе - к ним прибыла девочка, в которой люди, бывавшие в Изумрудном городе, узнали королеву Мэри.
  - Где она? - перебил его Андрей. - Я её ищу.
  - Она рассказала нам про тебя, - с улыбкой отвечал старец. - Ты явился из Внешнего Мира, чтобы избавить нас от злого колдуна, верно?
  - Верно, - ответил мальчик. - Танугр мёртв, можете ничего не бояться.
  - Никто, кроме тебя, не смог бы его убить, - и старик, как бы подтверждая свои слова, закивал головой.
  Закивали и остальные Жевуны. Бубенчики на их шляпах дружно зазвенели.
  - Ты великий волшебник, и твоё появление у нас - это третье большое событие!
  Мэри находилась в доме поблизости. Услышав звон бубенчиков, она выглянула в окно и сразу заметила среди Жевунов Андрея.
  Она выбежала на крыльцо, и тут уже и мальчик увидел её.
  - Мэри! - закричал он, подбегая к ней. - Что с тобой было? Как ты попала на остров? Ты не побоялась уплыть с него, ведь там сильное течение?
  - Не такое уж сильное, тем более я плыла вниз по реке, а для меня это легко! - засмеялась девочка. - А как я попала туда - не помню, правда. Уснула на Жёлтой дороге, а проснулась на острове. Я так удивилась! Я сразу решила, что без колдовства Танугра тут не обошлось.
  - Танугр исчез, растаял в воздухе, как только я отрубил ему хвост! - выпалил Андрей. - А по-настоящему он - крыса! И Грегрум - крыса! Я им обоим отрубил хвосты, и они исчезли!
  Прислушиваясь к их разговору, поражённые Жевуны молчали. Они сняли шляпы и поставили их на землю, чтобы бубенчики своим звоном не мешали гостям говорить.
  Андрею приготовили комнату в том же доме, где поселилась Мэри. Мальчик хотел вернуться на дорогу, но Жевуны уговорили его остаться у них на ночь. К Покли они отправили посыльных, чтобы предупредить его, что Андрей задержится до утра.
  После ужина разговоры продолжились. Говорил в основном Андрей. Девочка с широко раскрытыми глазами слушала его рассказы о сражении с заколдованными солдатами, о Гигантском Орле, которого Танугр вызвал, чтобы погубить Андрея, о том, как Андрей отрубил обоим крысам хвосты и они исчезли, как Орёл расколдовался и как Бэклин выскочил из шкатулки.
  - Бэклин съел весь виноград, который хранился в сундуке у Танугра, стал очень сильным волшебником и улетел на Орле в Серую страну сражаться с четвёртым колдуном, - говорил Андрей. - Чем кончилось сражение - пока не знаю, но Бэклин обязательно должен победить. Ты не представляешь, каким он стал могущественным! Он может вызывать гром и молнии! Теперь я точно вернусь домой. А то родители волнуются страшно, меня наверняка милиция ищет.
  - Кто такая милиция?
  - Ну, это специальные люди, которые следят за порядком. Следят, например, чтобы дети не пропадали. А если кто пропал, то они его ищут.
  Мэри задумчиво качала головой.
  - У нас милиции нет. Да она и не нужна. Если кто пропадёт, то мелкие волшебники его сразу найдут.
  Утомлённый бурными событиями дня, Андрей скоро заснул и спал долго. Мэри, которая проснулась на рассвете, не решалась его разбудить.
  Мальчик встал, когда солнце стояло уже высоко, и сразу засобирался в дорогу. Наскоро позавтракав, они с Мэри покинули гостеприимную деревню и пошли к Жёлтой дороге самым коротким путём - через лес. Вокруг них шли Жевуны. Трезвон их бубенчиков и звонкий смех слышался отовсюду.
  Покли вытаращил глаза, увидев Мэри и Андрея, шагающих во главе целой процессии Жевунов. Он торопливо вылез из тележки.
  - Приветствую славного победителя Танугра и не менее славную королеву Изумрудного города! - заговорил он, низко кланяясь. - Большая честь для меня сопровождать таких важных персон в путешествии по нашей прекрасной стране!
  Услышав эти слова, Жевуны сняли шляпы и закивали.
  Андрей предложил Мэри сесть в тележку, но она, увидев, что сам он уселся на облучок и взял поводья, захотела ехать рядом с ним. Мальчик пододвинулся, давая ей место.
  - Прощайте, мои милые друзья! - сказала Мэри Жевунам.
  Те заплакали.
  - Прощайте, прощайте, - слышалось в ответ.
  - Не плачьте, - сказал Андрей, - Танугра больше нет, теперь никто не превратит вас в пугал!
  - В самом деле, не превратит, - отозвались Жевуны и засмеялись.
  Андрей удивился такому быстрому переходу от плача к смеху, но виду не подал.
  - Ладно, поехали, - сказал он пони. - Теперь надо найти Страшилу.
  Тележка покатилась. Жевуны стояли и махали шляпами ей вслед.
  
  
  В поисках соломенного мудреца
  
  Андрей и Мэри сидели на дощатой скамье на передке телеги и разговаривали, болтая ногами. Перед ними шагал пони, а за их спинами сидел Покли и что-то беспрестанно жевал. Андрей говорил, что вернётся в Москву и будет заниматься в хоккейной секции. Поскольку в Волшебной стране в хоккей никто не играл, он попутно объяснял правила игры. Мэри поведала о своих планах совершить пеший поход в неизвестные места к западу от Изумрудного города. Птицы рассказывают, что там в лесах есть развалины городов и много статуй, тени от которых оживают по ночам. Наверное, птицы что-нибудь напутали, как это нередко у них бывает, но всё равно, посмотреть на древние города было интересно.
  - В Волшебной стране ещё много интересного и необычного, - говорила она. - Тысячи лет не хватит, чтобы всё увидеть!
  В очередной деревне Покли вылез из тележки, подошёл к группе Жевунов и потребовал, чтобы они позвали старосту.
  - У нас пока нет старосты, - ответили ему с низкими поклонами. - Прежнего мы прогнали, потому что он исполнял приказы Танугра, а нового мы ещё не выбрали.
  - Значит, вы уже знаете, что Танугра нет? - спросил По.
  - Птицы с самого утра только об этом и говорят.
  - Танугр убит Великим Волшебным Воином, - сразу заважничал Покли. - Вот он, победитель Танугра, Великий Волшебный Воин Андрей, - он показал на мальчика. - Он отрубил Танугру хвост, и Танугр погиб, скорики, морики, растаял в воздухе, пикапу, трикапу, и всё его колдовство исчезло, турабо, фурабо, лорики, ёрики!
  - Турабо, фурабо, лорики, ёрики, - в благоговейном ужасе повторили Жевуны.
  Андрей стоял у тележки и не слышал, о чём Покли говорил с жителями, но догадался, что о нём: вся толпа вдруг обернулась к нему и принялась кланяться.
  - Я здесь, вроде, стал знаменитым, - негромко сказал он Мэри.
  Покли вернулся и сообщил, что деревня большая, богатая, и в ней неплохо бы сделать остановку на пару часов. Андрею не хотелось останавливаться, но уставшая девочка нуждалась в отдыхе после долгого сидения на облучке.
  В деревне Покли обзавелся новой широкополой шляпой с бубенчиками и новой голубой жилеткой.
  - Вот теперь чувствуешь себя настоящим, уважаемым человеком, - сказал он Андрею, повертевшись перед ним в обновках. - Жалко, что не удалось подобрать новый сюртук и подходящие по размеру новые сапоги. А то, знаешь, я весь поизносился, пока служил колдунам. Им и в голову не приходило обеспечить меня приличной одеждой.
  Тележка покатила дальше. Поля подсолнухов и пшеницы сменялись фруктовыми рощами и цветочными полями, иногда попадались рощи, насквозь пронизанные солнцем. Ближе к вечеру путники въехали в деревню. Покли и здесь захотел сделать остановку, но Андрей с Мэри, зная, что поиски новых сапог могут затянуться надолго, решили ехать дальше: скоро они достигнут места, где потерялся Страшила.
  - Хотя бы возьмём еды, - ворчал недовольный Жевун. - У нас запасы почти закончились.
  - Ничего, впереди ещё много деревень, - отвечал Андрей. - Вот найдём Страшилу и отдохнём.
  - Вообще-то, мне уже давно хочется пожевать свежего овса, - проржал пони, - но ради вас я готов потерпеть. Ехать так ехать, только не слишком быстро.
  За деревней потянулся лес. Мэри с Андреем всматривались в деревья на обочине: где-то здесь должна висеть шляпа Страшилы.
  - Вон она! - закричал мальчик. - Стоп, приехали! Я пошёл искать!
  - Я с тобой, - Мэри тоже спрыгнула с тележки.
  Солнце ещё не село, и в лесу было светло. Андрей быстро добрался до оврага, в котором была найдена шляпа. Однажды он уже спускался в него, но Страшилы не нашёл. Поэтому сейчас он решил не тратить время на овраг и двинулся в другую сторону. Мэри же стала спускаться, раздвигая заросли.
  - Я там был, пошли дальше, - крикнул Андрей.
  - Подожди, - девочка остановилась. - Я, кажется, что-то слышу...
  Она спустилась ещё немного, раздвинула заросли бузины и увидела своего соломенного министра, который зацепился спиной за сук и никак не мог высвободиться. Он висел и испускал жалобные стоны.
  Мэри обхватила его, вырвала из ловушки и закружилась с ним, прижимая к себе.
  - Страшила, как я по тебе соскучилась!
  - А я-то как скучал!
  К ним подбежал Андрей. Он поздоровался со Страшилой за руку, хотя ему тоже хотелось его обнять. Но он стеснялся так откровенно проявлять свои чувства, ему казалось, что объятия - это не по-мужски.
  - Никак не могу понять, как я очутился в овраге, - говорил Страшила, когда они возвращались к дороге. - Ту ночь я едва помню. Помню только, что я лежал с вами, и вдруг что-то увидел в лесу. Но что - не помню...
  - Такое со многими бывает, когда они расколдовываются, - сказал мальчик. - Бэклин говорил, что память о том, что было при колдовстве, возвращается постепенно.
  Мэри кивала, соглашаясь.
  - Меня Танугр тоже заколдовал. Ничего не помню, что со мной было.
  - Тебя тоже заколдовал Танугр? - Страшила удивился. - Но это значит... - Он перевёл взгляд на Андрея. - Это значит, что ты остался совсем один?
  Андрей пожал плечами.
  - Да, так вышло. На меня ведь волшебство не действует!
  - Андрей один пошёл искать крепость Танугра, - стала рассказывать Мэри. - Он нашёл её и принял бой с колдовским войском. Он ничего не боялся. Войско - это колдовство, солдаты были призрачными, а сами Танугр и Грегрум оказались большими злыми крысами. Андрей дрался с ними и убил обоих.
  Мальчик скромно помалкивал, а Мэри не скупилась на восторженные слова.
  - Он не отступил ни на шаг, даже Гигантский Орёл его не остановил. Колдуны не могли напустить на него чары, поэтому им пришлось драться с ним в своём настоящем облике. Две большие крысы нападали на него со всех сторон, искусали ему ноги и руки, а потом видят, что ничего сделать не могут, и залезли в сундук с волшебным виноградом. Они стали есть ягоды, чтобы стать ещё могущественнее, но ягоды не помогли. Андрей отсёк им хвосты, и они растаяли в воздухе.
  - Ух ты, - удивлялся Страшила, тараща глаза на мальчика. - И ты не испугался? Крысы могли загрызть тебя насмерть!
  Андрей улыбнулся.
  - Сначала бы я зарубил их мечом!
  Разговаривая, друзья вышли на дорогу. Здесь мальчик вернул Страшиле его шляпу.
  - Больше не теряй, - сказал он.
  - Постараюсь, - ответил соломенный мудрец, надевая шляпу на голову, и тут же деловито осведомился: - А где Железный Дровосек и Смелый лев? Они разве не с вами?
  - Мы как раз идём их искать, - сказала Мэри. - Они должны быть где-то дальше по дороге.
  Покли проснулся от их голосов и, конечно, сразу узнал первого министра Изумрудного города. Он торопливо вылез из тележки и начал кланяться и размахивать шляпой, звеня бубенчиками.
  - Господин первый министр, весьма рад встрече, - говорил он с самой любезной улыбкой. - Но как, однако, необычно встретить вас в таком неподобающем для вашей персоны месте!
  Страшила важно выпрямился.
  - Для моей персоны все места подобающие, - ответил он. - А кто вы, собственно, такой, позвольте полюбопытствовать?
  - Покли По, странствующий торговец, - представился Жевун, снова взмахнув шляпой.
  - Господин По согласился провезти нас на своей тележке по Жёлтой дороге, - сказала Мэри.
  - Тогда пусть и меня провезёт, - сказал Страшила и, не дожидаясь ответа Покли, попытался залезть в тележку.
  Но её борта были слишком высоки для него. Тогда Андрей поднял его и усадил в тележку. Покли поместился рядом со Страшилой. Андрей и Мэри сели впереди.
  Следующая деревня встретилась только поздно вечером, когда наступили сумерки и высыпали звёзды. Друзья решили остановиться в ней на ночлег.
  Узнав, кто к ним приехал, Жевуны на радостях объявили, что прямо сейчас устроят большой пир. В деревне уже знали от птиц, что Танугр уничтожен, и что сделал это человек из Внешнего Мира, который едет по дороге из жёлтого кирпича.
  - Вот он, этот человек, - громогласно объявил Покли, стоя на тележке и показывая на Андрея обеими руками. - Вот он, наш спаситель, наш избавитель от злодея Танугра, наш великий герой!
  - Это волшебник из Внешнего Мира, - шептались Жевуны. - Великий волшебник, который убил Танугра!
  Стол накрыли в самом большом доме. Андрея и Мэри усадили на почётные места. Увидев потёртый наряд Страшилы, добрые Жевуны тотчас предложили принести новый. Одежду зелёного цвета искали повсюду, но вот беда: у них всё было только голубое.
  - Ну и что, оденься как Жевун, - сказал Страшиле Андрей, поглощая вкуснейший торт с земляничным кремом.
  Страшила шёпотом спросил у Мэри, пристало ли первому министру Изумрудного города ходить в одежде Жевунов.
  - Почему бы и нет, - улыбнулась девочка. - В Изумрудном городе переоденешься в зелёное. А то ты, действительно, очень уж поободрался, бродя по лесу. Смотри, одни дырки.
  Тут же принесли голубой наряд, и Страшила с помощью Мэри и Андрея немедленно облачился в него. Тем более размер ему подходил любой, лишь бы хватило соломы, чтобы набить ею рубашку и панталоны.
  Покли заявил, что и ему, как другу и соратнику волшебника, тоже нужны кое-какие обновки. Шляпа и жилетка у него есть, остались только сюртук и сапоги. Жевуны побежали по деревне искать их. Вскоре был найден подходящий по размеру сюртук, почти новый, и две пары мало поношенных сапог. Покли оторвался от еды и ушёл на примерку. Вернулся он в новом голубом сюртуке, но с кислым лицом: обе пары сапог не подошли. Пришлось ему остаться в старых сапогах.
  Утром путников провожала вся деревня. Жевуны дудели в дудки и били в бубны, беспрерывно смеялись и кланялись, бубенцы на их шляпах оглушительно трезвонили. Покли, едва уселся в тележку, сразу задремал, а Мэри, Андрей и Страшила махали Жевунам до тех пор, пока голубые домики не скрылись из виду.
  
  
  Встреча с тётушкой Урсеной и Железным Дровосеком
  
  До полудня путники проехали ещё две деревни. Повсюду уже знали, что едет победитель Танугра, и выходили им навстречу.
  - Как быстро здесь разносятся новости, - удивлялся мальчик.
  - Это птицы им сообщают, - объяснила Мэри. - Почти в каждой деревне есть свои ручные птицы, которые прилетают за кормом. Они-то и сообщают. Наверное, уже все в Голубой стране знают, что Танугр погиб, что Изумрудный город расколдовался и что в Фиолетовой стране больше не спят днём. Птицы летают повсюду, всё видят, всё знают, судачат обо всём на свете. Чаще, конечно, они толкуют о своих, птичьих, новостях, людям они неинтересны. Но если новости касаются людей, то птицы всегда сообщат их людям.
  Путники останавливались в деревнях только на короткое время: Андрей торопился разыскать Железного Дровосека и Смелого Льва. Дорога долгое время тянулась по необозримым полям, солнце припекало всё сильнее, и путники обрадовались, когда въехали в тенистую рощу.
  - Я помню эти места, - сказала Мэри. - Где-то здесь мы потеряли Железного Дровосека.
  - Я тоже помню, - кивнул мальчик. - Сейчас надо найти дом тётушки Урсены, а там и Дровосек недалеко. Он наверняка уже расколдовался и ходит где-нибудь поблизости...
  Покли несколько раз просил остановиться: он осматривал заднее колесо, которое подозрительно скрипело и вихлялось. Жевун озабоченно качал головой и говорил, что в первой же деревне покажет колесо кузнецу. Из-за этих остановок к дому тётушки Урсены подъехали только к вечеру.
  Где-то за деревьями раздавались удары топора.
  - Это, наверное, Дровосек! - воскликнула Мэри, спрыгивая с тележки.
  Андрей помог вылезти из тележки Страшиле. Соломенный человек сразу устремился в лес, а Мэри с Андреем подошли к дому. На стук в дверь вышла тётушка Урсена с вышиваньем в руках.
  - Добрый день, - сказал Андрей с поклоном.
  - А, это вы! - воскликнула она. - Вы уже на обратном пути?
  - Да, возвращаемся из Когиды, - ответил мальчик.
  - Надо же, ко мне вчера приходили внуки и рассказывали, что в Когиде какой-то волшебник убил Танугра. Об этом говорит вся деревня.
  - Андрей и есть тот самый волшебник, - сказала Мэри.
  - Я не волшебник, - возразил мальчик. - А колдуну, действительно, конец.
  - Мэри! Андрей! - послышался голос Страшилы. - Смотрите, кого я к вам веду!
  Они оглянулись. Страшила подходил к дому вместе с Железным Дровосеком.
  - Дровосек! - закричала Мэри, бросаясь к нему. - Ты нас ждал?
  - Ещё как ждал! - ответил Железный Дровосек. - Я так и не понял, что со мной произошло и почему вы ушли без меня, но решил, что на то была весомая причина.
  - Ты попал под воздействие колдовских чар Танугра, - сказал Страшила, держась своими мягкими пальцами за его металлическую руку. - То же самое случилось со мной, с Мэри и со Смелым Львом.
  - Я знал, что вы придёте, поэтому остался здесь, - сказал Дровосек. - А чтобы чем-нибудь заняться, я расчищал от деревьев участок под огород для тётушки Урсены.
  - Ваш друг работал день и ночь без отдыха, а за труды попросил лишь немного масла для маслёнки, - сказала Жевунья.
  - А мне больше ничего и не надо, - ответил Дровосек. - Просто я не могу сидеть без дела.
  - Заходите в дом, - пригласила хозяйка, - сейчас я приготовлю вам перекусить.
  - Нет, спасибо, нам надо успеть в деревню до темноты, - сказал Андрей. - У нас телега сломалась.
  - Как приедете в деревню, обратитесь к мастеру Помпусу, - сказала Урсена. - Он всё умеет, и тележку починит быстро. Его дом будет слева, самым первым.
  - Спасибо, обратимся обязательно, - пообещал мальчик.
  Добрая Жевунья наскоро собрала корзинку с провизией и проводила их до дороги. Железный Дровосек был так рад встрече с друзьями, что нёс Страшилу на руках.
  Покли сидел в тележке и уписывал сочное яблоко. Увидев приближающуюся компанию, он убрал огрызок в карман и поспешно вылез.
  - Ах, простите, простите, - он начал кланяться, шаркать ногой и размахивать шляпой. - Не ожидал, что вы так быстро отыщете своего друга. Приветствую, приветствую всех, а особенно вас, уважаемый Железный Дровосек. И вас, уважаемая сударыня, - обратился он к тётушке Урсене, - хоть и не имею чести быть с вами знаком. Ах, ах, сколько уважаемых и знаменитых людей собралось возле моей ничтожной тележки! Мне, маленькому неприметному торговцу, даже как-то неудобно находиться в таком высоком обществе...
  - Ничего, приятель, - сказал Железный Дровосек, слегка похлопав его по плечу, - общество у нас как общество, сюда бы ещё Смелого Льва, и был бы полный порядок.
  Андрей залез на своё привычное место на передке телеги.
  - Поедемте, не будем терять время, - сказал он. - Деревня близко.
  - Для телеги я, пожалуй, тяжеловат, - сказал Дровосек, - поэтому пойду рядом. Я не отстану, шаг у меня широкий!
  Андрей и его друзья попрощались с тётушкой Урсеной и устроились на своих местах. Мальчик обратился к пони:
  - Можно вас попросить...
  - Да чего уж там, - отозвался пони и двинулся вперёд.
  
  
  Лесное чудовище
  
  Покли весь путь до деревни был озабочен колесом. Он то и дело перевешивался через борт и осматривал его.
  - Кати медленней, а то оно соскочит, - покрикивал он пони.
  - Я, пожалуй, тоже пойду пешком, - сказал Андрей и спрыгнул с тележки. - Так будет легче ехать, а то до деревни, и правда, не дотянем.
  Мэри, не желая от него отставать, тоже спрыгнула. Хотел было слезть и Страшила, но Мэри запротестовала, говоря, что он лёгкий как пушинка, и его вес на колесе никак не сказывается.
  - Ось надо менять, - говорил Дровосек. - Будь мы сейчас в Фиолетовой стране, я бы сам всё сделал мигом. Там у меня все нужные инструменты есть, и помощники хорошие...
  Впереди показались голубые дома с высокими крышами. К самому первому дому лепился сарайчик с распахнутыми воротами. В воротах сидел на табуретке коренастый Жевун с окладистой бородой и в фартуке. На коленях у него лежала упряжь, которую он пристально рассматривал.
  - Эй, любезный! - закричал Покли. - Не ты ли мастер Помпус?
  - Да, это я, - бородач встал и отложил упряжь.
  - А ну-ка, поди сюда! Знаешь ли ты, кто эти почтенные господа? - Покли показал на Андрея и его друзей. - Перед тобой великий волшебник из Внешнего Мира Андрей, победитель Танугра! А с ним его друзья: правитель Фиолетовой страны, правительница Изумрудного города и её первый министр!
  Бородач отвесил каждому низкий поклон.
  - Чем могу быть полезен? - спросил он. - Сделаю всё, что прикажете.
  - У нас тут телега сломалась, - сказал Андрей. - Не могли бы вы как-нибудь отремонтировать?
  Помпус подошёл к тележке. Пока они с Дровосеком обсуждали предстоящий ремонт, к путникам несмело приблизилось с десяток деревенских жителей. Жевуны почтительно улыбались и кланялись. Деликатно позванивали бубенчики на их шляпах.
  Весть о прибытии победителя Танугра стремительно разнеслась по деревне, и очень скоро вокруг путников собралась большая толпа. На Андрея Жевуны смотрели с восторженным восхищением, а на Покли косились недоверчиво и старались к нему не приближаться. Все знали, что он водил дружбу с их бывшим старостой, назначенным Танугром.
  Почуяв отношение к себе жителей, Покли встал перед ними, заулыбался и широко раскинул руки.
  - Ах, дорогие мои соотечественники, любезные Жевуны, ну что вы смотрите на меня, будто я волк какой-нибудь, - заговорил он громким голосом. - Это раньше я был плохим, потому что был заколдован, а теперь я расколдовался и стал хорошим. Да, теперь я хороший, я всех вас люблю и поздравляю с нашей общей победой над Танугром!
  Жевуны тоже заулыбались, а потом засмеялись.
  К Андрею, перешёптываясь и подталкивая друг друга, подошла группа мужчин. Им, видно, было что-то нужно от него, но первым заговорить никто не решался.
  - А вы тут чего? - повернулся к ним Покли. - Не докучайте волшебнику. Видите, он устал с дороги. Завтра всё скажете!
  - Нет, сейчас пусть говорят, - возразил мальчик.
  По недовольно скривился.
  - Ладно, говорите, только короче, - сказал он Жевунам с таким видом, будто делал большое одолжение. - И помните, нам с волшебником некогда заниматься вами, мы ещё должны основательно перекусить с дороги и выспаться.
  Жевуны сняли шляпы и поставили их на землю, чтобы бубенчики своим звоном не мешали им говорить.
  - Видишь ли, волшебник, - несмело начал один из них. - С недавних пор в нашем лесу появилось страшное чудовище. Оно большое, похоже на человека, но не человек. И оно настолько страшное, что от одного его вида многие падают в обморок. Теперь мы не можем ходить в соседнюю деревню, и не можем попасть на грибные и ягодные поляны...
  - Мы думали, - подхватил другой Жевун, - что чудовище наслал на нас Танугр, и что с его смертью оно исчезнет. Но оно не исчезло. Птицы сообщили, что оно ещё там...
  - Оно может прийти к нам в деревню, - воскликнул в ужасе третий Жевун, - и тогда мы пропали!
  - Да, пропали, - хором повторили Жевуны и заплакали.
  Андрей не думал ни секунды. И о чём тут думать! Конечно, он должен уничтожить чудовище, ведь он - Великий Волшебный Воин, победитель Танугра, Грегрума и Кракера!
  - Проводите меня к нему, - сказал он решительно.
  - Сейчас? - вскричал поражённый Покли. - Да уже ночь!
  - Волшебник, сейчас мы не пойдём, потому что темно, - заговорили Жевуны. - Мы проводим тебя к нему завтра, днём не так страшно.
  - Хорошо, давайте завтра, - согласился Андрей.
  - Слушайте все! - закричал Покли и замахал шляпой. - Слушайте! Слушайте! Победитель колдунов великий волшебник Андрей завтра расправится с чудовищем! Слава великому волшебнику Андрею, победителю колдунов и чудовищ! Слава!
  - Слава! - подхватили Жевуны, радостно засмеялись и замахали шляпами, устроив оглушительный трезвон.
  На другой день Андрей встал пораньше и сразу засобирался в лес. Друзья вызвались идти с ним, даже Мэри захотела пойти. Покли остался в деревне, сославшись на боль в животе.
  Андрея и его друзей сопровождали три Жевуна. Свои звонкие шляпы они оставили дома, чтобы чудовище раньше времени не прознало об их приходе.
  Через лес вела утоптанная тропа. Жевуны шёпотом поведали мальчику, что тропа ведёт в соседние деревни, но с тех пор, как в этих местах поселилось чудовище, сообщение с ними прекратилось.
  Чем дальше отряд углублялся в лес, тем медленнее шли Жевуны. Теперь они предпочитали идти не впереди, а рядом с мальчиком, и всё время оглядывались по сторонам. Обойдя глубокий овраг, они остановились.
  - Дальше мы не пойдём, - прошептал старший Жевун. - Чудовище близко. Оно вон там...
  И он показал на гущу зарослей, где всё сливалось в одну сплошную тень. Андрей всматривался в заросли, унимая охватившее его волнение. Наконец он мысленно сказал себе, что колдовство на него не действует, а значит, бояться нечего. Он обнажил меч и двинулся вперёд. Рядом зашагал Железный Дровосек, держа наготове топор. За ними шли Мэри и Страшила. Жевуны сказали, что подождут на опушке, и попятились назад.
  - Мэри, - тихо сказал Андрей, - ты со Страшилой останься здесь, а то мало ли что.
  - Нет, я хочу посмотреть на чудовище, такое ли оно страшное, - ответила девочка.
  В руках она держала подобранный в лесу крепкий сук, похожий на рогатину. Держал какую-то палку и Страшила.
  - Я тоже сгожусь в бою с чудовищем, - сказал он. - А то что я, в сражениях никогда не участвовал?
  Солнце проникало сквозь листву деревьев и лежало повсюду мелкими золотистыми пятнами. Когда задувал ветер, деревья начинали качаться, и пятна порхали, как рой светящихся бабочек.
  Из-за их мельтешения Андрей не сразу рассмотрел чудовище. А увидев его, он в первый момент оторопел от страха. Из лесных сумерек на него смотрела самая невообразимая получеловеческая-полузвериная морда с клыками и с огромными жёлтыми глазами. Дунул ветер, и чудовище качнулось и заворчало. Оно словно собиралось прыгнуть.
  И тут Андрей вспомнил, что он уже видел эту физиономию! Это одно из изображений Гудвина, которое несли в корзине по улицам Изумрудного города, а потом отправили в небо на воздушном шаре! Шар с этим страшилищем какое-то время летел неподалёку от его шара, а потом отклонился в сторону и скрылся из виду. Вот, значит, куда его занесло!
  Весь страх как рукой сняло. Андрей даже засмеялся. Его спутники, ожидавшие нападения чудовища, посмотрели на него с недоумением.
  - Оно неживое, - сказал Андрей и вложил меч в ножны. - Это чучело с воздушного шара!
  Ничего уже не боясь, он подошёл к зарослям, раздвинул ветки и обнаружил, что это, действительно, чучело, сидевшее в большой корзине. Тут же, среди густых ветвей, висел и сдутый воздушный шар. Когда дерево качалось на ветру, качалась и корзина с чучелом, отчего казалось, что оно живое.
  Друзья Андрея знали о воздушных шарах со зверскими изображениями Гудвина, и увидеть одно из изображений было им любопытно.
  - Там ещё и пострашнее были, - говорил Андрей, пытаясь вырвать корзину из гущи подлеска. - Помните, я вам говорил, что у одного чучела изо рта высовывалась змея?
  Удивлённый Страшила качал головой.
  - Я, значит, тоже их видел?
  - Конечно.
  - Надо же, а я ничего не помню.
  - Я тоже не помню, - сказала Мэри.
  - Вы были заколдованы, - и с этими словами Андрей затряс сеть, к которой была привязана корзина.
  Корзина наконец свалилась на землю. Но большая часть сети ещё цеплялась за дерево. Мальчик забрался в корзину, схватил чучело за ухо и дёрнул, желая сбросить его на землю. Чучело из корзины не выдёргивалось. Тогда его попытался вытащить Дровосек, но и ему это не удалось.
  - Подожжём его вместе с корзиной, - решил Андрей. - Спички у меня есть.
  - Нет, нет, лучше обойдёмся без огня, - забеспокоился Страшила.
  - Огонь может вызвать лесной пожар, - поддержала его Мэри. - Такие пожары редко, но бывают в Волшебной стране. Они уничтожают всё, и лес, и дома.
  - Здесь недалеко есть овраг, - вспомнил Железный Дровосек. - Перетащим к нему корзину вместе с чучелом и сбросим вниз. А сверху засыплем ветками.
  - Так и сделаем, - согласился Андрей.
  Железный Дровосек тут же наметил, какие ветви надо подрубить, чтобы снять с деревьев сеть с остатками шара, и принялся за работу. Не прошло и получаса, как друзья уже волокли за верёвки рваное полотнище и корзину. При рывках и толчках чучело раскачивалось, скрежетало, пучило жёлтые глаза и скалило рот, но страха ни у кого не вызывало, наоборот - казалось смешным и неуклюжим.
  Кувыркаясь, оно вместе с корзиной и сетью полетело в овраг.
  Борцы с чудовищем вышли на опушку, где их дожидались Жевуны.
  - Всё! С чудовищем покончено! - сказал им Андрей, и прибавил многозначительно: - Оно сброшено в самую глубь земли.
  - Оно будет лежать там вечно и не оживёт никогда, - подхватила Мэри.
  Жевуны отправились убедиться, что чудовища, и правда, больше нет.
  - Слава великому волшебнику Андрею! - кричали они, вернувшись. - Чудовища нет! Оно исчезло!
  - Теперь можете ходить в лес ничего не боясь, - сказал мальчик.
  Жевуны бежали впереди маленького отряда, и, уже издали увидев толпу деревенских жителей, закричали, что чудовища нет, великий волшебник Андрей уничтожил его.
  - Это настоящий волшебник, - говорили Жевуны, расступаясь перед мальчиком и его спутниками. - Великий из великих. Он уничтожил Танугра и избавил нас от страшного чудовища...
  Новый староста, выбранный взамен прежнего, распорядился готовить большой пир по случаю победы над чудовищем. Андрей от пира отказался, сказав, что они очень торопятся. Их ждёт Смелый Лев, да и тележка уже починена.
  Покли принялся уговаривать его задержаться в деревне хотя бы на часок. Ему вторил староста, описывая вкусные угощения, которые будут на пиру. Слушая про клубничные торты, абрикосовые рулеты и блинчики в шоколаде, мальчик не смог устоять против таких соблазнов и согласился остаться.
  Стол был накрыт в доме старосты. На торжество явились два десятка наиболее уважаемых жителей деревни. Остальные толпились снаружи и смотрели на пирующих в окна.
  Пир уже начался, когда Покли вышел из дома и, встав на крыльце, обратился к жителям с краткой речью. Речь свелась к тому, что жители должны принести всё самое вкусное, что у них есть, и сложить в тележку.
  - Великий волшебник поедет освобождать другие деревни от разных чудовищ и колдунов, - сказал он, грозно потрясая кулаком. - Это вам не в бирюльки играть! А в пути ему понадобятся припасы. Надеюсь, вы поняли меня?
  Когда пообедавший Андрей и его друзья подошли к тележке, она вся была заполнена продуктами. Покли сидел в ней, утопая в пирогах, плюшках, жареной рыбе, антрекотах, окороках и прочей снеди, лежавшей в корзинах, свёртках и пакетах, и жевал.
  - Что-то слишком много еды вы набрали, - покачал головой мальчик. - Мы не съедим столько.
  - Да, - подхватила Мэри, - большую часть можно бы и оставить, а то как-то неловко перед милыми Жевунами.
  - Оставлять нельзя, - проурчал с набитым ртом По. - Вы ведь ищете Льва, а Львы едят много.
  Андрей не нашёлся, что на это возразить, только сказал, что коли так, то в тележке он не поедет. Пойдёт пешком вместе с Железным Дровосеком. То же самое сказали Страшила и Мэри, тем более мест для них в тележке всё равно не было.
  Так, вчетвером, они и пошли, как уже привыкли ходить. Пони плёлся за ними, с усилием таща переполненную тележку.
  Вдоль дороги стояли Жевуны и махали шляпами, провожая их. Бубенцы трезвонили, играла музыка, слышались прощальные крики. Путники оборачивались и махали руками.
  Скоро дорога вошла в лес. Жевуны с их голубыми домиками скрылись из виду, умолк и звон бубенцов.
  
  
  Возвращение Фэйрекса
  
  Копыта пони мерно цокали, наевшийся Покли дремал в тележке, а Андрей и его друзья шли и разговаривали. Железный Дровосек расспрашивал мальчика о его схватке с колдунами и удивлялся, что это были всего лишь крысы.
  - Я и так, и так по ним бил, - говорил Андрей и размахивал руками, изображая, как он бил мечом Танугра и Грегрума, - и так, и так, а они всё увёртывались от меня, увёртывались...
  - Эх, меня там не было! - жалел Дровосек. - От меня бы не увернулись! Зарубил бы обоих в минуту!
  Мэри волновало, почему так долго нет Бэклина.
  - А вдруг он не смог одолеть Серого Колдуна? - спрашивала она.
  - Наверняка смог, - отвечал мальчик. - Бэклин много винограда съел и стал очень сильным волшебником.
  Страшила, идя, о чём-то напряжённо думал. Наконец сказал:
  - У того, кто съест волшебный виноград, сила заканчивается к концу третьего дня. Сколько уже дней прошло?
  - Вроде, сейчас четвёртый день, - отозвался Андрей, прикинув в уме.
  - Значит, волшебная сила Бэклина иссякла, - сделал вывод соломенный мудрец.
  - А может, он убил Серого Колдуна в первый же день, и сейчас ищет нас, чтобы сообщить об этом, - предположил Железный Дровосек.
  - Он задерживается, потому что Серая страна очень далеко, - сказала Мэри.
  - А не остался ли он в Серой стране, чтобы править её жителями? - озаботился Страшила.
  - Если Бэклин не объявится в ближайшие дни, то дело плохо, - качал головой Дровосек.
  - Найдём Льва, тогда и обсудим наши планы, - сказал мальчик. - С ним мы будем вдвое сильнее и сможем идти куда захотим!
  На привал они остановились у ручья. Покли выдал Андрею и Мэри по бутерброду, сказав, что провизию надо экономить.
  Все уже собрались идти дальше, как вдруг словно туча закрыла солнце. Огромная тень побежала по дороге и по стволам деревьев. Удивлённые путники посмотрели на небо и увидели гигантского тёмно-сизого орла.
  - Фэйрекс! - закричал Андрей. - Это он! А на нём наверняка летит Бэклин!
  Орёл сделал в воздухе круг и пошёл на снижение. Когда он ещё только приближался, друзья увидели, что Бэклина на нём нет.
  Фэйрекс опустился на дорогу, заняв всю её ширину, и сложил крылья. Андрей пошёл ему навстречу.
  - Здравствуй, Фейерекс! А где Бэклин?
  Орёл сокрушённо вздохнул.
  - Бэклин остался в Серой стране. Ему не удалось одолеть Колдуна. Если бы вы видели их бой! Они бились в горной долине, покрытой снегом. Бэклин сделался великаном, но и Серый Колдун не ниже. Колдун был похож на громадного уродливого человека, утыканного, как ёж, крупными острыми иглами. Бэклин метал в Колдуна молнии и разверзал перед ним пропасти. Но Колдун в пропасти не падал, а словно летел над ними. А потом из тела Колдуна начали выскакивать иглы и пронзать Бэклина насквозь. А потом оба сцепились и начали валить один другого на землю. Силы были равными, никто не мог взять верх. Они стояли, обхватив друг друга, весь день, всю ночь и добрую половину следующего дня. Я хотел подлететь к Колдуну и клюнуть его в темя, но мне не давала невидимая стена. А потом меня с такой силой швырнуло на горный склон, что я с трудом пришёл в себя...
  Орёл затряс головой.
  - Ну, и что дальше? - поторопил его Железный Дровосек.
  - К концу второго дня Бэклин начал слабеть. Он уже не мог противостоять Колдуну. Я видел, как в один из моментов борьбы он вдруг уменьшился и пропал, а вместо него на снегу осталась лежать маленькая коробочка.
  - Шкатулка с изображением Жёлтой Розы! - воскликнул Андрей.
  - Точно, - подтвердил Орёл. - У меня зрение острое, всё вижу издалека. На коробке была нарисована Жёлтая Роза.
  - Значит, Бэклин проиграл битву, - с грустью промолвила Мэри.
  - Но он дрался как тысяча львов, - сказал Орёл. - Не его вина, что он оказался слабее.
  - Хорошо, что он успел спрятаться в шкатулку, - заметил мальчик. - Теперь Серый Колдун никаким волшебством не вытащит его оттуда.
  - Колдун сделал меня неподвижным, - продолжал Орёл. - Я как сидел, так и остался сидеть на скале, шелохнуться не мог.
  Покли, который проснулся при появлении Орла, остановил пони и стал внимательно прислушиваться к разговору. А чтобы не зазвенеть бубенчиками, осторожно снял с себя шляпу и положил её на корзины с едой.
  - Как же ты освободился от неподвижности? - спросил у Орла Страшила.
  - Колдун снял с меня оцепенение и велел лететь во все стороны света и сообщать всем, что очень скоро он начнёт завоевание Волшебной страны. Он сказал, что Виллина и Стелла не смогут противостоять ему. Придя к власти, он жестоко отомстит за Грегрума, Кракера и Танугра. И ещё он сказал, что все изменники и предатели, которые способствовали их гибели, будут выявлены и получат по заслугам...
  Услышав это, Покли встрепенулся.
  - Я не способствовал, - пробормотал он испуганно. - Я им служил, а гибели не способствовал...
  - И что самая лютая кара постигнет пришельца из Внешнего Мира, - закончил Орёл, не обращая на него внимания.
  - Похоже, Колдун знает о тебе, - сказал Железный Дровосек, обернувшись к мальчику.
  Тот нахмурился.
  - Пусть говорит что хочет, я его не боюсь.
  - Дела плохи, - тихо проговорил Страшила. - Серый Колдун собирается напасть на Волшебную страну. И что же мы будем делать?
  - Лично я иду драться с ним, - сказал Андрей. - У меня другого выхода нет.
  Фэйрекс удивился:
  - Как же ты, такой слабый, не умеющий колдовать, выстоишь один против страшного громадного Колдуна?
  - Волшебная книга говорит, что я могу победить, - ответил мальчик.
  - Он выстоит, потому что будет не один! - воскликнула Мэри. - Я пойду с ним!
  - Даже не думай, - сказал Андрей почти сердито. - Тебе нельзя идти, это очень опасно.
  - Тебе можно, а мне нельзя? Я, между прочим, неплохо фехтую!
  - Она лучшая фехтовальщица Изумрудного города, - подтвердил Страшила.
  - Я тоже пойду с Андреем, - сказал Железный Дровосек. - Мой топор не хуже меча, а во многих отношениях и получше.
  - Про меня и говорить нечего, - сказал Страшила. - Куда вы, туда и я.
  - Если хотите добраться до Серой страны, то проще не идти, а лететь туда на моей спине, - сказал Фэйрекс. - Тем более путь я знаю.
  Мальчик чуть не подпрыгнул от радости.
  - Отлично, Фэйрекс! Так и сделаем!
  - Друзья, мы забыли про Смелого Льва, - напомнила Мэри. - Надо сначала его найти.
  Орёл расправил крылья, покачнув деревья.
  - Когда я летел над Жёлтой дорогой, я видел какого-то льва, - сказал он. - Я поднялся так высоко, что передо мной открылась вся дорога от Красной скалы до замка Людоеда. Лев ходил по дороге взад-вперёд, как будто высматривал кого-то.
  - Это он нас высматривал! - воскликнул Андрей.
  - Тогда я слетаю за ним и доставлю сюда, - предложил Орёл. - Это быстро.
  - Да, доставьте его, пожалуйста, мы вас очень просим, - с поклоном сказал ему Железный Дровосек, а Андрей и Мэри закивали головами.
  Крылья Орла заплескали по кронам деревьев. Могучая птица оторвалась от дороги и взмыла ввысь.
  Покли, кряхтя, вылез из тележки. Пока он ехал в ней, он весь измазался соусами, подливами, вареньями и салатами, вывалившихся из корзин и свёртков, а когда стал вылезать, поскользнулся на разлитом соусе и угодил лицом прямо в паштет, так что видел он теперь только одним глазом.
  Спрыгнув с тележки, он отдышался. Утёр рукавом измазанный глаз.
  - Вы сами не понимаете, во что хотите ввязаться, - заговорил он дрожащим голосом. - Слыханное ли дело - воевать с колдунами, особенно с громадными! Нет, я на это не согласен. Меня увольте.
  Он взял пони под уздцы и начал разворачивать его вместе с тележкой.
  - Возвращаюсь в родную деревню, где я не был уже много лет. У меня там погреб, в нём и запрусь. Если Колдун узнает, что я вам помогал, то мне крышка!
  - Вы разве поедете назад? - спросила Мэри.
  - Ну не вперёд же! Из-за вас я проехал поворот.
  Развернув тележку, он нахлобучил на себя шляпу и уселся на место возничего.
  - Придёт Серый Колдун, и всем конец, - сказал он, озираясь по сторонам. - Я слышал о нём от Грегрума. Это могущественный колдун, он завоюет Волшебную страну и сделает её серой. Поэтому бегите куда подальше. Спасайтесь, пока не поздно, а то станете тараканами или червяками! Обо мне помалкивайте. Я вас не видел, и вы меня не видели, - он дёрнул вожжи. - Ну, пошёл, бездельник!
  Пони поднатужился и сдвинул тяжёлую тележку с места.
  - Пошёл, пошёл! - покрикивал на него Жевун.
  Тележка покатилась. Друзья смотрели ей вслед.
  - Пони, прощай! - крикнул Андрей. - Всего тебе хорошего, и чтоб с Адрией встретиться!
  Пони оглянулся на него, посмотрел печально и промолчал. Покли хлестнул его вожжами.
  - Пускай уезжает, - сказал Страшила, - тележка нам больше не нужна. Вместо неё у нас есть кое-что получше - Орёл!
  Тележка скрылась за поворотом дороги. Какое-то время ещё слышалось недовольное ржание пони и сердитые окрики Жевуна. Потом всё смолкло.
  
  
  Смелый Лев снова с друзьями
  
  Не прошло и четверти часа, как в небе снова показался Фэйрекс. Гигантская птица несла в когтях Смелого Льва. Она осторожно опустила его на дорогу и села поблизости.
  Лев шумно дышал, тряс головой, с удивлением глядел на друзей и с ещё большим удивлением оглядывался на Орла.
  - Я вас искал на дороге из жёлтого кирпича, - проговорил он после бурных приветствий и объятий. - Куда вы пропали?
  - Это не мы пропали, а ты, - с улыбкой ответила Мэри. - Ты бросился преследовать каких-то зверей, и не обращал внимания на наши крики.
  - Не помню никаких зверей, - признался Лев. - Я всё время был с вами, и вдруг очутился один в лесу.
  - Тебя заколдовал Танугр, - объяснил Страшила. - Ты начал охотиться на призрачных зверей, сошёл с дороги, забежал в лес и исчез. Танугр и меня точно так же заколдовал. Я тоже что-то увидел в лесу, сошёл с дороги и потерялся.
  - И со мной такая же история, - сказал Железный Дровосек.
  - Он напустил чары на нас всех, кроме Андрея, - сказала Мэри. - Ему пришлось одному идти сражаться с Танугром.
  - Одному? - изумился Лев.
  - Ну да, - кивнул мальчик, - и ничего страшного. Взял и пошёл один.
  Лев изумился ещё больше.
  - Как это - ничего страшного? Ты же с колдуном шёл сражаться, а не с кем-нибудь.
  - Колдун на самом деле был крысой, я её легко зарубил мечом, - ответил Андрей. - Они оба были крысами - Танугр и Грегрум. Я поотрубал им хвосты, и им конец. Оба исчезли.
  - Да, так и было, - закивал Страшила, - Андрей отрубил хвост и у того и у другого, и они исчезли, а мы расколдовались.
  Лев смотрел на Андрея восхищённо.
  - Не иначе, во Внешнем Мире Гудвин напоил тебя смелостью!
  - У нас смелостью не поят, да и Гудвин от Москвы далеко, - сказал Андрей. - Тут не в смелости дело. Просто я сказал себе, что убью их, и убил.
  - Ты уже познакомился с Фэйрексом? - спросила у Льва Мэри.
  - С Орлом? Конечно, хотя он поступил со мной немного бесцеремонно. Ни слова не сказал, схватил меня и поднял в небо. Но это ничего. Я встретился с вами, значит, всё к лучшему!
  - Танугр его заколдовал и заставил служить себе, - сказал Андрей, - а когда Танугр умер, он расколдовался и стал нашим другом. Теперь мы с ним отправляемся на борьбу с Серым Колдуном.
  О Сером Колдуне Лев ничего не знал, и Андрею пришлось с самого начала рассказать ему о событиях в крепости. Когда он дошёл до того момента, когда Бэклин с Фейрексом полетели сражаться с Серым Колдуном, Лев даже запрыгал от нетерпения.
  - И что? Чем кончилось? Бэклин убил его?
  - В том-то и дело, что нет, - Андрей вздохнул и покачал головой. - Бэклин оказался не слишком могущественным волшебником, хоть и съел много винограда. Значит, у Серого Колдуна винограда было больше. Бэклин увидел, что всё, он проиграл, и спрятался в шкатулку. Теперь нам придётся самим драться с Колдуном.
  - А где эта шкатулка? - спросил Лев.
  - Осталась на поле боя. Бэклин уже не выйдет из неё, потому что это его защита от Колдуна.
  - Я, конечно, иду с вами, - сказал Лев. - Колдунов я не боюсь, хоть мне и досталось от них изрядно. В моих жилах течёт волшебная смелость, которой Гудвин напоил моего прадеда, а значит, я тоже в какой-то степени волшебник! Меня так просто не взять!
  И он испустил рык, от которого все окрестные звери в страхе попрятались в логова, а птицы стремглав полетели прочь.
  Страшила поднял палец.
  - Вот теперь самое время как следует подумать!
  - О чём тут думать, - возразил Лев. - Надо идти в Серую страну, и всё. А когда придём, сразу кинемся в бой. Самая лучшая тактика - быстрота и внезапность. Набросимся на Колдуна и разорвём в клочья.
  - Я уже говорил, что готов перенести вас на спине, - вмешался в разговор Фэйрекс. - Но теперь, когда к вам присоединился Лев, у меня появились сомнения. Конечно, вы все поместитесь, но лететь будет труднее. В полёте мне придётся бороться с ветром, а если меня начнёт кидать из стороны в сторону, то вы можете свалиться.
  - Вот и я говорю, надо подумать, - повторил Страшила.
  - Пускай подумает, - обратилась Мэри к спутникам. - Хуже от этого не будет, а то и дельная мысль придёт.
  - Ладно, подождём, - согласился мальчик.
  Страшила сошёл в дороги, уселся под деревом и задумался. Путники расположились возле него, только Орёл остался стоять где стоял, потому что не мог войти под деревья. Он и на дороге-то, зажатой с обеих сторон лесом, еле помещался.
  Наконец Страшила с важным видом встал на ноги и оглядел друзей.
  - У нас есть две возможности попасть в Серую страну: либо идти пешком, либо перелететь туда на Орле, - сказал он. - Идти пешком долго и трудно, потому что Серая страна находится в Кругосветных Горах, а там на каждом шагу попадаются скалы, ущелья, пропасти и реки. Перелететь по воздуху гораздо быстрей, но если мы сядем Орлу на спину, то нас сдует ветром. Что же нам делать? - Он помолчал немного, и продолжал, повысив голос: - Конечно, лететь! Но не на спине Орла, а в его когтях!
  - Мы все в когтях не поместимся, - возразил Дровосек.
  - Я и хотел сказать, что не поместимся, - Страшила насупил брови, недовольный тем, что его перебили. - Конечно, не поместимся. Поэтому пускай Орёл перенесёт нас по одному. Нас пятеро. Пять перелётов - и мы там. Это не так быстро, но и не так медленно. Во всяком случае, гораздо быстрее, чем идти пешком.
  - Чудесно, - Мэри захлопала в ладоши. - Я знала, что Страшила что-нибудь придумает!
  Железный Дровосек кивал головой:
  - Мой дорогой друг, ты опять проявил мудрость.
  Даже Лев, которому не слишком-то понравилось путешествовать в Орлиных когтях, согласился со Страшилой.
  - Ну, если ничего другого не остаётся... - пробормотал он.
  Прикинув в уме, Орёл сказал, что на перенос пяти человек к границе Серой страны потребуются три с половиной дня.
  - Три с половиной дня! - воскликнул Страшила. - Серый Колдун наверняка не ждёт нас так скоро! Мы появимся неожиданно и благодаря неожиданности одержим победу!
  Предложение Страшилы было принято всеми, кроме Андрея. Не сказав ни "да", ни "нет", он начал расхаживать по дороге и хмурить лоб.
  - Неожиданность - это, конечно, хорошо, - сказал он, останавливаясь, - но не нравится мне всё это. То есть, лететь поодиночке. Мы - сила только когда мы вместе, а если по одному, то Колдун может прихлопнуть нас одного за другим. Фэйрекс, - обратился он к Орлу, - ты можешь поднять нас всех вместе?
  - Поднять могу, но полёт будет трудный, - ответила гигантская птица. - Вы можете привязаться ко мне верёвками, но это ненадёжно и рискованно. Наверху очень холодный сильный ветер, вы замёрзнете, и верёвки будут причинять вам боль.
  - А мы полетим в корзине, - сказал мальчик. - В лесу у деревни Жевунов мы видели корзину с чучелом. Там, кстати, и верёвки есть. В корзине мы поместимся все, а ты только возьмёшься за верёвки когтями. Будешь у нас вместо воздушного шара.
  - Нести корзину - это гораздо проще, - сказал Орёл.
  - О, мои мозги! - закричал Страшила. - Как вы не додумались до такой отличной идеи?
  Мальчик улыбнулся.
  - Ты, наверное, просто мало думал, - сказал он. - Если бы ты подумал ещё полчасика, то обязательно вспомнил бы про корзину.
  Решено было, что Андрей с Фэйрексом прямо сейчас слетают за корзиной. Орёл сцепил когти, образовав что-то вроде клетки, и мальчик тут же залез в неё.
  - Здорово! - крикнул он. - Долечу с комфортом! Фэйрекс, ты только не разжимай когтей, так и держи!
  - А ты, когда будем лететь, смотри внимательней, - отозвался Орёл. - Как будем пролетать над нужным местом - сразу крикни мне.
  Он заплескал крыльями, раскачивая деревья, и поднялся в воздух. Четверо оставшихся на дороге друзей следили за его полётом. Сначала Орёл поднялся высоко в небо, а потом камнем пошёл вниз и скрылся за лесом.
  - Вот теперь я уверен, что мы одолеем Серого Колдуна, - сказал Лев. - С нами Андрей, он ловок, умён и ничего не боится!
  - Он самый лучший из людей Внешнего Мира, которые когда-либо приходили к нам, - убеждённо сказала Мэри.
  - Он и Элли, - поправил её Страшила.
  - Да, он и Элли! - горячо подхватил Железный Дровосек.
  - А я Элли совсем не знала, - сказала девочка. - Только слышала о ней.
  - Элли уничтожила двух злых колдуний, - сказал Смелый Лев, - а Андрей - трёх злых колдунов, и ещё, может, четвёртого прикончит!
  - Но это не значит, что Элли хуже, - спорил Железный Дровосек.
  - Конечно, Элли не хуже, - соглашалась Мэри. - Они оба самые лучшие.
  - Хорошо бы, если бы Андрей остался у нас навсегда... - мечтал Страшила.
  - Не останется, - Мэри грустно качала головой. - Чует моё сердце, не останется. Он очень хочет домой.
  - Элли тоже очень хотела домой, - вспомнил Железный Дровосек. - Ох, не говорите мне про Элли, а то я сейчас заплачу!
  - Не плачь, - забеспокоился Страшила, - ты заржавеешь, а нам ещё в Серую страну лететь!
  Разговаривая, друзья смотрели на небо - не покажется ли Фэйрекс.
  Наконец огромная птица снова появилась, только на этот раз она держала в когтях груду спутанных верёвок с привязанной корзиной. В корзине сидело чучело с оскаленным ртом и выпученными глазами, а рядом с ним стоял Андрей и махал друзьям.
  Орёл осторожно опустил корзину на кирпичи.
  - Корзина в отличном состоянии, - сообщил мальчик. - Поместимся в ней все.
  Первым к корзине подскочил Лев. Он привстал на задние лапы, одной лапой оперся о борт корзины, а второй лапой толкнул чучело. Оно не свалилось, а закачалось из стороны в сторону, вращая глазами и испуская громкие скрежещущие звуки. Покачавшись, оно вернулось в прежнее положение.
  - Ничего себе, - сказал Лев, и ещё раз толкнул чучело, только сильнее.
  Чучело снова закачалось и заскрежетало.
  - Оно не упадёт, потому что вделано в пол корзины, - объяснил Андрей. - Если мы выдернем его, то пол провалится. Придётся лететь с ним. Ничего, в тесноте, да не в обиде!
  Лев легко, как будто всю жизнь выступал в цирке, перескочил через бортик и устроился в корзине. Железный Дровосек и Андрей помогли забраться в неё Мэри. Страшилу Дровосек просто поднял и передал мальчику, после чего залез в корзину сам.
  - Ну что, готовы? - спросил Фейрекс.
  - Готовы! - отозвался Андрей.
  Орёл подцепил клювом дырявое полотнище - остатки воздушного шара, и набросил его на пассажиров.
  - Накройтесь, чтобы не замёрзнуть в пути! Будет холодно!
  Сказав это, он взмахнул крыльями, подхватил когтями сеть с корзиной и взмыл в небо.
  
  
  В недрах снежной горы
  
  Полотнище действительно понадобилось, по крайней мере - Льву, Андрею и Мэри. В вышине, куда поднялся Орёл, дул сильный пронизывающий ветер. Андрей и Мэри с головой закутались в полотно и теснее прижались к Смелому Льву, который был горячим, как печка.
  Андрей высунулся из-под полотна и посмотрел вниз, держась за верёвки. Заходящее солнце стояло низко над Горами, и вся Волшебная страна от края и до края освещалась его золотистыми лучами. Мальчику на миг показалось, что он снова великан и шагает по маленькой удивительной стране. Он видел сверкающий Изумрудный город, Большую реку, блестевшую среди холмов и полей, различал даже деревни Жевунов с их островерхими домиками.
  Орёл углубился в Горы, и солнце с Волшебной страной скрылись за снеговыми вершинами. Порывы ветра усилились. Корзина раскачивалась всё сильнее. Железный Дровосек стоял, вцепившись обеими руками в чучело. Между ним и чучелом поместились Лев, Мэри и Андрей. Страшила держался за ногу Дровосека и одновременно придерживал свою шляпу. Наконец он догадался снять её и сунуть себе под ноги. Шляпа измялась, но зато теперь можно было держаться за Дровосека обеими руками.
  Орлу приходилось бороться со встречным ветром, и корзину то и дело подбрасывало вверх и швыряло вниз. Мэри ахала, а Андрей успевал рассмотреть расстилающиеся внизу горные долины, ущелья и водопады. Скоро мальчик заметил, что в той стороне, куда они летели, всё было застлано туманом. Под днищем корзины пока ещё проплывали бурые склоны и зелёные леса, но дальше всё было серым, даже небо.
  - Впереди всё серое! - крикнул мальчик.
  - Мы приближаемся к Серой стране, - отозвался Фэйрекс. - Сейчас мне придётся снизиться, чтобы не проглядеть долину со снежной горой.
  Он влетел в пелену тумана, и сразу всё вокруг стало серым - горы, вершины, небо, даже само солнце, краешек которого ещё виднелся на горизонте. Всё же солнечный свет, хоть и был серым, немного отличался от общей серости. Он был светлее её, и смутно подсвечивал этот унылый однообразный мир.
  - Я не могу лететь! - вдруг закричал Фейрекс. - Я...
  Он недоговорил, потеряв способность не только лететь, но и издавать звуки.
  Оцепеневший Фэйрекс не рухнул камнем лишь потому, что у него были широко расправлены крылья. Он опускался, медленно планируя.
  К счастью для путешественников, когти Орла тоже сковало оцепенение, иначе бы он выпустил верёвки с корзиной. Он летел, снижаясь, к самому центру обширной горной долины, где высилась снежная гора.
  - Фэйрекс, помнится, говорил, что снежная гора - это логово Серого Колдуна, - сказал Андрей.
  Гора приближалась, вырастая из тумана.
  - Мы сейчас врежемся в неё, - забеспокоился Железный Дровосек.
  - Мэри, держись за меня! - в тревоге закричал мальчик.
  Какое-то время ещё казалось, что корзина пролетит над горой, но она всё же врезалась в снег на вершине и провалилась в него, угодив в какую-то дыру.
  Корзина повисла в темноте и закачалась на верёвках.
  - Где мы? - прошептала Мэри.
  - Внутри горы, - ответил Страшила тоже шёпотом.
  Слабый серый свет сочился сверху, из отверстия, проделанного корзиной. Гигантский Орёл остался снаружи, но его оцепеневшие когти продолжали сжимать верёвки.
  Путники оглядывались, пытаясь что-нибудь увидеть.
  - Интересно, что здесь такое? - тихо спросил Лев.
  - По-моему, мы попали в ущелье, - предположил Дровосек.
  - Нет, тут большая пещера, - возразил мальчик, - и мы висим под самым потолком.
  Он произнёс это совсем тихо, но эхо в том месте, где они находились, стало повторять его слова, и повторяло их долго, словно никак не могло наговориться.
  Друзья ждали, когда оно затихнет. Их глаза постепенно привыкали к темноте.
  - Точно, пещера, - прошептал Андрей. - Потолок каменный, и стены каменные...
  - И пол близко, - прибавил Лев. - А в стенах есть проходы.
  Мальчик подёргал за верёвки, корзина затряслась, и чучело задвигалось, заскрежетало. Скрежет подхватило эхо.
  - Я поднимусь, посмотрю, что там с Фэйрексом, - сказал Андрей, и, не дожидаясь согласия друзей, вскарабкался сначала на плечи чучела, а оттуда полез вверх по верёвкам.
  Подобравшись к краю дыры, он выглянул наружу и увидел Орла с верёвками в когтях, неподвижно лежащего на склоне. Кроме Орла, не видно было ни одной живой души, а чуть дальше всё сливалось в одну серую массу.
  - Фэйрекс, что с тобой? - крикнул Андрей.
  Фэйрекс не отвечал и не шевелился.
  Мальчик вернулся в корзину.
  - Орёл лежит, не двигается, а вокруг никого нет, - сообщил он. - Мы на самой верхушке снежной горы.
  - ...Нойгоры ...нойгоры ...нойгоры, - подхватило эхо.
  - Говорите тише, а то Колдун может нас услышать, - сказал Страшила шёпотом, но эхо расслышало даже шёпот и невнятно зашелестело, повторяя его.
  - Какое, однако, здесь сильное эхо, - еле слышно сказала Мэри, оглядываясь.
  Страшила поднял со дна корзины шляпу, расправил её и нахлобучил на голову.
  - Файрекс не мог так просто упасть, - прошептал он. - Наверняка на него напущено колдовство.
  - В таком случае, Серый Колдун уже знает о нашем прибытии, - сказал Андрей.
  - Это плохо, - Лев качал головой. - Внезапно напасть не удастся.
  Он тоже старался говорить тихо, но у него не получалось, и эхо от его голоса наполнило пещеру.
  Вглядываясь в окружающую темноту, мальчик обнаружил, что она не такая уж и беспросветная. В ней как будто реял слабый рыжеватый свет, но откуда он исходил - понять было совершенно невозможно. Как будто светился сам воздух пещеры. В этом странном свете проступали очертания стен, потолка и пола.
  Пещера, в которую угодили путешественники, была не слишком большой. Изнутри она походила на пузатый кувшин с узким горлышком, из которого свешивалась корзина. По-видимому, такое сильное эхо получалось благодаря округлым стенам и плавно сужающемуся своду. Как ни тихо говорили друзья, эхо чутко ловило их слова и без умолку повторяло, иногда даже заглушая самих говоривших.
  - Сидеть и ждать, пока придёт Колдун, не имеет смысла, - сказал Андрей. - Надо что-то делать.
  - Прежде чем делать, надо подумать, - ответил Страшила. - Пожалуй, сейчас я этим займусь.
  - Думать тут нечего, - возразил Лев. - Спустимся на пол, разыщем Колдуна и нападём на него.
  - А вы обратили внимание, что в пещере почему-то не темно, - заметила девочка. - Ламп нет, но видны стены и пол... Хорошо бы всё здесь как следует осмотреть...
  - Для этого надо вылезти из корзины, - сказал Железный Дровосек.
  - А ещё можно подняться по канатам и вылезти наружу, - сказал Андрей.
  - Но там ничего нет, кроме снега, - возразил Железный Дровосек. - А на снег мне выходить не хотелось бы. Я непременно заржавею.
  - К тому же здесь, в пещере, совсем не холодно, - сказала Мэри. - Интересно, почему?
  - Наверное, потому, что Серому Колдуну не нравится холод, - ответил Страшила.
  Андрей оценил расстояние от корзины до пола.
  - Вообще-то, спрыгнуть можно, - определил он. - Хотя высоковато, и внизу камни...
  - Я спрыгну, - вызвался Лев. - Я ещё и не с такой высоты прыгал.
  - А если я спрыгну на камни, то во мне обязательно что-нибудь разладится, - печально пробормотал Дровосек.
  - Ничего, я подставлю тебе спину, - сказал ему Лев.
  - Дружище, - ответил Дровосек со вздохом, - если я спрыгну тебе на спину, то ты вряд ли сможешь нормально драться с Колдуном.
  - Зачем прыгать, когда у нас есть сеть от воздушного шара, - сказал Страшила. - Её можно использовать как верёвочную лестницу. До пола она точно достанет.
  - Страшила, милый друг, это отличная мысль! - воскликнул Дровосек. - Хорошо, что она пришла к тебе так быстро, а то иных отличных мыслей приходится ждать по нескольку часов.
  Лев оперся передними лапами о борт корзины.
  - Я по лестницам лазать не привык, поэтому я прыгаю, - и он перемахнул через борт.
  Опустился он почти бесшумно, но от его прыжка корзина сильно дёрнулась. Чучело закачалось, заскрежетало, завращало своими жёлтыми глазищами. Скрежет тут же подхватило эхо.
  - Это эхо нас выдаст! - закричал мальчик.
  - Поэтому надо как можно быстрее спуститься на пол, - ответил Страшила.
  Андрей снова залез на чучело, встал ему на плечи и подрубил мечом сеть в нескольких местах. Две верёвки свесились, а одна почти достала до пола. Проверив, прочно ли она держится, мальчик съехал по ней вниз. За ним спустилась Мэри. Последними покинули корзину Страшила и Железный Дровосек. Страшила висел на спине своего друга, обхватив его за шею, а тот спускался медленно и то и дело останавливался, боясь, как бы верёвка не лопнула под его тяжестью.
  Когда он спускался, корзина дёргалась отчаянно, и чучело в содружестве с эхом устроили такой гам, что хоть уши затыкай.
  Чучело стихло, но эхо всё никак не могло успокоиться. Его голос носился не только в зале, но и в смежных коридорах. Андрею подумалось, что если гора состоит из множества сообщающихся между собой пещер, то сейчас все они наполнились этим несносным эхом.
  
  
  Серый Колдун
  
  Путники двинулись по пещерному залу, стараясь ставить ноги осторожно, чтобы лишний раз не растревожить эхо. Но оно не только не затихало, а звучало всё громче.
  - Какое-то странное эхо, - сказал Андрей.
  Он говорил в полный голос, но едва слышал себя.
  - А может, такое эхо Колдун устроил нарочно, чтобы оно предупреждало его об опасности? - почти прокричала Мэри.
  - Колдун и без эха знает о нашем прибытии, - прокричал в ответ мальчик. - Он узнал о нас, ещё когда Фэйрекс пересёк границу его страны!
  - Наверное, он сейчас появится, - прокричал Железный Дровосек, силясь перекрыть эхо.
  Лев всё время смотрел направо.
  - По-моему, там кто-то есть. Вон, снова показался! - Лев произнёс это громко, но из-за страшного гула, стоявшего в пещере, никто ничего не расслышал.
  Андрей прошёл немного вперёд и тоже заметил какое-то существо, которое высунуло голову из дыры в стене и тут же снова убралось в неё.
  Мальчик вынул меч и остановился в ожидании. Снова показалась остроносая голова с глазами-бусинами. Голова была похожа на крысиную.
  Странная тварь стала выбираться из дыры. По мере того, как она выбиралась, Андрей всё больше убеждался в том, что это не крыса. У неё только голова была крысиной. Длинное тело было похоже на ящеричье, и покрыто мелкими пластинками, представлявшими собой что-то вроде панциря. Там, где панцирь кончался, тянулся длинный хвост. Андрею показалось, что где-то он видел такое же существо, но где - он не мог вспомнить.
  Тварь вылезла вся и спрыгнула на пол. Посмотрела на путников, широко раскрыла зубастую пасть. Вероятно, она зарычала, но в гуле и визге, которое устроило сумасшедшее эхо, ничего нельзя было расслышать.
  Глаза крысоящерицы сверкнули красным огнём, из пасти вырвался длинный раздвоенный язык и метнулся к мальчику. Андрей отскочил назад, и язык стремительно убрался обратно в пасть.
  К Андрею подбежал Лев и что-то сказал, показывая лапой на тварь. Андрей замотал головой и поднёс руку к уху: дескать, не слышу! Тогда Лев прыгнул на тварь, но раздвоенный язык высунулся снова и впился в львиную морду. Лев, стараясь отцепить его, покатился по полу. Страшный язык причинял ему боль, он ревел и молотил лапами по твари. Андрей подбежал к крысоящерице и принялся бить её мечом. От панциря лезвие отскакивало, зато удар по носу заставил тварь отпрянуть и отпустить Льва. Язык втянулся обратно в пасть.
  Крысоящерица каталась по полу, извиваясь. Видимо, удар Андрея ей очень не понравился. Наконец она встала на лапы, кинулась на мальчика, своим длинным хвостом захлестнула его ноги и резко дёрнула. Не ожидавший этого Андрей упал, выпустив из рук меч. Но тут возле твари оказался Железный Дровосек. Сначала топор обрушился на панцирь. Бесполезно: топор отскочил. Следующий удар пришёлся по голове. Тварь задрожала и раскрыла пасть, видимо закричав. Она отпустила Андрея и кинулась на нового врага. Она налетела на Дровосека со всего размаху, как таран, и тот не устоял на ногах.
  На тварь снова набросился Лев. Он старался схватить её за голову, но тварь уворачивалась. В один из моментов схватки она впилась зубами в его лапу. Андрею показалось, что сейчас она перегрызёт её, но Льву удалось стряхнуть с себя зубастое чудовище. Оно отскочило, но львиная лапа была вся в крови. Лев шатался из стороны в сторону, кривясь от сильной боли.
  Крысоящерица вновь оказалась перед Дровосеком. Он протянул руку, чтобы схватить её, но в этот момент она плюнула в него какой-то белесоватой слизью. Слизь залила голову Дровосека, его шею и плечо. Железный человек начал протирать глаза, но его руки тут же приклеились к лицу! Он не мог их оторвать!
  Лев и Дровосек были выведены из строя. Андрей, тяжело дыша, подобрал меч, встал на ноги и направился к чудовищу. Меч он держал обеими руками. Тварь надо зарубить одним ударом. Причём бить надо по голове. Панцирь не перешибёшь, а вот на удары по голове тварь реагирует болезненно.
  Чудовищная крыса вдруг проявила неожиданное проворство. Она стремительно обежала вокруг Андрея. Он поворачивался, чтобы держаться к ней лицом. Внезапно она ринулась на него, как совсем недавно на Дровосека, и, не успел он замахнуться, как она бросилась ему под ноги и опрокинула на пол. Выскочивший язык оплёл его руку. Мальчик закричал от резкой боли, но его крик из-за диких воплей эха никто, конечно, не услышал.
  В схватку включились Мэри со Страшилой. Мэри схватила тварь за хвост и попыталась оттащить её от мальчика, а Страшила накинул на голову твари свою широкополую шляпу и сам навалился на неё. Тварь вынуждена была отпустить Андрея и обратиться к Страшиле. Мальчик стонал сквозь зубы. Рука горела огнём. В тех местах, где её коснулся крысиный язык, алели кровавые рубцы.
  Крысоящерица легко отшвырнула от себя соломенного мудреца и уже хотела было взяться за Мэри, как её внимание привлёк ещё один враг, показавшийся ей опаснее всех остальных. Этот враг сидел в корзине, висевшей под потолком. Корзина тряслась, враг дёргался, размахивал руками, страшно пучил глаза и скалил клыкастый рот. Тварь вцепилась когтями и зубами в свисавшую сеть и стала подбираться к пучеглазому противнику. Взобравшись на борт корзины, она плюнула своей липкой слюной прямо в лицо врагу, но поскольку враг продолжал огрызаться, выпустила ещё и свой раздвоенный язык.
  Андрей поднялся на ноги и, превозмогая боль, взял меч. Тварь сидела на борту корзины к нему спиной, свесив свой длинный хвост.
  Внезапно он вспомнил, где он её видел. Он видел её во сне, когда пережидал ливень в пещере! Ему снилось, что на стене перед ним ползают три крысы - две поменьше, и одна большая и длинная, в панцире. Крысы были нарисованными, но они двигались, и Андрей бил по ним мечом, как по живым, целя в хвост. В своём сне он отрубил хвосты сначала крысам поменьше, а потом третьей, с панцирем. Он отрубал хвосты, и крысы исчезали!
  "Надо отрубить хвост!" - мелькнула мысль. Он вскарабкался по сети и, держась за неё одной рукой, размахнулся и ударил мечом по хвосту крысоящерицы. И тут же, не удержав равновесия, свалился на пол. Меч он выпустил из рук, и тот упал рядом. Упал и обрубок хвоста, и сразу заизвивался, как червяк. Почти сразу за обрубком на пол свалилась сама крысоящерица.
  Эхо смолкло. Наступившая тишина оглушила мальчика. Лишь когда он услышал слабое повизгивание Льва, который лизал раненую лапу, он понял, что эхо пропало,
  И ещё Андрей почувствовал, что прошла боль. На руке не было и следа от рубцов. Он снова мог свободно держать меч!
  Он тут же подобрал его, собираясь ещё раз ударить по твари, но та уже почти вся исчезла. Виднелась только голова, но скоро и она растворилась в воздухе. От Колдуна остался лишь обрубок хвоста.
  - Это был Серый Колдун, - прохрипел Страшила, вставая на ноги. - Когда ты отрубил ему хвост, он стал растворяться в воздухе и исчез.
  - Да, наверняка это был он, - согласился Андрей.
  - А мне всё ещё не верится, - сказал Железный Дровосек, тоже поднимаясь с пола и подбирая свой топор.
  - Ты сам посмотри, - ответил Страшила. - У тебя на голове больше нет липкой слюны. Она исчезла, как только исчез Колдун.
  - И мои раны зажили! - воскликнул Лев. - На лапе даже царапин не осталось!
  - Значит, это точно был Серый Колдун, и он умер, потому что всё, что он наколдовал, расколдовалось и обрело прежний вид, - изрёк Страшила. - Так всегда бывает после смерти колдунов.
  Андрей подошёл к обрубку хвоста, чтобы разрубить его мечом, но обрубок уже исчез.
  - Андрей, ты убил Серого Колдуна, - радостно говорил Лев. - Ты убил его. Он исчез, растворился в воздухе.
  - Как Грегрум и Танугр, - вторил ему Страшила. - Они тоже исчезли, когда ты отрубил им хвост!
  - Но почему эхо пропало? - озадачилась Мэри. - Только что было совершенно невозможное эхо, и вдруг стало тихо.
  - Ясно, почему, - сказал Страшила. - Потому что умер Колдун!
  И он закричал:
  - Эй, гей-гей-го!
  Все прислушались. Ни одного, даже самого слабого отзвука, не прозвучало под сводами пещерного зала.
  - Посмотрите вокруг, - сказала девочка, оглядываясь. - Вам не кажется, что здесь что-то происходит?
  - Стены пещеры странно меняются, - промолвил Страшила.
  - На небе появились звёзды! - воскликнул Железный Дровосек и показал на отверстие в потолке, откуда свешивалась корзина. - Совсем недавно их не было!
  Действительно, в отверстии виднелась не серая мгла, а ясное ночное небо, усыпанное звёздами.
  
  
  Фея Элиастра
  
  Пещера чудесно преобразилась. Грубые каменные стены разгладились, и оказалось, что это не пещера, а прекрасный мраморный зал. Здесь были высокие полупрозрачные двери, на стенах висели светильники в форме тюльпанов, пол был выложен множеством разноцветных плит, а на самом верху красовалось большое круглое окно. Его створки, как лепестки цветка, были распахнуты, и с него свешивалась корзина с чучелом.
  Неожиданно корзина вместе с верёвками шлёпнулась на пол. В окне показалась большая орлиная голова.
  - Вы здесь? - спросил Фэйрекс. - Все целы?
  - Все, - отозвался Андрей. - А у тебя как дела? Ты можешь летать?
  - Могу. Оцепенение меня отпустило!
  - Это потому, что Колдун погиб! - крикнул Лев.
  - У нас тут всё поменялось, - заговорила Мэри. - Прямо удивительно! Пещера превратилась в красивый зал!
  - Я тоже в сильном удивлении, - сказал Орёл. - Серая мгла рассеялась, стали видны горы и небо, и снег повсюду пропал, он остался только на вершинах гор. А главное - гора, в которую вы провалились, стала дворцом!
  - Гора превратилась во дворец? - переспросил Страшила. - Вся гора?
  - Да, вся гора стала дворцом, - подтвердил Орёл, - и вы внутри него!
  Друзья переглянулись.
  - Мы, получается, во дворце Серого Колдуна, - пробормотал Страшила. - Но дворец только что был горой, занесённой снегом, а вместо зала была пещера...
  - Файрекс, что ещё тебе видно? - крикнул Андрей.
  - Здесь целая страна! - ответил Орёл. - Она вокруг дворца, занимает всю долину! Вижу дома, реки, поля...
  Створчатые двери раскрылись, и в зал хлынул золотистый свет из огромного соседнего помещения. Орёл умолк. В зал вошла очень красивая золотокудрая женщина, ростом немного выше Андрея. На ней было оранжевое платье с блёстками, в руке она держала золотой скипетр, усыпанный драгоценными камнями. За ней шествовали в два ряда молодые мужчины и женщины в нарядах ярко-оранжевого цвета.
  Женщина остановилась и дружески кивнула путешественникам, а мужчины и женщины низко им поклонились.
  - Я знала, что этот час настанет, - сказала она. - Серый Колдун рано или поздно должен был погибнуть, а его колдовство - рассеяться.
  Вперёд выступила Мэри.
  - Вы, должно быть, фея Элиастра, правительница Оранжевой страны? - спросила она.
  - Это так, - кивнула женщина.
  - Мне рассказывала о вас моя мама, фея Стелла, - прибавила девочка, и представилась: - Я - Мэри, королева Изумрудного города. А это мои друзья.
  Она представила каждого из своих спутников. Те выходили вперёд и кланялись Элиастре.
  - Стелла была здесь не раз, - сказала Элиастра, - а я бывала у неё в Розовом дворце. Бывала я и в Изумрудном городе у Гудвина, и в Жёлтой стране у Виллины, а вот простые жители Волшебной страны обо мне и моей стране почти ничего не знают. И в это не удивительно: мы находимся в самой глубине Кругосветных Гор, слишком далеко от Изумрудного города и центральных стран. Чтобы добраться до нас, надо пройти опасными горными перевалами, пересечь реки и водопады, преодолеть бездонные пропасти. Только Гигантские Орлы залетают сюда, и то редко.
  - Мы сейчас сражались с большой крысой в панцире, - вступил в разговор Андрей. - Я отрубил ей хвост, и она исчезла. Как вы думаете, это был Серый Колдун?
  - Да, вы сражались с ним, - ответила фея.
  - Я так и думал! - обрадованно закричал мальчик и обернулся к друзьям. - Это был Серый Колдун, мы его убили!
  - Хвост - его уязвимое место, - сказала волшебница. - Он его никому не показывал. Перед чужаками он никогда не представал в своём истинном облике, а всегда в каком-нибудь другом. Чаще всего в облике великана, дракона или ещё какого-нибудь чудовища, и при этом его хвост был надёжно спрятан.
  - А мне до сих пор не верится, что это был Серый Колдун, - пробормотал Смелый Лев. - Слишком уж он мелкий, невзрачный. Наш друг, волшебник Бэклин, дрался с великаном, похожим на страшную обезьяну, и я думал, что Серый Колдун - это огромная обезьяна. А здесь мы дрались с какой-то крысой.
  - Крыса - это истинный облик Серого Колдуна, - сказала Элиастра.
  - Конечно, он и должен быть крысой, - подтвердил Андрей. - Танугр, Грегрум и Кракер были на самом деле крысами, значит, и он крыса.
  - Но в таком случае возникает вопрос, - торопливо заговорил Страшила, боясь, что его перебьют. - Почему Серый Колдун предстал перед нами в облике совсем небольшой крысы, а не в облике громадного великана или дракона? Тогда ему было бы гораздо проще расправиться с нами!
  Элиастра улыбнулась.
  - Потому что вы проникли сюда, в его логово. Здесь когда-то был мой дворец, но Колдун превратил его в гору, а прекрасные залы - в пещеры, а гору замёл снегом, как и всю мою страну. Он хотел и меня уничтожить, но на мне лежит неустранимое заклинание вечной жизни. Такое же заклинание лежит на Стелле и Виллине, а также и на тебе, юная королева, - она посмотрела на Мэри. - Нас нельзя уничтожить. И Серый Колдун меня не уничтожил. Он добился лишь того, что я исчезла. Но я не исчезла совсем. Незаметно для него я стала звуком, точнее - эхом, и осталась в пещерах. Когда вы прибыли сюда, я использовала свой голос, чтобы Колдун не мог произносить заклинаний. Я мешала ему колдовать. Если заклинаний не слышит сам произносящий, то они теряют силу. А вот если бы вы приняли бой за пределами горы, то я ничем не смогла бы вам помочь. Он пустил бы в ход колдовство, превратился бы в чудовищного исполина и легко расправился с вами. Но здесь он был бессилен. Ему пришлось принять бой с вами, оставаясь в облике крысы.
  - А мы ещё удивлялись: откуда здесь такое громкое эхо, - пробормотал Страшила.
  - Кроме громкого звука, я, насколько это было в моих силах, создала свет. Он был очень слабым, но вы, по крайней мере, сражались не в темноте.
  - Я сразу понял, что эта пещера необычная! - воскликнул Железный Дровосек.
  - А что же Фэйрекс? - спросил мальчик. - Он не мог двигать крыльями и упал вместе с нами.
  - Со смертью Колдуна оцепенение отпустило его, и он улетел охотиться, - ответила фея. - Завтра вы снова встретитесь с ним.
  - Значит, теперь, когда Колдун мёртв, всё расколдовалось и стало как было? - спросил Железный Дровосек.
  - Конечно, - подтвердила Элиастра, - расколдовалась я сама, расколдовался Оранжевый дворец и вся Оранжевая страна. Произошло это благодаря вам, храбрые чужестранцы... Скажи, благородный меченосец, - она посмотрела на Андрея, - как ты догадался, что для победы над Колдуном надо отрубить ему хвост?
  - Понимаете, я вспомнил сон, - заговорил мальчик, оживившись. - Он приснился мне ночью, перед боем с Танугром. Тогда была сильная гроза, и я заночевал в пещере, в той скале, в которую упирается Жёлтая дорога. Мне приснились три крысы. Две поменьше и одна большая. Во сне я всем троим отрубил хвосты, и они умерли. Большая крыса - точь-в-точь Серый Колдун, но тогда я не знал, что это Серый Колдун, потому что ни разу не видел его, и только сейчас узнал, когда увидел.
  - Ты получил пророчество Оракула Красной скалы, - сказала Элиастра. - Это само по себе удивительно, ведь Оракул уже много лет не даёт пророчеств. Значит, для тебя он сделал исключение. Наверное, твой поход слишком важен для него, как и для всей Волшебной страны.
  - А скажите, уважаемая госпожа фея, - снова вступил в разговор Страшила, - как Серому Колдуну удалось покорить вашу страну, и где он брал волшебный виноград для Грегрума, Танугра и Кракера?
  - Серый Колдун явился сюда много лет назад, приняв человеческий облик, - ответила хозяйка Оранжевого дворца. - Имени его никто не знал. Он был волшебником, но очень слабым. Единственное, что он хорошо умел делать - это менять свой облик. Даже я, увидев его, не смогла под личиной человека распознать крысу. Он прибыл в Оранжевую страну, чтобы украсть у меня волшебный виноград. Доступа к винограду не имел никто, кроме меня. Он обманом проник в оранжерею и съел сразу половину всего урожая винограда. Волшебная сила, которой он наполнился, была так велика, что я не могла с ним бороться. Он превратил дворец в гору, а страну покрыл снегом и серой мглой...
  - Он не только вашу страну захватил, - сказал Андрей, - он послал своих слуг захватить Голубую и Фиолетовую страны и Изумрудный город. И потом постоянно посылал им волшебный виноград, чтобы они не утратили волшебную силу.
  - Я знала об этом, - кивнула волшебница, - хоть и была всего лишь эхом. А ещё я знала, что Виллина со Стеллой обязательно найдут средство против него и трёх его слуг.
  - И они его нашли! - воскликнул Железный Дровосек. - Виллина прочитала в своей волшебной книге, что Серого Колдуна одолеет мальчик из Внешнего Мира!
  - Вот он, этот мальчик, - Страшила взял Андрея за руку. - Стоило ему только появиться в Изумрудном городе, как Грегрум сбежал, а город расколдовался!
  - А когда Андрей пришёл в страну Мигунов, злой волшебник Кракер превратился в камень и был разбит на мелкие куски, - прибавил Железный Дровосек.
  - Андрей добрался до самого Танугра, - подхватил Лев. - Сначала мы все вместе шли к нему, но по дороге Танугр убирал нас одного за другим, и Андрей остался один. Но он и один не побоялся прийти к колдуну и сразиться с ним!
  - Да, да, - закивал Страшила, - Андрей сразился с ним, и Танугр исчез, испарился в воздухе, как только что Серый Колдун!
  Андрей смущённо качал головой. Он всегда смущался, когда его хвалили.
  - Ну, один, без друзей, я бы ничего не сделал, честное слово, - пробормотал он.
  По правде сказать, ему очень хотелось спросить Элиастру, каково это - быть эхом? Что человек при этом чувствует? Но он понимал, что сейчас не время для таких вопросов.
  - Значит, Колдун погиб окончательно? - спросил Лев. - Совсем окончательно? А то мне что-то не верится.
  - Да, он погиб окончательно, - подтвердила фея. - Волшебный виноград даёт огромную силу, но не даёт вечной жизни. Её даёт особое волшебство, которое налагается особым заклинанием. Поэтому я, несмотря на все усилия Колдуна, осталась жить, хотя и в виде эха, а вот он погиб безвозвратно.
  - Значит, я вернусь в Москву, - заулыбался Андрей. - Виллина отправит меня туда, правда? Я ведь всё выполнил!
  - Конечно, отправит.
  - Надо ей поскорей сообщить, что Серый Колдун погиб.
  - Она уже знает об этом, и скоро прибудет в Изумрудный город.
  - Тогда и мне надо туда.
  - Об этом мы поговорим завтра, а сейчас вам надо отдохнуть. Я уже приказала приготовить вам комнаты.
  Вслед за Элиастрой друзья зашагали по роскошно убранным галереям и залам. За ними чинно, по-прежнему в два ряда, следовали придворные.
  Путники были ошеломлены внезапным преображением мрачных пещер в просторные, полные света галереи и анфилады залов. В отделке помещений преобладал оранжевый цвет. Его много было на гобеленах и картинах, и почти все кресла и диваны были обиты оранжевым бархатом. В некоторых залах всё было сделано из янтаря; в других залах - из опалов и алмазов с золотистым отливом, в третьих - из яшмы и оникса. Драгоценные камни сияли и переливались при свете ламп, в которых ровным светом горел волшебный огонь.
  В круглом зале с колоннами, в центре которого журчал фонтан, волшебница рассталась с гостями, пообещав встретиться с ними утром.
  К Андрею подошли два молодых человека, а к Мэри - две девушки, и проводили их в отведённые им комнаты. Страшиле, Железному Дровосеку и Смелому Льву тоже отвели комнаты, но они не захотели в них ночевать и присоединились к Андрею и Мэри.
  В комнате Андрея единственное большое круглое окно было устроено в потолке. В комнате имелись кровать, стол, кресла и стеклянные шкафы с изделиями из яшмы и янтаря; освещалась комната жёлтым огнём, неподвижно горевшим в хрустальном шаре. Вслед за Андреем сюда вошли Страшила и Дровосек. Лев остался в коридоре.
  - Сударь, - почему-то шёпотом обратился к Андрею слуга, - если вам неудобно спать при свете, то лампу можно погасить. Просто протяните в её сторону руку, и она погаснет.
  В доказательство своих слов слуга протянул руку, и лампа, действительно, погасла. Комната погрузилась в полумрак. Теперь её освещал струившийся сверху синеватый звёздный свет.
  Андрей тоже протянул к лампе руку, и лампа зажглась.
  - Как интересно, - сказал мальчик и движением руки снова погасил лампу. И снова зажёг. - Она включается силой мысли, я правильно понимаю?
  - Это волшебство, сударь, - прошептал слуга.
  - А почему вы всё время шепчете?
  - Потому что я Шептун, - с поклоном ответил слуга. - Вы в стране Шептунов. Здесь все, кроме нашей правительницы, говорят шёпотом.
  Он бесшумно попятился и вышел из комнаты.
  Страшила и Железный Дровосек тоже несколько раз зажгли и погасили лампу, не притрагиваясь к ней. Видно было, что они удивлены не меньше Андрея. Ни в Изумрудном городе, ни у Мигунов ничего подобного не было. В конце концов, они окончательно погасили лампу, но далеко от неё не отошли. Всю ночь они посматривали на неё и иногда тихо переговаривались.
  
  
  Страна Шептунов
  
  Андрей проснулся, когда вся комната была залита утренним светом. Свет шёл из окна в потолке. В нём виднелись редкие облака, розовато подсвеченные встающим солнцем.
  Мальчик обменялся приветствиями со Страшилой и Железным Дровосеком, прошёл в соседнюю комнату и умылся в перламутровой раковине, куда из другой раковины, поменьше, стекала струйка холодной воды. Полотенце лежало тут же, на мраморной скамье.
  Умывшись, он вышел в коридор и поглядел по сторонам. Слева коридор заканчивался балконом. Там уже стояли Мэри и Смелый Лев. Андрей, Страшила и Железный Дровосек направились к ним.
  С балкона открывался вид на долину, со всех сторон окружённую величественными горами. Долина была расчерчена на квадраты узкими каналами, через которые пролегало множество мостиков. На каждом квадрате что-нибудь росло: были квадраты, сплошь покрытые пшеницей, или подсолнухами, или огородами, или фруктовыми деревьями. На многих квадратах стояли круглые дома, похожие на ярко-оранжевую половинку апельсина. Оранжевыми были ограды вдоль каналов, перила мостов, мельницы, одежда жителей и даже дорожки.
  - Я слышала об Оранжевой стране, - сказала Мэри, - но никогда в ней не была. Она ведь очень далеко от Изумрудного города.
  - Где-то здесь поблизости должна пролегать Звёздная Бездна, - сказал Страшила.
  - Это страна Шептунов, - задумчиво проговорил Железный Дровосек. - Надо же, я знаю про Мигунов, Жевунов, Молчунов, Болтунов, Прыгунов, но никогда не слышал, что есть ещё и Шептуны!
  - А интересные у них дома, - заметил Андрей. - Как будто повсюду рассыпаны апельсины.
  - Мне кажется, именно такие дома больше всего подходят Шептунам, - сказал Дровосек. - Купольные крыши усиливают звук, поэтому в домах можно говорить тихо, а как будто говоришь в полный голос.
  - Это называется "акустика", - объяснил Андрей. - В домах с купольными потолками акустика всегда хорошая.
  - В Оранжевом дворце почти все помещения с купольными потолками, - сказала Мэри.
  - Это специально для акустики, - ответил мальчик.
  Помимо оранжевых домов, друзей заинтересовал фасад Оранжевого дворца. По форме дворец представлял собой четырёхгранную ступенчатую пирамиду. На её ступенях находились не только балконы, но и открытые галереи, арки, сады и даже водоёмы с фонтанами. Балкон, на котором стояли путешественники, располагался в самой середине одной из граней.
  - Дворец очень красивый, - промолвила Мэри. - Я была во многих дворцах, но этот намного больше и прекраснее их всех.
  - Мой Фиолетовый дворец по сравнению с ним - лачуга, - признался Железный Дровосек.
  - Подумать только, - сказал Лев, - когда вчера мы летели в корзине, тут ничего не было, кроме снега и серой мглы. А теперь, когда Колдун погиб, всё так переменилось, прямо удивительно!
  - А здорово у вас тут устроено, - заметил мальчик. - Когда умирает волшебник, всё, что он наколдовал, исчезает, а то, что было до его колдовства, возвращается!
  - Таков закон колдовства, - глубокомысленно произнёс Страшила. - Со смертью волшебника уходит всё наколдованное им, и окружающий мир обретает прежний вид.
  - Наверное, поэтому добрые волшебники у нас живут вечно, - сказала Мэри. - Легенда гласит, что великий Гуррикап после долгой жизни и множества славных дел устал настолько, что решил умереть, но испугавшись, что всё созданное его волшебством исчезнет, в последний момент передумал умирать и погрузил себя в тысячелетний сон.
  Друзья замолчали, глядя, как разгораются оранжевые дома в лучах встающего солнца.
  - Мне Виллина сказала, - нарушил тишину Андрей, - что я должен освободить от колдунов три страны и один город. Я сейчас подумал, так оно и получается. Освободился Изумрудный город и три страны: Голубая, Фиолетовая и Оранжевая. Значит, теперь Виллина уж точно вернёт меня домой!
  - Мы будем по тебе скучать, - грустно сказал Страшила.
  - Так всегда было, - согласился с ним Железный Дровосек, вздыхая. - Самые лучшие люди из Внешнего Мира возвращались домой. Как будто тут им было плохо.
  - Вы уже заранее со мной прощаетесь, а на самом деле ещё ничего не известно, - сказал Андрей.
  - А правда, может, ты останешься? - спросил Страшила. - Будешь жить с нами в Изумрудном дворце.
  - А хочешь - живи в Фиолетовом дворце, - подхватил Железный Дровосек. - Я тебе его подарю, я всё равно в нём почти не бываю. Увидишь, каким он скоро станет красивым!
  Мэри обратила на Андрея свои огромные глаза.
  - Мы бы с тобой путешествовали по Волшебной стране. В ней ещё столько удивительных мест!
  - Не могу, - сказал мальчик, навалившись руками на парапет и опустив голову. - Меня дома ждут, я и сам скучаю по дому очень. Но вы не огорчайтесь, я ещё вернусь. Попрошу Виллину, чтобы она снова перенесла меня сюда.
  - Когда будешь возвращаться к нам, захвати из Внешнего Мира какую-нибудь книгу с арифметическими задачами, - попросил Страшила.
  - Притащу тебе целую сумку моих старых учебников, - пообещал Андрей.
  - Посмотрите, что там такое! - воскликнул Лев.
  - Где?
  - Вон там, слева! Как будто человек идёт на очень длинных ходулях!
  - Да, действительно, на длинных ходулях, - сказал Дровосек.
  - Кажется, их двое идёт на ходулях! - подхватила Мэри.
  - Идут со стороны Гор, - определил Андрей.
  Слева Кругосветные Горы были отделены от Оранжевой страны рекой. Друзья увидели, как первый ходок с лёгкостью перешагнул через неё и оказался в Оранжевой стране. И тут произошло неожиданное: его ходули стали стремительно укорачиваться и совсем исчезли. Дальше он пошёл на своих собственных ногах. Вслед за ним реку перешагнул его приятель, и тоже лишился своих ходулей. Он догнал первого и они зашагали вдвоём по оранжевой дорожке. Вскоре они смешались с другими жителями.
  Андрей и его друзья не знали, что и подумать. Ходули исчезли сами собой! Железный Дровосек предположил, что здесь кроется какой-то сложный механический фокус, а Страшила уверял, что эти двое - волшебники.
  В разгар споров к друзьям подошли две горничные в белых передниках и клетчатых оранжевых платьях, и сообщили шёпотом, что госпожа Элиастра ждёт их в столовой. Стол уже накрыт к завтраку.
  Горничные проводили их в большой зал с овальными окнами и множеством лепных украшений на стенах. Элиастра сидела во главе стола. Кресла вблизи неё были свободны, остальные занимали придворные, одетые очень нарядно.
  - Прошу вас, садитесь, - сказала Элиастра, показывая на свободные кресла.
  Среди сидящих за столом друзья, к своему великому удивлению, увидели Бэклина.
  - Бэклин, дружище, - воскликнул Железный Дровосек, - что с тобой приключилось? Как ты тут оказался?
  - Вы не представляете, друзья мои, как рад я видеть вас всех в добром здравии, целыми и невредимыми, - заговорил Бэклин, когда все расселись. - Признаюсь, я надеялся победить Серого Колдуна силой моего волшебства, которое возросло во много раз после того, как я съел виноград из сундука Танугра. Но, увы, у Серого Колдуна силы было не меньше! В первый день мы дрались на равных, а потом я всё больше и больше слабел. В конце концов, мне пришлось спрятаться в шкатулку с Жёлтой Розой, иначе бы Колдун меня уничтожил...
  - Колдуна больше нет, - сказал Смелый Лев.
  - Да, я знаю, - кивнул Бэклин. - Вы сражались с ним, и Андрей отсёк у него хвост. Госпожа Элиастра сообщила мне, что хвост был его самым слабым местом. Жаль, что я не знал этого раньше, когда бился с ним. Впрочем, никакого хвоста у него и не было, он выглядел как закованный в доспехи исполинский воин с лицом страшной обезьяны.
  - А перед нами он предстал в облике крысы, у которой тело было длинное, как у ящерицы, - сказал Страшила.
  - И ещё он был закован в непробиваемый панцирь, - уточнил Лев.
  - Это был настоящий облик Серого Колдуна, - сказала Элиастра.
  Бэклин обернулся к Андрею:
  - Я слышал, ты уже в начале боя догадался, что перед тобой не крыса, а Колдун.
  - Да, я как увидел, что у крысы глаза горят красным огнём, и сразу подумал: уж не Колдун ли это?
  Лев оторвался от куска сырого мяса и сказал:
  - Андрей колдунов и волшебников чует за километр, ведь он сам волшебник.
  - Нет, - мальчик замотал головой, но его не слушали.
  - Волшебник, конечно, волшебник, - зашептались Шептуны, - Андрей - великий Волшебник, он избавил нас и нашу правительницу от Серого Колдуна и его чар!
  Купольный потолок усиливал звуки, и поэтому казалось, что Шептуны не шепчут, а говорят в полный голос.
  - Ну вот, снова-здорово, - пробормотал мальчик. - Опять - великий волшебник...
  - Ты великий волшебник, наш спаситель и герой, - говорили Шептуны. - Не покидай нас, оставайся с нами, а наша добрая правительница назначит тебя своим главным министром.
  - Я бы с радостью остался, но меня дома ждут, - ответил Андрей и обернулся к Элиастре: - Вы не знаете, как мне побыстрее оказаться в Изумрудном городе?
  - Тебя и твоих друзей перенесёт туда Фэйрекс, - ответила волшебница. - Он вернётся с охоты после полудня. К тому времени будет готова новая корзина.
  - Отлично, отлично, - мальчик заулыбался. - Я скоро буду дома!
  Слуги бесшумно приносили новые кушанья и убирали со стола использованную посуду. Бэклин и Элиастра, как и подобает волшебникам, почти ничего не ели. Страшила с Железным Дровосеком то и дело перешёптывались.
  Выбрав момент, Страшила почтительно осведомился у Элиастры:
  - Уважаемая госпожа фея, сегодня мы с балкона наблюдали странную картину. Мы видели людей, которые передвигались на длинных ходулях. Таких длинных, что они перешагнули через реку! А потом ходули куда-то пропали. И вот мы с моим другом Железным Дровосеком не можем понять: это была хитрая механика, или волшебство?
  - Волшебство, - ответила Элиастра. - И это были не ходули, а ноги, которые по волшебству вытянулись так, что можно было перешагнуть через реку.
  - В вашей стране живут волшебники? - удивился Железный Дровосек.
  - Нет, это обычные люди, мои подданные, и колдовать они не умеют. Ноги у них удлиняются после того, как они съедят по одной волшебной вишне с дерева, которое растёт в моей оранжерее. А чтобы ноги стали прежними, нужно съесть ещё одну такую же вишню.
  - Я думаю, длинные ноги им нужны, чтобы пугать врагов, которые нападут на их страну, - сказал Смелый Лев.
  - На нашу страну ещё никто никогда не нападал, - с улыбкой отвечала Элиастра. - Она находится в самой глубине Кругосветных Гор, и дорог отсюда в центральные районы Волшебной страны нет. А если нападёт колдун, то тут и длинные ноги не спасут. Нашим жителям нужны длинные ноги, чтобы передвигаться по горной местности, где обычными ногами пройти зачастую невозможно. Волшебными вишнями пользуются наши охотники и пастухи.
  - Жаль, что на меня такая вишня не подействует, а то я бы с удовольствием удлинил себе ноги и погулял по горам! - воскликнул Андрей.
  Элиастра рассмеялась.
  - Вряд ли такая прогулка доставит тебе удовольствие. Чтобы передвигаться на длинных ногах в местах, где всюду пропасти, обрывы, реки и водопады, нужен большой опыт, а главное - хорошее знание местности. Надо точно знать, куда ставить ногу. Поставишь не туда - и нога соскользнёт в ущелье.
  - В вашей оранжерее, наверное, и виноград растёт, который даёт волшебную силу? - поинтересовался Бэклин.
  - Да, он растёт в оранжерее, в отдельной комнате, - ответила фея. - Серый Колдун хитростью проник в неё, и это привело к самым печальным последствиям. Страна превратилась в снежную пустыню, дворец стал горой, а его залы - пещерами, в которых не было ничего, кроме эха... И только комнату, в которой рос волшебный виноград, Колдун не тронул. Чудесное растение продолжало плодоносить, но пользовался его плодами только Серый Колдун...
  Какое-то время все молчали. Наконец Страшила, которому не терпелось продолжить разговор, деликатно кашлянул.
  - А какие ещё чудесные фрукты растут в вашей оранжерее? - спросил он.
  - Можно прямо сейчас пойти туда и посмотреть, - ответила волшебница.
  Бэклин первым вскочил с кресла.
  - С удовольствием! Обожаю чудеса!
  
  
  Сад волшебных растений
  
  Вслед за Элиастрой друзья двинулись по дворцовым коридорам. У дверей оранжереи стояли два Шептуна в оранжевых ливреях. Они распахнули дверные створки, и все вошли в большой зал с огромными окнами и прозрачным потолком. Зал был полон самых разнообразных растений. Некоторые из них цвели, но большинство было усыпано плодами.
  - Волшебный виноград, как я сказала, созревает у нас в особой комнате без дверей и окон, - сказала Элиастра, показывая на прозрачную постройку в центре зала. - Это чтобы ни у кого не было соблазна отведать его ягод и стать колдуном.
  Постройка походила на огромный бриллиант, сверкавший на солнце. Бэклин подошёл к нему и провёл рукой по его поверхности.
  - Волшебный виноград... - прошептал он, всматриваясь в чудесные лозы. - О, волшебный виноград... Сколько его здесь...
  - Он зреет постоянно, - сказала волшебница. - Как только сорвёшь гроздь, через две недели на её месте вырастает новая.
  - Сколько силы даёт всё это богатство, прямо дух захватывает, - вздыхал Бэклин.
  - Съедать за один раз весь виноград, что находится здесь, бессмысленно, - пояснила Элиастра. - Виноград наполняет человека волшебной силой только до определённого уровня. Достигнув его, можно есть виноград и дальше, но сильнее уже не станешь.
  - Каков этот уровень? - заинтересовался Бэклин. - Высок ли он? Достигает ли он, скажем, уровня Гуррикапа?
  - Пожалуй, таким могущественным, как Гуррикап, виноград не сделает. И всё равно, сила, которую он может дать, выше силы Виллины и Стеллы.
  - И никто не может попасть в эту комнату?
  - Сквозь её стену могу пройти только я, - ответила Элиастра.
  - Как вам известно, я тоже волшебник, - сказал Бэклин, отвесив ей поклон. - Не позволите ли мне испытать себя? Я попробую войти в эту комнату. Я, конечно, сразу выйду, не сорвав ни одной виноградины.
  Волшебница засмеялась.
  - Отчего же, пожалуйста. Если тебе удастся войти туда, то в качестве приза можешь съесть сто ягод.
  - Сто ягод! - повторил поражённый Бэклин.
  - Даже двести, - повысила награду Элиастра.
  Не говоря ни слова, Бэклин бросился на прозрачную стену. Стукнувшись об неё лбом, он замер, словно прилип к ней, а потом мелко задрожал. Из его пальцев и волос с сухим треском посыпались искры.
  Только через минуту он оторвался от стены. Он упал бы, если бы его не подхватил Железный Дровосек.
  - Как ты себя чувствуешь, приятель? - участливо спросил Дровосек.
  - Превосходно, лучше всех, - прохрипел Бэклин, высвобождаясь из его объятий.
  Он шатался, дрожал и рукой вытирал вспотевший лоб.
  - Давно мне не приходилось так напрягаться, - бормотал он.
  - За твои старания, любезный Бэклин, я выдам тебе полдюжины волшебных виноградин, - пообещала Элиастра. - Только попозже, когда мы будем прощаться.
  - Вы очень добры, госпожа, - Бэклин, всё ещё не вполне пришедший в себя, снова поклонился.
  Андрей подошёл к дереву, усыпанному круглыми багрово-красными ягодами.
  - Это та самая вишня, которая удлиняет ноги? - спросил он.
  - Угадал, - ответила Элиастра. - Я раздаю эти ягоды моим Шептунам по их просьбе, чтобы они могли ходить по горам. А вот слива, - она показала на соседнее дерево. - Её плоды позволяют удлинять руки. Если хотите протянуть руку от одной горы до другой, то съешьте одну сливу, и руки вытянутся. Как только надобность в длинных руках отпадёт, съешьте ещё одну сливу, и руки снова станут нормальными.
  Элиастра направилась по дорожке между растениями.
  - А вот волшебный абрикос. Его плоды удлиняют шею. Съев один плод, можно, не сходя с места, обозреть всю Оранжевую страну и добрую часть прилегающих Кругосветных Гор. Жёлтые ягоды вот с этого куста могут удлинять нос и усиливать его нюхательные способности. Там, дальше, есть кусты с ягодами для усиления слуха. Ещё дальше растут ягоды для остроты зрения... - Фея и её спутники свернули на соседнюю дорожку. - Вот дерево с плодами для выращивания волос. Съешь пару плодов - и через полминуты весь покроешься густыми волосами. А это - ягоды памяти. Чтобы они подействовали, надо выжать из них сок. Полстакана сока выпиваешь сам, а вторую половину даёшь выпить другому, и вы с ним на трое суток поменяетесь памятью.
  - Как интересно, - сказал Страшила. - А нет ли у вас чего-нибудь для усиления работы мозгов?
  - Есть, - ответила волшебница, - но для твоих мозгов это средство не подойдёт. Да оно тебе и не нужно. У тебя самые лучшие и совершенно особенные мозги, которых больше нет ни у кого в мире.
  Услышав это, Страшила расплылся в улыбке.
  - Недаром их изготовил для меня сам Гудвин, Великий и Ужасный!
  - А я бы хотел съесть какую-нибудь волшебную ягоду, которая сделала бы моё сердце большим, во всю грудь, - мечтательно сказал Железный Дровосек. - Тогда оно смогло бы вобрать в себя весь мир и полюбить его!
  - Увы, тут я тоже ничем не могу помочь. Но, по-моему, ты и с таким сердцем можешь вобрать в себя весь мир, стоит только захотеть.
  - Попробую, - сказал Дровосек, прижимая руки к груди.
  - А мне ничего не надо, - сказал Лев. - Я смел до того сильно, что больше и желать нельзя.
  - Ты прав, - кивнула Элиастра. - Тем более что избыток смелости приводит к безрассудству.
  Она задержалась у зарослей в углу оранжереи. Толстые зелёные стволы с широкими мясистыми листьями высились до самого потолка.
  - А это те самые растения, семена которых занесло в огород к Урфину Джюсу, - сказала она.
  - Знаем, знаем, - подтвердил Андрей. - Урфин Джюс сделал деревянных солдат, оживил их порошком и отправился завоёвывать Изумрудный город. Я читал об этом.
  - Нас освободили от него Элли и одноногий моряк Чарли Блек, - прибавил Страшила.
  - В те времена эти кусты росли не здесь, а в овраге позади дворца, - сказала Элиастра. - Шептуны издавна знали об их удивительном свойстве: будучи измельчёнными и высушенными на солнце, они превращались в порошок, которым можно было оживлять любые предметы. Порошок использовался главным образом как лекарство: им продлевали жизнь тяжелобольных людей. Дошло до того, что им стали воскрешать умерших. К добру это никогда не приводило. Воскрешённые теряли разум и превращались в живых мертвецов. Они не спали и не ели, не узнавали родных, и по ночам бродили возле домов, постепенно сгнивая заживо. Мне всё это очень не нравилось. А потом я узнала, что буря занесла семена чудесных растений в страну Жевунов, где Урфин Джюс открыл способ приготовления из них живительного порошка и начал оживлять свирепых деревянных солдат. Тогда я уничтожила заросли в овраге. Шептуны уговаривали меня не делать этого, но я не прислушалась к их просьбам. Только несколько десятков стеблей я велела переместить в оранжерею. Здесь они под надёжным присмотром и никто их отсюда не унесёт, и семена их никуда не улетят.
  Элиастра и её спутники вышли из дворца.
  В саду волшебницу дожидалась группа Шептунов, одетых в подбитые мехом куртки и высокие сапоги. При появлении правительницы они выстроились в ряд и молча поклонились.
  - Это пастухи, которые сегодня пойдут на горные пастбища, - пояснила она. - Они явились за вишнями, удлиняющими ноги, а двое из них попросили ещё сливы, удлиняющие руки.
  К Элиастре подошли красивые девушки в оранжевых платьях. Каждая держала в руках небольшое блюдо, на котором лежали волшебные вишни или сливы. Пастухи по одному подходили к правительнице, она знаком подзывала девушку, и та протягивала блюдо пастуху. Он с глубоким поклоном брал плоды и отходил в сторону.
  Вскоре все ягоды были розданы. Осталась только девушка с блюдом, накрытым крышкой.
  Получив ягоды, пастухи разошлись. Пятеро из них так торопились, что сразу проглотили по вишне. Андрей и его друзья с изумлением смотрели, как у пастухов удлиняются ноги, а их тела, сохранившие прежние размеры, возносятся чуть ли не к облакам.
  - Ничего себе! - восхищённо сказал Андрей. - Я бы, пожалуй, стёр с руки Жёлтую Розу, лишь бы съесть одну ягодку и получить такие ноги! А чтобы снова стать нормальным, нужно съесть ещё одну ягоду, ведь так?
  - Так-то оно так, - ответил Бэклин, - но ты слышал, что сказала фея? Для управления длинными ногами нужна многолетняя тренировка.
  Длинноногие Шептуны сделали всего с полдюжины шагов и оказались на самой окраине Оранжевой страны. Ещё пара шагов - и они скрылись за горными отрогами.
  Андрей качал головой:
  - Здорово! Нет, это, правда, здорово!
  - А вот и Фэйрекс! - сказала Элиастра.
  Гигантский Орёл описывал круги над дворцовым садом, постепенно снижаясь.
  - Корзина для вас готова, - волшебница своим жезлом показала налево, где среди садовой зелени стояла круглая корзина, сделанная из крепких прутьев.
  Бока корзины были обиты оранжевым бархатом, над корзиной крепилась такая же плетёная круглая крыша, покрытая серебряными и золотыми тканями. Возле корзины стояли два Шептуна в ливреях.
  - Фэйрекс доставит вас в ней в Изумрудный город, - сказала Элиастра. - Но, может быть, вы ещё погостите у меня пару деньков? В моей стране много чего интересного и удивительного.
  - Нет, мне бы хотелось прямо сейчас улететь, - смущаясь, сказал мальчик. - Очень уж я по дому соскучился. Да и родители беспокоятся. Мэри, а ты можешь остаться здесь, если хочешь.
  - Я лечу с тобой, - ответила девочка. - Сюда я ещё вернусь. Мы вместе вернёмся, правда? - Она коснулась его руки. - Ведь ты прилетишь к нам из Внешнего Мира?
  - Не знаю, но очень хотелось бы, - с невольным вздохом отозвался Андрей.
  - Я лечу с Мэри и Андреем, - сказал Страшила, - потому что я без них - никуда.
  - А мне надоели путешествия, - сказал Смелый Лев. - В чужих странах я всё время чувствую себя не в своей тарелке, не то что в родном лесу.
  - И мне тоже хочется к моим Мигунам, - признался Железный Дровосек. - Тем более в Фиолетовом дворце после правления Кракера всё так запущено, работы предстоит немало.
  - И всё же я буду ждать вас к себе в гости, - сказала волшебница, улыбаясь.
  - Мы обязательно придём, - заверила её Мэри. - Мне у вас очень понравилось.
  Фэйрекс опустился возле корзины.
  - Вы сейчас полетите, или когда? - крикнул он.
  - Сейчас! - отозвались путники в один голос.
  - Тогда залезайте в корзину, не будем терять времени, - сказал Орёл. - Доставлю вас в Изумрудный город за один перелёт!
  - Прошу прощения, - вмешался Бэклин, - я, конечно, лечу с вами, но в Изумрудный город я пока не собираюсь. Выйду из корзины в Голубой стране, у меня там срочные дела. К тому же, насколько я знаю, в Изумрудном городе вас будет поджидать Виллина? Не хочется мне с ней встречаться, а то ещё вспомнит про шкатулку.
  - Неужели ты взял её без спроса? - удивился Страшила.
  - Ах, это давняя история, - Бэклин поморщился. - Шкатулку я нашёл, когда путешествовал по Жёлтой стране. Мне так понравилась вещица, что я как-то забыл сообщить о ней старухе. Да и она, по-моему, не искала её. Если бы шкатулка была ей так нужна, то она давным бы давно заглянула в свою волшебную книгу и узнала, где она находится. А если узнавать не стала, то, стало быть, шкатулка моя.
  - Возможно, она заглядывала в книгу, - улыбаясь, возразила Элиастра, - но ответ книги был таков, что она предпочла оставить шкатулку у тебя.
  - Если бы не шкатулка, то мы бы тебя не встретили, - сказал Бэклину Железный Дровосек.
  Компания друзей и Элиастра подошли к корзине. За ними следовала девушка с блюдом, накрытым крышкой. Элиастра знаком приказала ей снять крышку.
  На блюде лежали шесть волшебных виноградин.
  - Бэклин, это твой приз за героическую попытку проникнуть в запретную комнату, - сказала фея.
  - О, вы не представляете, как я счастлив! - закричал Бэклин. - Теперь-то уж мелкие волшебники на своём собрании выберут меня предводителем, никуда не денутся!
  Он достал из кармана шкатулку, раскрыл её и аккуратно, одну за другой, переложил в неё виноградины.
  - Буду употреблять их по одной штучке в самых необходимых случаях...
  Шептуны раскрыли дверцу на боку корзины. Путники один за другим вошли в неё.
  - Здесь даже сидячие места есть, - сказал Андрей, увидев в корзине три кресла, прикреплённые к полу.
  - Это, наверное, для вас с Мэри и для меня, - предположил Страшила. - Потому что мы самые лёгкие.
  - А я всё равно не влезу ни в какие кресла, - сказал Лев.
  - На креслах есть ремешки с застёжками, совсем как на каруселях, - заметил мальчик.
  Шептуны закрыли дверцу и заперли её на засовы.
  - До встречи в Изумрудном городе, - сказала Элиастра.
  - Вы разве будете там? - удивилась Мэри.
  - Обязательно, - ответила волшебница. - Я слишком давно не видела моих подруг - Стеллу и Виллину.
  Орёл замахал крыльями, взлетел и схватил когтями кольцо на верхушке крыши. Вместе с корзиной он стремительно взмыл ввысь. Друзья замахали руками, прощаясь с Элиастрой и Шептунами. Лев в знак прощания поднял лапу.
  Долина Шептунов уплывала всё дальше, и оранжевые дома становились всё меньше. Уменьшался и дворец, издали похожий на сверкающий апельсиновый торт.
  У мальчика перехватило дыхание, когда корзина поднялась вровень с самыми высокими снеговыми вершинами. Слева показалась туманная линия, за которой небесная синева как будто темнела, хотя солнце стояло в самом зените.
  - Там Звёздная Бездна! - догадался он.
  - Я ещё никогда не была к ней так близко! - воскликнула Мэри.
  - Фэйрекс, поднеси нас поближе к Звёздной Бездне! - закричал мальчик, перегнувшись через борт.
  - Это опасно, - отозвался Орёл.
  - Всего на одну минуточку! Мы только посмотрим, как она выглядит, и полетим дальше.
  - Там край земли, там холодно и трудно дышать, - сказала могучая птица. - Ну да ладно. Только на одну минуту.
  Фэйрекс взмахнул крыльями и повернул налево
  
  
  Звёздная Бездна
  
  Долина Шептунов скрылась за Горами. Внизу потянулась безлюдная, дикая и однообразная горная страна. Где-то вдали ещё раз вынырнули из-за гор оранжевые домики, они тут же снова пропали и больше не показывались.
  Фэйрекс летел, плавно взмахивая крыльями. Путешественники смотрели туда, где не было ни Кругосветных Гор, ни земли, где небо темнело, а в самой дали сгущалась чёрная ночь.
  Полёт Фэйрекса замедлился. Друзья ощутили ледяное дыхание Звёздной Бездны. Скоро стало так холодно, что девочке, чтобы согреться, пришлось устроиться между лапами Льва. Андрей, зябко ёжась, потирал плечи.
  - Я поворачиваю назад, - сказал Фэйрекс.
  - Нет, - закричал мальчик, - подлети ещё немного к краю! А ты можешь залететь за край? Я хочу посмотреть, что там внизу!
  - Как хотите, а мне эта затея не нравится, - проворчал Бэклин.
  - Будь смелым, - сказал ему Лев. - Неужели ты испугался какой-то жалкой Бездны?
  - Это просто очень глубокая пропасть, у которой нет другой стороны, - сказал Страшила. - Не понимаю, как можно бояться пропасти.
  - Там не пропасть, а космос, - объяснил Андрей, - Далеко залетать в него, и правда, опасно, но пока можно. Ещё не слишком холодно.
  Орёл снизился и полетел вдоль края огромной пропасти.
  - Фэйрекс, левее! - закричал мальчик. - Ещё левее! Мы хотим посмотреть, как выглядит Волшебная страна из космоса!
  - Лично мне всё равно, как она выглядит, - буркнул Бэклин.
  - А я бы глянул, - сказал Страшила.
  - Я, кстати, видел Волшебную страну, когда она была в уменьшенном виде, - сообщил мальчик. - Она плоская и круглая, наподобие диска.
  Орёл свернул налево, и под корзиной распахнулась бездна, в глубине которой чернела мгла и кое-где летели мелкие и крупные камни.
  Андрей подошёл к тому борту корзины, с которого открывался вид на Волшебную страну. Страшный обрыв, освещённый солнцем, простирался вниз километров на пять, а в обе стороны - на необозримую длину. Над обрывом высились Кругосветные Горы.
  Страна Гуррикапа лежала на гигантской каменной плите, словно вырубленной исполинским топором. В солнечном свете можно было рассмотреть слои породы, из которых она состояла. Почти сразу под линией обрыва шёл тёмный слой гранита. Под гранитом лежал чуть более светлый слой базальта.
  Андрея отвлёк возглас Железного Дровосека:
  - Эй, смотрите, что там такое?
  Мальчик перешёл к противоположному борту. Мглистое пространство пересекала светящаяся звезда.
  - Это комета! - воскликнул Андрей. - Видите, у неё ядро и хвост! Ядро состоит из камней и льда, а хвост - это мелкие камни и ледяная пыль, он тянется за ядром и светится на солнце!
  - В небе над Изумрудным городом иногда появляются такие кометы, - сказал Страшила.
  Путники не сводили глаз с небесной странницы. Фэйрекс летел в её сторону, но не быстро, а как бы в сомнении: не повернуть ли назад?
  Вдали из мглы выплыл какой-то тёмный круглый объект, и комета неожиданно свернула к нему. Её скорость резко возросла.
  - Она сейчас ударится в него! - крикнул мальчик.
  И правда: ядро кометы на полной скорости врезалось в тёмный объект, но не отскочило, не рассыпалось на осколки и не взорвалось, а словно бы приклеилось к нему. За кометой к объекту устремился её хвост. Миллионы частичек каменной пыли, из которых он состоял, притянулись к странному тёмному шару и остались на его поверхности. Роскошный светящийся хвост исчез за считанные минуты!
  Очень скоро друзья убедились в том, что неизвестный тёмный шар обладал способностью притягивать к себе всё, что пролетало мимо него. Атмосферу Волшебной страны, которая простиралась на многие километры от её платформы, рассекали огоньки метеоритов. Пролетая мимо тёмного шара, они резко сворачивали и летели к нему. Столкнувшись с ним, они тут же гасли.
  - Ничего не пойму, - сказал Андрей. - Метеориты летели вдали от шара, и всё-таки он притянул их к себе!
  - А вон там ещё один такой же шар, - Страшила показал куда-то направо.
  Все повернулись туда. Второй тёмный шар Андрей увидел не сразу. Сначала он догадался, что там пролетает именно тёмный шар, потому что светящиеся пятна метеоритов резко сворачивали и устремлялись в его сторону.
  Тем временем первый тёмный шар продолжал своё неторопливое движение. Откуда-то из черноты космоса появилась ещё одна комета и устремилась ему навстречу.
  - Сейчас будет страшный удар! - закричал Андрей.
  Но путники ничего не услышали. Комета ударилась о тёмный шар, а тот даже не шелохнулся. Как и предыдущая комета, она намертво прилипла к нему.
  Андрей, Мэри и Лев уже ощущали недостаток воздуха. Чем дальше они отлетали от Волшебной страны, тем разряжённее становилась атмосфера.
  - Фэйрекс, лети назад! - крикнул Андрей.
  Орёл и без его команды энергично плескал крыльями, стараясь вернуться, но не чувствовалось, что он движется. Каждых взмах давался ему с трудом.
  - Мне трудно лететь! - крикнул Орёл. - Меня тянет в сторону!
  - В какую сторону? - не понял к Бэклин.
  - Прочь от Волшебной страны!
  Вместо того, чтобы двигаться к Кругосветным Горам, Орёл смещался к зловещему тёмному шару.
  - Ты не в ту сторону летишь! - закричали Страшила и Железный Дровосек.
  - Поворачивай! - рычал Смелый Лев.
  - Мы задохнёмся! - вторил друзьям Андрей.
  Но Фэйрекс ничего не мог поделать.
  - Не могу... - расслышали друзья его хрип.
  Его относило к тёмному шару всё быстрей и быстрей. Холод пронизывал Андрея насквозь. Мэри и Льву было немногим лучше.
  - Мы приближаемся к шару, - сказал Страшила. - Он похож на груду слипшихся камней. Как ты думаешь, - он повернулся к мальчику, - что это такое?
  Андрей не мог ответить: его зубы выбивали дробь.
  - Бамбара, чуфара, скорики, морики, - бормотал Бэклин. - Хочу, чтобы мы согрелись... Хочу, чтобы было не так холодно... Турабо, фурабо, лорики, ёрики...
  Орёл уже почти перестал махать крыльями. Его окоченевшие когти держали корзину из последних сил.
  У Андрея помутилось в глазах. Он чувствовал себя сосулькой, которая примёрзла к борту, а то бы он упал сейчас на дно корзины. Краем глаза он заметил, как Бэклин дрожащими от холода руками вынул из кармана шкатулку, раскрыл её и опрокинул её содержимое себе в рот. Мальчик уже не мог бороться с подступавшим обмороком. Последнее, что он видел и слышал, были ослепительная вспышка и раскат грома...
  
  
  Перелёт в Изумрудный город
  
  Андрей почувствовал, что его кто-то трясёт за плечо и похлопывает по щекам. Он раскрыл глаза и увидел над собой всклокоченную голову Бэклина.
  - Очнулся! - воскликнул волшебник. - Я знал, что он очнётся!
  Мальчик огляделся. Он лежал на траве, над ним склонялись его друзья, а ещё выше синело небо и плыли лёгкие белые облачка. Со всех сторон высились Кругосветные горы со снеговыми вершинами.
  - Мы всё-таки вернулись, - пробормотал Андрей и привстал на локте. - Просто удивительно.
  - Ничего удивительного, - сказал Страшила. - Это Бэклин применил колдовство.
  Андрей и его друзья находились в узкой горной долине, поросшей травой и цветами. Оранжевая корзина с круглой крышей стояла поблизости, тут же сидел Фэйрекс и глядел на Андрея чёрными блестящими глазами. Слышалось журчанье ручья. Мэри прикладывала ко лбу мальчика платок, смоченный прохладной водой.
  - Я съел сразу шесть волшебных виноградин и стал сильнее чёрного шара, - объяснил мальчику Бэклин. - Как только я стал могущественным волшебником, то сразу всё понял. Я почуял колдовство Гингемы! Оно прямо лезло из шара! Я живу долго, и в своё время неплохо знавал старую колдунью. Я её, бывало, за десять километров учуивал. Я её и теперь учуял, когда мы стали приближаться к шару. От него несло Гингемой, клянусь!
  - Интересно, - пробормотал Андрей. - Значит, шар был волшебным?
  - Ещё каким волшебным! Старуха постаралась, создавая его! Но я переборол его волшебство в два счёта. Фэйрекса и корзину я тут же отправил назад, в Волшебную страну, а тех, кто замёрз, привёл в чувство одним мановением руки. Мне это ничего не стоило. Ведь я теперь неимоверно сильный волшебник, и буду им ещё три дня!
  - Бэклин сделал Мэри и Льва здоровыми, - кивал Железный Дровосек, - а ты как был без сознания, так и остался.
  - Это из-за Жёлтой Розы, - сказал Бэклин. - На тебя моё колдовство не подействовало.
  - Мэри растирала тебя холодной водой, - прибавил Страшила.
  Андрей поднялся на ноги. Голова немного кружилась, но это было пустяком. Он сделал несколько шагов, вдохнул полной грудью свежего горного воздуха и обернулся к друзьям:
  - Ну, всё, я в порядке. Можно лететь дальше.
  - Я думаю, Фэйрекса ни к чему нагружать корзиной, он и так натерпелся страху, - сказал Бэклин. - Пусть отдохнёт. Коли я стал таким сильным, я сам подниму корзину.
  - Как же ты её поднимешь? - с улыбкой спросил мальчик. - Станешь великаном и понесёшь корзину в руках?
  - Могу и так, но проще сделать, чтобы корзина сама летела, бамбара, чуфара, скорики, морики, - ответил волшебник. - Я ведь сейчас всё могу!
  - Пускай корзина отнесёт нас в Изумрудный город, - попросила Мэри.
  - Сначала она отнесёт нас в Голубую страну. Я высажусь там, а в Изумрудный город вас доставит Фэйрекс.
  Все с этим согласились, в том числе и Орёл.
  Путешественники заняли места в корзине, дверцу закрыли, и Бэклин произнёс волшебные слова. Корзина плавно взмыла в воздух.
  - Имея большую силу, это очень просто, пикапу, трикапу, - сказал Бэклин, смеясь. - Я могу направлять корзину в любую сторону и приказывать ей лететь быстрее или медленнее. Хотите прокатиться с ветерком, лорики, ёрики?
  И корзина рванула вперёд так резко, что Страшилу едва не выбросило за борт. Железный Дровосек успел подхватить его.
  - Эй, а можно без ветерка? - закричал он.
  - Да, лучше летим со средней скоростью, - сказал Андрей, у которого от такого рывка ёкнуло в груди. - Тем более Фэйрекс отстал!
  Корзина полетела медленнее.
  - Я просто хотел показать вам свои возможности, - ответил Бэклин. - Мне сейчас пришло в голову, что я мог бы окружить корзину воздушным куполом и отправить нас всех в плавание по Звёздной Бездне.
  - Мне что-то не хочется снова оказаться там, - пробормотал Железный Дровосек. - Там темно и жутко, и ещё эти страшные шары летают, которые всё к себе притягивают...
  - Постойте, - сказал Андрей. - Я, кажется, знаю, что такое чёрные шары. В книге про Урфина Джюса рассказывается, как Элли и Чарли Блек переезжали через пустыню на деревянном корабле. Им встретился чёрный камень, который притянул их к себе. И они не могли уйти от него, пока ворона не принесла им волшебный виноград!
  - Ты думаешь, это тот самый виноград, который дала мне Элиастра? - заинтересовался Бэклин.
  - Может, тот, а может, другой, - ответил мальчик. - Ворона нашла его где-то в долине в Кругосветных горах. Элли и Чарли Блек съели его и спокойно дошли до Волшебной страны.
  Бэклин задумался.
  - Если они съели волшебный виноград, то, значит, они на три дня стали волшебниками, - сказал он.
  - Нет, вроде бы не стали, - возразил Андрей. - В книге ни о чём таком не говорится.
  - Наверное, они съели другой волшебный виноград, - предположила Мэри.
  - Ты что-то хотел сказать про чёрные шары, - напомнил мальчику Страшила.
  - Это чёрные камни Гингемы, - сказал Андрей.
  Бэклин наморщил нос.
  - По-твоему, чёрные камни Гингемы превратились в чёрные шары? Невероятно! Как же они превратились? К тому времени, когда Гуррикап оторвал Волшебную страну от Внешнего Мира, Гингемы уже не было в живых!
  - Может быть, они сами собой превратились? - задумчиво проговорил Страшила. - Они же волшебные. Могли превратиться.
  - Они не превратились, - сказал Андрей. - Всё получилось естественным образом. Раньше чёрные камни лежали в пустыне и охраняли Волшебную страну от всяких незваных гостей. А когда Гуррикап отправил Волшебную страну в космос, они полетели за ней.
  - Я почему-то тоже так подумал, - закивал Страшила. - Чёрные камни полетели за Волшебной страной и окружили её со всех сторон, как это было в пустыне.
  - У чёрных камней одна задача: не пропускать никого в Волшебную страну, - продолжал мальчик. - Они выполняли её раньше, когда лежали в пустыне, выполняют и теперь, когда летают в космосе. Они притягивают к себе всё, что движется мимо них. По-другому они не могут, они на это запрограммированы.
  - За-про-грам-ми-ро-ва-ны, - повторил по складам соломенный мудрец. - Хорошее слово. Беру его в копилку.
  - В космосе некого притягивать, кроме комет и метеоритов, - говорил Андрей, - вот чёрные камни их и притягивают. И не отпускают от себя. Каждый чёрный камень как бы обрастает кометами и метеоритами, понимаете? За все годы, что чёрные камни летают в космосе, на каждый из них налипла целая груда всяких камней и пыли. Груда росла, увеличивалась, и в итоге вместо небольшого чёрного камня образовался большой шар. Чёрный камень находится в его центре. Он хоть и завален другими камнями, но он продолжает работать! Его сила как бы проходит сквозь них, и он притягивает, а значит, груда вокруг него становится всё больше!
  - Понятно, - сказал Лев. - Нас чуть не притянула к себе груда камней, внутри у которой был чёрный камень Гингемы.
  - А вы представьте, что будет через миллиард лет! - увлекаясь, продолжал мальчик. - Чёрные камни будут работать и работать, и за миллиард лет притянут к себе столько комет и метеоритов, что станут размером с Луну! Даже больше - с Меркурий, или с Марс! Представляете - вокруг Волшебной страны вращаются огромные планеты, которые со временем станут обитаемыми! Жители Волшебной страны переселятся на них и создадут новые высокоразвитые цивилизации!
  - Ух, ты! - воскликнул Страшила. - Ци-ви-ли-за-ции!
  Ему очень хотелось продолжать этот интересный разговор, но вмешался Железный Дровосек:
  - Друзья мои, мы пролетаем над страной Мигунов! Вон показался Фиолетовый дворец!
  Мэри и Андрей устроились у борта и стали смотреть на проплывавшие внизу поля, леса и посёлки. Мигуны, увидев летящую в небе корзину, останавливались и провожали её глазами. Путешественники махали им.
  Фиолетовые посёлки кончились, внизу заблестела гладь Большой реки.
  - Вон остров, на нём нас с Элли застиг ливень, когда мы шли в Розовую страну, - сказал Страшила.
  - А вон там гора Прыгунов, - показал Смелый Лев.
  - Жаль, что гора далеко, я бы хотел посмотреть на Прыгунов, - сказал Андрей.
  Гора Прыгунов проплыла вдалеке и исчезла из вида.
  - Поворачиваем к Голубой стране, - объявил Бэклин.
  - Вижу дорогу из жёлтого кирпича! - крикнул мальчик. - Я теперь знаю её как свои пять пальцев!
  Корзина снизилась и полетела над Жёлтой дорогой. Её обступал густой лес. Между лесных вершин проплыли замшелые башни замка Людоеда.
  - Видите дымок? - показал Бэклин. - Там на поляне горит костёр, а вокруг него собрались мелкие волшебники Голубой страны. Они знают, что я лечу, и ждут меня.
  Солнце клонилось к закату, лес стоял тёмный, и огонёк костра был виден издалека. Корзина приближалась к костру. Показались сидевшие вокруг него мелкие волшебники и волшебницы. Их было не меньше двух десятков.
  Полёт корзины замедлился и наконец она зависла над поляной. Волшебники встали и приветливо замахали руками и шляпами.
  Бэклин обернулся к друзьям.
  - Ну, вот я и прилетел. Здесь все мелкие волшебники, сколько их есть в Голубой стране, только меня не хватает. Я с вами прощаюсь, но ненадолго. Мы увидимся в Изумрудном городе.
  - Это мелкие волшебники? - спросил Страшила.
  - Они самые. Собрались на выборы предводителя, которые проводятся раз в двадцать пять лет. В предводители выбирают самого сильного волшебника, и на этот раз уж точно выберут меня. Впервые за всю историю. Шесть волшебных виноградин дали мне силу, во много раз превосходящую силы всех этих колдунов, вместе взятых! Сейчас они убедятся в этом!
  До земли было метров тридцать, но Бэклин не стал опускать корзину на землю - он перепрыгнул через борт и полетел к костру, раскинув руки.
  Путники ахнули от удивления: прямо из воздуха появились синие, голубые, зелёные, жёлтые и красные огни и стали летать вокруг Бэклина и словно бы распускаться, как цветочные бутоны!
  - Как красиво, - прошептала Мэри.
  Бэклин в окружении огней медленно опустился на землю. Огненные цветы превратились в огненных птиц. Они стаей запорхали над его головой.
  Волшебники приветствовали своего собрата громкими криками.
  - Я опоздал, но на то были весьма веские причины, - сказал он, и громовые раскаты прокатились по небу словно эхо от его голоса. - Я летал на Гигантском Орле в Серую страну и бился там с могущественным Серым Колдуном. А ещё я парил в Звёздной Бездне среди чёрных камней Гингемы.
  К нему приблизился волшебник с длинной седой бородой.
  - Это поистине удивительные подвиги, - сказал он, кланяясь. - Никто, кроме тебя, на такое не способен.
  - Никто, - хором подтвердили волшебники и волшебницы.
  - Бэклин, - торжественно объявил бородач, - ещё когда ты летел сюда, мы знали о твоём неслыханном колдовском могуществе. По общему согласию мы выбираем тебя нашим предводителем. Ты заслужил это звание.
  Волшебники закивали головами.
  - Да, да, заслужил!
  - Я буду ревностно исполнять обязанности предводителя и помогать вам во всех трудных случаях, - заверил их Бэклин.
  - Садись на почётное место у костра, - сказал бородач. - За время правления Танугра у нас накопилось огромное количество неотложных дел. Без твоей помощи мы никак не обойдёмся...
  К застывшей в воздухе корзине бесшумно подлетел Фэйрекс, взялся когтями за кольцо и взмыл ввысь.
  Почувствовав рывок, путники схватились за борта и верёвки.
  - Всё нормально, не бойтесь! - крикнул Андрей. - Это Фэйрекс нас поднимает! Бэклин, до свидания! До встречи!
  Бэклин обернулся и помахал им рукой. Минуты не прошло, как поляна, костёр и мелкие волшебники скрылись за деревьями...
  Орёл поднялся над лесом. Внизу между ветвями смутно просвечивала Жёлтая дорога. Снова показался и скрылся вдали замок Людоеда, одна за другой промелькнули две пропасти. Наконец лес стал редеть, и впереди заблестела Большая река. Заходящее солнце искрилось на её глади и озаряло берега, поросшие цветами.
  Фэйрекс поднялся ещё выше. Внизу, как на карте, раскинулись пшеничные поля, огороды и посёлки Зелёной страны. А далеко впереди, куда уводила дорога, сверкали в закатных лучах башни и стены Изумрудного города.
  
  
  Секретные комнаты Гудвина
  
  Фэйрекс с ярко-оранжевой корзиной в когтях медленно летел над городскими крышами. Удивлённые жители высовывались из окон, выходили на улицы и балконы. Все, конечно, заметили в корзине королеву Мэри и Страшилу Мудрого, многие узнали Железного Дровосека и Смелого Льва, а вот что за молодой человек стоял рядом с Мэри - никто не знал. Многие тут же предположили, что это Великий Волшебный Воин Андрей, о котором уже несколько дней шла молва по всему городу. Конечно, это он, победитель Кракера и Бастинды, освободитель Мигунов! Королева Мэри просто не может стоять ни с кем другим, кроме него!
  Орёл опустился в саду у входа в Изумрудный дворец. Пока друзья прощались с ним, из дворца никто не выходил, но стоило Фэйрексу улететь, как двери раскрылись и из них вышла большая толпа придворных во главе с главным королевским распорядителем Синтеном Янсом. Во время отсутствия королевы и Страшилы он выполнял обязанности правителя. Это был худощавый длиннобородый человек, внешне очень похожий на Дина Гиора. В городе говорили, что он внук или внучатый племянник длиннобородого солдата, хотя доподлинно это было не известно.
  Синтен Янс низко поклонился королеве и её спутникам и поздравил их от имени всех жителей Изумрудного города с благополучным возвращением.
  Мэри представила ему Андрея, сказав, что Изумрудный город избавился от Грегрума исключительно благодаря этому достойному и отважному молодому человеку. И ещё она сообщила, что Андрей уничтожил Кракера с Бастиндой, победил Танугра, освободил Жевунов и Мигунов, расколдовал Гигантского Орла, летал на нём в Серую страну, сражался там с Серым Колдуном, убил его и расколдовал волшебницу Элиастру и Шептунов.
  Синтен Янс и придворные слушали с раскрытыми ртами, а когда она умолкла, многие тут же побежали в город, чтобы сообщить эти ошеломляющие новости друзьям и знакомым.
  Вслед за Янсом путники прошли во дворец. После бегства Грегрума здесь всё было приведено в порядок и блестело чистотой. Паркет был вычищен, мебель расставлена, картины развешены, мраморные стены тщательно протёрты, и повсюду - на стенах, на потолках и кое-где даже на полу переливались и сияли изумруды. По случаю прибытия королевы придворные музыканты заиграли торжественную музыку. Придворные выстроились в два ряда, образовав живой коридор, и беспрерывно кланялись, когда по этому коридору проходили Андрей и его друзья.
  Ужин был накрыт в Яшмовом зале, названном так по обилию украшений из драгоценной яшмы. Блюда Андрею и его друзьям подавали не слуги, а знатнейшие из придворных, которые считали это большой честью для себя. В смежных комнатах толпился народ; в двери зала то и дело заглядывали любопытные. Синтену Янсу пришлось приказать страже выпроваживать из дворца слишком назойливых посетителей.
  После ужина мальчика отвели в его комнаты на третьем этаже. Рядом располагались комнаты королевы Мэри и Страшилы. Окна выходили в дворцовый сад. Когда Андрей показался в окне, огромная толпа, заполнявшая сад, разразилась бурными приветствиями, а потом все хором запели старинную песню об Элли и Чарли Блеке. В песню вставили спешно сочинённый куплет про Андрея - истребителя колдунов. К народу вышли слуги и долго уговаривали людей разойтись, чтобы не мешать отдыху королевских гостей. Горожане покинули дворец, но на улицах и площадях ещё долго не умолкали песни и музыка.
  Утром город снова забурлил. Жители рассказывали друг другу истории о приключениях Андрея, Мэри и их друзей; потом те, которые слышали эти истории, пересказывали их своим знакомым, те - своим, и каждый рассказчик обязательно что-нибудь переиначивал и прибавлял от себя. К полудню уже весь город знал, что Великий Волшебный Воин Андрей бился с огромными чудовищами и кровожадными тварями, которых напускали на него злые колдуны, что он вступал в бой с целыми армиями оборотней, летал по воздуху, гоняясь за огнедышащими драконами, и в конце концов уничтожил всех колдунов и их свирепых слуг.
  По Изумрудному городу разнёсся слух, будто Андрей согласился остаться здесь навсегда, и что Мэри обменялась с ним кольцами и сделала его своим соправителем. Радости горожан не было предела. Народ стекался к дворцу, но за стену, окружавшую дворец и сад, пускали только самых уважаемых жителей. Остальным оставалось смотреть на дворцовые окна, в надежде хотя бы мельком увидеть в них Великого Волшебного Воина или кого-нибудь из его друзей.
  Андрей, конечно, ничего этого не знал и не слышал. В это утро он проснулся рано и первым делом заглянул за дверь из дымчатого стекла в углу его комнаты. За дверью находился зал, почти весь занятый бассейном. В нём уже купалась Мэри.
  - Ныряй сюда! - крикнула она.
  Они долго плескались в бассейне, пока, наконец, девочка не объявила, что идёт одеваться к себе в комнату. И прибавила, что Андрею надо одеться в новую одежду, потому что сегодня он будет представляться волшебникам и придворным, а потом участвовать в праздничном обеде. Одежду, кстати, уже доставили ему. Мальчик вернулся к себе в спальню и, действительно, нашёл там висевший на плечиках нарядный, шитый золотом зелёный камзол, весь усыпанный мелкими изумрудами и бриллиантами. Тут же лежали бежевые бархатные панталоны, салатовые гольфы и белая шёлковая рубашка с кружевными манжетами и широким кружевным воротником. На крючке висел зелёный берет, расшитый золотыми узорами, с крупным гранёным изумрудом и тремя пурпурными перьями, а у изголовья кровати стояли золочёные башмаки, украшенные множеством небольших изумрудов.
  Андрей удивлённо разглядывал каждую вещь. Всё казалось ему слишком роскошным и странным, и в конце концов он решил вовсе не надевать ничего нового, а остаться в простом голубом костюме, подаренном ему Жевунами. Но едва он так подумал, как вошла Мэри, одетая как королева. Андрей вытаращил на неё глаза. На Мэри было зелёное бархатное платье с узорами из золота и серебра и с кружевами, усыпанными мелкими изумрудами. Волосы были уложены в замысловатую причёску и обвиты тонкими, как паутина, нитями с вкраплёнными кое-где изумрудами и рубинами.
  - Какая ты красивая, - не удержался мальчик.
  Мэри засмеялась и спросила, почему он ещё не одет.
  - Не хочется мне это надевать, - признался он. - Рубашка какая-то девчоночья, с кружевами...
  - Портные и ювелиры работали всю ночь, что бы это сшить, - возразила Мэри, - и рубашка вовсе не девчоночья. В таких здесь ходят все мужчины.
  Немного помявшись, Андрей принялся стаскивать с себя старую одежду и примерять рубашку и панталоны.
  - Просто удивительно, как тебе всё это идёт! - воскликнула она, когда Андрей, уже одетый, появился перед ней.
  Он нахлобучил на голову берет с перьями. По подсказке Мэри он заломил его на ухо, чтобы все три пера свешивались ему на плечо.
  - Нет, ну её, не буду я носить шапку, сейчас тепло, - он бросил берет на кровать и надел поверх камзола ремень с ножнами и своим любимым мечом, подаренном Мигунами. - Вот так будет лучше!
  По мнению девочки, меч и грубый кожаный ремень, перекинутый через плечо, к королевскому наряду никак не подходят, но расставаться с мечом Андрей отказался наотрез.
  - Сейчас я выгляжу как настоящий воин, - заявил он, смотрясь в зеркало. - Не может воин ходить без меча!
  Дворец в эти утренние часы был пустынен. Андрей и Мэри ходили по галереям и залам, украшенным бесчисленными статуями и картинами в бриллиантовых рамах, рассматривали фонтаны, мозаики и диковинные цветы. Заглянули и в безлюдный тронный зал.
  Мэри уселась на Изумрудный трон и предложила Андрею посидеть рядом. Он сел. Некоторое время они сидели, болтали ногами и разговаривали. Мэри со смехом говорила, что трон широкий и вдвоём они на нём прекрасно помещаются.
  - А вдруг войдут люди и увидят нас? - беспокоился мальчик.
  - Им очень понравится! - отвечала Мэри.
  Они подошли к окнам. Собравшиеся в саду горожане разразились криками. Если бы Андрей услышал, что они кричат, он бы сильно смутился.
  - Андрей и Мэри - наши правители! - кричали люди. - Слава королю и королеве! Слава!
  Их крик подхватили те, что стояли на площадях и на улицах.
  Мэри открыла неприметную дверцу позади трона.
  - А здесь секретные комнаты Гудвина. Пойдём, посмотрим. Тут много чего любопытного.
  В маленьких полутёмных помещениях Андрей обнаружил деву, многоглазого зверя и большую голову, которыми Гудвин озадачивал и пугал Элли и её друзей. Были здесь и другие фигуры, собственноручно сделанные Великим и Ужасным.
  А в самой дальней комнате, заваленной кусками тканей, обрезками картона, кисточками, стаканчиками из-под красок и другим хламом, хранился палисандровый Лан Пирот, бравый генерал и по совместительству - учитель танцев. Вернее, хранилось то, что от него осталось. У сильно обгоревшего генерала не было рук, ног и всей нижней половины туловища; голова соединялась с плечами при помощи двух гвоздиков, прибитых сзади.
  - Лан Пирот - единственный, кто уцелел в великой битве с пришельцами из Внешнего Мира, - сказала Мэри, и пояснила, что битва произошла очень давно, когда за Кругосветными Горами лежала не Звёздная Бездна, как сейчас, а Великая Пустыня.
  - В те времена пришельцев к нам проникало очень много, - говорила девочка. - Они приходили пешком или приезжали на самодвижущихся повозках, ухитряясь проскальзывать между чёрными камнями Гингемы, но чаще прилетали по воздуху на грохочущих железных птицах. Их интересовало всё, что было ценного в нашей стране. Прежде всего они искали золото, изумруды и алмазы. А ещё их привлекали наши птицы и животные, особенно Летучие Обезьяны. Они готовы были пойти на всё, чтобы захватить пару-тройку живых Обезьян и унести их к себе во Внешний Мир.
  - Наверняка они сдавали их в цирк или в зоопарк, и хорошо зарабатывали на этом, - заметил Андрей.
  - Пришельцы обнаружили долину в Кругосветных Горах, где обитало Обезьянье племя. Но захватить Летучих Обезьян было не так-то просто. Обезьяны отогнали пришельцев от своих жилищ. Через какое-то время пришельцы явились снова, на этот раз в большом количестве. Они принесли с собой грохочущие волшебные палки, которые убивали на расстоянии, и убили много Обезьян.
  - Мне Виллина говорила об этом, - закивал мальчик. - Палки - это ружья, из них вылетают пули и убивают.
  - Надо быть особенно злым колдуном, чтобы сотворить такое! - воскликнула Мэри. - У нас даже Гингема с Бастиндой не додумались до убивающих палок, а уж на что были злые!
  Она рассказала, что известие о нападении на Обезьян дошло до Изумрудного города. Они со Страшилой собрали всех дуболомов и деревянных полицейских, созданных в своё время Урфином Джюсом, и направили их в Обезьянью долину. Руководил армией Лан Пирот, которого из учителя танцев срочно переделали обратно в генерала. Обезьяны потом говорили, что пришельцы при виде деревянных воинов сначала перепугались и отступили, а потом явились снова. Грохочущие палки не могли убить деревянных солдат, и тогда коварные пришельцы применили другое средство. Они начали бросать в солдат волшебные камни. Эти камни взрывались со страшным грохотом, сбивали солдат с ног, калечили их и поджигали.
  - Волшебные камни - это гранаты, - сказал мальчик, нахмурившись, - они тоже предназначены для убийства, как и ружья. Вообще, это были жадные, злобные пришельцы, которые за золото пойдут на всё, даже на убийство.
  - В той битве была сожжена и уничтожена вся деревянная армия, - продолжала Мэри. - Впоследствии удалось разыскать только генерала, который в бою вёл себя геройски. Он лежал без рук и без ног в овраге и не подавал признаков жизни. Его останки погрузили на телегу и отправили в Изумрудный город.
  Победители ворвались в Обезьянью долину, стали накидывать сети на её жителей и тащить за собой. Они увели бы в рабство всех Обезьян, если бы не вмешалась Стелла. Она окутала долину густым туманом, в котором испуганные пришельцы бегали, как слепые котята. Они отпустили Обезьян и с позором бежали из Волшебной страны. За это Обезьяны передали Стелле Золотую шапку и поклялись ещё раз исполнить три её желания.
  - Мы ждали нового вторжения и страшно боялись, - говорила Мэри, - тем более начался этот ужасный грохот и дрожание земли. Но тут, к нашему счастью, проснулся Гуррикап и перенёс Волшебную страну в Звёздную Бездну. С той поры пришельцы у нас не появлялись. Ты первый, кто появился. Ты не похож на тех, что приходили к нам за изумрудами, золотом и Летучими Обезьянами. Ты похож на Элли и Чарли Блека, и поэтому мы хотим, чтобы ты остался у нас навсегда.
  Тут, к удивлению Мэри и Андрея, неожиданно ожила пыльная голова Лана Пирота. Она скрипнула, покачнулась, скосила глаза на мальчика и прохрипела:
  - Да, оставайся у нас.
  Мэри даже отступила на шаг.
  - Впервые слышу, чтобы разбитый Лан Пирот говорил!
  - Оставайся, - повторил палисандровый генерал.
  Андрей вздохнул.
  - Не могу, честно. Мне домой надо. А потом я обязательно вернусь. Только не знаю как.
  Генерал не ответил. Его голова снова замерла.
  Андрей с Мэри вернулись в залы, которые постепенно наполнялись придворными, слугами и горожанами.
  - Может быть, ты спросишь у Виллины, как тебе вернуться к нам из Внешнего мира? - сказала Мэри. - Если она один раз перенесла тебя, то и второй раз перенесёт.
  
  
  Беседа в Ландышевом зале
  
  Появление Андрея в королевском наряде произвело во дворце невероятный фурор. Всем сразу стало ясно, что это король. Придворные дамы тотчас зашептались о том, что Андрей поразительно красив, а придворные кавалеры уверяли друг друга, что Мэри и Андрей созданы для того, чтобы всегда быть вместе. Все расступались перед ними и церемонно кланялись. К Андрею и Мэри выстроилась целая очередь из нарядно одетых вельмож и дам. Всем хотелось представиться им. Синтин Янс подводил придворных к Мэри и Андрею и почтительно сообщал их имена, титулы и должности. Дамы, когда их представляли, улыбались и краснели; кавалеры щёлкали каблуками и молодцевато отвешивали поклоны.
  Представив придворных, Янс начал представлять менее значительных, но чем-то тоже важных и примечательных людей. Среди них оказались Нат Сефер с его женой. Андрей поздоровался с ними как со старыми знакомыми.
  Янс сообщил, что Сефер доставил вещи Андрея, которые уже отнесены в отведённые мальчику комнаты.
  - Отлично, - сказал Андрей. - Мне надо обязательно забрать на Землю клюшку и рюкзак со шлемом, а то мне достанется от родителей, если я их потеряю.
  После Сефера Янс начал представлять мелких волшебников, которые слетелись в Изумрудный город со всех концов Волшебной страны. Сегодня на празднике по случаю прибытия королевы и Великого Волшебного Воина они должны были показать своё удивительное искусство.
  Первым Янс представил Бэклина, нарушив тем самым порядок, исстари заведённый при Изумрудном дворе. Согласно этому порядку, первыми должны были представляться зелёные волшебники. Бэклин, как известно, был голубым. Но он уже доказал, что в настоящее время он самый сильный из всех мелких волшебников. Три дня ещё не прошли. Сила от виноградин, которые подарила ему Элиастра, в нём ещё оставалась. Теперь он собирался показать волшебные фокусы, которые должны были поразить не только Андрея и королеву, но и весь Изумрудный город.
  Мелкие волшебники и волшебницы один за другим подходили к Мэри и мальчику. Синтен Янс называл имена каждого из них. Волшебники низко кланялись, приложив руки к груди; мальчик кланялся в ответ. Андрей уже обратил внимание, что среди волшебников не было Клитинеи, но о ней жалеть не приходилось.
  Столы для пира накрыли на просторной террасе, откуда был виден дворцовый сад с его удивительными радужными фонтанами. Фонтаны были устроены так, что их мельчайшие брызги постоянно висели в воздухе и при солнечном свете создавали множество радуг. Под радугами тянулись дорожки, росли подстриженные кусты, стояли статуи и прогуливались гости.
  Протрубили трубы, подавая сигнал садиться за стол. Андрей и его друзья вышли вместе со всеми на террасу. Тут к мальчику торопливо приблизился Синтен Янс и с поклоном сообщил, что в Изумрудный дворец прибыла фея Виллина.
  - Она ожидает вас в Ландышевом зале.
  Андрей немедленно отправился туда в сопровождении Янса. С ними пошли охваченные любопытством Мэри, Страшила, Смелый Лев и Железный Дровосек.
  Компания поднялась по мраморной лестнице и остановилась у высоких дверей, сделанных из чистого серебра. Двери раскрылись, и друзья вошли в просторный зал с большими полукруглыми окнами. Синтен Янс остался стоять в дверях.
  С купольных сводов свисало множество зелёных изогнутых реек, на которых вереницами висели белые лампы, формой похожие на ландыши. Путники как будто очутились в ландышевом лесу. Сейчас лампы не горели, потому что зал был залит солнцем. Повсюду сверкало такое множество золотых и хрустальных изделий, что Андрей не сразу разглядел среди всего этого блеска седую старушку в мантии и высоком колпаке, сидевшую у стены на одном из диванов. А разглядев, сразу узнал.
  - Здравствуйте, сударыня, - сказал он, поклонившись, и подошёл к ней.
  Мэри, Страшила, Смелый Лев и Железный Дровосек остановились в некотором отдалении от волшебницы.
  - Я вроде бы справился с заданием, - заговорил мальчик, стараясь не показать, что робеет. - Освободил от колдунов три страны и один город, - и он начал перечислять, загибая пальцы: - Фиолетовую страну, Голубую страну, Оранжевую, и Изумрудный город. Теперь меня отправят домой?
  - Разумеется, - ответила Виллина. - Я, Элиастра и Стелла объединим наши силы и переместим тебя во Внешний Мир без уменьшения Волшебной страны. А покуда они ещё не прибыли, я сниму с тебя Жёлтую Розу.
  Она сделала знак подойти поближе. Андрей подошёл, и волшебница, не дожидаясь, когда он засучит рукав, коснулась его руки звездою, сиявшей на конце её жезла. Раздался знакомый Андрею мелодичный звук, звезда на жезле вспыхнула и погасла.
  - Ну, вот и всё, - сказала Виллина. - Теперь ты снова восприимчив к волшебству.
  Андрей всё-таки засучил рукав - чтобы убедиться, что Жёлтой Розы больше нет. Её там действительно не было.
  Страшила негромко кашлянул, показывая, что хочет что-то сказать.
  - Уважаемая госпожа фея, - заговорил он, сделав пару шагов вперёд и поклонившись, - можно задать вам вопрос?
  - Можно, - ответила Виллина с улыбкой.
  - Ваша Жёлтая Роза сделала Андрея невосприимчивым к волшебству. Но если так, то почему он слышал разговоры птиц на человеческом языке, ведь это всё волшебство?
  - Разговоры птиц и животных на человеческом языке - это волшебство Гуррикапа, против которого моя Жёлтая Роза бессильна, - объяснила Виллина. - В Волшебной стране многое создано его волшебством. Сама страна им создана. Если бы Жёлтая Роза делала невосприимчивым ко всему волшебству, которое существует в мире, в том числе и к волшебству Гуррикапа, то Андрея среди нас просто не было бы.
  - Тогда можно я тоже задам вопрос? - спросил Андрей.
  - Да, конечно.
  - Я бы хотел... - мальчик смутился, - когда-нибудь... ещё раз побывать в Волшебной стране. Мне здесь нравится. Это можно сделать?
  - Не знаю, признаться, - Виллина задумчиво покачала головой. - А давай-ка я загляну в волшебную книгу, может, она что-нибудь скажет по этому поводу.
  Из складок её мантии вылетел крошечный огонёк и стал описывать в воздухе круги, постепенно увеличиваясь и превращаясь в книгу. Наконец книга сделалась размерами с саму волшебницу и повисла перед ней в воздухе.
  - Возвращение мальчика в Волшебную страну из Внешнего Мира, - сказала Виллина и повела жезлом. Страницы под её взглядом начали перелистываться. - Возвращение мальчика... Возвращение... Нет, увы, ничего нет. Книга молчит об этом. Страницы пустые...
  - Значит, я сюда больше не вернусь? - спросил Андрей печально.
  - Может быть, Стелла с Элиастрой что-нибудь скажут, они очень сильные волшебницы и многое знают, - ответила Виллина.
  - Спасибо, - сказал мальчик.
  - У меня есть вопрос, - вперёд выступила Мэри. - Если Андрею нельзя вернуться, то, может быть, есть способ поддерживать с ним связь? Например, с помощью писем?
  - Спросим книгу и об этом, - страницы под взглядом Виллины снова зашелестели. - Переписка с Внешним Миром... Переписка... Связь... Связь с гномами... с лемурийцами... с акрагантами... Вот, нашла! Связь с Внешним Миром!
  С минуту она водила пальцем по строчкам, шепча про себя.
  - Нет, это не то. Тут про эльфов, которые живут в лесах Внешнего Мира. Но ты же не эльф, - она в досаде взмахнула жезлом.
  Книга захлопнулась, взлетела, стремительно уменьшилась и юркнула в складку её мантии.
  Попрощавшись с Виллиной, друзья вернулись на террасу. Молча, с потухшими взглядами, они уселись за пиршественный стол.
  
  
  Волшебное представление
  
  Тут же заиграла музыка, и все приступили к еде. Угощения, которые слуги то и дело ставили перед Андреем, в большинстве были ему незнакомы, но выглядели очень аппетитно. Мальчик, хоть и был печален, пробовал каждое блюдо и ел с удовольствием. Всё оказывалось на удивление вкусным.
  Они с Мэри сидели во главе стола. Мэри иногда ему подсказывала:
  - А ещё попробуй это. И вот это. Тебе понравится... Ты только не грусти, мама очень сильная волшебница, она найдёт способ вернуть тебя сюда...
  - Я не грущу, только жаль немного...
  Слуги приносили всё новые и новые блюда, не забывая менять тарелки.
  Наконец музыка смолкла. Синтен Янс объявил:
  - Внимание! А теперь мелкие волшебники покажут свои фокусы! Представление начинается!
  В небо над дворцом взвились красные, розовые, оранжевые, жёлтые, зелёные, синие, голубые и фиолетовые огни. Поднявшись в небо, каждый из них с громким хрустальным звоном рассыпался на гроздь более мелких огней.
  - Это всё я знаю, - сказал Андрей. - У нас в Москве то же самое делают на праздники. Это называется салют.
  - А как называется, когда огоньки превращаются в эльфов? - спросила Мэри.
  Андрей остолбенел, увидев, что тысячи огоньков, на которые рассыпались крупные огни, были, оказывается, не огоньками, а маленькими светящимися человечками с крылышками! Спустившись вниз, они принялись летать между деревьями и радужными фонтанами. Многие из них расселись на карнизах дворца и на балконных перилах, а были и такие, которые начали со смехом гоняться друг за другом над самым пиршественным столом. Железный Дровосек смотрел на эльфов с умилением, приложив руки к груди, а Смелый Лев, поглощённый бараньей костью, отмахивался от них лапой как от комаров, когда они подлетали слишком близко.
  Два эльфа опустились на стол перед Андреем и уселись между тарелками и вазами. Мальчик с интересом рассматривал их. Эльфы были совсем как люди, только крылатые и маленькие, сантиметров пятнадцати ростом. На них была лёгкая перламутровая накидка, а их прозрачные крылья сверкали и переливались, как у стрекоз. Человечки важно поклонились Андрею. Он протянул к одному из них руку, собираясь потрогать его, но эльф отпрянул и, заплескав крыльями, взвился в воздух.
  Тем временем в небе появились большие золотистые шары. Они неторопливо парили над дворцом, опускаясь всё ниже. Не долетев до террасы, они расположились в круг и раскрылись как лепестки цветов. Внутри каждого такого цветка сидела девушка, похожая на эльфа, только без крыльев. Зазвенели невидимые колокольчики, и девушки, каждая на своём цветке, начали танцевать. А потом солнце, стоявшее низко над горизонтом, превратилось в золотую рыбку и стало летать взад и вперёд, как будто плавая в небесном океане.
  Неожиданно стол и кресла с пирующими начали медленно подниматься. Все удивлённо оглядывались, слышались восклицания, ахи, охи и звон вилок, которые некоторые гости выпустили из рук. Цветы с танцующими девушками описывали круги вокруг летающего стола, колокольчики продолжали звенеть. Стол и кресла поднялись уже над крышами дворца и плавно полетели над городом. Внизу виднелись толпы поражённых жителей, которые, задрав головы, смотрели вверх и показывали пальцами на танцующих девушек и летящий стол с пирующими.
  Андрей сначала боялся, что его кресло упадёт, но, увидев, что никто вокруг не боится и все смеются, тоже заулыбался и начал разглядывать город.
  Неожиданно городские дома и улицы словно бы подёрнулись туманом и вдруг превратились в море. Оно раскинулось от горизонта до горизонта, и мальчика это поразило больше, чем летающий стол и кресла.
  - Откуда здесь море? - пробормотал он, но его никто, кроме Мэри, не услышал.
  - Волшебный фокус, - ответила она, слегка коснувшись рукой его руки. - Наверное, это Бэклин колдует. Другие мелкие волшебники на такое не способны.
  Стол с пирующими начал постепенно опускаться. Андрей встревожился: внизу была самая настоящая вода, он её видел, слышал её плеск. Она была уже в двух метрах... в одном...
  Ноги мальчика погрузились в воду, но он не почувствовал её. Сквозь воду проступили очертания дворцового сада и террасы, и тут вода исчезла. Стол и кресла с гостями опустились на мраморный пол.
  На этом волшебные фокусы закончились. Колокольчики стихли, танцующие девушки, эльфы и цветные огни пропали, солнце стало самим собой. Мелкие волшебники, сидевшие кружком на траве перед террасой, встали и поклонились пирующим. Те тоже встали и благодарили волшебников поклонами и улыбками. Андрей хотел было захлопать, но, видя, что никто не хлопает, опустил руки. По-видимому, хлопать в Волшебной стране было не принято, как и пожимать друг другу руки.
  Волшебники снова начали подходить к Мэри и Андрею, на этот раз чтобы попрощаться. После пира они разлетятся по своим странам. Молодые люди кланялись в ответ. Когда пришла очередь Бэклина, он приблизился к Андрею и прошептал:
  - Сегодня тебя ожидает большая радость.
  - Какая? - спросил мальчик.
  Но Бэклин уже отошёл в сторону. Мэри и Андрей раскланялись со всеми мелкими волшебниками и снова сели за стол. Пир продолжался.
  После фокусов начались танцы. На террасе танцевали придворные, а в саду - многочисленные гости. Музыка доносилась и из города. Там повсюду горели огни и народ веселился.
  К Андрею с чрезвычайно важным и таинственным видом подошёл Синтен Янс. Наклонившись, сказал негромко:
  - Государь, вас ожидают феи Виллина, Стелла и Элиастра. Они просили передать, чтобы вы явились к ним в одежде, в которой прибыли из Внешнего Мира. Она находится в ваших комнатах.
  У Андрея ёкнуло сердце.
  
  
  Прощание
  
  - Кажется, меня отправляют, - сказал мальчик, вставая.
  Встала и побледневшая Мэри. К ним подошли Страшила, Железный Дровосек и Смелый Лев. Чувствуя, что пришла пора прощаться, все были взволнованы.
  - Я провожу вас, - сказал Янс Андрею.
  Янс и друзья проводили мальчика до его комнат и остались ждать в коридоре. Андрей наскоро переоделся. С минуту он вертел в руках ножны с мечом, не зная, как с ними быть. В рюкзак они не влезали, а о том, чтобы с ними расстаться, он и мысли не допускал. В конце концов, он надел ремень с ножнами поверх рубашки, сверху надел зимнюю куртку. В куртке, в ушанке, с рюкзаком за плечами и с клюшкой в руке он вышел в коридор.
  Мэри протянула ему небольшую шкатулку, выложенную мелкими жемчужинами. Открыв её, Андрей обнаружил, что шкатулка наполнена бриллиантами, изумрудами, рубинами и сапфирами. Самый маленький камень был величиной с фасоль, а самый крупный - с грецкий орех.
  - Это подарок тебе, - сказала девочка.
  - Спасибо, - Андрей взял один камешек и повертел его. При свете ламп мелко ограненный камень засверкал, как маленький огонёк. - Потрясающе!
  Мальчик убрал камень в шкатулку, закрыл её и засунул в рюкзак, между шлемом и коньками.
  - Хорошо, что у меня есть что-то от Изумрудного города, - сказал он с улыбкой. - А то ведь дома расскажу, и не поверят!
  Синтен Янс торопился, поднимаясь по бесконечным лестницам: нельзя заставлять ждать могущественных правительниц Волшебной страны. Андрей с друзьями не отставали.
  Бородач остановился у выхода на крышу.
  - Прошу вас, - сказал он с поклоном.
  Двери раскрылись, и мальчик вышел на небольшую плоскую площадку под открытым небом. Площадку со всех сторон окружали верхушки башен, увенчанные огромными изумрудами, а посреди площадки, в белоснежных креслах с высокими спинками, расшитыми лилиями, хризантемами и ландышами, сидели три феи. Посредине сидела Элиастра, закутанная в полупрозрачную оранжевую шаль, слева от неё - Виллина в мантии с золотыми звёздами, справа - Стелла в свободном розовом платье с цветами. У каждой феи был свой волшебный жезл с особым наконечником. У Элиастры наконечник был в виде крупного бриллианта, излучавшего золотисто-оранжевый свет, у Виллины - в виде светящейся звезды, у Стеллы - в виде розы, окружённой красноватым сиянием.
  Андрей приблизился к волшебницам. Его друзья остались стоять в дверях.
  - Пришла пора отправить тебя домой, - сказала Андрею Элиастра. - Ты это заслужил.
  - Я поразилась, как легко ты справился с труднейшим заданием, - прибавила Стелла. - Наверное, ты так и не осознал до конца, каких сильных врагов одолел.
  - А я ни минуты не сомневалась, что он справится, - сказала Виллина, - ведь на него указала моя волшебная книга.
  - Я прямо сейчас вернусь? - спросил мальчик.
  У него захватывало дух при мысли, что Волшебная страна сейчас уменьшится и, как космический корабль, понесёт его прямо к Земле.
  - Да, но на этот раз ничего уменьшать не придётся, - молвила оранжевая фея, словно прочитав его мысли. - Нас теперь три волшебницы, и, объединившись, мы сможем применить другое волшебство, более сильное.
  - Во Внешний Мир ты вернёшься мгновенно, - сказала розовая фея. - Напоследок я хочу спросить у тебя: ты и в самом деле не хочешь остаться у нас?
  Андрей вздохнул.
  - Тут хорошо, но дома лучше, - ответил он. - А вообще-то, я бы с радостью ещё раз побывал в Волшебной стране.
  - Видишь ли, дитя моё, - сказала жёлтая фея. - Для того, чтобы переправить сюда человека из Внешнего Мира, нужен серьёзный повод. Например, нашествие злых колдунов, вторжение пришельцев или ещё что-нибудь особо ужасное. Так просто, без повода, перемещение невозможно.
  - Если ты останешься, я подарю тебе вечную молодость, - сказала Стелла. - Ты обменяешься с Мэри кольцами и станешь королём Изумрудного города.
  Андрей промолчал, потупившись. Пожалуй, он не отказался бы навсегда подружиться с Мэри, но он уже принял решение вернуться домой. И вернётся.
  - А может, правда, останешься? - Мэри подошла к нему и взяла за руку. - Мы все этого очень хотим!
  - Да, да, - наперебой заговорили Страшила, Дровосек и Лев, - оставайся!
  - Ты не похож на жителя Волшебной страны, в тебе есть что-то особенное, - сказала Мэри. - И поэтому мы так сильно тебя любим.
  - По мудрости ты не уступаешь мне, - сказал Страшила.
  - У тебя в груди бьётся очень доброе сердце, - сказал Железный Дровосек.
  - О твоей храбрости я уж не говорю, - сказал Смелый Лев. - Никто, кроме тебя, не вышел бы сразиться с Танугром один на один!
  - Второго такого, как ты, нет, и не будет, - прибавила Мэри. - Так ты останешься?
  В её голосе слышалась надежда, и Андрей медлил с ответом. Ему, и правда, тяжело было расставаться с друзьями и Волшебной страной. В груди щемило при мысли, что он никогда больше не увидит Мэри, Страшилу, Железного Дровосека и Смелого Льва, которые всегда были рядом и поддерживали его в трудные минуты. Но ещё больше ему хотелось увидеть маму и папу, друзей, знакомые улицы. Он так скучал по ним всё это время и боролся за то, чтобы вернуться к ним!
  Мальчик посмотрел на друзей, окинул взглядом башни с изумрудами, сверкавшими в догорающих солнечных лучах.
  - Нет, - сказал он твёрдо. - Я дома должен быть.
  Мэри заплакала. Железный Дровосек понурился, Смелый Лев уткнулся головой в передние лапы, а Страшила остался стоять и глядеть перед собой. Наверное, он бы тоже заплакал, если бы мог.
  Волшебницы встали с кресел, окружили Андрея и направили на него свои жезлы.
  - Бамбара, чуфара, скорики, морики, - произнесли они хором.
  Наконечники жезлов разгорелись, вокруг мальчика заклубился воздух.
  - Андрей, прощай! - крикнула Мэри.
  - Прощай, прощай, - вторили ей Дровосек, Страшила и Лев.
  - Пикапу, трикапу, лорики, ёрики, - говорили волшебницы.
  - Прощайте! - крикнул Андрей.
  Вихрь закрутился ещё быстрее, и принял форму шара. Мальчик весь скрылся в нём. А потом шар оторвался от крыши, повисел пару секунд в воздухе и беззвучно пропал.
  На крыше, где только что клубился вихрь, лежали жемчужная шкатулка и меч в ножнах на кожаном ремне.
  
  
  Возвращение в новогоднюю ночь
  
  Темнота, в которой оказался Андрей, рассеялась так же внезапно, как и наступила. От неожиданности он не устоял на ногах и упал лицом на что-то мягкое и холодное. Мальчик не сразу сообразил, что это снег. Обычный снег. А сам он лежит в сугробе.
  Только что в Изумрудном городе был тёплый солнечный вечер, а сейчас морозная зимняя ночь. И это не Изумрудный город. Андрей узнал заснеженный парк Дворца Пионеров, Университетский проспект, фонари, занесённые снегом деревья и восьмиэтажный дом на углу. Это Москва. Он в Москве, валяется в большущем сугробе.
  Андрей и сугроб узнал. Он совсем недавно шёл здесь и наткнулся на маленькую Волшебную страну. Но тогда бушевала вьюга, а теперь небо было чистым, и в нём горели звёзды.
  Он вспомнил о мече и схватился за левый бок. Ножен с мечом не было. Не было и ремня, на котором они висели. Решив, что ремень отцепился при приземлении, он торопливо встал и, увязая в снегу, осмотрел всё вокруг. Ремня не было. Наверное, ремень с ножнами отцепился, когда Андрей перелетал сюда из Волшебной страны. Он потерялся в темноте, в которой был мальчик. А с ним потерялись и ножны, и меч.
  К счастью, клюшка не потерялась. Мальчик подобрал её и, проваливаясь в сугробах, направился к отверстию в ограде. Через него он выбрался на заснеженный тротуар. На тротуаре лежал ровный нетронутый снег. И вся ночная Москва была тиха и безлюдна, только на проспекте изредка проезжали машины.
  Андрею вдруг пришло в голову, что он вернулся в другое время. Ведь если здраво разобраться, он побывал в космосе, а там время течёт по-другому, не так, как здесь. Он был даже не в космосе, а в Волшебной стране, где со временем ещё непонятнее. Может, одна минута, проведённая там, приравнивается к одному году здесь.
  Идя к дому, он думал только об одном: который сейчас год? А месяц? А день? От этого зависело всё. Особенно то, как он появится перед родителями и что он им скажет.
  Он улетел с Земли во время страшного бурана, а сейчас было тихо и ясно, на небе - ни облачка. Но, если приглядеться, повсюду видны следы непогоды. Скорее всего, буран был, и кончился совсем недавно. Припаркованные машины засыпаны снегом, заметён двор с гаражами, асфальт весь белый, ни одного следа. Андрей первый, кто идёт здесь после снегопада. Наверняка это та самая ночь, когда он улетел, только буран успел пройти. Жаль, что он не догадался спросить об этом Виллину...
  Андрей оглянулся на проспект, и увидел большой плакат, подсвеченный прожекторами. Плакат стоял к нему боком. Изображения не видно было. У Андрея сильнее застучало сердце: на плакате должно быть поздравление с новым, 2001 годом. Если он вернулся в другое время, то и на плакате должно быть что-то другое. Например, поздравление с другим годом.
  Мальчик разрывался между желанием бежать к подъезду и страхом, что он всё-таки угодил в другое время. Наверное, правильнее будет сначала посмотреть на плакат и убедиться, что он находится в той самой новогодней ночи.
  Он поправил на спине рюкзак и зашагал к проспекту. Из-за угла вышел прохожий с ёлкой под мышкой и, проваливаясь в снегу, торопливо направился к повороту во двор. Мальчик приободрился. Ёлка - значит, Новый Год! Он зашагал быстрее. Ещё не дойдя до проспекта, он увидел, что на освещённом плакате улыбается бородатый розовощёкий Дед Мороз и красуется крупная надпись: "С новым, 2001 годом!"
  Андрей повернулся и побежал со всех ног. Ворвался в подъезд. В вестибюле, потрескивая, светилась длинная лампа дневного света и освещала синюю облупленную стену с рядами почтовых ящиков и дверь лифта с зелёным огоньком. Андрей сорвал со спины рюкзак, швырнул на пол и, замирая от волнения, сунул в рюкзак руку. Шкатулки не было! Выходит, у него ничего нет, что могло напомнить ему о Волшебной стране! Теперь бесполезно рассказывать, как он побывал в Изумрудном городе и видел Страшилу, Смелого Льва и Железного Дровосека. А в сражения с колдунами тем более никто не поверит.
  Настроение снова упало. Придётся оправдываться в опоздании, придумывать отговорку. Впрочем, придумывать тут нечего. Буран! Он заблудился в буране и поэтому опоздал!
  Он вздрогнул, услышав громкий хлопок, и обернулся к окну. За окном взлетела в небо фейерверочная ракета. В первый момент он подумал, что это опять какое-то волшебство. Нет, конечно, это не волшебство. Просто каждую новогоднюю ночь у них во дворе запускают фейерверки. Наверное, уже пробило двенадцать. Или скоро пробьёт. Вслед за первым хлопком словно протрещала пулемётная очередь, и в небо со свистом взвилась целая гроздь ракет. В небе они рассыпались светящимися огнями. Это было красиво, но не шло ни в какое сравнение с невероятными чудесами, которые он только что видел в Изумрудном городе.
  Если фейерверк - значит, Новый Год. Андрей вернулся в ту самую ночь, в которую улетел. На Земле прошло часа три или четыре.
  И всё равно, это много. Родители наверняка волнуются. Андрея с такой силой охватило желание увидеть их, что он не стал ждать, когда подойдёт лифт. Он выбежал на лестницу и что было духу помчался вверх по ступенькам.
  
  
  2020 г.
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"