Волознев Игорь Валентинович: другие произведения.

Когда боги рыдают

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    90-е годы. В Москве царит бандитский беспредел. На улицах почти каждый день гремят выстрелы, льётся кровь. Для преступников нет ничего святого. Габай и его "братки" проникают в храм и крадут старинную икону в драгоценном окладе, усыпанном изумрудами и рубинами. Но три "братка", которым поручено перевезти краденые драгоценности, неожиданно погибают в автокатастрофе. Камни пропали. Габай ищет их по разным местам, но тщетно. И тут выясняется, что один из погибшей троицы не совсем погиб. Его мозг уцелел. Благодаря умелому врачу с ним удаётся связаться. Габай узнаёт от этого "полутрупа" место, где припрятаны камешки. Но находит он там совсем другое...

  Игорь Волознев
  
  
  
  
  
  КОГДА БОГИ РЫДАЮТ
  
  
  Глава 1
  
  Главарь бандитской группировки Ильяс Габаев, по кличке Габай, проснулся от телефонного звонка.
  Ранние звонки Габаю никогда не нравились. А этот не понравился особенно. Слишком уж настойчиво бил в уши. Не раскрывая глаз, Габай зевнул, заворочался, зашарил вокруг себя могучей ручищей, словно пытался дотянуться до упрямо трезвонившего аппарата. Пружины старой кровати заскрипели под его огромным телом. Наконец он сел, спустил ноги на пол. Не без труда разлепил глаза. Несколько секунд тупо, без единой мысли смотрел на бледно-синее забрызганное дождём окно, прислушиваясь не то к звонкам, не то к гулу в своей большой стриженой голове.
  Телефон не умолкал.
  - Габай, возьми трубку! - сонно рявкнул из дальнего угла Гугнивый. - Спать невозможно!
  В полутёмной комнате зашевелились проснувшиеся братки, закашляли, глухо заматерились по адресу звонившего телефона.
  Единственная комната квартиры, которую Габай снимал на московской окраине, была захламлена и загажена после вчерашней попойки, продлившейся далеко за полночь. Кровать, по праву хозяина, досталась Габаю. Остальные устроились на полу. Спали среди луж пролитого пива, сальных свёртков, шелухи и пустых бутылок.
  Голова главаря раскалывалась. Вчера он выпил значительно больше нормы. Но ведь и повод был серьёзный! Вчера в автомобильной катастрофе погибли три члена его группировки. "Вольво" на полном ходу врезался в придорожное дерево. Сотрудники ГИБДД определили, что водитель не справился с управлением, а медицинская экспертиза показала, он был пьян. Личности двоих установили по документам, которые у них оказались при себе. Это были Вячеслав Папанин и Семён Мозжейко. Насчёт третьего милиция ничего сказать не могла, но Габай с братками и без милиции поняли, что это Михалёв. Больше некому.
  Стражи порядка созвонились с женой Папанина, та тут же приехала и опознала мужа. Папанин, сидевший за рулём, скончался на месте. Двое других, насколько было известно Габаю, ещё прожили какое-то время, их вроде бы даже успели довезти до больницы, но и они, не приходя в сознание, отправились на тот свет вслед за Папаниным.
  Папаню и Сёму главарю было особенно жаль. Это ветераны банды, они стояли у её истоков, считались людьми надёжными, проверенными. Им не скоро найдёшь полноценную замену, если вообще её можно найти в нынешние нелёгкие для уголовного мира времена. Бандитская "работа" уже не считается престижной, как было ещё несколько лет назад, в самом начале девяностых.
  Зато о третьем погибшем - Михалёве, Габай не слишком сожалел. Денис был новичком в банде и в доверие к браткам так и не вошёл. У Габая он был на побегушках, серьёзных поручений ему не давали. По мнению главаря, этот парень в свои неполные двадцать лет слишком много о себе мнил. Мечтал о красивой жизни, дорогих машинах, кредитных картах, а сам и пальцем не хотел пошевелить, чтобы заработать всё это. Он даже внешне не походил на "нормального пацана": худощав, не силён физически, броско одевался, норовя напялить что-нибудь пёстрое, дорогое, не курил, не качал каждый день мышцы и - что совсем уж неслыханно для бандита - тратил время на посещение театров...
  Телефон продолжал заливаться, отдаваясь в мозгах главаря звенящим эхом.
  - Габай, ты возьмёшь трубку или нет? - завопил Качок. - Сними её и брось, чтоб не звонило, а то и так голова трещит...
  Габай, шлёпая босыми ногами, добрался до стола.
  - Да, - пропыхтел в трубку.
  В ней пронзительно заверещало:
  - Сколько тебе можно звонить!
  Бандит вздрогнул, узнав визгливый голос вора в законе Жихаря. Сон мигом слетел с него. Держа трубку возле уха, он ногой придвинул к себе стул и тяжело опустился на него.
  - Ты что там, дрыхнешь? - в голосе Жихаря сквозило раздражение. - Слушай сюда. Завтра пришлю к тебе пацанов за товаром. Выдашь им всё, понял?
  - Семёныч, погоди... - пробормотал Габай. Взгляд его сделался тревожным, бегающим. - Товар ведь остался у Папани, а он погиб...
  - Ты хочешь сказать, что товар пропал?
  - Нет, нет! Ты что! Просто у нас тут такое дело... - Габай даже осип от волнения. - Папаня убрал всё в надёжное место, а сам грохнулся... Понимаешь, разбился в машине по пьяной лавочке... Проблема, стало быть...
  - Меня не гребёт! - яростно перебил вор. - Решай свои проблемы сам, а мне товар нужен завтра! В крайнем случае - послезавтра! Я уже договорился с людьми насчёт него.
  - Будет в лучшем виде, - Габай, весь в холодном поту, обвёл глазами братков.
  Приказы Жихаря полагалось выполнять незамедлительно. Даже небольшая задержка была чревата последствиями. Этому влиятельному воровскому авторитету, контролировавшему деятельность доброй дюжины московских преступных группировок, достаточно было дать команду, и Габая с его братвой в тот же день лишат авторемонтной мастерской и тех немногочисленных торговых павильонов, над которыми они держат "крышу". И это будет ещё не самое худшее из зол!
  Жихарь требовал передать ему рубины и изумруды, которые братки Габая добыли в одной из подмосковных церквей. Заказчиком кражи был сам Жихарь. Зная, что у Габая есть два первоклассных специалиста по взлому замков - Дугин и Мозжейко, а также знаток церковного антиквариата Пискарь, вор доверил операцию именно его банде.
  
  
  В ту ночь на дело вышли семеро, включая самого Габая. Охранников нейтрализовали быстро. Гораздо больше хлопот доставила сигнализация, но спец по электричеству Гугнивый справился и с этим препятствием. А уж когда проникли в храм, за поиски нужных икон взялся многоопытный Пискарь. Те две иконы были спрятаны в укромном боковом приделе, в двух прочных, как сейфы, металлических ящиках. Браткам пришлось основательно повозиться с замками на них, но в конце концов и они были взломаны. Два образа в роскошных, усыпанных драгоценными камнями серебряных окладах находились в этой церкви ещё с девятнадцатого века. После большевистского переворота их реквизировали, направили в музейный фонд, а позднее продали за границу вместе с изделиями Фаберже и другими художественными ценностями. Пару месяцев назад потомки купивших иконы русских эмигрантов привезли их в Россию и торжественно вернули на прежнее место. Церемонию возвращения реликвий показывали по телевидению. На эти-то иконы, а точнее - на камни оклада, и позарился Жихарь. Иконы авторитета не интересовали, они были слишком известны и потому сбыть их было трудно, а вот на камни у него имелся покупатель.
  Вся операция заняла какой-нибудь час. Братки сняли с икон драгоценные оклады и унесли с собой. Сами иконы "благородно" оставили в церкви. Той же ночью приступили к отделению камней. Работа оказалась трудоёмкой и кропотливой, бандиты занимались ею весь остаток ночи и всё следующее утро. В результате набралось больше двух десятков довольно крупных рубинов и изумрудов, не считая агатов, топазов, редких дымчатых опалов и сердоликов. Когда все камни были сняты с окладов и уложены в специально приготовленный замшевый мешочек, Габай созвонился с Жихарём и доложил о полном успехе дела.
  К тому времени законник уже получил сообщение от своих осведомителей в МВД, что милиция намерена взяться за поиски похищенных окладов круто и со всей решимостью, и потому велел Габаю пока оставить камни у себя и "залечь на дно". Информация оказалась верной: милиция провела крупномасштабные облавы по всей Москве и Московской области. Обыскивали антикваров, скупщиков краденого, наведывались во все места, где могли оказаться камни, побывали даже у самого Жихаря - в МВД был хорошо известен его интерес к ювелирным изделиям, - но ничего не нашли.
  После кражи Габай с братками ещё какое-то время оставался в Подмосковье, а потом с основной частью банды уехал в столицу, передав камни на хранение Папанину, жившему в деревне под Климовском.
  Через несколько дней и тот выехал в Москву, предварительно спрятав камни в один из своих тайников. Заодно припрятал и "заначку" - сто пятьдесят тысяч долларов наличными, которые Габай с братками откладывали "про чёрный день".
  Тайников у Папанина было множество, недаром в банде он выполнял роль кассира. Вообще создание тайников было его любимейшим занятием, идеей фикс, которой он посвящал всё свободное время и предавался со страстью истинного художника. Он устраивал их всюду, где ему случалось прожить хотя бы неделю, а так как он жил понемногу почти у всех членов банды, то в квартире или в доме у каждого братка имелся сделанный им тайник. Приходя в гости к кому-нибудь из напарников, он опытным глазом осматривал жилище и сразу находил место для тайника. Браток, бывало, жил в съёмной квартире, через месяц надо было съезжать и тайник ему вроде был ни к чему, но Папанин убеждал его, что каждый уважающий себя пацан должен иметь в доме укромное место, где можно прятать на случай милицейской облавы оружие и ценности, и тут же принимался изобретать что-нибудь в углу прихожей или под сиденьем стула. Часто он устраивал тайники просто так, "для души". Мастер на все руки, Папанин однажды сделал тайник в спичечной коробке. На спор предложил браткам обыскать его и найти стодолларовую купюру. Те раздели его догола, но купюру в двойном дне коробки так и не нашли. Поэтому неудивительно, что именно Папанину было доверено спрятать похищенные камни.
  Накануне своего отъезда в Москву Папанин позвонил Габаю. Телефонной связи бандиты не доверяли и о важных вещах старались говорить намёками. Папанин заверил главаря, что "товар" в "тайничке", но не уточнил, в каком именно. Сказал только, что это "обычное место". Габай даже не поинтересовался, что именно Папанин имел в виду под "обычным местом", решив, что это известный им обоим тайник в сарае во дворе папанинского дома. И теперь, когда Папанин погиб, не доехав до Москвы, а Жихарь неожиданно потребовал передать ему камни, главарь почувствовал себя как-то очень неуютно. До него вдруг дошло, что "обычным местом" может быть не только тайник в сарае...
  
  
  - Ты чё, оглох? - рявкнуло в трубке. - Слышишь, чё те говорят? Ещё не хватало, чтоб ты мне мозги пудрил со своим Папаней!
  Габай схватился за гудящую голову. Болело так, что он не мог ни о чём связно подумать, а тут ещё, как штопор, ввинчивался в ухо звенящий рёв Жихаря:
  - Выдашь товар послезавтра, понял?
  - Семёныч, товар будет... - простонал Габай, бледнея от недобрых предчувствий. - Только, понимаешь, Папаня его заныкал где-то, и не сказал где...
  - Смотри, Габай, играешь с огнём, - вор зловеще понизил голос. - Протянешь до субботы - по-другому будем разговаривать. Я шутить не люблю!
  - Да не волнуйся ты... Разве у меня когда чего пропадало?... А вот только незадача вышла с Папаней... Надо ж было ему грохнуться не вовремя...
  - Короче, до послезавтра!
  В трубке поплыли гудки. Габай положил её на рычаги и тяжко вздохнул. Вот непруха! Голова после вчерашнего не работает, а тут надо думать, соображать, что Папанин имел в виду под "обычным местом"...
  - Подъём! - зычно крикнул он. - Хватит спать, уже день давно! Пискарь, вставай, надо ехать за камнями, а то Жихарь нас всех в унитаз спустит...
  Вопрос о том, где Папанин мог спрятать ценности, мельком обсуждался ещё вчера во время застолья. Пискарь и Гугнивый уверенно заявили, что все тайники Папанина им хорошо известны и что камни с деньгами найдутся без проблем. Но сегодняшний звонок Жихаря заставил Габая по-иному взглянуть на ситуацию. А что, если в сарае и вообще в климовском доме камней и долларов не будет? Что, если Папаня спрятал их где-то в другом месте? Папанинские тайники имелись везде, где когда-либо обитали члены банды, то есть были разбросаны чуть ли не по всей Москве и Московской области. И сейчас, на более-менее трезвую голову, найти их и осмотреть вдруг представилось главарю делом далеко не таким простым, как казалось вчера. Надо ещё учитывать, что некоторыми тайниками Папанин пользовался редко, и знавшие о них бандиты могли попросту забыть их местонахождение. А Жихарь дал на всё два дня!
  Рыгая от волнения, Габай плеснул в стакан водки и выпил залпом.
  - Подъём, кому сказано! - повторил он. - Надо быстро гнать к Лидке и всё у неё обшмонать. Время терять нельзя!
  - Да сыщем, не кипишись, - беспечно прогудел крепкий низкорослый Качок, натягивая на себя штаны. - Знаю я, куда он их заныкал...
  Габай пристально посмотрел на него.
  - За базар отвечаешь?
  Качок дурашливо засмеялся и покачал головой.
  - Не-а!
  - Если Папаня что спрячет, то будь здоров, - ухмыльнулся долговязый, с перебитым носом, Ваня Дугин. - У меня на квартире он офигенный тайничок сделал, я в нём иногда заначку от жены прячу. Она сто раз шмонала и ни хрена не нашла!
  - Папаня был конспиратор что надо, - подтвердил синий с похмелья Толубеев. - Второго такого не найдёшь. Тайник мог устроить в любом месте. В той квартире на Варшавке, которую мы с Водолазом снимали в прошлом году, в люстре тайник сделал. Мы там волыны держали. Представляете: волыны - в люстре!
  - Ладно, завязываем трёп, - пробурчал главарь. - Быстро собираемся и едем!
  
  
  Глава 2
  
  С главарём поехали четверо. Остальным Габай велел оставаться в квартире и ждать его звонка.
  Побитые "Жигули" девятой модели остановились у калитки уединённого дома в окрестностях Климовска. Дождь, моросивший всё утро, перестал, но было хмуро, сыро. Задувал ветер. Лидия, жена погибшего Папанина, худощавая, болезненного вида женщина, вышла встретить братков на крыльцо, кутаясь в тёплый платок. Она сообщила лишь то, что Габаю и так уже было известно: вчера около полудня её муж с двумя приятелями сели в машину и поехали в Москву. Чтобы он что-то прятал, она не видела. Впрочем, это было понятно: Папанин никогда не посвящал жену в свои дела, и ценности он спрятал, конечно, втайне от неё.
  - Ладно, всё ясно, - отмахнулся от неё Габай и сразу направился к сараю.
  В сарае, служившем также гаражом, стоял недавно купленный джип "Гранд-Чероки". Джип был приобретён на деньги банды и считался общей собственностью. Как и тот "Вольво", на котором разбились вчера братки.
  - Хорошо, что Папаня поехал на "Вольво", - заметил по этому поводу скуповатый Дугин. - "Вольво" - старьё, его всё равно надо было сбывать, а вот если бы такой красавец грохнулся... - Ваня погладил глянцевый бок джипа.
  - Чем базарить, лучше бы свет включил, - проворчал Габай. - Тут темень, ни хрена не видать...
  Спотыкаясь в полумраке о какой-то хлам, главарь подошёл к дальней стене, отодвинул ящик и поднял край линолеумного покрытия. В образовавшейся дыре копнул землю. Крышка была на месте. Габай открыл её и сунул руку в углубление.
  В тайнике его пальцы нащупали холодное стекло. Кроме двух бутылок коньяка, здесь ничего не было...
  - В доме ещё один тайничок есть, - сказал Гугнивый. - На чердаке.
  Тщательно замаскированную полость в одном из деревянных перекрытий чердака он разыскал не без заминки. Без него, пожалуй, братки никогда бы не нашли этот второй тайник, даже если бы смотрели на него в упор.
  Но и он был пуст. Габай в сердцах выругался.
  - А сгоняем-ка на фазенду Сёмы, - предложил неунывающий Пискарь, худощавый мужчина сорока пяти лет, весь синий от лагерных татуировок. - Там Папаня тоже тайничок сделал, я точно знаю!
  Дом покойного Мозжейко находился всего в десятке километрах, и Габаю показалось вполне естественным, что Папанин мог наведаться к приятелю и спрятать ценности у него. Бандиты отправились туда.
  В тайнике у Сёмы, словно бы в насмешку над ними, лежали лишь две скомканные десятирублевые купюры...
  Посовещавшись, братки решили съездить в Щербинку. По пути в Москву Папанин наверняка проезжал через этот подмосковный городок, а значит, мог спрятать вещи там. В окрестностях Щербинки у бандитов имелась "берлога". Она, правда, посещалась ими редко, но многие знали, что Папанин и там оборудовал тайник.
  Сгустились тучи и усилился ветер, предвещая дождь, когда братки подъехали к одиноко стоявшему на окраине леса двухэтажному деревянному дому с высокой крутой крышей, увенчанной флюгером в виде стрелки. Дом был старый, захламлённый, с выломанными дверями и оторванными ставнями. Выгнав из него каких-то бродяг, бандиты быстро отыскали тайник в подвале. Он тоже был пуст.
  Габая прошиб холодный пот. Перед его мысленным взором возникло маленькое, морщинистое, с колючими глазками лицо Жихаря, и у него противно засвербело под рёбрами. Ему почему-то вспомнилось, как Жихарь со своим подручным Нугзаром допрашивали какого-то мужика, который им чем-то не угодил. Вор матерился и кричал Нугзару, чтоб бил сильнее. Нугзар очень старался, крякая при каждом ударе как мясник. Габай знал, что Нугзар любит бить своих пленников по селезёнке, считая, что боль будет сильнее, чем если бить по почкам. Селезёнка у Габая заранее болела.
  В Москву он вернулся злой и встревоженный, и сразу опрокинул в себя полный стакан водки. Приказал каждому бандиту "напрячь мозги" и вспомнить всё, что тот знает про папанинские тайники. Решено было завтра с утра проехаться по всем тайникам и осмотреть их. Все до единого.
  
  
  Глава 3
  
  Весь следующий день братки ездили по квартирам и осматривали тайники. Не найдя ничего в Москве, устремились в Подмосковье.
  Похищенные камни хранились у Папанина целых пять дней - вполне достаточный срок, чтобы отвезти их куда угодно. За это время Папанин побывал в гостях у Качка, в его деревенском доме в Бронницах, и в Наро-Фоминске, у Толубеева. Папанин мог спрятать камни у них, причём втайне от хозяев, как это он не раз проделывал. Жилища Толубеева, Качка и других братков были тщательно осмотрены, тайники в них найдены, но и там ничего интересного не оказалось, если не считать обнаруженных в тайнике у Толубеева двух тысяч долларов и золотого перстенька. Рослый, с привлекательным мужественным лицом Коля Толубеев, стыдливо запинаясь, объяснил, что перстенёк он собирался подарить любимой девушке, а деньги приготовил на поездку с ней в Египет...
  Тем же вечером, вернувшись к себе, Габай опорожнил почти полбутылки водки. Рыгая, мучаясь изжогой, он лёг, и перед ним снова появилась собачья мордочка Жихаря.
  - Камни нашёл? - злобно оскалившись, визжал законник.
  - Найду, гадом буду, - в сотый раз обещал Габай. - Не могли они пропасть.
  - У Нугзара в подвале потолкуем! - вопил вор. - Всё вспомнишь! Нугзар ещё не таким развязывал язык!
  Габай зарыдал.
  - Да чего вспоминать-то...
  - Кровью умоешься!
  Обмякшего Габая схватили и швырнули на грязный пол. Он заскулил, задёргался, отбиваясь от Нугзара.
  - Это всё раздолбай Папаня... - выл он, пытаясь отбиться от сильных нугзаровых рук. - Надо же было ему подохнуть не вовремя...
  Но его держали крепко.
  - Шеф, ты чего? - вдруг послышалось над самым ухом. - Снится, что ль?
  Раскрыв глаза, Габай вгляделся в бледный полумрак и обнаружил, что находится у себя в комнате, причём лежит почему-то не на кровати, а на полу. Гугнивый с Качком держали его под руки, видимо собираясь втащить обратно на кровать.
  - На, выпей, легче будет, - Пискарь поднёс ему стакан.
  Габай, стуча зубами о стекло, выхлебал водку до дна, закусил протянутым огурцом и только тогда, наконец, смог самостоятельно подняться с пола. Поддерживаемый братками, он уселся на кровать.
  - Никто не звонил?
  - Никто, - ответил Гугнивый.
  За окном серело скучное дождливое утро.
  "Жихарь, может, и звонить не будет, - уныло подумал Габай. - Сразу подвалит сюда со своим отморозком Нугзаром, а тот ещё ораву громил с собой приведёт... Попал я..."
  - Думайте, куда Папаня мог камни заныкать, - пробормотал он. - Думайте все. Он сказал, что схоронит их в обычном месте... - Габай посмотрел на Пискаря. - В каком "обычном месте"?
  Пискарь пожал плечами.
  - У себя, наверное, где же ещё?
  - Мы вчера там были! Нету там ничего!
  Браток не ответил.
  Все разбрелись по углам, опасаясь разговаривать на эту скользкую тему. Габай, сопя, направился в туалет.
  Он спускал воду, когда затрезвонил телефон. Все посмотрели на аппарат, но никто не сдвинулся с места. Габай медленно, как в трансе, подошёл к столу, положил руку на трубку. Подождал. Может быть, гудки прекратятся... Но телефон продолжал настойчиво звонить.
  Прошла минута, прежде чем главарь поднял трубку.
  - Алё, шеф, это я, - узнал он голос Дугина и облегчённо выругался.
  - Чего тебе?
  Габай был даже слегка заинтригован. С чего бы это Ване ему сейчас звонить? Вчера поздно вечером, после общего сбора банды, Дугин не остался ночевать у Габая, а поехал к себе в Бирюлёво.
  - Новость из больницы слышал? - В голосе Вани чувствовалось волнение.
  - Какую новость?
  - А тебе что, Лида не звонила?
  - Нет.
  - Она мне только что позвонила, минуту назад. Прямо из больницы, где щас Папаня. Она туда поехала договариваться насчёт похорон и всего такого. Так вот, Дениска-то, оказывается, ещё жив!
  - Что? - Осоловевший с похмелья Габай не сразу понял, о чём он говорит. - Как это - жив?
  - Так. Сердце вроде работает! Мне Лидия сама сказала. Он пока ещё в морге.
  Габай плотнее прижал трубку к уху.
  - Ванёк, слышь? - заревел он. - А что она сказала, он прочухался?
  - Нет ещё, но врач говорит, что шанс вроде бы есть.
  - Как это - шанс есть? Ты толком гуторь!
  - Да не знаю я ничего, шеф, я же там не был. Говорю только, что мне Лидия сказала.
  Главарь положил трубку и, удивлённо мотая головой, передал браткам новость. Все согласились, что парню крупно повезло.
  - Лучше бы Папаня выжил, чем этот хмырь, - заметил Качок.
  - Пацан в тот день был с Папаней и Сёмой, - многозначительно проговорил Пискарь. - Он может знать, куда Папаня спрятал камни.
  - Ну да, так Папаня ему и показал, этому щенку, - возразил Качок.
  - Конечно, ничего он ему не показывал, - согласились остальные. - Папаня ни в жизнь не стал бы ему показывать.
  Габай тоже кивнул.
  - Это точно, - он озадаченно поскрёб в затылке. - Хоть пацан и выжил, да нам от этого толку мало. Не поможет он в нашем деле.
  - А вдруг поможет? - не унимался Пискарь. - Пусть он не видел, куда Папаня спрятал вещички, зато он может сказать, чем Папаня занимался, куда ходил, что делал, где останавливался по дороге в Москву. Тут любая мелочь может навести на след!
  У Габая загорелись глаза.
  - А пожалуй, дело говоришь! - Он оглядел собравшихся. - Чую, надо сгонять в больницу, проведать, как здоровье Дениски!
  
  
  Глава 4
  
  Не прошло и часа, как он в сопровождении Пискаря, Гугнивого, Толубеева и Качка торопливо шагал по больничному саду. Небо закрывали низкие серые облака, моросил дождь. В безлюдных аллеях бандитам встретилось лишь несколько приблудных собак, кормившихся при больнице. Вспугнутые бесцеремонной компанией, они вяло побрехали и побежали прочь.
  За деревьями показалось жёлтое двухэтажное здание морга. В эту минуту от него отъезжала санитарная машина, видимо доставив сюда очередного покойника. В дверях, оставшихся открытыми, стоял долговязый мужчина в бледно-зелёном медицинском халате и такой же бледно-зелёной шапочке, курил и с любопытством смотрел на приближающуюся группу.
  - Слышь, мужик, - крикнул ему Габай, подходя. - Нам сказали, что трёх наших пацанов к вам доставили! Они в аварию попали!
  - Один вроде бы жив ещё, - прибавил Пискарь.
  Санитар почему-то засмеялся.
  - Ну да, жив, - он сказал это таким тоном, что братки поняли: наврала папанина жена. Михалёв тоже погиб.
  - Ты погоди ржать, - нахмурился Габай. - Нам точно сказали, что один живой. Михалёв его фамилия.
  - Подождите минуту, - санитар выбросил окурок и отлепился от косяка. - Сейчас спрошу.
  Он скрылся за дверью. Гугнивый не удержался, чтоб не заглянуть в здание.
  - Мужики, тут у них жмурики лежат!
  - Жмуриков, что ль, ни разу не видел? - буркнул Качок, однако протиснулся в дверь следом за ним.
  Санитар вскоре вернулся.
  - Можете войти, - сказал он, - но не все, а один или двое. Остальные пусть подождут.
  - Под дождём? - недовольно проворчал Пискарь. - Нет уж, мы все зайдём.
  - Не бойсь, ничего не тронем, - заверил санитара Толубеев.
  Косясь на только что привезённых покойников, бандиты миновали просторную прихожую и вошли в соседнее помещение, где находились раковины, ванны и какие-то приборы. Здесь также была лестница на второй этаж.
  - Тимофей! - послышался голос сверху. - Вечно ты оставляешь дверь в холодильник открытой!
  - Сейчас закрою, - отозвался санитар.
  - Это вы к Денису Михалёву? - спросил тот же голос.
  По лестнице спускался полноватый розовощёкий мужчина лет тридцати, с выстриженными рыжеватыми бачками, хипповской бородкой и маленькими юркими глазками, блестевшими сквозь стёкла очков. На нём, как и на санитаре, были бледно-зелёный халат и шапочка.
  Вид у мужчины был занятой, но посетителям он, похоже, обрадовался.
  - Вы его родственники? - спросил он. - Друзья?
  - Друзья, - ответил Габай.
  - Ну, слава Богу, что не родственники, - сказал мужчина. - А то терпеть не могу общаться с родственниками. Сплошные нервы, слёзы и трагедия. А вот друзья - это другое дело. Друзья, как правило, спокойнее переносят подобные вещи...
  - Короче, - перебил его Габай. - Что с Михалёвым? Он жив?
  Обладатель бородки окончательно спустился с лестницы.
  - Вначале разрешите представиться, - сказал он, останавливаясь перед Габаем. - Старший патологоанатом доцент Куприянов, Леонид Аркадьевич. А я с кем имею?
  - Можешь звать меня Ильяс, - ответил Габай.
  - Ваш товарищ был доставлен к нам в крайне тяжёлом состоянии, - в голосе Куприянова появилась суровость. - В крайне тяжёлом. Спасти его нашим врачам не удалось.
  - Так он помер? - спросил главарь.
  Доктор несколько секунд молчал.
  - И да, и нет, - ответил он уклончиво. - Видите ли...
  - Как это: и да, и нет? - взревел бандит. - Что-то ты гонишь, мужик!
  - Послушайте меня, - не обращая внимание на его грубый тон, спокойно продолжал Леонид Аркадьевич. - Дело в том, что тело вашего друга было очень сильно разбито, оно представляло собой настоящую мешанину мяса и костей, зато голова осталась почти не повреждённой. И я решил воспользоваться этим обстоятельством, чтобы... мм... как бы это сказать... - Он замялся. - Чтобы на практике проверить некоторые из моих научных выводов. Видите ли, я защитил диссертацию по головному мозгу и сейчас делаю серьёзную научную работу, для которой необходим эксперимент...
  - Чего-чего? - Габай смотрел на него, не понимая. - Ты, давай, по делу говори.
  - Дениска у вас, значит, за подопытного кролика? - раньше него смекнул Пискарь.
  - Можно и так сказать, - ответил доктор, застенчиво улыбнувшись. - У Дениса наступила клиническая смерть, и я, с разрешения нашего начальства, разумеется, решился на операцию по извлечению его головного мозга... Подобная операция проведена впервые в мире! - прибавил он не без гордости.
  - Так жив Денис или нет? - допытывался сбитый с толку Габай.
  - Определённо жив, - заверил его Леонид Аркадьевич. - Считайте, что я его вернул с того света, хотя, боюсь, это возвращение не доставит ему большой радости. Когда он осмыслит своё положение, не исключено, что он попросит отключить его от приборов, поддерживающих его жизнедеятельность...
  - А в себя он пришёл? - спросил Толубеев.
  - Ещё нет, но это должно скоро случиться.
  - Раз уж мы сюда припёрлись, то надо на него глянуть, - сказал Габай. - Где он?
  - В лаборатории, - доктор показал глазами наверх, откуда только что спустился. - Если вы хотите пройти к нему, прошу вас соблюдать тишину. Вашему другу необходим абсолютный покой.
  - Мы тихо, - пообещал Габай. - Давай, Аркадьич, веди.
  С пальцем на губах, повторяя: "Тсс!", доктор зашагал вверх по ступенькам. Братки гуськом двинулись за ним.
  Доктор поднялся на второй этаж, прошёл узким коридором и остановился на площадке у какой-то двери.
  - Вас тут слишком много, - сказал он шёпотом. - Пусть войдут двое, а остальные останутся в коридоре.
  - Лады, - кивнул главарь. - Пискарь, пойдёшь со мной.
  Вслед за доктором они вошли в небольшую белую комнату, освещённую горевшими под потолком лампами дневного света.
  Посреди комнаты стояла кушетка. На ней лежало тело, накрытое простынёй. Бросалось в глаза, что головы у тела нет. Рядом с тем местом, где должна была быть голова, стоял на невысоком столике самый обыкновенный аквариум, наполненный какой-то прозрачной жидкостью. Аквариум был накрыт крышкой с отверстиями. Габай не удержался от возгласа изумления: в жидкости находился человеческий мозг! Снизу к нему крепилась довольно толстая трубка, наподобие резинового шланга. Трубка проходила через дно аквариума и соединялась с простёртым на кушетке телом. От трубки ещё тянулись провода к мерно гудящим приборам у стены.
  Габай с Пискарём приблизились к аквариуму. Качок, Гугнивый и Толубей остановились в дверях и тоже во все глаза смотрели на аквариум, со дна которого время от времени всплывали крупные воздушные пузыри. Эти пузыри медленно подымались к поверхности и покачивали погружённый в жидкость мозг.
  - Это чё такое? - показывая на мозг пальцем, спросил ошеломлённый главарь. - Это Денис, да?
  Доктор кивнул.
  - Теперь вы сами можете судить о том, жив он или мёртв, - сказал он тихо, почти шепотом.
  - Если сердце бьётся, значит, жив, - тоже прошептал Пискарь.
  - К сожалению, сердца как такового у него нет, - ответил доктор. - Как нет печени, почек и ещё много чего другого. Жизнь в нём поддерживается исключительно благодаря этим приборам, - он кивнул на гудящие и поблёскивающие лампочками агрегаты. - У него всё искусственное - и дыхание, и работа сердца, и питание. Собственное его тело давно уже умерло, фактически остался жив один мозг. В этом и заключается суть моего эксперимента. Мне необходимо выяснить, способен ли мозг, получая лишь искусственную подпитку, существовать отдельно от тела, и как долго это может продолжаться. Если эксперимент удастся, перед человечеством откроются совершенно потрясающие, поистине фантастические перспективы. Ведь это означает, что можно пересаживать головной мозг так же, как мы сейчас пересаживаем почки, печень и сердце. Пересаживать мозг! Вы представляете себе, что это значит?
  Пока он говорил, в помещение просочились остальные бандиты. Гугнивый приподнял край простыни и посмотрел на тело. Оно всё было в запёкшейся крови и, действительно, представляло собой жуткое зрелище. От головы несчастного Михалёва остались, насколько можно было судить, только челюсти. Они и шея были перевязаны марлевыми бинтами, а туда, где находилось горло, был всунут конец шланга. Подобное зрелище вызвало судорогу брезгливости даже у видавших виды бандитов.
  Они ошеломлённо переводили глаза с трупа на аквариум и обратно.
  - Это значит, - продолжал Леонид Аркадьевич, увлекаясь, - что мозг из черепной коробки старика можно пересаживать в черепную коробку юноши, давая тем самым старому мозгу молодое тело и продлевая его существование. Если подходить к проблеме философски, то это прямой путь к бесконечному продлению функционирования отдельно взятого индивидуального сознания, иными словами - путь к вечной жизни, индивидуальному бессмертию!...
  - Стало быть, вы его будете в новую голову пересаживать, да? - догадался Пискарь.
  - Нет, что вы, - доктор даже улыбнулся такому наивному вопросу. - Если операции по пересадке мозга и будут возможны, то ещё очень нескоро. Для этого необходимы сотни, если не тысячи экспериментов... Я пока ставлю перед собой более скромные задачи. Единственное, что я хочу выяснить - это возможно ли в принципе отдельное от тела функционирование головного мозга. Я имею в виду сохранение присущих ему функций, вроде памяти, логического мышления, воспроизводства речи и тому подобного. Сейчас он снабжается кровью, насыщенной кислородом, и получает всё необходимое для жизнедеятельности, но, пока он не очнулся, у меня нет уверенности, что внутри него не произошли необратимые психосоматические изменения...
  - Что не стал дебилом, да? - Пискарь покрутил у виска пальцем.
  - Вот именно, - снова улыбнулся доктор. - Это самое главное в моём эксперименте: доказать, что ваш друг даже в таком виде продолжает сохранять адекватное восприятие окружающего.
  - А вы ещё не знаете? - спросил Пискарь.
  - Пока нет, но надеюсь скоро выяснить. Понимаете, какие-то процессы в мозгу вашего друга идут, это видно по показаниям приборов. Он реагирует на некоторые внешние раздражители, например, на звуки, но я ещё не могу однозначно интерпретировать характер этих реакций. Это станет возможным только тогда, когда удастся восстановить его речевые функции. У него сохранены гортань, язык и горловые связки, - доктор показал на перебинтованные шею и челюсти безголового. - Иногда он шевелит губами и языком, пытаясь, по-видимому, воспроизвести звук. Я собираюсь приспособить для него механический имитатор речи, применяемый при лечении некоторых случаев немоты. С его помощью, возможно, удастся различить отдельные слова или даже целые фразы. Вот тогда мы и будем делать вывод о том, адекватен он или нет.
  Из всего сказанного Габай понял только, что с помощью какого-то имитатора у Михалёва есть шанс заговорить.
  - Слушай, Аркадьич, - он взял доктора за халат и притянул к себе. - Сделай, чтоб пацан заговорил. Мне позарез нужно!
  - Мне тоже, и не меньше, чем вам, - ответил доктор, высвобождаясь и отступая на шаг. - Но гарантий, сами понимаете, никаких. Речевой имитатор - штука не слишком надёжная и к нашему случаю может не подойти...
  - А ты сделай, чтоб подошла, - Габай достал из кармана бумажник. - Ты уж постарайся.
  - Уверяю вас, мне самому не терпится поговорить с ним, - доктор с живейшим интересом смотрел, как гость извлекает из бумажника стодолларовые купюры. - Но раньше, чем через три дня, это осуществить не удастся...
  - Завтра пацан должен заговорить! - решительно произнёс главарь. - Завтра, понял?
  Помешкав пару секунд и для вида испустив сокрушённый вздох, доктор взял протянутые ему двести долларов.
  - Обещать не могу, честное слово... Это же эксперимент...
  - Нам срочно надо базарить с ним! - прорычал бандит.
  - Вы должны быть готовы к тому, что вместо членораздельной речи услышите бессвязный бред, - робко заметил эскулап.
  Габай посмотрел на него сурово.
  - Ты уж постарайся, чтоб не бредил. Хотя бы один день. А там уж хрен с ним, пусть бредит.
  - Я не Господь Бог. Обещать не могу...
  Бандит обернулся к аквариуму.
  - Денис! - рявкнул он во всё горло. - Слышишь меня?
  - Тише, тише, - встревожился доктор. - Тут надо соблюдать тишину!...
  - О, губы вроде шевельнулись! - воскликнул Пискарь, вглядываясь в повязки на горле.
  - Я что-то не заметил, - возразил Качок.
  Братки расхаживали по комнате, рассматривали приборы, трогали провода, тыкали пальцами в тело под простынёй, но самый большой интерес вызывал аквариум с мозгом. Гугнивый подошёл к нему вплотную и принюхался.
  - Пахнет, вроде, спиртом, - заметил он.
  - Осторожней, не заденьте провода! - волновался Леонид Аркадьевич. - Если слетит хотя бы один провод, жизнедеятельность мозга будет непоправимо нарушена и всё пойдёт насмарку. Мозг погибнет...
  - Жмурик, в натуре... - Гугнивый дурашливо смеялся.
  - Отвали от аквариума! - велел ему главарь. - Никому у проводов не ходить, поняли, нет?
  - Тем более кричать сейчас Денису бесполезно, - прибавил доктор. - Он всё равно вас не слышит. Звуковые сигналы должны воздействовать непосредственно на его слуховые рецепторы, а для этого надо соединить с микрофоном соответствующие отделы его мозга. Я займусь этим завтра.
  - Займись, а мы уж отблагодарим, - заверил его Габай. - Будешь доволен.
  Озираясь, он прошёлся по помещению, подёргал ручку небольшой дверцы в дальнем конце. Дверца оказалась незапертой. За ней обнаружилась крохотная комнатка, в которой хватало места только для письменного стола, двух стульев и массивного шкафа, мешавшего двери распахнуться настежь. В комнатке никого не было.
  - Здесь мой рабочий кабинет, - сказал доктор.
  - Тесновато тут у вас, - заметил Габай, закрывая дверь и возвращаясь в лабораторию.
  - Приходится довольствоваться тем, что есть, - развёл руками Леонид Аркадьевич. - Больничное начальство мои опыты не слишком-то одобряет. Провожу их, как говорится, на свой страх и риск...
  - Риск - дело благородное, - изрёк бандит.
  Заметив на одном из столов ручку, нацарапал ею на каком-то подвернувшемся листке свой телефон.
  - Как будет чего нового - сразу звони мне. Звони в любое время дня и ночи!
  Ошеломлённые увиденным, братки спустились вниз и вышли из здания морга.
  - А что, может, пацан прочухается и вспомнит что-нибудь про Папаню, - задумчиво сказал Толубеев. - Всякое на свете бывает...
  - Ты думаешь, он прочухается? - скептически ухмыльнулся Качок.
  - Этот очкарик - не дурак! - вскинулся Пискарь. - Михаля он откачает, кишками чую! Видел, какая у него рожа хитрая?
  - На жмурика надежды мало, - хмурясь, сказал главарь после долгого молчания. - Поэтому давайте думайте, где Папаня мог камни заныкать. Думайте, думайте все!
  
  
  Глава 5
  
  Браткам не пришло в голову ничего лучшего, как ещё раз съездить в деревню под Климовском и осмотреть папанин дом. Заодно, по предложению Гугнивого, "конкретно побазарить" с вдовой, у которой "хрен знает что на уме". Камни и деньги вполне могла "заныкать" она, узнав о смерти мужа.
  Дом при обыске чуть не разнесли на куски. Проверили и перепроверили тайники, "конкретно" поговорили с вдовой, но всё это ничего не дало. Лидия, с какой бы стороны к ней ни подступались, ничего о камнях сказать не могла.
  Общее замешательство рассеял Пискарь. Мало принимавший участия в поисках и напряжённо думавший о чём-то, он неожиданно поднял палец и произнёс торжественно:
  - "Вольво"!
  Все посмотрели на него с недоумением.
  - Помните ту старую "четвёрку", которую Качок зимой разбил под Подольском? - вдохновенно продолжал Пискарь. - В ней Папаня тайник оборудовал! В заднем крыле, у самой покрышки!
  - Да, верно, верно, - закивали братки. - Был у него такой тайничок.
  - Так вот, тайник мог быть и в "Вольво", - Пискарь понизил голос. - В том самом, который разбился!
  Бандиты переглянулись.
  - А разве в "Вольво" был тайник? - пробормотал Толубеев.
  - Я что-то не слышал о таком, - прибавил Габай.
  Пискарь с многозначительным видом пожал плечами.
  - Папаня мог просто не успеть сказать о нём...
  Габай сомневался недолго.
  - Надо проверить! - решил он.
  - Тачку давно уж на переплавку отвезли, - заметил Качок.
  - Вряд ли её успели переплавить, - возразил Пискарь. - Она наверняка сейчас в отстойнике. Знать бы только, где этот отстойник!
  - Узнать можно, - сказал Габай.
  И тут же, прямо из папанинской деревни, он начал названивать по мобильному телефону какому-то своему знакомому из ГИБДД.
  Не прошло и часа, как бандиты снова мчались по подмосковным дорогам, на этот раз держа курс к свалке старых машин. Среди ржавых груд они разыскали свой "Вольво" со смятым в гармошку капотом и залитыми кровью сиденьями. Здешним служащим дали "на лапу", чтоб не задавали лишних вопросов, и принялись кромсать и вспарывать корпус машины. К вечеру они раскурочили остатки многострадальной иномарки до последнего винтика, но тайника не нашли.
  Габай вернулся в Москву за полночь. Настроение было хуже некуда, а стоило вспомнить, что завтра - суббота, и предстоит объяснение с Жихарём, как его начинало мутить. Он пил, злился на братков и матерно ругал Папанина, который так некстати погиб.
  
  
  Глава 6
  
  В квартиру позвонили рано утром, когда рассвет только начинал брезжить. Звонки были долгими, требовательными.
  Гугнивый, протирая слипающиеся глаза, подбежал к окну.
  - Два джипа у подъезда стоят! - сообщил он взволнованно.
  - Жихарь, - прошептал побледневший Габай. - А с ним Нугзар с отморзками...
  Он заметался по комнате, пряча на всякий случай деньги. Выпитое накануне не выветрилось ещё из головы, ноги держали плохо. Габай задевал стол и стулья. Споткнувшись, он упал, потянул клеёнку и с ней всё, что стояло на столе. Квартира наполнилась грохотом падающих стаканов и бутылок.
  В воцарившейся затем тишине снова прозвучала заливистая трель звонка.
  Гугнивый подкрался к двери и заглянул в "глазок".
  - Габай, открывай! - рявкнули с площадки, услышав, как он подошёл. - Мы знаем, что ты тут!
  Браток обернулся к главарю.
  - Что делать будем?
  С усилием переставляя ноги, Габай вышел в прихожую.
  - Открой, - хрипнул он.
  Едва Гугнивый щёлкнул замком, как дверь с грохотом распахнулась и в прихожую ввалилось четверо коротко стриженых мужчин.
  Поджарый, смуглый, с резкими волевыми чертами лица Нугзар, сунув руки в карманы кожаной куртки, остановился перед Габаем. Под его глазом темнел синяк, рубашка и куртка были распахнуты, обнажая заросшую густым чёрным волосом грудь.
  - Что, Габай, перепил? - с ухмылкой спросил он. - Пахнет у тебя, как в параше!
  Габай попятился в комнату, поднял с пола опрокинутый стул и сел.
  - Жихарь послал меня за камнями, - сказал Нугзар. - Давай сюда.
  - Нету.
  - Уже сплавил?
  - И не думал сплавлять. Зачем оно мне? - Габай тяжело задышал. - Я же объяснил, этот жлоб Папаня где-то их заныкал, а потом разбился... Теперь найти не можем... - Он огляделся по сторонам и почему-то остановил взгляд на Пискаре, жавшемся к стене. - Где они - хрен их разберёт...
  - Значит, камней нет?
  Габай отрицательно мотнул головой.
  - Ты хоть знаешь, гнида, что Жихарь из-за тебя на крутые бабки попасть может? - зло, сквозь зубы, произнёс Нугзар.
  Его подручные достали пистолеты. Люди Габая, предчувствуя недоброе, сгрудились в дальнем углу.
  Габай начал подниматься со стула, но ослабевшие ноги не удержали его и он с руганью свалился на пол.
  - Найду я камни... - просипел он, тяжело вставая с четверенек. - Никуда они не делись, лежат где-нибудь в папанином тайничке... Найду, погоди...
  - Тебе и так целых два дня дали! - рявкнул Нугзар.
  - У нас пацан выжил в аварии, - с трудом ворочая языком, заговорил Габай. - Он всё время с Папаней был, так он завтра-послезавтра прочухается и всё нам расскажет... Он наведёт на след... Да найду я камни! - Он рванул на себе рубаху. - Гадом буду - найду! Передай Жихарю, всё в норме будет!
  Нугзар прошёлся по комнате, оглядывая скудную обстановку.
  - И взять-то с тебя нечего, - процедил он. - Живёшь как нищета... В заграничный банк, что ль, всё переводишь?
  - Откуда у меня бабки, Нугзар, сам подумай, - Габай, наконец, поднялся на ноги. - Два ларька и мастерская... Какой с них навар? Слёзы, а не навар...
  - Ты вроде бы недавно крутую тачку купил? - резко обернулся к нему Нугзар. - Джип, да?
  Габай замялся.
  - Да, - нехотя подтвердил он.
  - Сегодня к двенадцати пригони его ко мне.
  - Зачем?
  - Оформлять в мою собственность будем, как будто не ясно!
  - Но... - пролепетал растерявшийся Габай. - При чём тут джип?
  - При том. Тогда можешь искать ещё два дня.
  - Камни я найду, верняк...
  - Я тебя прямо щас должен доставить к Жихарю на разбор, но за джип уговорю его подождать пару дней. Только пару, не больше! - Нугзар показал два пальца. - Это всё, что я могу для тебя сделать, учитывая нашу старую дружбу.
  Габай посмотрел на него исподлобья. Никакой дружбы у него с Нугзаром не было, а вот джип было жаль. Совсем новая машина, на ней и поездить-то не успели.
  - Сегодня к двенадцати вряд ли получится, - пробормотал он. - Тачка далеко отсюда, в Подмосковье...
  - Меня не гребёт. Короче, ты понял насчёт джипа, да?
  - Понял, - кивнул Габай, вздохнув, и обречённо махнул рукой. - А, ладно, хрен с ним! Не найду камней - забирай его, так и быть!
  Нугзар засмеялся.
  - Ну нет, Габай, ты не понял. Джип ты отдашь мне за два дня, которые у тебя будут на поиски камней. А камней не найдёшь - пипец.
  Расслабленной походкой он прошёлся перед Габаем и вдруг резким замахом ударил его в живот. Здоровяк Габай даже не сдвинулся с места, только начал багроветь.
  - Это аванс, - Нугзар плотоядно улыбнулся. - А окончательный расчёт будет через два дня, если не найдёшь камни.
  Габай промолчал. Нугзар направился к двери, но у порога остановился.
  - И не вздумай слинять, - сказал он тихо, искоса поглядев на хозяина квартиры. - Из-под земли достанем.
  В прихожей хлопнула дверь. Габай с братками, приникнув к окну, смотрели, как посланцы Жихаря садятся в джипы.
  - Да, попали мы... - нарушил затянувшееся молчание Гугнивый.
  - Пискарь, налей мне, - хрипнул Габай. - Тошно что-то... Ну, Папаня, чтоб тебя на том свете в мясорубке измесило...
  Через полчаса, осушив два стакана, он завалился на кровать и заснул. Братки тоже разбрелись по углам досыпать.
  Габай спал тревожно. Временами начинал бормотать во сне и пытаться встать. Однажды это привело к тому, что он свалился с кровати. Поворочался, удобнее разлёгся на полу среди шелухи и пустых бутылок и снова заснул.
  Сквозь штору в полумрак захламлённой комнаты сочился утренний свет. Зычно сопел Качок в углу.
  
  
  Глава 7
  
  Бандитов разбудил телефон. К аппарату никто не подходил. Братки лежали, делая вид, что ещё спят. Габай зашевелился у кровати, приподнялся на локте и, бормоча ругательства, несколько секунд всматривался в трезвонивший аппарат. Потом схватил бутылку и со злостью швырнул в него. Вместо телефона попал в Качка.
  Звонки смолкли. Главарь облегченно перевёл дыхание, встал с пола и подошёл к столу. Обследовал стоявшие на столе бутылки. Убедившись, что выпить нечего, он уже собрался направиться в туалет, как вдруг звонок взвился снова. Выругавшись, Габай схватил трубку.
  - Да! - Он тяжело задышал в микрофон. - Кто это?... Аркадьич, ты?...
  В радостном волнении эскулап сообщил ему, что работал над установкой речевого имитатора весь вечер и всё получилось как нельзя лучше. Задумка сработала. Имитатор сделал голос Дениса разборчивым и теперь стало совершенно ясно, что мозг не пострадал, а если и пострадал, то очень незначительно.
  - Правда, я ещё не знаю точно, вполне ли Денис адекватен, - как бы спохватившись, прибавил доктор. - Он похож на больного в бреду. В его ответах чувствуются некоторые несообразности. Но даже это большой успех, согласитесь. Главное - мозг жив! Признаюсь, я не слишком надеялся на это. И вдруг такая удача. Это же мировая сенсация... Ещё раз убедительно прошу никому не говорить о том, что вы видели у меня в лаборатории, иначе начнётся ажиотаж, набежит целая свора любопытных, газетчики, телевидение...
  - Ладно, с этим замётано, - сипло перебил бандит. - Ты лучше скажи, с Михалём можно нормально побазарить?
  - Понимаете, Денис пока не осознаёт своё положение. Автокатастрофу он помнит, и считает, что попал в больницу с сотрясением мозга. Говорит, что чувствует себя хорошо. Спрашивает, когда его выпишут...
  - Ты гений, Аркадьич! - заревел в трубку обрадованный Габай. - Следи, чтоб он у тебя не откинулся! Я щас еду!
  Окрылённые надеждой хоть что-то узнать о потерянных камнях, бандиты наскоро привели себя в порядок и помчались в морг. С ними не поехал только Толубеев, которого Габай отправил к папаниной вдове за джипом.
  - А может, потянем с тачкой? - попробовал возражать Гугнивый. - Может, как-нибудь и так утрясётся?
  - Скажи об этом Нугзару, - Габай криво ухмыльнулся. - Давай, скажи, а я на тебя посмотрю!
  Гугнивый промолчал.
  
  
  Глава 8
  
  В дверях морга их встретил знакомый санитар.
  - Доктор вас ждёт, - сказал он с дружелюбной улыбкой, пропуская их в здание. - Не совсем погиб дружок ваш, котелок у него ещё варит...
  Габай взлетел по лестнице, перескакивая через ступеньку. За ним побежали братки. В дверях лаборатории главарь едва не столкнулся с вышедшим ему навстречу доктором.
  - Тсс! - Леонид Аркадьевич приложил палец к губам.
  Но Габай с напарниками, не обращая на него внимание, ввалились в лабораторию и окружили аквариум. Мозг по-прежнему плавал в прозрачной эмульсии, слегка покачиваясь от медленно всплывавших воздушных пузырей.
  Габаю бросилось в глаза, что на этот раз в боковые части мозга были вставлены провода, соединённые с небольшим микрофоном, лежавшим здесь же, на столике рядом аквариумом, а челюсти и шея Михалёва накрыты пластиковым футляром со слегка выступающим круглым динамиком. Из динамика неслись какие-то несвязные монотонные хрипы, похожие на храп.
  - Тише, ради Бога, тише! - повторял доктор. - Микрофон включён!
  - Аркадьич, ну чего? - зашептал Габай. - Что он тебе сказал?
  - Просил не говорить матери, потому что не хочет её волновать. Он считает, что с ним ничего страшного не случилось... Я, естественно, не стал разуверять его в этом...
  - Ну-ка, потолкуй с ним при мне, - сказал бандит. - Я хочу посмотреть, как это выглядит.
  - А он хоть видит нас? - спросил Гугнивый, оглядывая мозг со всех сторон.
  - Нет, - ответил доктор. - Я сказал ему, что у него проблемы со зрением. Пока у него якобы на глазах повязка.
  Габай нетерпеливо кивнул.
  - Правильно. Ну, давай!
  Доктор поднёс микрофон к губам.
  - Денис, добрый вечер, - заговорил он мягко. - Ты спишь?
  Хрип в динамике прервался. После нескольких секунд затишья оттуда вырвался звук, похожий на зевок.
  - Разве я спал? - надтреснутым металлическим голосом воспроизвёл имитатор слова Михалёва. На нормальный человеческий голос это совершенно не походило.
  - Да, ты спал, - ответил доктор.
  - А мне казалось, что я сейчас ехал в машине. До сих пор всё мелькает перед глазами.
  - Ты ехал в машине? - заинтересовался Леонид Аркадьевич.
  - Да. И вдруг - бум. Вспышка, а потом удар. И ещё боль в кишках.
  - Боль пройдёт, - сказал доктор.
  - Она уже прошла.
  - А что ещё с тобой было?
  - Гулял по Питеру. Зашёл к себе домой.
  - Давно это было?
  - Вот сейчас, только что.
  Братки переглянулись. Пискарь повертел пальцем у виска.
  - Денис, как ты мог гулять по Питеру, ты же лежишь в больнице в Москве, - увещевающе сказал Леонид Аркадьевич. И повторил: - Ты лежишь в больнице, тебя лечат...
  - Я в больнице, меня лечат, - эхом отозвался динамик.
  - Всё будет хорошо, не волнуйся, - сказал доктор.
  - Я ехал в машине, потом - удар, заболело в кишках, а потом я попал в Питер и зашёл к себе домой, - говорил Михалёв. - А ещё я ехал в поезде. Я точно помню, что ехал в поезде. Это когда было? После удара или после прогулки по набережной?
  Габай скривился в досаде.
  - Он всё время несёт эту хрень? - спросил шёпотом.
  - Я же сказал, он не совсем адекватен, - тоже шёпотом ответил доктор. - Но это, возможно, пройдёт со временем. А вообще его ответы вполне разумны. У меня складывается впечатление, что он многое, если не всё, помнит из того, что было с ним...
  - А нас он помнит? - вмешался Гугнивый
  Доктор поднёс ко рту микрофон.
  - А друзей своих ты помнишь? - спросил он.
  - Славку из пятого подъезда, - ответил Михалёв. - Мы с ним травку курили и на роликах катались. И Маринку.
  - Спроси, он Ильяса помнит? - прошептал главарь. - И Папанина?
  - И Пискаря, - прибавил Пискарь.
  - Денис, - мягко сказал доктор. - Ты помнишь своих друзей - Ильяса, Папанина, Пискаря?
  Динамик несколько секунд безмолвствовал.
  - Помню, - ответил, наконец, Михалёв. - Только они мне не друзья. Сам не знаю, на фига я связался с ними. Думал, хоть денег подзаработаю, а они такие жмоты, из-за копейки лишней удавятся.
  - Денис, - укоризненно сказал доктор, покосившись на братков, - как ты можешь так неуважительно отзываться о своих друзьях...
  - Тамбовский волк им друг. Заставляли им жратву готовить, а если за водкой надо было бежать, то всегда меня посылали. А как нажрутся, весь пол заблюют, так мне же убирай, как будто я им нанимался. Качок, гад, заставлял трусы его стирать.
  Пискарь засмеялся.
  - Значит, не отшибло у Дениски память! - Он довольно потёр руки и подмигнул Габаю. - Значит, он и тот день, когда Папаня камни прятал, должен помнить...
  Габай обернулся к доктору.
  - Вот что, Аркадьич, щас ты нас оставь с ним наедине. Надо кое о чём побазарить. Это быстро. Мы потом тебя позовём.
  - Только, пожалуйста, не тревожьте его, - сказал доктор. - Сейчас ему ни в коем случае нельзя испытывать отрицательных эмоций. Воспоминания должны быть приятные.
  - Не бойся, - Габай забрал у него микрофон, - всё будет хоккей.
  Леонид Аркадьевич скрылся в кабинете.
  Габай, уставившись на мозг, поднёс к губам микрофон:
  - Денис, это я, Габай. Пришёл тебя проведать.
  - Габай, - сказал Михалёв после нескольких секунд молчания. - Это ты?
  - Я, Денис, я. Как услышал, что ты в аварию попал, первым в больницу помчался, ночь не спал, сидел у твоей кровати. И братва тоже волнуется, спрашивает, как там дела у Дениски.
  - Врач сказал, что у меня что-то с глазами. У меня повязка на лице.
  - Ничего, всё будет нормалёк. Скоро выздоровеешь.
  - Габай, скажи Качку, зря он заставлял меня трусы его стирать. Мне это было очень неприятно, потому что он всегда дрочил под одеялом, а сперму потом вытирал этими трусами.
  Бандиты засмеялись, а Качок побагровел от ярости.
  - Врёт, сука! - зашипел он. - Не дрочил я под одеялом никогда! Врёт! Будь он, падла, здоровый, урыл бы его тут же, задушил собственными руками...
  - Ладно, уймись, - отмахнулся главарь. - Щас не до тебя. Денис, - снова заговорил он в микрофон, - не принимай это близко к сердцу. Качку я сделаю внушение и он извинится перед тобой... А ты мне лучше скажи, помнишь, как вы с Папаней и Сёмой в тот день ехали в Москву?
  - Помню. Давно это было, но помню.
  - Как это - давно? Три дня всего прошло! Вы возвращались из деревни в Москву и попали в аварию.
  - Ну да, мы ещё пили армянский коньяк. Сёма платил за всех. Это было в ресторане. Там ещё Людка была.
  - Какой ресторан, какая Людка, Денис, что ты гонишь? - Габай начал терять терпение. - Вы жили в деревне у Папани, а потом я позвонил ему и велел припрятать камни!
  - Да, в деревне у Папани, - согласился Михалёв. - Это точно. А когда же был ресторан? Я ведь помню, как мы там сидели.
  - Ты хоть помнишь, как мы взяли камни?
  - Конечно. Мы их взяли в той квартире, у нотариуса. Там ещё собака была. Толубей с Ваней сняли железную дверь, а она выскочила и вцепилась в Толубея.
  Габай засопел.
  - Денис, нотариуса мы выставили до этого, а камни взяли в церкви. Вспомни! Пошевели извилинами! Ночью мы залезли в церковь...
  - В церковь, - бесстрастно повторил динамик.
  - Ну. И что дальше?
  - Я всё хорошо помню. Собаку прирезали, взяли шубы, аппаратуру, рыжьё, а потом мне всего триста баксов выдали. Очень мне было обидно. Я же тоже в деле участвовал, а дали всего триста баксов.
  - Денис, когда ты поправишься, я выдам тебе десять тысяч баксов! - пообещал Габай, подмигивая браткам.
  Те понимающе закивали.
  - Ты пацан конкретный, бабки эти заслужил, - говорил главарь, нависнув с микрофоном над аквариумом. - Малость поправишься и получишь их прямо налом. Отправим тебя в Грецию долечиваться. А с этим раздолбаем Качком я самолично разберусь.
  - И с Чуркой разберись. А то он когда занимается боксом, использует меня как грушу. Однажды так изфиздил, что я целый день встать не мог.
  - Чурку урою прямо сегодня, - пообещал бандит.
  - Двинь ему за меня. Сделай апперкот правой в челюсть.
  - И в нижнюю, и в верхнюю, и нос ему разобью, падле, чтоб знал, как Дениса обижать. Ты, главное, не беспокойся ни о чём, лежи, отдыхай. Я всё устрою, найму любых врачей, любые бабки заплачу, только чтоб ты встал на ноги...
  - Спасибо, Ильяс, - размеренно рокотал динамик. - Я всегда знал, что ты относишься ко мне хорошо. А что избил тогда, после ресторана, так это за дело. Я не в обиде.
  - Денис, ну что насчёт камней? - Габай попытался повернуть разговор в нужное русло. - Их Папаня в тот день должен был спрятать!
  - Папаня всегда прячет. Он у меня коробку дисков увёл и спрятал. А шубы, которые в той квартире взяли, он не прятал. Мы их сразу к скупщику отвезли.
  - Я тебя не про квартиру спрашиваю, а про церковь! - Взбешённый Габай едва удержался, чтоб не ударить по аквариуму. - Церковь в Подмосковье! Там только иконы были!
  - Иконы, - автоматически повторил Михалёв.
  - А камни помнишь? Красненькие, зелёненькие... Куда их Папаня заныкал?
  - Камни помню, а куда заныкал - нет.
  Главарь в сердцах заматерился. Пискарь потянул у него из рук микрофон.
  - Дай я с ним побазарю, - прошептал он. - Тут надо аккуратно действовать, наводящими вопросами... В самом деле, откуда он может знать, куда Папаня заныкал камни? Надо просто расспросить его про то утро, выяснить, где находился Папаня, куда ходил, где останавливался по дороге...
  - Ну, давай, - Габай отдал ему микрофон и вытер своё вспотевшее лицо. - Расследуй, прокурор...
  Завладев микрофоном, Пискарь заговорил вкрадчиво, как совсем недавно доктор:
  - Денис, это я, Пискарь.
  - И ты, Пискарёк, здесь?
  - Да, Дениска... Не мог не приехать, когда узнал, что с тобой такое стряслось. Ведь мы всегда были друзья, да?
  - Да, Пискарь, ты ко мне хорошо относился, не то что эта крыса Гугнивый. Он, гнида, на той неделе, когда я спал, у меня из куртки сто пятьдесят баков вынул. Кроме него некому больше. А когда я сказал ему, развопился, сука, в драку полез.
  - Не крал я у него ничего! - рявкнул разозлённый Гугнивый. - Опять путает, придурок! У него после аварии совсем крыша съехала!
  - За тобой это водится, - заметил Качок.
  - Глохни! - огрызнулся Гугнивый.
  Динамик на горле Михалёва продолжал вещать слегка надтреснутым, лишённым эмоций голосом:
  - Но я его прощаю. Пискарь, передай ему, что я его прощаю, хотя он был не прав.
  - Передам, Денис, обязательно передам, - сказал Пискарь. - Но ты всё-таки помнишь, как мы церковь брали? Иконы те помнишь в окладах?
  - Помню. Офигенные были иконы. Зря их не взяли. Можно было большие бабки за них срубить.
  - С иконами связываться стрёмно. Мы только камни из окладов вынули. Помнишь камешки? - Пискарь говорил медленно, внятно выговаривая каждое слово. - Папаня их должен был спрятать... Ты был тогда с ним... Он тебе, конечно, не сказал, куда он их спрятал...
  - Нет.
  - Наверно, он правильно сделал, что не сказал. Ведь это такое дело, которое нельзя доверить никому... Где вы были в то утро? У него в доме?
  - Да, - ответил Михалёв после паузы.
  - А потом поехали в Москву?
  - Да.
  - Папаня взял камни с собой или он пустой сел в машину?
  - Он что-то держал в руках.
  - Что?
  Снова пауза.
  - Сумку полиэтиленовую.
  - И вы поехали в Москву?
  - Да.
  - Вы где-нибудь останавливались по дороге?
  - Вечером тормознули на Кутузовском у бара, там биксы тусуются. Уже ночь была, а Гугнивый сказал, что знает, как снять биксу и не заплатить.
  - Это было месяц назад, если не больше! - встрепенулся Гугнивый. - Пискарь, скажи ему, что это было месяц назад!
  Пискарь, даже не обернувшись в его сторону, продолжал прежним убаюкивающим тоном:
  - Какие биксы, Денис, вспомни... Там не было бикс... Вы с Папаней и Сёмой поехали в Москву утром. Вы нигде не останавливались по дороге?
  - Останавливались.
  - Где?
  - Там был дом с флюгером, - после продолжительной паузы произнёс Михалёв.
  - Щербинка! - рявкнул Габай. - Я так и знал! Это им как раз по дороге!
  Пискарь жестом призвал его к тишине.
  - Дом с флюгером? - переспросил он. - Двухэтажный дом, в котором никто не живёт? Вы там останавливались?
  - Да. Там на крыше стрелка.
  - И что же? Папаня с сумкой входил в дом?
  - Ему зачем-то захотелось починить эту стрелку. Он полез к ней по крыше.
  Братки недоуменно переглянулись.
  - К флюгеру, что ль, полез? - пробормотал Качок. - На хрена?
  - Денис, значит, Папаня полез по крыше к флюгеру? - продолжал спрашивать Пискарь.
  - Да... Он лез и скатывался вниз, а потом всё-таки долез до флюгера и сидел там минут двадцать.
  Пискарь, зажав микрофон ладонью, обернулся к напарникам.
  - Тайник на крыше, под флюгером! А то на хрена Папане туда лазить? - И снова поднёс микрофон к губам: - А в руках у Папани ничего не было?
  - Не помню. Он сказал, что чинил флюгер.
  - В гробу он видел этот флюгер! - прогудел Качок.
  - Конечно, он лазил туда не флюгер чинить, - согласился Пискарь, снова прикрыв микрофон рукой.
  - Папаня любил делать тайники на крышах, - припомнил Гугнивый.
  У Габая загорелись глаза.
  - Выходит, камни в том доме, - он оглядел подручных. - Ну и хмырь же этот Папаня! Какое место выбрал!
  Братки оживились.
  - Надо ехать прямо сейчас! - хрипнул Качок.
  - Да, поканали, быстро!
  Гугнивый подёргал дверь кабинета. Она оказалась не заперта. Браток раскрыл её и заглянул внутрь.
  Парочка, сидевшая за столом, вздрогнула и обернулась. Это были доктор Леонид Аркадьевич и молодая женщина лет двадцати, тоже в бледно-зелёном медицинском халате. На её пышные рыжие волосы были нахлобучены наушники. Когда в кабинет заглянул Гугнивый, она торопливо сняла их с себя..
  Доктор, явно смущенный этим неожиданным вторжением, встал навстречу Гугнивому.
  - Э-э, - пробормотал он, - разрешите представить мою ассистентку Оленьку. Оказывает неоценимую помощь по уходу за вашим другом, дежурит у него в моё отсутствие...
  Браток, встретившись с Ольгой глазами, улыбнулся и подмигнул ей.
  - Симпатичная девочка, - и он ткнул пальцем ей в бок.
  - Какая вульгарность! - выкрикнула она пронзительным фальцетом и, вильнув задом, отодвинулась. - Невоспитанность!
  Гугнивый засмеялся.
  - А чё тебе не нравится? Я, может, люблю рыженьких!
  - Вы бы... действительно... держали себя в рамках, - замямлил доктор. - Она на работе.
  - Гугнивый! - зычно гаркнул главарь. - Пошли, здесь тебе не массажный салон!
  - Где-то я тебя видел, лапусик, не помню где... - Гугнивый, игриво щурясь, облизнул губы. - Кого-то ты мне напоминаешь...
  Девушка, не без кокетства поведя плечиком, отвернулась от него к окну.
  - Мы ведь ещё встретимся? - спросил браток и, не дожидаясь ответа, бросился вслед за напарниками.
  
  
  Глава 9
  
  Бандиты уселись в свою "девятку" и покатили в Щербинку. По дороге Габай обзванивал подручных. Всем, с кем удавалось связаться, приказывал ехать к щербинской фазенде.
  Когда мчались по шоссе через лес, пришлось включить фары. Из-за нависших облаков вечер сгустился раньше обычного. Заморосил дождь. Габай вертел руль, вглядываясь в пронизанные светом фар сумерки.
  - Камни здесь, духом чую, - твердил с заднего сиденья Пискарь. - Я так и предполагал, что он их в такое место запрячет...
  - Ну и почему предполагал? - спросил Качок.
  - Ты сам подумай, какой смысл ему прятать их у себя дома? Там его тайники все знают, любая собака найдёт. А здесь место укромное, хрен кто догадается. Поэтому он сюда и прикатил. И правильно сделал. Я бы на его месте тоже выбрал местечко понадёжнее...
  Выехав на просёлочную дорогу, "Жигули" четверть часа переваливались по её ухабам и наконец остановились у бревенчатого дома, к которому с одной стороны подступал лес, а с другой - поле. Небо ещё синевато светлело на западе, и на фоне закатного сияния отчётливо темнела островерхая крыша с флюгером.
  Бандиты вылезли из машины.
  - Да-а, под флюгером самое клёвое место для тайника, лучше не найти, - сказал Гугнивый, разглядывая дом и крышу.
  - Туда так просто не залезешь, - согласился Качок.
  Главарь ещё некоторое время сидел в машине, разговаривая по мобильному телефону.
  - Сейчас пацаны подвалят, - сообщил он, вылезая. - Помогут искать. Будем осматривать здесь всё, каждую щель, поняли?
  В ожидании приезда "пацанов" Габай и остальные поднялись по скрипучей лестнице на второй этаж, а оттуда проникли на чердак. В низких захламлённых помещениях всё скрипело и ходило ходуном. Ветхие доски трещали под ногами, в многочисленные прорехи задувал ветер.
  - На чердаке тайника нет, - высказал, наконец, мнение Качок. - К нему надо с крыши подбираться. Помните, Михаль сказал, что Папаня по крыше к флюгеру лез?
  - Точно-точно, - согласился Пискарь. - Если к флюгеру, то это только по крыше...
  Тем временем к дому подъехал побитый "Опель". В нём прибыли Бредихин и Чурка. Затем появились ещё две машины. В десятом часу вечера в нижней комнате заброшенного дома собралась почти вся банда. Последним на своей "четвёрке" подкатил Толян.
  - Пусть Толян на крышу лезет, - сказал Гугнивый. - Он у нас альпинист опытный, в горах был. Должен знать, как это делается.
  - А что, подымусь как нечего делать! - бодро заявил Толян, низкорослый парень лет двадцати семи, с тёмным испитым лицом. - Только нужны ещё два человека, чтоб страховали.
  Никто, однако, "страховать" не вызвался. Братки переминались и помалкивали.
  - Значит, с Толяном полезут Чифирь и Толубей, - скомандовал главарь. - Гога, тоже ступай, - прибавил он. - Будешь, на всякий случай, у них на подхвате.
  Братки столпились перед домом, глядя, как Толян и трое других выбираются из чердачного окна на мокрый настил крыши. Закат окончательно померк, но крыша с человеческими фигурами, пытающимися вскарабкаться к гребню, увенчанному флюгером, хорошо различалась в сумеречном воздухе.
  Добраться до флюгера оказалось труднее, чем предполагал Толян. Крыша была слишком крутой и скользкой, и его попытки подобраться к гребню заканчивались тем, что он съезжал по ней вниз.
  - Влезайте друг другу на плечи! - кричали зрители. - Пирамидкой ложитесь, тогда подлезете!
  Чифирь, самый мощный из четвёрки, улёгся ничком на холодное покрытие крыши, упершись ногами в карниз. По его телу взлез Толубеев и, встав ему на плечи, тоже распластался на крыше. По телам этих двух полез третий браток, Гога. Последним вскарабкался по живой "пирамиде" Толян.
  - Ну вот, я же говорил - дотянетесь! - крикнул Габай.
  Толян с плеч Гоги перекинулся на гребень крыши и понемногу, сидя на гребне "верхом", начал подбираться к флюгеру. Наконец он добрался до стрелки. Снизу было плохо видно, но, похоже, Толян начал откручивать стрелку со штыря.
  - Толян, чего там? - снова заорал Габай.
  - Кажись, что-то есть... - донёсся ответ братка.
  Открутить стрелку не удалось. Толян, усевшись на гребне прочнее, вынул из заплечного рюкзака зубило и молоток.
  - Ну? - вопил Габай. - Что?
  - Щас сковырну, погоди... - отозвался Толян.
  Он бил молотком по зубилу, отдирая флюгерный штырь от его основания. С каждым ударом где-то в глубине крыши всё явственнее нарастал треск. Чтобы снять флюгер, Толяну приходилось бить по одной из несущих балок, на которых держалась вся верхушка. Флюгер, наконец, отлетел, и в ту же минуту раздался треск под самым Толяном.
  Наблюдатели испустили дружный вопль, когда часть крыши проломилась и вместе с распластанными на ней людьми, поднимая пыль, с грохотом и треском рухнула внутрь дома. Только Чифирю, который находился в основании человеческой пирамиды, удалось в последний момент отпрянуть и не провалиться вслед за остальными. Несколько секунд он балансировал на краю провала, а потом всё-таки не удержал равновесия и свесился со стены.
  - Чифирь, держись! - завопил Качок
  Чифирь из последних сил цеплялся за карниз. Его ноги болтались в воздухе.
  - Братва, не могу больше... - жалобно проскулил он.
  Габай опомнился.
  - Давай туда! - заорал он. - Все туда! Будете ловить его!
  Он первым подбежал к дому и остановился под самым Чифирём. Тот держался до тех пор, пока внизу не столпились братки, и только тогда разжал пальцы.
  Несмотря на то, что к нему тянулась не одна пара рук, в самый последний момент, когда он летел вниз, его никто не подхватил. Братки струсили. Каждый понадеялся на то, что падающего подхватит сосед. Чифирь свалился на щебень и остался лежать, громко стеная.
  - Несите его в "Опель", - распорядился Габай. - Шура, - он повернулся к Бредихину, - езжай с ним в больницу! Быстро! Мне потом доложишь!
  Главарь взбежал на крыльцо и попытался открыть дверь. Дверь раскрылась не полностью. Изнутри её заклинило обломками. Заглянув в дом, главарь удивлённо свистнул. Всё внутри представляло собой сплошную груду обломков, окутанную клубами ещё не осевшей пыли. Рухнула не только большая половина крыши, но и под тяжестью просевших балок обвалилось ветхое перекрытие между вторым и первым этажами. По сути, от дома остались одни стены.
  Из-за спины Габая в дом заглядывал Гугнивый и тоже свистел.
  - Ни хрена себе...
  - Толян! - всматриваясь в темноту, закричал Габай. - Толян, ты жив?... Гога! Толубей!
  Из завала никто не отозвался. Подошли остальные братки и столпились на крыльце.
  - Это до утра надо разгребать... - пробормотал Качок, таращась на груду обломков.
  - Пацанам, кажись, каюк, - прошептал Пискарь.
  - А ну давай все за работу! - скомандовал Габай. - Может, они ещё живы. Давай, давай, вытаскивайте обломки, быстро!...
  Бандиты начали с опаской вытягивать доски и обломки, какие помельче. Работа продвигалась медленно. В багажнике одной из машин нашлись пила и топор, но и с ними разбор завала не ускорился. Браткам было непривычно да и неохота работать в темноте под холодным дождем. Несмотря на понукания Габая, они пользовались любой возможностью, чтобы посидеть где-нибудь в укромном уголке и выкурить сигарету. А когда Габай с Дугиным уехали "за подмогой", работа и вовсе встала.
  Оживилась она только под утро, когда вместе с Габаем из ближайшего посёлка явились мужики.
  - Кого-нибудь уже откопали? - осведомился главарь у Качка.
  - Никого, - ответил Качок.
  - А хоть отзываются?
  Качок покачал головой.
  Главарь нахмурился.
  - Значит, каюк пацанам.
  - Флюгер вместе с тайником свалился сюда, - прошептал на ухо Габаю Пискарь, показывая на завал. - Камни лежат где-то здесь...
  - Надо следить за работягами, - сделал вывод Габай. - А то найдут и стырят тайком. Следить за ними в оба глаза!
  Приехавшие мужчины тем временем деловито ломали стену рядом с крыльцом. Братки придвинулись к ним поближе.
  Вернулся Бредихин с новостями из больницы. У Чифиря переломы и сотрясение мозга.
  - Одну ногу уже отрезали. Наверно, отрежут и вторую, а так в принципе будет жить, - обнадёжил он приятелей.
  К полудню под обломками нашли изувеченное тело Толубеева. Ещё через час извлекли безжизненные тела Толяна и Гоги.
  - Разгребайте, разгребайте, - понукал рабочих Габай. - Вытаскивайте всё до последней щепки!
  Он всё ещё надеялся, что тайник где-то здесь, провалился вместе с гребнем крыши. Спеша добраться до него, он попробовал было заставить работать и братков, но те отлынивали. Вся надежда была только на рабочих.
  Разбор завала длился почти до вечера. Нашли ржавую металлическую стрелку, недавно красовавшуюся на крыше, нашли доски, которые, по всем признакам, должны были располагаться на верхушке, но ни тайника, ни мешочка с камнями не было. Уже смерклось, когда, наконец, рабочие закончили работу. Все извлечённые обломки были аккуратно разложены на земле вокруг дома. Пискарь с Габаем осматривали их, пытаясь найти хоть что-то, похожее на остатки тайника. Но всё было бесполезно.
  - Шеф, - сказал Качок, выплюнув жвачку. - Точно говорю, без балды, никакого тайника тут никогда не было!
  - Факт, не было, - загудели братки. - Липа это всё про флюгер, туфта!
  Габай сурово посмотрел на Пискаря. Тот молчал, в замешательстве почёсывая за ухом.
  - Ладно, - сдерживая раздражение, процедил главарь и достал мобильный телефон. - Алло, - заговорил он, - Аркадьич?
  Леонид Аркадьевич, узнав, что Габай хочет подъехать и побеседовать с Михалёвым прямо сейчас, заволновался и сказал, что сейчас никак не получится. Он разобрал всю аппаратуру, включая имитатор и слуховое устройство, и поставит всё на прежние места только завтра утром.
  - Так что завтра приезжайте, а сейчас никак невозможно, - говорил он. - Мозг Дениса нуждается как минимум в двенадцатичасовом отдыхе. А после вчерашнего разговора с вами Денис впал в прострацию на шестнадцать часов. Я уж беспокоился, не случилось ли с ним что-нибудь серьёзное... Вы, наверно, его слишком напрягли...
  - Короче! - перебил главарь. - Завтра мы подвалим в семь утра! Всё должно быть готово, понял, да?
  Возвращаясь в Москву, разозлённые братки вовсю материли Михалёва.
  - Мало, значит, я его физдил, - бурчал Чурка. - Знай я, что он такая гнида, живого места бы на нём не оставил...
  
  
  Глава 10
  
  На следующий день братки подъехали к больнице только к полудню. Ночью поминали погибших, всё это завершилось большой пьянкой и с похмелья никто не мог встать рано. Габай был красен и зол, в глазах плавала муть.
  - Аркадьич! - заревел он с порога, вваливаясь в морг. - Ну чё, как там наш слизняк? Хрипит ещё?
  - Я только что контактировал с Денисом, - сообщил доктор. - Сначала он слегка заговаривался, но теперь вроде бы вошёл в норму. Рассказал про какую-то поножовщину в продуктовом ларьке...
  Габай забеспокоился. Михалёв в бреду мог проболтаться доктору о таких вещах, про которые тому лучше было не знать.
  - Вот что, Аркадьич, - тревожно бегая глазами, проговорил он. - Ты не принимай на веру, что он будет брехать. Пацан, сам видишь, в каком состоянии. Начитался всякого, насмотрелся по телеку, и теперь порет чёрт-те чё, как будто было на самом деле...
  - Прекрасно вас понимаю, - кивнул доктор с серьёзным видом.
  Габай протянул эскулапу двести долларов.
  - За понимание, - сказал он.
  В лаборатории как будто ничего не изменилось. На кушетке под простынёй лежало тело, в изголовье высился аквариум с мозгом. Из динамика доносился размеренный хрип.
  Доктор взял микрофон.
  - Денис, ещё раз доброе утро.
  - Леонид Аркадьевич, мне опять снилось, что я еду в машине, - металлическим тоном пророкотал динамик. - Потом - удар, всё черно, и я как будто падаю в какую-то трубу. Мне этот сон всё время снится.
  - Это от нервов, - мягко ответил Леонид Аркадьевич. - Ничего, скоро пройдёт. Сосредоточься на чём-нибудь приятном... Вспомни картины детства. Или, вот ещё, представь, что к тебе пришли твои друзья...
  - Славка из моего класса, - сказал Михалёв.
  - Нет, не Славка, а твои недавние друзья. Ильяс... И кто ещё?
  Оторвавшись от микрофона, он вопросительно взглянул на окруживших аквариум бандитов.
  - Рома Пискарёв, - подсказал Пискарь.
  - Рома Пискарёв, - повторил доктор в микрофон.
  - Тоже мне, друзья, - отозвался динамик. - В гробу я их видел.
  - Вот хмырёныш! - разозлился Качок. - Я всегда знал, что ему на нас насрать! Зря вообще мы его взяли в бригаду. Все равно толку от него как от козла...
  - Ладно, заглохни пока, - оборвал его главарь.
  - Денис, зря ты так, - сказал доктор. - Они к тебе очень хорошо относятся. Когда ты лежал без сознания, они приходили тебя навещать, постоянно справлялись о тебе...
  - А пошли они.
  - По-моему, ты к ним несправедлив. Кстати, Ильяс снова хочет подбодрить тебя.
  - Он здесь?
  - Сейчас войдёт. Ты уж будь с ним полюбезнее, ведь он даёт больничному персоналу щедрые чаевые, чтоб тебе здесь было удобнее.
  - Ладно, пусть входит, - смилостивился Михалёв.
  - Вот ведь неблагодарный скот! - прошипел Гугнивый.
  - Жмурик, гниёт уже, а что-то из себя корчит, - прибавил Качок.
  Доктор передал микрофон Габаю.
  - Только не волнуйте его, а то опять начнёт заговариваться...
  - Всё хоккей, можешь не волноваться, - Габай кивнул ему на дверь кабинета. - Выйди пока отсюда.
  Доктор поспешно скрылся.
  Когда за ним закрывалась дверь, Гугнивый успел заметить в кабинете вчерашнюю ассистентку. Он подскочил к двери и бесцеремонно заклинил её ногой.
  - Оленька, это опять я, - браток игриво засмеялся, раскрыв дверь шире. - Смотри, что я тебе принёс... - Он бросил на стол упаковку с итальянскими колготками, которую постоянно носил с собой на случай знакомства с какой-нибудь девицей. - Пустячок, но в следующий раз будет кое-что получше!
  На голове Ольги, как и вчера, были наушники. Она сняла их, мельком оглянулась на братка и недовольно фыркнула.
  - Гуг, закрой дверь! - крикнул из лаборатории главарь.
  Гугнивый выполнил его приказание, но весьма своеобразно. Он закрыл дверь, только не со стороны лаборатории, а со стороны кабинета, войдя в него.
  Доктор недовольно уставился на незваного гостя.
  - Вы куда? Посторонним здесь нельзя находиться!
  - А у вас тут что, секретный объект? - заухмылялся браток и, поскольку свободных стульев не было, уселся прямо на стол. - Отправляете шифровки в ЦРУ?
  Ольга, подаваясь от него в сторону, отодвинула какие-то стоявшие перед ней приборы и компьютерную клавиатуру.
  - Вы слишком много себе позволяете, - сказала она фальцетом.
  - Ну что ты надулась, куколка, - Гугнивый потянулся к ней, явно собираясь схватить за грудь, но она увернулась и отбежала за стол.
  - Попрошу вас выйти! - заверещал Леонид Аркадьевич. - Это возмутительно! Вы где находитесь?
  Ольга, вся раскрасневшаяся, обеими руками держалась за грудь, как будто боялась, что объёмистые полушария сейчас лопнут или отвалятся. Это особенно развеселило Гугнивого.
  - А ты, я смотрю, недотрога, - подмигивая и хихикая, он двинулся к ней. - Я таких люблю. Тебя, небось, за сиськи никто не держал, да?
  - Нет, это переходит всякие границы! - Доктор бросился между ним и Ольгой.
  Кабинет был настолько мал, что обойти эскулапа было совершенно невозможно. Братку, чтобы достать до Ольги, пришлось перегнуться через стол. Леонид Аркадьевич схватил его руку и оттолкнул, свалив при этом со стола клавиатуру.
  - Э, ты, полегче! - Гугнивый нахмурился
  - Я вызову охрану! - кричал эскулап.
  - А чё я сделал? Чё я сделал? Чё ты недоволен? - Гугнивый, как бы в шутку, ткнул пальцами ему в живот.
  Доктор икнул и вытаращил глаза.
  Ольга схватила стул и выставила его перед собой ножками вперёд.
  - Леонид Аркадьевич! Леонид Аркадьевич! - визжала она надрывно.
  Леонид Аркадьевич, шатаясь, хватая ртом воздух, шагнул к двери, но в этот момент она сама раскрылась и в кабинет заглянул Габай.
  - Что тут у вас за шум? Гуг, уймись, тебе говорят! Выйди отсюда!
  - Убедительно вас прошу... - начал доктор.
  - Аркадьич, что-то барахлит твоя аппаратура, - перебил его Габай. - Жмурик отключился, молчит, как будто ваще откинулся!
  - Я сейчас разберусь, только, ради Бога, пусть ваш товарищ покинет мой кабинет. А то это совершенно возмутительно! Ольга Ивановна столько сил отдаёт эксперименту, ночами не спит, поддерживая в Денисе жизнь...
  Гугнивый, оглядываясь на Ольгу, ехидно засмеялся.
  - Ты что, в жмурика втюрилась, что ли? У него же член, небось, сгнил уже...
  - Кончай базар, - рявкнул главарь и обернулся к доктору: - Аркадьич, наладь связь по-быстрому!
  Гугнивый, весьма уязвлённый таким решительным отпором со стороны Ольги, медлил выходить из кабинета.
  - Денис твой был импотент и пидор, - соврал он. - Под себя мочился!
  - И вовсе он был не импотент! - запальчиво возразила Ольга.
  - Откуда ты знаешь?
  - Знаю. Я говорила с ним.
  - Дерьмовый он был пацан, твой Михалёв, - вмешался в их перепалку Качок. - Вёл себя как свинья.
  - То есть как? - вскинулась Ольга. - Вы хотите сказать, что у него были плохие манеры?
  - Манеры! - Качок осклабился. - Макароны жрал руками, пердел за столом при всех, вот тебе и манеры! - Он был зол на Михалёва после гибели приятелей в доме под Щербинкой и потому с удовольствием подхватил враньё Гугнивого. - Он, как напьётся, штаны с себя спускал и х... показывал! И вообще он был недоумок, психушка по нему плакала!
  Девушку, как видно, всё это настолько поразило, что она несколько секунд не находила, что ответить.
  - Неправда, - пискнула наконец она. - Не было этого!
  - Было, было, - злорадно подтвердил Гугнивый, тоже посмеиваясь. - Обормот он был, твой Денис.
  Доктор вышел вслед за Гугнивым из кабинета и захлопнул дверь, тем самым отрезая братков от ассистентки и прекращая обсуждение манер Михалёва.
  - Так что тут у вас не работает? - Он подошёл к аквариуму.
  - Не отзывается жмурик, - сказал Габай. - Хрипит что-то, а что - хрен поймёшь.
  Доктор взял микрофон.
  - Денис, Денис, - заговорил он негромко. - Ты слышишь меня? Денис, не волнуйся, это я, Леонид Аркадьевич...
  В динамике продолжало потрескивать.
  - Обморок, - сделал вывод эскулап. - Такое с ним бывает. Это как бы временное выпадение сознания, возможно, вызванное последствиями аварии.
  - Он прочухается или нет?
  - С уверенностью ничего нельзя сказать, но шансы большие, - доктор отложил микрофон и, заложив руки за спину, прошёлся по лаборатории. - Нам пока до конца не известны процессы, которые происходят в головном мозге человека, поэтому мы не можем прогнозировать, как поведёт себя в данной ситуации вся эта сложная система, включающая в себя кору, подкорковый слой, гипоталамус...
  - Короче, Склифосовский, - грубо оборвал его Габай. - У нас дел по горло, а пацан нам нужен срочно.
  Проходя мимо кабинета, Леонид Аркадьевич как бы невзначай приоткрыл дверь и заглянул внутрь.
  - К счастью, обмороки у Дениса не бывают продолжительными, я думаю, он скоро очнется, - он вернулся к микрофону. - Денис, ты слышишь меня?
  - Слышу, доктор, - ожил динамик. - Мне привиделось, что я снова еду в машине, вдруг удар, и темнота. Это было как наяву. Сёма успел вскрикнуть. Где он, кстати? Вам ничего не известно о нём?
  - Сейчас тебе скажет об этом твой товарищ, - Леонид Аркадьевич передал микрофон Габаю.
  - Всё, ступай, - тот знаком велел ему выйти. - Денис, это я, - заговорил главарь, когда доктор скрылся. - Я, Ильяс. Доктор сказал, что твоё здоровье пошло на поправку.
  - Ты не спрашивал, когда мне вернут зрение? - спросил Михалёв. - До офигения надоело лежать в кромешной темноте.
  - Скоро с тебя снимут бинты и будешь как огурчик, - заверил его Габай. - Мы с тобой ещё прокатимся на Ленинский проспект за шалавами. А этих говнюков Качка с Чуркой с собой не возьмём, - и он, посмеиваясь, подмигнул Качку.
  - Ильяс, ты настоящий друг.
  - Да ладно. Я тебя, Михаль, всегда уважал... Так ты мне всё-таки скажи, куда Папаня мог камни заныкать?
  Динамик промолчал. Михалёв, похоже, задумался.
  - Спроси у него про дом в Щербинке, - зашептал Пискарь. - Спроси, он точно помнит, что Папаня туда заезжал?
  - Вы с Сёмой Мозжейко жили у Папани в деревне, - сказал в микрофон Габай. - Папаня должен был спрятать камни, которые сняли с окладов... - Он понизил голос и оглянулся на дверь кабинета. - Ты видел, куда он их спрятал?
  - Нет, - ответил динамик.
  - Папаня оставил их в доме или взял с собой? - допытывался главарь. - В прошлый раз ты сказал, что он лазил на крышу того дома под Щербинкой...
  Снова последовала пауза.
  - Дом под Щербинкой? - переспросил Михалёв.
  - Ты говорил, что у Папани была с собой полиэтиленовая сумка, когда он садился в машину.
  - Да.
  - В сумке были камни?
  - Не знаю.
  Пискарь толкнул Габая.
  - Ты про дом, про дом спроси! - зашептал он ему в ухо. - Спроси, правда, что Папаня к флюгеру лазил?
  Габай поднёс микрофон к губам.
  - Ты говорил, что Папаня останавливался на фазенде под Щербинкой.
  - Где? - переспросил Михалёв.
  - На фазенде под Щербинкой! - Габай, зажав микрофон рукой, выругался.
  Динамик безмолвствовал почти целую минуту.
  - Ну да, останавливался, - подтвердил он наконец.
  - И лазил к флюгеру. Там у него тайник, да?
  - Лазил к флюгеру, - автоматически повторил, словно всё ещё раздумывая, Михалёв. - Володька из нашего отряда ещё и не такое выделывал.
  - Какой Володька? - рявкнул раздражённый Габай. - О ком ты базаришь?
  - Его за это наказали, - как будто не слыша его, безмятежно продолжал Михалёв. - На кухню отправили картошку чистить. У нас в пионерском лагере на одной крыше флюгер был, так Володька из второго отряда два раза срывался, а всё-таки долез до него. Он на спор лазил.
  Лицо главаря пошло малиновыми пятнами.
  - Я тебя не про Володьку спрашиваю, а про Папаню, - дрожащим от ярости голосом проговорил он. - Лазил Папаня к флюгеру или нет?
  - Папаня? К флюгеру? - Михалёв, казалось, был озадачен. - А зачем ему лазить туда?
  Габай не выдержал. Зажав микрофон ладонью, он разразился градом отборнейшей матерщины. Качок, вторя ему, потрясал над аквариумом кулаком.
  - Из-за него, суки, наши братаны погибли! - рычал он в бешенстве. - Удавил бы его, собаку!...
  Пискарь потянулся к микрофону.
  - Дай я с ним побазарю! У меня получится! - Выхватив микрофон, он вкрадчиво заговорил: - Привет, Денис, это я, Пискарь... Как ты тут живёшь?
  - Хреново, Пискарик. С глаз повязку не снимают, и сколько я ещё в ней пролежу - фиг его знает. Никто толком не говорит.
  - Всё будет нормалёк, только на твоё лечение бабки нужны. Без бабок тебе не подняться.
  - А бабки большие?
  - Охрененные. Но мы с братанами посовещались и решили, что надо тебя поднимать. Хороший ты пацан, а главное - привыкли мы к тебе. Ты ведь свой в доску.
  - Спасибо, Пискарь.
  - Только ты, Денис, вспомни, что в то утро было, когда вы с Папаней и Сёмой в Москву поехали. Ты уж напрягись.
  - А чего напрягаться. Поехали, и вдруг - бац, и я здесь.
  - Нет, Денис, ты же говорил, что вы заезжали на фазенду под Щербинкой.
  - Разве? Не помню я, чтоб мы заезжали на фазенду.
  - Ты нам сам сказал, что заезжали и что Папаня лазил к флюгеру.
  - Это Володька лазил. Ты что-то путаешь, Пискарик.
  Взбешённый Габай оттолкнул Пискаря от аквариума.
  - Дай сюда микрофон!
  - Доктор говорил, что его нельзя волновать... - зашипел Пискарь.
  - В пи...ду его со своим доктором! - Главарь выхватил у него микрофон. - Михаль, ты хочешь, чтоб тебя нормально пролечили и ты быстро встал ноги?
  - Кто это? Опять ты, Ильяс? Конечно хочу.
  - Тогда давай быстро вспоминай, куда Папаня мог камни заныкать. В машину он садился с сумкой?
  - Да.
  - Точно?
  - Точно.
  - Большая сумка была?
  - Нет, небольшая.
  - Вы когда ехали в Москву, останавливались где-нибудь?
  - Раз пять останавливались.
  - Пять раз? - Габай переглянулся с напарниками. - Где? Где вы останавливались?
  - Да где придётся. Нам, понимаешь, ссать хотелось. То одному, то другому. И мы останавливались, чтоб поссать. Мы выпили тогда много.
  - Спроси, во время остановок Папаня вылезал из машины с сумкой или без, - зашептал Пискарь.
  - Во время остановок Папаня с сумкой вылезал? - сказал в микрофон Габай.
  - Темно было, я не видел.
  Габай в напряжённом раздумье наморщил лоб.
  - Кой хрен темно? - рявкнул вдруг он. - Что ты гонишь? Вы днём ехали!
  - А разве не ночью?
  - Днём, тебе говорят! Совсем спятил?
  - Спокойнее, спокойнее с ним, - встревожился Пискарь. - А то снова отрубится.
  - Михаль, так куда Папаня мог деть сумку? - отдышавшись, продолжал допрос Габай. - После аварии в машине её не нашли. Значит, Папаня заныкал её где-то по дороге. Где? Вспомни.
  Михалёв не отозвался.
  - Ну, Денис, - торопил Габай.
  - Дай подумать.
  - Вспоминай, вспоминай... - цедил главарь.
  - Тех двух кавказцев Качок замочил выстрелами в голову, - выдал вдруг динамик.
  - Тише ты! - Габай, а вместе с ним и остальные, невольно оглянулись на дверь кабинета. - Помалкивай о таких вещах.
  Совсем недавно бандиты убили двух строптивых торговцев, отказавшихся платить им дань. Заманили в укромное место, избили, полубесчувственных сунули в багажник, вывезли в ближнее Подмосковье и расстреляли. Трупы сбросили в колодец, где они, наверное, лежат до сих пор.
  - Денис, это старые дела, ты лучше выкинь их из головы.
  - Один кавказец был здоровый, его еле дотащили до колодца, - как будто не слыша его, размеренно журчал динамик. - Качок вогнал пулю ему в голову, а он ещё жил.
  - Ты что-то не то вспоминаешь!
  - Папаня предложил сбросить трупы в колодец, - говорил Михалёв. - Он сказал, что здесь их сто лет никто не найдёт.
  И он снова умолк.
  Пискарь поднял указательный палец.
  - Колодец! - прошептал он, сделав круглые глаза.
  Братки недоумённо посмотрели на него.
  - Это было у станции "Бутово", как раз по дороге из Климовска в Москву, - пояснил свою мысль Пискарь. - Папаня вполне мог остановиться там. Спроси у него, останавливались они в тот день в Бутово?
  - Денис, - сказал в микрофон Габай, - вы останавливались в тот день в Бутово?
  - Да.
  - Где конкретно?
  - Папаня сам открыл крышку колодца, - ответил Михалёв после молчания. - А потом закрыл. Крышка была тяжёлая. Она ему чуть ногу не отдавила.
  - Камни в колодце! - взволнованно зашептал Пискарь. - Папаня по дороге в Москву остановился в Бутово и положил сумку в колодец, тот самый, куда мы хачей сбросили!
  На лице Габая отразилась задумчивость.
  - Денис, - сказал он в микрофон, - значит, Папаня спрятал сумку в колодец?
  - Я не стал смотреть. Мне противно стало и я отошёл. Ведь там лежат трупы. Ильяс, ты же знаешь, я не могу смотреть на трупы, а там их целых двое.
  - Ты, придурок, всегда был чистюлей, - буркнул Качок и выругался.
  Гугнивый с безучастным видом жевал жвачку.
  - Стало быть, он сунул камни в тот колодец, где кавказцы лежат? - спросил он.
  - Наверняка туда! - ответил Пискарь.
  - И ты веришь в эту туфту?
  - Почему туфту? Папаня остановился у станции "Бутово", нашёл этот колодец, бросил туда сумку с камнями, вернулся в машину и они поехали дальше. Такое могло быть? Могло. А на въезде в Москву все трое хренакнулись...
  - Я тот вечер помню как сейчас, - звучало в динамике. - Качок выстрелил толстому кавказцу в затылок, а тот всё ворочается, глаза пучит. Тогда Качок ещё раз шмальнул...
  - Денис, всё, хорош, завязывай, - тихо, но настойчиво сказал главарь. - Не вздумай трепать об этом при докторе, а то ты никогда не вылечишься, понял? Останешься слепым на всю жизнь.
  - Тех кавказцев мы могли бы и не убивать.
  - Глохни!
  - Как будто не они, а я упал мёртвый в колодец и лежу там в черноте, - бесстрастно рокотало в динамике. - Здесь пусто и никого нет, а твой голос звенит как будто в самой моей голове.
  - Завязывай про кавказцев, я сказал! - разъярился Габай.
  - Вот гнида, - скрипнул зубами Качок, с ненавистью глядя на мозг.
  - Надо осмотреть колодец, - сказал Пискарь. - Это ерунда, минутное дело. Тем более ничего другого нам всё равно не остаётся.
  - Правильно, прямо щас и сгоняем, - решил Габай.
  Гугнивый подёргал дверь кабинета. На этот раз она была заперта.
  - Всё! Мы уходим! - крикнул он.
  Щёлкнул замок, дверь приоткрылась и из неё высунулся Леонид Аркадьевич. Из-за его спины выглядывала ассистентка.
  - Что, голубки, воркуете? - ухмыльнулся бандит. - Ладно, я не ревную. Только я, милашка, от своего отступаться не люблю, - он подмигнул Ольге. - Встретимся сегодня вечером. Я знаю один уютный ресторанчик...
  Доктор вышел из кабинета.
  - Вы слишком долго разговаривали, - сказал он Габаю, стараясь не замечать Гугнивого. - Денис теперь будет отдыхать двенадцать часов как минимум.
  Гугнивый попробовал проскользнуть в кабинет, но доктор остановился в дверях, загораживая проход.
  - Ну так что, встречаемся? - крикнул через его голову браток.
  Ольга, заметив, что он снова пытается войти, встала из-за стола и устремилась к окну.
  - Я не то, что вы думаете, - воскликнула она. - Тем более у меня уже есть жених!
  - Да чего ты перетрухала? Попочка мне твоя понравилась... - Гугнивый, отпихнув доктора, всё-таки ввалился в кабинет, дотянулся до её зада и, смачно причмокнув, обхватил пятернёй мягкую ягодицу. - Пухленькая, как раз в моём вкусе...
  - Вы нахал! - закричал побледневший доктор, хватая его за куртку. - Попрошу вас немедленно удалиться! Немедленно!
  - Мы ещё увидимся, куколка, - пообещал Гугнивый, выбегая из лаборатории вслед за напарниками.
  
  
  Глава 11
  
  Компания чуть ли не бегом пересекла больничный сад и расселась по двум "Жигулям", которые дожидались их за воротами.
  - В Бутово едем! - крикнул Габай браткам, которые сидели в машинах. - Заводи моторы!
  По дороге, давая выход скопившемуся гневу, он мял в руках пустую пластиковую бутылку и последними словами крыл Михалёва. Досталось и Пискарю, который, по его мнению, слишком легко поверил в бред про флюгер и втравил их в эту "туфту".
  - Это был флюгер в пионерском лагере! - рычал главарь. - В пионерском лагере, обормот!
  - Но у нас ведь на фазенде в Щербинке тоже флюгер... - оправдывался обескураженный Пискарь.
  - Вот тебе флюгер! - Качок въехал ему кулаком в бок. - Четырех пацанов из-за тебя потеряли!
  - Почему из-за меня? Все ведь поверили!
  - Хватит, заглохните оба! - огрызнулся на них Габай. - И без вас тошно!
  - Этот мозг в банке долго не проживёт, - шипел Качок. - Сыщем камни и хана ему. Гадом буду - хана.
  Машины остановились на окраине просторного, заросшего кустами и заваленного мусором пустыря. Братки вылезли и направились к канаве, пересекавшей пустырь.
  Кругом не было ни души. Вечернее солнце тонуло в свинцовой массе облаков. На горизонте маячили серые многоэтажки жилых кварталов.
  По дну канавы струилась желтоватая водичка, вся в бурой пене от химических отходов. Бандиты прошли вдоль неё и остановились у круглой чугунной крышки, плотно лежавшей в земле. Все умолкли, невольно подумав о том, что под ней находится.
  Тех кавказцев привезли сюда по предложению Папанина. Когда возник вопрос, куда девать трупы, Папанин сразу сказал, что надо ехать в Бутово. Спорить с ним и предлагать что-то другое никто не пытался. Все знали, что он мастак по части припрятывания. Укромных мест ему были известны десятки.
  Габай некоторое время стоял, озираясь по сторонам. Потом кивнул двум молодым браткам - Роме и Коляну.
  - Давай, открывайте.
  Те сдвинули ржавую крышку в сторону. Из кромешной черноты на братков повеяло тяжёлым гнилостным запахом. Пискарь присел у края колодца и посветил захваченным из машины фонариком.
  - Вон они, жмурики... - сказал он тихо. - Лежат...
  - Сумки или пакета не видишь? - нетерпеливо спросил главарь.
  Пискарь с минуту молча водил лучом по осклизлым кирпичным стенам и дну.
  - Вроде что-то белеет... Похоже на пакет...
  - Дай сюда, - Габай вырвал у него фонарик и сам склонился над колодцем. - Белеет, говоришь? Где?
  - Вон там, справа.
  - Где?
  - Да вон, где голова.
  - Что-то не вижу.
  Над колодцем наклонился Гугнивый.
  - Вроде, правда, белеет, - сказал он.
  Качок, тоже всматривавшийся в слабое световое пятно, испускаемое фонариком, заявил:
  - Пакет там вроде есть, но не белый, а чёрный. Лежит слева, у ноги.
  Габай, отдуваясь, выпрямился.
  - Надо спуститься и всё осмотреть. - Он взглянул на Коляна. - Не зассышь?
  - Что я, жмуриков не видел? - с наигранной беспечностью ответил тот. - Слазаю в один момент.
  Пискарь вручил ему резиновые перчатки и фонарик, и тот, держась за металлические скобы в стене колодца, быстро полез вниз.
  Подумав, Габай отправил вслед за ним Рому.
  - Ничего, вдвоем там поместитесь, - сказал он. - Одна голова хорошо, а две лучше.
  Братки сгрудились у колодца и смотрели, как внизу прыгает свет фонарика, временами загораживаемый силуэтами спускающихся парней. Наконец Колян достиг дна. Фонарик почему-то погас и снова не загорелся. В ту же минуту из тёмной глубины донёсся чей-то негромкий возглас, а потом глухой звук, как будто что-то шлёпнулось в грязь.
  Габай и его люди напрягали зрение, но разглядеть что-либо в кромешной тьме колодца было совершенно невозможно.
  - Рома! - крикнул Габай. - Колян! Что там у вас?
  Никто не отозвался.
  - Колян! - заорал Гугнивый.
  Ответом была тишина.
  Габай выругался, а Пискарь нервно хохотнул.
  - Может, жмурики их того... схватили ледяными пальцами? - попытался он пошутить.
  Но главарю было не до шуток. В душе его зашевелились тревожные предчувствия. Он смутно помнил, что покойный Папанин что-то говорил ему про этот колодец, что-то такое особенное, но что - вылетело из головы, хоть убей.
  - Ванёк, - обернулся он к Дугину. - Слазай туда, а то молодые что-то не разобрались. Только осторожно!
  - Без фонарика? - Дугин опасливо заглядывал в колодец.
  - Зажигалкой посветишь, - сказал Габай. - Ну, давай быстрей!
  Дугину лезть не хотелось, но выбора не было. Габай не терпел возражений. Ваня спустил ноги вниз, нащупал ими сначала одну скобу, потом другую. Он спускался, словно погружался во мрак. Братки ещё какое-то время видели его голову и руки, но вскоре исчезли и они.
  - Ваня, как ты? - окликнул его главарь.
  - Нормально... - глухо отозвалось из колодца. - Только воняет здесь... Воняет чем-то...
  Судя по доносившемуся шороху, Дугин ещё спускался. Бандиты напряжённо прислушивались.
  Шорох в колодце затих.
  - Габай... - расслышали они невнятный вопль.
  - Что?
  - Голову кружит...
  - Что? Что он сказал? - Гугнивый поворачивался то к Качку, то к Пискарю.
  - Что-то про голову, - ответил Качок. - Тише ты!
  - Может, там газ? - предположил Пискарь, и прибавил почему-то шёпотом: - Иногда в коллекторах набирается газ...
  - Какой газ? - спросил Гугнивый.
  - А хрен его знает... Я в газете читал, рабочие однажды спустились в коллектор - и кранты. Надышались газом и коньки отбросили.
  - Ваня! - закричал Габай. - Слышь?
  Он и братки ещё минут десять сидели у колодца, время от времени начиная звать то Дугина, то Рому, то Коляна.
  Головокружение Габай и Качок почувствовали одновременно.
  - Меня что-то мутит, - пробормотал Качок и принялся растирать своё мясистое лицо, тереть затылок и виски. - Там, наверно, и правда газ...
  Все отошли в сторону и уселись под кустами.
  - Папаня наверняка знал, что там газ, - сказал Пискарь.
  Габай смутно подумал, что Папанин, когда привезли сюда кавказцев, действительно говорил что-то про газ.
  На спине у него выступила испарина.
  - Но в ту ночь, когда мочили кавказцев, я ничего не почувствовал, - пробормотал он.
  - Потому что дело заняло пару минут, - ответил Пискарь. - А если б мы тогда сидели тут полчаса, как сейчас, то почувствовал бы!
  Превозмогая тяжесть в голове, Габай вернулся к колодцу. Он тоже слышал про загазованные коллекторы, в которых люди умирали за считанные секунды, но никогда не придавал этому значения. Сейчас же его всего сводило от нервного напряжения. Неужели он нарвался на такой коллектор, и газ, скопившийся на дне, убил трёх его бойцов? В это жутко было поверить!
  Он снова начал звать Дугина.
  Мрак в колодце безмолвствовал.
  В ноздри бил дурманящий гнилостный запах. Голову Габая, помимо его воли, клонило всё ниже и ниже. Он на четвереньках отполз от отверстия.
  Минут пять он сидел скрючившись, тяжело дыша.
  - Может, они там только сознание потеряли, а ещё живы, - предположил Качок.
  Габай понимал, что ему, как главарю, надо срочно что-то предпринять. Он должен показать, что заботится о своих людях.
  - Нужны противогазы, - просипел он, поднимаясь. - Гуг, звони Бредихину, у него есть. Пусть с противогазами летит сюда, договорись с ним, где встретиться. Фонарь пусть захватит...
  Гугнивый, кивнув, принялся нажимать на кнопки мобильника. Затем он и Качок отправились к машинам, сели в одну из них и покатили встречать Бредихина.
  Габай с Пискарём устроились в десятке метров от колодца и закурили.
  Разговаривали мало. Сидели, смотрели на черневшее в земле отверстие, втайне надеясь, что в нём покажется голова кого-нибудь из спустившихся туда братков.
  Когда прибыл Бредихин с двумя противогазами, главарь велел Гугнивому надеть маску, взять фонарь и лезть в колодец. Сам он тоже надел маску, но спускаться не стал, остался у края наблюдать за карабкающимся по скобам товарищем.
  В свете мощного фонаря, привезённого Бредихиным, были хорошо видны человеческие тела, лежавшие вповалку на дне.
  Гугнивый пробыл в колодце не больше минуты.
  - Кранты пацанам, - стягивая маску с запотевшего лица, выдохнул он. - Все жмурики...
  Габай в сердцах выругался.
  - А сумка с камнями?
  Гугнивый скорчил недоумевающую рожу.
  - Не видел.
  - Сумка может лежать под телами, - сказал Пискарь. - Ты тела переворачивал?
  - Нет, конечно.
  Главарь велел достать из машины буксировочный трос. Гугнивому снова пришлось лезть в колодец. Он обвязывал концом троса отравившихся братков, а сверху их вытягивали по одному. Когда всех троих извлекли на поверхность, Гугнивый ещё какое-то время копался на дне, однако никакой сумки не нашёл.
  В колодец спустился сам Габай. Шарил повсюду, бесцеремонно откидывая полусгнившие останки кавказцев. Даже сунулся в чёрное отверстие сбоку, в котором смутно виднелись какие-то изъеденные ржавчиной трубы.
  - Нет камней, это факт, - пропыхтел он, выбравшись наверх и стянув с себя маску.
  - Опять покойничек нам липу замастырил, - сдерживая злость, заметил Качок.
  - Да, конкретный косяк из-за него упороли... - согласился с ним Гугнивый.
  Габай, стараясь не смотреть на уложенные рядком трупы, уселся под куст и вдохнул полной грудью. Воздух после недавнего дождя был сырым. Небо затягивали темнеющие облака. Габай минут пятнадцать сидел в бездумном оцепенении, с тупой тяжестью в голове. Наконец встал.
  - Лады, задвигайте крышку, - велел он. - Мы с Гугом и Качком щас едем к Михалю, а вы, - он посмотрел на Пискаря и Бредихина, - загружайте пацанов в машину. Отвезёте их к Чурке в деревню и спрячете у него пока. Насчёт похорон потом будем думать.
  - С Михалём, этой придурью грёбаной, надо потолковать круто, - сказал Качок, скрипнув челюстями. - А будет снова юлить - уроем на хрен! Доктору вломим заодно!
  
  
  Глава 12
  
  Всю дорогу до больницы бандиты молчали, подавленные новыми смертями. Габай, несмотря на свойственное ему самообладание, был испуган и растерян. За каких-то три дня полегла почти половина его банды, не говоря уже об исчезновении камней и крупной ссоре с Жихарём. Бандит не знал, что и подумать. Наверное, в его жизни наступила чёрная полоса, и как долго она будет продолжаться - одному Аллаху известно.
  Уже подъезжая к больнице, Габай созвонился с доктором. Леонида Аркадьевича, судя по голосу, его новый визит не обрадовал. Эскулап начал просить приехать завтра, поскольку Денис сейчас отдыхает, но Габай рявкнул в трубку:
  - Мы бабки тебе заплатили? Заплатили! Значит, давай, готовь его к базару.
  Он, Качок и Гугнивый вошли в морг и поднялись по лестнице. Доктор встретил их у дверей лаборатории.
  - Сожалею, - он разводил руками, - но Денис спит... Его нельзя беспокоить...
  - Ни хрена себе - нельзя беспокоить! - разозлился Качок. - Эту крысиную рожу!
  - Тише! - испугался доктор. - Говорите тише!
  - Лапши нам на уши навешал, а теперь, вишь ли, спит, - и не думал понижать голос Качок, грубо оттирая доктора от дверного проёма.
  Братки обступили аквариум. Динамик молчал. Из него не доносилось даже монотонного хрипа, как в прошлый раз.
  Габай, выругавшись, схватил микрофон:
  - Михаль! Слышь?
  - Я же вам говорю, он спит, - проблеял доктор.
  - Разбуди его, быстро!
  Леонид Аркадьевич посмотрел на часы.
  - Я ввёл ему в кровь снотворное и он будет спать ещё как минимум полтора часа. За это время разбудить его невозможно, при всём желании.
  - А ты введи ему чего-нибудь, чтоб проснулся, - сказал Гугнивый.
  - Говорю вам, это невозможно. Любое возбуждающее средство немедленно убьет его.
  - И х... с ним! - рявкнул Качок.
  Габай недовольно толкнул его локтем.
  - Потише! Пока он не откинулся, я должен с ним побазарить... Полтора часа, говоришь? - обернулся он к доктору.
  - Как минимум.
  Габай кивнул.
  - Лады. Тогда через полтора часа мы подвалим. И смотри, - прибавил он с угрозой, - очень тебе советую, чтоб Дениска был в форме!
  Гугнивый заглянул в кабинет. Ассистентки там не было.
  - Да, ты смотри! - Он зверски оскалился и по-бандитски раскинул перед доктором пальцы. - Чтоб Дениска был в форме, понял, нет?
  Доктор удивлённо воззрился на него.
  
  
  Бандиты "обмыли" гибель товарищей в ближайшем кафе и в намеченное время вновь появились в аллеях больничного сада. Возбужденные выпивкой, все трое были настроены на самый решительный разговор с "козлом" и "жмуриком". По-другому Михалёва они в своих разговорах не называли.
  Леонид Аркадьевич поджидал их на пороге морга.
  - Только что очнулся, - сообщил он. - Буквально пять минут назад. Но нельзя сказать заранее, насколько он будет адекватен. Сознание его неустойчиво в психосоматическом плане. Оно то проясняется, то становится путаным. Вы это почувствуете по его ответам... - Вместе с бандитами он поднялся по лестнице. - Причину я пока объяснить не могу, необходимо провести ещё целый комплекс исследований...
  Габай подошёл к аквариуму.
  - Михаль! - гаркнул он в микрофон. - Ты проснулся?
  - Это кто? - отозвался динамик после секундной заминки.
  - Ильяс, - ответил бандит. - Пришёл тебя проведать, братишка.
  - Братишка... - злобно скривившись, пробурчал Качок.
  - Ильяс? Добрый день. Хотя, может быть, сейчас вечер.
  - Точно, вечер уже. Короче, братан, туфту ты нам напорол про колодец, - говоря это, Габай глазами показал Гугнивому на доктора: дескать, убери его отсюда. - Были мы там только что...
  - Ступай, Аркадьич, у нас свои дела с Денисом, - зашептал Гугнивый.
  Того не нужно было просить дважды. Он подскочил к двери кабинета и скрылся за ней, но захлопнуть её перед носом братка не успел. Схватившись за ручку, Гугнивый удержал её и заглянул в кабинет.
  - Куколка, - его губы сами собой растянулись в улыбке. - Не могу спокойно пройти мимо, как видишь. Что ты делаешь сегодня ночью?
  Ольга сидела за столом спиной к двери. Когда Гугнивый заглянул в комнату, она даже не обернулась, только при звуке его голоса испуганно втянула голову в плечи.
  За неё ответил доктор:
  - Ольга Николаевна сегодня на ночном дежурстве. Не беспокойте её, пожалуйста, - и он попытался закрыть дверь.
  - На ночном? - Браток продолжал держать ручку. - Обалдеть! А я как раз свободен всю ночь.
  - Ей необходимо следить за больным!
  - Вместе последим, - Гугнивый засмеялся. - От нас он не слиняет...
  - Гуг, сюда иди! - рявкнул раздражённый Габай, у которого что-то не заладилось со связью. - Денис, Денис, слышишь меня?
  В хрипе, доносившихся из динамика, ничего невозможно было разобрать. Гугнивый вынужден был отпустить дверь. Она тотчас с треском захлопнулась.
  - Аркадьич, он опять не отвечает! - закричал Габай, но тут динамик ожил, видимо продолжив прерванную технической неполадкой фразу:
  - ... а я до того замотался, что ног под собой не чуял. Мы целый час пешком тащились по лесу.
  - Что? - насторожился Габай. - По какому лесу? Это когда было?
  - Мы возвращались из Ярославля и у нас сломалась машина. Её в Ярославле угнали Колян с Дугиным, а она возьми и остановись на дороге. А кругом лес.
  - Это ещё весной было, - буркнул Качок.
  - Денис, это было весной, - повторил Габай, - а нас интересует тот день, когда ты с Папаней и Сеней на "Вольво" хренакнулся. Тот день, понимаешь?
  Динамик замолчал.
  - Щас опять какую-нибудь лажу выдаст, - прошипел Качок.
  - Да, я жил у Папани в деревне, - заговорил Михалёв. - Лидия поила нас квасом собственного изготовления. Я помню её белые руки с пухлыми пальчиками. На одном пальчике было золотое колечко с розовым камушком. Что это был за камушек? Брильянт?
  - Хоть это помнит, козёл... - шепнул Качок.
  - Нет, фальшивка, - ответил в микрофон Габай. - Ты нам не про Лидию, а про Папаню расскажи. Что он делал перед отъездом в Москву?
  - Папаня? - Последовала очередная пауза. - Папаня спал, квас пил. А потом мы с ним пошли прогуляться.
  - Прогуляться? - Габай переглянулся с братками. - На хрена?
  - Да в соседнюю деревню пошли. Ходили к этой, как её. Толстуха, красится под блондинку, знаешь?
  - Раиска! - воскликнул Гугнивый. - Любовница Папани. Ну, точно, значит, Папаня в тот день у неё побывал! - И он с ухмылкой прищурил глаз. - Зашёл к ней потрахаться...
  - А Михаля он зачем с собой потащил? - спросил Качок.
  Габай переадресовал вопрос Михалёву.
  - Чтобы я на стрёме постоял, - ответил тот. - У толстухи муж мог вернуться в любую минуту, так я должен был сидеть на сене и сечь за дорогой. Когда, значит, придёт муж, я должен был свистнуть.
  - Ладно, ходили вы к Раиске, - продолжал допрос Габай. - А мешочек с камнями где был? Куда его Папаня дел?
  - Не знаю. Вообще-то, Папаня в тот день всё время с каким-то пакетом таскался, из рук его не выпускал. Даже к толстухе с ним ходил.
  - К Раисе?
  - Да-да, теперь я вспомнил. Её Раисой звали.
  Габай задумался.
  - Ну, а дальше? - спросил он.
  - Что дальше?
  - Куда он пакет дел?
  - Не знаю.
  - Ты должен знать, потому что кроме тебя некому! - взревел главарь. - Думай, думай!... Папаня таскался с пакетом всё время или иногда без пакета?
  Гугнивый подтолкнул его локтем:
  - Ты спроси, трахнул Папаня Раиску или нет, - он хохотнул. - А то, может, муж подвалил в самый момент?...
  Габай отмахнулся:
  - Иди ты... У тебя одна гребля на уме, - он снова повернулся к аквариуму. - Стало быть, Папаня с этим пакетом и к Раиске ходил?
  - Да, - бесстрастно подтвердил динамик. - Только вот когда назад возвращались, у него, по-моему, пакета не было.
  - Так не было или был?
  Михалёв несколько секунд думал.
  - Не было. Точно не было.
  Гугнивый удивлённо посмотрел на главаря.
  - Неужели он камни у этой дуры оставил? Вот мудило!
  Мысли с трудом, как мельничные жернова, поворачивались в голове Габая. Какое-то время он молчал, наморщив лоб, а потом произнёс глубокомысленно:
  - Не оставил, а спрятал.
  - Точно, - закивал Гугнивый. - У Раиски их никому и в голову не придёт искать!
  - Она их так просто не отдаст, - сказал Качок. - Я её знаю. Такая стерва, что удавится, а не отдаст.
  - Пусть попробует, - хмыкнул Гугнивый.
  - Папаня мог спрятать их у неё тайком, - словно думая вслух, проговорил Габай. - К примеру, когда она вышла на пять минут.
  - Точно-точно, - подтвердил Гугнивый. - Папаня сделал в доме у Раиски тайник и заныкал туда камни с бабками! Элементарно, Ватсон!
  Главарь взглянул на часы. Был девятый час вечера.
  - Придётся ехать. Завалимся к ней всей кодлой, покажем ствол и она сразу расколется. - Он подошёл к кабинету. - Аркадьич, мы сваливаем! Сеанс окончен!
  Из кабинета, стараясь не слишком широко раскрывать дверь, высунулся доктор.
  - Что-то на сей раз вы недолго говорили, - заметил он, косясь на Гугнивого.
  - Некогда потому что, - Габай устремился к лестнице. - Я тебе ещё позвоню.
  Гугнивый с Качком заторопились за ним.
  Леонид Аркадьевич проводил их до выхода из морга.
  - Скажите пожалуйста, какое Денис произвёл на вас впечатление? - спрашивал он на ходу. - Он был адекватен или путался в ответах? Мне это нужно для дневника наблюдений.
  - Он в нормальной форме, - сказал Габай.
  - Как был бревном, так бревном остался, - буркнул Качок. - Так и напиши в дневник.
  
  
  Глава 13
  
  Прежде чем отъехать от больницы, Габай тут же, из машины, обзвонил всех уцелевших членов банды. Сбор назначил через два часа у себя на московской квартире. Оттуда должны были все вместе ехать к папаниной вдове, от которой до дома Раисы рукой подать. Габай собирался нагрянуть к любовнице Папанина внезапно, среди ночи, и устроить у неё основательный обыск.
  Братки съезжались долго. Последние двое прибыли только во втором часу ночи, и то после повторных звонков.
  - У Пискаря никто трубку не берёт, - констатировал Гугнивый.
  - Опять, небось, в загуле, хрен лысый, - пробурчал Качок.
  - Дождётся он у меня, - сказал главарь. - Откручу ему голову собственными руками...
  Критически оглядев бойцов, он отсеял двоих, которые от выпитого едва держались на ногах. Затем он и остальные семеро расселись по двум "Жигулям" и покатили в Подмосковье.
  По дороге Габай обсудил с братками детали предстоящей операции. Решено было сначала заслать на двор к Раисе Саню Водолазова, как самого прыткого, чтоб посмотрел, закрыты ли двери и окна. Если будет возможность, Саня проникнет в дом и посмотрит, на месте ли раисин муж. Тот был капитаном милиции и, насколько было известно браткам, характер имел крутой. Наверняка держал при себе огнестрельное оружие. Одно было хорошо - он часто и подолгу отлучался из дома. Но если он в доме, то его следовало нейтрализовать в первую очередь.
  - Гуг и Качок, мента поручаю вам, - говорил Габай, вертя руль. - Мочить его, наверно, не стоит. Только пригасите слегка, чтоб не хрюкал.
  - Сделаем как надо, - братки самодовольно ухмылялись.
  Свет фар вспарывал ночную темноту. В разрывах облаков показывалась ущербная луна, заливая серебристым сиянием мокрые после дождя деревья, поля и дорогу, и снова скрывалась.
  
  
  Во дворе папанинской избы всполошились собаки, залаяли на подъехавшие машины. В окне зажёгся свет и на крыльцо вышла вдова в своём неизменном платке, накинутом поверх ночной сорочки. Она зевала, протирала сонные глаза и вглядывалась в приезжих.
  - Лида, мы это, встречай! - крикнул Габай, проходя в калитку.
  Она прикрикнула на собак и ушла в дом. Габай, а вслед за ним братки, поднялись на крыльцо.
  В доме везде уже горел свет. Лидия переоделась в тёмное, подобающее трауру платье и снова явилась к гостям, держа в руках бутылку с самогоном и стакан. При взгляде на её морщинистое старушечье лицо с жёлтой нездоровой кожей и круглыми, как у рыбы глазами, нетрудно было понять, почему Папанин завёл себе любовницу. Чрезмерное пристрастие к спиртному и больная печень состарили женщину раньше времени. Она и сейчас стояла на ногах не слишком твёрдо.
  - Я как чувствовала, что ты приедешь, - сказала она заплетающимся языком, уставившись на Габая. - Вот, даже выпить тебе оставила. Мы тут с дедом поминали нашего Славу...
  - Сейчас не до выпивки, - Габай прошёл в комнату. - Дело у нас есть, только не к тебе. Где тут у Папани телогрейки и спецовки старые? Тащи всё сюда!
  - Спецовки? - удивилась она. - Да с чего бы это?
  - Поменьше вопросов!
  Братки по-хозяйски расхаживали по дому. Кто-то, несмотря на запрет главаря, всё-таки приложился к бутыли, кто-то доел закуску, оставшуюся на столе. Гугнивый незаметно от хозяйки раскрыл платяной шкаф и быстрыми движениями бывалого домушника перебрал стопку чистых простыней. Найдя под самой нижней несколько припрятанных пятидесятирублёвок, сунул их себе в карман.
  Габай велел братве переодеться в старьё и сделать из старых шапок и чулок маски.
  - Надо спрятать свои рожи, а то ещё узнают, - объяснил он.
  В дальней комнате проснулся старик - отец покойного Папанина. Как был, в одних трусах, худой как жердь, весь синий от многочисленных лагерных татуировок, он высунулся из дверей и уставился на пришельцев близорукими глазами.
  - Лидка, - крикнул он, - это кто ж такие? Опять менты?
  - Свои, - отозвалась хозяйка.
  - А я думал, шмон.
  При нём милиция уже дважды проводила обыск в доме Папаниных, и оба раза ночью. Только разглядев ближайшего к себе братка, примерявшего драный, пропахший псиной тулуп, старик окончательно уверился, что это "свои".
  - Габай, что ль, подвалил?
  - А то кто же, - отозвался главарь. - Как жизнь, дед?
  - Да какая тут жизнь... - тот продолжал вглядываться в гостей. - А Николка с вами?
  - Нет, не с ними, - ответила за Габая Лидия.
  - А я думал, с ними, - сказал дед. - Куда же он, чертяка, делся?
  Лидия обернулась к Габаю.
  - А правда, куда? Уже пятый день носа не кажет.
  - Да по бабам ходит, - сказал Гугнивый, занятый вырезанием в чёрной вязаной шапке дырок для глаз.
  - Или опять запил, - прибавил Габай. - Валяется где-нибудь под забором... Ничего, найдётся. Не маленький уже.
  Сын Папанина, Николай, неоднократно просился в банду, но Габай ему отказывал. Николай был молод и слишком много пил, а главное - от рождения был умственно неполноценным. В таких Габай не нуждался.
  - Получит он от меня на орехи, как вернётся, - сказала вдова.
  В отличие от деда, отсутствие сына её не слишком беспокоило. Николай и прежде пропадал, целыми днями не давая о себе знать, но потом всё равно появлялся.
  Она присела к столу, придвинула к себе стакан и бутылку. Дед, держась трясущейся рукой за стену, побрёл в туалет. Вдова со вздохом налила себе самогону.
  - Николка у нас совсем от рук отбился, - заговорила она с деланным вздохом. - И в кого он такой непутёвый пошёл...
  Дед повернул голову на её голос.
  - Да в тебя, дуру.
  - А может, в тебя? - сварливо возразила Лидия и, выпив, плаксивым голосом завела свою обычную песню, слышанную дедом уже много раз: - Сорок лет, старый, просидел на зоне, а что толку. Даже трусы на тебе и те чужие. Другие с зоны выходят - машины себе покупают, уважаемыми людьми становятся, а ты? Только знаешь самогон жрать. И ещё спрашивает, в кого Колька пошёл. На себя сперва оглянись, а потом спрашивай.
   - Чеши, чеши языком, больше-то ни на что ума нет, - отозвался дед.
  На дворе ещё стояла глухая ночь, когда братки, переодевшись в старьё и захватив маски, вышли из избы. Луна бледным пятном висела в тучах. Спотыкаясь, временами подсвечивая себе фонариком, бандиты направились к соседней деревне напрямик, через рощу и заросшую сосновым подлеском балку. Сразу за балкой потянулись огороды с раскиданными там и сям приземистыми избами. Свет нигде не горел. В ночном воздухе разливалась та странная завораживающая тишина, которая предшествует появлению на востоке первого рассветного луча. Ни одна собака не залаяла, когда бандиты подкрались к крайней, стоявшей у самого леса избе.
  Добравшись до изгороди, они коротко посовещались. Саша Водолазов, щуплый остроносый парень двадцати двух лет, специалист по проникновениям в квартиры через форточку, шмыгнул в незапертую калитку и крадучись подбежал к дому.
  Он залез в окно, а вышел из двери, открыв её изнутри.
  - В доме только баба, а с ней мужик спит, - доложил лазутчик.
  Качок с Гугнивым, надев маски, бесшумно проследовали через тёмную прихожую, вошли в спальню и дружно набросились на спящего мужчину. Через минуту в спальне появились Габай и остальные бандиты, все в масках. Главарь включил свет и наставил на пленника с заломленными за спину руками пистолет.
  - Не двигайся, сука! - гаркнул грозно.
  Раиса - тридцатипятилетняя крашеная блондинка, белотелая и пышногрудая, с родинками на щеках, заголосила было, но вид мужчин в масках и пистолета заставил её умолкнуть.
  Главарь пригляделся к пленнику. Смуглокожий усач, которого держали братки, явно не был раисиным супругом, с которым Габаю однажды уже пришлось иметь дело.
  - Ты кто такой? - спросил бандит.
  - Я... я... - только и мог выговорить перепуганный усач.
  - Значит, ещё один хахаль, - усмехнулся Габай и покосился на Раису. - Шустрая ты баба. А где муж?
  - Н-на работе... - заикаясь от страха, пролепетала она.
  Габай кивнул на пленника.
  - Уберите его.
  Гугнивый с Качком связали усачу руки и отвели в чулан. Габай с пистолетом приблизился к Раисе.
  - Куда Папаня деньги спрятал?
  - К-какие деньги?
  - Не дури! Папаня перед отъездом в Москву спрятал у тебя замшевый мешочек с баксами и брюликами. Видела его?
  - Нет.
  - Врёшь! Папаня спрятал его у тебя в доме! Давай показывай где, или в череп тебе сквозняк впущу. Времени базарить у нас нет. Ну!
  Толстуха позеленела, когда ствол упёрся ей в лоб.
  - Но я правда не знаю...
  - Он был здесь в среду, - настаивал бандит. - Был или нет?
  - Был.
  - У него была с собой сумка или пакет.
  Она замялась, вспоминая.
  - Была, да? Солжешь хоть одно слово - сразу пуля!
  - Ну да, была сумка... В ней водка была... Мы с ним выпили...
  - Водка? - Сквозь прорези маски на перепуганную Раису глядели пылающие гневом глаза. - Мозги мне не пудри! Куда он заныкал бабки, последний раз спрашиваю!
  - Он мог спрятать только... - косясь на пистолет, она слезла с кровати. - Пойдёмте, покажу.
  Раиса подвела их к двери в чулан.
  - Здесь? - нетерпеливо спросил главарь.
  Она кивнула.
  Первым, кто им встретился за дверью, был связанный раисин любовник с тряпкой во рту. Увидев бандитов, он в страхе подался назад, споткнулся обо что-то и с задушенным воплем опрокинулся навзничь.
  - Уберите его отсюда, - велел Габай браткам и повернулся к Раисе. - Показывай.
  Когда мужчину увели, Раиса подошла к стене, отодвинула какой-то ящик, присела на корточки и начала расшатывать половицу. Расшатав, она вынула её, а за ней ещё несколько. Бандиты напряжённо следили за её действиями. Ясно было, что Папанин и здесь устроил тайник. Чуланы и подвалы были теми местами, где он особенно любил их устраивать.
  Не выдержав, Габай стянул с себя маску, вытер рукой вспотевшее лицо и оттолкнул хозяйку. Едва копнув, наткнулся на крышку коробки.
  - Вячеслав здесь иногда кое-что держал, - объяснила Раиса. - А однажды спрятал золотые часики дамские...
  - Помню я эти часики, - пробурчал Габай, вытаскивая коробку.
  Он вставил между створками лезвие ножа и, поднатужившись, взломал крышку.
  На дне коробки лежала упаковка с таблеткой виагры. Братки за его спиной разочарованно переглянулись.
  - Нету... - шепнул Качок.
  Габай сунул виагру в карман, коробку швырнул на прежнее место и повернулся к Раисе.
  - Где у него ещё тайники?
  - Больше нет.
  - Нет? - Габай угрожающе прищурил глаз.
  - Не знаю я... - мотала головой перепуганная женщина. - Он только этот сделал...
  Габай был разочарован не меньше остальных. Его уверенность, что Папанин спрятал камни у Раисы, стремительно таяла. Тем не менее он решил предпринять ещё одну попытку.
  - Считаю до трёх, - прорычал он насколько мог грозно, наставив на хозяйку пистолет. - Не покажешь, куда он дел брюлики - мочу на хрен! Раз!
  Глаза у Раисы округлились от ужаса.
  - Но я правда не знаю... Хотите - серьги возьмите и кольцо золотое, но не губите...
  - Два!
  - Не знаю...
  - Три! Ну, колись!
  - Да не зна...
  Габай выстрелил, целя мимо её головы. Толстуха охнула, глаза её закатились и она кулем свалилась к его ногам.
  Главарь велел браткам обыскать дом. Особое внимание обращать на углы, потолочные перекрытия, плинтуса и спинки диванов, где Папанин обычно устраивал тайники. Гугнивый пошёл обстукивать стены. Качок вооружился топориком и начал взламывать половицы в подозрительных местах. Работа нашлась всем. Бандиты наперебой вспоминали тайники, которые Папанин устраивал у них в домах, и искали в тех же местах и здесь.
  Раиса вскоре очнулась. Пользуясь царившей вокруг суматохой, она попыталась выскользнуть из дома, но у самых дверей её перехватили Водолазов с Качком, связали ей руки, отнесли в спальню и швырнули на кровать.
  - Пустить её на хор, суку, - сказал Гугнивый, бросая на нее похотливые взгляды.
  - Ищи тайник! - рявкнул главарь.
  В окна уже заглядывал рассвет, а братки всё искали. Миша Чурилин, по кличке Чурка, двадцатисемилетний здоровяк, взламывая половицы в прихожей, первым услышал крадущиеся шаги на крыльце.
  - Эй, кто там? - крикнул он и на всякий случай достал пистолет.
  Пришелец подёргал ручку, пытаясь открыть запертую изнутри дверь.
  - Кто? - повторил Чурка.
  - Откройте! - раздался из-за двери властный голос. - Милиция!
  Бандиты насторожились. В доме сразу всё стихло.
  - Муж приканал... - шепнул Гугнивый.
  - Мент, - уточник Качок, брезгливо скривившись.
  Страж порядка выстрелил в воздух.
  - Откройте!
  Братки отступили в спальню.
  - Не ссы, пацаны, он там один, - хрипнул Габай, передёргивая затвор пистолета. - На понт взять хочет...
  - Шеф, здесь вроде бы ничего нет, линять надо, - пробормотал Гугнивый.
  Хозяин дома, разбежавшись, высадил дверь плечом и влетел в прихожую. Габай в маске высунулся из спальни.
  - Стоять, сука! - Он наставил на милицейского капитана пистолет. - Лицом к стене, а то замочу!
  Но страж порядка стремительно выскочил из избы, сбежал с крыльца и скрылся за поленницей дров.
  - Дом окружён! - заорал он оттуда. - Выходи по одному с поднятыми руками!
  Толя Синцов, по кличке Синий, высматривавший что-то в окне, негромко свистнул.
  - Шеф, там ментовская машина стоит!
  Братки подбежали к окнам. Невдалеке, полускрытый деревьями, действительно виднелся милицейский уазик. Бандиты заметили, как двое стражей порядка, перебегая от дерева к дереву, приближаются к дому.
  Гугнивый побледнел.
  - Откуда их столько?
  - Сдали нас! - шепнул Качок. - Кто-то увидел, как мы подвалили, и настучал ментам!
  На дворе выстрелили.
  - Повторяю, выходи по одному! - требовал из-за поленницы капитан. - Минуту вам даю!
  Габай перешёл из спальни в соседнюю комнату и там осторожно выглянул в окно.
  - Их, кажись, немного, человека три или четыре, - сказал он, вернувшись в спальню. - Перешмаляем их всех, пока не подошло подкрепление!
  Водолазов, услышав, что предстоит "мокрое" дело, занервничал.
  - А если оно щас подойдёт, это подкрепление? - спросил он.
  - Тут тебе не город, - возразил главарь. - Оно, может, ещё час подходить будет... Готовь волыны! - произнёс он громче, чтоб слышали все. - Зря пуль не тратить, целиться лучше!
  - Где Раиса Васильевна? - кричал капитан. - Раиса, ты жива? Отзовись!
  Гугнивый осторожно выдвинул раму и выстрелил в маячившую над поленницей фуражку. Фуражка слетела, но спустя несколько секунд прозвучал ответный выстрел. Оконное стекло с грохотом разлетелось. Гугнивый, ругаясь, отпрянул назад.
  Братки осторожно выглядывали в окна, следя за перемещениями милиционеров, и время от времени посылали в их сторону пули. Ответные выстрелы доносились из-за деревьев и забора.
  Солнце ещё не взошло, но утро разгоралось. В деревне лаяли собаки. Из домов выходили встревоженные выстрелами люди и, прячась за заборами и сараями, подходили к раисиному дому.
  - Смываться надо, - шипел Гугнивый, - а то легавых щас целая свора подвалит...
  Габай и сам понимал, что надо уносить ноги, но милиционеры, по-видимому, действительно окружили дом со всех сторон. Откуда бы братки ни высовывались, их всюду встречали пули.
  - Надо снять того, что шмаляет из-за забора, - сказал Габай. - Если его снимем - смоемся!
  - Ща я сыму, - Гугнивый с пистолетом в обеих руках прильнул к подоконнику, целясь.
  Во дворе щёлкнул выстрел. Гугнивый резко вздрогнул и качнулся вбок. Пистолет выпал из его рук.
  - Гуг! - Габай бросился к нему, но тот уже агонизировал, содрогаясь всем телом. Из отверстия над его глазом сочилась кровь, на губах выступила пена.
  Главарь повернулся к сообщникам.
  - Что зелки вылупили? - прохрипел яростно. - Мочи ментов, скотов, а то всем хана!
  Подскочив к окну, он начал с остервенением жать на крючок. Милиционер, подстреливший Гугнивого, на выстрелы не отвечал. Видимо, затаился.
  Заметив, что к дому подкрадываются двое мужчин с охотничьими ружьями, Водолазов в панике бросился к Габаю.
  - Абзац нам! Кранты! К ним подмога идёт!
  - Я его подбил! - крикнул Габай и мощным ударом высадил оконную раму. - Смываемся в лес! Быстро!
  Он подобрал пистолет Гугнивого и первым полез в окно. Страж порядка, которого Габай считал убитым, неожиданно снова открыл стрельбу.
  Главарь вываливался из окна, когда у самого его виска свистнула пуля.
  - Врёшь, мент, урою! - рычал он с пеной у рта.
  Он выстрелил, рухнул в траву, перекатился в сторону и только тогда увидел за забором человека в камуфляже. Габай ринулся к сараю и забежал за него. Отсюда страж порядка был перед ним как на ладони. Он даже засмеялся, увидев убийцу Гугнивого.
  - Хана тебе!
  Милиционер не успел обернуться, как получил пулю в грудь.
  - Пацаны, давай сюда! - заорал бандит.
  К этому времени по браткам начал стрелять капитан, успевший перебежать от поленницы к калитке.
  - Стоять! - кричал он. - Стоять!
  Братки, не обращая внимание на его крики, выпрыгивали из окон и сломя голову неслись к лесу. Время от времени кто-нибудь из них оборачивался и, не целясь, стрелял в сторону кричавшего.
  Синему пришло в голову вывести из чулана голого любовника Раисы и заставить выпрыгнуть из окна вместе с собой. Бандит бежал, прикрываясь им как живым щитом.
  - Не стреляйте в него! - орал он на бегу. - Это...
  Он хотел сказать "заложник", но осёкся. Схватился, как будто споткнувшись, за своего пленника и упал с пробитой шеей. Свалился и голый, получив пулю в грудь.
  Выстрелы теперь щёлкали справа и слева. Удирающие братки оказались между двух огней. На счастье беглецов, у стражей порядка тоже кончались патроны. Стрельба затихала. Не дожидаясь, пока уцелевшие бандиты окончательно скроются в лесу, капитан выскочил из своего укрытия и бросился к крыльцу, крича в тревоге: "Раиса! Раиса!" Габай послал в него пулю, но тот был слишком далеко и выстрел не достиг цели.
  Преследовать бандитов в лесу никто не решился. Из восьми человек, пришедших ночью в дом к Раисе, в живых осталось пятеро. Двое получили смертельные ранения во время отступления к лесу, третьего - Гугнивого, подстрелили ещё в доме.
  Главарь улепётывал, громко матерясь. Качок и Чурка помогали бежать раненому Водолазову. Последним трусил плотный неповоротливый Бредихин. Пот стекал с него ручьями, он задыхался и остановился раньше других, крикнув, что погони нет. Замедлили бег и остальные.
  Габай проверил обойму в своём пистолете. Обойма была пуста.
  - Хреново, шеф... - пропыхтел Качок. - Они могут пустить за нами собак и выйти на Лидку... А она нас сдаст...
  - Тут речка есть, пройдём по ней, - решил Габай после недолгих раздумий. - Собьём собак со следа.
  К вдове они вернулись в седьмом часу утра, усталые, промокшие и злые. Лидия встревожилась, но вопросов задавать не стала. Знала, что эти люди вопросов не любят. Дед гремел в углу пустыми бутылками, кряхтел и чему-то зловеще улыбался про себя.
  - Чую, не миновать шмона, - говорил он снохе, щуря глаз. - Заметут всех.
  - Типун тебе на язык! - отзывалась та.
  Наспех умывшись, бандиты схватили в охапку одежду - свою и убитых, забились в машины и дали газу.
  - Нету у Раиски камней, и не было, - твердил Качок. - Опять этот козляра нас подставил. Ни хрена он не знает, да и откуда ему знать?
  Он с такой яростью сжимал кулаки, что казалось, попадись ему сейчас Михалёв, задушил бы его тут же.
  - Да, попали мы, - соглашался главарь. - Камешки, похоже гикнулись.
  - Они не могли гикнуться! - кипятился Качок. - Или их кто-то увёл, или они до сих пор где-то лежат. Но хрен их найдёшь без Папани!
  Сидевшие сзади Бредихин и Водолазов молчали, только Водолазов тихо стонал от боли в плече.
  - Как бы нам сейчас пригодились те бабки, которые мы откладывали, - сказал Бредихин. - Там ведь было сто пятьдесят "штук"... Где они теперь?...
  - Там же, где и камни, - мрачно ответил главарь.
  
  
  Глава 14
  
  Чурка поехал к себе, а Габай с Качком, Бредихиным и Водолазовым отправились на московскую съёмную квартиру. Габай, понимая, что здесь его будут искать в первую очередь, решил сегодня же собрать вещи и сбежать.
  На сборы ушло полчаса. Он уже застёгивал ремни на чемодане, когда в квартиру позвонили. Холодея, Габай вышел в прихожую. Из кухни высунулся встревоженный Качок.
  Заглянув в "глазок", Габай увидел Шпору - старого уголовника с большим лагерным стажем, много лет сидевшего с Жихарём на одной зоне и считавшегося его ближайшим соратником. У Габая упало сердце. Всё-таки не успел он удрать! Появление этого темнолицего, высохшего как скелет субъекта не обещало ничего хорошего.
  Не отрываясь от "глазка", Габай с минуту прислушивался к тишине за дверью. Похоже, Шпора был один. Хотя не исключалось, что за углом лестничной площадки прячется целая свора головорезов.
  Шпора снова позвонил.
  - Ильяс, открывай, я от Жихаря. Слышь?
  Габай щёлкнул замком и приоткрыл дверь ровно настолько, насколько нужно было, чтобы незваный гость протиснулся в проём. В любую секунду, при малейшем подозрительном шуме, он готов был снова захлопнуть её.
  Габая почему-то особенно тревожила сумка, которую Шпора держал в руке. Наверняка этот круглый, как дыня, предмет, находившийся в ней, был предназначен ему. Тошнотворный страх комком подступал к горлу.
  Качок, Бредихин и забинтованный Водолазов сгрудились у дальней стены, не сводя глаз со зловещего пришельца.
  Польщённый таким вниманием к своей персоне, Шпора кашлянул в кулак, скорчил гримасу, которая у него означала улыбку, и, следуя приглашающему жесту Габая, прошёл к столу.
  - Внизу два джипа стоят... - шепнул Качок на ухо главарю.
  Габай, как это часто случалось с ним в минуты сильного страха, начал рыгать.
  - Привет, Шпора, - рыгнув, сказал он. - Ты, значит, от Жихаря?
  - От него, дорогой, - почти ласково ответил гость, водружая на стол сумку.
  - А чего он тебя послал? Позвонил бы.
  - Незачем ему звонить тебе. Да и об чём ему с тобой базарить?
  Габай смотрел на подозрительную сумку и дрожащими пальцами вытирал мокрый лоб. Шпора, перехватив его взгляд, кивнул головой, как бы подтверждая его догадку.
  - Вот, подарочек тебе просили передать.
  Он вынул из сумки газетный свёрток, поставил на стол и развернул газеты. Взору Габая предстала мертвенно-белая, с полураскрытыми закатившимися глазами лысая голова Пискаря.
  - А ещё просили сказать, что предупреждений больше не будет.
  Белый, как эта голова, Габай опустился на стул.
  - Я найду, - вдруг заговорил он торопливо, почему-то озираясь по сторонам. - Гадом буду - найду! Из-под земли достану! Сказал - найду, значит, найду. Жихарь знает, моё слово - алмаз. Я Жихаря ещё никогда не подводил. И Нугзар сказал, чтоб я искал... Так что, зря вы это... Зря мужика мочканули... Вам бы сперва со мной перетереть...
  - Люди тобой недовольны, Ильяс, - бесстрастно сказал Шпора. - Очень недовольны.
  - Нугзар сказал, чтоб я искал! Товар будет через неделю!
  - Нету у тебя недели, дорогой, - Шпора зловеще улыбнулся. - Только два дня. Сегодня и завтра.
  - Как - два дня?... - Габай рыгнул. - Качок, - крикнул он, - дай запить...
  Косясь на мёртвую голову, Качок поставил перед Габаем стакан, на четверть наполненный водкой, и поспешно вернулся к товарищам.
  Габай выпил залпом, клацнув зубами о стекло.
  - Я Нугзару джип отвалил, - продолжал он сбивающимся голосом. - Новый джип. Да чего Жихарю волноваться, найду я эти камни...
  - А Жихарь и не волнуется, - улыбка словно приклеилась к сморщенному лицу Шпоры. - Он только тебе привет посылает и просит передать, что ждать долго не может. Завтра, стало быть, последний день. А послезавтра утречком он сам тебя разыщет.
  Габай встретился взглядом с остекленевшими глазами Пискаря и перед ним мелькнуло красное лицо вора в законе с дёргающимся в нервном тике ртом. У Габая похолодело в животе, как будто Нугзар уже водил по нему лезвием.
  - Так что думай, кореш, кумекай, - почти ласково закончил Шпора.
  - Я отмазался, - только и смог пробормотать Габай. - Я джип Нугзару отдал... Шестьдесят "штук" баксов стоит... Нугзар сказал, чтоб я спокойно искал...
  - А ты и ищи спокойно, - Шпора осклабился так, что, казалось, сейчас вцепится остатками зубов. - Два дня - это большой срок.
  - Жихарь вправду думает, что я эти камни прибрал? Да для меня западло! Никогда не был крысой, у кого хошь спроси.
  - Не был, - с готовностью согласился Шпора, вставая. - Поэтому Жихарь и предупреждает тебя.
  Габай остался сидеть, тяжело дыша.
  - Надо же было Папане откинуться... - выдавил он шёпотом.
  - Пискарик перед смертью рассказал нам про вашего пацана, который выжил в аварии, - Шпора легонько хихикнул. - У жмурика крыша поехала, свистит вам хрен знает что, а вы верите.
  - А что ещё делать?
  - Искать.
  - Да ищем мы, ищем! - сказал Габай с тоской. - Сегодня ещё трое пацанов погибли...
  - Значит, плохо ищешь. Лучше надо искать... Ну, я пошёл, - Шпора направился к двери. - Предупрежденьице я тебе, значит, передал, дальше сам думай.
  - Чего думать? - не выдержал захмелевший Качок. - Чего думать? - Он выругался. - Знали бы - ни в жизнь не стали связываться с этими грёбаными камнями! Сколько уже пацанов наших в землю легло из-за них, а вы на нас наезжаете! Виноваты мы, что ль, что Папаня разбился?
  - Конечно не виноваты, - Шпора скорчил сочувственную гримасу. - Факт, не виноваты. Только я-то чем могу помочь?
  - Глохни, Качок, - проворчал Габай. - Твой базар не по делу.
  Посланец Жихаря, никем не провожаемый, вышел в прихожую и сам открыл квартирную дверь.
  Главарь и братки смотрели в окно, как он выходит из подъезда и идёт к одному из джипов, говорит с кем-то, кто высунулся из внедорожника, потом садится в другой джип и обе машины отъезжают.
  - Дёргать надо из Москвы, - прошептал Бредихин. - Дёргать куда подальше...
  - Не ссать! - заревел Габай. - Дело на принцип идёт, как вы не поймёте! Вместе с брюликами наши кровные бабки пропали, сто пятьдесят "штук"! Что, мы так и бросим их, не будем искать? Ведь мы их кровью и потом добыли!
  - Где же их искать... - сокрушённо вздохнул Водолазов.
  - Найти можно. И нужно! А сыщем - сразу за бугор дёрнем, заживём там как белые люди.
  - Слышали, чё он сказал? Завтра последний день, - проговорил Качок.
  - В больницу надо канать, с Михалём базарить, - сказал главарь.
  - Охренел? Опять лапши навешает!
  - Самим надо умнее быть! - возразил Габай.
  - Точно, - согласился Бредихин. - Думать надо, прежде чем верить ему.
  - Ничего толкового он всё равно не скажет, - упорствовал Качок.
  Габай встал так решительно, что едва не опрокинул стол.
  - А ты можешь предложить что-то другое? - прогремел он. - Или, по-твоему, нам совсем отказаться от наших бабок?
  - Едем! - поддержал его Бредихин. - Надо выпытать у этого сопляка, где бабки!
  Даже Водолазов закивал:
  - Правильно, только Михаль может навести на след, больше некому!
  Качок промолчал. Поездка к Михалёву ему не нравилась, но аргументов против неё у него не находилось.
  Настроение у всех было подавленное. Голову Пискаря положили в полиэтиленовый пакет и убрали в холодильник. Габай сказал, что они ещё заедут за ней, чтобы "похоронить достойно".
  
  
  Глава 15
  
  Ни доктора, ни ассистентки в морге не оказалось. В лаборатории, куда они прорвались несмотря на возражения санитара, всё выглядело так, будто эксперимент уже закончен. Половина приборов была выключена, отсутствовали микрофон и динамик, даже пузыри в аквариуме не всплывали.
  - Михаль загнулся, что ли? - разочарованно пробормотал Габай. - Ну и дела!
  Покуда санитар лихорадочно набирал номер доктора Куприянова, Качок приподнял край простыни, накрывавшей безголовое тело, и оглядел почерневшую ногу.
  - Да Михаль жмурик давно, - он взглянул на стоявшего рядом Бредихина. - Чуешь, чем пахнет?
  - Жмуриком, - ответил тот. - А мозг жив, интересно?
  - И мозг загнулся, - Качок опустил простыню и подошёл к аквариуму. - Смотри, пузырей нет, трубок тоже нет. Загнулся придурок.
  - Как же мы будем теперь бабки искать?
  - Забей на них.
  Санитар наконец дозвонился до доктора. Тот, оказывается, был на заседании учёного совета. Узнав о приезде Габая, Леонид Аркадьевич сказал, что подойдёт через час.
  - На учёном совете, - раздражённо повторил главарь. - У нас пацаны гибнут, а он, вишь ли, на учёном совете... Дождётся он у меня...
  В ожидании доктора бандиты отправились перекусить в ближайшую пиццерию, а когда вернулись, нашли его суетящимся возле аквариума.
  Мозг Михалёва, судя по всему, ещё не умер. Приборы оживлённо гудели, лампочки перемигивались, трубки стояли на своих местах, со дна аквариума всплывали пузыри. Увидев, что микрофон подсоединён, Габай немедленно схватил его.
  - Связь наладил? - спросил у доктора.
  - Что вы, что вы! - Тот даже замахал руками. - Денис погружён в глубокий анабиоз, ему требуется полтора часа, чтобы прийти в себя...
  - Полтора часа?
  - Не меньше!
  Качок наклонился к главарю:
  - Мы теряем время. Едем щас к Лидке и ещё раз побазарим с ней. Камни с бабками, небось, она притырила! Она, больше некому!
  - Чего толку с ней базарить, - насупившись, ответил главарь. - Баба она простая, я её насквозь вижу. Если б она притырила, я бы это давно разнюхал.
  - Простая, да может, непростая, - возразил Качок. - Сынок-то её, Николка-придурок, исчез неизвестно куда... Исчез в тот самый день, когда его папаша разбился! Догоняешь?
  - Чего догоняешь?
  - Маманя, небось, вынула камни из тайника и сынку отдала, чтоб он смылся с ними. Ищи теперь ветра в поле! А мы тут, как бараны, возимся с этим козлярой, сказки его слушаем. Базарить надо с Лидкой! Круто базарить, тогда она расколется!
  Габай задумчиво почесал в ноздре. Странное исчезновение папанинского сына, действительно, выглядело подозрительно. Хоть главарь и не верил, что Лидия могла украсть камни, "круто" поговорить с ней, наверное, стоило. Тут Качок прав.
  - Сколько, говоришь, будет прочухиваться? - спросил он у доктора, озабоченно перебиравшего какие-то бумаги.
  - Два часа, не меньше, - ответил тот. - Так что приезжайте в шестнадцать. А ещё лучше - в шестнадцать тридцать.
  - Ладно, хоккей, подвалим, - пообещал Габай.
  
  
  Прямо из больницы братки снова покатили к вдове.
  В избе они нашли только деда, который сидел за замызганным столом и ел солёные огурцы, руками выуживая их из банки.
  - Где Лидка? - с порога заревел Габай.
  - Менты замели, - чавкая, ответил дед. - Сказали, продержат трое суток до выяснения обстоятельств... Дошухерилась, сучка...
  Разочарованные братки прошлись по дому, оглядывая комнаты. Все здесь носило следы недавнего обыска.
  - Только что уехали, - прибавил дед, хрумкая огурцом. - Вас, поди, искали, а?
  - Дёргать надо, - прошептал Бредихин. - А то сцапают, и никакие камни не понадобятся...
  - На трое суток, говоришь? - переспросил Габай.
  - Хрен там на трое, - с всезнающей ухмылкой прошамкал дед. - Они только говорят, что на трое, а впаяют ей годиков пять, если не расколется.
  - Колька не появлялся ещё?
  - Нет... Где-то его носит, оглоеда...
  Братки вернулись в машину. "Жигули" с визгом забуксовали в грязи задними колесами и рванули со двора.
  - Лидку надо было сразу в оборот брать, - шипел Качок. - Камни она увела, стерва, и сынку отдала. А он смылся.
  Габай вертел баранку, размышляя. Если камни и деньги не "увёл" сам Папанин, во что Габай не верил, то на них, и правда, могла наложить руку его супруга, которой тайники в её доме, возможно, были известны. Но Лидия после налёта на раисину избу попала в милицию и выйдет оттуда, по всей видимости, ещё не скоро. А срок, данный Жихарём, кончался завтра!
  - И что же нам делать? - разжал он, наконец, зубы. - Лидку ждать, когда выйдет? Нам всем к тому времени Нугзар горло перережет...
  - Залечь надо, - сказал Качок. - Залечь так, чтоб не нашли.
  Бредихин с Водолазовым его активно поддержали.
  Главарь некоторое время молчал.
  - Как ты заляжешь без денег? - спросил угрюмо.
  Но этот вопрос остался без ответа.
  Габай посмотрел на часы. Если сейчас они поедут в больницу, то как раз успеют к половине пятого.
  - В больницу едем, - сказал он.
  - Пустое дело, - буркнул Качок.
  - Дёрнуть из Москвы мы в любом случае успеем, а потолковать с Михалём надо, - возразил Габай.
  
  
  Оставив Водолазова в машине, Габай, Качок и Бредихин зашагали к моргу. Леонид Аркадьевич уже поджидал их, расхаживая по аллее. Завидев приближающихся братков, он поспешил им навстречу.
  - Прошу, прошу, - повторял эскулап, проворно обгоняя их и приглашающим жестом распахивая дверь морга. - Прошу... Денис уже очнулся, ждёт вас...
  В сумеречных помещениях носился кисловатый медицинский запах. Бандиты внутренне ёжились, проходя мимо разложенных на кушетках покойников, только что доставленных из больничных палат.
  - Я сообщил ему, что вы сейчас подойдёте, - не умолкал доктор.
  - Он обрадовался хоть? - спросил Бредихин.
  - Ммм... Как вам сказать... - Леонид Аркадьевич сделал неопределённый жест. - Вообще, обрадовался. Только ещё раз прошу: говорите с ним мягко.
  - Мягче мамы побазарим, не бойся, - заверил его Габай.
  В лаборатории всё было готово для общения с Михалёвым. Габай, входя, через приоткрытую дверь кабинета успел заметить, что и ассистентка находилась на месте.
  Леонид Аркадьевич поспешно захлопнул эту дверь и обернулся к гостям. Поднятием пальца призвал их к тишине. Затем подошёл к аквариуму, взял микрофон и произнес негромко и со значением:
  - Привет, Денис. Слышишь меня?
  - Здравствуйте, Леонид Аркадьевич, - механическим голосом отозвался динамик. - Слышу хорошо.
  - Тут к тебе пришли друзья.
  Из динамика вырвался продолжительный хрип, как будто Михалёв тяжко вздохнул.
  - Аркадьич, ступай отсюда, - сказал доктору Габай, забирая у него микрофон.
  Эскулап незамедлительно скрылся в кабинете.
  - Вася, проследи, чтоб не высунулся.
  Бредихин кивнул и встал перед кабинетом, расставив ноги и заложив за спину руки, как эсэсовец в фильме "Двенадцать мгновений весны".
  - Денис, это я, Ильяс, - сказал Габай в микрофон.
  - Здорово, шеф.
  - Вспомни ещё раз тот день, когда вы поехали в Москву, - заговорил главарь сурово. - Чем Папаня занимался. Кто был у него в доме.
  - Ты знаешь, я только что думал об этом. Папаня ведь должен был спрятать эти камни, да?
  - Да, да, - Габай выругался. - Он погиб тогда вместе с Сёмой, и теперь никто не знает, куда он заныкал эти грёбаные камни!
  - Я не слишком хорошо запомнил тот день, - признался Михалёв. - Память у меня после аварии стала как решето. Слушай, в то утро, случайно, дождя не было?
  - Откуда я знаю!
  - Если был дождь, то, значит, это был не тот день, про который я вспомнил.
  Габай замычал в досаде, а Качок со злорадной усмешкой покрутил пальцем у виска.
  - Днём вы сели в "Вольво" и поехали в Москву, - цедил Габай. - А перед этим я позвонил Папане и велел ему спрятать камни и бабки.
  - Об этом я ничего не знаю.
  - Ты и не должен знать. Но ты хоть видел, что Папаня делал в тот день, куда ходил? Вспомни, напрягись!
  - Он ходил к Раисе.
  - Это ты уже говорил. Камней у неё нету. Мы весь дом её обшмонали - нету!
  - А у Папани искали?
  - Искали, искали, всё перерыли, - Габай начал терять терпение. - Ну, Денис, вспомни! Ты же был с Папаней в тот день!
  - Сейчас подумаю.
  Михалёв думал минут пять. Габай, сжав в кулаке микрофон, сопел и бросал на аквариум свирепые взгляды. Качок скептически скалился.
  Наконец динамик ожил:
  - В тот день Папаня возился с джипом.
  - Каким джипом?
  - Новым джипом, "Гранд-Чероки".
  - Ну и что?
  - Он возился с ним перед тем, как мы поехали в Москву, - сказал Михалёв. - Ты во-сколько ему позвонил?
  - В одиннадцать или около этого. Я велел ему спрятать камни, а через пару часов вы втроём погнали в Москву и разбились.
  Бредихин оставил свой пост у двери и приблизился к главарю.
  - Он спрятал камни после твоего звонка, то есть после одиннадцати! - зашептал он на ухо Габаю. - А к этому времени он уже вернулся от Раисы! Значит, он не мог спрятать камни у неё...
  - Бл..., как мы сразу не допёрли! - пробурчал Качок и в сердцах ткнул пальцем в стекло аквариума. - Полезли туда, как бараны... Трёх пацанов положили...
  Габай поднёс ко рту микрофон.
  - Денис, вспомни, чем Папаня занимался после одиннадцати. Вспомни, это важно.
  - Я же тебе говорю: он ушёл в сарай и занялся джипом, - сказал Михалёв. - Больше ничего не могу о нём вспомнить.
  - Ничего? А ты напрягись! Пойми, для тебя это вопрос жизни и смерти. Найдём камни - будут бабки тебе на лечение!
  Михалёв снова умолк.
  - Погодите, а на хрена Папане возиться с джипом? - в наступившей тишине проговорил Бредихин. - Машина ведь совсем новая.
  - Папаня почти час безвылазно проторчал в сарае, - зазвенел динамик. - Он только на короткое время заходил в дом, а так всё время был в сарае. Теперь я вспомнил. Я зачем-то сунулся туда, и вижу: правое заднее колесо у джипа снято, а Папаня лежит под машиной и чего-то там ковыряется. А рядом с ним коричневый мешочек.
  - Замшевый такой? - вздрогнув, спросил Габай.
  - Когда я вошёл, - продолжал Михалёв, словно не расслышав вопроса, - Папаня жутко разозлился, орёт на меня, а сам мешочек от меня прячет, накрывает его чем-то. Я тогда ещё удивился: зачем Папане ремонтировать новую машину? Чего он колесо снял?
  У Бредихина загорелись глаза.
  - Тайник! Тайник! - прошептал он.
  - Я всё это только сейчас вспомнил, - заливался динамик. - Хорошо, что вы навели меня на мысль. Папане очень не понравилось, что я сунулся в сарай, чуть в драку не полез. А минут через сорок я снова туда заглянул. Папани там уже нет, джип, как ни в чём не бывало, стоит на четырёх колёсах. Мне тогда это не пришло в голову, а сейчас я понял: Папаня спрятал камни в джипе. Иначе зачем ему снимать колесо, лезть под джип и при этом держать под рукой мешочек? Камни наверняка в джипе, над правым задним колесом.
  - Помните, Папаня сделал тайник в "десятке" Толубея? - с многозначительным видом спросил Бредихин.
  - А что... - Качок задумался. - Папаня делал тайники в машинах... Когда Сёма купил себе "Опель", Папаня при мне предлагал ему сделать в нём тайник, но Сёма чего-то не захотел.
  - Он даже в моей тачке хотел сделать тайник - для сигарет с травкой! - прибавил Бредихин.
  Оживившись, он стал перечислять, в каких именно местах его машины Папанин предлагал сделать тайник. Вспомнил он и как год назад милиция на посту ГИБДД обыскивала папанинскую машину и ничего не нашла, хотя была набита наркотиками.
  Качок, однако, сомневался:
  - А может, опять лажа? Может, опять чего-нибудь напутал?
  - Откуда тогда он знает про коричневый мешочек? - возразил Бредихин. - Никто Михалю мешочка не показывал!
  - А вдруг показывал?
  Габай прервал их, рявкнув:
  - Михаль видел Папаню в гараже! И замшевый мешочек, где камни с бабками лежат, видел! Камни в джипе, верняк!
  - А мы его Нугзару за шиш с маслом отдали, - обескуражено пробормотал Бредихин.
  Габай отошёл в сторону, на ходу доставая мобильный телефон.
  - Алло, Нугзар? - заговорил он, стараясь, чтобы его голос звучал добродушно. - Это Ильяс. Приветствую, кореш... Мне тут джип мой понадобился на пару часов. Я верну, без туфты... Что?... Залог?... Ты что, Нугзар, где я тебе соберу столько?... Мне, понимаешь, надо к одному бобру подвалить с понтом на крутой тачке, на бабки его выставить...
  Он оторвал телефон от уха и с кислой усмешкой посмотрел на братков.
  - Не даёт, жмотяра. Он его уже своим считает. В салон к Угольнику отдал, на продажу...
  - Даже на пару часов не даёт? - спросил Качок.
  - Шестьдесят "штук" баксов залогу требует! - ответил главарь, выругавшись.
  Бандиты приуныли.
  - Может, его уже продали, - предположил Бредихин.
  - Вряд ли, - отозвался Качок. - Такую тачку быстро не продашь.
  - А если дёшево?
  - Тогда, может, продали...
  - Едем в салон! - рявкнул Габай, устремляясь к двери. - Сто пятьдесят "штук" баксов и ещё камней почти на "лимон" Папаня, мудак, в джип засунул...
  Братки кинулись за ним.
  
  
  Глава 16
  
  Заходящее солнце ещё висело над городом, временами показываясь из-за туч. Улицы заполнял транспорт. Объезжая многочисленные пробки, "девятка" Габая то и дело устремлялась в какие-то незнакомые кривые переулки и там опять попадала в пробку. Когда подъехали к автомобильному салону, было уже половина восьмого вечера. Салону оставалось работать полчаса.
  Габай припарковался за два квартала от заведения и послал на разведку Бредихина. Ни он, ни Качок наведаться туда не рискнули. Салоном заправляли бойцы из группировки Угольника, большого друга Жихаря и Нугзара, и Габай предпочёл не "светиться" там лишний раз.
  Бредихин вернулся с известием, что "Гранд-Чероки" ещё не продан. Предлагают его за шестьдесят тысяч.
  Габай почесал в затылке.
  - Будь у нас хотя бы неделя, мы бы ещё могли собрать такие бабки... - пробормотал он и вдруг умолк. Обвёл пристальным взглядом находившихся в машине.
  Братки напряглись, зная, что он сейчас скажет.
  - Вскрывать тачку будем прямо там, в салоне, - глухо сказал главарь. - На дело пойдём сегодня ночью, времени у нас нет.
  - Прямо так, без подготовки? - спросил с заднего сиденья Водолазов.
  - А чего готовиться? Мы этот салон знаем как облупленный.
  - Охранников придётся конкретно мочить, - заметил Качок.
  - Замочим.
  - А нас самих потом Угольник... - Бредихин провёл пальцем по горлу. - Не того?...
  - А кто узнает, что это мы? - возразил Габай. - Джип раскурочим, достанем из него бабки с камнями, а потом другие тачки разобьём, чтоб было похоже как будто конкуренты наехали!
  И он тут же поделился своим планом. План был немудрящий, но, как казалось Габаю, вполне действенный. Тем более всё равно ничего другого никто предложить не мог.
  Выставленные на продажу машины стояли частью в павильоне с широким въездом, частью - на открытом дворике перед павильоном. Дворик был с двух сторон замкнут высоким металлическим забором, а с двух других - павильоном и соседним домом, в котором располагался какой-то научный институт. Через этот-то институт Габай и намеревался пробраться в автосалон.
  Бандиты проехались по окрестным переулкам, осматривая подступы к автосалону, затем остановились неподалёку от института. Решено было послать туда Бредихина. Он должен был зайти в институт, хотя бы в проходную, и разведать, как там и что. Полный осанистый Бредихин умел напустить на себя представительный вид. Он поправил причёску, изобразил на лице солидность и отправился выполнять задание.
  Отсутствовал он недолго. Вернувшись в машину, рассказал, что институт уже закрыт и в нём никого нет, кроме двух пожилых охранников в проходной. Братков эти сведения весьма обнадёжили.
  - Охранников уделаем без шума и пыли, - сказал Качок.
  - Значит, так, - подытожил Габай. - Ночью заходим в институт, оттуда через окна сигаем на территорию салона. Бойцы Угольника секут только за забором и за воротами, так что есть хороший шанс попасть туда по-тихому.
  
  
  Габай созвонился с Чуркой, Киреем и Вованом. Двое последних не участвовали во вчерашней поездке к Раисе. Были слишком пьяны. Весь сегодняшний день они отсыпались, и теперь главарь решил, что пора им, наконец, заняться делом. В операции должны быть задействованы все, даже раненый Водолазов, который мог постоять на "шухере".
  В гараже у Качка, в тайнике, устроенном ещё покойным Папаниным, нашлись пистолеты и пара глушителей к ним. Габай из своего тайника извлёк гранаты, тротиловые шашки, бикфордовы шнуры и взрыватели. Братки рассовали всё это по двум легковушкам и покатили к автосалону. Припарковались в переулке в трёх кварталах от заведения. Разойдясь по одному, подошли к институту с разных сторон.
  Неширокая улица, стиснутая заборами и мрачного вида нежилыми строениями, в этот поздний час казалась вымершей. Тусклый свет из окон первых этажей и редкие фонари едва рассеивали полумрак. Бандиты собрались за углом института. Качок, в пиджаке, при галстуке, уверенной походкой подошёл к дверям и начал звонить. Габай наблюдал за ним из-за угла. Дверь открылась, и почти сразу раздался глухой хлопок. Перешагнув через труп охранника, Качок скрылся за дверями. Через пять минут он выглянул и махнул рукой.
  Бандиты с Габаем во главе вошли в здание и молча проследовали мимо гардероба, за стойкой которого с простреленной головой лежал ещё один охранник.
  На территорию автосалона можно было попасть только со второго этажа, поскольку на окнах первого имелись решётки. Бандиты поднялись по лестнице. Они шли, и жёлтый свет дежурных ламп растягивал по ступеням их изломанные тени. Во всём здании царила тишина.
  В длинном пустынном коридоре горела только одна лампа. Братки прошли в тот его конец, который примыкал к автосалону. Взломали одну из дверей, проникли в какой-то кабинет и подошли к окну. Они не ошиблись: окно выходило прямо на автосалон. Внизу, освещённые прожектором, стояли новенькие легковушки и джипы.
  У ворот, под самым прожектором, сидел охранник и, борясь со сном, отгадывал кроссворд в журнале. Голова его то и дело падала на грудь.
  - Ещё двое должны быть в павильоне, - прошептал Качок, который был немного знаком с порядками в автосалоне Угольника.
  - Они хоть выходят оттуда? - спросил Габай.
  - Должны выходить иногда...
  - Мочить их будем из пушек с глушителями.
  Глушителей у бандитов было только два, а значит, огонь по охранникам придётся вести двоим. Один пистолет с глушителем доверили Чурке, как самому меткому в банде. Второй остался у Габая.
  Кирей с Бредихиным достали заранее приготовленные тросы с петлями, предназначенные для спуска по стене. Качок принялся открывать оконную раму.
  С тяжёлой, притёртой к косяку рамой пришлось повозиться. Её, наверное, не открывали уже лет десять. Качок старался действовать бесшумно, но рама всё-таки скрипнула.
  - Тихо! - шепнул Габай.
  Чурка с пистолетом приник к раскрывшемуся окну.
  Охранник у ворот, услышав подозрительный звук, оглянулся на здание. Он был хорошо освещён и представлял собой отличную мишень. Чурка нажал на крючок. Охранник дёрнулся, сполз со стула и, роняя журнал, растянулся на асфальте.
  Привлечённые необычными скрипом и хлопком, чётко прозвучавшими в тишине, из павильона вышли двое других сторожей.
  - Шмаляем вместе, - хрипнул Чурке главарь, припадая с пистолетом к подоконнику.
  Охранники, озираясь, направились к воротам. Убитого напарника они пока не видели за машинами.
  - Гога! - негромко окликнул один из них.
  Никто не отозвался.
  Внезапно второй охранник, увидев раскрытое окно и мелькнувшую в нём тёмную фигуру, схватил напарника за рукав. В ту же секунду он получил пулю от Чурки.
  Первый охранник замешкался, потом метнулся к ближайшему "Мерседесу", надеясь укрыться за ним, но Габай с Чуркой палили из двух стволов, и он, не успев забежать за спасительный капот, рухнул на крыло иномарки, сполз с него и свалился на асфальт.
  Габай с братками выжидали ещё минут десять, прислушиваясь к тишине. Из павильона никто не выходил.
  - Вроде бы всё чисто, - шепнул Качок.
  - Спускаемся, - сказал главарь. - Только тихо!
  Из окна скинули трос, конец которого предварительно привязали к батарее парового отопления. Качок спустился первым и тут же нырнул за машины. Вторым полез Чурка.
  Качок, перебегая от машины к машине, подобрался к входу в павильон и скрылся за его широко раскрытыми воротами.
  Братки спускались один за другим.
  В воротах павильона показался Качок и махнул рукой: дескать, всё нормально, никого нет.
  В павильон вбежал Габай.
  - Вон он! - захрипел он, увидев свой "Гранд-Чероки". - Помыли, суки, не поленились! Как новенький блестит!
  У джипа собралась вся бригада, кроме Водолазова, который остался дежурить у ворот, заодно наблюдая за калиткой на противоположной стороне двора.
  - Вован, давай, хреначь его на х...! - велел главарь
  - Под правым задним крылом смотри, - прибавил Качок.
  Вован, захвативший с собой инструменты, присел у колеса. Бредихин с Чуркой, которые тоже кое-что смыслили в автомеханике, принялись ему помогать.
  С джипа сначала сняли правое заднее, потом остальные колёса. Осмотрели багажник и капот.
  Вован с фонариком не вылезал из-под днища.
  - Ну, что? - поминутно спрашивал Габай.
  - Ничего нету, - отдуваясь, отзывался Вован.
  - Опять ничего?
  Не выдержав, главарь сам полез под машину. Несколько минут он осматривал дно, стучал по металлической обшивке, даже попробовал отвинтить какую-то гайку.
  - Слева надо посмотреть, - подавал советы Чурка, который вертелся вокруг джипа и то и дело заглядывал под него. - Слева смотрели? Тогда справа. И сиденья надо проверить. Он мог в сиденье спрятать, под обшивку...
  - Режь сиденья! - рявкнул из-под машины Габай.
  Обшивка сидений была тут же вспорота. Братки принялись ожесточённо рыться в пружинах и поролоне.
  - Обшмонать всё, и покрышки в том числе! - рычал раздосадованный главарь. - И мотор тоже! Вован, вскрывай мотор!...
  Через полчаса от джипа остался только выпотрошенный остов. Бандиты стояли вокруг него в растерянности.
  - Наколол нас жмурик грёбаный, - выразил, наконец, общую мысль Качок. - Липу опять замастырил, падла.
  - Дёргать надо отсюда, - прибавил Чурка, тревожно озираясь.
  Но Габай медлил давать приказ об отходе. Всё ещё надеясь на что-то, он стоял и смотрел, как вымазанные в масле Бредихин с Вованом ковыряются в останках джипа. Когда братки отвинтили очередную деталь и снова ничего не нашли, он опомнился.
  - Лады! Качок, готовь отход!
  У Качка уже всё было под рукой. Он деловито выложил из рюкзака тротиловые шашки, гранаты и бикфордовы шнуры и вместе с Киреем начал обходить машины, закладывая взрывчатку под их днища.
  Подготовка к взрыву была в разгаре, когда со стороны ворот прогремел выстрел.
  - Стоять, суки! - раздался крик. - Никому не двигаться!
  Бандиты замерли. Потом, пригибаясь, прячась за машинами, выбежали из павильона во двор. Здесь они в замешательстве остановились: в окне второго этажа, с которого ещё свешивался трос, маячили незнакомые головы! Какие-то люди, видимо пройдя тем же путём, что и они, стояли за окном и всматривались в налётчиков. Бойцы Габая были перед ними как на ладони.
  Увидев в их руках автоматы, бандиты попятились назад в павильон.
  Из-за ближайшей иномарки вынырнул Водолазов.
  - Шеф, нас обложили со всех сторон! - в панике заверещал он. - Их много!
  Засевшие на втором этаже автоматчики не торопились начинать стрельбу. Вероятно, надеялись, что Габай и его люди сдадутся, а может, опасались повредить машины.
  - Габай, бросай оружие, ты окружен! - кричали они. - Мы знаем, это ты!
  - Нас сдали, - прошипел Габай сквозь зубы и взял пистолет обеими руками.
  Несколько незнакомцев просочились на территорию автосалона через калитку. Габай выстрелил в их сторону, и они кинулись прятаться за машины.
  - Это не менты, - сдавленно выговорил Качок. - Это братва Угольника... Нам хана...
  - Я же говорю, нас кто-то сдал! - Главарь в ярости оглянулся на сообщников. - Кто?
  - Шеф, они нас перемочат тут, - пробормотал побледневший Бредихин. - Может, вступим с ними в переговоры?...
  - В переговоры? - Габай побагровел. - Значит ты и есть крыса, который нас сдал! - Он выстрелил в Бредихина, а когда тот упал, вогнал в него ещё две пули. - Переговариваться захотел, падла!... - Главарь, весь дрожа от ярости, оглядел притихших сообщников. - Хрен им в грызло переговоры! Они нам что хошь наобещают, лишь бы мы подняли лапки кверху, а потом всё равно отрежут яйца и живьём сожгут!
  - Это точно, - согласился Качок.
  - Лучше сдохнуть в бою, чем... - не договорив, Габай метнулся к ближайшей машине: со стороны входа в павильон треснула автоматная очередь.
  В павильон влетели пули, но ни одна не достигла цели - все ушли в потолок или в стены. Ясно было, что нападавшие получили приказ стрелять аккуратно, не задевая машин. Это несколько облегчало положение габаевцев, но не намного. На территорию автосалона проникло не меньше десятка бойцов из банды Угольника. Они рассыпались по двору, засели за машинами и изредка постреливали, не давая браткам Габая высунуться.
  - Бросай стволы, будете жить! - слышались крики.
  - Щас, жди! - рявкал в ответ Габай.
  В отличие от нападавших, его люди бить по машинам не стеснялись. То там, то здесь со звоном разлетались стёкла. Бойцы Угольника, видя, что машин не спасти, осмелели, начали стрелять увереннее, тоже не церемонясь с иномарками. Павильон наполнился грохотом стрельбы, криками и руганью. Габай с братками ползали между легковушками, стреляли и тут же снова прятались.
  Рядом с Габаем упал, получив пулю, Чурка и зашептал, кривя побелевшее лицо:
  - Глупо вышло... Не думал, что помру так... - Он задёргался всем телом, с его губ потекла пена.
  Кулем свалился Вован, прошитый сразу несколькими пулями.
  Качок достал гранату.
  - Стоять всем! - исступлённо завизжал он из-за джипа. - Всё заминировано! Щас взорву на х...!
  С разных концов грохнуло несколько очередей. Пули пробили полированный бок внедорожника, и Качок, не успев выдернуть чеку, рухнул с размозжённой головой.
  Габай полз от машины к машине, подбираясь к воротам. В каком-нибудь метре, не заметив его, пробежали два бойца Угольника. Будь у Габая два лишних патрона, он уложил бы их на месте, но в его "Макарове" оставалась только одна пуля. Габай берёг её на крайний случай.
  Никто из его людей больше не отстреливался. В салоне наступила тишина. Бойцы Угольника поймали Кирея и молча, с остервенением, били его прикладами. Слышно было, как Кирей надрывно хрипит. Через минуту хрипы затихли и слышался только хряск ударов и сопение разгорячённых битьём мужчин.
  У стены института сгрудилось с полдюжины бойцов. До Габая долетали обрывки разговора: "заминировано", "тротиловые шашки"... Он дотянулся до бикфордова шнура, растянутого почти по всей территории автосалона, достал зажигалку и несколько секунд раздумывал. Если он сейчас подожжёт шнур, то от взрыва ему не уйти. Тех немногих секунд, в течение которых огонь будет бежать по шнуру, Габаю явно не хватит, чтобы добраться до ограды и перелезть через неё. Но бандит ещё рассчитывал на что-то. В кармане его лежала граната, а в пистолете оставалась пуля, так что надежда не умерла.
  Он незамеченным прополз несколько метров и, очутившись у самой ограды, нашёл под ближайшей машиной конец бикфордова шнура. "Качок с Киреем молодцы, - мельком подумал он. - Не поленились заложить взрывчатку под самые дальние машины. Правильно, если уж взрывать, то всё скопом..."
  Пот заливал Габаю глаза, когда он подпаливал конец шнура. Огонёк вспыхнул и побежал по чёрной змейке. Теперь счёт шёл на мгновения. Габай выпрямился во весь рост и бросился к ограде. Наперерез ему выскочило двое братков Угольника. Габай выстрелил в одного и тот свалился, второй сам поспешил отпрыгнуть, и в этот миг за спиной Габая оглушительно прогрохотал взрыв.
  Слепящие вспышки, сопровождаемые ужасающим лязгом и скрежетом, метнулись во все стороны. Тротиловые заряды начали взрываться один за другим, круша машины, расплёскивая бензин и превращая автосалон в море огня. Взрывы переместились со двора в павильон. Там вдруг грохнуло с такой силой, что обрушилась крыша, погребая под собой искорёженные груды металла и всех, кто находился в помещении. Немногие уцелевшие ошалело носились в хаосе пламени.
  Взрывной волной Габая швырнуло на прутья ограды, а потом что-то резануло по ноге. Превозмогая боль, он подобрался к воротам. Какие-то люди, у которых горела спина, лезли через ограду, спасаясь от бушующего пламени. В сполохах пламени все казались на одно лицо и на Габая никто не обращал внимание. Когда он полез за остальными, нога отозвалась такой болью, что пальцы разжались и он свалился на асфальт. Какой-то браток, спасаясь от огня, перепрыгнул через него, но неудачно: ботинок опустился прямо на раненую ногу. Габай истошно завопил и заматерился, но браток даже не повернул головы в его сторону, с ловкостью обезьяны вскарабкался на ограду и исчез.
  Габай, сцепив зубы, встал. Каждое движение отзывалось нестерпимой болью. Стараясь не смотреть на пожарище, достал гранату. Это всё, что у него осталось. Он выдернул чеку, просунул гранату в створ ворот и отшатнулся, укрывшись за перевёрнутой машиной.
  Со стороны пылающего павильона подбежало ещё несколько обожжённых бойцов. Они полезли на ворота, цепляясь за стальные прутья, как вдруг грянул резкий, как удар сотни бичей, взрыв. Людей раскидало по сторонам, железный каркас погнуло и створ ворот слегка приоткрылся. Как и ожидал Габай, взрывом выбило замок. Бандит выскочил из-за машины и, хромая, устремился к воротам. Вокруг лежали обгорелые трупы. Кто-то ещё стонал, корчась среди обломков. Габай вышел за ворота и, насколько быстро позволяла раненая нога, заковылял по озаряемой сполохами улице.
  На добрую сотню метров улица была пустынна, только вдали маячили какие-то люди, которые, впрочем, не делали попыток приблизиться. Габай свернул в первый же переулок. Здесь не было ни людей, ни машин. Лишь единственный "жигулёнок" с затемнёнными стёклами стоял у забора. Из него навстречу беглецу вылез хмурого вида мужчина. Несомненно, это был кого-то из бойцов Угольника.
  - Мужик, что случилось? - окликнул он Габая, всматриваясь в его красное, кривящееся от боли лицо.
  - Всё взорвалось на х... .
  - Ты там был?
  - Нет... Мимо проходил...
  Габай поравнялся с "Жигулями" и только сейчас обнаружил, что мужчина был в них один.
  - Слышь, кореш, дай прикурить, - сказал он, оглядываясь.
  Тот полез в карман. Габай приблизился и, сделав вид, что споткнулся, схватил братка за горло. Мужчина захрипел, и всё же нанёс удар по почке. Габай замычал от боли, ещё сильнее стиснул пальцы на горле противника. Тот снова ударил, а когда попытался ударить ногой, Габай резким движением опрокинул его навзничь, стараясь, чтобы он упал на асфальт затылком.
  Череп треснул, как перезрелый арбуз. Несколько секунд Габай смотрел, как лицо водителя "Жигулей" заливает бледность. Потом распахнул дверцу и залез на водительское сиденье.
  В переулке появились люди. Габаю свистнули, послышались крики: "Стоять!" Бандит, поёрзав в кресле и кое-как расположив перед собой раненую ногу, которая не желала сгибаться без боли, дотянулся до ключа зажигания. К машине бежали. В тишине отчётливо слышались приближающиеся шаги. Габай повернул ключ, надавил на газ и его рванувший с места "Жигуль" едва не сбил подбегавшего человека. На ходу захлопывая дверь, Габай на полной скорости помчал по переулку.
  Слева за домами полыхало пламя, озаряя переулок багряным колеблющимся светом. Бандит выехал на соседнюю улицу, оттуда свернул в другую, а зарево ещё виднелось над крышами. Оно перебивало свет уличных фонарей и проникало в тёмную глубину кабины. Разминувшись с ревущими пожарными машинами, Габай выехал на проспект и только тут немного сбавил скорость, а потом и вовсе остановился у обочины.
  Надо было решить, что делать. Мысли в гудящей голове бандита ворочались с трудом. Ему ясно было одно: теперь Жихарь спустит на него всех собак. Сегодняшней ночи ему не простят. Наверное, люди Нугзара или Угольника уже мчатся по всем адресам с приказом доставить его Жихарю живым или мёртвым.
  Габаю казалось, что он заснул только на мгновение, но когда очнулся, приведённый в себя вспышкой боли в ноге, за окнами легковушки уже светало. Нога, которой он неловко шевельнул, продолжала ныть, но уже тише, не так, как во время бегства из горящего автосалона.
  Мысленно перебрав всех своих знакомых, он остановился на Маргарите, любовнице покойного Сёмы Мозжейко. О ней мало кто знал. Нугзар, скорее всего, разыщет её, но Габай надеялся, что это произойдёт не так скоро. Пару, а то и тройку дней он сможет пожить у неё в Свиблово. А там он раздобудет денег и уедет на Украину. К тому же Маргарита, работавшая санитаркой в больнице, наверное как-нибудь подлечит его раненую ногу.
  
  
  Глава 17
  
  Габай подъехал к нужной многоэтажке в десятом часу утра. Дверь ему открыла старая мать Маргариты. Сама Маргарита уже уехала на работу. Однако по звонку матери она вернулась и захлопотала вокруг Габая.
  Эта говорливая и вечно чем-то озабоченная толстуха жила со своей матерью и двухгодовалым отпрыском Сёмы. Визит Габая радости ей не доставил, это было видно. Она осмотрела рану и заявила, что необходимо ложиться в больницу. Габай о больнице и слышать не хотел. Маргарите пришлось самой промывать и зашивать рану на его ноге, оставленную куском металла.
  После операции бандит спал весь день и проснулся только к вечеру. Выпил водки, удобнее устроился на диване и погрузился в мрачные размышления.
  По мере того, как он обдумывал своё положение, в нём нарастала волна глухой ненависти к Михалёву. Вернее, к тому, что от него осталось. Михалёв ему вульгарно "навешал лапши" про джип. Как "навешал" про флюгер, про колодец, про раисин дом. Михалёв наверняка не знает, где камни, и попросту издевается над ним, вымещая накопившиеся обиды.
  Думая о Михалёве, Габай недоумевал, как это ему пришло в голову принять в бригаду эту хитрую, трусливую и мстительную крысу. Кто ему посоветовал? Бредихин? Водолазов?... Однажды браткам понадобился хороший компьютерщик, и тут появился этот Михалёв. Его отрекомендовали Габаю как умного, старательного, из интеллигентной питерской семьи, а главное - умеющего держать язык за зубами. И Габай "купился" на "умного и интеллигентного", хотя чутьё ему подсказывало, что такому не место в банде. Но надо было следовать новым веяниям, согласно которым всякая уважающая себя группировка должна была, помимо прочего, заниматься и махинациями в области компьютерных технологий, где крутятся большие деньги. Габаю казалось, что этот парень когда-нибудь пригодится ему по-крупному. И вот он "пригодился"!
  Габай в бешенстве скрежетал зубами. Он лежал, уставившись в потолок, и представлял, как врывается в лабораторию, вдребезги разбивает аквариум, вываливает на пол склизкий ком пиявок, называемый "мозгом Михалёва", и с наслаждением топчет его ногами. Топчет так, что только брызги летят. Михалёв должен ответить за свои штучки, стоившие жизни стольким отличным пацанам!
  Вскоре Габай уже не мог думать ни о чём другом, кроме мести. Он принял твёрдое решение не уезжать из Москвы, покуда не расправится с этим полутрупом. Даже страх перед Жихарём отступил на второй план.
  Он снова заснул, и ему приснилось, что он очутился в морге. Вокруг него стоят живые, как будто и не умиравшие никогда Качок, Папаня, Мозжейко, Гугнивый, Бредихин, Пискарь, ещё кто-то из его бригады. Тут же хитроглазый доктор с его рыжей сучкой-ассистенткой и почему-то Нугзар с Жихарём. Все они смотрят на него и ждут, когда он начнёт крушить аквариум и расправляться с "полутрупом". Габай размахивается металлическим прутом и бьёт по стеклу. На пол хлещёт вода. С водой вываливается мозг. И тут вдруг на кушетке начинает шевелиться безголовое тело. Как было, накрытое простынёй, оно медленно поднимается и подступает к главарю. Пересиливая ужас, бандит с рёвом бросается на него и наносит удары. Но труп не реагирует. С него медленно сползает простыня и взору ошеломлённого Габая предстаёт не полуразложившееся тело, а Михаль, живой и здоровый. С головой.
  Михаль хохочет и подмигивает ему. Это зрелище приводит Габая в ещё больший ужас...
  Бандит содрогнулся с такой силой, что заштопанная нога выстрелила болью. Он застонал и, стряхивая оцепенение, резко сел на кровати. Сквозь щель в оконных шторах сочилось утреннее солнце. Оказалось, он проспал всю ночь. В комнату заглядывала старуха, обеспокоенная его мычанием.
  Габай решил ехать в больницу прямо сегодня. К больной ноге он уже более-менее привык, а с палкой, которую одолжила ему Маргарита, дело пошло ещё лучше. Опираясь на неё, он послонялся по квартире в поисках чего-нибудь потяжелее, чем можно раздолбить проклятый аквариум, и нашёл большой разводной колюч. Габай завернул его в газету.
  Был второй час дня, когда он покинул гостеприимную свибловскую квартиру, предупредив женщин, чтоб помалкивали о его визите.
  До больницы он добрался на такси. Щедро расплатился с шофёром, велел ему подождать, и со свёртком под мышкой, опираясь на палку, направился к знакомому флигелю.
  Санитар в морге дежурил какой-то новый, незнакомый. Он встретил бандита неприветливо и объявил, что Куприянова сейчас нет, лаборатория закрыта и посторонним здесь делать нечего. Габай, даже не сочтя нужным ответить, оттёр его плечом и устремился к лестнице. Поднявшись, он обнаружил, что дверь в лабораторию действительно заперта. Бандит подёргал её, прикидывая, как бы её посподручней взломать, но потом подумал, что санитар поднимет шум, прибегут охранники, а лишние неприятности ему сейчас ни к чему.
  Помешкав, он достал мобильный телефон, в памяти которого имелся номер доктора Куприянова.
  Доктор, как ему показалось, удивился его звонку. Он явно его не ждал. Сначала он лепетал что-то маловразумительное, а потом попросил перезвонить через пять минут. Габай добросовестно выждал пять минут, снова позвонил и на сей раз услышал, что Денис сейчас спит, а сам он занят и освободится только к вечеру, когда - точно не знает. Леонид Аркадьевич попросил перезвонить часа через четыре. Раздражённый Габай, изо всех сил выдерживая миролюбивый тон, ответил, что перезвонит.
  Он вышел из морга и как всегда напрямик, по газонам, захромал к воротам. Невзрачный мужчина, сидевший в аллее на одной из скамеек, встрепенулся, увидев его. Мужчина внешне ничем не отличался от прогуливающихся здесь больных и Габай даже не посмотрел в его сторону.
  - Нугзар, он здесь... - заговорил мужчина в мобильник. - Да, это он... Идёт по саду... Не знаю... Только что из морга вышел...
  Получив приказ задержать Габая, пока к больнице не подъедут бойцы, мужчина побежал за хромым.
  Тот уже вышел за ворота. Шпион Нугзара припустился ещё быстрее, но Габай залез в такси, захлопнул дверцу и машина тронулась. Браток остановился. Бежать к своей легковушке, припаркованной у главного входа в больницу, было слишком далеко, а других машин у ворот не было.
  Братку только и оставалось, что в бессильной досаде смотреть на удалявшееся такси.
  
  
  Глава 18
  
  Ровно через четыре часа Габай со своим свёртком снова был в больничном саду. Шпион, всё это время просидевший на той же скамейке, в волнении схватился за мобильник.
  Габай по-хозяйски ввалился в морг и закричал с порога:
  - Ну, а щас доктор здесь?
  - Здесь я, здесь, - с обычной своей сияющей улыбкой откликнулся Леонид Аркадьевич.
  Громко сопя и стуча палкой по ступеням, бандит поднялся в лабораторию. Здесь всё уже было готово для разговора с Михалёвым. Из динамика доносился монотонный хрип.
  Габай подковылял к аквариуму и водрузил свёрток на стол. Доктора свёрток, как видно, заинтересовал, но из деликатности он спрашивать ни о чём не стал.
  - Я только что говорил с Денисом, - улыбаясь, сообщил он. - По-моему, его состояние улучшается. Вопреки сомнениям, эксперимент развивается гораздо успешнее, чем можно было ожидать. Извлечённый из черепа и отделённый от тела мозг оказался в состоянии функционировать...
  Габай не слушал его. Он смотрел на серые, изборождённые извилинами полушария, покачиваемые поднимающимися пузырями, и думал о том, что вот эта скользкая тварь, эта скрученная кишка размером чуть больше жабы, которую не то что человеком, но даже нормальным живым существом назвать было нельзя, меньше чем за неделю угробила полтора десятка здоровых, крепких мужиков. Фактически положила всю бригаду. Ему вспомнилось, как провалилась крыша, как вытаскивали трупы из загазованного колодца, как удирали из раисиной избы под милицейскими пулями, гибли в перестрелке с бойцами Угольника, и неистовая злоба нахлынула на него с такой силой, что у него задрожали руки. Он отставил палку в сторону и потянулся к свёртку.
  "Кранты тебе, Денис Михалёв. Щас ответишь за всё".
  Леонид Аркадьевич мягко сказал в микрофон:
  - Денис, добрый вечер. Как спалось?
  - Нормально, доктор. Мне только что снился сон. Представьте, лечу над городом, а внизу все такие маленькие, такие маленькие, что даже смешно стало.
  "Он что, издевается, падла?" - подумал Габай.
  - Полёты во сне - это к счастью, - ответил Леонид Аркадьевич. - Это значит, что в самом недалёком будущем к тебе вернётся зрение, ты начнёшь ходить, увидишь своих друзей...
  - Скорей бы. Надоело лежать в темноте.
  - Ты полностью здоров, Денис, только немного парализован. Ничего, скоро мы приступим к курсу терапии и ты встанешь на ноги.
  Габай слегка оттолкнул доктора плечом.
  - Всё, Аркадьич, ступай, мне надо с ним базарить.
  Ему вдруг пришло в голову, что быстрая смерть будет для этой твари слишком лёгким наказанием. Михалёва надо сперва морально помучить, открыв ему ужасную тайну его состояния.
  - Дело важное, - прибавил бандит, мстительно усмехаясь. - Касается только нас двоих.
  Леонид Аркадьевич понимающе кивнул.
  - Денис, - пропел он в микрофон, - а у меня есть для тебя приятный сюрприз... К тебе опять пришёл твой друг Ильяс. Он сейчас с тобой поговорит.
  В динамике протяжно хрипнуло, как будто Михалёв вздохнул.
  - Ну ладно, давайте, - согласился больной. - Хоть какое-то развлечение.
  - Да-да, Денис, развлекись. Это тебе полезно.
  - Щас мы с ним развлечёмся, - сказал сквозь зубы Габай, почти вырывая у доктора микрофон.
  Прежде чем скрыться в кабинете, эскулап оглянулся на гостя и секунды две смотрел на него с каким-то странным выражением. Дождавшись, когда дверь за ним закроется, бандит негромко заговорил в микрофон:
  - Михаль, ты хоть знаешь, что с тобой творится?
  - Ильяс, это ты?
  - Я. Тут тебе, я смотрю, пудрят мозги насчёт выздоровления. От тебя ведь одна голова осталась.
  Динамик промолчал.
  - Был Денис Михалёв, и нету, - продолжал Габай громче. - Всё твоё тело покромсано, черепа нет, только голый мозг плавает в аквариуме. Ставят, Михаль, над тобой эксперимент, как над кроликом.
  - Не понимаю, о чём ты говоришь.
  Габаю показалось, что металлический голос имитатора, обычно бесстрастный, на этот раз дрогнул.
  - Этого совершенно не может быть, - прибавил Михалёв. - Как это - голый мозг?
  - Вот он, передо мной плавает! А от него провода идут к приборам. Тебя расшибло в лепёшку, ни рук, ни ног нет, одни мозги целы. И долго ты не проживёшь, это верняк стопроцентный.
  - Но Леонид Аркадьевич мне говорил совсем другое.
  - Лапшу он тебе вешает, твой Аркадьич. Он на тебе эксперимент ставит, прославиться хочет. А вот я сейчас открою крышку и дотронусь до твоего мозга, хочешь?
  - Но это невозможно, Ильяс. Я не верю.
  - Щас дотронусь, ну-ка, погодь...
  Габай сдвинул металлическую крышку. Брезгуя погружать руку в непонятную вязкую жидкость, он взял палку и сунул её туда набалдашником. Пнул мозг раз, потом другой. Тот, подвешенный к трубочкам, кувыркался как пузырь.
  - Чуешь, Михаль? Чуешь? Это я твой мозг шевелю.
  - Какие-то искры перед глазами. Вот ещё искра.
  Габай с возрастающей яростью пинал мозг палкой, и тот болтался в аквариуме, отскакивая от стенок.
  - Щас ещё раз ткну, - рычал Габай в микрофон. - Почуял, нет?
  - Опять искра.
  - Долго твоим извилинам в этой банке не прожить. Загнёшься скоро. Мне доктор сказал, что загнёшься.
  - Я хочу с ним поговорить.
  - Щас устроим, - бандит отставил палку и потянулся к свертку. - Щас...
  - Ильяс, извини, но я тебе не верю. Ты меня всегда обманывал. И сейчас ты говоришь совершенно невероятные вещи. Шутишь, наверное? Отдельно от тела мозг жить не может.
  Габай хмуро посмотрел на ком извилин, который всё ещё раскачивался в аквариуме.
  "А ведь, правда, не верит, гнида, - мелькнуло в мыслях. - И я бы на его месте не поверил. Лады, пусть Аркадьич подтвердит..."
  Он задвинул на аквариуме крышку и захромал к кабинету.
  - Аркадьич, выйдь на минуту!
  Доктор, как будто ожидавший его зова, тут же вынырнул из-за двери.
  - Что случилось? - заговорил он, подлетая к столу с аквариумом. - Уже поговорили? Так быстро?
  - Скажи ему, что от него остался один мозг, а то он мне не верит.
  Леонид Аркадьевич уставился на него.
  - Вы с ума сошли! - воскликнул он. - Этого нельзя было говорить ни в коем случае!
  - А я уже сказал, - буркнул бандит, скривившись.
  - Что вы наделали... - Доктор в отчаянии воздел руки к потолку. - Ужас, ужас...
  - А чё я наделал? Чё? - внезапно разозлился Габай. - Пацан захотел узнать о себе правду!
  - Ильяс, ты ещё здесь? - снова ожил динамик. - Будь другом, позови Леонида Аркадьевича!
  Доктор, хватаясь за голову, бегал по комнате.
  - Нельзя было этого делать... - бормотал он. - Нельзя... Это сильнейший стресс... Теперь всё может пойти насмарку...
  - Я, как друг, обязан сказать! - рявкнул Габай. - А теперь ты скажи ему, - и он протянул доктору микрофон. - Ну, давай, чего тянуть!
  Доктор остановился и несколько секунд смотрел на него обречённо. Внезапно взгляд его прояснился.
  - А что, может быть, это даже к лучшему! - проговорил он и поднял указательный палец. - Ведь это новый, неожиданный поворот в эксперименте! - Он бросился к приборам. - Сейчас посмотрим... Посмотрим... Так... Изменений в функционировании коры не наблюдается, кровенаполнение в пределах допустимого, давление в периферических сосудах нормальное...
  - Ты слышал, чё тебе сказано? - Бандит нетерпеливо толкнул его в спину.
  - Я занесу сегодняшнее событие в дневник наблюдений. Наверно, это жестоко по отношению к Денису, но наука требует жертв... Денис, - сказал он в микрофон. - Это Леонид Аркадьевич. Ты должен бороться за жизнь! У тебя есть шанс!
  - Доктор, это вы?
  - Да.
  - Так это правда? От меня остался один мозг?
  - Мужайся, дружок. Какой бы горькой ни была правда, когда-нибудь ты должен её узнать... - Леонид Аркадьевич выдержал многозначительную паузу. - Да, твоё тело изувечено в автокатастрофе, фактически удалось спасти только мозг. Я поместил его в питательный раствор, насыщаемый кислородом, и подключил к аппарату искусственной очистки крови... Правда, я не могу добиться стопроцентной её очистки, но ты можешь жить в таком состоянии ещё довольно долго...
  Габай выхватил у него микрофон.
  - Слышал, Михаль? От тебя только мозг в банке!
  - Это снова Ильяс?
  - Он самый. Короче, кончаешься ты. Когда я в прошлый раз к тебе приходил, твои извилины выглядели лучше, а сейчас они что-то все почернели, - Габай врал, стремясь помучить Михалёва, - распухли твои извилины, язвами пошли...
  Доктор метнул на него сердитый взгляд.
  - Ну, это уже явный перебор! - Он попытался отобрать у бандита микрофон, но тот не отдавал.
  - Хреновы твои дела, братан, - говорил Габай, уворачиваясь от протянутой руки доктора. - Может, в последний раз базарим... Отвали ты! - Это уже относилось к эскулапу.
  - Ильяс, значит, я умру и камни с деньгами никому не достанутся? - загремело в динамике. - Там были рубины, изумруды, я своими глазами видел, как Папаня рассматривал их. Он думал, что его никто не видит, а я в это время стоял за шкафом и видел его в зеркале. Помнишь большое зеркало у него в доме? Так вот, я видел в нём Папаню, как он рассматривал камни, а потом баксы считал. Пухлую такую пачку пересчитывал, там были одни стодолларовые.
  Габай резко обернулся к доктору.
  - Всё, пошёл отсюда! - Он грубо подтолкнул эскулапа к кабинету. - Остальное тебя не касается!
  Доктор послушно устремился к двери.
  - Габай, я видел, куда он их спрятал, - журчал динамик. - Я следил за ним.
  Доктор задержался у двери, явно прислушиваясь.
  - Исчезни, тебе сказано! - рявкнул бандит, зажав рукой микрофон.
  Эскулап скрылся.
  Габай снова обернулся к аквариуму.
  - Ты мне и так уже туфты нагнал, дальше некуда, - заговорил он мстительно. - И про тайник под флюгером, и про колодец, и про джип... Что ещё хочешь напеть?
  Свободной рукой он начал разворачивать свёрток. Жить "крысе" осталось считанные минуты.
  - Ильяс, обещай мне, что часть денег от продажи камней ты пошлёшь моей маме в Питер, - продолжал Михалёв, не прореагировав на его реплику. - Сестре надо поступать в институт, ей понадобятся деньги. Обещай, что ты поделишься с моей мамой и сестрой, а я скажу тебе, где Папаня спрятал "товар". Мне деньги уже ни к чему, но маме с сестрой надо жить дальше. Я их очень люблю. Пусть хоть что-то останется им от меня.
  Габай смотрел на мозг с ненавистью.
  - Про маму, значит, вспомнил? - процедил он и мысленно выругался. - А про пацанов ты не думал, когда гнал пургу? Ты ведь пургу гнал в те разы, признайся!
  - Я думал, что вылечусь, - вещал динамик обычным своим бесстрастным тоном, выводившим Габая из себя. - Я думал, выйду из больницы и сам заберу "товар" из того места, куда его запрятал Папаня. Понимаешь, я давно уже хотел завязать с бригадой и начать новую жизнь. А для новой жизни, сам понимаешь, нужны деньги. И вот когда я подсмотрел, куда Папаня прячет "товар", я понял, что другого шанса у меня не будет. Поэтому после аварии я тебе стал... говорить... не совсем то... - В динамике как будто начались помехи. Звук спотыкался после каждого слова.
  - Короче, начал лепить туфту, - злобно закончил за Михалёва главарь.
  - Но я ведь думал, что вылечусь, пойми! - почти провопил динамик. - Я хотел потом прийти за деньгами и навсегда исчезнуть для всех!
  - Коли ты хотел завязать с бригадой, то давно бы и завязал, - остервенело проговорил Габай. - Тебя не стали бы держать! Ты и так ни хрена не делал, толку от тебя, как от козла молока!
  - Ильяс, я боялся уйти от вас. Помнишь, я тебе однажды намекнул, что хотел бы уехать в Питер поступать в институт. А что ты мне ответил?
  - Что?
  - Что я слишком много знаю, чтобы так просто уйти. И что уйти из бригады можно только на тот свет. Помнишь? Мне пришлось остаться с вами. А я не бандит по жизни. Всё, чем мы занимались, мне не нравилось, говорю тебе как на духу, всё равно помирать. Я очень хотел уйти от вас, но боялся. Это правда. Можешь считать меня после этого кем хочешь. И камни с баксами я хотел увести. Чтобы, если смыться от вас, то хоть с наваром. Думал, по-быстрому сгоняю в Подольск и возьму их.
  - Почему в Подольск? - не понял Габай. - При чём тут Подольск?
  - Дай мне слово, поклянись своей матерью, что пошлёшь моим родичам деньги. Я много не прошу. Хотя бы "штук" пять баксов. Сестре на учёбу. Ильяс, ты ведь хороший мужик, надёжный, ты всегда был справедлив со всеми. Я скажу тебе, где камни и деньги, только сперва поклянись.
  "Опять гонит, - подумал бандит. - Хочет, чтоб я поверил".
  - Лады, - сказал он вслух. - Клянусь.
  - Мы ехали через Подольск, - быстро заговорил Михалев. - Папаня сделал там остановку на полчаса. Сказал, что ему надо кого-то проведать. Он вылез из машины с рюкзаком, а я ещё раньше видел, как он положил в рюкзак коричневый замшевый мешочек с камнями и пачкой баксов.
  "Гнида, ведь опять врёшь, - мрачно думал Габай. - Ну, лады, спой свою последнюю сказочку".
  - И чего дальше? - буркнул он.
  - Ильяс, поклянись своей мамой, что пошлешь бабки в Питер! Поклянись!
  - Я уже сказал, что клянусь, сколько можно! Давай, лепи дальше по-шустрому.
  - Сёма в машине остался, а я сказал, что за пивом сбегаю. А сам потихоньку за Папаней пошёл. Он всё переулками чешет, а потом через пустырь попёр. Короче, там что-то вроде церкви или монастыря. Ещё там башня есть с часами на верхушке. Папаня прошёл вдоль кирпичной стены и завернул за эту башню. Её, по-моему, найти легко, она наверняка одна такая на весь Подольск. Он вошёл в подворотню, в подворотне дверь. Короче, Папаня её открыл и вошёл внутрь, а я потихоньку за ним.
  В лаборатории задребезжал звонок. Из кабинета выскочил взволнованный Леонид Аркадьевич в распахнутом халате и пронёсся мимо Габая.
  - Извините, извините, - говорил он на ходу, - меня срочно вызывают в прозекторскую. Туда, кажется, свежих покойников доставили. Я непременно должен присутствовать...
  - ... Я видел, как он достал из рюкзака мешочек с драгоценными камнями и пачку баксов, - ревел динамик. - Он был на последнем этаже башни, где механизм часов...
  Габай громко заматерился и обеими руками зажал динамик, заглушая звук. Доктор на мгновение задержался в дверях. Мельком оглянувшись на Габая, он выбежал на лестницу и исчез. Дверь за ним закрылась не до конца. Сквозь проём доносились чьи-то голоса.
  Габай убрал руки с динамика.
  - Ну так чего? - рявкнул он в микрофон. - Куда он бабки дел?
  - Я тебе говорю, там тётка какая-то была, в этой башне, где часы. Папаня о чём-то с ней побазарил, а потом, когда он вышел из башни, я смотрю - а рюкзак у него пустой. Когда он вернулся в машину, я тайком от него пощупал рюкзачок. В нём ничего не было, гадом буду. Он камни и бабки у тётки в башне оставил!
  - Опять липу мастыришь? - разозлился бандит. - У какой тетки?
  - В Подольске, в башне с часами, - внятно произнес динамик. - Там надо искать! Без балды - там! Я хотел потом съездить туда, забрать добро, но, как видно, не судьба. Надо же было в такую переделку попасть...
  - Короче, всё ясно с тобой, Михаль! Как был ты крысой, так крысой и остался!
  Габай отшвырнул микрофон, взял разводной ключ обеими руками и со всего размаху треснул им по аквариуму.
  Грохнуло, разбиваясь, стекло. С оглушительным лязгом и звоном полетели на пол металлическая крышка и осколки стекла. По проводам с сухим шорохом пробежали искры.
  Бандит едва успел увернуться от хлынувших струй. Второй удар, ещё сильнее, ещё яростнее, он нанёс по мозгу, который оставался лежать на дне разбитого аквариума. Мозг брызнул во все стороны. Габай на всякий случай ещё пару раз ударил ключом по студнеобразным комьям, окончательно разделываясь с ненавистной "крысой", а потом и сам аквариум свалил на пол. Вместе с аквариумом сползло с кушетки безголовое тело, соединявшееся с ним трубками и проводами.
  Габай подскочил к приборам и начал бить по их экранам и лампам. Лампы взрывались с треском.
  Остановившись на минуту перевести дух, бандит услышал шум за дверью. Внизу громко ругались и, кажется, даже швырялись стульями. Габай насторожился. Если в морг и правда привезли покойников, то покойники попались что-то очень шумные...
  Он оглянулся на дверь и заметил в проёме бледное лицо доктора.
  - Падла, подслушивал? - остервенился бандит.
  Он подскочил к двери и, прежде чем доктор успел опомниться, распахнул её настежь. Леонид Аркадьевич, цеплявшийся за дверную ручку, не удержал равновесия и повалился к его ногам.
  - Подслушивал? - в бешенстве зарычал Габай. - Подслушивал, да?
  Над головой доктора занёсся разводной ключ. Позеленевший от ужаса, со сползшими с носа очками эскулап попытался отпрянуть, но сил у него не было...
  - Послушайте меня, - сдавленно забормотал он, - я скажу вам всё...
  Глаза Габая налились кровью, лицо перекосилось в злобной гримасе.
  - Подохни, сука!
  - Вы ничего не зна...
  Блеянье перепуганного доктора прервалось на полуслове. Разводной ключ обрушился на его голову и она с хряском раскололась. Эскулап безжизненно поник, распластавшись на лестничной площадке. Брызнувшая кровь залила его бледное лицо, бородку, зелёный халат, разбитые очки и пол вокруг.
  Габай перевёл дыхание, вытер пот со лба. Но в следующий момент снова насторожился. По лестнице кто-то быстро поднимался. Причём, судя по звуку шагов, поднимался не один, а двое или трое!
  Увидев вышедшего из-за лестничного поворота Нугзара с двумя братками, он отпрянул от неожиданности и выронил ключ. Замер и Нугзар при виде окровавленного трупа.
  Пару мгновений Габай и Нугзар стояли, молча глядя друг на друга. Первым опомнился Габай, метнулся в лабораторию, захлопнул за собой дверь и запер её на щеколду. Нугзар и братки с яростным воплем ринулись за ним.
  Габай, как затравленный зверь, заметался по лаборатории. В дверь барабанили.
  - Габай, хана тебе! - кричали из коридора. - Лучше открой по-хорошему!
  Габай бросился к кабинету, но его дверь была заперта. Ассистентка наверняка видела, как он расправился с доктором, и успела запереться. Он грохнул по двери кулаком.
  - Сучка, открой!
  - Нет! - взвизгнуло из кабинета.
  Бандит, тяжело дыша, огляделся. Отступать было некуда, разве что через окно. Он бросился к ближайшему окну, но по дороге наступил на михалёвский мозг, слизью растёкшийся по кафелю, нога заскользила, и бандит, не удержавшись, с воплем полетел на пол.
  Входная дверь трещала от тяжких ударов. Нугзар с братками били по ней брошенным убийцей разводным ключом.
  Габай катался по полу, воя от боли и отчаяния. Добрался до своей палки, схватил её, подполз на четвереньках к опрокинутой кушетке и, держась за неё, поднялся на ноги. Опираясь на палку, вскрикивая от боли при каждом шаге, подковылял к окну. За окном внизу маячили три нугзаровских бойца. Они спокойно стояли на травке, курили и посматривали на здание морга. Габай подобрался к другому окну. Оно выходило на ограду. Внизу буйно росла зелень и не было ни души.
  Оглянувшись на ходящую ходуном дверь, бандит шире выдвинул раму, сбросил вниз палку, перевалил ноги через подоконник и некоторое время лежал на нём грудью, не решаясь спрыгнуть. Его ноги болтались в воздухе.
  Дверь проломили насквозь, но она ещё каким-то чудом держалась. Из чёрного отверстия в ней, проделанного ударом разводного ключа, высунулся ствол пистолета...
  Испустив стон, Габай оттолкнулся от подоконника.
  Он свалился в гущу лопухов и крапивы, умудрившись не слишком повредить раненую ногу. Всё же рана отозвалась резкой болью, и Габай ещё целую минуту лежал на спине, покачиваясь и тихо мыча сквозь сжатые зубы. Из окна, откуда он только что спрыгнул, неслись глухие звуки ударов: Нугзар с братками никак не могли высадить упрямую дверь.
  За углом морга послышались чьи-то голоса. Габай затих, перевернулся на живот и пополз к ограде, не забыв подобрать по дороге палку. Сквозная ограда, крашеная в чёрную краску, была не слишком высокой. Ещё совсем недавно он перемахнул бы через неё за пять секунд. Но сейчас ему пришлось напрячь все силы, чтобы подтянуться и перебросить за её гребень больную ногу.
  Животный страх раненого зверя, чующего за собой погоню, заглушил все остальные чувства, притупил боль. Мысли и действия Габая были направлены только на то, чтобы как можно быстрее удрать. В ноге постоянно что-то взрывалось, но боль тут же тонула, заглушаемая страхом. Спрыгивая с забора, Габай даже на минуту ощутил прежнюю лёгкость. Весь в ледяном поту, задыхаясь, ничего не видя перед собой, кроме каких-то расплывающихся чёрных и зелёных пятен, он свалился с забора и метнулся к ближайшим кустам.
  Едва он скрылся в их гуще, как из окна высунулись две стриженые головы. Габай услышал, как одна громко сказала другой: "Вроде не видать", и головы исчезли.
  Нугзар с братками занялись запертой дверью кабинета, решив, что беглец там. Это позволило Габаю выиграть время и благополучно удалиться от больницы. Улепетывая через какой-то пустырь, он успел заметить, как к воротам подъехал джип и из него выскочил Жихарь. Но законник уже не интересовал Габая. Сейчас он думал только о том, как бы унести ноги.
  
  
  Глава 19
  
  В Подольск он прибыл на следующий день, ближе к вечеру. Только что прошёл дождь, всё небо было в тучах. На привокзальной площади царило оживление, у автобусных остановок стояли очереди, но ларёчники уже сворачивали свою торговлю. Среди толп и отдельных снующих пешеходов виднелись их тележки, набитые сумками и тюками. Шофёр такси, доставивший сюда Габая из Москвы, остановился, полагая, что его неразговорчивый пассажир сойдёт здесь, но тот не торопился вылезать.
  Увидев проходившего подростка, Габай свистнул ему и подозвал к себе.
  - Пацан, ты местный? - спросил он. - Где тут монастырь с часами на башне? Тут где-то должна быть старинная башня, а на ней часы. Не знаешь?
  Парень не знал.
  Габай раздражённо засопел, выбрался из машины и добрых четверть часа стоял возле неё, останавливая прохожих и спрашивая, где находится башня с часами. Наконец кто-то сказал, что такая башня есть на другом конце города и посоветовал ехать в объезд через окраины. Руководствуясь этими указаниями, водитель долго колесил по городу, пока не наткнулся на старинную кирпичную стену с башней, окружённой какими-то угрюмыми нежилыми строениями, которые не походили ни на церковь, ни на монастырь. Снова зарядил дождь. В узких улочках, куда заехала машина, фонари не горели.
  - Да вон же они, часы, - водитель показал на угол улицы, где в потёмках смутно виднелась приземистая башня. - По-моему, это не церковь, а пожарная каланча, - прибавил он.
  Габай вгляделся в башню и различил на её верхушке циферблат.
  - Давай туда, - велел таксисту.
  Они подъехали ближе. Габай расплатился с водителем, договорился с ним, что тот будет ждать его тридцать минут, вылез из машины и зашагал, опираясь на палку, к видневшейся невдалеке подворотне.
  Покойный Михалёв оказался прав: в глубине подворотни, слева, обнаружилась дверь, которая, вне всякого сомнения, вела на башню.
  Габай подёргал ручку. Дверь была заперта. Он стучал минут десять и уже собрался было отправиться на поиски кого-нибудь, кто мог бы сказать, как попасть в неё, как вдруг за дверью послышалось шевеление.
  Габай снова застучал.
  - Откройте! - крикнул он. - Мне по делу!
  Голос его прозвучал глухо и почти сразу стих под низкими сводами подворотни. В скважине завозился ключ. Дверь со скрипом подалась вовнутрь.
  В проёме показалась невысокая сутулящаяся женщина в каком-то монашеском длиннополом чёрном платье, чёрной блузе и с белым шарфом, обмотанном вокруг шеи. Под блузой топорщилась высокая грудь. Лицо женщины, полускрытое кольцами шарфа, тонуло в сумерках, но Габай разглядел, что оно было обильно напудрено, а губы и глаза ярко подведены. По всему чувствовалось, что эта стареющая красотка из последних сил старается сохранить былую привлекательность.
  Увидев Габая, она улыбнулась - как ему показалось, с оттенком кокетства, - и повела плечом.
  - Вам кого? - спросила она высоким напряжённым голосом, видимо стараясь, чтобы даже голос её звучал молодо.
  Смекнув, что красотка не без комплексов, бандит игриво подмигнул ей.
  - Мне женщина нужна, которая здесь работает.
  - Так я здесь работаю, - Габаю показалось, что и она подмигнула. - Я смотрительница здесь. Чем могу быть полезна?
  - Папанина знаешь?
  - Славика? Конечно... - Она изумлённо уставилась на бандита. - Слушайте, а вы, случайно, не тот, кто должен прийти...
  Она осеклась и умолкла, но Габай уже вошёл в тёмную, пахнущую подвальной сыростью пустую прихожую. Он закрыл за собой дверь и его сразу окружили потёмки, которые почти не рассеивало бледное пятно света от небольшого зарешёченного окна.
  - Да, да, я тот, кто должен прийти! - проговорил он, задыхаясь от нахлынувшего волнения. - Ты правильно подумала. Мне Папанин велел взять то, что он передал тебе двадцать пятого августа. Помнишь? Мешочек.
  - Такой коричневый, замшевый?
  У бандита ёкнуло сердце. Значит, не зря он притащился сюда, рискнув остаться в Москве ещё на один день. Чутьё с самого начала подсказывало ему, что на этот раз Михалёв не лгал. Камни и деньги действительно должны находиться где-то здесь, в башне, а эта увядающая красотка может навести на их след.
  Он схватил её за локоть.
  - Точно, мешочек. Где он?
  Ойкнув, она вырвалась и отбежала в дальний конец помещения.
  - Да не бойся, не трону, - примирительно прохрипел бандит. - Так где мешочек?
  Нелепая фигура смотрительницы тонула в тени. Габай не столько видел, сколько чувствовал, что она пристально рассматривает его.
  - А вы что-то староваты для его сына, - услышал наконец он её грудной голос.
  - При чём здесь его сын?
  - Мне Слава говорил, что за мешочком придёт либо он сам, либо его сын.
  - Брат я его двоюродный, - прорычал Габай. - Брат, поняла?
  Смотрительница ещё несколько секунд молчала. Похоже, она сомневалась в правдивости его слов. Габай уже подумывал, не показать ли ей пистолет, как вдруг она кивнула.
  - Ну, коли вы знаете о мешочке, то, значит, вы и есть тот человек, - сказала она и направилась к противоположной двери. - Пойдёмте со мной. Только осторожнее, тут темно. Не споткнитесь о ступеньки.
  - А чего свет не включите? - буркнул бандит.
  - Электричества нет уже третий день в связи с неуплатой, - ответила она откуда-то из темноты. - Наше заведение на балансе у города, а городское начальство совсем забыло про нас...
  Габай почти наощупь двигался за ней.
  - Забыли про памятник архитектуры, охраняемый государством... - слышалось её жалобное воркование. - Кто бы мог подумать ещё лет десять назад, что мы доживём до таких времён...
  В соседнем помещении начиналась винтовая лестница. Из узкого, как бойница, окна на выщербленные ступени падал вечерний свет.
  - Хорошо хоть зарплату начали платить вовремя, - бормоча себе под нос, смотрительница зашагала вверх по лестнице. - А то в прошлое время месяцами...
  - Он тебе его передал? - оборвал бандит её воркотню.
  - Ничего он мне не передавал, - ответила она, не оборачиваясь. - Да я и не стала бы брать. Я до таких вещей вообще не касаюсь, и в руки их не беру. Это ведь, поди, подсудное дело, криминал. Славик всё самолично прячет, а я только молчу, и даже стараюсь не глядеть... Честно вам скажу, - она мельком оглянулась на посетителя, - мне всё это с самого начала не нравилось...
  - Что не нравилось? - отдуваясь, спросил Габай.
  - Да то, чем он занимается.
  - А чем он занимается?
  - А вы, поди, не знаете?
  Габай промолчал. Он едва поспевал за смотрительницей, с усилием переставляя раненую ногу. Перил не было, приходилось опираться рукой о кирпичную стену.
  - Вот и я не знаю, - не дождавшись ответа, продолжала женщина. - Предпочитаю жить по поговорке: меньше знаешь - лучше спишь. И, ради Бога, не говорите мне ничего, даже слушать вас не стану. Ведь в мешочке, поди, патроны, или наркотики... - Это она произнесла полушёпотом. - Сколько раз я ему говорила: Слава, завяжи ты с криминалом, ведь и самому спокойнее и я за тебя волноваться не буду. Так нет! Упрямый! Уже третий раз что-то прячет, и ещё говорит, что надёжнее места не найти... Да, кстати, вы учтите, - она снова остановилась и обернулась к своему спутнику. - Я ни о каком мешочке не знаю и мы с вами ни о чём таком не говорили. В случае чего - вы пришли сюда просто из любопытства, хотите посмотреть на механизм старинных часов.
  - Само собой, - пропыхтел Габай. - Я об нём всю жизнь мечтал.
  - А вы напрасно, между прочим, иронизируете, - сменила вдруг тон смотрительница, двинувшись дальше. - Часы эти представляют собой совершенно уникальное явление. Это единственные в нашей стране башенные часы, которые идут с того момента, как были пущены, а пущены они были, для вашего сведения, ещё в восемнадцатом веке при императрице Анне Иоанновне... Они шли даже во время революции и гражданской войны, и останавливались только трижды за всю историю, и то на очень короткое время...
  На лестнице было светлее, чем внизу. Свет проникал сюда из узких сводчатых окошек, чья косая вереница тянулась параллельно поднимающимся ступенькам. Габай старался не отставать от своей провожатой. Он шёл, стуча палкой и громко отдуваясь, вслушивался в её несколько напряжённый грудной голос и смотрел на её повиливающий округлый зад. Зад выпячивался так, как будто под платьем у этой молодящейся кокетки была спрятана подушка. Теперь Габай не сомневался, что эта дамочка была любовницей Папанина, которую тот старательно скрывал от всех и время от времени навещал в этой башне. И, конечно, Папанин не был бы Папаниным, если бы и здесь не устроил тайничок.
  - ... Недавно их отреставрировали на средства немецкого благотворительного фонда и теперь они отбивают время с точностью до секунды, - разливалась обладательница округлого зада. - У вас есть часы с секундной стрелкой? Есть? Вот вы сейчас сами в этом убедитесь, когда пробьёт восемь вечера...
  - Милашка, я не могу торчать тут до восьми.
  - Тем не менее вам придётся подождать.
  "Ну, это мы ещё посмотрим", - подумал Габай.
  - Видите ли, мешочек ваш находится непосредственно в самом механизме часов, - пояснила смотрительница. - Он лежит на большой шестерне, которая делает один полный оборот за два часа...
  - Ничего, достанем и с шестерни, - ухмыльнулся бандит.
  Лестница привела в полутёмное помещение с низким сводчатым потолком. Смотрительница подошла к стене, за которой что-то глухо скрежетало и постукивало. Габай понял, что за стеной находится тот самый механизм. Справа, у окна, стоял старинный стол с гнутыми ножками, на нём в беспорядке громоздились чашки, тарелки, какие-то сальные свёртки, стоял закопченный электрический чайник и горела оплывшая свеча.
  - Раньше восьми часов достать не удастся, уверяю вас, - настаивала смотрительница. - Конечно, теоретически можно и раньше, но для этого надо разобрать добрую половину механизма...
  - Ф-у-у... - Габай, одолев последние ступени, остановился перевести дух. - Как это - разобрать? - не понял он. - Папанин же как-то сунул его туда?
  - Ну да, он дождался, пока повернутся две соседние цепляющие шестерёнки и одновременно сдвинется на один зубец главная соединительная шестерня, повернув выступ. Вот когда шестерня повернула этот выступ и показался очередной её зуб, тогда, в эту самую минуту, Слава и положил на зуб мешочек. А потом мешочек вместе с зубом уехал в глубину механизма и стал кружиться там на шестерне. Он и сейчас кружится. Достать его можно только тогда, когда зуб снова подойдёт к выступу, а это происходит, повторяю, один раз в два часа.
  Габай недовольно огляделся.
  - Что ты плетёшь, говори толком, - проворчал он. - Где этот выступ?
  - Помогите мне снять щит...
  Она подошла к стене и только тут Габай обнаружил, что почти полстены закрыто большим фанерным щитом, раскрашенным под цвет стен.
  - Его надо только чуть-чуть приподнять, и он снимется, - говорила смотрительница, берясь за левый край щита. - Давайте вместе. Когда сюда наведываются посетители, которые хотят посмотреть на механизм, я всегда прошу их помочь, а то одной несподручно...
  Габай отставил палку, подковылял к щиту и взялся за его правый край. Они вместе сняли его и прислонили к соседней стене, при этом загородив окно. В помещении стало ещё темнее. Света, проникавшего из второго окна, едва хватало, чтобы разглядеть часовой механизм, который, как оказалось, занимал добрую половину помещения. В полумраке тускло поблёскивало нагромождение больших и малых шестерёнок, колёс, осей и коромысел, которое жило какой-то своей непостижимой жизнью. Всё это подрагивало, постукивало, шевелилось и скрежетало, одни шестерни поворачивались, другие стояли, оси двигались, коромысла качались.
  - Вот здесь, видите? - Смотрительница взяла со стола свечу и поднесла её к небольшому тёмному проёму под двумя сцепленными шестернями. - Если вы заглянете туда, то увидите выступ, за которым как раз лежит главная шестерня.
  Габай взял у неё свечу и наклонился к проёму, пытаясь рассмотреть, что там внутри.
  - Вижу какие-то зубцы, - сказал он, отдуваясь. - А мешочка не вижу.
  - Это потому, что его время ещё не пришло, - терпеливо объяснила смотрительница. - Он появится ровно в восемь. Вы его сразу увидите. Вот тогда вы его и вынимайте оттуда, иначе он опять уйдёт внутрь и вам придется ждать ещё два часа.
  Бандит поскрёб в затылке.
  - Ну, Папаня, учудил... - пробормотал он.
  - Слава сказал, что это самый лучший тайник, который он когда- либо видел, - смотрительница подошла к столу и загремела чашками. - До восьми ещё целых двадцать минут, можно попить чаю. Вода горячая, я только что нагревала. Хотите?
  Габай кинул взгляд на запястье.
  - Лады, давай своего чаю.
  Со свечой он вернулся к столу и грузно опустился на стул, который заскрипел и заходил ходуном под его тяжестью. Изогнутым набалдашником придвинул к себе второй стул и, пыхтя, водрузил на него раненую ногу, чтобы от неё отлила кровь. Только после этого, облегчённо выдохнув, откинулся на спинку стула и оглядел стол. Хозяйка башни явно не отличалась большой аккуратностью. Всё на столе было перемешано, куски сахара рассыпаны, вокруг чайника блестела лужица, газета под хлебом намокла, колбаса лежала вперемежку с воздушной кукурузой. Габай даже уловил запах пива, хотя пивных бутылок нигде не было.
  Смотрительница придвинула к столу табуретку и присела со скромным видом. Габай заметил, как она прячет плейерный магнитофон с наушниками. "Неужто бабёнка попсу слушает? - с ухмылкой подумал он. - Ну и дела!"
  - Хорошо хоть вы заберёте этот мешочек, а то у меня все эти дни душа не на месте, - призналась женщина, разливая по стаканам заварку. - Так и жду, что явится милиция, устроит обыск и меня заберут как славину сообщницу... Вы, когда встретите его, скажите, чтоб он больше ничего здесь не прятал. Я из-за него спать не могу спокойно.
  - Скажу, - пообещал Габай, делая себе бутерброд с колбасой. - А ты, вообще, давно с ним знакома?
  - Да давно. Наверно, лет десять. Я тогда ещё совсем девочкой была, - в её голосе проскользнуло кокетство, она повела плечиками, как будто смущаясь. - И Слава был таким молодым, таким, знаете, интересным мужчиной... У нас был с ним роман. Но это личное, я об этом помолчу.
  Она сидела в тени и её накрашенное лицо пятном белело в потёмках. Габаю всё время казалось, что перед ним какая-то ожившая кукла, которая и разговаривать-то не умеет нормальным человеческим голосом.
  "Кукла и есть, - слушая её воркотню, думал он. - Но она всё-таки получше будет, чем его Лидка. У этой задница пухлая и грудь большая. Папаня любил баб с большой грудью".
  - Вы что, прямо тут и встречались, на башне? - полюбопытствовал он.
  - Ну да, ведь это такое романтичное место, - в её голосе проскользнул оттенок мечтательности. - Старинные стены, бойницы, полумрак... Воображаешь себя в Средневековье...
  - Вы и трахались тут? - гоготнул бандит. - Прямо на этом столе?
  Она потупилась.
  - Нескромные вопросы задаёте, уважаемый. А хоть бы и на столе, что из того?
  - Стало быть, Папаня спрятал мешочек в часы, а потом тебя на стол посадил? - совсем развеселился Габай.
  - Нет, как раз в тот день ничего такого между нами не было. Слава очень спешил. Нагрянул неожиданно, среди бела дня, а я была без макияжа, просто ужас какой-то. Я, наверное, выглядела ужасно, я вообще без макияжа ужасно выгляжу, а косметичка у меня в сумке лежала, я даже не успела добежать до неё... Он так торопился, чаю не попил, только засунул этот мешочек на шестерню и был таков. Только и успел разок... - Она замялась. - Поцеловать... А в прежние разы, когда приезжал, всегда любовью со мной занимался, и время у него для этого находилось.
  - Не трахнул тебя, значит? - смеялся Габай, отхлёбывая из чашки. - Вот нахал!
  - Спешил, - со вздохом ответила женщина. - Как спрятал мешочек, сразу вниз побежал. Я ему кричу вдогонку: Славик, когда ж ты эту свою гадость заберёшь? А он только отмахивается. Скоро, говорит, заберу. Либо сам приеду, либо сына пришлю... Подумать только, как быстро летит время! - Она снова вздохнула. - У Славы есть сын! Ни разу его не видела. А вы видели? Наверно, похож на отца в молодости?
  Габай поморщился.
  - Да ничего похожего. Раздолбай, каких мало.
  - Ах, что вы говорите... - Она подперла голову кулаком и задумалась, а потом засуетилась. - Что ж я так сижу. Разрешите, я поухаживаю за вами. Не ожидала, что вы сегодня придёте, а то бы купила что-нибудь посущественнее... Я тут, знаете, всё одна да одна. Только чаю попить, а больше мне ничего не нужно... - Она вдруг почему-то хихикнула. - Диету соблюдаю...
  Габай вздрогнул. Что-то ему напомнило это хихиканье. Кажется, кто-то из его знакомых хихикает так же. Но он не стал напрягаться и вспоминать, а запихнул в рот остатки бутерброда и, запивая их чаем, проурчал:
  - Да ладно, не суетись. Ничего не надо.
  - А ведь мы с вами до сих пор не познакомились, - она приосанилась. - Аглая Львовна. Можете называть меня просто Глашей. У меня музейное образование. Гостям я всегда рада, особенно... - Она снова хихикнула и потупилась, прикрывшись концом шарфа. - Особенно мужчинам... А то здесь так одиноко, и сквозняки постоянно... А от мужчин, знаете, исходит тепло. Вот вы сидите передо мной, и мне так хорошо с вами. Вы весь лучитесь энергией... Этой энергии очень не хватает нам, бедным женщинам...
  Габай заухмылялся, вытер сальные руки о штаны.
  - Я чувствую, тобой надо заняться вплотную, милашка. Но сперва дело.
  - Вы говорите совсем как Слава. Все вы, мужчины, одинаковы.
  Он снова посмотрел на запястье.
  - Уже почти восемь! Мы можем пропустить этот хренов зуб, а у меня нет времени торчать тут ещё два часа.
  Габай встал, взял свечу и подошёл к скрипящему нагромождению шестерёнок и осей. Наклонился со свечкой к проёму, на который ему недавно показала Аглая, и вгляделся в него.
  - Там что-то, вроде, двигнулось, но мешочка нет, - прохрипел он.
  - Потому что ещё нет восьми часов. Подождите, когда ударят колокола. Я вам не сказала, что нам сделали колокола? Они звенели до тридцать второго года, а потом их сняли и часы так и шли без колоколов. Только при реставрации их снова поставили...
  - Вот, опять двигнулось! - Габай вглядывался в тёмную глубь механизма.
  - Это выступы ходят один за другим и при этом открывают как бы окошки, - объяснила она. - Мешочек Слава положил между выступами, в таком окошке...
  - Окошке... Придумают же дурь... - Бандит опустился на здоровое колено и вытянул раненую ногу. - Подержи свечу, а то мне неудобно. Ближе её поднеси, чтоб в дыру светило...
  С минуту он молчал, напряженно вглядываясь в тёмное пространство под шестернями. В глубине механизма снова что-то звякнуло и всё пришло в движение: дёрнулись какие-то рейки, качнулись оси, натянулись стальные тросы, что-то натужно заскрежетало, зашипело, и вдруг наверху, над самым потолком, гулко и немного надтреснуто прозвучал колокол. Ему откликнулось несколько других колоколов, выше тоном.
  - Слышите? - с восторженным придыханием спросила Аглая, подняв палец. - Слышите? Они играют старинный гимн "Как славен наш Господь в Сионе"!
  - Подыми свечу! - Габай едва не выругался. - Где мешочек? Ничего не вижу!
  - Сейчас смолкнут колокола, большая шестерня повернётся ещё на один зуб и вы увидите, - ответила Аглая. - Прятать в таком месте могло прийти в голову только сумасброду, но ведь Слава и есть сумасброд. Надо же, что придумал!
  В глубине механизма опять звякнуло.
  - Всё, теперь смотрите! - воскликнула Аглая изменившимся голосом. - Смотрите внимательнее! Видите?
  Бандит, почти не дыша, приник глазами к проёму под шестерёнками, в котором смутно виднелись какие-то оси и зубцы.
  - Видите? - повторила она.
  - Да, кажется, что-то вижу... Свечку придвинь!
  - Мешочек должен показаться!
  - Он там! - рявкнул встрепенувшийся бандит. - Точно! Это он!
  - Вынимайте его, только осторожно, - заговорила Аглая почти в самое его ухо. - Не спешите, просовывайте руку медленно. Там всё металлическое, может поцарапать...
  Весь дрожа от волнения, покрывшись липким потом, Габай просунул в проём сначала левую руку, но ему это показалось неудобно, и он просунул правую. Ему пришлось шарить вслепую, поскольку проём был настолько узок, что рука почти полностью загораживала видимость.
  - Ну, что? - Его волнение, казалось, передалось Аглае. - Нащупали мешочек?
  - Нет ещё...
  - Значит, он дальше.
  Рука Габая проталкивалась между холодными зубьями и колёсами. Пальцы ощупывали острые углы каких-то металлических частей.
  - Ну? - почти взвизгнула Аглая.
  - Нет...
  - Просуньте руку ещё немного... Не нащупали?
  Габай наконец наткнулся на мягкую замшевую поверхность.
  - Нащупал!
  - Ну, слава Богу, - облегчённо вздохнула она. - Теперь, главное, не торопитесь. Не торопитесь! Осторожно возьмите его и медленно вытаскивайте...
  Габай закряхтел, сморщился от напряжения и ухватил мешочек всей пятернёй.
  - Не вытаскивается... Прилип он, что ли...
  - Он мог зацепиться за зуб. Тогда подёргайте.
  - Да дёргаю я...
  - Сильнее дёргайте!
  Теперь Аглая говорила без фальцета, видимо, своим обычным голосом. Габай, прислушавшись к нему, вздрогнул. Это же был голос... Он посмотрел на женщину. Но изумляться было некогда, он вновь всё внимание сосредоточил на мешочке.
  - И не торопитесь, - шептала Аглая, суетясь возле него. - Возьмите крепче, а то он может выпасть из рук и провалиться вниз между шестерёнками... Вынимайте медленно...
  Габай уже собрался вытащить мешочек, как вдруг в механизме звякнуло и в запястье со звериной яростью что-то вцепилось. Он ещё не почувствовал боли, но обмер, услышав хруст костей. Ледяной пот залил ему глаза. Ведь это хрустело, ломаясь, его собственное запястье...
  И только спустя секунду после этого хруста пришла боль. Она разлилась по всей его руке до самого плеча. Онемевшие пальцы выпустили мешочек. Габай заревел, заизвивался всем телом и попытался выдернуть руку, но не тут-то было. Шестерня, сдвинувшись на один зубец, почти "перекусила" его руку в запястье. Побагровевший бандит, скуля, привалился плечом к механизму.
  - Что с вами? Какой ужас!... - Аглая поставила свечку на пол и прильнула к Габаю, видимо пытаясь помочь ему удержаться на ногах.
  Её руки оплели его талию и, пока он дёргался, стараясь извлечь кисть из ловушки, её проворные пальцы скользнули в кобуру на его боку и выудили пистолет.
  Увидев это, бандит яростно заревел.
  - Отдай ствол, сука! - Он попробовал схватить её левой рукой, но она проворно увернулась.
  Брызжа слюной, он грязно заматерился, а Аглая снова засмеялась. Внезапно Габай умолк и поднял на неё мутные от боли глаза. Он вспомнил, кому принадлежал этот смешок. Он принадлежал Денису Михалёву! Только Михаль мог смеяться так мелко и заливисто, особенно когда слышал какой-нибудь анекдот или рассказывал сцену из недавно увиденного спектакля...
  Аглая стояла перед ним, поигрывая пистолетом. Видимо догадавшись о его подозрениях, она сдёрнула с головы накладные волосы.
  - Что, узнал? - щуря накрашенные глаза, обычным своим голосом спросил Михалёв и снова захихикал.
  - Ты?... - только и мог выдавить оцепеневший Габай.
  - Ну да, я, твой лучший дружбан, - Михалёв подошёл к столу, выдвинул ящик и достал другой парик, рыжий. Нахлобучил его на себя, по-женски передернул плечами и сказал фальцетом, с ужимкой: - Тыкать пальцами в девушку - это слишком вульгарно! Это невоспитанность!
  От боли и изумления мысли смешались в раскалённой голове Габая, и всё же он не мог не узнать длинные распущенные волосы ассистентки доктора Куприянова!
  Михалёв в рыжем парике прошёлся перед ним, поддерживая руками свои накладные груди, виляя выпяченным задом и гримасничая.
  - А неплохо у меня получается, правда? - спросил он, хихикая. - Я прирождённый актёр. Как я играю, а?... Меня даже Гугнивый не узнал. Начал, козёл, меня клеить, а я смотрел на него и уссывался...
  - Крыса... - только и мог выдавить побагровевший Габай. - Ты разве живой?...
  Он снова попытался выдернуть руку из адской щели, но её заклинило основательно. Каждое движение руки отзывалось такой болью, что перед глазами бандита всё темнело.
  Михалёв подошёл к столу и хладнокровно, не обращая внимание на стоны и ругань бывшего главаря, проверил патроны в обойме.
  - Скажу тебе правду, кореш: этой игрушки я боялся больше всего, - он засунул пистолет к себе в карман под юбкой. - Если б не ствол, не было бы смысла ждать до восьми и разыгрывать всю эту комедию с мешочком в часах... Я мог запросто завалить тебя ударом по тыкве, когда ты зырил в механизм. Но ты ведь двужильный, тебя одним ударом не завалишь! Поэтому пришлось применить трюк с часовым механизмом, на который ты благополучно купился, - Михалёв стащил с себя шарф и, глядясь в оконное стекло, принялся платком стирать пудру с лица. - Я до самого конца не был уверен, что трюк сработает, ведь ты, как колобок, отовсюду уходишь... В рухнувшем доме не попал под завал, в колодце газом не отравился, от ментов раискиных слинял, слинял из автосалона, даже из морга слинял, когда за тобой Нугзар подвалил... Так что, кто тебя знает, вдруг бы ты и сейчас ушёл? Но ты не ушёл, Габайчик... - Он засмеялся. - Жадность тебя сгубила...
  Габай смотрел на ожившего мертвеца налитыми кровью глазами и тяжело дышал.
  - Пидор сраный, тя же в машине убило... - выдавил наконец он. - Откуда ты взялся?...
  - Можешь считать, что с того света, - Михалёв, отбросив платок, подошёл к Габаю. - Жду тебя тут со вчерашнего дня. Специально тренировался ходить с подушкой на заднице, чтоб натуральнее выглядеть... - Он задрал на себе юбку и вынул оттуда подушку. - А соблазнительно я выглядел, правда? - Он с самодовольным смешком наклонился к бывшему главарю. - Я, вообще, думал, что переборщил с этой подушкой. Когда мы поднимались по лестнице, я больше всего боялся, что ты захочешь полапать меня за зад. Тогда бы вся игра раскрылась. Но ты удержался. Молоток! Не то, что этот козёл Гугнивый. Лапал так, что чуть груди не отвалились...
  Михалёв взял себя за накладные полушария и пошевелил ими, показывая, как непрочно они держатся. Пудру и косметику он вытёр не до конца, под его глазами чернели полосы смазанной туши, на подбородке алело пятно губной помады. Из-за этих нелепых пятен его смеющееся лицо имело какой-то причудливый, клоунский вид.
  - А ведь если б Гуг схватил меня тогда за сиськи, кранты нам были бы с Лёнькой! - воскликнул он.
  - Каким Лёнькой?... - с усилием прохрипел Габай.
  - С Аркадьичем. Зря ты его, между прочим, мочканул. Он был хорошим парнем, моим лучшим дружком. Правда, не без закидонов был чувак. Любил всё, что связано с трупами, он и в патанатомы подался поэтому. Кстати, идея сделать меня покойником с вынутым мозгом принадлежала ему. Погорячился ты с ним, братан. Ну да уж что сделано, то сделано. Чего-то, значит, мы с Лёнькой недодумали. Не предусмотрели, что ты такой горячий, вместе с мозгом и Лёньку кончишь...
  - Но как ты выжил, падла? - проревел Габай и, ещё раз попытавшись выдернуть руку, громко застонал от боли.
  Михалёв с ухмылкой щёлкнул его по носу. Габай протянул к нему левую руку, но тот увернулся.
   - Всё не можешь привыкнуть, что я живой? А вот живой, как видишь!
  - Ты же... помер...
  - С Папаней и Сёмой ехал папанин сынок, Николка-придурок, а я ещё раньше уехал в Москву на электричке. Троих покойничков доставили в морг прямо к Лёне, там и выяснилось, что пацана так искрошило, что его родная мать не опознала. Мужа опознала, а сынка - нет. Все подумали, что это я. А я, конечно, никого не стал разубеждать. Сразу смотался обратно в папанину деревню и достал из тайника камни и бабки, сто пятьдесят штук баксов. Неплохой улов...
  Михалёв достал из кармана крупный изумруд и посмотрел через него на прижимавшегося к шестерёнкам Габая.
  - Если бы у меня был второй такой большой камень, я сделал бы себе изумрудные очки и смотрел через них на мир. Всё вокруг изумрудное, даже твоя красная рожа...
  Габай уже не мог ни злиться, ни удивляться. Он весь сосредоточился на боли, которая из раскрошенного запястья распространялась по всему телу. Она накатывала волнами и отдавалась мучительными вспышками в раненой ноге. Из часового механизма, откуда-то снизу, стала вытекать кровь, разливаясь на полу багровой лужей.
  - Где ты их нашёл? - выдавил Габай в перерыве между вспышками боли. - Где?...
  - Тебя это так сильно интересует? - Михалёв вернулся к столу и снова начал вытирать лицо. - Они в том самом тайничке, в сарае, который тебе прекрасно известен... Про него и другие знали, не только ты. Так что Папаня зря всё туда сложил... На меня никому и в голову не пришло подумать, ведь я был мёртв... Разбился в машине вместе с Сёмой и Папаней...
  Большая шестерня провернулась ещё на один зубец, вызвав движение всех остальных шестерёнок, и искалеченную руку Габая затянуло ещё глубже, раскрошив до самого локтя. Бандит испустил вопль, его лицо, искажённое гримасой боли, пошло пятнами, шея вздулась. Он больше не мог выговорить ни слова, только хрипел. Из разинутого рта текла пена.
  - Что, братан, жжёт? - глядя на него, хихикала бывшая Аглая. - Ты же всегда говорил, что хорошо переносишь боль. Вот и покажи, как ты её переносишь... Чего ты так напыжился, а?... Ты похож на большого красного павиана, которого схватил за лапу крокодил... - Михалёв, смеясь, отбросил платок, достал из кармана несколько камней, шагнул к Габаю и перед самым его лицом принялся пересыпать их из ладони в ладонь. - Вот они, камешки... Ради них ты даже в автосалон к Угольнику не побоялся залезть... Не волнуйся, я знаю, кому их сбыть. К Жихарю я с ними, конечно, не пойду, у меня другой канал есть. Оставлю себе только этот изумруд, как память о славном братане Габае и его пацанах... Ты ведь не в обиде, что я увёл камни с бабками? Не в обиде?
  Он наклонился к самому лицу Габая. Тот смотрел на него полными ненависти выпученными глазами.
  - Я, например, тебе всё прощаю. Много я мог бы тебе припомнить, но, вот видишь, прощаю. А ты мне? Прощаешь?
  Габай, уже весь какой-то зелёный, сделал движение левой рукой, пытаясь схватить Михалёва, но движение было слишком слабым. Тот без труда отбил его руку и снова щёлкнул по носу.
  - Вижу, братан, что прощаешь. По глазам вижу. Вот и хорошо. Так что, будем считать, эти деньги, сто пятьдесят тысяч, и камни - это подарок от тебя и твоей покойной братвы... Не сомневайся, денежки я потрачу с умом, - Михалёв, пройдясь, достал откуда-то из тёмного угла початую бутылку пива и уселся с ней на стул. - Они теперь законно мои, других ведь наследников нет... Хотя нет, вру, есть один, но ему недолго осталось. Щас ему оторвёт руку, и он загнётся... - Михалёв отпил из бутылки. - Интересно посмотреть, сколько ещё он протянет. Будь здесь тотализатор, я поставил бы "штуку" баксов на десять минут. Пожалуй, даже на восемь...
  Габай с трудом, сквозь подкатывающую черноту обморока, воспринимал смысл того, что говорил Михалёв. Его переполняла боль. Она пульсировала в руке, в мозгах, во всём теле, мешала сосредоточиться, и он лишь тупо смотрел на расплывающуюся, едва видимую в потёмках нелепую фигуру в длинной юбке, которая сидела или расхаживала, размахивая руками.
  - ... А я поначалу не верил, что дело выгорит, но Лёнька меня убедил. Сказал, что всё сделает так, что хоть кто поверит. Он мастер на такие выдумки. Вытащил из черепа какого-то бомжа мозги и пустил их плавать в аквариум, меня в ассистентку свою превратил, в Оленьку... - Михалёв засмеялся. - Я сидел у него в кабинете и слышал, как он вдувал вам в уши про свои гениальные эксперименты, а вы, как последние лохи, смотрели на мозги в аквариуме и верили... Вы ведь не с мозгами разговаривали, козлы, а со мной! Я из соседней комнаты по передатчику с вами базарил. А вы ведь думали, что это безголовый жмурик с вами треплется, да?
  Габай в последнем, отчаянном усилии попытался выдернуть руку, но это привело к лишь тому, что кровь из-под механизма засочилась ещё сильнее. Она уже стала сочиться по его руке, заливая рубашку.
  - Я вижу, тебе жарко. На, освежись... - Михалёв вылил остатки пива на его голову. - Попей пивка в последний раз...
  Глаза Габая выпучились, ноздри раздулись. Он дышал так глубоко, что сотрясалась грудь.
  - Я догадывался, что вы рано или поздно узнаете, кто погиб в "Вольво", - громкий голос воскресшего мертвеца отдавался в голове главаря гулом отбойного молотка. - Поэтому мы с Лёней и затеяли эту авантюру. А вы купились. Поверили, что камни с бабками лежат на крыше под флюгером. А потом поверили, что они в колодце... - Михалёв со смехом наклонился к лицу бывшего главаря. - Вообще мы зря послали вас к флюгеру, надо было сразу послать вас в автосалон, там перекрошили бы вас всех скопом, и все дела. Ведь когда вы, лопухи, залезли в салон, откуда, по-вашему, появились пацаны Угольника? А? Откуда? Кто им стукнул, что вы сейчас там? А стукнул им неизвестный доброжелатель, то есть я. И все вы попались в мышеловку... Мы с Лёнькой рассчитывали, что перемочат вас всех, но ты, Габайчик, шустрый оказался. Как тебе удалось смыться?
  Губы Габая что-то прошептали.
  - Что? - Михалёв наклонился ниже. - Голос, что ль, потерял?... Тебе, братан, крупно повезло, что ты слинял оттуда. Там много народу в пожаре полегло. Мы, когда узнали, что ты выжил, были даже в небольшом шоке, особенно Лёнька, честно тебе скажу. Мы ведь думали, что всё, игра закончена. Пришлось опять ломать голову, куда же тебя послать получше, чтоб на этот раз мочкануть наверняка, с гарантией. Лёнька вспомнил про часы в башне. Он и тайник в них придумал, куда твою лапу должно затянуть. Очень он хотел посмотреть, как её будет затягивать, а ты будешь корячиться от боли... Жаль, не доставил ты парню такого удовольствия...
  Шестерня снова провернулась, и раздался хруст ломаемых костей, на этот раз громкий, отчётливый.
  - Ааааа!... - завопил обезумевший от боли Габай и замолк.
  Он уже не мог вопить, только хрипло дышал, всем телом прильнув к часовому механизму. Кровавая лужа, вытекавшая из-под механизма, становилась всё больше.
  - Точно, вас всех надо было сразу направить в салон к Угольнику, - продолжал рассуждать Михалёв. - Без всяких там флюгеров, колодцев и Раисок. Просто мы с Леонидом слишком поздно узнали, что вы отдали джип Нугзару. Ну ладно, что сделано, то сделано... А всё же согласись, Габайчик, это были неплохие задумки. Один флюгер чего стоит! Я ведь в тот дом специально приезжал перед вами, подпиливал опорные столбы под крышей. Хотя крыша там дрянная, она бы и так под вами завалилась, но с перепиленными столбами вернее. И хорошо ведь как завалилась, капитально! А с колодцем вообще вышла хохма. Я, откровенно сказать, не думал, что вы туда полезете. Неужто забыл, как Папаня говорил про ядовитый газ? Он же при тебе говорил! Забыл, да?... А если бы вспомнил, у нас с Лёнькой прокол бы вышел. Но вы полезли, и кто-то из вас угробился, как и было рассчитано... У нас ведь с самого начала какая была идея? Ликвиднуть вас всех, всю вашу бригаду грёбаную... - Он всмотрелся в бледно-серое лицо Габая и с усмешкой покачал головой. - Нет, жаль, Лёнька тебя не видит! Вот бы повеселился! Он любил такие сцены...
  Сознание в Габае таяло. Он почти ничего не видел сквозь пелену в глазах, и даже голос Михалёва начал как будто затихать.
  - ... А с вашим налётом на раискин дом вообще умора вышла... Когда вы туда вломились, мы с Лёней начали звонить в ментуру. А раискин муж, мент, такой тупой оказался, что даже не врубился, в чём дело. Всё не мог поверить, что на его дом бандиты напали, думал, шутка. Насилу убедили козла. И вообще менты попались неповоротливые, не смогли ни повязать вас, ни замочить всех... Хорошо хоть Гугнивого шлёпнули, а то приставал, гад. Я уж всерьёз боялся, что однажды схватит меня своими лапами и оторвёт сиськи. А что, запросто мог оторвать!... Но самая офигенная задумка - это, конечно, с джипом. Вся твоя банда там полегла. Вернее, все, кто остался после крыши, колодца и раискиных ментов... - Михалёв двумя пальцами взял Габая за ухо и приподнял его голову. - Ты говорил, что из бригады я могу уйти только на тот свет. А я тогда подумал: если вопрос поставлен таким образом, то, может, не мне уйти на тот свет, а бригаде? - Он встряхнул Габая, и тот замычал, уставился на него стекленеющими глазами. - Сколько вы мне крови попортили - и Качок, и этот боксёр хренов Чурка, да и ты сам, Габай, фуфел грёбаный, меня совсем затуркал. Но ничего, упаковались в крематорий все. Ты последним пойдёшь паковаться, а я теперь свободен как птица, поеду отдохнуть от вас в Анталию... А почему? А потому, что я в конечном счёте самым умным из вас оказался...
  Шестерня опять двинулась. Руку резко вывернуло в плече, и Габай издал какой-то свистящий звук, утонувший в треске раздираемой ткани, хрусте костей и чавканье перемалываемого мяса.
  Голова бывшего главаря всё ниже наклонялась к полу. Последнее, что донеслось до него перед тем, как он погрузился в темноту небытия, был всё тот же заливистый смешок и далёкий голос:
  - Да, кстати, Габай, что это там Гугня пи...дил про мои манеры? У меня манеры в сто раз лучше, чем у вас у всех вместе взятых! Денис Михалёв всегда был из джентльменов джентльмен...
  Габай отлепился от механизма. Механическое чудовище "отгрызло" почти половину его руки. В последнем усилии он взмахнул этим обрубком с выдранными жилами и заголившемся обломком кости, тяжело рухнул на пол и остался лежать, уткнувшись носом в кровавую лужу.
  
  
  
  Повесть выпущена издательством "Эксмо-пресс" в 2006 году.
  Вместо фамилии автора значился псевдоним "Игорь Волгин"
  
  Новая авторская редакция 2014 года
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"