Волознев Игорь Валентинович: другие произведения.

Страшилки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Короткие страшные истории для детей старше 12 лет и для взрослых.

  И. Волознев
  
  
  
  
  СТРАШИЛКИ
  
  
  
  Скелетик
  
  Дети с родителями в Историческом музее. Один любопытный мальчик незаметно отделился от группы и зашёл в служебное помещение. Здесь темно и много всяких интересных исторических вещей. В полу раскрыт люк. Мальчик не заметил его и провалился в музейный подвал. Здесь ещё темнее и ещё больше интересных исторических вещей.
  У стены стоял древний гроб. Мальчику стало любопытно: лежит ли в гробу древний покойник? Он подошёл, поднатужился и приподнял крышку.
  Вдруг из гроба высунулась костлявая рука и схватила его. Мальчик закричал от страха. Но никто не пришёл ему на помощь, потому что это был очень тёмный и очень страшный подвал, и в нём редко кто бывал.
  В гробу лежал скелет. Он был совсем небольшой, ростом с мальчика. Не скелет, а скелетик.
  - Пусти меня, - просит мальчик.
  - Я ходить не могу, - говорит скелетик. - Меня мои костлявые ноги не держат. Дай мне одну свою ногу.
  - Ещё чего. На одной ноге ходить неудобно.
  - Привыкнешь. Полно одноногих людей, и ведь ходят как-то. И ты будешь ходить.
  Скелетик достал из гроба топорик и - хрясть мальчика по ноге.
  Мальчик заорал от боли.
  Скелетик приставил отрубленную ногу к себе. Она тут же приросла. Скелетик вылез из гроба и попробовал ходить на ней.
  - Да, ты был прав. На одной неудобно.
  Хрясть - и отрубил у мальчика вторую ногу.
  - А ещё мне руки нужны.
  Хрясть-хрясть - и отрубил руки.
  - И туловище. Без него кушать нельзя, а я страсть как мясо люблю.
  От мальчика осталась одна голова. Она таращилась на скелетика и разевала рот, но звуков издать не могла.
  - Чего-чего? - Скелетик наклонился к ней. - Не слышу!
  Голова продолжала шевелить губами.
  - Ну, значит, тебе и голова ни к чему, - решил скелетик. - Всё равно ты с одной головой немой.
  Он отломил от себя череп и бросил его в кучу своих прежних костей, а вместо него насадил на себя голову.
  Тут раскрылась дверь и в подвал вошли музейные работники с родителями мальчика.
  - Ой, да вот он, наш сынок! - закричала мама. - Нашёлся!
  - Я не ваш сынок, я скелетик, - ответил скелетик недовольно. - Вот ваш сынок, забирайте.
  И он пнул ногой кучу костей.
  Потом залез в гроб.
  - Ходят тут всякие, спать мешают... - И захлопнул за собой крышку.
  
  
  
  Зелёный мальчик и синяя девочка
  
  Однажды поздно вечером один мальчик увидел за окном шаровую молнию. Была она примерно вдвое больше футбольного мяча и ярко светилась. Мальчику стало любопытно. Он высунулся из окна, чтобы её лучше рассмотреть. И тут шаровая молния метнулась прямо к нему.
  Она совсем немного не долетела до мальчика. Она окатила его своим жгучим жаром и сразу умчалась, а мальчик стал зелёным. Зелёными стали его руки, ноги, голова, всё тело и даже одежда.
  Жил он в большом многоквартирном доме. В том же доме, только с другой его стороны, жила девочка. Она тоже увидела за окном шаровую молнию, и тоже высунулась. Молния тут же подлетела к ней, окатила её жаром и улетела. И девочка стала синей.
  Испуганный зелёный мальчик пошёл в комнату, где его родители смотрели телевизор. Как только он к ним подошёл, у них вспучились и лопнули животы, и кишки вместе с кровью вылетели наружу. Родители сразу умерли, а зелёный мальчик испугался ещё больше и бросился бежать.
  Бежал он без оглядки, и сам не заметил, как оказался в соседней квартире. Дело в том, что теперь он мог проходить сквозь стены. В соседней квартире жили муж и жена. Когда мимо них пробежал зелёный мальчик, у них тоже вспучились и лопнули животы, и кишки вылетели наружу.
  От страха зелёный мальчик уже перестал соображать, что происходит. Сначала он бегал, а потом бродил по дому, переходя из квартиры в квартиру. Повсюду, где он появлялся, животы у людей вспучивались и лопались, и вылетали наружу кишки.
  Синяя девочка тоже испугалась. Она пошла к родителям, и с них вдруг сползли кожа и мясо, они стали скелетами и сразу умерли. Синяя девочка, как и зелёный мальчик, могла проходить сквозь стены. Она в испуге побежала по дому, из квартиры в квартиру, и всюду, сама не желая того, превращала людей в скелеты.
  Зелёный мальчик и синяя девочка бродили по этажам и квартирам большого дома и понемногу приближались друг к другу.
  Они сошлись в тёмной комнате, в которой никого не было. Зелёный мальчик вышел из одной стены, синяя девочка - из другой. Они подошли друг к другу, и у синей девочки вспучился и лопнул живот и вылетели наружу кишки, а с зелёного мальчика сползли кожа и мясо и он стал скелетом. Оба они упали замертво.
  Спустя немного времени в комнату влетела шаровая молния, с грохотом взорвалась и сожгла всё вокруг. Трупы мальчика и девочки превратились в обугленные горстки пепла, в которых невозможно было распознать, где мальчик, где девочка.
  
  
  
  Бусы из зубов
  
  Мама, папа и дочка приехали в незнакомый город и поселились в гостинице. Среди ночи девочке захотелось в туалет. Она вышла из номера, нашла туалет, подёргала дверь. Дверь была заперта. Тогда девочка спустилась на этаж ниже и в поисках туалета пошла по пустым коридорам. В коридорах было сумеречно, лампы горели не везде. Стояла тишина. Туалет не попадался, и спросить было не у кого. Тогда девочка стала стучать в двери, надеясь, что кто-нибудь выйдет и скажет, где туалет. Сколько бы она ни стучала, двери оставались закрытыми. Постояльцы спали и не слышали её стуков, а может быть, за дверьми никого не было.
  Наконец одна дверь открылась и высунулся толстый лысый мужик в одних трусах. Увидев девочку, он расплылся в улыбке.
  - Какая хорошенькая, - сказал он. - И что же ты ищешь среди ночи?
  - Туалет, - сказала девочка.
  - Ну, это пустяки. - Мужик вышел в коридор, огляделся по сторонам и сказал почему-то шепотом: - У меня в номере есть туалет. Как раз для маленьких девочек. А в туалете зайчики и кошечки.
  - А что они там делают?
  - Тебя дожидаются, сладкая моя.
  Девочка вошла в номер, и больше её никто не видел. Утром родители бросились её искать, сообщили служащим гостиницы и милиционерам, те тоже начали искать, но всё было бесполезно.
  А ещё раньше, когда все спали, толстый мужик, одевшись в чёрный костюм и белую рубашку, с солидным видом вышел из гостиницы и пошёл на свалку. В руках он нёс две объёмистые сумки. Он зашёл в самый дальний конец свалки, где его никто не мог увидеть, и бросил там сумки. В тот же день он уехал на поезде.
  Через несколько дней сумки нашли бомжи и обнаружили в них разрезанные части детского трупа. Они заявили в милицию. Родители по голове узнали свою дочку.
  Все части были на месте, только зубов не было. Их выбил толстый мужик. Впоследствии он просверлил в каждом из них дырочку, продел сквозь них нитку и стал носить их на шее, как бусы. А скоро к этим бусам прибавились другие, сделанные из зубов другой девочки. А потом третьи, четвёртые и пятые. Скоро бус стало так много, что он надевал их не только на шею, но и на руки, на ноги, и даже на живот. Он приходил на какой-нибудь пляж, раздевался до плавок и гордо вышагивал в своих бусах, как туземный вождь. А увидев среди загорающих маленькую девочку, подмигивал ей и сладко улыбался.
  
  
  
  Красное пятно
  
  Дети - мальчик и девочка, приехали погостить к бабушке. Мать им строго-настрого наказала: не спрашивайте у бабушки про красное пятно. Те, конечно, сразу побежали к старухе и наперебой стали просить рассказать про красное пятно.
  Бабушка сидела в кресле и вязала шарфик. На ней были домашний халат, очки и чепчик.
  - Давняя это история, деточки, но помню как сейчас, - с ласковой улыбкой начала она рассказывать. - Когда я была молодой, появилось у нас на стене красное пятно... - Она взяла со стола семейный альбом и стала показывать фотографии. - Вот это, деточки, ваш дедушка, Николай Павлович. Добрейшей души был человек. Работал поваром в заводской столовой. Для хорошего пищеварения ему нужен был регулярный сон. Как-то он прилёг на диван под самым пятном. В полночь из пятна высунулись две красные руки, схватили его за горло и задушили... - Бабушка перелистнула страницу. - А вот это - дядя Жора. Он очень любил водочку. Как-то он выпил много и заснул под столом в луже, которую сам же и наделал. Он мирно спал и поэтому не заметил, как из красного пятна высунулись две красные руки... Утром мы нашли дядю Жору без признаков жизни. Глаза у него были выпучены, из разинутого рта вываливался прокушенный язык, а на шее были красные пятна от красных пальцев... А вот, деточки, это тётя Маша. Видите, какая красивая? По вечерам она приводила в дом разных мужчин и они оставались у нас ночевать. Однажды ночью она спала на кровати с новым мужчиной. Из пятна высунулись красные руки и задушили тётю Машу. Потом потянулись к мужчине, чтоб и его тоже задушить. Но он проснулся и выбежал из комнаты. Красные руки начали вытягиваться, вытягиваться, вытянулись на много метров, догнали его в коридоре и всё-таки задушили. А потом они втянулись обратно в красное пятно, как будто их и не было... А вот это - Василий Парамонович. Видите, какой солидный мужчина. Герой труда. Он пришёл и заклеил красное пятно девятью газетами "Социалистическая индустрия". Но красные руки разорвали газеты, высунулись и задушили Василия Парамоновича...
  Дети слушали, разинув рты.
  - Задушили? - тихо переспросил мальчик. - Это как?
  Бабушка притянула к себе девочку и сжала пальцы на её горле. Девочка тоненько запищала, глаза у неё выпучились, изо рта вывалился прокушенный язык. А когда бабушка отпустила её, она свалилась замертво.
  - Вот так, деточка, и задушили, - сказала бабушка с ласковой улыбкой.
  
  
  
  Игрушечный клоун
  
  Вечером Юра и его старший брат Тёма легли спать. Мама выключила в их комнате свет и ушла.
  Рядом с Юриной кроватью стоял большой шкаф. Юра лежит и слышит: в шкафу что-то шевелится, скребётся. Мальчику стало страшно.
  - Тёма, - окликнул он брата. - В шкафу кто-то есть.
  Тёмина кровать стояла дальше от шкафа, и брат ничего не слышал.
  - Нету там никого, - сказал Тёма.
  - Нет есть.
  Тёма взял фонарик, подошёл к шкафу, раскрыл его и посветил внутрь.
  - Вот видишь, никого нет, пусто. Только игрушки старые валяются.
  Подошёл и Юра, тоже заглянул в шкаф.
  - И правда, никого нет, - сказал он. - Что же тогда скреблось?
  - Тебе послышалось.
  В шкафу валялся мягкий игрушечный клоун размером с куклу Барби. Туловище круглое и плоское, а голова маленькая, с улыбкой до ушей.
  - А это откуда тут? - спросил Юра.
  - Нашёл сегодня на скамейке, - ответил Тёма. - Наверно, кто-то забыл.
  Он закрыл шкаф и мальчики разошлись по кроватям. Юра лежит и слышит: скребётся что-то в шкафу, скребётся и ползает.
  - Тёма, в шкафу кто-то ползает! Может, там нечистая сила завелась, про которую бабушка рассказывала?
  Тёма решительно встал с кровати.
  - А вот я сейчас залезу в шкаф и посмотрю, какая такая нечистая сила! - сказал он и забрался в шкаф. Закрыл за собой дверцу.
  Сначала всё было тихо, а потом в шкафу послышалась какая-то возня. Юре показалось, что Тёма в шкафу вскрикнул, и он испугался ещё больше. Наконец в шкафу снова затихло.
  - Тёма, вылезай, - позвал Юра.
  Но брат и не собирался вылезать. Тогда Юра подошёл к шкафу и раскрыл дверцу. Брата там не было. Зато на самом виду валялся клоун. Живот у него был раздут.
  Юра удивился. Только что живот у клоуна был плоский, а сейчас раздулся. Мальчик взял клоуна в руки, пощупал его живот. И тут палец Юры просунулся внутрь живота, как будто там была дырка. При этом клоун начал стремительно расти, словно бы Юра случайно включил какой-то механизм.
  Вместе с клоуном начали расти окружающие предметы. Вдруг Юра понял, что это не клоун растёт, а он, Юра, уменьшается. Он попытался вытащить из клоунского живота палец, но не тут-то было! В палец что-то вцепилось. Похоже, в животе у клоуна были острые зубы.
  Юра потерял дар речи от ужаса. Клоун был уже вдвое больше его самого!
  Неожиданно на круглом животе клоуна появилось большое, во весь живот, лицо. Глаза смотрели на мальчика, рот скалился в ухмылке, показывая острые зубы. Юрин палец был зажат в них.
  Огромный рот зачавкал, начал затягивать в себя палец, а потом и всю руку. Юра заверещал, затрепыхался, но страшные клоунские зубы затягивали его всё дальше и дальше в живот. Уже ноги и руки мальчика исчезли в зубастой пасти, снаружи осталась торчать только голова. Юра крикнул жалобно.
  И вдруг по его глазам ударил яркий свет. Это в комнату вошли папа и мама и включили электричество.
  Они огляделись. Детей нигде не было. Дверца шкафа была почему-то раскрыта, посреди комнаты валялся пузатый, как футбольный мяч, игрушечный клоун.
  - Где же дети? - забеспокоилась мама. Она заглянула в шкаф, потом под обе кровати. - Куда они делись?
  - А эта игрушка откуда? - спросил папа. - Раньше я её что-то не видел.
  Из середины клоунского живота торчала человеческая головка. Папа поднял клоуна, взялся за головку, и она легко отломилась от клоунского туловища.
  - Не занимайся пустяками! - воскликнула мама и выхватила у него клоуна. - Детей надо искать!
  Она в раздражении швырнула игрушку на пол. Живот клоуна лопнул и его содержимое разлетелось в разные стороны. Вся комната оказалась залита кровью и человеческими внутренностями. Их было гораздо больше, чем могло поместиться в игрушечном животе.
  А в руках у папы была не маленькая игрушечная головка, а самая настоящая человеческая голова.
  Вы уже, конечно, догадались - чья.
  
  
  
  Бабушка Туточка
  
  В одной коммунальной квартире жила старенькая одинокая бабушка. Всю свою пенсию она откладывала на похороны, и поэтому почти ничего не ела. Она похудела, высохла, щёки её ввалились, седые волосы пожелтели.
  Больше всего бабушка боялась, что после смерти её сожгут в крематории. А хотела она, чтобы её похоронили в гробу. Соседи по квартире пообещали ей, что обязательно похоронят её в гробу, но она им не поверила. Сжечь тело в крематории было намного дешевле. Поэтому она заранее купила маленький гробик, себе по мерке, и поставила его на кухне, чтобы все его видели и помнили о её просьбе.
  Потом она стала ночевать не у себя в комнате, а в этом гробике, потому что боялась, что она умрёт, и её забудут положить в него. В конце концов она почти совсем перестала из него вставать. Лежала в нём целыми днями. Однажды она попросила, чтобы гроб закрыли крышкой, а то её глаза болят от света. Гробик закрыли, и она так и лежала в нём, только по ночам сдвигала крышку и вставала на несколько минут, чтобы что-нибудь покушать. Соседи уже привыкли, что она лежит в гробу, и заняли её комнату. В благодарность за комнату они клали рядом с гробиком несколько кусочков хлеба. Ночью бабушка их съедала.
  Но съедала не всегда. Иногда утром жильцы входили на кухню, и видели, что кусочки остались нетронутыми. Тогда они думали, что бабушка умерла. Тихонько стучали по крышке гроба и спрашивали:
  - Бабушка, ты тут?
  - Туточки я, туточки, - отзывалась бабушка.
  Наконец она и вовсе перестала есть. Жильцы крышку не открывали, чтобы не распространялся неприятный запах, который шёл из гроба, и только стучали тихонько и спрашивали:
  - Бабушка, ты тут?
  - Туточки я, туточки, - отзывалась бабушка.
  Проходили дни, недели, месяцы, годы. Бабушка ничего не ела, только тихо лежала в своём гробике. Утром жильцы придут на кухню, стукнут в крышку, и из гробика доносится слабый голос:
  - Туточки я, туточки.
  Гробик стоял в уголке и никому не мешал. Снизу он зарос паутиной, в нём завелись жучки. Летними ночами за ним трещал сверчок. Все знали, что в нём лежит бабушка, но уже забыли, как её зовут. Те, кто помнили, давно умерли. Теперь, если о ней и говорили, то называли её "Туточка".
  Однажды она не откликнулась на стук. Не откликнулась и на второй день, и на третий. Все решили, что она наконец умерла. Вызвали людей из похоронной конторы. Они сказали, что гроб надо открыть и убедиться, что человек умер. Но жильцы в один голос начали возражать: не надо открывать, а то запах неприятный пойдёт. Гробовщики согласились, и, не открывая крышки, принялись забивать её гвоздями. И вдруг из гроба донёсся еле слышный голосок:
  - Туточки я, туточки.
  Соседи удивились, а ещё больше удивились гробовщики. Они стали вытаскивать гвозди обратно, а из гроба всё время раздавалось: "Туточки я, туточки", "туточки я, туточки".
  Крышку открыли. В гробу лежала старая тряпичная кукла с магнитофоном. На стук по крышке гроба магнитофон автоматически включался и раздавался записанный на плёнку голос: "Туточки я, туточки". Сейчас голос был совсем слабым, потому что в батарейках заканчивалась энергия. А куда делась бабушка - так и не узнали.
  
  
  
  Фантомас
  
  Два мальчика, чтобы сократить путь в деревню, пошли поздно вечером через кладбище. Идут, идут, а кладбищу конца-краю не видно. И никого народу нет. Одни кресты и ограды.
  Идут направо, налево, по одной аллее, по другой, и всё время почему-то выходят к одной старой могиле с большим надгробным камнем.
  В полночь на кладбищенской аллее показалась машина. Она была странная: низкая и узкая, похожая на лодку. В машине сидел лысый водитель в чёрном костюме. Голова круглая, бледно-синяя, ни морщинки на ней нет. А в глазах как будто угольки тлеют.
  Останавливается.
  - Подвезти? - спрашивает низким голосом.
  - Подвезите, подвезите, - наперебой заговорили мальчики. - А то мы выход никак не найдём.
  - Щас доставим, - пообещал водитель. - Залезайте.
  Ребята устроились за его спиной. Машина тронулась и покатила по аллее.
  Водитель нет-нет да и оглянется на ребят. От него веяло ледяным холодом, а его пиджак от ветхости расползался по швам.
  - Это на вас маска надета? - спросил один мальчик.
  - Точно. Как угадал?
  - Вы на Фантомаса похожи.
  - Ха, ха, ха, ха, - глухо расхохотался водитель.
  - И смеётесь как он.
  - А может, я и есть Фантомас. Хотите, маску сниму? Увидите, какой я на самом деле.
  И он стянул с себя маску. Вместо головы у него был жёлтый растрескавшийся череп.
  - Ой, мы не хотим ехать с вами! - заголосили мальчики. - Остановите машину!
  - Это не машина, а гроб на колёсиках. А сам я умер пятьдесят лет назад.
  - Остановите!
  - Мы уже приехали.
  Впереди показалась знакомая могила с огромным камнем. Камень отодвинулся в сторону и открылся вход в тёмную пещеру. Из неё донеслось клацанье чьих-то зубов, потом зажглись два красных глаза, мигнули и пропали.
  - Ой, нет! Только не туда! - закричали мальчики.
  - Ха, ха, ха, ха, - зловеще засмеялся покойник.
  Гроб на полной скорости въехал в пещеру, камень вернулся на прежнее место и на кладбище воцарилась мёртвая тишина.
  
  
  
  Испытание на храбрость
  
  Вожатый и три пионера ночью на кладбище. Сидят кружком на земле.
  - Вы должны быть храбрыми, как Павлик Морозов и Мальчиш Кибальчиш, - говорит вожатый. - Должны стойко переносить испытания, не бояться врагов, и если попадёте к ним в плен - крепко хранить военную тайну, несмотря на угрозы и пытки. Ну, что, выдадите военную тайну?
  - Нет! Нет!
  - Сейчас проверим. - Вожатый смотрит на часы. - Полночь. Начинаем испытание.
  Он руками выкапывает небольшую ямку в земле.
  - В этой ямке таится ужас. Невыносимый, пробирающий до костей ужас... - Он наклоняется к ямке ухом. - Я слышу стоны из-под земли... Это стонут ожившие покойники... Страшно?
  - Нет!
  - Молодцы! Настоящие герои не боятся никаких стонов!
  Он снова начинает копать и откапывает кисть человеческой руки.
  - Здесь могила, - голос вожатого меняется - становится низким и хриплым. - В ней лежит много скелетов... В полночь они оживают и начинают стонать... Им хочется свежей человечины... Страшно?
  - Нет! Нет!
  Из земли высовываются костлявые руки, хватают пионеров и утягивают под землю, но не до конца: над землёй остаются торчать их головы.
  - Покойники особенно любят детей, - ухмыляясь, говорит вожатый. - Им нравится нежное детское мясо. Они обгладывают его до самых косточек...
  С него сползают кожа и волосы, остаётся только череп с пустыми глазницами.
  - Я тоже покойник, - ещё глуше, ещё зловещее говорит он. - А в этой могиле мои родственники-скелеты. У них сегодня будет пир...
  И он гладит костлявой рукой головы пионеров, треплет их за вихры, щиплет щёки.
  - Вы думаете, что ваши друзья Паша и Алёша, которые пропали на прошлой неделе, заблудились в лесу? Нет. Я привёл их сюда, тоже испытывая на храбрость, и сейчас они в этой могиле, оглоданы моими родственниками до костей... Ну, что, страшно?
  - Нет, нет, - твердят пионеры.
  Он наклоняется к одному мальчику и отгрызает у него ухо.
  - А-а-а! - кричит тот от боли.
  - Страшно тебе?
  - Нет!
  Он наклоняется к другому мальчику и отгрызает у него нос.
  - А-а-а-а!
  - Страшно?
  - Нет! Нет!
  У третьего он выдавливает пальцем глаз.
  - А-а-а-а-а!
  - Страшно?
  - Нет! Нет! Нет!
  - Вы храбрые ребята, - жуя, говорит скелет и снова гладит их по голове. - Настоящие герои. Как Павлик Морозов и Мальчиш Кибальчиш.
  Пионеров окончательно утягивает под землю. Земля колеблется, из неё то тут, то там фонтанчиками выплёскивается кровь, слышится чавканье.
  Наконец головы пионеров появляются снова. Только это уже не головы, а обглоданные черепа.
  - Теперь-то вам страшно? - спрашивает скелет.
  - Нет, нет, - отвечают пионеры хриплыми голосами. - Не страшно!
  Рядом высовываются черепа Паши и Алёши.
  - И нам не страшно! И нам!
  
  
  
  Белая бабушка и её червячок
  
  В комнате спят два мальчика: Вова и Антоша. Вернее, Антоша спит, а Вова лежит с открытыми глазами и не может заснуть. За окном чернеет ночь. Вдруг он видит, как по крыше соседнего дома идёт белая бабушка. Она вся белая и плоская, как будто вырезана из куска белой бумаги. Не видно ни её лица, ни платья, ни ботинок - сплошной белый силуэт. Бабушка прошла справа налево и скрылась из поля видимости. Вова хотел было встать с кровати и подойти к окну, чтобы посмотреть, что она делает на крыше, но побоялся, только ещё плотнее закутался в одеяло.
  Бабушка снова показалась в окне, только на этот раз она шла слева направо, и была как будто ближе и больше. Она скрылась, но прошло совсем немного времени, и она опять показалась. Теперь она была ещё ближе и ещё больше. Там, где она сейчас шла, крыши не было. Значит, она шла по воздуху. Она быстро переставляла ножки и при ходьбе покачивала взад-вперед головой.
  Она снова скрылась, и появилась уже не за окном, а в самой Вовиной комнате. Она вышла из темноты и остановилась перед кроватями мальчиков. Теперь она была не силуэтом, а обычной старенькой бабушкой, одетой во всё белое. Старомодная шляпка, короткое пальто поверх длинной юбки. Вова разглядел её лицо, круглое, пухлое, с подслеповатыми добрыми глазками и улыбающимся ртом.
  - Ах, какие хорошенькие упитанные мальчики, - сказала она, переходя от кровати к кровати. - Как раз таких любит мой маленький червячок.
  Она разжала ладошку, и Вова увидел на ней извивающегося червячка.
  - Он ужасно голоден, - объяснила бабушка. - Только ты или твой братик можете его накормить.
  - А чем он питается? - спросил Вова.
  - Мальчиками. Впрочем, и девочками тоже, лишь бы были здоровыми и упитанными. Вы как раз для него подходите.
  - Он детей ест, что ли? - не поверил Вова. - Такой маленький?
  - Ну да, - с улыбкой подтвердила бабушка.
  - Вы неправду говорите. Такие маленькие червячки не могут есть детей.
  - А давай посмотрим. Накормим-ка моего червячка твоим братиком.
  Она подошла к спящему Антоше и положила червячка ему на лицо. Антоша, не просыпаясь, замахал рукой, словно смахивал муху, но червячок уже заполз ему в ноздрю.
  - Ну, теперь всё, - умильно сказала бабушка и сложила руки на груди. - Червячок мой приступил к обеду. Кушай, кушай, дорогой, насыщайся, а то ты так долго не ел.
  Антоша начал извиваться на кровати, сбросил одеяло на пол, однако не проснулся. Вова дотянулся до него и стал толкать в бок:
  - Просыпайся, в тебя червячок заполз!
  Но тот не просыпается, продолжает извиваться. Вова смотрит: под кожей у брата то в одном месте, то в другом взбухают и сразу пропадают какие-то бугорки, как будто внутри Антоши ползает что-то живое. Он догадался: это бабушкин червячок ползает!
  Между тем бугорки становились всё крупнее, как будто червячок в Антоше рос. Вова опять толкает брата:
  - Просыпайся, ну, просыпайся!
  А тот то ли спит, то ли не спит. Извивается, морщится, Вову совсем не слышит.
  Скоро внутри Антоши что-то заскрежетало. Это скрипели кости грудной клетки. Они стали трескаться одна за другой, и вот уже всё Антошино тело распухло, шея стала толще головы. Толще стали ноги, и как-то вдруг срослись. На соседней кровати лежит уже не Антоша, а очень крупный, в рост мальчика, червь. Извиваясь, он свалился с кровати и пополз к бабушке. Та погладила его.
  - Покушал? Ну вот и хорошо, вот и славно, маленький мой. А теперь пойдём домой, выкопаешь себе новую уютную норку.
  - Эй, - крикнул Вова. - А где Антоша? Он вернётся?
  Бабушка ласково улыбнулась.
  - Нет, конечно. Ведь им пообедал мой червячок. Вот он переварит его, похудеет, и мы снова придём. Тогда его покормишь ты.
  - Не буду я его кормить собой!
  - Ты ничего не почувствуешь, - сказала бабушка. - Мы с червячком придём к тебе, когда ты будешь спокойно спать в своей кроватке. Будить я тебя не стану. Просто запущу червячка к тебе в носик, и всё будет в полном порядке. Ты будешь спать, пока он не скушает тебя всего. Мой червячок уже много детей скушал, очень много... Я прихожу к ним ночью, когда они спят, и запускаю червячка им в носик...
  Бормоча, она направилась к темной стене, прошла сквозь неё и скрылась. Червяк последовал за ней.
  Через несколько минут Вова снова увидел белую бабушку. На этот раз далеко за окном. Она шла то ли по крыше соседнего дома, то ли по воздуху, и опять выглядела как силуэт, вырезанный из белой бумаги. За ней, извиваясь, полз крупный белый червь, тоже похожий на силуэт. Они скрылись и больше не показывались.
  
  
  
  Автобус-мясорубка
  
  В одном большом городе стали пропадать люди. Ходили слухи, что они садятся в автобус и пропадают вместе с ним. Мальчик Вова слухам не верил и спокойно катался в автобусах "зайцем".
  Однажды он ехал в автобусе, полном народа. Автобус сильно трясло. Вова схватился за кожаный ремешок, свисавший с поручня над сиденьями.
  Внезапно пол и сиденья в автобусе провалились вниз, а вместо них появились жернова огромной мясорубки. В неё сразу попали все пассажиры, кроме Вовы, который обеими руками вцепился в ремешок и поджал ноги. В мясорубку попали даже те пассажиры, что держались за ремешки. Просто они были взрослыми, выше, чем Вова, и, когда провалился пол, до их ног дотянулись страшные жернова и затянули в мясорубку.
  Раздались дикие крики. Повсюду фонтанами заплескала кровь. Вова висел над мясорубкой и боялся посмотреть вниз, где чавкало и сочилось кровью перемалываемое человеческое мясо, рвалась кожа, лопались сухожилия и трескались кости.
  Тем временем автобус увеличил скорость. Вдруг за окнами потемнело: автобус въехал в какой-то дом, где было темным темно, и остановился. Водитель встал с кресла и снял с себя маску. Вова увидел, что это робот, а маска изображала человеческое лицо.
  В полу возле кабины водителя открылся люк, из которого сочился синий свет. Робот спустился туда. Страшные жернова продолжали чавкать. Вова держался за ремешок из последних сил. "Всё, - думает. - Ещё три секундочки - и не выдержу, упаду... Две секундочки... Одна..." Но в эту минуту мясорубка остановилась и ушла вниз, а вместо неё поднялись пол и сиденья. Вова спрыгнул на пол.
  Он был в автобусе один. Вылезти из него было никак невозможно. Все двери и окна закрыты. А вскоре в люке снова послышались шаги. Это возвращался робот. Вова спрятался от него под сиденьем, но робот нашёл его, схватил за руку и потащил за собой.
  Они спустились по длинной винтовой лестнице в круглую комнату. Всё здесь было освещено синим светом, а по полу стлался белый дым. Посреди комнаты стоял большой круглый стол, на который сверху валился свежий человеческий фарш. За столом сидели три голых жирных человека и с чавканьем этот фарш пожирали. Толстяки были такие жирные и неповоротливые, что не могли поднять свои жирные руки или наклонить свои разжиревшие головы. Жир свисал с них толстыми складками. Вместо лиц у них были одни щёки, в которых едва заметны были маленькие глазки и маленький нос. Зато рты были огромные.
  Толстякам прислуживали роботы. Они руками загребали фарш и заталкивали его толстякам в глотку.
  Вове пришлось долго ждать, пока толстяки не сожрут всю человечину. Наконец они сожрали всё, откинулись на спинки кресел и стали рыгать и отдуваться.
  - Один мальчишка остался жив, - доложил робот-водитель. - Что с ним делать?
  - Больно худой, кожа да кости, - сказал один толстяк, покосившись на Вову, и раскрыл рот. К нему подошёл робот и стал ковыряться у него в зубах большой зубочисткой.
  - Из-за него нет смысла включать мясорубку, - икнув, сказал второй толстяк и тоже раскрыл рот.
  - Пусть остаётся на ночь в автобусе, - сказал третий. - Завтра перемелется с очередной партией человечины.
  - Как бы он не сбежал на остановке, - проурчал первый толстяк с раскрытым ртом.
  - Не сбегу, - пообещал Вова и тут же дал себе слово сбежать.
  Робот отвёл Вову в автобус и посадил рядом с собой. Мальчик всю ночь не сомкнул глаз: боялся пропустить момент, когда можно сбежать.
  Роботы тем временем перекрасили автобус в другой цвет, поменяли на нём номера, и он выехал в город. Теперь это был бесплатный автобус, который должен был отвезти болельщиков к стадиону. Он подъехал к остановке и раскрыл двери. В него ринулась толпа болельщиков "ЦСКА".
  - Стойте! - закричал Вова, срываясь с места. - Назад! Вас превратят в фарш! Вам всем грозит мясорубка! Вы станете мясом!...
  - Что ты сказал? Мясом? - закричали разозлённые болельщики, решив, что Вова - фанат "Спартака". - Это ты, что ль, сделаешь из нас мясо? А вот щас посмотрим, кто из кого сделает мясо!
  Его избили и вытолкнули из автобуса. Вова, с синяками под глазами и ссадинами по всему телу, рухнул на асфальт под гогот болельщиков. Двери автобуса закрылись, и он укатил.
  Вова выплюнул изо рта выбитый зуб.
  - Ну и пропадайте, - сказал он с досадой. - Сожрут вас всех, вот увидите!
  Он встал и пошёл домой. И с тех пор в автобусы больше ни ногой.
  
  
  
  Оздоровление
  
  Пожилой, очень толстый мужчина в очках сидит на диване перед телевизором. Тут же, на столике, стакан воды.
  С экрана вещает экстрасенс:
  - Я заряжаю воду в вашем стакане чудодейственной энергией... Видите, я делаю пассы руками... Это я направляю энергию на воду... Ждите ещё две минуты... Ещё минуту... Всё! Вода в стакане заряжена! Теперь выпейте её!
  Толстяк берёт стакан и выпивает воду. Икнув, снова откидывается на диване.
  - Вы чувствуете, как с этой чудесной водой живительная энергия разливается по всему вашему телу, - говорит экстрасенс. - Начинается полное оздоровление, полное преображение вашего организма... Вас клонит в сон... Вы засыпаете, но продолжаете слышать мой голос... Сон... Сон...
  Толстяк клюёт носом и издаёт зычный храп.
  - Итак, начинаем цепь преображений, благодаря которым вы полностью оздоровитесь...
  - Хррр... хррр... - храпит толстяк.
  - Путь к полному оздоровлению мы будем производить от низших существ к высшим. Для начала представьте, что вы - дерево... Вы - дерево с ветками и густой листвой...
  - Хррр... хррр...
  На голове толстяка вырастает ветка, и вот он уже весь покрылся ветками. На ветках стремительно набухают почки, распускаются листья.
  - Хррр... хррр... - храпит он как ни в чём не бывало.
  - А теперь вы - бабочка. На груди у вас лапки, за спиной - большие радужные крылья...
  Ветки с листьями пропали. Лицо толстяка потемнело, глаза увеличились. Очки сползли и повисли, зацепившись за щетину на лице. Из спины выдавились крылья.
  - Помашите ими, помашите. Вы уже можете летать... Но нет, летать мы сейчас не будем. На это у нас нет времени. Мы должны продолжать наш путь к оздоровлению. Теперь вы - огромный прожорливый таракан. Вы голодны...
  В этот момент где-то щёлкнуло и в квартире погас свет. Погас и экран телевизора.
  На кухне бабушка зажгла свечу.
  - Опять пробки вылетели, - недовольно ворчит она. - Безобразие, который раз уже в этом месяце... Вова!
  Из своей комнаты прибегает внук. Бабушка зажигает ещё одну свечу и даёт мальчику.
  - Поди, отнеси дедушке.
  Мальчик уходит, а через минуту в комнате дедушки раздаётся грохот, вопль мальчика и звон разбиваемой посуды.
  - Вова, хулиган! - кричит бабушка. - Опять что-то разбил!
  Она со свечой выходит в коридор.
  Дверь в комнату дедушки с треском распахивается и в ней появляется громадная чёрная тараканья морда с большими глазами, усищами и выдвинутыми челюстями. За кончик челюстей цепляются съехавшие очки. Челюсти непрерывно двигаются и скрежещут, пережёвывая мальчика. С окровавленной морды свисает бледная веснушчатая голова и половина отгрызенной ноги в тапочке.
  Таракан хочет вылезти в коридор, но он такой большой, что застрял в дверях. Протиснулись только его морда и одна лапа, которая непрерывно скребёт по полу.
  - Хррр... хррр... - храпит таракан.
  
  
  
  Морковка
  
  Одна девочка украла в магазине морковку. Это заметил охранник - пузатый стриженый наголо молодой мужик. Он подкрался к ней и схватил за руку.
  - Девушка, а что у вас под маечкой?
  - Ничего.
  - Знаем, как ничего. Мы всё видели. Пройдёмте-ка со мной!
  Они идут в подсобку, оттуда по длинной лестнице спускаются в тёмный подвал.
  - Значит, ничего, говоришь? - Охранник ухмыляется и шарит ручищей у ней под майкой.
  Долго шарит, всю грудь обшарил, и пониже груди обшарил, и спереди, и сзади обшарил. Аж весь вспотел. Наконец нашёл морковку.
  - А это что?
  - М-м-морковка... - заикается от страха девочка.
  - Сворованная! - рычит охранник. - Значит, морковку любишь? Есть у меня для тебя морковка! Большая морковка, толстая, так и сочится соком! В кармане моём лежит, специально для таких любительниц морковок припасена... Ну-ка, быстро расстёгивай карман у меня на штанах и доставай её оттуда! Доставай, чего ждёшь!
  Девочка плачет от страха, тянется рукой к его штанам.
  - Не в тот карман суёшься, не в тот! Ты в тот суйся, который на пуговицы застёгнут! Да, вот в этот, между ног! Расстёгивай, доставай морковку и бери в рот! Будет тебе удовольствие! Быстрей, а то морковка моя завянет!
  Он опрокидывает девочку на пол и, сопя, впихивает ей свою морковку в рот. Девочка хрипит, задыхается, а он всё впихивает и впихивает. От напряжения у него раскрылся рот и с губ потекла густая белая слюна. Она залила всё лицо девочки, её нос и рот. Слюна попала в горло, девочка захлебнулась и умерла.
  Охранник отдышался, облизнул свои слюнявые губы. Засунул морковку обратно к себе в карман и застегнул его на все пуговицы. Потом включил в подвале свет. Лампочка осветила два десятка трупов других девочек, вповалку лежащих у стены.
  - И что вас, маленьких девочек, так на морковку тянет? - бурчит охранник, оттаскивая труп девочки к остальным трупам.
  Закончив с этим делом, он достаёт из кармана морковку, одним махом отгрызает половину и хрустит ею на весь подвал.
  
  
  
  Красное печенье
  
  В одном пионерском лагере у девочек почему-то стала краснеть кожа. Наконец она покраснела у всех, и только у четырёх подружек, которые спали в отдельной комнате на втором этаже, кожа осталась обычной.
  Однажды вечером после отбоя к ним входит пионервожатая с вазочкой, полной красных печеньиц.
  - Угощайтесь, - говорит, - только что испекла.
  Три девочки стали есть печенье, а у Наташи была аллергия и она только делала вид, что ест, а на самом деле украдкой бросала печенье под кровать.
  Вазочка опустела. Тогда вожатая говорит:
  - А теперь идите за мной.
  Три девочки, ни слова не сказав, сразу пошли. Двигались они механически, как роботы. Наташа удивилась, но тоже пошла.
  Они спустились на первый этаж, потом спустились в подвал и вошли в комнату, где стояло красное пианино. Вожатая села за него и стала играть. "Так вот, оказывается, кто играет по ночам!" - подумала Наташа.
  В доме, где жили девочки, по ночам действительно слышалась музыка, но у кого бы Наташа ни спрашивала, никто ничего не знал. И вот теперь она собственными глазами видела пианино и играющую на нём вожатую!
  По мере того, как вожатая играла, на стене разгоралось светлое пятно. Оно постепенно увеличивалось и наконец в нём появился проход в другое помещение. Вожатая перестала играть и направилась туда.
  - Будете входить по одной, когда я скажу, - сказала она. - Первой пойдёт Оля.
  Через десять минут она вызвала Марину. Потом Таню. Настала очередь Наташи. Она вошла и видит, что вожатая стоит у кухонного стола, а перед ней стоят три девочки без голов, головы свои в руках держат.
  Головы были аккуратно разрезаны над самыми глазами, и в каждой голове виднелись мозги. Вожатая большой ложкой вычерпывала их из голов и выкладывала на стол. Девочки стояли не шевелясь, но головы в их руках были живые. Они иногда шмыгали носом и смотрели то на вожатую, то на вошедшую Наташу.
  Вожатая стала замешивать мозги с сахаром, мукой и ванилью, а потом получившуюся массу раскладывать по формочкам.
  - Снимай с себя голову, - говорит она Наташе.
  Перепуганная девочка смотрит на неё и ничего не понимает.
  - Голову с себя снимай, я приказываю! - повторила вожатая.
  - Не могу, - сказала Наташа.
  - Красное печенье ела? - спросила вожатая. - Если ела, то можешь.
  - Не ела я печенье, - жалобно сказала Наташа. - У меня аллергия.
  - Тем хуже для тебя!
  Вожатая схватила топор, набросилась на девочку, повалила её на пол и отрубила ей голову. Потом тем же топором пробила череп. Достала из Наташиной головы мозги и присоединила их к тем мозгам, которые были на столе.
  Она сделала из мозгов красное печенье и наполнила им головы трёх девочек. Потом приставила к их головам отрезанные половины, как крышки, и приказала девочкам водрузить головы на прежнее место. Головы встали на свои места, и все рубцы на шеях и головах исчезли, как будто ничего и не было.
  Утром Оля, Марина и Таня проснулись как обычно. Ничего из того, что было с ними ночью, они не помнили. Только кожа у них стала красной. А четвёртая кровать была пуста. Наташа пропала.
  Вожатая спросила у них, где Наташа. Они сказали, что не знают.
  - Сбежала, наверное, - сказала вожатая. - Сейчас дети такие непослушные, так и норовят сбежать.
  Потом она и начальник лагеря сели пить чай.
  - Хороши ли вчера получились печенья? - спросил начальник.
  - А вот сами попробуйте, - ответила вожатая и позвала Олю.
  Та пришла. Вожатая велела ей наклониться и открыла её череп, как коробку. Достала несколько печеньиц и положила перед начальником. Тот захрустел печеньем.
  - Вкусные, - сказал он.
  - Уж как я старалась, - ответила вожатая.
  Она взяла из Олиной головы ещё несколько печеньиц и захлопнула голову.
  - Ну, ступай Оленька. Будь послушной девочкой.
  - Хорошо, Антонина Петровна, - ответила Оля и пошла к своим краснокожим подружкам.
  
  
  
  Котики-буркотики
  
  Один мужик каждый вечер приходил во двор и смотрел издали на играющих детей.
  У мужика было круглое раздутое лицо, толстые влажные губы и выпуклый живот. В руках у него была большая пустая сумка. Сумка была старая и рваная, и одет мужик был во всё старое и рваное.
  Он смотрел на детей и улыбался своими толстыми влажными губами. Иногда его губы вытягивались в трубочку.
  - У-тю-тю-тю, - говорил он, щуря глаза и пальцами показывая детям "козу". - У-тю-тю-тю, котики-буркотики, детки-малолетки пухленькие, мягонькие...
  Однажды, когда было уже темно, он подошёл к двум девочкам, задержавшимся во дворе.
  - А у меня в сумке котик-буркотик, - сказал он сладким голосом. - Маленький такой котик-буркотик. Слышите, мяучит?
  Из сумки, и правда, донеслось мяуканье.
  Девочки заинтересовались.
  - Мы никогда не видели котиков-буркотиков, - сказала старшая девочка.
  - Хочешь посмотреть? - ещё слаще говорит мужик.
  - Хочу.
  - Он у меня совсем маленький, - мужик чуть не плачет от умиления. - Боится вылезти из сумки. Ты сама в неё полезай, и увидишь. Он ласковый, любит, когда его гладят маленькие девочки. Ты его погладь, и он тебя поцелует.
  Девочка залезла в сумку и скрылась в ней с головой. Её подруга ждёт, когда она вылезет, а та не вылезает, только ворочается в сумке и кряхтит. И из дырок в сумке кровь тёчёт.
  - Ой, кровь, - мужик испуганно посмотрел на младшую девочку. - Твоя подруга раздавила котика-буркотика! Он ведь совсем маленький. Она не заметила его в сумке и раздавила...
  - Что же делать? - огорчилась девочка.
  - Надо скорей спасти котика. Полезай в сумку и поищи его. Как раз тоже поместишься.
  Сумка разбухла от двух девочек. Они ворочались в ней и кряхтели. Кровь из дырок пошла ещё сильнее.
  Жмурясь от удовольствия, мужик засунул в сумку палец и потыкал им в девочек.
  - У-тю-тю-тю, котики-буркотики, детки-малолетки...
  Потом он вынул палец и осмотрел его. Палец был весь в крови. Мужчина с довольной улыбкой облизал его.
  Возле сумки уже натекла большая лужа крови. Подбежали бродячие собаки и стали с жадностью лакать кровь.
  Мужик топнул на них ногой:
  - Фу, дармоеды! Фу! Пошли отсюда!
  Собаки отбежали.
  Мужик застегнул на сумке "молнию" и огляделся по сторонам. Отошёл с сумкой за кусты. Подождал, пока через дырки не вытечет вся кровь и девочки перестанут ворочаться. Тогда он подхватил сумку и пошёл прочь со двора. В подворотне он растворился в темноте и исчез. С тех пор ни его, ни девочек никто не видел.
  
  
  
  Жёлтая лента
  
  Пионерский лагерь. Ночь. Шесть девочек спят, а седьмая не спит и втихомолку плачет: все девочки красивые, симпатичные, а она уродка, с горбиком, с прыщами на лице. Мальчики на неё никакого внимания не обращают, и это очень обидно.
  В комнате темным-темно. За окнами тучи. И вдруг откуда-то из темноты появляются жёлтые ленты. Они плывут по воздуху, как юркие летучие змейки, и слегка светятся. Девочка даже раскрыла рот от удивления. Шесть жёлтых лент с минуту покружились под потолком, а потом опустились к кроватям, каждая к одной из девочек. Только к дурнушке не опустились. На неё, наверно, ленты не хватило.
  И видит девочка: ленты обвили шеи её спящих подруг и туго затянулись на них. Сдавленные лентами девочки захрипели, замахали руками, задрыгали ногами. И вдруг откуда-то издалека донеслась музыка. Кто-то далёкий и невидимый играл на скрипке.
  Ленты со своей добычей взлетели к потолку и начали кружиться в воздухе. Задушенные девочки кружились с ними и конвульсивно дёргались. Уродливая девочка обратила внимание: они дёргаются в такт музыке. Кружатся под потолком и как будто танцуют какой-то танец.
  Вскоре показался музыкант. Он вышел, а точнее - вылетел из темноты, и оказалось, что это прекрасный принц. За его спиной были трепещущие радужные крылья, как у стрекозы, и он играл на скрипке веселую мелодию, под которую кружились и дёргались задушенные девочки.
  Ленты с девочками одна за другой улетали в темноту и пропадали в ней, пока не исчезли все. Тогда принц прекратил игру и подлетел к дурнушке.
  - Теперь твои подруги станут моими жёнами, - сказал он. - Они мертвы, но не будут тлеть и сохранят свою красоту навсегда. Я буду любоваться на них и целовать их в мёртвые губы. У меня уже много прекрасных мёртвых жён, которых я целую в мёртвые губы, но, прости, тебя я не могу взять, ведь ты дурнушка.
  И в голубых глазах принца отразилась печаль. Девочка зарыдала пуще прежнего.
  - Вот всегда так! - заговорила она. - Другим достаётся самое лучшее, на них обращают внимание, а на меня никто и не взглянет! А вот и я могу стать красивой, если напудрюсь, подведу глаза и надену красивое платье!
  Она спрыгнула с кровати и подбежала к шкафчику.
  - У Даши есть косметичка, возьму её, ведь Даша уже умерла и косметичка ей ни к чему, - она стала глядеться в зеркальце и подводить себе брови и ресницы. Потом достала из шкафчика платье. - А платье я возьму у Анджелы, мы с ней одного роста. Анджела ведь тоже умерла.
  Она надела платье и прошлась по комнате.
  - Видишь, какой красивой я могу быть.
  Принц смотрел на неё своими прекрасными голубыми глазами.
  - Пожалуй, сейчас ты красива, - сказал он. - Так и быть, у меня есть ещё одна ленточка, я дарю её тебе.
  Из темноты вылетела жёлтая лента, покружилась над девочкой и вдруг стремительно захлестнула её шею. Девочка не успела опомниться, как лента затянулась тугим узлом. Девочка захрипела, её узкое личико болезненно сморщилось.
  Принц подлетел к ней и поцеловал её в дрожащие губы. И вдруг отступил в сторону.
  - Ах, нет, - сказал он. - Ты не подходишь мне. Даже сквозь помаду видно, что ты дурнушка.
  Но девочка уже не слышала его. Она была мертва. Узел на её шее развязался, девочка упала на пол и осталась лежать неподвижно, а лента вспорхнула и унеслась в темноту.
  Принц снова заиграл на скрипке. На этот раз его мелодия была печальной. Не обращая внимание на простёртый на пол труп, он медленно поднялся в воздух и полетел в ту сторону, где скрылись его ленты. Он исчез в темноте и комната погрузилась во мрак, но где-то вдали ещё целую минуту, затихая, печально звучала его скрипка.
  
  
  
  Дети-полотенца
  
  В одной квартире жили старик со старухой. Они делали полотенца из детей и после мытья вытирались ими.
  Делали они их так. Старуха брала сумку, выходила на улицу и смотрела, не идёт ли одинокая девочка или мальчик. Кто-нибудь из детей обязательно должен возвращаться после школы или после игр в ближайшем парке. Старуха подходила к такому ребёнку, делала печальное лицо и говорила: "Помогите, пожалуйста, старому человеку донести сумочку до квартиры". Дети, как правило, соглашались помочь. А иногда старуха прибавляла к своей просьбе: "Поможешь - я дам тебе что-то вкусненькое", или: "Я обязательно скажу твой маме, я ведь её знаю". Дети брали сумку, поднимались на этаж, входили со старухой в квартиру и дверь за ними закрывалась.
  Маленьких пленников раздевали догола и опускали в ванну с кипятком. В кипяток добавлялись толчёные крылья летучей мыши, крысиные хвостики, желе из червячков и другие приправы. От них тела детей размягчались и становились похожими на яичницу всмятку. Старик со старухой, сменяя друг друга, помешивали их палкой. Потом они сливали воду, брали размягшие тела и гладили их утюгом. Тела выпускали огромное количество пара, и кухня, на которой проходила глажка, была вся в пару. Детские тела разглаживали до тех пор, пока они не становились тонкими и плоскими. Потом их сушили, подвесив прищепками к верёвке. Во время просушки дети приходили в себя и начинали горько плакать и жаловаться. У них болело всё их плоское тело, и каждое шевеление причиняло им боль.
  - Отпустите нас домой, - просили они.
  - Да куда мы вас отпустим, - отвечали старик со старухой. - Посмотрите на себя, - они подносили к ним зеркало. - Вас теперь ни мама, ни папа не узнают.
  Дети, и правда, были похожи на куски ткани, сохраняющие очертания человеческого тела. Глаза, рот и нос были словно нарисованные.
  - Вы и ходить не можете, и говорите с трудом, поэтому оставайтесь у нас, а мы вас будем холить и лелеять, стирать, гладить, сворачивать аккуратно и в шкаф убирать. Будете вы, свёрнутые, лежать в шкафу, как в постельке.
  Слыша это, дети начинали плакать ещё сильнее.
  Когда дети-полотенца подсыхали и становились мягкими, старик и старуха шли в ванную и мылись. А после вытирались новенькими мягкими детьми-полотенцами. Вытирались долго, получая удовольствие от вытирания. Особенно долго вытирался старик. Он любил вытираться девочкой. Своё лицо и голову он вытирал теми частями девочки, которые были её ляжками и животиком.
  - Мне больно, - стонала она. - У вас жёсткие волосы, от них у меня вся кожа болит.
  Старик повизгивал от удовольствия.
  - Ничего, миленькая, поболит и перестанет, - говорил он. - Потом привыкнешь. Тебе будет даже нравиться вытирать меня.
  И он тёр девочкой свой живот, свой зад и свою промежность между ногами. Его живот и промежность поросли жёсткими чёрными волосами, и поэтому, когда он тёр, девочка испытывала сильную боль и кричала.
  Зато мальчику, которым любила вытираться старуха, повезло больше, чем девочке. На теле старухи почти не было волос. Волосы росли только у неё на голове. Когда она вытирала их грудью и животом мальчика, он начинал верещать от невыносимой боли. Но зато, вытершись, старуха всегда награждала его поцелуем в губы. Старик же кидал свою девочку в угол и уходил в комнату смотреть телевизор.
  Дети-полотенца быстро изнашивались. Когда во время вытирания они переставали стонать и кричать, старик со старухой узнавали, что их полотенца умерли. Тогда их рвали на тряпки, мыли ими пол и выкидывали. А потом старуха снова брала сумку и выходила на улицу за другими девочкой и мальчиком.
  
  
  
  Человек-змея
  
  Группа девочек поздно вечером делала пробежку по парку. У одной девочки развязалась кроссовка, и она задержалась, чтобы завязать её. Подруги убежали далеко вперёд. Она побежала по парку одна.
  А в этот вечер фонари почему-то не горели, в парке было темно и безлюдно. При слабом свете звёзд девочка увидела, что поперёк дорожки лежит какая-то изогнутая трубка, вроде резинового шланга. Её конец уходил в кусты. Девочка на бегу перешагнула через неё, и вдруг оказалось, что это не трубка, а змея!
  Змея взметнулась, сверкнули в темноте её жёлтые глаза, и в следующую секунду она обвилась вокруг девочки. Не успела девочка закричать, как страшное создание повалило её на землю, раскрыло пасть и заглотнуло её голову. Потом, как резиновое, натянулось на её плечи, а потом и на всё тело. Из пасти змеи остались торчать только ноги в кроссовках. Змея заглотнула и их, а кроссовки выплюнула.
  На теле змеи появился бугор. Это была проглоченная девочка. Змея с бугром убралась в кусты. А ещё через несколько минут из тех же кустов вышел голый, очень тощий мужик. Змея составляла с ним одно целое. Другим своим концом она выходила из тела мужика. Она выходила из того места между его ног, где у всех мальчиков и мужчин находится мочеиспускательный орган. Только у мужика вместо этого органа находилась большая змея. Они были даже одного цвета: зеленовато-серого, с жёлтыми пятнами.
  Змея ползла впереди. Ползла медленно, потому что проглотила добычу и отяжелела. Они с мужиком приблизились к машине, припаркованной у обочины. Мужик открыл дверцу. Змея, волоча своё раздутое тело, с трудом заползла в салон. Затем туда залез мужик, завёл мотор и покатил прочь.
  Остановился он в укромном месте возле кладбища. Во время поездки бугор постепенно перемещался по змеиному туловищу и оказался между ног мужика. Мужик не торопился вылезать из машины. Он ждал, когда тело девочки из тела змеи полностью переместится в его живот. Только тогда, с раздутым животом, он вылез.
  Змея первой приблизилась к кладбищенскому забору. В этом месте в заборе была большая дыра. Змея вползла в неё. Потом через эту дыру, отдуваясь, перебрался мужик. Они двинулись между могилами и скрылись в темноте.
  Через несколько дней человек-змея появился снова. Он был тощим и голодным. Девочка в его животе давно переварилась. Он сел в машину и поехал по городу, высматривая одиноких прохожих. Заметив мальчика, который шёл один по тёмной аллее, он остановился и приоткрыл дверцу. Змея бесшумно заскользила по траве. Мальчик успел только слабо вскрикнуть. Через пять минут он уже переваривался - сначала в туловище змеи, а потом в животе мужика.
  В другой раз, тоже ночью, человек-змея пробирался сквозь заросли и увидел заброшенный домик. В окне домика горел свет, оттуда доносились звонкие голоса и магнитофонная музыка. В эту ночь в домике обосновалась компания молодёжи: трое парней и две девушки. Человек-змея несколько минут разглядывал их в окно. Внезапно его увидела одна из девушек и закричала от ужаса, настолько страшным ей показалось лицо незнакомца. Оно было похоже на змеиную морду.
  Дверь была не заперта. Человек-змея раскрыл её, и от ужаса закричала вся компания: на пороге стоял голый уродливый мужик. От его тела отходил длинный отросток со змеиной головой на конце. Этот чудовищный отросток, шипя и извиваясь, полз впереди него.
   - Никому не двигаться, - прошипел монстр, обводя собравшихся своими жёлтыми глазами.
  Но никто и не собирался удирать, до того все были напуганы. Мужик вошёл в дом и уселся у стены. Девушки и ребята жались к противоположной стене, оцепенев от ужаса. Змеиный отросток, скрутившись в кольца, лежал на полу. Только его голова была приподнята и покачивалась из стороны в сторону, пристально следя за присутствующими. Стоило кому-нибудь пошевелиться, как она бросалась к нему, раскрыв страшную пасть, и несчастный снова замирал.
  - Вы тут веселитесь, а я помираю с голоду, - сказал мужик. - Я бы всех вас с удовольствием съел, всех пятерых, но не могу. Это слишком много для моего живота. Поэтому я понемногу отъем от каждого из вас, а в последнего отложу яички. Из них вылупятся мои маленькие детки.
  - У нас есть чипсы и булочки, - сказала одна девочка. - Может быть, вы съедите их вместо нас?
  - Я не ем чипсов и булочек, - ответил мужик. - Я люблю есть людей. А в людях мне больше всего нравятся кишки. Поэтому у каждого из вас я скушаю кишки.
  - Не надо, - сказал один из мальчиков. - У нас кишки невкусные, потому что мы почти ничего не ели. Только пиво пили и пепси-колу.
  - Больше всего на свете я люблю кишки в пиве и пепси-коле, - прошипел монстр. - А сейчас снимайте трусы и раздвигайте ноги!
  Змея метнулась вперёд и обвила всех одним кольцом. Убежать теперь не было никакой возможности.
  - Отпустите нас, - заплакали девочки.
  Мужик оскалился в ухмылке.
  - Плачьте, - сказал он. - Я люблю, когда плачут те, кого я собираюсь съесть.
  Все стянули с себя джинсы и трусы. Голова змеи проникла в живот одной из девочек через отверстие между ног. Когда она протискивалась туда, девочка кричала от боли. А потом она потеряла сознание и умерла. Видно было, как змеиная голова ворочается в животе у мёртвой девочки, пожирая кишки. Мужик в это время держался обеими руками за змеиное туловище и стонал от удовольствия.
  Когда змеиная голова, вся в крови, вышла наружу, мужик перевёл дыхание и начал поедать кишки у мальчиков. К ним в живот змеиный отросток проникал через заднее отверстие. Протискивался он туда толчками. Мужик снова стонал от удовольствия.
  - Ах, как хорошо... - приговаривал он, пуская слюни. - Я на вершине блаженства...
  Голова змеиного отростка по очереди побывала в животе у всех трёх мальчиков, съела у них кишки и они погибли.
  - А теперь мне предстоит самое приятное, - сказал человек-змея, умильно глядя на последнюю девочку, которая осталась в живых. - Не бойся, я не стану тебя есть. Я отложу в твой живот яички, и ты будешь вынашивать их, пока из них не вылупятся мои детки.
  Девочка завизжала от боли, когда змеиная голова протиснулась к ней в живот. Вместе с девочкой визжал мужик, только не от боли, а от удовольствия.
  Из змеиной пасти в живот девочки одно за другим откладывались яйца. Отложив все яйца, человек-змея извлёк свой отросток из живота несчастной девочки и вразвалку пошёл прочь из домика.
  У дверей он обернулся:
  - На живот не ложись, а то раздавишь яички! - крикнул он и вышел из домика. Дверь за ним закрылась.
  Наевшийся кишок человек-змея чувствовал себя сытым. Он со своим отростком дотащился до дыры в заборе, перебрался через неё и исчез в темноте кладбища.
  А девочка сидела на полу в маленьком заброшенном домике и горько плакала. Наконец она решила позвонить по мобильному телефону родителям. Те быстро приехали. Увидев дочку с раздутым животом и трупы её друзей, они пришли в ужас. Приехала "Скорая помощь". Девочку положили на носилки и отнесли в машину.
  По дороге в больницу в животе раздался хруст. Это раскалывались яйца и вылуплялись маленькие люди-змеёныши. Девочка кричала от боли: люди-змеёныши ели её кишки, а потом стали вылезать из её тела наружу. Они лезли из всех отверстий, даже из глаз.
  Врач и фельдшер не знали, что делать, как спасти девочку. Ничего подобного они в жизни не видели. А между тем люди-змеёныши, покинув тело девочки, начали набрасываться на них и на водителя.
  Наконец врачу пришла в голову идея.
  - Остановись у канализационной решётки! - крикнул он водителю.
  Машина затормозила. Врач вылез из неё, подошёл к решётке и, поднатужившись, сдвинул её в сторону. А потом они вместе с фельдшером вооружились совками и начали сгребать людей-змеёнышей в вёдра, а из вёдер сбрасывать в канализацию.
  Вскоре они сбросили туда всех людей-змеёнышей. А вот девочке помочь было уже нельзя. Монстрики оказались очень прожорливыми. Они съели все её внутренности и она умерла.
  Канализация сообщалась с окрестными водоёмами. И через год-два на многих реках и озёрах участились случаи странных исчезновений купальщиков. Видели, как человек плывёт, и вдруг он с головой уходит в воду и больше не показывается.
  Купальщиков утягивали на дно люди-змеёныши, которых сбросили в канализацию. Они выжили и выросли, добрались до рек и озёр и поселились в них, потому что под водой могли находиться сколько хотели. Они и сейчас в них живут. Только людям на глаза стараются не попадаться. Иногда голова и руки какого-нибудь человека-змеи показываются на поверхности воды. Со стороны можно подумать, что плывёт обычный купальщик, потому что змеиный отросток не виден под водой. Такой "пловец" может подплыть к настоящему купальщику, и тот даже крикнуть не успеет, как отросток хватает его за ноги и утягивает под воду.
  Трупы затянутых под воду купальщиков обычно не находят. Их полностью проглатывают люди-змеи. Но иногда какой-нибудь сытый человек-змея, затянув купальщика под воду, не проглатывает его, а только выедает у него кишки. Такие трупы, без кишок, уже находили на реках.
  Зимой люди-змеи впадают в спячку. Они закапываются в старые могилы и спят там в гробах вместе с покойниками. Весной, когда наступает тепло, они вылезают оттуда, тощие и голодные, и набрасываются на первых встречных. Вот почему участились случаи исчезновений людей не только на реках, но и на кладбищах.
  
  
  
  Чёрное пианино
  
  В одной московской квартире умер старый музыкант. Перед смертью он велел старухе сжечь его в крематории, а пепел высыпать в его любимое чёрное пианино. И ещё он завещал, чтоб на этом пианино больше никто не играл, и чтоб каждый год, в день его смерти, на пианино возлагали букет цветов.
  Старуха сделала, как он велел. Чёрное пианино стояло в комнате у дальней стены, на нём никто не играл и каждый год в день смерти музыканта на него возлагали цветы.
  Но вот старуха умерла, а её дочь сначала возлагала цветы, а потом перестала. В первый же год после того, как на пианино не возложили цветов, из него стали доноситься стоны. Но они были тихими, и на них никто не обращал внимание.
  Однажды к хозяйке квартиры приехала погостить молодая девушка, которая умела играть на пианино. Хозяйка попросила её поиграть. Девушка села перед инструментом и раскрыла крышку. Но только она коснулась пальцами клавиш, как раздался страшный скрежет, крышка с лязгом обрушилась на её руки и отрубила их, как топором.
  Присутствовавшие не успели опомниться, как крышка снова приподнялась, и оттуда вылезли две отрубленные кисти. Они пролетели по воздуху и вцепились в горло девушки. Задушив её, они набросились на хозяйку. Через минуту было покончено и с ней. Затем обрубки начали летать по квартире и набрасываться на гостей. Вскоре задушены были все. И только один молодой человек, спасаясь от страшных обрубков, вылез из окна, надеясь перепрыгнуть на соседний балкон. Но он сорвался, упал с седьмого этажа и разбился насмерть.
  Услышав крики, соседи вызвали милицию. В квартиру вошли три милиционера. Не вернулся никто. Тогда через час туда с криками ворвался отряд вооружённых до зубов омоновцев. Минут пять слышались грохот и вопли, потом всё стихло. Снова из страшной квартиры никто не вышел.
  В полночь оттуда донеслась музыка. Все, кто слышал её, клялись, что играл старый музыкант на своём чёрном пианино. Музыке подпевал хор. Кто пел и кто играл на пианино - осталось загадкой, потому что в живых в той квартире никого не было.
  В квартиру не входили целый месяц, а потом соседи, которых пугала доносившаяся оттуда музыка, подожгли дверь. Разгоревшийся пожар уничтожил весь дом. Восстанавливать его не стали. Обгоревшие стены доломали и разрушили до конца.
  Ночью на развалины пришли бомжи, чтобы поживиться какими-нибудь вещами. Из-под обломков вылезли две человеческие кисти, набросились на бомжей и задушили. А потом они опять скрылись под обломками.
  В ту ночь на развалинах звучала музыка. Кто-то играл на пианино, и пел хор. Сторож, который осмелился приблизиться к развалинам, видел трупы бомжей. Они лежали с раздутыми посинелыми лицами и выпученными глазами. Сторож клялся, что мертвецы шевелили губами, как будто подпевали хору.
  
  
  
  Людоед
  
  Петя тайком вышел из пионерского лагеря, чтобы покурить. Зашёл в лес, накурился всласть, погулял, а потом пошёл обратно в лагерь. Идёт, идёт, а лагерь всё не показывается. Один лес кругом. Петя понял, что заблудился, и очень испугался. Когда стемнело, он набрёл на железнодорожные пути. "Вот хорошо, - думает он. - Пойду вдоль рельсов, хотя бы до станции дойду".
  Идёт он, идёт, и видит: возле рельсов лежит окровавленная человеческая голень, совсем свежая. Петя оглядывается. Местность глухая, никого нет, только деревья и кусты.
  Идёт дальше. Видит: валяется обгрызенная человеческая ляжка. Мальчик снова идёт. Лежит ступня ноги. Петя даже вспотел от испуга: откуда всё это тут?
  Встречается ему железнодорожный обходчик. Петя рассказывает про свои находки.
  - Значит, опять людоед проехал, - говорит обходчик, озабоченно хмурясь.
  - Какой людоед? - спрашивает мальчик.
  - Да вот, в поездах людоед орудует. Когда в каком купе один пассажир едет, так он на него нападает и сразу начинает грызть. Прямо сырую человечину жрёт. А объедки в окно выкидывает. Который год поймать не можем.
  - Это почему?
  - Ловкий больно. Он в поезде только половину трупа сжирает - нижнюю, а верхнюю в мешок кладёт и с мешком на ходу выпрыгивает. Поди поймай его!
  Впереди рельсы поворачивали. Петя с обходчиком доходят до поворота и видят: мужик с мешком идёт вдоль путей и озирается.
  - Не людоед ли? - насторожился Петя.
  - Точно, он, - говорит обходчик и кричит: - А ну, стой! Стой, тебе говорят!
  И они с Петей бросаются за мешочником.
  Тот сначала бежит, а потом останавливается. Снимает мешок с плеч. Стоит, отдувается. Руки и рот измазаны кровью, глаза злобно горят.
  Подбегают обходчик с Петей.
  - Что несёшь? - спрашивает обходчик.
  - Свинину.
  - Вешай лапшу! Я тебя, сволочь людоедская, насквозь вижу! Показывай, что в мешке!
  - Да свинина, говорят вам.
  - А может, полтрупа недоеденные? Показывай быстро!
  Тот развязывает мешок, и оттуда высовывается окровавленная человеческая голова. Один глаз вытек, второй смотрит на обходчика.
  - Чего нос суёшь не в своё дело! - гаркнула вдруг голова. - Тебе сказано: свинина!
  Обходчик с Петей шарахнулись, а людоед хохочет, скалит зубы. Среди зубов у него показываются два клыка.
  - Любопытный, да? - рычит людоед и внезапно хватает обходчика за горло.
  Тот без сопротивления валится на землю. Людоед с хряском выдирает у него ногу и за считанные секунды обгладывает с неё мясо. Недоеденный обрубок отбрасывает в сторону.
  Петя с воплем ужаса побежал прочь и спрятался в зарослях. Лежит, переводит дух, сам не свой от страха. Из кустов ему видно, как людоед вырвал у обходчика вторую ногу.
  - И меня съешь, хозяин, - кричит из мешка недоеденный пассажир поезда. - И меня съешь, доставь себе удовольствие, уж я так буду рад!
  - Меня тоже съешь, - вторит ему обходчик, - меня тоже, хозяин!
  - Слопаю вас обоих, но не сейчас, - рычит людоед, поглаживая своё раздувшееся брюхо. - Нажрался я. Вас обоих на завтра оставлю. Ты, - рявкает он на обходчика, - харя бдительная, давай, полезай в мешок!
  - Слушаюсь, хозяин, - говорит обходчик.
  Петя удивился: обходчик, хоть и без обеих ног, а не стонет от боли, и даже называет людоеда хозяином!
  Обходчик пытается залезть в мешок, но там сидит недоеденный пассажир, и орёт ему:
  - Нет места! Нет места!
  - И правда, вдвоём в мешке вы не поместитесь. - Людоед в задумчивости чешет затылок. - Вот что, - говорит он недоеденному пассажиру. - Вылазь из мешка. Пойдёте оба своим ходом, и не вздумайте отстать. Одного из вас доем завтра утром, второго завтра днём.
  - Слушаемся! Слушаемся, хозяин!
  Пассажир вылез из мешка и они с обходчиком поползли за людоедом по земле. Ног у них нет, они руками и локтями отталкиваются от земли и пыхтят как собачонки.
  Людоед идёт, улыбается. Посвистывает. Возле кустов, за которыми спрятался пионер, он останавливается и вертит головой. Принюхивается.
  - Эй, кто тут сидит? А ну, выходи!
  Петя покорно вылезает.
  - Сейчас посмотрим, каков ты на вкус! - Людоед хватает его за ногу и отламывает ступню. Зубами сгрызает с неё мясо и долго жуёт, чавкая. Остаток ступни отбрасывает в сторону.
  - Мясо у тебя нежное, люблю такое, - удовлетворённо урчит он, облизывая губы. - Слопаю тебя завтра вечером.
  - Слушаюсь, хозяин, - кивает Петя.
  - Ступайте за мной все трое, и не отставайте, - говорит людоед и идёт напрямик через в лес.
  Недоеденные пассажир, обходчик и Петя спешат за ним. Через минуту все они скрываются в зарослях.
  
  
  
  Бабка-людоедка
  
  В лесной избе жили отец, мать, их сын Ваня и древняя бабка. Никто не знал, сколько ей лет. Ещё когда родился Ванин отец, она была такой же древней, как сейчас.
  Бабка была людоедкой. Ходила в лес, подстерегала одиноких путников, набрасывалась на них, душила, а трупы взваливала себе на горб и приносила в избу. Здесь она варила из людей похлёбку. В большом котле, стоявшем на очаге, булькал человеческий бульон, и в нём плавали человеческие мясо и кости.
  Ни отец с матерью, ни Ваня не ели человечину. Ела только бабка. Она мешала половником похлёбку в котле и поглядывала на них.
  - Сообщите про меня в милицию - житья вам никому не будет, - ворчала она. - С того света приду и сживу вас всех. Помрёте мучительной смертью. А прежде чем помереть, ослепнете и оглохнете, и в животе у вас заведутся черви. Будете ходить, ещё живые, и червями какать. Поэтому помалкивайте. Вы ничего не видели и не слышали, поняли?
  Семья и помалкивала, потому что боялась бабку-людоедку. Она сжирала всю человеческую похлёбку, а потом взбиралась к себе на печку и засыпала. По избе разносился её зычный храп.
  Однажды поздно вечером в двери избы постучались. Открыл Ваня и увидел на пороге двух детей почти его возраста - мальчика и девочку. Они рассказали, что заблудились в лесу и просили пустить их переночевать.
  - Пустите, - просили они жалобно. - Мы боимся оставаться одни в лесу.
  - Нет, нет, - Ваня даже рукой замахал. - Вам здесь нельзя. Уходите отсюда скорей!
  Но бабка-людоедка увидела детей и вышла на крыльцо.
  - Ой, какие милые детки, - заговорила она умильно, - какие нежные, какие упитанные. Проходите в избу, ночуйте у нас сколько хотите, мы так вам рады!
  Она только что сожрала целый котёл человечины и была сыта. Детей она решила оставить на завтра, а пока велела им лезть на печку.
  - Там у меня хорошо, тепло, - приговаривала она, - и матрасик мягкий постелен.
  Дети залезли на печку, улеглись. Рядом с ними легла бабка. Раздела их догола, стала их мять руками - ощупывать, достаточно ли они упитанны.
  - До чего же мягкие, сочные, - говорила она. - И жирок на ляжечках есть... До чего же я люблю, когда жирок на ляжках есть...
  И она стала покусывать детей, но не до крови, а слегка, только чтобы убедиться в их жирности.
  - Мы хотим спать, - заплакали дети.
  - И спите. А я вас буду щупать, лизать и целовать...
  Бабка налегла на девочку и стиснула пальцы на её шее. Девочка задёргалась, задыхаясь.
  - Ух ты, какая ты у меня хорошая, - проскрежетала людоедка и куснула девочку в губы. - Съела бы тебя живьём, да только зубы у меня уж не тебе, от свежего мяса и костей обломаться могут. А вот глазик я и так, сырым могу съесть...
  Её длинный крючковатый палец потянулся к глазу девочки. И вдруг людоедка вскрикнула. Это Ваня, подкравшись сзади, ударил её кочергой по голове.
  Тут и отец с матерью, набравшись смелости, подбежали и стащили бабку с печки. Она упала на пол и голова её отскочила от туловища. Голова лежала, свирепо вращала глазами и ревела:
  - Приставьте голову к телу, а то сживу со света. Все у меня помрёте и червяками какать будете!
  А тут и безголовое тело поднялось и стало сослепу тыкаться по избе - голову свою искать.
  Ваня не испугался угроз, схватил голову за волосы, сунул в мешок и убежал в лес. Там он насовал в мешок камней, накрепко перевязал его и бросил в болото. Голова вместе с камнями утонула.
  А безголовое тело, шаря руками по избе, нашло дверь, вышло из избы и скрылось в лесу.
  Говорят, по ночам его видят запоздавшие прохожие. Иногда оно подходит к домам. В него несколько раз стреляли, но пули его не берут. Так и ходит оно, неприкаянное, голову свою ищет.
  
  
  
  Странный пассажир
  
  Вова ехал в метро по кольцевой линии. Сидел в вагоне и от нечего делать разглядывал пассажиров. Вдруг заметил: мужик в чёрной куртке сидит неподвижно, лицо словно каменное, смотрит в одну точку. Как будто спит с открытыми глазами.
  "Психбольной или наркоман", - подумал мальчик и начал издали наблюдать за ним.
  Мимо странного мужика проходили люди, садились рядом, вставали, а он сидел и не шевелился. Вове стало так интересно, что он проехал свою остановку и ещё несколько остановок.
  Поезд сделал полный круг и пошёл по второму кругу, а мужик всё сидел. У Вовы уже не было времени следить за ним. Мальчик доехал до своей станции и поднялся в город.
  Дальше он ехал на автобусе. Народу в салоне было много, но он нашёл свободное местечко. Сел рядом с каким-то мужчиной в чёрной куртке. Куртка показалась ему знакомой. Он поднял глаза и обомлел: рядом сидит тот самый мужик и смотрит перед собой! Вова опрометью бросился к дверям и нажал на кнопку экстренного торможения. Автобус остановился. Вова вышел, а автобус вместе с мужиком поехал дальше.
  Вова отдышался. "Это кто-то другой, - убеждал он себя. - Наверно, брат-близнец".
  И всё же у него сильно стучало сердце, когда он шёл по аллее к своему дому. Вдруг он встал как вкопанный. На лавочке под деревьями сидел тот самый мужик в чёрной куртке!
  Вова попятился, а потом бросился бежать, огибая лавочку.
  Убедившись, что мужик остался далеко позади, мальчик перешёл на шаг и направился к своему дому. У подъезда стояла скамейка, на которой обычно сидели старухи. Теперь, к его ужасу, на скамейке сидел мужик в чёрной куртке.
  Вова облился ледяным потом. Пройти в подъезд мимо мужика он долго не решался. Прошёл только вместе с компанией знакомых парней. Страшный "психопат" даже не покосился на него. Он вообще ни на кого не глядел.
  Вова вошёл в квартиру, запер дверь на ключ и на щеколду, а потом приник к двери ухом и прислушался. На лестничной площадке всё было тихо.
  - Что ты так поздно? - спросила из кухни мать.
  - На занятиях пришлось задержаться, - соврал Вова. Не говорить же о страшном мужике. Никто не поверит.
  В комнате по телевизору показывали футбольный матч. На диване, спиной к Вове, сидел отец и смотрел футбол. Рядом на столике стояла бутылка пива.
  - Привет, - сказал Вова, обходя диван. - Сегодня пришлось задержаться...
  Он не договорил: на диване сидел не отец, а странный мужик, и тупым, невидящим взглядом пялился на экран!
  Вова ахнуть не успел, как свет погас и всё погрузилось во тьму. Завыв от страха, мальчик кинулся к двери, но она была заперта!
  Свет вырубился во всей квартире. Через минуту он включился снова. Обеспокоенная мать вышла из кухни в коридор.
  - Что это было? - спросила она отца, вышедшего из спальни.
  Тот пожал плечами.
  - Наверно, короткое замыкание.
  Они прошли в комнату. Здесь по-прежнему работал телевизор. На столике стояла недопитая бутылка пива, оставленная отцом. Вовы нигде не было. Бросились его искать, даже выглянули из окна: не выпал ли случайно? Но и внизу его не было.
  Вова исчез. Больше его никто не видел.
  
  
  
  Палец мертвеца
  
  В школе Петя учился плохо, и родители его наказали: уже целую неделю не покупали ему сладкого. Поздно вечером он лёг, как обычно, спать. Лежит один у себя в тёмной комнате и мечтает: "Эх, если бы сейчас появился добрый волшебник и наколдовал мне пирожных и конфет. Я бы ему за это что хочешь сделал. Ножки бы поцеловал..."
  И вдруг на потолке появился слабый свет, и что-то стало оттуда опускаться. Мальчик пригляделся и видит: это ноги. Потом показалось грязное туловище с раздутым животом, а потом и голова какого-то неизвестного мужчины.
  Это был мертвец, висящий в петле. Он был голый, почерневший, весь в пятнах, с волосатой грудью, волосатыми руками и ногами. Его заросшая щетиной голова свешивалась набок, один глаз был выпучен, второй вывалился из глазницы и болтался на одном сухожилии. Из разинутого рта высовывался тёмно-фиолетовый прокушенный язык.
  Перепуганный Петя лежал ни жив ни мёртв. Он не мог не то что встать с кровати, а даже сдвинуться с места. Верёвка с мертвецом медленно опускалась и двигалась то влево, то вправо. Наконец мертвец завис над самой головой мальчика. Пальцы чёрной ноги почти коснулись его лица.
  Вдруг мертвец заговорил гнусавым голосом, еле ворочая языком:
  - Не бойся, я добрый. Я люблю делать подарки маленьким мальчикам. Я ведь знаю, Петя, что больше всего на свете ты любишь пирожные, мороженое, тортики, конфеты, соки сладкие, лимонад. Ведь правильно?
  - Д-да, - запинаясь, ответил Петя.
  - Я дам тебе сколько хочешь лимонада и много вкусных пирожных и конфет. Подставь стакан, сейчас польётся лимонад. А потом конфеты посыплются.
  Рядом с кроватью на столике стояли пустые тарелки с остатками ужина и пустой стакан. Петя взял его.
  - Но чтобы полился лимонад, ты должен поцеловать палец на моей ноге, - сказал мертвец.
  Верёвка с ним ещё немного опустилась, совсем чуть-чуть. Большой палец мертвецкой ноги оказался перед самым Петиным ртом.
  - Целуй, - сказал мертвец. - И будут тебе лимонад, пирожные и конфеты.
  Пете неприятно было дотрагиваться до грязного пальца. Он вжался головой в подушку.
  - Целуй, - повторил мертвец, - а то ничего вкусного не будет!
  И Петя поцеловал палец.
  - А теперь лизни его!
  Мальчик поморщился, но лизнул.
  - Вот так... Хорошо... - проурчал мертвец. - Сейчас польётся лимонад... Ну-ка, ещё раз лизни... И ещё... А теперь весь палец возьми в рот и соси, соси его, и будет тебе лимонад с пирожными.
  Мальчик начал сосать палец. Палец был хоть и грязный, но не имел никакого вкуса и запаха. Как будто резину сосёшь.
  Мертвец засопел, застонал от удовольствия, и вдруг его пиписка раздулась и из неё брызнула струйка. Петя сразу почувствовал вкус лимонада. Он перестал сосать палец и начал ловить лимонад губами и языком.
  Струйка сделалась сильнее и потекла на лицо мальчика. Он торопливо подставил стакан. Когда стакан наполнился, Петя выпил его залпом.
  - Вкусно, - сказал он. - А ещё вы обещали пирожные.
  - Будут пирожные. Соси.
  Петя снова взял в рот чёрный палец.
  - Плохо сосёшь, - сказал мертвец. - Быстрее соси. И весь палец в рот вбирай, а не самый кончик!
  Мальчик зачмокал губами.
  В животе у мертвеца забурчало, и вдруг из его заднего прохода со свистом и треском вырвались газы. По комнате распространились запахи ванили и шоколада. А потом из того же заднего прохода стала выдавливаться коричневая трубка. Она сорвалась и упала прямо в Петины руки. Это была шоколадная трубочка с кокосовой начинкой. Петя тут же её съел.
  - А шоколадные конфеты будут? - спросил Петя, облизываясь.
  - Будут, будут! Соси палец!
  Петя так и впился в палец. В заднем проходе у мертвеца снова забурчало, затрещало, засвистело, и оттуда посыпались шоколадные конфеты. Петя начал ловить их и с жадностью поедать. А то, что не успевал съесть, прятал под подушку.
  - Сока апельсинового дай! - потребовал он.
  - Подставляй стакан, - ответил мертвец. - Только сперва пососи.
  Петя снова зачмокал. Пиписка мертвеца опять раздулась и из неё полилась густая оранжевая струя. Петя наполнил стакан и осушил его весь.
  - Теперь миндальных трубочек!
  - Соси!
  Петя начал сосать, и из заднего прохода мертвеца стали выдавливаться миндальные трубочки. Сначала Петя их поедал, а потом начал прятать под подушку.
  - Блинчиков с шоколадом и орехами дай!
  - Соси!
  - Бисквитов с глазурью!
  - Соси!
  - Кексов ананасных!
  - Соси! Соси! И вбирай в рот глубже!
  Петя до отвала наелся всяких вкусных вещей. Он перестал стесняться и всё, что не успевал съесть, уже не прятал, а открыто складывал на столике. Вскоре там лежала целая горка пирожных, блинчиков, пончиков и конфет, выдавившихся из заднего прохода мертвеца.
  Наконец живот покойника весь сдулся и сделался впалым, и тогда покойник говорит:
  - Ну, всё, мне пора.
  - Ещё придёшь? - спросил Петя.
  - Нет. Но мы увидимся.
  - Где?
  - Под землёй, - ответил покойник и глухо захохотал. - Там ты будешь вечно сосать мой палец!
  Хохоча, он вместе с верёвкой поднялся вверх и исчез.
  Комната приняла свой обычный вид. Наверху смутно белел потолок. "И откуда взялся этот дядька? - подумал Петя. - Эх, забыл у него черничное эскимо попросить".
  Он протянул руку к столику, чтобы взять из кучи сладостей конфетку. Но, к его ужасу, пальцы наткнулись на что-то живое, мелкое, извивающееся. Это были черви.
  Петя в испуге закричал, попытался встать, но не смог. Он закашлялся и выплюнул с кашлем несколько червячков. А потом червячки густо полезли у него изо рта, из носа, из заднего прохода, даже из глаз.
  Утром родители вошли к нему и видят: на кровати лежит почерневший, весь в пятнах, труп Пети. Кожа на животе расползлась и видно, что внутри трупа полным полно опарышей - маленьких белых червячков, которые заводятся в гниющих телах мертвецов. Множество опарышей ползало на кровати возле Петиного трупа, на столике и даже на полу. И запах стоял как в туалете.
  
  
  
  Тусовка вампиров
  
  Два мальчика и девочка гуляют по большому городу. Подходят к дверям бара и видят объявление: "Сегодня у нас тусовка вампиров".
  - Тут вампиры! - говорит Алёша. - Может, зайдём, посмотрим?
  - Это ненастоящие вампиры, - отвечает Вадик. - Настоящих не бывает.
  - Ну, хоть на ненастоящих посмотрим.
  У входа стоит охранник. Кожа синяя, губы красные, вокруг глаз чёрные тени. Увидел детей, заулыбался:
  - Проходите, проходите к нам. У нас тут любят маленьких детей.
  - Это вампир, - испугалась Маша. - Уйдём отсюда, я боюсь.
  - Не бойся, он ненастоящий, - говорит Вадик.
  Входят. В сумрачном помещении полно народу. Все синелицые, с красными губами, с чёрными тенями вокруг глаз.
  Бармен за стойкой - молодой синелицый мужик, - смотрит на них, а у самого глаза так и горят.
  - Вы ведь ненастоящий вампир? - спрашивает у него Маша.
  Тот хохочет.
  - Конечно, ненастоящий. А хотите, я вам настоящих покажу?
  - Хотим, - отвечают дети.
  - Идёмте со мной.
  Они проходят в соседнюю комнату. Там ещё темнее. Детей сразу окружают синелицые мужчины и женщины.
  - Свежая детская кровь! - объявляет бармен. - Выдаётся для питья за отдельную плату. Кто хочет детской крови, гоните деньги!
  Он берёт Вадика в охапку и подвешивает на крюк, свисавший с потолка. Один из вампиров подходит к мальчику. В руке у вампира тонкая железная трубочка. Он с размаху всаживает её Вадику в шею и начинает сосать через трубочку кровь.
  - А-а-а-а! - кричит Вадик. - Отпустите меня!
  Второй вампир с такой же трубкой подходит к нему с другого бока и вонзает её мальчику под ребро. Тоже начинает сосать кровь. Третий вампир вонзает трубку в спину. Четвёртый - в живот. Они со всех сторон окружают Вадика и, давясь и захлёбываясь, начинают сосать из него кровь через трубочку.
  Рядом подвешивают Машу. В неё тоже вонзаются сразу несколько железных трубочек и вампиры начинают сосать через них Машину кровь. Один вампир, очень худой, с растрёпанными длинными волосами, вонзает трубку в самый низ Машиного живота. Из этого места он особенно любит сосать кровь у маленьких девочек.
  Алёша вдруг вырывается из рук бармена, проталкивает сквозь толпу вампиров и выскакивает на улицу прямо перед носом у охранника.
  Мимо едет полицейская машина. Алёша выбегает ей навстречу, машет руками. Из машины вылезают трое полицейских, вооружённых автоматами.
  - Там вампиры, - кричит Алёша. - Они пьют кровь из Маши и Вадика!
  - Сейчас разберёмся, - говорит старший полицейский. - Показывай, где они.
  Все трое в сопровождении мальчика входят в зал. Алёша ведёт их в заднюю комнату. Там вампиры уже допивают кровь из Маши и Вадика.
  - Это самые настоящие вампиры, - говорит Алёша. - Арестуйте их, пожалуйста.
  Старший полицейский хохочет во весь голос. И тут Алёша видит, что лицо у полицейского синее, а губы красные.
  - Обожаю детей! - ревёт полицейский и впивается зубами Алёше в шею.
  Двое других полицейских тоже впиваются зубами в Алёшу. В комнате все умолкают. В наступившей тишине слышатся только жалобные стоны мальчика и громкое чавканье пьющих кровь полицейских.
  
  
  
  Чужие глаза
  
  Вова проснулся среди ночи и увидел, что в темноте рядом с кроватью светятся чьи-то глаза. Он испугался, накрылся одеялом с головой. Потом решил, что глаза ему приснились, и высунулся из-под одеяла. Глаза были на месте. Только немного переместились в сторону. Вернее, переместился невидимка, которому они принадлежали.
  - Ты кто? - спросил Вова шёпотом, стуча зубами от страха.
  Невидимка не ответил, только подошёл ближе.
  Сколько Вова ни вглядывался, он никого не видел, кроме висящих в воздухе глаз. Они были живыми, смотрели на Вову внимательно и даже иногда помаргивали.
  Вова вскочил с кровати и выбежал в тёмный коридор. Светящиеся глаза полетели за ним. Мальчик впотьмах споткнулся об табуретку, упал и пополз на четвереньках. От страха он не в силах был подняться на ноги. Кажется, об ту же табуретку споткнулся и невидимка, хотя точно разобрать, что случилось, было невозможно. Как бы там ни было, но светящиеся глаза вдруг упали и покатились по полу, каждый сам по себе.
  В ту же минуту Вовиного лица коснулось что-то мягкое. Как будто руки в меховых варежках. Вова хотел закричать, но не смог. В горле спёрло.
  Невидимые руки засновали по его лицу. И вдруг одна из них коснулась его глаза. Боли Вова не почувствовал. Но он сразу понял, что у него из глазницы вытащили глаз. Сначала вытащили один глаз, а потом второй. Ничего не видя, Вова поднёс руки к глазам. Глаз не было. Вместо глаз были пустые ямки.
  Не зная, как быть, мальчик вслепую пополз по полу. И вдруг его рука нащупала валявшийся глаз. Вова сразу схватил его и поскорее запихнул в глазницу. И стал видеть одним глазом! Он увидел, что невдалеке валяется второй светящийся глаз, поднял его и вставил во вторую глазницу. Теперь он видел обоими глазами. Он стоял на четвереньках в тёмном коридоре и оглядывался, ища невидимку или его глаза. Но никого не было.
  Тогда Вова закричал от страха. На крик выбежали родители и бабушка с дедушкой, зажгли свет, окружили его и начали утешать. Вова говорил, что глаза не его, но ему никто не верил.
  - Твои, твои это глаза, - убеждали его все. - Просто тебе приснился плохой сон.
  Но глаза и правда были не его. Вова стал видеть ими многое такое, что нельзя увидеть обычными глазами.
  Прежде всего, он стал видеть чужих. Так Вова назвал странных существ, живших среди людей. Чужие тоже ходили на двух ногах, имели две руки и голову, но лица у них были уродливые, чёрные, а всё тело заросло густыми волосами. Никто из людей, кроме Вовы, их не видел. Чужие жили среди людей, но с людьми не общались и даже не дотрагивались до них. Они расхаживали по улицам, проникали в дома, ходили по всем кабинетам школы, где Вова учился. Мальчик много раз видел, как во время урока они бесшумно бегают по классной комнате или подползают к ученикам и как будто принюхиваются к ним. Вове хотелось крикнуть: "Берегитесь! Рядом с вами чужие!" - но он заставлял себя молчать, а то его примут за сумасшедшего и отправят в психушку.
  А ещё Вове несколько раз приходилось видеть, как чужие пожирают людей. Они пожирали всего человека, оставляли только человеческую оболочку из кожи и волос, а потом забирались внутрь этой оболочки и становились как бы тем человеком, которого съели. Они разговаривали его голосом и притворялись, будто это не они, а съеденный ими человек. И окружающие принимали эту оболочку за живого человека, общались с ним и не замечали, что это не человек, а человеческая оболочка, в которой таился чужой.
  Таких оболочек, в которых таились чужие, было вокруг Вовы немало. Чужим был его одноклассник Артём. Чужими были учительницы географии и математики. Чужим был сам директор школы.
  Иногда чужой появлялся дома у Вовы, в его комнате. Это был тот чужой, который однажды ночью потерял свои глаза и вставил себе вместо них глаза Вовы. Мальчик несколько раз окликал его, но тот молчал.
  По ночам Вова спал плохо. Он просыпался и обнаруживал, что чужой здесь, что он подходит всё ближе и ближе. Звать взрослых было бесполезно. Чужого ведь никто, кроме Вовы, не видел. Иногда чужой разевал пасть и показывал свои острые клыки.
  Однажды ночью эти клыки вонзились в мальчика.
  Наутро Вова встал с постели как обычно. Позавтракал, собрал учебники и пошёл в школу. И никто не заметил, что это уже не мальчик Вова, а чужой в Вовиной оболочке.
  
  
  
  Летающая метла
  
  Мать отправила дочку на рынок за новой метлой. Та идёт по рынку и видит - горбатенькая старушка продаёт метлу.
  - Это метла не простая, а летающая, - говорит старушка. - В полночь скажешь ей: "Метла, метла, к хозяйке отнесла", - и она оживёт и на воздух поднимется. И ты тогда сядешь на неё, как на лошадку, и будешь летать.
  Девочка купила метлу, принесла домой. Ждёт не дождётся полночи, до того хочется ей полетать на метле.
  Как только часы пробили двенадцать, она сказала:
  - Метла, метла, к хозяйке отнесла.
  Метла зашевелилась и медленно поднялась в воздух. Но невысоко, а примерно на полметра.
  Девочка подумала: "Какая умная метла. Поднялась ровно на такую высоту, чтобы мне было удобнее на неё сесть".
  Она смело подошла к метле, занесла ногу, собираясь сесть на неё, и вдруг метла шарахнулась и своим острым концом вонзилась ей в зад. Девочка закричала от боли. Но метла, не обращая внимания на её крик, просунулась дальше, прошла через её живот и вышла наружу из пупка. Девочка оказалась насажена на неё, как на вертел.
  Метла стала двигаться по комнате, таща девочку с собой. Девочка испытывала сильную боль, но почему-то не теряла сознания.
  - Метла, отпусти меня, - плача, умоляла она.
  Из соседней комнаты на шум выбежала мама девочки. Метла бросилась к ней. Мама не успела и глазом моргнуть, как острый конец метлы вонзился ей в зад и вышел из живота, пропоров её насквозь.
  Таким образом, на метлу оказались насаженными и мама, и дочка. Обе корчились от боли и истекали кровью, но избавиться от страшной метлы не могли.
  Метла потащила их в соседнюю комнату, где спал отец. Услышав крики, он проснулся и испуганно уставился на свою супругу и на дочь, насаженных на метлу.
  - Беги! - закричала супруга, но было поздно: метла рванулась вперёд, сначала ударила мужчину в спину, а когда он упал, вонзилась ему в зад.
  На метлу было насажено уже всё семейство: отец, мать и дочь. Таща их всех с собой, метла пошныряла по комнатам. Никого в доме она больше не нашла. Тогда она вылетела на крыльцо, а оттуда на двор. Её пленники были живы и кричали от боли во весь голос. Не слушая их просьб и жалоб, метла вместе с ними поднялась в воздух и полетела.
  Летела она над лесами и полями, и опустилась у подножия горы, перед входом в покосившуюся дощатую хижину.
  Из хижины вышла горбатая ведьма.
  - Так я и знала, будет мне сегодня славный ужин! - сказала она, потирая руки от удовольствия.
  По её приказу метла улеглась между двух высоких клиньев. Старуха развела под метлой костёр и стала поворачивать её вместе с людьми. Они кричали, плакали, стонали, но потом умолкли.
  Когда все трое зажарились, старуха с жадным урчанием принялась рвать человечину зубами и отправлять к себе в глотку. К утру от семьи остались одни обглоданные кости.
  Через две недели, похудевшая и оголодавшая, старуха снова появилась на рынке со своей метлой. Стоит в сторонке и поглядывает с умильной улыбкой на людей: не купит ли кто её летающую метлу.
  
  
  
  Сердце колдуна
  
  В одном доме жили старый дед, мать и сын. Дед заболел и умер. А был он колдуном, и женщина это знала. Перед смертью он ей говорит:
  - Когда помру, разрежь меня и достань сердце. Сердце зажарь с картошечкой и лучком и в полночь скорми сыну. Будет ему от этого счастье и удача на всю жизнь.
  Она так и сделала. Ночью тайком от соседей сняла с гроба крышку, разрезала колдуну грудь и достала сердце. Потом гроб снова закрыла, а крышку прибила гвоздями, как будто ничего и не было.
  Сердце зажарила с картошечкой и лучком и в полночь накормила сына. Мальчик съел и лёг спать.
  Утром она к нему входит и видит: сын весь трясётся, как в лихорадке, и сам на себя не похож: кожа сползает, растут ноги и руки, волосы седеют, лицо меняется. Через минуту видит: в кровати лежит не мальчик, а дед-колдун.
  Он встал, засмеялся, и говорит:
  - Ну, вот он я, живой и здоровый!
  - А Васька где? - спрашивает мать.
  - В гробу посмотри, там он. Ещё тёпленький.
  Мать побежала к гробу, вынула плоскогубцами гвозди, открыла крышку и видит: в гробу её мёртвый сын с разрезанной грудью!
  Дед смеётся:
  - И не вздумай заявить в милицию. На ноже, которым ты его резала, твои отпечатки остались! Тебя же и арестуют!
  Обезумевшая от горя мать схватила нож и ударила им колдуна в грудь. Колдун свалился замертво. Тогда она снова разрезала его, достала сердце и вставила в грудь сыну. Вася зашевелился, раскрыл глаза и посмотрел на мать.
  - Я всё равно буду жить, только теперь в теле твоего сына, - сказал он хриплым голосом деда и засмеялся.
  - Нет, ты умрёшь! - крикнула женщина и ударила его ножом.
  Колдун в облике Васи откинулся навзничь и умер. Женщина вынула у него сердце и выкинула во двор. Гроб снова заколотила гвоздями.
  Выброшенное сердце пожрала большая свинья. От этого у неё выросли огромные клыки и она вся почернела. Первым делом она пожрала во дворе всех кур. Потом накинулась на женщину, сбила её с ног и пожрала её тоже. Затем побежала к соседям и пожрала их всех, в том числе маленьких детей. За чёрной свиньёй погналась милиция, в неё стреляли, но пули не причинили ей вреда. В конце концов свинья пожрала всех милиционеров. Жители посёлка заперлись в домах. Но свинья с разгону вышибала двери, врывалась в дома и пожирала людей. Те, кто остались в живых, полезли спасаться на деревья, но свинья подкапывалась под корни, деревья падали, с них падали люди, и свинья жрала их.
  Последней в живых осталась одна маленькая девочка, которая забралась на крышу. Свинья уселась внизу и стала на неё смотреть. Девочка не знала, что свинье нельзя смотреть в глаза. Она посмотрела ей в глаза, потеряла сознание и упала с крыши. Свинья набросилась на неё и пожрала. Больше в посёлке не осталось в живых никого, кроме свиньи.
  Тогда она нашла лужу, легла в неё и захохотала - в точности как хохотал старый колдун.
  
  
  
  Шпион
  
  Москва, 1937 год. Пионер Вова возвращается поздно вечером с заседания актива школьной пионерской организации. Темно. На улице ни души. Вдруг из подворотни высовывается мужик. Очень тощий, в тёмных очках, лицо бледное до синевы, шляпа надвинута на глаза, воротник пальто поднят.
  - Малшик, на конфьетку, - говорит мужик на ломаном русском языке и протягивает Вове конфету.
  "Шпион, - думает Петя. - Точно, шпион. По роже видно. Значит, конфетой меня хочешь подкупить, да? Не на того напал!".
  Он берёт конфету и кладёт в карман.
  - Спасибо, - говорит очень вежливо. - Друзей угощу.
  А сам думает: "Как бы втереться к тебе в доверие, чтоб в милицию сдать?"
  - У меня и для друзьей твоих конфьеты есть, - говорит мужик, улыбаясь. - Отведи меня к ним, я им тоже дам конфьеты.
  "Ишь, как заманивает, - подумал бдительный пионер. - Сперва к друзьям тебя отведи, а потом на завод, где танки делают".
  - Отведу, - говорит. - Идёмте со мной.
  "Лишь бы не сбежал, - думает Вова. - Отведу-ка я его, и правда, к друзьям, чтобы доверял мне".
  Идут по безлюдной улице. Сворачивают за угол.
  - Вон за той дверью шахматный кружок, - показывает Вова. - Там сейчас Миша с Лёней в шахматы играют. Они очень любят конфеты.
  - Это харашьё, - мужик улыбается, потирает свои бледные руки. - Ты жди меня здьесь, а я пойду, угощу их конфьетами.
  Через десять минут возвращается. Лицо уже не такое бледное, даже слегка румяное и как будто немного потолстевшее.
  - У вас кровь на подбородке, - говорит наблюдательный Вова.
  - А, пустяки, - мужик утёр кровь рукавом. - Балной зуб кровотьёчит. Ну, где ещё твои друзья?
  - Пойдёмте, - говорит Вова, а сам думает: "Когда же ты начнешь спрашивать, где танки делают?"
  Останавливается у другой двери.
  - Тут кружок кройки и шитья. Девочки платки вышивают. Тоже любят конфеты, между прочим.
  Мужик улыбается ещё шире
  - Страсть как люблю дьевочек! - И скрывается за дверью.
  Вова стоит, ждёт его и думает: "Ты мне про девочек зубы не заговаривай, шпион поганый. Тебе сведения о танках, о самолётах подавай".
  Через пятнадцать минут мужик выходит. Лицо ещё толще и розовее. Вышитым платком кровь с лица утирает.
  - Харьёшие девочки, сладкие, - говорит. - Все от меня конфьеты получили и такой красивый платок мне подарьили. А ещё у тебя есть малшики-девочки? Отведи меня к ним, конфьеты остались.
  - Есть у меня знакомые мальчики, они сейчас секретные чертежи чертят, - отвечает пионер. - Хотите увидеть?
  - Малшиков? Страсть как хочу!
  - А секретные чертежи?
  - Тоже хочу, но малшиков хочу больше.
  Подходят к заднему входу в отделение милиции.
  - Вон тут они сидят и чертят. Спуститесь по лестнице, войдите и скажите: я интересуюсь секретными чертежами, танками и самолётами. И сразу к вам придут мальчики.
  - Малшики сами придут ко мне, говоришь?
  Мужик быстро спускается вниз и скрывается за дверью.
  "Ну всё, тебе конец, шпионская морда", - думает пионер.
  Из окон отделения слышатся вопли и шум. Потом всё стихает. Вова стоит, ждёт, когда выведут шпиона в наручниках, посадят в чёрную машину и увезут, а его, Вову, запишут в особую книгу добровольных помощников милиции, чтобы потом при всей школе наградить именными часами.
  Но вместо милиционеров из дверей отделения выходит знакомый мужик. Он без пальто, потому что не смог бы его надеть: растолстел как бочка. На нём одна майка, и та порвалась на пузе. Майка вся в крови. Покрасневшее, вымазанное кровью лицо раздулось, губы и нос едва видны.
  Идёт, пыхтит, рыгает кровью. Кровь струйкой течёт у него изо рта. Подходит к Вове.
  - Ти есть ошен, ошен харьёший малшик, - говорит он, и больно щиплет Вову за щёку своими красными, раздутыми как сосиски пальцами. - Дал бы тебе конфьету, да нет болше, все конфьеты малшикам-чертьёжникам роздал.
  И вразвалку идёт прочь, оставляя на асфальте кровавые отпечатки босых ног. Вова с минуту стоит, думает, что же это такое, потом идёт по отпечаткам. Но те свернули в подворотню и пропали во мраке.
  
  
  
  Ночь в морге
  
  Вася и Катя жили с родителями и бабушкой. Бабушка любила внуков, баловала их, и они её тоже очень любили. Перед смертью, втайне от детей, она наказала их родителям:
  - Когда умру, на меня не смотрите, иначе будет большое несчастье.
  А родители знали, что бабушка была колдуньей, и решили её послушаться.
  Бабушка умерла в больнице. Родители к ней туда не поехали, они позвонили сотрудникам похоронной фирмы и велели, чтоб бабушкино тело закутали с головой в простыню, отправили в крематорий и сожгли.
  Но дети не знали о бабушкином наказе и очень жалели, что не смогли попрощаться с ней. И они решили тайком от родителей поехать в больницу, разыскать там мёртвую бабушку и поглядеть на неё в последний раз.
  В больнице они узнали, что всех мёртвых помещают в больничный морг, куда детям входить запрещено. Тогда Вася придумал, как попасть в морг незаметно. Они с Катей залезли под тележку на колёсиках, на которой перевозят покойников. С тележки свисала простыня, и детей за простынёй не заметили. Тележку покатили в морг, и Вася с Катей, быстро перебирая ногами, побежали вместе с ней.
  В морге санитары оставили тележку, погасили свет и ушли, заперев дверь. Дети остались одни среди трупов.
  Из окон сочился лунный свет, освещая кушетки, на которых лежали мертвецы. Все мертвецы были открыты, и только один, в самом дальнем углу, был с головой накрыт простынёй.
  Дети осмотрели всех мертвецов, но бабушки среди них не нашли. Оставался только один мертвец - тот, который был накрыт простынёй.
  - Я боюсь его открывать, - сказала Катя.
  - Не бойся, - ответил Вася. - А вдруг это наша бабушка?
  Он подошёл к покойнику и отвёл с его головы край простыни. Это была их бабушка.
  Тут глаза покойницы раскрылись и посмотрели на детей. Вася ахнул в испуге, а Катя, которая была младше его и не понимала, что происходит, воскликнула:
  - Бабушка ожила!
  Вася схватил её за руку и потащил прочь от покойницы.
  - Надо уходить отсюда, - шепнул он, озираясь по сторонам.
  Мальчик дрожал от страха. И было от чего! Трупы, лежавшие в морге, начали шевелиться. Их зубы клацали, руки тянулись к детям, норовя их схватить скрюченными пальцами.
  Дети подбежали к входной двери, но она была заперта. Они заколотили в неё кулаками и ногами. Никто не отзывался. А мертвецы уже встали со своих кушеток и, пошатываясь, шли к ним. Впереди шла бабушка. Лицо её сейчас было не такое, как всегда. Оно было злобным, зубы скалились, глаза пылали красным огнём. Старуха силилась что-то сказать, но вместо слов изо рта вырывалось лишь глухое рычание.
  Слева виднелся коридор. Пока ожившие мертвецы не догадались перекрыть его, дети бросились туда.
  Зомби шли за ними толпой и протягивали к ним руки.
  - Я заберу вас с собой в ад, - расслышали они, наконец, слова бабушки.
  - Нет, нет! - в отчаянии закричал Вася.
  - А почему бабушка стала злой? - спросила перепуганная Катя. - Она ведь всегда была доброй.
  - Не знаю, - ответил мальчик.
  В конце коридора была дверь. Из-под неё пробивалась полоска света. Значит, за дверью были люди!
  Дверь была заперта. Дети начали стучаться. Им никто не открывал, а толпа зомби, возглавляемая бабушкой, приближалась. Но вот за дверью послышались шаги, щёлкнул замок и дверь раскрылась.
  За дверью находился кабинет. В нём были два доктора в бледно-зелёных медицинских костюмах.
  - Мертвецы ожили! - закричал им Вася. - Они гонятся за нами!
  - Оживших мертвецов не бывает, - сказал один доктор, а другой прибавил: - Это всё выдумки.
  И они вернулись к столу, на котором лежал большой толстый мертвец. Они вспороли ему живот и начали рыться в его внутренностях.
  Дети завыли от ужаса: мертвец на столе зашевелился! Он двигал руками и ногами и силился поднять голову.
  Неожиданно в комнате погас свет. Теперь только луна освещала страшного мертвеца и обоих докторов. Толстый мертвец, наконец, слез со стола. И он и оба доктора повернулись к детям. При свете луны лица у них были бледные и безжизненные, с глубоко запавшими глазами. Потом все трое, раскинув руки, двинулись к детям.
  - Это мертвецы, - прошептал Вася.
  Они с Катей полезли под стол, но туда же полезли и зомби.
  Неожиданно дверь распахнулась и в кабинет ввалилась толпа зомби из коридора. Толстый мертвец вытащил из-под стола Катю, а оба доктора, которые оказались не докторами, а ожившими мертвецами, вытащили Васю. Один из них ударил мальчика молотком по голове и пробил череп. Рука просунулась в отверстие, чтобы достать мозг, но тут эту руку откинула подошедшая бабушка.
  - Не трожь! - прорычала она. - Это мой внук! Сама сожру!
  И она запустила всю пятерню в Васину голову, достала мозг и с чавканьем пожрала его. Потом точно также она пожрала мозг Кати.
  Когда утром в морг вошли служащие, все мертвецы лежали на своих местах. Только с трупа старухи, который лежал в углу, была сдёрнута простыня. Старухино лицо было вымазано кровью и мозгом. И ещё в кабинете рядом с моргом обнаружили два детских трупа с пробитыми головами.
  Это были трупы Васи и Кати.
  
  
  
  
  ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШЕРЛОКА ХОЛМСА И ДОКТОРА ВАТСОНА
  
  
  
  Белые тапочки
  
  Одна девочка пошла на кладбище и нашла у одной из могилок мягкие белые тапочки, совсем новые. "Подарю-ка я их своей бабушке на день рождения, - подумала она, - а то ведь всё равно надо что-то подарить". Так она и сделала. А поскольку бабушке не понравилось бы, что тапочки с кладбища, она сказала, что купила их в модном бутике на деньги, сэкономленные на школьных завтраках.
  На другое утро вошли в комнату к бабушке и увидели: она лежит мёртвая и вся белая. Приехал доктор и сказал, что из бабушки исчезла кровь. Куда она делась - понять было невозможно. Ни на кровати, ни на полу не было ни одного пятнышка.
  Бабушку похоронили. Белые тапочки, чтобы не пропадала дорогая вещь, взял себе папа. На следующее утро вошли к нему и увидели, что он лежит мёртвый. В лице ни кровинки. Как и у бабушки, пропала вся его кровь.
  Белые тапочки взяла себе мама. Утром девочка к ней входит, а мама мёртвая и в ней тоже нет ни кровинки.
  Тогда этим делом заинтересовалась милиция. Милиционеры всё осмотрели. На белые тапочки под кроватью не обратили внимание. Три милиционера остались в комнате на ночь. Но когда утром к ним вошли, они лежали мёртвые. В их трупах не было ни кровинки.
  Пришлось вызвать Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Шерлок Холмс тщательно, с лупой в руках, осмотрел комнату.
  - Ничего подозрительного, - сказал он, закончив осмотр. - Единственное, что наводит на подозрение, это белые тапочки.
  - Но, Холмс, это обычные белые тапочки, - возразил доктор Ватсон.
  - Я заметил на подошве одного тапка засохшее пятнышко крови.
  - Что это значит?
  - Загадка, Ватсон. Загадка, которую нам предстоит разгадать.
  Вечером Шерлок Холмс принёс литровую банку крови, положил её на кровать и накрыл одеялом. Затем они с доктором Ватсоном выключили свет и затаились в углу за диваном.
  - Ватсон, следите за белыми тапочками, - сказал Шерлок Холмс.
  Часы пробили полночь. Белые тапочки зашевелились, поползли по полу, взобрались по кроватной ножке на кровать и залезли под одеяло. Через пятнадцать минут они показались снова. Теперь оба тапка были похожи на белые шары, наполненные кровью. Они вскочили на подоконник и выпрыгнули наружу.
  - Быстрее, Ватсон! - закричал Шерлок Холмс, бросаясь к окну.
  Убегающие белые тапочки были едва видны в темноте. Сыщик несколько раз выстрелил по ним, но они скрылись из виду.
  - Холмс, они выпили из банки всю кровь, - сказал доктор Ватсон.
  - Точно так же они высасывали кровь из спящих людей, - ответил сыщик. - Уверен, что они действуют не сами по себе, а по чьему-то приказу. Ими кто-то управляет.
  - Но кто? - спросил доктор Ватсон.
  - Это мы должны выяснить, - ответил Шерлок Холмс. - Я ранил один тапок и теперь он оставляет на земле капли крови. Мы пойдём по ним и они приведут нас к главному преступнику.
  Он включил фонарик, который светил ультрафиолетовым светом. В этом свете капли крови были хорошо видны. Сыщики пошли по ним и оказались на кладбище. В укромном месте у заросшей могилы лежал упырь. На нём не было никакой одежды, кроме тех самых белых тапочек. Упырь был переполнен кровью. Его раздувшийся от крови живот походил на огромный пузырь. Кровь уже не вмещалась в упыре. Она выплёскивалась из его горла, сочилась из красных глаз, струйками текла из носа, из ушей, из пупка.
  Увидев сыщиков, упырь обмочился кровью от страха.
  - Делайте со мной что хотите, хоть убейте, только не трогайте моих любимых белых тапочек, - пробулькал он жалобно, с каждым словом выплёскивая изо рта кровь.
  Шерлок Холмс наклонился к доктору Ватсону.
  - Из его слов я делаю логический вывод, что в тапочках заключена его жизнь, - сказал он тихо. - Тапочки добывают для него кровь. Если их уничтожить, то он сразу погибнет.
  Друзья схватили валявшиеся поблизости лопаты и принялись бить ими по животу упыря. Кровь выплёскивалась из распоротого живота фонтанами. Когда из упыря вытекла вся кровь, оказалось, что это древний, почерневший от времени скелет.
  Белые тапочки соскочили с его ног и набросились на Шерлока Холмса и доктора Ватсона.
  - Холмс, помогите! - закричал доктор Ватсон. - Тапок присосался ко мне! Он пьёт из меня кровь!
  Скелет заклацал челюстями, захохотал глухо.
  - Убейте их, - приказал он тапочкам. - Высосите из них всю кровь и перелейте её в меня!
  Тогда Шерлок Холмс вынул из кармана коробок спичек, которыми обычно закуривал свою трубку. Чиркнул спичкой. Когда она разгорелась, швырнул её в тапок. Того сразу охватило пламя и он сгорел. Точно так же Шерлок Холмс поджёг второй тапок, который присосался к доктору Ватсону. Оба тапка сгорели за несколько секунд, а за ними и скелет, завыв, рассыпался в прах.
  
  
  
  Туннель человека-паука
  
  В одном парке пропадали люди. Милиционеры следили круглыми сутками, устраивали засады, переодевались уборщиками и прохожими, но ничего не помогало. Люди продолжали пропадать, и куда, почему - неизвестно.
  Вызвали Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Они долго бродили по парку, облазили все самые укромные уголки.
  - Холмс, мы ничего не нашли! - в отчаянии воскликнул доктор Ватсон. - Никаких следов злоумышленников!
  - А мне всё ясно, - сказал Шерлок Холмс. - Здесь, под парком, находится блуждающий подземный туннель. Его конец подходит к поверхности в разное время и в разных местах. Там, где он подходит к поверхности, люди и пропадают.
  - Как вы узнали про него?
  - По небольшим кругам на земле, в которых почва мягкая и как будто перерытая. Это следы подземного туннеля. Видите, Ватсон, вон там над кустами поднялась стайка птиц? Это значит, что к тому месту подошёл туннель. Птицы, в отличие от людей, его чувствуют и стремятся улететь.
  Доктор Ватсон присмотрелся к кустам.
  - Только что там прогуливались молодой человек и девушка, - сказал он. - А сейчас их нет!
  - Скорее всего, внезапно раскрылся люк и они упали в туннель, - сказал Шерлок Холмс. - Идёмте быстрей!
  Они вошли в кусты. Доктор Ватсон до последней минуты надеялся, что они с Шерлоком Холмсом найдут влюблённых. Но тех нигде не было.
  - Туннель ещё здесь, - сказал Шерлок Холмс. - Люк только что открывался. Видите, какая здесь мягкая почва?
  - Значит, и мы можем провалиться в него, - сказал доктор Ватсон.
  - Вряд ли, - ответил сыщик. - Он уже получил своих жертв и сейчас будет уходить вниз. Пока вход в него близко, надо постараться в него попасть.
  Он крикнул дежурившим невдалеке милиционерам, чтобы принесли лопаты и ломы. Стали копать. Не прошло и минуты, как лопата ударилась о металлическую крышку люка.
  - Быстрее! - крикнул Шерлок Холмс. - Туннель уходит!
  И правда: крышка люка уходила всё ниже и ниже, словно проваливалась под землю. Шерлок Холмс ударил по крышке ломом, и она раскрылась вовнутрь. В открывшемся круглом туннеле было темно. Из него веяло гнилью и смрадом.
  К краю туннеля крепилась металлическая лесенка. Шерлок Холмс начал спускаться первым. Через сто метров внизу показался бледный синий свет. Потом открылся освещённый этим светом большой зал. Посреди зала стоял дом с чёрными окнами, похожий на бочку. Дом и зал были затянуты паутиной, в которой повсюду висели человеческие скелеты.
  Друзья спрыгнули на землю. Поблизости от них в паутине что-то барахталось. Это были молодые влюблённые, только что гулявшие по парку. Они были опутаны паутиной и пытались высвободиться, но не могли.
  Сыщик достал нож и быстро разрезал паучьи нити. В окне дома показалась лысая голова какого-то старика. Он недовольно закричал, а потом вышел из дома. Оказалось, это паук с человеческой головой.
  - Теперь вы мои! - заревел он и метнул в сыщиков моток липкой паутины. - Обмотаю вас паутиной и выпью из вас все соки!
  - Как бы не так! - крикнул Шерлок Холмс, выхватил пистолет и выстрелил в паука.
  Пуля угодила точно в глаз.
  Паук страшно разъярился.
  - Взять их! - заревел он. - Схватить! Связать и доставить мне!
  Повинуясь его голосу, скелеты стали оживать. Они отцеплялись от паутины, спрыгивали на землю и медленно подходили к Шерлоку Холмсу, доктору Ватсону и влюблённым.
  Шерлок Холмс снова вскинул пистолет, но человек-паук успел скрыться в доме. Оттуда он заревел ещё громче, и скелеты задвигались быстрее.
  - Холмс, они нас схватят! - крикнул доктор Ватсон.
  - Уходим назад, в туннель, - ответил Шерлок Холмс.
  Он поднимался последним. Под ним по той же лестнице лезли скелеты. Когда первый из них добрался до него, сыщик пнул его ногой по черепу, и тот полетел вниз, увлекая своих товарищей. А потом Шерлок Холмс достал из кармана газету, поджёг её спичкой и швырнул горящую газету вниз, на паутину. Огонь тут же побежал по ней и охватил весь зал.
  Пока Шерлок Холмс и доктор Ватсон лазили в туннель, тот успел уйти уже достаточно глубоко в землю. Милиционерам, оставшимся на поверхности, пришлось бросить сыщику и его попутчикам верёвочную лестницу.
  Когда все четверо выбрались, туннель, из которого шёл едкий чёрный дым, ушёл ещё ниже и земля над ним обрушилась.
  Через два дня Шерлок Холмс и его друг снова явились в парк. Им сказали, что исчезновений людей больше не было.
  В это время в парке проходили торжественные похороны. Хоронили директора парка. Играл духовой оркестр, служители несли венки, а впереди катили на тележке открытый гроб.
  Сыщики подошли к гробу. Тело покойника было закрыто белой простынёй, виднелась только его голова с простреленным глазом.
  - Ватсон, узнаёте покойника? - спросил Шерлок Холмс.
  Доктор Ватсон ахнул у удивления.
  - Холмс, да это же паук! Но сейчас он почему-то выглядит как человек!
  - Это был оборотень, - ответил Шерлок Холмс. - Он мог превращаться и в человека, и в паука, и только голова у него всегда оставалась человеческая.
  Он откинул простыню, и перед друзьями предстало тело, сделанное из ваты и тряпок.
  - Тело нашего директора сгорело в пожаре, - объяснил служитель, который вёз тележку с гробом. - Оно всё обратилось в пепел. Осталась одна голова. Поэтому, чтобы на похоронах всё выглядело прилично, тело мы сделали из ваты.
  И он снова накрыл тело простынёй.
  Шерлок Холмс и доктор Ватсон отошли в сторону, а служитель покатил тележку к стоявшему невдалеке похоронному автобусу.
  
  
  
  Бешеные часы
  
  - Холмс, к вам посетительница, - сказал доктор Ватсон.
  - Проводите её сюда.
  Вошедшая женщина стала рассказывать:
  - У нас в семье страшная трагедия... - На её глазах выступили слёзы. - Погиб мой сын, Толя... Они с братом спали в одной комнате. Вдруг среди ночи я слышу крик. Мы с мужем вбегаем к мальчикам и видим: Толя, старшенький наш, лежит на полу, мёртвый, весь в крови. Живот распорот по кругу, внутренности наружу вылетели. Второй наш, Миша, проснулся и плачет. Мы - к нему: "Что тут было? Как это случилось?" А он ничего рассказать не может. Говорит: я проснулся от Толиного крика. Посмотрел - а он уже мёртвый.
  - Рана была круглой? - уточнил Шерлок Холмс.
  - Почти идеальный круг. Даже эксперты удивились: как можно сделать такую рану? Миша этого сделать не мог, он ведь ещё маленький, ему двенадцать лет только. И Толю он очень любил. Кто-то чужой проник ночью в комнату и убил мальчика!
  - А что по этому поводу говорит милиция?
  - Искали, но не нашли никаких следов преступника. Они говорят, убить его мог только Миша, больше некому. Его хотят направить на медицинское обследование. Думают, он лунатик, ночью встал и убил брата во сне, сам не понимая, что делает. Товарищ Холмс, на вас одна надежда!
  Сыщик встал из кресла.
  - Ватсон, едем. Я должен осмотреть место происшествия.
  Через пять минут они катили на джипе по улицам.
  - Послушайте, Холмс, - сказал доктор Ватсон. - Если никто из посторонних в комнату мальчиков не проникал, то, значит, это мог сделать только Миша.
  - Меня смущает круглая рана, - задумчиво ответил Шерлок Холмс, вертя руль. - Мне кажется, в ней-то и заключена разгадка тайны...
  Толиного трупа в комнате уже не было, его унесли, но на полу, где его нашли, был обведён мелом его силуэт. И повсюду ещё оставались пятна крови.
  Шерлок Холмс огляделся.
  - Каков был диаметр раны? - спросил он у матери мальчика.
  - Девятнадцать сантиметров, - ответила она.
  Сыщик прошёлся по комнате. Остановился у круглых часов, висевших на стене. Толин труп, судя по меловому силуэту, был обнаружен как раз под ними.
  - Почему на часах нет стрелок? - спросил сыщик.
  Женщина посмотрела на часы удивлённо.
  - Сама не пойму. Когда покупали часы - стрелки были на месте.
  - Давно вы их купили?
  - Недавно. Пару дней назад.
  Сыщик наклонил к часам ухо. От них шёл ветер и слышалось тихое жужжание.
  - Всё ясно, - сказал Шерлок Холмс. - Ватсон, принесите линейку, я измерю диаметр циферблата.
  Доктор Ватсон принёс линейку, сыщик поднёс её к часам, и тут вдруг конец линейки словно срезало бритвой.
  От прикосновения к ним часы задёргались, соскочили с гвоздя, на котором висели, и с жужжанием стали носиться по комнате.
  - Осторожнее! - закричал Шерлок Холмс. - Малейшее столкновение с часами грозит ранением или гибелью!
  - Что случилось, Холмс? - спросил доктор Ватсон, поспешно отступая вместе с женщиной в коридор. - Почему эти часы без стрелок словно взбесились?
  - У них есть стрелки, Ватсон, только они вращаются с такой скоростью, что их не видно. Теперь они как скальпели: могут вспороть и разрезать что угодно. Это они убили мальчика!
  Часы, жужжа, отскакивали, как шарик пинг-понга, от потолка и стен. Наскочив на окно, они разбили стекло и вылетели наружу.
  На улице они врезались в прохожего и снесли ему ухо, а заодно и большой клок волос. Затем пробили лобовое стекло легковой машины и проникли в салон. Оттуда послышались дикие крики. Вылетев из машины, часы сначала наткнулись на кирпичную стену дома, а потом, попрыгав по асфальту, напали на продавщицу цветов и срезали ей бедро. Со звоном посыпалось стекло разбившейся витрины гастронома. Патрульные милиционеры открыли по часам огонь из пистолетов. Понадобилось не меньше десятка пуль, чтобы они, наконец, утихли.
  На другой день Толина мама позвонила Шерлоку Холмсу и сообщила, что эксперты нашли в часах сверхсекретную ядерную батарейку. Её, вероятно, вставили в обычные часы по ошибке.
  Положив телефонную трубку, сыщик рассказал новость доктору Ватсону.
  - Я примерно так и подумал, - добавил он, садясь в своё любимое кресло и набивая трубку табаком. - Этот мальчик, Толя, ночью пытался завести часы, и это привело к самосрабатыванию ядерной батарейки. Стрелки помчались с бешеной скоростью, а поскольку мальчик прижимал часы к животу, то и получилась круглая рана. Убийцей были именно часы. Я понял это в тот самый момент, когда увидел их. Они были забрызганы кровью.
  - Получается, произошёл несчастный случай? - спросил доктор Ватсон.
  - Да, это можно назвать несчастным случаем, - кивнул Шерлок Холмс. - Хотя виной всему была чья-то халатность.
  
  
  
  Жёлтый воздушный шарик
  
  Однажды ясным летним днём Шерлок Холмс и доктор Ватсон ехали на своём джипе по Ленинскому проспекту. Вдруг у гастронома увидели толпу. Люди волновались, в толпе стояли машины "Скорой помощи", санитары несли кого-то на носилках.
  - Ватсон, я думаю, нам надо узнать, в чём дело, - сказал Шерлок Холмс.
  - Согласен с вами, - ответил доктор Ватсон.
  Они остановились на обочине и вылезли из джипа. Толпа глазела на лежащие повсюду безголовые трупы. Голов нигде не было. Сыщики подошли к маленькой девочке, которая рассказывала о том, что тут произошло.
  - Прилетел жёлтый воздушный шарик и начал садиться на головы людям, - говорила она. - Он надевался им на голову, а потом улетал и уносил голову в себе, а люди оставались без головы и падали.
  Слушатели не верили.
  - Значит, головы у людей воздушный шарик оторвал? - спрашивали у неё.
  - Да, - кивала девочка.
  Доктор Ватсон обернулся к Шерлоку Холмсу.
  - Ребёнок от ужаса повредился в уме и поэтому рассказывает небылицы, - сказал он.
  - Пока не будем делать выводов, - ответил сыщик. - Осмотрим место происшествия.
  Они направились вглубь дворов. Всюду лежали безголовые трупы. К Шерлоку Холмсу подбежали дети:
  - Туда не ходите! Там воздушный шарик отрывает головы!
  - Где он? - спросил Шерлок Холмс.
  - Влетел в подвал, и дворники заперли его там!
  Друзья подошли к подвалу и видят: из щели в наглухо закрытом подвальном окне выдавливается что-то жёлтое. Вскоре оно выдавилось всё и выяснилось, что это круглый шар, похожий на обычный детский воздушный шарик.
  Он взлетел и понёсся между домами, как будто подхваченный ветром. Ему попались двое прохожих, которые стояли у автомата с газированной водой. Один пил из стакана, а второй засовывал в автомат трёхкопеечную монету, чтоб газировка с сиропом полилась. Шарик опустился на того, который пил, и вобрал в себя его голову. Шарик сидел на плечах человека считанные мгновения, а когда снялся с плеч, оказалось, что у человека нет головы. Затем шарик подлетел к тому, кто трёхкопеечную монету в автомат опустил. Тот бросился было бежать, но шарик и ему наделся на голову, а потом взлетел, оставив без головы и его тоже.
  У автомата с газированной водой остались лежать два безголовых трупа. Из обрубленных шей фонтаном хлестала кровь.
  - Холмс, куда деваются головы? - спросил доктор Ватсон, торопясь за сыщиком.
  - Они исчезают в шаре, - ответил Шерлок Холмс. - Шар пожирает их, крошит до мельчайших частиц. Но это только догадка. Мне всё станет окончательно ясно, когда мы уничтожим это создание.
  Он достал пистолет и несколько раз выстрелил в шарик. Все пули попали в цель, но шарик продолжал лететь как ни в чём не бывало.
  - Видели, Ватсон? Пули свободно проходят сквозь него!
  - Похоже, отверстия на его поверхности затягиваются мгновенно, - отозвался доктор Ватсон.
  - Значит, придётся применить другое средство, более действенное, чем пули, - сказал Шерлок Холмс.
  - Что вы имеете в виду?
  В ответ сыщик достал из кармана шприц.
  - Этот шприц, Ватсон, наполнен концентрированной серной кислотой. Попробуем вколоть её в шар.
  Между тем шар продолжал охотиться на прохожих. На всём пути его полёта оставались лежать хлещущие кровью безголовые трупы.
  Шар влетел в пассажирский автобус. Шерлок Холмс и доктор Ватсон едва успели вскочить на подножку и протиснуться в закрывающиеся двери. Автобус тронулся. В ту же минуту автобусный салон наполнился криками пассажиров: шар начал летать от одного пассажира к другому и уничтожать их головы. На пол повалились безголовые трупы. Потекли потоки крови.
  Шар подлетел к кабине водителя. Шофёр закрыл окошко, из которого он продавал билеты, но шар, как ртуть, просочился сквозь щель. Сыщики видели, как он вскочил на плечи шофёра и уничтожил его голову. Безголовый труп упал под кресло, а автобус, лишённый управления, врезался в фонарный столб.
  Шерлок Холмс принялся долбить по стеклу, отделявшему салон от кабины водителя. Он хотел добраться до жёлтого чудовища. Но, как выяснилось, и шар хотел добраться до своих преследователей. Через ту же щель он начал выдавливаться обратно в салон. И вот тут, пока он ещё не выдавился до конца, Шерлок Холмс и всадил в него шприц.
  Кислота прыснула в шар. Тот весь съёжился и почернел. Спустя несколько секунд вместо шара на полу автобуса растеклась чёрная слизь.
  - Я так и знал, Ватсон! - воскликнул Шерлок Холмс. - Моя догадка подтвердилась! Шар создан в секретной лаборатории профессора Мориарти. Это гений преступного мира, выдающийся учёный и такой злодей, каких ещё не видывал свет. Он вынашивает планы уничтожения всего человечества. Вы заметили в нижней части шара маленький чёрный знак: буква М и две перекрещенные кости? Это личное клеймо профессора Мориарти. Он ставит его на все свои изделия. Шар - опытный образец, и то, что мы видели - всего лишь испытание его в действии.
  Друзья вылезли из автобуса, разбив окно.
  - Вы думаете, следует ждать появления новых шаров? - спросил доктор Ватсон.
  - Уверен в этом, - ответил Шерлок Холмс. - Сотня шаров способна уничтожить десятки тысяч людей, а если напустить на Москву тысячи шаров, то они уничтожат не только население города, но и население России вплоть до Урала.
  - И когда это может случиться?
  - В любой момент.
  Где-то в небе раздался гул. Друзья посмотрели вверх. Пролетающий самолёт выпускал груды жёлтых воздушных шариков. Их было множество, они застилали всё небо.
  - Это пролетел профессор Мориарти! - закричал Шерлок Холмс.
  - Что будем делать, Холмс? - спросил доктор Ватсон.
  - Шары пока ещё высоко, мы успеем добежать до джипа. Вся надежда на зенитную пушку и снаряд, заряженный серной кислотой.
  Друзья со всех ног помчались по улице. Через пять минут они запрыгнули в джип. Шерлок Холмс нажал на кнопку, и из крыши машины выдвинулся пушечный ствол.
  - Ватсон, найдите в багажнике снаряд!
  Доктор Ватсон залез в багажник. Там лежало с десяток снарядов. Он схватил один из них и вернулся к Шерлоку Холмсу.
  - Нет, Ватсон! - крикнул сыщик. - Этот снаряд - с синильной кислотой! А нужен с серной!
  Доктор Ватсон снова залез в багажник.
  - Опять не то, Ватсон! Это снаряд с перцовым газом! Посмотрите внимательнее. На нужном снаряде написано "H2 SO4".
  Наконец раздался голос доктора Ватсона.
  - Нашёл, Холмс!
  - Заряжайте!
  Через минуту пушка выстрелила. Снаряд серебристой ракетой взвился ввысь и взорвался, выплеснув целое облако кислоты. Все жёлтые шары оказались в этом облаке. Они почернели и исчезли. Пушка автоматически убралась обратно в крышу джипа.
  А спустя ещё несколько минут на землю пролился кислотный дождь. Он был такой едкий, что оставлял на одежде прохожих дырки, а если кто шёл с непокрытой головой, то истреблял все волосы.
  Мимо приятелей пробежал испуганный толстяк с лысой головой. За ним семенила лысая старуха, таща на поводке лысую болонку.
  - Ничего страшного, Ватсон, - сказал Шерлок Холмс, закуривая трубку. - В конце концов, остаться без волос - это лучше, чем остаться без головы!
  Он взялся за руль, и они покатили дальше.
  
  
  
  Зомбилла
  
  В Москве, на улице Крымский Вал, в самый разгар жаркого августовского дня произошло нечто невероятное и ужасное. Подчиняясь действию какой-то неведомой силы, прохожие начали сбиваться в одну тесную толпу. Толпа быстро увеличивалась. Она росла не только вширь, но и вверх. Вскоре это была уже не толпа, а холм из людских тел.
  Действие силы росло. Увлекаемые ею люди бежали к человеческому холму не только с Крымского Вала, но и со всех окрестных улиц и площадей. Машины на ходу сталкивались друг с другом, потому что их водители и пассажиры тоже были захвачены странной силой. Они раскрывали дверцы, выпрыгивали из машин и опрометью мчались к холму.
  Сила исходила именно от этого ужасного холма. И был он тем ужаснее, что составляли его не люди, а ожившие мертвецы. Все, кто оказывались в холме, мгновенно погибали и тут же оживали, но оживали не как люди, а как зомби. Это был холм злобных бессмысленных зомби, которые орали, ревели и визжали на разные лады.
  Вскоре это был уже не холм, а гора высотой с пятиэтажный дом. Вдруг она сдвинулась с места и поползла. На набережной она вобрала в себя несколько сотен человек, а по пути к Большому Каменному мосту захватила несколько тысяч пешеходов и автомобилистов. Гора зомби, оглашавшая воздух воем и рёвом, ростом стала с кремлёвскую башню.
  Где-то в районе Манежной площади она начала менять форму. Теперь это была уже не гора, а нечто человекоподобное. Гора превратилась в существо, полностью составленное из зомби. У него было массивное туловище, две короткие ноги, две длинные руки и приплюснутая голова, совсем без шеи. Существо постоянно росло, потому что люди продолжали сбегаться к нему со всех сторон, тут же превращаясь в зомби.
  На голове существа можно было различить рот, нос и глазные впадины. Голова поворачивалась, как будто тварь разглядывала окружающие дома. Шла она не спеша, медленно переставляя свои грузные ноги. Каждый её шаг оставлял на асфальте десятки раздавленных зомби. Эти зомби были в ступнях страшной твари, и поэтому им повезло меньше других. Но даже раздавленные и расплющенные в лепёшку, они не могли умереть, потому что они были зомби. Они не могли подняться на раздавленные ноги, даже не могли ползти, но всё равно шевелились и елозили в кровавых лужах, шипели и урчали. Монстр не замечал их. Он состоял из многих тысяч зомби, и потерять несколько десятков из них было для него пустяком.
  Вскоре составляющие его зомби кричали не в разнобой, а согласным хором, как будто кричали не они, а посредством их глоток подавала голос сама тварь. Теперь всем, кто видел её издали, стало ясно, что это не тысячи отдельных зомби, а одно человекоподобное чудовище, состоящее из тысяч зомби. И ревело оно голосом, включавшим в себя тысячи и тысячи голосов зомби.
  Тварь шла, оставляя после себя на асфальте кровь и расплющенные трупы. А когда она задевала стены домов, то и на стенах оставались кровь и размазанные части тел. Иногда она дико вскрикивала всеми своими глотками и взмахивала руками, как будто грозила кому-то, и её голос разносился чуть ли не по всей Москве. И видно её было отовсюду, как Останкинскую телебашню.
  Множество журналистов и телеоператоров вели прямой репортаж с места событий. Жители Москвы, а вскоре и всего мира, замерев от ужаса, следили по телевизионным новостям, как кошмарный исполин проходит по улицам и перешагивает через дома. Ему уже присвоили имя: Зомбилла, потому что ростом и внешностью он был похож на Годзиллу, про которого сняли фантастический фильм.
  Шерлок Холмс и доктор Ватсон сидели у себя дома на Ленинском проспекте и, как и все, смотрели по телевизору репортаж об ужасающих событиях.
  - Холмс, что вы скажете по этому поводу? - спросил изумлённый доктор Ватсон.
  Сыщик отозвался не сразу.
  - Это штучки нашего заклятого врага профессора Мориарти, - наконец сказал он, вынув изо рта трубку. - В походке монстра я узнал его походку, и особенно это движение плечами, которое свойственно только ему. Не сомневаюсь, что он находится внутри этой горы живых трупов. Она подчиняется ему во всём, вплоть до повторения его движений.
  - Как он это делает?
  - С помощью инфразвука особой частоты. Это звук неслышим человеческим ухом. Он воздействует на людей не через органы слуха, а через мозг. Это самое страшное изобретение дьявольского профессора. Теперь он будет ходить по Москве и инфразвуком притягивать к себе людей, превращая их в живых покойников, пока не расправится со всем населением города.
  По телевизору объявили, что монстр вышел на Ленинский проспект. Доктор Ватсон взял бинокль и подошёл к окну.
  - Я вижу его! - воскликнул он. - Тварь приближается к нам!
  - Думаю, она направляется к МГУ, чтобы уничтожить студентов, - сказал сыщик.
  - Смотрите, к Зомбилле сбегаются люди со всех сторон, - взволнованно говорил доктор Ватсон, не отрываясь от бинокля. - Они как будто прилипают к нему и начинают взбираться по его телу, как муравьи! Ужасное зрелище!
  - Люди одурманены действием инфразвука, - сказал Шерлок Холмс. - Я когда-то, в бытность свою студентом-химиком, занимался его изучением...
  - Скажите сразу: есть от него спасение или нет?
  - У нас на антресолях должны валяться кепки, защищающие от любых излучений, - сказал Шерлок Холмс, выходя из комнаты. - Пойду поищу их.
  Вернулся он через четверть часа в защитной кепке на голове. Вторую такую же кепку он держал в руках.
  Его глазам предстала ужасная картина: доктор Ватсон с каким-то окаменевшим лицом дёргает оконную раму, пытаясь её открыть. Наконец он дёрнул изо всех сил. Рама распахнулась. Доктор Ватсон вскочил на подоконник и прыгнул с восьмого этажа.
  Шерлок Холмс едва успел схватить его за руку. Доктор Ватсон сопротивлялся и пытался вырваться, словно хотел покончить с собой. Сыщик, держа его одной рукой, второй рукой надел на него защитную кепку. Выражение лица доктора Ватсона сразу стало осмысленным. А когда он посмотрел вниз, в глазах его отразился ужас.
  - Холмс! - закричал он срывающимся голосом. - Холмс! Я падаю!
  - Держитесь крепче, Ватсон!
  Шерлок Холмс схватил его обеими руками и втянул обратно в комнату.
  - Я не помню, что со мной было, - признался доктор Ватсон. - Я как будто потерял сознание.
  - Вы попали под действие инфразвука, - ответил сыщик. - Поэтому не снимайте защитную кепку.
  Как раз в эту минуту Зомбилла проходил за окном. Он был так высок, что друзья видели только его ноги. Но даже и эти ноги производили ужасающее впечатление. Они были сплошь составлены из множества шевелящихся зомби с посиневшими, страшно раздутыми лицами и вытаращенными глазами. Но ещё страшнее было то, что отовсюду, из всех арок и переулков, к этим ногам сбегались одурманенные люди и вливались в их массу. Многие жители домов, как только что доктор Ватсон, выпрыгивали из окон навстречу чудовищу и летели вниз, разбиваясь вдребезги. А потом то, что от них осталось, поднималось с асфальта и, шатаясь, покорно брело вслед за монстром.
  - Да, это профессор Мориарти, - повторил Шерлок Холмс убеждённо. - Поводить плечом - его привычный жест. А ещё он часто кривит рот. Видите, тварь тоже его кривит?
  Чудовище прошло, а Шерлок Холмс, высунувшись из окна, всё рассматривал его.
  - Пойдёмте-ка, Ватсон, поищем на антресолях лучевое ружьё, - наконец сказал он. - Оно испускает невидимый луч, который проходит сквозь предметы. Если в глубине этой груды ходячих мертвецов прячется профессор Мориарти, то луч обнаружит его. Луч заставит его дёргаться и хохотать до тех пор, пока он не лишится чувств. С зомби же луч ничего сделать не может, потому что они мертвы. Он действует только на живых людей.
  - Надо найти это ружьё, пока тварь не ушла слишком далеко! - закричал доктор Ватсон.
  Но пока Шерлок Холмс разыскивал на антресолях лучевое ружьё и вставлял в него батарейки, Зомбилла успел уйти на недосягаемое для луча расстояние.
  По телевизору сообщили, что монстр подошёл к высотному зданию МГУ на Воробьёвых горах. Тысячи студентов выпрыгивают из окон, разбиваются насмерть, тут же поднимаются, превратившись в зомби, и бредут к Зомбилле, чтобы слиться с ним.
  - Поспешим, Ватсон, - сказал Шерлок Холмс, на ходу закидывая ружьё за спину. - Инфразвук проклятого профессора на нас не действует, так что бояться нечего.
  Они спустились в лифте и вышли на проспект. Весь асфальт был залит кровью и усеян частями человеческих тел. Некоторые ожившие трупы были измяты и искалечены до такой степени, что не могли ходить. Они могли лишь ползти в ту сторону, куда ушёл их чудовищный хозяин. На сыщиков они не обращали внимание.
  - По радио говорят, что Зомбилла от МГУ пошёл к Воробьёвым горам, - сказал доктор Ватсон.
  - Отлично, - ответил Шерлок Холмс. - Это в десяти минутах ходьбы отсюда. Там мы его и перехватим!
  Они бросились бежать, и вскоре увидели Зомбиллу. Он находился далеко от них, на Смотровой площадке, но был хорошо виден. Напитавшись телами тысяч студентов, он вырос ещё больше. Казалось, его голова достаёт до облаков.
  Испустив страшный рык, чудовище стало спускаться к Москва-реке. Туда же бросились и сыщики.
  Путь Зомбиллы по склонам гор отмечали искромсанные, нашпигованные на деревья тела сотен зомби. Монстр медленно приближался к метромосту. Но на метромост, на его верхнюю эстакаду, уже успели выбежать Шерлок Холмс и доктор Ватсон.
  Зомбилла вошёл в реку. Шерлок Холмс вскинул ружьё и включил луч. Луч был тонкий и едва заметный. Сыщик водил им по огромному туловищу Зомбиллы - по груди, животу, плечам, голове. На чудовище это не действовало. Оно как ни в чём не бывало двигалось по дну. Подойдя к метромосту, оно занесло ногу, чтобы перешагнуть через него, как вдруг с ним что-то случилось. Монстр содрогнулся всем телом.
  - Нашёл, Ватсон! - закричал Шерлок Холмс. - Я нашёл его!
  Луч бил в одну точку в верхней части груди Зомбиллы.
  - Профессор Мориарти прячется вон там!
  Зомбилла перенёс ногу через мост и замер. Тысячи его глоток издали дружный пронзительный визг. Казалось, монстр дико хохочет. Он высился над мостом, расставив ноги, и трясся в диком судорожном смехе. Шерлок Холмс не сводил луча с его груди.
  Зомбилла наклонился.
  - А-а, это ты, Холмс! - хором закричали тысячи глоток. - Не надейся, тебе не удастся меня остановить! Я расправлюсь с тобой и со всеми людишками, так и знай!
  Его голос был нетвёрдым. Казалось, он говорит через силу, подавляя смех. Чудовище стало дёргаться, размахивать руками, корчиться и кривить лицо. Зомби дружно хохотали, повторяя хохот своего хозяина.
  Видно было, что Зомбилла едва держится на ногах.
  - Ватсон, он теряет контроль не только над собой, но и над своим прибором! - закричал Шерлок Холмс, с трудом удерживая луч на нужной точке на груди исполина. - Будьте осторожны! Сейчас вся эта гора зомби начнёт сыпаться!
  Он был прав. Инфракрасное излучение, сбивавшее тысячи зомби в один огромный ком, стало слабеть. Первые зомби посыпались с головы и плеч монстра. Большинство упало в реку, но некоторые рухнули на эстакаду метромоста. Их тела падали совсем недалеко от Шерлока Холмса и доктора Ватсона.
  Сыщики побежали прочь, но скоро стало ясно, что уйти им не удастся: Зомбилла разрушался стремительно. Вокруг падали десятки и сотни зомби.
  На метромосту стояли брошенные машины. Только что их владельцы, попав под действие инфразвука, выскочили из них и убежали навстречу Зомбилле.
  - Залезайте в джип! - закричал Шерлок Холмс, увидев поблизости внедорожник с распахнутыми дверцами.
  Едва друзья залезли в машину, как Зомбилла рассыпался окончательно. Тысячи зомби рухнули на метромост. Ещё больше их упало в реку. Зомби с грохотом валились на крышу джипа. Казалось, его захлестнула лавина.
  Крыша внедорожника покрылась трещинами и прогнулась, но выдержала напор. Шерлок Холмс с доктором Ватсоном вылезли и огляделись. Весь метромост был завален зомби. Вместе с исчезновением инфразвука ушла и сила, которая оживляла их. Многие зомби ещё шевелились, но уже никто не мог не то что ходить, но даже подняться на ноги.
  - Вон он, Холмс, смотрите!
  Шерлок Холмс посмотрел туда, куда показывал приятель. Какой-то человек, явно не зомби, изо всех сил цеплялся за парапет моста. За спиной незнакомца висели баллоны, голову закрывала круглая маска, как у аквалангистов. Он напрягал все силы, чтобы вскарабкаться на парапет.
  - Это Мориарти, Ватсон! - закричал Шерлок Холмс.
  - А почему на нём акваланг?
  - Ну, это же элементарно. Он со своим дьявольским прибором всё время находился внутри скопления зомби. Без маски и баллонов с воздухом он задохнулся бы!
  - А где его прибор?
  - Если он не упал в реку, то должен валяться где-то здесь. А, я его вижу! Вон он лежит, на капоте чёрной машины!
  Прибор, похожий на большую юлу, действительно лежал на машине, пробив её капот при падении.
  Профессор Мориарти, наконец, вскарабкался на парапет. Отдуваясь, он отвёл с лица маску для подводного плавания, и друзья увидели, что под ней ещё одна маска - красная, с разрезами для глаз, носа и рта.
  Профессор тоже увидел прибор и начал подбираться к нему по груде изувеченных тел.
  - Ватсон, возьмите ружьё и бейте по нему лучом! - крикнул Шерлок Холмс. - Не сводите с него луч ни на секунду! Я попытаюсь раньше него добраться до прибора!
  Профессор Мориарти был гораздо ближе к прибору, чем Шерлок Холмс, но луч не давал ему двигаться быстро. Профессор дёргался и непрерывно хохотал. Впрочем, непросто было и Шерлоку Холмсу. Ему приходилось перебираться через завалы зомби, проявлявших слабые признаки жизни. Когда он наступал на них, они злобно шипели и норовили схватить его или вцепиться в него зубами.
  - Холмс! - закричал доктор Ватсон. - Энергия в батарейках заканчивается! Луч гаснет!
  Шерлок Холмс и профессор Мориарти подошли к прибору одновременно. Оба схватились за него и принялись тянуть каждый на себя. Ослабевший луч почти не оказывал на профессора действия. Мориарти удалось вырвать прибор. Он метнулся с ним к парапету. Сыщик бросился за ним. У парапета снова разгорелась драка. Доктор Ватсон, отбросив бесполезное ружьё, поспешил на помощь другу.
  Отбиваясь от Шерлока Холмса, Мориарти поскользнулся и выпустил прибор из рук. Сыщику тоже не удалось удержать его. Прибор полетел с моста, ударился внизу о гранитный выступ и разбился на сотни обломков. Все они исчезли в реке.
   Профессор издал крик, полный бессильной ярости.
  - Теперь не уйдёшь, Мориарти! - закричал Шерлок Холмс. - И твоя маска тебя не спрячет!
  - Держите его, Холмс! - кричал доктор Ватсон, подбегая. - Я сейчас свяжу его!
  Но тут профессор Мориарти перекинулся через парапет и прыгнул с моста в воду. Шерлок Холмс не успел его удержать.
  Профессор нырнул. Скоро его голова в красной маске снова показалась на поверхности реки. Друзьям показалось, что он смеётся. Он надел маску для подводного плавания и снова нырнул. Больше он не показывался. По реке плыли одни только зомби. Впрочем, теперь это уже были не зомби, а обычные трупы.
  - Мы остановили его слишком поздно, - нахмурившись, проговорил Шерлок Холмс. - Он успел натворить бед.
  - Было бы ещё хуже, если бы мы сидели сложа руки, - ответил доктор Ватсон. - Ведь по-другому остановить его можно было только атомным взрывом!
  Слышался приближающийся рёв машин "Скорой помощи". А вскоре в небе показались военные вертолёты. Они прилетели расстреливать Зомбиллу, но его уже не было.
  
  
  
  Бассейн с кровью
  
  В одном городе стали пропадать девочки. Никто не знал, куда они деваются. Некоторые люди видели с ними старуху, но описать её внешность толком не могли - все описывали её по-разному, как будто она меняла свой облик.
  А была та старуха злой колдуньей. Она подкарауливала девочек, подходила к ним с умильной улыбкой и давала им конфеты. Девочки ели их и шли за ней. Старуха доходила до ближайшего забора или глухой стены, касалась её своей клюкой и в стене вдруг появлялась дверь. Старуха и девочки входили в неё, дверь за ними закрывалась и исчезала. И больше этих девочек никто не видел.
  За дверью была лестница, которая вела вниз, к бассейну, наполненному кровью. В крови купались два голых пузатых мужика. Колдунья подводила девочек к самому краю бассейна и толкала их в кровь. Тут на них набрасывались мужики, начинали рвать на них одежду, мять их, кусать и царапать. Но кровь не пили. Вдоволь наигравшись с девочками, они перегрызали им горло и выпускали из них кровь в бассейн. Это были сыновья колдуньи. Они могли жить только в крови. Если они вылезут из бассейна, то сразу превратятся в скелеты и умрут. Зато в крови девочек они могли жить вечно.
  Детские трупы старуха оттаскивала в подвал под бассейном. Трупов там уже скопилось множество. А мужикам всё было мало - им нравилось купаться с девочками и грызть им горло, и они приказывали ведьме приводить к ним их ещё и ещё.
  Но старуха не знала, что её выследили Шерлок Холмс и доктор Ватсон. Когда она подвела очередную девочку к стене, сыщики со всех ног кинулись к ней. Она коснулась стены клюкой. Появилась дверь. Старуха раскрыла её, пропустила девочку вперёд и следом прошла сама. Тут к ней подбежал Шерлок Холмс и схватил её за юбку. Ведьма зарычала от злости.
  - Проходите быстрее, Ватсон, - крикнул Шерлок Холмс. - Пока я держу её юбку, дверь не закроется. Но стоит мне отпустить её, как дверь исчезнет и мы останемся ни с чем!
  Доктор Ватсон быстро прошмыгнул в дверь. За ним последовал Шерлок Холмс.
  Старуха замахнулась на них клюкой, но Шерлок Холмс выбил клюку у неё из рук. Тогда старуха схватила девочку в охапку и побежала по лестнице. Сыщики бросились за ней. Подбежав к бассейну, старуха швырнула девочку в кровь. В последний момент доктор Ватсон попытался удержать несчастного ребёнка, но ведьма вцепилась в него и они полетели в кровь оба.
  - Холмс! - закричал доктор Ватсон, борясь со старухой. - На помощь! Тут кровь! Девочка тонет!
  Шерлок Холмс хотел было броситься в бассейн на помощь девочке и другу, но на секунду задержался и огляделся. Заметив лестницу, ведущую в подвал, он крикнул:
  - Ватсон, держитесь! Я знаю, что делать! В днище бассейна должен быть кран или затычка, благодаря которой можно спустить кровь! Держитесь и не дайте им убить ребёнка!
  И он побежал вниз по подвальной лестнице.
  Доктор Ватсон был отличным пловцом и сразу освоился в бассейне. Ведьма вцепилась в него и пыталась утянуть на дно, но он вырвался и сам окунул её голову в кровь. Девочка, визжа и захлёбываясь, обвила руками его шею.
  К нему с разных сторон поплыли мужики. Они рычали от ярости. Но когда они доплыли до него, он уже успел вытолкнуть девочку на бортик бассейна. Сам он вылезти не успел. Ему пришлось вступить в драку с мужиками.
  Тем временем Шерлок Холмс спустился в нижнее помещение, заваленное трупами убитых девочек. Он пробирался в полумраке, стараясь не наступать на тела. Потолок был низким, ему пришлось согнуться в три погибели.
  Несмотря на темень, он всё-таки разглядел на потолке затычку и вцепился в неё обеими руками. Затычка не поддавалась. А тут ещё ноги Шерлока Холмса обвила большая змея, жившая в подвале. С шипением она начала подниматься по его телу, подбираясь к шее. Сыщик чувствовал, что ещё минута - и страшное существо задушит его. Тогда он изо всех сил дёрнул затычку, и она выскочила. Из раскрывшегося отверстия водопадом хлынула кровь. Змея тут же отпустила сыщика и издохла.
  Уход крови из бассейна сразу почувствовали доктор Ватсон и свирепые мужики, которые пытались его утопить. Они вдвоём держали его за руки и нагибали его голову вниз, чтобы он захлебнулся. И он неминуемо захлебнулся бы, если бы вода стремительно не пошла на убыль.
  Мужики заревели от страха.
  - Надо заткнуть отверстие, иначе нам конец! - крикнул один из них.
  - Как его заткнёшь? - отозвался второй.
  - А вот им и заткнём, - первый мужик кивнул на доктора Ватсона. - Давай, заталкивай его в дырку!
  Они подтащили доктора Ватсона к самому отверстию, но тот, отдышавшись, ударил одного из них кулаком под дых. Второму врезал по зубам.
  - Отлично, Ватсон! - раздался голос Шерлока Холмса. Сыщик в эту минуту появился у края бассейна. - Прекрасные удары, которым позавидовал бы чемпион мира по боксу!
  Кровь из бассейна ушла вся. Доктор Ватсон отцепился от мужиков и поднялся на ноги. Он смотрел на своих противников изумлённо. И ведьма, и оба мужика лежали на дне бассейна и корчились в судорогах. С них стремительно слезали кожа и мясо. Наконец они превратились в скелеты и остались лежать неподвижно.
  - Кажется, с ними покончено, - сказал Шерлок Холмс.
  Снизу донёсся топот множества ног. Это из подвала начали выходить девочки - живые и здоровые. Все они были выпачканы кровью, которая вышла из бассейна и залила подвал. Кровь, которая долгое время оживляла ведьму и двух злобных мужиков, теперь оживила их жертв.
  Девочки окружили Шерлока Холмса и доктора Ватсона и, плача, стали рассказывать, как их увела коварная старуха и как мучили их в кровавом бассейне злые мужики.
  - Холмс, теперь нам надо подумать о том, как выбраться отсюда, - сказал доктор Ватсон.
  - Элементарно, Ватсон, - ответил сыщик. - Нам поможет вот это! - И он поднял с пола ведьмину клюку.
  Сыщики, а следом за ними девочки поднялись по лестнице и остановились перед глухой стеной. Шерлок Холмс коснулся её клюкой, и в стене появилась дверь. Сыщик раскрыл её. Увидев яркое солнце, друзья облегчённо вздохнули, а девочки закричали и запрыгали от радости.
  
  
  
  Жёлтые занавески
  
  К Шерлоку Холмсу пришла женщина, вся в слезах.
  - Товарищ Холмс, - сказала она, - только на вас надежда! У меня погибла вся моя семья: муж и двое детей!
  - Расскажите по порядку, как было дело, - сказал сыщик.
  - Началось с того, что умерла моя престарелая мать, - начала женщина. - Перед смертью она потребовала, чтобы я утопила в реке жёлтый чемодан, в котором лежали старинные жёлтые занавески. Она сказала, что на них лежит проклятье. Но занавески были очень красивые, и мне не хотелось топить их. Тем более я не верю в проклятья и всякую чертовщину. Поэтому я потихоньку отнесла чемодан на чердак, а матери сказала, что утопила. И вот, она умерла, а я подождала с недельку, потом сходила на чердак и вынула из чемодана занавески. Мужу и двум дочкам они очень понравились. Мы повесили их на окно. Потом я ушла на ночное дежурство, а утром возвращаюсь - муж и дочки лежат задушенные, с посинелыми лицами. Приехали милиционеры, но никаких следов преступника не нашли.
  - Это всё? - спросил Шерлок Холмс.
  - Нет, на этом ужасы не кончились! Три милиционера устроили в квартире засаду и остались на всю ночь. Утром их нашли задушенными. В ту же ночь кто-то задушил двух мужчин, которые жили этажом ниже, и старуху, которая жила этажом выше. Я потом разговаривала с соседками из дома напротив. Одна из них говорит, что среди ночи случайно посмотрела в окно и увидела, как по стене нашего дома ползут жёлтые полотнища и проникают в раскрытые окна... Товарищ Холмс, я не сомневаюсь, что людей душат эти проклятые жёлтые занавески! А милиция меня и слушать не хочет!
  Шерлок Холмс поднялся из кресла.
  - Ватсон, - сказал он другу. - Надо немедленно ехать. История поразительная и загадочная, но мы найдём разгадку!
  Они подъехали к дому, в котором жила женщина, поднялись на шестой этаж и вошли в квартиру. Жёлтые занавески висели на своём месте.
  - Я пыталась их разорвать, разрезать, сжечь, - сказала хозяйка квартиры, - но с ними ничего невозможно сделать! Их даже снять невозможно!
  Сыщик задумался.
  - В полночь они оживут и будут душить людей до самого утра, - сказал он. - И на следующую ночь снова будут душить. Если их не уничтожить, они будут оживать каждую ночь и душить всех, кто им попадётся!
  - Но как их уничтожить, Холмс? - спросил доктор Ватсон. - Может, применить электропилу или автоген?
  - Вряд ли это подействует, - ответил сыщик. - Но какой-то способ должен быть. Нам надо найти его до наступления ночи.
  Он прошёлся по квартире.
  - А где жёлтый чемодан, в котором они находились? - спросил он у хозяйки.
  - Остался на чердаке, - ответила она.
  Друзья поднялись на чердак. Жёлтый чемодан валялся в пыльном углу. Сыщик раскрыл его, но он был пуст.
  - Здесь ничего нет! - воскликнул доктор Ватсон.
  - Вот тут на чемодане есть маленький рисунок, - сказал Шерлок Холмс, доставая из кармана лупу.
  Несколько минут он разглядывал изображение.
  - Нарисована Спасская башня с рубиновой звездой, - сказал, наконец, он. - В звезде, если приглядеться, находится нож... Всё ясно, Ватсон! - Сыщик решительно встал. - Занавески уничтожит нож, который лежит в звезде Спасской башни!
  Доктор Ватсон покачал головой.
  - Достать оттуда нож дело нешуточное, ведь это Кремль, там повсюду охрана.
  - Ватсон, у нас мало времени! - воскликнул Шерлок Холмс. - Скоро наступит ночь! Мы должны достать его, пока занавески не ожили!
  Друзья бегом спустились вниз, запрыгнули в джип и покатили к Кремлю. У ворот Спасской башни стояли два охранника. Шерлок Холмс и доктор Ватсон притворились прохожими. Насвистывая песенку, они подошли к охранникам, и вдруг достали баллончики с усыпляющим газом и прыснули им в лицо. Через секунду те уже лежали, заснув глубоким сном.
  Друзья вбежали в ворота, вскрыли отмычкой потайную дверь башни и по узкой лесенке поднялись на верхнюю площадку. Там они надели специальную альпинистскую обувь и полезли по скату крыши.
  Первым к звезде подлез Шерлок Холмс. Несколькими ударами тяжёлого молотка он расколотил её. Внутри, действительно, оказался небольшой нож. Забрав его, приятели начали спускаться вниз. Но другие охранники уже заметили их и подняли тревогу. Приятели по-быстрому спустились, выбежали из башни и наткнулись сразу на трёх охранников. Пришлось снова пустить в ход усыпляющий газ.
  Когда они добежали до джипа, за ними гнался уже весь кремлёвский полк. Сыщики на полной скорости покатили к дому, где висели жёлтые занавески. За ними на ста бронетранспортёрах мчался полк.
  Кремлёвцы начали стрелять по шинам джипа, и им удалось их прострелить. Это произошло недалеко от дома с жёлтыми занавесками. Сыщикам пришлось вылезти из джипа и дальше бежать во весь дух.
  Из-за этих шин они всё-таки опоздали. Они уже вбегали в подъезд, когда часы пробили полночь. Занавески ожили. Жёлтыми змейками они выскользнули из окна квартиры и плавно опустились вниз. Внизу на улице стояли БТРы, из которых вылезали кремлёвцы. Занавески набросились на них и принялись душить одного за другим. Делали они это с поразительной быстротой. Военные разбегались в панике, но занавески мелькали как юркие жёлтые молнии и оставляли после себя только трупы.
  Шерлок Холмс и доктор Ватсон наблюдали за побоищем из укрытия.
  - Сдаётся мне, Холмс, что их активность нарастает от ночи к ночи, - заметил доктор Ватсон.
  - Вы правы, - отозвался сыщик. - Они звереют всё больше. Если так пойдёт и дальше, то на следующую ночь они уничтожат половину населения Москвы. А ещё через ночь окончательно опустошат столицу и заодно Подмосковье.
  Вскоре все окрестные улицы были завалены трупами кремлёвских солдат. Из всех, кто бросились в погоню за сыщиками, не выжил никто.
  Убив военных, занавески разлетелись по домам, начали залетать в квартиры и душить жителей. Одна из занавесок неожиданно очутилась перед доктором Ватсоном.
  - Холмс! - закричал он в ужасе.
  Шерлок Холмс сжал в руке нож.
  - Я бегу к вам, Ватсон!
  Но уже через секунду стало ясно, что он не успеет. Жёлтая занавеска захлестнула шею Ватсона, и вдруг где-то вдали закричал петух, возвещая о наступлении утра. Занавеска метнулась прочь и стремительно унеслась.
  Бледный как полотно доктор Ватсон еле стоял на ногах.
  - Холмс, меня спасло чудо, - прохрипел он. - Она улетела...
  - Я даже знаю - куда, - ответил Шерлок Холмс. - Идёмте, Ватсон.
  Они поднялись на шестой этаж и вошли в квартиру. Жёлтые занавески висели на своём месте как ни в чём не бывало.
  Шерлок Холмс полоснул по ним ножом. Сначала по одной занавеске, потом по второй. Занавески стали расползаться, осели на пол, и вдруг по ним пробежало пламя. Обе сгорели в мгновение ока. Друзья едва успели выбежать из квартиры, когда начался пожар. Огонь был такой силы, что квартира сгорела вся, а за ней сгорел и обрушился весь дом.
  - Я чувствую себя абсолютно вымотанным, - признался доктор Ватсон. - Жаль, что вышел из строя наш джип!
  - Ничего, нас кто-нибудь подбросит, - ответил Шерлок Холмс.
  И друзья зашагали по безлюдным утренним улицам, высматривая попутную машину.
  
  
  
  Красные кроссовки
  
  Одна девочка шла мимо кладбища и увидела старуху, которая продавала красивые красные кроссовки. По размеру они девочке подошли, и она купила их.
  Дома она показала их родителям и бабушке. Бабушке они не понравились.
  - В них надо ходить только днём, - сказала она. - Вечером и ночью нельзя, а то может случиться несчастье.
  Девочка не послушалась и пошла в них на дискотеку. Вернуться она должна была в десять часов вечера. Но в десять она не вернулась. Не вернулась и в одиннадцать.
  Ровно в полночь в квартиру позвонили. Отец с мамой открывают, а за дверью никого нет, одни только красные кроссовки на полу лежат.
  И вдруг кроссовки запрыгали, как будто кто-то невидимый в них пошёл. Они направились в комнату девочки. Минут через пять перепуганные родители осмелились заглянуть туда. Кроссовок там уже не было. Куда они пропали - неизвестно. Зато на стене появилась надпись красным фломастером: "Мама, это я".
  Девочка так и не появилась. С тех пор раз в месяц, каждое пятое число - а именно пятого числа девочка ушла и не вернулась, - ровно в полночь в дверь квартиры звонили. За порогом никого не было, лежали только красные кроссовки. Они входили в квартиру, и на стене девочкиной комнаты появлялась надпись: "Мама, это я".
  Так продолжалось целый год. Ни милиция, ни учёные ничего не могли понять. Тогда родители девочки обратились за помощью к Шерлоку Холмсу.
  В ночь на пятое число Шерлок Холмс и доктор Ватсон устроили засаду у дверей квартиры. Красные кроссовки появились внезапно. Они словно возникли из воздуха. Сам собой зазвонил звонок. Родители открыли, и кроссовки потопали в квартиру. Сыщики направились за ними.
  Кроссовки прошли в девочкину комнату. Со стола взлетел красный фломастер, как будто кто-то невидимый его поднял. Подлетев к стене, фломастер написал на ней: "Мама, это я".
  Пока фломастер писал, Шерлок Холмс подкрался к кроссовкам и прикрепил к одному из них маленький, размером с булавочную головку, радиомаячок. Он держался на специальной липучке.
  Кроссовки не обратили на радиомаячок никакого внимания. Фломастер вернулся на стол, а кроссовки протопали к двери на балкон и вдруг исчезли, как будто растворились.
  Шерлок Холмс достал из кармана портативную рацию и покрутил колёсико настройки.
  - Связь есть! - воскликнул он. - Направление взято! Кроссовки удаляются на северо-восток. Идёмте быстрее, Ватсон. И захватите на всякий случай лопаты!
  Они пошли, ориентируясь на сигналы, которые испускал радиомаячок на кроссовке. Через час они оказались на кладбище.
  - Сигнал идёт вот от этой могилы, - сказал Шерлок Холмс, не сводя глаз с панели рации. - Точно, от неё! Надо копать!
  - Как вы догадались, что лопаты нам пригодятся? - спросил доктор Ватсон.
  - Элементарно, - ответил сыщик. - Девочка купила кроссовки на кладбище. Значит, туда и должен был привести нас радиомаячок. А если на кладбище, то наверняка понадобятся лопаты.
  Они начали раскапывать могилу. Не прошло и пяти минут, как лопаты ударились о крышку гроба. Крышка сама собой откинулась, и показались ступени винтовой лестницы. Шерлок Холмс включил фонарик и начал спускаться. За ним последовал доктор Ватсон.
  Это был подземный ход. Стены его были выложены чёрными камнями, и он уходил всё глубже и глубже под землю.
  Внезапно сыщик остановился.
  - Навстречу кто-то идёт, - сказал он шёпотом.
  Шаги приблизились, и из-за поворота вышел скелет. На нём были девочкины джинсы и блузка, на ногах - красные кроссовки.
  - Это я, пропавшая девочка, - сказал скелет хрипло. - Та самая. Приведите сюда моих папу и маму и всех моих друзей.
  Но Шерлок Холмс вдруг набросился на скелета и сбил его с ног. Тот покатился по ступенькам, разваливаясь на ходу на отдельные косточки. Скатившись с лестницы, кости рассыпались по полу беспорядочной грудой.
  В дальней стене находилась дверь. Шерлок Холмс вскрыл её отмычкой. Друзья увидели за дверью пропавшую девочку и ещё с десяток пропавших детей. Все они лежали без сознания.
  - Надо сжечь ведьму! - крикнул Шерлок Холмс и обернулся к груде костей.
  Из них уже вновь образовался скелет. Он поднялся и набросился на сыщика. Тот достал пистолет и выстрелил в лоб скелету серебряной пулей. Скелет рухнул на пол и превратился в старуху, которая продала девочке кроссовки. Она была мертва. Во лбу чернело отверстие от пули.
  - Холмс, как вы догадались, что скелет - это не девочка? - спросил доктор Ватсон.
  - Элементарно, Ватсон. По зубам. У скелета они были почерневшие и источенные. У ребёнка таких зубов быть не могло.
  Дети начали приходить в себя. Вместе с Шерлоком Холмсом и доктором Ватсоном они поднялись по лестнице наверх и вышли из могилы. Как только вышел последний ребёнок, гроб захлопнулся. Приятели забросали его землёй.
  Дети вернулись домой. А наутро на кладбище приехали родители и милиция. Могилу раскопали, вскрыли гроб, но нашли в нём только груду костей. И никакого подземного хода там не было.
  
  
  
  Сердце пионера
  
  В пионерском лагере пропал мальчик Вася. Милиция приезжала, спасатели приезжали, следователи МУРа приезжали - не нашли Васю. Тогда вызвали Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Они обошли весь лагерь. В самом конце обхода, уже глубокой ночью, зашли на кухню.
  - Так, - сказал Шерлок Холмс. - Всё ясно.
  - Вы знаете, где находится мальчик? - удивился доктор Ватсон.
  - Это элементарно. Я вычислил его местонахождение при помощи дедуктивного метода. Обратите внимание на пятна крови и гипсовую пыль на полу.
  - И что это значит?
  - А вот что значит, - с этими словами Шерлок Холмс подошёл к повару: - Убийца - вы!
  - Я? - закричал повар. - Докажите! Найдите труп! Трупа нет - значит, и убийства нет.
  - Действительно, Холмс, где труп? - спросил доктор Ватсон.
  - Идёмте за мной.
  Шерлок Холмс, доктор Ватсон, повар и пионервожатый вышли на главную аллею. Здесь стояла статуя пионера-горниста. Шерлок Холмс обратился к пионервожатому:
  - Помнится, вы говорили мне, что эту статую изваял повар.
  - Точно так, - ответил пионервожатый.
  - Ну да, это моё творение, - подтвердил повар. - Я, знаете, люблю в свободное от работы время ваять разные статуи и скульптуры.
  Шерлок Холмс снова обратился к пионервожатому:
  - Когда повар изваял эту статую?
  - Пять дней назад.
  - А когда пропал мальчик?
  - Пять дней назад.
  - Принесите молоток, - сказал Шерлок Холмс.
  Вожатый принёс. Шерлок Холмс взял молоток и ударил по статуе. Треснул и посыпался гипс. Под слоем гипса появился труп пионера Васи. Ещё несколько энергичных ударов молотком - и труп окончательно избавился от своей гипсовой оболочки.
  Вожатый закричал в ужасе и показал на грудь мальчика. На левой стороне зияло большое отверстие.
  - У ребёнка похищено сердце, - сказал Шерлок Холмс.
  В эту минуту большие лагерные часы начали отбивать полночь. С последним ударом труп открыл глаза. Затем поднялся на ноги и с криком: "Отдай моё сердце!" - набросился на повара.
  Зомби разорвал на поваре рубашку, и все увидели, что на груди у повара, с левой стороны, где сердце, алеет большой свежезашитый рубец.
  - Отдай моё сердце! - кричал зомби и ногтями рвал кожу на груди повара.
  Он разорвал нитки, которыми был зашит рубец, просунул в раскрывшуюся рану руку и вытащил из неё кровоточащее, ещё бьющееся сердце. В ту же минуту он засунул его себе в грудь, а повар упал замертво. Свалился и зомби.
  - Ватсон, есть у вас иголка с шёлковой ниткой? - спросил Шерлок Холмс.
  - Она всегда при мне, - ответил доктор Ватсон и выдернул из-за обшлага своего пиджака иголку с вдетой в неё ниткой.
  Шерлок Холмс быстро зашил рану на груди Васиного трупа.
  Сначала труп лежал неподвижно, а потом на его бледных щеках появился румянец. Это был уже не труп, а мальчик Вася. Живой и здоровый. Он положил руку себе на грудь, чтобы ощутить биение своего сердца.
  - Моё сердце опять при мне! - воскликнул он радостно.
  - Повар занимался тем, что вырывал сердца у детей и пересаживал себе, - сказал Шерлок Холмс. - Благодаря этому он мог жить вечно. Но теперь череда убийств закончена. Васино сердце было последним, которое ему удалось похитить.
  На кухне имелся гипс. Шерлок Холмс и доктор Ватсон развели его в воде и обмазали им труп повара. К утру гипс застыл и получилась статуя.
  Пришли пионервожатые. Начали жать Шерлоку Холмсу руку, благодарить.
  - Спасибо, что нашли мальчика! И за статую спасибо! А без повара мы как-нибудь обойдёмся. Сами себе будем готовить. Картошку на костре будем печь и кушать её с салом и огурчиками.
  Один пионервожатый пригляделся к статуе и сказал:
  - Да ведь это вылитый Ленин, вождь мирового пролетариата! Посмотрите: лысый, коренастый, с бородкой. Ну, точно, Ленин! Ещё раз спасибо вам огромное, товарищ Холмс. Поставим ваше произведение на главной аллее.
  Другой пионервожатый, постарше, тоже пригляделся к гипсовому повару.
  - Всё бы хорошо, - сказал он, - только вот идеологии в нём маловато. Стоит с опущенными руками, как меньшевик. Сделайте, товарищ Холмс, чтоб он правой рукой указывал путь к Светлому Будущему, а в левой чтоб кепку держал.
  Шерлок Холмс с доктором Ватсоном переделали статую. Кепку сыщик дал ей свою собственную, и залил её гипсом.
  - Вот теперь идеологически верно, - сказал старший пионервожатый. - Натуральный Ленин!
  Статую поставили на главной аллее. Потом в лагерь приехало начальство из райцентра, и до того статуя этому начальству понравилась, что её перевезли в районный город. Там её поставили на высокий постамент на главной площади перед зданием городской администрации. Теперь перед ней проходят демонстрации рабочих и колхозниц, идут под барабанный бой и звуки горнов пионеры, освещают её по праздникам огни салютов. И никому не приходит в голову, что под слоем гипса скрывается труп злодейского повара, колдуна и убийцы.
  
  
  2017
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"