Тигринья: другие произведения.

За хлебушком

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.97*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Лёля закончила школу и готовилась к экзаменам в Академию. И вроде бы ничто не предвещало, но... Но! Кто-то прикупил туза на мизере, а Лёля из за этого зависла в другом мире на семь лет. И в каком!
    Впрочем, в Тёмной Империи тоже есть Академии, а диплом, он и в Африке диплом.
    На 05.09.2019

За хлебушком.



Аннотация: Лёля закончила школу и готовилась к экзаменам в Академию. И вроде бы ничто не предвещало, но... Но! Кто-то прикупил туза на мизере, а Лёля из за этого зависла в другом мире на семь лет. И в каком!
Впрочем, в Тёмной Империи тоже есть Академии, а диплом, - он и в Африке диплом.




Новый кусь 05.09.2019


О том, какую опасность таит обычный поход за хлебом.
О том, что надежды не всегда сбываются.
О начале учебного года, знакомстве с сокурсницами и первом конфликте.
О том, как ложное обвинение чуть было не переросло в политическое преступление.
В которой не только Лёля узнаёт много нового о проклятиях и способах их нейтрализации.
О том, что имея недоброжелателей, лучше сидеть дома, и о седьмом гарбузе от Стефки.
О том, какие проблемы создаёт месть для соучастников.
Эпиграф:

"К чему бы это Жизнь нас закаляет?!."

© Владимир Вишневский. "Одностишия"

Пролог

За пятнадцать с половиной лет до начала описываемых событий:



- Ну, кто там ещё? Рождественская ночь, блин! Всё никак не угомонятся, суки.

Дежурный милиционер надел тулуп, шапку, открыл дверь, и застыл на пороге, не зная ругаться, плакать, или смеяться.

- Мужик, ты что, колядуешь? Или офизденел совсем?! Ты хоть понимаешь, куда, блин, пришёл?

Голый до пояса, посиневший от двадцативосьмиградусного мороза бомж, приплясывал на пороге, держа в руках свёрток из телогрейки. Тёмно-синие губы тряслись и западали в беззубый рот, пытаясь протолкнуть сиплые звуки:

- Ммм... мммооорр... мммороз, ннн... нннааа...

Дежурный посмотрел мельком на сияющее звёздами чёрно-синее небо, плотнее запахнул тулуп, и отступил от двери, распахнув её пошире.

- Заходи быстрее, мужик, помещение выстудишь.

Бомж заскочил в дежурку, и плотно прикрыл за собою дверь. Дежурный сел за стол, подумал, достал бутылку водки и стакан. Плеснул полстакана, и поставил на край стола.

- Согрейся, потом расскажешь, что за дела.

Бомж, прижимая к себе свёрток, подошёл к столу, взял стакан и, не прикасаясь к нему губами, выплеснул в рот водку. Выдохнул, поморгал заслезившимися глазами, затрясся. Дежурный ждал. Понемногу дрожь начала сходить на нет, и бомж заговорил:

- Что ж это делается, начальник? На помойку выкинули!

Милиционер презрительно сморщился:

- Ты мне на жизнь не жалуйся. Сегодня в обезьяннике заночуешь, а завтра...

- Ты посмотри, начальник!

Бомж положил вонючий свёрток на стол, дежурный хотел возмутиться, но не успел. В развёрнутой телогрейке лежал младенец. Крохотная девочка с пушистыми светлыми волосиками до плеч, раскрыла зеленовато-голубые глаза, и заплакала, как котёнок.

- На помойке нашёл, начальник. В контейнере лежала. Это что же... как же теперь?..

Дежурный набухал полный стакан водки, кивнул на него бомжу, и сам припал к горлышку, сделав короткий глоток. Мотнул головой, и ответил:

- Ну, блин, Рождественская история по-русски. Бомж вместо ангела. Сейчас оформим твою находку, и в дом ребёнка отправим завтра.

- Голодная она.

- Мужик, у меня кроме водки ничего не осталось. И той на донышке.

Девочка продолжала плакать. Ей были безразличны проблемы взрослых, - она хотела есть.

Дежурный схватился за голову, потом, перекрестившись, взял телефон, и набрал номер, беззвучно шепча: " Господи, пронеси!". Когда ему ответили, мученически возвёл к потолку глаза, и медовым голосом зашептал в трубку: "Ольга Алексеевна, с Рождеством вас! Я знаю, что ночь, простите великодушно, но тут такое дело... Младенца нашли на помойке. Кто-то девочку новорождённую выбросил. Она плачет. Голодная, наверное. А у меня здесь, кроме бумаг, ничего нет." Из трубки раздался приглушённый рык. Дежурный, умильно заговорил: "Какая водка, мама! Вот святой истинный крест, не выдумал ни одного слова! Я машину дежурную подошлю, может, дома есть молоко? Мама, я не могу оставить отделение. Мало ли что может случиться."

Выслушав гневную тираду, положил трубку на рычаг, и вытер холодный пот со лба. Бомж, на которого стакан водки заметного действия не оказал, с участием спросил:

- Тёща?

- Она, блин. Гостит у нас уже второй месяц.

Детский плач набирал обороты. Дежурный полез в шкаф, достал шерстяной шарф.

- Может она мокрая?

Вытащил младенца из телогрейки, и неловко замотал в шарф. Девочка замолчала, тараща глаза на дежурного. Бомж взял телогрейку и надел её.

- Пойду я, начальник. Спасибо за подогрев.

- Замёрзнешь ведь, мужик. Переночуй в обезьяннике, оформим тебя за мелкое хулиганство, а там и морозы закончатся.

- Неее. Я как-нибудь. Бывай, начальник.

- Как звать-то тебя?

- Дядь Санькя я.

Дверь открылась, и закрылась. Дежурный сидел за столом, держа на руках ребёнка. Через четверть часа малышка опять заплакала. Громче и громче. Дверь в дежурку распахнулась, милиционер мученически посмотрел на вошедшую дородную женщину.

- Ну надо же! Не выдумал. Кто ж так дитё держит?!!

Женщина бросила сумку в угол, подскочила к зятю и, выхватив из его рук младенца, заворковала умильно улыбаясь:

- А кто тут у нас плачет? Не надо плакать... Сейчас покушаем, пелёночки сменим... - Отвернувшись, прошипела зятю - Достань из сумки молоко и чайник вскипяти. Ледяное уже. И свёрток с пелёнками сюда давай. Никакого толка от тебя!

Через несколько минут, девочка, закутанная в пелёнки и одеяльце, мирно спала, сыто причмокивая.

- Мама, вы меня просто спасли.

Рождественским утром, в звоне колоколов, сменившийся дежурный привёз девочку в Дом малютки.

- Как записывать ребёнка?

Дежурный почесал затылок, усмехнулся:

- По-чукотски запишем. Первое слово, которое о ней сказано - "мороз". Нашёл её и спас бомж дядь Санькя, - значит, Александровна она. А кормящей матерью была тёща моя Ольга. Мороз Ольга Александровна. Да. Так и пишите.

Ольга Александровна молча сияла светло-голубыми, как зимнее небо, глазищами.

О том, какую опасность таит обычный поход за хлебом.



Продавец сельского магазинчика обрадовался мне, как выигрышному лотерейному билету:

- Чего девушка хочет?

Рассмеялась, поддавшись обаянию белозубой улыбки, и ответила, продолжая бородатый анекдот:

- Девушка хочет водочки под шашлычок, с хорошим парнем познакомиться, и в Академию поступить. Но пришла-то она за хлебушком.

- Ай, хорошо! Ай, здорово!

На всякий случай отступила на шаг от прилавка. В принципе, можно и без хлеба обойтись. От психов надо держаться подальше - здоровее будешь. Впадёт в буйство, схватит что-нибудь острое...

- Не пугайся, красивая. Исполню я твои желания. Бесплатно.

- Да я пошутила.

- А я - нет.

Текучим движением (в спецвойсках служил?) выплеснулся из-за прилавка, схватил меня за руку и, не успела я глазом моргнуть, как в воздухе начали разворачиваться хрустальные грани призм, образующие коридор, в который меня и втянул "продавец кошмаров".

Калейдоскоп граней сложил новый узор, и мы оказались в центре комнаты, где за стоящим возле окна столом сидела компания из трёх ребят. Парни встали, демонстрируя хорошие манеры. И я, как-то сразу поняла, что они не в масках и не в гриме. Вампира узнала по клыкам и красному отблеску в глазах. Парень с заострёнными книзу ушами среди известных мне мифологических персонажей не встречался, а третий похож на оборотня. Глазки, во всяком случае, с вертикальным зрачком. И когти выпустил, и тут же втянул - волнуется? А уж я как волнуюсь! А, может быть, зря волнуюсь? Медленно говорю:

- Я сплю. И вижу сон. Сейчас взойдёт солнце, я проснусь, умоюсь, и пойду в магаз... - посмотрела на своего похитителя, и исправилась - не пойду в магазин. Вдруг, это пророческий сон.

Мне весело ответили:

- Не парься, красивая, это не сон.

В ответ, возмущённо выпалила дурацкую фразу:

- Ты не Сидоров-кассир, ты убийца!

- Я шайген. Убийство мой хлеб.

И почему я не удивлена? Шок, наверное. А этот хмырь выделывается ещё: "Смерть - моё ремесло", видите ли.

- Псих ненормальный!

- Зачем обзываешься? Грубить нехорошо. Я не псих, и ты тоже. Мы в другом мире.

- Ага. А я, - принцесса Диана.

Полудурок обрадовался:

- Тебя Дианой зовут? А я - Май.

Голова заболела и на глаза, как будто плиты железные давят. Меня заботливо усадили в ближайшее кресло, выдвинутое вампиром.

- Ты посиди. Переход с непривычки тяжело переносится. Может быть, воды?

- Может быть, мы вернёмся обратно? - Спрашивать, зачем меня сюда притащили, боюсь. Вдруг, сообщат, что сегодня священный праздник и положено вкушать плоть и кровь юной блондинки.

И тут взревела сирена, буквально просверливая виски:

- Посторонний на территории школы!!!

Ой-ёооо... Со стоном схватилась за голову. Сходила за хлебушком, называется.

Дверь картинно распахивается, стукнувшись створкой о стену. Как в американском боевике. Жду спецназ ФБР. Так и вижу: входят на полусогнутых, поводя стволами табельных магнумов во все стороны. Я всё ещё надеюсь, что сплю. Если это другой мир, то почему я понимаю всё, что мне говорят? Если сон, то в этом, как раз, ничего странного нет.

В дверном проёме возникла тёмная фигура. Парни вскочили и встали по стойке смирно, держа равнение на середину. Вошедшая девица, одетая в комбинезон, отличающийся от одеяний парней только повязкой на рукаве, оглядела их и, продолжающую сидеть, меня, и прорычала:

- Совсем оборзели? Шлюх на территорию Школы таскаете? В город выйти не могли, так приспичило?

Это я шлюха?.. Меня подбросило со стула. Даже голова перестала болеть. Уперев руки в бёдра я оглядела эту девицу с высоты своего роста и вежливо попросила:

- Возьмите свои слова обратно. - И с лёгким нажимом добавила волшебное слово. - Пожалуйста.

Мой похититель бубнит умоляюще:

- Эрха, ну ты чего такая? Диана совсем не...

Уловив недобрые взгляды от меня и этой Эрхи, парень совсем смешался и затих, умоляюще глядя в точку между нами. Его приятели старательно и небезуспешно пытаются слиться со стенами комнаты. Холодным тоном говорю:

- Я не Диана.

На меня обиделись.

- А зачем соврала? Сама сказала, что ты Диана!

- Угу-м, и ещё сказала, что я принцесса. Ты и этому поверил?

Эрха закончила рассматривать меня, и обратилась к парням:

- Колитесь, придурки, что вы на этот раз учудили?

Мне тоже интересно. Жду ответа вместе с Эрхой. Май заложил руки за спину, склонил голову набок, улыбается виновато. Ещё бы пол ножкой ковырять начал - как пятилетнее дитё. Но на Эрху подействовало. Она заметно смягчилась. Убитым голосом парень объяснил:

- Мы играли, и я проиграл составное желание.

Дружно хлопаем глазами. Тишина. Всё должно быть понятно из этих слов? Эрха поощрительно спросила:

- И?

- И... вот. Она. Которая не Диана.

Подумала, что я его сейчас убью. Сон это, или нет, но... Но! Нельзя же так издеваться?! Эрха обратилась ко мне:

- Ты что-нибудь поняла?

Молча качаю головой. Май начинает стремительно бледнеть, а от всё ещё открытого входа в комнату раздаётся тягуче-ленивая просьба:

- С самого начала и подробнее. Мне интересно. - И в нашу с Эрхой сторону. - Дамы могут сесть. А кавалерам рекомендую отклеиться от стены и рассказывать, как они дошли до жизни такой.

- Мммагистр...

Кто это проблеял, я так и не поняла. Села на стул, перекинув косу через плечо и аккуратно поддёрнув брюки. Эрха, настороженно блестя чёрными глазами, присела на соседний. Щёлкнув пальцами, высокий (выше меня!) худой беловолосый мужчина сотворил в центре комнаты тяжёлое кресло, и тоже уселся. Как Воланд, блин. Впрочем, Воланда титуловали "мессир".

- Я жду.

Парни встали в ряд, как в стенку перед футбольными воротами. Фамильные ценности руками не прикрывают, но в остальном - очень похоже на ожидание пенальти. Начал вампир.

- Мы играли на составное желание. И Май проиграл. Взяли Книгу и... составили. И Май выполнил.

Голос постепенно утих до шёпота.

Магистр, меланхолически кивающий после каждого предложения, скучающе поинтересовался:

- И что вы намеревались делать с... - повернулся ко мне и зло бросил - Имя!

То, что он зол не на меня, я поняла. Но всё равно испугалась, и глупо переспросила:

- Моё?

Мне издевательски улыбнулись:

- Моё мне известно.

Вскочила, сжав кулаки. Возмущение успешно преодолело страх:

- Какая вам разница, как меня зовут?! Меня притащили сюда, и утверждают, что это другой мир! Верните меня обратно!

Магистр восхищённо поцокал языком:

- Какой темперамент!

Села, испытывая сильнейшее желание стукнуть этому самому магистру кулаком по носу.

- Не советую.

Он что? Мысли читает? Мне любезно ответили:

- Твоё лицо, как зеркало, деточка. Отражает все эмоции. Впрочем, я тебя не виню. В такой ситуации ты демонстрируешь просто редкостное самообладание.

- Меня Лёля зовут. И я всё ещё надеюсь, что это всё мне снится.

- Напрасно.

- Тогда почему я понимаю всё, что здесь говорят? Если это не сон, а другой мир?

Магистр перевёл взгляд на Мая и тот, нервно сглотнув, ответил:

- Я нанёс на тебя артефакт.

Осторожно переспрашиваю:

- В каком смысле "нанёс"?

- На руку посмотри.

Посмотрела. Помимо будущих синяков от пальцев Мая, на руке ярко голубеет рисунок, взятый, похоже, из кельтской символики. Мне ещё татуировок не хватало!

- Эй, эй! Успокойся! Он впитается, и станет незаметным.

Я встала, отбросив косу за спину, и ледяным тоном, подхваченным у директрисы нашей школы, ответила:

- А я и не волнуюсь. О чём мне беспокоиться? Подумаешь, выдернули в другой мир! Послезавтра вступительные экзамены начинаются? Ерунда какая! Зато ты уплатил проигрыш. Или там ещё какие-то условия были? Ты не стесняйся, рассказывай!

У меня внутри всё сотрясается мелкой противной дрожью. Отчаянно надеюсь, что снаружи это незаметно. Беловолосый магистр, внимательно посмотрев на меня, сказал Эрхе:

- Отведи девочку в свою комнату. Напои её горячим чаем и что-нибудь сладкое пусть съест.

- А дежурство?

- Иди, Эрха.

- Слушаюсь, магистр!

Эрха взяла меня за безвольную руку и повела к выходу из комнаты. Иду в каком-то отупении. Судя по распоряжению магистра, я испытываю сильный стресс. Наверное, так оно и есть. Голова опять заболела.

- Держись, как там тебя? Лёля. Если ты сейчас рухнешь, я твою тушу не дотащу.

Возмутилась наглым заявлением:

- Тушу?! Да у меня талия тоньше, чем у тебя!

- А задница толще! В полтора... нет, в два раза!

- Завидуйте молча!

Остановившись мы посмотрели друг на друга, рассмеялись, и я, внезапно поняла, что Эрха мне нравится.

- Мы почти пришли.

Свернули в коридор с единственной дверью. Эрха приложила к ней ладонь, и она распахнулась. Комната примерно такая же, как и та, в которую меня притащил Май. Кстати, о Мае:

- А ты тоже умеешь создавать переход из призм?

- Какой ещё переход?

Эрха гремит посудой в кухонной нише, и ко мне не поворачивается.

- Вы похожи с Маем. Родственники?

- Мы из одного клана.

- Ты тоже убийца?

Эрха фыркнула:

- Как и все здесь. Это Школа искусства Смерти.

Слов у меня не осталось. К счастью, Эрха уже перенесла на низкий столик поднос с чайником и чашками. Достала из небольшого буфета коробку с пирожными, открыла, и поставила рядом со мной.

- Угощайся. Людям это тоже можно есть.

Чуть не подавилась. Эрха пару раз стукнула меня по спине.

***


Пирожное мне не понравилось от слова "совсем". Из вежливости доела, отделяя ложечкой крохотные кусочки, и радуясь, что взяла самое маленькое. Тесто вкусное, а крем горький, и какой-то... бррр! Стараюсь не кривить рожу, чтобы не обидеть Эрху.

- Не понравилось?

- Вкус... своеобразный. - Стараюсь смыть его чаем.

- Это полынный крем, наверное. Та половина, которая с чертополоховым, более сладкая.

Опять закашлялась. Пирожное с сюрпризом? Или у них проблемы с продуктами? Эрха снова постучала меня по спине, и пояснила:

- Их недавно начали делать. Полынь и чертополох - лучшая защита от нежити.

Нежити! Ну да, вампир и оборотень, и этот третий с ушами книзу... Но они же в форме учащихся?.. Голова кругом! Скорее бы домой вернуться.

- А у вас чем защищаются?

- А у нас их нет. В книгах пишут, что лучше всего огонь и серебро. А от фейри - железо.

- Огонь против умертвий хорошо помогает. Ты не беспокойся, Лёля, магистр обязательно вернёт тебя в твой мир.

- Ты так в него веришь?

Эрха решительно кивнула:

- Он самый лучший.

Беловолосый магистр не показался мне особо заботливым. Хотя, если судить по делам, то ко мне он был, как раз, внимателен. Что ж, будем уповать на магистра.

Помогла Эрхе вымыть посуду и, не успели мы её убрать, как нас вызвали к директору. Магистр, оказывается, директор этой самой Школы убийц.

О том, что надежды не всегда сбываются.



Директорский кабинет огромен. Осматриваюсь, ощущая, как мои глаза раскрываются всё шире, превращаясь в плошки. Дааа... с киношным реквизитом ничего общего нет. Один светильник напольный чего стоит. Хмурый голос магистра поприветствовал меня фразой:

- Челюсть подбери и присаживайся. Эрха, и ты тоже.

Грубость резанула. Я не знаю, какие здесь правила этикета, но всё-таки! Мы, практически незнакомы. Внутренний голос ехидно шепчет: "Ага, впёрлась на территорию школы, и панькайся теперь с тобой". Уселась в кресло, вежливо смотрю на присутствующих.

Магистр в кабинете не один. Стоит возле окна рядом с черноволосым мужчиной крепкого телосложения. Черноволосый одним взглядом сделал рентгеновский снимок моей личности, и негромко обратился к магистру:

- Рэн, девочка, безусловно, милая, но набор на первый курс уже закончен. И зачем ей учиться? Устрой её... хммм... экономкой, что ли, если уж хочешь соблюдать приличия.

Это он о чём?.. Беловолосый магистр начал говорить:

- Риан, ты не так понял. Девочка не является моей пассией. Тут совсем иная ситуация.

Что?!! Вскочила с кресла, подлетела к этим... мерзавцам.

- Кто дал вам право меня оскорблять?!! Я вас вижу первый раз в жизни, а вы меня в шлюхи записали! Как вам не стыдно!

Чёрные глаза расширились удивлённо:

- Она понимает?..

- Вы обсуждаете меня в моём присутствии, надеясь, что я не расслышу? Вы...

Где-то внутри меня Олюня кричит: "Лёлька, выплюнь мухомор!", и я стараюсь обуздать ярость. Я здесь одна, а этот мерзавец выглядит, по меньшей мере, губернатором. Аура власти видна невооружённым глазом. Поэтому, заканчиваю, не повышая голос:

- Вы дурно воспитаны.

Отвернулась от мужчин. Эрха смотрит на меня с суеверным ужасом. Села в кресло. Откинулась на спинку, и смотрю в пространство. Стараюсь не расплакаться. Меня не вернут в мой мир. Если уж беловолосый озаботился моим обустройством здесь. Мужчины продолжают разговор, отмахнувшись от меня, как от мухи.

- Она понимает. Это часть истории, с которой я хотел тебя ознакомить, прежде чем ты примешь решение.

- Рассказывай. Начни с того, почему она понимает наш язык.

- Это проще всего. Один из курсантов нанёс ей на кожу переводчик.

- Какой ещё переводчик, Рэн? Наш язык или в крови, или непонятен для прочих.

- Уже нет. Один из моих учеников, абсолютный бездарь в плане изучения языков, кстати, работал над рунным переводчиком. Именно этот... достойный потомок славного рода, притащил девчонку сюда в момент расхождения миров.

Черноволосый задумчиво побарабанил пальцами по подоконнику. Смотрю на расползающиеся по полированному камню трещины. Вот так и моя жизнь...

Магистр стремительно шагнул к нам и, наклонившись, бережно взял меня за руки:

- Ты уже поняла, что сразу вернуться не получится. Наши миры разошлись, и следующее сближение произойдёт через семь лет. Мне очень жаль, Лёля. Вернуть тебя раньше не в наших силах.

Осторожно высвободила руки. Магистр тут же отпустил меня, и продолжил:

- Поскольку я виноват, что плохо воспитывал учеников, предлагаю тебе виру: я не могу устроить тебя в свою школу, - ты чистокровный человек, не обладающий магическими способностями. Если магистр Тьер сочтёт возможным принять тебя в Академию Проклятий, тебе будет чем заняться ближайшие пять лет. Если он откажет, ты сможешь поступить туда на следующий год. А в этом году будешь просто знакомиться с миром, в котором тебе предстоит жить.

- Проклинать нехорошо.

Серо-голубые глаза заискрились весельем.

- Кто спорит? Проклятийники, как раз, и расследуют подобные преступления. Так что, совесть твоя может быть спокойна. Если не хочешь учиться, не забивай себе голову. Можешь просто семь лет отдыхать.

Я понимаю, что магистр, действительно, испытывает неловкость за своих подопечных, и предложение своё делает без задних мыслей. Но всё равно... Сдерживаясь изо всех сил, чтобы не показать насколько меня оскорбило это его предложение, вежливо ответила:

- Не смогу. Нет такого таланта, к сожалению.

Магистр, выпрямился, и уже с высоты своего роста отдал распоряжение:

- Эрха, отправляйтесь обедать, потом к секретарю. Два месяца до начала учебного года девочка, по любому, пробудет здесь. Ты и эта четвёрка возьмёте над ней шефство. Лёля не должна оставаться одна нигде, за исключением своих комнат, которые присоединят к твоим. И, во имя Бездны, объясни ей правила поведения.

- Слушаюсь, магистр!

Выходя из кабинета, успела услышать обмен фразами между магистрами:

- Какое счастье, что мои не владеют магией.

- Подожди, пока они с проклятиями не намудрят.

***


- Ну, Лёля, ты выступила. Сказать племяннику Императора, что он дурно воспитан! Он имел полное право тебя убить за эти слова.

- Убить за то, что я сказала правду?

- Лёля, он тёмный лорд. А ты - обычный человек.

Эрха помолчала, потом добавила:

- Здесь, в Тёмной Империи, права аристократии ограничены. Тёмные лорды не могут убивать направо и налево просто потому, что настроение плохое. Но за оскорбление убивают безнаказанно. Ты не можешь обратиться к лорду напрямую, если не входишь в один из его кругов общения. И сохрани тебя Бездна назвать лорда по имени, без его на то разрешения. Убьёт на месте, и будет прав.

Эрха смертельно серьёзна и, присоединившиеся к нам ребята, - тоже. Как я ни всматривалась, - даже тени улыбки не заметила. Вот это я попала в сказку! Придётся историю вспоминать. У нас тоже когда-то наглого холопа могли насмерть засечь, или собаками затравить.

- А ваш магистр? Он тоже тёмный лорд?

- Магистр Эллохар не является подданным Императора. Он ему неподсуден.

- Я другой вопрос задала.

- Да, наш магистр тоже тёмный лорд. Но, в силу обстоятельств, ты входишь в его третий круг общения.

***


С кругами этими у меня крыша съедет точно. Абстрагировалась от трудностей проникновения в другую реальность, и потребовала конкретики:

- Как отличить тёмного лорда от обычного человека? Если они все похожи на магистров, можете не отвечать, - этих я отличу без шпаргалки.

Мои "шефы" заулыбались, и Эрха ответила:

- Не все. Некоторые... большинство - не дотягивают. Есть и обычные лорды. Они тоже очень трепетно относятся к своему статусу.

Об этом Эрха могла бы и не упоминать. Чем мельче, тем чувствительней. А если кроме статуса за душой вообще ничего - закрывай глаза и беги.

- Может быть, мы, для начала, познакомимся? Моё имя вы знаете, а я пока знаю только, как зовут Эрху и Мая.

Вампир церемонно поклонился:

- Можешь называть меня Даг.

Оборотень рыкнул:

- Моё имя Дрого.

- А я - Дан.

Это - ушастый. Три-Дэ-компания вместо трёх мушкетёров. Ага, и Май в качестве д'Артаньяна. Помотала головой, вытряхивая ненужные мысли. Май заботливо сказал:

- Ты ешь, Лёля, а то остынет.

Действительно, что это я? Надо сначала о хлебе насущном позаботиться, а потом уже всё остальное. Но увидев, как вампир непринуждённо отправляет в рот кусок мяса с кровью, возмутилась:

- Вы же должны только кровью питаться. Свежей!

Обед прервался. Отсмеявшись, Даг поинтересовался:

- Кому это мы задолжали?

Почувствовала себя дурочкой. Сижу, наклонившись к тарелке, уши пылают. За моей спиной послышалось напевное:

- Какая БОЛЬШАЯ девочка! На всех взяли? Эрха, ты тоже в доле? Не замечал за тобой...

Опять двадцать пять! Что со мной не так? Почему меня здесь все принимают за шлюху?! Встать из за стола не успела. Даже пошевелиться не успела, - Май уже ткнул парня носом в наш стол, взяв на болевой приём. Абсолютно бесстрастным голосом мой похититель произнёс:

- Извинись перед госпожой. Немедленно.

Смотрю в пустые глаза убийцы и мне страшно. Теперь я верю его словам, что убийство его хлеб. С такими глазами можно человека живьём на бефстроганоф настругать, а потом пойти обедать, заказав татарский бифштекс. Дан тихо говорит:

- Марв, не дёргай рвара за усы.

А этот самый Марв весело извиняется:

- Нижайше прошу высокую госпожу меня извинить.

А выражение лица такое нахальное, что руки чешутся оплеух надавать. Стараюсь успокоиться. Май, не отпуская парня, выясняет:

- Тебя устраивает это извинение, Лёля? Мой сокурсник может выражаться и более изысканно.

Судя по устремлённому на меня взгляду, сокурсник сейчас способен выражаться лишь как портовый грузчик, уронивший себе на ногу кирпич. Не стала обострять ситуацию. Беловолосый магистр Эллохар сказал, что мне два месяца здесь жить. Зачем мне враги?

- Отпусти его, пожалуйста, Май. Я не знаю, в чём причина, но твой сокурсник не первый принял меня за женщину лёгкого поведения.

Эрха опустила глаза, потом подняла их, и ответила:

- А что ты хочешь? Ходишь полуголая...

- Полуголая?

В шоке смотрю на опустивших глаза ребят. Знали бы они, как у нас летом ходят! А я в блузке с воротом под горло и в лёгких брюках. И не пренебрегаю нижним бельём. Ну да, блузка моя без рукавов. Так ведь лето же! Жара была градусов под тридцать. Май откашлялся:

- Видишь ли, Лёля, в Тёмной Империи принят более строгий стиль в одежде. Женщины демонстрируют шею и плечи только в бальном платье, а локти и лодыжки не показывают никогда.

Вот блин! Мои брюки длиной семь восьмых. Икры закрывают, а лодыжки видно. Открытые босоножки... на босу ногу. И шея... Вспомнила сцену из "Женитьбы Фигаро", ту, где граф Альмавива переспрашивает: "Шея голая?!!". Действительно, вид совершенно неприличный. А кто виноват? Май уже отпустил моего обидчика. Высокий парень, - эталон пляжного спасателя: загорелый до черноты, атлетически сложенный светловолосый и синеглазый красавец, разминает локоть, и с любопытством меня разглядывает.

- Я правильно понял, госпожа Лёля? Вы из другой страны? Тогда я, действительно, прошу меня извинить. Каюсь, была мысль обратить на себя ваше внимание с целью продолжить знакомство на более близком уровне.

Эрха рыкнула:

- Хватит болтать!

Неугомонный парень переключился на неё:

- Представь меня, Эрха. Мая просить бесполезно, я уже понял. Придётся мне придумывать другой способ познакомиться. Если ты мне откажешь, конечно.

Эрха повернулась ко мне:

- Он не отстанет. Это семейное. Лёля, это Марвэл. Наш однокурсник.

- Ты можешь называть меня Марв, Лёля.

- А вы, господин Марвэл, можете называть меня госпожа Ольга. - Ну не нравится мне, когда меня за шлюху принимают.

Май бурчит себе под нос: "опять другое имя". Объясняю:

- Лёля - это одно из сокращений имени Ольга. В нашей группе было четыре Ольги. Вот, чтобы не путаться, нас и называли по-разному: Оля, Лёля, Леля и Ляля.

Остроухий Дан улыбается:

- Имя Лёля тебе очень подходит. Но если ты хочешь, мы будем звать тебя госпожа Ольга.

- Для друзей я Лёля.

- Раз уж я недостоин быть другом, то зовите меня лорд Марвэл, госпожа Ольга.

Поклон резким кивком головы, чёткий поворот кругом и обиженный Марвэл нас покинул.

Потребовала объяснений:

- Почему никто из вас не обращался со мной, как с гулящей?

Ребята переглянулись, и Даг сказал:

- Мы из приграничья миров Хаоса и Бездны, Лёля. У нас до сих пор действует правило: "с женщиной следует обращаться как с леди до тех пор, пока сама женщина не даст понять, что такое обращение ей не нравится".

***


- "...в лето... от исхода из Хаоса пришёл из стольного града в украинные земли... поставил град Амбер..."

- Лёля! Какой Амбер?!

С усилием оторвала голову от стола, бессмысленным взглядом посмотрела на Мая:

- А?.. Поставил град Ардам. А я что сказала?

- Пойдём на площадку. Надо проветриться. А то ты уже города придумываешь.

- Это не я, это Желязны придумал. - Зеваю, прикрыв рот рукой. - Опять с ножами меня гонять будешь?

- Тебе это полезно.

***


Учусь читать. На Хрониках Приграничья Тёмной Империи. Племянник Императора дал добро на моё обучение в Академии Проклятий, и мне за два месяца необходимо научиться читать, и писать на местном языке. Поначалу было даже сложнее, чем обучаться иностранному языку с нуля. Понять, почему слово, звучащее для меня на русском, следует писать абракадаброй, было выше моих сил. Даже магистр Эллохар, уделивший нам четверть часа, согласился:

- Дааа... тут твой переводчик оказал девочке плохую услугу. Может, придумаешь ещё один? Заодно и чтению с письмом обучающий?

Усталый Май не понял шутки.

- Не получится, магистр. Я уже думал над этим. Придётся делать полный эскиз, который не впитается, и займёт треть спины, начиная от уха и до... кхм... копчика.

Беловолосый магистр посмотрел на Мая с каким-то недобрым интересом. Глаза сменили цвет, из серо-голубых став синими.

- Эскиз, говоришь? И ты... умеешь?

- Пра-пра-прадед моего дядюшки по материнской линии мастер эскизов. Говорит, что у меня есть дар. Но я не учился, если вы об этом. Мастером эскизов становятся после длительного обучения. Очень длительного. Мне это не нужно. Сейчас, во всяком случае. Пару этюдов я и так могу набросать.

- Мы обсудим это позже, курсант Май.

- Мы не будем обсуждать это, магистр. Это личное.

Поединок взглядов окончился ничьей. Магистр отбыл на какое-то совещание, пообещав, что к этому разговору они с Маем ещё вернутся.

- А я думала, что ты его боишься.

- Правильно думала. Нам за нарушение дисциплины придётся пересдавать весь курс этики. За все предыдущие годы. Картинки - это совсем другое, Лёля.

- Я поняла. Это личное.

- Ага. - Тяжёлый вздох. - Тебе нужно, хотя бы, научиться писать. Как ты будешь сдавать курсовые работы?

- Секретаршу найму? Май, это нереально. За два месяца выучить язык с нуля. У меня нет таких способностей.

- Пойдём ножами заниматься. Сегодня я уже ничего не соображаю.

Нам помог лорд Марвэл. У него был спарринг с Даном на соседней площадке. Понаблюдать возможности не было - Май гоняет меня, как новобранца, а ножи у нас боевые. Приходится после неудачного спарринга отправляться на поклон к целителям. В общем, поглазеть, как упражняются ребята, не получилось - они закончили раньше и болтали, дожидаясь пока меня в очередной раз "убьют". Марвэл распрощался с Даном и, уходя, бросил в пространство:

- Попробуй читать вслух, а госпожа Ольга пусть смотрит на текст. Может быть, твой переводчик сработает как надо.

Получилось после третьего листа. Я начала различать отдельные слова. Они перестали казаться иностранной белибердой. Полностью чтение я освоила после трёхсотой страницы. Не за день, конечно. Ребята читали по очереди, потому что Май сказал, что не выдержит. А так - каждый исполнил трудовую повинность в пятьдесят страниц текста. Май, три-Д троица, Эрха и лорд Марвэл. Курс этики повторили за все годы обучения ребят в этой самой Школе Искусства Смерти. Я, правда, ничего не поняла - для этого нужно знать местные реалии. И быть убийцей, что мне явно не грозит. Но теперь читаю и даже не по слогам. Эрха притащила прописи из самой младшей группы, и я учусь писать. Читаю, потом пишу, что запомнила. Изложения мне в школе надоели. Кто мог подумать, что мне придётся в другом мире этим заниматься?..

О начале учебного года, знакомстве с сокурсницами и первом конфликте.



И вот, наконец, я у ворот Академии Проклятий. Три дня назад, Май перебросил нашу пятёрку в Ардам через призменный коридор. Снял три номера в хорошей гостинице, - одноместный для меня и два двухместных для себя с ребятами; и три дня мы бродили по городу. "Туда не ходи, сюда ходи". Там, куда, с точки зрения моих шефов, нельзя ходить, мы с ними тоже гуляли. Живописные развалины почти в самом центре города, печально знаменитый Ардамский лес (ни одно опасное существо носа не высунуло), окраинные трущобы и, наоборот, пригород, застроенный съёмными коттеджами (мало ли кто там жильё снимает, - приличной девушке такие места лучше не посещать). Съездили даже в троллий городок. На экскурсию.

- Я не совсем поняла, Май. Вы мне показываете город, или меня показываете городу?

Убийца очень мило смутился, потом всё-таки ответил:

- И то, и другое, Лёля. Я надеюсь, что ты запомнила в каких районах города тебе можно прогуливаться, а в каких не следует. И хочу, чтобы те, кому это надо, знали, что за тебя есть кому вступиться. Начинается учебный год, и мы не сможем быть рядом с тобой. Да ты и не захочешь, наверное, чтобы тебя плотно опекали. Но на всякий случай...

И сжал моё плечо. Сильно. Только хотела дать обнаглевшему опекуну в глаз, как он отскочил, и быстро заговорил:

- Я знаю, что тебе не нравятся рисунки, Лёля, но не могу оставить тебя без возможности позвать на помощь. Касаться этюда, чтобы вызвать меня, не нужно, - достаточно просто подумать.

Злюсь ещё и от невозможности сразу посмотреть, что там за этюд такой. Вдруг что-нибудь неприличное?

- Когда он впитается? - Рунный переводчик впитался через три недели. Три недели можно потерпеть.

- Никогда. Этюды не впитываются, как и эскизы. Слишком много силы в них вложено. Когда придёт время, я его уберу, если он тебе не понравится. А пока ты в нашем мире, - походишь с картинкой.

Вернувшись в номер, сняла с себя одежду, и уставилась на плечо. Радужная птичка, похожая на колибри, на иссиня-чёрном, как смола, цветке. Рисунок не большой, но и не маленький, - в самый раз для моего плеча. Покрутилась, прикидывая, как эта картинка будет смотреться с сарафаном, или с топом - получается здорово. С татуировкой ничего общего, слава Богу! Сменила гнев на милость, позволив Маю накормить меня шоколадными пирожными в элитной кондитерской. Никаких экспериментов с полынным и прочими кремами, - только шоколад, ореховое тесто и фрукты. Погуляли по вечерним улицам, и вернулись в гостиницу. Завтра ребята отбывают, да и мне пора заселяться в общежитие. Послезавтра первый учебный день.

***


- Вот это пополнение! Оглобля, кубышка и бродяжка.

Дорого и со вкусом одетая привлекательная девица, свысока оглядывая первокурсников, комментирует свои впечатления от увиденного. Оглобля, полагаю, сказано обо мне. В школе меня тоже так дразнили. Я поначалу сутулилась, стараясь уменьшиться в росте, но позднее, прочитав о Василисе Микулишне и сестре её Настасье, задрала нос, и расправила плечи. Кто виноват, что я богатырских кровей, а вокруг меня недомерки? Вот то-то же!

Кубышкой явно названа плотная деревенская деваха - кровь с молоком. Как говорится: по одной щеке ударишь, другая лопнет. Косища у неё не хуже моей, только каштановая, в тёмно-карих, как вишни, глазах - смешинки. Выпад старшекурсницы стряхнула с себя, как пух от заполошно бегающей курицы. Обменялись с ней понимающими улыбками - сами мы не местные. Осматриваюсь в поисках бродяжки. Долго искать не пришлось - коротко остриженная худенькая девушка, действительно похожая на бродячего котёнка. Приютских я не перепутаю в любом мире. У нас особенная манера смотреть на этот мир.

Смотрю на съёжившуюся, опустившую голову, девчонку и на радостно скалящихся старшекурсников и... "Лёлька!!! Выплюнь мухомор!". Олюнин голос прорвался сквозь белую мглу закрывшую меня от реальности. В моей руке сжат ворот дорогой блузки, прямо передо мной расширившиеся от ужаса зрачки насмешницы. С усилием разжала пальцы, девица рухнула на пол, и попыталась отползти от меня в сторону. Подняла её за шкирку, и удерживая за плечо, стараясь не заорать, очень чётко проговорила:

- То, что ты выросла в семье, а не в приюте, - не твоя заслуга. Смеяться над чужим горем - гадко. Смеяться над тем, кто не может ответить - ещё гаже.

- Что здесь происходит?!

Старшекурсники мигом подобрались, девица вывернулась из под моей руки и, поправляя ворот, присоединилась к ним:

- Эта бешеная девка на меня напала, куратор Верис.

Молодая женщина в полувоенной форме, чем-то напоминающая Дрого, скользнула по мне взглядом. Мне скрывать нечего и виноватой я себя не считаю. Поэтому глаза не прячу.

- Мы выясним, что здесь произошло, и примем меры. Драки между адептами не допускаются. Новичкам понятно?

- Да, мэм! - куратор Верис очень похожа на крутую даму-преподавателя из "Полицейской Академии".

- Ко мне следует обращаться "леди Верис".

- Да, леди Верис.

- Отправляйтесь по комнатам. Все. Первый курс расквартирован на третьем этаже. Фамилии адептов на дверных табличках. Выполняаать!

Голос леди внёс нас по лестнице акустической волной. Очнулись на площадке третьего этажа. Мы втроём и остальные первокурсники. Соблюдают дистанцию, держась от нас подальше. Селянка внесла предложение:

- Пойдёмте комнаты искать, потом поговорим. Меня Стефа зовут.

- Меня - Лёля.

- А меня Юла.

***


- После того, как я шестому жениху гарбуза поднесла, бабушка отправила меня сюда. Прослышала, что девчонка из соседней деревни здесь лорда в женихи подцепила, и сказала: "Переборчива, ты, Стефка, отправляйся в город мужа искать." Вытянула коромыслом по спине, чтобы не умничала, и отправила.

Сидим в комнате у Стефы. Пьём чай с домашними пирогами. Стефа справедливо заметила, что ей одной с таким количеством продуктов не справиться. Корзина с домашней снедью такого устрашающего размера, что я свободно умещусь, а холодильника в комнате не предусмотрено.

- Как здесь продукты хранят? Магию используют?

Стефа оторвалась от пирога:

- Мы в погребе храним, а здесь, в городе, не знаю как. Поэтому надо всё съесть. Юла, что ты мучаешь этот несчастный пирожок? Я тебе сейчас копчёного окорока отрежу. Кабанчика сама добыла. Мужики на ярмарку отправились, а эта тварь повадилась дальний огород травить. Пришлось по следам пойти. Ничего, и без мужиков справилась. Братовья мне показывали, как с рогатиной управляться. Да и с ножом тоже. Наши все в армии отслужили - фригольдерские мы - налоги и повинности императору нашему отдаём, а не лордам. Лёля, я думала ты эту фифу убьёшь. У тебя глаза были... Как ты с собой совладала, не знаю.

- Меня в детдоме научили. Я, когда сильно разозлюсь, себя не помню. Как берсерк. Это такие воины были в древности. Они пили перед сражением настойку на ядовитых грибах, и под её действием впадали в боевое безумие. Сражались обнажёнными, и не обращали внимания даже на смертельные раны. Убивали всех, кто рядом, не разбирая своих и чужих. Мне подружка кричала: "Лёлька, выплюнь мухомор!", пока я не запомнила.

- Ты тоже сирота?

Махнула рукой, постаравшись придать жесту лёгкость:

- Я не знаю, Юла. Меня оставили в родильном доме. Фактически, я сирота. А живы ли мои родители... Я не знаю.

Стараюсь дышать ровно. Повторяю мысленно, что мне, возможно, следует радоваться, что от меня отказались... Радоваться, что я была не нужна...

Юла неуверенно говорит:

- Может быть, они не смогли...

Улыбаюсь, соглашаясь:

- Может быть, и не смогли.

Я до окончания школы придумывала истории, что они не смогли. Тысячу и... ещё тысячу причин, по которым меня не стали забирать. А потом, когда прощались с детским домом, решила - хватит. И не думала больше об этом. И не буду думать. Здесь, в этом мире, их точно нет. А мне надо учиться, и два года работать, пока не смогу вернуться. Переключилась на насущные нужды:

- Продукты, всё-таки, лучше убрать куда-то. Будет жалко, если такая вкуснота испортится.

Юла сказала: "Я сейчас приду" - и вышла из комнаты. Вернувшись через минуту, протянула Стефе овальную штучку из металла, похожую по форме и размеру на обкатанную волнами морскую гальку. По обеим сторонам вразброс нанесены руны.

- Энергии хватит на месяц. Потом придётся искать мага, чтобы подзарядить.

Стефа недоумённо покрутила её в пальцах. Юла пояснила:

- Это артефакт стазиса. Положи на крышку корзины и всё её содержимое останется свежим, пока он работает.

Мы перебрали продукты, уложили их в корзину, и Стефа торжественно положила на её крышку артефакт, успокоенно сказав:

- Ну, за месяц-то мы точно всё съедим.

Звук сирены напомнил учения по гражданской обороне. Противогаз схватить и бежать на улицу к убежищу. Знакомый голос буквально оглушил:

- Всем собраться в Тёмном зале!

***


Отправились вслед за старшекурсниками. Экскурсию по Академии нам не проводили - день открытых дверей здесь, наверное, не делают. Так что, идём вслед за "старослужащими".

Прошли в учебный корпус и, покружив по коридорам, начали спускаться по лестнице.

- Ходют и ходют... Ходют и ходют всякие!

Юла остановилась, Стефа взвизгнула, и отпрыгнула на площадку. Я чуть не полетела вниз, считая ступени носом. Лестница разговаривает! В старых сказках полагалось помочь такому существу. Для печи дров наколоть, яблоню освободить от созревших плодов, чтобы ветки не сломались... А что с лестницей делать? Откашлявшись, поздоровалась:

- Доброго дня вам, уважаемая! Простите, что вынуждены беспокоить вас, но другой дороги в Тёмный зал мы не знаем.

- А нет её, другой дороги-то! "Доброго дня..." Понаехали тут! Идите уж, а то опоздаете.

Стефа погладила перила, и затараторила на бегу:

- Спасибочки вам, уважаемая! Мы ж здесь, как слепые котята, - первый день. Прощеньица просим за беспокойство!

Второй пролёт вынес нас на площадку перед огромными чёрными дверями. Странно, - мне казалось, что лестница намного длиннее. Юла повернулась лицом к ступеням, прикоснулась к столбу, ограничивающему перила, и тихо сказала: "Благодарю вас".

Ох, непроста подруга наша. В свою очередь и мы поблагодарили за доставку: Стефа поклонилась в пояс, а я сделала книксен. Лестница насмешливо фыркнула, но промолчала.

Просочились в двери, и заняли место за спинами плотно стоящих студентов, которых здесь называют адептами. Мне-то пофиг, - я, всё равно, выше большинства учащихся, включая парней. Стефа кулаком толкает меня в спину, и шепчет: "Лёля, запоминай, потом нам расскажешь всё".

Приветственная речь магистра Тьера особо не запомнилась - всё, как обычно. Лорд-магистр выразил надежду, что мы будем достойны высокого звания и прочее бла-бла-бла. А вот окончание её...

- В этом году наша Академия в числе прочих приняла участие в императорской программе обучения сирот погибших воинов Тёмной Империи. И в первый же день возникла проблема взаимоотношений адептов. Выпускницу императорского приюта назвали бродяжкой. Адептка Дакене, я ошибаюсь, или вы противопоставили себя Императору?

Вот это спросил! Воистину, тёмный лорд! Плотная масса адептов зашевелилась, оставляя пустое место рядом с опустившей голову "фифой". И что ей отвечать? Куда ни кинь - всё клин. Или под закон об оскорблении величества попадёшь, или племянника Императора дураком назовёшь.

- Виновата, лорд-директор. Больше не повторится.

Руки прижаты к высокой груди, рыжие локоны в меру растрёпаны, в широко раскрытых глазах стоят слёзы, полные губки подрагивают. Хорошо обучали девушку. Лорд-директор тоже оценил:

- Я надеюсь, адептка. В противном случае наказание будет назначено с учётом этого нарушения внутренней дисциплины.

Адептка Дакене опять опустила голову, а лорд-директор оглядев наши ряды, нашёл меня и продолжил экзекуцию:

- Далее, о нарушениях. Драки между адептами запрещены. Адептка Мороз, в качестве наказания, пробежит сорок кругов вокруг спортивной площадки, а после пробежки сделает сотню отжиманий. Леди Верис проследите.

Я обрадовалась, а пожилой преподаватель возмутился:

- Лорд-директор! Девушка-первокурсница...

- Девушка, способная поднять одной рукой адептку Дакене, вполне способна сделать сотню отжиманий, магистр Тесме. Я не могу её отчислить, поскольку с правилами поведения адептка Мороз была ознакомлена после инцидента, но в случае повторения никаких поблажек не будет. Вам всё ясно, адептка Мороз?

- Да, лорд-директор. Разрешите исполнять?

Меня удостоили непроницаемым взглядом чёрных глаз и сухим: "Идите".

Кто-то за спиной потрясённо прошептал: "сотню отжиманий...". Похоже, лорд-директор одной фразой укрепил внутреннюю дисциплину до железобетонного уровня.

***


- Тридцать восьмой! И даже не запыхалась! Во даёт!

- Ага, как кентавр!

Будущие проклятийники заняли зрительские места за оградой, и веселятся, отпуская ехидные комментарии. Адептку Дакене, кстати, тоже не оставили без внимания. Заставили приседать. Сотню раз. Делаем выводы: лорд-директор наш, - строгий, но справедливый. Пробежав сороковой круг, перешла на походный шаг, которым и добралась до контролёра.

- Кросс закончен, леди Верис. Разрешите приступить к отжиманиям?

Куратор старшекурсников молча рассматривает меня сузившимися глазами. Что я сделала не так? Или сказала? Дама отмерла, и ласково промурлыкала:

- Приступайте, адептка. Счёт будете вести сами. Вслух. Собьётесь, - начнёте сначала.

Пффф! Напугали ёжика голым задом! Вслух я, конечно же, этого не сказала, - дураков нет. Встала в упор лёжа, и приступила.

***


- У меня руки заболели на тебя смотреть.

Стефка улыбается, торжествуя. Азартная селянка побилась об заклад, что я не рухну, а сделаю всю сотню отжиманий, и теперь пересыпает ручейком из ладони в ладонь выигранные монеты.

- Достойная физическая подготовка, адептка Мороз. Из военной семьи?

Смотрю на куратора в замешательстве. Вот что отвечать? Упоминать о детском доме не хочется. Получится, что я "бью на жалость". Две секунды из трёх, допустимых вежливостью, прошли, и я, наконец, подобрала слова:

- Среди моих преподавателей было много отставных военных, леди Верис.

***

Четырнадцать лет назад в одном из провинциальных уголков России.



- Ну... с Рождеством!

- Будем здоровы!

- Воистину!

Мужчины выпили по стопочке, занюхав духмяной корочкой ржаного хлеба. Жарко натопленная баня позволяла сидеть за столом в простынях.

- Хорошо пошла. По второй?

- Наливай!

Выпив вторую, а, следом, и третью, мужчины потянулись к закуске. Изысков на столе не было: варёная картошка, посыпанная зеленью, в глубине горки горячих картофелин таял кусок сливочного масла, селёдочка с лучком, белоснежное сало с розовой прослойкой мяса и редкими крупинками соли, грибочки и огурчики солёные, квашеная капуста, яблоки мочёные, ржаной хлеб, нарезанный толстыми ломтями, и, разумеется, запотевший графин водки. Немаленький, надо сказать, графин. Впрочем, мужчины за столом сидели крепкие. Таким стакан водки, что слону дробина.

- Благодать!

- Истину глаголешь, сын мой!

- А что, святой отец, Устав твой говорит о таких посиделках? Не грешно?

- Так пост закончился. А День Рождения отметить сам Бог велел.

- А разве у тебя сегодня днюха, отец Николай?

Здоровенный мужик, в котором опознать священника было нелегко, незнакомый с ним человек, глядя на армейские татуировки, скорее принял бы его за наёмника, улыбнулся с хитрецой, и поднял указательный палец, подчёркивая важность своего ответа:

- Рождество, сын мой. День Рождения Господа нашего, Иисуса Христа.

- Аааа, ты в этом смысле.

Выпили, закусили.

- Не обижайся, отче, но я в это не верю. Придумали в древности узду для стада, и пользуются до сих пор. Повесили рай, как морковку перед мордой у осла, и едут.

Священник вздохнул, зачерпнул горстку капусты, захрустел смачно...

- Не силён я в риторике, Павел. Я сам к Богу пришёл уже после комиссования.

- А, ты же из малиновых беретов. Не, я понимаю. Я пацаном ещё был, у нас в детдоме на подхвате дед работал. Садовник, истопник, дворник, слесарь, - со скуки на все руки, короче. Ветеран войны, а все праздники церковные соблюдал. Тоже говорил, - во время войны уверовал.

- Детдомовский? Я тоже.

Третий сотрапезник молча разлил по стопкам водку.

- За приютских, братья. Пусть им легко будет жить.

- Витёк? И ты?

Витёк хмыкнул - И ты, Брут? Тебе-то Паша по должности знать полагается: кто есть ху.

- В такие дебри мы не лезем. Я мент, а не гэбэшник. Пока ты не засветился, под тебя не копают. А ты, Витя, мудрый. Четвёртого губернатора опекаешь, а всё не при делах.

- Ладно. Не туда мы свернули. Отец Николай, ты за молодёжью своей когда следить начнёшь? Собирают-собирают деньги на храм, а потом святой отец в сильно нетрезвом виде попадает в ДТП на новом ламборджини. Это как?

- Слаб человек.

- Во-во. Слаб, а других учить берётся. Отправь его с глаз долой на пару месяцев.

- Уже. В монастыре смирению учится.

- Кстати, на храм пока мы собирать не будем. Детский дом у нас в области есть...

- Да. В сводках засветился.

- Твари.

- Мы разберёмся, Витя. Мне их только в камеру упрятать, хоть на сутки... Отец Николай, ты этого не слышал.

Отец Николай прикрыл глаза...

- Что ж, детский дом, - богоугодное дело. Вот только... Люди от денег и власти дуреют. Я не о тебе, Виктор. Ты мудрый, - Павел правильно сказал.

Виктор хлопнул ладонью по столу. Плошки подпрыгнули, стопки жалобно звякнули.

- Если мы не можем присмотреть за одним детским домом, тогда нам грош цена, и пора уступить место молодым-клыкастым.

- Я своим сослуживцам звякну. Чем спиваться на пенсии, пусть за детьми присмотрят.

- Отче, ты ведь не ЗэКа охранять их позовёшь. Там дети, а ты к ним убийц приставить собираешься.

- Не знаю, каким в детстве ты был, Павел, а я... И моим однополчанам легче будет. Когда есть о ком заботиться, - всегда легче. Солдат ребёнка не обидит.

- Я с нашим поговорю. Настрой нужный обеспечу. Тем более, выборы в следующем году. За неделю надо продумать схему, чтобы через месяц уже и открыть заново. Ремонт строительные компании сделают в порядке благотворительности. Они сейчас за подряды грызутся, - стимул есть. Культуру в массы нести тоже найдётся кому. Разрешение на гастроли ты, Паша, подписываешь?

- Не лично. Но я тебя понял. А с образованием как быть?

- В школу их возили. И продолжат возить. Условие поставить - минимум двое в классе. Чтобы не затуркали. У школ тоже потребности есть, вот пусть и отработают.

О том, как ложное обвинение чуть было не переросло в политическое преступление.



Занятия по профилю вызывают зубовный скрежет. Радуюсь, что нам в детдоме преподавали быстрочтение и стенографию. Иначе вылетела бы после первого же семестра. Но скрежещу зубами я не поэтому. Просто, после вводной лекции в первый день занятий, я уже не могу сказать, как Тютчев: "нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся". Очень неприятно было узнать, что некоторые люди не "в сердцах", а сознательно проклинают. Потому что проклятия говорятся на одном из мёртвых языков, и с определённой интонацией. То есть, их специально учить нужно. И ладно бы, смертельные и любовные! Гнев и ревность - временное помешательство. Жадность - это уже другая статья, но тоже понятна. В моём мире ищут способ устранить препятствие между собой и деньгами, либо, благами, а здесь - находят, и применяют соответствующее проклятие. Так ведь, ещё и бытовые есть. Зачем?!!

Одну из причин узнали вскоре: для забавы. Или, как у нас говорили в школе - "чисто поржать". Третьекурсникам очень весело было смотреть, как первокурсник спотыкается на каждом шагу, и разбивает себе нос, не удержавшись на ногах. Очень смешно, пока на себе не прочувствуешь.

***


- Я предупреждал. Или вы сочли, что предупреждение касается только адептки Мороз?

Стою навытяжку, ем глазами начальство. Бессмысленный взгляд отработан ещё в детдоме. Подсмотрен у наших воспитателей. Они все бывшие вояки, и когда их начинали воспитывать, то реагировали стандартно: оловянный взгляд, равнение на начальство, "виноват, больше не повторится!" и... в одно ухо влетело, в другое вылетело. Ибо, чем больше оправдываешься, или доказываешь свою правоту, тем сильнее злится начальство. Ага, "ты виноват уж в том, что хочется мне кушать", как совершенно правильно заметил дедушка Крылов.

Магистр Тьер сказал в пространство:

- Библиотекаря ко мне.

Продолжаем стоять. Третьекурсники морщатся, видимо устали, а шевелиться в присутствии разгневанного племянника императора боятся. Нас гоняли на строевой подготовке, так что я неудобства не испытываю. И... я не сделала ничего запрещённого. Даже в драку не лезла. Только уворачивалась. А то, что третьекурсники, в результате, подрались между собой... так кто им виноват?

- Вы напрасно улыбаетесь, адептка Мороз. Если, пострадавшая от вашего проклятия, адептка Райнис умрёт, то вам грозит смертный приговор. Вас может спасти только чистосердечное признание.

В шоке посмотрела на третьекурсников, получила в ответ издевательские улыбки. Правду рассказывать они не намерены. А магистр Тьер не собирается выслушивать оправдания. От меня - таки точно. Мысленно пожав плечами, - пропадать, так с музыкой, - нагло улыбаюсь в пространство. И, в пространство же, декламирую:

- Чистосердечное признание облегчает душу. И удлиняет срок.

Зрелище шокированного тёмного лорда не стало последним, как я было подумала. Между мной и привстающим магистром вспыхнуло голубое пламя. Нас с третьекурсниками вынесло в приёмную. Леди Митас, оценив наш бледный вид, указала на стулья.

- Сидите тихо. Лорд-директор вас пока не отпускал.

Безмолвными тенями мы опустились на сиденья. Жуткое лицо магистра так и стоит перед глазами. Эти выступившие чёрные вены... Бррр... И глаза не лучше. Хотя, ленивая улыбка беловолосого директора школы убийц производит намного более сильное впечатление. Наверное, потому, что бешеный пёс только разорвёт, а сытый кошак начнёт развлекаться, играя с добычей.

Робко постучав, в дверь просочился гоблин Норро. Библиотекаря Академии никто не видел вне стен библиотеки. Возможно, он и живёт где-то там в каморке за стеллажами... А может быть, я преувеличиваю, и у гоблина есть семья и дом.

- Леди Митас, меня вызвал лорд-директор. Вы, случайно, не...

Дверь в приёмную распахнулась, отшвырнув беднягу библиотекаря. В приёмной стало тесно от мундиров.

Из кабинета раздался рык:

- Леди Митас, что там у вас происходит?!!

Офицер (тоже тёмный лорд!) шагнул к двери. Леди Митас отважно бросилась наперерез, заслонив собой вход в кабинет.

- У лорда Тьера совещание!

Офицер не стал пререкаться, бережно подхватил пожилую женщину на руки, усадил её в кресло, щёлкнув каблуками, склонил голову в извиняющемся поклоне (настоящий полковник!), и вернувшись к двери, распахнул её настежь. И тут началось...

В первые мгновения все говорили одновременно. Лорд-директор рычал, офицер ледяным тоном цитировал законы Империи, леди Митас вызывала лекаря к разбившему голову о выступ стены библиотекарю... И только магистр Эллохар с довольной улыбкой наблюдал за бедламом, воцарившимся в ректорском кабинете. Можно было бы улизнуть под шумок, но... в дверях стоят стражники. Ага, с эмблемами в виде оскалившейся волчьей головы на фоне полной луны. Шёпотом спросила третьекурсника:

- А почему ночная стража? Сейчас день? Нне?

- Потому, что магические преступления рассматривает лорд Мерос.

- Его благородие?

Кивнула на офицера, стоящего в дверях.

- Да. Обрадовался, что может отыграться. Лично явился.

Поощрительно улыбаюсь болтливому адепту.

- Они в прошлом году с лордом-директором на дуэли дрались.

Широко раскрыв глаза ожидаю продолжения. Болтун - находка для шпиона.

- Лорд-директор, - он же в ордене Бессмертных, и вообще... первый меч Империи. Победил, конечно. Вот и... не ладят они теперь.

- Странно, всё же... С чего бы лордам драться. Не дети уже.

Адепт, оглянувшись по сторонам, придвинулся ко мне. И в этот момент его благородие изволил обернуться. Быстро глянув на окаменевшего сплетника, поняла, что продолжения не будет. Магистр-убийца произнёс, лениво растягивая слова:

- Лёля, хватит сплетни собирать. Иди сюда.

Блин! Они же слышали всё! Болтуну не позавидуешь. Додумываю на ходу, протискиваясь в кабинет мимо его благородия. Начальник ночной стражи, разумеется, посторонился, пропуская меня в помещение. И... закрыл дверь, отсекая нас от приёмной. Осталась я одна против троих тёмных лордов. Представившись, его благородие указал мне на кресло для посетителей.

- Присаживайтесь, госпожа. Разговор займёт некоторое время.

- Да ладно вам, лорд Мерос. Ну, выучил ребёнок пару незнакомых слов...

- В Академию не принимают несмышлёнышей, магистр Эллохар. - Посмотрев на безмолвствующего ректора, начальник ночной стражи Приграничья (!) внёс предложение. - Или я беседую с адепткой здесь, или забираю её к себе для допроса. Решайте, лорд Тьер.

Лорд-директор никак не отреагировал, а глава школы убийц нахально заявил:

- Адептка Мороз ещё несовершеннолетняя, и я заменяю её опекунов. Так что расспрашивать будете при мне, лорд Мерос.

Его благородие оглядел меня. Внимательно. Хорошо, хоть, не присвистнул.

- Сколько вам лет, госпожа... Мороз?

- Шестнадцать... - Глаза главного стражника вспыхнули торжеством, а магистр Эллохар поскучнел. - Скоро будет.

- На данный момент вам пятнадцать полных лет? Правильно?

- Да, ваше благородие.

Магистр Эллохар явственно хрюкнул. Потом закашлялся, скрывая смех. Лорд Мерос никак не отреагировал на нетипичное для этого мира титулование.

- Адептка Райнис получила травму в вашем присутствии?

- Да, лорд Мерос.

Подождав, и убедившись, что я не намерена развивать тему, главный мент Приграничья задал следующий вопрос.

- Что побудило вас, госпожа Мороз, воспользоваться смертельным проклятием против адептки Райнис?

Все они одинаковы! В любом мире! Волки позорные! Воспользовалась универсальной формулой ответа:

- Я ничего не делала!

Магистр Тьер посмотрел на меня с отвращением, магистр Эллохар сочувственно, его благородие поощрительно мне улыбнулся. Ага, как я недавно третьекурснику. Болтай-болтай, ворона, загоняй себя в ловушку.

- Расскажите подробно, госпожа Мороз. Если вы ни в чём не виновны, вам нечего бояться.

Ага-ага, его благородию злой следователь не нужен, - с этой ролью успешно магистр Тьер справляется. А лорд Мерос такой добренький, просто душка! На всякий случай, уточнила:

- Драку не я устроила, и я в ней не участвовала. Только уворачивалась.

- А кто? Кто устроил драку?

Захлопала глазами. Это у меня всегда отлично получалось. Ещё и рот задумчиво приоткрыла, и кончик языка высунула для завершения образа тупой блондинки. Всё, как учили. Выдержав паузу, жалобно сказала:

- Я не поняла. Как-то всё быстро завертелось.

Магистр Тьер сочувственно покивал мне.

- Ну разумеется. И драку не вы устроили. И адептка Райнис сама себя прокляла.

Удивилась несказанно:

- Такое возможно?

Глаза ректора налились чёрным светом. Лорд Мерос, вежливо улыбаясь, откинулся на спинку кресла. От голоса магистра Тьера можно получить обморожение:

- А это вы мне скажите, адептка Мороз.

- Если лорд-директор вдруг запамятовал, то я на первом курсе учусь. Мы ещё такое не проходили.

- ВЫ не проходили?

Это он о чём, интересно? Лично обо мне, или такие проклятия вообще не проходят в Академии, а только на курсах по повышению квалификации? Твёрдо придерживаюсь избранной линии:

- Я на всех занятиях была, лорд-директор. Смертельные проклятия на первом курсе не изучают.

Магистр Тьер кипит от ярости. Опять чёрные вены на лице проявляются, и рукава скоро лопнут. Жалобным голосом попросила:

- Лорд-директор, пожалуйста, не меняйте облик. А то я вообще всё забуду.

Магистр Эллохар развеселился:

- Ты не производишь впечатления пугливой нимфы, Лёля.

Я не знаю, почему ректор настолько предубеждён по отношению ко мне, но решила тушить пожар встречным огнём.

- А я и не испугана, магистр Эллохар. Меня учили не обращать внимания на врождённое, или приобретённое уродство и, если бы лорд-директор относился к одной из перечисленных категорий, я бы сумела абстрагироваться от отвратительного зрелища. Но показывать женщинам такое лицо... это... это оскорбительно.

Тишину в кабинете можно нарезать ломтями. Племянник императора вернулся в нормальное состояние, и тихо спросил:

- Вы понимаете, с кем говорите, адептка?

Ответила холодным голосом, приправив ответ не менее холодным взглядом:

- Я полагала, что говорю, прежде всего, со взрослым мужчиной. Я ошибалась?

Меня вынесло в приёмную. Хорошо, что не вместе с дверью. Села на стул. Пока никого не отпускали. Леди Митас любопытно поблёскивает глазами, но молчит. Эти волки наверняка способны услышать, всё, что здесь скажут. Меня ощутимо потряхивает от нервного напряжения. Олюнин голос тревожно напоминает о мухоморе. Стараюсь незаметно выполнять дыхательные упражнения.

Восторженное присвистывание со стороны подпирающих дверь стражников продемонстрировало, что старание успехом не увенчалось. Третьекурсники тоже забыли моргать. Но, хотя бы, не свистят в помещении.

- Эй, крошка! А что ты делаешь вечером?

Это я-то крошка? Встала со стула, посмотрев сверху вниз на не выказывающих признаки смущения парней в форме (не такая уж и разница в росте, если честно), и скромно ответила:

- Уроки учу.

***


- Я всё-таки хочу разобраться. Госпожа Мороз, вам не нужно опасаться наказания. Пока вы несовершеннолетняя, за вас отвечает ваш опекун, на которого законы Тёмной империи не распространяются. Библиотекарь сообщил, что вы регулярно берёте Большую энциклопедию проклятий, а значит, у вас была возможность отыскать смертельное проклятие.

- Косвенные улики, лорд-командующий. Энциклопедию я беру, потому что там систематизирован материал, и есть предисловие к каждому разделу.

- У вас БЫЛА возможность, адептка.

- Тогда я предъявлю вам обвинение в изнасиловании. У вас тоже всё необходимое при себе.

- Лёля, не хами.

Его благородие вежливо улыбнулся.

- Ваши аргументы весомы, госпожа Мороз. И тем не менее...

- Я ничего не делала.

- Мы ждём заключения экспертов, госпожа Мороз. Я предоставляю вам шанс.

- Я ничего не делала.

- Пусть так. Подождём.

Его благородие откинулся на спинку кресла, выражая сожаление всем своим видом. Во взгляде ректора царит презрение, а самозваный опекун щурится, как кот, налакавшийся ворованных сливок.

Экспертом оказался пожилой преподаватель, вступившийся за меня на собрании. Магистр Тесме. Руководитель кафедры смертельных проклятий. И первая же его фраза сорвала, рычащую "я этого не делала, понятно вам?!!", меня с места, и понесла в направлении стола лорда-директора. Его благородие жёстко взял меня за руку, и... сработал вбитый бесчисленными тренировками рефлекс... глава ночного патруля Приграничья отлетел, как картонная фигурка... магистр Тьер плавно повёл рукой, сказав короткую фразу, и... застыл соляным столбом, только глаза моргали, наливаясь опасной чернотой. Не помогло. Черноты оказалось недостаточно. Беловолосый магистр-убийца беззвучно зааплодировал, одарив меня отечески-гордой улыбкой.

- Лёля, ты неподражаема.

И только после этого включилась Олюня с мухомором. Но я уже пришла в себя, и сгорала от стыда на медленном огне.

***


- Вот, приложите медную монету.

Его благородие посмотрел на меня странным взглядом, потом расхохотался, прижимая пальцы к заплывающему глазу. Магистр-убийца спрятал лицо в ладонях, подрагивающие плечи и всхлипывающие звуки не оставляют сомнений в его реакции на происходящее. Магистр Тесме... не здесь. Взгляд отсутствующий, как у рассеянного учёного из анекдотов. И губами шевелит изредка, что-то проговаривая в уме. В общем, выглядит как обычно. Лорд-директор ещё не выпутался из собственного заклинания. Жаль, что улизнуть не получится, - придётся огрести по полной.

- Лорд Мерос, надеюсь вы не станете придавать значение эээ... недоразумению?

- Нападение на представителя властей, находящегося при исполнении служебных обязанностей вы называете "недоразумением", лорд Эллохар?

Ой-ёооо... Тяжело вздохнула, и выпрямила спину, готовясь принять неизбежное.

- Лёля несколько вспыльчива.

Извиняющийся тон в исполнении беловолосого магистра ну совершенно не звучит. Его благородие смотрит, как Станиславский. Во взгляде громкое "НЕ ВЕРЮ!" Магистр переключился на меня:

- Кстати, Лёля, отчего вдруг такая резкая реакция на прикосновение?

Возмущённо посмотрела на самозваного опекуна. Он ещё спрашивает!

- Не испепеляй меня взглядом, - не получится. Лорд Мерос не собирался причинить тебе вред. Чего ты испугалась?

- Я не хотела, чтобы на меня нанесли ещё один артефакт.

Магистр Эллохар скосил глаза на полыхающего глазами, но всё ещё не отмершего лорда-директора, и задумчиво обратился к начальнику ночной стражи:

- Возможно, вам действительно следует поговорить с девочкой в цитадели, лорд Мерос. Пока не началось... кхм... пока мы не разобрались с кхм, кхм... инцидентом.

- Артефакт! Ну конечно! Я думал, что это погрешность измерителя!

- Вы о чём, магистр Тесме? - лорды смотрят на приплясывающего в радостном возбуждении магистра, как на сумасшедшего.

- Угол!.. - Пожилой преподаватель терпеливо (со своей точки зрения) поясняет (как даунам). - Вектор!.. Угол!

Начальник ночной стражи, в свою очередь, кашлянул:

- Кхм!.. И что я должен из этого понять?

Лорд Эллохар пожал плечами, вместо ответа, потом обратился ко мне.

- Лёля?

- А что сразу я? Я вообще знаю только, что угол падения равен углу отражения.

Магистр Тесме возмутился (не видать мне зачёта. Если доживу до изучения смертельных проклятий, конечно):

- Не так, адептка! Это зеркало! Зеркало проклятий! Я должен немедленно его увидеть!

Магистр Тесме двинулся ко мне, я, соответственно, от него. Бить пожилого преподавателя мне не позволяет воспитание, так что, ускользаю, следя, чтобы между нами всё время был стул.

- Довольно!

Лорд-директор, справившийся с путами, хлопнул ладонью по столу. Мы замерли.

- Об артефакте подробнее. Почему вы, адептка Мороз, решили, что на вас нацепят артефакт?

- Нанесут. - Магистр Эллохар поднял указательный палец, подчёркивая важность термина. - Потому, что у Лёли уже есть один артефакт. Хотя я не думаю, что переводчик способен дать такой эффект.

- У меня два. Есть ещё "тревожная кнопка".

- ??? - от всех присутствующих.

- Ну, чтобы можно было вызвать помощь... Я не знаю, как это здесь называется.

Покосилась на своё плечо. Взгляд был немедленно перехвачен, и все магистры слаженно двинулись ко мне. Трое на одну! Его благородие наблюдает, развлекаясь. В непроницаемо-чёрных глазах смешинки.

- Я не позволю себя раздевать!

- Лёля, на твоей родине носят одежду без рукавов. - Магистр-убийца уговаривает меня, как несмышлёныша. Не на ту напали!

- Здесь не носят! - Обращаюсь к начальнику стражи. - Вы должны меня защищать! Или я сама буду защищаться.

Магистр Эллохар остановился, вызвал синее пламя, и сказал в пространство:

- Курсанта Мая ко мне. - Посмотрел на коллег, и пояснил. - Объяснения лучше спрашивать непосредственно у автора.

Лорд-директор церемонно произнёс:

- Согласен с вами, магистр Эллохар.

Магистр ехидно улыбается:

- А то у Лёли медяков на всех не хватит. Где тебя учили так драться? Ты же девочка!

- И что? Кого это останавливало? Женщина должна уметь себя защитить!

Моему возмущению нет предела. Стоило попасть в другой мир, чтобы и там услышать сакраментальное "ты же девочка"!

Лорд-директор задумчиво посмотрел на меня, потом пояснил своему другу:

- Адептка Мороз росла в детском доме. Вероятно, воспитатели позаботились привить детям навыки обороны без оружия. Хотя такие приёмы...

"Лёлька, выплюнь мухомор!" Старательно делаю вдохи и выдохи, отгоняя белую пелену. Сквозь стиснутые зубы продавливаю:

- Кто вам дал право выставлять личные сведения об учащихся на всеобщее обозрение?! Я не говорила, что росла в детском доме! Я выросла уже! - Потом вспомнила, что всё-таки говорила. Девчонкам в комнате Стефки. - У вас ещё и наблюдение в комнатах учащихся? Интересуетесь?

Меня трясёт от унижения. Не терплю, когда меня жалеют, а во взглядах мужчин - сочувствие.

- Лёля, придерживайся приличий. Наблюдение ведёт подчинённый лорду-директору дух смерти. Магистр Тьер отвечает за всех вас.

- Тогда к чему был этот допрос, если магистр Тьер мог вызвать этого своего духа, и выяснить правду?

- Риан?

Лорд-командующий мягко улыбнулся мне:

- Я отвечу, госпожа Мороз. Лорд-директор сделав предварительный анализ проклятия, под которое попала адептка Райнис, ошибся так же, как магистр Тесме. И тянул время до появления вашего опекуна. Вы напрасно считаете, что к вам предвзято относятся.

- А что делать с адепткой Райнис? Снять такое проклятие очень сложно. Нужны накопители, артефакты, которых у нас нет, и... у меня может не хватить сил. Если только лорд-директор займётся...

- Ничего не делать, магистр Тесме. Смертную казнь она сама себе обеспечила. Пусть умирает от проклятия.

- Вызывали, магистр Эллохар?

- Вас только за смертью посылать, курсант.

В которой не только Лёля узнаёт много нового о проклятиях и способах их нейтрализации.



- Лёля, успокойся, пожалуйста!

- Успокойся?!! Да меня чуть не повесили из-за этой твоей картинки! Думаешь приятно, когда на тебя смотрят, как солдат на вошь?

- Ну, хочешь, я его убью?..

Вытаращилась на Мая, потеряв дар речи. Напомнила себе, что такой вопрос со стороны убийцы нуждается в категорическом "нет", а то мало ли...

- Крыша съехала?

Прогуливаемся по парку на территории Академии. Выходить в город нам не рекомендовали. Магистры и его благородие утрясают формальности, а "деток" выпустили погулять, чтобы не мешались под ногами, а скорее всего, чтобы магистров не раздражало упрямство Мая. Он объявил, что придал этюду свойства "зеркала" совершенно сознательно, поскольку я, выросшая вдали от Тёмной Империи, ничего не знаю о реалиях жизни в ней. Коротко говоря, - я не сумею осознать угрозу. Или не успею. А этюд отразит любое нападение, не ставя меня в известность (ага, лорд-директор, попытавшись меня обездвижить, залип в собственном заклинании, как муха в меду, а я, как говорится, ни сном, ни духом).

Магистры наперебой заговорили об энергетических затратах, несовместимых с жизнью, и потребовали схему, на что Май ответил любезной улыбкой и индифферентным взглядом. Хорошо, хоть, руки-в-брюки насвистывать не начал. Его благородие прервал дебаты, объявив, что закон требует исцеления адептки Райнис, с целью последующей её казни.

- Смысл? Она и так умирает. Причём, очень неприятной смертью.

- Лорд Эллохар, вам, возможно, непонятно, но смысл в неукоснительном соблюдении законов Империи. Нарушитель должен быть наказан по закону. В назидание прочим.

- Хммм... - беловолосый магистр улыбнулся, как ребёнок, разворачивающий конфету, - а это хорошая мысль, лорд Мерос.

Я внутренне содрогнулась. Четверо присутствующих, включая Мая, радуются "хорошей мысли", и лишь магистр Тесме беспомощно хлопает глазами, как филин на свету. Конечно, "dura lex, sed lex" (суров закон, но он - закон), но это уж слишком жестоко: исцелить умирающую от проклятия девушку, чтобы, зачитав надлежащую статью кодекса, тут же отправить её на эшафот. Но... да, - в назидание прочим, чтобы не думали, что нарушительница закона умерла от собственной неосторожности, а им, предусмотрительным, это не грозит.

- Идите, детки, погуляйте. А мы пока с формальностями закончим.

- Территорию не покидать! Вам понятно, адептка Мороз?

Разозлившись, вытянулась во фрунт, сравнявшись ростом с лордом-директором, щёлкнула каблуками форменных сапожек, и рявкнула в лучших традициях Петра Первого - "Подчинённый перед лицом начальствующим должен иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальство":

- Так точно, ваше высокоблагородие! Разрешите исполнять?

Магистр Тьер утомлённо махнул рукой, и нас с Маем вынесло в... ну да, - в парк и вынесло. И вот тут я устроила Маю скандал. Тоже в лучших традициях. Только уже интернациональных браков советского периода - "А если у меня руки вот так... - то плевать мне, на какую сторону у тебя тюбетейка!". Необходимость сохранять лицо при магистрах и его благородии привела меня в состояние парового котла перед взрывом. Май нашёл способ меня утихомирить, предложив убийство в утешение. Ага, - чем бы дитё ни тешилось, лишь бы не плакало.

***


Нарочито бухая сапогами, из за поворота дорожки вывернулся стражник.

- Детки, прогулка окончена.

Май посмотрел на него с почти гастрономическим интересом. Во взгляде убийцы ясно читалось: "умеют же некоторые осложнить себе жизнь". Парень затоптался на месте.

- Это ваш магистр так сказал... - Потом сообразил, что находится при исполнении, и подпустил строгость в голос. - Приказано сопроводить обратно. Чтобы вы по дороге не потерялись.

Вернулись в кабинет. Дверь была гостеприимно открыта. Чтобы мы не задерживались в приёмной, вероятно.

- Прогуляетесь с нами. Лёля, ты тоже.

Его благородие возразил:

- Магистр Эллохар, зрелище неприятно даже для меня. Зачем подвергать такому испытанию несовершеннолетнюю девушку?

Беловолосый магистр зло улыбнулся:

- Чтобы впредь не нарывалась. - И, повернувшись ко мне, высказал - Теперь ты знаешь, что любое направленное на тебя заклинание, или проклятие будет отражено зеркалом. Контролируй своё поведение, Лёля.

Ничего себе? То есть, как вам это нравится? Меня проклинают, и я же должна контролировать своё поведение!

Булькающую от возмущения, подобно закипающему чайнику, меня сунули в голубое пламя. Ну просто "Газпром, - мечты сбываются". Не успела загадать желание, как мы вышли в коридоре лечебницы.

Отделение для пострадавших от смертельных проклятий напоминает лабораторию для изучения биологического оружия. На стенах и дверных косяках мерцают руны, коридоры перекрываются силовыми барьерами, от которых просто разит магией. Даже я, - ни разу не маг, - ощущаю.

- Почему такая защита?

Магистр Тесме, оживившийся в близкой его сердцу среде, ответил:

- Некоторые смертельные проклятия, адептка, имеют свойство делиться.

- Как вирус? Заражает попавших в пределы досягаемости?

- Эээ... можно и так сказать.

- А почему на входе нет дезинфекционной камеры? То есть, антипроклятийной? Вдруг, мы на себе что-то принесли, и оно среагирует с тем, что здесь находится?

- Лёля, прекрати бредить. Здесь с защитой всё в порядке.

Молчу, нисколько не убеждённая категорическим тоном магистра. Пусть я не разбираюсь в проклятиях, но о биологическом оружии читала, и фильмы смотрела. Если имеются вирулентные проклятия, то никаких гарантий, что они не изменятся до состояния, позволяющего преодолеть защиту, быть не может.

Наконец-то открылась дверь в палату, и... Май быстро протянул мне платок, на который плеснул из чернющего флакона какую-то голубоватую жидкость. Прижала пахнущий неведомыми цветами платок к лицу, и зажмурила веки. Запах стоит такой, что глаза слезятся. Аммиак и мертвечина. Проморгавшись, выглянула из-за платка, сощурившись для защиты слизистой оболочки. Силы небесные! Она живая! Разлагается, течёт, и... продолжает жить, корчась от боли.

- Её надо усыпить хотя бы из милосердия.

- Смотри, Лёля. Внимательно смотри. Если бы не артефакт на твоём плече, ты сейчас была бы в таком же состоянии. Тебе всё ещё жаль её?

- Жалость, магистр Эллохар, здесь ни при чём. - Задумалась, попытавшись точнее сформулировать. - Мне её не жаль. Просто, позволить ей умирать вот так... значит уподобиться ей.

Глаза обоих магистров неприятно сузились. Ситуацию выправил его благородие, сказавший, что не собирается остаток дня провести в этой палате.

- Магистр Тесме, вам известно это проклятие?

Пожилой преподаватель радостно отмёл предположение лорда-директора.

- Это что-то новое, лорд-директор. Я с подобными проклятиями не сталкивался.

Племянник императора тяжело вздохнул.

- Прошу вас быть максимально осторожным. Артефакты подобраны классическим методом. Переложите их, как вам удобнее, прямо сейчас. Энергией я вас обеспечу.

Плавным движением руки лорд-директор перенёс к магистру Тесме... разгрузку (здесь - разгрузочный жилет). Почти как у наших военных. Только вместо гранат, фляги и запасных магазинов висят какие-то... кхм... сувениры. Ну вот, и я начала покашливать, выражая недоумение. Дурной пример заразителен.

Пожилой проклятийник вытряхнул из разгрузки гору мелкого барахла, отцепил все побрякушки, надел жилет на себя, быстро рассовал по карманам мелочёвку, и прицепил все висюльки в другой последовательности. Магистр Тьер дал мудрый совет. Когда ситуация обострится, лучше не терять времени на поиск нужного артефакта. А она точно обострится. Если даже магистр Тесме не знаком со смертельным проклятием такой силы, значит, скорее всего, мы имеем дело с фамильным оружием.

Мысли моих спутников текли в том же направлении. Его благородие задумчиво сказал себе под нос: "надо бы покопаться в архивах".

- Поднять сходные случаи?

- Проверить исчезновения, лорд Эллохар. Как только магистр Тесме составит паспорт проклятия, будет создана специальная группа.

А Май, как-то незаметно, оказался передо мной, закрыв от меня всех присутствующих, включая умирающую. Попыталась протиснуться, была одёрнута ледяным шёпотом.

- Лёля, не высовывайся.

Почему-то не разозлилась. Мою кожу колет тонюсенькими иголочками. Несуществующая шерсть встаёт дыбом от нехорошего предчувствия.

- Вы собираетесь разомкнуть контур, магистр Тесме?

Его благородию ответил лорд-директор:

- Вы ждёте, что магистрТесме составит для вас паспорт проклятия, лорд Мерос? Или вам достаточно описания результатов его воздействия?

Не ладят лорды. В голосе племянника императора ясно слышится издёвка. И глава ночной стражи Приграничья принял вызов.

- Я, конечно, всего лишь тупой солдафон. Но властью данной мне Императором я запрещаю подобные эксперименты без страховки.

- Вы считаете, что нам троим не хватит сил блокировать проклятие?

Этот раунд его благородие оставил за собой. Посмотрел на магистров снисходительно, как взрослый на пятилетних малышей. Во взгляде ясно читается "детский сад, штаны на лямках".

- "Проклятие", магистры? Или "проклятия"? Вы ещё даже не приступили к исследованию.

Беловолосый магистр Эллохар развеселился. А со стороны лорда-директора послышалось сдавленное рычание. Магистр Тесме законопослушно ждёт результата пикировки. Магистр-убийца, пожав плечами, шагнул к рунному контуру, выпустил из пальца огромный чёрный коготь, и нарисовал в воздухе цепочку пламенеющих голубым огнём рун, создав полукруг, концами замыкающийся на линии.

- Вы абсолютно правы, лорд Мерос. Легкомысленное отношение к данному эксперименту недопустимо.

Лорд Тьер присоединил к полукругу свой, руны на котором полыхают красным. Глаза лорда-директора полыхают чёрным.

- Можем продолжать? Или вы ещё что-нибудь придумаете, чтобы задержать нас здесь?

Его благородие вальяжно махнул рукой. Лорд Тьер разомкнул свой контур, магистр Тесме и магистр Эллохар шагнули внутрь. Беловолосый лорд впустил проклятийника за своё заграждение, замкнул его, и вышел наружу. Лорд-директор в свою очередь закрыл линию защиты. После того, как заполыхали красным руны последнего рубежа, пожилой преподаватель стёр одну из рун ограждающего кровать периметра.

Стёр, и тут же отшатнулся. Не знаю, что увидели все остальные, - я не увидела ничего, но ощущение, как будто что-то очень голодное и злое метнулось к нарушителю границ, возникло на грани восприятия, завязав узлом внутренности. Руки магистра Тесме мелькали над артефактами, заунывный речитатив не прерывался ни на миг. Бесполезно. Глава кафедры смертельных проклятий упал на пол, а голубые руны заполыхали нестерпимо ярко, пытаясь противостоять прогрызающему контур проклятию.

Я забыла дышать. Голубые руны бледнеют, и истаивают. Начинают полыхать красные. Интересно, сколько времени займёт преодоление защиты лорда-директора?.. Дверь открывать нельзя. Материал стен и внутренней части двери антипроклятийный. Защитные руны, как выяснилось, не справляются. Вот так, наверное, чувствовали себя люди в горящем отсеке подводной лодки.

- Давайте вместе.

Разногласия забыты, тройка тёмных лордов сплетает заклинания с заклинаниями, создавая новый барьер. Третий полукруг зафиксировался, смыкая контур. Вовремя. Красные руны замигали жалобно, и погасли. Заполыхала цветомузыка совместного творения. У меня создалось ощущение, что проклятие только усиливается, пожирая контур за контуром. Тёмные лорды шепчут заклинания. Лорд Тьер сделал крохотную паузу, и сказал:

- Рэн, уведи адептов. Мы с лордом-командующим остаёмся.

- Нет, лорд Тьер. Никто не покинет эти стены. Я не могу выпустить в город ТАКОЕ.

Осунувшиеся лица лордов, пальцы, сплетающие заграждение. Результат, к сожалению, уже предсказуем, ибо новый барьер бледнее старого, которого уже нет.

Крепко сжала зубы, чтобы не стучали от страха, и выпрямила спину. Умирать надо с достоинством. Я даже не буду просить Мая подарить мне быструю смерть. Может быть, он сам сообразит... Разноцветные огни медленно гаснут. Как страшно...

Май шагнул вперёд, оказавшись "на линии огня", и вытянул руку ладонью вверх. Над слегка согнутыми пальцами убийцы расцвели языки чёрного пламени. Живая, сияющая чернота плясала, отделяясь от своего творца, закручиваясь в крохотные воронки. Пара мгновений, и они, просочившись между лордами, медленно проплыли над контурами барьеров, зависли над телом магистра Тесме, и над кроватью с проклятой. Повисели в воздухе, и растаяли, повинуясь движению пальцев Мая. Что это было, вообще?

- Не знал, что шайгены владеют Тьмой.

Май приятно улыбнулся, отстранённо рассматривающему его лорду Эллохару, и промолчал. Всё-таки надо было ему глаз подбить!

- У вашего курсанта много талантов, магистр Эллохар. Полагаю, можно уже отпустить учеников.

Магистры кивнули, и Май, ухватив меня за локоть, прыгнул в призменный коридор.

- Пока не передумали.

Молча кивнула в ответ. Говорить пока опасаюсь. Горло саднит, от проглоченного крика. Радуюсь, что удалось сохранить лицо, и не закатить истерику перед лицом смерти.

Вышли мы в парке Академии. Прислонилась к ближайшему дереву, - ноги не держат.

- Лёля! Мы тебя ждём-ждём... Как всё прошло?

Смотрю на девчонок бессмысленным взглядом, потом начинаю выныривать из кошмара. Они же ничего не знают. Ни о проклятии, ни об угрозе уничтожения города. Мы собирались гулять по Ардаму...

- Это твои подруги? Может, представишь меня? Лёля?

Сморгнула апокалиптические картины, вставшие перед глазами.

- Стефа, Юла, это Май. Курсант-убийца.

Стефка фыркнула раз, другой, потом всё-таки не удержалась, и рассмеялась. Май, улыбаясь, поправил меня:

- Курсант Школы искусства смерти. - Крохотная пауза, и... - А что, дамы, отметим знакомство чаем с пирожными? Или у вас были другие планы?

Девчонки молчат растерянно. Не привыкли к напору учеников магистра Эллохара. Май сверкнул зубами:

- Сегодня день, в который все планы рушатся. Зачем же отклоняться от тенденции? Приглашаю вас в кондитерскую.

И мы отправились к Мелоуну. Пить чай с пирожными. Нарядно одетые дамы, представительные кавалеры, и мы... в форме Академии Проклятий в сопровождении курсанта Школы искусства смерти, ибо Май тоже в форменной одежде. Впрочем, была только пара косых взглядов. Май ответил приглашающей улыбкой, и все недовольные уткнулись в свои чашки. Репутация, однако!

Увидела светскую сторону своего опекуна. Май безупречен. Почти два часа вёл лёгкую беседу, смешил нас курьёзами из жизни своей альма-матер, окружив ненавязчивой заботой. И только я успокоилась, явился магистр Эллохар собственной персоной. Обаятельно улыбнулся, щёлкнув пальцами, подозвал непрерывно кланяющегося хозяина кондитерской.

- Счёт пришлёте мне. Когда дамы закончат чаепитие, обеспечьте им транспорт и сопровождение до Академии. - Склонил голову в поклоне. - Дамы, поверьте, я в отчаянии, что должен нарушить такой приятный день. - Голубое пламя, приглашающий жест для нас с Маем. Вздохнув, шагнула в огонь.

Вышли в незнакомом помещении. Каменные стены, сводчатый потолок, длинный стол буквой "Т". Судя по всему, мы в столь часто упоминавшейся сегодня цитадели. Его благородие сидит во главе стола, лорд Тьер и магистр Тесме за столом для совещаний. Лорд Эллохар отодвинул для меня кресло, и уселся сбоку, блокируя отступление. Май занял место рядом с магистром Тесме.

- Устроим мозговой штурм.

Закашлялась. Ну, я понимаю, магистры и его благородие. Ну, Май, как понимающий в уничтожении данного проклятия больше, чем они все вместе взятые. Но я? Зачем им я?

- Лёля, ты здесь потому, что на своей родине ты с проклятиями не сталкивалась, и у тебя незамыленный взгляд. Кстати, раздел смертельных проклятий ты, наверняка, просматривала? Хотя бы из интереса? Нне?

- Я прочитала предисловия ко всем разделам. - Говорю вежливо, ровным тоном, стараясь сдерживать темперамент. Зачем о таком спрашивать при его благородии? Лорд Мерос и так меня уже на заметку взял по этому поводу. Теперь, как кого проклянут, - сразу ко мне. Алиби выяснять.

- Не дуйся, детёныш. Лучше расскажи нам свои впечатления.

- Мне показалось, что это проклятие какое-то... хищное. - Попыталась подобрать научное определение, но в голову ничего не лезло, поэтому, просто сказала, что думала.

- Это всё? Или ещё что-нибудь заметила?

- Оно прогрызало ваши щиты с ускорением. Каждый новый щит преодолевался быстрее предыдущего. Или напитывалось энергией щитов, или оно самообучающееся.

Магистры переглянулись. Лорд-командующий наблюдает с отрешённым видом. Лорд Эллохар обратился к Маю:

- Отправляйтесь в допросную, курсант. Побеседуйте с неудачницей. Магистр Тесме, с вас паспорт проклятия. Набросайте список вопросов для курсанта Мая.

Его благородие не позволил Маю отбыть.

- Прежде я хочу, чтобы все присутствующие ознакомились с обстоятельствами применения проклятия. И услышали комментарии госпожи Мороз.

Магистр Тесме закивал головой, на миг оторвавшись от угрызания кончика ручки. Составить вопросник для проклятийника сложнее, чем для разведчика.

- Лорд-командующий сделал весьма конструктивное замечание, лорд-директор. Не могли бы вы...

Магистр Тьер зло глянул на его благородие, и сказал в пространство:

- Дара, покажи нам сцену проклятия с предысторией.

***


- Лёля, тебе надо работать над самоконтролем.

Тяжело вздыхаю, глядя на согласно кивающих мужчин. Даже Май, - предатель! Навесил на меня этот артефакт, дурацкий, и кивает. Хотя, конечно, увидев себя в амоке со стороны, я и сама пришла к такому мнению. Вот только как его осуществить, этот самоконтроль? Передёрнула плечами, избавляясь от всплывающего перед глазами зрелища. Никто не понял, наверное, а вот я, - увидела, как в этот момент моими глазами смотрит кто-то чужой. Яростный и... страшный. Понятно, почему фифа так испугалась.

Эта самая Дара показала нам сцену на лестнице. Спотыкающиеся однокурсники, разбившие о ступени кто нос, кто подбородок, я, впавшая в амок, шагнувшая к хохочущим третьекурсникам... удивление на их лицах... вероятно, я тоже должна была начать спотыкаться... попытка шагнуть в сторону, закончившаяся падением с разбиванием головы одного из третьекурсников... адептка Райнис, побелевшая при виде его крови, и выплюнувшая в меня всего одно (!) зубодробительное для произношения слово... общий шок при виде корчащейся и обречённо воющей адептки... третьекурсники, рванувшиеся ко мне, спотыкающиеся, но продолжающие попытки меня ударить... мои небрежные движения, заставляющие их сталкиваться друг с другом... окрик куратора по физической подготовке мужской части адептов... и вот мы, дружно вытянувшись в струнку, внимаем приказу привести себя в порядок, и ждать крупных неприятностей. Ну... что можно сказать, - неприятности ждать себя не заставили.

- Концентрированное проклятие... - заворожённо глядя в пространство прошептал магистр Тесме. - Я только слышал о таком. В детстве.

- Лорд Мерос, озаботьтесь семейством Райнис. Ни один из них не должен ускользнуть.

Это говорит не магистр Тьер, лорд-директор Академии Проклятий, конфликтующий с начальником Ночной стражи. Нет, это племянник Императора даёт указания. Его благородие, молча щёлкнув каблуками, удалился, на ходу вызывая группу захвата.

- Думаешь, успеют? - Беловолосый магистр-убийца насмешливо улыбается.

- Надеюсь, Рэн.

- Ну, надейся-надейся. Лёля, что тебя так удивило? Ты же непосредственно участвовала в событиях.

- Мне показалась странной реакция адептки Райнис на падение однокурсника. Излишне резкая, даже для влюблённой девушки.

Лорд Эллохар ехидно мне улыбнулся:

- А ты сама? Разве ты не собиралась устроить банальную драку с третьекурсниками? Что молчишь, Лёля?

- Не знаю, что вы подразумеваете под "банальной дракой", но есть всё же разница между физическим внушением и убийством.

- О, как! - Мой самозваный опекун изобразил аплодисменты. - И что ты, адептка, подразумеваешь под "физическим внушением"?

- Драться я бы с ними точно не стала. - Буду я при директоре признаваться, - вот ещё! Но неугомонный лорд Эллохар не успокаивается.

- Да? А что б ты сделала?

Магистр, практически, цитирует Вильяма нашего Шекспира. И... наверное, стресс всему виной, но меня, как будто, за язык дёрнули:

- "У вашей двери шалаш я сплёл бы, чтобы из него взывать к возлюбленной; слагал бы песни о верной и отвергнутой любви и распевал бы их в глухую полночь; кричал бы ваше имя, чтобы эхо "Оливия!" холмам передавало: вы не нашли бы на земле покоя, пока не сжалились бы" (В. Шекспир "Двенадцатая ночь").

Мне подмигнули серо-голубым глазом:

- "Вам дано достигнуть многого..."

Вытаращилась на беловолосого лорда. Он знает пьесу Шекспира? Откуда?

- Кхм... - магистр Тьер выразил взглядом недоумение. Ну да, у них проблемы губернского, или даже имперского масштаба, а мы в театр играем.

- Извини, Риан. Отвлеклись. - Нахальная улыбка директора Школы убийц не соответствует покаянным словам. - Лёля обратила внимание на несоответствие реакции адептки Райнис. Может быть, расспросить этого третьекурсника?

- Подозреваешь любовное проклятие?

- Необязательно. Может быть заклятие, зелье, артефакт, внушение, - к чему гадать? Или этот злополучный уже ударился в бега?

За злополучным отправили наряд дневной стражи, а меня отослали уроки учить. Вот так всегда, - на самом интересном! Ладно, потом Мая расспрошу. И об артефакте, и об этой Тьме, и... что они дальше без меня будут делать. У меня не отвертится!

О том, что имея недоброжелателей, лучше сидеть дома, и о седьмом гарбузе от Стефки.



Казнь прошла как-то... буднично. На площади перед храмом Матери-Бездны собрали виселицу. Дневная и ночная стража в оцеплении. Вся Академия Проклятий собрана на отдельном пятачке. А перед тем, как вывести нас на площадь, лорд-директор лично зачитал приказ об отчислении адептов третьего курса, устроивших драку, и адептки Райнис, использовавшей смертельное проклятие. Парней отправили на корректировку памяти (жуть какая-то!), а нас просветили о судьбе, ожидающей бывшую адептку.

Прочие зрители толпятся за оцеплением. Не понимаю я прелести подобных зрелищ. Было жутко смотреть на полубезумную девчонку, с надеждой и отчаянием в обведённых кругами от бессонной ночи глазах. Босая, в балахоне грубого полотна, с распущенными волосами, табличкой на груди с указанием её преступления... и связанными за спиной руками. Ездовые ящеры медленно тащат волокушу с тесной клеткой, в которой стоит смертница. В каком-то из наших средневековых государств осуждённых на смерть, и покойников, тоже везли на полозьях, невзирая на время года...

- Нет!!! Я не хочу умирать!!! Я хочу жить!!! Жить!!! Я ещё молодая! Не трогайте меня! Ааааа!!!

Упирающуюся осуждённую сильным рывком выдернули из клетки, и потащили на эшафот. Для того, чтобы справиться со слабой девушкой понадобились усилия двоих стражников. И это ещё у неё руки связаны за спиной...

- Так потерять лицо... Семье следовало настоять, чтобы ей заткнули рот.

- Ты, Дакене, несомненно, подошла бы к виселице с прямой спиной, отставив локоточки, как подобает леди.

Фифа одарила однокурсника презрительным взглядом, не удостоив ответом. Сегодня она с иссиня-чёрными волосами. Рыжая шевелюра идёт ей больше. Нет! Просто она бледна. Не знаю, как сама сейчас выгляжу. Наверное тоже, - краше в гроб кладут. Посмотрела на подруг: Юла стоит с прямой спиной, бледная до прозрачности, но твёрдая, как вольфрам. Стефка... безмятежно разглядывает эшафот, виселицу, и осуждённую. Интересна, и насыщенна местная сельская жизнь.

- Для тебя такие зрелища не редкость, Стефа?

- Пффф... У нас же фригольдерский посёлок.

- Вы защищаетесь сами, не ожидая помощи от властей... - говорю задумчиво, вспоминая, что, вроде бы, что-то подобное было и в нашей истории.

- Почему-то наши поселения считаются у отребья лёгкой добычей. Сколько нарывались уже и, всё равно, лезут. Как мёдом им намазано.

***


Зрелище казни даром не прошло. Проснулась с криком. Потому что, во сне опору выбили из под моих ног, и петля перехватила моё горло. Включить логику и сообразить, что если бы меня вешали, я не смогла бы так орать, мне не удалось.

- Лёля, тихо! Смотри на меня.

Глаза Мая растут на его лице, и кроме них я уже ничего не вижу, падая в черноту расширившихся зрачков убийцы. А какая-то часть меня (я даже знаю, какая - та, что смотрит моими глазами, когда я в амоке) фиксирует формирующийся призрак демона с мечами. Точнее, демоницы. Это та самая Дара, подчиняющаяся лорду Тьеру. Меня отчислят за несоответствие облико морале. Магистру будет плевать, что я не приглашала Мая в свою комнату.

- Лорд-директор не узнает об этом инциденте, Лёля. - Сложный жест в сторону Дары, и призрак растаял с недоумённым видом. - Я не подумал, что ты не привыкла к подобным зрелищам. Прости.

Прикосновение губ к мокрому от холодной испарины лбу... калейдоскоп образов закручивающийся воронкой... глубокий сон.

Наутро я пыталась сообразить что я видела во сне: появление Мая, а следом Дары, либо сцену казни адептки Райнис. Поломала голову пару минут, и... побежала приводить себя в порядок. Некогда задумываться. Учебный день начинается.

***


Вззз... бац! Вззз... бац! Вззз... бац!

- Достаточно, адептка Вукович. Блестяще.

Гордая Стефка вернулась в строй. Упражняемся в стрельбе из лука. Лорд-директор приказал подтянуть проклятийников до уровня среднего наёмника. А на попытку возразить, что это актуально только для избравших военную карьеру, зачитал нам обновлённое Приложение к Приказу Императора нашего Анаргара Анаргата "О воинском учёте". Проклятийники приравнены к медикам и магам. Вот... развлекаемся. Нас в детдоме учили стрелять из композитного лука, так что общее представление я имею. Боевой имперский лук, конечно, отличается, но, - день тренировок, и я уверенно выбиваю восемь из десяти. Твёрдая четвёрка. Юле понадобилось полдня, - освежить навыки, полученные в имперском приюте. Военных сирот готовили к службе в армии. Император не принуждает, конечно, но в армии неплохо платят, а устроиться без протекции на хорошее место, как и везде, - нереально. Юла выбивает почти девятку. Пять восьмёрок, четыре девятки и одна десятка. Четвёрку с плюсом здесь не ставят, так что, хотя Юла стреляет лучше, - оценки у нас одинаковые. Влепить три стрелы одна в другую, как Стефка, не может и наш инструктор. Ну... Стефка, как и все фригольдерские дети, зимой пушнину добывала. Местного соболя в глаз бьёт.

- Завтра у вас начинаются занятия рукопашным боем. Что вас так развеселило, адептка Мороз?

Меня разбирает неудержимый смех, который я с превеликим трудом ужала до хихиканья.

- Прошу прощения, Мастер.

Стараюсь ровно дышать, чтобы успокоиться. Вроде бы, ничего смешного, просто анекдот из прошлого, но я давно заметила, что если вспомнить на уроке даже несмешной анекдот, удержаться от смеха нереально.

- Просветите нас, скудоумных, что такого смешного вы, адептка, нашли в моих словах.

Ой-ёооо... А инструктор-то обидчивый, оказывается. Вспомнив Лялину методику, улыбнулась, и сделала глубокий вдох. Мужская часть присутствующих, включая инструктора, заметно подобрела. Быстро адаптировала анекдот к местным реалиям, и пояснила:

- Наши воспитатели говорили: чтобы вступить в рукопашный бой, боец должен: первое - потерять на поле боя меч, арбалет, нож, поясной ремень, лопатку, куртку, шлем; второе - найти ровную площадку на которой не валяется ни одного камня или палки; третье - найти на ней такого же раздолбая. И только после этого, вступить с ним в рукопашную схватку.

Громовой хохот донёсся от входа на спортивную площадку. К нам направились парни в форме дневной стражи.

- На первый-шестой рассчитайсь! - После того, как мы разбились на группки, инструктор пояснил. - Заниматься будете на полигоне дневной стражи. Запомните ваших кураторов, чтобы завтра не терять времени на поиски.

Кто-то из ребят сказал в пространство:

- А старшие курсы здесь занимаются...

Кураторы одарили скудоумного внимательными взглядами, и жизнерадостными улыбками. Лично я, вытянувшись во фрунт, ем глазами начальство. Жаловаться мне не на что, - удалось сманеврировать при расчёте, попав в одну шестёрку с девчонками.

***


- Исключительно подлый приём, адептка.

Пожимаю плечами. Наши воспитатели служили во внутренних войсках. Там рыцарский кодекс не в чести, - не способствует выживанию. Преступники и террористы на него чихать хотели. Да и здесь, - статус проклятийника по определению не соотносится с джентльменскими соглашениями. Хотя, конечно, если бы стражник не скользнул "невзначай" ладонью по моей груди, я не стала бы использовать запрещённый удар.

- Госпожа Мороз, рад встрече.

С трудом разогнувшийся стражник постарался вытянуться во фрунт.

Его благородие лорд Мерос вежливо улыбается. Поскольку форменной одеждой адептов является брючный костюм, вместо книксена щёлкнула каблуками с видом лихим и придурковатым.

- Полагаю, госпожа Мороз может заменить инструктора для прочих адепток.

Проговорив это, его благородие машинально коснулся глаза. Уши мои горят, но глаз не опускаю. Не хватал бы меня за руку, - не огрёб бы.

- Займёте дальнюю площадку.

Стражник, жаждущий реванша, позволил себе возмутиться:

- Мой лорд-командующий!.. Нам приказано обучать адептов невзирая на...

- Даже в Академии Стражей курсанты-девушки обучаются отдельно. Или вы желаете объясняться с лордом Тьером, если случайно травмируете какую-либо из его адепток?

Подумала, что нас не разделяли. Потом вспомнила, что упражнения, всё-таки, были разные. Нагрузка для девочек поначалу была щадящей. Пока мы не натренировали мышцы. А уж потом нас гоняли даже больше, чем мальчишек. Женщина должна уметь себя защитить. И не только на улице. Как шутили наши воспитатели: "Чёрный пояс по каратэ у жены, это - вежливая свекровь, любящий и верный муж, и воспитанные, послушные дети".

Прежде, чем начать непосредственно занятия, постаралась выяснить кто из девочек что умеет в плане самозащиты. Дааа, это вам не мирная цивилизованная Земля. Стефка достала короткую тяжёлую дубинку из "железного дерева", и продемонстрировала несколько приёмов. Юла, и ещё две девочки умеют пользоваться боевым ножом. Ещё одна первокурсница, Мирта, отцепила от пояса "плётку-семихвостку" - к рукояти крепятся семь длинных ремней особого плетения, оканчивающихся металлическим когтем типа рыболовного крючка. Когти убираются в специальный чехольчик, который соединяется с рукояткой, образуя декоративный пояс на бёдрах адептки. При необходимости, за секунду украшение превращается в орудие убийства.

- Жуткое оружие, Мирта. Научишь?

- Научу. Почему нет? - девушка пожала плечами.

Занятие прошло плодотворно. Учим простейшие приёмы боя без оружия, отрабатываем САКОНБ (специальный армейский комплекс ножевого боя). Стефка и Мирта ножом пользоваться тоже умеют. Дубинка и семихвостка - личное предпочтение. Разбили занятие таким образом, чтобы все могли поработать и с дубинкой, и с семихвосткой. В Академию вернулись усталыми, но довольными.

***


В следующий день отдыха всё-таки отправились гулять по городу. И ведь ходили почти по центру! Но центр в Ардаме такой же, как в наших городках: переулки, закоулки, тупики и лестницы. И небольшие площади - перекрёстки множества улочек. Вот на одной из площадей мы и наткнулись на группу подвыпивших троллей. Удержала девчонок от попытки бежать - площадь, это всё-таки открытое место, а в закоулке нас и не увидит никто. Если бы мы знали город, то... всё равно не сбежали бы. Тролли не пьяны, просто навеселе - догнали бы.

- А вот и они. Всё правильно: здоровенная девка и с ней две подруги. Развлечёмся, девушки?

- Господа, вы обратились не по адресу. Вам нужны профессиональные услуги.

Ох, Юла... Ну с кем ты пытаешься договориться?

Тролли, однако же, расступились и предводитель сделал приглашающий жест, типа "Проходите, пожалуйста".

Сунули Юлу в середину и двинулись. Как только нас попытались схватить, я двинула ближайшего громилу локтем в бок, выдернула у него из за пояса нож и начала полосовать их вращательными движениями кисти. Стефка напевно выкрикивает ругательства охаживая предводителя дубинкой. Девушка в своей стихии. И тут закричала Юла. В её голосе был такой ужас, что меня рывком бросило в белую мглу и Олюня не успела меня выдернуть. А потом было ревущее пламя. И голос с неба: " бросить оружие, лечь на землю, руки на голову!"

В каталажке сидели вместе с троллями. С теми, кто остался в живых. Начальник Дневной стражи не верил, что мы адептки Академии Проклятий. Оказывается, на нас должна была быть защита. Потом прибежал вестовой, или как это у них называется, и нас отправили в Академию. В сопровождении отряда стражников. Хорошо, хоть, не в кандалах.

- Нндаа... красавицы! Где вы их нашли, капитан?

- На площади Погибельной Хмари с троллями дрались.

- Благодарю вас. И передайте вашему главе мою благодарность за оперативность.

Стражники довольные отправились восвояси, а нас усадили писать объяснительные. По разным комнатам! Волки позорные!

По итогам разборок, Юлу и Стефу магистр Тьер отпустил, порекомендовав посетить целителя, а мне все шишки достались. Вызвал беловолосого магистра Эллохара. Рассматривал вместе с ним отобранные у нас значки Академии.

- Не оскудела Тёмная Империя талантами! Так ювелирно вписаться между потоками... Высокий класс!

- Надо отчислять. Так продолжаться не может.

Обидно просто до невозможности! Пытаюсь сдержать слёзы. Магистр Эллохар обратил на меня внимание:

- Иди в комнату, чучело. Приведи себя в порядок. Никто тебя не отчислит.

Пока лорд-директор молча вертел в сильных пальцах значок, выскользнула за дверь. Бегу по лестнице, а навстречу золотой лорд. Изысканный, как картинка на коробке шоколадных конфет.

- Откуда ты, прелестное дитя?

И я увидела себя его глазами: скула рассечена, глаз заплыл, губа разбита, рукав полуоторван... Косища растрёпана. Разозлившись, пошла прямо на лорда: кто не спрятался, - я не виновата.

- Сколько тебе лет, ребёнок?

- Я не ребёнок! Мне шестнадцать. - Вспомнила, что врать нехорошо. - Скоро будет.

- Замечательно.

Скользнул к стене и пропал. Только серый кот Счастливчик порскнул по лестнице в сторону кабинета директора. Бежала дальше под громовой рык, доносящийся оттуда. Встречные прижимались к стенам. Не знаю, моего вида испугались, или происходящего в кабинете. Здание, по-моему, тоже вздрагивало.

Отчислять лорд Тьер собирался не меня, а адептку Дакене. Эта... нехорошая женщина, заплатила троллям, чтобы они нас проучили. И наклеила на наши значки блокировку сигнала, разработанную влюблённым в неё парнишкой артефактором. Если бы мы ждали, что нас защитят, то могло быть намного хуже. И она не только с нами в подобные игры играла. За годы её учёбы от неё многие натерпелись.

Приняла превентивные меры, и выкупала фифу в сортире. А то вдруг, действительно, отчислят, и я её не достану.

- Тебе не жить, тварь!

- А ты на меня пожалуйся. Я прямо вся раскаиваюсь. Пойду сдамся лорду-директору.

Огласка фифе без надобности, и она молча отправилась в свою комнату.

***


- И вот загадка, Лёлька. Зачем троллю понадобились адептки?

- Ты о чём, Жловис?

С гоблином-привратником мы теперь приятельствуем. Лорд-директор решил, что нашу энергию следует использовать в мирных целях, и отправил нас на хозяйственные работы. Вместо свободного дня. Учёба - это святое, так что распорядок учебных дней остался прежним. А выходного мы лишились. Во избежание. Юлу отправили помогать госпоже Жловис, Стефку - на кухню, а меня, как самую сильную, - на территорию. Дорожки мести, листья собирать в кучи и сжигать, и всё прочее. Помогать самому Жловису, короче.

- Какому ещё троллю, что ты мелешь?

- Сама смотри. Может, знакомый, тролль-то? - И улыбается ехидно так.

Посмотрела в смотровое зеркало - действительно знакомый. Ссадина на лбу от Стефкиной дубинки не зажила ещё. Вернула Жловису ехидную улыбку и ответила:

- Ага, в обезьяннике сидели вместе.

- Ох, Лёлька! Никакого в тебе уважения нет!

- Зря вы так, дяденька Жловис! Я вас очень даже уважаю. А зачем он пришёл?

- Не знаю пока. Ждёт лорда-директора.

Лорд-директор, переговорив с визитёром, вызвал нас троих к воротам. Я-то уже у ворот была - в зеркало смотрела на мужскую беседу. В чём-то тролль клялся лорду: нож свой в руке сжал, потом окровавленную руку демонстрировал магистру, и торжественно вещал что-то. Жалко, что ничего слышно не было - магистр, наверное, полог тишины поставил. Тоже мне, Ардамские тайны развели!

***


Предводитель отряда наёмников принёс нам цветистые извинения, заверил, что заказчик ввёл его в заблуждение, и что он приличных девушек не беспокоит сам и не позволяет их беспокоить другим, и предложил уплатить виру за оскорбление.

- Но прежде чем вы назначите виру, я должен возместить ущерб.

Повернувшись влево, негромко свистнул, и к воротам подъехал небольшой возок. Тролль достал оттуда три свёртка, и раскатал их у наших ног.

Передо мной лежит тёмно-оливковая куртка из тонко выделанной замши, украшенная бахромой, снабжённая множеством карманов и карманчиков и нарукавными ножнами. Размер регулируется боковой шнуровкой. Шикарная вещь, - мечта наёмника. Юле предложены мягкие сапожки с ножнами в голенищах, подкованными двойными подковками на шурупах каблуками (каблуки со звоном) и узорными металлическими оковками на мысках. А на тиснёной коже перед Стефкой лежит оружие: тяжёлый нож в узорчатых ножнах.

Подруга, увидев нож, упёрла руки в бока, напомнив анекдот "а если у меня руки вот так, - то плевать мне, на какую сторону у тебя тюбетейка", и начала высказываться:

- Ты меня за дуру принял, наглая твоя морда? Или ты думаешь, я ваших обычаев не знаю?!!

- Госпожа Стефа, я к тебе со всей душой. Выходи за меня замуж.

- Что, в ваших стойбищах, девушки закончились?

- На что мне пугливые курицы? Понравилась ты мне. Бойкая, и на расправу скорая. Я со всем уважением, госпожа Стефа.

- Ко мне шестеро сватались, не чета тебе. И земли полно и хозяйство справное. Им отказала, а чем ты лучше? Не пойду за тебя!

В глазах тролля мелькнуло восхищение:

- Разборчивая ты, госпожа Стефа. Позволь хоть сопровождать вас, если в город вздумаете выйти.

Стефка повела округлыми плечами:

- Что ж не позволить? Вольный сам дорогу выбирает.

Юла, после происшествия часто задумывавшаяся, спросила:

- Насчёт виры вы говорили серьёзно, атаман?

- Харльд меня звать, леди. Что в моих силах, то сделаю.

- Хорошо. - Пауза. И снова тихое. - Хорошо.

Лорд Тьер, стоящий рядом со Жловисом у ворот, кашлянул, обозначая конец встречи высоких договаривающихся сторон. Тролль со вздохом подобрал отвергнутый Стефкой подарок; наши, ни к чему не обязывающие, дары мы с Юлой приняли. После того, как я всю ночь зашивала, и штопала свою одежду, куртку он мне, точно, должен был. Надо со стипендии брюки себе купить и ботинки. С курткой - самое то. Лорд-директор отправил нас в комнаты. Рабочий выходной закончен, - завтра учебная неделя.

Отправились втроём в комнату к Юле. Подруга замешкалась в дверях, но впустила нас. Стефка, покрутившись перед зеркалом, - la femme fatale местного розлива - седьмому жениху отказала, плюхнулась в кресло, и сказала:

- Рассказывай, подруга. Ты неделю смурная ходишь, после того случая. С тролля виру стребуешь, может и мы чем поможем? Если вира крупная и тролль откажет, можно её на всех поделить и спрашивать частями. Если нет - ещё что-то придумать в дополнение.

Юла прошлась по комнате, потом села на кровать, и тихо заговорила:

- Я ищу убийц моей матери. Во время драки с троллями я вспомнила обстоятельства её гибели. - Судорожный вздох и стиснутые до побеления руки. - Мне было пять лет, когда это случилось. Я заболела горячкой, а когда выздоровела, - забыла обо всём. Дым горящих листьев вернул прошлое. В нашем парке тоже росли такие деревья. И они горели в тот день. Я леди Юлианна Шторм, единственная выжившая из рода. И на мне долг крови.

- Мы поможем, Юла. Или теперь тебя следует называть леди Шторм?

- Меня следует называть Юла. Между нами ничего не изменилось.

- До следующего воскресенья надо набросать план. И вести себя тише воды, ниже травы - Лёлька, слышишь? Никаких мухоморов!

- Кто бы говорил! Можно подумать, это я за поясом дубинку таскаю.

- Тебе она без надобности. Ты кулаком пришибёшь.

О том, какие проблемы создаёт месть для соучастников.



Неделя тянулась, как третья четверть в школе. Мы старательно грызли гранит науки, вежливо улыбались сокурсникам, преподавателям и лаборантам, и обходили стороной старшие курсы. Во избежание.

Наконец-то, выходной! Вышли из ворот Академии и к нам подлетела раскрашенная повозка. Харльд на козлах вместо кучера. Соскочив на землю, открыл дверцу, чтобы нам не пришлось прыгать через борта.

- Прошу вас, дамы.

Мы уселись, и ящеры рванули вверх по улице. Прокатились по всему городу, останавливаясь перекусить в трактирах гильдии. На вывесках - обязательный значок, подтверждающий, что в этом заведении посетителям не грозит расстройство желудка от съеденного и потеря памяти и ценностей от выпитого. Это Стефка объяснила нам с Юлой. А Харльд подтвердил. Возвращались в Академию медленным шагом. И Юла решилась:

- Атаман Харльд, мне нужны сведения об отряде, одиннадцать лет назад отправившемся на помощь обитателям замка Шторм. Это на востоке Тёмной Империи. Там не было наёмников. Был офицер из Тёмных лордов, адьютант и солдаты. Скорее всего, личный отряд лорда.

- Мне следует знать что-то ещё, леди Юла?

- Они должны были сказать, что опоздали.

- Вот значит как... Я поспрашиваю наших, кто был в тех краях. Но не дам слова, что успею за неделю.

- Срочность не так важна, как сохранение тайны. Сейчас на карте Империи уже вновь обозначились ленные владения нашей семьи. И те, кому следует опасаться, - опасаются.

Пробормотала себе под нос, вычитанное у Проспера Мериме: "Берегись, я берегусь". Юла похлопала на меня глазами, вынырнула из сосредоточенной задумчивости, и подтвердила:

- Да. Это выражение очень точно передаёт смысл. Спасибо, Лёля.

Распрощались с атаманом до следующей недели. Харльд обещал сопроводить нас в храм Матери Бездны. Тот, что в тролльем городке. Почему-то, городское суеверие считает, что именно в этом храме следует молить Мать о мести.

***


Ну что можно сказать... Статуя Матери заставила вспомнить анекдот о сходстве девушки друга с Божьей Матерью. Тот, в котором каждый, увидевший эту девушку восклицал: "Матерь Божья!!!"

Мать Бездна в тролльей интерпретации более всего напоминает тысячерукую богиню Кали из индуистского пантеона. Рук меньше, - всего шесть, но плюсом идут девять чешуйчатых хвостов и змеи в волосах, как у Медузы Горгоны. Хвосты и змеи - живые. И язык - тёмно-синий, раздвоенный. Мать слизнула им подношение крови, принесённое Юлой.

- Какая сила!

Стефка в восхищении сложила руки перед собой. Сила, - это не то слово. Тролльему ваятелю удалось сконцентрировать в скульптуре Матери дикую, первобытную мощь. Прокусила себе запястье, по примеру Юлы и Стефки. Негигиенично, но... в чужой монастырь со своим Уставом не ходят. Да и разгневать Мать не хочется. Уж больно свирепа. Наша со Стефкой кровь тоже принята благосклонно. Подумала, не попросить ли Мать-Бездну вернуть меня домой, - во лбу статуи открылся провал третьего глаза и стылая чернота, пронизав меня насквозь, насмешливо блеснула, а змеи в волосах скульптуры зашипели издевательски. Ну... я, в общем, и не рассчитывала. Но не попробовать не могла. Чтобы потом не думать "а вдруг бы получилось".

За порогом храма нас ожидал не только Стефкин поклонник, но и очень злой Май. Любезно приветствовав моих подруг, извинился, и переключился на меня.

- Лёля, прошу тебя впредь сообщать мне, когда соберёшься посетить какое-либо из местных святилищ. Ты могла пострадать по незнанию традиций.

- Я делала то же, что и Стефа с Юлой.

- Лёля, пойми, ты не местная. Повторения за кем-то может оказаться недостаточно. - Пауза. Май подбирает слова. - Как отреагировала Мать на... тебя?

- Придётся ждать открытия дороги. - Не выдержав, пожаловалась. - Она надо мной смеётся. А змеи вообще издеваются!

Май ощутимо расслабился. Оказывается, местные храмы, - это серьёзно. Ну да... у них же здесь магия кругом.

***


Прошло шесть недель, прежде чем у Харльда появились новости. За это время девчонки и Харльд, разумеется, куда же без него, познакомились с моими опекунами из Школы Искусства Смерти. У Эрхи в Ардаме какие-то дела, точнее поручение магистра, а ребята прибыли на четвёртое воскресенье меня навестить. Май, три-Д-троица и лорд Марвэл. Лорд, впрочем, выпал из компании, как только увидел Юлу. Весь день не сводил с неё глаз и никого к ней не подпускал. Как атаман Харльд к Стефке. А у меня, благодаря этому, было четверо кавалеров. Приятное знакомство грех не продолжить, поэтому и на следующие воскресенья ребята были в Ардаме. И в тот день, когда тролль наконец-то сообщил, что у него есть информация.

- Вроде бы всё сходится, леди Юла. Только расклад уж больно нехорош получается. Офицер из тёмных лордов, командовавший отрядом не успевшим на помощь в замок Шторм, сейчас является доверенным лицом наследника клана Алсэр. Улаживает для него деликатные дела. Такими слугами лорды не разбрасываются.

- Но если Юла призовёт этого тёмного лорда к суду Императора...

- Атаман прав, госпожа Стефа. До суда ещё дожить надо.

Лицо леди Шторм приняло отстранённое выражение.

- Благодарю вас, атаман. Дальше я буду действовать сама.

Стефка упёрла руки в бока и заявила:

- Ага, я так и вижу: явишься справедливость искать с кинжалом в рукаве и парой проклятий. Очнись, дур... кхм... Юла! Этот лорд - ветеран войны. А ветеран, - это воин, который выжил. Мы все перед ним щенки слепые. Надо придумать план. И он ведь не один виноват? Где сейчас остальные?

- Из всего отряда остался только адьютант лорда. Кто-то погиб ещё во время войны, кто-то на охоте, кто-то спьяну с лестницы свалился... у нас его называли "проклятый отряд". А я теперь думаю, что лорд убирал свидетелей.

- Двое, значит. А адьютант с ним?

- Практически не расстаётся.

- Лучше бы их поодиночке прихватить... или наоборот? Вы убийцы, что подскажете?

- Лучше, если леди Юлианна укроется в надёжном месте и появится только на императорском суде.

Мы со Стефкой вздохнули в унисон: лучше-то оно, конечно, лучше. Но Юлу не сдвинуть. Да и на суде всякое может произойти. Кто поверит воспоминаниям пятилетнего ребёнка? Да ещё, потерявшего память в результате болезни? Посочувствуют и отправят к целителям нервы лечить.

Май сказал:

- Прежде всего надо позаботиться о магии. Заблокировать, или зазеркалить.

Я добавила:

- И о проклятьях: тоже зазеркалить, или заблокировать. Если он ветеран, то может не погнушаться проклятиями.

Дрого присоединился:

- И место найти надёжное.

- А может, на живца?.. Ну чего ты, Марв? Я ведь просто спросил. - Май увернулся от сокурсника, подмигнув Юле. Вот, змей! На живца лорд, наверняка, клюнет. И свидетелей вряд ли много будет.

***


- Щенки! Я могу понять эту дурёху, но вы-то куда лезли?

Лорд похлопывает плетью по голенищу высокого сапога. Мы попались, как куропатки в силки. Стоим на цыпочках и не шевелимся, чтобы не повеситься. Мы, - это Юла, Марв, я и Даг. Дан и Дрого на дальних подступах, следят за обстановкой. Стефка с Харльдом в схронах на деревьях. Май где-то в шайгенских укрытиях прячется. В общем, нам хуже всех приходится. И неизвестно, есть ли у лорда "засадный полк". Юла яростно смотрит на убийцу матери:

- Ты всё равно сдохнешь, тварь! Мне Мать обещала.

- Ну, если обещала, тогда конечно.

Плеть змеёй извернулась и ужалила подругу в лицо. На нежной коже появился рубец, заплывающий кровью. Юла не дёрнулась и не отвела взгляда от негодяя. А меня подхватила белая пелена. Очнулась от удара о дерево. Лорд невредим, а его адьютант лежит на земле грудой окровавленного тряпья.

- Сегодня прибыльный день. Девка и раб на продажу, и развлечение для милорда.

Стрела, летящая к ярёмной вене мерзавца, замедлилась в воздухе и упала на землю. Лорд каблуком переломил древко, одновременно, плавным жестом сбрасывая Стефку с дерева. С боевым магом нам не тягаться. Ну и ладно. Главное, время потянуть, чтобы Май смог заблокировать его магию.

- А вы, оказывается, старались, детки. Молодцы. Есть ещё кто-то? Ответите сами, или спрашивать придётся?

На кончиках сильных пальцев расцвели огненные языки. Расцвели и... погасли. Магия кончилась. Лорд тут же поднёс к губам серебряный свисток, но стрела Харльда выбила его из пальцев. Тролль, слетев с дерева одновременно со стрелой, ударом кулака нокаутировал нашего врага. Стефка, держась одной рукой за спину, второй режет петли силков, освобождая пленников. Попыталась оторваться от дерева, - получилось. Сделала глубокий вдох... Рёбра целы, горло тоже. Спина побаливает, но терпимо.

- Что ты собираешься с ним сделать, леди Юлианна?

Взметнулось тёмно-синее пламя и со словами: "Мне тоже интересно.", из него вышел ещё один тёмный лорд. С презрительным неудовольствием осмотрел поляну, и... я поняла, что он нас всех сейчас уничтожит. Просто потому, что настроение хреновое. Выпрямилась, как на плацу, и, вызывая огонь на себя, громко и чётко задала вопрос:

- Милорд! Как владеющий правом высокого, среднего и низшего суда, скажите: если на глазах у пятилетней леди убивают её леди-мать, должна ли она, оставшись последней в роду, взыскать долг крови с убийцы?

Пылающие синим пламенем глаза уставились в мои. Глаза в глаза... Мы одного роста и взгляд от этого приобрёл странную интимность. Моё сердце ухнуло куда-то вниз. Как на американских горках. На меня, конечно, смотрели мужчины. Но никогда ранее я не ощущала себя добычей.

- Рассказывай, девочка.

Мурлычет, как сытый кот, поймавший мышонка. Страшно.

- Это не мой рассказ, милорд. Леди Юлианна Шторм видела, как те, от кого ждали помощи, войдя внутрь замковой стены, убивали немногих защитников и её леди-мать.

Два лёгких шага. Страшный лорд поцеловал кончики пальцев Юлы, поддержал её под локоток, и бережно усадил на поваленное дерево.

- Леди Юлианна, не могу передать, как я сожалею... - и бла-бла-бла минут на двадцать. Марв кипит, сохраняя вежливое выражение лица. Я же стараюсь быть незаметной.

Пока высокий тёмный забалтывал Юлу, поляна заполнилась людьми. Преступника забросили в синее пламя, к Юле подскочили сразу три целителя, нашим со Стефкой самочувствием никто не поинтересовался. Ну, да... мы происхождением не вышли. Харльд сманеврировал, прикрывая Стефку, и они "потерялись", а меня втянуло в синее пламя.

Комната похожа на старинную бонбоньерку. Дверей не видно, и не факт, что они здесь есть. Если перемещают сюда порталом, то в дверях нет необходимости. Замерла в центре, к задрапированным атласом стенам не приближаюсь. Мало ли, какие под драпировками знаки скрываются. Пытаюсь позвать Мая. Не знаю, услышал, или нет. Отклика я не получила.

***


По моим подсчётам прошло минут десять. Вспышка синего пламени (едва успела отскочить), и появился тёмный лорд. В синих глазах пляшет синее пламя, губы кривятся, обозначая улыбку. Стараюсь не вздрагивать. Всё-таки, взгляд глаза-в-глаза нервирует. Очень неудачно мы совпадаем в росте.

- Ты красивая девочка. Поэтому я склонен простить тебе дерзость. Раздевайся.

Мысленно возмутилась. "Что вот так: сразу в койку? А поцеловать?" В голове пусто, мыслю фразами из анекдотов. Похоже, вынесут меня отсюда вперёд ногами. Или сметут в совочек. Глухо и безжизненно прозвучали вытолкнутые из пересохшего горла слова:

- Пожалуйста, не трогайте меня.

Лорд вздохнул.

- Как с вами тяжело. Слёзы, просьбы, мольбы... ожидать от простолюдинок стиля бесполезно.

Широко раскрыла глаза. Хотелось предложить лорду вращаться в своей среде, раз ему с простолюдинками тяжело. Потом решила не нарываться, и просто пояснила:

- Я не собиралась плакать и молить. Я буду драться. Я знаю, что справиться с вами не смогу. Но это не причина выращивать в себе рабыню. - Вспомнила испанскую революционерку. - Лучше умереть стоя, чем жить на коленях.

Синее пламя полыхает в синих глазах. Время застыло. Сейчас меня сожгут за очередную дерзость. Лорд... расхохотался. Смех пугает, потому что огонь полыхает и во рту лорда. Как он язык не обжигает, непонятно.

- Как звать, воительница?

- Лёля. То есть, Ольга. То есть, адептка Мороз. Милорд.

Голос хриплый. В голове каша. Веду себя, как дурочка. Но, слава Богу, лорд смеётся. Пусть смеётся, лишь бы отпустил.

- Имя Ольга красиво, но оно слишком холодное для тебя. Я буду называть тебя Лёля.

"Хоть горшком назови, только в печку не ставь". Прикусила язык, пока крамольная фраза не вырвалась. Щёлкнула каблуками, как его благородие, - в брюках книксен не сделаешь.

- Адептка? И где же такие красивые девочки учатся?

Опасность!!! Лорд опять мурлычет. Господи, страшно-то как!

- В Академии Проклятий. Милорд.

Опять щёлкаю каблуками, склонив голову в поклоне. Косища свесилась, победив шпильки. Голова, наверное, как воронье гнездо... А этот хмырь, ой, то есть, тёмный лорд, опять смеётся.

- Тьер у себя настоящий цветник собрал. Сколько тебе лет, свирепая?

И незачем обзываться! Надувшись, как мышь на крупу, пробурчала:

- Скоро шестнадцать исполнится.

- Оу! - Короткая пауза, и насмешливо-любезная улыбка. - Можешь расслабиться. Я не ем маленьких девочек. Даже таких крупных и сладких. В мирное время, во всяком случае. - Еще одна пауза. Практически, незаметная. - Пообедаешь со мной. В Академию я тебя провожу после обеда. Моё слово, Лёля.

Трёхтональный звук серебряного свистка вызвал даму почтенных лет. Дама присела в реверансе. Молча.

- Проводи этого ребёнка в гостевые покои. Помоги ей освежиться и переодеться. Сегодня она обедает здесь.

Дама опять присела в реверансе. Потом как-то незаметно оказалось, что я уже иду за ней широким коридором. Мастерство не пропьёшь. Монументальные двери в гостевые покои раскрылись и поглотили нас и двух горничных в поскрипывающих от крахмала передниках и наколках.

- Приготовьте ванну. И несите атлас и газ. - Прицельный прищур на меня. - Цвет, - Сияние Севера. Придётся драпировать.

Хлопаю глазами, как сова. Девушки бросились выполнять поручение. Зашумела вода, наполняя огромную ванну. Почти бассейн. Проверив температуру, горничные отрегулировали напор воды, и выскользнули наружу. Отправились за атласом, надо полагать.

- Идите освежитесь.

Пререкаться не стала. Вдруг эта домомучительница пожалуется лорду? Повернулась и отправилась в ванную комнату. Дама прошипела "Бездна! Ещё и волосы!.."

- Полотенца на тумбочке. Я скоро вернусь. Поспешите.

Ага, с таким хозяином "промедление смерти подобно". Но я и не собираюсь разлёживаться в ванне, как сёмга в молоке. Мало ли что!.. Быстро умыла лицо, намылила мягкую пушистую щётку содержимым одного из множества флакончиков комплектующих гостевые покои, вымылась, и постояла под контрастным душем. Промакая волосы полотенцем, повернулась к двери и оцепенела. "Гостеприимный" хозяин прислонился к косяку, и нагло разглядывает меня. Конечно, если с пламенем перемещаешься, двери не помеха. И тут у меня в мозгах переклинило, и я, вместо того, чтобы прикрыться полотенцем, или надеть халат, полотенце уронила и, схватив щётку для мытья, с боевым воплем бросилась вперёд. Синее пламя вспыхнуло, из пустоты донёсся хохот, и я впечаталась в дверь. Хорошие двери у лорда. Прочные. Створка даже не дрогнула. Плюнула, умылась холодной водой, закуталась в халат, и вышла, булькая от возмущения, как закипающий чайник. В комнате только домоправительница и горничные. Смотрят на меня с удивлением. А я что? Я ничего. Освежилась, готова переодеваться.

По коридору плыла, как пава. Одеяние смётано на живую нитку, а кое-где сколото булавками, - лишних телодвижений лучше не делать. И дышать аккуратнее. Через раз. Волосы разобрали на прядки, часть заплели, часть перевили лентами в цветах Ирландии, получился водопад, закрывающий спину до самых ног. Ступни в атласных портянках. Туфель моего размера тоже нет. Гостьи приезжают со своим гардеробом, так что домоправительница извернулась, отрезав куски атласа, в которые обернули мои ноги. Голь на выдумку хитра.

Сидим в мрачной столовой. По разные стороны длиннющего стола. Лорд и я. Обедаем. Мне кусок в горло не лезет, - как вспомню ванную, так приходится следить за руками, чтобы не метали они в лорда столовые приборы. Да и блюда уж очень вычурно оформлены. Я пугаюсь, - вдруг не ту вилку возьму.

- Попробуй, это вкусно.

Подняла глаза от тарелки с чем-то непонятным. Лорд любезно улыбается. Посмотрела, какие по счёту нож и вилка в его руках, схватила и... действительно вкусно. Или я от стресса проголодалась. Сидеть за столом нас учили, так что я особых затруднений не испытываю.

- Вина не предлагаю. Сок?

- Благодарю вас, милорд.

Акустика в столовой на высоте. Руки рупором складывать не приходится. Вышколенная прислуга незаметна. Блюда и бокалы сами собой появляются и исчезают. Но в столовой Академии всё равно лучше. Спокойнее. И не надо за языком следить, чтобы не ляпнуть лишнего. А лорд ведёт лёгкую беседу, ненавязчиво расспрашивая, причём так, что утаить что-нибудь проблематично. Наконец, пыточный для моих нервов обед закончился. Лорд встал из за стола, мне отодвинули стул, и я осторожно поднялась, моля Ангела-Хранителя, чтобы все части моего одеяния удержались на месте.

- Полчаса тебе хватит, чтобы принять вид прилежной адептки?

Издевается! Сытый, довольный, пламя мерцает в глазах. Не поддаюсь на провокацию, почтительно отвечаю

- Да, милорд.

- Через полчаса я за тобой зайду.

И исчез в синем пламени. А я бегом, путаясь в расползающемся одеянии, рванула в гостевые покои. Переодеваться.

***


В Академии я почти сразу попала в руки его благородия. Милорд Алсэр не нашёл лучшего способа доставить меня к месту учёбы, чем явиться сразу в кабинет милорда Тьера. Наверное, чтобы не вынуждать лорда-директора расспрашивать первокурсницу, где и с кем она гуляла. Скорее всего, конечно, лорду и в голову не пришло явиться к въездным воротам. Не царское это дело, у входа стоять.

Ем глазами начальство, булькая от возмущения. Уж очень взгляд у лорда-директора "говорящий". Упала я в его глазах ниже плинтуса. Его благородие приветствовал высокого лорда, и заявил, что забирает меня на некоторое время, необходимое для расследования.

Ничего такого, - усадил меня в пустой аудитории, выдал пачку бумаги, ручку, и прика... вежливо попросил написать всё, что произошло сегодня. Специально, гад, дожидался, чтобы я не смогла пообщаться с девчонками. Хорошо, что мы заранее договорились. Юла вспомнила лорда-преступника только после его нападения на нас. И пусть докажет обратное. Остальное проблемы не представляет. Он нападал, мы защищались. Харльд и Стефка на момент появления лорда Алсэра уже спустились с деревьев, - ни о какой засаде речи быть не может. Мы прогуливались по лесу вшестером: Юла, Стефа, я, Марв, Даг и Харльд. Нападения боевого мага мы никак не ожидали. Защищались по мере сил. Точка.

- Ардамский лес не лучшее место для прогулок, госпожа Мороз. Странный выбор маршрута.

- Я не местная, лорд командующий. И наши спутники вполне справлялись с защитой.

- У вас есть какие-то соображения, почему нападение было совершено на вашу группу? Двое против шестерых, - неудачный расклад.

Непонимающе захлопала глазами. Откуда я знаю, какой расклад для боевых магов удачный, а какой нет.

- Лорд и его адьютант не могли не заметить, что двое ваших спутников носят форму Академии Искусства Смерти, а третий - тролль-наёмник. И всё-таки напали.

- Может быть, лорд узнал Юлу? То есть, леди Юлианну Шторм? Он, в отличие от неё, память не терял. Узнал, и решил зачистить следы. В Академии он до неё не дотянулся бы, там лорд-директор... вот и...

Его благородие внимательно слушает мой бред. С таким выражением лица хорошо в покер играть, - ни одной мысли по нему не прочтёшь. А я вспомнила брошенную преступником фразу, насчет улова.

- Он сказал, что сегодня хороший улов. И на продажу, и развлечение для лорда.

Его благородие окинул меня странным взглядом и... промолчал. Чую, милорд Алсэр оказал мне медвежью услугу, лично доставив в Академию.

***


Насколько это было плохо, я смогла оценить уже на следующий день. Когда адепты за моей спиной начали вполголоса отпускать скабрёзные замечания, а некоторые адептки демонстративно держались от меня поодаль. Даже потребовали другую наставницу в боевых искусствах. И никто не спросил почему. Их просто передали под начало леди Верис. Стефка и Юла виновато отводят глаза.

- Это всё глупости, Лёля. Не обращай внимания.

Объяснения мне дала Мирта.

- Они считают тебя обесчещенной. Теперь с тобой даже разговаривать невозможно, чтобы не испортить репутацию.

"Лёлька, выплюнь мухомор!" Стараюсь успокоиться, а белая пелена ярости колышется рядом, готовая накрыть меня с головой. Стараюсь вспомнить что-то отвлечённое, чтобы восстановить самоконтроль. Например, в каких целях можно использовать хммм... ромашку обыкновенную. Постепенно пришла в себя, напомнив несколько раз, что мне здесь пробыть осталось меньше семи лет. Пять лет учёбы и два года отработки на Тёмную Империю. Всё равно, обидно. Но не будешь же каждому объяснять. Даже если случится невероятное, и лорд Алсэр клятвенно подтвердит, что не прикасался ко мне, всё равно, как в том анекдоте - "но осадочек остался".

А в субботу Юла поссорилась с лордом Марвэлом, запретив ему приближаться к ней. Всё потому, что он осторожно намекнул ей, что общение со мной может повредить её репутации. Несчастный лорд был вынужден откланяться. На следующий день, в воскресенье, лорд Марвэл, как ни в чём не бывало, явился вместе со всей компанией. Юла, верная себе, смотрит сквозь него, демонстративно беседуя со мной и Маем.

- Юла, может быть, лорд Марвэл прав? Я через семь лет вернусь на Родину, а тебе здесь жить.

- Не говори глупостей, Лёля.

Смотрю на подругу в шоке. Репутация леди - глупость? Или благодарность за свершённую месть застит Юле не только глаза, но и чувство самосохранения?

- Я поясню. - Май весело улыбнулся. - Леди Юлианна глава своего клана. Она не выйдет замуж, как прочие тёмные леди. Леди Юлианна Шторм возьмёт себе консорта. Младшего сына одного из знатных домов Тёмной Империи. Таковы традиции тёмных.

Я тихо сказала в пространство.

- Ничего не было.

Май тяжело вздохнул.

- Лёля, это поняли все. Но общественное мнение не сдвинешь. Да и репутация у наследника Алсэров такова, что женщину, оказавшуюся с ним наедине, априори считают падшей.

***


Сессия. Как много в этом звуке... во всяком случае, для студен... тьфу! адептов.

- Почему учащихся называют адептами[1]?

Май пожал плечами и поинтересовался:

- А как учащихся называют у вас?

- Студенты, если дело касается высших учебных заведений, школьники, или школяры, если речь идёт о начальном и среднем учебном заведении. В техникумах, или, как их сейчас называют, колледжах - тоже студенты. Если человек с дипломом идёт в науку, продолжая обучение, он становится аспирантом. Защищает кандидатскую, позднее докторскую диссертацию и получает учёную степень.

- Не думай об этом, Лёля. Думай об экзаменах.

- Сегодня я вообще ни о чём думать не собираюсь.

- И это правильно! - Май ухватил из под ножа кусок помидорки, уклонился от подзатыльника Стефки и сбежал во двор.

Празднуем окончание зачётной недели. Беготня и суета закончились нашей победой в виде допуска к экзаменам. День на расслабуху, и... "учиться, учиться и учиться", как завещал вождь мирового пролетариата.

А сегодня мы делаем шашлыки. Май снял коттедж на окраине Ардама, и мы собрались всей компанией: Май, три-Д троица, лорд Марвэл, Харльд, Стефка, Юла, я и Мирта с двумя подружками Леэной и Никой, не обучающимися в Академии. Точнее, они обучаются в Академии стражей. А в детстве вместе с Миртой входили в уличную банду.

Ребята, под руководством Харльда, установили переносной мангал и разожгли угли. Мясо, замаринованное в сухом вине и специях, ждёт своего часа в большом керамическом бочонке. Мы с девчонками крошим салаты. Сколько в зимнем Ардаме стоит свежая зелень - страшно представить. Май сказал, чтобы мы не парились на эту тему. Вспомнила, что он может перемещаться между мирами, успокоилась - возможно овощи, фрукты и зелень куплены в разгар сезона. Во всяком случае, они не тепличные, - чувствуется, что росли в открытом грунте. И Стефка подтвердила, а она-то уж точно в этом понимает.

- Жалко, картошки нет, - можно было бы запечь в углях.

- Что такое "картошка"?

- Это такой корнеплод. Растение, у которого съедобные клубни вырастают под землёй. Сытное и вкусное.

Ярко вспомнилась выкатываемая из кострища картошина. Жар в ладонях, когда её перебрасываешь из руки в руку... Мечты-мечты...

- Лёля, я слышала тобой заинтересовался лорд Алсэр.

Ушат ледяной воды на голову. Вот зачем Мирте было трепаться с подружками? Или об этом уже весь Ардам говорит?

- Я для лорда слишком молода. Милорд сказал, что не общается с несовершеннолетними в мирное время. - Задумалась, вспоминая нашу с лордом беседу. А ведь фраза-то показательная. Мне сразу дали понять, что лорд себя условностями не обременяет.

- Я тебя огорчу, Лёля. Общается. Были прецеденты. Тебе следует быть осторожней, - лорд Алсэр не оставит в покое женщину, привлёкшую его внимание. Разве только у тебя появится очень сильный защитник.

- Адепты находятся под защитой лорда-директора.

- Лёля, лорды одного уровня. Говорят, даже, вместе росли. И твоя непорочность не повод для ссоры, поверь мне. Если ты останешься жива и невредима, за исключением сама понимаешь чего, ваш директор не будет предъявлять претензии лорду Алсэру. - Леэна внимательно смотрит на меня. - Я предупредила, чтобы не было неожиданностей. Постарайся не покидать Академию в одиночку.

- А почему ты решила меня предупредить? Я благодарна, конечно, но мне непонятна такая забота. Без обид, Леэна, но я в недоумении.

- Ты хорошая девчонка, Лёля. Жалко, если тебя сломают.

Ника, опустив голову, собирает нарезанную зелень в миску. Тонкие руки подрагивают. Потом она подняла голову и посмотрела на меня полными слёз глазами.

- Меня забрали в четырнадцать лет. За долги. Папа играл, и ему не везло.

Юла разбив наступившую тишину, произнесла мягко, но непреклонно:

- Ника, лорд не будет играть с... тем, кто ниже по положению. И ростовщичеством лорды не занимаются.

- Всё просто. Доверенный помощник лорда выкупил папины долги, пришел в наш дом и предложил родителям выбор. Или папа отправляется в долговую тюрьму, а мы все на улицу без вещей, которые пойдут с молотка вместе с домом, или он передаёт папе расписки и забирает меня. У меня были старшая сестра и младший брат. Папа... взял расписки.

Ника обхватила себя руками за плечи, съёжившись, как будто от холода.

- Я плакала, умоляла, говорила, что мне ещё рано... Он сорвал мою одежду когтями, покрутил меня и сказал - "на одну ночь сойдёшь". Когда я просила перестать, кричала, что не могу больше, он меня не слышал. Он вообще меня не... слышал. Ему плевать было, что он мне не по силам. Утром вызвал целителя и ушёл. Я уже почти мёртвая была. У меня, после этой ночи, не будет детей...

Помолчали, переваривая услышанное. Я... не удивлена. Лорд Алсэр произвёл на меня именно такое впечатление.

Стефка спросила:

- Ты сказала, что у тебя были сестра и брат. Что с ними случилось?

Ника сморгнула слёзы.

- Я не вернулась в дом, из которого меня забрали. Я вообще хотела умереть. Девчонки оттащили меня от края Бездны. Мы в храме Матери познакомились, и с тех пор не расстаёмся. Они моя семья.

- Лёля, а как тебе удалось... избежать постели лорда?

- Я его рассмешила. Сказала, что буду драться. - Помолчав, продолжила. - На самом деле было очень страшно. Я думала, что меня сметут в совочек за оскорбление.

Ника смотрит на меня круглыми глазами.

- Драться? Но он же... тёмный лорд!

Ой, как всё запущено...

- Ну, тёмный лорд. И что из этого?

- Он может убить, и ничего ему не будет.

- То, что он с тобой сделал, законно?

- Смешная ты, Лёля. Ника уже объяснила, - он тёмный лорд. Да, если бы и не был тёмным лордом, - родители Ники продали её. Он имел право делать со своей рабыней что угодно.

- Несовершеннолетние не являются гражданами Империи?

- Несовершеннолетних опекают старшие родственники. Если они решили продать ребёнка, - это их право.

- То есть, Нику могут принудительно вернуть в семью?

- Не могут. Продав её, они лишились права опеки. Если бы она сама вернулась... Но Ника уже учёная. Папашка её играть не перестанет, а расплачиваться будет ею.

- А лорд Алсэр не может потребовать Нику к себе?

- Лорд не мелочный. Он сразу подписал ей вольную.

- Ну, хоть так...

Подумала, что чем такие родственники, лучше сиротой быть. Игрок это тот же наркоман. Продаст не задумываясь.

- Дамы, шашлык готов. А что это вы такие серьёзные?

- Проголодались. - Ехидно улыбаюсь Маю.

Стефка, ничтоже сумняшеся, вручила ему две миски с салатами и любезно придержала входную дверь.

Вместо спиртного Май притащил дыню и гору ни на что не похожих плодов. Дыню оставили на сладкое, а из плодов ребята, красуясь, голыми руками давили сок. Не стала соперничать - зачем задевать мужскую гордость. Хоть Стефка на меня и поглядывала с намёком. Зато очень к месту прозвучал старый анекдот про налогового инспектора.

***


- Для чего вы ищете подобное заклинание?

- Какая тебе разница, заклинатель? Я готова платить, но мне нужны гарантии.

- Мы пили брудершафт? Или дама удостоила меня своей благосклонности? Должно быть я был тогда пьян до изумления, иначе запомнил бы такую прелестную особу. - Издёвка в ответе сияла яркой радугой, контрастируя с обликом заклинателя, скрытого беспросветно-чёрным балахоном.

Взревевшее золотое пламя зашипев угасло. Остатки боевого заклинания жалобно замерцав истаяли. Один из тёмных лордов, присутствующих в комнате произнёс с мягким упрёком:

- Тангирра.

Неуловимый миг, в который черты лица дамы стали жёсткими как сталь, прошёл демонстративно не замеченным, и прозвучал чёткий ответ.

- Мой сын женится по любви. Пусть так. Я готова сделать всё, чтобы его избранницу можно было выпускать в свет, не опасаясь опозорить семью. Но в жилах моих внуков плебейской крови быть не должно.

- И не будет, миледи Тьер. - Капюшон цвета сажи склонился, обозначая вежливый поклон.

- Гарантии. - Холодный голос ещё одного тёмного лорда выморозил помещение.

- Заклинание испытано на людях, эльфах и смесках народов Бездны. У меня нет сомнений в его действенности, но вы можете его предварительно опробовать.

Тёмные лорды переглянулись, и прозвучало имя.

- Алсэр.

***


- Странное предложение, лорд Тьер.

- Тебе же без разницы, на кого залезть.

- Мама! - Наследник клана Алсэр негодующе выпрямился в кресле.

- Это важно для меня, Алар. И... Риан не должен об этом узнать.

- Хммм? Оу... Понятно... Что ж... я всегда готов помочь роду Тьер. Но женщину, для кхм... опыта, я выберу сам.

- Одно условие. - Голос из под чёрного капюшона свучал глухо. - Женщина не должна быть моложе семнадцати лет.

- Это непременное условие?

- Непременное.

- Придётся подождать год. - Пожатие плеч и очаровательная улыбка, адресованная леди Тьер.

- Похоже, кандидатура у тебя уже есть, шалопай.

- Я не отвечу, - это будет нескромно. - Очередная улыбка, подсвеченная синим пламенем.

Новый кусь 05.09.2019


***


Шестнадцатый день моего рождения был учебным, так что празднование я перенесла на выходной. Дату мы с Маем высчитали приблизительно, - шестой день Нового года. В Тёмной Империи новый год тоже отмечают зимой, так что особенно заморачиваться не пришлось. А дата была нужна для заполнения анкеты абитуриента.

Сомнительного достоинства сюрпризом явилось поздравление от лорда Алсэра, доставленное на большой перемене. Резная шкатулка тёмного янтаря, заполненная сладостями, огромная корзина фруктов и букет из семнадцати белоснежных роз на алых стеблях. К букету золотой тесьмой крепился изящный цилиндрический футляр синего сафьяна. В похожих хранились древние пергаменты, - видела в музее. Сломав печать, открыла. Не пергамент, а шелковистая немнущаяся бумага. Или это шёлк, как в древнем Китае? Развернув свиток восхитилась искусством секретаря лорда Алсэра. Дивной красоты каллиграфическое письмо хотелось созерцать не вчитываясь. Пришлось читать, конечно же. Стефка нетерпеливо пихала в бок крепким кулаком.

- Синяк оставишь.

- Ничего страшного. Кто это так красиво пишет?

- Судя по гербу на крышке шкатулки, Лёлю поздравляет лорд Алсэр.

- Уууу... Может Лёле не принимать подарки? Юла? Что говорит этикет?

- Цветы, фрукты и сладости являются допустимым, ни к чему не обязывающим подарком.

- Вот и хорошо. - Стефка потёрла руки. - Сладкого хочется.

- Да. Кондитер Алсэров считается лучшим в Империи.

Сладостей хотелось со страшной силой, но сомнения меня не оставляли.

- Юла, а шкатулка? Она ведь дорогая.

- Это не личный подарок, Лёля. Шкатулка - просто вместилище. Хотя, лучше всё достать и перебрать тщательно. Во избежание. Если помимо цветов, фруктов и сладостей Лёле предложены украшения, то подарок следует вернуть дарителю.

Вытащили содержимое шкатулки, проверили её на наличие скрытых полостей, уложили сладости обратно, ухватив по марципановому сердечку. Корзину тоже перетряхнули. Слопали какие-то экзотические фрукты, которые лежать не будут. Букет я сразу пристроила в вазу, благо в комнатах женского общежития они имеются.

- Всё нормально. Глупо было думать, что тёмный лорд не знает этикета.

- А почему цветы белые? Я думала здесь дарят только чёрные, или красные.

- Белыми цветами поздравляют детей. Лорд Алсэр тебя реабилитировал, этим букетом, Лёля.







  1. Adeptus - "достигший, помогающий", то есть, ревностный приверженец какого-либо учения, идеи, знания, помогающий понять идею и знание. "Адепт" может обозначать пройденную инициацию или определённую степень иерархии, уровня посвящённости человека в тайное знание.



© Тигринья 05.09.2019


Оценка: 7.97*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Изотова "Ржавчина"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Тимофеев "История одного лиса"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Eo-one "Люди"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"