Вольская Ольга Викторовна: другие произведения.

Вопреки Узы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как много боли сможет выдержать разбитое сердце? Насколько хватит сил даже при нечеловечески могучей силе воли? Когда буквально выжигает изнутри и на этом свете тебя держит только чувство долга? Когда нет надежды на благополучный исход и остаётся только ждать конца? Кто знает... Быть может, ничего ещё и не кончено... но когда ты потерял самого близкого человека и чувствуешь себя совершенно потерянным и одиноким, остаётся только просто жить. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: нетрадиционные половые отношения, подмарафеченная ненормативная лексика.

ВОПРЕКИ УЗЫ

Как много боли сможет выдержать разбитое сердце? Насколько хватит сил даже при нечеловечески могучей силе воли? Когда буквально выжигает изнутри и на этом свете тебя удерживает только чувство долга? Когда нет надежды на благополучный исход и остаётся только ждать конца? Кто знает... Быть может, ещё ничего и не кончено... но, когда ты потерял самого близкого человека и чувствуешь себя совершенно потерянным и одиноким, остаётся только просто жить.


В комнату заглянул Кераберос.
- Ты уже собрался?
Лок застегнул свой чемодан и не без труда спустил его на пол. Левое плечо ещё не зажило толком, доставляя кучу неудобств, как и правое бедро, как бы не старался ускорить процесс Маркус.
- Да.
- Помочь?
- Не надо. Я сам.
Стажёр сочувственно вздохнул.
- Как ты?
- Терпимо.
Кераберос только головой покачал, глядя на невозмутимого, как коматозник, друга.
- Лок, может, не стоит так сразу всё хоронить? Ведь вы поговорили?
- Да.
- И что? Выяснили всё? Он любит тебя?
- Да. Но это не имеет значения. Всё кончено.
- Не верю, - решительно мотнул белобрысой головой стажёр.
- Тем не менее. - Лок начал укладывать сумку, периодически хромая по комнате и проверяя, не забыл ли чего.
- Я так больше не могу на вас смотреть! Что Марк, что ты... Так и будете друг от друга шарахаться? Вы уже вторую неделю не разговариваете!
- А смысл? К тому же долго в молчанку играть не получится - в одной конторе работаем.
- Вот! Значит, общаться придётся. А вдруг что-то изменится? Ведь вы любите друг друга... и вы предназначены друг для друга...
- Кера, перестань. Мне и так тошно. - Лок застегнул сумку и начал одеваться. Вместо испорченных куртки и джинсов Арина и Семерина подарили ему новые, да и то джинсы пришлось малость ушить, пусть они и были куплены в подростковом отделе.
- Ладно, перестану, - покладисто согласился Кераберос. - Но ты учти, приятель: я буду продолжать надеяться на лучшее. Что-то мне подсказывает, что это не конец.
- Думай, что хочешь.
- Ты есть будешь?
- Конечно. До Далилы лететь далеко.
За завтраком Кераберос то и дело поглядывал на коллег и укоризненно качал головой. Его мама, тихая добрая женщина с русой "короной" на голове, молча ухаживала за гостями. Она ни о чём не спрашивала сына, пригласившего коллег пожить у них дома, пока Лок не оправится от ран, хотя своим чутким женским сердцем чувствовала неладное. Она искренне сочувствовала и маленькому худощавому Локу и рослому смуглому Марку, но ни во что не вмешивалась.
Напарники за эти дни не сказали друг другу и пары слов. После последнего разговора они вели себя так, как будто случайно оказались в одной командировке и не горят желанием вообще общаться. Стена между ними буквально ощущалась и сильно напрягала Керабероса. Стажёр пытался поговорить с обоими, но всюду натыкался на одно и то же. Хотя видел, как с каждым днём всё больше замыкается в себе Лок, как плохо спит и ворочается по ночам Марк, периодически вставая и куря до тошноты. Брэзел уже не злился. Он просто ушёл в себя.
В кухню вошёл Дин Брэзел и поклонился хозяйке.
- Утро доброе, хозяюшка! Мир дому твоему.
- Здравствуй, Дин, - улыбнулась хозяйка. - Позавтракаешь с нами?
- С удовольствием... Вертолёт скоро прибудет, - уже деловито обратился "чекист" к брату и другу, садясь за стол. - Готовы?
- Да, - хором ответили гости долины, подняли друг на друга глаза и тут же снова уткнулись в свои тарелки.
- Вот и хорошо. Кстати, Лок, всё забываю... - Дин смущённо теребил шапку в руках, пока хозяйка ставила перед ним наполненную тарелку. Коллега выглядел усталым, но довольным. - Спасибо за предупреждение. Мы взяли снайпера, который попытался убить нашего отца. Отец тоже... просил передать слова благодарности.
- Не за что. Рад был помочь. Проблем не было?
- Нет. Мы поговорили по поводу соглашения с Дороной... - Брэзел принялся за свою порцию. - В общем, оно разорвано. Отец злится, конечно, но я ясно дал понять, что если он продолжит гнуть свою линию, то я официально предложу сместить его с поста главы семьи.
- Сам не хочешь его занять?
- Не сейчас. Сначала разгребусь с остатками этого бардака, женюсь, а там видно будет.
- Думаю, что ты справишься с обязанностями главы лучше.
- Кстати, Марк, про изгнание можешь забыть, - обратился Дин к брату. - Мы с братьями и сёстрами предъявили отцу ультиматум, да и мама своё слово сказала... В общем, ты по-прежнему в семье.
- Могли бы и не беспокоиться, - буркнул тот.
- Да что с вами такое? - с отчаянием спросил Дин, взглянув на напарников. - Приехали не-разлей-вода, а сейчас как на похороны собрались! Кого хороним-то?
- Дин, не надо лезть, - попросил Кераберос. - Сами разберутся. Всё очень серьёзно.
Дин снова с подозрением посмотрел на троюродного брата, но промолчал.
- Могу я попросить чаю? - обратился он к хозяйке дома.
- Конечно, - мягко улыбнулась та и захлопотала снова.
После завтрака Дин ушёл встречать вертолёт, а Кераберос отлучился к другому коллеге - узнать последние новости. Из силианцев, с которыми бился Лок, вживых остались четверо. После того, как их подлатал Маркус, "чекисты" взялись за допрос, и всплыло немало интересного. В любом случае, пока вторжения можно было не опасаться. Олив Рокси блестяще выступил на саммите, в очередной раз подтвердив, что не зря занимает свой пост, Орша притихла, а против созданных силианскими эмиссарами общественных движений начали заводить уголовные дела по статьям "экстремизм" и "создание незаконных бандформирований". Готовился закрытый суд над арестованными разведчиками, силианское посольство подало ответный иск по поводу незаконного задержания своих граждан. Менталисты, вызванные с Астродора, раскодировали депутатов силианского парламента, и в очередном выпуске новостей зрители смогли лицезреть шикарную драку. Армин Брэзел был очень недоволен тем, что выгодный договор с шаманами накрылся, и Дин на правах старшего сына и наследника взялся за него сам. Вычислить предателей среди местных "чекистов" пока не успели, однако внутренняя служба уже активно работала... Впрочем, гостей планеты это не касалось. Своё дело они сделали.
Обувшись и застегнув куртку, Лок потянулся за своим багажом и наткнулся на руку напарника.
- Я только помочь хотел, - тихо сказал Марк. - Ты ещё не совсем здоров.
- Спасибо, но я сам, - решительно отказался Лок, даже не взглянув на мужа. Повесил на плечо сумку, попрощался с доброй хозяйкой, взялся за чемодан и, хромая, выполз во двор, играющий переливами всех цветов радуги - небо очистилось от туч, и долину поливал яркий солнечный свет. Мутант вдохнул полной грудью свежий морозный воздух и уверенно зашагал по расчищенной дорожке вперёд, не оглядываясь.
На вертолётной площадке их уже ждали. Проводить родственника и нового друга пришли Арина, Валерий и Анна с дочерью. Девочка с визгом побежала к дяде Марку, который тут же подхватил её на руки. Малышка что-то лопотала, цепляясь ручонками за куртку, Марк отвечал, широко улыбаясь... хотя самому было не до веселья. Достаточно было взглянуть на тяжело хромающего напарника, как радость от встречи с племянницей тут же угасала. Искра это видела и теребила дядю всё настойчивее.
Арина сердечно обняла Лока, вручая какой-то свёрток.
- Вот, съедите в дороге... Вы ведь не поссорились?
- Нет. - Лок слегка оттаял, улыбнувшись девушке. - Мы не поссорились.
- А что тогда? - скорбно заломила бровки Арина. - Дин и Кера говорили, что вы даже не разговариваете.
- Пройдёт. Просто за последнее время столько всего произошло... Не волнуйся так.
- Это... то самое? - осторожно спросил Валерий, нагнувшись к нему. - Из-за Дорианы было?
- Ты о чём? - состроил недоумённую мину Лок.
- Ладно, как знаешь... - Валерий пожал руку мутанту на прощание. - В любом случае, мы будем рады, если вы снова приедете как-нибудь.
- Поживём - увидим, - философски ответил Лок. - Жаль, что я так и не побывал на ваших знаменитых источниках...
- Так приезжай снова. Мы тебе всё организуем по высшему разряду!
- Я подумаю. Спасибо.
Пилот вертолёта уже начал недовольно хмуриться - прощание затянулось.
- Ладно, нам пора, - сказал Марк, ссаживая Искру на руки матери, - а то на свой рейс опоздаем... - и осёкся, поняв, что сказал "нам". Совершенно машинально.
- Счастливого полёта, - пожелала Анна, обнимая его на прощание. - И... спасибо вам за всё. - Чаровница особенно подчеркнула слово "вам", от чего Марк помрачнел ещё больше. - И не стоит так падать духом. Это ещё не конец.
- Ты о чём?
- Я же всё вижу, - улыбнулась Анна улыбкой Моны Лизы и отошла, чтобы не мешать вертолёту разогревать двигатель.
Лок не без труда забросил в кабину сумку, начал приподнимать чемодан и замер. Марк решительно отобрал у него багаж и поднял сам, после чего подхватил под руки его самого и помог забраться внутрь.
- Я сам...
- Конечно. - Дождавшись, когда напарник устроится в кресле, Марк сел с другой стороны и пристегнулся. Винт раскручивался всё сильнее, поднимая тучу снежной пыли. Провожающие замахали руками. Лок помахал им в ответ и устало откинулся на спинку кресла.
Вертолёт начал плавно подниматься в небо.


Вскоре долина стала видна, как на ладони. Лок с грустью смотрел вниз, понимая, что эти места теперь навсегда останутся в его сердце. Здесь он обрёл то, что так страстно желал... И пусть вскоре потерял, оно всё же было. Воспоминания о случившемся не только причиняли боль. Они и согревали. За прошедшие дни он немало передумал и решил ничего не делать. Просто жить, пока всё окончательно не разъяснится. И хотя он сам утверждал, что всё кончено, расставаться хотя бы с призрачной надеждой не хотелось. Вчера, моясь, он распаковал третью пробку. Да и дома будет не до личных переживаний. Наверняка уже накопилось работы.
Марк тоже не просто так прожил эти дни. После того самого разговора он всю ночь глаз не сомкнул, слыша, как то и дело всхлипывает напарник. Злиться уже не было ни сил ни желания, поскольку он слишком хорошо понимал, почему Лок лгал все эти луны. Пожалуй, он на его месте поступил бы так же... И как бы не хотелось махнуть на всё рукой, подойти, обнять, поцеловать и остаться, он этого так и не сделал. Все те дни, пока Лок выздоравливал дома у Керабероса и работал над отчётом, сам Брэзел намеренно держался от напарника как можно дальше - гулял по долине, тренировался, помогал Дину и Анне с дочерью... Только один раз он дал слабину - когда Лок после ужина вышел из-за стола и направился в выделенную ему комнату на втором этаже маленького двухэтажного домика, но едва не упал на лестнице. Раненая нога так и норовила подвести в самый неподходящий момент. Марк тогда успел его подхватить и почувствовал, как напрягся аналитик, вцепившись в его руку. Держа его на весу, Марк едва не сорвался, так хотелось развернуть парня к себе лицом и крепко обнять... но не посмел. Он дал себе слово не поддаваться искушению. И хотя одуряющее желание пока отступило, на душе у "чекиста" было неспокойно. К "супругу" со страшной силой тянулось сердце. Вставая ночью и бродя по дому, он то и дело останавливался у приоткрытой двери комнаты Лока и наблюдал за его работой, за тем, как Лок то и дело замирает... как срывает с себя очки и отчаянно массирует лицо и виски. Иногда на стол падали водяные капли... Мутант плакал, но крепился. Днём Марк тоже ясно видел боль и горечь в любимых глазах, но Лок так не подавал признаков сближения. Как и обещал, он обозначил границы, за которые не переступал.
Весь перелёт до Далилы они почти не разговаривали. Общение ограничилось тем, что на полпути Лок развернул свёрток Арины и предложил перекусить. Марк взял свою долю, поблагодарил... но и только.
На маленьком аэродроме их встретили кураторы. "Чекисты" выглядели измотанными, но держались. Похоже, что полномасштабная проверка уже шла полным ходом... Род был заметно удивлён подчёркнутой холодностью напарников по отношению друг к другу, но комментировать не стал.
- Улетаете?
- Да. - Лок поправил ремень сумки на плече и подхромал к Арчеру. - Всё в порядке?
- Да, - кивнул тот. - Предстоит серьёзная чистка, но мы справимся. У нас, как ни странно, с надёжными кадрами всегда было туго... Не в первый раз. - Достал из внутреннего кармана пакет и протянул Локу. - Перешли это вашему Координатору.
- Хорошо.
- А это - ваши билеты на лайнер. Как ты и просил, две одиночные каюты. "Челнок" стартует через восемь часов.
- Спасибо.
- Вам спасибо. Ваше руководство знало, кого присылать.
Прежде, чем отправляться в космопорт, Лок зашёл на кладбище Мучеников - навестить могилу Дориана. Долго сидел над очищенной от снега табличкой и молчал. Марк терпеливо стоял у ограды кладбища и ждал, вспоминая тот страшный вечер.
- Всё нормально? - спросил он, когда Лок вернулся и забрал у него свой багаж.
- Да.
Общаться всё же пришлось, и оба обходились краткими фразами, выдерживая дистанцию даже на словах.
По пути на космодром болтливый таксист попытался как-то разговорить пассажиров, но быстро понял, что это бесполезно, и замолчал. Напарники сидели на заднем сидении, отодвинувшись друг от друга как можно дальше... Высадив их возле космовокзала, таксист недоумённо покосился и уехал, подобрав новых пассажиров.
На таможне проблем не возникло. Парни быстро прошли досмотр и проследовали в зал ожидания. Лок отлучился к автомату и вернулся с двумя стаканами горячего кофе. Один молча протянул напарнику. Марк так же молча кивнул, и они начали доедать пирожки, завёрнутые в дорогу Ариной.
- Что нашим скажем? - нарушил молчание Марк, поняв, что это уже становится невыносимым.
- Ты о чём? - невозмутимо отозвался Лок.
- Уезжали друзья, а возвращаются непонятно кто... Спрашивать будут.
- Это уже не моя проблема.
- А чья?
- Твоя.
Марк оторопел, едва не поперхнувшись кофе.
- Как это "моя"?
- Не моя точно. Это твои заморочки. Я в этом плане чист.
- Что???
- Что слышал. - Лок дожевал пирожок. - Или я не прав?
Марк от возмущения потерял дар речи.
- К-как это? - кое-как выдавил он из себя.
- Так. А что именно тебе непонятно? Я всё сказал ещё тогда. Обещал, что отстану - и отстал. Остальное - твои проблемы.
- Ни х...я себе! Сам под меня лёг, а теперь что-то заявляет!..
- А что тебе не нравится? - Лок оставался всё таким же спокойным. - Я тебя не заставлял меня трахать. Сам потянулся.
- Да... да... да ты знаешь, кто ты после этого? - Внутри снова вспыхнула злость.
- Кто? - и бровью не повёл мутант.
- Шлюха!
- Как хочешь. У тебя был выбор. Ты его сделал. У меня тоже был выбор. Я его сделал. Теперь пошли последствия, вот и не жалуйся. Я же не жалуюсь.
Марк на мгновение потерял все слова. От такого цинизма и спокойствия напарника всё внутри буквально вскипало.
- То есть... будешь делать вид... что ничего не было?
- Именно. Вообще ничего не было. Как будто я только-только вернулся домой со стажировки и приступил к работе.
- Просто плюнешь на всё, что было?
- Нет, конечно. Сохраню в памяти самое лучшее и продолжу жить дальше. - Лок допил кофе и пошёл выбрасывать стакан с обёрткой из-под своей доли пирожков.
Глядя, как он хромает, Марк скрипнул зубами. Вот значит как?! Ничего не было?! Не было "свадьбы"? Не было похищения? Не было Тариена? Не было откровений и сумасшедшего секса? Вообще ничего не было?! Едва Лок вернулся, Марк вцепился в его куртку и, резко притянув к себе, крепко поцеловал прямо в губы, совершенно не смущаясь тем, что на них могут в этот момент смотреть другие пассажиры.
- И этого тоже не было? - тяжело дыша, спросил он, отстранившись и глядя прямо в холодные глаза напарника.
- Не было, - прозвучал бесстрастный ответ. Лок сел на своё место, достал из сумки планшет и начал сосредоточенно тыкать в экран.
До самой посадки на "челнок" Марк молча злился, не понимая, что происходит. Неужели Лок перегорел? Не может того быть... Слишком свежи были в памяти его боль и слёзы, когда Марк всё-таки признался в своей любви. Значит, снова включил свои психологические штучки и пытается держать лицо. Недаром же такой холодный и невозмутимый, как сотрудник похоронной конторы... И на поцелуй вообще никак не отреагировал. Как будто Марк поцеловал не живого человека, а манекен из витрины.
Посадка на "челнок" прошла в молчании. Лок сам втащил на борт свой багаж, сам пристегнулся... Вспоминая, как помогал ему в прошлый раз и лично проверял надёжность креплений, как держал его за руку до самой земли, Марк мысленно ругал напарника на чём свет стоит. Хотя и понимал - Лок всего лишь выполняет данное обещание. Так, как может. Марк периодически чувствовал, что мутанту так же тяжело, как и ему самому... Как он всё-таки умудряется сохранять внешнее спокойствие? Опыт?.. Пока пилот стартовал, поднимал "челнок" в небо и выводил на орбиту, где уже завис "Стерегущий", Марк не сводил глаз с напарника, следя за его состоянием. Лок просто сидел с закрытыми глазами, и только подёргивание лицевых мышц выдавало острый дискомфорт от перегрузок.
Возле шлюза бреанец по привычке попытался перехватить ручку чемодана - Лок слегка пошатывался - но резко получил по руке.
- Не надо. Я сам.
- Да ты же... - начал возмущаться Марк.
- Я. Сам. Уйди.
"Уйди"... Это короткое слово пронзило насквозь. И терпение лопнуло.
- Хорошо, я уйду. Только за помощью больше не обращайся, - прошипел Марк и первым шагнул в шлюз. Он так и не увидел, как дрогнули побелевшие губы, а в дымчато-серых глазах блеснули слёзы.
Одиночная каюта. А ведь на Бреану они летели в двойной... Каюта сразу показалась маленькой, холодной и тесной. Марк запихнул сумку под койку, переоделся, вышел в коридор и увидел в другом конце знакомую фигуру. Лок возился с заевшим замком. Вот пару раз ударил кулаком... Замок поддался, Лок открыл дверь, втащил чемодан, и дверь закрылась. Марк осторожно подошёл к двери, прислушался. Изнутри донёсся скрип койки и приглушённый всхлип, от которого внутри всё болезненно сжалось. Отойти стоило немалых душевных сил.
"Уйди."
До самого разгона Марк просидел в баре, но так ничего и не заказал к неудовольствию бармена. Когда прозвучало обращение капитана, Брэзел вернулся в каюту, лёг и пристегнулся, гадая, что сейчас делает напарник. Переживёт ли он этот разгон легче, чем в прошлый раз? Ему же было так плохо... Хотя чего он так испереживался?! Сам сказал, чтобы уходил? Сам! Вот пусть справляется сам, раз такой упрямый!
За весь остаток дня Лок так ни разу и не вышел из каюты. Марк увидел его только за завтраком, и аналитик был ужасно бледен, что только подчёркивала смолистая чернота волос. Он устало ковырялся в тарелке, даже не пытаясь убрать с глаз сползшую чёлку, которая почти полностью закрывала верхнюю половину очков. Когда за его столик подсели две девушки и начали вовсю кокетничать, Лок тоже никак не отреагировал.
- Ну же, милый, неужели тебе не хочется пообщаться? - вовсю клеилась к нему блондинка в ярком кислотном топике. В её причёске из мелких косичек, больше похожей на швабру, украшенную россыпью разноцветных заколок, мерцали фонарики. Это было последним писком моды среди постоянных посетительниц ночных клубов. - Ты же совсем один...
Лок даже головы не поднял, но Марк заметил, как его пальцы стиснули ручку вилки.
- Да ладно тебе, Мими, - поморщилась вторая, тоже блондинка, только платиновая. Эта была с экстремально короткой стрижкой и в обтягивающих латексных брюках, подчёркивающих впечатляющий зад. - Ты разве не видишь, какой он скромный и застенчивый? С такими надо по-другому разговаривать.
- И как? - обижено выпятила нижнюю губу "швабра".
- Смотри и учись, - самодовольно хмыкнула подруга и, поднявшись со стула, демонстративно обхватила Лока за плечи со спины, перебирая наманикюренными пальчиками чёлку. - Ну, и как нас зовут? Можно хотя бы это узнать?
Марк невольно восхитился выдержкой напарника. Лок продолжал завтракать, совершенно не обращая на девиц внимания - словно их здесь вообще нет - хотя сам Марк уже сказал бы им пару ласковых.
- Может, хотя бы скажешь, почему не хочешь разговаривать? Или ты немой? А, может, глухой? - продолжала мурлыкать девица, уже откровенно прижимаясь к аналитику и пытаясь забраться ладонью под воротник его рубашки. - Так это мелочи. Можно и без слов хорошо провести время... Хочешь, я скажу номер нашей каюты? У нас отличная кровать размера "кинг-сайз", шампанское, "резинки" с ароматом клубники...
Лок доел и отодвинул тарелку, одновременно решительно стряхивая с себя латексную девицу, как надоевшую зимнюю шубу. Та едва не врезалась в столик позади себя, спотыкаясь на тонких десятисантиметровых шпильках, и возмущённо взвизгнула:
- Чё за дела? Кто так с девушкой обращается?!
- Жаль вас разочаровывать, но я ничем не смогу быть вам полезен, - подчёркнуто вежливо ответил Лок.
- Почему?
- Потому что я "голубой". Предпочитаю больших и мускулистых мужчин, а не хрупких девушек. Простите, если разочаровал. - Собрал посуду и понёс в окошко приёмщицы.
Девицы растерянно захлопали глазами.
- А не похож... - озадаченно протянула "швабра". Марк невольно фыркнул, отметив ловкость, с которой напарник избавился сразу от обеих. Теперь точно не будут вешаться... И тут Марк заметил неподалёку пассажира с пивным брюшком, который заинтересованно вскинул брови, услышав этот краткий разговор. Пассажир восхищённо наблюдал за прихрамывающим мутантом, и бреанец насторожился. Если этот тип воспринял банальную отговорку за чистую монету, то у Лока будут неприятности. Не Тариен, но тоже мало хорошего.
Плюнув на намерение держаться на расстоянии, Марк выскочил из-за своего стола и быстро догнал напарника в коридоре, ведущем к каютам.
- Лок, подожди!
- Чего тебе? - Лок даже не обернулся. Пришлось схватить его за плечо и развернуть к себе.
- Ты, конечно, лихо от тех вертихвосток избавился, только, боюсь, нажил этим себе проблем! На тебя какой-то жирный тип внимание обратил!
- А тебе какая разница? - Аналитик даже в глаза не посмотрел.
- Мы коллеги!
- И что? Ты ничего мне не должен. И сейчас мы формально ещё в отпуске, так что я могу делать всё, что захочу.
- Ляжешь с ним в койку по первому требованию? - съязвил Марк.
- Если он хоть пальцем меня тронет - без пальцев останется, - бесстрастно отчеканил Лок. - Я ещё тогда сказал, что настолько доверяю только тебе. А раз ты меня отверг, то и остальным ничего не светит. - Сбросил руку с плеча и поковылял дальше.
Марк остолбенел.
- В каком смысле?
- В прямом. Если что - моя дверь не заперта.
- Тебе что, уже всё равно?
- Да. - Лок добрёл до своей каюты и вошёл внутрь. Замок действительно не щёлкнул.
Марк в сердцах долбанул кулаком по стене. Вот ведь головоломка ходячая!!! И как его понять?..
Ввалившись в свою каюту, бреанец повалился на койку и выругался. Отлично! Зае...сь! И как теперь за ним присматривать? Торчать под дверью, вылавливая потенциальных кавалеров? "Только мне доверяешь? Значит, мне в любой момент можно? А тогда какого х...я ведёшь себя, как мороженая курица?!!" Марк понимал, что ведёт себя глупо, что не стоило так говорить, что надо было повести разговор как-то иначе... И это уже не ревность, а банальный страх за любимого! И что с того, что они разошлись, даже не сойдясь толком? Раз ничего не вышло, то это не значит, что надо плевать на трудовую солидарность, чувство команды и прочие корпоративные ценности! "Чекисты" своих на произвол судьбы не бросают! Вон Олег своими шуточками и подколками всех регулярно достаёт, не раз получал не только по шее, а стоило ему во время рейда нарваться на гопоту и огрести от них по первое число, не рискуя поджаривать на медленном огне во избежание скандала, как все им "обиженные" моментом вычислили этих отморозков и так им вломили, что те пол-луны по больничкам отлёживались! Особенно старался Эрик, с которым одноглазый шаман даже подрался за пару дней до того.
Придётся всё-таки присмотреть за напарником. Пусть они теперь друг другу никто, но они всё ещё коллеги. К тому же Марк обещал Дориану, что не бросит парня на произвол судьбы. Да и просто противно представлять, как это хрупкое совершенное тело будут мацать грязные лапы чужих.


Лок прислонился к двери каюты и бессильно скрипнул зубами. Марк всё же беспокоится за него, тянется... Пусть и пытается вести себя как просто коллега. И такая забота была приятна, крепила надежду. Вот только от одного только прикосновения к плечу Лок едва не поплыл. Ещё бы немного - и он бы повис на муже, не желая отпускать! Нет, раз обещал, что не будет беспокоить, - не будет беспокоить. Марк должен всё для себя решить сам. Ему тяжело было признаться себе в своей любви, а принять её будет ещё сложнее. Может, со временем он всё же смирится и они будут вместе... Нужно только подождать. И он будет ждать. Столько, сколько понадобится. А пока будем держать дистанцию, как и было обещано. После того, как Лок столько времени его обманывал, Марку надо дать время подумать лишний раз. А чтобы как-то держать дистанцию, придётся регулярно включать безразличного хама. Марка это злит... вот и отлично.
И всё-таки любимый прав. Друзья очень удивятся, увидев, что некогда неразлучные Ронан и Брэзел почти не разговаривают. Особенно встревожатся близнецы и Комбат. И Карлос. А после того, что между ними случилось, последствия не заставят себя ждать. Вопрос только во времени. Лок активно настраивался на долгое ожидание и упражнения со своей куклой. Ещё ведь у него было "ожерелье" с режимом вибрации в запасе, так и не использованное ни разу. Надо будет попробовать, как только окажется дома. Ждать придётся долго. Их связь уже почти замкнута, так что безумие ему теперь не грозит, а вот перспектива "сгореть" маячила всё ближе. Сколько там ему отмерил Вестник? До Нового Года? Времени ещё навалом - почти шесть лун. Раз уж до реального секса во плоти у них дошло всего за четыре... Кстати, пора сделать небольшой перерыв.
Лок зашёл в санузел - крохотную комнатку с душевой кабиной и унитазом - аккуратно вынул пробку, тихонько постанывая, когда шарообразные утолщения выходили одно за другим, доставляя массу удовольствия, и расслаблено поработал мышцами сфинктера, чувствуя, как они потихоньку становятся достаточно разработанными. Пока вроде всё в порядке... Вымыл пробку и убрал в чемодан. Достал из сумки взятый из дома справочник по ботанике, который служил подложкой под "мышь", пока он лежал в постели больной, раскрыл на разделе "ЭКЗОТИЧЕСКИЕ РАСТЕНИЯ", устроился на животе и погрузился в чтение, попутно изучая картинки и таблицы. Он настолько зачитался, что, когда почувствовал на своей спине чужую руку, вздрогнул от неожиданности и тут же был прижат ничком к развороту.
- Тихо-тихо, - зашептал незнакомый голос над ухом. Нахальная рука залезла под рубашку и провела ногтями вдоль позвоночника рядом с лопатками, отчего по телу поползли мурашки. Внутри всё буквально напряглось, и начала нарастать нервная дрожь, которую аналитик едва сдерживал. Эти руки... липкие, мерзкие... как и их хозяин. Вот зараза... - Нравится, малыш? Вижу, что нравится. Значит, предпочитаешь больших и мускулистых мужчин? А чего тогда отверг того двухметрового красавчика? Это твой бывший?
- Это мой первый, - процедил Лок, ругая себя за беспечность. Ведь Марк предупреждал... Ругаться будет... Боги, и почему он такой кретин?
- О! Тогда я буду вторым. И раз первым у тебя был такой бугай, то тебе не будет больно. - Липкие руки начали задирать рубашку и пробираться к пуговице на джинсах, раздувая вспыхнувшую ярость, которая росла с каждым прикосновением. - Тебе понравится...
- И не мечтай. - Лок замер, осторожно вцепляясь в свой справочник, и резким движением извернулся, ударив им насильника наотмашь. Затем согнул ноги и резким толчком в грудь отправил в непродолжительный полёт к двери. Пузан врезался спиной и сполз на пол.
- Так ты любишь поиграть? - ощерился он, переводя дух. - Я тоже люблю ролевые игры...
Лок скатился на пол и встал в стойку. Он прекрасно видел, что насильник абсолютно неспортивен, выше ростом почти на голову и довольно тяжёл. Справиться с ним будет плёвым делом. Всё ещё ощущая на себе его липкие ладони и ядовитую ауру, Лок понял, что начинает звереть. Сердце бухало в груди, мощными толчками разгоняя по телу кровь, в висках пульсировало, взор медленно застилала пелена... Мощный выброс адреналина не уступал тому, что позволил одолеть целый отряд силианцев. Сдерживаться было непросто. Хотелось рвать и грызть, и будь они не на борту лайнера, а в тёмной подворотне - убил бы моментально и без разговоров. Нет, история с Тариеном не повторится! Его тело принадлежит только одному человеку!! И имя этого человека - Марк Брэзел!!!
Пузан поднялся на ноги и двинулся на мутанта, рассчитывая взять силой - тощий и хилый очкарик! - но несколько чётких ударов - в пах, челюсть, солнечное сплетение и по холке - надолго отбили охоту лапать чужое. Лок заломил кавалеру руку за спину, прижал его ничком к стене и оскалился.
- На чужой каравай рот не разевай! - с глухим рокотом в голосе прорычал он и бешено сверкнул глазами.
Насильник побледнел и вытаращил глаза. На перекошенном лице выступил пот. Пахло от него тоже преотвратно. Не обделался бы прямо здесь...
- Му-мутант?..
- Именно. Не того сладкого мальчика выбрал. Лучше поищи в других каютах. Авось и обломится...
- ЛОК!!!
В каюту ворвался Марк и сразу понял, что его помощь уже не требуется. Он просто вырвал толстяка из захвата напарника и вышвырнул в коридор. После чего развернулся. Весь красный от злости.
- Что, влип, очкарик? Я же предупреждал!
- Я и сам справился. - Лок невозмутимо поправил сбитые набок очки. Он уже взял себя в руки.
- На этот раз да... Ты как вообще впустил его?
- Дверь была не заперта.
- А с х...я ли проморгал?
- Зачитался.
Марк подобрал справочник, посмотрел на обложку и швырнул на кровать.
- Мне что, на цепь тебя сажать, чтоб больше не подставлялся???
- Я не просил за мной приглядывать.
- Я Дориану обещал!
- Только и всего? - скептически дёрнул бровью Лок. - Разве тебе самому не плевать?
- Нет, не плевать!
- С каких пеньков? Ты же сам меня послал. Так что тебя это уже не касается.
- Касается и ещё как!
- С чего вдруг? - прищурился Лок, скрестив руки на груди.
- Потому что я люблю тебя!
На лице Ронана не дёрнулся ни один мускул.
- Ты сам меня отверг, забыл? Я тебе больше никто и звать меня никак.
- Мы... коллеги... и я... не собираюсь отдавать тебя на забаву всяким извращенцам! - Марк мысленно взвыл. И как только это вырвалось?!!
- А если я сам захочу?
- С этим? - Марк с крайним отвращением на лице ткнул пальцем в сторону коридора.
- Нет, конечно. Он неправильно себя повёл. Сначала надо было облаять, потом чистосердечно извиниться, а там уже по накатанной...
Марк сам не понял, как это случилось. Хлёсткий удар, Лок мотнул головой - чёлка тут же упала на очки - и медленно коснулся своей щеки. Потрогал... и начал смеяться. Сначала тихо, чуть слышно, а потом всё громче и громче. Марк недоумённо смотрел на напарника и вдруг понял, что он не смеётся, а плачет. По покрасневшей от удара щеке покатилась слеза.
- Вот как... - кое-как выговорил Лок, захлёбываясь. - В таком случае... можешь считать... что мы... официально в разводе...
Марк с глухим стоном прислонился к стене. Такого он от себя не ожидал! Как он мог ударить Лока??? Да что бы он не говорил... и как!.. Он же не в себе! Только что его пытались изнасиловать, отбился, тут он со своими претензиями... Проклятье!!!
Тут в каюту забежал тот самый пузан, таща на буксире старпома.
- Вот он! - завопил он, тыча пальцем в Лока. - Он мутант! И он едва не убил меня! А его любовник...
Лок негромко чертыхнулся, вытирая глаза. Старпом внимательно оглядел всех присутствующих и поправил воротник форменного кителя.
- Прошу всех с документами проследовать в каюту капитана, - сурово объявил он.


Капитан, подтянутый мужчина средних лет, внимательно оглядел всех присутствующих, после чего начал изучать три предъявленных паспорта.
- Марк Брэзел... Лок Ронан... Мутант первой степени? - Лок молча кивнул. - Ясно. Лесли Оррел... И что случилось? Кто кого едва не убил?
- Этот мутант напал на меня в коридоре, - патетически начал Оррел, заламывая руки, - затащил к себе в каюту и попытался убить!..
- Враньё! - рявкнул Марк. - Это ты попытался его изнасиловать!..
- Тихо! - перебил его капитан, хлопнув ладонью по столу. - Вам слова пока не давали. Что скажете вы, юноша? - С Локом он разговаривал на удивление дружелюбно.
- Я в кафе пошутил неудачно. Ко мне начали приставать две девушки. У меня не было ни малейшего желания с ними знакомиться - совершенно не в моём вкусе - и я сказал им, что я гей. Чтобы они отвязались. А господин, видимо, принял это за чистую монету. - Лок покосился на пузана, тут же побагровевшего. - Я вернулся к себе в каюту, лёг почитать и забыл запереть дверь. Увлёкся и не заметил, как он вошёл без разрешения. И начал, извиняюсь, лапать. Пришлось защищаться, поскольку нормальных слов он, похоже, не понимает.
- А при чём здесь Брэзел? Что он делал в вашей каюте и почему покусился на этого господина?
- Я всего лишь вышвырнул его, - буркнул Марк. - Кто ж знал, что он настолько туп, что побежит жаловаться?
- Это оскорбление! Я требую его привлечь!..
- Тихо! - вновь повысил голос капитан и обернулся к помощнику. - Сил, где запись с видеокамер из кафе третьего класса и коридора, ведущего к каютам?
Старпом пощёлкал кнопками на капитанском пульте, и на одном из экранов появилось изображение. Пощёлкав ещё, старпом нашёл нужную камеру, отмотал запись на названное Марком и уточнённое Локом время, после чего все смогли собственными глазами увидеть сцену соблазнения мутанта двумя девицами и услышать ту самую фразу. Было заметно, как сделал стойку Оррел, когда Лок вышел из кафе... Затем Марк начал догонять коллегу, а Оррел последовал за ними.
- А вы этого бугая спросите, зачем он за ним пошёл! - не сдавался пузан.
- Спросим, - успокоил его капитан. - Теперь видеозапись из коридора, пожалуйста...
На мониторе появилось изображение коридора, и стало ясно, что Оррел подслушивал всё, что было сказано - его вполне узнаваемый силуэт маячил возле угла. Краткий разговор напарников был прослушан в гробовой тишине.
- А фраза про доверие и "отверг" - это тоже шутка? - хмыкнул старпом, ставя воспроизведение на паузу.
- Да, - кивнул Марк. - Мы перед вылетом поссорились.
- Так вы знакомы? - удивился капитан.
- Мы оба сотрудники детективно-экспертного агентства "Гром" в Кавари. Я - следователь, Ронан - аналитик. Летали в отпуск. Перед посадкой повздорили и потому не разговаривали.
- Удостоверения есть?
"Чекисты" практически синхронно достали свои "корочки" и выложили на стол.
- Продолжаем просмотр, - кивнул капитан, изучив удостоверения.
Лок зашёл в свою каюту, замок не щёлкнул. Марк тоже ушёл к себе. Спустя примерно пятнадцать минут в коридоре появился Оррел, огляделся по сторонам, толкнул дверь каюты Лока, заглянул внутрь и вошёл. Вскоре за этим из каюты донеслись звуки удара книгой, столкновения с дверью, приглушённый вопль - это Лок "угощал" кавалера тумаками - невнятные голоса. В коридор выскочил Марк и метнулся к каюте коллеги, из которой вскоре был вышвырнут посторонний. На этом просмотр завершился.
- Я так подозреваю, что он моего коллегу ещё во время посадки срисовал, - прокомментировал запись Марк. - А когда услышал разговор в кафе...
- Что ж, всё предельно ясно, - резюмировал капитан. - Молодые люди, простите за беспокойство. Можете забирать свои документы и расходиться по каютам. А с господином Оррелом у нас будет о-очень долгий разговор.
- Но у вас мутант на борту! - взвился тот. - Он опасен!
- Разве? - совершенно искренне удивился капитан. - А, по-моему, он вполне безобиден. Всего лишь первая степень, выглядит нормально, весьма интеллигентного вида юноша, вежливый...
- Мутант!
- Этот мутант, - Марк сгрёб крикуна за шиворот и приподнял над полом. - отучился пять курсов на втором потоке "Нагаты". У него диплом с отличием и третья Ступень по рукопашному бою. Ты даже не представляешь, как тебе повезло, что ты наехал именно на него, а не на обычного мутанта. Обычный мутант тебя бы в клочки порвал без лишних разговоров.
- Согласен, - улыбнулся капитан. - Обычный мутант не стал бы разводить церемонии, а затем спокойно держать ответ. Тем более, что я его приёмного отца хорошо знал. Он не стал бы брать под крыло абсолютно невменяемого мутанта.
Лок резко обернулся и вперился в капитана долгим взглядом.
- Я не видел вас на похоронах. И папа не упоминал про знакомых в космофлоте...
- Мы познакомились ещё до того, как Байли пришёл в полицию. Он тогда возвращался со срочной службы в поезде, где произошло убийство, а у меня отпуск заканчивался... Мы ехали в одном вагоне, в одном купе. Твой отец тогда моментально сориентировался, начал распоряжаться до следующей станции и сумел вычислить убийцу прежде, чем тот сбежал. Тогда-то я и посоветовал ему служить в полиции. Мы и потом несколько раз пересекались, когда я нарушителей с рук на руки сдавал. А что касается похорон... Я был в рейсе. Когда узнал о гибели Байли, то ты уже уехал. И, кстати, я читал про твоё выступление на суде во время процесса Тариена. Ты точно не хочешь подать на них жалобу?
Несостоявшийся насильник вытаращил глаза.
- Так этот мутант...
- Да, тот самый, на котором попался Парикмахер, - кивнул капитан. - Я понимаю, Ронан - юноша достаточно привлекательный, но я не допущу беспредела на своём корабле. Если вам, господин Оррел, так хотелось склонить его к совместному времяпрепровождению, то не стоило прибегать к таким... ммм... радикальным способам знакомства. И нечего разводить претензии по поводу ущемления прав секс-меньшинств, - не дал он "потерпевшему" и рта раскрыть. - Делайте, что хотите и где хотите, но строго в рамках закона. Так что, Лок, не хочешь стрясти с "Роботеха" компенсацию? Родственники погибших так и сделали.
- Зачем? - пожал узкими плечами Лок. - Я не настолько нуждаюсь в деньгах, чтобы так мелочиться. В конце концов, концерн тут абсолютно не при чём.
- И всё-таки я бы на твоём месте подумал. Ладно, иди к себе. Если захочешь поговорить, то милости прошу.
- Спасибо... сэр. - Лок кивнул, забрал свои документы и направился к двери.
- Повезло тебе, - заметил Марк, когда они вышли из капитанской каюты, слушая возмущённые вопли несостоявшегося насильника.
- Всё нормально. Даже если бы капитан был другой, то я бы без труда доказал, что этот слизняк врёт. - Лок даже шага не сбавил.
- Стой! Ты куда? - Марк, вспомнив про пощёчину, виновато поспешил за мужем.
- К себе. У меня справочник недочитан.
- Да подожди ты! Давай поговорим!
- Нам не о чем разговаривать. Ты уже всё сказал... да и я тоже.
Лок свернул к лифту. Марк в три прыжка настиг его и успел проскользнуть между закрывающимися створками. Кроме них в кабине никого не было. Камер тоже... Марк зажал напарника в углу.
- Нет, мы не договорили! Ты это серьёзно?
- О чём? - Лок холодно сверкнул глазами.
- О разводе!
- От тебя зависит. Если я тебе ещё нужен - то считай это шуткой. Если не нужен - то всё серьёзно.
- Не тебе решать. Нас поженили боги...
- И что? Ты же из-за своего дурацкого кодекса послал меня подальше. Какая тебе разница?
- Значит, он уже дурацкий?!
- А тебе трудно сложить два и два? Что, плохо в школе учился? Был злостным прогульщиком? Это твои боги нас женили, а не мои. И я об этом, кстати, совершенно не просил.
Лифт остановился на третьем уровне. Лок вывернулся из захвата мужа и вышел в коридор. Марк всё же поймал его за руку, втащил обратно, двинул по кнопке "закрыть" и активировал блокировку дверей.
- Ты что делаешь? - Лок начал вырываться, но свои приёмы в ход пускать не спешил. - Выпусти меня отсюда!
- Не раньше, чем мы всё выясним окончательно! Ты собираешься порвать со мной с концами?
- Что рвать, если ничего и не было?
- Мы же так долго были друзьями... напарниками! И мы... переспали!
- И что? Это ещё ни о чём не говорит. Зря что ли говорят "Один раз - не п...рас"?
Лок откровенно нарывался на ссору. Неужели из-за одной-единственной пощёчины?
- Но ведь ты тоже этого хотел! Как и я!
- Я хотел не только этого! Я хотел всегда быть с тобой, а не только на один секс! Это ты себе настроил умозаключений и упирался всеми рогами и копытами, пока тебе чуть ли не прямым текстом всё не высказали!
- А кто мне почти три луны голову морочил?! - вскипел Брэзел, разжимая руки.
- Ты сам ухватился за наиболее удобную для тебя версию! Что мне ещё оставалось делать? - повысил голос и Лок. Дымчато-серые глаза злобно сверкнули.
- Так трудно было придумать нормальное объяснение???
- С твоей-то преемственностью и фанатизмом?!! Твой дед, конечно, хороший мужик был, правильный, я искренне его уважаю, но с твоим воспитанием он явно перегнул!!!
- Кто ж знал, что так всё получится???
- Вот именно, никто!!! И он в том числе!!! И подходить к этой истории с мерками вашего паршивого кодекса по меньшей мере глупо!!!
Парни застыли напротив друг друга, переводя дыхание. Лок нервно тёр лоб и висок, пытаясь успокоиться. Похоже, что вся эта история подвела его очень близко к грани... В двери лифта уже начали колотиться. Лок стукнул по кнопке разблокировки, и створки разошлись.
- Значит, всё? - рыкнул Марк, сжимая кулаки. - И ничего не было?
- А это от тебя зависит. Вот стой и думай, - процедил Лок и похромал к своей каюте.
Марк вышел из лифта, не вслушиваясь в возмущённые голоса других пассажиров, и сполз по стенке на пол. Злость на мужа отчаянно боролась с любовью. Хотелось как прибить его до смерти, так и притиснуть к себе и расцеловать до потери сознания. Какая же он сволочь, оказывается!.. И этого человека он так безумно полюбил? Настолько, что забыл про все воинские заповеди и даже отказался покарать себя, как требует кодекс? И как так вышло? О чём только думали боги, когда сводили их перед алтарём?.. Внезапно Марк почувствовал на своём лице влагу и понял, что это его собственные злые слёзы. Вот, начинается... Размяк, как бумага в толчке!!! И всё из-за какого-то тощего очкарика?..
Ну нет, хватит!!! Пора с этим кончать!!! Раз так, то так тому и быть!!! Пусть живёт, как хочет, трахается с кем хочет!.. Его это уже не касается. И к дьяволу все эти шаманские заморочки! В конце концов, он взрослый мужик, свободный, не связанный никакими обязательствами и подчиняться не обязан!!!


Лок согнулся пополам от нарастающей жгучей боли в груди и еле-еле дополз до койки. Он уже начал жалеть, что вспылил, но уж очень близко Марк стоял. От его запаха голова шла кругом! Лок повалился на койку и попытался вдохнуть, но боль только усилилась. Перед глазами уже начало темнеть...
- Потерпи, это пройдёт, - прошелестел голос Вестника. - Скоро Марк успокоится.
- Я... столько всего наговорил... - прохрипел Лок через силу. - Зачем?..
- Ты тоже был зол. Ничего, переживёте как-нибудь. Никуда он от тебя не денется.
- Он теперь даже видеть меня не захочет...
- Ненадолго. Ведь он любит тебя так же, как и ты его. И он это знает. И ты знаешь. Ведь он почуял опасность, грозящую тебе, и пришёл.
- Боль ведь не значит... что он отказался от нашей связи? От нашей любви?
- Нет, конечно. Это просто гнев. Очень сильный гнев. Скоро это пройдёт.
- А что будет... если он всё же... разорвёт нашу связь? Кто будет за это отвечать?
- Тот, кто разорвал, разумеется. Ему - двойная плата.
- Я всё забираю на себя.
- Что? Ты что... - Вестник в ужасе уставился на скрючившегося на постели парня.
- Я готов всё взять на себя. Что для этого нужно сделать?
Дыхание постепенно выравнивалось, боль в груди стихала.
- Ты совсем с ума сошёл? Если ты это сделаешь, то и до Нового Года можешь не дотянуть...
- Что для этого нужно сделать? - упрямо повторил Лок.
- Опомнись! Ты на ответственном посту!..
- Что именно? - В голосе мутанта прорезался металл.
Вестник обречённо вздохнул, опустил одну ладонь на его лоб, вторую - на сердце и начал тихонько бормотать себе под нос.


Злости надолго не хватило, и Марк успокоился ещё до того, как по лайнеру разошёлся приказ капитана готовиться к прыжку. Прыжок прошёл в штатном режиме. Отстёгиваясь, Марк не мог не думать, как там напарник. Его же в прошлый раз рвало по-страшному! Может, заглянуть?.. Поняв, что снова начинает растекаться от беспокойства и нахлынувшей нежности, бреанец жёстко одёрнул себя. Перебьётся! Пусть помучается!
Отлежавшись после тряски, Марк размялся и вышел в коридор. Проходя мимо каюты мужа, невольно прислушался. Внутри было тихо. Толкнул дверь... Заперто.
"А обещал держать открытой..." Нахлынула обида, и Марк, страдая, направился в бар, где его быстро взяла в оборот весёлая компания музыкантов из общей каюты на восемь человек. Сначала "чекист" поотнекивался, но потом всё же сел за их стол и сам не заметил, как быстро втянулся. Под непринуждённый разговор пиво сменилось водкой... А потом появился Лок - ещё немного бледноватый, но вполне здоровый. Увидев его, Марк почуял неладное. Уж слишком невозмутимое лицо держал мутант. И глаза как будто пустые. Вспомнилась запертая дверь. Что могло случиться? Лок, разумеется, заприметил за угловым столом шумную компанию, в которой обретался его "супруг", но с равнодушным видом прошёл мимо к торговому терминалу с музыкальным автоматом, развернул газету и заказал себе кофе.
Градус веселья начал зашкаливать, и вскоре соседи начали требовать тишины, поскольку компания уже дошла до нужной кондиции и завела песни. Никакие увещевания не действовали, и бармен вызвал по внутренней связи старпома. Заметив это, Лок решительно встал из-за своего стола и направился к дебоширам.
- Так, прекращаем этот бардак! - потребовал он, стараясь перекрыть пьяные голоса гуляк. - Сейчас старпом придёт! В изолятор все загремите!
- О, ещё один в нашу тёплую компанию! - взревел барабанщик. - Давай, братан, подгребай!..
- Не-е, эт-того не надо! - возразил Марк, который уже заметно пошатывался. - Эт-тот нам всё веселье испортит!
- Почему? Кто это? - удивился басист.
- М-мой бывший напарник. Голова варит... но характер совершенно паскудный.
- Так, с тебя явно хватит. Пошли. - Не без труда Лок выволок мужа из-за стола и потащил к выходу. - Этому столику больше не наливать! - крикнул он замороченному жалобами бармену. Тот устало кивнул.
- К-куда ты меня т-тащиш-шь? - возмутился бреанец, попытавшись вырвать руку, но Лок умело заломил эту самую руку за спину и погнал его дальше. - М-мы т-так хорошо-о сидели!..
- Ты уже нажрался, как свинья. Марш спать.
- А чё ты раск-команд-довался? Ты мне ж-жена что ли?!
- Хуже, я твой муж. Шевели булками!
Марк уже откровенно наваливался на него, спотыкался через каждые три-четыре шага, и несло от него как от заправского пьяницы. Бреанец пару раз рассказывал про свои гулянки, но Лок никогда ещё не видел его в таком состоянии... хотя всё когда-нибудь бывает в первый раз. Получил же он от любимого мужа по физиономии. И с чего он вдруг решил напиться?
Дверь в каюту оказалась заперта. Заметив, что Марк уже едва стоит на ногах, Лок решительно начал шарить по его карманам.
- Э-э-э, ты что делаешь?..
- Ключ ищу. В каком он кармане?
- Н-не пом-м... ню...
- Ага, нашёл... Постой секунду, сейчас открою.
Кое-как открыв дверь, Лок втащил мужа внутрь, доволок до койки, повалил и начал решительно стаскивать с него рубашку.
- Н-не тр-рогай... Ты чё... извращуга...
- Не дёргайся. - Лок решительно раздел его до трусов, сдёрнул с койки и поволок в санузел, где впихнул в душевую кабину, усадил на пол и включил холодную воду. Дикий рёв оглушил на пару секунд, но зато чёрные глаза бреанца немного прояснились.
- Рехнулся??? - заорал парень и начал, пошатываясь, садиться прямо, нащупывая кран.
- Да. - Лок прислонился плечом к проёму кабины и скрестил руки на груди, наблюдая за мужем. - Ты вообще соображаешь, что едва не нарвался на изолятор вместе со своими приятелями?
- А тебе какая разница?
- Вы уже дебоширить начали. На них-то мне плевать, а вот на тебя - нет.
- А кто заявил, что мы в разводе?..
- А кто сказал, что это не помеха рабочим отношениям в коллективе? - жёстко перебил его аналитик. - Сомневаюсь, что Комбат будет доволен, если ему придёт "телега" из космопорта и солидный штраф. Вытирайся давай и ложись спать. Чтоб к утру был трезвый.
Лок развернулся было к выходу, как в запястье стальной хваткой вцепилась здоровенная пятерня Брэзела.
- Куда это ты собрался?
- К себе. - Лок дёрнул рукой и чуть не взвыл. Пальцы сжимали как тиски.
- Никуда ты не пойдёшь...
Лок обернулся и прочёл в ещё немного осоловелых глазах мужа абсолютную решительность. Что он задумал? Неужели?..
- Отпусти. Завтра поговорим, когда проспишься.
- Что, таким не нравлюсь? - ухмыльнулся Марк, потянув его на себя. Лок понял, что дело приобретает скверный оборот.
- Ты мне любым нравишься, но разговаривать с тобой сейчас бесполезно. Поговорим, когда...
- А я не разговаривать собрался.
- А что?..
Лок охнул, когда могучие руки мужа притиснули его к стене, оторвав от пола, а в лицо пахнуло дикой смесью пота, спиртного и табака. Целоваться с ним - пьяным, мокрым - было не очень-то приятно, и Лок попытался высвободиться, всё ещё не решаясь бить на поражение.
- Марк... прекрати... ты пьян... Завтра же жалеть будешь...
- Что, брезгуешь? - выдохнул бреанец в шею, от чего по всему телу Лока поползли мурашки.
- Нет, но...
- А раз нет, то в чём проблема? - Марк подхватил его под бёдро и приподнял повыше.
- В тебе... - Лок напрягся и инстинктивно вцепился в его плечи, чтобы не упасть. - Ты же решил, что мы не можем...
- А мне уже не всё равно? - И Марк решительно разорвал на нём футболку.
Это меньше всего походило на столь желанное примирение, и Марк сейчас едва осознаёт, что делает... как и в прошлый раз. И глаза горят, как у безумца. Лок ясно ощущал охватившее его дикое желание, между ног уже недвусмысленно упирается член, пробуждая ответное желание. Кто бы мог подумать, что Марк настолько буен во хмелю? И дёргаться лишний раз опасно - сломает что-нибудь и даже не заметит. А как только протрезвеет... И от пальцев наверняка синяки останутся.
- Ну, что, как на счёт супружеского долга?
- Опомнись... ты что несёшь?..
- Да ладно тебе ломаться! Ты же сейчас с пробкой в заднице, верно? Ты же у нас жуть какой предусмотрительный... - Марк, легко придерживая его одной рукой, нащупал пуговицу на джинсах, расстегнул, и решительно стянул вместе с трусами, после чего нахально начал ощупывать поджавшиеся ягодицы. - Ага! Угадал! Это уже какой размер? Третий? Или всё ещё второй? - И резко выдернул пробку. Лок чуть поморщился - это было не слишком приятно. - Ага, третий! Отлично... - Отшвырнул в сторону, резко развернул Лока к себе спиной, поставил на колени на пол и нагнул. - Значит, проблем не будет...
- Марк... не надо... пожалуйста... - взмолился Лок, прижимаясь щекой к холодному влажному кафелю и упираясь руками. - Ведь жалеть будешь...
- Я? Вряд ли. А вот ты точно пожалеешь, что дал мне в первый раз, - прошептал Марк прямо на ухо, активно тиская и оглаживая напрягшиеся ягодицы. - Это было просто потрясающе... так что постарайся расслабиться и получить удовольствие. Я тебя не отпущу до тех пор, пока ты не сможешь на ногах стоять.
Это уже походило на изнасилование. Взывать к здравому смыслу... бесполезно?
- Стой! Погоди! Погоди секунду! - Лок торопливо застучал ладонью по стене, как во время тренировки по ковру.
- Никаких секунд. - Марк облизал свои пальцы и резко вонзил в зад мужа сразу два. Лок вздрогнул. Это было не больно, но неприятно. В прошлый раз он был гораздо осторожнее...
- Нет, не здесь! Я дам тебе, но не здесь! Тебе же неудобно будет!
И этот довод, похоже, сработал.
- Не здесь? Неудобно?.. А ведь ты прав. Тогда в койку!
Марк подхватил его поперёк торса и поволок к кровати. Швырнул на покрывало, рывком стянул с себя мокрые трусы, после чего навалился сверху. Лок едва не задохнулся, ощутив на себе его тяжесть. Бреанец, твою мать!.. Надо ещё что-то придумать, пока он ещё хоть что-то соображает.
- Секунду... дай раздеться полностью... джинсы тоже помешают...
Марк привстал, рывком стянул с напарника кроссовки, затем джинсы вместе с трусами... Дышит всё прерывистее, уже едва сдерживается... И Лока осенило. Он просто перестал сопротивляться и вытянулся на покрывале. Марк озадачено уставился на него.
- Ты больше не сопротивляешься?
- Ты же сам сказал "постарайся расслабиться и получить удовольствие", вот я и расслабляюсь. - Лок говорил спокойным тоном, мягко и неторопливо. Поймал взгляд мужа и постарался не выпускать. - Как ты хочешь, чтобы я тебе дал? Мне остаться на спине или перевернуться на живот и встать на четвереньки?.. Кстати, ты дверь лучше запри. Не дай боги, кто-то зайдёт, увидит... Разговоры пойдут...
Марк лихорадочно хмурился, ища в его словах подвох, не нашёл, встал и запер дверь.
- То есть ты согласен, чтобы я тебя отодрал прямо сейчас? - Бреанец откровенно растерялся.
- Да, согласен. Так как мне лечь? Или встать? - Лок сбросил остатки разорванной футболки, стянул с волос резинку, растрепав волосы, снял очки и положил их под койку. - Как ты хочешь? Только скажи.
Лицо Брэзела разгладилось, в глазах промелькнул отблеск разума.
- Ты... хочешь меня?
- Я всегда хотел тебя. И сейчас хочу. Иди ко мне... - И Лок протянул руку.
Марк, всё ещё с подозрением косясь на мужа, приблизился к койке, осторожно сел. Лок придвинулся, обвил его шею руками и поцеловал. Он не врал. Он действительно хотел своего любимого - не быть рядом все эти дни было самым настоящим адом. Лок нащупал канал связи между ними, раскрылся полностью... И это укротило бешеное пьяное вожделение. Марк сначала замер, а потом ответил на поцелуй. Нервно, не совсем уверенно. Его ладонь прошлась по голой спине Лока, вторая спустилась к упругим округлым ягодицам...
- Я люблю тебя... - выдохнул Лок в очередной поцелуй и поплыл, чувствуя, как меняются движения мужа, как успокаивается его сбитое дыхание, как ровнее забилось сердце... Глаза их встретились. Лок едва не прослезился, видя в чёрных глазах тепло и любовь. Ту самую любовь, которую испытывал сам. И он прильнул к мужу, испытав неземное облегчение и блаженство. Голову вело от того, как Марк прижимается щекой к его шее, как ерошит растрёпанные волосы, как он неторопливо и мягко укладывает его на спину, снова и снова целует родинку под правым ухом... От Марка всё ещё пахло спиртным, но это амбре уже не так раздражало, как поначалу. На теле ещё блестели капли воды, с волос тоже текло, но это не имело никакого значения. Локу удалось его укротить, активировав "эффект близнецов", да и сам Марк подсознательно не хотел доводить до самого страшного, иначе не стал бы миндальничать, а сразу применил свою фамильную силу, не слушая никаких возражений. Всё пошло по совершенно иному сценарию. Вероятность быть жёстко изнасилованным отступила, став практически нулевой.
Они снова страстно целовались. Лок чувствовал наливающиеся синяки на своём теле, оставшиеся от резкого старта, но они совершенно не мешали. Всё повторялось... Сильные руки ласкают его, губы порхают повсюду... Это было невероятно!.. Лок буквально тонул в сладком дурмане. Наконец-то... всё так, как и должно быть... И он снова потянулся к любимому, опрокидывая его на спину. Тогда он был ослаблен болезнью и мало что мог сделать, чтобы полностью выразить свою любовь, но теперь-то всё иначе. Да, плечо и нога ещё не зажили, но это сущая ерунда. Наконец-то можно применить на практике что-нибудь из книги "Как доставить удовольствие любимому?" и проверить, что из всего предложенного понравится Марку. Похоже, что книга писалась теми, кто действительно знает в этом толк, поскольку Марк стискивал его всё сильнее, а потом снова перехватил инициативу, и Лок оказался под ним.
Боги, как же хорошо...
Когда Марк перевернул его на живот и огладил спину и плечи, Лок застонал, прогибаясь. Когда смазанные слюной пальцы снова проникли в него - на этот раз неторопливо и осторожно - он сам насаживался на них, требуя ещё. Привстав на коленях, Лок умолял взять себя. Он буквально сгорал от нетерпения. И когда стоящий колом член мужа начал входить - неторопливо, маленькими рывками - сам раздвинул ягодицы, подлаживаясь и помогая. От чувства заполненности чуть не сорвало крышу... И совсем не страшно.
- Марк... любимый... - выдохнул бесконечно счастливый мутант, чувствуя, как окончательно замыкается их связь. Да, свершилось.
Вот Марк обхватил его напрягшийся член и начал поглаживать, исторгнув очередной страстный стон. Боли почти не было... разве что совсем немного... на вполне терпимом уровне... Да и какая разница, если всё перекрывает дикое желание слиться воедино?! Лок снова нащупал канал связи и едва не задохнулся от двойного набора ощущений. Он чувствовал всё то, что чувствовал Марк - каждое касание, каждый вздох, каждое биение сердца... и дикое неутолимое желание. Вот Марк начал двигаться, постепенно ускоряя темп, и Лок потерял голову. Он всё сильнее подавался ему навстречу, охал на каждом толчке, то вцеплялся в ладонь, гладящую грудь, то упирался в матрас, чтобы сохранить равновесие, выдыхал "да"... И оглушительный оргазм накрыл обоих. Они оба рухнули на койку, тяжело дыша... но этого было мало. Безумно мало.
- Что... что это было?.. - прохрипел Марк, пытаясь отдышаться.
- Какая разница? - Лок резво развернулся и прильнул к мужу, крепко обхватывая его руками, до смерти боясь, что всё сейчас исчезнет. Боги, разве можно сейчас остановиться, когда хочется снова и снова... - Ведь я так хочу тебя... И ты тоже хочешь...
- Да... - Марк резко вскинулся и набросился на мужа снова. Новый шквал ласк окончательно сорвал последние проблески здравого смысла, и по каюте поползли тяжёлое дыхание, охи, стоны и резкие выкрики. Вот Марк вышел из него, перевернул на спину... Лок, изнывая от страсти и дичайшего нетерпения, вцепился в его руки, подхватывающие под колени и разводящие его ноги в стороны, подтягивающие ближе. Один мощный толчок - и они снова едины...
- Да!.. Ещё... Ещё!!! Не сдерживайся!..
Толчок за толчком сотрясал койку. Лок, чувствуя, как член мужа снова и снова задевает простату, буквально сходил с ума. Он уже давно сбросил свою повседневную броню, забыл обо всём. Он не думал о том, что их могут услышать соседи, не думал о том, что завтра будет побаливать натруженное отверстие, что потом, опомнившись, Марк может снова отдалиться. Всё, что сейчас имело значение - Марк. Он здесь, с ним... они вместе... как и должно быть... и им безумно хорошо... Момент наивысшего блаженства и освобождения приближался с неумолимостью рока. Марк тоже уже был не здесь. Он резко сел, обхватил Лока руками... Мутант тоже прильнул к нему, обхватывая ногами и чувствуя, как член мужа двигается в нём всё быстрее и сильнее. Ещё... ещё... Ещё!.. Марк кончил первым, притиснув мужа к себе так крепко, что у мутанта едва не затрещали рёбра... но это было неважно... и, чувствуя изливающуюся внутрь толчками тёплую сперму мужа, кончил сам Лок, в очередной раз не сдержав надрывный вскрик.
Короткая передышка, и снова... Мало... мало... хочется ещё... чтобы никогда не кончалось... Как же давно с ним такого не случалось, чтобы он мог хоть немного отпустить себя... Да никогда не случалось!!! Чтобы он так безумно хотел кого-то, практически забыв про контроль...
В голове прояснялось медленно. Лок приоткрыл глаза, не в силах пошевелиться. Всё тело гудит, ноют руки и ноги, ясно чувствуются новые синяки, до которых попросту нет дела, мышцы растекаются киселём, анус ощутимо пульсирует, но беспокоящей серьёзно боли нет. По ягодицам стекает семенная жидкость, пачкая простыню, и её удивительно много. Каждый раз, как Марк кончал в него, мутант старался не упустить ни единой капли. Боги, это было настоящее безумие!!! После последнего финала Лок чувствовал себя полностью выжатым. Отлично покувыркались - чуть койка не сломалась! Неужели он наконец нашёл того, с кем можно спокойно отпускать свои желания на полную? Не сдерживаться? Марк тоже как с цепи сорвался, выпустив всё, что успело накопиться за минувшие дни.
Лок прислушался к себе и выдохнул с облегчением. Да, их связь замкнулась. Теперь Марк точно никуда не денется. Они связаны крепче, чем только можно себе представить. Отдохнув немного, Лок осторожно попытался встать, чтобы пойти в душ, но тут же понял, что Марк не собирается его отпускать. Беспутный "супруг" так плотно обхватил его руками и прижал сверху бедром, что выбраться можно было только с помощью, наверно, бульдозера. А, может, не стоит выбираться? Марк, похоже, отключился... Лок ухом и шеей чувствовал его умиротворённое жаркое дыхание. Интересно, что он скажет, когда поймёт, что произошло? И вспомнит ли хоть что-то? Он же так умудрился напиться! Развернуться бы лицом к нему... нет, не получится. Ну и ладно.


Открыв глаза, Марк первым делом почувствовал жуткую головную боль, дикий сушняк во рту, гадкий привкус и с ходу определил, что у него похмелье. Боги, и зачем он так надрался?.. Да, ребята были заводные, но он же уже давно так лихо не гулял! Когда это было в последний раз? Точно, на посиделках с сослуживцами накануне свадьбы с Иланой. Утром пришлось срочно искать рассол и таблетки от головной боли, и мама замазывала ему синяк на скуле тональным кремом, за которым пришлось срочно бежать в косметическую лавку, и смазывала мазью ободранные костяшки. С кем он тогда умудрился подраться, Марк так и не вспомнил. Хорошо, что ко времени венчания его привели в норму... Тогда-то он и зарёкся столько пить.
Потом Марк почувствовал невесть откуда взявшиеся синяки и царапины. На спине, плечах, бёдрах... Что за чёрт? И почему он голый, а простыня вся влажная? И потом несёт... А это кто? Рядом с ним лежало тёплое гибкое тело. Нос зарылся в длинные чёрные волосы. Он что, ещё и девицу какую-то с собой приволок? Когда только успел? Ведь Лок буквально силком оттаскивал от стола с музыкантами, говоря что-то про изолятор...
ЛОК!!!
Марк подскочил, убеждаясь, что это именно он лежит рядом с ним. Дышит спокойно и размерено, будто спит... А потом Марк увидел разбросанные по светлой коже там и сям лиловые синяки, подозрительно похожие на следы от пальцев, и, судя по форме и размерам, от его пальцев.
Лок шевельнулся и обернулся. Спокойный и даже, кажется, улыбается. Так ласково...
- Проснулся, пьянчужка? Водички дать? Или из медотсека что-нибудь принести?
Марк вяло шарахнулся от парня, заметив на его ягодицах и бёдрах обильные засохшие следы спермы в каких-то разводах. Не надо быть экспертом или гадалкой из "Третьего глаза", чтобы понять, чья это. Крови не было... вроде бы...
- Что здесь было?.. - прохрипел Брэзел, вцепляясь в изгвазданное той же спермой и пахнущее потом покрывало и прикрываясь им, что далось с трудом - тело было как ватное.
- А ты не помнишь? - улыбнулся напарник. В его глазах сверкнули озорные огоньки.
- Я... тебя изнасиловал? - похолодел Марк, всё ещё плохо соображающий от переизбытка токсинов в организме.
- К счастью, до этого не дошло, хотя синяков ты мне всё-таки насажал. - Лок, запрокинув голову назад, с удовольствием потянулся. На его животе и груди тоже были потёки, а на шее - несколько откровенных засосов. - Кое-как уговорил тебя не буянить... а потом всё было по согласию. Клянусь тебе, такого со мной ещё никогда не было. Даже с моей последней девушкой, которая была сущей дьяволицей в постели. Совсем-совсем ничего не помнишь? - Лок сел и свесил ноги на пол. - Ладно, я в душ, а ты пока посиди спокойно и попробуй вспомнить хоть что-то... Или вместе сходим?
Марк, по-прежнему пребывая в шоке, отрицательно замотал головой и скрипнул зубами - не стоило так резко... Лок погладил любовника по руке, торопливо чмокнул в губы, ласково проведя по щеке, встал с постели, подобрал валяющиеся на полу джинсы с трусами и пошёл в санузел, где вскоре зашумела вода. Марк, морщась от излишне громких звуков, огляделся, пытаясь сообразить, насколько же он опозорился и как всё было.
На полу валялась разорванная спереди футболка. Судя по размеру, её носил Лок. Он что, начал на нём одежду рвать?.. Марк подобрал остатки и выругался, вспомнив россыпь синяков. Что же он наделал?! Да это гораздо хуже того, что случилось в Огненных Ключах!
До самого возвращения Лока из душа Марк сидел на постели, сжавшись и уткнувшись лицом в колени. Ему было ужасно стыдно. Даже похмелье чуть оступило. Мало того, что Лок увидел его в таком неприглядном виде, так он, Марк, ещё и почти изнасиловал его...
- Я одолжу твоё полотенце? - Лок вышел из душа, суша волосы. - Потом верну... Марк?
- Тебе очень больно?
- Да нет. Может, и получилось многовато - целых пять раз - но мне не больно. Во всяком случае, никаких беспокойств не чувствую - у меня же довольно высокий болевой порог. - Лок, продолжая ласково улыбаться, сел рядом с ним. - Если только поначалу. Ты же был не в себе...
- С самого начала давай рассказывай! Что я ещё натворил? При чём тут корабельный изолятор?
- Так ты и твои новые приятели так лихо накачались, что начали на весь бар песни горланить и мешать другим посетителям. - Лок опустил голову на его плечо. Он ластился к мужу, как кот. - Бармен вас раз десять, наверно, просил уняться, но вы не слушали. И он старпома вызвал. Я понял, что если ты останешься с этой компашкой, то тоже загремишь до самой посадки. Кое-как выволок тебя из-за стола, дотащил до каюты... Потом подумал, что охолонуться тебе не помешает. Раздел, отволок в душевую кабину, включил воду похолоднее... Ты начал права качать, а потом вцепился мне в руку и спросил насчёт супружеского долга.
Марк поднял голову и увидел следы от своих пальцев на запястье мужа.
- Я так и... сказал?
- Ну, сначала ты сказал, что никуда меня не отпустишь, потом поинтересовался, нравишься ли ты мне таким... Потом прижал меня к стене, разорвал футболку... - Марк со стоном вцепился в волосы. - Потом начал джинсы снимать... Я говорил, что ты потом жалеть будешь, просил отпустить, но ты и слышать ничего не хотел. Кое-как уговорил тебя хотя бы на кровать, потом дверь запереть... а потом мы занялись сексом. Ты успокоился, и всё было просто замечательно. - Лок блаженно прикрыл глаза.
- А почему ты не ушёл потом?
- Так ты так в меня вцепился, что я выбраться не смог... да и сам так вымотался, что даже шевелиться толком не получалось. Ещё бы немного - и оторвался бы по полной программе, но тогда, наверно, тебе бы изрядно досталось - я же всё-таки мутант-"адреналинщик". Я и так тебе расцарапал всё, до чего смог дотянуться. И я решил дождаться, пока ты проснёшься. - Лок снова потёрся щекой о его плечо. - Мне было так хорошо с тобой...
- Прости... - Марку было так стыдно, что он готов был провалиться не только сквозь трюм, но и вывалиться в открытый космос. Даже боль от синяков и царапин, оставленных на нём мужем, казалась недостаточной. А Лок так спокойно всё это рассказывает... без тени злости или обиды. Улыбается... и это чувство искренней любви в глазах... Он что, совсем не сердится?
- Ты всегда с перепою такой буйный? - Лок снова погладил его по щеке и легонько начал целовать. Неужели он совсем-совсем не сердится? Снова простил? Почему?..
- Бывает... Боги, как я мог?..
- Да ладно тебе, не всё так плохо было. - Лок кое-что вспомнил, нагнулся, достал из-под койки свои очки - к счастью, целые - и надел. И снова прильнул к мужу. - Мне было совсем не больно. Мне было хорошо. Просто невероятно хорошо. Да, сначала ты меня здорово испугал, но потом... Я даже боялся, что у меня окончательно крышу сорвёт, начну кричать в полный голос, соседи вызовут охрану со старпомом, и в изолятор запрут уже меня... Так принести тебе чего-нибудь?
- Уходи... - прошептал Марк, не в силах смотреть ему в глаза.
- Голова болит? Тебя тошнит?.. - встревожился Лок.
- Уходи!!! Сейчас же!!! - От откровенной заботы в голосе напарника стало только хуже.
Лок послушно поднялся с постели, прихватив полотенце, под которым как будто что-то прятал, и начал обуваться.
- Ладно-ладно, я ухожу... - Подобрал с пола разорванную футболку. - Но если тебе что-то понадобится - моя дверь не заперта. Приходи, когда захочешь.
Лок мягко поцеловал его и ушёл, и Марк остался в каюте один. Посидев ещё немного, он встал и побрёл в санузел, где его хорошенько вывернуло. Отдышавшись, бреанец достал запасное полотенце, забрался под холодный душ и сидел под ним до тех пор, пока не стал колотить озноб, после чего он начал мыться, чуть морщась, задевая оставленные Локом царапины. Кое-как вытеревшись, бедняга повалился на кровать. В ноздри ударил запах Лока, оставшийся в постели... И Марк, не выдержав, разрыдался. В последний раз он так плакал, когда ему было одиннадцать лет.


- Уважаемые пассажиры, - прогремел голос капитана, - наш лайнер "Стерегущий" готовится к торможению. Просим всех оставить свои дела, вернуться в свои каюты и пристегнуться. Благодарю за внимание.
Марк лёг на койку, пристегнулся и посмотрел на своё запястье, на котором под ремешком часов красовалась резинка для волос, которую Лок забыл забрать, когда уходил. Разноцветная и очень красивая. И когда он успел обзавестись такой красивой вещью? Ведь до того все его резинки для волос были сдержанных тонов... Марк случайно нашёл её на полу и тут же схватил в руку.
То, что случилось между ними в каюте, он вспоминал урывками, и от этих воспоминаний стыд только усиливался. Особенно от того, каким грубым он был в санузле. И Лок не разозлился, не стал отбиваться, хотя влёгкую мог высвободиться и дать достойный отпор. Он попытался его вразумить и добился хотя бы того, чтобы его не насиловали чересчур откровенно... хотя на насилие то, что у них было, не слишком походило. Скорее оно было похоже на их первую ночь. Если бы только он не был так пьян... Боги, это же было сущее бешенство!!! Боли от пальцев и ногтей мужа Марк не помнил, но зато смутно припоминал, как наваливался на него сверху, стискивал руками так, что оставалось только удивляться, как не переломал рёбра, вертел, как хотел, впивался в бёдра и ягодицы, таранил снова и снова... Пять раз!!! Скотина ненасытная!!! Это ж как он ему натёр?!. и накачал, наверно, по самые брови - пятен на простыне было много. То-то было так хреново, когда проснулся. После одной из ночек с Иланой он тоже еле встал. Даже если это были отголоски желания и страсти, охвативших его мужа, то это не оправдание - он сам хотел его до умопомрачения.
Лока он видел ещё раз или два, и напарник даже смотрел на него с тревогой, глазами спрашивая, всё ли в порядке, но Марк так и не подошёл, хотя был уверен, что его уже давно простили - из головы не выходило то, с какой любовью Лок целовал его, когда уходил. Полотенце он чуть позже действительно вернул - чистое, но Марк ничего не сказал - просто забрал свою вещь и закрыл дверь каюты у него перед носом. Просто не мог говорить, чувствуя как никогда остро, как тревожится за него любимый мутант. От этого было ещё хуже. После совершённого Марк чувствовал себя грязным, опозоренным, он не хотел, чтобы Лок вымарался в его грязи. Нет, он не достоин такого парня. Марк окончательно решил забыть о своей любви, но выбросить забытую резинку не смог. Оставил у себя, спрятав под ремешком часов.
После торможения в каютах началась возня. Пассажиры собирали свои вещи, готовясь к высадке. Марку собирать было нечего - он особо не распаковывался. Просто проверил, не забыл ли чего, обулся, рассовал по карманам сигареты и зажигалку, забросил сумку на плечо и вышел в коридор. Там уже вовсю толкались, пытаясь разобраться с багажом, те, кто собрался первым. Было шумно и суетливо. В противоположном конце коридора Марк увидел своего мутанта, запирающего каюту, а вокруг него вились два пацанёнка лет пяти и семи, которые что-то спрашивали. Лок, улыбаясь, отвечал. Весёлый, бойкий, оживлённый... и от этого зрелища потеплело на сердце.
- Ой, спасибо, что приглядел! - протиснулась к мутанту молодая женщина в цветастом платье и косынке. Марк тут же опомнился.
- Да не за что. Всегда рад помочь. Вы на каком "челноке" летите?
- На втором.
- Я тоже. Может, вам помочь с вещами? Я видел, сколько вы всего набрали...
- Ой, не надо! У тебя же что-то с ногой... Не хочется лишний раз нагружать.
- Да нога - это ерунда. Уже почти не болит...
Марк стиснул зубы и решительно прошёл мимо. Почти не болит... Ну да, после таких-то нагрузок. И синяки до сих пор видны отчётливо, и засосы на шее. Интересно, как он это всем объясняет?
Лок с улыбкой посмотрел ему в след, но ничего не сказал.
В главном шлюзе, где пассажиры ждали посадки на свой челнок, Марк заметил Оррела, который мрачно косился на Лока, продолжавшего общаться с женщиной и её детьми. Несостоявшийся насильник явно не был доволен исходом разговора с капитаном, но к каюте Лока больше не приближался. Тем не менее, заметив синяки и засосы на мутанте, болезненно скривился. Марк, проходя мимо него, поймал на себе его злобный взгляд и не смог не бросить:
- Чего пыришься?
- Отодрал мальчика, да? - зашипел в ответ пузан. - Маньяк грёбаный... Ты что с ним сделал?!
Брэзел только сглотнул.
- Не твоего куриного ума дело.
- Извращенец!
Марк резко обернулся.
- Что ты сказал?
- Что слышал.
- И это я от п...ра слышу?!
- На себя посмотри! Все соседи слышали, как ты его драл на пьяную голову! И не стыдно тебе? А ещё бреанец...
Брэзел едва сдержался, чтобы не оторвать ему башку, но тут пригласили на посадку пассажиров, отбывающих на первом "челноке", и Марк поспешил занять своё место. Зря он заговорил с этим слизняком - от этого стало только тяжелее на душе. Казалось, что на него все смотрят - с презрением и отвращением. А ведь предстояло сделать самое страшное, что только можно сделать с любимым человеком - разбить его сердце. Но иначе просто никак.
Марк успел пройти таможню раньше, чем приземлился второй "челнок", но остался стоять у выхода из космовокзала. Он собирался с духом для последнего разговора. Понятно, что им придётся часто видеться по работе, но надо всё расставить по местам.
Вечерело. Небо заливал багрец, солнце теряло силу, и на него можно было смотреть уже спокойно. Как нарочно... Когда Лок, прихрамывая и волоча за собой чемодан, вышел из здания космовокзала, Марк его окликнул:
- Лок!
Парень обернулся на зов и просиял.
- Ты ждал меня?!
И было в его голосе столько радости и надежды...
- Да... ждал. Нам надо поговорить.
- Может, в поезде поговорим? Или на автобусе поедем? - Лок приблизился почти вплотную и протянул свободную руку, чтобы коснуться. - Мне столько всего тебе сказать надо...
- Нет, ты не понял, - перебил его Марк. - Я не поеду с тобой. Я... один поеду.
Улыбка аналитика погасла, а в глазах проступило болезненное понимание.
- Ты.. не для того ждал, чтобы...
- Лок, я... - Марк собрался с духом. - Я ждал, чтобы сказать, что у нас ничего не выйдет.
- Почему? - Протянутая рука обречённо повисла.
- Я... я не могу так. Мне было хорошо с тобой... и интересно... работать. - Губы Лока задрожали. - Ты - отличный парень, хороший напарник, надёжный... Я бы с тобой хоть в разведку, хоть на передовую пошёл... доверил бы мне спину защищать... Но на счёт чего-то большего... Я не могу.
- Почему? - с болью в голосе спросил Лок. - Что я сделал не так?
- Не ты. Дело во мне. Я воин. Мне нельзя... с мужчинами. Ты же знаешь. Достаточно и того, что я наплевал на кодекс и остался жить.
- Хочешь... предложить остаться друзьями?
- Да. Ведь у нас неплохо получалось...
- Да... - Лок опустил глаза на свои кроссовки. Смоляная чёлка упала на очки, спрятав глаза. Тонкие пальцы вцепились в ручку чемодана до белизны в костяшках. - неплохо получалось... Но это было до нашей первой ночи на Бреане. Теперь мне этого всегда будет мало. Ведь я люблю тебя... И ты тоже... я знаю... чувствую...
- По какой бы причине боги не связали нас, это было ошибкой. Исправить уже ничего нельзя, так что давай... разойдёмся по-хорошему. Чтоб не получилось как у тех несчастных из древней истории.
- Тебе было плохо со мной? - Лок поднял на него глаза, в которых блестели слёзы. Боль... боль в груди... Марк ясно ощущал её и вдруг понял, что это не его собственная. - Только потому, что я мужчина?
- Я не говорил, что мне было плохо с тобой потому, что ты парень. Мне было очень хорошо, но... - Марк вдохнул. Надо было это сказать. - Но это противоестественно. А я не гей.
- Я тоже...
- И именно поэтому я не могу быть с тобой. Как бы не хотелось... но я не могу. Это противоречит моим убеждениям. И я намерен оставаться им верен. Я намерен жениться и завести детей.
- Но мы же любим друг друга... Только поэтому мы оказались в одной постели... И Маркус сказал...
- Время лечит. Я уверен, что со временем это пройдёт. Природу не обманешь.
- Не пройдёт, - мотнул головой Лок, чудом сдерживая слёзы. - Это на всю жизнь.
- Это тебе Вестник сказал? Этот вселенский болтун, который любит морочить людям головы?
- Нет, не он. Я просто знаю это. И дело не только в нашей связи. Я ещё никого так не любил, как тебя... и ни с кем мне не было так же хорошо, как с тобой. Ты для меня - единственный. Помнишь, я говорил тебе, как мои аналитические способности мешали мне налаживать отношения с девушками? Так вот, с тобой это почему-то не работает. Я убеждался в этом каждый день. И до сегодняшнего дня тоже. Значит, это и есть то самое... настоящее...
- Это пройдёт. Нужно время.
Лок молча пялился себе под ноги, а потом с мольбой взглянул на мужа:
- Тогда... могу я попросить тебя?
- О чём? - Марк сглотнул, ощутив новый всплеск боли. Обречённой боли.
- Поцелуй меня. Как тогда, во время нашей "свадьбы"... в последний раз. Один последний поцелуй... и я больше не стану тебе докучать. Даже номер твой из телефона сотру.
- Последний? - Марк почувствовал, как внутри всё сжалось. Это уже было его... собственное...
- Последний.
- Хорошо.
Лок прислонил к стене чемодан, опустил на асфальт сумку, Марк сдвинул свою за спину, бережно и неторопливо взял его лицо в свои большие ладони, сдвинул очки на лоб и склонился. Лок обвил его шею руками, привстал на цыпочки. По его щеке скатилась слеза, когда их губы слились в глубоком поцелуе - мягком, нежном, неторопливом. Вновь остановилось время, исчезло вокруг всё - люди, здания, проносящиеся мимо машины. Они остались в зияющей пустоте только вдвоём...
- Вот и всё. - выдохнул Марк, отстраняясь и нехотя отпуская. Сердце отчаянно колотилось, так и норовя выскочить из груди. - Увидимся... на работе?
- Прощай, - чуть слышно прошептал Лок, опуская очки на нос, трясущимися руками подобрал свою сумку, взялся за ручку чемодана и, хромая сильнее обычного, побрёл к железнодорожному вокзалу. Смотреть ему в след было невыносимо больно, до смерти хотелось догнать, сказать, что пошутил, стиснуть в своих объятиях... но Марк этого не сделал. Он сделал свой выбор. Окончательный и бесповоротный.
И внутри вдруг опустело. Как будто что-то лопнуло.
Через три часа Брэзел сел в автобус до Кавари, достал свой мобильник, залез в список контактов, долго смотрел на номер Лока и решительно стёр из памяти гаджета. Жаль, что так же легко нельзя стереть фрагменты из человеческой памяти... особенно при такой прочной связи с тем, кто совершенно не поддаётся воздействию менталистов... но так будет лучше всего.
Локу будет лучше без него.


Лок ввалился домой полностью обессиленный. Он бросил сумку и чемодан в прихожей, не разуваясь, прошёл в свою комнату и повалился на кровать, даже не потрудившись включить свет.
Жить не хотелось.
Всё кончено.
Даже если Марк и не назвал истинную причину своего решения, он был предельно серьёзен - Лок это чувствовал. Марк действительно намерен расстаться с ним окончательно и бесповоротно. И хотя он предложил остаться друзьями, Лок совершенно откровенно ответил, что ему этого будет мало. Мгновения счастья, пережитые на Бреане, были слишком ярки и свежи в памяти, чтобы променять их на пресную в сравнении с ними дружбу. Особенно после бурной ночи на борту "Стерегущего".
Конечно, они по-прежнему будут встречаться на службе. Возможно, даже работать по общим делам. Лок так и будет сидеть напротив Марка в кабинете, они будут регулярно сталкиваться на вахте, в кафешке Ральфа за обедом, разминаться в дверях вестибюля или в гараже. Возможно, кому-то этого и было бы достаточно, но Лок, изголодавшийся и хлебнувший тепла и любви полной мерой, не мог уже удовлетвориться одним глотком. Он жаждал снова припасть к источнику, вокруг которого теперь была возведена крепкая стена. После разговора в арендованном доме в Огненных Ключах оставалась ещё робкая надежда, что Марк со временем одумается и вернётся к нему. После такого потрясения ему нужно было время, чтобы всё обдумать... И данного слова это не отменяло. Но всё же боги распорядились иначе, и они вновь оказались в одной постели очень быстро. Когда связь окончательно замкнулась, Лок, чувствуя их полное единение, уже не хотел думать, что может быть иначе. Видя и чувствуя, как тяжело Марк переживает свой пьяный срыв, он намеренно отстранился, дав мужу время успокоиться и вернуться, ведь теперь они неразрывно связаны. Ни о каком расставании уже и речи быть не может!.. Он так был уверен, что теперь всё будет хорошо, что ни разу не задействовал "эффект близнецов", чтобы проверить свои догадки! Надежда, почти истаявшая, вспыхнула с новой силой. Однако теперь от этой надежды и тени не осталось. "Меня обманывать не надо - я сам обманываться рад..." Лок слишком хорошо знал своего мужа... и он чувствовал постепенно нарастающую внутри боль. Как после ссоры на борту. Как будто он начинает гореть.
Это началось в тот самый миг, когда он сказал "прощай", понимая, что всё действительно кончено. Надежда угасла окончательно, и яростный огонь вспыхнул в сердце. Сначала он был тихим и трепещущим, но с каждым метром, разделяющим его и Марка, словно усиливался и расползался по всему телу. Уже в поезде Лок понял, что это то самое, о чём его не раз предупреждали и Вестник, и близнецы и Карлос. С того мига, как связь замкнулась - а ведь в тот миг они оба были на пике своей взаимной страсти! - они должны были остаться вместе, жить вместе, подпитывая друг друга силой своей любви, но разговор у космовокзала что-то надорвал, и теперь нереализованная связь начнёт их сжигать, пока не перегорит полностью. Затем придут безразличие и смерть. Связь будет перегорать то медленно, то рывками. Нить за нитью. Нитей, связавших их, было много - ровно столько, сколько было сказано и услышано слов, испытано прикосновений, пережито сладостных мгновений во время просто умиротворяющей близости. Как в "Малиновом жаре", в гостиничном номере в Далиле или во время болезни, когда Лок льнул к мужу... или во время умопомрачительного страстного соития - сначала на Бреане, а потом на лайнере. Лок начал "гореть" первым, поскольку заключил сделку, уберегая своего любимого от гибели в случае, если Марк всё же разорвёт их связь. Откажется от него. Его решение принять на себя все последствия, предназначенные для главного виновника, обернулось другой стороной. Значит, до Нового Года может и не дожить... при его-то страхах.
В дверь позвонили, но Лок даже не шевельнулся. Он чувствовал себя совершенно опустошённым, как после очередного срыва. Какой смысл сейчас вставать, куда-то бежать, что-то делать? Он продолжал лежать на кровати в полумраке сгущающихся сумерек и бессмысленно пялиться на завитки лавении, раскинувшейся во весь потолок. Его питомица уже отцвела, и на плетях этой красивой ползучки проклюнулись мелкие красные ягодки, из которых опытные хозяйки готовили изумительный напиток, который, по поверью, был способен приворожить человека. Лок ничего из этих ягодок варить не собирался, зная, что в них даже простенького афродизиака нет. Просто красивое капризное растение...
В дверь звонили всё настойчивее. Потом в замке заскрипел ключ, и по шагам Лок узнал Карлоса.
- Лок, ты уже дома? - окликнул бывшего воспитанника Бессмертный, заглянул в комнату. - Ты чего в потёмках сидишь? - Включил свет и замер на пороге. От него пахнуло ужасом. Заметил. - Что случилось? О, боги, откуда у тебя синяки?
- Это уже неважно.
- Как это "неважно"? - Карлос торопливо приблизился, пригляделся внимательнее... - Боги, ещё и засосы на шее... Да как тебя угораздило? Кто посмел?..
- Всё кончено, - проскрипел Лок, не глядя на Карлоса.
- Марк? - Карлос тяжело опустился на край кровати. Он всё же узнал следы ауры бреанца на своём воспитаннике. И увидел, как внутри мутанта бьётся яростное пламя.
- Да... и это было... невероятно... Мне ни с кем ещё не было так хорошо...
- Тогда что случилось? Почему ты в таком состоянии? Ты же "горишь"!
- Марк сказал, что не может быть со мной. Что он воин, и потому по статусу не положено. Что намерен жениться и завести детей.
- Но он хотя бы говорил, что любит тебя? - Карлос не верил тому, что видит и чувствует. Даже после похорон Байли Лок не был настолько убит случившимся! Да, он горевал, но знал, что такое возможно - полицейская служба опасна не меньше, чем в СС. А тут... - Ведь ваша связь полностью замкнута... и прочно замкнута. Я это вижу.
- Говорил... и он действительно любит... так же, как и я его. И всё-таки он отказался быть со мной. Потому что я мужчина. Потому что это противоестественно.
- И что ты?
- Я... попрощался с ним.
- Ты... ЧТО??? - ахнул Карлос. - Ты что, просто сдался???
- Он принял решение. А я принял его. Мы больше не вместе... и никогда не сможем быть вместе. Всё кончено.
- Ничего ещё не кончено! - возмутился директор "Радуги". - Я с ним поговорю и заставлю одуматься! И Чердынцевых на него натравлю! И Виктора!..
- Не стоит. - Лок привстал и кое-как сел. - Пусть будет, как будет.
- Но он же тем самым практически убил тебя! Насколько тебя хватит при таком раскладе?
- На сколько хватит. - Лок ссутулился, снял очки и уткнулся в колени, обхватив их руками.
- Как же ты жить теперь будешь? - в отчаянии встряхнул парня за плечи Бессмертный.
- Скрипя зубами. Заниматься обычными делами. Работать. До самого конца. Надо же как-то скоротать оставшееся время.
- Нет, так дело не пойдёт! Где он там живёт? Дай-ка мне его номер.
- Я его стёр. Как и обещал. - Лок спустил ноги с постели и начал расшнуровывать кроссовки.
- И на память не запомнил?
- Нет. - Лок вяло разулся и снова лёг, отвернувшись к стене.
- Я не узнаю тебя... Ты же все важные для тебя номера на зубок знаешь!
- Не было необходимости. Хватало и того, что он есть в списке контактов. Я был уверен, что мы будем вместе, и выучил бы номер сразу, как только... А теперь смысла нет.
- Да что с тобой?!! Ты сам на себя не похож!!! С каких пор ты сдаёшься???
- Не всё в этой жизни можно изменить, Карлос. Мне это ещё Дориан говорил. - Бледное лицо Лока, похожее на восковую маску, дрогнуло. По щеке скатилась слеза. - Чудо, что я успел с ним проститься... и отпустить...
- Дориан? Ваш старшина? Ты где его нашёл? - потрясённо ахнул Карлос.
- На Бреане, в Далиле. Он умер. Где остальные, он не знает.
- А твоя мама?
- Она тоже умерла. Я это знаю.
- Откуда?
- Когда я болел и валялся в бреду, она приходила ко мне, как папа и Йон Брэзел. Она попрощаться приходила.
- Ты болел? А ну, давай-ка рассказывай, что у вас там случилось. - Карлос решительно встал и, вцепившись в его руку, потянул на себя. - Так, живо вставай, переодевайся и шуруй на кухню! Нечего валяться! Я буду чай заваривать, а ты - рассказывать.
Когда чай был заварен, щедро сдобрен валерьянкой и выпит, закончился и печальный рассказ Лока. Карлос слушал поникшего парня с выражением почти физической боли на загорелом дочерна лице.
- Вот как... Ох, и дурень твой Марк!.. Что ж ты ничего не сказал ему про слова деда?
- Марк должен принимать решения сам. - Лок сидел за столом, сгорбившись и вцепившись в свою кружку. - Ни на кого не оглядываясь. Именно это Йон сказал. И Марк всё для себя решил.
Карлос сокрушённо покачал головой.
- Ты тоже дурень, сынок. Ты знаешь это?
- Знаю. Однако дело сделано.
- Вот сколько живу на свете и каждый раз вижу, как влюблённые, вроде вас двоих, раз за разом совершают одни и те же ошибки. Это уже даже не смешно - плакать хочется.
- Поплачь, если хочется, - пожал узкими плечами Лок. - Я это уже сделал.
- Оно и видно - хандришь. - Карлос ласково погладил бывшего воспитанника по голове. - Ну, ничего, завтра встряхнёшься. Пока вы на Бреане отношения выясняли, тут дел накопилось и тебе не до хандры будет. Авось отойдёшь, возьмёшься за ум, а там и муж твой одумается... Кстати, ты куклу свою забирать будешь?
- Конечно. Может, на какое-то время подзадержусь.
- Вот и подзадержись. Ничего ещё не кончено, это я тебе говорю.
- Посмотрим.


Марк сидел на диване и тупо пялился в телевизор, но не понимал, что видит. Его мысли были заняты совсем другим, а в груди зияла пустота.
Несмотря на принятое решение и свою уверенность в нём, парень так и не успокоился. Напротив, он то и дело хватался за телефон, но натыкался на пустое место, где был заветный номер, и внутри поднималось самое настоящее отчаяние. Стоило ему заметить за окном автобуса попутный железнодорожный состав, как Марк тут же начинал в него всматриваться в безнадёжной попытке разглядеть в окне вагона знакомую смоляную голову. Он, забывшись, стягивал с запястья забытую Локом резинку для волос и прижимал к губам, затем спохватывался и надевал обратно. Лок мерещился ему повсюду, из-за чего Марк всё-таки выскочил из автобуса, потребовав у водителя остановиться у какой-то просёлочной развилки, только потому, что на крошечной остановке мелькнула фигура с клетчатым чемоданом на колёсиках. Марк выбежал из салона, придерживая сумку, и стремглав помчался назад, совершенно не задумываясь над тем, как Лок мог здесь оказаться. Разумеется, это был не он, а местная жительница, которая на попутках добиралась до родной деревни. Разочарование было столь же сильным, как и удивление женщины, когда она обернулась на шум догоняющих её шагов.
В результате до дома Брэзел добрался глубокой ночью, сменив четыре "собаки", но сон не шёл, хотя он ужасно устал. Чтобы убить время, Марк включил телевизор, щёлкнул на первый попавшийся канал, но смотрел не столько на экран, сколько на свой телефон. Он всё надеялся, что Лок всё-таки не стёр его номер, хотя бы запомнил - у него же такая хорошая память - и обязательно позвонит... Мгновения отбивали минуты, часы, а звонка всё не было.
- Зря надеешься, - сочувственно прозвучал голос Вестника. - Он сдержал обещание и стёр твой номер... Кстати, я твою куклу принёс. Может, она поможет тебе расслабиться до работы? Хотя бы поспишь немного.
Рядом с Марком на диване появилась Лика, но при взгляде на неё легче, как обычно, не стало. Наоборот, бреанец как никогда остро осознал, что это просто робот. Кукла. После того, как в его руках, сгорая от страсти и тая от наслаждения, дважды побывал Лок, прикасаться к бионической кукле было... противно. Подделка. Дорогая, совершенная на сегодняшний день, но всего лишь игрушка. Суррогат. Подделка, которой никогда не сравниться с оригиналом. Марк, едва понимая, почему это делает, подбирая одежду для своей куклы, достал не платье, а джинсы и футболку - точь в точь такие же, какие носит их аналитик. Укоротил волосы до той же длины, что была у Лока в первый день в управлении, выстриг чёлку и стянул в хвост на затылке. Даже уши проколол и вдел серьги-колечки... Кукла стала практически копией Лока, но оставалась неживой при всём своём совершенстве - у Лока не было настолько откровенно стеклянных глаз даже во время болезни, когда их заволакивала мутная пелена или появлялся горячечный блеск.
- Что, уже не торкает? - понял Вестник, возникая на шкафу. Всё в той же маечке и шортиках. - А почему? Ты же столько с ней возился и с таким удовольствием... Что изменилось?
- А то ты не знаешь, - огрызнулся Марк.
- Я-то знаю. А ты сам знаешь? Дурак ты... - Вестник только головой покачал. - Марк, ещё не поздно всё исправить. Садись на свой мотик и дуй на Музейную. Лок уже давно дома, сидит и хандрит. Карлос, конечно, его пытается как-то расшевелить, приободрить, чаем с валерьянкой отпаивает, но это плохо помогает. Даже странно, что обошлось без истерики... но это ещё хуже.
- Н-нет. Мы... попрощались. Я принял решение, - с трудом выдавил из себя бреанец, отворачиваясь от куклы. Он не мог на неё смотреть - в груди начинало немилосердно жечь.
- Ничего ты ещё не решил, иначе не страдал бы сейчас, - жёстко заявил Галактион, - не обманывай себя. Дуй на Музейную, выгоняй Карлоса, хватай своего очкарика в охапку, расцеловывай, вали в койку и оставайся насовсем. Только так вам обоим станет легче.
- Я... принял решение.
- Вот бар-ран упёртый!!! - не выдержал Галактион. - Ты что, до сих пор не понял ничего??? Это не пройдёт!!! Никогда!!! Это на всю жизнь!!! Долгую или короткую, но на всю! И Лок это знает. Дуй на Музейную! Или завтра близнецы из тебя всю душу вытрясут!
- Пусть вытряхивают. Я не поеду.
- И что ты собираешься делать дальше? - сердито поинтересовался божок. - Лезть на передовую под пули, чтобы всё получилось само собой и Лок мог спокойно жить дальше без последствий?
- В каком смысле? - не понял "чекист".
- Единственный способ наверняка обойтись без последствий при разрыве такой прочной связи, как у вас - погибнуть естественным путём. От ран или болезни. Поскольку это происходит согласно естественному ходу истории, то второй не пострадает, - объяснил Вестник. - От болезни Лок не умер. Ты тоже ничего с собой не сделал... к счастью, а то нашему умнику это наверняка аукнулось бы. Если ты соберёшься использовать это условие, то до ближайшего масштабного рейда ещё... - И Вестник осёкся.
Марк заинтересованно вскинул голову.
- Масштабный рейд? Настоящий?
Божок досадливо поморщился.
- Ты уж не говори никому, это я проболтался... Это из ближайшего будущего, а людям своё будущее знать вредно. Самим просчитывать ещё можно, это в их силах, а вот узнавать свыше - если только боги пару подсказок кинут. Во сне или просто случайно на глаза подбросят... А я фактически выболтал. - И божок снова сердито сдвинул изломанные бровки. - А всё из-за твоего ослиного упрямства! И вообще, чего я тут разоряюсь?! Сам скоро поймёшь, что сделал самую огромную дурость в своей жизни! Посмотрим, на сколько хватит твоего упрямства. - Эльф ткнул в него тонким трясущимся пальцем. - Но ты учти, что я теперь с тобой тоже в контрах! Ни себя ни его не жалеешь!..
Ворча и ругаясь, Вестник растаял в воздухе, оставив Марка наедине с куклой. "Чекист" снова достал сигареты, чиркнул зажигалкой... и замер, глядя на крохотный язычок пламени. Вспомнилась жарко натопленная печка в гостиничном номере "Щита и меча", они с Локом сидят перед ней и смотрят, как в топке пляшет огонь и постреливают угольки. Тепло, уютно, на очках, чёлке и в глазах Лока мерцают рыжие отсветы. Весь такой родной, тёплый, близкий. Как хотелось тогда привлечь его к себе, уложить эту лохматую голову к себе на колени и поглаживать узкие плечи... чтобы весь расслабился и блаженно жмурился... Тихие минуты счастья. Настоящего, за которое не жалко отдать всё. От одного только воспоминания внутри вспыхнула жгучая боль...
Марк снова взглянул на свою куклу, провёл по её волосам, сравнивая с волосами мужа... Ничего общего, кроме цвета. У куклы волосы мягкие и шелковистые, как у красоток из рекламы. У Лока они по-жёстче, но чувствовать их под рукой, пропускать пальцы сквозь пряди, отбрасывать с глаз непокорную чёлку было гораздо приятнее. Потому что это были ЕГО волосы. ЕГО часть. Такая же, как мягкие трепетные губы, отвечающие на поцелуй, родинка-полумесяц под правым ухом, дивные выразительные дымчато-серые глаза... Как гибкое стройное тело... И всё это - ОН. Тот, который безраздельно принадлежал ему все эти луны, но реально Марк это ощутил только недавно. А теперь даже прикоснуться нельзя. Потому что решение принято.
Марк пересадил куклу в кресло, даже не активируя, выключил телевизор, погасил верхний свет, лёг на диван и кое-как забылся в тревожном сне, едва не забыв выставить будильник на семь утра. Чёрт с ней, с тренировкой.


Наката сильно загорел за прошедшие дни и слегка похудел. Ян тоже будто чуть-чуть усох. Близнецы ещё не приехали. Марк замер на пороге, оглядывая родной "красный" кабинет, и тут же уставился на стол аналитика. Стол был пуст. В груди всё сжалось...
- Лок ещё не приехал, - заметив, куда смотрит бреанец, сказал Наката. - Он мне под утро сообщение скинул, что задержится. Как слетали? Сняли с тебя ведьмину кодировку?
- Сняли, - сухо кивнул Марк, проходя и садясь за свой стол.
- А чего тогда такой мрачный? Не выспался?
Марк только хмыкнул в ответ. Поспать так и не удалось. Он то и дело вскакивал, почему-то пугаясь тишины и смутного ощущения, будто чего-то не хватает. Точнее, кого-то рядом. А под утро, заметив в кресле свою куклу, принял её за любимого, невесть как пришедшего к нему, забыл про своё решение, метнулся к ней, крепко стиснул в своих объятиях, начал целовать и только через минуту опомнился, случайно нажав точку активации. Разочарование, а потом и вспыхнувшая злость на самого себя так и не дали заснуть снова, и до самого сигнала будильника Брэзел лежал на спине, бессмысленно пялясь в потолок.
Появились близнецы, и Олег, который ни капли не изменился за прошедшие недели, тут же насел с требованием рассказать про командировку. Марк, достав сигареты и свою жестянку под окурки, рассказывал сухо, излагая только факты и опуская отдельные моменты. Он видел, что братья чуют его недоговорки, но пока молчат и при этом как-то странно на него смотрят. Уже что-то заметили? Значит, допрос устроят позже.
- Так вы предотвратили войну?! - восхищённо ахнул Наката, когда рассказ закончился. - Класс!!! Да вы герои, парни!!!
- Мы всего лишь сделали свою работу, - мотнул головой Марк, встал и прошёл к холодильнику. Внутри нашлась бутылка с квасом, и бреанец начал жадно пить. От рассказа и воспоминаний, оставшихся невысказанными, в глотке пересохло. - Ничего особенного. Помогли людям. Это же наш профессиональный долг.
- Осталось умника нашего потрясти на момент подробностей, - в предвкушении потёр руки хакер. - Ты что-то больно коротко рассказывал...
- Нормально я рассказывал. Хвастаться нечем.
- Ну да, конечно. А Лок тогда сильно заболел? А ранен серьёзно?
- Ещё прихрамывает, плечо иногда беспокоит, а так всё в норме. Скоро будет в полном порядке.
Ярослав с братом смотрели на Марка так пристально, что тому стало не по себе. Точно что-то заметили. Вот ведь повезло с коллегами - глазастые до безобразия!
Лок объявился ближе к полудню. Взмокший от жары, с грудой папок в руках... всё, как всегда... даже синяки и засосы исчезли. К Анжело что ли забегал? Но Марк заметил, что его "супруг" снова хромает сильнее, чем должен бы. И невозмутим, как выставочный манекен. Слишком знакомо было это выражение лица... и всё-таки что-то было не так. Вспомнились слова Вестника, что отсутствие истерики хуже, чем полноценный срыв. Почему? От одного только вида мужа внутри всё всколыхнулось, и Марк едва удержался от того, чтобы броситься навстречу и подхватить его ношу, оттягивающую руки.
И это заметили все.
- Марк, ты чего? - удивился Ян. - Разве не поможешь?
- Не надо. Я сам, - спокойно... излишне спокойно произнёс Лок, доковылял до стола и положил на него свои папки, смахивая пот со лба.
Наката долго недоумённо разглядывал бывших напарников, переводя взгляд с одного на другого, и наконец выдал:
- Ребята... вы что, поссорились?
- Нет, - коротко бросил Лок, запуская системный блок в работу, сел в кресло и начал разбирать принесённые с собой папки.
- А чего тогда? Марк ведь обычно вокруг тебя круги нарезает, помогает, а тут... Что стряслось?
- Ничего не стряслось. - Лок остановился на тёмно-синей папке, открыл и начал изучать вложенные документы, поминутно откидывая кончиком карандаша непокорную чёлку с очков.
- Нормальное "ничего"!!! - возмутился юноша. - Даже не поздоровались!!!
- Может, тайм-аут взяли? - с кривой улыбкой предположил Олег, хотя по едва заметно дрожащему голосу было слышно, что одноглазому балагуру хочется разразиться бранью. Он даже не грыз свои зубочистки, а нервно ломал их. - Сколько они вместе-то были? Надоели друг другу до отрыжки вот и взяли перерыв, чтобы освежить... дружбу.
- Вроде того, - рассеянно отозвался аналитик, достал из ящика своего стола пачку разноцветных стикеров и начал что-то царапать на самом верхнем, после чего оторвал его и прилепил на стену.
Ян и Наката скептически переглянулись, но промолчали. А вот у близнецов, похоже, терпение лопнуло. Братья дружно поднялись со своих мест, подхватили бреанца под руки и решительно поволокли прочь из кабинета. Марк не сопротивлялся, не возмущался. Он уже знал, что так будет, и покорно принимал неизбежное. Только заметил, как Лок чуть-чуть приподнял голову, и как блеснули его глаза сквозь опущенные ресницы.
Чердынцевы потащили его не в курилку, а в "дежурку". Олег запер дверь и выставил "щит" от прослушки, Ярослав толкнул приятеля на диван и навис над ним, как роковая скала, уже не скрывая эмоций.
- Ты что с ним сделал? - прорычал шаман.
- Ничего.
- Ничего? Да на нём же лица нет!!! Что у вас случилось??? Переспали???
- Да. Два раза. Один раз в гостинице, второй - на лайнере.
- И что???
- Мы расстались.
Олег длинно и грязно выматерился.
- ...!!! Что значит "расстались"??? Вы хоть поговорили по-людски???
- Да. После разборок с силианцами и у выхода с космовокзала.
- И что? Он признался тебе в любви?
- Да.
- А ты что?
- Я... тоже.
- Так в чём проблема???
- Я... не могу.
- Что, противно спать с мужиком???
- Нет, с ним... не противно. - Марк сглотнул, вспомнив, как умопомрачительно хорошо ему было. Особенно на лайнере. - Это противоестественно. Так не должно быть.
Олег снова выругался. Марк поднял глаза и заметил, что единственный уцелевший глаз младшего Чердынцева полыхнул яростным огнём. Самым настоящим.
- Олег, подожди, - придержал брата Ярослав, выпрямляясь. Он смотрел на Брэзела неподкупным прокурорским взглядом. - Значит, всё дело только в том, что Лок парень?
- Да.
- А то, что вас соединили твои же боги, ни о чём не говорит? Ты об этом не думал?
- Думал.
- Так в чём проблема?
- Во мне. Я просто человек. Я иначе воспитан.
- Да в ж...у твоё воспитание!!! - снова не выдержал Олег. - Тебе же прямым текстом было сказано - вы предназначены друг для друга!!! Вам даже свадьбу устроили!!! Неужели тебе этого недостаточно???
- Я просто человек. И я иначе воспитан. Я не могу так, - упрямо повторил Марк.
- А своего мужа мучить можешь??? А сам мучиться можешь??? Мы же, б...ь, не слепые, всё видим!!! Ты хоть соображаешь, что ты натворил, отвергнув его???
- Разорвал нашу связь?
- Нет, хвала небу!!! Связь цела и теперь будет изводить вас обоих!!! А ты не подумал, каковы будут последствия?..
- Он и не мог знать, - покачал головой Ярослав, опускаясь в кресло. - В книгах и руководствах для шаманов об этом редко пишут, поскольку подобные вещи должны решаться самостоятельно, без подсказок со стороны.
- Ты о чём? - насторожился Марк, почуяв неладное. Как-то Ярослав странно это произнёс...
- После того, как вы признались себе и друг другу в своих чувствах и переспали - целых два раза и совершенно добровольно - ваша связь окончательно замкнулась. От остатков чар Дорианы тебя очистила ваша крепнущая взаимная любовь. Теперь, если вашу связь не реализовывать в полной мере, она начнёт сжигать вас обоих. Даже если кто-то из вас даст слабину, а потом снова пойдёт на попятную, то это только всё усугубит. И тут вопрос стоит только один - насколько вас обоих хватит.
- Что... это значит? - В груди бреанца всё оборвалось.
- Смерть. Вы попросту "сгорите".
- В... каком смысле?.. - Марк похолодел, вспомнив книгу об эфире и слова Эноя о возможных последствиях для соединённых связью людей.
- Как я уже сказал, ваша связь замкнулась. Это произошло в тот момент, когда вы во время секса полностью осознавали свои чувства друг к другу, выражая их по полной программе. - Марк вспомнил "Стерегущий" и свою бешеную пьяную страсть в каюте. - До того связь формировалась из тысяч тончайших энергетических нитей, которые протягивались между вами с каждым произнесённым и услышанным словом, с каждым прикосновением, в моменты душевной и сексуальной близости. Осознание и приятие происходящего скрепляло вас в единое целое, создавая постоянную систему энергообмена. После решающей близости связь замкнулась окончательно, завершив эту систему. Теперь, если эту систему не реализовывать, то она будет ломаться, высвобождая силу, которая начнёт разрушать вас изнутри. Мы, шаманы, называем это "горением", поскольку это похоже на то, как человек сгорает в настоящем пламени. Со временем этот огонь разрушит связь души с физическим телом, и вы оба умрёте. У обычных людей до такой фатальности доходит сравнительно редко, а вот у избранных, отмеченных и благословлённых богами, это типичный финал при разрыве. Ты и Лок были не просто отмечены ещё до своего рождения и связаны брачными узами в этой жизни. Кроме этого есть ещё что-то, что и без того усугубляет ваше положение. Из-за этого связь между вами формировалась необычно быстро и стала очень прочной. И теперь, когда она замкнута, вы будете получать откат по полной программе.
- И... чтобы не "сгореть"... - Марк словно сорвался в пропасть... дна которой почему-то не видно.
- Вы должны быть вместе. Тесно общаться друг с другом. Заботиться друг о друге. Спать друг с другом. Всё, как положено "супругам". Вкладывая во всё это свою любовь. Только так. Законы энергообмена никто не отменял. В своих отношениях вы должны реализовывать эту силу, выплёскивать её излишки во время повседневных споров или случайных ссор, в моменты оргазма... Беречь тем самым друг друга. Причём "сгорание" - это только начало процесса. Как только связь перегорит почти полностью, вы начнёте "угасать", как угли. А это окончательная смерть уже на физическом уровне. Постепенно придёт безразличие. А когда душа и разум уже не хотят цепляться за жизнь, умирает физическое тело. При настолько тесной и прочной связи, как у вас, это неизбежно. - Ярослав воззрился на поникшего бреанца. - И то, что Лок ведёт себя так, как ты видел, говорит о том, что он не просто принял случившееся. Он смирился с неизбежностью. Один раз мы его уже видели таким - когда он впервые серьёзно влюбился, но эта мартышка бросила его через три луны.
- Одна... из трёх?
- Именно. Первая. Он тебе не рассказывал?
- Нет...
- Это было, когда нашему братишке стукнуло четырнадцать, - мрачно начал рассказывать Олег. - Он уже учился на втором курсе, когда к ним по обмену приехала учиться эта мерзавка Мальвина. Она была на три года старше, хорошо училась, была ничего так... Лок влюбился с первого взгляда. Сперва она не воспринимала его всерьёз - какой-то мальчишка пытается ухаживать, оказывает знаки внимания. Потом начала отвечать благосклонностью. Лок уже стал в школе очень популярен, так что ей льстило, что он за ней бегает, как собачонка. Мы, конечно, говорили ему, что не стоит терять голову. Что ничего хорошего из этого не выйдет, но Лок только отмахивался. Он так крепко влюбился, что отрицал очевидное. Отказывался верить, что может быть иначе. Он же мутант, а у них головы немного иначе устроены... Обычные-то люди часто неспособны критично воспринимать своих возлюбленных, а уж что говорить про мутантов? - Марк вздрогнул. Лок как-то упомянул об этом... - Короче, уже через луну она затащила его в койку. Лок как на крыльях порхал - счастливый был, буквально светился!.. А потом вдруг пропал. Вроде бы новогодние выходные, ничего страшного, но мы всё же обеспокоились. Мы сразу Байли позвонили, а он сам по городу метался, как подраненный. Карлос тоже всех своих на уши поставил. Неделю Лок шлялся невесть где, а потом просто пришёл в школу. Таким же, как сегодня. Кое-как мы из него вытрясли подробности... Оказалось, что эта мартышка перестала отвечать на звонки, Лок сорвался её искать и нашёл в каком-то клубе в весьма красноречивой позиции. Короче, можешь себе представить, чего она нашему мутанту наговорила? - Марк оцепенел. - Дескать, и сопляк, и хиляк, и зануда... Полный букет. Братишка наш как-то сразу прозрел. Мы боялись, что он там ещё и сорвался вдогонку, но ничего не случилось. Он просто развернулся и ушёл, а эта компашка смеялась ему в спину. - Марк вспомнил удаляющуюся спину, тяжёлую хромоту... и чувство дикой боли в груди. - Всё это время он жил за городом, в лесу. Переживал. Потом смирился со случившимся и вернулся. Неделю ещё ходил как в воду опущенный, но мы с Байли кое-как его расшевелили. Больше так не нарывался - поумнел.
Марк мысленно взвыл. Боги, что же он наделал??? Понятно, почему Лок ничего не сказал про свой первый по-настоящему неудачный опыт в любви - боялся повторения. И он ему второй такой же удар сам и обеспечил. Только теперь всё гораздо хуже.
- Так что ты собираешься теперь делать? - Ярослав сурово смотрел на коллегу. - Что для тебя важнее - жизнь Лока или твои дурацкие принципы? Я вижу, что ты уже подумывал о самоубийстве, как и требует кодекс, но ты отказался от этого. Своей жизнью ты дорожить не собираешься, так подумай хотя бы о нём! Лок уже "горит"! Он мучается больше, чем ты, поскольку он мутант и обладает слабыми зачатками Дара, а таким всегда больше достаётся!
- И что ты предлагаешь? - глухо поинтересовался Марк.
- Забудь про свои принципы. Иди к нему, пока ещё не поздно. Скажи, что передумал. Что любишь. И... чёрт с ним с распорядком! Можете даже наплевать на работу и сбежать куда-нибудь, чтобы побыть вместе и делать всё, что захочется! Хоть домой, хоть за город, хоть в Травяные Гроты в Центральном парке... Мы прикроем. Пойми ты, дурья голова, Лок уже потерял всякую надежду! Он намерен просто работать, чтобы скоротать оставшееся ему время с пользой для нашего дела. Он уже знает, чем это всё может закончиться. И он смирился с этим. Но мы не хотим смиряться. Он наш брат, и мы любим его. Мы не хотим его терять. Иди к нему.
- Нет.
Марк тяжело поднялся с дивана, подошёл к двери, отодвинул задвижку, потянул на себя... дёрнул.
- Может, ещё подумаешь? - процедил Олег.
- Я уже подумал. Открой дверь.
- Ты идиот. И ты об этом ещё не раз пожалеешь.
На этот раз дверь открылась свободно. Марк торопливо скрылся в туалете, привалился к раковине, включил холодную воду и плеснул на себя, пытаясь успокоиться. То, что рассказали близнецы, было просто чудовищно... но решение принято. Как там Лок сказал в зале ожидания космопорта на Бреане?
"У тебя был выбор. Ты его сделал. У меня тоже был выбор. Я его сделал. Теперь пошли последствия, вот и не жалуйся. Я же не жалуюсь."
Да, он не жаловался. Он принял его решение. Хотя ожидал совсем другого, когда увидел, что Марк ждёт на выходе. Вероятно, надежда ожила после того, как они переспали на борту "Стерегущего". Ведь им было так хорошо вместе... Как Лок ластился к нему, улыбался, целовал, уходя... Своей пьяной страстью Марк невольно дал ему надежду, а потом убил. Просто убил его самого. И себя заодно.
Нет, цепляться за собственную жизнь Марк не собирался. Если бы не обещание, данное ЕМУ, и клятва, данная умирающему Дориану, он бы уже свёл счёты с жизнью ещё в Огненных Ключах. Теперь всё случилось само собой. Только вместо быстрой смерти впереди маячила долгая и мучительная. Избежать этого ещё можно - только руку протянуть, сказать три слова... Но как смотреть при этом в глаза любимому человеку, которому ты причинил ТАКУЮ боль? Которого сам отверг? Стыд останавливал Брэзела. Стыд и воспитание, привитые дедом. И ответственность за фамильную честь, которую он уже запятнал. Переступить через всё это он не мог. Да, то, что они два раза провели ночь вместе, не было просто порывом. Особенно в каюте "Стерегущего". И это было удивительно, восхитительно, завораживающе... Чувствовать не только дрожь, запах, вкус, тепло и ответные ласки, но и то, как сладко сжимается сердце того, кто выгибается от страсти в твоих руках. Как бьётся его сердце, которое чувствуешь как своё собственное. Как твой любимый практически сходит с ума от наслаждения... Если раньше все эти поэтические гиперболы казались Марку смешными и наивными, то, пережив их лично, он уже не смеялся. Ему было больно.
Тем не менее, решение принято. Ими обоими. И осталось только принять ответственность за последствия. Которые не заставят себя долго ждать.
В кабинет Марк возвращался с болью в груди. Лок, как ни в чём не бывало, работал - шелестел бумагами, цокал пальцами по клавиатуре, шевелил и кликал "мышью", сосредоточенно изучал что-то на экране монитора, пришлёпывал на стену новые бумажки с пометками, откидывал чёлку кончиком карандаша, поправлял сползающие очки, прихлёбывал свой неизменный за работой кофе... и Марк понял, что с ним не так. Пропал какой-то огонёк, азарт, с которым он всегда погружался в новое дело, а в глазах застыла обречённая усталость. И от этого становилось ещё хуже.


- Марк, ты отчёт сдал или всё ещё домучиваешь?
- Да сдал уже, отвали. Не веришь - сходи в архив.
Ярослав только губы поджал, но отстал.
Жара пока немного спала, сменившись неверным, то и дело накрапывающим дождиком. В ближайшее время ожидали шторм с моря. Лок то и дело проверял сводки Гидрометеоцентра для каких-то своих расчётов и сообщил коллегам о непогоде раньше, чем об этом официально объявили в СМИ.
- Слав, ты не сходишь к экспертам? - не поднимая головы, попросил аналитик. - Там сейчас изучают улики с места убийства на Радужной. Обещали вне очереди, а мне отходить сейчас нельзя... Не в службу, а дружбу.
- Сейчас схожу. А тебе зачем?
- Да эта история хорошо ложится в одну картинку. Проверить надо.
- Что, очередной маньяк нарисовался?
- Нет, это из другой оперы.
Ярослав ушёл к экспертам на третий этаж. Олег позёвывал, лениво расстреливая очередную монстрятину на мониторе - своё дело он сдал ещё вчера, а нового пока не досталось. Наката сосредоточенно что-то обсуждал с Саами через скайп, Ян уехал на очередной судебный процесс... Обычная рабочая обстановка.
В "красный" кабинет заглянул Эрик.
- Лок, ты обедать идёшь?
- Какой обед? У меня тут полный завал. - Аналитик даже не обернулся.
- Что, и с собой ничего не принёс? Посидели бы в "дежурке"...
- Бутерброды в холодильнике. Вот разгребусь чутка, тогда и пожую.
- Бу-тер-бро-ды? - удивился Эрик.
- Да. Мне готовить некогда. Обхожусь тем, что побыстрее.
- Даже дома работаешь? А чего такое? - Эрик вошёл и встал за его спиной.
- Да мне с главка кое-что подкинули. Разбираюсь. - Лок даже головы не поднял.
- Гла-а-авк, - преувеличенно уважительно подал голос Олег, не отрываясь от игры. - Оно, конечно, прельстительно, но неужели тебе так трудно послать их на хутор бабочек ловить? У них свой аналитический отдел есть. Нехрен нашего аналитика отвлекать!
- Трудно, особенно если это личная просьба Координатора и появилась возможность прижать "Зверей".
- КА-А-АК??? ЧТО ТЫ СКАЗАЛ??? СЕРЬЁЗНО???
Вокруг стола аналитика очень быстро сгрудились все. Накату Марк был вынужден усадить к себе на колено, чтобы инвалида не оттёрли в сторону. Из соседних кабинетов набежали коллеги, поднятые Эриком как по пожарной тревоге.
- Выкладывай! - нетерпеливо выдохнул Олег. - Неужели на них нашлась управа?
- Не на них, а на главаря. - Лок с досадой развернулся вместе с креслом. Судя по тому, что его руки начали подёргиваться по ходу разговора, он снова начал нервничать. - Ведь именно из-за того, что всплыла новая информация о нём, и была отменена та операция по захвату всей группировки. Наш Координатор не хотел отправлять наших лучших людей на верную смерть. Всё это время шла проверка поступивших сведений, анализ новой информации, и теперь готовится новая операция.
- Где???
- У нас, на Астродоре. Уже поступают запросы от соседей с просьбами прислать своих бойцов.
- И с Бреаны тоже? - скривился Ярослав. - Они же нам долго морды строили после того, как ты пристрелил Дориану!
- Морды строили те, кто был замешан в заговоре и уцелел во время чистки. Там и так с кадрами туго, так что убирать столько народу сразу было бессмысленно. Тамошний Координатор с трудом удерживает контроль над ситуацией, и сейчас идут разговоры о возможной смене.
- Это тебе тоже наш Координатор слил? - буркнул Марк, не глядя на бывшего напарника.
- Нет, от Керы письмо пришло на днях. Его стажировка подходит к концу, и он очень внимательно следит за ситуацией.
- Ладно, это их проблемы, - отмахнулся Рипли. - Когда планируют собирать отряды?
- Пока неизвестно, но место для тренировочного лагеря уже выбрано. Как только поступят последние результаты по анализу, можно будет записываться добровольцами. Я скажу сразу, как только узнаю.
- Класс!!! - восторженно сжал кулаки Эрик. - Я обязательно запишусь!
- И я тоже!
- И я!..
"Чекисты" начали расходиться, оживлённо обсуждая новость. Наката вернулся за свой стол и зашептал что-то в микрофон - лицо Саами на экране озадаченно вытянулось. Марк хмуро повернулся к мужу и, скрепя сердце, спросил:
- А ты... в добровольцы запишешься?
- Я уже в деле. - Лок даже не взглянул на него, возвращаясь к работе. - Меня сразу внесли в список как прикреплённого к штабу аналитика. Комбат тоже в списке - будет командовать одним из отрядов. Замом Иван останется.
- Ясно...
С возвращения домой прошло почти две луны. И всё это время они общались исключительно по делу. Лок демонстративно сторонился его, даже намеренно оставленную на столе кружку с кофе не брал, из-за чего кто-то из близнецов потом готовил его по-новой... хотя усталость в глазах росла с каждым днём. Стоило им столкнуться на лестнице или в коридоре, как Лок обходил его всеми мыслимыми и немыслимыми способами, выдерживая дистанцию на расстоянии вытянутой руки. Сам перетаскивал из архива и обратно кипы бумаг и папок, даже пока долечивал ногу и плечо. Избегал смотреть в глаза. Даже "случайно" прикоснуться к нему не удавалось - отстранялся за доли секунды. Марк злился, скрипел зубами, мысленно ругался, но продолжал бороться с собой.
Разумеется, резкое охлаждение между некогда закадычными друзьями не прошло незамеченным не только для их кабинета. Это заметили все. Первую неделю Марк только и делал, что отмахивался, отговаривался работой, отругивался, пока Эрик, пошутивший про развод и алименты, не получил по морде. После этого от бреанца резко отстали и насели на Лока, но проще было разговорить устрицу, чем нырнувшего с головой в работу мутанта. Лок или просто молчал, игнорируя всё, что ему говорили, или мастерски отфильтровывал шлак, если к нему одновременно пытались обращаться сразу двое, либо просто посылал по всем направлениям, включая непечатные, что случалось реже всего. Раз или два Марк видел, как с ним в "дежурке" о чём-то тихо говорили близнецы - Лок сидел на диване поникший и с безучастным видом - но, едва он приближался к двери, тут же замолкали. Ежу понятно, что речь шла именно об их отношениях. Один раз Марка вызвал к себе Комбат и решительно потребовал перестать валять дурака и помириться с парнем. Судя по тону, командир был в курсе их дел и совершенно не возражал, если один из его следователей будет напропалую трахаться с единственным аналитиком в управлении. Это даже удивило, но с принятого решения не сбило. Воин сказал - воин сделал! Тем более, что сам предмет обсуждения тоже не предпринимал никаких шагов для сближения.
Марк уже начал понимать, что имел в виду Ярослав, говоря про опасность "сгореть". Огонь внутри него нарастал. Он то неторопливо расползался по всему телу, то вдруг резко вспыхивал, опаляя каждый нерв и застилая мозг болью. Когда Марк сидел напротив Лока в кабинете, то каждый раз, когда думал о нём, вспоминал всё, что их связывало, внутри вспыхивал настоящий пожар. Голова в эти моменты отказывалась работать напрочь. Только отвлекшись от присутствия мужа удавалось делать хоть что-то. Дома было ещё хуже - не читалось, не спалось, не пялилось в телевизор... Так паршиво парню не было даже тогда, когда вокруг него слонялась Райская Птица! Кое-как помогал секс с куклой, но от осознания, что в его объятиях всего лишь механический манекен, было горько. Выспаться нормально удавалось нечасто - во сне бреанец снова и снова видел своего мутанта, его прощальный взгляд, слёзы, блестевшие в его глазах и просыпался с тем, что Олег мимоходом назвал зубной болью в сердце. Иногда сны становились другими - Марк искал своего мутанта в безликой серой толпе, казалось, находил, но найденный с таким трудом муж оказывался просто миражом, иллюзией, и таял в его руках. Каждый раз Марк просыпался в холодном поту, с рвущимся из груди сердцем и охваченной огнём головой, метался, приглушённо ругался. До смерти хотелось прекратить это. И ведь для этого нужно было всего лишь отступиться от принятого решения!.. Но он не смел отступаться, видя перед собой каждый день потухший взгляд. От мысли, что Лок страдает ещё сильнее, выносить этот ад становилось труднее. Казалось бы, чего проще - улучить подходящий момент, подойти, обнять, поцеловать, сказать, что был неправ, что любит... а ещё лучше - затащить в укромный уголок или в ту же "дежурку", запереть дверь, чтоб никто не вошёл, повалить на диван и отлюбить как следует и по полной программе! И этот ад закончится. И можно будет просто наслаждаться желанным счастьем и покоем рядом с любимым... Нет. Нельзя. Решение принято и обратной дороги нет. Если бы только Лок хоть знак какой подал, что готов принять его даже после всего этого! Марк бы плюнул на всё и сдался... Но аналитик молча работал, ездил по разным интересным местам один, в одиночестве же мотался из дома на службу и обратно и никогда ни о чём, если это не связано с работой, его не просил. Он ощутимо похудел и побледнел. По этому, по залёгшим вновь вокруг глаз теням и растущей усталости в глазах можно было понять, как тяжело ему приходится. Сколько раз Марк, не выдерживая сжигающей разлуки, слонялся рядом с его домом по вечерам, благоразумно оставляя "Мастодонт" на стоянке в паре кварталов, следил за его окнами, иногда видел своего умника на балконе с лейкой... Дьявол, даже "Мастодонт" ровным рокотом двигателя постоянно напоминал, кто раздобыл так необходимые запчасти!!! Пока Марк чинил своего скакуна, он подолгу зависал над подарком своего мутанта, сжимая в руках каждую деталь, отчего ремонт затянулся. И всё это время огонь сжигал его заживо. Сидя у Ральфа или просто в какой-нибудь забегаловке, он снова и снова вспоминал вкусные обеды, которые Лок для него готовил. Да за один только его блин с мясом Брэзел готов был отдать что угодно! Быть может, всё было таким вкусным потому, что было приготовлено с любовью... После поездки на Бреану о Локе напоминала каждая повседневная мелочь. И это не считая того факта, что их столы в управлении стояли встык друг к другу, и достаточно было только вытянуть ногу, чтобы задеть ногу соседа.
Однажды, когда выдался особенно жаркий день, Марк, которому было невыносимо видеть, как мается от зноя, но продолжает упрямо сидеть за столом Лок, отлучился на пятнадцать минут и, вернувшись, буквально силой всучил ему в руки стакан с мороженым, бросив "чтоб мозги через уши не вытекли". Лок машинально приподнял крышку и замер, уставившись на содержимое термостакана. Это было его любимое фисташковое мороженое с густой карамельной поливкой. Без малого двухсотграммовая порция. Через минуту Лок поднял глаза на соседа. Казалось, что он сейчас просто расплачется или демонстративно выбросит мороженое, как не принимал от него кофе... но Лок достал из ящика стола ложку, лежащую там ещё с их последнего совместного обеда в "дежурке", и начал есть. И в этот момент Марк испытал небывалое облегчение. Огонь, сжигающий его, отступил и не тревожил до самого вечера, пока жара на улице не спала и они не разошлись по домам. Это лишний раз подтверждало, что спасение от мук только одно - соединиться вновь. А на это не шёл ни один.
День шёл за днём. Ничего не менялось. Олег уже зверем смотрел, Ярослав то и дело осуждающе качал головой, Комбат придирался по мелочам, несколько раз в гости заглядывал Карлос с воспитательными беседами... И Марк вскоре понял, что за всё это время ни разу не видел, как Лок улыбается. Даже когда Олег хохмил вовсю и над его шутками покатывался весь кабинет, мутант никак не реагировал - ни единой искорки в глазах не мелькало, хотя обычно то усмехался, то заливисто смеялся вместе со всеми, откидываясь на спинку кресла или нагибаясь почти вплотную к столешнице и утыкаясь носом в свои бумаги. Марк обожал слушать его смех - чистый, по-мальчишечьи звонкий. Поняв это и вернувшись домой, Марк достал свою куклу, активировал, заставил улыбнуться... и со стоном выключил, сев на пол. Эта утрата была особенно тяжёлой.
- А когда примерно ожидается приказ о наборе добровольцев?
- В течении пары недель. Хочешь записаться?
- Как и все. Какие-то особенные требования будут?
- Пока не знаю, но семейных, вроде бы, брать не рекомендуется.
Семейных? А виртуально женатые на парнях считаются? И Марк твёрдо решил пробиться в список выбранных добровольцев. В конце концов, он обещал Дориану быть рядом с Локом... ведь парень и сам обязательно пойдёт в бой вместе со всеми. Он же числится в списке боевиков СС. Значит, надо собраться, взять себя в руки, налечь на тренировки, постараться выспаться и ждать.


Ярослав тихонько застыл на пороге, наблюдая, как Лок с хриплым стоном выгибается, сидя верхом на своей кукле. Так вот зачем он попросил поставить звукоизоляцию. Манекен был прислонен к спинке тахты, неторопливо оглаживал его спину, а сам мутант, держась за крепкую шею, привставал и опускался на напряжённых ногах. Он тяжело и прерывисто дышал, растрёпанный хвост прилип к спине... Рядом на полу валялось "ожерелье" в остатках смазки. До пика осталось совсем немного, и шаман бесшумно отошёл на кухню, чтобы заварить чаю. Возясь с чайником, он услышал страстный хриплый вскрик и грустно улыбнулся. Включил плиту и вернулся. Лок лежал на груди своего манекена и тяжело дышал, как загнанная лошадь. Всё его тело блестело от пота, мокрая чёлка облепила лоб и виски. Из-под живота медленно стекала белая вязкая жидкость - явно не первая. Эрекция куклы медленно спадала, руки свесились вниз, манекен опустил голову и замер. Похоже, что просто кончился заряд.
- Всё ещё на что-то надеешься?
- Это... не то... Огонь... - Лок уткнулся в шею своей куклы, унимая сбитое дыхание.
- И ты решил приналечь на свою куклу? Той штуки с вибрацией уже не хватает?
- Надо же как-то... сбрасывать...
- И как тебе?
- С живым... лучше...
- Конечно, лучше. Давай, шуруй в душ. Чай скоро будет готов. Заодно помогу привести твою куклу в порядок.
Через сорок минут они уже стояли на балконе и пили чай. Вечер медленно сменялся сумерками. Заметно похолодало. Поднялся ветерок, с моря начали наползать свинцовые тучи. Двор стремительно пустел. На Кавари надвигался обещанный метеорологами шторм.
- Значит, "Звери"... Главк решил повторить попытку?
- Теперь мы готовы, - кивнул Лок. Он уже вполне уверенно стоял на ногах. - Осталось выяснить кое-какие детали, и официально объявят о наборе добровольцев.
- Марк обязательно попытается попасть в число отобранных. Ты это понимаешь?
- Понимаю. Поэтому сам внесу его в список. Он будет полезен. Последние полевые учения на базе пейнт-бола это показали со всей ясностью.
- Да, он там всех сделал, как котят. - усмехнулся Ярослав. - Сразу видно, что дед занимался его подготовкой не только по классике. И "легавка" своего добавила... И куда собираешься его определять?
- Всё будет зависеть от того, как он сработается с остальными отобранными. Другого шанса у нас не будет, поэтому права на ошибку нет.
- То есть его участие в операции - дело решённое? - уточнил шаман.
- Да. Я рекомендовал.
- Почему? Разве условия отбора не должны быть одинаковыми для всех?
- Он рвётся туда только потому, что я там буду. А я буду выполнять не только функции аналитика, но и в бой пойду вместе со всеми.
- Может, всё-таки останешься в штабе? Ты же на ответственном посту...
- Слав, мы это уже обсуждали. Забыл?
- Да не забыл... Просто представляю, как всполошится главк, если тебя там убьют.
- Мои предшественники и раньше погибали во время рейдов, командировок и просто наравне с простыми обывателями. Алгоритм действий на этот случай давно существует.
- Так что там с главарём было не так? Он принадлежит к какому-то клану?
Лок прислонился к ящику с розами и рассеянно погладил распустившиеся бутоны. В том-то и дело, что он не связан ни с одним кланом. Он не проходил обучение ни в одной школе или монастыре, его не обучали одиночки... Он вообще неизвестно откуда взялся. Нет, официальная биография у него имеется, как и у всех, но в нескольких местах она откровенно зависает. И эти "подвисы" меня беспокоили с самого начала. При этом уровень у него довольно впечатляющий... если он истинный. Ведь достаточно сильные шаманы способны скрывать свою силу. Те же "хамелеоны" способны маскироваться под простых людей так, что не каждый шаман их расшифрует. Я же не сразу распознал Рода.
- И к какому классу ты относишь этого главаря?
- Я обсуждал этот вопрос с Магистром Лингом на прошлой неделе...
- Ого! Ну у тебя и уровень доступа! Это же глава Института! Я удостоился чести беседовать с ним всего один раз - когда с Карлосом ездил.
- Так вот, мы посидели над донесениями очевидцев и пришли к выводу, что главарь "Зверей", которого все называют просто Пират - Следопыт с элементами Огня и Воды.
- Одно из самых неудачных сочетаний... - протянул с сомнением Ярослав. - А уж чтобы примирить две противоположные Стихии, подобные "счастливчики" должны тренироваться по особой программе.
- Да, я помню, на третьем потоке был один, который обладал одновременно Огнём и Землёй... Денис что ли? - Лок устало потёр лоб.
- Да, Денис Столберг, - кивнул Ярослав, поняв, что внутренний огонь начинает мешать другу думать и вспоминать простейшие детали. И как он с основной нагрузкой справляется?.. - Прекрасно его помню. До третьего курса из нарядов за драки не вылезал, поскольку конфликт Стихий вызывал вспышки ярости, однако об отчислении и речи быть не могло - выпускать его с такой силой из школы было равноценно катастрофе.
- Так его и брали на курс в нарушение всех правил. Я слышал от директора Харкута, что чуть скандал не разразился в министерстве - Денис уже в КПЗ сидел за нанесение особо тяжких. Он тогда ещё только-только проснулся как шаман, адаптацию еле выдержал, а потом начались проблемы... Так вот, Пират свободно владеет обеими Стихиями на уровне не ниже четвёртого. - Ярослав присвистнул. - А это значит, что отряд шаманов для его нейтрализации должен подбираться с особым тщанием. Этим займётся как раз Институт. Магистр пообещал разыскать самых лучших. Может, даже попросит кого-нибудь из Драконов.
- Я бы не стал брать на такое ответственное дело Альвара, - поджал губы Ярослав. - Он парень горячий, импульсивный... Не поджарил бы своих ненароком. Вот Карлайл подойдёт - он спокойный и психует редко.
- Левиафан, вожак, - кивнул Лок. - Он вряд ли откажет в помощи. Впрочем, там будет видно.
- И где же официальная биография Пирата провисает?
- Официально он родился на Реанне в многодетной семье в округе Линкей на севере Торреры. Это глухая провинция, живущая сельским хозяйством, где до сих пор проблемы с документацией. Местные архивы работают кое-как, часто жители живут вообще без записи до тех пор, пока им не надо куда-то выехать. Тогда и оформляют всё задним числом.
- Торрера? Это где за десять лет случилось уже три переворота?
- Ага, она самая. - Лок допил чай и начал просто поглаживать и крутить кружку в руках. - Каждое новое правительство затевает реформы, от которых никакого толку. Про провинции и вовсе никто не вспоминает, пока народ на митинги не выйдет... Так вот, уже этот факт плохо пахнет. Я списывался с местными "чекистами", один из них специально туда ездил и выяснил, что та семья считалась многодетной не совсем правильно. Реально у них было трое детей - по тамошним меркам не так уж и много. Все остальные либо сбежали из интернатов и прибились к ним, либо росли без достаточного внимания со стороны родителей и находили новый дом у этих фермеров. Разумеется, все работали там наравне с родными детьми, а когда вырастали и уезжали искать счастья в другие районы, то при оформлении документов называли своими родителями именно эту пару. Так и набежало лишних пятнадцать человек.
- Зашибись... И эти люди не были против?
- Они вообще очень любили детей, особенно если они никому не были нужны. Старожилы эту семью хорошо знают, но этого типа, которого по паспорту зовут Дейл Роксана, не помнит ни один. Даже если предположить, что он просто вечно терялся в куче других детей, то почему его не помнят сами воспитанники, которые до сих пор работают на этой ферме?
- То есть документы липовые?
- Наверняка, хотя формально придраться не к чему. Бланки, на основании которых ему оформляли общегражданский и международный паспорта идентичны бланкам, которые использовались в округе, подписи соответствуют подписям людей, которые на тот момент работали в архиве... Если бумажки были липовыми, то тот, кто их слепил, был виртуозом своего дела.
- Адын, - с утрированным кавказским акцентом загнул палец Ярослав.
- Согласно имеющимся записям, Дейл покинул Линкей в возрасте девятнадцати лет и направился в столицу, где спустя пару лет попался на краже, был осуждён и четыре года отбывал срок в колонии. И снова нестыковка: колония, в которой он якобы сидел, была закрыта за полтора года до того, как его туда отправили. Тем не менее, она фигурирует в его биографии так, как будто продолжала работать.
- Может, ошибка делопроизводителя?
- Возможно. Но почему тогда журналист, который проводил расследование по поводу небрежности делопроизводящей службы, по вине которой погибло несколько осуждённых - попали не по адресу - был убит вскоре после того, как заинтересовался этим конкретным случаем? Дело до сих пор не раскрыто.
- Два, - загнул второй палец Чердынцев.
- Дальше. Отсидев якобы срок, Дейл попросту исчезает и спустя пару лет всплывает на курсах по подготовке пилотов. А ведь тех, кто имеет судимости, туда не принимают. Интересно, да? - Ярослав нахмурился. - Получив свидетельство, он угоняет катер на ближайшем космодроме, собирает свою первую шайку и начинает пиратскую карьеру. Очень быстро он становится известен своей беспринципностью и жестокостью, получает кличку "Пират" и начинает разворачиваться во всю ширь... Марк.
- Что? - насторожился рыжий Следопыт.
- Опять где-то тут бродит. - Лок вздрогнул, стиснув кружку, и Чердынцев поймал острую вспышку волнения, исходящую от друга. - Я уже не первый раз его здесь чую.
Ярослав усмехнулся. Он тоже чувствовал присутствие бреанца где-то рядом.
- Любовь... А ещё чего-то кочевряжится. Скоро к тебе в окна лазить будет.
- Не залезет. - Лок повернулся к ограждению балкона спиной. - Слишком тяжёлый.
- Тогда по верёвке с крыши спустится...
- Слав! - Бледное лицо мутанта исказила гримасса боли, а в глазах сверкнуло отчаяние. Пальцы стиснули кружку так сильно, что побелели. - Хватит!
- Да ладно тебе упрямиться. - Чердынцев сочувственно приобнял друга за поникшие плечи. - Разве тебе самому этого не хочется? Я ведь вижу, как ты "горишь". Как только умудряешься скрывать, если на твоём муже это без "сквозного" разглядеть можно?
- Опыт. И не надо так. Меня надолго хватит. - Голос аналитика вновь обрёл спокойствие и деловитую невозмутимость. Пальцы чуть расслабились.
- Да, надолго. - Ярослав отпустил друга. - Особенно это было видно после истории с мороженым. Он ведь тебе твоего любимого купил, верно? - Лок молча кивнул. - Значит, любит, тянется. Если бы не это его упрямство...
- Брэзел. Он принял решение и не собирается его менять.
- А тогда чего тут слоняется? Чего высматривает, если не тебя? Только себя растравливает да тебе нервы мотает. И не только нервы. - Ярослав выразительно покосился на сжатые бёдра названного брата. - Ты поэтому всерьёз взялся за свою куклу? Смотри, мозоль себе от усердия не натри.
- Не натру, а то работать придётся стоя.
- Лок, ну хватит хандрить! - не выдержал Ярослав и встряхнул названного брата за плечи. - Улыбнись хотя бы! От твоей каменной физиономии всех уже тошнить начинает!
- Не хочу. - Лок отвёл потухший взгляд.
- Разучишься.
- И ладно. Всё равно улыбаться не для кого.
- Как это не для кого? А мы с Олегом? А Наката? А девочки из архива? Они же поголовно влюблены в тебя и только и ждут, чтобы ты им улыбнулся!
- Зачем мне эти девочки? У меня муж есть.
- Который тоже держит морду ящиком и морочит тебе всё подряд - от головы до яиц и задницы. Может, наехать на него ещё раз?..
- Я тебе наеду! - внезапно окрысился Лок, и в его голосе прорезался рокот. Кружка полетела вниз и с глухим треском разбилась об асфальт. Ярослав невольно отодвинулся - настолько эмоциональная волна была мощной. - Я тебе так наеду, что не разъедешься! Оставьте его в покое! И остальным передай! - И стремительно покинул балкон.
Ярослав тяжело вздохнул, окинул "сквозным" зрением опустевший двор и сразу заметил за одним из деревьев знакомый силуэт. Марк стоял в тени и неотрывно смотрел на нужные окна.
- Два дурня, - пробормотал шаман и пошёл догонять друга.
Лок нашёлся в комнате с лежащим на тахте манекеном. Несчастный мутант крепко обнимал свою куклу и беззвучно плакал. Самоконтроль буквально трещал по швам, и бедняга держался только чудом. Сказать тут было просто нечего. Можно было только сесть рядом, приобнять и ждать, пока сам не успокоится.
С плети начавшей облетать традесканции, стоящей на подоконнике, тихо упали два засохших листика. Ещё несколько почти пожелтели и сморщились.


Домой Марк возвращался на автопилоте. Он не обращал внимания на собирающуюся грозу и поднявшийся ветер. Припарковав "Мастодонта" на стоянке, вспомнил про обещанный метеорологами шторм, накрыл своего верного "коня" чехлом, пристегнул как следует к ограде стоянки, поднялся в квартиру, залез в свой тайник и достал Лику. Он не трогал её уже десятый день. Усадил в кресло, опустился напротив и долго смотрел.
Понятно, что технический прогресс не остановить, но какому идиоту пришла в голову мысль, что роботы, какими бы совершенными они ни были, способны заменить живого человека? Взять хотя бы эту куклу. Да, она совершенна... на сегодняшний день. Она способна не только ноги раздвигать, но и реагировать на заданные комбинации прикосновений, считанные сенсорами под силиконовой кожей, издавать звуки, записанные в память процессора, с довольно разнообразной вариативностью, отвечать на поцелуи благодаря достаточно детально проработанной мимике, улыбаться, открывать и закрывать глаза, двигать руками и ногами, прогибаться, шевелить тазом, плечами, поворачивать голову, вытягивать шею... Совершенная игрушка. Но разве способна она в процессе страстного секса пахнуть так, что начинает кружить голову? Способна ли она дышать то ровно, то прерывисто и сбито, когда жаркое дыхание касается кожи и подливает масла в огонь желания? Способна ли она со своей аудиотекой издавать такие звуки, когда всё понятно без слов - когда стоит ускориться, где надо прикоснуться, чтобы было ещё лучше, а куда лучше не лезть, насколько хорошо партнёру?.. Просто набор запрограммированных действий. Каждый раз, беря её, Марк чувствовал эту искусственную фальшь и несовершенство, отбивающие охоту надолго. То ли дело живой человек - хоть нормальная девка хоть... ОН... Да, человек тоже несовершенен, в человеческих отношениях порой любой чёрт сто раз сломает себе голову, но когда вы лежите в постели, когда вы хотите друг друга до темноты в глазах, все эти мелочи, которые не всегда замечаются, создают особую атмосферу, которую хочется ощущать снова и снова. Этому его когда-то учила Анна, но за повседневной суетой эта наука как-то подзабылась и вспомнилась только на борту "Стерегущего". Почему же не все способны чувствовать и ценить это настолько, что изобретают такие вот игрушки? Даже если что-то идёт не так, само осознание, что рядом с тобой живой человек из плоти и крови, меняет всё. А если с тобой тот, кого ты не просто тупо хочешь, а безумно любишь...
Марк коснулся чёлки своей куклы... и внезапно слепая ярость захлестнула его с головой. Как он только мог променять своего живого "супруга", любимого, на эту жестянку??? На эту подделку??? На что надеялся??? Что кукла поможет забыть все те волшебные мгновения, что они провели вместе??? Забыть ощущение живого хрупкого тела в своих объятиях??? Крепость и нежность поцелуев??? То, как напряжённо, тяжело и хрипло ОН дышит перед тем, как закричать на самом пике наслаждения??? Как начинает пахнуть ЕГО кожа, когда он целует ЕГО и ласкает, стискивая и оглаживая с головы до ног??? Как ЕГО руки суматошно мечутся, не зная, чему уделить больше внимания, пытаются обхватить всего, как ногти впиваются в спину, а длинные гладкие ноги трутся о его мускулистые бёдра??? И как горят неукротимой страстью и любовью умные дымчато-серые глаза?..
За окном полыхнула зарница, а следом за ней раздался оглушительный треск. Обещанный метеорологами шторм накрывал город. Внезапно замигал и погас свет. И это будто встряхнуло Брэзела. Он метнулся к кухонному закутку и вернулся оттуда с ножом для разделки мяса. Занёс над своей куклой, продолжавшей сидеть в кресле, намереваясь искромсать её на мелкие кусочки, вплоть до мельчайших микросхем и шестерёнок... или что там у неё внутри...
Новая вспышка молнии озарила комнату, упала на приоткрытые глаза куклы, сверкнула на слегка запылившихся стёклах очков. Громыхнуло, и снаружи сплошной стеной хлынул дождь, забарабанив по оконным стёклам, подобно пулям. На пол брызнула вода через распахнутую форточку, занавеси вздулись пузырём, отбрасывая на комнату полупрозрачные тени. И Марк опустил нож. Кукла в полумраке бури выглядела такой... живой. Она была так похожа на НЕГО. Марк, дрожа, бессильно рухнул на колени и выронил нож. Не смог. Просто не смог. Ведь если он уничтожит Лику, то будет ничем не лучше Дорианы, обрекшей бедную Илану на заведомую смерть.
Шторм бушевал за окном, оконные стёкла дребезжали под каждым ударом ветра, сверкало постоянно, гром гремел уже над головами горожан. Где-то рухнуло поражённое молнией дерево и пронеслось мимо его окна, мазнув ветками по стеклу и оставив пару прилипших листиков. Марк неподвижно стоял у окна и молча курил, наблюдая за буйством стихии. И думал. Асфальт под окнами, дороги, газоны - всё бурлило и кипело под упругими струями дождя. По улицам уже текли настоящие бурные реки. Они сносили всё, что не было закреплено достаточно надёжно.
Марк обернулся и снова посмотрел на свою куклу. Лика... Нет, пятьсот шестнадцатая. Порылся в шкафу, достал завалявшийся ещё со времён предыдущих квартирантов моток полимерной чёрной плёнки и начал отматывать столько, сколько ему нужно. Снял со своей куклы очки, раздел её и, чуть помедлив, начал заворачивать в эту самую плёнку. Аккуратно, бережно, с головы до ног. В пакет для мусора запихнул одежду и плотно завязал. Осталось только дождаться, когда стихнет буря.
Под утро шторм пошёл на убыль, ливень измельчал. Марк достал куртку с капюшоном, надел, застегнулся, сунул в карман перочинный нож, который ему подарил дед на десятый день рождения, взял свою куклу на руки, подхватил пакет с её одеждой и спустился вниз, на стоянку. Сдёрнул с "Мастодонта" чехол, убрал в багажник, отцепил мотоцикл от ограды, надел шлем, пристроил куклу рядом с собой и решительно завёл двигатель, ровно заурчавший практически сразу. Скрипнув зубами от новой порции огня, Марк тронулся с места и взял курс на Центральный парк. Остановившись перед воротами, огляделся, выбил подставку, включил сигнализацию, подхватил свою куклу на руки, забрал пакет с одеждой и двинулся вглубь парка до самых Травяных Гротов - рукотворного чуда здешних садовников, которые соорудили самое настоящее подобие храма из мастерски взращенных деревьев. Ветви свода так тесно переплетались, что сквозь них с трудом пробивался даже солнечный свет. Это место считалось волшебным. Бытовало поверье, что если пара влюблённых своим первым сексом займётся именно здесь, то их любовь будет вечной. Укромных уголков здесь хватало, и в погожие дни рядом с Травяными Гротами часто можно было наткнуться на слоняющиеся поблизости парочки. Но сейчас здесь было пусто. На это Марк и рассчитывал.
Выбрав место поглуше, бреанец опустил свою куклу на траву, засучил рукава, достал из кармана нож и начал аккуратно снимать дёрн, обозначив место для могилы, после чего начал рыть землю ножом и голыми руками. Рыл долго и старательно, углубляясь всё больше и больше. Утро неумолимо надвигалось. Скоро сторож придёт на обход. Понятно, что в такой шторм в парк никто бы не сунулся, однако проверить, насколько буря потрепала деревья, надо. Травяные-то Гроты устояли - это был не первый подобный шторм на их веку. Когда могила была вырыта, Марк бережно и осторожно опустил в неё свою куклу, под голову подложил пакет с одеждой, повздыхал и начал торопливо закапывать, плотнее утрамбовывая землю и возвращая дёрн на место. Закончив свой нелёгкий труд, посидел немного, переводя дух, встал, отряхнул руки и колени и направился к выходу. Вернувшись домой, долго стоял под душем, не зная, насколько правильно он поступил, но иначе было нельзя. Кукла, которая служила ему верой и правдой, долго скрашивала дни и ночи и спасала от потери рассудка, заслуживала того, чтобы её проводили в последний путь как настоящего человека.


В управлении с самого утра никому не работалось. "Чекисты" бродили по коридорам и лестницам, кто-то выпускал пар в спортзале... Спокойными оставались только техники, архивистки, Комбат и Лок, снова зарывшийся в свои бумаги. Вот-вот должны были объявить имена отобранных для спецоперации против "Зверей". Марк то и дело доставал сигареты, мял одну в пальцах, но передумывал и убирал. Ярослав, зная, что уж он-то точно попадёт в список, молча наблюдал за приятелем. Вот уже второй день "Гром" был закрыт на "плановую проверку документации".
- А вы записывались? - спросил Наката у близнецов. Сам хакер даже и не мечтал подавать заявку - кто его, инвалида, потащит на такое опасное мероприятие? Если хакер там и понадобится, то наверняка найдут кого-то более опытного. Такого, как Саами... Впрочем, приятель уже без малого восемь лет не покидал "Нагату".
- Да, в отряд шаманов, только шанс, что нас отберут, невелик, - развёл руками Олег. - У нас со Славкой только первый уровень, а там нужны ребята покруче.
Дверь в кабинет отодвинулась, и вошла Оксана с двумя конвертами в руке. Все тут же замерли. Девушка, краснея, поздоровалась с Локом, промычавшим что-то в ответ, и аккуратно положила один конверт на стол Брэзела, после чего так же тихо вышла. Марк уставился на конверт как на бомбу с часовым механизмом.
- Ну, чего застыл, открывай! - поторопил его Олег, временно сменивший гнев на милость.
Марк дрожащими пальцами вскрыл конверт, вынул белый бланк с печатью СС в верхнем правом углу и вперился в набранный текст с перечнем. Перечитал раз, другой...
- Тебя выбрали? - догадался Наката, торопливо подкатывая к нему.
- Да... Здесь распоряжение прибыть в тренировочный лагерь и взять с собой то, что тут указано...
- Ну-к, дай! - Олег решительно отобрал у друга бланк и начал с выражением зачитывать: - "Уважаемый Марк Брэзел! Сим уведомляем Вас, что Ваша заявка на участие в спецоперации по обезвреживанию особо опасной пиратской группировки удовлетворена. Вам надлежит прибыть в тренировочный лагерь для подготовки к операции не позднее 27/07/991 г. дин. Рё. Лагерь расположен по адресу..." Ну, это не интересно... А, вот! "При себе иметь следующий перечень вещей: а)три смены белья, б)туалетные принадлежности, в)личную аптечку, г)сменную обувь, д)комплект полевой формы (требуйте на складе управления). Всё остальное будет выдано на месте. Очень надеемся на Вашу пунктуальность и ответственность. С уважением..." Это тоже не интересно. Ну, ты и счастливчик! В таком великом деле будешь участвовать! - с гордостью похлопал одноглазый приятеля по плечу. - Сегодня у нас какое число?
- Девятнадцатое, - сообщил Лок, который один даже головы не поднял.
- Значит, на всё про всё восемь дней... Ты сам-то готов ехать? - повернулся Олег к аналитику.
- Давно готов. Уже и собраться успел. - Мутант и бровью не повёл.
- А нога твоя как? По-моему, ты всё ещё прихрамываешь...
- Монокль купи, если с глазом плохо стало. Я давно здоров.
- Когда поедешь?
- Послезавтра. Надо кое-что доделать.
- Возьми-ка нашего вояку с собой, а то ещё заблудится... Как я понял, лагерь расположен в какой-то глуши.
Лок хмуро повернулся к Олегу, потом перевёл бесстрастный взгляд на мужа, скрипнувшего зубами и снова доставшего сигареты. Щёлкнула зажигалка.
- Хорошо, поедем вместе.
- Вот и отлично...
В кабинет влетел Эрик, размахивая конвертом.
- Меня тоже выбрали! Ребята, я тоже еду! Мне Оксана сказала... Так когда едем? - спросил он, навалившись на спинку кресла Лока и щекоча его затылок и шею уголком своего конверта.
- Сначала соберись и возьми на складе форму. - Тот даже головой не дёрнул. - Выезжаем послезавтра.
- Понял. А ты уже собрался?
- Так точно. Ничего лишнего с собой не брать.
- Например?
- Например, плюшевого мишку брать не рекомендуется. Засмеют.
Эрик со смехом взъерошил голову аналитика, разлохмачивая хвост, и Марку дико захотелось врезать ему как следует. Какого хрена руки распускает???
- Уж мишек-то никто точно не притащит. А книжку брать можно?
- Только одну. - Лок с совершенно невозмутимым видом стянул с волос резинку и перетянул хвост заново. Марк невольно нащупал свою под ремешком часов. Может, стоит вернуть?..
- Как на необитаемый остров? Понятно... Я тут хотел после склада в тире пострелять. Пойдёшь со мной?
- Слушай, Эр, а чего ты так вокруг нашего умника увиваешься? Влюбился что ли? - усмехнулся Олег, обмахиваясь извещением и наблюдая за милой сердцу картиной "Марк Брэзел ревнует своего мужа". - С самого первого дня прохода ему не даёшь.
- Не преувеличивай, - поморщился сосед, заметно покраснев. - Да, он мне сразу понравился, но не в этом смысле. Я дружить с ним хочу по-нормальному.
- Чтоб и пиво и бабы пополам?
- Типа того. Раз уж с Брэзелом он рассорился, то теперь у меня появился шанс на коробку с обедом...
- Обойдёшься, - тут же ответил Лок. Выключил монитор, встал из-за стола, бесцеремонно отодвигая Эрика в сторону, и вышел из кабинета.
- Да что я такого сказал? - обижено протянул Эрик и помчался за ним. - Лок, да подожди ты!..
Ярослав понаблюдал за всем этим, решительно встал и, дав знак другу, вышел.
В курилке шаман тут же припёр бреанца к стенке.
- И как долго это будет продолжаться?
- Ты о чём? - невозмутимо поинтересовался Марк, доставая вторую сигарету.
- Всё о том же. Когда прекратится этот детский сад?
- Какой ещё детский сад?!.
- Ты же ревнуешь, под окнами его торчишь, а сам ни тпру ни ну! Ведь тянет же? Тянет! Так какого х...я ты упираешься? Ты же любишь его!..
- Повторишь погромче? - съязвил Марк. - А то ещё не все слышали.
- Не боись, я "щит" от прослушки выставил. Кроме нас с Олегом и Комбата никто ещё не знает. Иван с Беном и Рипли догадываются...
- Ты Комбату сказал?
- Он наш командир и должен быть в курсе всего, что происходит в управлении. И он не против ваших отношений.
- Нет никаких отношений!
- Есть. Ты просто признавать этого не хочешь. Ты подумал, как мы тебе предлагали?
- Подумал.
- И что?
- Я принял решение.
- Идиот!!! - Ярослав вцепился в парня и от души встряхнул. - Ты же убиваешь его!!! И себя тоже!!! Неужели тебе это нужно??? Если так хочешь сдохнуть - пусти себе пулю в лоб!!!
- Не могу. Я обещал быть рядом с ним, но я не обещал быть вместе с ним.
- Тогда переведись в другое управление или уволься, но перестань изводить его своими бдениями!!! Он и так уже измучился, видя тебя каждый день!!!
- А ты думаешь, мне легко??? - взорвался Марк и стряхнул с себя Следопыта. - Да я по ночам спать не могу - меня как будто сжигают заживо!!! А стоит хоть ненадолго прикорнуть нормально - снится, как я... с ним... - Он яростно бросил окурок в банку, едва не сшибив её на пол, тяжело опустился на подоконник и сгорбился, вцепившись в волосы. - Я так хочу его... хочу быть с ним... Я даже на баб смотреть не могу - все мне кажутся чуть ли не уродинами! - Марк всхлипнул и выпрямился. - Я тут... на днях... тусня была... Ко мне деваха клеиться начала. Я её давно знаю. Если раньше я часто её мацал... чисто для прикола и просто так... то теперь... И я вдруг понял, что за всё это время, что прошло с моего освобождения, у меня был секс только с моей куклой... и... с ним.
- С какой куклой? - прикинулся непонимающим Ярослав. - "Секс-Бионикл" же закрылся.
- Я успел пятьсот шестнадцатую забрать. - Марк кое-как взял себя в руки, костеря себя последними словами. Совсем размяк! Куда это годится?!! - Она долго у меня была, и до этой грёбаной командировки всё было отлично. А потом... когда мы в Огненных Ключах... а потом в каюте на лайнере... Боги, это было... - Марк прислонился к стенке и зажмурился. Ярослав поймал его состояние и понял, что парень "горит" пуще прежнего, вспоминая страсть, охватившую его... и как на неё тут же откликнулся Лок. Ого, а это и впрямь было что-то с чем-то! - А когда вернулся домой, то понял, что кукла мне уже не помогает как раньше... и на других не тянет даже тогда, когда припирает. Я проверял. Стоит только приблизиться хоть к одной... даже если это просто шлюха... тут же всё желание пропадает. А когда вижу ЕГО... я снова "горю"... и хочу его...
- Так в чём проблема? Иди, хватай своего умника и тащи в уголок поукромнее! Отымеешь в своё удовольствие и сразу полегчает. Да и он тебе только спасибо скажет. Ведь он хочет быть с тобой не меньше.
- Я не могу. - Марк стиснул кулаки, отчаянно борясь с собой и нарастающей болью. - Я уже принял решение. Я не могу. Я... не достоин его... Я же... подвёл его... я же практически изнасиловал его на лайнере...
- Чушь! Я спрашивал, и ни о каком изнасиловании и речи не было. Да, сначала ты повёл себя как перепившаяся свинья, но потом всё же опомнился и доставил ему неописуемое удовольствие. Несмотря на то, что при этом синяков насажал.
- Ну да... А то, что я как с цепи сорвался и отодрал его пять раз подряд?
- Подумаешь! Пять раз? Ха! - фыркнул Ярослав. - Насколько я знаю, Лок со своей последней подружкой как-то завис на целый день, и та была просто в диком восторге, говоря всем и каждому, что таких ненасытных любовников у неё ещё не было. Если наш мутант разгонится как следует, то он любому спермотоксикознику сто очков вперёд даст. Проблема в том, что у него при этом все тормоза срывает, как и от спиртного. Так что секс-марафонами на пределе сил его не испугать. А с тобой он просто оторвался как следует, дав себе волю. Может, полностью себя и не отпустил, но зато насытился так, что надолго хватило. Ты бы видел и слышал, как Лок об этом рассказывал...
- Я дал ему напрасную надежду... и сам её убил. И я... я воин. Мне нельзя.
- Был бы здесь сейчас твой старик - я бы ему за твоё воспитание по морде съездил, - на полном серьёзе сказал Ярослав. - Надо же быть таким упёртым фанатиком... и тебе башку заморочил. Неужели ты так ничего и не понял?
- Я всё понимаю... но я не могу...
- А что касается твоих убеждений, то как раз сейчас ты идёшь против них. Твой долг - беречь и защищать, а ты не защищаешь своего суженого, а убиваешь. Каждый день. И не только как воин. Не забывай, ты давал ещё и брачные клятвы. - Марк снова скрипнул зубами. Как не стёр до сих пор?.. - Лок - твой муж, и ты клялся беречь его и защищать, а Лок большую часть того, что предназначается вам обоим, оттягивает на себя. Сознательно. И я даже представлять боюсь, каково ему на самом деле, что он ничем не выдаёт своих страданий. Ещё немного - и он работать не сможет, а там и "сгорит" совсем. Это ты понимаешь? Второго такого мы ещё долго не найдём.
- Второго? - горько ухмыльнулся Марк. - Второго нет и быть не может. Он один такой.
- Вот именно. И он твой. Только твой. Так что прекращай маяться дурью и шуруй к нему. Сейчас же. Делай что хочешь, убеждай как хочешь. Хоть на колени становись, хоть серенады пой, но чтоб я больше этого вашего мазохизма не видел.
- При всех? И что наши скажут? - возмутился Марк, краснея.
- Ничего не скажут. Гораздо больше они скажут, когда мой братец не выдержит и выложит им всё, как на духу. Ведь всё управление уже которую луну голову себе ломает, пытаясь понять, что у вас творится! Ведь на вас обоих без слёз не взглянешь! Лок худеет на глазах, того и гляди шататься начнёт, ты всё больше на зомбяка становишься похож... Как по-твоему, что будет?
- На смех поднимут.
- Нет, бойкот тебе объявят всем нашим дружным коллективом. Или ты до сих пор не понял, куда попал? Это СС, а не секта. Мы защищаем людей, а среди них всяких полно. И чтобы максимально грамотно и справедливо делать свою работу, мы должны уважать всех независимо от пола, расы, национальности, вероисповедания, возраста и сексуальной ориентации. А в таком тонком и хрупком деле как любовь пол партнёров и вовсе значения не имеет. Между прочим, Ян уже начинает догадываться, что между вами что-то было, но пока помалкивает. Разве его отношение к тебе или Локу изменилось? - Марк нахмурился. - Вот и все наши так же. Может, в первые пару недель и поохают, поудивляются, а потом привыкнут. В конце концов, у нас просто не принято осуждать за личные маленькие слабости, если они не мешают работе.
- Маленькие слабости? - хмыкнул Марк. - Тут уже не маленькие слабости...
- Ты скажи "спасибо", что сейчас я с тобой разговариваю, а не Олег. Он бы тебе таких пистонов навставлял, что вас растаскивать пришлось бы! Он бесится уже которую неделю, я его еле сдерживаю. А если мой брат тебе что-то сделает, Лок до самой смерти не простит. И после тоже. Так что повторяю для особо одарённых - иди к нему, пока ещё не поздно.
Марк поднял голову, и сквозь боль в глазах сверкнуло злое упрямство.
- Нет.
- Как хочешь. - Ярослав презрительно сплюнул ему под ноги. - Но только чтоб я потом не видел, как ты бьёшься лбом о плиту на его могиле. На километр не подпущу.
Ярослав щёлкнул пальцами, снимая "щит", развернулся и потопал вверх по лестнице.


Всю дорогу Эрик так непринуждённо болтал с его мужем, как будто был самым задушевным приятелем. Стремился угостить своей ссобойкой, травил байки, так и норовил вытянуть на откровенный разговор... Лок отвечал на все эти поползновения очень сдержано и никаких авансов не отвешивал, но и этого было достаточно, чтобы коллега чувствовал себя обнадёженным. Сам мутант по пути изучал командировочные документы - план тренировок, какие-то списки... Ноутбук он с собой тоже взял, но не в чемодане, а в кофре, как во время поездки во Флисс. Даже в дороге Лок работал. Впрочем, с собой он тоже кое-что из еды прихватил и честно поделился с попутчиками. Это были те самые блины с мясом, колбаса и сыр на бутерброды... Блины съели в первую очередь, и Марк со скрытой злостью слушал восторженные вопли Эрика. Хорошо ещё, что их было достаточно много, да и Лок как будто нарочно отложил несколько, чтобы Эрик ненароком не сожрал всё один. Сам он к своему творению не притронулся.
Ночью, устраиваясь на своей полке - на этот раз Лок устроился на нижней - Марк свесился вниз и увидел, что Лок лежит на своём месте на животе, подсвечивает себе фонариком и что-то читает. Пригляделся и разобрал заголовок "КАК ПРАВИЛЬНО ОРИЕНТИРОВАТЬСЯ НА ПЕРЕСЕЧЁННОЙ МЕСТНОСТИ". Готовится. А ведь он так и не сказал, где именно будет проходить операция и в чём она заключается... Похоже, что сражаться придётся в труднопроходимых условиях, раз он взял с собой именно эту книгу.
Марк посмотрел на мужа и снова сжался, почувствовав вспыхнувшее пламя. Так близко... и так далеко...
- Лок... - тихо позвал Марк, собравшись с духом.
Лок резко обернулся и поднял голову. Маска равнодушия дала-таки трещину.
- Чего тебе?
- А где будет проходить операция? Ты так и не сказал...
- Всё узнаешь на инструктаже. Спать ложись. - И отвернулся.
- Да у меня сна ни в одном глазу. - Марк покосился на спящего уже без задних ног Эрика и спустился вниз. - Может... поговорим?
- О чём? Нам больше не о чем разговаривать. Ты уже всё сказал. И я тоже.
- Неужели мы теперь не можем просто общаться? Мы же одна команда...
- Я уже говорил - мне этого мало.
От одного разговора становилось легче, сжигающее пламя отступало... И Марк сел на край полки. Лок тут же отодвинулся, и Марк вцепился в его плечо.
- Не шарахайся, не надо.
- Не трогай меня... - Лок задрожал, его дыхание сбилось, и луч фонарика задёргался.
- Почему? Тебе противно? А ведь когда-то ты сам тянулся ко мне. Тебе так нравилось, когда я...
- Не надо... иначе потом пожалеешь... - Пальцы аналитика вцепились в книгу. - Ты уже принял решение...
Марк решительно отобрал у мужа книгу и фонарик, положил на стол купе и повалил его на спину, нависнув.
- Почему ты это делаешь? Почему сторонишься меня?
- Чтобы не нарушать своего слова. Я обещал, что не буду тебя преследовать. Я попрощался...
- То есть ты попросту вычеркнул меня из своей жизни?
- Ты сам сделал это.
Марк рывком притянул его к себе и впился жадным поцелуем прямо в губы. Боль отступила окончательно, зато голову вновь начал охватывать дурман желания. Лок сперва пытался вырваться, упираясь в его грудь изо всех сил, но быстро обмяк и обхватил за шею, отвечая не менее страстно. Марк, прильнув губами к родинке под правым ухом, забрался под его футболку, Лок приглушённо застонал и потянул мужа вниз, забрасывая свою ногу к нему на бедро...
Во сне всхрапнул Эрик, заворочавшись, и они отпрянули друг от друга. Лок тяжело дышал, вжимаясь в стенку и поправляя сбившиеся очки. В его глазах горело бешеное пламя.
- Зачем?.. - только и смог выдохнуть он.
- Разве... тебе самому... не стало легче?
- Никогда... больше... этого не делай...
- Почему? Ты больше меня... не любишь?
Лок ответил не сразу. Огонь в его глазах потух, дыхание выровнялось, и только тогда...
- Нет, - бесстрастно произнёс он и решительно вышел из купе.
Это короткое "нет" полоснуло по сердцу как нож. Если бы словом действительно можно было убить, то Марк упал бы замертво.
Больше они не разговаривали.


- Далеко... ещё? - пропыхтел Эрик, стараясь не отставать от товарищей.
- Два километра, - ответил Лок, сверяясь с картой и компасом. - Я уже послал сигнал в лагерь. Нас ждут.
От сельского полустанка до тренировочного лагеря, арендованного СС для подготовки к операции, предстояло топать пешком почти тринадцать километров. Эрик, как подлинное дитя каменных джунглей, довольно быстро выдохся и едва поспевал за Марком и Локом, которые как будто не замечали ни пересечённой местности, ни древесные корни, во множестве торчавшие из-под земли, ни мусор, во множестве сыплющийся им на головы сверху.
- Обезьяны, - объяснил Лок, когда коллега начал ругаться сплошь нецензурно. - Они живут на самом верху.
- Пальнуть бы по ним... - проворчал Эрик.
- Даже не думай. Местные егери следят за численностью популяций и штрафуют даже за случайно убитых животных. Тут заповедник рядом.
Наконец впереди показалась высокая стена из толстенных древесных стволов. Лок снова связался с лагерем, и тяжёлые ворота начали открываться. На ближайшей сторожевой вышке кто-то махнул рукой - заходите.
- Серьёзно-то как... - протянул Эрик, оглядываясь.
- А ты как думал? Это одна из законсервированных тренировочных армейских баз. Наш Координатор лично договаривался с верховным командованием, чтобы нам её одолжили на пару-тройку недель. - Лок поправил лямки рюкзака на плечах, вернул передатчик в чехол на поясе и взялся за кофр освободившейся рукой. Как и всегда, он весь свой багаж нёс сам. - Идём, надо показаться коменданту.
Тренировочный лагерь поражал своими размерами. Пока Лок сверялся со схемой, Марк и Эрик озирались по сторонам. Вокруг уже сновали другие отобранные бойцы, среди которых было и несколько женщин. Беготня вынуждала новоприбывших то и дело уступать кому-то дорогу. Таскали какие-то ящики, где-то стучали молотки и жужжали, как стоматологические бормашины, дрели... Наверно, техники приводили снаряды в порядок. Неподалёку ровными рядами тянулись казармы. Над зданием столовой вился дымок и пахло чем-то, знакомым тем, кто проходил срочную службу.
- Нам туда. - Лок пропустил двух крепких парней-бреанцев, несущих здоровенный ящик, и ткнул пальцем в сторону маленького домика под зелёной крышей за казарменными корпусами. - Пошли.
Коменданта на месте не оказалось. Как сообщил его замороченный заместитель, принимая новоприбывших, возникли какие-то проблемы с поставками провизии, и комендант срочно уехал, бросив всё на него.
- Ронан... Брэзел... Дэлмар... Казарма номер три, места семь, восемь и девять, - сверившись с журналом, сообщил замком. - Распишитесь... Так, жетоны... Где они тут... Разбирайте... - и он с грохотом подвинул к парням коробку с металлическими пластинами на цепочках. Тут заголосил мобильник, и вконец загнанный парень, отчаянно выругавшись, ответил. "Чекисты" быстро забрали свои жетоны. - Дуйте на склад за постельным бельём, - торопливо бросил им замком, прикрыв динамик ладонью. - Склад номер два.
Не менее загнанный кладовщик торопливо выдал парням всё необходимое, буквально вырвал ведомость из-под рук расписывающегося последним Лока и снова куда-то убежал.
- Дурдом, - констатировал Эрик, выходя во двор. - Вот уж не думал, что и у нас такой же раздрай, как и везде...
- Похоже, что мы попали в самый активный день, приехав пораньше, - пожал плечами Лок. - Наше руководство старалось организовать всё нормально, но конспирация... Наверняка всё решается в последний момент, отсюда и буза. Ничего, через пару дней всё утрясётся.
Марк промолчал, изо всех сил задавливая поднимающуюся изнутри ревность. После страстного порыва, случившегося в купе, он злился постоянно. Злился на себя, что дал слабину, злился на Лока, что легко выбросил его из своей жизни, как ненужную вещь, злился на Эрика, который будто стремился занять его место... Видеть их было невыносимо, слушать, как свободно они разговаривают, невозможно.
Как назло выяснилось, что койки в казармах двухъярусные, и им с Локом досталась одна общая. Впрочем, аналитик поменялся с Эриком и занял девятую - напротив. Сбросил с плеч рюкзак, запихнул кофр с ноутбуком под койку и начал застилаться. Его соседом оказался какой-то бреанец, который с откровенным презрением разглядывал "недорослую немочь". Марк едва сдержал возмущённый возглас, вспомнив, как защищал мужа у себя на Родине... Лок высказывания соседа попросту игнорировал, спокойно и невозмутимо раскладывая свои вещи в тумбочке. Зато за аналитика вступился Эрик.
- Ну ты, повежливее! Это наш аналитик! И по уровню боевой подготовки, между прочим, он тебе не уступит!
- Этот хиляк? - скривился бреанец.
- Да. Он Мастер школы Араго, третья Ступень.
- Подтверждаю. Я лично присутствовал на его аттестации, - поддержал Эрика рослый парень лет двадцати пяти - тридцати с коротким светлым ирокезом. - Здорово, Кнопка!
Лок повернулся на своё старое прозвище и широко распахнул глаза.
- Рэй?
- А ты всё-таки чутка подрос, малыш. - Коллега расплылся в широкой белозубой улыбке и душевно облапил слегка растерявшегося парня. Марк оторопел от такой наглости. - А был-то!.. Значит, аналитик в столичном управлении? Слыхал о тебе... Высоко взлетел! - Рэй придирчиво оглядел Лока с головы до ног. - Что-то ты слишком худенький и бледненький. Много работаешь что ли?
Лок слабо улыбнулся. Впервые за всё это время.
- А вот ты совершенно не изменился. - И похлопал блондина по плечу.
- А кто это? - заинтересовался Эрик, разглядывая Рэя.
- Рэй Свенсон. Мы в одной группе в "Нагате" учились, - объяснил Лок и снова повернулся к бывшему однокурснику. - Рад снова тебя видеть.
- Я Эрик Дэлмар, - протянул руку Эрик. - Мы с Локом вместе работаем.
- И как вам работается? Он не слишком занудствует? - с удовольствием пожал протянутую руку нагатовец.
- Наоборот, всё по полочкам раскладывает так, что даже даун поймёт... А что, он раньше занудствовал?
- Только когда его, с его точки зрения, доставать начинали, а случалось это часто. Он же в нашей школе самый мелкий был, и народ долго недоумевал, за каким хреном на обучение начали такую мелкоту брать. Говорят, что когда Кнопку на подготовительный курс приняли, ему всего одиннадцать лет было, а потом стало ясно, что в школе стало одним гением больше. Дикий был, нелюдимый, сторонился всех... потом привык, ожил, стал нормальным... - Рэй снова с удовольствием приобнял бывшего однокашника. Лок чуть покраснел и поправил очки. - А потом и вовсе стал первым парнем на деревне - все наши девчонки по нему дружно обмирали. Даже те, что были ощутимо старше. - И Рэй лукаво подмигнул другу, который окончательно смутился, заметив, что за их разговором наблюдают другие.
Марк отвернулся, чтобы не видеть этого.
- Наши тоже сохнут, - хихикнул Эрик, - да только нашему умнику не до амуров - пашет, как ломовая лошадь.
- Да ладно? - не поверил Рэй. - А ведь раньше всегда для них время находил... Те, кому удавалось его хотя бы на полчаса в койку затащить, потом надутые от гордости ходили. Особенно Лариска, которая стала его первой - та вообще нос задрала и всем говорила, что именно она дала ему путёвку в большой секс и всё то, от чего потом кипятком ссали остальные...
- Ага, как же, - досадливо фыркнул мутант, скрещивая руки на груди. - Как только не лопнула от раздутого самомнения?! Мне азы ещё отец разъяснял, а с ней я только первую реальную практику проходил.
- Так чего же ушёл из Лиги? Ты же нормальный здоровый парень...
- Я повзрослел, - буркнул Лок, сбрасывая руку Рэя. - А тогда гормон играл.
- Надо же... - ничуть не обиделся нагатовец. - Кстати, скоро обед. Идёте? И, Кнопка, здесь ещё кое-кто из наших есть. Дюка помнишь? Он сейчас по Кустане работает...
- Да, встречал его на стажировке. - Лок вернулся к разбору вещей.
- И Стоун с Роджером тоже в списки попали. Вчера приехали, в соседней казарме живут. Посидим за одним столом, вспомним старые деньки... Что скажешь?
- Без проблем. Только не зови меня больше Кнопкой, пожалуйста. В школе это ещё катило, но здесь...
- Всё равно ты для всех наших Кнопкой останешься, - ухмыльнулся Рэй и покровительственно потрепал приятеля по голове. - Пойду парням расскажу, что ты здесь. Встречаемся у входа.
- А мне с вами можно? - попросился Эрик.
- Валяй. Заодно расскажешь, как наш малыш борется с преступностью, сидя за столом...
Марк следил за разговором и скрипел зубами. Лок начал снова улыбаться... значит, и правда забыл его. Сердце заныло от боли. Как же так?.. После всего, что у них было...
В столовой было ещё тяжелее. Лок и вправду ожил, стал разговорчивее. За столом, где он сел со своим подносом, собралась довольно колоритная компания, из которой он выделялся только ростом и телосложением. Его однокашники все были как на подбор - ребята высокие и крепкие. Действительно, "Кнопка"... Бывшие однокурсники наперебой рассказывали, где они сейчас, какие дела вели, с кем работают, а потом всё свелось к банальному в таких посиделках "А, помнишь...". За столом то и дело раздавался смех, парни напоминали друг другу про разные конфузы и курьёзы, толкались, пихались, раздавали друг дружке щелбаны и мягкие затрещины... Марк с зубной болью в сердце вспоминал, как так же весело они с Локом летели на Бреану. Только и остаётся, что вспоминать эти минуты, когда не было разделившей их стены. В конце концов он не выдержал, вскочил, едва не опрокинув стол и заодно перепугав соседей, и стремглав выбежал из столовой. И не видел, как напряжённо Лок посмотрел ему вслед, резко перестав улыбаться.
- Это что за псих? - удивился Дюк, бритый налысо и с вытатуированной ящерицей на пол-черепа.
- А, это Марк Брэзел. Он тоже из нашего управления, - ответил Эрик, польщённый тем, что его допустили в такую яркую и интересную компанию.
- А чего взбесился?
- Да хрен его знает. - Эрик плечами пожал. - Раньше они с Локом не-разлей-вода были, а когда вернулись из командировки на Бреану, то почти перестали разговаривать.
- На Бреану? - нахмурился Рэй. - И давно это было?
- Про процесс Тариена помните? - Ребята закивали. - Так вот, это Марк нашего умника спас, а вскоре после суда они полетели туда...
- Погоди, - снова перебил "чекиста" Рэй. - Это не они ли в Огненных Ключах шороху навели?
- Они самые, - с гордостью кивнул Эрик, а потом снова погрустнел. - А когда вернулись домой, то практически перестали разговаривать.
- Поссорились что ли?
- Не знаю. И умник наш молчит, как воды в рот набрал, - пожаловался Эрик. - Чердынцевы явно что-то знают, но в конспираторов играют напропалую.
- Чердынцевы?
- Наши шаманы. С Локом в одном кабинете сидят. Они, кажется, примерно в одно время с вами в вашей школе учились, только на третьем потоке.
- А, помню их, - кивнул Стоун, правое ухо которого было буквально унизано металлическими колечками по всему краю. И под нижней губой был шарик. - Рыжие такие и одинаковые настолько, что хрен различишь.
- Они самые, - кивнул Эрик. - Только Олег теперь одноглазый.
Слушай, Кнопка, что стряслось? - укоризненно тряхнул приятеля за плечо Рэй. - Ты же друзьями никогда не разбрасывался! Выкладывай! Что он тебе сделал?
- Ничего, - тихо ответил Лок, опустив глаза в тарелку.
- Ничего? Тогда какого хрена вы не разговариваете?
- Рэй, не лезь. Это тебя не касается.
- Ещё как касается! Он тебя избил за что-то? Подвёл? Оскорбил? Если да, то мы его... в бараний рог! Не посмотрим, что бреанец - навалимся все вместе и...
- Только посмей! - с рокочущими нотками в голосе прорычал Лок, резко вскочив. В дымчато-серых глазах вспыхнула такая ярость, что Рэй невольно отодвинулся. - Хоть пальцем тронешь - и ты труп!
- Эй-ей, ты чего, Кнопка? - встревожились однокурсники. Сидящие за соседними столами тоже повернулись в их сторону.
- Ничего! - процедил мутант и резким шагом покинул столовую.
- Хорошенькое "ничего"... - пробормотал Дюк, почёсывая бритый затылок. - Так реагирует, как будто этот ваш Брэзел ему жениться обещал.
Эрик внезапно задумался, но потом решительно тряхнул головой.
- Да нет, быть того не может...
- Чего? - спросил Стоун, поправляя на голове зелёную бандану с черепами.
- Да с лёгкой руки Олега их в нашем управлении "сладкой парочкой" прозвали. Постоянно вместе... Я вдруг подумал, что они на Бреане могли... Да нет, бред полный! Нормальные же парни!
- Эт точно, - поддакнул Рэй, догадавшись, что имел в виду новый знакомец. - Лок абсолютно точно не по мужикам, хоть педики на него и облизывались постоянно. Был у нас в школе один "голубь" на первом потоке, всё вокруг него увивался, да только Кнопка даже дотрагиваться ему до себя не позволял. Я уже не говорю про тот случай, когда мы уговорили его в клуб "Голубая лагуна" сходить - чисто позырить...
- И что там было? - вытаращился Эрик, знавший, что этот клуб - самый популярный среди столичных геев и би.
- У малыша там отбою не было от кавалеров. Вообще-то мы его контрабасом протащили - ему всего шестнадцать лет было... В общем, он едва не сорвался, когда самые наглые его украдкой щупать начали, и сбежал. Потом едва-едва у него прощения выпросили. А парень ваш... Он ведь из тех самых Брэзелов?
- Ага. Посвящение даже проходил.
- Тогда точно бред.
- Но тогда почему они... не разговаривают? - Эрик снова обернулся к выходу, за которым пропали друзья.


Марк был так зол, что даже не смотрел, куда идёт. Опомнился возле рукотворного пруда, края которого заросли камышом и острой осокой. Только тогда он понял, как вымотался, и без сил опустился под раскидистой плакучей ивой, прислонившись к ней спиной. Сидел долго, глядя через полуопущенные веки, как солнечный свет играет в листве... На душе было абсолютно пусто.
Лок снова живёт полной жизнью. Общается со старыми друзьями, смеётся... Забыл его. Вычеркнул окончательно. А тот миг в поезде - всего лишь последний отголосок той любви, что когда-то жила в нём. Если бы не Эрик... И чего он самостоятельно не поехал?! Тогда, возможно, всё сложилось бы иначе, ведь в ту самую секунду Марк был буквально на волосок от того, чтобы сдаться и отказаться от своего решения! Один-единственный звук - и всё действительно кончено. А ведь как всё могло быть волшебно... Ночь, чуть покачивающийся поезд, колёса стучат по рельсам, тишина в крепко спящем вагоне... и любимый в его объятиях. Тот стон до сих пор звучал в ушах. Слабый, измученный, сводящий с ума... Если бы они были одни, то третья ночь стала бы решающей, судьбоносной. Они бы любили друг друга до самого утра, и кошмар закончился бы неземным облегчением.
Марк медленно поднял руку, на запястье которой под ремешком часов всё ещё была забытая Локом в каюте "Стерегущего" резинка для волос. Последняя ощутимая память о нём. Марк стянул её, посмотрел и швырнул в воду. Жаль, нельзя мотоцикл распотрошить... ладно, пусть так и остаётся. Если бы дома были хоть какие-то совместные фотографии, то были бы разорваны в клочья и сожжены в пепельнице... Марк невольно фыркнул, поняв, что рассуждает как истеричная женщина, порвавшая с женихом. Впрочем, его состояние было очень близко к тому самому. "Похоронив" свою пятьсот шестнадцатую, Марк оставил в Травяных Гротах какую-то часть самого себя, без которой сейчас было не по себе. Но о сделанном он не жалел. Проведённые без куклы дни лишь подтвердили его выводы... особенно после того порыва в поезде. Механические куклы никогда не смогут заменить живых людей. Особенно в таких тонких вещах как любовь и секс. Теперь остаётся только просто жить и ждать конца.
Откуда-то донеслись голоса. Так он здесь не один? Марк выглянул из-под ветвей и замер. Неподалёку от ивы под сосной на травке сидел Лок и разговаривал с какой-то девчушкой с двумя светлыми косичками. Выше него на пол-головы, плотная, с приличным бюстом. Не сногсшибательная красавица, но довольно симпатичная, бойкая. В камуфляжных штанах, белой футболке и летних шлёпанцах. Про таких ещё говорят "с изюминкой". Локу всегда такие нравились... раньше. И, похоже, что эта девчонка сумела привлечь его внимание - вон как улыбается, говорит что-то. Девушка прислонилась к его плечу, потянулась, соблазнительно, по-кошачьи, выгнув спину... Как давно они здесь? Заметили его? Вот встали и куда-то пошли. Уже и подружку себе нашёл. Значит, действительно забыл.
Как только парочка скрылась из вида, Марк выбрался из-под ивы и подошёл к сосне, под которой сидел Лок. Земля была припорошена сухими иглами, следов не осталось...
- Зря ты так. Ничего он не забыл. А про "нет" ляпнул, потому что испугался, что проснётся Эрик и застукает вас. Бережёт твою репутацию перед лицом непосвящённых, зная, как для тебя это важно.
Вестник возник, как всегда, из ниоткуда. На этот раз на нём были камуфляжные шорты до колен и открытые ботинки.
- Ты... откуда это знаешь?
- Вы в числе моих поднадзорных. - Божок пожал плечиками, засунув руки в карманы и играючи перекатываясь с пяток на носки. - Я обязан всё про вас знать. Ничего ещё не кончено. И ты правильно сделал, что избавился от куклы. И Эрик вам действительно помешал. Зря вы его с собой взяли - вполне мог добраться и сам.
- Но ведь он... как будто ничего не было... - с болью прошептал Марк, уткнувшись лбом в ствол.
Галактион закатил глаза.
- Ой, дурак... Да притворяется он, чего ж тут непонятного?!! Совсем его чувствовать перестал... Когда ты из столовки выскочил, Рэй начал спрашивать, что между вами произошло, и пригрозил, что если ты его обидел, то они всей компанией тебе тёмную устроят. Лок моментально вызверился и пригрозил, что если они тебя хоть пальцем тронут, то он их сам положит.
Марк вспомнил яростного зверёныша на стройке, окровавленные тела силианцев... и содрогнулся.
- Так ты намерен мириться? - начал сердито наседать на бреанца Вестник. - Хватит уже и себя и его изводить! Времени и так остаётся меньше, с каждым днём! И учти одну вещь. Чем дольше будешь затягивать, тем меньше будет шансов, что Лок поверит в серьёзность твоих намерений. Он крепко обжёгся после того, что ты сказал у космовокзала. Зря ты так. Ты разве не видел, как больно ему делаешь? Не чувствовал? Чувствовал. И тогда в каюте чувствовал, как хорошо ему с тобой было, верно? - Марк вздрогнул. Вестник был совершенно прав... - А знаешь, почему ты это чувствовал? В тот момент ваша связь замкнулась окончательно. Ты признался себе, что любишь его. Ты лёг с ним в койку, понимая это, пусть твой мозг и был затуманен алкоголем. Ты хотел его так же, как и он тебя. А поскольку Лок мутант и чувствует многие вещи не хуже иных шаманов первого уровня, то по вашей связи смог передать тебе свои ощущения и чувства. Он полностью раскрылся перед тобой и чувствовал тебя, как самого себя. Оттого-то и поверил, что теперь вы точно не расстанетесь. Видя, как ты потрясён случившимся, он дал тебе время успокоиться и лишний раз всё обдумать, поверил, что наконец-то свершилось и всё будет отлично. Что ты будешь с ним. Навсегда. Он не мешал тебе, не пытался тебя прочитать. А ты что сделал? - Марк опустил голову. - Вот именно. И ты думал, что после такого он просто поверит, что ты можешь передумать? После такой боли? Чувствуя в ту минуту, насколько ты серьёзен? Теперь это всё начинает уходить, пока не исчезнет вместе с последней нитью, связывающей вас. Да ещё и боль от "горения" притупляет его чувствительность к вашей связи, и он не сможет оценить степень твоей искренности. Да он потерял всякую надежду на твоё возвращение и просто тянет время, чтобы успеть привести дела в порядок! И всё же он по-прежнему беззаветно любит тебя. Своим порывом в поезде ты сумел его встряхнуть, так что не теряй время зря.
Марк колебался.
- А кто эта девчонка?
- Лорэлл Брейн, оперативница из Коллойды. - Вестник досадливо закатил глаза, прислонившись к сосне. - Да, она положила глаз на твоего мужа, но ей в любом случае ничего не светит. Максимум сумеет развести на переспать, да и то того, что доставалось тебе, ей не видать, как своих ушей...
- Переспать??? С моим мужем??? - вскипел парень.
Вестник даже бровью не повёл.
- Говорю же - это максимум. Просто секс. И не факт, что Лок поддастся. Его ваши девочки из архива с первых дней охмурить пытаются, перепробовали уже все возможные подходы, да всё мимо кассы. Надо же было ему родиться и вырасти таким обаяшкой! Совсем не похож на свою кровную родню. Спасибо Кире, Дориану и Байли... - Галактион отлепился от сосны и повернулся к Брэзелу спиной. - В общем, я всё, что мог, сказал. Теперь думай сам.
- Стой! Почему ты мне всё это рассказываешь? Тебе же нельзя вмешиваться напрямую.
Вестник тяжело взглянул на него.
- Потому что я хочу, чтобы вы были вместе, - весомо, словно роняя слова, ответил божок. - Ты даже не представляешь себе, насколько Лок сейчас важен для дела СС и баланса сил в Альянсе. А ты - его самое уязвимое место. Лок это знает и потому молчал, надеясь, что ты примешь вашу связь как должное. Это не только из-за любви к тебе, но и из чувства долга. Болезнь смешала все его планы и расчёты, а теперь вы оба мучаетесь. И... он оттягивает на себя изрядную часть твоей доли не только из-за зачатков Дара. Он заключил со мной сделку, согласно которой добровольно принял на себя этот груз. И поэтому его время кончится раньше, чем твоё. Пока ещё он держится, но до Нового Года может и не дожить. Чудо, если до собственного дня рождения дотянет... Причём держится исключительно за счёт силы воли. Плачет, мучается, но держится. И, знаешь... Иногда мне кажется, что ты действительно его недостоин. - Помолчав, Галактион добавил: - Только что я снова пошёл на должностное преступление, и после того, как обрету свободу, мне за это знатно прилетит. Я не должен говорить тебе это, чтобы не коверкать общую картину. Вы должны принимать решение, не отвлекаясь на посторонние вещи, оценки и мнения. Должны думать только о себе. Но я не мог иначе. Всё слишком серьёзно.
И Вестник исчез. Марк постоял под сосной, резко развернулся и помчался за Локом. Искать долго не пришлось. Парочка нашлась на стрельбище, и бреанец замер, будто к земле прирос, отказываясь верить тому, что видит. Лорэлл притиснула его любимого мужа к стенду с мишенями и страстно целовала в губы. Сам аналитик тоже времени зря не терял, вцепившись в её крутые бёдра. Со сторожевой вышки за ними наблюдал дежурный и усмехался... Вдруг Лок вздрогнул, оттолкнул девушку и стремглав куда-то умчался.
Марк бессильно прислонился к столбу. Значит, не поддастся? Ага, как же... Болтун вселенский... Провокатор... Переживает за баланс? "Да пошёл ты!!!"
"Идиот," прозвучал в голове голос Вестника.
Перед отбоем Марк посмотрел на девятую койку. Та была пуста - Лок всё ещё где-то бродил по лагерю. На ужине его тоже не было. Может, присматривается к будущим испытаниям, может снова обжимается с той девчонкой, может, обсуждает что-то с командованием... Вдруг откуда-то издалека прилетел нечеловеческий вопль, больше похожий на рёв раненого зверя.
- Что это? - подскочил Эрик, прислушиваясь.
- Понятия не имею, - пожал плечами Рэй, зашивая свою тренировочную футболку. - Может, браконьеры кого-то подстрелили?
- Так ведь здесь ничего ценного не водится, - заметил кто-то. - Вот, снова! Слышали?
В казарму заглянул Комбат, бросил короткий взгляд на Эрика, скользнул по Брэзелу...
- А Лок где?
- Не знаю... - растерялся Эрик. - Я его с обеда не видел.
- Марк? - Командир перевёл суровый взгляд на парня.
- Я тоже не видел, - буркнул тот, отворачиваясь.
- Куда подевался? Всё уже обошёл - нигде нет...
Марк было встревожился, но тут же вспомнил целующуюся парочку и задавил тревогу. "Да какая мне разница?! Ну нах...й..." Марк уткнулся в подушку и вскоре заснул. Впервые абсолютно спокойно и крепко.


Лок корчился на траве от адской боли, охватившей всё тело. Ломота, выкручивавшая кости и мышцы во время болезни, теперь казалась детской забавой. Смерть от болевого шока ему не грозила, ведь боль не была вызвана физиологическими причинами или внешними факторами. Выбраться за пределы лагеря было просто, а вот уйти подальше... Тащился на одном упрямстве, нашёл место поглуше, рухнул на землю и закричал. Этот самый вопль и услышали в казарме.
Терпеть сжигавшую его связь было адски сложно. Только солидный опыт по самоконтролю кое-как помогал держать на лице самое невозмутимое выражение, а всё остальное Лок выплёскивал в работу и не только. Он перепробовал всё, что только мог, но боль не становилась слабее. С течением времени мутант приспособился к ней, научился перенаправлять и во время секса со своей куклой старался абстрагироваться по максимуму, чтобы не думать о том, что рядом не любимый муж, а всего лишь бионический манекен. Это приносило какое-то облегчение, но только тогда, когда он изводил себя почти до потери пульса и боли в опустошённых яйцах, после чего долго отмокал в прохладной ванне или стоял под душем. Хорошо ещё, что спать не надо, а то наверняка бы случайно утонул!
Само собой, что подобная обстановка в квартире не могла не отразиться на его питомцах. Видя, как, несмотря на его старания, начинают подвядать цветы, как медленно идут прахом десятилетние труды, Лок только вздыхал. Цветов было жалко. И только неугомонная лавения продолжала благоденствовать, как будто ничего не случилось. Заинтересовавшись этим странным явлением, Лок порыскал в сети и нашёл статью, на которую раньше не натыкался, хотя, взращивая добытый с огромным трудом листик с черешком, перелопатил все цветоводческие сайты и форумы. В статье неизвестный энтузиаст писал, что лавения - очень "психологический" цветок, может считаться условно разумной, исключительно чувствительна к эмоциям людей и энергетическим полям. Города буквально пронизаны искусственным излучением, потому лавению так трудно вырастить в квартире и так просто на даче, где городская суета не задавливает естественный фон. Так вот почему его питомица никак не реагирует на его страдания - он, несущий в себе задатки менталиста, с такой заботой и любовью за ней ухаживал, что между ним и цветком сформировалась эмоциональная связь, и лавения впитывает часть его боли, трансформирует и подпитывает своими эманациями другие цветы, чтобы не погибли окончательно. Если то, что написал этот странный цветовод, правда, то лавения ещё и сама выбирает себе хозяина. Прочитав эту статью, Лок забрался на постель с ногами, коснулся плетей, заговорил со своей питомицей... и та откликнулась на его слова. Плети отцепились от шпалер и ласково обвились вокруг его плеч, легонько потираясь листьями о лицо. От лавении исходило настоящее душевное тепло, сочувствие и искренняя любовь.
Лок с трудом перевернулся на спину и перевёл сбитое дыхание. Горло болело после очередного вскрика. Только бы не сорвать связки... С ближайших деревьев дождём начала осыпаться сухая листва. Откуда-то на землю рухнула мёртвая птица. Лок вяло повернул голову, с сожалением посмотрел на встопорщенные бурые перья и через силу заставил себя встать. Тело ещё не пришло в норму после такого экстремального выплеска. Этот способ приведения себя в норму Лок опробовал не так давно в пустом доме Грязного квартала по соседству с тем, где жила их община - забрёл случайно, слоняясь ночью по улицам. Помогло, но на его вопли едва не сбежались, дрожа от страха, все окрестные бомжи и патрульные. Стены выбранной им захламлённой комнаты пошли трещинами... Наверняка вскоре появится новая городская легенда.
Лок нащупал рядом с собой флягу, трясущимися руками открутил пробку и начал осторожно пить, чтобы не поперхнуться. Теперь надо посидеть, отдохнуть, потом можно будет возвращаться в лагерь.
Сидеть пришлось почти до рассвета. Добравшись до стены, Лок оглядел все сторожевые вышки, нашёл место, где часовой начал клевать носом, разбежался, взлетел по стене, вцепился в заострённые верхушки брёвен и перемахнул на ту сторону. От Комбата, конечно, влетит за самоволку, но зато на ближайшие две недели можно чуть расслабиться, пока не накопится новая порция боли. Прокрался в казарму, разулся и осторожно лёг. Посмотрел в сторону койки, на которой спал Марк... и отвернулся. Скрипнула чья-то койка, кто-то вздохнул во сне. Лок вытянулся на своей постели и закрыл глаза. До подъёма можно просто полежать.


- Ты чем думал? Так трудно было предупредить? Я весь лагерь трижды прочесал!
- Простите, сэр... но мне было не до того, - тихо и слегка хрипло ответил Лок.
- А сейчас как себя чувствуешь? - уже заботливо спросил командир.
- Лучше. В ближайшие пару недель можно не беспокоиться.
- Уверен? Может, всё-таки наехать на этого обормота как следует?..
- Не стоит. Пусть всё идёт как идёт.
Марк замер перед дверью санузла, услышав знакомые голоса.
- Ладно, дело твоё... На завтрак пойдёшь?
- Конечно. Ещё приказы будут?
- Нет... да и не приказ это был. А чего хрипишь? Или мне кажется?
- Не кажется. Это побочный эффект. Скоро пройдёт, надо только горло поберечь.
- Так это ты кричал... Неужели всё так плохо?
- Я всё рассчитал. До выезда к базе мне понадобится снова это сделать, потом операция, а до дома я дотерплю.
- Тебе же всё хуже... Может, обратиться в Институт?
- Не помогут - близнецы и Карлос меня туда уже таскали. Менталисты и биоэнергетики попытались хотя бы заблокировать канал связи на время, но ничего не вышло. Он слишком плотный и будет сохраняться до тех пор, пока связь не перегорит полностью. Там явно что-то нерядовое, и моя сделка с Вестником тут ни при чём - она только внесла кое-какие корректировки. Придётся терпеть. В конце концов, во всём этом виноват я сам.
- Близнецы говорят, что ты большую часть того, что предназначается на двоих, перетягиваешь на себя. А это для тебя не слишком опасно?
- Я ещё долго могу работать...
- А жить? Жаль будет, если я потеряю такого хорошего работника слишком быстро.
- Меня надолго хватит. До Нового Года как-нибудь продержусь, а там будет видно.
- До Нового Года пять лун осталось, а до твоего дня рождения и того меньше... Отметить хотя бы успеем? Всё-таки двадцать один год - дата особая.
- Давайте об этом после поговорим, сэр?
- Потом так потом. Умывайся, брейся и выходи на построение. Осталось меньше часа.
- Есть, сэр.
Комбат вышел в коридор и тут же наткнулся на Брэзела. Лицо командира нахмурилось.
- А ты чего тут делаешь?
- То же, что и все.
Комбат молча посверлил его тяжёлым взглядом, но ничего не сказал и пошёл дальше.
Лок, фыркая, умывался над раковиной. Он был в одних джинсах и босиком. Надо же, как он похудел... Не так, конечно, как во время болезни, но ощутимо. Ещё немного - и рёбра торчать будут, как прутья корзины. На бортике висело полотенце, на полотенце лежали очки, коробочка с мылом, тюбик зубной пасты, зубная щётка и бритва. Отросшую чёлку удерживал тонкий пластиковый ободок "под металл". Длинные волосы заплетены в небрежную косу, перетянутую каким-то шнурком. Отражение мужа в зеркале он наверняка заметил, но ничем этого не выдал.
- Ты где всю ночь шлялся? - рыкнул бреанец.
- А тебе не всё равно? - Лок взялся за мыло, намылил руки посильнее и начал размазывать пену по щекам и подбородку. Щетина у него была редкая и тонкая, смотрелась плохо, и потому парень брился особенно тщательно. Марк не раз это наблюдал.
- Вообще-то мне плевать, но тебя Комбат искал...
- Я уже за это получил, не переживай.
- Я и не переживаю!
- Тогда зачем спрашивал?..
- О, вы разговаривать начали! - В санузел вошёл Эрик, держа в руках своё добро. - Лок, ты что, пену для бритья не взял? Возьми мою...
- Не надо, я всегда с мылом бреюсь. - Лок сполоснул руки, надел очки и взялся за бритву. - Но за предложение спасибо.
- А куда ты вчера пропал? Тебя Лорэлл спрашивала...
- Осматривался. Наверно, разминулись. А что ей было нужно?
- По-моему, она на тебя запала. - Эрик лукаво подмигнул другу. - Она твоим школьным друзьям весь вечер покоя не давала своими расспросами.
- Зря.
- Почему? Хорошая вроде девчонка... Или тебя её рост и комплекция смущают?
- Ничего меня не смущает, просто не хочу ни с кем близко знакомиться.
- Странно, - не удержался от колкости Марк. - Когда ты с ней лизался, тебя это не волновало.
- Она сама меня зажала. Я не просил. - Лок сполоснул бритву.
- А чего тогда за задницу её мацал?
- Давно у окулиста был? Сходи, когда вернёмся.
- Я, в отличие от некоторых, не слепой!
- Да ну?
- Вы что, всё-таки ругаетесь? - насторожился Эрик.
- Да, ругаемся. - Лок осмотрел своё лицо в зеркале, пару раз ещё провёл бритвой, сполоснул под краном, снял очки, смыл остатки пены и взялся за зубную щётку. - Давно пора. Для разнообразия.
Марк едва не задохнулся. Рассчитывая уколоть мужа побольнее, он понял, что этот раунд остался за Локом. Пробить его спокойствие не удалось. А ведь действительно немного хрипит... Что он делал такого, что едва горло не сорвал?
Почистив зубы и тщательно прополоскав рот, Лок снова умылся, вытерся, надел очки, собрал свои вещи и вышел.
- Марк... что у вас всё-таки случилось? - осторожно спросил Эрик.
- Ничего.
- Хорошенькое "ничего"...
- А ты что, самый любопытный? - огрызнулся Брэзел, едва не порезавшись бритвой.
- Так все головы ломают. Вы же как братья-близнецы ходили! Ты вокруг Лока то и дело круги наворачивал, помогал везде, где мог... даже спас от маньяка. А как домой вернулись, вас будто подменили. Ты что-то не то ему сделал?
- Ничего такого, что он мог бы расценить как покушение на свою драгоценную особу, - ядовито ответил Марк.
- Тогда почему вы начали друг от друга шарахаться?
- Спроси у него сам.
- Спрашивал. Молчит.
- Мне тоже сказать нечего. Всё, допрос окончен?
Марк добрился, быстренько почистил зубы, и, вытираясь на ходу, пошёл одеваться. Возле коек замер, поскольку Лок стоял в одних трусах и сосредоточенно натягивал свежую футболку. От того, как он выгибается и топчется на месте, в глазах потемнело от желания. Вот он потянулся за шортами... начал надевать...
Новая вспышка огня заставила скрипнуть зубами и отвернуться. Нет, хватит... забудь... всё кончено...


- Итак, всем слушать сюда! Вы сюда не загорать приехали, а работать в поте лица. И с вас этот пот в десять ручьёв сгонять буду я. - Главный инструктор прошёлся вдоль ряда выстроившихся "чекистов". Строй не выглядел однообразным, поскольку специальной формы на тренировки не требовалось. По росту тоже никого не строили: знакомые встали со знакомыми, коллеги - с коллегами, друзья - с друзьями... Марка от Лока отделял Эрик, всё ещё с подозрением косившийся то на того то на другого. - Посмотрю, на что вы годитесь. И учтите: если кто-то из вас хоть один раз покажет свой гонор - вылетит в два счёта! У нас резерв на такой случай предусмотрен. Операция, к которой мы готовимся, будет требовать от вас особой слаженности действий, чёткости выполнения приказов и всего прочего. Понятно, что в случае чего действовать придётся по обстановке, но откровенная самодеятельность под запретом. Надеюсь, это всем понятно? И мне плевать, Мастера вы или любители. Всех будут оценивать с нуля.
На следующий день, двадцать восьмого числа, всех подняли ни свет ни заря, едва дали умыться, одеться и выгнали на тренировочную площадку. Пройдясь по списку - при этом он внимательно вглядывался в каждое полусонное или зевающее лицо, особо всмотрелся в самых проснувшихся - инструктор дал команду описать восемь кругов по дорожке вдоль забора. После того, как проснувшиеся до конца "чекисты" таким образом размялись, их разделили на группы и развели по разным полигонам до самого завтрака. Одни занимались на снарядах, другие стреляли, третьи бегали по полосе препятствий... По какому принципу разделяли на эти самые группы, никто так и не понял. После завтрака - каша-размазня, кусок хлеба и стакан с чаем - всех снова погнали на полигон, но на этот раз поменяли площадками. После обеда снова произвели перемещение... Перед ужином уже тяжело дышащих парней и девчат согнали на подобие арены и начали вызывать парами - для поединков. Каждый длился по две минуты.
Лок следил за всеми так же пристально, как и инструктор.
Перед тем, как распустить всех по казармам, инструктор вновь обошёл ряд бойцов и с ухмылкой сообщил:
- Неплохо для первого дня. Но завтра я возьмусь за вас всерьёз. Разойдись!..
- Я на это не подписывался! - возмутился Эрик. - Мы тренироваться приехали, а не подыхать!
- Если что-то не нравится - иди к Комбату и попросись домой, - невозмутимо ответил Лок, на ходу стаскивая промокшую от пота футболку. Марк отвернулся, чтобы не видеть стройного, обманчиво хрупкого тела со знакомыми не только визуально, но и на ощупь, шрамами...
- И тебя это не возмущает?
- Я знал, на что иду. - Лок сдвинул очки на лоб и обтёр лицо футболкой. - Если хочешь всё-таки отметиться как один из тех, кто разгромил "Зверей" - делай то, что говорят. Операция будет очень сложной, важно сработаться с коллегами, чётко следовать плану. Для этого нас и гоняют - чтобы чувство плеча и взаимного доверия поднялось на максимум.
- И для этого обязательно гонять до упора?!
- А это чтоб на глупости времени не оставалось. Не до того сейчас.
Первые желающие очень быстро оккупировали душевую, и так вышло, что Марк пробился одним из последних. Войдя в душевую и потянувшись к ближайшему крану, бреанец услышал, что под соседним душем кто-то стоит, едва слышно и до боли знакомо клацая зубами. Заглянул за полупрозрачную стенку и оторопел. Лок... Он стоял под ледяными струями, обхватив себя за плечи, подняв лицо вверх и закрыв глаза. Губы мутанта уже начали синеть и едва заметно шевелились.
- Ты... что... делаешь?
- Не... мешай... - Лок даже не дёрнулся.
- Простудишься...
- Не простужусь... - Досчитал до одного ему известного числа, опустил голову, выдохнул и потянулся к крану, добавляя горячей и откидывая с лица мокрые пряди.
Марк недоумённо пялился на него и вдруг понял, что огонь уже не жжёт. Он что, всё забрал себе?.. Чтобы лишний раз себя не бередить, Марк отвернулся и включил воду для себя. Слыша, как Лок что-то мурлычет себе под нос, домываясь, мысленно выругался.
В казарме уже было сонное царство. Большинство завалилось спать, кто-то ещё пытался заниматься своими делами... Лок сел на свою койку, скрестив ноги, достал из-под матраса какие-то бумаги, карандаш, вытащил ноутбук, утвердил на коленях и начал работать. "Мышь" пристроилась на справочнике, который Лок читал в поезде.
- А ты разве спать не хочешь? - удивился его сосед, зевая. За прошедший день он начал менять своё отношение к аналитику.
- А я вообще не сплю, - даже не поднял головы Лок.
- Как это?
- Я мутант. Первая степень.
- Ясно... - Бреанец уже с оттенком уважения на лице - Лок был единственным откровенным "недомерком" во всём наборе, и за ним наблюдали не только знакомые - покивал, взобрался на свою койку и вскоре захрапел.
Марк набросил на себя покрывало и начал украдкой наблюдать за мужем. Свет от монитора мерцал на очках и в зрачках его глаз. Боги, как же к нему тянет... Так близко... и так далеко...
Эрик подошёл к Локу и осторожно заглянул аналитику через плечо.
- Лок, я сяду?
- Можно, - не отрываясь от своих бумаг, кивнул тот.
- Так что у вас с Марком всё-таки случилось? - Эрик сел на край койки, сложив руки на коленях, возбудив в Брэзеле новую вспышку ревности.
- Правду сказать или соврать? - Лок черкнул что-то на полях, потом защёлкал клавиатурой.
- Соври хотя бы...
- Он меня изнасиловал.
- Очень смешно, - скривился Эрик. - Так я и поверил...
- Ты просил соврать.
А ведь действительно соврал, промелькнуло в голове у Марка. Никакого насилия не было... кроме его пьяной выходки в санузле каюты. Оба раза были по согласию... и по любви.
- Значит, не хочешь об этом говорить... Всё настолько серьёзно?
- Не вмешивайся. Если богам будет угодно, то мы сами разберёмся. Без вас.
- Но вы же были идеальной парой... то есть напарниками, - поправился Эрик, заметив, как дёрнулся уголок рта аналитика. - Вам все завидовали... особенно когда ты ему начал обеды таскать. До сих пор слюну глотают между прочим.
- И что?
- Ну не верю я, что Марк мог тебя чем-то серьёзно обидеть или оскорбить! - тихо возмутился Эрик. - Не тот он человек, да и ты не той породы! Был бы ты девчонкой, вас бы женихом и невестой дразнить начали...
Карандаш в пальцах мутанта треснул.
- Прикуси язык. - Марк услышал тихую ярость в голосе своего мутанта - с рокочущими звуками, исходящими откуда-то глубоко изнутри. При этом лицо самого Лока осталось бесстрастным. Только взгляд заледенел.
- Я не в обидном смысле, - поспешил объяснить Эрик, замахав руками. - Я в том смысле, что проще представить корову на пуантах и в розовой балетной пачке, чем то, что он мог тебе что-то плохое сделать. И мы все очень хотим, чтобы всё было как раньше...
- Как раньше уже никогда не будет. - Рокот стих.
- Почему?
- Не твоё дело.
- А всё-таки?
- Райская Птица уничтожена, остатки кодировки сняты полностью. Я ему больше не нужен.
- А он тебе? Ты всегда оживал рядом с ним...
Лок всё-таки поднял глаза на озадаченного коллегу.
- Иди спать. Завтра опять рано поднимут. - И снова уткнулся в свои бумаги.
"Я ему больше не нужен."
"Чёрт тебя раздери, умник!!! Нужен!!! Ещё как нужен!!! Почему же ты от меня так упорно шарахаешься??? Неужели действительно не чувствуешь, как ты мне нужен??? Или поверив, что я не откажусь от принятого решения, решил таким образом "помочь", как помогал раньше не сорваться??? Да пропади она пропадом, твоя логика!!!"
Марк так и не смог заснуть, бесплодно проворочавшись до рассвета. Услышав, как тихо скрипнула койка, приподнял голову и увидел, что Лок достаёт из своей тумбочки расчёску, полотенце, зубную щётку, пасту и... ножницы. А ножницы ему зачем? Прокравшись за мужем, Марк осторожно заглянул в щёлку между приоткрытой дверью санузла и косяком и в очередной раз удивился. Лок укорачивал себе чёлку, которая, как следует смоченная водой, уже почти доставала до кончика носа. Сам! Марк как-то следил за работой парикмахерш, когда ходил стричься... В неторопливых отточенных движениях Лока чувствовалась та же сноровка. Ножницы он держал так, как полагается - наискосок - и отстригал лишнее самыми кончиками. Отрезанное равномерно падало в раковину. Ножницами мутант чикал довольно долго, выравнивая до непонятного Марку идеала, затем всё собрал, чтобы не засорять слив, выбросил в мусорный бак и начал умываться и чистить зубы. Теперь чёлка касалась переносицы, а когда подсохнет... После умывания Лок расчесал волосы, снова заплёл косу, старательно вплетая в неё свой шнурок, и крепко стянул на конце. Коса спускалась уже чуть ниже лопаток. На тренировках так было практичнее, чем с хвостом, который начинал липнуть к шее и спине уже через час... Марк невольно потёр свою шею, которую щекотали его собственные отросшие волосы. Надо было сходить в парикмахерскую ещё пару недель назад, да так и не собрался. Может, попросить его?.. Нет, не надо. Потерпит. К форме прилагается бандана, вот её и повяжет в случае чего.
Марк вернулся в постель и наконец задремал... ровно до того самого момента, когда по казарме разнёсся бодрый голос инструктора:
- РОТА, ПОДЪЁ-О-ОМ!!!


Две недели их гоняли и в хвост и в гриву. Каждый день по нескольку раз разбивали на отдельные группы, которые разбрасывались по всему полигону, а потом перетасовывались. Заканчивался очередной день новыми поединками, но уже не только один на один, но и два на два, три на три и даже один раз четыре на четыре. Марк быстро сообразил, что все эти перетасовки должны определить окончательный состав штурмовых групп.
Лок постоянно кочевал из одной группы в другую в течении всего дня и внимательно приглядывался к каждому бойцу. О том, что очкастый мутант прикреплён к штабу как аналитик, уже знали все и с надеждой косились, молясь, чтобы на самое ответственное задание отправили именно их. Буквально из кожи вон лезли, из-за чего регулярно случались конфузы. Лок внушал неподдельное уважение даже самым скептически настроенным "чекистам", поскольку бегал, прыгал, ползал, стрелял и лазил по стенкам, канатам и прочим снарядам наравне со всеми. Полосу препятствий в одиночном забеге преодолевал быстрее всех. Протянутые для помощи руки игнорировал, с лёгкостью белки забираясь куда надо самостоятельно. Во время разминок, когда бойцы, приняв упор лёжа, отжимались по команде инструктора или качали пресс, выдыхался в числе последних. Каждый раз, как он выходил на финальный бой в конце дня, все замирали, следя за каждым его движением и поражаясь лёгкости, точности, скорости выполнения и отточенности его техник. Им в прямом смысле слова любовались! Школьное прозвище Ронана теперь произносилось с таким уважением, что аналитик очень быстро перестал хмуриться. Желающих сесть с ним за один стол во время завтраков, обедов и ужинов было хоть отбавляй, отчего Марк изводился от ревности, но молчал, не желая поддаваться "разновидности коллективного психоза", как он для себя это называл. Называл... и тянулся сам. О том, в какой именно отряд его отправят, бреанец даже не думал. Куда бы Лок в итоге его не запихнул, он, Марк, намерен просто хорошо выполнить поставленную перед ним задачу. Для этого он и вызвался на спецоперацию... Ну, хорошо, не только для этого, но одно другому не мешает. Заодно по возможности приглядит за этим недоумением, как и обещал Дориану.
Футболки поснимали уже на третий день, поскольку стирать их вечером ни у кого не было ни сил ни желания. Немногие девчата, предполагая, что так и будет, запаслись тугими топами, чтобы грудь провокационно не колыхалась, раздразнивая и без того взмыленных коллег. Среди полуголых потных тел Лок почти терялся - за две недели он подзагорел и совершенно не бросался в глаза. Марк опознавал его в своей группе только по росту и болтающейся за спиной смоляной косе. Наблюдая за любимым, Брэзел снова начинал сомневаться в правильности своего решения. Ну разве можно отвернуться, когда у тебя под носом крутится такое... совершенство? Идеальный боец. Умница. Старательный. Сосредоточенный. Надёжный. И создают же боги таких...
Новая вспышка злости перебила сомнения, когда их вдвоём выставили против Рэя с Дюком, а потом велели сражаться друг против друга. Первый бой они выиграли всухую, и Марк ясно видел недоумение на лицах тех, кто был осведомлен об их недавней тесной дружбе. В управлении на тренировках обычно практиковались только одиночные спарринги, на парные или групповые выезжали в клубы, чтобы ребята могли "размяться как следует на свежем мясе", как говорил Иван Трийц. "Супругам" ещё не приходилось драться плечом к плечу в паре, если не считать схватки в гостиничном номере на Бреане, когда к ним проникли чужаки, пришедшие за Анной с дочерью, да и полноценной дракой это назвать было трудно - всё слишком быстро закончилось. В этом бою Марк сам удивлялся чёткости и слаженности их совместных действий. Как будто постоянно тренировались. Он интуитивно чувствовал каждый манёвр напарника, каждый его выпад, когда стоит пригнуться, когда отступить, подставить руку, ногу или плечи, когда выдвинуться на передний край... Когда Рэй и Дюк запросили пощады, отказавшись продолжать бой, парни переглянулись, и Марк натолкнулся на абсолютно ясный спокойный взгляд. Ни торжества, ни гордости за их совместный успех. Только сосредоточенность на деле и подробном анализе произошедшего.
- Отлично, - кивнул инструктор. - А теперь деритесь друг с другом и потом все пойдут отдыхать до завтра.
- Что?.. - не сразу понял Марк, отбрасывая со лба мокрые от пота волосы.
- Я говорю: теперь вы - друг с другом. Чего тут непонятного? - и бровью не повёл инструктор.
Эрик всучил друзьям по бутылке с водой, за которыми кто-то уже тишком сбегал. На дне ещё что-то плескалось. Марк допил всё, что осталось, и покосился на Лока, который переводил дыхание, ничем не выдавая удивления или замешательства.
- Ничья будет, - подал голос Эрик. - Я видел, как они спаррингуют...
- Я не спрашивал, - оборвал его инструктор. - Начинайте.
Лок отдал Рэю бутылку и принял знакомую боевую стойку - с виду спокойную и расслабленную, но из неё мутант стремительно атаковал, парируя любой удар. Внезапно Марк осознал, что после того, что увидел на стройке, уже не сможет драться с мужем так, как раньше. Увидев его в яростном взрыве сил, как он расправляется с врагами, Брэзел понял, насколько, оказывается, Лок силён на самом деле. И безжалостен. Мутант... И если всё это он вынужден сдерживать, то в реальном бою у Марка против него нет ни единого шанса.
- Чего ждёшь? - крикнул кто-то. - Зассал? А с виду такой крутой...
Марк нехотя выпрямился и приготовился к бою. И вдруг...
- Как ты хочешь биться - как обычно или без поддавков?
Поддавков???
- Без поддавков, - процедил бреанец, поняв подтекст сказанного.
- Пожалеть можешь, - так же тихо сказал Лок.
- Не думаю.
- Я предупредил. Ты услышал.
- Поехали! - махнул рукой инструктор...
...и началось банальное избиение посредственности. Марк достал Лока всего раз или два, да и то совершенно случайно, а всё остальное время получал от него сам. И куда делась интуиция, с которой они одержали блестящую парную победу?! Неужели он тогда просто задействовал их связь и слегка раскрылся? Если бы Лок был в "боевом" режиме, как в ту самую ночь драки с силианцами, то Марка бы в лазарет оттащили. Зрители ревели от восторга, выкрикивали "Лок" и "Кнопка"... Вероятно, Лок всё-таки не собирался избивать его в кровь, поскольку ни одной серьёзной травмы не нанёс. Даже синяков не оставил! Он просто раз за разом заставлял его отступать, терять инициативу и равновесие, падать на притоптанную землю, защищаться, а не атаковать самому... Финалом стали позорное падение ничком с заломленной за спину рукой и резкий свист инструктора.
- Бой окончен! Всё, расходитесь.
"Чекисты" с восторгом обсуждали увиденное, хвалили Лока, восхищаясь его мастерством, скоростью и ловкостью. Сам Лок был мрачнее тучи. Убедившись, что Марк не пострадал, он шепнул ему на ухо "Я же говорил...", поднялся на ноги и устало направился к казармам. Сам Марк чертыхался сквозь зубы. Злость буквально переполняла его. Как же так??? Ведь до того большинство их тренировочных схваток оканчивались вничью... Так всё это время Лок попросту опускался на его уровень??? Все попытки Эрика как-то смягчить горечь поражения Брэзел встретил отборной бранью и убежал куда глаза глядят, не желая слышать насмешки. И видеть, с каким восторгом и немым обожанием пялится на его мужа Лорэлл Брейн.
Бродил он по полигону почти до самого отбоя. Зайдя перед сном в душевую, увидел Лока, сидящего под выключенной лейкой на полу, обхватив колени руками и опустив на них голову. Мокрые распущенные волосы облепили плечи и спину.
- Доволен? - едва сдерживая гнев, спросил Марк.
- Нет. - Голос аналитика был тих и невыразителен.
- Тогда какого х...я ты это сделал?
- Я должен был высчитать твой максимальный уровень уязвимости и степень контроля.
- И всё?
- Да. Это можно было сделать и в привычном режиме. Ты мог отказаться, но не сделал этого.
- Притворщик, - прошипел Марк с ненавистью.
- Да, я притворщик, - не стал отпираться Лок, по-прежнему не поднимая головы. - Большую часть жизни притворяюсь обычным человеком. А что мне остаётся? Я же мутант, который только внешне похож на обычного человека.
- Ты - самый настоящий маленький монстр.
- Наверно. Я не знаю.
Лок поднял голову и начал вставать. Он ощутимо пошатывался, и Марк мельком заметил, что глаза у него как будто покраснели. Ревел что ли? Лок потянулся за полотенцем и, вытираясь, направился в предбанник, оскальзываясь на мокром полу и едва сохраняя равновесие.
"Притворщик". "Маленький монстр". Эти слова добавили ещё пару камней в крепостную стену, разделившую их, которые забили появившиеся недавно бреши.
Проходя через спальню, Марк заметил, что Лок, расчёсывая волосы, опять возится с какими-то списками. Но на этот раз он не пометки расставлял, а выписывал имена и фамилии на отдельные листы. Началось формирование штурмовых групп, и Лок раскидывал бойцов по командам, исходя из своих наблюдений и расчётов. Позже эти списки будет уточнять командование. Значит, время тренировок истекает. Скоро они отправятся в реальный бой.


Когда до конца третьей тренировочной недели осталось три дня, Марка разбудил утром встревоженный Эрик.
- Марк, проснись! Да просыпайся же!!!
- Что стряслось? - сонно промычал бреанец, продирая глаза.
- Лок пропал!!!
- Ну и ладн... ЧТО???
От услышанного сон слетел моментально. Марк метнулся к койке мужа и увидел тщательно заправленную постель. То есть без постельного белья и под серым покрывалом. Тумбочка была пуста. Кофр с ноутбуком тоже исчез, как и рюкзак. Даже сломанного карандаша не было. И ни единого клочка бумаги.
- Когда ты это заметил? - резко обернулся Марк к Эрику, мнущемуся за его спиной.
- Когда проснулся. Обычно Лок своими бумажками шуршит по утрам особенно слышно, а тут тишина... Я было подумал, что он пошёл зубы чистить, а тут смотрю...
Марк выругался. На других койках заворочались коллеги. Сосед Лока обругал сволочей, не дающих поспать нормально, кто-то выглянул посмотреть, из-за чего шум... Очень быстро новость разлетелась по всей казарме, а заодно выяснилось, что и Рэй тоже бесследно испарился со всем своим барахлом.
Тут уж все всполошились не на шутку. Эрик побежал к соседям выяснять, кого ещё нет на месте, и скоро сообщил, что исчезли ещё Лорэлл Брейн и двое парней из первой казармы.
- Что за переполох за полчаса до подъёма? - поинтересовался Комбат, заходя в спальню.
- Сэр, Лок пропал! - налетел на командира Эрик. - И ещё четверо!..
- Никуда они не пропали, - невозмутимо ответил Комбат. - Они ещё ночью вылетели к месту операции, чтобы всё подготовить к нашему приезду.
- Как?.. А почему мы ничего не знаем? - возмутился кто-то.
- Потому что ваше дело - продолжать тренировки. Скоро и мы туда отправимся.
- То есть списки уже составлены? - замер Марк.
- Да, но это только черновой вариант. Нашему аналитику ещё предстоит согласовать их с руководством. Возможно, кого-то перекинут... Для этого нужны спокойная обстановка, а так же детальное знание местности и планов базы противника.
- БАЗЫ??? Мы будем брать штурмом целую базу??? - прогремело по казарме.
- Да. Наши разведчики выяснили, что у "Зверей" на Астродоре оборудован перевалочный пункт, который является так же их ремонтной базой, оружейным складом, казначейством, штабом и боги знают чем ещё. Одним словом, ключевая точка их организации. Уничтожим её - рассыплется вся цепочка. Попытка у нас только одна, поэтому мы и готовимся так тщательно. Так что прекращайте эту глупую панику и продолжайте тренировки. Скоро отправляемся и мы.
Возбуждённые "чекисты" наперебой обсуждали полученные сведения, а Эрик обижено плюхнулся на опустевшую койку.
- И он нам ничего не сказал... Почему Лок нам ничего не сказал? Мы же друзья!
- Ты же слышал - они вылетели ещё ночью. Будить ради этого, когда мы и так едва успеваем высыпаться? - Марк широко зевнул и полез в тумбочку за мылом и пастой. - Всё равно и мы там скоро будем.
- Ну всё равно...
Марк снова посмотрел на пустую койку. Значит, база. Наверняка хорошо укреплённая. И оружия там понатыкано всякого. И все подходы отслеживаются. Раз такое пристальное внимание было уделено подбору состава групп, то задачка действительно предстоит не из лёгких. И Лок в числе тех, кто будет составлять уравнение, по которому будут действовать уже сами бойцы. Их маленькая армия - это как множество неизвестных со своими числовыми значениями в одной половине уравнения, а сама база с пиратами, своим местонахождением, главарём и вооружением - вторая половина. И между этими двумя половинами надо поставить знак равенства, чтобы решить задачу. Понятно, что потери будут неизбежны, и тщательное планирование и расчёты необходимы, чтобы свести потери с их стороны к минимуму... Но ведь нельзя же предусмотреть всё! В бою бывает всякое. И Лок пойдёт в бой наравне со всеми. Как и любой из них, он может быть ранен и даже убит. От последнего мучительно засосало под ложечкой, стоило только представить себе бездыханное изломанное окровавленное тело в камуфляжке, лежащее на носилках. Не без труда отогнав от внутреннего взора эту страшную картину, Марк побрёл умываться.
На тренировках отсутствие Лока заметили все, и общий градус бодрости как-то слегка снизился. Обаянию мутанта поддались почти все без исключения. За обедом уже мало разговаривали, время от времени вздыхали, вспоминая особо запоминающиеся финты аналитика. Марк сидел в углу один и в общем унынии старался участия не принимать, хотя беспокоился больше всех, несмотря на свою злость. Он уже давно понял стиль работы своего мужа - вникать во все мелочи, по возможности всё увидеть и пощупать самому. Наверняка сунется к пиратской базе вместе с разведчиками, будет шастать по окрестностям, лично перебирать выделенное на операцию оружие и снаряжение... Чтобы всё рассчитать максимально точно и быть уверенным в результате хотя бы на семьдесят-семьдесят пять процентов. Свести потери с их стороны к минимуму.
Наконец изматывающие тренировки закончились. "Чекисты" готовились к отбытию к месту операции, куда их должны были перебросить на катерах. Переодевшись в камуфляж и берцы, Марк проверил, не забыл ли чего, заправил кровать и вдруг наткнулся под краем своего матраса на клочок бумаги, который раньше не замечал. Расправил и узнал аккуратный почерк Лока. На клочке было начертано всего два слова:
"ВОЛЧЬЯ КОСА"


Это место пользовалось дурной славой ещё до Великой Звёздной Войны, а после того, как там пропали без вести два подразделения обеих воюющих сторон, туда и вовсе перестали соваться. После войны в гиблом месте обосновалась шайка, назвавшая себя "волками". Только боги знают, как они смогли договориться с местным демоном, но ни один из них не пропал, не погиб, а само место стало для них идеальным логовом. Проезжающие мимо узнавали о приближении бандитов по воткнутой в землю деревенской косе, наточенной до бритвенной остроты. Этой же косой бандиты нередко отрубали головы особо упёртым пленникам. После того, как правительственные войска разгромили банду, место и получило своё название. До сих пор все подробности этой операции были засекречены.
Долгое время проклятое место, залитое кровью, оставалось заброшенным, а потом какая-то корпорация решила попытаться изменить его карму и приспособить к делу. Началось активное строительство фундамента под масштабный комплекс, который, по плану строителей, должен был стать грузовым космодромом, чтобы сильно не нагружать два основных - это был период особо активной торговли между планетами. Однако строительство по непонятным причинам так и не было завершено. Совершенно внезапно корпорация отказалась от своих планов и, несмотря на уже потраченные огромные деньги, свернула проект. Волчья коса снова умерла... И надо же было такому случиться, что именно это место выбрали под свою базу "Звери".
Во время перелёта Марк вспоминал всё, что знал про это место, и чертыхался. Место было на редкость диким, совершенно отрезанным от цивилизации. Даже туристы-экстремалы туда не совались. Почти непроходимые джунгли, болота... Летом под пологом листвы царила самая настоящая парилка, в сезон дождей болота выходили из берегов и затапливали окрестности. Про хищность и мерзость и говорить было нечего. Планета как будто нарочно собрала здесь самую отборную гнусь - от болотных пиявок, комаров и мошек до шакалоидов, кротов-трупоедов и подземных червей, способных за сутки обглодать человека - хоть живого хоть мёртвого. Крупные лесные хищники здесь не водились, к счастью, но под лагерь место едва-едва нашли и оборудовали. Отряд шаманов-егерей регулярно обновлял защиту от живности, чтобы создать более-менее приличные условия для прибывающих бойцов.
Когда катера высадили "чекистов" на какой-то прогалине, оказалось, что до лагеря ещё предстоит топать не меньше семи километров на своих двоих. Впрочем, после трёх недель изматывающих тренировок никто эти семь километров не почувствовал. Даже Эрик не жаловался, а бодро топал рядом с Брэзелом, который весь путь ломал голову, куда уже успел сунуть свой не в меру любопытный нос их аналитик.
Защитный барьер неприятно мазнул взмокших в камуфляже бойцов ощутимой прохладой, а затем на них налетела Лорэлл.
- О, наконец-то! Давайте к коменданту, а потом за палатками! Комендант - туда, склад - там! - И махнула руками в разные стороны.
- А наш-то где? - ринулся к ней Эрик.
- С разведчиками сидит - изучает результаты последних вылазок. Занят ужасно! Так что все расспросы потом.
Марк украдкой выдохнул с облегчением. Жив... Всыпать бы ему как следует по упругой заднице, что больше так не пугал! Жив, паршивец головастый... сволочь ненаглядная...
Отметиться и забрать палатку, спальник и коврик-лежку было делом недолгим. Кто-то собирался устраиваться с друзьями, кто-то один... Палатки были рассчитаны на все варианты, а какие-то даже забронированы заранее. Лагерь обрастал аккуратными пологами вокруг большой штабной, оружейной, лазарета и полевой кухни. Для снабжения водой выкопали и огородили несколько колодцев. Марк заранее застолбил себе место и, с удовольствием согнав вперевшегося Дюка, начал устанавливать свою палатку-одиночку. Ночевать с кем-то, кроме мужа, он не собирался, но Лок тоже жил в одиночной, причём на самом краю лагеря. Лорэлл охотно показала место. Марк заглянул внутрь, посмотрел на растянутую на одной из стенок карту местности с кучей пометок, кипы бумаг, раскрытый кофр из-под ноутбука, демонстрирующий своё содержимое, знакомый рюкзак, валявшийся прямо на полу, и застегнул "молнию". Сразу видно, что его мутант пашет, не разгибаясь.
Прибывали всё новые бойцы. За немудрёным обедом - сегодня давали отварную картошку и банку половинного объёма с тушёнкой в нагрузку - Марк попытался найти среди собравшихся товарищей Лока, но так и не увидел. Эрик и нагатовцы тоже были разочарованы.
- Он что, голодовку объявил? - ворчал Роджер, орудуя ложкой.
- Может, с командованием обедает? - предположил Стоун.
- Так наш Комбат вон там, - кивнул головой в сторону командира Эрик.
- Не, он всегда в своей палатке ест, чтобы не отвлекаться, - подсела к парням Лорэлл со своей тарелкой. - Я тут мельком услышала, как он обсуждал с Риком из разведотряда новый рейд... Опять собирается идти с ними.
- ОПЯТЬ??? - ахнул Эрик, не донеся ложку до рта. - Так он уже с ними ходил???
- Три раза. И все три раза с разными группами. Мальчишки от него в полном восторге! Парни, вы просто обязаны мне всё о нём рассказать! Он же настоящее сокровище!!! Само совершенство!!!
- А ничего, что дохлый и ростом не вышел? - хмыкнул Рэй, вскрывая свою банку.
- Ничего ты не понимаешь, - насупилась Лорэлл. - Это только тупые курицы смотрят на рост, размер бицепсов и нижнего агрегата. Я уже не говорю про модель тачки, количество квадратов и банковский счёт. По-настоящему умные девушки оценивают совсем другие качества. Например, интеллект. К тому же в маленьких парнях чувствуется что-то очень трогательное... А Лок такой милашка! - Оперативница умилённо разулыбалась, прикрыв глаза. - Просто обнять и плакать! Так и хочется уложить его на колени и гладить по головке, по плечам, по спине...
Марк скрипнул зубами. Откуда она знает, что именно Лок любит больше всего? Неужели уже?..
- Не, Кнопка не любитель откровенно телячьих нежностей, - замотал головой Дюк. - Сколько его знаю, а ни разу не видел, чтобы он шёл на поводу у своих подружек и соглашался на такое. Даже на студенческих вечеринках, когда пива выпьет. Помню, как Маруська с первого потока его уговаривала полежать у неё на коленях, так он её сразу послал, хотя перед этим лизались вовсю...
"Ещё бы," мысленно хмыкнул Марк. "Для него это способ выразить особое доверие, почувствовать подлинный домашний уют и близость, а не повод просто расслабиться. К кому попало он на колени укладываться не будет. А на мои ложился... целых два раза до болезни... И, когда болел, тоже тянулся..."
- Не любитель? - искренне огорчилась оперативница. - Как жалко... А почему?
- Я так подозреваю, что он это из-за того, что рано без матери остался, - блеснул своими скудными познаниями Рэй. - Он же до семи-восьми лет в мутантской общине жил и был очень привязан к маме. Всякий раз, как заходил разговор о семье, стоило сказать "твоя мама", как он замолкал и отворачивался. До сих пор тоскует без неё. А когда остался совсем один, то, скорее всего, не захотел больше это испытывать, чтобы не бередить старые раны. Он же всё-таки мутант.
"Фигня," самодовольно подумал Марк. "Сразу видно, что ты не был ему настолько близким другом, иначе бы не нёс такую чушню. Лок часто пригревался рядом с отцом по вечерам."
- А что он любит? - ухватилась за новую идею Лорэлл. - Он чем-нибудь увлекается помимо работы?
- Ещё бы! - встрял в разговор Эрик. - Он потрясающе вкусно готовит! Он тут по дороге угощал нас блинами с мясом... Просто королевские!!! А ещё близнецы Чердынцевы - наши шаманы - говорят, что он у себя дома чуть ли не самую настоящую оранжерею устроил! Я сам ещё не видел, но Олег говорит, что красота неописуемая...
"И не увидишь, раз он меня так ни разу к себе и не пригласил. А я так хотел посмотреть..."
- Ух, ты! - восторженно вытаращила глаза Лорэлл. - Наверно, он жутко хозяйственный!
- Ага, - кивнул Дюк. - Когда я отбывал наказание на школьной кухне, то Марьяна, наша повариха, постоянно ворчала, какие мы неумёхи в сравнении с Локом. У нашего умника всегда всё блестело, ничего не разбивалось, не разливалось и не ломалось...
"Ну ещё бы... Байли постоянно на работе, и кто оставался на хозяйстве?"
- Само совершенство... - простонала Лорэлл. - Вот, теперь понимаете, кого предпочитают нормальные девушки, а не клубные тёлки? - В её голосе прорезалось откровеное торжество. - Не секси-мачо, не бруталов, истекающих тестостероном, а надёжных, на которых можно положиться и не только в постели. А если они при этом ещё и симпатяшки, то всегда будут нарасхват, а вам только и останется нервно покуривать в уголке.
- Ничего, мы без половин тоже не останемся, - фыркнул Рэй, выскребая банку из-под тушёнки. - Не все такие проницательные и знающие, как ты. Дур тоже можно как следует выдрессировать под себя. - Облизав ложку, нагатовец спросил: - А что бы ты стала делать, если такое вот совершенство вдруг окажется "голубком"?
- Поогорчалась бы и продолжила искать дальше. - Лорэлл ничуть не обиделась. - Раз есть один, то где-то наверняка есть и другой... но такие идеальные парни попадаются в лучшем случае один на миллион, - вздохнула оперативница.
"А Лок вообще один-единственный..."
- ...Вот и приходится довольствоваться тем, что попадается и кажется хоть чуточку перспективным.
- Так ты точно себе мужа не найдёшь, - напророчил Роджер.
- Найду, - уверенно заявила Лорэлл. - Для начала попытаюсь окрутить вашего умника, а там посмотрим.
- Не выйдет, - покачал головой Эрик. - Мне Сайфер как-то сказал, что Лок решил не жениться никогда.
- Сайфер? А кто это?
- Один из наших механиков. Он как-то услышал, как Марк с Локом об этом говорили, и Лок это сказал вполне серьёзно.
"Теперь точно не женится, ведь мы уже женаты... а скоро и уйдём вместе..."
- А почему?
- Не знаю. Дальше Сайфер слушать не стал. Он и это-то услышал случайно... Марк, ты куда?
- Посуду сдавать, - буркнул бреанец, поднимаясь с земли. Слушать всё это было противно.
Начинаешь понимать, что, возможно, действительно сделал самую большую глупость в жизни.


После обеда лагерь оживился. По долетающим обрывкам было ясно, что очередная смена разведчиков собралась в рейд за пределы лагеря. Марк совершенно случайно оказался поблизости и сразу разглядел среди ловких, мягко шагающих парней своего мужа. Собранного, в подогнанной камуфляжке, с банданой на голове, разрисованного маскировочным гриммом, с небольшим рюкзаком за плечами и ножом на поясе.
- Эй, ты куда??? А ну, стой!!!
Лок сперва растерялся, когда могучая рука вцепилась в воротник куртки и как следует встряхнула его.
- Ты что творишь? Отпусти!
- Куда собрался? - прорычал Марк ему прямо в лицо. - Жить надоело?
- Я делаю свою работу! - огрызнулся Лок, отцепляя его от своего воротника.
- Ты уже ходил три раза! Мало?
- Да, мало! Я ещё не всё здесь осмотрел!
- Никуда ты не пойдёшь. Остаёшься в лагере.
- С х...я ли?
- Потому что я так сказал.
- А ты мне кто? Мать? Отец? Начальство? Мой выход полностью одобрен командованием. И назови хоть одну достаточно уважительную причину, по которой я должен остаться в лагере.
- Ты - наш единственный аналитик!
- И что?
- Кто будет помогать разрабатывать операцию, если ты не вернёшься?
- Останутся мои расчёты и записи. Резервный сумеет разобраться...
- Какой ещё резервный??? Я имел в виду не это!!!
- Тогда выражайся яснее.
Понаблюдать за руганью бывших напарников сбежалось, наверно, пол-лагеря. Разведчики уже начали хмуриться, поглядывая на часы.
- Ты - НАШ аналитик! Где мы второго такого найдём?
- Найдёте. Незаменимых, как известно, нет.
- Ещё как есть!!! Ты незаменим!!!
- Почему? - выжидающе скрестил руки на груди Лок.
"Да потому что я люблю тебя!!!", едва не выкрикнул Марк, но вовремя прикусил язык. Зрителей было слишком много. И его сородичи тоже здесь были.
- Что здесь происходит? Вы почему всё ещё не вышли за пределы лагеря? - К месту ссоры вышел незнакомый мужчина средних лет с совершенно седым ёжиком волос.
- Вот он мешает, - без обидняков ткнул пальцем в Брэзела старшина разведчиков с тёмной повязкой на правом рукаве. - Не хочет выпускать Ронана из лагеря.
Седой смерил бреанца хмурым взглядом.
- Брэзел... Ясно. Так, парень, отойди и не мешай. Ничего с вашим умником не случится. Он за три рейда ни единой царапины не схватил и ни разу не заблудился. И в этот раз ничего с ним не будет, да и за ним присмотрят. Давай-давай, не дури!
- Не позорься, а то вообще из лагеря вылетишь, - взял Марка под руку подошедший Комбат и отвёл в сторонку. - Слушай, сынок, я понимаю, ты за него беспокоишься, но не стоит относиться к нему как беспомощному ребёнку. Лок достаточно опытен и самостоятелен, чтобы ходить в рейды с разведчиками. Тем более, что его вылазки дают нам гораздо больше информации, чем мы могли бы получить обычным путём...
- Через эфир сканирует окрестности? - едва сдерживая ярость, поинтересовался Марк.
- И это тоже.
- Он же не шаман! Как он может?.. Да он после того, как меня искал по всей Кавари, два дня встать не мог... да и на Бреане...
- Теперь ему это не грозит, - спокойно ответил командир. - Как я понял из объяснений специалистов, болезнь каким-то образом спровоцировала у нашего парня скачок способностей. Адаптация это была или нет - мы не знаем. Мутанты с зачатками Дара - это просто тёмный лес... До уровня настоящего шамана ему, конечно, ещё далеко, диапазон возможностей сильно ограничен, но и то, что он сейчас может, впечатляет. Лока даже экзаменовали в Институте и позволили самостоятельно использовать некоторые способы поиска. Только осторожно...
- Это смертельно опасно! И куда смотрят сами шаманы? Не могли прислать кого-нибудь по-опытнее для разведки?
- Специалистов по такому поиску и у нас в отделении и в Институте слишком мало. И все они заняты. У нас есть только Лок, но и с его скромными возможностями мы сможем выполнить свою задачу. О полноценном выходе и речи не идёт...
- Это слишком энергозатратный процесс! И нужна подстраховка! Вдруг что-то пойдёт не так?..
- В отряде есть шаман-медик для оказания первой помощи. Он и подстрахует в случае чего. А теперь успокойся, пока тебя и впрямь не отправили домой. И ещё кое-что. - Командир вцепился в руку подчинённого сильнее и придвинулся вплотную, понизив голос. - Долго будешь резину тянуть?
- С чем?
- Ты знаешь, с чем именно. Может, хватит дурью маяться? Вы же любите друг друга, хотите быть вместе. Почему ты до сих пор упираешься? Лок ведь из-за тебя...
- Я принял решение. - Марк вырвался и отвернулся.
- Тогда что это были за пляски на тему "Не пущу!"?
- Вырвалось.
- Значит, ничего ты ещё не решил. Сплошная болтовня. И вот тебе моё последнее слово. Если до Нового Года я не увижу вас стоящими в моём кабинете - вместе и чтоб за руки держались! - то больше ты у нас работать не будешь. Я лично попрошу менталистов Института зачистить тебе всю память о службе под корень, а самые мерзкие воспоминания оставить, чтоб всю оставшуюся жизнь мучился. И буду наблюдать, как ты это переживёшь. С чувством глубокого удовлетворения. Думаю, это будет достойная плата за то, что ты из-за собственной дурости сгубил отличного парня.
Комбат развернулся и направился к штабу, оставив Марка одного и в совершенно оглушённом состоянии. То, что его пригрозили уволить, было сущей мелочью в сравнении с перспективой забыть, пожалуй, самый увлекательный и интересный период жизни. Марк, подписывая соглашение о приёме в ряды СС, знал, что тем, кого увольняют по тем или иным причинам, стирают все лишние воспоминания, чтобы сохранить тайну. И был полностью с этим согласен, понимая всю важность данной организации и её роли в жизни общества. Но он и представить себе не мог, что подобная перспектива вплотную коснётся его самого! Ему нравилась работа, благодаря которой через самые, казалось бы, незначительные дела, "чекисты" выходили на рыбу среднего, а то и крупного размера. Нравился коллектив - ни одного зауряда, все отличные интересные ребята! Нравилась сама обстановка "красного" кабинета" - весёлая, энергичная, местами просто бесшабашная. Даже ненормированные смены, редкие полноценные выходные и частые вызовы по ночам с пульта дежурного не могли всё это испортить, ибо были неотъемлемой частью работы. В конце концов, здесь у него появилась возможность испытать себя по-настоящему, обогатиться новыми знаниями, пережить новый опыт... Марк не провёл в стенах управления и года, но уже чувствовал, что его место именно здесь. Не в вонючем полицейском участке, а здесь! Он совершенно не собирался со всем этим расставаться до самого конца жизни - долгой или короткой! В идеале он хотел погибнуть во время рейда, выполнив свой долг, как актёры мечтают уйти из жизни на сцене, на которую выходили снова и снова. И теперь ему пригрозили стереть весь этот кусок его жизни, причём окончательно и бесповоротно. И очнётся он в своей квартире, не понимая, как здесь оказался, долго будет восстанавливать общую картину, а потом где-нибудь устроится и, возможно, будет вздрагивать от непонятной тревоги, столкнувшись с бывшими коллегами на улице... если, конечно, проживёт достаточно долго.
И всё из-за тощего сероглазого очкарика, который нагло ворвался в его жизнь и как-то незаметно привязал к себе крепче, чем только можно представить.
Фактически ему только что выставили ультиматум, уступив которому Марк получал сразу всё - оставался в управлении и вновь обретал того, кого желал больше всего в этой дерьмовой жизни. А как же принципы? Наплевать на них? Тогда зачем они вообще нужны? Чего ради дед ему эти самые принципы вбивал в голову, стараясь вырастить из внука достойного и порядочного человека с хорошо развитым чувством долга? Беспринципных гадов и без того предостаточно, из-за них этот мир катится ко всем чертям, и "чекистам" порой отдышаться некогда!!! Плюнешь на одно, затем на другое, третье... и вот все принципы и нормы уже забыты напрочь. И ты сам уже не человек, а просто прямоходящее и говорящее дерьмо. Как там говорил легендарный Володя Шарапов? "Если закон один раз под себя подмять, потом другой раз... потом им дырки в следствии затыкать, как нам с тобой удобно будет, то это не закон будет, а кистень." Всё-таки гениальные фильмы в Советском Союзе снимали!..
И что теперь делать? Вестник сказал, и близнецы подтвердили, что они должны принимать решение, исходя из собственных желаний, а не давления извне. Думать только о себе. Ему важно оставаться верным себе... и до сих пор, несмотря на принятое решение, разрывается пополам. Лок... он вообще неизвестно о чём думает. То ли и впрямь забыл его, то ли действительно притворяется, сосредоточившись на работе и не позволяя ему самому усомниться в принятом решении. Как делал это до той проклятой, нежной, сладостной, сумасшедшей и невероятной первой "брачной ночи". Как делал на обратном пути, пока он в пьяном угаре не зажал его в санузле каюты, а потом отлюбил на койке и выгнал, едва оклемавшись. Боги, как же это было фантастично! Лок был ненасытен, ласков, твёрд и податлив одновременно... И он сам сходил с ума от любви и желания! Неудивительно, что Лок вновь поверил, что всё может получиться, а потом... Потом была боль. Дикая боль. Чтобы больше не испытывать боли от разочарования, Лок оставил всякую надежду и теперь делает всё, чтобы держаться от него как можно дальше. Страдает, мучается, но, стиснув зубы, работает, чтобы успеть сделать как можно больше прежде, чем уйти на ту сторону с относительно спокойной душой.
ЧТО ДЕЛАТЬ???
Марк брёл по лагерю, натыкаясь на коллег, что-то бормоча в знак извинения, не видел любопытных взглядов, не слышал перешёптываний за спиной. Если бы он знал, что шаманы лагеря, прекрасно видящие, что с ним творится, не сговариваясь, молчат, пожимая плечами на расспросы других, то ему стало бы чуть легче. Негласный кодекс, о котором как-то вскользь упоминали рыжие близнецы и сам Лок... Дойдя до своей палатки, Марк забрался внутрь, повалился на спальник и просто отключился. Ему было плохо.
Спустя какое-то время зажужжала, раскрываясь, застёжка, и в палатку заглянул встревоженный Эрик.
- Марк... - осторожно окликнул он приятеля. - Там... разведчики вернулись...
Бреанец тут же подскочил.
- А?..
- Он в порядке. Ужинает и отбивается от расспросов.
Марк выбрался из палатки и стремглав бросился в сторону полевой кухни, лавируя между другими палатками, как когда-то по городским улицам, когда гнал во весь опор к "Нагате". Вечерело, и под деревьями всё сильнее сгущались тени. Скоро зажгут фонари. Лока он едва разглядел за спинами сгрудившихся вокруг него бойцов. Аналитик сидел, прислонившись к боку общего котла, и вовсю наворачивал кашу из миски, периодически отхватывая куски от хлебной горбушки.
- Всё узнаете на инструктаже, - в сотый наверно раз повторил он. - Дайте хоть пожрать нормально!
- Да, не трогайте его, - вторил старшина разведчиков. - Этот парень сегодня хорошо поработал, дайте отдохнуть.
Гримм частично смазался, демонстрируя усталую бледность, но глаза довольно блестели. Похоже, что рейд прошёл удачно. И, вроде бы, ни единой царапины...
- Вот видишь, он цел. Зря беспокоился, - тихо сказал кто-то, похлопал по плечу и отошёл. Марк резко обернулся, но так и не понял, кто это сделал. Кто-то из шаманов точно.
Наконец по лагерю отзвучал отбой. Народ начал расходиться по палаткам. Марк, бесплодно проворочавшись, выбрался наружу, сел под раскидистым деревом, в кроне которого виднелись провода и горели фонари, достал сигареты, закурил и увидел своего мужа, шагающего к колодцу. В одних штанах, с полотенцем на плечах. Вытащил полное ведро воды, умылся, потом смочил полотенце и начал обтираться. Желтоватый свет фонарей выхватил из темноты его тонкую гибкую фигурку, которая казалась почти белой, резко контрастируя с чернотой волос. Даже на таком расстоянии Марк видел все его шрамы, знакомые в том числе и на ощупь... Вдруг Лок замер и начал медленно оборачиваться. Заметил.
Они долго смотрели друг на друга. И Лок сказал:
- Если хочешь, то можешь подойти и помочь.
Марк выронил сигарету - дрогнула рука. Вспомнился гостиничный номер в Огненных Ключах, мечущийся в горячке напарник, влажное полотенце, обтирающее пышущее жаром обнажённое тело... Вот он поднимается на ноги, делает шаг, другой, подходит вплотную, берёт мокрое полотенце и начинает обтирать узкую чувствительную спину и плечи... касается губами растрёпанной макушки... набрасывает полотенце на плечи, обнимает... разворачивает к себе... И вот они уже пятятся под защиту ближайших кустов, жадно и торопливо целуясь. Вот под руками сминается мягкая трава... И плевать на насекомых - ночь на дворе, все забились в норы до утра. Главное - ОН рядом, здесь, в его объятиях... Любимый... Единственный...
Между ними снова начали протягиваться тонкие хрупкие нити.
Марк тряхнул головой, прогоняя нахлынувшее наваждение. Лок всё так же стоит у колодца и смотрит на него. Как будто чего-то ждёт.
- Не хочу, - пробормотал Марк и вернулся к себе.
В спину ударилось молчание. В нём было... разочарование.
Так желания или принципы?


- А мы в разных группах... - разочарованно протянул Эрик, увидев списки штурмовых групп. - Ты в какую попал?
- В пятую.
- Зато Лок будет в вашем прикрытии...
- Плевать. Пусть идёт где хочет.
После эпизода у колодца Марк постоянно был мрачен. Он прекрасно понял, что тогда произошло - знаний успел накопить предостаточно. Лок действительно не разлюбил его. В тот миг, когда они смотрели друг на друга, огонь, немилосердно сжигающий их, угас, и Лок снова смог почувствовать его. Мысли, эмоции... Они вновь соединились на чувственном уровне, и взамен сгоревших начали протягиваться новые нити. То наваждение было их обоюдным потаённым желанием, и Марк отказался от возможности воплотить его в реальность. И, уходя, поймал его разочарование, наполненное болью.
Марк подошёл к своему непосредственному командиру для знакомства. Им оказался тот самый седой мужик.
- Значит, тебя ко мне направили... Я Томас. - Марк пожал крепкую суховатую руку. - Скоро подтянутся остальные, так что подожди. Позже начнём обсуждать саму операцию. К последнему инструктажу все должны иметь базовый уровень посвящённости.
Марк кивнул и сел на траву.
Всего в их группе было семь человек вместе с командиром. В их числе тридцатилетняя Мира Коен - рослая, крепкая, коротко стриженая, с малость мужеподобным, но симпатичным лицом. Энергичная, деловитая... Марк сперва подумал, что она с Бреаны, но очень быстро выяснилось, что бреанской крови в коллеге нет ни капли. Просто уродилась такая. Мира была превосходным бойцом и по силе и тренированности не уступала половине мужчин в лагере.
Дождавшись, пока все рассядутся и перезнакомятся заново, Томас развернул перед своими бойцами две карты - карту местности и общую план-схему базы, которую предстояло брать штурмом.
- Здесь наш лагерь. От него до базы сорок восемь километров по очень трудной местности. Придётся пройти через два болота и прорубаться сквозь лес, поэтому всем быть готовыми к любым неожиданностям. Со списками местной живности ознакомились? - Бойцы покивали. - На них заряды не тратить, расправляться только врукопашную. Для нашей группы прикрытия это будет основной обязанностью. Пират на это и рассчитывал, когда оборудовал базу именно здесь - что, пока мы будем добираться, нас успеют понадкусать местные хищники. В аптечке у каждого есть универсальное противоядие на случай, если вас тяпнут. Действовать оно будет около суток. Теперь главное. - Томас отошёл ко второй схеме. - Здесь идёт линия защитного барьера базы. К нашему подходу шаманы должны его снять.
- А что делает этот барьер? - спросил Кристен, самый молодой боец в группе.
- Сжигает до состояния пепла.
- А если сперва провести артподготовку, а потом на штурм? У нас же есть своя авиация...
Командир только головой покачал.
- Этот вариант отмёл сам Координатор. Во-первых, транспорта, способного участвовать в полноценных боях, у нас очень мало. Во-вторых, как я понял, Пират очень силён и вполне способен засечь нашу авиацию на подлёте, а уж там за дело возьмутся тяжёлые орудия, которые расположены здесь, здесь и здесь. Есть небольшая вероятность, что Пират может выйти против нашей авиации и сам. И где мы раздобудем замену потерянным машинам, если потеряем их здесь? А ведь у нас впереди ещё немало дел, и вся эта техника лишней не будет. Наш бюджет и материальная база не бездонные.
Парень сконфуженно опустил голову. Неплохо держится, хотя ему всего девятнадцать лет...
- Теперь база. - Общий вид пиратской базы напоминал Кавари. - Как вы можете видеть на этой схеме, база состоит из нескольких секторов, разделённых проходами, и центрального комплекса. Для того, чтобы добыть эту схему, четверо наших товарищей отдали свои жизни ещё во время предыдущей подготовки, и наш долг - сделать всё возможное, чтобы эта жертва не была напрасной. Это общий план, а на последнем инструктаже вы всё увидите подробнее. В самом центре расположен штаб и энергетическая установка, которая снабжает электричеством весь комплекс. В этих точках расположены резервные генераторы на случай, если центральная установка выйдет из строя. Здесь находится оружейный склад, здесь - продовольственный, здесь - хозяйственный. Это главный ремонтный ангар, это стартовые площадки для прибывающих судов...
Марк слушал очень внимательно, попутно запоминая схему до мельчайших деталей. Кто знает, куда именно бросят их группу? Может, уничтожать генераторы, может перекрывать подходы и подлёты, может пустят на штурм штаба... Любое поручение одинаково важно. Марк не собирался метать громы и молнии, если за весь бой он так и не убьёт ни одного бандита, как за обедом делали другие бойцы. Марк был одним из немногих, выслушивающих эти тирады с осуждением. Понятно, что каждый хотел бы отличиться, но в большом деле важна любая мелочь, и эти мелочи тоже кто-то должен делать. Точно так же бесполезно жаловаться, когда выпадала твоя очередь высиживать сутки дежурства на пульте - от оперативности дежурных, принимающих сигналы, заявки и сообщения, порой зависело не меньше, чем от следователей и бойцов, выполняющих перехваты. В таких случаях следовало засунуть собственные язык, амбиции и эгоизм поглубже в задницу и молча делать то, что приказано.
- ...Таков общий расклад. В ближайшие два дня будет уточнена дата штурма, поэтому объявляется суточная готовность. Завтра начинаем отработку совместных действий, советую всем хорошенько выспаться. Вопросы есть?
- Куда будет брошена наша группа? - поднял руку Стоун.
- Всё узнаете на последнем инструктаже. И не жалуйтесь, если не получится покуражиться и расстрелять весь боекомплект. Если благополучно вернёмся, то сможете оторваться в других рейдах. Здесь не до личного эгоизма. От нас зависят людские жизни. Живых и тех, кто уже погиб. Ещё вопросы? Нет? Тогда свободны.
Марк поднялся с травы и направился к оружейнику - узнать, что именно могут выдать перед рейдом - и столкнулся с Локом. Внутри полыхнуло...
- С нами пойдёшь? - с нарочито безразличным видом поинтересовался Марк, шагая на пару шагов правее.
- Да, будем обеспечивать прикрытие, - точно так же ответил мутант. - По-прежнему готов доверить мне защищать свою спину?
- Да. Мы в одной команде и должны друг другу доверять. Работа прежде всего.
- Хорошо.
- А что это позавчера было? - как бы между прочим спросил бреанец.
- Ты о чём?
- Твои слова у колодца. Ты это нарочно?
- Нет. Просто сказал. Мне до спины было толком не дотянуться.
- Ага, ври больше. Видел я твою растяжку на тренировках. Ты спокойно в узел завязаться можешь без посторонней помощи. И с чего ты меня вдруг просить вздумал?
- Ты оказался ближе всех.
Марк будто на стену налетел.
- Значит, если бы рядом оказался любой другой, то ты бы и его попросил?
- Не любой. Только знакомый.
Знакомый? Или всё-таки...
- Тебе знаком весь лагерь.
- Не так, как ты или Эрик с Комбатом. Или ребята с моего курса. Не люблю, когда до меня дотрагиваются чужие, ты же знаешь. Сейчас особенно.
- А как же девки из школы? - ухмыльнулся Марк. - Трахаться с ними тебе это не мешало.
- Мы вместе учились. Они сами клеились. И у меня гормон играл.
- Однако на коленки к ним ты укладываться не хотел... - съехидничал Марк.
- Слушай, чего ты опять прикопался? Что такого плохого я тебе сделал?
- Выбросил меня из своей жизни. Хотя я предлагал остаться друзьями...
- А я сказал, что мне этого мало. И ты должен понимать почему.
Лок ускорил шаг и нырнул под полог оружейной первым.
Вооружение, выделенное для операции, было стандартным, достаточно лёгким, практичным, удобным. Лок со знанием дела перебирал все образцы, примеривался, взвешивал в руке, брал прицел, щёлкал затвором... Марк наблюдал за ним и снова удивлялся. То, что он видел на борту "Гордости неба", было только цветочками! Неужели в "Нагате" учат всему этому? Или это армейский опыт? Боги, да из этого мутанта вырастили настоящего профессионального солдата!
- Где ты так научился обращаться с оружием? В своей школе?
- Да, в основном. Второй поток, особенно на старших курсах, оттачивает боевые навыки у всех желающих до максимума, возможного в тренировочных условиях. Часто выпускники идут работать именно в СС, а там это не самое последнее дело. Так же наших выпускников много на офицерских должностях в армии, благодаря чему у нас там неплохие связи и самая оперативная информация об общем состоянии войск, их перемещениях и кадровых интригах.
- А тебе это зачем? Ты же аналитик.
- Я уже на третьем курсе решил, куда пойду, и потому вплотную занялся боевой подготовкой. Одних мозгов недостаточно. Днём я бегал по полигону и прыгал на снарядах, а по ночам штудировал учебники и записи лекций. Мне же спать не надо...
- Я знаю.
- Конечно, знаешь... На четвёртом курсе состоялось моё боевое крещение - меня включили в группу по захвату сектантской общины, на которую вывели несколько истерзанных трупов. Я работал в штабе и шёл в бой вместе со всеми в первый раз. Именно тогда я и понял, насколько важен подбор напарников и одногруппников для операции. Со мной тогда пошли двое и едва не разругались из-за того, кто не туда палит почём зря... И это в самый разгар операции! Я едва их утихомирил - пришлось по морде врезать и напомнить, что у нас работа. Мне тоже дали по шее, и конфликт был исчерпан.
- И чем всё закончилось? Взяли этих сектантов?
- Разумеется. Нескольких наших подранили, но никто не погиб... к счастью. А вот в моём следующем рейде убили моего напарника. Я не успел его прикрыть - отвлёкся на то, что он обронил обойму. Это было уже на пятом курсе за семь лун до выпуска.
- Ты... никогда не говорил об этом... - Марк похолодел. Лок так рано в настоящем бою побывал?
- К слову не приходилось. - Лок осмотрел последнюю винтовку и остался доволен. - Кажется, всё в порядке. Если наши бойцы сами не лоханутся, то оружие не подведёт.
- А в армию ты как попал? Туда же мутантов не берут.
- Ну да, не берут, но я решил идти, чтобы отточить боевые навыки на настоящих полигонах и стрельбищах. Когда я пришёл на медкомиссию, то военврач, едва увидел пометку в моём паспорте, тут же попытался меня завернуть, но его коллега в этот момент как раз изучал другие мои документы и узнал, что я отучился полные пять курсов в "Нагате". Они поспорили и в итоге решили прогнать меня через все кабинеты, а потом уже принимать окончательное решение. Я всё прошёл с хорошими результатами, и меня признали годным. К тому же в пехоте оказался недобор, и майор, который приехал забирать новобранцев, готов был взять даже мутанта, чтобы укомплектоваться полностью и не налететь на выговор начальства. Так я и попал в часть.
- Проводы были?
- Можно и так сказать. Просто собрались у Вампирыча, посидели своим кругом...
- И как тебе служилось? "Дедушки" не гнобили?
- Пытались. Первые две луны я приглядывался и потому делал всё, что они говорили, даром что мне спать не надо. На третью луну я на них болт забил, они взъерепенились... Хорошо ещё, что я успел выяснить, где камеры торчат, заманил их туда и на виду у всех объяснил, как они были неправы. Картошку на камбузе потом чистили все, но зато от меня стопудово отстали.
- А чего на кухню не отправили на постоянку? Ты же хорошо готовишь. - Марк так заслушался, что забыл про всё.
- Я не затем в армию пошёл, чтобы у плиты горбатиться. Прикинулся, что только полы драить и картошку чистить умею, вот и не послали... Хотя пару раз всё-таки пришлось себя показать. - Лок тоже заметно расслабился. Даже огонь отступил.
- Как это?
- Наш кашевар заболел, и подполковник меня на кухню отправил. Показал книгу, где все рецепты и нормы были расписаны, дал срок... - Лок ухмыльнулся, вспоминая. - Я и оторвался, когда для себя готовил. К тому времени от армейской жрачки воротить начало - привоз задерживали, и мы готовили из того, что оставалось. Ну вот, пристроился я у окна с тарелкой, наворачиваю... И тут наш старшина заходит. Начал пробу снимать, а потом заметил сковородку, на которой я себе готовил. А там ещё что-то оставалось - припрятать хотел до вечера, а не успел. Попробовал... потом на меня как-то странно посмотрел и ушёл. Вечером пришёл на кухню, посмотрел, как я котлы домываю, и велел через неделю быть в штатском у КПП.
- Зачем?
- Наше командование гулянку затеяло - звезду обмывать. Короче, старшина привёл меня на квартиру к генералу, показал на купленные продукты и велел сообразить достойный стол. Я понял, что спалился. Пришлось готовить, благо у генеральской жены книга рецептов была своя. Я ещё кое-что сообразил... После этого меня хотели на кухню определить на постоянку, но я ясно сказал, что лучше на губе сидеть, чем у плиты торчать. Если только на подмене.
- И что тебе за это было?
- Ничего. Только торжественный ужин на юбилей готовить заставили.
- И сколько ты там пробыл?
- Год. Потом пришёл приказ о моей досрочной демобилизации, и я перешёл к стажировке. Начал как раз в нашем управлении.
Марк только головой покачал... и вспомнил про рейд.
- Ты будешь меня прикрывать?
- Да. Только сам не зевай. - Лок посуровел.
- Почему? Ты мог выбрать любого другого...
- Ты прекрасно знаешь, почему. Может, между нами всё и кончилось, даже не начавшись толком, я не позволю тебе умереть. Ты ведь пошёл сюда по той же причине? - Лок бросил на мужа короткий взгляд и вышел из оружейной... где был перехвачен Лорэлл.
- Привет, миляга! Ты от меня прячешься? - Оперативница радостно обхватила мутанта за плечи, притянула к своей пышной груди и растрепала ему чёлку.
- Вовсе нет. Я просто был занят. - Лок закатил глаза от досады, поправляя сбитые очки.
- Так как на счёт моего предложения?
- Я уже ответил. - Лок всё-таки вывернулся из захвата девушки... не так, как стряхивал с себя девицу на борту "Стерегущего".
- Тебе жалко? - скорбно заломила бровки Лорэлл. - Скоро в бой, а там может случиться всякое...
- Не жалко. Просто не хочу. - Лок одёрнул куртку.
- Я тебе не нравлюсь? - обиженно надула губы девушка.
- Нравишься, но не настолько.
"Ага, уже пытается развести на секс. Что, не обламывается, милочка?" злорадно подумал Марк. "И не обломится. Он мой."
"Собака ты на сене," прозвучал в голове знакомый голос. "Уступи девчонке хотя бы на раз! Убудет с тебя что ли?"
"Обойдётся!"
"А сам?"
"Да пошёл ты!!!"
"Собака и есть," меланхолично вздохнул Вестник и замолк.
Лорэлл продолжала виться вокруг Лока, упрашивая согласиться хотя бы на простенькое свидание. Другие бойцы со смешками и шуточками давали советы, предлагали свои кандидатуры, обещали не разочаровать, на что девушка огрызалась и продолжала упрашивать аналитика. Лок только ускорял шаг к вящему удовольствию мужа, а потом и вовсе подпрыгнул, вцепился в ближайшую ветку дерева и скрылся в густой листве. Лорэлл сердито взвизгнула, а "чекисты" вокруг заржали.
- Ай да Кнопка! Молодец какой...
- Что, убежал? Сразу надо было хватать!
- Может, всё-таки со мной сходишь? Я тут местечко хорошее приглядел...
- Не, лучше давай ко мне! У меня "одиночка" и тёплый спальник...
Разобиженная Лорэлл развернулась и куда-то побежала.


Довольный Марк, мысленно хохоча вместе со всеми, с лёгким сердцем отправился к себе, но по пути свернул к палатке Лока и спрятался за кустом. Лок действительно скоро появился, забрался в палатку, застегнул вход, и внутри что-то зашуршало. Потом чуткое ухо бреанца уловило какое-то шевеление и тихий вздох облегчения. Что он там делает? Через пять минут Марк начал подумывать подобраться поближе, проколупать дырку и подглядеть, когда примчалась Лорэлл. Оперативница встала рядом со входом в палатку с очень решительным видом.
- Почему ты от меня убегаешь?
- Я уже всё сказал. Не мешай работать. - В голосе мужа Марку почудилось что-то странное.
- Нет, ещё не всё. У тебя всё же кто-то есть? Я же вижу, что ты напрягаешься всякий раз, как я до тебя дотрагиваюсь.
- Есть, - помедлив, ответил мутант. - И я не хочу никого другого.
В груди бреанца оглушительно бухнуло.
- И кто она?
- Не твоё дело. Уходи.
- Нет, я не уйду. У вас всё настолько серьёзно?
- Это на всю жизнь.
- А она тебя любит?
"Она"? Так до откровений так и не дошло? Хвала богам...
- Мы любим друг друга.
- А если она так и не узнает? Всего один раз - и я отстану...
- Узнает.
- Почему?
- Кто-нибудь из наших обязательно расскажет.
- Так она здесь? Медичка?
- Нет. Мы в бой пойдём.
- Мира? Так она же на десять лет старше тебя и такая здоровая...
- Лорэлл, уходи! - Лок явно начал терять терпение. - У меня нет ни времени ни желания играть в угадайку!
- Ну уж нет! - Оперативница решительно потянула застёжку, нырнула в палатку, застегнула за собой. - Ты чем тут занят?.. - Голос девушки резко оборвался, как будто Лорэлл на миг потеряла дар речи. Секунда, другая, третья... - Так ты... - В её осипшем голосе появилось потрясение.
- Не твоё дело, - сердито рыкнул Лок. Снова зашуршало. - А раскроешь пасть - пристрелю! И я не шучу.
- Так ты... любишь... его?
В палатке стало очень тихо. Марк едва сдерживался, чтобы не обнаружить себя и не подкрасться вплотную. Что там такого делал его муж, что Лорэлл догадалась? Неужели?..
- Как же так?.. Ведь твои однокурсники говорили...
- Это случилось весной, - тихо ответил Лок, чуть помолчав. - И я сам такого не ожидал. Но всё очень серьёзно.
- И... что он? У вас всё... взаимно? - Судя по шороху, Лорэлл села.
- Да. Но мы оба мужчины... а ему по статусу не положено.
- А... у вас уже что-то было? - В голосе девушки появилось искренне сочувствие.
- Да. На Бреане и на обратном пути.
- Поэтому вы почти не разговариваете?
- Да. Он принял решение. Мы не можем быть вместе. И я принял его решение... но быть с кем-то ещё я просто не хочу. Не могу.
- А... может... ещё можно что-то сделать? Он же не хотел выпускать тебя из лагеря... значит, ещё любит...
- Нет. Решение принято. И любовь тут не при чём.
- И ты просто сдашься?
- Не всё происходит как в мелодрамах - со счастливым концом. Всё кончено.
- Нет, не всё! И я тебе докажу!
В палатке поднялась какая-то возня.
- Ло... Лорэлл... Прекрати... что ты делаешь?..
- Раз уж у тебя такая трагедия, то я заставлю тебя встряхнуться. В конце концов, скоро в бой... Заодно сделаю то, что хочу. Разве ты не уступишь девушке? Всего один раз! И пусть этому дураку будет стыдно. Такой парень по нему сохнет, а он...
Вскоре до ушей Брэзела донеслось приглушённое мычание и звуки поцелуев. Они что?.. Марк метнулся к палатке, достал свой нож и осторожно проколупал в пологе дырку, к которой приник глазом. И замер. Лорэлл торопливо раздевалась одной рукой, попутно жарко целуя его мужа, притягивая к себе за куртку. Сорвала с него очки и отбросила на пачку бумаг. Чувствовалось, что у Лорэлл было немало самых разных любовников - действовала коллега весьма сноровисто. Лок почему-то и не думал сопротивляться... Вот Лорэлл толкнула Лока в грудь, опрокидывая на спину. У самого мутанта штаны и бельё уже были приспущены до щиколоток, а в ладони зажато что-то маленькое, от которого тянулся провод, другой конец которого скрывался... меж поджатых ягодиц. Член Лока уже вовсю стоял. От вида оголённых частей тела мужа Марк стиснул зубы, чувствуя, как внутри снова поднимается жгучее желание. Неподалёку от спальника на груде бумаг валялось что-то трудно опознаваемое.
Вот Лорелл начала стаскивать с недовольно мычавшего аналитика ботинки и штаны, потом куртку и футболку, торопливо осыпала жадными поцелуями грудь и плечи... Почему Лок не сопротивляется? Ему что, всё равно? Марк невольно отметил, что при своей "неформатной" фигуре Лорэлл очень даже... ничего... Аппетитная штучка... А уж от вида обнажённой фигуры мужа, знакомого до последнего изгиба, до мельчайшей складочки, каждой неровности шрамов, у бреанца и вовсе потемнело в глазах. Гладкая грудь, узкие, обманчиво хрупкие плечи, тонкие крепкие руки, поджарое гибкое тело, стройные ровные ноги... Девушка восторженно разглядывала парня, неторопливо поглаживая.
- Боги... ты... совершенен...
Лок только досадливо глаза закатил, но по-прежнему не пытался оттолкнуть коллегу. Лорэлл торопливо отобрала ту самую маленькую штучку, оказавшуюся пультом, и нажала кнопку. Лок тихо вскрикнул и подался вперёд, его заметно опавший член тут же начал вставать снова. Лорэлл довольно облизнулась.
- Ага, значит, правду говорят, что вы, мутанты, если со здоровьем у вас всё в порядке, быстро возбуждаетесь... Ладно, сейчас проверим, так ли ты в этом плане хорош, как говорили ваши школьные девчонки. - И, взявшись за член аналитика, обхватила его губами, доводя до состояния полукости. Лок стиснул зубы, девушка коварно улыбнулась и нажала другую кнопку. - Что, не получается? Ты, как я слышала, мастер по самоконтролю, но инстинкты и рефлексы изничтожить никому не дано.
- Лорэлл... прекрати... Я не хочу...
- Хочешь, ещё как хочешь, иначе бы не впихнул себе эту штуку в задницу.
- Отстань... я же могу сорваться и поломать тебя... а то и убить...
- Ничего ты мне не сделаешь. Потому что я тебе не враг. И ты это чувствуешь, иначе бы вообще не позволил мне войти.
Лорэлл провела пальцами по своему курчавому треугольнику, кивнула и оседлала недовольного мутанта, насаживаясь на его торчащий член. Вот снова начала поглаживать его бешено вздымающуюся грудь и наклонилась, впиваясь в губы, прижимаясь и покачивая бёдрами. Щёлкнула третьей кнопкой, задвигалась... Лок тяжело задышал и, вскрикнув, сбросил девушку с себя. Одной рукой вцепился в валяющуюся рядом куртку, второй обхватил свой член. Сквозь пальцы потекло... Кончил.
- Отлично, - выдохнула Лорэлл и осторожно вытянула из его задницы... несколько тёмных шариков - когда выходил каждый последующий, Лок стонал сквозь стиснутые зубы - после чего смотала это "ожерелье" и отшвырнула в сторону. - Вот теперь, думаю, ты готов. Хочешь ведь?
Лок глухо застонал, яростно сверкнул глазами и стремительно повалил её на спину. Снова охватило желание? Тогда в каюте с каждым разом он становился всё нетерпеливее и неистовее. Марк с удивлением и любопытством наблюдал за мужем. У него явно был солидный опыт по сексу с девушками... А где он успел освоить все тонкости по тому, как трахаться с мужиками? Вот Лок усмирил себя и начал действовать более расчётливо.
Марк следил за происходящим с болью в сердце. Как любовники перекатываются друг с друга, страстно целуются... Как мутант ласкает свою партнёршу, облизывая и покусывая торчащие соски, бережно мнёт налитые груди, оглаживает спелые ляжки... Вот спустился ниже, и его чёлка накрыла лобок... Лорэлл вцепилась в смоляной хвост, прижимая его голову плотнее, и с блаженным видом стонала всё громче. Марк почему-то представил на месте Лорэлл самого себя... и торопливо прикусил губу. Боги, да что же это такое?.. Вспомнилась их вторая "брачная ночь", когда Лок периодически перехватывал инициативу. До минета тогда не дошло, но всё остальное... Как же хорошо в этот момент ему было!
Совершенство...
Вот Лок ворвался в тело своей партнёрши, и Лорэлл со стоном обхватила его ногами. Каждый толчок, каждый стон резал по-живому, как и вспышки огня... Лок, казалось, был полностью поглощён процессом, но его лицо оставалось бесстрастным, а взгляд - ясным. Марк, скрипя зубами, не выдержал, запустил руку под ремень и сжал собственный член, откровенно наливающийся кровью. Слушая страстные стоны Лорэлл, он даже не заглядывал внутрь, расстёгивая штаны и отваливаясь на спину. Он и так всё отчётливо видел. Он слишком хорошо знал, каким его муж бывает в такие моменты. Лок дышал всё тяжелее, срываясь на хрип... так знакомо... Когда в палатке раздался сдавленный стон девушки, а спустя несколько секунд резкий хриплый выкрик аналитика, Марк тоже кончил, перевернувшись на живот, чтобы не оставлять пятен на штанах.
- Боги... ты великолепен... - простонала Лорэлл спустя пару минут. - Я так и знала... Ты - само совершенство!
- Ага... хорошо совершенство... - проворчал Лок, переводя дыхание. В его голосе не было ни капли отходняка после столь бурного соития. Только досада. Судя по шороху, он встал и начал одеваться. - Мелкий, тощий...
- Перестань! Ты просто потрясающий! Ни с одним из парней мне ещё не было так классно... Ты в курсе, что наши медички тебя поголовно обожают? Если бы половина не была уже пристроена, они бы тоже начали за тобой бегать.
- Оно мне надо, как в телеге пятое колесо...
- И всё-таки ты классный! Правду твои однокашники говорят - ты всё держишь под контролем. Даже о предосторожности не забываешь, хотя мы трахались без презика... Жаль, что мне больше не на что рассчитывать. Я бы не отказалась повторить... с полной защитой, в нормальной постели и без тормозов... но ты ведь больше не поддашься?
- Не поддамся. Это была случайность. Ты меня подловила. А раз уж так вышло, то я был обязан тебя не разочаровать.
- Обязан? Так ты только поэтому... - В голосе Лорэлл проскочило разочарование.
- Ты - девушка. И точка.
- Боги, ты ещё и джентльмен! И для нас, девок, ты уже потерян навсегда... Как жалко... - Помолчав, девушка спросила: - А как часто ты эти шарики с вибрацией используешь?
- Когда надо.
- А... вон ту штуку... тоже?
- Это для радикального использования.
- И тебе не больно? - обеспокоенно спросила Лорэлл, и Марк напрягся. - Эта штука довольно большая...
- Не больно.
- А, так ты готовился... Понятно. Слушай... а Марк хороший любовник?
- По мне - самый лучший.
- Понятное дело...
- И я предупреждаю снова: проболтаешься кому - пристрелю лично. И рука моя не дрогнет. И я не шучу.
- Да кто мне поверит...
- Неважно. Достаточно одного слова.
- Бережёшь его репутацию? - В голосе девушки ясно слышалось понимание.
- Да. В нашей "армии" есть его сородичи, которым знать ни к чему.
- Так ведь он отверг тебя!..
- Не имеет значения. Я люблю его.
- Так не сдавайся! Заставь его быть с тобой! Соблазняй...
- Чем? - горько фыркнул Лок. - И как ты это себе представляешь? Мне что, ошиваться рядом с его палаткой, лазить к нему по ночам, караулить возле отхожих мест?
- Как вариант. Сколько раз вы уже переспали? Два? А третий раз - алмаз. Уверена, что если ты разведёшь его на секс в третий раз, то никуда он уже не денется.
- Не буду я ничего делать. Решение принято. Пусть будет как будет. Я не собираюсь навязываться.
По глухой обречённости в голосе мужа Марк понял, что Вестник и Ярослав говорили правду. Лок потерял всякую надежду.
- Дураки вы оба. Я поговорю с ним...
- Нет. Не надо. Так ты сделаешь только хуже.
- Думаешь, он разозлится?
- Обязательно. И сосредоточься на работе. Скоро в бой.
- Тогда вы просто обязаны помириться до выхода...
- Не вмешивайся. Если что-то и изменится, то без вас... хотя вряд ли. Я хорошо знаю своего мужа. - Зажужжала застёжка куртки, защёлкали "кнопки" на горле, груди и подоле. - Он на редкость упрямый.
- Мужа? - удивилась Лорэлл. - Ты считаешь его... своим мужем?
- Нас обвенчали боги. Той же весной.
- Но ведь это означает... - Оперативница испуганно ахнула. - Я слышала о подобных вещах... Наша штатная шаманка рассказывала под чаёк старые легенды... Ведь если вы не будете вместе... вы же просто погибнете! "Сгорите"...
- Значит, так тому и быть. Я уже готов... только кое-какие дела улажу.
Вскоре Лорэлл выбралась из палатки. Полностью одетая и грустная. Уходя, она повернулась к застёгивающемуся пологу.
- И всё-таки я буду надеяться, что вы будете вместе. Я не хочу, чтобы ты умер. Таких совершенных людей, как ты, слишком мало, чтобы ими разбрасываться. Надеюсь, Брэзел это скоро поймёт.
Ещё минут через десять к Локу заглянул штабной и вызвал на какое-то совещание. Лок, расстёгиваясь и поддёргивая рукава, выбрался из палатки, застегнул вход и поспешил за посланцем. Марк, успевший отдышаться и застегнуться, поколебавшись, забрался внутрь и начал искать заинтриговавший его предмет. Который вскоре нашёлся. Марк растерянно смотрел на него и ничего не понимал. Зачем Лок взял с собой пробку пятого размера - в форме настоящего фаллоса?.. Ах, да, для радикального использования. Проще говоря - самостоятельно трахать себя в задницу. На пробке ещё остался запах - вероятно, смазка. Довольно приятный запах... Ага, вот он, знакомый флакончик - почти добитый. А вот и "ожерелье" без остатков смазки. Марк щёлкнул по первой попавшейся кнопке, и шарики завибрировали - один за другим. Марк выключил игрушку и положил на место. Лорэлл застала Лока за её использованием и всё поняла... "Ты меня подловила." Так он самоудовлетворяется с помощью этих штук? И как часто? И зачем, если смирился с потерей? Тянет время, чтобы разобраться с делами, как и сказал? За счёт чего?
Отчего-то вспомнился нечеловеческий вопль, долетевший из запределов тренировочного лагеря. Незадолго до отъезда Лока сюда в лесу снова кто-то кричал. С болью и отчаянием. Это не было похоже на человеческий вопль, но... Ярослав говорил, что связь нужно реализовывать, чтобы она не "сожгла". Выходит, Лок перенаправляет этот огонь, как может - в работу, в мастурбацию, в рейды с разведчиками, в использование секс-игрушек... А когда совсем плохо становится, то выбирается подальше и просто выплёскивает всё, что накопилось? Он же потом хрипел по утрам...
В палатке всё ещё остро пахло сексом. Марк провёл рукой по спальнику, на котором виднелись подсыхающие капли. Резко нагнулся и принюхался. Пахло Локом. Так же пахла простыня в каюте лайнера после его ухода... Новая вспышка яростного пламени едва не вынудила закричать.
Так желания или принципы?


"Чекисты" сосредоточенно разбирали оружие и подгоняли под себя. Группа за группой отбывали на последний инструктаж. Через сутки с небольшим - в бой. Марк, рассматривая своё снаряжение и расписываясь, заметил Лока, о чём-то разговаривающего с Комбатом. Аналитик был спокоен и собран. Вот кивнул, Комбат по-отцовски обнял его и отошёл.
Проходя мимо Лорэлл, Марк случайно услышал разговор девушки с Дюком, с которым попала в один отряд.
- ...и как он тебе? - Нагатовец выглядел удивлённым.
- Совершенство, - улыбнулась оперативница, блаженно прикрыв глаза. - Другого я и не ожидала.
- Значит, вы теперь встречаетесь?
- Нет. Я всего лишь сумела его подловить. У Лока уже кое-кто есть, причём железобетонно, так что я пролетаю. А жаль...
- А я не сгожусь? - Дюк попытался потрепать девушку по филейным частям, но та тут же отпрянула.
- Не, ты ему однозначно в подмётки не годишься, - презрительно смерила нагатовца долгим взглядом Лорэлл.
- У меня побольше будет, - обиделся Дюк. - Наш Кнопка же мелкий...
- Маленький да удаленький, - насупилась Лорэлл, обидевшись за аналитика. - Ты так и не понял? Меня в парнях привлекает не размер. Как говорила моя покойная бабушка: "Чем большой иметь, лучше маленьким уметь." Да и не такой у него и маленький. Для его роста и телосложения - вполне приличный и хорошей формы... - Марк не смог не согласиться с данным утверждением - было с чем и когда сравнивать. - И пользоваться им умеет. - Вот даже как?.. - И он не такой волосатый, как вы - просто прелесть! Гладенький такой... - По спине поползли мурашки и перехватило дыхание, стоило только вспомнить, как он оглаживал своего мутанта с головы до ног... - Неудивительно, что ваши школьные девчонки были от него без ума.
- Значит, не дашь мне?
- Нет. Поищи другую дуру.
Марк помрачнел. И тот факт, что Лорэлл больше не будет за его любимым бегать, ничуть не утешал. После того, как бреанец подсмотрел и подслушал, он снова потерял сон и аппетит, раз за разом вспоминая две восхитительные ночи, что Лок подарил ему.
Возле штабной палатки они ожидаемо встретились, но Лок на мужа даже не взглянул. Бойцы из других групп с любопытством наблюдали, как бывшие друзья, стоя буквально в трёх шагах, делают вид, что не видят друг друга. Марк достал сигареты и закурил. Лок вытащил из внутреннего кармана куртки блокнот с торчащим из "кармашка" карандашом, прислонился спиной к ближайшему дереву и начал что-то набрасывать на чистой странице. Кристен осторожно заглянул аналитику через плечо.
- А что ты пишешь?
- Да так... оставляю кой-какие распоряжения на случай, если меня убьют. Мало ли...
Лорэлл вздрогнула.
- Ты что, помирать собрался? - возмутилась оперативница.
- Нет, конечно, но случиться может что угодно. Лучше порвать эти записи, если обойдётся, чем потом наблюдать с той стороны, как то, что ты не успел предусмотреть, портит жизнь твоим близким или просто хорошим знакомым.
- А если тебя убьют, то кому твоя квартира достанется? - не выдержал Марк, вспомнив, как Лок рассказывал про своё главное наследство на борту "Гордости неба".
- Я уже написал завещание. Если не вернусь, то квартира отойдёт "Радуге" под ответственность Карлоса, чтобы он передал её кому-нибудь из выпускников. Родне моего отца и квадрата не достанется.
"Чекисты" потрясённо переглянулись.
- А квартира большая? - поинтересовался Стоун.
- Малая угловая "трёшка" в пятьдесят шесть квадратов на пятом этаже.
Со всех сторон засвистели.
- Ну ты даёшь... - протянул кто-то.
- А почему именно "Радуге"? Почему не какой-нибудь благотворительной организации, которая?..
- Чтобы они её сбагрили налево в обход контроля? - Лок сердито поднял голову. - Ещё чего! А Карлос - мужик ответственный. К тому же я сам почти полгода в "Радуге" прожил, пока меня отец к себе не забрал, и знаю, что кому попало моя квартира точно не достанется.
Вот пришёл черёд их группам идти на инструктаж.
- Группа пять-один. Командир Майлз Томас, - отрапортовал Томас, войдя первым.
- Группа пять-два. Командир Артур Ройял, - доложил командир группы прикрытия.
- Садитесь, - кивнул командующий операцией. Под шестьдесят, массивный, коренастый. Его зам протянул списки. - Сначала разберёмся, кто кого прикрывает. С командирами всё и так понятно... Итак. Брэзел - Ронан.
- Здесь, - поднял руку Лок.
- Здесь, - отозвался и Марк. Они переглянулись, и в дымчато-серых глазах мужа Марк не увидел ничего, кроме сосредоточенности.
Пройдясь по всему списку, командующий подошёл к схеме, выведенной на плоский широкий экран.
- Ваша цель - этот проход. - Марк вперился в серую полосу, шедшую от края базы до внутреннего кольца и походившую на луч. Она была помечена буквой "Д". - По последним данным разведки, там, как и по всей базе, установлены ловушки, рассчитанные на чужаков. Его необходимо расчистить, после чего в атаку пойдёт десятая группа. Кроме ловушек есть и скрытое оружие - пулемёты, которые возьмёт на себя группа прикрытия. В целом задача ясна? - Все молча кивнули. - Тогда приступим к деталям.
Поверх первой схемы вывесили план того самого прохода, и Лок нахмурился.
- Сэр, - поднял он руку, - почему вы не сообщили мне о внеочередном рейде и его результатах? Я вижу, что схема дополнена...
- Результаты были получены минувшей ночью. Сомневаюсь, что они сильно помешают тебе во время операции...
- Я должен быть в курсе всех изменений, - нахмурился аналитик, стиснув кулаки.
- Мы понимаем, но времени перерабатывать план уже просто нет. В любом случае, отряд шаманов уже выдвинулся вперёд и готовит наш подход. Сосредоточься на своей задаче, а всё остальное оставь командирам.
- Новые сведения касаются только нашего участка? Или на остальных тоже что-то обнаружили?
- Сосредоточься на своём участке. - В голосе командующего прорезался металл, и аналитик скрипнул зубами. - Схемы ловушек везде примерно одинаковые, они лишь разбросаны в разной очерёдности и плотности. А теперь помолчи и послушай.
Итак, ваш участок. Он наименее оборудованный, но отнюдь не безопаснее остальных. Первыми вам встретятся пулемёты над входом в проход. Будьте осторожны - палят они прилично. Затем вам попадётся так называемая "шашлычница". Она активируется при наступании на определённую точку. Вычислить её нам так и не удалось. Классическая ловушка с разнонаправленными огнемётами протяжённостью около двадцати метров. Огнемёты работают с регулярными интервалами. Кроме того, в проходе, как я уже сказал, есть пулемёты, которые начинают работать, как только включается безогневой интервал. Для ликвидации "шашлычницы" вам понадобятся пожарные баллоны, чтобы пробить дорогу, и инструменты, чтобы вскрыть панель, под которой скрыт пульт, через который её можно выключить вместе с другими пулемётами на этом участке. Есть там и камеры.
- Тогда, может, стоит просто убрать пулемёты и пробраться к управляющей панели в интервал? - предложил один из бойцов группы прикрытия по имени Гудвин.
- Не поможет. Как выяснили разведчики, если и удастся ликвидировать все пулемёты, то интервалы между огненными залпами исчезнут, как только система проанализирует ущерб. К тому же за всем этим наблюдают операторы в центральной рубке и могут сменить режим в любой момент. Поэтому без пожарного средства просто не обойтись. Возьмёте с собой баллоны и детали для переносной установки. Весят они нормально, так что придётся потерпеть.
- А разве обычными огнетушителями нельзя обойтись? - спросила Мира. - Зачем нам лишний груз? Ведь через болота попрёмся...
- Не обойдётесь. "Шашлычница", как и все остальные ловушки по базе, управляются с пульта. Автоматика - это только подстраховка. Да и горючую смесь, что там используется, простой огнетушитель не возьмёт. Заливать надо всё сразу, чтобы и дым не позволил использовать обзор камерами на полную мощность и максимально вывести "шашлычницу" из строя. Средство, что будет вам выдано, не только погасит огонь, но и забьёт выводящие трубки. Для этого нужен достаточно мощный напор и возможность его регулировать. Если вы будете разбираться с каждой трубкой по отдельности, то это даст оператору лишнюю возможность "поиграть", и кого-нибудь из вас точно пустят на шашлык. - Мира поёжилась. - Так что после инструктажа отработаете технику сборки. Система огня от такого "душа" должна отключиться, и у вас будет временной промежуток от десяти до пятнадцати минут, которых должно хватить на то, чтобы добраться до панели и расковырять её. Если вы не успеете, или схалтурит оператор, то будет автоматически включена резервная система, о которой мы ничего знаем кроме того, что она есть. Так или иначе, но ничего другого не остаётся. После прохождения "шашлычницы" вы можете напороться на засаду - рядом выходит несколько проходов, связанных с основными путями системой переходов и дополнительными помещениями. Будьте предельно внимательны. Эти коридоры должны быть перекрыты, чтобы исключить возможность подхода отрядов противника через них. Для этого вам будет выдана взрывчатка. Используйте её с толком.
Дальше могут попасться участки, оборудованные только пулемётами. Сколько их - мы не знаем. Больших трудностей они вам не должны доставить. Также туда выходят и другие проходы, которые должны быть также перекрыты. Следующим серьёзным препятствием будет "мясорубка". Тоже классика. Стреляет лезвиями, выдвигает заострённые штыри, пропеллеры с острыми краями, косами и так далее. Думаю, в играх и в кино такое все видели. - Бойцы растерянно переглянулись. Марк бросил взгляд в сторону мужа и увидел, что тот поджал губы и чуть прищурился. Рука дёрнулась, как будто Лок хотел дотронуться до левого бока, где был старый шрам. Это показалось бреанцу странным. - По последним данным разведки, не так давно хозяева базы установили новую усовершенствованную машину. Пройти её напрямик, как вы понимаете, невозможно. Чтобы ликвидировать эту ловушку, вам придётся выделить бойцов, чтобы они в обход добрались до управляющей панели, которая расположена за самой "мясорубкой". Расположение проходов в этой части базы нам известно довольно неплохо...
- Напрасный риск, - снова заговорил Лок. - Никого не придётся посылать в обход, если я пойду напрямик. Да и так будет быстрее. Кроме меня там никто не пройдёт.
- Ещё чего! - ощерился Марк. - А кто будет мою спину прикрывать? Или ты забыл, как тебя силианцы всё же подстрелили?
- Там будут не люди, а запрограммированная машина, - спокойно возразил Лок. - Если мы её активируем, то достаточно будет дождаться, пока она израсходует запас лезвий, а всё остальное вполне поддаётся математическому расчёту. Если нигде ничего не заклинит, то я спокойно пройду. А если мы пошлём кого-нибудь в обход, то рискуем их вообще потом не увидеть - база уже будет в состоянии боевой готовности. Если нарвутся на наёмников...
- Ты же даже не знаешь, как это всё будет выглядеть!!! - Марк сам не заметил, как перешёл на повышенный тон. - И это будет не средневековая примитивь, а цифровая машина, которую регулярно чинят и проверяют!..
- Вот именно, регулярно проверяют. Значит, я без проблем вычислю интервалы. Обратно же идти не придётся...
- Конечно, не придётся, если тебя перемелет на фарш!..
- Заткнулись оба! - Марк замолк, переводя дух. - Ты уверен, что справишься? - повернулся командующий к Локу. - Какова вероятность успеха?
- Не меньше шестидесяти восьми процентов.
- Хорошо, действуй. После "мясорубки" тоже возможна засада...
- Сэр, а как запускаются в работу скрытые пулемёты на втором отрезке? - спросил Кристен, подняв руку. - Они управляются с центрального пульта или реагируют на движение? Там стоят камеры наблюдения?
- Камеры там есть. Они установлены по всей длине вашего участка и передают видеосигнал на центральный пульт, за которым, как я уже сказал, сидит оператор. Не забывайте об этом. В вашем снаряжении будет сканер, который позволит вам засечь эти камеры и ликвидировать их. Кроме того, нам удалось узнать, что на руке у некоторых постоянных обитателей базы есть браслет, который опознаётся системой как "свой", и на них ловушки не срабатывают. К большому сожалению, нам удалось раздобыть только один образец, а изготовить хотя бы по одному браслету для наших отрядов времени просто не было. Да и настройки там очень хитрые...
- А если снять их с тамошних боевиков? Нам они тогда помогут?
- Возможно, если там нет каких-то других датчиков, которые мы не обнаружили. Трофей всё ещё исследуют. Очень продвинутая технология...
Лок снова задумался.
- Это тот самый браслет, который я снял с пленника в четвёртом рейде?
- Да. Ты нам здорово помог, спасибо.
Лок сердито вскинулся.
- И об этом я должен узнавать в последнюю минуту?
Марк тоже разозлился. Его муж был абсолютно прав... А почему про пленника не сообщили другим бойцам? И что с ним потом стало?
- Обсудим после штурма. Дальше идёт обычный отрезок без ловушек, но не исключена встреча с отрядом боевиков. Сами видите, сколько здесь проходов, и все они ведут к внутреннему кольцу. После того, как будет снят защитный барьер, как Лок и сказал, база перейдёт в оборонный режим, так что здесь пострелять в любом случае придётся.
- А почему нельзя сразу обесточить всю базу ко всем чертям? - спросил Гудвин. - Вырубить все эти ловушки одним махом и все дела! На схеме же обозначены и центральная установка и резервные генераторы... Вырубить их и всё!
- Мы обсуждали такую возможность, и двойки "Беты" попытаются пробраться внутрь и выполнить эту задачу, но система безопасности зиждется не только на механических ловушках и камерах. На базе есть и шаманы. Да и сам Пират тоже шаман четвёртого уровня. Из вводного курса, который все проходили при поступлении на службу, вы должны помнить, что расход сил при выполнении шаманских техник довольно высок, как и общая нагрузка на тело и нервную систему, и любой нормальный шаман не будет распыляться зря. И там не дебилы сидят - понимают, насколько важна охрана генераторов, которые надёжно экранированы от воздействия шаманов. Задача уничтожить все эти генераторы хоть и важна, но очень опасна. А генеральный приказ Координатора - беречь людей - до сих пор не отменён. Если наш план не удастся, то ничего другого не останется, как отступить и искать другой способ накрыть этих гадов. Приказ распространяется и на вас тоже. Если ваш напарник будет тяжело ранен, то вы бросаете выполнение задачи, выносите его оттуда и вытаскиваете наружу. На этот случай по краю периметра будет выставлен наш барьер, расположены перевязочные пункты и проложены пути, которые максимально облегчат возвращение в лагерь. После чего поступаете в распоряжение одного из главных штурмовых отрядов. Это понятно?
"Супруги" снова переглянулись, и Марк поклялся себе уцелеть - Лок его просто не дотащит. Одно дело - волочить за собой едва стоящего на ногах пьяного, а вот нести на себе тяжело раненого - это совсем другое. Вес Лока - от силы пятьдесят пять кило, если не меньше, а он весит больше сотни...
- Продолжаем. Если вам удастся очистить свой участок, то вы должны заблокировать коридоры, ведущие в этот проход - взорвать, если останется взрывчатка, или выставить бойцов для прикрытия - и держать их до подхода десятой группы, которая пойдёт на штурм сразу, как только получит сигнал от ваших командиров. Дальше вы присоединяетесь к десятой группе до конца операции. Задача ясна? Вопросы?
- Что делать, если потери личного состава групп превысят пятьдесят процентов? - спросил Марк.
- Отступать. В этом случае ваша задача - спасти жизнь раненым.
- А убитых бросить там? - зло бросил Томас.
- Им уже не поможешь. Тела мы потом постараемся вернуть, чтобы достойно похоронить. Главное - сохранить побольше живых. Люди - наш самый ценный ресурс, и мы должны их по возможности сберечь. Так сказано в приказе Координатора. Ещё вопросы? Нет? Тогда все свободны. Выступаем послезавтра в четыре, чтоб по утренней прохладе форсировать хотя бы первое болото - когда начнёт припекать, от комарья спасу не будет. Советую всем отдохнуть и как следует выспаться.


Выйдя из штабной палатки после инструктажа, Лок от души заковыристо выругался. Марк невольно поморщился - таких грязных ругательств от любимого мужа он давно не слышал. На его ругань тут же обернулись "шестёрки", ждущие своей очереди на инструктаж. Многие встревожились не на шутку.
- ...На х...я вообще требовать аналитика, если от него скрывают такую важную информацию накануне операции?!! - завершил свою тираду Лок и изо всех сил долбанул кулаком по дереву, к которому недавно прислонялся, выпуская пар. Его однокомандники невольно вздрогнули - ствол дерева диаметром почти в тридцать сантиметров треснул, а Лок будто даже не почувствовал боли в содранных костяшках. Сверху дождём посыпались пожухшие листья. Ройял недоумённо посмотрел на зелёную крону.
- Ты не знал про браслеты? - осторожно спросил Кристен.
- Догадывался, - прошипел мутант, тяжело приваливаясь к стволу и не замечая, как тот опять потрескивает. - Но я думал, что это просто маячок, чтобы курьер нашёл базу. Места здесь глухие, без элементарного навигатора не дойти.
- И про последний рейд не знал? - мрачно вздохнул Томас.
- Не знал. Кроме тех групп, с которыми я ходил, есть ещё несколько. Мне должны были сообщать всё, что смогут узнать во время всех вылазок, в любое время дня и ночи. Какого х...я они промолчали про последний рейд???
- Суки драные, - согласился Марк. - И что теперь? Не отменять же всё.
- Само собой. - Лок взъерошил чёлку и сел под деревом. Марк, поколебавшись, сел рядом. Сейчас не до личных разборок.
- Как-то скомпенсировать сможешь?
- Постараюсь. - Лок откинул голову назад и начал дышать спокойнее. Бледнел он медленно. - И не только для нашего отряда. Связи с другими почти не будет... Раз эти браслетики с таким сюрпризом, то попробуем раздобыть хотя бы парочку. На всякий случай. И надо будет встретиться с остальными командирами, переговорить...
- Ну... раз мы опять напарники... то мир? - Марк неуверенно протянул руку.
- Перемирие. До конца операции. - Лок шлёпнул по подставленной ладони. - Работа прежде всего.
- Что предлагаешь? - опустился напротив Лока Ройял.
- Прежде всего вы должны понять, что Пират отдаст приказ об общей мобилизации до того, как будет снято его защитное поле. - Лок достал из внутреннего кармана камуфляжной куртки блокнот и карандаш, раскрыл блокнот и начал торопливо набрасывать условную схему базы. - Я говорил с командиром отряда шаманов перед самым их выходом... Этот "щит" непросто будет снять, и он ещё доставит нам проблем. Такого рода защита обычно на кого-то замыкается и поддерживается за его счёт. Судя по протяжённости и мощности "щита", его сила, скорее всего, разбросана по нескольким шаманам, и ответка шарахнет по ним как следует. Если рядом с ними кто-то постоянно дежурит или камеры торчат, то про внезапность можно смело забыть. Вероятнее всего так и будет. Это первое. Второе. В настоящее время на базе находится шесть - шесть с половиной сотен наёмников, включая персонал, Пирата и его подручных. Вроде бы не слишком много - нас больше, включая и шаманов - но их позиция идеально подходит для обороны. И это не считая внутреннего оснащения. Отслеживать перемещения наших людей на базе штабисты смогут только после того, как снимем "щит", но в то же время нам попытаются перебить любую связь. Поэтому группы будут фактически отрезаны друг от друга до тех пор, пока передовые отряды не расчистят дорогу. Я уже попросил наших техников сменить частоты передатчиков на самые надёжные. Предупреждаю сразу - будут помехи.
- Насколько серьёзные?
- В зависимости от того, как часто вы будете связываться с остальными. - Марк заметил, что к их разговору начинают прислушиваться и остальные, ждущие инструктажа - кое-кто даже подошёл поближе. - Чем чаще будем переговариваться, тем скорее нас засекут, вычислят частоту и врубят "глушилки". Поэтому я и говорю об изоляции до конца нашей работы. Есть и ещё кое-что, но об этом ниже. Третье. План атаки рассчитан достаточно подробно, но не стоит забывать и о том, что обитатели базы хорошо в ней ориентируются. Если мы не туда свернём, то будем плутать, как слепые котята, пока не нарвёмся на кого-нибудь, а там - боги в помощь. Поэтому старайтесь не терять друг друга из вида, всем смотреть в оба, слушать как следует. Перед отбоем я достану подробный план нашего участка и покажу вам, чтобы потом не было лишних вопросов. А теперь всем смотреть сюда.
Лок закончил набрасывать схему и показал всем бойцам, сгрудившимся вокруг него. Подошли и другие бойцы, заинтригованные неожиданной речью аналитика. Марку пришлось придвинуться вплотную и обхватить мужа за талию, чтобы не мешать остальным. Он буквально чувствовал, как напряжён Лок, но его близостью или предстоящим выходом - было неясно. В нос бил его запах - такой завораживающий, возбуждающий желание...
- Как вы уже видели на вводном инструктаже, общая схема базы напоминает планировку Кавари. Понятно, что её строители старались обустроить базу как можно удобнее для транспортировки груза, перемещения людей по ней и приёма воздушных судов. Но это же и создаёт проблемы для её обороны, поскольку тем, кто попытается взять базу штурмом, подобная планировка тоже будет в помощь. Отсюда и необходимость в дополнительной защите. Как только мне в прошлый раз прислали первые схемы базы, я предположил, что основные сюрпризы стоит ждать именно в этих проходах-лучах.
- А почему базу строили именно по этому плану? - нахмурился Томас. - Я понимаю, что это одна из классических схем - простая, практичная, но...
- А вы знаете, почему она используется чаще всего? Она представляет собой стилизацию солярного символа - одного из самых мощных энергетических символов в магии и эзотерических практиках. - Лок нарисовал значок в углу странички. - Видите сходство? Кавари строили по тому же принципу, но для других целей - чтобы новая столица простояла как можно дольше. Пират ведь и сам шаман, причём знающий. Скорее всего, он не просто так решил перестроить изначальную схему, по которой начали закладывать фундамент при первой попытке использовать это место с пользой. Среди тех, кто затевал этот проект, были и шаманы, которые использовали целую матрицу символов, но все планы накрылись, когда вмешательство в устоявшуюся энергетику здешних мест только усугубило всё. Потому строительство и забросили. И есть ещё одна причина для принятия такого решения. Я в своё время порылся в справочниках и выяснил, что под этим местом проходит несколько древних геологических разломов, которые пересекаются именно в том месте, где сейчас стоит база. - Лок провёл несколько линий, сходящихся на схеме базы. - По этой же причине это место настолько кошмарно в природном плане - это влияние аномальных геомагнитных излучений. Я думаю, что солярный символ должен был скомпенсировать весь этот негатив и перестроить здешнюю энергетику на пользу самим пиратам.
- Ох...еть... - пробормотал Гудвин.
- И не говори... Марк, не пыхти над ухом! Отвлекаешь.
- Извини, тесновато...
- Ладно. Едем дальше. Поскольку эта местность - сплошная аномальная зона, то и продвигаться по лесу и самой базе будет очень непросто. Ещё одна причина для радиопомех. Я предупреждал, и шаманы говорили командованию, чтобы внимательно следили за бойцами на протяжении всего рейда - от выхода из лагеря до последнего выстрела. Возможна побочка в виде зрительных и слуховых галлюцинаций, пусть и не у всех, поэтому будьте особенно осторожны. Если вдруг появится чувство тревоги или чужого взгляда в спину - осторожно осмотритесь. Может, так будет восприниматься попадание под камеру или прицел севшего в засаде наёмника. Либо просто психический глюк. Держите это в мозгу. Я, конечно, буду регулярно сканировать, но и вы тоже поглядывайте.
- Сканировать? Через эфир? - нахмурился Марк.
- Да, я отработал эту технику во время рейдов. Для этого не обязательно выходить полностью. Достаточно приподняться.
- Не забудь как следует поесть перед выходом.
- Не забуду, не боись. У меня на этот случай и доппаёк есть. Ты приглядишь за мной, если что? Помнишь, что надо делать?
- Помню...
Ощущение было очень странное. За прошедшие три луны Брэзел успел отвыкнуть от такого простого и лёгкого общения с Локом... Как будто не было той злосчастной командировки. Не было похорон Дориана. Не было болезни. Не было сумасшедшего и сладостного первого секса. Не было тяжёлого разговора после боя с силианцами. Не было ссор перед возвращением домой и на борту. Не было пьяной страсти и не менее тяжёлого разговора у выхода из космовокзала. Как будто рядом всё тот же старина Ронан - верный друг и редкая умница, который всегда готов помочь, разъяснить что угодно, в том числе и на пальцах. Уверенный в своих выводах и действиях, рассудительный, знающий... Рядом с ним тут же стало спокойнее, пришло небывалое облегчение и уверенность, что всё обязательно получится.
- Слушай, Кнопка, почему ты с такими мозгами и знаниями не в главке? - спросила Мира. - Тебе там, по-моему, самое место.
- А что я там забыл? - буркнул Лок. - Мне моё кресло не жмёт.
- И всё-таки...
- Обойдусь. Пока всё понятно?
- Да, - нестройно ответили коллеги.
- Отлично. По пути, как я уже говорил, попытаемся раздобыть пару браслетов. Может, хотя бы "мясорубку" не придётся проходить...
- А почему ты вызвался? - тихо спросил Марк, начиная беспокоиться.
- Я примерно представляю, какого типа машина там будет стоять. Если я прав, то кроме меня там никто не пролезет.
- Уже приходилось проходить?
- Типа того, - поморщился Лок, всё же невольно касаясь левого бока, где остался шрам от рваной раны. Сколько он тогда провалялся в спецстационаре? Если после штурма туда попадёт, то Бейн опять смеяться начнёт. А ведь шрам только выглядит старым. Лечили его там на совесть... да и не только его.
Марк заметил это движение и сглотнул, начиная о чём-то догадываться.
- А как это было?
- Страшно. Ладно, расходитесь, отдыхайте и готовьтесь. Не забудьте про дополнительное оборудование. Ближе к вечеру собираемся возле моей палатки, а я дождусь конца инструктажа и пробегусь по другим командирам.
- И всё-таки мне кажется, что тебе командовать надо, - сказал Ройял, поднимаясь и разминая слегка затёкшие ноги. - Почему ты отказался? Ведь тебе предлагали возглавить один из отрядов, я слышал.
- Я не хочу командовать, - отрицательно мотнул головой Лок под изумлённым взглядом Марка. - Максимум - давать вам советы, отслеживать ситуацию и мелочи. Командование непосредственно людьми - это не моё. Понятно, что если припрёт, то придётся это сделать, но всё равно не хотелось бы. Слишком большая личная ответственность.
"И всё-таки на высший пост выбрали именно тебя. Разве это ни о чём не говорит?"
"Меня выбрали не для этого."
"Конечно, но ты и с командованием неплохо справляешься. Сейчас, например, ты почти скомандовал, чтобы все расходились..."
"Отвали. Не до тебя сейчас."
"Кстати, как тебе сиделось рядом с мужем? Может, всё-таки передумаешь? Я видел, да и ты должен был почувствовать, как между вами протянулось несколько нитей..."
"Чтобы потом снова обжечься, когда он опомнится и вспомнит про свой чёртов кодекс? Нет, я больше так не хочу. Одного раза за глаза хватило."
"Ты же скоро "догоришь". Твоё время истечёт быстрее, чем его. Ты слишком много на себя взял. Может, аннулируем сделку? Так ты дольше протянешь... и день рождения твой отметить успеем..."
"Дело сделано. Всё, мне работать надо."
"Вот уж действительно два сапога... и оба на левую ногу. Вы - идеальная пара. Что по упрямству, что по глупости."
Лок убрал блокнот в карман, встал, отряхнул штаны и двинулся в сторону штаба. Марк выпускал его с сожалением. Отпускать совершенно не хотелось.


- Во повезло "пятым"!
- Это точно. С ними Кнопка идёт. Там точно потерь не будет.
- А о чём он с нашим командиром говорил?
- Не знаю. Надеюсь, перед выходом узнаем...
- А вы слышали? Он снова напарник Брэзела. И, похоже, на время операции у них перемирие.
- Слышал. И чего они разругались? Они же идеально друг друга дополняют! Помните тот бой? Как будто всю жизнь вместе тренировались.
- Ага...
- Как думаете, сколько людей мы там потеряем?
- Лок предусмотрел всё, что мог. Теперь дело за нами.
- Ничего, прорвёмся. В любом случае, все знали, на что шли.


К месту сбора Лок пришёл раньше всех. Марк увидел его первым - аналитик сидел на бревне и что-то писал в блокноте. Очков на нём не было. Вероятно, линзы надел. И видеть его без окуляров было так непривычно... Длинные волосы заплетены в косу.
- Последние распоряжения?
- Типа того. - Лок закрыл блокнот и убрал в карман. Оглядел всех и кивнул своим мыслям. Основной отряд был серьёзно нагружен. Они несли не только детали для портативной пожарной установки - детали каркаса, направляющие трубки, крепежи, датчики, счётчики - но и рюкзаки напарников, чтобы группе прикрытия ничто не мешало работать. Марк кроме баллонов нёс провиант отряда, как самый сильный и крепкий. Все вооружены, в бронниках, шлемах с защитными очками... - Надеюсь, все помнят, что нам идти через болото?
- Проложишь дорогу по-безопаснее? - попросил Томас.
- Конечно. - Лок повязал бандану, убирая под неё чёлку, надел шлем, лишний раз проверил своё снаряжение, нацепил рюкзак - даже здесь он остался себе верен! - и встал.
- Группа прикрытия - по краям, - скомандовал Томас. - Основная - в центре. Следить за своими в оба. Выдвигаемся.
Выйдя за границы защитного поля лагеря, Марк будто с обрыва в бушующее море прыгнул. Даже во время службы в полиции с ним такого не бывало, когда его и его коллег кидали на усиление во время митингов и массовых беспорядков. Ощущение было очень странным. Это и есть влияние аномальной зоны? По пути в лагерь этого почему-то не было...
- Кажется, начинается... Почему, когда мы шли к лагерю, никаких глюков не было? - спросил он, тряхнув головой.
- Они появляются не сразу, - откликнулся мутант. - Для этого надо побыть здесь хотя бы пару дней. Наш барьер почти нейтрализует местную аномалию, поэтому она нас и не беспокоила. А теперь, когда мы вышли, начинает показывать себя.
- Ясно...
Марк покосился на совершенно спокойного мужа. Лок шагал недалеко от него, шаря глазами по сторонам. Лёгкий, стремительный, невозмутимый, как будто не по враждебному лесу шагает, а сидит в их родном "красном" кабинете за своим столом. Вероятно, привык к джунглям, когда ходил в рейды с разведчиками. Но что тогда означала его оговорка про "мясорубку"? И то, как он коснулся шрама на боку? Почему-то подумалось, что Лок уже бывал здесь, и сейчас эта мысль тоже пришла в голову. Лок казался здесь на своём месте. В их родном кабинете, на ковре в тренировочный день, на борту "Гордости неба" и "Стерегущего", в гостиничных номерах на Бреане... особенно когда они... В каюте капитана, когда разбирались с инцидентом, в тренировочном лагере, здесь... Везде, где ему доводилось проводить достаточно много времени, Лок вписывался поразительно легко! Вот поймал его взгляд и кивнул. Всё будет хорошо. Сразу стало спокойнее. Марк поправил лямки сбруи, на которой держались баллоны, и зашагал увереннее.
Светало.
Идти сквозь лес было непросто. Рядом с лагерем ещё вырубили несколько просек, но уже через пару километров от них, недалеко от болота, пришлось врубаться, в том числе и пуская в ход ножи. Лес просыпался и оживал медленно, однако зверьё и прочая гнусь пока не попадались. Группа прикрытия держала оружие наготове каждую секунду. Пока - тьфу-тьфу-тьфу! - обходилось без происшествий.
Первое болото оказалось небольшим - всего-то около километра в ширину. Обещанное комарьё пока не показывалось. Лок вышел вперёд и замер. По пути он обломил себе и кое-как обстругал шест и теперь покручивал его в руках. Сначала он прислушался, потом принюхался, а потом глубоко вдохнул, неторопливо выдохнул и закрыл глаза. Марк понял, что он выходит в эфир - "приподнимается"... Вот открыл глаза и повернулся к товарищам.
- Идите строго за мной. Ни шага в сторону. Средняя глубина здесь - примерно мне по колено. Оружие и аптечки держите наготове. Кто-то уже шевелится.
И шагнул в болото, моментально увязнув по щиколотку. Остальные, внимательно следя за его продвижением, последовали цепочкой. Почва у берега была очень вязкой, противно чавкала на мели, гнилостный запах бил в нос, но аналитик как будто не замечал этого всего. Потом ботинки начали месить нормальную болотную жижу. Лок постоянно оглядывался по сторонам, ощупывал путь перед собой шестом, время от времени давал советы... Поверхность воды колыхалась - тварь, о которой Лок предупредил ещё в самом начале, сновала где-то рядом, вынуждая группу прикрытия то и дело хвататься за оружие, но приближаться не спешила. Бойцы хорошо видели вытянутое гибкое бурое тело, мелькающее под поверхностью, и расходящиеся следы.
- Змея? - шёпотом спросил Кристен.
- Типа того, - кивнул Лок, замерев. - Всем стоять.
Бойцы замерли, чувствуя, как их ноги медленно погружаются в илистое дно. До края болота оставалось всего ничего, уже виднелся твёрдый берег. Наконец Лок отмер, сбросил рюкзак с плеч, протянул его напарнику и шагнул вперёд, предостерегающе подняв руку...
И перед ним тут же взметнулся грязный столб. Над болотом взмыла зубастая пасть на длинной гибкой шее, нависла и приготовилась к броску. Марк схватился было за свой автомат, но Лок его остановил.
- Нет, не шевелись! И вы тоже! Я сам!
Он перебросил шест в левую руку и крутанул, наблюдая за реакцией твари. При этом он смотрел ей в глаза. Марк невольно похолодел, узнав этот взгляд. Взгляд зверёныша, положившего потом целый отряд силианцев... Тварь не шелохнулась. Лок осторожно ткнул шестом в толстую шею, змея изогнулась, разевая пасть, усаженную двумя парами острых длинных зубов и зашипела. Лок неспеша приблизился к ней на расстояние вытянутой руки... И змея пошла в атаку. Над болотом пронеслось громкое шипение. Лок вонзил шест в стороне от себя, взял упор на него, подпрыгнул и вцепился в выросты на голове змеи. Один миг - и он уже оседлал её шею, выхватил свой нож, примериваясь для удара в глаз. Всего несколько секунд - и всё было кончено: змея с глухим рёвом начала оседать обратно в болото. Лок соскочил с неё, выхватил пистолет и добил выстрелом в голову в упор. Весь забрызганный грязью, чуть запыхавшийся, отступил.
И снова стало тихо. Наконец Мира присвистнула:
- Ну ты, Кнопка, даёшь...
Лок спокойно убрал нож и пистолет, выдернул из болота свой шест, забрал у Марка свой рюкзак и выпрямился.
- Продолжаем движение.
- Сам-то цел? - встревоженно спросил Ройял.
- Цел. Только изгваздался... - Лок невозмутимо оглядел себя, вздохнул и зашагал вперёд.
Уже на твёрдом берегу, пока бойцы переводили дух и обтряхивали ноги от первой мелюзги - болотных пиявок длиной с палец - командиры придирчиво осмотрели аналитика и успокоились. Камуфляжка была цела, ботинки тоже. Лок долго оттирал от болотной грязи защитные очки и опустошил одну из своих фляг почти на треть.
- Что это за тварь? - Всё ещё не отошедший толком Марк протянул ему свою баклажку, чтоб попил. Наблюдая за схваткой мужа с болотной змеёй, он едва не умер от страха за него.
- Болотный аспид. Судя по всему, ещё подросток... Спасибо.
- Так это ещё не самый крупный?
- Ага. - Лок отпил пару глотков и вернул флягу хозяину. - Когда пойдём через второе болото, будьте внимательнее. Там может водиться зверюга покрупнее.
Пока они пересекали первое болото, распогодилось и джунгли ожили. Теперь приходилось смотреть в оба. Группа прикрытия то и дело вскидывала оружие, не убирала ладоней с рукояток ножей... От ощущения постоянной слежки становилось жутко, и Лока то и дело спрашивали про обстановку. Мутант один как будто не реагировал на всю эту аномальщину. Лок постоянно крутил головой, как заправский сталкер, выслеживая потенциальную опасность, переговаривался с соотрядниками, сообщая о зверье поблизости. Основной отряд мрачно следил за напарниками, но молчал. У них своя задача. Вскоре были подстрелены несколько шакалоидов, на которых смотрели с отвращением всё время, пока они бились в предсмертной агонии. Это были мелкие твари, отдалённо напоминающие земных шакалов, только отнюдь не падальщики. После того, как несколькими выстрелами были убиты эти зверюги, Лок, посмотрев по сторонам, велел зашвырнуть трупы подальше в лес. По его словам, на какое-то время вечно голодная стая отвлечётся, закусывая мертвецами. А потом сверху на шлемы начала падать какая-то дрянь. Лок снова остановился, велел всем друг друга осмотреть и первый снял с плеча Брэзела длинную тёмную "колбаску", которую разрубил ножом на несколько кусков.
- Лесные пиявки, - объяснил он, отшвыривая продолжавшие извиваться части. - Способны забраться под одежду. Находят голый участок и тут же впиваются. За раз одна пиявка может высосать до четырёхсот миллилитров крови. Следите, чтобы они не пробрались под камуфляжку. Особенно мелочь. Крупные особи даже способны прогрызть одежду.
Пиявки продолжали падать до тех пор, пока не показалась поляна, где и устроили первый привал. Все ужасно устали, взмокли, но после пиявочного десанта расстёгиваться никто не спешил. Обобрав друг с друга остатки этой гнуси, "чекисты" раскатали на траве коврики и сели обедать.
- Ну и местечко, - только и мог сказать Кристен, кое-как запихивая в себя тушёнку. - Такое ощущение, что на тебя со всех сторон пялятся. Жуть какая...
- Аномальная зона, - пожал плечами Лок, активно наворачивая свою. За первый переход он тоже заметно подустал, но по-прежнему оставался спокойным. - Здесь это норма... Кстати, когда я был здесь в прошлый раз, пиявок было меньше.
- Так ты был здесь раньше?! - удивился Марк. Так вот почему он так уверенно их ведёт... Он не ошибся.
- Ага, во время стажировки. Тогда как раз готовилась первая операция, и меня прикрепили к отряду разведчиков.
- Байли, конечно же, ни о чём не знал.
- У меня было не так уж много возможностей звонить отсюда. А потом я получил телеграмму от Карлоса. - И Лок вгрызся в галету.
- Кто такой Байли? - спросил Томас.
- Мой отец. Приёмный.
- А кем он был?
- Полицейским.
- Погиб?
- Да, примерно за луну с хвостиком до Нового Года. Я как раз был здесь.
Марк сидел рядом с мужем и только головой качал. Ведь именно в Новый Год Байли предложил Локу стать его сыном... Понятно, почему парень сорвался перед возвращением на стажировку - до Нового Года оставалось всего ничего. И как он потом работал? Уж не потому ли у него остался тот шрам на боку?
Общаясь с товарищами, Лок не забывал и посматривать по сторонам, поэтому первым заметил травяного полоза и метнул нож прежде, чем змей подобрался к Ройялу, пришпилив его к земле. Командир группы прикрытия с содроганием выдернул нож, глядя на корчащуюся буквально в трёх шагах от него змею. Лок попал прямо в голову.
- Тоже ядовитый?
- Да. Стандартная сыворотка справится, но вот чувствуешь себя после укола как пьяный где-то с час. Так что лучше не нарываться.
Бойцы уже смотрели на аналитика с откровенной надеждой, а Марк недоумевал. Что за стажировка была у его избранника? Разборка в Кустане, разведка перед первой несостоявшейся операцией. Солидный курс боевой подготовки в "Нагате", первый боевой опыт уже на последних курсах обучения, потрясающие аналитические способности, сопровождаемые немалым багажом знаний. Куча навыков и уровень рукопашного боя, стремительно приближающийся уже даже не к четвёртой Ступени... если приплюсовать его особенности. И всё это у обычного мутанта с уязвимой психикой, слабости которой сам Лок постоянно укрощает и держит под жёстким контролем. В сравнении с мужем Марк начал чувствовать себя обычным стажёром, а не уже опытным следователем и оперативником! Возможно ещё и потому, что Лок был совершенно спокоен. Предельно собран и сосредоточен на деле.
Отдохнув, "чекисты" снова выдвинулись на маршрут. Вот впереди показалось второе болото, над которым мрачной густой тучей нависли комары и мошки. Все достали маски, надвинули очки и тщательно проверили, насколько глухо застёгнуты воротники и плотно прилегают манжеты.
- Смотреть в оба, - напомнил Лок и шагнул в грязь первым.
У берега, казалось, было не слишком топко, но ноги проваливались почти по самую голень. Тучи мошкары то и дело набивались на стёкла очков. Приходилось их смахивать. Какие-то комары всё же пробирались под шлемы и больно кусались. Потом пошли сложности. Как бы Лок не старался помочь, указывая лучший маршрут, бойцы основной группы всё равно делали лишние шаги в сторону. Не раз и не два приходилось вытаскивать увязших из бочаг и ям. Марк довольно успешно справлялся сам, хоть и был навьючен сильнее всех, и только один раз принял помощь от мужа, когда на выходе из болота на его ноге обнаружилась болотная пиявка длиной почти в полметра, обвившаяся вокруг бедра, но не успевшая прогрызть штанину. Лок быстро ткнул ножом в какую-то точку на теле пиявки, та ослабила хватку, и Лок рассёк её на несколько частей. Рядом то и дело колыхалась вода, бойцы замечали более крупных обитателей болота, кого-то удалось подстрелить... Аспид так и не напал, хотя и сновал неподалёку. Переход вымотал и выбесил всех, но "чекисты", матерясь, терпели. Утешало одно - если получится взять базу пиратов, то обратно топать пешком не придётся.
Из болота выбрались уже ближе к ночи. Все грязные, как поросята. Кое-как отряхнувшись и проверив снаряжение, пошли дальше. Пришло время нацепить и включить шлемные фонари, которые едва-едва разгоняли темноту. Даже здешний мрак казался неестественным... Несмотря на это всё, Лок снова выдвинулся вперёд и повёл оба отряда за собой. Каким образом он умудряется ориентироваться и выслеживать потенциальную опасность и при скудном освещении было непонятно. Понятно, что мутант, но всё же... Пробившись сквозь чащу в наименее заросшее место и расчистив пространство для лагеря, бойцы натянули защитную сеть. Лок сам подключил батарею, и только тогда все сбросили груз на траву и повалились на землю почти без сил. Передохнув, "чекисты" расстегнули рюкзаки, разулись и начали перематывать портянки и сушить обувь, для чего развели небольшой костерок.
- Дальше только джунгли, - сообщил Лок, раскатывая свой коврик и принимая банку тушёнки из рук мужа. - Как поедите - примите по таблетке антибиотика и устраивайтесь спать, а я покараулю. Если что - разбужу.
- Хорошо всё-таки, когда в команде есть мутант, - хмыкнул Гудвин. - И зверьё чует, и змеюку завалит, и с дороги без навигатора не собьётся и всю ночь караулить может...
- Мутант мутанту рознь, - покачал головой Лок.
- И всё-таки мы везунчики...
- Ты лучше перед сном шею мазью намажь, а то покусали изрядно. Не заснёшь.
Про укусы вспомнили все и после ужина полезли в аптечки - укусы начали немилосердно чесаться. Обтерев их сперва антибактериальными салфетками, "чекисты" обработались, и чесотка начала стихать. Ощущение слежки, преследовавшее отряд весь день, ослабло, и все спокойно легли спать. Вскоре над вырубленной поляной повисла сонная тишина, прерываемая только тихим храпом отдельных бойцов.


Марк проснулся внезапно - будто кто под бок толкнул. Перевернулся на спину. Сел. Сон окончательно слетел, и он полез за флягой - смочить губы. Прислушался... Вроде всё тихо.
Лок сидел на своём месте и что-то вырезал ножом из куска сухой ветки. Время от времени он посматривал по сторонам, прислушивался, подкидывал в костёр сушняк. Рыжие отсветы чётко обрисовывали его фигуру, бликовали на стёклах защитных очков, напоминая о вечере перед растопленной печкой в "Щите и мече"... К нему снова потянуло.
Марк осторожно встал и подошёл, стараясь никого не разбудить.
- Как оно? - шёпотом спросил бреанец, доставая сигареты и зажигалку. Пока есть возможность, можно перекурить.
- Да пока всё тихо, - так же тихо ответил Лок. - Шакалоиды кружат неподалёку, но один уже нарвался на нашу сеть. Пока не суются.
- А другая хищность? - Марк прикурил и с наслаждением затянулся.
- Шастает на расстоянии. Пока шакалоиды не прорвутся через сеть, они не сунутся. Такое ощущение, что их на нас специально натравливают.
- А Пират на это способен?
- Скорее, кто-то из его Следопытов... - Лок снова обвёл долгим взглядом стену леса. - но я никого не чую. И это очень странно.
- Может, менталист в догонку или "хамелеон"?
- Может быть... Кстати, ваше оружие я уже проверил и почистил.
Марк невольно возгордился собой. Уже способен со знанием дела рассуждать на такие темы... а ведь узнал обо всём этом относительно недавно.
- Как-то слишком тихо, не находишь? По ночам джунгли обычно оживлённее, чем днём.
- Не здесь. Здесь по ночам всегда тише.
- Почему?
- Хэ зэ, - пожал плечами Лок, продолжая ковырять деревяшку.
- Что вырезаешь? - Марк сел рядом с мужем, пытаясь понять, что он делает.
- Да так, пробую... Давно хотел.
- И как, получается?
- Ни хрена не получается, хотя вроде бы всё просто... А ведь в школе есть много подарков от выпускников, которые сами их резали. Наверно, всё-таки это не моё. Жаль. - Лок бросил ветку в огонь и убрал нож в чехол на поясе.
- Зато ты много чего другого умеешь. Мне даже завидно бывает. А сейчас вообще чувствую себя стажёром на первой практике.
- Нечему завидовать. Уж ты мне поверь.
- Почему?
- Потому что вся местная аномальщина бьёт по мне куда сильнее, чем ты думаешь.
- Правда? А с виду так не подумаешь...
- Именно что с виду. Я это ещё в прошлый раз проходил. Помню первую вылазку... Когда мы прошли первые три километра, я так извёлся от чувства слежки, что был буквально на грани. Хорошо, в отряде был шаман, который и встряхнул меня. Кое-как взял себя в руки, а потом нашёл способ с этим справляться.
- Как?
- Словами этого не объяснишь. Это всё равно как описывать разные цвета и их оттенки слепому. Что бы не обостряло мою восприимчивость к эфирным колебаниям и искажениям, это палка о двух концах.
- И как ты справляешься? Абстрагируешься?
- Да, тем более, что мотивация более чем серьёзная. Я сейчас не имею права расслабляться.
Тихий умиротворяющий разговор. Хорошо и спокойно, как до той проклятой первой "брачной ночи"... Марк докурил, затушил окурок о подошву, выкурил ещё одну сигарету, собираясь с духом, выбросил оба окурка в огонь, осторожно протянул руку и коснулся ладони мужа, которая тут же отдёрнулась.
- Не надо так делать.
- Но мне хочется просто дотронуться. Впереди бой... и пара нитей могут помочь...
- Всё равно не надо. Мы на задании. Нечего расхолаживаться. Я и так справлюсь. - Лок потирал свою ладонь, будто пытаясь стереть след от пальцев Марка.
- А когда вернёмся? Тогда будет можно? - попытался улыбнуться Марк.
- А когда вернёмся, всё будет по-прежнему. Я уже сказал - перемирие только до конца операции.
Марк с шумом вздохнул и придвинулся чуть ближе.
- Я скучаю по прежним временам, - признался он. - И хочу, чтобы было, как раньше. Мне тебя не хватает...
- Я уже сказал - мне этого мало. Меньше, чем на полноценные отношения, я не согласен.
- Ты знаешь, что я... не могу.
- Знаю. Поэтому всё останется по-прежнему.
- А если я тебя сейчас поцелую? - хмыкнул Марк, снимая шлем и откладывая в сторону.
- А не боишься, что кто-то проснётся и застукает? - Лок даже не улыбнулся.
- Да все спят, как убитые!
- Ну давай, рискни. - По тону мутанта было слышно, что он крепко сомневается, что напарник на это решится.
Ах, так? Марк резко сорвал с него шлем, притянул к себе и впился в тонкие потрескавшиеся губы жадным требовательным поцелуем. Голову повело от долгого воздержания, и рука сама потянулась к застёжке на горле, проникла под куртку, оглаживая грудь под футболкой. На миг их вновь соединила прочная нить, позволившая почувствовать глубоко взаимное желание... Лок замер, будто не зная, что делать. Марк опустил руку ниже, к ремню...
- Нет!!!
Лок оторвал от себя его руку и отпрянул, торопливо застёгиваясь. Он тяжело дышал, покусывал покрасневшие и чуть припухшие губы. Глаза горели яростным огнём, к которому примешивалось такое же сильное желание, что и то, что охватило Брэзела... И нить разорвалась, оставив ощущение пустоты.
- Ты это мне назло? - прошипел аналитик, отодвигаясь на безопасное расстояние и поправляя сбитую набок бандану, из-под которой выбилась чёлка.
- Ты сам сказал "рискни". Я и рискнул. - Марк демонстративно облизнулся. - Ты же тоже хочешь. Я почувствовал. Если нет, то зачем тогда с собой пробку взял? Да ещё пятую... и ту штуку с вибрацией.
- Опять рылся в моих вещах?!
- После того, как ты трахнулся с той девчонкой, твои претензии по меньшей мере смешны.
- А чего сам не загулял? Раз между нами всё кончено, то ты свободен от любых обязательств. И я тоже.
- Тогда почему по-прежнему называешь меня своим мужем?
- Потому что это на всю жизнь, хочу я этого или нет. А ты действительно хотел меня сейчас трахнуть? А как же твоё решение? Опять потом жалеть бы начал?
- Так ты поэтому от меня шарахаешься?
- Мне и одного раза за глаза хватило...
Наверху зашуршало. Лок моментально взвился, выхватил нож и метнул в листву. На траву аккурат между крепко спящими командирами рухнула какая-то тушка. Лок аккуратно забрал её, выдернул нож и осмотрел.
- Кто это?
- Лиственная ящерица. Особой опасности не представляет. Поторопился... - Лок с сожалением посмотрел на тушку с длинным хвостом и перебросил за защитную сеть. Затем подобрал свой шлем и хотел надеть, но был остановлен напарником.
- Тебе ведь понравилось, когда мы целовались. Ты сам хотел этого, иначе бы оттолкнул сразу. - Марк привлёк его к себе и уткнулся лбом в его лоб. - Может, и впрямь стоит переспать ещё раз? Как тогда, помнишь? Отойдём подальше от всех... Ведь тебе тяжело и плохо, я знаю. А впереди бой. Так уж и быть, один раз на кодекс плюну... ради общего дела. Всего лишь один секс - и тебе полегчает... - И снова потянулся к губам.
- Не смей. - Лок вывернулся из захвата. Он тяжело и прерывисто дышал, лицо раскраснелось. - Раз принял решение - не отступай. Никаких исключений! Воин сказал - воин сделал... И мне не полегчает. Так ты сделаешь только хуже.
- Но тебе же плохо. Я знаю, что тогда, за тренировочной базой кричал именно ты. Значит, дела совсем плохи. Как ты только со всем этим справляешься?
- Тебя это уже не касается...
Завозились их товарищи, и "супруги" снизили громкость.
- Ещё как касается! - рассердился Брэзел. - И сейчас не только нас! Ты почти всё перетягиваешь на себя, хотя нам должно доставаться обоим! Где справедливость?
- Это моё решение. - Лок упрямо скрестил руки на груди.
- Ты же "сгоришь" раньше меня!..
- Какая разница? Раньше или позже, но это случится. Я уже морально готов, осталось уладить кое-какие дела.
- А ты в курсе, что Комбат грозился меня уволить?
- В курсе. Но меня к тому времени уже не будет.
- Так сдохнуть хочешь? - окончательно разозлился Марк.
- А какой смысл жить, если этот самый смысл не может быть рядом? - Лок отвернулся. - А я не хочу быть один. Устал терять самых близких. Хватит. Лучше смерть. Быстрая или медленная - не имеет значения.
Лок надел шлем, подтянул ремень и сел на свой коврик, не глядя на мужа.
- Я лишь хотел помочь... облегчить твои страдания... чтобы в бою тебе ничто не мешало... - виновато опустил голову Марк, устыдившись. Опять дал слабину! Да что с ним творится?!
- Это не поможет даже продлить время. Да, если мы переспим, то это ослабит "горение" на какое-то время, но потом, когда всё станет по-прежнему, новые нити перегорят быстрее, чем те, что были раньше. Чтобы реально продлить время, остановить "горение", мы должны быть семьёй. Настоящей - с общим хозяйством, взаимными обязательствами, близкими отношениями и регулярным сексом. Пусть даже ненадолго... а в идеале - навсегда. Этого я хочу. Всегда хотел с той самой минуты, как понял, что люблю тебя. Даже иногда позволял себе помечтать, как бы это было... А раз это невозможно, то не вижу смысла держаться и за дружбу.
- Ты... уже действительно не надеешься, что я одумаюсь? - Марк потянулся за собственным шлемом.
- Не хочу снова обжечься - это слишком больно. Но я буду любить тебя до самого конца. И, как только вернёмся в лагерь, попрошу Комбата тебя не увольнять. Ты уже не сможешь без нашей работы, я прав?
- Прав. Мне место именно в управлении. Даже если это надолго не затянется.
- Ты останешься, обещаю. Но уважение нашего командира и Чердынцевых ты навсегда потеряешь.
- Потерплю. Спасибо и на этом. И всё же... если тебе понадобится просто друг... я буду рядом.
- Мне не просто друг нужен. Мне нужен мой муж. Тот, кого я люблю больше всего на свете. - Лок с шумом выдохнул. На миг маска спокойствия дрогнула, из-под неё показался тот самый мальчишка, который когда-то в бреду звал покойную мать. Измученный, печальный... и снова исчез, уступив место суровому солдату. - Ладно, ложись спать. Завтра будет трудный переход. И у нас график. Если мы опоздаем к тому моменту, когда отряд шаманов снимет барьер, то нас встретит до зубов вооружённая база уже на самом подходе. Не хотелось бы попасть под шквальный обстрел. Людей потеряем ещё до "шашлычницы".


Не опоздали.
Лок долго напряжённо вглядывался в очертания базы. Сама база представляла собой комплекс в виде окружности, накрытый сплюснутыми куполами на месте складов и сводами, защищающими проходы и коридоры. В центре возвышался колоссальный центральный купол из бронированного стекла и стального каркаса. От кромки леса, в которой они залегли, до переднего края расстилалась поросшая травой и опалённая в нескольких местах равнина."Щит" Лок заметил сразу - для этого даже не нужно было приподниматься. От близости такого мощного образования даже голова чуть-чуть разболелась. Ничего, пройдёт, когда снимут. Марк старался держаться поближе к мужу и тоже попытался разглядеть пресловутое силовое поле. И даже, кажется, что-то заметил.
- Это оно? Колышется? Или у меня опять глюки пошли?
- Да, это "щит", выставленный Пиратом. Наши шаманы где-то рядом. - Лок сдвинул шлем чуть набок, включая клипсу передатчика на ухе. Получил какое-то сообщение, коротко ответил "Принято." и выключил. Только теперь Марк заметил, что он без серёжек. Когда только снять успел? Перед самым выходом?
- А где твои талисманы?
- Они целиком металлические. Были бы лишние помехи, особенно внутри базы... О, наши заработали! Видишь?
Колыхание усилилось, по нему побежало что-то вроде искр, но при дневном свете это было трудно разглядеть.
- Возвращайся к отряду и передай, чтоб готовились идти. Как только "щит" снимут, у нас будет всего пятнадцать-двадцать минут на то, чтобы пересечь сам периметр и добежать до прохода. Тогда почти все силы обороны будут переброшены внутрь, и вторая волна сможет окопаться до сигнала. Без твёрдой уверенности, что путь достаточно расчищен, наши с места не сдвинутся. И Пират это наверняка сообразит.
- А если он предусмотрел и такую схему?
- Шаманы снимают "щит" и разделяются на две группы. Одна остаётся прикрывать вторую волну и держать наше собственное поле, вторая пробирается дальше. Их задача - вычислить и попытаться нейтрализовать самого Пирата. В крайнем случае - просто помешать ему действовать. Они пойдут поверху.
- А достаточно сильных ребят отобрали?
- Достаточно. И с ними Дракон Воды. Этого должно хватить, чтобы Пират насторожился и вышел. Даже если он знает, что Драконы - наши союзники, то вряд ли предполагает, что они рискнут так откровенно вмешиваться в чисто человеческие разборки. Тем более, что у Карлайла свои претензии к этим отморозкам - они браконьерствуют в море и убили двух левиафанов из его стаи.
- Я... не понимаю...
- Потом у близнецов спросишь. Они Карлайла знают лично. Я только раз его в школе видел, да и то мельком... Шуруй к нашим. Поле вот-вот будет снято.
Скоро рядом собрался весь отряд.
- Это наш проход? - уточнил Томас, в последний раз сверяясь с ориентирами, выданными в лагере, и с картой.
Лок на миг "отключился", и по заметно расслабившемуся лицу Марк понял, что мутант снова "приподнимается". Протянул было руку, чтобы в случае чего встряхнуть как следует, но Лок сам открыл глаза.
- Да, мы на месте. - Огляделся, прислушался и поднял руку. - Ждём.
Барьер продолжал колыхаться. Похоже, что у шаманов что-то пошло не так... Лок то и дело поглядывал на часы.
- Ждём.
Купол "щита" становился всё более заметным. "Чекисты", мало имевшие дело с шаманскими фокусами, вовсю таращились на это чудо. И только Марку было не до чудес. Бреанец вместе с мужем смотрел на цель, которой предстояло достичь - довольно широкий проход между двумя рядами плотно прилегающих друг к другу куполов, накрытый толстенным сводом. Где-то там их ждут ещё и пулемёты...
- Ждём...
Яркая вспышка едва не ослепила всех, но Лок успел скомандовать "Спать!", и бойцы крепко зажмурились, а некоторые для надёжности даже уткнулись носами в землю. Ударная волна накрыла их, едва не отшвырнув обратно в лес, за ней пошла вторая, послабее, третья была совсем слабой...
Лок вскинул голову первым, мгновенно оценил обстановку и рявкнул:
- Пятнадцать минут! Пошёл!
Перестраиваясь на ходу, "чекисты" сорвались с места и со всех ног помчались к проходу. Передний край группы прикрытия взводил курки, приготовившись стрелять, как только отряд попадёт в зону досягаемости пулемётов. И успел открыть огонь, едва пулемёты выплюнули первые заряды. К счастью, никого не задело, вход заволокло дымком. Подскочив к нему, группа прикрытия резво выломала пулемёты из своих гнёзд, пока их командир расстреливал в упор камеры наблюдения, притаившиеся на потолке.
- Задача номер один выполнена, - констатировал Лок, вскидывая автомат и перезаряжая его. Вдруг замер... и скрипнул зубами. - Приступаем к выполнению задачи номер два, - заговорил он резким командирским тоном. - Всем быть предельно внимательными. Точное местонахождение "шашлычницы" неизвестно.
Командиры только кивнули, ничем не выдав своего недовольства, что рядовой, пусть и исключительно полезный, вдруг взял на себя их функции. Похоже, что ситуация изменилась, иначе бы Лок не стал так откровенно распоряжаться - сам говорил, что не хочет командовать. И сейчас не тот случай, чтобы выпячивать субординацию. Интересно, что случилось? Принимать решения и командовать они не перестанут, но основное руководство теперь будет осуществлять аналитик, о котором уже все были не только наслышаны, но и видели непосредственно в деле. Здесь и сейчас он единственный зрячий среди слепцов. Раз такое дело, то остаётся только положиться на самого знающего... Это было главное отличие внутренней иерархии СС от армии и спецподразделений - в спорных случаях командует самый знающий или опытный. А таковым сейчас является именно Лок Ронан.
Установив у входа скрытый маячок, чтобы знать, если кто-то посмеет ударить им в спину, Лок кивнул и первый шагнул под свод, вглядываясь вперёд и шаря глазами по стенам и потолку.
Проход "Д" был около четырёх метров в ширину и пяти в высоту. Пол был выложен квадратными плитами под косым углом. Лок пристально всматривался и постоянно хмурился. Что-то его крепко беспокоило - Марк это чувствовал. Едва "чекисты" вошли, как освещение, состоящее из россыпи небольших ламп под решётками почти под самым потолком, пригасло ровно настолько, чтобы не нужно было включать шлемные фонари, но дальний конец коридора едва был виден.
- Лок, в чём дело? - не выдержал Томас.
- Не знаю, но что-то неладно. Секунду... - Аналитик опустил автомат и прислонился плечом к стене, закрывая глаза. Все тут же замерли, чтобы не мешать работать - Лок "приподнимается". Марк придвинулся ближе, чтобы в случае чего придти на помощь. - Всё ясно, - наконец заговорил Лок. - Объявлять тревогу уже не надо - нас ждали.
- Как??? - почти хором потрясённо ахнули все.
- А так... Нет, предателей среди нас нет. Всё дело в курьере, которого я отловил во время четвёртого рейда. Я всё-таки тряхнул командование перед выходом, и они признались, что переправили его в Институт. Я успел связаться с тамошними спецами, и мне сообщили, что на курьере была неидентифицированная печать.
- И что она должна была делать? - Марк всё понял.
- Раз тревога по базе уже объявлена - дать знать, если его схватят.
- Он хотя бы жив? - скрипнул зубами Брэзел.
- Жив... пока. Получается, что этот курьер - подсадной, а настоящего мы либо упустили либо его и вовсе не существовало. И теперь остаётся либо отступать либо двигаться дальше.
- Отступать? - заволновались все. - После такой проделанной работы? Снова? Ни за что!!!
- Ладно, попробую дотянуться до наших шаманов и спросить у них. - Лок сел на пол, скрестив ноги и прислонившись спиной к стене. Марк неотрывно следил за ним. Вроде дышит ровно, спокойно... Вот веки мутанта дрогнули, поднимаясь. - Продолжаем. Отряд шаманов и Карлайл уже приступили к выполнению своей части плана. Они готовятся нейтрализовать Пирата, и тогда он передаст руководство своим подручным.
- И как понять, что он не оставил вместо себя достаточно умного сукина сына? - поинтересовался Ройял.
- Только на практике. А решать о возобновлении либо прекращении своей части операции должны мы сами. Кто за то, чтобы идти дальше?
Бойцы с непоколебимой уверенностью вскинули руки вверх. Командиры, переглянувшись, присоединились к ним.
- Идём дальше, - вздохнул Томас. - И ты теперь наша единственная надежда закончить работу.
- Не надо так громко, - недовольно поморщился аналитик, поднимаясь с пола. - Если я могу чуть больше, чем вы, то это не повод записывать меня в супермены. Я, конечно, приложу все усилия, но я не всемогущ. Не забывайте об этом.
Марк невольно вспомнил арендованную избушку в Огненных Ключах и краткий диалог Лока с Маркусом.
"Спасибо..."
"Тебе спасибо."
"Мне-то за что?"
"А разве не за что?"
"Какой же ты на самом деле?.."


Продвигались медленно, осторожно. Марк, готовясь в любой момент сбросить ношу с плеч, поглядывал на мужа. Лок снова напомнил ему зверёныша, который бился насмерть с силианцами, только теперь этот зверёныш слушал, смотрел и принюхивался. Отслеживал всё, что только возможно. Как же он не был похож на мальчишку, метавшегося в горячке и бреду!.. Какой же он на самом деле? И разве можно так беспамятно любить того, кого не можешь разгадать до конца?
Какими бы средствами сканирования не располагал его мутант, но его работа поражала. Он не только замечал камеры слежения раньше сканера, но и сумел заметить и вычислить несколько экранированных, спрятанных так искусно, что командиры не сразу поняли, почему Лок попросил одного из своих соотрядников подставить спину и достал нож. Только когда он выковырял из-под решётчатого плафона первую миниатюрную камеру и показал всем, бойцы снова начали смотреть на парня как на единственное спасение. Лок на эти красноречивые взгляды только вздыхал - роль универсального решения проблем ему была не по душе. Таких камер он нашёл ещё несколько штук и ликвидировал с помощью игломёта, закреплённого на запястье, который достал из своего рюкзака сразу после обнаружения первой камеры. Что-то ещё его беспокоило, из-за чего мутант то и дело ощупывал некоторые участки стен.
- Что? - не выдержал Томас, когда Лок снова начал вглядываться в совершенно гладкую стену.
- Не пойму никак. То ли это замаскированный проход то ли нет...
- А точнее?
- Не могу сказать - всё искажается просто чудовищно.
Постояв ещё с минуту, Лок всё же пошёл дальше, крепко задумавшись. Минут через пять он вдруг резко замер, огляделся и резко отскочил, потянув на себя обоих командиров:
- НАЗАД!!!
Огонь с рёвом взметнулся вверх буквально в полушаге от Ройяла. Почти двадцать метров коридора рассекли чередующиеся огненные струи, которые били из стен и пола. Между верхним краем огня и потолком оставалось примерно с полметра свободного пространства, где начали открываться "окна" и осторожно высовываться дула пулемётов и глазки камер. Проскользнуть нет никакой возможности - выводящие трубки огнемётов образовывали очень частую сеть.
- Нашли, - смахнул пот, струящийся по шее, Томас. В проходе было довольно прохладно, но из-за кипящего в крови адреналина этого никто не чувствовал. Теперь из-за близости огня всех снова прошибал пот. - Где панель?
- В шести метрах от нас на левой стене. Там есть свободный участок. И раз огнемёты здесь настолько мощные, что спокойно достают от одной стены до другой, то заливать придётся капитально. - Лок вскинул руку, и Марк сбросил баллоны на пол. Его одногруппники начали разбираться с деталями каркаса для пожарной установки. Лок взглянул на свои часы. - Через десять минут будет интервал и заработают пулемёты. Только это не мы "шашлычницу" активировали, а оператор на пульте.
- Работаем чётко, - скомандовал Ройял, - как на тренировке. Первой шеренге приготовиться вести огонь. Вторая готовится сменить первую, как только потребуется перезарядка. Основная группа держится за нами.
Едва пламя стихло, передний край группы прикрытия начал обстреливать верхнюю часть стен и потолок, откуда высунулись пулемёты. Марк, разбирая детали установки, иногда поглядывал на то, как работает группа прикрытия. Во время вечернего инструктажа, который устроил им Лок, многие интересовались его вылазками во время первых разведок. Всех интересовали возможные сюрпризы. Особенно недоумевали над выбранным оружием для автоматических засад. Лок честно делился всем, что знал, и объяснил, что пулемётами эти штуки назвали исключительно потому, что их устройство имело определённое сходство с привычными - многозарядность и частота стрельбы были сопоставимы с ними - но эти модели были рассчитаны на сравнительно небольшой радиус стрельбы и имели не такую большую огневую мощь. Уязвимое место у них было только одно - когда иссякал очередной рожок с боеприпасами, на перезарядку уходило от трёх до пяти секунд, после чего снова начиналась стрельба. Этим и пользовалась группа прикрытия, вылавливая перезарядку и расстреливая пулемёты - а правильнее было бы их назвать недопулемётами - практически в упор. Задачей этих дешёвых почти самоделок было нанести как можно больше ранений вражеским штурмовикам. В тот раз его группе удалось прихватить один такой в качестве трофея, и оружейники СС разобрали его по винтику. Установить, кто создал это устройство, пока не удалось, но происхождение деталей указывало на Болото в Кустане. Приходилось быть предельно осторожными, поскольку пулемёты обладали кое-какой подвижностью, что давало нехилое обилие рикошетов. Продвигались медленно, прерываясь на пережидание огневых интервалов. А в это время основной отряд чётко монтировал пожарную установку. На отработку совместных действий, чтобы не мешать друг другу и не путаться, кто за что хватается, ушёл не один час... Марк сноровисто орудовал гаечным ключом, стягивая крепежи каркаса намертво, остальные торопливо подсоединяли направляющие трубки, переходники и всё остальное, включая броню от оставшихся за контрольной точкой пулемётов. Лок вслух отсчитывал секунды интервала и, когда осталось совсем немного, дал команду отступать. Едва последний боец выбрался в безопасную зону, коридор снова пересекли языки пламени. Первая линия спешно перезаряжалась, вновь уступая дорогу второй шеренге.
- Сколько пулемётов осталось? - спросил Томас.
- До контрольной точки - один слева, два справа и три сверху, - сообщил Лок, показывая пальцем в нужную сторону и мельком бросая взгляд на собранную установку. - Уцелели две камеры. Остальные выведены из строя. Нужен ещё один заход, чтобы расчистить с запасом.
- Добивайте да мы пойдём.
Теперь залпы были уже не такими беспорядочными. Всё-таки большую часть удалось нейтрализовать, и ответный огонь был не таким плотным, как в начале... Стрелки били более прицельно, в том числе и по уцелевшим камерам, которые чуть-чуть высунулись после первого шквала. По команде аналитика бойцы вновь отступили.
- Готово. - Лок вскинул свой автомат. - Все цели ликвидированы.
- Ну, с богом...
Первым подсоединили самый большой баллон, который вместе с деталями каркаса, датчиками и счётчиками нести на себе должен был Марк как самый здоровенный. Размеры установки изначально рассчитывались по габаритам самого крупного и выносливого бойца. Потом пристроили резервные, поменьше: командование предпочло перестраховаться. "Чекисты" снова надели маски, прицепили фильтры. Средство, которое было закачано в баллоны, отличалось не только отвратительным запахом - испарения могли вызвать тошноту и головокружение. Марк подлез под каркас, пристегнулся и, торопливо перекрестившись, шагнул вперёд, выпуская волну пены - усовершенствованная формула! Первый залп пошёл на пол. Коридор тут же заполнился удушливым дымом, с которым здешняя вентиляция не могла справиться сразу. Вторыми задымились стены. Марк неотрывно следил за уровнем содержимого в первом баллоне и за пройденным расстоянием. Идти надо было неспеша, чтобы быть уверенным, что залит будет весь нужный участок, перенаправлять трубки, чтобы ничего не пропустить, и регулировать подачу и давление. По броне щёлкнула пуля... ещё одна... Хвала богам, пластины выдержали. Вот осталось три четверти объёма... две трети... половина... треть... Вот и контрольная точка... Может, получится обойтись без дополнительного "душа" на обратном пути?..
- Назад!!! - вдруг крикнул Лок, и Марк ринулся обратно, слегка оскальзываясь на затухающем полу.
- В чём дело? - встревожились командиры.
- На той стороне кто-то появился!
Дым расходился медленно, и сквозь него отсвечивали огненные языки с другого конца ловушки. Марк выбрался из-под каркаса и выдохнул.
- Молодчина. Ты как? - глуховато из-за маски спросил Лок, опускаясь рядом с ним на корточки и заглядывая в лицо.
- Нормально. Получилось?
- Сейчас узнаем. Отдышись. - Лок хлопнул напарника по плечу и отошёл, внимательно вглядываясь в дымоган, из которого донёсся стрёкот нетронутых пулемётов и щелчки рикошетов. Отсветы пламени исчезли.
Потянулись минуты ожидания. Огня на залитом участке не было, пена осела и начала медленно разлагаться. Можно было уже идти к панели, но Лок почему-то не спешил этого делать. Он продолжал напряжённо вглядываться вперёд. Томас собирался было сказать, что время уходит, как через приоткрывшиеся щели в полу хлынул огонь. Уже не через выводящие трубки, а через раскрывшиеся стыки между плитами. Проклятый коридор оказался расчерчен "стенами", разбивающими проход на квадраты, на которых едва могли разминуться два человека. Огонь выглядел несколько иначе, и остатки пены на полу его не брали. Командиры и бойцы дружно выматерились.
- Резерв, - невозмутимо прокомментировал Лок, наблюдая, как оседает жидкий дым.
- Какого х...я ты не дал пройти к контрольной панели?! - набросился на аналитика Ройял. - Упустили время! Я надеюсь, что у тебя есть достойное объяснение!
- Там засада, - спокойно ответил Лок. - Они только и ждут, когда мы отключим "шашлычницу" вместе с пулемётами, чтобы положить нас всех здесь. И вооружение у них серьёзное. Как только нас перебьют, панель будет отремонтирована.
- И что предлагаешь? - остыл Ройял.
- Идти дальше, но сделаем всё по уму. Судя по оттенку пламени, для резерва используется другая горючая смесь и что-то ещё, что нейтрализует воздействие нашей пены. Даже если мы изведём все наши баллоны, это не поможет убрать всё. Резерв на тот случай, если найдётся управа на основную систему. Пиратские умельцы разработали новый тип "шашлычницы", учтя все слабые места старого типа.
- Почему ты так решил?
- Присмотритесь к тому, как выходит пламя. Возле стыков испарения горючей смеси с чем-то смешиваются. Во время подготовки первой операции этого не было. Ко второму заходу готовились не только мы, и Пират кое-что переделал не только в "мясорубке".
- И как ты собираешься пробиваться?
- Марк, сними-ка большой баллон и попробуй пшикнуть на стык поближе к полу. - Лок повернулся к мужу, который тут же бросился выполнять просьбу. - Проверим, насколько эта дрянь эффективна.
Бреанец снял баллон с каркаса, Мира быстро прикрутила раструб со счётчиком, Марк направил его на ближайшую "стену" и выпустил заряд пены. "Стена" притухла, но на это ушло слишком много пожарного средства... и восстановилась, едва Лок вскинул руку. Дым стал ещё более густым, и "чекисты" отступили, дожидаясь, пока воздух очистится.
- Стоп! Пять секунд... Сколько ушло? - Лок повернулся к мужу.
- Почти всё, что осталось.
- Так что будем делать? - уже начал нервничать Томас.
- Достаточно двух человек. Один возьмёт инструменты, второй будет прокладывать дорогу вплотную к стене. А вы будете наготове. Когда один разберётся с панелью, второй откроет огонь по засаде, чтобы нанести им максимальный урон. А там и остальные подоспеют. И снимите защиту с каркаса.
- Тогда вы двое и пойдёте, - вздохнул Ройял. - Раз вы так хорошо успели сработаться, то тут и думать нечего.
- Согласен, сэр. Здесь нужно действовать очень слаженно. Марк расчистит мне путь, я доберусь до панели, вскрою её и всё выключу. Где инструменты? Хорошо. - Лок заглянул в ящичек, протянутый Ройялом, вытащил что-то, рассовал по карманам. - Пройти надо всего ничего. И следите за тылом. Могут вылезти и за нашей спиной.
- Сработал твой маячок у входа? - Марк начал навьючивать на себя баллоны, которые отцепили его одногруппники.
- Нет. Похоже, что я всё же пропустил пару потайных дверей, мимо которых мы прошли. То-то мне казалось, что что-то не так...
Больше половины бойцов тут же развернулись на сто восемьдесят градусов, взяв пройденное ими место на прицел. Напарники переглянулись, кивнули друг другу. Марк перехватил поудобнее первый баллон и пустил последний залп, расчищая временный проход Локу, а затем себе, после чего дождался, пока дым осядет хоть немного, свинтил раструб со счётчиком и прикрутил ко второму баллону. Лок помогал, придерживая. На свободном от огня квадрате едва-едва хватало места. Их действия были такими же слаженными, как и во время парной схватки в тренировочном лагере - даже слов было не нужно. По пути Марк успел извести два баллона. Создавалось впечатление, что мощь пламени с каждым пройденным промежутком только усиливалась. А, может, так оно и было.
Резервная система поджаривала безо всяких интервалов. Если бы не защитные маски с фильтрами, то парням пришлось бы туго... Вот и панель, но её прикрывает стена огня. И, как назло, здесь же угол стыка. Лок достал отвёртку, согнул на шарнирных сгибах, зафиксировал вместе с рукоятью и кивнул:
- Поливай.
Марк выпустил очередной залп. Шибануло дымом. Лок нащупал первый винт панели, вставил в выемку наконечник и начал быстро-быстро выкручивать крепёж. Работа вскоре застопорилась. Лок вывинтил только второй, когда третий баллон Марка опустел.
- Жаль, что нельзя было сразу весь коридор залить, - проворчал Брэзел, сбрасывая с себя четвёртый баллон и прикрывая их обоих бронёй, по которой тут же зацокали пули. Баллон был последний. - Приволочь что-то вроде мощной пушки, поставить стенку и накачать под самый потолок...
- Это создало бы лишние проблемы. - Лок придержал раструб, пока Марк с ним возился. - Как я понимаю, на этом и строился расчёт. К тому же пробираться с такими запасами оборудования по маршруту до базы было бы проблематично. Особенно по болотам. А наша операция базируется на несколько других принципах. Тут немалую роль играет время.
Марк вспомнил, как с трудом выволакивал ноги из вязкой грязи, и кивнул, активируя последний баллон. Вот крышка снята, и Лок приготовился ковыряться в управляющей панели. Только дым чуть осядет...
Внезапно Марк бросил баллон и пригнул напарника к полу, прикрывая бронёй и своим телом. Со стороны, откуда они пришли, раздались выстрелы. Интуиция и логика мутанта не обманули - наёмники зашли и с тыла. Напарники скрючились на крошечном участке, прижавшись друг к другу. Стена огня скрывала их достаточно надёжно, ощутимо припекая. Что стало с их товарищами? Живы ли?
- Б...Ь!!! - рыкнул Брэзел, прижимая к себе мужа. - Откуда они взялись???
- По базе же объявлена тревога. - Лок даже не пытался отстраниться. - Должно быть вышли через потайные двери, о которых я говорил.
- Это было в твоих расчётах?
- Да, но вероятность такого исхода была невелика. Логичнее и проще было бы дождаться, пока мы вырубим "шашлычницу", а уже потом положить всех скопом, пока дух переводим. И чего они высунулись так рано?
- Наёмники! - яростно рыкнул Марк. - Наверно, кто-то особо хитрож...ый решил заняться самодеятельностью!.. Как думаешь, у них есть "пропуск"?
- По крайней мере один должен быть.
- Тогда какого ляда его не используют?
Лок взглянул в сторону гудящей огненной стены, напряжённо вслушиваясь.
- Что-то обсуждают. Я не могу разобрать. Секунду... - И закрыл глаза. Марк привлёк его к себе, чувствуя, как ровно у парня бьётся сердце. Секунды текли словно часы... - Ясно, - наконец заговорил Лок. - Ждут сигнала от своих, которые зашли к нам в тыл. Как только те положат как можно больше наших товарищей, эти добьют тех, кто останется. Неплохо придумано. А соображают...
- И что теперь?
- Я продолжу ковыряться, а ты приготовься стрелять в ту сторону, как только огонь угаснет. - Лок снова огляделся. - Что бы не использовали для горючей смеси резерва, но это убойная штука. Надо будет обязательно выяснить состав...
- А как же?.. - Марк покосился на огненные стены, скрывающие вскрытую панель. - Сгоришь ведь... и наша камуфляжка на это наверняка не рассчитана...
- Там осталось совсем немного. - Лок сдвинул защитные очки на шлем, снял его и маску, и в его глазах заплясали рыжие отсветы... напомнив про вечер на Бреане рядом с растопленной печью. Аналитик был предельно спокоен. - Я успею.
- Но... - Марк недоумённо следил за ним. Что он делает?..
Лок протянул руки, медленно убрал с его лица очки, отстегнул ремешок маски. Робко коснулся щеки, на которой начала пробиваться щетина...
- Ты мне веришь? - тихо спросил он.
- Что?.. - От неожиданной ласки Марк даже растерялся.
- Ты мне веришь? - мягко повторил Лок, глядя ему в глаза. Решительно до абсурда.
- Больше, чем кому бы-то ни было... - зачарованно глядя на мужа, выдохнул Марк.
- Обещаю, я не сгорю. Верь мне, - прошептал Лок и... прижался губами к его рту.
В этот миг как будто всё исчезло. Исчез огонь. Исчез дым. Исчезли звуки выстрелов впереди и за спиной. Только они и соединивший их поцелуй.
- Ты... - только и смог произнести ошарашенный Марк, как только их губы разомкнулись.
Лок отстранился, снова надел шлем, пристегнул маску, надвинул защитные очки, выхватил из кармана какую-то фиговину, резко вскочил на ноги и решительно сунулся в стену пламени. Через пару-тройку секунд заскрежетало, что-то щёлкнуло, и огонь начал опадать. Резко замолчали пулемёты...
Марк едва успел сориентироваться, развернуться и начать палить вглубь коридора, а ещё через секунду мимо промелькнула тень. Раздался многоголосый душераздирающий вопль. Марк опустил автомат и с восхищением смотрел на своего мутанта в обгоревшей камуфляжной куртке. Лок с ножом в руках метался среди огорошенных наёмников, которые падали один за другим, обливаясь кровью. Марк, заметив, что не всех он атакует наповал, выхватил пистолет и снова открыл огонь, целясь по тем, кого его отчаянный мутант уже успел подранить. С такой поддержкой Лок разобрался с ними быстро и не сильно запыхался. Ещё бы, это Астродор, а не Бреана!
Лок выпрямился, выдёргивая нож из груди последнего наёмника. Стало тихо. И со стороны выхода тоже. Напарники переглянулись и поспешили туда.
Всё было кончено. "Чекисты" обшаривали трупы и оттаскивали их к стенам. Лок оглядел убитых, пересчитывая... и вдруг замер, уставившись на одного, который единственный был в шлеме. Марк уловил охвативший его ужас. Миг - и аналитик метнулся к этому наёмнику. Сначала поднёс к глазам правую руку, задрав рукав кожаной куртки, под которым во всё предплечье тянулся грубый старый шрам... дрожащими руками стянул с головы наёмника шлем, похожий на мотоциклетный... Под шлемом скрывался смуглый мутант с короткими винно-красными волосами и наростами-гребнями, начинающимися у переносицы и тянущимися к затылку. Одна из пуль серьёзно задела артерию на шее, и тот медленно, но верно истекал кровью. На вид ему было лет двадцать пять - двадцать шесть, довольно высокий, крепкий...
- В чём дело? - растерялся Томас.
Марк понял, кто это, не дожидаясь ответа Лока. Узнал по описанию. Кто бы мог подумать, что они встретятся именно так?..
- Это Рино, мутант из той же общины, что и наш умник. Старший брат. Пропал тринадцать лет назад вместе со всеми... Вот они и встретились.
Лок не проронил ни единого звука. Просто проверил пульс... и мутант медленно открыл глаза. Он был ещё жив.
- Рино... брат... Как же так?.. - наконец еле-еле выговорил Лок.
- Брат?.. - чуть слышно прорычал Рино, презрительно кривясь.
Лок отстегнул маску и снял шлем. От привычного всем спокойствия мало что осталось.
- Ну... здравствуй, брат...
Тот удивлённо расширил глаза - такого же винно-красного цвета, как и его волосы.
- Лок?.. Ты?.. - прохрипел Рино и даже попытался встать, но силы покидали его слишком быстро.
- Да, это я, братишка. И я теперь "чекист".
- Значит... судьба... - горько усмехнулся мутант, и по стремительно бледнеющему лицу с острыми скулами покатились бессильные слёзы. - Боги... Будьте вы... прокляты...
- Не надо так говорить. - Лок сжал его руку, и пальцы Рино вцепились в его узкую ладонь. - Так уж вышло...
- Если бы знал... удрал бы раньше... - В голосе умирающего прорезалась боль, и бедняга засучил ногами, не в силах сдержать охватившие его эмоции. Марк и это часто видел. - Я так хотел... вернуться домой... но сперва... заработать побольше... чтобы мы... перебрались в другое место...
- Некому было бы переселяться. - Лок охрип от переизбытка эмоций. - Исчезли все. Я почти двое суток ждал... надеялся, что хоть кто-то вернётся... Но никто так и не появился. И до сих пор наш дом пуст.
- А как... как ты жил... эти годы? - Рино воззрился на младшего. Глаза парня начали тускнеть, а тело - обмякать.
- У меня был отец. Приёмный. Устроил меня в школу учиться. В "Нагату".
- Значит... хорошо жил... как и хотел Дориан...
- Дориан умер. Я нашёл его не так давно на Бреане, когда летал туда в командировку... Я успел с ним проститься.
- Я... всё равно... рад... был... увидеть тебя... малыш...
Рино протянул к лицу названного брата трясущуюся руку, чуть коснулся, слабо улыбнулся, медленно закрыл глаза и замер. Протянутая рука упала на пол. Лок согнулся пополам, дрожа и прижимая к груди его вторую руку, и сидел так довольно долго. Марк осторожно опустился рядом и увидел, как по щекам парня градом катятся слёзы. Лок дышал тяжело и рвано, губы кривились... Брэзел уже достаточно хорошо знал своего любимого, чтобы понять, что от полноценной истерики несчастного отделяет лишь один шаг.
- Мне... очень жаль... - искренне сказал он и попытался приобнять мужа.
Лок выпрямился, и все увидели, как его мокрое от слёз лицо на глазах превращается в бесстрастную маску. Аналитик поднялся с колен, бережно оттащил тело Рино в сторону от остальных наёмников, уложил у стены и, опустившись на корточки, достал из внутреннего кармана блокнот и карандаш. Марк включил шлемный фонарь и подсветил ему. Лок молча кивнул в знак благодарности и начал что-то быстро писать. Затем вырвал страницу, сложил и убрал в нагрудный карман названного брата.
- Не хочу, чтобы его хоронили вместе с этим мусором, - тихо сказал он, поднимаясь на ноги. - Что бы он за эти годы не успел натворить, он был моим братом.
Марк придвинулся ещё ближе и чуть сжал узкие плечи мужа.
- Так и будет.
Вторая смерть близкого человека из прошлого. Из той прежней тяжёлой, но счастливой жизни, о которой Лок знает. Которой он стал свидетелем. И эта смерть протянула между ними ещё одну прочную нить. Марк искренне был опечален смертью нежданно нашедшегося мутанта, как и гибелью Дориана. Он не лгал, когда там, в часовне Далилы, назвал прежнюю семью Лока почти своей. После пространных и чувственных рассказов бреанцу казалось, что все эти люди стали ему такими же близкими, как и его собственная семья.
Молча постояв рядом с умершим, Лок снял бронник, опалённую куртку, проверил её карманы, рассовал всё по карманам штанов. Надел бронежилет, повесил автомат на грудь. Без куртки он стал казаться совсем хилым. Самой курткой накрыл голову погибшего брата.
- Обыщите всех как следует, постарайтесь найти хотя бы один браслет. Соберите оружие и боеприпасы. Распределите между всеми. Начинаем осматривать и перекрывать коридоры. Всем быть предельно осторожными.
Снова спокойный и деловитый... но это спокойствие грозило треснуть по швам. Отрывистые команды звучали твёрдо и решительно. Марк первым последовал этим распоряжениям. Он всё понял сразу. Сейчас Локу не до скорби. Мёртвым уже не поможешь, а на нём тринадцать товарищей. Один из которых - его любимый муж.


Браслет нашёлся только один, но оказался сломанным - попала пуля и разбила пластину датчика. Лок, отчаянно выругавшись, отшвырнул его в сторону. Марк ясно видел, как парню хочется пометаться и побеситься, выплёскивая всю боль, но он изо всех сил сдерживается. "Чекист" молча обрабатывал его ожоги, оказавшиеся не слишком серьёзными - Лок действовал максимально быстро, и главный удар приняли на себя бронежилет и камуфляжная куртка. Остальные тоже отделались относительно лёгкими ранениями - успели засечь наёмников и открыть встречный огонь.
- А ведь впереди "мясорубка", - вздохнул Томас, разглядывая сломанный браслет. - Почему он был только один? Изначально было мало или их не всем выдают?
- Скорее последнее, - ответил аналитик, кивком благодаря мужа и поднимаясь. - Наёмники - всего лишь "мясо". Вон своих тоже не жалел... Ладно, идём дальше. По ходу пьесы будет видно.
- Кто такой Вон?
- Менталист. Такая же тёмная лошадка, как и Пират. Я и Марк сталкивались с ним как-то...
Марк, собирая аптечку, передёрнулся - вспомнил фальшивые воспоминания, которыми морочил ему голову этот сукин сын. Бойцы переглянулись и с уважением посмотрели на своего проводника и его напарника.
После спешной перевязки все коридоры, в том числе и те, через которые наёмники пробрались к ним в тыл, были обследованы и частично взорваны с помощью того, что нашлось на убитых - Лок велел по возможности экономить то, что они принесли с собой - частично перекрыто с помощью того, что было под рукой. Аналитик сам и очень придирчиво контролировал весь процесс.
Продвигались дальше так же осторожно, как и с самого выхода. Лок нашёл пару миниатюрных замаскированных камер. Участков с пулемётами попалось ещё три. Периодически приходилось обследовать и перекрывать новые коридоры. На этот раз Лок не пропустил ни одной потайной двери. Один раз снова наткнулись на боевиков. Схватка была очень короткой. Браслета при убитых не оказалось, хотя всех обшарили чуть ли не до трусов. Наверно, ушёл с тем единственным наёмником, которому удалось скрыться с места боя. Не раз Лок периодически прислонялся спиной к стене с закрытыми глазами, и Марк внимательно за ним наблюдал...
- Наша атака захлебнулась на трёх направлениях, - наконец, сообщил аналитик, когда отряд сделал остановку в какой-то пустой комнатухе, чтобы перевести дух и подвести первые итоги. При этом он не прекращал настороженно оглядываться и прислушиваться, жуя свой доппаёк - пачку мягкого сливочного ириса с арахисом. Похоже, что Лок всё же сумел справиться со своим горем и пока тревожных симптомов не выказывал. - Уже есть потери, но, кажется, пока никто не погиб. Задействован резервный план - основной удар второй волны пойдёт по тому проходу, который будет расчищен первым. Добраться до генераторов не удалось, двойки вынуждены отступить. Шаманы тоже отступили - Пират оказался хитрее. Сейчас идёт перегруппировка отряда.
- Как далеко ты отходишь? - встревожился Марк. - Ты что, мечешься по всей базе?
- Нет, только по основным точкам. - Лок отвинтил пробку у своей фляги и глотнул от души. По пути к базе нашлось несколько родников, и Лок разрешил набрать из них воды. - Мои расчёты пока оправдываются на семьдесят процентов.
- Ты сильно-то не рискуй, впереди "мясорубка"!
- Я знаю. Ничего, сил у меня ещё много. Своё дело мы сделаем, не волнуйся.
- Легко сказать "не волнуйся", - проворчал Марк, и Лок слабо улыбнулся.
- Пока нам откровенно везёт, - покачал головой Ройял. - И мне это очень не нравится.
- Мне тоже, - кивнул Лок. - Начинаю подозревать, что Менталист и Пират - одного поля ягоды.
- То есть этот сукин сын просто развлекается? - скрипнул зубами Брэзел.
- Не исключено.
- Тогда за каким х...ем он всё затеял? Прошляпил планы базы... Одним махом накрыть наших лучших из лучших? - ругнулся Томас.
- Не думаю. Если дойдём до конца, то надо будет тщательно изучить все файлы из центрального компьютера. Может, там что-то найдётся... - Лок задумался, подозрительно хмурясь при этом.
- А ну-ка, отойдём... - Марк оттащил мужа подальше от всех - к выходу в коридор. - Давай-ка, выкладывай, что ты там себе надумал?
- А тут и думать-то особо не о чем. Помнишь Вона? - Лок прислонился к стене, дожёвывая ириски.
- Слишком хорошо, - скривился Марк.
- Все очень просто. Когда я за тобой пришёл, Вон сидел в подвале и ждал, когда я появлюсь. Он сказал... он много чего наговорил. И он ясно дал понять, что он не один такой. Вторым назвал какое-то юное дарование, которое и вырастило Илану в инкубаторе. И они действуют по конкретному плану, выполняя приказ некого Хозяина, которого я для себя назвал Мориарти ещё тогда, когда разбирался с делом Райской Птицы. Они намеренно расшатывают Альянс изнутри, нанося точечные удары и перетасовывая людей на ключевых постах в самых разных сферах. Часть этой работы пять лет выполняла Райская Птица, которую на нас просто слили.
- Так Пират - один из них?
- Не исключено. Сколько лет он беспредельничает в Альянсе, вспомни. Беспрецедентная жестокость, несколько неудачных попыток ликвидации банды силами правопорядка и армейским спецназом, многочисленные схроны и мощные связи в криминальном мире... Если Пират действительно связан с Менталистом, то "Зверей" можно уверенно считать одним из орудий этой компашки. Нападения на транспортные конвои, воинские склады и прочее подчиняются той же схеме, что и "работа" Райской Птицы. Не одна крупная компания теряла позиции, пострадав от "Зверей". - Лок вздохнул. - Об этом мало кто знает, но нападения предваряли угрозы о больших неприятностях, если владельцы не выполнят ряд условий. Если следовал отказ, то вскоре появлялись "Звери", наносили более чем значительный ущерб, и компания теряла многое, если не всё. Так же "Звери" совершали налёты и на небольшие конторы, фирмы, бесчинствовали на улицах... Да ты и сам был в одной из таких заварух, когда в полиции работал.
- Когда это? - удивился Марк.
- Пару-тройку лет назад, помнишь? Тогда всех наших на усиление бросили, когда в главк поступила информация о готовящихся беспорядках. Даже старшекурсников. Я тоже там был. Мы вам тогда помогли, убрав большинство кураторов и провокаторов с улиц, иначе жертв было бы гораздо больше. Увы, полностью остановить толпу было не в наших силах - настолько сильных менталистов у нас тогда не было, а у господина Маюри несколько другая специализация. Всё, что мы смогли сделать - уменьшить количество жертв среди горожан и нанесённый урон.
- Значит, беспорядки были спровоцированы?!.
- Да, и стали ответом на отказ тогдашего градоначальника прогнуться под неких товарищей. Учитывая, что требования митингующих не имели ничего общего с требованиями бандитов, почти никто не связал это всё в один узел. И только наша разведка доложила, что готовится что-то масштабное, буквально за пару дней до того рокового дня. Мы еле-еле успели подготовиться. После того, что случилось, мэра сняли, были срочно проведены перевыборы, и новый мэр выполнил все требования.
- Вот как... - Марк прислонился к стене, вспоминая, что тогда творилось на улицах. Он и его напарник тогда угодили в самую гущу, а потом Марк навещал приятеля в больнице. Тот так и остался инвалидом. Пресса потом изощрялась, как могла, и лишь немногие эксперты отмечали, что в случившемся чувствовалась чья-то рука. - А то, что люди погибли...
- Как и наёмники - расходный материал. Вон сказал, что люди плодятся, как кролики... Ужас внушают, а напуганный электорат легко поддаётся манипулированию. Помнишь, как пресса тогда шумела? Я каждый день газеты читал и в Сети сидел ночами.
- Думаешь, планы базы нам нарочно слили?
- Теперь практически уверен, - кивнул аналитик, засовывая руки в карманы. - Если Пират - один из них, то это логично. Вон сказал, что они будут нам сливать инфу по чуть-чуть, чтобы смотреть, что мы будем с ней делать. Они не считаются с ресурсами, их не волнуют люди, нормы морали и понятия. Даже уголовные. Только голый расчёт. Мы действуем иначе и не можем не думать о последствиях. Люди для нас - не ходячие куски мяса. На этом нас и пытаются подловить, отвлекая внимание и вынуждая растрачивать силы на решение различных задач вроде этой самой базы.
- И что мы можем сделать, чтобы остановить их? - Марк поник. - Мы же не можем всё бросить и сосредоточиться только на них - простые люди будут продолжать гибнуть...
- Придётся как-то выкручиваться. - Лок вздохнул и скрестил руки на груди. Ему было заметно холодновато без куртки, но парень не жаловался. - Я в любом случае не успею. Этим займутся те, кто останутся после меня. Я, конечно, оставлю свои записи, чтобы им было проще...
- Тогда... может... - Марк вдохнул поглубже, собирая слова в кучку вместе со своей решимостью и касаясь его плеча. - может... сойдёмся? Если всё так серьёзно... то я... согласен...
- Не поможет. - Лок отвернулся, избегая смотреть ему в глаза. - Мы должны принимать решение, исходя из собственных желаний, а не по принуждению или в силу обстоятельств. Только так наша связь будет реализована полностью. Если мы сойдёмся исключительно из чувства профессионального долга, то ничего не выйдет. Это только ненадолго оттянет конец, да и то, в основном, за мой счёт, ты должен понимать. Чтобы выжить и продолжить борьбу, мы должны быть вместе потому, что оба этого хотим. Быть вместе ради друг друга, а не для чего-то конкретно. Такова природа нашей связи. Ничто не должно влиять на нас. Только собственные чувства и эмоции. Они должны быть на первом месте. - Лок поднял голову, и в тусклом свете шлемных фонарей блеснули его глаза. Этот взгляд - проницательный и понимающий - словно пронзил насквозь. - Я догадываюсь, почему ты не хочешь быть со мной. Дело ведь не только в кодексе? И я понимаю. И принимаю неизбежное. Ты не можешь переступить через самого себя. Так тебя воспитал дед. Он был достойным человеком, правильным. Он готовил тебя к борьбе со злом, но не мог подготовить к такому. Для воина переступить через самого себя и свои принципы - значит потерять всё. Перестать быть воином. Я тоже не могу переступить через некоторые вещи, потому и не даю тебе поводов для срыва. Ты срываешься сам.
- А твои слова у колодца?
- Дал слабину. Не выдержал... - Лок провёл кончиками пальцев по обшарпанной бетонной стене.
- А... поцелуй посреди "шашлычницы"?
- Мне не хватало выдержки сунуться в огонь - сжигал собственный. Ты же был так близко... Это очень больно... и не своевременно. И так каждый раз, когда ты приближаешься или дотрагиваешься до меня. Поэтому я и отстранялся от тебя в поезде. - Марк замер. Его огонь связи уже практически не беспокоил - Лок почти всё забирал себе... - Нужно было пригасить его, чтобы сделать дело. Только ради этого я решился. И это помогло. Ты сам видел. - Лок опустил голову, уткнувшись лбом в стену, и тяжело вздохнул. - Теперь, когда ты знаешь больше, это ещё больше тебя запутает... Но не вздумай идти на поводу у чувства долга, когда будешь это всё обдумывать. Окончательное решение должен принимать не ответственный воин, а эгоист. - Пауза. - Ладно, пошли, надо идти дальше. Впереди "мясорубка", и мне надо сосредоточиться, если я хочу вернуться в лагерь, а не превратиться в кучку кровавого фарша.
Лок отлепился от стены и вернулся к отряду, оставив мужа в полном смятении. Вестник и раньше говорил, что ситуация достаточно напряжённая, что Лок очень важен для нынешнего времени и сохранения баланса сил в Альянсе, но бреанец и представить себе не мог, что всё настолько серьёзно! Не обладая выдающимися аналитическими способностями, Марк тем не менее не был идиотом и прекрасно видел, что творится вокруг. Он потому и пошёл учиться в Академию, чтобы как-то повлиять на происходящее хотя бы в столице. Хотя бы методично очищая улицы от негодяев, чтобы не мешали жить нормальным людям. Он читал статистику, добросовестно изучал оперативную обстановку, регулярно штудировал газетные статьи от лица экспертов, чтобы быть в курсе событий, но, как и большинство, не видел всех деталей и тем более изнанки. Лок увидел её во время учёбы в "Нагате", когда разбирался с делом Райской Птицы. Ему тогда было всего пятнадцать лет... Марк же только-только начал заглядывать по ту сторону. И теперь, когда он получил ещё один обрывок информации, он понял, почему Лок испугался до полусмерти, когда сложил картинку из их биографий полностью. Их внезапно активировавшаяся связь грозила ему верной смертью, из-за которой он не смог бы и дальше продолжать борьбу и поиск своих. Тем не менее, он терпеливо ждал, пока он, Марк, дозреет, чтобы принять случившееся, готовился. И ведь это было не только из чувства долга перед людьми, которых призвана защищать СС. Отдавшись ему в ту самую первую ночь, Лок переступил через один из своих страхов, который едва не стал реальностью, когда на него напал Тариен. Он, выросший в трущобах и видевший самую отвратительную мерзость, какую только можно себе представить, сумел наступить на горло своему страху и не пожалел, иначе бы не отдался во второй раз, уже на борту лайнера, когда Марк был пьян и груб с ним. Готовься не готовься, но не каждый способен заглянуть в глаза своим страхам, когда они встанут прямо перед тобой. Лок сумел, но только потому, что перед ним был не чужой человек, а тот, кого он любил и желал всем сердцем.
Глядя, как Лок что-то объясняет бойцам и командирам, Марк в очередной раз почувствовал себя полным ничтожеством в сравнении с мужем. Он снова и снова поражался его терпению, выдержке, силе духа... Лок действительно был совершенен. В силу собственной природы - природы мутанта - он не должен был стать тем, кем он в итоге всё-таки стал. Он пришёл в этот мир именно тогда, когда был особенно нужен. Даже перед лицом смерти он продолжает работать, по возможности оттягивая конец, чтобы сделать как можно больше. Выполнить свой долг. Долг "чекиста". Сейчас он готовится к смертельному риску, чтобы довести отряд до конца и расчистить путь остальным. А что сделал он сам? Да практически ничего. И это не считая того, что Лок дважды уже вытаскивал его из плена, чего трудно ожидать, глядя на этого... мальчишку. Под толстой бронёй чувства долга, спокойствия и собранности скрывается именно мальчишка. Отчаянный, рисковый, преданный.
Понимание приходило урывками, кусками и, как Лок и говорил, запутывало ещё больше. Он для себя уже давно всё решил. Он готов был принять любимого даже после того, как тот едва не изнасиловал его в пьяном угаре. Услышав зов у выхода из космопорта, он ожидал услышать совсем не то, что Марк тогда сказал. И ему было больно. Он смирился с тем, что снова остался один, смирился с неизбежным концом, собрался с силами и вернулся к работе, задавливая собственную боль. Сколько уже можно-то?.. Неужели боги настолько жестоки, что не могли хоть немного облегчить его страдания? С самого рождения Лок только и делал, что боролся за выживание - сначала на морозе в мусорном баке, потом в трущобах, когда весь мир был против него и его семьи, потом в банде отморозков, потом среди обычных людей, большинство из которых ненавидит и боится мутантов! Неужели так трудно послать ему хоть кого-то?..
Марк оборвал мысль, поняв, что именно это боги и сделали. Послали его. Чтобы он, будучи рядом, берёг его, защищал своим присутствием, давал силы бороться дальше. Чтобы Лок знал, что он не один, что его любят. Что он нужен не только как боец и мыслитель. И, если подумать, то он, Марк, подходит на эту "должность". Дед воспитывал из него порядочного человека с хорошо развитым чувством долга и благородными помыслами. А что Локу послали мужика, неспособного понять замыслов Высших Сил, так он в этом не виноват. Очередная непостижимая логика богов.
Пожалуй, девушка могла бы и не выдержать такой груз ответственности, который с трудом держат хрупкие, но всё же мужские плечи.
"Чекисты" начали проверять оружие и перераспределять остатки боеприпасов и взрывчатки. После последней стычки с наёмниками запас заметно истощился. В любом случае, впереди было последнее препятствие. Если Лок всё же сумеет пройти и отключить "мясорубку", то этот проход будет очищен, и в него пойдёт основной боевой состав - Лок снова приподнялся и понял, что они идут с опережением. Их коллеги перехватят эстафету, пойдут в атаку, а они смогут немного перевести дух и просто прикрывать до конца всей операции. Просто работа.
Марк опустил руку на плечо мужа, наклонился и шепнул:
- Береги себя.
Лок скупо улыбнулся, хлопнул ладонью по его пальцам и выдвинулся на передний край. Он снова вёл отряд.
- Верь мне.
- Я... верю.


"Мясорубка" сработала почти перед самым носом аналитика. Марк едва успел его отдёрнуть, иначе острое лезвие отхватило бы ему самый кончик - Лок уловил неясный звук от задействованного механизма, но его напарник сообразил первый, что это. По стенам и полу рикошетами забарабанили мелкие лезвия, сыплющиеся сверху. Несколько упали под ноги Локу. Пол обвалился, стены раскрылись, и "мясорубка" предстала во всей своей красе. "Чекисты" отпрянули, с ужасом разглядывая дьявольскую машину.
- Тоже с пульта запустили? - мрачно спросил Томас.
- Похоже... Ого! - Мутант даже восхищённо присвистнул, повергнув коллег в настоящий шок. Он подобрал парочку лезвий и осмотрел как следует. - А всё гораздо круче, чем я ожидал...
- Круче? Так ты... не сможешь пройти? - пролепетал Кристен, который при виде машины совсем упал духом.
- Смотреть надо. - Лок подошёл на максимально допустимое расстояние, присел, опираясь на колено, и начал пристально смотреть, как двигаются отдельные элементы, и что-то подсчитывая в уме. Достал свой блокнот, вырвал листочек, сложил самолётик и плавно запустил в "мясорубку", где тот был мгновенно разнесён в конфетти лопастями ближайшего пропеллера и стреляющими лезвиями. - Мда... - пробормотал Лок и запустил второй, который постигла та же участь.
- И что теперь? - опустился рядом с ним Марк. - Будем добывать браслет? Или просто пойдём в обход? Если надо, я проберусь...
- Да погоди ты в пекло соваться! Дай подумать.
- Ты не пройдёшь!
- Пройду. Надо не только вычислить интервалы, но и поймать нужный ритм. Неужели ты не видишь, что вся эта свистопляска рассчитана под определённый ритм?
- Не вижу, потому что меня нервирует этот лязг! А ещё я не хочу потом собирать то, что от тебя останется, в мешок!
- Собирать не придётся, если ты не будешь меня отвлекать. - Лок прищурился, и на его лице появилось знакомое выражение азарта. Вот ведь... - Может, это... Нет, не подходит... Вы лучше следите за тылом, а не за мной. Без предупреждения я всё равно не полезу.
- Думаешь, снова кого-то могут запустить? - нахмурился Томас.
- Скорее всего. Раз и "шашлычницу" и "мясорубку" запустили с пульта, то это направление для атаки признано одним из наиболее вероятных. Кроме нас, успешно продвигаются ещё шестая и третья группы. А это значит - жди нового боя с наёмниками. Вы ведь наверняка будете следить за мной, отвлечётесь, а они тем временем зайдут с тыла и... Как говорится, всё гениальное просто.
Лязг машины действительно действовал на нервы...
- И ты думаешь, что там реально пролезть? - снова заговорил Марк, терзаясь страхом за любимого.
- Вполне. Обрати внимание на расстояние между вон теми кольями? Вот, сдвинулись... Видишь, между остриями остаётся расстояние, достаточное, чтобы пролез человек некрупной комплекции с хорошей физической подготовкой и растяжкой. То есть тренированный. То же самое и с другими х...ёвинами. Тут всё работает на чисто психологический эффект, в том числе и лязг. Просчитано до миллиметра. Чтобы проскочить через "мясорубку", нужно иметь стальные нервы и первоклассную выдержку, чтобы не дёрнуться и не напороться. Ведь сразу видно, насколько остро всё заточено. А если от тебя зависят остальные... Ты представляешь, какое это напряжение? В таком состоянии ничего не стоит случайно дёрнуться и напороться на что-то. Лишний повод для остальных задуматься и пойти в обход, где наверняка будут ждать засады.
- И ты собираешься с этой самой стальной выдержкой лезть на ту сторону?
- А что ещё остаётся? Пускать вас в обход, зная, что враг уже активно готовится оборонять внутреннее кольцо и наверняка высылает отряды, чтобы нас накрыть? Ведь то, что у нас осталось мало боеприпасов, очевидно. Даже с учётом того, что мы сняли с убитых наёмников. Добавка придёт только с основным штурмовым отрядом, и потому нам придётся экономить... Так что придётся мне лезть на ту сторону. Если я вычислю, по какой системе это всё работает, поймаю ритм и настроюсь, то дойду до конца без особых проблем. На выпускном экзамене по физподготовке у нас было похожее испытание, только вместо железа были верёвочки с бубенцами. Заденешь - снимается балл. Я задел только одну.
- Но это не верёвочки, а лезвия! И они двигаются! А если тебе голову снесёт?
- Принцип один и тот же.
- Ты так говоришь, будто уже был здесь, когда стояла старая машина! - Марк решил проверить свои прежние догадки.
- Да, был. Наш разведотряд тогда сумел пробраться сюда "огородами". Наёмники как раз зашли с тыла, я сунулся сквозь "мясорубку", чтобы отключить её, и мы смогли уйти через другие коридоры. - Лок повернулся к мужу. - Я тогда не успел толком отойти от срыва после отцовских похорон, и мне порвало бок, но я сумел сделать дело, а потом меня лечили самые крутые целители, которых нашёл Институт.
- Сумасшедший!
- Выхода другого не было. - Лок покосился на ещё более ошарашенные лица коллег, но и бровью не повёл. - Похоже, что тогда-то Пират и занялся усовершенствованием здешних ловушек и перепланировкой. Когда мне прислали новые планы базы, то я сразу увидел, что отдельные места отличаются от того, что я видел на старых планах.
- Но ведь эта машина новая... - несмело подала голос Мира, глядящая на Лока со страхом и жалостью. - Как ты собираешься идти через неё?
- Молча.
- А какова вероятность, что тебя хотя бы одна х...ёвина заденет, знаешь? - не унимался Марк.
- Забудь про вероятности. Тут всего два варианта - пролезу или не пролезу. А если пару раз и черканёт, то это будет не настолько смертельно.
- А если по шее?!! - рассердился Брэзел.
- Рано хоронишь. Я ещё не все свои дела в порядок привёл. Чем не повод быть аккуратнее? Да и просто интересно, смогу сделать это или нет. В прошлый раз почти получилось...
"Опомнись!!!", вскричал в голове Лока голос Вестника. "Ты совсем рехнулся???"
"Я знаю, что делаю."
"Никогда ещё в астродорском отделении не было более сумасшедшего и безответственного Координатора!!!"
"Тем не менее, выбрали именно меня. Так что заткнись и не лезь под руку... Или я не пройду?"
"В том-то и дело - Я НЕ ЗНАЮ!!!"
"Тогда отвали и не действуй на нервы. Не мешай работать. Как говорят в России - семи смертям не бывать, а одной не миновать..."
Сзади грянул выстрел. "Супруги" обернулись и увидели, как Мира оттаскивает в сторонку труп с аккуратной дыркой посреди лба, а Ройял обшаривает запястья.
- Браслета нет, - выругался он, не найдя ничего. - Пират совсем что ли своих людей не жалеет???
- Это разведчик. - Лок подошёл поближе, моргнул и окинул труп долгим взглядом, после чего решительно полез по карманам и вытащил "таблетку" с мигающим индикатором. Поднёс ко рту и сказал: - Привет, Дейл! Наблюдаешь? Хорошее дело... Солдатиков своих всё посылаешь? А слабо самому выйти? Я ведь эту твою "мясорубку" почти разгадал. Как на счёт встретиться? Если считаешь себя настоящим главарём, то выходи и сразись со мной. Как положено. Только ты и я.
- Ты что несёшь?.. - оторопел Томас.
- Я буду ждать ответа у внутреннего кольца, - продолжил Лок, предостерегающе вскинув руку и прося помолчать. - Никакой магии. Только голова, руки и ноги. Опыт против опыта. Мы ведь всё равно твою базу возьмём. Если что - Вону от меня лично привет передашь. И остальным тоже. Боюсь, не увидимся больше, так дай напоследок повеселиться как следует. - И он зашвырнул "таблетку" в "мясорубку", где та сразу попала на пропеллеры и с искрящим треском разлетелась.
- Что ты сделал??? - Марк схватил его за плечи и встряхнул. - Он же шаман!!!
- Успокойся, я знаю, что делаю. Даже если этот гад сумеет уйти, база в любом случае почти наша. Мы слишком далеко зашли, чтобы отступать. И Пират это знает. Если он того же поля ягода, что и Вон, то обязательно выйдет, чтобы хотя бы посмотреть, дойду я до конца или нет, а потом сказать пару ласковых.
- А если он не захочет сдавать базу? - рыкнул Ройял.
- Сдаст, я уверен. Сейчас наши отряды захватывают и другие опорные пункты группировки, два даже были взяты с ходу. Арестованные дают показания. С таким багажом накрыть остальные труда не составит. Эта база - центральная, отсюда и такая тщательная подготовка.
- Почему мы узнаём об этом только сейчас? - рассердился Томас.
- Распоряжение нашего Координатора, - и глазом не моргнул Лок. - Чтобы вы не отвлекались от основной задачи. Сейчас наша главная проблема не сам Пират, а его наёмники и подручные... Я и сам об этом узнал буквально перед выходом. - Это уже была почти правда - Лока регулярно информировали коллеги, присылая депеши с Чудиком или Юй. А прошлой ночью ближе к утру, пока все спали, Лока перебросили на внеочередное заседание коллегии, где он и выслушал последние отчёты по другим точкам. - Если хотите, то можете всё бросить и возвращаться, но я пойду до конца.
- Я тоже, - встал рядом с мужем Марк. - Даже если Пират и сдаст базу, то только потому, что она свою задачу уже выполнила, раз наши бойцы сумели раздобыть планы. Наш Координатор, конечно, сволочь, что не сообщил про всё раньше, но тут я с ним полностью согласен.
Лок поджал губы.
- Никуда мы не уйдём!!! - возмутилась Мира.
- Ещё чего... После всего, что было?! - скрипнул зубами Ройял.
- Если надо, пойдём в обход, чтобы встретить тебя на той стороне... - встрял и Кристен.
- Это лишнее. Продолжайте следить за тылом и дайте мне ещё немного времени.
Лок повернулся к "мясорубке" и продолжил свои наблюдения. Вскоре он начал что-то тихонько мурлыкать себе под нос, прищёлкивая пальцами и притопывая пяткой. С каждой секундой он пританцовывал всё активнее под удивлёнными взглядами товарищей.
- Да, конечно!!! Это же очевидно! И песню здесь не все знают. Больше знают "Траву у дома"...
- Нашёл? - не веря такой удаче, ахнул Марк.
- Да. - Лок снял шлем, бронник, отстегнул чехол с ножом, разулся и начал торопливо опустошать карманы и складывать их содержимое в руки напарника. Запихнул в длинные кармашки отвёртку и ещё что-то трудно опознаваемое, с которыми возился с панелью "шашлычницы". После этого раскрыл свою аптечку и начал обматывать штанины бинтом, плотно прижимая их к ногам, чтобы не зацепиться даже случайно. Закончив, поприседал, проверяя, не помешают ли бинты, сковывая движения, размялся, перевязал бандану, заправляя чуть выбившуюся чёлку. - Пора. Следите внимательно за тылом... и чтоб все "умерли". Один-единственный звук - и всё пропало. Мне нельзя сбиваться. - Вдохнул и выдохнул. - Всё, я пошёл.
- Ни пуха... и береги себя. - Марк сбросил свою ношу у стены и от души крепко обнял своего мутанта, надеясь, что это хоть немного поможет унять его внутренний огонь и облегчить задачу. Лок вздрогнул... и обнял в ответ. Коллеги смотрели на них с удивлением. - Если не пройдёшь - я эту дуру просто разломаю.
- Не придётся. Тут не дуболом нужен, а каскадёр. - И Лок, отстранившись, хитро подмигнул.
Марк было нахмурился... а потом его лоб разгладился. Он понял.


- Улыбнитесь, каскадёры,
Ведь опасность это всё-таки пустяк!
Улыбнитесь, каскадёры!
Мы у случая прекрасного в гостях!
Это наша судьба!
Жить не можем иначе!


пропел Лок, повернувшись к дьявольской машине, дождался, когда перестанут рикошетить о стены мелкие лезвия, и решительно шагнул вперёд.
Дальше пошла такая акробатика, что "чекисты", наблюдавшие за аналитиком, боялись выдохнуть лишний раз, а те, что держали под прицелом тыл, то и дело оборачивались. Марк, оцепенев, следил за каждым его движением. Лок будто тёк среди смертоносного изобилия, выгибался, скользил, в том числе используя в качестве опорных точек и сами орудия смерти. Быстро, стремительно, выверяя каждое своё движение... И всё-таки четыре раза его задело - по левой руке, правому боку, обрубило больше половины косы и сорвало бандану - но мутант чудовищным усилием воли не сбился с ритма и темпа. Когда он рухнул на той стороне, Брэзел всё-таки не сдержал вопля...
Лок привалился к стене, зажимая рану на боку, где порез был серьёзнее, чем на руке - там просто задело вскользь. Размотал бинты с ног и начал торопливо перевязываться. Сначала перетянул нижнюю часть туловища, потом обмотал рану на руке.
- ЛОК!!! НЕ МОЛЧИ!!! СКАЖИ ХОТЬ ЧТО-ТО!!!
- Я жив! Перевязываюсь! Сейчас выключу эту дуру!
Закрепив последний бинт, Лок сел прямо и скрипнул зубами. Жгучая боль пронзила его всего - слишком усердно он загонял её на самое дно, чтобы не мешала. Марк, конечно, крепко помог - Лок не стал его отталкивать, поскольку и сам этого хотел - но этого было мало, чтобы прибить огонь основательнее. Мутант тогда едва не поплыл, чувствуя искреннюю любовь и беспокойство. До смерти захотелось остаться в этих крепких надёжных объятиях... Ничего, прорвёмся. Лок тряхнул головой, разгоняя невовремя разыгравшиеся эмоции, достал отвёртку и принялся за дело. Расковырять панель было делом совсем малого времени.
Всё смертоносное изобилие остановилось, втянулось в стены, опустилось под пол, освобождая дорогу, панели вернулись на свои места, и в коридоре стало тихо.
Первым на ту сторону помчался бреанец. Подобрав по пути обрезок смоляной косы, чудом не сгинувший под полом - отлетел к краю, где была узкая полоска твёрдого пола - и сунув его в карман, он представлял себе самые разные ужасы... и наткнулся на бледное от усталости и дикого напряжения лицо.
- Я всё-таки прошёл...
Растрёпанный, крупно вздрагивающий от остаточного напряжения, Лок сидел, привалившись спиной к стене, а сквозь бинты на руке и боку просвечивали кровавые пятна. Неровно обкорнанные по самый седьмой позвонок волосы пропитались катящимся градом потом и облепили лоб и шею.
- Ты... Ты... Везучий сукин сын!..
Забыв про всё, Марк бросил ботинки мужа на пол и снова крепко обнял его. Чувство неописуемого облегчения захлестнуло его с головой.
"Жив... хвала небу, живой... Справился... Кнопка ты мой... Паршивец головастый... сволочь ненаглядная... притворщик... маленький монстр... Совершенство..."
- Марк... ну, не надо так... ты чего?.. Успокойся... Работа у нас такая...
Потная трясущаяся ладонь коснулась его руки и провела по пальцам, зарывшимся в растрёпанные смолистые волосы на затылке.
- Ты... ты... - Марк чуть отстранился, заглядывая в блестящие дымчато-серые глаза, в которых ещё горел лихорадочный адреналиновый огонь.
- Да, знаю, я сумасшедший...
- Да я тебя... Ты же... - Марк сокрушённо перебрал укороченые "мясорубкой" пряди.
- Я в порядке... почти. - Лок ободряюще улыбнулся, но улыбка получилась кривая. - На этот раз легко отделался. А волосы - не голова... отрастут...
Марк тут же схватился за свою аптечку и, ругая напарника всеми словами, какие только знал, начал снимать торопливо наложенные бинты. Порез на правом боку оказался серьёзнее, чем на руке, но ощутимой опасности не представлял. Действительно, легко отделался... по сравнению с прошлым разом.
- И что мне с тобой сейчас сделать? Сперва прибить или перевязать нормально?
- Сначала перевяжи, а прибьёшь уже в лагере.
- На боку зашивать надо... Вытерпишь?
- Вытерплю, конечно. Это не страшнее той пули, что я схватил у СИЗО. Начинай. - Лок осторожно повернулся на левый бок, подставляясь удобнее, и замер. Марк достал медицинскую иглу, продезинфицировал вместе с нитью и, стиснув зубы, начал зашивать, продолжая ругаться сквозь зубы.
- Вообще-то это ты должен меня прикрывать и помощь оказывать. Так какого лешего я с тобой вожусь?
- Ты меня спрашиваешь? - как ни в чём не бывало откликнулся Лок. Он ни разу не дёрнулся, пока игла методично прокалывала его кожу, и трудно было представить, чего ему это стоит. Ведь по глазам видно, что до сих пор отходит от "работы".
- А кого ещё?
- Ну знаешь, дорогой, на тебя не угодишь...
Марк невольно вспомнил Арей, где они точно так же препирались под насмешливым взглядом Дара Локки. Снова накрыло ощущение, будто всё уже позади, они давно вместе... всё так, как должно быть... и вздрогнул, отгоняя наваждение. Слишком соблазнительно... и невовремя.
- Вернёмся в лагерь - запру в лазарете и на цепь посажу, - пригрозил Брэзел, закрепляя нить и доставая свежий бинт. - Пока полностью не выздоровеешь.
- Не получится. Ты же знаешь, я не могу долго лежать, если в силах двигаться самостоятельно.
- Тогда ещё и ноги переломаю для верности.
- Костыли у врачей выпрошу...
- И руки заодно.
- Тогда Комбату пожалуюсь. Будешь сам с ложки кормить и в сортир таскать.
- Ничего, опыт уже есть...
- Ладно, хватит препираться. - Выдохнувший с облегчением Томас достал рацию и начал настраивать. Остальные сгрудились вокруг напарников, не в силах говорить после случившегося. Мира притащила всё остальное имущество аналитика... На Лока смотрели почти как на чудотворца! Тот только глаза закатил и досадливо поджал губы. - Вернётесь в лагерь - ругайтесь хоть до посинения... Это Томас. "Мясорубка" ликвидирована. Готовимся занимать позиции. Убитых и тяжело раненых нет.
- Принято, - донеслось сквозь треск помех.
Лок, кряхтя и чуть морщась, начал обуваться и распихивать по карманам своё добро. Марк помог ему, затянув шнурки как следует, сам засунул в задний карман блокнот и шутливо сжал упругую ягодицу. Лок вздрогнул и обернулся. Смоляные брови сошлись на переносице.
- Ты что?
- Ничего, случайно...
Лок посуровел, и Марк понял, что рано расслабился. Операция заканчивалась... и скоро всё будет по-прежнему.


Заблокировав оставшиеся коридоры, "чекисты" распределили места у точки встречи с основным штурмовым отрядом. Перед ними было внутреннее кольцо базы, где уже начала стягиваться живая сила противника. Оставалось стоять на месте и ждать.
Настроение Брэзела стремительно портилось. После того, как он перевязал напарника после "мясорубки", Лока будто подменили. Почти не смотрел в глаза, отвечал кратко и резко. Может, не позволял себе и другим расслабляться, ведь дело ещё не сделано до конца. Может, ждал сообщение от Пирата, которого сам вызвал на поединок... Уж не потому ли он вдруг выдвинулся командовать, что поймал сообщение от него на самом подходе? А ещё бреанцу было плохо. Как будто протянувшаяся между ними очередная прочная нить разорвалась. Восстановившееся было между ними ощущение тепла и покоя, ставшего когда-то привычным и желанным, вновь ушло.
Лок сидел рядом с ним, вскинув трофейную винтовку на плечо, и пристально глядел вперёд, выискивая цели и готовясь стрелять по команде. Он демонстративно отстранился от руководства, вернув эти полномочия Томасу и Ройялу полностью. Свою работу он сделал и вернулся на место. Отойдя от "мясорубки" окончательно, он твёрдо держал в руке оружие, ожидая приказа.
- Не рано ли отстраняешься? - не выдержав, тихо спросил Марк. - Я тебе больше не нужен?
- Не до того. Не отвлекайся. - Лок будто ждал чего-то ещё, то и дело поглядывая по сторонам и прислушиваясь.
- А Пират так и не ответил на твой вызов, - сказал Кристен, сидящий напротив. - Может, уже сбежал?
- Нет, он на базе. Должен выйти!
- И что ты будешь делать?
- Отведу его в местечко потише. Есть тут одно неподалёку. Это сугубо наши разборки...
- Разговорчики в строю! - повысил голос Томас. - Никто никуда не уходит! Все остаются на месте!
Лок промолчал, и Марку это не понравилось. Его муж явно что-то задумал...
Первыми не выдержали наёмники и открыли огонь. Вооружение у них было серьёзное, и "чекисты" пригнули головы, прячась в стенных нишах и коридорах. Переждав первый залп, выдвинулись и начали отвечать. В воздухе запахло гарью.
В какой момент Лок исчез, никто не заметил. Только что был рядом, а когда Марк отвлёкся, чтобы перезарядиться, то понял, что он на позиции один. Аналитик исчез. И уйти он мог только вглубь коридора, в котором они сидели. На полу лежали брошенная винтовка и пояс с боеприпасами. Даже бронник оставил. Значит, Пират всё же ответил на вызов.
Марк выругался, обернулся на товарищей, чертыхнулся и ринулся за напарником.


Зал был небольшим и круглым, с тусклой полусферой лампы на потолке, совершенно пустым. Где-то под полом гудел какой-то механизм. Они стояли друг напротив друга.
- Рад, наконец, встретиться с тобой лицом к лицу.
- Взаимно.
- Ты хорош, признаю... После того, как поигрался с вашими, я с удовольствием наблюдал, как ты командуешь. Так и знал, что этим всё закончится.
- Я тоже.
- А Вон не соврал... Ты и впрямь дохлый, но шустрый.
- Уродился таким. Так как, поговорим без погон?
Пират хмыкнул. Он уступал Марку ростом, но не крепостью сложения и шириной плеч. Светлый, кареглазый, не красавец, но мужик. Как и Лок, он был без какой-либо защиты. Только нож на поясе.
- И это астродорский Координатор... Ты не слишком ли рисковый для такой ответственной должности?
- Я думал, что ты скажешь про мой возраст.
- Возраст тут ни при чём.
- Ну, раз выбрали меня, значит, в этом был свой резон.
- Да, ты достойный противник. - Пират снова смерил невысокую фигурку противника долгим взглядом и плотоядно облизнулся. - Нам такие нравятся - не приходится скучать. Жаль, убивать тебя сразу нельзя - уж я бы поразвлёкся... Слышал, задница у тебя классная и уже разработанная.
- Не про твою честь. - Лок чуть напрягся. В его голосе прорезался рокот.
- А чего тогда муженёк твой брезгует? Всего два раза тебя отъездил! Уж я бы с тебя сутками не слезал...
- Это не твоё дело.
- Может, по-быстрому, а? Обещаю, я тебя не разочарую. А потом всем похвастаюсь, что вы...ал самого Координатора... - Пират глумливо подёргал свой ремень.
- У меня для этого муж есть.
- Который на тебя х...й забил? Вы всё ещё не сошлись?
- Так ты сдаёшь базу? - повысил голос Координатор.
- Сдаю-сдаю, только не надо банальностей. "Звери" своё дело уже сделали, остальное неважно. Вот только сколько вы своих людей потеряете, пока моих шакалов задавите? Не маловато народу привёл? Я велел биться до последнего, а мои приказы всегда выполняются чётко.
Лок оставался спокойным. Даже скабрезные шуточки шамана не смогли пробить его броню.
- Достаточно.
- А как ты уговорил придти Дракона?
- Твои нукеры убили двух сородичей Карлайла. Этого оказалось достаточно.
- Так вот откуда туши! Вот сволочи...
- У меня только один вопрос. Сколько вас? Уж явно не трое.
- Нас шестеро. Двоих ты уже знаешь, а остальных кто будет вычислять?
- Мой преемник.
- Какой преемник? - фыркнул Пират. - Тебе же до сих пор нет замены! Да и в своём кресле ты сидишь меньше года. И я ясно вижу, что ты "догораешь". А неплохо держишься...
- Ничего, до Нового Года как-нибудь досижу, а там останутся мои записи и расчёты. До того момента, когда найдут кого-нибудь на моё место, этого должно хватить, а приказы и сообщения будет отсылать система. Больше вопросов не имею. - Лок вытащил нож и приготовился к бою. - Разомнёмся напоследок?
- А не боишься, что я смухлюю?
- Нет.
- Зря. Я с тобой ни о чём не договаривался. Сам пришёл.
Лок врезался спиной в стену, на миг ослепнув от боли, пронзившей всё тело, и выронил своё оружие. Горло сдавило, перекрывая доступ воздуха.
- Жаль, убивать тебя сразу нельзя, - с откровенным сожалением повторил Пират, вразвалочку приближаясь и расстёгивая ремень на штанах. - Но попробовать тебя я, пожалуй, успею. Тем более, что муж твой как раз на подходе. Пусть посмотрит, как я тебя отдеру. Авось передумает и позволит нам подольше с тобой поиграть...
Пират позволил телу Координатора сползти на пол, схватил за ногу и потащил в центр зала, где опустился рядом и разорвал футболку, на боку окрасившуюся проступившей сквозь бинты кровью. С садистской ухмылочкой провёл по груди, задев сосок.
- Тощий, но ладный, крепкий... гладенький... Ты симпатяга. Вовремя тебе волосы обрезало - люблю лохматиков. Не жалко косу? - И Пират взъерошил смолистые волосы.
- Всё равно... подумывал... постричься... - прохрипел Лок, пытаясь перевернуться и отползти.
- Ты ещё можешь двигаться? - вскинул бровь Пират. - Сразу видно, что мутант. Вы или болезные до ужаса или живучие, как крысы. Ты, видать, из крыс... Куда?! - Пират резко подтянул его за плечо и отвесил хлёсткую пощёчину. - Лежать! - Горло снова сдавило. Пират перевернул Лока на спину, начал стаскивать с него штаны...
...и получил удар в ухо увесистым кулаком, после чего был одним мощным броском отшвырнут к стене. Марк подхватил мужа на руки и отскочил к выходу.
- Лапы прочь!!!
- Пришёл всё-таки... Так и знал, что ты его не бросишь. - Пират, хихикая, тряхнул головой и поднялся на ноги. - Жаль, так рано, а то бы посмотрел, как я попочку твоего суженого оприходую... Впрочем, ещё не поздно.
Удар пришёл из ниоткуда, Марк пошатнулся и прислонился к стене, но Лока из рук не выпустил. Новый удар сбил его с ног. Марк едва успел сгруппироваться и прикрыл собой любимого мужа.
- Неплохо... для простого смертного, - похвалил "чекиста" Пират.
- Только тронь его!!! Убью!!!
- А чего сам трогать не хочешь? Как собака на сене... Раз самому не надо, так не мешай другим.
- Марк... выпусти меня... - прошептал Лок и слабо завозился. - Я... сам...
- Что он тебе сделал? - Марк ослабил хватку.
- Пока ничего... придушил слегка. - Лок кое-как встал, опираясь на его руку и подтягивая штаны. - Я почти в порядке...
- Зачем ты ушёл? Ведь был приказ...
- Не вмешивайся... Это моё дело...
Лок застегнулся, ковыляя и пошатываясь, подобрал нож и принял боевую стойку.
- Упрямый... - покачал головой Пират. Он уже не ухмылялся. - Вы просто идеально друг другу подходите. Ладно, раз ты хочешь со мной сразиться... Я не буду использовать Дар. Но только ты уже ранен, а на мне - ни царапины.
- Посмотрим... кто кого... Марк, отойди... и не вмешивайся...
- Но...
- Не вмешивайся... Это мой бой...
Пират тоже достал нож и крутанул в ладони.
- Давай, Кнопка, покажи, на что способен.
Лок оскалился и пошёл в атаку. Даже раненый, он оставался таким же ловким и быстрым - наверно, задействовал скрытые резервы. И всё же Марк видел, что он то и дело разрывает контакт, чтобы отдышаться и выбрать новую позицию. Лезвия ножей то и дело пролетали в миллиметрах от цели... Пират был несомненно хорош. Это был бы бой равных, если бы не...
Нож Пирата черканул по груди Лока, оставив длинную глубокую царапину, следующий удар по голове оглушил парня, и нож вонзился в грудь слева по самую рукоять и моментально был выдернут.
- Посмотрим, выживешь ли ты после такого, - прошипел Пират и нанёс новый удар - под ребро. Лока отбросило на пол, из ран хлынула кровь. - Сердце цело, - повернулся шаман к оторопевшему Брэзелу, - но я бы на твоём месте поторопился, пока он не истёк кровью.
Лок хрипел, на губах пузырилась кровь. Вероятно, было повреждено лёгкое... Мутант попытался зажать обе раны, но слабел и бледнел на глазах.
Марк бросился к мужу, а Пират неспешно вышел через проход и исчез во вспышке.
Раны выглядели очень скверно. Марк отцепил свою аптечку и открыл. Бинтов осталось совсем мало. Подумав, Марк оторвал рукав своей куртки, срезал два куска почище, обработал антибактериальной салфеткой и начал накладывать повязки. Лок смотрел на его старания и пытался что-то сказать, но Марк перебил:
- Молчи! Тебе нельзя сейчас разговаривать!
- Марк...
- Заткнись, я сказал!!! И только попробуй мне сдохнуть!!! Комбат меня без соли и перца сожрёт!!!
- Я...
- Заткнись, а то кляп воткну!!!
Закончив с перевязкой, Марк подхватил его на руки и, стараясь сильно не трясти, понёс к выходу. Лок занимался этим коридором лично и закрывал его с таким расчётом, чтобы один человек всё же мог пробраться. Марк бережно опустил мужа на пол, усаживая, достал последний кусок пластида, вдавил детонатор, установил взрывчатку, взял мужа на руки, отошёл на безопасное расстояние и нажал на кнопку. Коридор обвалился, перекрывшись полностью. Вернувшись на позиции, Марк понял, что основные силы уже здесь - проход был забит вооружёнными людьми в камуфляже. Грохотали выстрелы. Из-за дыма и пыли едва можно было разглядеть лица. Пришлось вжаться спиной в стену, чтобы не мешать.
К ним подскочил Комбат - уже с забинтованной головой, но вполне себе живой. Увидев переполосованного бинтами аналитика, он горестно охнул.
- Что случилось?
- Пират, - коротко доложил Марк.
- Так, давай на выход и тащи его к нашим. На выходе попроси у кого-нибудь из оцепления что-нибудь, чтобы завернуть. Скоро его знобить начнёт... Мы тут закончим.
- Да, сэр...
- И осторожно по дороге. Уже стемнело.


Он шагал через лес, едва обращая внимание на зверьё. Он бережно прижимал к груди раненого мужа и думал только об одном - только бы успеть.
Добравшись до тыловых частей, Марк поразился тому, как быстро они смогли не только окопаться и развернуть походный госпиталь, но и уже активно переправлять в лагерь прибывающих с передовой раненых. Его встретили на самом подходе к оборонительному валу, который, как выяснилось чуть позже, соорудили шаманы прикрытия, среди которых были двое "земляных". Едва увидев, кого несёт на руках смуглый "чекист", медики едва не ударились в панику.
- О, боги... - пролепетал один из врачей. - Да как же это?.. Вот уж кого не ждали, хотя по его поводу было особое распоряжение.
- Особое распоряжение? - оторопел Марк. - Почему?
- Не сказали, но приказ был предельно ясен: если принесут Ронана - обеспечить самое лучшее лечение... А у нас, как назло, ни одного достаточно сильного шамана не осталось!
- Совсем? - В груди парня всё оборвалось.
- Только санитар, а его Дара хватит только на то, чтобы остановить кровотечение - и на первый уровень не тянет... Ладно, сделаем всё, что сможем.
Всё это говорилось буквально на бегу. В оцеплении действительно не оказалось ни одного целителя, чтобы подлечил - все были на передовой или транспортировали в лагерь тех тяжело раненых, что притащили раньше. Первый же осмотр подтвердил - Пират серьёзно повредил левое лёгкое, кровопотеря была весьма впечатляющей, но сердце было цело. Тем не менее, оставлять Лока здесь было чревато летальным исходом - врачей настораживало общее состояние пациента. Лок был явно в сознании, но ни на какие обращения и манипуляции не реагировал. О том, что мутант не спит и обладает на редкость крепкой головой, Марк отчитался сразу, рассказал про болезнь на Бреане, и его рассказ только заставил нервничать медиков ещё больше. Из-за такой неопределённости было решено срочно переправить аналитика в лагерь. Старший медик попытался найти шамана, способного построить портал, но тут же выяснилось, что все, кто был способен это сделать, сейчас сражались на базе, где шло побоище. Попытка вызвать каких-то Чудика или Юй, тоже провалилась. Оставалось только молить богов о милости.
Аналитика перевязали заново, вынули линзы из глаз, Марку выдали покрывало, чтобы завернуть Лока, снабдили аптечкой, подробными инструкциями, как дойти до лагеря, минуя болота, и ухаживать за больным, нагрузили водой и сухим пайком, вручили запас обойм - отстреливаться от зверья - и проводили до границы. Дальше он шёл один - бой был в самом разгаре, и резерв оцепления мог понадобиться в любой момент.
Лок практически постоянно хрипел, стонал, смотрел вокруг себя незрячим взглядом, а когда приходил в себя, то просил пить. Марк останавливался, опускался под деревом и осторожно давал ему воды, попутно обтирая бледное до синевы лицо от крови, время от времени вытекавшей изо рта то тонкой струйкой то отдельными каплями. Он подозревал, что Лок задействовал остатки их связи, чтобы помочь дойти, поскольку его собственные глаза то и дело замечали странные вещи. Тьму, едва разгоняемую шлемным фонарём, разбавляли мерцающие пятна, полосы, силуэты, повторяющие деревья и животных, пронизанные такими же нитями... Белые и разной плотности, хотя Лок как-то говорил, что при выходе в эфир видит разные цвета. Может, это так называемое "сквозное" зрение? Лок как-то описывал, как это выглядит, причём так, будто сам использовал... Взглянув на самого Лока, бреанец увидел трепещущее свечение внутри него, охватывающее всё хрупкое тело, но в этом мерцании было что-то настораживающее. Как будто свет в любой момент может погаснуть. Марк понял, что это отражение состояния Лока. Значит, дело совсем плохо. Надо торопиться, и он прибавил шагу. Благодаря такой поддержке Марк успевал замечать хищников и уворачиваться от древесных пиявок. А ещё он разбирал дорогу ночью не хуже, чем днём. Мутант, твою мать...
На рассвете второго дня Марк сделал очередной короткий привал, чтобы дать мужу воды и какую-то настойку, которую выдали там же, где и перевязывали, и проверить повязки, а только потом что-то бросить себе в рот. Лок уже был совсем никакой, сглатывал рефлекторно, глаза начали мутнеть. Хрипы в груди стали совсем плохими. В какой-то момент бреанцу показалось, что он не дышит.
- Нет, не смей!!! Не смей умирать!!! Я же тебя сам прикончу!!! Держись, слышишь!!! - Марк поднял мужа на руки и крепко, но бережно прижал к себе. - Не умирай... не уходи...
Марк не знал, насколько серьёзно Лок ранен и насколько ему стало хуже, но сейчас по полной программе получил обжигающее пламя связи, которое уже несколько дней его не тревожило. Означать это могло только одно - Лок теряет контроль, и огонь добавляет своего к его и без того ужасному состоянию. Нет, сейчас не время для дури, надо сделать всё, чтобы облегчить его муки и успеть донести до лагеря, а там его вылечат...
- Лок... милый... держись, слышишь? Не бросай меня... Как же я приму решение, если тебя не станет? - Марк торопливо поцеловал его, заправляя за уши выбившиеся волосы, жестоко укороченные "мясорубкой", и снова привлёк к себе, не сдерживая того, что успело накопиться за прошедшее время. - Не уходи... останься со мной...
Боль притихла.
И снова бешеный бег по лесу.
С дороги он всё же сбился и вышел к болоту. Причём в самый поганый период - жара была в самом разгаре и над болотом висела туча комарья. Закутав Лока получше, Марк нацепил маску и шагнул вперёд, стараясь идти как можно осторожнее. На укусы гнуса он внимания не обращал, сосредоточившись только на том, чтобы не споткнуться и не упасть. Помня о болотных аспидах, Марк зорко смотрел по сторонам... И тут Лок ему снова помог, активировав связь. Снова перед глазами заплясали светящиеся силуэты, надёжные участки стали видны отчётливо. Болотную тварь Марк заметил тоже вовремя и успел выстрелить несколько раз, осторожно перехватив мужа одной рукой, попал в разинутую пасть и в шею... Змеюка оказалась побольше той, с которой Лок разбирался в первом болоте, раза в полтора! Нескольких метких выстрелов оказалось вполне достаточно, чтобы выиграть немного времени и оторваться от преследования.
Снова лес... Марк едва протискивался сквозь чащу, уже практически не обращая внимания на пиявок, ящериц и кружащих неподалёку шакалоидов. Он был полностью сосредоточен на раненом муже на своих руках. Чтобы сберечь его. Лок ещё был жив, время от времени тихо стонал и хрипел. Не сразу Марк почувствовал, как за воротник куртки забирается пиявка, а к голой руке присасывается вторая. Пришлось остановиться и разобраться с ними. Кусались эти твари весьма болезненно. Стряхнув с себя ещё нескольких, Марк увидел подбирающихся к ним шакалоидов и открыл огонь. Пристрелил двоих и зашвырнул в лес подальше на растерзание остальным, после чего снова подхватил мужа на руки и торопливо зашагал вперёд. Усталости он не чувствовал - адреналин и чувство долга подгоняли лучше любых стимуляторов. И внутренний огонь, который жёг всё сильнее. Локу становилось всё хуже.
Второе болото он форсировал ближе к вечеру. Мошки было поменьше, зато комары впивались, как оголодавшие вампиры. Марк начал ощутимо задыхаться, но не смел останавливаться. И похоже, что местная аномалия начала морочить ему голову по полной программе. Его всего словно поглотила тишина, и от этой тишины стало... страшно, как когда-то на Бреане, а в груди как будто билось два сердца, и одно, неравномерно бьющееся, медленно, но верно останавливалось. Лок почему-то совсем затих. Второе сердце начало замедляться, отсчитывая последние удары...
Вот впереди замаячила просека. Значит, до лагеря осталось всего ничего... Приободрившись, Марк перешёл на бег и начал кричать, привлекая к себе внимание дозорных. Его услышали, узнали, а когда увидели, кого он несёт...
- О, боги...
- Лок...
- Кнопка...
- Да как же это?..
- Он жив??.
Дальше Марк плохо помнил. Помнил, как его подхватили с двух сторон, не давая свалиться. Помнил, как пересекал защитный барьер лагеря. Помнил начавшие зажигаться фонари. Помнил, как его довели до палатки лазарета, как встретили. Как он успел сказать "два проникающих ранения в грудную клетку"... Лока моментально отобрали, сгрузили на носилки и куда-то унесли... Марк попытался пойти за санитарами, но его не пустили... Потом всё вокруг провалилось в темноту.


Очнулся бреанец спустя несколько часов в лазарете на походной койке. Боли не было, зато голова была просто чугунная, а тело - чужим и с трудом слушалось хозяина. Сквозь полог просвечивало утро. Некоторых тихо стонущих раненых отгородили ширмами. Сам Марк уже был умыт, выбрит и переодет в свежее бельё. Рядом на выстиранных штанах терпеливо сидел Комбат. Из-под камуфляжной куртки выглядывали бинты. Увидев, что его следователь пришёл в себя, командир сурово свёл брови.
- Ты почему себе противоядие не вколол? У тебя же оно с собой было!
- Противоядие?..
- Да, тебя кто-то тяпнуть успел. Неужели не заметил?
- Нет... А как там?.. - встрепенулся Брэзел, пытаясь встать, но снова лёг - закружилась голова.
- Жив, но в реанимации. Можешь не волноваться, умереть ему не дадут.
- А бой? База?
- Уже взяли. Теперь разгребаем.
- Много погибло?
- Меньше, чем мы ожидали. Посмотрим, скольких тяжело раненых удастся спасти.
На счёт личного командир говорить не стал. Вероятно, решил отложить самое тяжёлое на потом. Зато охотно рассказал о штурме.
Снять "щит" Пирата удалось только с третьей попытки. Как оказалось, Пират замкнул его на себя, а не на других, оттого так долго и возились. Уровень у главаря оказался внушительный. Всё-таки не зря руководство и их Координатор отменили первую операцию... Когда Пират сам вышел против посланного против него отряда, то основную часть удара принял на себя Дракон Карлайл, прикрыв людей. Атака захлебнулась, и пришлось срочно перестраиваться. Пока готовились, против них выпустили Следопытов базы, и про Пирата пришлось забыть. Ушёл, гад.
"Шашлычница" и "мясорубка" попались только их отряду. Ловушки в других проходах были не столь "изысканными", зато попадались чаще. На трёх направлениях, как Лок и говорил, атака захлебнулась по вполне банальной причине - наткнулись на баррикады, которые пришлось разбирать, из-за чего и случилась задержка. Наёмники тоже лезли изо всех щелей, как тараканы... Лок правильно всё понял - им заранее подбросили липового курьера, чтобы точно знать, готовится ли штурм, но Пират так толком оборону и не организовал, обойдясь стандартными ходами. Их аналитик оказался прав по всем пунктам - базу просто слили, заодно крепко потрепав СС.
Противник достался на редкость серьёзный, знающий и опасный. Не считающийся ни с какими жертвами.
Основной удар пошёл именно по тому пути, который расчищала пятая группа - благодаря Локу, одолевшему "мясорубку", они успели раньше всех. Именно туда заместитель ушедшего Пирата нагнал больше всего наёмников, чем воспользовались остальные командиры "чекистов" и сравнительно быстро сломили сопротивление на других направлениях. Боевики "Зверей" были взяты в кольцо, частью перебиты, остальные сдались. "Чекисты" работали, не покладая рук и не разгибая спин, прибывали свежие силы из резерва, трофейные катера были загружены до предела, то и дело вывозя то людей то грузы. На складах проводили полную инвентаризацию, программисты возились с центральным компьютером... Работы было - непочатый край. Дай боги мало-мало разгрестись хотя бы к сезону дождей.
Общие потери составили около двадцати процентов боевого состава. Большая часть - за счёт ранений средней и большой тяжести. Погибло двенадцать человек, среди них - два Следопыта из отряда шаманов. Цифра уточнялась каждый час. Учитывая труднодоступность и общую оснащённость базы, это был неплохой результат.
- Лок хорошо поработал, иначе мы бы потеряли гораздо больше, - закончил свой рассказ Комбат. - Перед тем, как вы вышли, он дополнительно переговорил с каждым командиром и дал кучу советов... Гениальный мальчишка!
- Да, я знаю... - Марк вдруг понял, что огонь связи снова его не тревожит... и всё-таки сумел сесть. - Когда я могу его навестить?
- Чуть позже. Он уже в полном сознании, как и всегда, но медики и целители к нему никого не пускают. Говорят, что, пока ты его нёс в лагерь, на последнем отрезке пути наш малыш пережил полную остановку сердца, но как-то выкарабкался. - Марк побледнел. Так вот почему Лок затих! Неужели то ощущение второго сердца не было глюком аномальной зоны?.. - В общем, только меня пустили и Карлайл сумел просочиться, чтобы поблагодарить. На базе нашли головы левиафанов, которые их вожак собирается забрать с собой и похоронить.
- А кто такие левиафаны? Я слышал о них из легенд, но думал, что это всё выдумки...
- Это разумные морские змеи. Очень огромные и потому малочисленные. Мирные существа, но в древности, когда легенды стали умирать, на них начали охотиться. Они скрываются от людей, но иногда всё-таки попадаются им на глаза. Их вожак - Дракон Воды, он способен принимать человеческий облик. Меня тут успели с ним познакомить... - Комбат с несколько потрясённым видом потряс забинтованной головой. - Ни за что не подумаешь, что это нечеловек, пока не заговорит. С виду - просто ряженый с волосами до пояса... Очень вежливый и рассудительный парень... - Командир взглянул на своего следователя и вздохнул. - Ладно, отдыхай. Скоро всех бойцов развезут по домам и монастырям - долечиваться. Ты домой поедешь?
- Я бы хотел остаться... со своим... напарником.
Комбат помрачнел.
- Опять за старое? Судя по тому, что мне рассказали ваши командиры, вы должны были снова начать сходиться...
- Это было перемирие на время операции. Лок сам это сказал ещё после второго инструктажа.
- Сам? - скептически вскинул бровь Комбат.
- Сам.
- Неужели так трудно переступить через себя? Ведь ты и сам к нему тянешься, раз бежал без сна и почти без отдыха весь путь до лагеря. Он же упрямится исключительно из-за тебя!
- Я... всё понимаю... но не могу... - Марк отвёл глаза.
- Тогда готовься положить заявление об увольнении мне на стол сразу после похорон. - Комбат посуровел. - Лок, конечно, просил тебя оставить, но я не потерплю на своей территории таких... безответственных.
- Просил? - Марк вскинулся. - Так он уже что-то говорит?
- Нет, не позволяют. Общаются с ним с помощью доски и мела. Не лежится ему просто так. - Командир фыркнул. - Головы толком поднять не может, лёгкое еле живо, кровищи потерял немеряно, а рвётся работать!..
Марк невольно улыбнулся, узнавая своего мужа. Не-ет, горбатого только могила исправит... Подумав о могиле, бреанец перестал улыбаться. Он не был особо суеверным, но, может, идея похоронить куклу была не такой уж хорошей? Ведь она стала своеобразным воплощением Лока... а потом он едва не погиб.
Комбат ушёл, скупо пожелав выздоровления. Марк полежал немного, но потом всё-таки встал, надел штаны и прямо босиком побрёл к выходу, наплевав на оклик медсестры.
Лагерь заметно поредел, суеты было меньше. В небе то и дело проносились катера. В дневном свете всё выглядело на удивление мирно. Неужели всего несколько дней назад они шли на штурм, продираясь через ловушки и не зная, вернутся ли обратно? Да, Лок прав - работа у них такая. После всего этого жизнь никогда не станет прежней, но бреанец не жалел, что пришёл работать в эту удивительную организацию, о которой уже не первое столетие ходили самые разные слухи. Незримые стражи, охраняющие покой мирных граждан как от простых мерзавцев, так и от самых настоящих магов, духов, демонов и прочей нечисти. Как бы высокопарно это не звучало. За неполный год Марк прошёл через такое, о чём и помыслить раньше не мог, повидал всякого... и это не считая собственного тяжкого опыта, замешанного на странной логике и воле Высших Сил.
Шагая по лагерю и молча кивая знакомым, Марк думал над тем, что он скажет своему мутанту, когда увидит его. Обратный путь до лагеря добавил ещё несколько кусочков, и вывод получался нелёгким. Марк догадывался, чем закончится и сам разговор, но поговорить было необходимо. Расставить всё по местам.
- Марк! - окликнул кто-то, и Марк узнал Эрика. Коллега выглядел абсолютно довольным, хоть и опирался на костыли - обе ноги были в бинтах. - Жив, курилка! Ну, как тебе приключение?
- Поменьше бы таких, - проворчал тот. Видеть довольного коллегу было неприятно. Особенно перед решающим разговором с мужем - куснул червячок ревности.
- Ну и рожа у тебя, - жегловским тоном произнёс Эрик. - Ты себя в зеркале-то видел?
- Что, так покусали? - Марк невольно почесался.
- Не только это... Умника нашего видел? А то меня не пустили... - Кто бы сомневался!
- Комбат сказал, что никого не пускают... но меня пустят. Я должен лично убедиться, что он поправится.
- Раз не помер, то точно выздоровеет, - уверенно заявил Эрик. - Он всех нас на себе вытянул. Всё, теперь точно буду в близкие друзья набиваться! Не прощу себе, если не добьюсь...
- Где тут реанимационная палатка? - перебил коллегу Брэзел.
- Вон там, рядом, с чёрным крестом. Расскажешь потом, как он там?
- Расскажу.
Пробиться оказалось непросто. Марк скандалил, грозился покалечить, твердил, что он напарник и потому должен попасть внутрь... В конце концов, старший целитель - усталый пожилой мужчина - разрешил войти, но только ненадолго. Марк тут же проскользнул под полог.
Лок лежал на своей койке, отделённый от других пациентов, в полусидячем положении и что-то просматривал на мониторе ноутбука, утверждённого на коленях, пощёлкивая кнопками "мыши", под которую был подложен знакомый справочник. Увидев книгу и вспомнив найденную в казарме записку, Марк понял, что на самом деле этот справочник его мутанту был особо и не нужен - так, кое-что освежить в памяти и чтоб не скучать в поезде. С таким же успехом он мог взять с собой что-то из беллетристики. Это была подсказка для него, чтоб знал, к чему готовиться. Лок, зная о сложности предстоящей задачи, делал всё возможное, чтобы его любимый выжил и смог вернуться домой, как и остальные. И его выходка в тренировочном лагере тоже была нацелена на это - проиграв бой, Марк сосредоточился на боевой задаче и выполнил свой долг полностью. Совершенство... Если бы только так мозги не выносил своей непредсказуемой мутантской логикой... Бледный, осунувшийся, с кругами вокруг глаз, в больничной пижаме. Рядом на столике лежали доска, мел и тряпка. Вокруг попискивали аппараты, от капельниц тянулись трубки. Аналитика уже подстригли, и с короткими распущенными волосами видеть его было на редкость непривычно. Стригла, скорее всего, одна из сестричек, поскольку выглядел парень очень стильно и красиво. Добровольная парикмахерша явно постаралась состричь как можно меньше, ведь у Лока такие хорошие волосы... Ему очень шла новая причёска. На носу раненого сидели до боли знакомые очки, а в ушах поблескивали серёжки-бусинки... И даже здесь он был полностью сосредоточен на деле.
- Привет... Как себя чувствуешь?
Лок взглянул на него и глазами указал на доску. Невозмутимый, спокойный... Марк сел на край кровати рядом с мужем и протянул ему доску и мел. Лок убрал руку с "мыши", взял доску поудобнее и медленно что-то написал. Его руки тряслись от слабости. Развернул, и Марк прочёл:
"Жить пока буду."
"Пока" было особо подчёркнуто. И это укололо.
- Я... я подумал... и я решил... что ты прав. Всё должно оставаться по-старому.
Марк взял тряпку и сам стёр первую надпись, придерживая доску за край. Лок снова начал водить мелом.
"Я так и знал."
- Ты не думай... я не из-за того, что ты парень. Я бы, пожалуй, забил на это когда-нибудь... очень скоро. Какая в сущности разница, если кого-то так любишь и хочешь? Просто... я не достоин тебя. Ты... особенный...
"Чушь!!!"
- Мы слишком неравны. Чем больше я тебя узнаю, тем сильнее это понимаю. Ты выше меня... и меня всегда это будет уязвлять. Я не хочу, чтобы мы постоянно ругались из-за этого. Я же всё-таки тоже мужик...
"Чушь!!!" Лок сердито постучал пальцем по доске.
- Возможно. Но я совершенно не желаю взращивать в себе комплекс неполноценности...
Лок снова начал что-то царапать на доске, заметно скрипя зубами.
"Хватит выдумывать отговорки! Хочешь или нет?"
- Это не отговорки! Это очень серьёзно!..
"Хочешь или нет? Только это должно быть на первом месте!"
- Даже если хочу, это не поможет перебороть наше неравенство...
"А если бы я вдруг оказался кем-то из высшего руководства под прикрытием?" Эта фраза едва поместилась на доске. От слабости Лок писал всё крупнее, буквы переставали быть аккуратными, плясали, наползали друг на друга и съезжали вниз.
- Тем более. Я не смог бы жить с тобой, зная, что ты - моё начальство. Я мужик с нормальным чувством гордости. Я должен быть как минимум равен тебе, а не плестись в хвосте.
Лок дождался, пока Марк всё сотрёт, и написал:
"Другого не ждал."
В этот момент в палату реанимации вошли какие-то люди в чёрной форме. Лок поднял голову и отложил доску и мел. Старший согнал Марка с койки и обратился к Локу:
- Готов?
Лок кивнул, щёлкая кнопками "мыши", затем опустил крышку. Пришельцы начали отсоединять кабель и упаковывать машину в кофр, лежащий неподалёку.
- Куда вы его? - растерялся Марк.
- В спецстационар. Приказ Координатора.
- Куда?..
Бреанца просто вытолкали - он даже не понял как, а когда всё же сунулся обратно, то наткнулся на незримый барьер, который не пропускал внутрь. Из палаты не доносилось ни единого звука. Примерно так же было на "Стерегущем", когда Марк после прыжка попытался войти к мужу в каюту, но та, вопреки обещанному, оказалась заперта. Неужели не из-за того, что Лок, обидевшись, передумал? Может, там в тот момент был Вестник, и Лок заключал ту самую сделку? Интересно, что он должен был сделать взамен? Наконец барьер исчез, Марк ворвался в палату, но нашёл там только валяющуюся на полу доску, разворошенную койку и выключенные приборы. На вытоптанном полу виднелись полустёртые меловые следы. Ушли порталом.
Марк опустился на корточки, подобрал доску и вчитался в последние слова мужа. Лок хорошо его узнал за прошедшие луны. Он даже заранее знал, чем может кончиться их совместный рейд на базу. Он понимал всё и не ждал ничего. Он просто смирился... и всё же поделился своим Даром, ведя через ночной лес и болота. Он всё ещё любил его.
Марк в сердцах отшвырнул доску и скрючился на полу, с трудом сдерживаясь, чтобы не завыть. Ну почему всё вышло именно так?


- Вот ты и снова здесь. Что-то зачастил...
- Привет, Бейн, - чуть слышно ответил Лок.
Он узнал старшего целителя Белых братьев - уже отлёживался здесь после разведрейда в прошлый раз. Среднего роста и возраста, пухленький, круглолицый, улыбчивый, в неизменной белой мантии. Бейн был одним из самых сильных целителей в Альянсе и уступал только Иве - Дракону Дыхания Жизни - и нескольким представителям скрытых рас. Когда Лок попал сюда в прошлый раз после "мясорубки" - Чудик и Юй доставляли его вместе - Бейн очень старался, но шрам на левом боку всё же остался слишком заметным. Марк, когда они занимались сексом в первый раз, поглаживал его особенно осторожно, будто боясь причинить боль... А когда Лок, дождавшись, когда Марк уйдёт на очередную тренировку, обратился к Бейну с весьма деликатной просьбой, то целитель откровенно смеялся.
- Твой предшественник стал нашим частым гостем только когда заболел... А ты что-то очень активен. А ведь даже года не прошло.
- Работа такая. Как надолго я здесь?
- Не знаю, - честно признался целитель, внимательно вглядываясь в Координатора. - Сами раны - ерунда, но внутренний огонь серьёзно тебя ослабил. Будет не просто больно... Кстати, я буду обязан сообщить о твоей проблеме коллегии. Скрывать это теперь попросту неприлично. Когда я лечил твою задницу, всё было не так критично.
- Я знаю. Делай то, что должен. Объяснюсь я сам.
- Кто хоть он такой? - Бейн начал готовиться - настраивался и потирал руки. Кулон с "хрустальным жемчугом" на его шее чуть засветился.
- Бреанец-полукровка. Самый чудесный и прекрасный мужчина, какого я только видел.
- Вижу, у вас опять было... и на этот раз...
- Да, во время обратного перелёта.
- И как тебе?
- Чуть крышу не сорвало.
- Ладно, закрывай глаза. - Бейн посерьёзнел. - Мне придётся погрузить тебя в кому, чтобы ты не сошёл с ума от боли, и постоянно это поддерживать. Мы так и не поняли, по какому принципу твой мозг работает, но задачка предстоит не из лёгких. Задействование твоих резервов будет непростым, а ты и так измотан.
- Делай, что нужно. Потом скажешь, насколько истощатся мои резервы.
- Обязательно. Раз мы обязаны следить за твоим здоровьем, то и ты имеешь право знать обо всех последствиях. Хорошо, что ты мутант, да ещё и из одарённых... И ты из "живчиков", которых просто так не убьёшь. Замены тебе, кстати, до сих пор нет. И Самвел злится, что ты не обратился к нам, когда заболел. Что, если бы ты не выжил? Судя по отчёту Маркуса, всё было на редкость серьёзно.
- Я был не один... и это была всего лишь лихорадка. Адаптация только наложилась на неё.
- "Всего лишь"... - Бейн только головой покачал. - Нда, таких чокнутых Координаторов на Астродоре ещё не было. И о чём только думали кадровики, когда консультировались в "Третьем глазе"?
- Искали кандидатов... и только Мария могла дать координаты самых подходящих... - Лок начал выдыхаться.
- Всё, отдыхай.
Бейн положил ладонь на лоб мутанта, и веки Лока опустились. По знаку старшего целителя обнажённого Координатора осторожно подняли с белоснежного мраморного алтаря, перенесли в кварцевый саркофаг, наполненный багрово-красной жидкостью, и погрузили в неё, оставив над поверхностью только лицо. Вокруг саркофага выстроились помощники и, опустив руки на края, начали бормотать в унисон магические формулы. "Хрустальный жемчуг" на их шеях тоже загорелся, отбрасывая на стены храма серебристые блики.


Марк переступил порог квартиры и без сил опустился на пол, роняя сумку с вещами. Путь домой был быстрым и незаметным.
После того, как неизвестные забрали Лока из реанимационной палатки, его снова водворили в лазарет, из которого выпустили только на следующий день, когда отправляли по домам пошедших на поправку. От медсестёр Марк узнал, что люди в форме - это работники внутренней службы, выполняющие особые приказы главка. По их словам, в монастыре Белых братьев буквально чудеса творят, и за Лока можно не беспокоиться - вылечат быстро. Немного успокоившись по этому вопросу, Марк погрузился в пучину отчаяния и хандры. Он снова и снова вспоминал, что и как говорил Локу в реанимации, и от этого было по-настоящему плохо. Да, это было тяжело, в чём-то даже жестоко, но зато честно. За те дни, что они провели сперва в тренировочном лагере, а потом в рейде, Брэзел понял, что все его заморочки по поводу пола мужа - это действительно дурь, но, помноженная на то, что он увидел в рейде, эта дурь разрослась до неимоверных размеров.
Лок не просто превосходил его - он был выше него на голову, если не на две. Когда они только встретились, Марк увидел просто умного и одарённого мальчишку, который мог стать надёжным боевым товарищем, на которого можно всегда положиться. То, что умник ещё и неслабо руками и ногами машет, стало неожиданным, но не шокирующим открытием. Чего только не бывает... После похищения, узнав о том, что Лок искал его через эфир, рискуя жизнью, - и нашёл! И удержал, пока Анжело вытаскивал их буквально с того света! - Марк проникся к новому другу неописуемым уважением. За следующие недели, работая с ним по самым разным делам, Марк только убеждался в своих выводах. Лок был ему ровней, хоть и выглядел, на первый взгляд, хилым. И это был не сопливый пацан, а серьёзный вдумчивый трудоголик, который позволяет себе подурачиться в свободное время. Потом пришло время новых открытий. Сначала в бане, а потом во время перелёта и непосредственно на Бреане парень узнал, насколько, оказывается, Лок чувствителен и уязвим на самом деле. Ум за разум заходил, когда Марк пытался представить, чего напарнику стоит скрывать это всё за маской спокойствия, дисциплинированности и сосредоточенности на работе! Его воинская выдержка просто нервно покуривала в сторонке. А вспышка ярости, с которой Лок сражался против силианцев, превозмогая остаточную слабость после болезни и тяготение чужой планеты, выявила его истинный уровень. И всё это под оболочкой обманчиво хрупкого парня... Тренировочный лагерь ровным счётом ничего нового не добавил, только показал, что, тренируясь с ним, Лок жёстко сдерживался всю дорогу. Пеший переход по болотам и джунглям, "шашлычница" и "мясорубка" довершили картину. Особенно "мясорубка". Марк до сих пор не мог без содрогания вспоминать, как Лок скользил среди смертоносного изобилия металла, заточенного до бритвенной остроты, и всего два раза ощутимо задел его. Несерьёзно в сравнении с тем, что могло случиться, потеряй он над собой контроль, как в прошлый раз. Вот это тренированность и выдержка!!! И всё это время он не расслаблялся ни на миг, отслеживая полную картину, периодически выходя в эфир и пробегаясь по другим местам... Лок не просто работал над подготовкой к штурму центральной пиратской базы. Он буквально вытянул всё на себе, сведя потери к минимуму. Складывалось ощущение, что он намеренно включил себя в отряд, который должен был очищать именно проход "Д". Марк бы нисколько не удивился, если бы это было так. Учитывая сложность работы, ожидать, что именно через этот проход пойдёт основная атака, стоило меньше всего... И всё это без самодовольства, самолюбования, спокойно и уверенно, хотя наверняка внутренне дёргался, опасаясь совершить роковую ошибку. Борясь с огнём сжигающей их обоих нереализованной связи. Постоянно видя его рядом с собой.
Марк слишком хорошо понимал, какая на самом деле пропасть лежит между ними. И если он это понял, то Лок и подавно знал. Давно знал. Скорее всего, он не собирался всё это демонстрировать мужу, но обстоятельства складывались по неизменному закону подлости, как будто намеренно вынуждая его показывать Марку всё новые и новые грани своего гения. Боги в очередной раз посмеялись над ними... Марк был нормальным мужчиной со здоровым чувством гордости и самоуважения. Он принял Лока сначала покровительственно, затем дружелюбно, потом на равных, а оказалось, что всё обстоит ровным счётом наоборот. Это не он принял Лока как равного. Это Лок регулярно опускался на его уровень, чтобы быть рядом, не считаясь с собственными гордостью и самолюбием. Он даже дважды отдался ему, позволив делать всё, что захочется. С чистым сердцем и без тени лицемерия.
Он был совершенен. Идеален. Как бы фантастически это не выглядело. Если бы он был выдуманным персонажем какого-нибудь фильма или комикса, то это было бы естественно... Но он был живым человеком. Реальным. Кому, как не самому Марку, знать это? Ведь это он покупал ему мороженое в парке, мыл и парил в бане, обнимал во время прыжка на лайнере, держал за руку во время жёсткой посадки на Бреане, поддерживал после гибели внезапно нашедшегося Дориана, выхаживал во время болезни... спал с ним, в конце концов! Галлюцинации не способны быть настолько реальными, чтобы не к чему было придраться! После подвала Марк хорошо усвоил, чем иллюзии отличаются от реальности. Лок был реальным, живым до самой последней клеточки, до кончиков ногтей и волос. До последней капли крови. И он принадлежал своему избраннику целиком и полностью. Недолго, но принадлежал. Готов был отдать ему всего себя безоговорочно и навсегда. А тот не удержал. Просто не смог. Испугался собственного счастья. Только потому, что боги решили подарить ему настоящее сокровище. Уникальное и бесценное.
Всю дорогу домой Марк думал. Снова думал. И снова думал. Он попытался себе представить, как бы они жили вместе, если бы он плюнул на всё и сдался... Да, это было бы здорово. Быть вместе, жить вместе, миловаться дома в мягкой постели и просто в укромных уголках, ловя на себе слегка удивлённые взгляды коллег и завистливые - девочек из архива. Знать, что это маленькое чудо принадлежит ему целиком и полностью. Только ему. Чувствовать, засыпая и просыпаясь, рядом с собой стройное гибкое гладкое тёплое тело любимого, целовать его. Проводить наедине совместные выходные и отпуска. Смотреть фильмы и читать книги. Ездить по командировкам. Совершать новые открытия и обогащаться опытом. Отрываться по полной программе, сгорая от любви и страсти. Да, это было бы просто потрясающе, Марк всем сердцем хотел этого... и всё равно не смог пересилить в себе чувство неполноценности. Лок готов был принять его таким, какой он есть. Со всеми его заморочками и недостатками. Готовить ему обеды, прикрывать в бою, давать советы по работе, помогать учиться чему-то новому, расти дальше, но сама мысль, что какой-то суперодарённый пацан снисходит до него, здраво оценивая его истинный уровень по сравнению со своим, отравляла даже самую благостную и предельно честную картинку. Даже разница в возрасте в четыре года в пользу бреанца не могла этого исправить. Наоборот, усугубляла. За свои двадцать с лишним лет Лок прошёл очень жёсткую школу жизни, ему постоянно приходилось бороться и выживать в чужом и враждебном мире. Эта необходимость выжить и вылепила из него то, что Марк в итоге и полюбил. Лок стал сильным решительным отважным "чекистом", но вся эта сила держится на его нечеловеческой силе воли. И стремлении к любви и покою. Если бы боги время от времени не посылали кого-нибудь - сначала любящую и заботливую Киру, ставшую ему родной матерью, потом Дориана, доброго, умного и заботливого дедушку, а потом Байли, ставшего для парня настоящим отцом - то, возможно, Лок просто погиб бы, не успев даже научиться читать. Послав ему его, Марка, боги, вероятно, рассчитывали, что и он сможет стать для парня такой же надёжной опорой, но просчитались. Вмешались некие силы и откорректировали судьбу избранника, внушив ему такую систему координат, моральных ценностей и установок, что опора оказалась слишком хрупкой и ненадёжной. Не подходящей под то, что должна была подпирать. Потому Марк и решился сказать всё, как есть. Чтобы расставить всё по полочкам прежде всего для себя самого. Он не чувствовал себя способным выполнить такую ответственную миссию.
Теперь, когда всё встало на свои места, когда картина сложилась полностью, ситуация стала казаться совершенно безвыходной. Миру сейчас был нужен Лок, но из-за капризов богов ему придётся скоро покинуть его. И всё только потому, что его суженый, который всю жизнь считал себя настоящим мужчиной и воином, способным свернуть горы, оказался слабаком и трусом, неспособным переступить через самого себя, чтобы выполнить свой долг. И до этого момента осталось совсем немного.
Марк повалился на диван, не разуваясь. Груз вины, ответственности и вернувшейся боли давил почище гидравлического пресса. Даже обратиться за помощью и советом было не к кому, поскольку все советы будут одними и теми же. И Карлос, и близнецы Чердынцевы и Комбат скажут одно и то же. Они уже не раз говорили это. Даже если Марк разыщет "Третий глаз", то бессмертная гадалка скажет одно: "Решай сам." Вестник откровенно требовал, чтобы он перестал страдать фигнёй и маяться дурью, хотя не должен вмешиваться напрямую, за что, по его словам, ему потом хорошо прилетит. А что он может? Даже если он и поддастся собственным желаниям, то осознание собственного ничтожества никуда не денется. Оно будет снова и снова отравлять его, пока снова не надорвётся связь, и всё начнётся сначала. И Лок всё-таки погибнет, утянув его за собой вопреки собственному желанию.
Два столь разных человека оказались связаны в единое целое, и Высшие Силы будто намеренно выстроили всё так, чтобы лишний раз испытать эту связь на прочность. Совершенно невероятная пара, невозможная, парадоксальная, которой стоит только сделать один шаг, чтобы стать единым целым. Но один не может сделать этот последний шаг, а второй, уважая и принимая решение первого, остаётся на месте, смирившись с тем, что этот последний шаг так и не будет сделан. Они так близко друг к другу - только руку протянуть... и ни один из них не решается сделать это. Так и будут стоять до самого конца и шагать по параллельным тропам. Которые никогда не пересекутся.
Марк взглянул на висящий на стене календарь, медленно встал, подошёл и нашёл дату - семнадцатый день одиннадцатой луны. Перечеркнул её ногтем, прорвав глянцевую бумагу. Официальный день рождения Лока. Совсем недавно - какие-то четыре луны назад - он гадал, что бы подарить ему в этот день. Даже были какие-то идеи, планы, как вручить подарок, какие слова при этом сказать... Теперь это так и останется несбывшейся мечтой. Даже если Лок каким-то чудом и доживёт до этого дня, то ничего этого не будет. Всё потому, что его муж оказался слабаком и трусом. Недостойным его любви.
Скоро он вернётся из монастыря Белых братьев после лечения. Они снова встретятся и будут сидеть друг напротив друга. Как это будет?


Ян собирался выехать в город, чтобы встретиться с очередным клиентом по заданию управления. Он проверил, все ли документы сложил в портфель, повернулся к двери и замер, не веря собственным глазам.
- Лок?.. Малыш... Ты вернулся!!!
Олег сорвал с головы наушники и с диким воплем сорвался с кресла, едва не опрокинув его.
- БРАТИШКА!!!
Ярослав поднял голову и расплылся в сияющей улыбке.
- Боги... Ну наконец-то!!! Мы тут уже заждались!!!
Наката торопливо начал выруливать к двери, возле которой уже висли на штатном аналитике почти все обитатели "красного" кабинета. Лок, весь красный от смущения, всё ещё осунувшийся и бледноватый, отвечал на приветствия. За минувшую луну он почти не изменился, если не считать укороченных волос.
По коридору уже топали ноги. Ага, дежурный на вахте отзвонился... Опасаясь, что парня просто растопчут, близнецы втащили названного брата в кабинет, и к ним начали вваливаться соседи, чтобы лично убедиться, что это не призрак почтил их своим присутствием.
- Боги, как же нам тебя не хватало, дружище!..
- Ты как? Насовсем или за вещичками? Тут слушок прошёл, что тебе местечко в главке присмотрели...
- Эй, а где твой хвост? Где обкорнаться успел???
- Да х...й с ними, с волосами! Главное, что сам жив остался! Мне тут в лазарете Мира рассказывала, как он через "мясорубку" проходил...
- Ну, малыш, ты нас и напугал! Ещё раз такое выкинешь - сами тебя прибьём!..
Лок отвечал на расспросы, улыбался, даже позволил зарёванным от счастья девочкам из архива расцеловать себя. Он был безумно рад снова оказаться в родном управлении среди друзей. А когда сквозь набежавшую толпу к аналитику пробился запыхавшийся командир и под дружное девичье хлюпание носами крепко, по-отцовски, расцеловал блудного сотрудника, кабинет взорвался овациями.
- Ну, что, к работе готов? - спросил командир, когда все волнения, охи-ахи и эмоции стихли.
- Так точно, сэр, - по-военному чётко отрапортовал Лок. - Разрешите приступить?
- Валяй. - Комбат тут же повернулся к толпе и нарочито сурово сдвинул брови. - А вы чего здесь столпились? Своих дел нет? Марш по местам!!!
"Чекисты" начали расходиться, живо и эмоционально обсуждая долгожданное событие. Лок сел за свой стол, запихивая полупустую сумку в ноги, и расслаблено откинулся на спинку, прикрыв глаза.
- Вот я и дома...
- Ну, рассказывай. Как тебя там лечили? - прикатил на своём кресле Олег, сверкая глазом от нетерпения.
- Да я так и не понял. - Лок сел прямо и поправил очки. - Я почти всё время был в искусственной коме. Вывели меня из неё буквально неделю назад.
- А чего долечиваться не стал? Ты на себя в зеркало смотрел? Краше в гроб кладут!
- Долечусь здесь. Я уже практически здоров, только форму восстановить надо. Да и дел накопилось.
- А здорово тебя подстригли, - одобрительно поднял оттопыренный большой палец Ярослав. - Тебе идёт.
- С хвостом было лучше, - буркнул Наката, возвращаясь за свой стол и отбивая сообщение Саами.
- А?.. - Олег понизил голос и украдкой кивнул в сторону Брэзела, который единственный не принимал участия во всеобщем ликовании, а просто сидел за столом и добивал отчёт. Только раз поднял голову, когда друзья встречали аналитика.
- Ничего. Всё по-старому. - Лок пожал плечами, запуская системный блок в работу.
- И ты так спокойно об этом говоришь?.. - начал было возмущаться одноглазый.
- Олежек, хватит. Дело прошлое, и ничего тут уже не сделаешь. Только жить... на сколько хватит сил и божьей воли.
- Но ведь твоё время истекает... - с болью прошептал Олег.
- Знать, судьба такая. Ладно, после поговорим. Мне работать надо.
Лок достал сумку и начал в ней копаться, доставая съёмные накопители. Восемь штук и, судя по цветовым маркерам, на солидные объёмы памяти. Скорее всего, всё по "Зверям", базе, штурму и тому, что успели нарыть за время его отсутствия. Когда компьютер прогрузился, Лок подсоединил первый "винт" и начал работать.


В обед братья вытащили мутанта из-за стола и потащили обедать к Ральфу. Марк наблюдал за ними из окна, молча курил и продолжал размышлять. За прошедшие с возвращения домой недели он не мог прожить ни одного дня, чтобы не вспоминать о муже. Вестей не было, и бреанец извёлся окончательно. Что, если лечение не помогло? Марк не мог нормально спать и есть, работал, как заведённый, возился с мотоциклом... и постоянно таскал с собой обрезок ЕГО косы, который бережно хранил. Когда Лок появился на пороге кабинета - вполне себе живой, почти здоровый, улыбающийся - первой реакцией было броситься навстречу, но Марк этого не сделал. Даже прилагать усилий не пришлось. Внутри всё больше обосновывалось вялое безразличие. Пока слабое, неверное, эпизодическое, но вполне ощутимое. Если это было "угасание", то оно оказалось совсем не страшным. Боль всё больше притуплялась, но вместе с ней начал притупляться и интерес к жизни.
Марк жил скорее по инерции. На звонки почти не отвечал - если только по работе. Когда его позвали на семейное торжество родственники по линии покойной бабушки Мелины, отговорился занятостью. Сидеть за праздничным столом и с фальшивой улыбкой поздравлять молодожёнов он просто не мог. Стоило в разговоре появиться слову "свадьба", как сердце сжалось от боли. Чтобы хоть как-то расшевелиться, бреанец пару раз выезжал на байкерские тусовки, но привычная бесшабашная атмосфера со вкусом пива и сигарет и запахом выхлопных газов уже так не будоражила, как раньше. Он всё чаще вечерами просиживал дома перед телевизором, не понимая того, что видит и слышит. На тренировки себя выволакивал буквально силком, механически выполнял весь комплекс, так же автоматически готовил завтрак и собирался на службу. Даже сон и еда превратились в обременительную обязанность, а не в нормальную жизненную потребность. Бывало и такое, что он спал всего два часа, а всю оставшуюся ночь просто валялся на диване, пялясь в потолок и стены или разглядывая и поглаживая обрезок косы мужа. Вставал по будильнику, не чувствуя усталости, и шёл по привычному распорядку.
Первыми это заметили Чердынцевы. Рыжие шаманы моментально сообразили, что происходит, и не на шутку встревожились. Олег даже сменил гнев на милость. Ребята всячески старались его расшевелить, приободрить, но ничего не помогало. Рипли же не пытался ничего делать. Если он и догадывался о том, что происходит, шаман не вмешивался. Иван и Бен тоже помалкивали.
Когда вернулся Лок, Марк будто встряхнулся. На какое-то время жизнь вновь заиграла красками... но наслаждаться ею уже не хотелось, как раньше. Марк просто молча любовался своим мутантом, радуясь его возвращению, тому, как он работает... Всё было так, как и должно быть... кроме одного. Марк хорошо видел, как смертельно устал сам Лок, но из последних сил продолжает держаться. Его любимый, его совершенство, его гений продолжал работать, стремясь закончить всё, что когда-то начал. Он был рядом, по-прежнему притягивал к себе, сил на то, чтобы встать и протянуть руку, уже оставалось всё меньше, но и этого было достаточно. Просто сидеть рядом и любоваться им. Видеть его. Слышать. Любить на расстоянии.
До конца рабочего дня всё было спокойно. Даже предсказанного Олегом нового паломничества от соседей не случилось, хотя их холодильник грозился треснуть от разных вкусностей. "Чекисты" сочли своим священным долгом что-то принести, чтобы их любимый умник мог спокойно работать и не отвлекаться на ерунду вроде "где раздобыть перекус" - некоторые в обед сгоняли по ближайшим магазинам. Лок по доброте душевной поделился с друзьями, и перед тем, как разойтись по домам, оперативники устроили чаепитие, сдвинув столы как на дне рождения Марка. За чаем Лок уже подробнее рассказывал о своих вылазках, подготовке к штурму, самой операции... Олег откровенно завидовал, Наката восхищённо ахал, Ян просто улыбался, давая понять, что ничего другого и не ждал.
- Значит, их шестеро, - мрачно надкусил булку Ярослав. - И все выполняют свою задачу, только в разных сферах... По-твоему, они регулярно пересекаются?
- Это неизбежно. Всё в нашей жизни тесно взаимосвязано. - Лок развернул очередную конфету. - Политика, экономика, социальная жизнь, экология, криминал... Это как разные узлы механизма: накроется один - работа в лучшем случае застопорится, поставишь неисправную деталь, и она сломается - то же самое. С живыми людьми и связями внутри общества всё гораздо сложнее. Проще сломать, чем выстроить, и они ломают, направляя работу глобального механизма туда, куда им надо.
- А ещё это похоже на разболтанный человеческий организм, - добавил Наката. - Или программу, в которой допущена ошибка.
- Именно. Нам выпала задача быть лекарями, ремонтниками, словом пытаться как-то отладить работу этого самого механизма, чтобы он продолжал работать дальше с максимальной отдачей и не взорвался. Вот только тому, кто ломает, до п...ы, что будет, а мы должны постоянно помнить о возможных последствиях.
- Хорошо, что "Нагата" всё ещё работает, - проворчал Олег, перебирая пустые фантики. - Сколько раз уже её пытались закрыть, чтобы помешать подготовке кадров... Ведь выпускники потом идут не только работать в СС, но и получать основное образование, чтобы потом идти на производство, в полицию, медицину, бизнес, в общеобразовательные школы. Наши люди везде и делают свою работу, чтобы создать, наладить, исправить что-то.
- Да, сохранить школу очень важно, - кивнул Лок. - Как и учреждения вроде "Радуги", чтобы самые незащищённые слои общества получили шанс на нормальную жизнь, реализовать себя с пользой для общего дела, просто научиться понимать. Понимание - ключ ко многому, и наш враг это знает.
- Думаешь, поэтому пытаются продвинуть новую реформу образования?
- Не только. Ты вспомни, что сейчас в шоу-бизнесе и современном искусстве творится? Я, когда в последний раз ходил на премьеру, сидел и удивлялся той глубине, на которую падают современные режиссёры. Да, порой фильм снят технически безупречно, но по сути - банальная одноразовая жвачка. Нажевался до потери вкуса, выплюнул, забыл. Таких мастеров, как Камиль Триггер, остаётся всё меньше и меньше. Самые талантливые актёры, чтобы реализоваться и зарабатывать, вынуждены подстраиваться. А что творится на телевидении и эстраде? А выставки в музеях? Пока откровенного трэша не так много - это явление носит эпизодический характер, однако всё это безумие привлекает внимание и приносит деньги, соблазняя новых последователей. И в этой каше растёт и воспитывается новое поколение, которому мало дела до сути происходящего. Потрястись на дискотеке, хлебнуть пива, поторчать в кино, пробежаться по магазинам, пофорсить, потрахаться и сдохнуть - вот и все их нехитрые желания, подогреваемые рекламой и прайсом самых разных развлечений, на которые надо ещё где-то заработать. Идея элитарности и откровенная пропаганда идеологии потребления добавляет своего. С возрастом многие из тех, кто считает, что им не повезло, просто смиряются и превращаются в быдло, которому мало что интересно. Самые отчаянные присаживаются на наркоту, пополняя ряды преступников и просто отморозков. Вы видели статистику по росту психических заболеваний? А я видел. Это тоже последствия информационного беспредела. И с каждым поколением ситуация всё больше усугубляется. А теперь это сумасшедствие приходит в школы сверху.
- Карлос тебе уже жаловался? - понимающе закивал Ян.
- И не раз, - вздохнул Лок, ероша свои волосы. - Когда он добился для своих воспитанников права учиться в нормальной общеобразовательной школе для лучшей социализации, то очень быстро понял, какого качества учебники всё чаще в эти самые школы приходят. Он их и мне показывал. Старшие воспитанники стараются помогать младшим, чтобы не поглупели, но это порой только добавляет проблем. Нормально мыслящие ребята всё чаще заваливают контрольные, вынуждены идти на пересдачу... Сейчас они кое-как приспособились писать в школе то, что им надо, а сами занимаются дополнительно, благо среди бывших воспитанников есть немало хороших педагогов, которые охотно помогают. Но ситуация с другими детьми начинает напрягать. Последние экзамены на поступление в "Нагату" показали такое падение общего образования, что приходится корректировать учебную программу для первокурсников, чтобы те смогли наверстать. Ей-богу, я готов теперь папе и Карлосу руки целовать, что не отдали меня учиться в обычную школу, а позволили навёрстывать дома!
Самые толковые работники министерства образования кое-как пытаются выправить ситуацию, но давление становится всё сильнее. Экзаменационную и учебную часть собираются упрощать, подгоняя под требования новой социальной адаптированности. Дескать, технологии уже не требуют разносторонне развитых мозгов... А кто тогда будет развивать все эти технологии, если вся молодёжь превратится в быдло? Кто будет всё это чинить, если накроется какая-нибудь электростанция или огромный завод? Что будет делать новое поколение пожарных, не знающее откуда берётся вода и куда надо прикрутить шланг? Как будут очищать реки экологи, не представляющие всех последствий случайного или намеренного выброса отравы? Чем будут кормить людей аграрии, не понимающие законов природы, по которым всё растёт и плодоносит?
- Похоже на закат цивилизации, - заметил Ян.
- Тоже догадался? Я об этом подумал в первый раз после того, когда мне попался том "Теория катастрофы" на первом курсе. Такое ощущение, что именно это и является конечной целью Мориарти. Но зачем? И кто он такой?
- Вряд ли это простой человек, - покачал головой Ярослав, подливая себе ещё чаю. - Вся эта петрушка тянется так долго и стабильно, что вряд ли этим занимается смертный.
- Значит, Мориарти - бессмертный? Как Карлос? - впервые подал голос Марк. Он тоже принял участие в посиделках, но пока помалкивал.
- Скорее всего, - кивнул Лок, опустошая свою кружку и поднимаясь из-за стола. - Я постоянно на связи с Институтом, и Магистр Линг полностью со мной согласен. Вот только уровень самого Мориарти, согласно нашим расчётам, должен быть невероятным. Есть мнение, что он не из нашего мира.
- Чужак? И откуда? - насторожился Олег.
- Мы не знаем. Борьба продолжится в любом случае, и кто знает, что даст перелом в этой войне.
- Это и есть Скрытая война? - тихо спросил Марк. На одной из вводных лекций Рипли упоминал об этом явлении, но подробностей не раскрывал. Теперь, столкнувшись с Пиратом и Менталистом, Брэзел начал понимать, что это значит.
- Да. Она ведётся уже очень давно, и Великая Звёздная Война, когда твои предки напали на соседей, - только небольшой её эпизод. Далеко не самый страшный. Когда практически погибла целая планета с мощной и весьма продвинутой цивилизацией - это был настоящий кошмар.
Лок погладил мужа по плечу и вышел в коридор. От этого прикосновения внутри всё снова встрепенулось, и в груди начало расползаться ровное тепло... Марк подумал и последовал за ним под молчаливые взгляды друзей.
Лок мыл руки после туалета, когда рядом с ним щёлкнула зажигалка. Запахло табачным дымом.
- Как ты? - спросил Марк после первой затяжки.
- А ты?
- Ничего, живу... - Марк прислонился к умывальнику. - По-моему, я начинаю "угасать". Мне уже не больно.
- Мне тоже.
- Как думаешь, сколько нам осталось?
- Не знаю... - Лок вяло пожал плечами, избегая смотреть мужу в глаза. - Был бы здесь Карлос, то сказал бы, что ещё не поздно.
- Не хочешь сходить куда-нибудь? Просто погуляем, посидим где-нибудь... Поживём напоследок, как раньше. Может, сумеем дотянуть хотя бы до Нового Года.
- Не надо. - Лок выключил воду и потянулся за бумажным полотенцем. - Пусть всё идёт своим чередом.
- Ты устал. Я это вижу... чувствую... а работы впереди ещё много.
- Я в любом случае не успею. Доделывать будут другие.
- Может, всё-таки потянем время? Хотя бы так, по-дружески. Ты нужен миру именно сейчас. Жаль, что я не смог стать для тебя достойной опорой.
- Додумался, наконец? - грустно улыбнулся Лок, комкая бумагу и выбрасывая в мусорное ведро. - Поздравляю.
- Не с чем. Если бы я понял это раньше...
- Это бы ничего не изменило. Убрав твоего отца за решётку на десять лет, подручные Мориарти добились куда большего, если бы попытались просто нас рассорить или убить.
- Значит, это действительно было спланировано заранее?
- Мориарти знает очень много и даёт эти знания своим подручным, а те в свою очередь используют эти знания, чтобы корректировать события в меру собственной фантазии. - Лок тоже прислонился к умывальнику и скрестил руки на груди. - Если они знали о той роли, которую мы должны сыграть в будущих событиях, то проще сработать на опережение и подпортить базовые установки, чтобы вся дальнейшая работа пошла коряво, накапливая ошибку за ошибкой до критического уровня. Со мной это провернуть было бы проблематично, поскольку я с самого рождения угодил туда, где главным залогом выживания является тяга к жизни и твёрдость характера. Били всегда по самому болезненному - моим близким. Убийство моего отца - лучший тому пример. Ты рос в нормальной семье, у тебя было почти всё, а дед стремился вырастить из тебя достойного человека. Чтобы пустить наши будущие отношения в нужное им русло и всё испортить, нужно было только кое-что усилить, доводя до крайности, убрав корректирующий фактор. Это они и сделали, сперва дав твоему отцу интересное дело, а потом и вовсе оторвав его от семьи, которую взял под крыло твой дед.
- Получается, что я зря ненавидел и презирал отца...
- Частично. Всё-таки твой отец был неплохим человеком, раз твоя мама так любила его. Он просто совершил ошибку, исправлять которую было уже поздно. То, что он влип сам и едва не подвёл под монастырь собственную семью, стало платой за глупость, как и тюремный срок. Ты в последнюю встречу с ним не ругался?
- Я тогда с ним почти не разговаривал... а, наверно, всё же стоило.
- И что ты думаешь о нём сейчас?
- Мне его жаль. Просто жаль. Надо будет сходить на кладбище и хоть свечку за упокой его души поставить. Знаю, этого мало, но хоть что-то...
- Хорошее дело. Я тоже давно на кладбище у папы не был. Вот будет выходной - схожу.
- Ты... не будешь возражать, если я схожу с тобой за компанию?
- Как хочешь.
- Эх, отец-отец... - Марк вздохнул. - Если бы ты не был таким упёртым и послушался своего отца...
- Ваша фамильная черта. Занимаясь твоим обучением, твой дед невольно взращивал её в тебе, что тоже входило в планы Мориарти и его людей. Расчёт полностью оправдался, как я вижу.
- Но ведь ты, начиная сближаться со мной, тоже пытался как-то повлиять... откорректировать... Я помню наши разговоры.
- Да, пытался. Я надеялся как-то смягчить это всё, чтобы после того, как мы всё-таки окажемся в одной постели, ты воспринял это спокойнее, а не так, как на самом деле случилось. Все расчёты смешала моя болезнь. Мне было плохо, ты ухаживал за мной, я радовался каждой секунде нашей близости... и наша связь крепла всё больше до тех пор, пока ты в конце концов не сорвался. Я-то рассчитывал, что всё случится после того, как мы вернёмся домой, да и то не сразу. У тебя или у меня - неважно. Я планировал начать приглашать тебя к себе домой, возможно, даже с ночёвкой. Сначала чтобы обсудить дела, потом просто так, потом предложил бы тебе бросить тот клоповник и перехать ко мне, благо места было полно... - Марк слабо улыбнулся. - а там всё само собой случилось бы. Динамика наших отношений внушала надежду, что мне удастся как-то откорректировать твою реакцию к тому времени. Да, для тебя бы это стало шоком, это без вариантов, но ты был бы уже готов посмотреть на ситуацию под другим углом и принять... со временем... но всё пошло наперекосяк с той минуты, как нашёлся Дориан.
- Кстати, что потом было с телом Рино? Ты узнавал? - Марк докурил, затушил окурок под струйкой воды и бросил в мусорку.
- Да. После того, как бой закончился, поисковики нашли мою записку и похоронили его отдельно, как я и просил. Я по пути домой заглянул на его могилу.
- Уже двое... Сколько вас было всего в общине?
- Двадцать восемь человек. Это без меня.
- Значит, осталось двадцать шесть.
- Это уже неважно... Марк... не надо...
Лок развернулся было к двери, но его обхватили со спины сильные руки, а в макушку уткнулся нос.
- Я ничего такого... просто вспомнить... Помнишь, как мы в баню ходили? Ты тогда устроился на моих коленях... А на лайнере, когда только летели на Бреану? Мне было так хорошо рядом с тобой. Всегда было спокойно.
- Отпусти... пожалуйста... - Лок попытался разжать его руки, но как-то неуверенно и нехотя. - Я не хочу снова поверить и обжечься. Это слишком больно.
- Но ты всё ещё любишь меня. - Марк потёрся щекой о его плечо.
- Да. Потому и не хочу. Ты не хуже меня знаешь, что для меня всё это значит.
- Да. К несчастью, знаю. Я слышал, как ты звал маму в бреду... помню, как ты тянулся ко мне... как целовал меня... Я никогда этого не забуду.
- Я... тоже.
Марк отпустил его, чувствуя, как парень весь дрожит от нахлынувшего возбуждения, как и он... но это быстро прошло, едва их руки разомкнулись.
- Мы слишком неравны. И это всегда будет стоять между нами.
- Не твоя вина, что я вырос таким. Если бы я мог стать таким, каким ты увидел меня в первый раз, я бы согласился таким стать, чтобы быть с тобой.
- Но тогда в этом не было бы никакого смысла. Не было бы талантливого аналитика и бойца, с помощью которого ликвидировали Райскую Птицу, разгромили одну из опаснейших бандитских группировок... и я бы вряд ли смог так сильно полюбить тебя... вопреки всему.
- Да, всё так. Не было бы в твоей жизни Райской Птицы... а, может, и нашей конторы тоже. Ты бы жил так, как живут миллионы обычных людей. Женился бы, обзавёлся детьми, навещал родню на Бреане... не дал бы дяде повода изгнать тебя из семьи...
- Но мы бы всё равно встретились.
- Да, встретились бы, но всё было бы иначе.
- Я ни о чём не жалею. Только о том, что оказался слишком слаб. Прости меня.
- Тут нечего прощать. Ты такой, какой есть. Я полюбил тебя именно таким. Другого тебя мне не надо. - Лок, поколебавшись, обернулся к нему и добавил: - Но если ты всё же решишь что-то изменить... я согласен снова попробовать. - Марк заглянул в его усталые дымчато-серые глаза и судорожно вздохнул. Эти глаза... - Пусть времени в обрез... и это почти невозможно... но кто знает? Боги любят играться с людьми...
- ...при этом до самих людей им мало дела. Ты тоже читал эту книгу?
- Нам её читал Дориан. Где-то за луну до того, как все исчезли. Книгу добыл Рино.
Они вместе вернулись в кабинет, негромко переговариваясь о всякой ерунде и вызвав немало недоумённых взглядов друзей, а потом засобирались домой. До выхода из управления "супруги" шагали бок о бок, почти соприкасаясь локтями, будто что-то в них стремилось оттянуть неизбежный финал, дать шанс исправить, вернуть на правильный путь. Долго стояли у дверей, отойдя в сторонку, чтобы никому не мешать, молчали... Марк курил...
- Ну... до завтра... - прошептал Лок и пошёл к выходу с Круглой площади.
- До завтра.
На перекрёстке площади Памяти Марк увидел, как Лок садится в автобус, и поехал за ним, держась на расстоянии. До самой остановки на Музейной. Загнал "Мастодонта" в тупик и тенью скользнул за парнем до самого дома. Спрятался за деревом и стоял там до тех пор, пока в окнах не вспыхнул свет. На кухне мелькнула тень.
Он мог бы жить там. И он хотел этого. Сейчас, когда до завершения их истории оставалось совсем немного, картины возможного будущего вплывали в мозгу особенно часто. Желанного будущего, которого уже не будет. Курить на балконе по вечерам, разговаривать часами на кухне, обсуждая не только дела служебные, сидеть на диване перед телевизором, чувствуя рядом тёплое плечо или лохматую голову на своих коленях. Помогать любимому готовить обед, самым наглым образом вторгаться в ванную, когда он моется, расчёсывать его влажные волосы, топтаться рядом по утрам, бреясь, чистя зубы и откровенно дурачась. Возвращаться снова и снова - после суточных дежурств, командировок, беготни по городу, байкерских тусовок, весёлых посиделок с друзьями слегка навеселе. Засыпать в мягкой постели после бешеного и сладостного секса, прижимая к груди и целуя своего умника. Если бы не эта проклятая пропасть! Всего один шаг - и всё, о чём сейчас можно только мечтать, станет реальностью... Но этот шаг так и не будет сделан.
Марк отшатнулся от дерева и побрёл, не разбирая дороги, прочь от дома. Тупое безразличие и пустота вновь накатили, выжимая последние проблески чувств и эмоций. Надо было как-то встряхнуться, чтобы дотянуть до утра. Чтобы снова увидеть ЕГО.


- А где Марк? - Около полудня в "красный" кабинет заглянул Эрик. - Его босс вызывает.
- Не знаю... - растерялся Ярослав. - С утра не появлялся. Мы с Олегом уже не один час пытаемся ему дозвониться. Ответа нет. Лок, ты ничего не знаешь? - окликнул Чердынцев друга.
- Нет. - Аналитик отвёл глаза. Он с самого утра был тихий и задумчивый.
- Да что у вас всё-таки происходит? - решительно потребовал объяснений сосед, зайдя в кабинет. - Вы уже которую луну как в воду опущенные ходите!
- Даже если мы тебе расскажем, то ты не поверишь, - вздохнул Олег. С утра он был тише воды ниже травы - близнецы до позднего вечера сидели с названным братом, пытаясь его расшевелить и уговорить пойти на сближение с Марком. - Мы сами долго не могли поверить, а умник наш - тем более.
- Так что всё-таки творится?
- Потом узнаешь... когда всё закончится. Сейчас ничего сделать нельзя.
- И всё-таки куда Марк запропастился?..
Эрик вышел из кабинета, продолжая что-то бубнить под нос. Лок подумал несколько секунд, повернулся к компьютеру и решительно начал барабанить по клавиатуре.
"Произвести соединение с домашним сервером."
"Произвести соединение с системой наблюдения."
"Активировать наблюдение за объектом "М-1" и отслеживать все передвижения. Передвижения фиксировать в рабочем файле "Следопыт" и сохранять без срока давности."
Он не просто искал запчасти для "Мастодонта". Перед тем, как вручить с таким трудом найденный подарок, он велел одному из техников вмонтировать в некую деталь датчик слежения на случай, если случится что-то в этом роде. Судя по результатам наблюдения, Марк по-прежнему трепетно относится к своему мотоциклу. Если и исчез из города, то именно на нём. Значит, есть шанс найти его.
Марк всё понял правильно - их связь уже практически выгорела, отчего новые хрупкие нити, протянувшиеся между ними во время последнего разговора, быстро разорвались, стоило им расстаться. Остались только "венец", замкнувший связь в ту самую ночь на "Стерегущем", несколько самых прочных нитей, дающие взаимное притяжение и подкреплённые воспоминаниями, и та самая загадочная составляющая, которую так и не смогли разгадать в Институте. То, что с ними происходило, было началом конца. Времени оставалось совсем мало, и остановить разрушительный процесс могла только последняя вспышка. Ещё можно всё исправить, пока в их душах хоть что-то тлеет. Значит, последний шанс. И кто-то должен всё-таки сделать последний шаг. Лок не решился бы сделать это, если бы Марк не пропал, перестав отвечать на звонки. Ответственный бреанец мог так поступить только в одном случае - сорвавшись в бездну безразличия. Малейший толчок извне - и он сделает что угодно, сунется куда угодно, лишь бы просто заполнить растущую пустоту. И случиться может что угодно.
Пришло первое сообщение. Лок вскрыл файл и похолодел. Маячок "Мастодонта" двигался по окраинам Кустаны, направляясь к мосту, соединяющему материк с островом. Эдем с Болотом. Как Марк оказался в Кустане меньше, чем за сутки?
Попасть туда было просто - надо только связаться с транспортным отделом и заказать катер... или взять билет на самолёт... или вызвать кого-нибудь из их бесенят... Но как сделать это так, чтобы не ставить всех на уши ещё и своим исчезновением? Дел уже накидать успели, очередное заседание коллегии должно состояться буквально на днях, Карлос грозился в гости заглянуть... Да и свои, которые в курсе, могут сообразить, куда он сорвался. Близнецы точно поймут.


Толпа ревела и неистовствовала. Марк выпрямился, с отстранённым интересом разглядывая сбитые костяшки. Противник попался борзый, но чересчур самоуверенный.
- Ну, кто ещё рискнёт бросить вызов нашему гостю? Вы просто так позволите уйти ему с вашими кровными??? - надрывался конферансье.
Деньги... Марк согласился выйти на арену совсем не из-за денег.
Случайная встреча, лишняя кружка пива с влитым для крепости стаканчиком водки - и вот он уже летит куда-то. Про службу даже не вспомнил. Ему было всё равно. Когда его растолкали и спросили, собирается ли он ссаживаться, парень не сразу понял, о чём идёт речь. Только чуть позже он вспомнил, что согласился на предложение подбросить куда-нибудь вместе с мотоциклом. Только вывел "Мастодонта" из катера и спросил, где он. До Кустаны оставалось около полусотни километров. Подумав, Марк сел в седло и поехал вперёд. На въезде на мост его остановил патруль.
- Эй, ты куда?
- Туда. - Марк бесстрастно кивнул на ту сторону.
- Ты хоть знаешь, что там?
- Не-а. А какая мне разница?
- Слушай, приятель, - доверительно зашептал патрульный - совсем молодой парень в заметно великоватой форме, - если тебе так не терпится покончить с собой, то есть более приличные и быстрые способы. Там же настоящая клоака! Сгинешь - и никто не узнает, что с тобой случилось и где! Даже тела могут не найти...
- Мне уже всё равно.
Потом было Болото, про которое ходили самые жуткие слухи. Которые оказались вовсе не слухами. И как Лок умудрился не только выжить здесь, но и выполнить задание?.. Хотя уж он-то точно нашёл способ - он же умница. Грязные тесные улочки, заваленые мусором тупики, деревья, с которых можно запросто сорвать созревший плод и съесть. Маленькие пристаньки, возле которых покачивались лодки - с парусами и без. Самая дешёвая еда сомнительного происхождения, но в животе уже начинает бурчать... Какой-то зачуханный бар, карточный стол, вонючие клубы табачного дыма, пара бутылок самого дешёвого алкоголя, какие-то девицы... драка, звон стекла, треск столов, стульев и пробитых голов. Некоторые схватились за стволы. Марк едва успел сгрести и запихнуть в карман свой выигрыш и выбраться наружу, пробивая себе дорогу. Снова случайная встреча - и вот он уже стоит под слепящим светом прожекторов, а напротив него разминается какой-то крепыш. Люди вокруг свистят, улюлюкают, бьются в металлическую сетку, в руках у них шелестят деньги... Подпольная арена. Пятерых Марк играючи уложил мордами в песок, шестого пришлось изрядно погонять, но кровь по жилам разогнать всё же удалось. Перед седьмым боем Марк отобрал у кого-то початую бутылку пива, выдул в три глотка и швырнул в чью-то рожу. Бутылка разбилась о столб.
Потом была схватка не на жизнь, а насмерть. Марк опомнился над четырьмя переломанными окровавленными трупами со сплошным мессивом вместо лиц, обхлопал себя... Ни одной царапины, хотя в руках у мужиков были ножи. В кармане шелестели деньги. Довольно много денег. Значит, он попытался уйти, и местная гопота его решила задержать до выяснения. Не с тем связались.
Ночь. Комната в какой-то дыре, скрипучая койка. Он сидит и курит, а рядом виновато жмётся какая-то шлюха, постучавшаяся в дверь. Удовольствия секс не доставил ни капли, да и не очень-то хотелось. Девчонка очень старалась, но всё было бесполезно. Марк видел, как девушка подсунула ему в пиво таблетку, после которой дело сдвинулось с мёртвой точки, но ничего не сказал. Рассчитывался, не задумываясь, сколько ей даёт. Просто вытащил из кармана горсть смятых купюр, протянул... и замер. На пол упал обрезок смоляной косы, перетянутый вплетённым в неё шнурком. При виде неё внутри всё сжалось от чувства вины.
Видимо, сумма была немаленькая, поскольку девчонка удивлённо вытаращилась.
- Но это слишком много... Тебе же не понравилось...
- Забирай. Мне всё равно. - Марк подобрал косу и сжал в руке.
- А... чья это? - рискнула спросить девушка.
- Неважно.
- Слушай, может, тебе ещё что-то надо? Я всё сделаю... Может, ты есть хочешь? Я могу приготовить... - засуетилась девушка.
Приготовить... Никто не сможет так вкусно ему готовить, как...
- Не надо. Одевайся и уходи.
Девушка медленно встала и начала одеваться. Судя по сочувствующему лицу, она поняла, что с клиентом что-то неладно.
- Тебе плохо, да?
- Мне никак.
- Совсем-совсем никак?
- Совсем.
- Тогда зачем ты сюда приехал?
- Я просто ехал.
- Ты... хороший. Ты не похож на местных. - Проститутка села рядом с бреанцем и осторожно погладила по широкому плечу. - Уезжать тебе отсюда надо. Тебе здесь не место.
- Лучше ты уезжай. Может, сможешь пожить по-человечески... Вывезти тебя на ту сторону моста?
Расстались они на вокзале. Девушка, придерживая на плече ремень сумки со своими скудными пожитками, очень тепло благодарила, обещала больше не работать на панели, пойти работать, а, может, даже учиться... Проводив случайную знакомую, Марк снова сел на мотоцикл и поехал, куда глаза глядят.
Следующая вспышка памяти выхватила залитый дождём сарай, сырость, блеск молний снаружи и треск грома. Марк сидит, забившись в угол, кутаясь в куртку и глядя на сжатую ладонь перед собой. В ладони зажат обрезок смоляной косы Лока. Вот бреанец прижался к ней губами и беззвучно заплакал, проклиная своё упрямство и зашоренные мозги. Как заснул, так и не понял. Проснулся уже за полдень. Дождь кончился, дорога начала подсыхать. Пора ехать дальше. Марк попытался завести мотоцикл и не сразу понял, почему не заводится двигатель. Оказалось, что просто кончилось топливо. Ближайшая заправка нашлась только спустя сутки, и все эти часы Марк вёл мотоцикл вперёд. Рациональнее было бы бросить, но он не смог предать верного "коня". Деньги ещё оставались. Залив полный бак и поев в забегаловке, Марк случайно бросил на себя взгляд в зеркале туалета и удивился, увидев заросшую как минимум трёхнедельной щетиной физиономию. Сколько уже времени прошло? Впрочем, не всё ли равно...
Потом было чувство голода. Марк не ел почти три дня, пока не нашлась подработка на каком-то складе, где его накормили. Там же нашлась лишняя бритва, и парня уговорили привести себя в порядок, чтобы менты не цеплялись. Сигареты тоже кончились, и, получив оплату, он купил себе сразу несколько пачек. После первой же затяжки закружилась голова. Сколько он не курил? День, два, неделю?..
Вокруг сменялись города, лица, пейзажи, а он продолжал двигаться вперёд, выбирая случайные направления, ночуя, где придётся, питаясь чем боги пошлют. Приходилось и выпивать со случайными людьми, подрабатывать в сомнительных местах - часто просто за еду и ночлег. Лишь бы просто что-то делать, куда-то идти. Он уже плохо понимал, зачем это надо. Просто делал.
Потом зарядили дожди. Сидя ночью в каких-то развалинах возле костерка, Марк понял, что кое-как найденного топлива почти не осталось, достал из-за пазухи косу, взглянул... Смотрел долго, после чего бросил в огонь. Пока догорали смолистые волосы, просто смотрел на них. Внутри было пусто.
В какой-то момент стало ясно, что пора остановиться и возвращаться. Возвращаться куда? Кому он нужен? Зачем?
Проходя мимо газетного киоска и вспомнив, что опять кончились сигареты, Марк бросил взгляд на передовицу и понял, почему в последние дни стало очень холодно и сыро. Наступил сезон дождей, а его ещё и занесло севернее, где иногда случалась настоящая зима. На передовице стояла дата - 23/10/991. Сколько же времени он уже болтается по материку? Луну? Две? Надо вернуться домой, расплатиться с квартирной хозяйкой, забрать вещи, и снова можно мотаться, куда ветер занесёт... Кое-как соориентировавшись и добыв денег на топливо и сигареты, Марк взял курс на Кавари.


- Ну, что???
Лок ввалился в кабинет, едва волоча ноги и шмыгая носом. Попав под недавний ливень, он подхватил небольшой насморк, но для настоящей простуды этого было мало.
- Нашёл? - бросился к нему Ярослав.
- Нет, но он взял курс домой. Скоро, думаю, появится.
Лок опустился в кресло, выронив рюкзак и приткнув кофр с ноутбуком к столу. Близнецы и Наката тут же захлопотали, стремясь напоить друга горячим чаем с малиновым вареньем, чтоб не расхворался совсем. Яна в кабинете не было.
- И где ты был? - насел Олег, стаскивая с мутанта промокшую куртку и набрасывая ему на плечи свою. Мимоходом одноглазый заметил, что названный брат в прямом смысле слова ожил - в нём билась жажда жить. И вновь пылал тот самый огонь.
- Не знаю... Наверно, везде.
- Хорошая была идея с маячком. Ты это после похищения подшустрил?
- Ага... - Лок принял из рук Ярослава чашку и подул, остужая. Он наслаждался теплом. - Просто на всякий случай... Не думал, что пригодится.
- И что думаешь делать, когда появится?
- Пойду к нему и попробую поговорить. - Лок бессильно ссутулился, утыкаясь лбом в кулак. По щеке скатилась слеза. - Я так больше не могу... Устал...
Ярослав приобнял его за плечи.
- Вот и правильно. Ещё не поздно всё исправить.
- Что исправить? - жалобно вопросил Наката. - Что всё-таки происходит? Может, скажете? Обещаю, я никому...
- Олег, запри дверь и поставь "щит", только аккуратно, а то Рипли опять развопится, - велел брату Ярослав. - Лишние уши нам ни к чему. Если всё получится, то сам и разнесёшь по управлению. Я возражать не буду.
Дождавшись, пока все придвинутся к столу аналитика, Ярослав начал рассказывать. Время от времени Лок что-то тихо добавлял. Юный хакер не заметил, как у него всё шире распахиваются глаза и отвисает челюсть.
- Не может быть... - только и смог выговорить потрясённый юноша.
- Может, - вяло кивнул Лок, отставляя кружку с так и нетронутым чаем. - Я сам до сих пор до конца не могу во всё это поверить, но это есть.
- Так чего же вы... Если вы так сильно любите друг друга, то почему?..
- Всё очень сложно, малыш, - вздохнул Ярослав. - Так уж вышло, что наш Лок превосходит Марка в некоторых сферах, и это превосходство мешает им быть вместе. В конце концов, Марк - нормальный мужик со здоровым чувством гордости и не может допустить такой разницы. Она будет стоять между ними постоянно и отравлять жизнь. Этого он не хочет.
- Блин, ну как нарочно!..
- Да уж, - буркнул Олег. - И теперь наш вояка дотянул до полного беспамятства и просто свинтил, куда глаза глядят, а Лок должен с ума сходить и искать его! Хорошо, что хоть решил домой заглянуть. И это последний шанс сделать хоть что-то, чтобы спасти наших ребят.
- И что ты сделаешь? - Наката с надеждой повернулся к Локу.
- Пока не знаю... но я не уйду, пока не добьюсь хоть чего-то. - Лок утёрся и выпрямился. - И вы мне не звоните. Если что - я сам позвоню.
- А если тебя будут другие искать? - нахмурился Олег. - Комбат нас и так почти каждый день теребит.
- Плетите, что хотите, но чтобы никто нам не мешал. Придётся импровизировать, но кто-то должен сделать последний шаг. И если Марк уже дошёл до крайности, то этот шаг сделаю я. И будь что будет.
- А если он ненароком... убьёт тебя? - вздрогнул Олег. - Если в нём уже ничего не осталось?
- Значит, судьба. Уж лучше первым умру я, чем он. Не хочу этого видеть. С меня хватило Дориана и Рино.


Лок медленно ходил по своей квартире и смотрел на увядающую зелень. Цветы умирали, засыпая пол сухими листьями. Все дни, что он искал любимого мужа, за ними никто не ухаживал. И только лавения в его комнате зеленела по-прежнему.
- Ты ведь понимаешь, как для меня это важно. - Лок ласково провёл рукой по резным листьям. - Я должен это сделать. Прости, если не вернусь. Спасибо тебе за всё.
Плети обвились вокруг его плеч, и Лок погладил резные листья с красными прожилками и крохотные ягодки. Листья потёрлись о его лицо.
- Нет, милая, я должен. Только так я смогу продолжать ухаживать за тобой. Если ничего не получится, то меня просто не будет. Мне пора. Надеюсь, что я всё-таки вернусь. И... не сердись, если Марк потом переедет к нам, ладно?
Взял одну ягодку, забросил в рот и улыбнулся, чувствуя на языке сладкий, чуть терпковатый сок. Затем Лок навестил свою куклу. Долго стоял над ней и молчал. Осторожно провёл ладонью по её волосам... бросил взгляд на фотографию Марка, давно перекочевавшую туда... взял её в руки, поцеловал, прижал к сердцу...
Выйдя из квартиры, Лок запер дверь на два оборота, взвесил на ладони ключи и всё-таки убрал в карман. Если суждено будет вернуться, то зачем взламывать замок отмычкой, если можно просто отпереть ключом?
В квартире Брэзела было тихо и пусто. Понятно, что решение свалить куда глаза глядят было принято спонтанно - в холодильнике было пусто. Обычно, возвращаясь домой со службы, Марк заглядывал в магазины и закупался на несколько дней, чтобы не бегать за едой по утрам. Особенно, когда на работе был завал. На диване лежала книга, заложенная карандашом примерно на середине. Лок раскрыл её.
"...было невыносимо. Каждый раз, как на глаза попадался выжженный клочок земли, Рейвен вспоминал свой сгоревший дом и погибшую семью... Но следов прошедшей войны было полно повсюду. Хотелось бросить всё и сбежать на самый дальний край континента, но долг перед боевыми товарищами должен быть выполнен..."
"Скала с живым сердцем", русский перевод. Разумеется, у Марка был и экземпляр на языке оригинала, однако даже бреанцы признавали, что переводчик, благодаря которому классический роман о войне получил широкое распространение далеко за пределами Бреаны, справился со своей задачей просто блестяще. Сохранив оригинальную стилистику автора, он выразил всю суть книги так, что даже самые суровые мужчины порой читали её, затаив дыхание и сглатывая подкатывавший к горлу сухой ком. Лок прочёл этот роман на третьем курсе "Нагаты" и буквально влюбился в его строки уже после первого прочтения. Марк был так похож на Рейвена, и с каждым днём, проведённым вместе, мутант в этом только убеждался... Только Рейвена боги не ставили в столь двусмысленную и противоречивую ситуацию. Когда в школу приехал Кераберос, они сошлись и подружились именно благодаря этой книге. Разве мог он тогда предположить, что воин, подобный Рейвену, станет его судьбой? Да никогда! И всё-таки это произошло.
Лок закрыл книгу и бережно положил на место.
Он занял наблюдательный пост на чердаке, с которого был виден весь двор и стоянка для машин и мотоциклов местных жителей. Место, которое обычно занимал "Мастодонт", было пустым. Когда бы Марк не появился, он не пропустит. А потом... Судя по обрывочным сведениям, которые удалось собрать, Марк следовал слепому случаю, не выбирая конкретного направления, не имея даже мало-мальского плана. Раз он решил вернуться домой, то был миг просветления, в который он решил разобраться с тем, что на нём всё ещё висит, чтобы снова вернуться на большую дорогу. Другой возможности всё исправить не будет. Если в душе его любимого что-то осталось, то его ещё можно вернуть.
Лок тоже чувствовал, как внутри всё словно отмирает, стоило очнуться после курса лечения, но его сила воли не позволяла просто лечь и умереть. Слишком многое надо было закончить прежде, чем уйти окончательно. Когда Марк пропал, затухающие угли буквально вспыхнули с новой силой. Страх потерять любимого так же, как были потеряны мама, отец, Дориан и Рино, как налетевший порыв ветра раздул огонь в его душе, и он бросил всё, отправившись на поиски, но постоянно опаздывал. Марка помнили многие, с кем он общался в дороге, рассказывали, указывали направление, по которому он уехал... Лок рвался на ближайший рейс и ехал дальше, постоянно сверяясь с данными службы слежения. Передвижения Брэзела были хаотичными, путанными, что только подхлёстывало искать активнее. И огонь разгорался с каждым днём. Вернулось и чувство сжигающей боли, но теперь Лок не собирался глушить его. Эта боль могла помочь вытащить Марка к свету, как сам Лок когда-то удержал его, пока их обоих вытаскивал Анжело. Нужно только достучаться, заставить выслушать, разбудить...
Лок бдел на чердаке, время от времени спускаясь вниз и обходя окрестности, но чаще просто сидел под дверью, обхватив колени руками и отмалчиваясь на вопросы случайных жильцов и гостей. Пару раз его там заставала квартирная хозяйка, пыталась вытянуть на разговор, но хватало только одного взгляда, чтобы оборвать все поползновения в свой адрес. Лок просто вставал и уходил - от одного только присутствия этой дамочки хотелось рвать зубами и крушить всё, что подвернётся под руку, а нарываться на неприятности он не собирался, чтобы не пропустить возвращение Марка. Он не обращал внимания на дожди, хлеставшие сплошной стеной, на мокрую куртку, которую было впору выжимать. Он не думал о возможной простуде, не думал о том, что подозрительные соседи могут вызвать полицию... Это всё не имело ни малейшего значения, как и ноутбук, который он намеренно оставил дома. Ожидание действовало лучше всего, подогревая его и оживляя с каждым днём. Чтобы скоротать время, Лок вспоминал все минуты, проведённые с любимым, всё, что их связывало день за днём - слова, объятия, поцелуи... Периодически вскрывал дверь в квартиру отмычкой, сидел на диване, завернувшись в покрывало, читал "Скалу", освежая в памяти самые запомнившиеся эпизоды, а как-то ночью всё же досмотрел запись инициации. Последним фрагментом шёл полный процесс нанесения татуировки с фамильным гербом. В храме до сих пор пользовались старым способом, который был весьма болезненным, но Марк вынес его с абсолютно невозмутимым лицом и ни разу не дёрнувшись. Лока буквально распирало от гордости за мужа, который уже в шестнадцать лет был настолько хорош. Эх, если бы только не суровость воинского кодекса по некоторым вопросам... Иногда он ходил в ближайший магазинчик, чтобы перехватить какой-нибудь снеди. Был соблазн закупиться как следует и приготовить что-то к возвращению Марка, но Лок всё же пересилил себя. Если всё получится, то он будет готовить для мужа каждый день. Мутант проводил бы там больше времени, но в квартире было тихо и пусто без Марка, неуютно, и Лок, вздыхая, возвращался на свой пост.
Вместе с огнём возвращалась жажда жить... но жить только в том случае, если всё закончится благополучно. И ради этого мутант готов был пойти на всё. Он уже начал понимать, что имел в виду Вестник, когда говорил о том, что ему, возможно, придётся наступить себе на горло. Нет, наступать не придётся. Если в прошлый раз он именно так и сделал, то в этот переступать через себя не нужно. Это был рубеж, который он перешагнул без сомнений и колебаний.
Когда во дворе наконец раздался до боли знакомый рёв и замелькал свет фар, Лок сидел на чердаке рядом со слуховым окном, погрузившись в воспоминание о безумной ночи на борту "Стерегущего". Начало темнеть, но как-то рановато... Услышав знакомые звуки, Лок сначала не поверил собственным ушам, долго вглядываясь в стену дождя. Но сомнения мгновенно отпали, когда он разглядел в полумраке громадного седока и отсвет передних фар. Да, он вернулся.
Лок отшатнулся от слухового окна, буквально задыхаясь от нахлынувших эмоций. Он снова чувствовал приближение мужа, каждый его шаг, каждый вздох... Ощущение близости практически отбило ощущение хода времени, и Лок едва спохватился. Надо было спешить, пока Марк не ушёл снова. Лок подорвался и кубарем скатился с лестницы.
Опоздал он буквально на полминуты. Дверь была по-прежнему заперта, но за ней кто-то топал и возился. Лок начал яростно давить на кнопку звонка, барабанить в дверь, но никто не открывал. Тогда Лок заставил себя успокоиться и снова сесть под дверь. Марк просто зверски устал. Надо дать ему время отдохнуть, а потом начать ломиться снова. Можно было, конечно, вскрыть замок и дождаться его пробуждения внутри, но это будет не по правилам. Всё должно пройти по правилам. Проще чуть-чуть подождать.
Вскоре в квартире раздался богатырский храп. Лок прислушался и счастливо выдохнул. Значит, вполне здоров. Главное - что жив и здоров.


Карлос ворвался в "красный" кабинет. Мокрый, бледный, злой. Ярослав поднял голову, Олег развернулся вместе с креслом, Наката снял наушники, Ян оторвался от своих бумаг. "Чекисты" сразу поняли, зачем Бессмертный к ним примчался на всех парах.
Карлос подскочил к Ярославу, вцепился в его свитер и встряхнул.
- Где он???
- Кто? - спокойно уточнил Ярослав, надеясь, что это поможет другу немного успокоиться и говорить нормально.
- Лок, конечно!!! Куда вы его дели??? Дома никого, цветы вянут, весь почтовый ящик забит, на автоответчике места нет, Вестник молчит... Куда он пропал???
- Не бесись ты так, сядь, - сказал Олег. - Отдышись. В городе он. К Марку пошёл. Просил не беспокоить. Если что - сам позвонит.
- Что?.. - оторопел Бессмертный. - Так он?..
- Да, он Марка искал. Бросил всё и уехал за ним. Объявился позавчера, сказал, что Марк движется домой, попросил не мешать и ушёл. Даже чаю с дороги так и не попил.
- Значит... решился?
- Да. Ни за что бы не решился, если бы Марк вдруг не пропал. Ты же знаешь, как...
- Знаю, конечно. - Карлос тяжело опустился на край стола Ярослава, успокаиваясь. - И что?
- Пока тихо. Наверно, в засаде сидит.
- А... как он сам?
- Ожил, - лучисто улыбнулся Олег. - Я, конечно, догадывался, что если с воякой нашим что-то случится, умник наизнанку вывернется, а спасёт его, но такого не ожидал. Когда уезжал - еле теплилось, а когда вернулся - уже пылало вовсю. Если сможет достучаться, то обязательно вытянет.
- Лок? - невесело усмехнулся Карлос. - Вытянет... или умрёт. Он парень настойчивый... Может, всё-таки помочь ему?
- Не надо, - покачал головой Ярослав. - Мы там сейчас точно лишними будем. Они должны разобраться сами.
- Если ещё не поздно... и боги будут милостивы... то завтра... в крайнем случае послезавтра мы их увидим.
Все повернулись на печальный голос. На столе Лока сидел Галактион и болтал ногами.
- Приехал? - привстал Олег.
- Да, - кивнул Вестник. - Лок у него под дверью сидит - ждёт, пока проснётся.
- А чего сам не войдёт? У него же отмычка всегда с собой...
- Всё правильно, - мотнул головой божок. - Марк должен сам его впустить... или хотя бы дверь открыть.
- И?..
- Я не могу сказать, - вздохнул Вестник и покосился на Ярослава, который выглядел на редкость спокойно.
- Но ведь всё получится? - взмолился Наката.
- Скоро узнаем. Поверьте, я переживаю не меньше вашего.
- А чего ты не там? - удивился Карлос. - Разве ты не должен наблюдать за ними? Они же в числе твоих поднадзорных...
- Мне туда сейчас хода нет, - помявшись, признался Вестник. - Я уже пробовал.
- Как? - не поверил Бессмертный.
- А вот так. Подозреваю, что кто-то из моих шефов собирается устроить кое-кому хорошую встряску, чтоб больше не дурил, и помощники будут только мешать. Интересно, что именно они задумали?..
- Может, запустят стайку злых привидений? - предположил Олег, садясь обратно в кресло. - Всех близких Лока во главе с покойным дедушкой, и будут ему мозги на место ставить.
- Вряд ли. Оттуда крайне редко отпускают на такие случаи.
Карлос тяжело поднялся и отошёл к окну, за которым начало погромыхивать и посверкивать где-то со стороны порта, где жил Брэзел.
- Что-то рано темнеет... и гроза какая-то странная... - озабоченно проговорил он. - Вам так не кажется?
- Кажется... - протянул Олег и перевёл взгляд на брата. - А ты чего какой спокойный? Так уверен, что всё получится?
- Не сомневаюсь, - уверенно ответил тот. - А когда наша сладкая парочка появится, то я в блин расшибусь, а заставлю их рассказать, как всё прошло.


- Ты о чём думаешь? - Блейз укоризненно посмотрел на вампира. Эной то и дело отвлекался от шахматной партии и косился в сторону слухового окна, за которым начала бушевать гроза. - Случилось что ли что?
- Нет... но вот-вот произойдёт. И меня очень беспокоит исход.
- Ты... про тех ребят? - осторожно уточнил футболист.
- Да. Галактион сказал, что Марк вот-вот будет дома, а Лок его ждёт... Это последний шанс, чтобы что-то ещё исправить, иначе произойдёт катастрофа.
Блейз сочувственно вздохнул.
- Да, ты рассказывал... Бедные ребята... А ведь я Лока помню - он постоянно с близнецами тусовался. Хороший мальчишка, умный... И угораздило же его влюбиться в бреанца!
- И не говори. - Вампир всё же встал и подошёл к слуховому окошку. - Гроза какая-то странная...
- Да вроде обычная... - Блейз с беспокойством наблюдал за другом.
- Нет, не обычная, - покачал головой вампир и начал теребить свою косу. - Я чувствую. И за ребятами сейчас наблюдают не только боги.


Анжело оторвался от микроскопа и выругался. В лаборатории опять замигал свет.
- Да что ж такое!..
С пробками всё было в полном порядке, проводку не так давно заменили, и лампочки были совсем новые. И целитель прислушался к собственным ощущениям. Вот уже почти полчаса его беспокоило неясное чувство тревоги. Студент-медик вскинул голову и вздрогнул.
- Неужели?..
Подошёл к окну и выглянул наружу. Там, со стороны припортовых кварталов, долетал сильный ветер, как при шторме, что резко расходилось с прогнозом метеорологов, обещавших порывы от двух до пяти метров в секунду. И темнеет что-то рано...
- Ребята... вы что ли?


Лок услышал за дверью шумную возню, понял, что Марк встал, и вскочил, начиная молотить по обивке и одновременно давить на кнопку звонка. Он по-прежнему не знал, что будет делать, когда попадёт внутрь, но главное попасть, а там будет видно.
- Да иду-иду, б...ь!!! - каким-то странным голосом рявкнул его ненаглядный. Что с ним? Он точно здоров? Шаги какие-то особенно тяжёлые... и внутри всё буквально сжимается от дурного предчувствия. Вот споткнулся, ударился обо что-то, ругнулся... приблизился к двери... Лок отскочил на шаг. Сердце будто остановилось.
Дверь распахнулась, и Лок моментально понял, что с его любимым не так. Марк стоял на пороге, обеими руками упираясь в косяк, и заметно пошатывался. Лохматый, давно небритый, взгляд мутноватый, и от него несло таким перегаром, что Лок не поверил тому, что видит. Где, чего и, главное, сколько он умудрился выпить?!! И как вообще до дома доехал?.. Впрочем, всё это моментально отлетело на задний план. Стоило только взглянуть в его похмельные глаза, как Лок забыл обо всём. Да, что-то ещё осталось! Ещё не поздно! Смигнув, мутант ясно увидел тлеющие искры и отблески золотистого света сквозь молоко "сквозного" зрения. Стоило Марку его увидеть, как искорки чуть вспыхнули. Отголоски памяти... и к его огню протянулась тоненькая паутинка нити.
- Марк... - чуть слышно прошептал Лок и бросился к нему.
Бреанец не сразу понял, кто к нему пришёл, но, когда на его шее кто-то повис и начал торопливо целовать, моментально узнал.
- Ты?.. - хрипло выдохнул он, попытался стряхнуть мутанта с себя, и тут же потерял равновесие, рухнув на спину. Лок ловко закрыл ногой распахнутую дверь, которая щёлкнула замком, и снова прильнул к мужу.
- Хвала богам... ты жив... Боги, как же я волновался... - Лок даже не пытался сдерживаться. За долгие недели поисков он столько пережил, что уже не мог и дальше держать лицо. Броня была сброшена и оставлена за порогом.
- Ты... ты почему здесь?.. - Марк попытался сесть, но не сильно в этом преуспел.
- А где я должен быть? - Лок навис над ним, робко приглаживая его растрёпанные волосы. Он смотрел на мужа с безграничным обожанием. - Моё место здесь - рядом с тобой. Любимый мой... родной... единственный... - И прильнул к нему.
- Э-эй... ты что делаешь?.. - Марк, чувствуя его поцелуи, попытался отстраниться. - Отцепись от меня...
- Нет. Нет, теперь я никуда не уйду. - Лок снова набросился на мужа с поцелуями, норовя попасть по губам. - Я останусь с тобой. Я так больше не могу, Марк... Я не могу без тебя... Я люблю тебя...
- ОТВАЛИ!!!
Марк всё-таки сумел оторвать его от себя и оттолкнуть. Лок по инерции влетел в закрытую дверь. Марк кое-как поднялся на ноги, держась за шкаф-перегородку, и опять едва не был сбит с ног.
- Нет, я не уйду! Я останусь с тобой!
- Уходи!!!
- Нет!
- Убирайся!!!
- Нет!!!
Лок снова вцепился в него. Ему было наплевать, что от мужа несёт перегаром, самым дешёвым табаком и давно немытым телом. Ему было наплевать, что Марк снова и снова пытается оторвать его от себя. Он был твёрдо намерен остаться до тех пор, пока Марк не протрезвеет, чтобы можно было поговорить нормально и восстановить хоть что-то, а там уже... Он ещё не забыл, как паутинки тянулись и вились между ними во время их последнего разговора. А до того... пусть будет всё, что угодно, только бы остаться. Ведь каждая проведённая вместе минута, каждое сказанное и услышанное слово, каждое прикосновение вновь протягивают между ними ниточки связи. Ещё не поздно... а его собственного огня вполне хватит на двоих.
- Да отцепись же ты!!!
- Нет, я не уйду!!!
- Тогда сам напросился!!!
Хлёсткий удар прилетел внезапно, но Лок даже не вздрогнул. Щека буквально горела, но это было неважно. Пусть делает, что хочет, лишь бы только остаться...
- Я не уйду...
Снова удар. На этот раз в солнечное сплетение. Лок едва не задохнулся, чудовищным усилием воли восстановил дыхание, кое-как разогнулся и преданно взглянул на мужа.
- Я не уйду. Моё место - рядом с то...
Мощный удар снова впечатал его в дверь, которая чуть дрогнула, но удержалась на своём месте. Лок тряхнул головой и встал на ноги. Марк уже тяжело дышал, скрежеща зубами.
- Да уйдёшь ты или нет?!!
- Нет... я не уйду.
Лок видел и чувствовал, как тупое безразличие покидает Марка, но своей мутантской натурой не учёл сразу, что тот с бодуна. Тогда, на лайнере, когда Марк был пьян, он был очень агрессивным, вот и теперь медленно разгорающийся в нём огонь, смешавшись с парами алкоголя, расшевелил именно агрессию, а еле-еле протянувшиеся новые нити связи - тени совместных воспоминаний - были слишком слабы, чтобы можно было как-то повлиять на него. Судя по тому, что Марк когда-то рассказывал про свои гулянки, алкоголь, как и в случае самого Лока, срывал у парня большую часть ограничителей. Ведь на борту лайнера он даже не вспомнил про кодекс и своё решение, а просто тупо попытался взять то, что захотел, силой... Если бы он был трезвый, то ни за что бы так не поступил. Разница между ними была только в дозе - Локу, чтобы утратить над собой контроль, требовалось раз в пять-восемь меньше в зависимости от крепости пойла. Фактически перед парнем сейчас стоял совершенно неуправляемый здоровяк, с дьявольского похмелья и до жути злой. Вероятность на благополучный исход становилась всё меньше... К дьяволу все вероятности! Тут, как с "мясорубкой", только два варианта - либо получится либо нет!
- Чего тебе от меня надо, извращенец? - с тихой яростью прошипел Марк.
- Поговорить.
- Нам не о чем разговаривать.
"Нам..."
- Нет, есть... - Лок снова попытался дотронуться до мужа, но был безжалостно отброшен.
- А я сказал, что не о чем!
- Есть! - Лок снова пошёл в атаку и снова был отброшен.
- Проваливай!!!
- Нет! Я не уйду! - Всё-таки удалось вцепиться. - Пока мы не поговорим, я никуда не уйду.
- И о чём ты хочешь говорить?
- О нас.
- А "мы" есть? - ухмыльнулся Марк, без труда оторвав его от себя и удерживая на расстоянии вытянутой руки, но Лок вцепился и в эту руку. - Мне казалось, что ты смирился.
- Да... пока ты не пропал. Я не мог просто сидеть и ждать. Я всё бросил и поехал за тобой.
- Так уж и всё?! - презрительно оскалился бреанец. - И любимую работу в том числе?
- Всё. Ты для меня важнее работы. И я хочу быть с тобой. Только с тобой. - Лок поднял на мужа отчаянно сверкающие глаза. - Я всё сделаю... всё, что ты захочешь... всё, что скажешь... только позволь мне остаться... позволь остаться...
В эти слова ушли последние силы, и Лок... опустился перед ним на колени, низко опустив голову. По щекам струились слёзы.
Старательно отращиваемая годами броня сброшена полностью. Он остался совершенно незащищённым, готовым принять от любимого всё, что угодно. Без опаски и сопротивления.
Всё, что только он скажет и сделает. Без исключения.


Марк стоял перед склонившимся парнем и глазам своим не верил.
ЛОК ВСТАЛ ПЕРЕД НИМ НА КОЛЕНИ!!! ОН СКЛОНИЛСЯ ПЕРЕД НИМ!!!
За всё то время, что они были знакомы, Марк накрепко усвоил одну вещь: Лок никогда и ни при каких обстоятельствах не согнёт спину ни перед кем. Тот поклон, которым он поприветствовал его дядю, был лишь данью уважения чужой традиции, да и то было видно, что он буквально заставляет себя это сделать. После тех унижений, что он насмотрелся в банде отморозков, Лок поклялся себе, что никогда не встанет на колени, не унизится, не будет пресмыкаться. Он всегда высоко держал голову, даже тогда, когда разговаривал с вышестоящими. Даже когда он сидел в участке перед следователем - поникший, дрожащий после пережитого - он был по-прежнему твёрд и непреклонен. Даже когда они занимались сексом - особенно на лайнере. А уж в рейдах...
Только человек с ОЧЕНЬ богатой фантазией смог бы представить себе Лока, стоящим перед кем-то на коленях.
И вот он стоит перед ним. Он. Само совершенство. Гений аналитики. Трудоголик. Мастер боевых искусств. Опытный боец. Практически кумир и всеобщий любимец. Сильная и независимая личность. Совершенно самостоятельный, принимающий помощь от других только тогда, если не может что-то сделать сам. Весь мокрый, продрогший, дрожащий от холода и едва сдерживаемых рыданий. Стоит перед ним на коленях и униженно молит о позволении остаться.
ДА КАК ТАКОЕ ВОЗМОЖНО???
Нет... Бред какой-то... Это совсем не тот Лок, которого он знает! Это не может быть он!!! Какой дрянью их поили? Палёнку что ли подсунули?
Марк медленно приблизился вплотную и протянул руку. Лок вскинул голову, и в его блестящих от слёз дымчато-серых глазах Марк прочёл абсолютную покорность и преданность. Как у... собаки. Побитой собственным хозяином.
- Всё, что захочешь... Я всё сделаю... Только позволь остаться...
Тихий срывающийся голос прошелестел в тишине, прерываемой только льющимся за окном дождём...
...и грянул гром. Лампа под потолком комнаты мигнула и погасла. В квартире стало темно, и эту темноту разгонял только неверный свет с улицы. Время от времени полумрак разрезали вспышки молний. В окно бился ветер, тряслись и чудом не бились стёкла. Создавалось впечатление, что именно их дом стал эпицентром этой бури.
- Всё, что захочу?
- Всё...
Новый раскат грома заглушил конец фразы, но по тому, как у мутанта шевелились губы, Марк сам понял, что он говорит. И в распалённый алкогольными парами мозг ядовитой змеёй вползла гадкая мысль проверить, насколько этот парень искренен.
- Ну, ладно... Всё - так всё.
Марк сгрёб Лока за ворот мокрой куртки и швырнул в комнату. Лок врезался в стену под подоконником и тихонько охнул. Попытался встать, но был остановлен гневным окриком:
- Я разве разрешил вставать?
- Нет...
- Вот теперь вставай. Смирно! Руки по швам!
Лок вскочил и встал, как было велено, судорожно унимая сбитое дыхание. Изнутри распирала радость. Его не выгнали... он может остаться... Это главное. Остальное неважно.
- Встать в центре и не шевелиться!
Лок вышел на самую середину комнаты и снова замер оловянным солдатиком. Марк обошёл его кругом, внимательно оглядывая с головы до ног. На его небритом лице зазмеилась многообещающая ухмылка.
- Раздевайся. Полностью. И медленно, чтоб я всё видел.
Лок послушно начал расстёгивать мокрую куртку. Он всё понял, но не чувствовал ни страха, ни стыда, ни отвращения, ни сомнений. Всё, что угодно. Только бы можно было остаться.


- Встать! Лапы убери, чтоб я всё видел! Расслабленный хозяин развалился в старом кресле, потягивая пиво. Он лениво оглядел мальчишку и приказал:
- Кругом!
Подросток медленно начал поворачиваться. Лок попытался отвернуться, но сильные пальцы вцепились в его волосы и резко развернули голову обратно.
- Смотреть! - зашипел на ухо Крысюк. - Смотри внимательно, сопляк. Если снова начнёшь артачиться - и с тобой будет то же самое! Смотри!
Мальчишка уже сделал два оборота, когда его остановил голос хозяина:
- Достаточно. Теперь встать на четвереньки. Зад отклячить. Мордой в пол.
"Не делай этого! Не надо! Это отвратительно! Неужели ты этого не понимаешь?"
Мальчишка покорно опустился на колени и принял указанную позу. Лошак поднялся с пола и вразвалочку подошёл к нему. Обошёл вокруг и звонко шлёпнул по подставленным ягодицам.
- А задница у него ничего... Попробуем?
Лок заметил, как сжались бёдра мальчишки и напряглись все мышцы. Он начал понимать.
- Обязательно, но позже, - кивнул хозяин. - Сначала накажем за непослушание. Где мой любимый ремень?
- Здесь. - Конь достал широкий кожаный ремень с тяжёлой металлической пряжкой, начищенной до зеркального блеска. Лок инстинктивно сжался, вспомнив, как бывает больно, когда им бьют наотмашь или с оттягом. Его один раз били этим ремнём по рукам.
- Давай его сюда. - Хозяин допил пиво и отшвырнул пустую бутылку в угол. Лок знал, что она ещё пригодится. Хозяин встал, взял ремень, сложил пополам и начал пощёлкивать, с наслаждением наблюдая, как мальчишка вздрагивает на каждом щелчке. Лок знал, что избиение начнётся не сразу. Хозяин любил играть с жертвой. - Что, страшно? Мало боишься. А чем ты думал, когда обманывал меня?
- Простите... - чуть слышно прошептал мальчишка. - Я больше так не буду...
- Нет, сладенький мой, мы второго шанса не даём. Я тебе тогда сразу сказал, что со мной не играют. - И хозяин легонько шлёпнул ремнём по заду парня. Совсем легонько, но тот вздрогнул и сжался как от полновесного удара. - И теперь, мальчик мой, ты будешь наказан по полной программе.
- Не надо... пожалуйста... Я отработаю...
- Нет, сладенький, я тебе не верю. Больше не верю.
Ещё несколько лёгких шлепков - и хозяин сжал одну ягодицу. Провёл ладонью по второй. Потеребил яички... Лок снова попытался отвернуться, но вторая рука едва не придушила его.
- Смотреть!!!
Пришлось смотреть дальше. Как хозяин, облизав свой корявый грязный палец, начинает заталкивать его в сморщенный анус жертвы, как та скулит и молит о пощаде... Как Конь и Лошак подхватывают мальчишку под руки и швыряют на топчан, застеленный трофейным покрывалом с репродукцией какого-то шедевра, уже едва различимого под застарелыми пятнами крови. Как хозяин замахивается и с оттягом начинает стегать мальчишку по спине, плечам и ягодицам. От каждого удара остаётся вспухшая красная полоса. После первых криков хозяин морщится:
- Заткните ему пасть! Меня это нервирует!
Лока крики не нервируют. Они пронзают его насквозь, отдаваясь болью, как будто не этого беднягу стегают, а его самого. Сдерживаться очень трудно, но если он тоже начнёт кричать, то хозяин поймёт, что он не совсем человек. Хозяин не должен узнать, что он мутант... Хозяин терпеть не может мутантов...
Лошак достал грязную тряпку, которой Лок постоянно протирал стол после пьянок, скомкал её и запихнул жертве в рот. Крики сменились глухим мычанием. Хозяин бил мальчишку до тех пор, пока из ссадин не началась сочиться кровь, после чего приказал:
- Соль.
"Нет!!!"
Новый взрыв боли. Лок едва не забился в руках Толстого. Всего лишь учащённо задышал, но и этого хватило. Хозяин довольно покосился на него, но ничего не сказал, продолжая посыпать солью спину жертвы.
Потом были другие приказы - один омерзительнее другого. Несчастный уже понял, что его не отпустят, и покорно выполнял всё, надеясь, что его хотя бы оставят вживых... Лок знал, чем всё закончится. Он видел это не один раз. И когда хозяин начал стаскивать парня за ноги на пол, понял, что наступила последняя фаза. Сейчас его начнут пинать по всем местам, куда только смогут достать, потом пустая бутылка из-под пива будет засунута парню в зад, потом его заставят ублажать ртом всех по очереди, начиная с хозяина, а затем его снова зашвырнут на топчан и будут насиловать до тех пор, пока он не сможет больше двигаться. Обязательно порвут. Возможно, ещё что-то сломают... или порежут... возможно, даже помочатся на него... но под конец останется только истерзанный труп, который будет выброшен на свалку или в сточную канаву. А Лок потом забьётся ночью в угол и будет кусать себе руки, сдерживая рвущиеся наружу крики и вспоминая, как чувствовал бьющееся в своей груди чужое сердце. Бешено колотящееся в самом начале и замирающее в конце. До последнего удара. До последнего вдоха. Как умирает этот мальчишка. Такой же никому ненужный, как и он.
Хорошо, что он не может спать, иначе видел бы во сне всех тех, смерть которых его заставляли видеть с самого начала и до самого конца.


Лок стоял посреди комнаты, стараясь не дрожать от холода. Совершенно голый, прямой, как стрела. И ему не было страшно, ведь на него, насмешливо изгибая губы и скрестив руки на груди, смотрит не чужак, не убитый на зоне хозяин или его прихвостни, а любимый. Его муж.
- Чего трясёшься? Страшно?
- Нет. Холодно.
Марк обошёл его вокруг, разглядывая с ног до головы, как барышник выставленную на торги лошадь. Взъерошил уже подсохшие волосы - от прикосновения по всему телу расплылась волна блаженства - сжал плечо, шлёпнул пониже спины... Каждое прикосновение - это новая ниточка. Чем больше их будет, тем выше шанс всё исправить. Ещё не поздно. А его огня хватит на двоих.
- Боги, ну ты и дохлый! - с отвращением скривился бреанец. - И как я только мог на это убожество позариться?.. Ни кожи ни рожи. - И сжал подбородок, задирая верх и заглядывая в преданные глаза. - Значит, всё, что захочу?
- Всё.
- И по морде?
- Да.
- И по яйцам?
- Всё, что захочешь.
Марк сорвал с него очки и отшвырнул в сторону. Очки чудом не разбились, и даже стёкла не вылетели.
- На колени.
Лок медленно опустился на пол, продолжая смотреть на него. Он почти не слышал раскатов грома за окном, которые будто усилились. Не видел яростных вспышек молний. Не слышал завывания ветра. Он слушал только своего мужа и собственные ощущения, которые оживали с каждой секундой. С каждым прикосновением. С ними росла и боль, но это было неважно. Боль - это хорошо. Раз болит - значит, ты ещё жив. Значит, шанс есть. Значит, ещё ничего не кончено. Марк пока не чувствует, не принимает, и это бьёт отдачей... Значит, связь снова растёт, крепнет потихоньку. И пусть Марк ещё этого не видит, не чувствует, но это уже ненадолго.
Эта игра уже начала Брэзелу нравиться. Раньше он искренне не понимал, почему кому-то нравится унижать другого, а сейчас сам поймал себя на чувстве глубокого удовлетворения. Оказывается, это очень интересно - наблюдать, как все твои приказы безоговорочно выполняются. И кто стелется-то перед ним? Сам Лок Ронан! Гений, супермен, недостижимое совершенство. Стоит перед ним на коленях. Покорный и послушный, как собака.
Как собака...
- К ноге! - Лок тут же метнулся к нему и прислонился к колену. - Лежать! - Лок моментально растянулся на полу. - Крутись! - Лок начал перекатываться с бока на спину, со спины - на другой бок, потом на живот... - Служить. Принеси газету вон из той стопки! - Марк ткнул пальцем в стопку старых газет в углу. - Без рук! - И, гдядя, как Лок на четвереньках помчался выполнять его приказ, захохотал.


Вестник всё же сумел пробиться в квартиру и сейчас, невидимый затаившись в уголке, в ужасе хватался за голову. Что происходит? Как же так? Почему? Он тоже не узнавал Лока... и Марк ведёт себя странно. Он же никогда ничего подобного себе не позволял и другим не давал! Что с ним случилось? Приглядевшись, Галактион вспомнил захудалый притон, где Марк выиграл необходимую сумму, чтобы расплатиться с квартирной хозяйкой, а потом и грязный кабак, куда его потащил напарник, чтобы обмыть выигрыш. Свои деньги Брэзел сберёг, но зато напился так, что едва не забыл, где оставил мотоцикл... Всё ясно. Но почему Лок подчиняется его дурацким приказам? Да ещё с такой готовностью? Он что, совсем забыл, что пришлось видеть в детстве? Он же поклялся себе никогда ни перед кем не пресмыкаться! Зачем же он так?! В прошлый раз было совсем не так, до такого дна всё-таки не дошло. Правда, сначала Марк его избил, но потом...
Что Лок задумал? Если вообще задумал... Почему он не может видеть их насквозь?


Игра в дрессированную собачку быстро надоела, и Марк плюхнулся в кресло, вытянув ноги.
- Рядом! Сидеть! Хороший пёсик. - Марк рассеянно потрепал макушку мутанта, который зажмурился от блаженства и потёрся о его колено. Что бы ещё такого придумать?.. Ага! Закинул ногу на ногу и ткнулся босой ступнёй ему в лицо. - Вылизать до блеска котовьих яиц!
Лок покорно загнул низ штанины и прижался щекой к подъёму. Можно дотронуться самому... наконец-то... а что приказано вылизать - так это ерунда. Ведь это не грязный ботинок, ступавший по улицам и свалкам. Теперь можно дотронуться самому. Он ласково поглаживал выступающую косточку на щиколотке, целовал и вылизывал каждый сантиметр. Всё, что угодно... только бы не выгнал... позволил остаться... Как же это хорошо, когда можно дотронуться, даже если это всего лишь нога... зато живая, тёплая...
Увидев, что покорному рабу это только в радость, Марк окончательно взбесился. Паршивец, испортил всё удовольствие!
- Ах, так?.. - задыхаясь, прошипел он, вцепился в волосы парня и швырнул ничком на пол. - Ну, ты у меня сейчас получишь!
Вскочил и начал рывками срывать с себя ремень. Как он там говорил? Пополам?..
Снаружи долетел новый раскат грома, и стёкла загудели от очередного удара ветра. Ослепительно белая вспышка разрезала небо, и оглушительный треск ударил по ушам.
Лок смотрел, как муж складывает ремень пополам... и ничего не почувствовал. Ни страха, ни отвращения. Ничего. Если Марк решил попробовать воспроизвести то, что когда-то от него услышал, то наверняка будет трогать его снова. Каждое новое прикосновение - новая ниточка. Если повезёт, то, может, удастся снова прижаться к нему... обнять... может, даже поцеловать...
Марк начал пощёлкивать ремнём и с удивлением понял, что это не вызывает той реакции, которую он ожидал. Когда Лок рассказывал об этом на Бреане, то болезненно хмурился и вцеплялся в свою чашку обеими руками так, что та чуть не треснула. Он дрожал, голос то и дело срывался до чуть слышного шёпота. Страх и отвращение были видны невооружённым глазом. А тут... ничего. Он просто молча смотрит на него... и улыбается. Робко, одними уголками губ, но в глазах... Любовь и преданность, от которых внутри всё до ужаса знакомо сжалось.
Неужели ему совсем-совсем не страшно? Почему он так покорен? Куда делась его мужская гордость?..
Гордость...
- На колени! - Лок тут же вскочил и выжидающе заглянул в глаза, ожидая нового приказа. Марк вцепился в волосы на его затылке и ткнул носом в свой пах. - Всё понятно? Выполнять!
И снова... ничего. Ни страха ни отвращения. Лок только молча кивнул и начал расстёгивать пуговицу, осторожно и неторопливо поглаживая уже ставший заметным бугор. Бреанец чувствовал, как его начинает охватывать возбуждение. Совсем как тогда, в вестибюле... в первый день...
- Сядь в кресло, пожалуйста. Так будет удобнее.
Марк растерянно сел, отказываясь что-то понимать. Что происходит? Почему он снова начал хотеть его? Ведь остатки влечения исчезли в тот самый момент, когда коса сгорела в огне... А Лок подобрался ближе, устроился между раздвинутых коленей, торопливо вспоминая все советы и рекомендации из книги "Как доставить удовольствие любимому?". Ведь Марк один раз уже доставил ему удовольствие - в их первую "брачную ночь", а он так ни разу и не смог ему отплатить. Там, на лайнере, он как-то умудрился забыть об этом, окунувшись с головой в водоворот страсти... Теперь он покажет любимому, что тоже может не хуже. Жаль, что на кукле всего не отработаешь, ведь она ничего не чувствует.
Марк отчаянно вцепился в подлокотники кресла, чувствуя, как проворный язык и мягкие губы безошибочно находят все самые чувствительные места, а тонкие пальцы обхватывают ствол и сжимают его ровно так, как надо. Боги, да ни одна женщина в его жизни не могла так, даже Райская Птица. Где он успел этому научиться? И когда?.. О, боги...
Само совершенство...
Это стало последней каплей. Марк снова схватил его за волосы на затылке и резко насадил ртом на свой член, доставая до самого горла. Лок захрипел, но не попытался отстраниться. Лишь раскрыл рот пошире, чтобы не задеть зубами нежную кожу и не укусить случайно. Даже попытался расслабиться, чтобы пропустить его чуть глубже. Хорошо, что кукла была под рукой так долго и книга попалась толковая... Не слишком-то приятно, но зато Марку будет хорошо. Осторожно сглотнул... В комнате раздался резкий громкий стон, и мощный выброс спермы ударил в горло мутанта. Лок всё же поперхнулся, неловко дёрнул головой, вдохнул... и надсадно закашлялся. Изрядная часть семенной жидкости попала в лёгкие и тут же начала забивать бронхи.
- Ах, ты ж сука!.. - Кое-как отдышавшись, Марк взглянул на него и увидел, как Лок корчится на полу, хрипя и кашляя. По тонким губам к подбородку стекали отдельные капли беловатой вязкой жидкости, в которой он безошибочно опознал свою. Сперма капала на пол, пачкая ковролин. И это снова вызвало приступ ярости. - Ничего нормально делать не умеешь!!! Так какой от тебя толк?!!


Лок задыхался. Он хватался за шею, бил себя по груди, в которой начало жечь - особенно в залеченном лёгком - но всё было бесполезно. В глазах темнело. Внутри начала подниматься самая настоящая паника. Неужели конец? Именно сейчас, когда ОН рядом? Нет... только не сейчас... Ведь они ещё толком не поговорили... Он не успел сказать самого главного...
Когда Марк нёс его на руках сквозь леса и болота, Лок боролся за жизнь только для того, чтобы лишнюю минутку провести в объятиях любимого. Он не боялся умереть. Он хотел только оттянуть этот миг как можно дальше. Чувствуя его рядом с собой, как бешено стучит большое сердце, как сильные руки бережно и осторожно придерживают его на коротких привалах, мутант был неимоверно счастлив. Когда же перед его глазами всё погасло, вокруг воцарилась тишина, а боль начала отступать, Лок испугался. Он понял, что не хочет умирать сейчас. Что хочет быть с мужем как можно дольше и умереть вместе с ним - прижимаясь к нему или, на худой конец, держа за руку. Он метался во тьме, тыкался во всё подряд, пока не увидел проблеск света, и рванул туда... а потом увидел склонившиеся над собой бледные встревоженные лица зовущих его целителей и понял, что выкарабкался.
Его сердце не билось почти пятнадцать минут. Целители, как потом рассказывал Бейн, почти потеряли надежду, когда один из них почувствовал лёгкое трепыхание.
Лок твёрдо решил уйти вместе с Марком. Как бы трудно не будет, но они уйдут вместе. Потому-то он и всполошился, когда Марк утром не вышел на работу, а близнецам так и не удалось до него дозвониться. Мотаясь за мужем чуть ли не по всему континенту, больше всего Лок боялся найти его остывшее тело в каком-нибудь захолустном морге. И когда служба слежения подтвердила, что "Мастодонт" взял курс домой, чуть с ума не сошёл от радости. К тому моменту умирать расхотелось окончательно. Хотелось жить, но жить только рядом с любимым. И Лок продолжал цепляться за каждый миг.


Марк стоял над хрипящим скрюченным телом и просто смотрел, как наливается удушливой синюшностью бледное лицо Лока. Вот и всё. Всего лишь подождать - и всё будет кончено. В самом прямом смысле. Так просто.
Лок просто умрёт от удушья.
Не станет знающего, расчётливого, предусмотрительного аналитика. Не станет первоклассного бойца, способного положить целый отряд. Беззаветно преданного, абсолютно надёжного "чекиста". Друга. Напарника. Любовника. Мужа. Любимого...
Марк понял, что только что сказал самому себе, и оторопел, почувствовав, как внутри снова поднимается то самое. Почему всё возвращается? Разве их связь не перегорела полностью за прошедшие недели? Разве оно не должно было уйти?
Оцепенение сковало его. Марк тупо смотрел на умирающего мужа и не понимал, что происходит. Затуманенная алкогольными парами голова отказывалась работать над анализом происходящего. Лок умирает, а он просто стоит и смотрит на это, и здесь нет никого, кто бы мог вмешаться и предотвратить неизбежное. Только он сам. Спасти парня ещё можно, это не так сложно...
Лок Ронан. Недостижимый идеал оперативника. Без совсем малого гений, стоящий где-то высоко над ним. Вот-вот умрёт, поперхнувшись его спермой. Умрёт не от бандитской пули, не от острого ножа, выполняя свой долг, и даже не после схватки с хищником Волчьей косы, получив солидную порцию яда, а из-за его мимолётной прихоти...
Новая вспышка озарила комнату, и в её белом свете Марк натолкнулся на взгляд Лока. Лок всё ещё пытался как-то отдышаться, вытолкнуть из своих лёгких помеху. Он всё ещё борется. Как боролся всю свою жизнь. Смотрит на него, тянет трясущуюся руку и что-то пытается сказать. Из начавших мутнеть глаз градом текут слёзы...
Новая вспышка, оглушительный раскат грома. Внезапно резко распахнулось окно, и в комнату ворвались ливень и промозглый холод с улицы. Капли забарабанили по подоконнику и залили пол. Занавеси вздулись пузырём.
- М... Ма... Марк... - из последних сил выговорил Лок и застыл. Рука безжизненно упала на пол.
Вот и всё.
Всё? Как это всё?! Он же ничего не сделал!..
Просто ничего не сделал.
Ни-че-го.
Лок не шевелился. Не кашлял, не хрипел. Он просто лежал на полу, как труп. Голый, худой, немного нескладный, с тонкими запястьями и щиколотками, узкими плечами, маленькими округлыми ягодицами... растрёпанными смолистыми, коротко подстриженными, но ещё достаточно длинными волосами... В застывших дымчато-серых глазах, чуть прикрытых сползшей чёлкой, сверкают отблески молнии...
И стало очень тихо. Как будто кто-то резко выключил все звуки. Умолк ливень. Умолк ветер. Умолкли раскаты грома. Только тихонько тикают часы, стоящие у изголовья дивана. Тик-так. Тик-так. Тик-так. Неспешно отсчитывают секунды... и последние затухающие удары сердца.
ЕГО сердца.
Тишина. От точно такой же он постоянно подскакивал и бросался к больному напарнику, пугаясь этой тишины и опасаясь увидеть не его ждущий взгляд, а остывающее тело. Холодный страх снова начал сдавливать сердце бреанца своей костлявой рукой, как и в тот миг, когда до лазарета оставались считанные минуты, а Лок замолчал.
Марк моментально протрезвел. Последние пары алкоголя вышибло одним махом, и он понял, что только что натворил.
- О, боги... Что же я наделал?.. Что я наделал???
Опомнившись, бреанец стремглав бросился к Локу, подхватил на руки бездыханное хрупкое тело и начал торопливо нащупывать пульс. "Нет... нет, только не умирай..." Ещё есть! Слабый, едва слышный, но есть! Ещё не поздно!!!
Сначала выдавить жидкость из лёгких. Скорее! Скорее! Время дорого! Потом искусственное дыхание и непрямой массаж сердца, пока всё не придёт в норму. Всё, как учил дед и отрабатывали на манекенах в Академии. Ничего не забыл, хвала небесам...
- Дыши же! Дыши!!! Ну же!!! Возвращайся!!! Не оставляй меня!..
Надрывный кашель и хрип сотрясли тишину. Марк тут же подхватил мужа на руки, перенёс на диван и вытер рот краем покрывала, убирая потёки всё-таки выдавленной из лёгких спермы. Жив... жив... жив... Хрипит, кашляет, но жив...
Вдох. Раз, два, три, четыре, пять. Вдох. Раз, два, три, четыре, пять. Ещё раз. И ещё...
Резкая вспышка. Грохот.
Дыхание мутанта постепенно выравнивалось. Синюшность спадала. Марк постоянно прижимал ухо к груди, чтобы послушать, как бьётся сердце, нащупывал пульс. Успел... всё-таки успел... Хвала небу...
"Жив, сокровище моё... Малыш... Кнопка... Умник... Притворщик... маленький монстр... Паршивец головастый... сволочь ненаглядная... Любимый..."
Лока била крупная дрожь, и тогда Марк почувствовал, что в квартире стало очень холодно. Раскрытое окно выстуживало комнату. Марк сорвал с дивана покрывало и начал укутывать поплотнее своё сокровище, попутно растирая холодные ладони и ступни. Надо согреть, обязательно надо согреть, и не только из-за только что перенесённого удушья. Лок же пришёл к нему совсем мокрый! Не хватало ещё, чтобы заболел снова! Устроив мужа поудобнее, Марк метнулся к окну, где почти полминуты воевал с заклинившей створкой. Когда окно наконец захлопнулось и было надёжно заперто на шпингалет, Марк торопливо обернулся.
И замер.
Над Локом, дрожащим, стучащим зубами от холода, тяжело и прерывисто дышащим, склонилась фигура, словно сотканная из молочно-белого сияния, похожего на то, что виделось "сквозным" зрением. Маленькая, худенькая, с коротко остриженными волосами и непослушными вихрами на затылке. Короткий лёгкий сарафан едва прикрывает острые коленки. Фигурка повернулась к оцепеневшему бреанцу, и Марк увидел большие круглые кошачьи глаза, очаровательные ямочки на щеках... и узнал приёмную мать своего мутанта. Лок не раз её описывал - с теплотой и любовью.
Она действительно была очень красива.
- Кира...
Мать Лока. Значит, и она тоже... Внутри снова всё оборвалось.
Мутантка дружелюбно улыбнулась "чекисту", вновь повернулась к сыну, приобняла его и ласково пригладила встрёпанные волосы.
- Всё хорошо, мой маленький, теперь всё будет хорошо. Всё уже позади.
Без розовых соплей и сюсюкания... как любит и ценит Лок.
Лок медленно приоткрыл глаза и уставился на призрак неверящим мутным взглядом, знакомым Брэзелу по Бреане.
- Мама?.. - просипел он.
- Да, солнышко, меня снова отпустили к тебе ненадолго.
- Мама... мамочка...
Лок всхлипнул и заплакал. Точно так же, как во время болезни, когда метался в жару и бреду. Как покинутый ребёнок. Марк слишком хорошо помнил, как это было. Как Лок кричал, зовя Киру. Так, значит, он ещё тогда понял, что больше никогда не увидит маму. Почему же он ничего об этом не сказал?.. Нет же, сказал, а он не понял.
- Чшш, не плачь. Не надо больше плакать, милый. Всё будет хорошо. - Кира склонилась над сыном и поцеловала в лоб. Лок продолжал плакать, Кира утешала его... Она действительно любила своего приёмного сына. Больше всех на свете. Не каждая мать, наверно, способна так любить своё собственное дитя, как эта мутантка приёмного.
Марк смотрел на них, и вдруг понял, что всё это время не видел главного. Того, что лежало под самым носом, периодически выскакивало. Марк не единожды ломал себе голову, пытаясь разгадать Лока. Пытаясь понять, какой же он на самом деле. Он привык видеть его разным - деловитым, прилежным, ироничным, отважным, решительным, безрассудным, упрямым, неугомонным, ласковым, хамоватым, яростным... даже страстным... А ведь некоторые сильные стороны его личности - лишь часть приросшей за годы выживания среди людей брони, которую он ковал себе годами. Брэзел видел во время тяжёлой фазы болезни испуганного мальчишку, страшащегося одиночества, который не только звал свою потерянную мать, но и отчаянно цеплялся за него самого, звал, когда становилось страшно... а ведь это и был настоящий Лок, который прячется за отросшей бронёй. Он привык носить её постоянно, возможно, даже сам уже начал путаться, где своё исконное, а где наработанное за годы учёбы и борьбы. Но испуганный мальчишка никуда не делся. Он продолжает прятаться за толстенной бронёй самоконтроля и сбросил её сегодня, когда пришёл к нему. Уже выросший, повзрослевший, переживший всякое, закалившийся в боях, но всё тот же. Ищущий настоящего тепла и искренней любви сродни тем, что ему дарила заботливая и любящая мать. Страдающий без них. Каким бы Лок не был сильным и опытным, все эти сила и опыт держатся на плечах того самого испуганного мальчишки-мутанта, который не может быть один. И не хочет быть один. Который, потеряв свою семью, почти двое суток просидел в пустом разгромленном доме, надеясь, что кто-то ещё вернётся. Но никто так и не пришёл. С тех дней прошло два года. Лок рос, боролся за свою жизнь, страдал среди людей, пока не нашёл Байли Ронана, который принял его, подарив то, чего несчастному исстрадавшемуся мальчику так не хватало. Байли стал ему настоящим отцом, несмотря на свою молодость, и его Лок тоже потерял - по воле Менталиста. Потом, спустя буквально три-четыре луны, когда боль от утраты отца ещё не ушла полностью, в его жизни появился он, Марк... и всё перевернулось с ног на голову. В этой коловерти, в которой смешалось всё - страхи, божья воля и Скрытая война - он снова нашёл то, что ему так нужно, и полюбил. По-настоящему, сильно, преданно, беспамятно. Его избранником стал мужчина... Просто неслыханно!.. Родилась новая надежда, которая потом умерла, причинив ужасную боль. Следом за этим должна была придти смерть, и Лок просто работал, чтобы выполнить свой долг. Долг "чекиста". Он смирился с тем, что никогда уже не сможет обрести того, что так страстно желает. Но что-то случилось, и надежда воскресла. И ради того, чтобы быть рядом с ним, Лок сбросил свои доспехи и предстал полностью обнажённым. Незащищённым. А он чуть не убил его из-за похмельной прихоти.
Марк на резко ослабевших ногах подковылял к дивану и опустился на колени. Его душило раскаяние, и оно прорвалось наружу горькими слезами.
- Ну что же ты? - Небритой щеки коснулось что-то холодное. Марк поднял голову и наткнулся на укоризненный взгляд Киры. - Такие большие и сильные мальчики не плачут.
- Я... я же... - глотая слёзы, кое-как выдавил из себя Марк, не зная, как вымолить прощение у этой удивительной маленькой женщины за всю ту боль, что он причинил её сыну.
- Но ведь всё обошлось. Ты вернулся и спас его. - Кира с мольбой в глазах коснулась его руки. - Пожалуйста, позаботься о моём мальчике. Он слабее, чем кажется. Ему нельзя оставаться одному. Он просто умрёт один. Ты нужен ему. Ты позаботишься о нём?
- Обещаю, - кивнул Марк, проталкивая застрявший в горле сухой ком вниз. - Я теперь никогда его не оставлю.
Марк осторожно подсунул руки под узкие плечи мужа и под колени, приподнял его и сел на диван, крепко и бережно обнимая своё сокровище, продолжая растирать его руки и ноги, кутая в покрывало и согревая своим теплом. Лок всё ещё дрожал - то ли от холода, то ли от остатков перенесённого удушья, то ли от слёз, всё ещё катящихся из его глаз - но тут же прильнул к нему, вцепившись в пропахшую потом рубаху. Доверчиво, отчаянно, будто боялся, что он сейчас исчезнет.
- Я верю тебе, - улыбнулась Кира, погладила по щеке снова, провела по волосам сына и начала таять.
- До свидания, мам... - прошептал Лок, кое-как повернув голову и глядя на мать мутными глазами. - Встретимся... на той стороне...
- Это будет нескоро, но я буду ждать. Мы все будем ждать. И я и Байли. И Дориан. И Рино. Мы будем тебя ждать. А пока у тебя здесь много дел. Старайся.
Кира снова коснулась призрачными губами лба сына и растаяла окончательно.
Гроза снаружи начала стихать, как и мощный ветер. Ливень стеной сменился на обычный дождь, который и обещали метеорологи. Капли осторожно барабанили по стеклу, и вокруг воцарялся долгожданный покой.


Вестник выдохнул с неописуемым облегчением. Странная завеса, мешающая ему видеть всё, как раньше, спала, и божок теперь прекрасно видел, как сидящих на диване "супругов" вновь опутывают нити связи, которые крепли буквально на глазах. Сотни и тысячи нитей. Воспоминания, чувства, страхи, надежды... Лок всё же справился. Вытянул мужа обратно. Поразительный парень!.. Теперь можно ни о чём не беспокоиться и лететь к остальным с хорошими новостями. А эти двое пусть побудут наедине. Им много чего надо друг другу сказать... а, может, даже и сделать, когда Лок придёт в себя и немного отдохнёт.


Покой. Он неторопливо и расчётливо вползал внутрь, разворачиваясь и залечивая раны. Боли не было, а было облегчение. Просто неописуемое облегчение. Теперь можно не рвать жилы. Времени впереди много. Всё самое страшное позади.
Эта мысль билась в голове, но Лок всё никак не мог в неё поверить. Чувствуя родной запах и тепло сильных рук, он дико боялся, что это всё очередная выходка Высших Сил. Что на самом деле Марка рядом нет. Что он всё-таки каким-то чудом заснул рядом со своей куклой.
Неторопливый поцелуй в лоб. Мягкое поглаживание по голове. Большая рука поддерживает его под плечи. Тёплая, знакомая.
- Марк?.. - неуверенно позвал Лок, боясь открывать глаза.
- Я здесь.
- Марк... - Лок встрепенулся, резко повернулся на голос и наткнулся на ласковый взгляд пронзительных чёрных глаз. Совсем рядом. Выпростал руку из-под покрывала и неуверенно коснулся заросшей щетиной щеки. - Это и вправду ты?..
- Да, милый, это я. Я с тобой.
Лок замер, вглядываясь в мужа... и резко обхватил его рукой за шею, притягивая к себе. Марк удивлённо охнул и был моментально заткнут торопливым поцелуем.
Лок в очередной раз поразил его. Думая, что уже знает все его фокусы, Брэзел опять нарвался на нежданчик. Ни разу он не видел своего мутанта таким... голодным. Жадным до ласки. Даже в каюте "Стерегущего". Как будто Лок стремился сию секунду наверстать все дни и ночи, проведённые без него... Да наверняка. Тонкие трясущиеся пальцы торопливо расстёгивали пуговицы на его рубашке.
- Эй-ей... успокойся... тише, родной мой... - Марк отстранился, придерживая возбуждённого парня за плечи. Мутант... - Куда так торопишься?
- Ты не хочешь меня? - обиделся Лок, снова пытаясь раздеть его.
- Ну что ты, конечно хочу, но не сейчас. - Марк решительно перехватил его руки за тонкие запястья. - Ты ещё не...
- Я в порядке, правда... - Лок снова потянулся к мужу, пытаясь высвободиться. В дымчато-серых глазах горела самая настоящая жажда.
- Нет, - твёрдо сказал Марк, кое-как удерживая его, - не сейчас. Сначала ты отдохнёшь как следует, успокоишься, а я схожу в душ. Не помню уже, когда нормально мылся...
- Да ну, ерунда какая!.. - Лок задёргался и потянулся к нему.
- Это не ерунда. Мне попросту совестно ложиться с тобой в постель таким грязным. И мне побриться надо. Неужели так трудно потерпеть хотя бы пятнадцать минут? Куда делась твоя знаменитая выдержка?
- Осталась за порогом, - невольно улыбнулся Лок, а потом улыбка резко померкла, в глазах снова заблестели слёзы. - Я так долго тебя искал...
- Прости меня. - Марк обнял своего мутанта, чувствуя, как тот снова начинает дрожать. Ох, уж эти мутанты... Слова лишнего им не скажи! Всё принимают слишком близко к сердцу, и обмануть их трудно. - Я так виноват... Неужели ты и это мне простишь?
- Конечно. Ведь я люблю тебя. - Лок вздохнул с таким облегчением, что его хватило бы, наверно, на город средних размеров.
- Я же... чуть не убил тебя...
- Зато всё наконец-то встало на свои места... - Лок несколько раз глубоко вдохнул... и оглушительно чихнул, едва успев прикрыть рот и нос. - Извини... - виновато втянул он голову в плечи.
Марк застыл.
- Так, стоп! Сколько ты меня тут ждал?
- Почти три дня. - Лок утёрся ладонью.
- На холодном ветру. Под дождём. И небось по округе регулярно шастал. - Лок молча кивнул, шмыгая носом. - Значит, в душ идём вместе. Будем тебя отогревать, пока опять не заболел.
Лок моментально повеселел и слез с его коленей, зябко кутаясь в покрывало. Так вот он какой, оказывается, без привычной брони! Действительно, мальчишка... которому пришлось слишком рано и быстро повзрослеть.
Марк включил обогреватель, чтоб прогреть выстуженную квартиру, достал из шкафа два больших полотенца и без лишних слов подхватил своего мужа на руки.
- Эй, я и сам дойти могу! - тут же возмутился Лок и попытался вырваться, дрыгая руками и ногами. - Я не баба, чтоб меня на руках таскать!
- Смирись, - трагическим тоном ответил Марк, перехватывая его поудобнее. - Я никогда тебе этого не говорил, но с тех самых пор, как я начал мечтать о собственной семье, я мечтал постоянно носить свою половину на руках. Кто ж знал, что моей половиной станет не просто мелкий парень, а мелкий парень, самостоятельный до судорог?!
- Не настолько я мелкий! - обиделся мутант. - Почти метр семьдесят в метрической системе!
- А во мне ровно два метра. А ещё я превосхожу тебя по объёму мышечной массы, ширине плеч и просто по весу.
- И всё-таки я пойду своими ногами!!!
- И не мечтай. Вот ведь неугомонный муж мне достался! Всего полчаса назад помирал, а уже собирается заниматься сексом!
- Да, собираюсь! - яростно сверкнул глазами Лок. - Чтоб окончательно тебя привязать! Чтоб больше никуда не делся!
- Да я и так никуда не денусь. Я матушке твоей обещал.
Лок резко притих. Лихорадочный блеск в глазах притух, и в них снова заблестели слёзы.
- Так мне не померещилось?.. Она действительно была здесь?
- Да. - Марк прижал мужа к себе. Лок прильнул к нему, тихо всхлипнув. - И она попросила меня позаботиться о тебе. И я ей обещал. И уж это-то обещание я намерен сдержать в полной мере.
В душевой Марк быстро разделся, бросил грязную одежду в корзину для белья, стоящую в углу, пустил в душевой кабине воду погорячее, после чего загнал туда своё сокровище и сунул под струи воды первым. Лок тихонько охнул, когда сильные руки начали его растирать, и блаженствовал до тех пор, пока Марк не потянулся к полке за мылом.
- Помочь тебе?
- Так хочется?
- Ага. - Лок покраснел и смущённо повёл узкими плечами.
- Спину мне потри. И плечи тоже. И посильнее, не жалей...
С каким же удовольствием Лок тёр спину и плечи мужа, мыл ему голову, бережно проводил бритвой по щекам, подбородку... Он откровенно любовался им, всё больше чувствуя, как их крепче и крепче связывает. Геральдический медведь на спине уже не пугал и не злил. Он стал верным другом и союзником. Воля богов всё же свершилась, и это было хорошо. Это было... замечательно.
Знакомый голод становился всё ощутимее не только многострадальным мутантом. Прикосновения Марка тоже изменились, став более неторопливыми и чувственными. Вот он снова привлёк его к себе, обнимая со спины, приник к шее, прихватил мочку уха, потеребил языком металлический шарик серёжки... В низ спины уже недвусмысленно упиралось нечто твёрдое.
- Ну, что, вернёмся на диван? - промурлыкал бреанец. - Или хочешь ещё погреться?
- Куда угодно... если с тобой.
- Тогда на диван... но сначала вытираться.
Однако обычной сушкой дело не обошлось. Лок снова нетерпеливо потянулся к мужу за лаской и поцелуями. Неугомонный... Стремится поскорее восстановить утраченное, чтобы быть уверенным на все сто, понял бреанец. Марк не нашёл в себе сил прекратить это безобразие, да и не сильно-то хотелось. В процессе парни так увлеклись, что стало ясно - до дивана они не дойдут. Но и в душевой было не слишком-то удобно - смущали отнюдь не романтичные стены, которые уже давно требовали новой облицовки.
- И что теперь делать? - выдохнул Лок в очередной поцелуй.
- Есть вариант сделать всё по-быстрому, потом перевести дух на диване и продолжить, уже не торопясь.
- По-быстрому - это... руками?
- Ага. Что, слабо? - Марк хитро прищурился.
- Ещё чего! - упрямо сдвинул брови Лок и первый обхватил напряжённый член мужа ладонью.
Шумное прерывистое дыхание, звонкие поцелуи и сдавленные стоны эхом отдавались в санузле, а уже через пару минут их сменил двойной страстный хриплый стон. Сполоснувшись ещё раз, Марк торопливо обернул полотенце вокруг бёдер, прикрыв "провокацию", настоятельно требующую продолжения банкета, плотно укутал своего мутанта, помня, что в комнате ещё холодновато, подхватил его на руки и вышел из душевой.
- Посиди-ка здесь, - попросил он, усаживая своего любимого в кресло и набрасывая уже ставшее почти родным покрывало сверху. - Сейчас разложу, чтобы нам места хватило, брошу чего-нибудь...
Лок, горя от нетерпения, закивал. Он весь раскраснелся после душа и скоростной разрядки, но, похоже, ему было мало. Марк разложил диван, бросил пару подушек и одеяло поплотнее.
- Волос твоих жалко, - признался он, продолжая вытирать голову Лока. - Они мне так нравились, а эта чёртова "мясорубка"...
- Ничего, к лету обрасту, - легкомысленно отмахнулся аналитик.
- К лету? Точно?
- Ну, на куцый хвостик там точно уже наберётся.
Буду ждать с нетерпением.
Лок уже весь извёлся от ожидания. Марк втихомолку посмеивался, наблюдая за ним. Таким любимый нравился ему всё больше и больше. Подвижный, ловкий, нетерпеливый, гибкий, ласковый... Жадный. Не успел Марк уложить его на диван и прикрыть их обоих сверху одеялом, как моментально оказался опрокинут на спину и спешно атакован чередой поцелуев. Тонкие руки парня суматошно метались по всему телу любовника, не зная, чему уделить больше внимания. Похоже, что от нахлынувшего с новой силой желания Лок окончательно забыл про самоконтроль. Он не позволял мужу ничего толком сделать, чтобы ответить на этот шквал ласки. Ну, конечно, он же тоже мужчина. Кто бы мог подумать, что так всё будет?.. Вот Лок чуть-чуть успокоился, его действия стали более осмысленными. Он целовал, тискал, насколько хватало рук, чуть покусывал, облизывал, и от всего этого просто сносило крышу. Боги, и когда он успел набраться опыта? Освоился всего за две ночи? Как и во время боя, габариты мужа его совершенно не смущали. Как будто это далеко не третий его раз.
- Где ты успел так насобачиться? - Марк кое-как вынырнул из такого знакомого головокружительно-жаркого марева, всё больше окутывающего его мозг. В паху уже ломило почти до боли. - Мы же переспали всего два раза...
- Потом... Всё потом... - Лок нырнул под одеяло, и Марк с глухим стоном вцепился в одеяло. Что же он творит?.. Откуда знает?.. О, боги... Ну всё, хватит, ему тоже хочется поиграться!
Так, шутливо борясь и перекатываясь друг с друга, парни накрутили себя до предела. Когда Марк в очередной раз оказался сверху и уже многозначительно поглаживал и тихонько сжимал ягодицы любовника, Лок вдруг замер, уставившись в какую-то точку над правым ухом мужа.
- Что такое? - Марк навис над ним, не понимая, в чём дело.
- Мы... кое-что забыли...
- Что?
- Правило гигиены номер один.
- Какое такое правило?
- Вообще-то прямо так не рекомендуется, как у нас было на лайнере. Советуют...
- Да ну его! - Марк закатил глаза. Какие тут могут быть правила, если сдерживаться уже просто нет сил?! - Мелочи какие. Потом ещё раз в душ сходим. Делов-то...
- Но ведь...
- Забей. - Марк легонько коснулся его лба губами, скользнул по скуле, успокаивая. - В конце концов, я не одну неделю был твоей сиделкой, и меня трудно смутить такой ерундой.
- А где смазку возьмём? - Взгляд Лока стал более осмысленным.
- У меня в аптечке ещё что-то осталось, а там купим...
- Не надо. У меня дома ещё один флакон есть. - Лок расплылся в хитрой ухмылке. - Его надолго хватит.
- Так и знал, что ты запасливый, как хомяк. - Марк, улыбнувшись, крепко поцеловал мужа и встал. Лок с острым сожалением разжал объятия. - Подожди-ка минутку...
Марк выбрался из-под одеяла и полез в шкаф. Пока он рылся, Лок завозился под одеялом, и Марк по участившемуся дыханию догадался, что процесс уже пошёл. Вот паршивец! Нетерпеливый и неугомонный! Уж это-то своё, родное. Интересно, когда восстановит свою броню, станет ли он её сбрасывать, когда они будут оставаться наедине? Это так заводит... А вот и заветный тюбик.
Лок уже глухо постанывал. Марк подкрался к дивану и резко отбросил одеяло в сторону.
- АГА!!! - олеговым тоном воскликнул он.
Лок испуганно замер, не вынимая пальца и не убирая ладони со своего члена, и тут же расслабился.
- Ты это нарочно?
- Не удержался. Куда ж ты бежишь впереди паровоза? Тебе один день жизни остался?
- Нет...
- Так чего тогда? - Марк быстро открутил колпачок и выдавил на пальцы немного геля от растяжений.
- Я хочу тебя.
- Переворачивайся на живот. - Ещё и на четвереньки встал...
Марк ещё даже первый палец внутрь ввести не успел, а его ненаглядный уже активно подавался навстречу.
- Кстати, - не прекращая подготовку, спросил Марк, - ты так и собираешься постоянно быть снизу?
- А разве так не правильнее? Ты же воин... - Мутант с наслаждением прогибался и двигал бёдрами, помогая и подлаживаясь. - Ты всегда и везде должен быть первым...
- А как же твоя мужская гордость? Разве тебе не хочется побыть сверху? - Не забывая, какая у его любимого чувствительная спина, Марк приник к ней, чувствуя нарастающую дрожь.
- А ты был бы не про...отив?..
- Попробовать хотелось бы... для пущей справедливости. Ты столько всего для меня сделал... Было бы попросту нечестно не дать тебе подоминировать. - Марк опустил свободную руку ниже и обхватил стоящий колом член мужа.
- В другой раз... Я же... настраивался... готовился... а ты... - Тот начал подаваться навстречу ещё активнее.
- Так ты же меньше меня. - Марк протолкнул ещё один палец, и Лок прогнулся ещё больше, опустив голову и сложенные руки на подушку для пущего удобства. - И мне будет проще...
- Не скажи... - В голосе мутанта прорезалось дичайшее нетерпение.
- Что, так неприятно?
- Скорее непривычно... К этому привыкнуть надо... Да... ещё!.. - с мольбой в голосе простонал Лок.
Надолго его терпения опять не хватило. Лок решительно опрокинул мужа на спину, ловко оседлал, сам смазал его член и начал аккуратно неторопливо на него опускаться.
- Когда... ты... успел так освоиться? - Марк придерживал его, чувствуя, что уже и сам почти на пределе. Какой же он тесный... и горячий...
- Потом расскажу. - Приняв мужа в себя полностью, Лок чуть помедлил, наслаждаясь чувством заполненности, а потом начал неторопливо подниматься и опускаться, то сжимаясь то расслабляясь и чуть покачивая тазом.
- Паршивец... - сдавленно выругался Марк, чувствуя, как у него срывает последние тормоза. Так знакомо... - Ты что... на сторону бегал?
- Ещё чего!.. Не... дождёшься...
- Ах, так...
Лок, увлечённый процессом, опомниться не успел, как оказался на спине. Ещё спустя пару секунд Марк вошёл в него и начал двигаться, придерживая под колено и неторопливо, подразнивая, вбиваясь в его трепещущее тело. С каждой секундой темп всё ускорялся. При этом бреанец не забывал ласкать мужа. Лок буквально плавился от удовольствия, всё громче стеная и охая на каждом толчке. Его пальцы елозили по постели, то царапая обивку дивана, то вцепляясь в край одеяла и комкая его.
- Хорошо тебе? Хорошо?
- Да... Ещё... сильнее... не сдерживайся... Теперь можно...
Но и этого охваченному огнём страсти аналитику показалось мало! Лок подтянулся, обхватил мужа за шею и прижался к груди. Поняв намёк, Марк сел, не разжимая объятий, Лок обхватил его ногами... Громкие хриплые надрывные стоны и прерывистое дыхание слились со шлепками плоти о плоть. Боги, можно себе представить, как это всё выглядит со стороны... А, впрочем, не всё ли равно?
- Марк... любимый... я больше не могу...
- Я... тоже... Сейчас...
Резкий двойной вскрик разнёсся по комнате - кончили они практически одновременно. Лок, зажмурившись, сжал мужа, чувствуя, как его плоть пульсирует внутри, выплёскивая своё горячее семя, как его собственная сперма забрызгивает их обоих... По стояку трубы тут же застучали. Однако "супругам" было наплевать на всё. Как только стихла последняя судорога дичайшего оргазма, они повалились на скомканное одеяло, тяжело дыша и не спеша расцепляться.
- Я люблю тебя... - выдохнул Лок в шею мужа, блаженно закрывая глаза и чувствуя, как постепенно выравнивается ритм биения его сердца.
- Люблю тебя... - эхом отозвался Марк, прижимая его к себе ещё плотнее. - Никому тебя не отдам.


- И что мне теперь делать? - Марк лежал на спине и устало курил, поглаживая расслабленную спину мужа. Лок опустил лохматую голову на его грудь и водил по ней самыми кончиками пальцев. Он был неописуемо счастлив. - Я же нарушил всё, что только мог... Кто я теперь?
- Ты тот, кого я люблю. Остальное неважно.
- Я вообще-то не об этом. Я же правоверный, посвящение проходил, клятвы давал... А теперь... Ты не думал об этом?
- Думал, но редко. У меня же и другой работы было навалом... и ты...
Лок, похоже, начал потихоньку приходить в себя и настраиваться на нормальный человеческий эмоциональный режим - в тихом голосе появились привычные нотки.
- И как, по-твоему, всё это можно объяснить? Я не смогу нормально жить с тобой, не имея точки опоры. Почему мои боги так поступили?
- Ты ведь читал книгу про эфир. Помнишь главу про энергообмен и циркуляцию душ? - Лок привстал и взглянул на своего мужа.
- Да.
- А помнишь главу про рождение детей?
- Да. В момент зачатия в клетке начинает формироваться душа, на которую оказывают влияние частички, полученные от обоих родителей, промысел Высших Сил, а также обстановка, в которой развивается плод и живут его родители...
- Так вот, всё это является неотъемлемой частью единой системы обмена в эфире любой населённой живыми существами планеты. - Мутант начал привычно жестикулировать. - Те, кого мы называем богами, тоже являются неотъемлемой его частью, природу которой мы до сих пор не знаем. Есть только теории. И если рассуждать, отталкиваясь от этого факта, то наша связь берёт свои корни именно на Астродоре, поскольку мы оба родились и выросли здесь. Она является результатом каких-то процессов нашей прошлой жизни и перекинулась на новую. И это было настолько сильно, что сделать уже ничего нельзя.
- А при чём здесь мои боги? Они же здесь не хозяева...
- ...зато в Кавари живёт достаточно крупная община твоих сородичей. Правоверных. И твой дед и отец были чистокровными бреанцами, которые несли в себе энергию родной планеты. И храм у вас свой есть. Давно намоленное место. Это всё можно рассматривать как посольство на территории чужого государства. А поскольку ты рос и воспитывался на нормах своей исторической Родины, то тоже вроде как находишься под юрисдикцией этого самого посольства. И у тебя получилось своего рода двойное гражданство, поскольку ты полукровка. Но, тем не менее, без санкции твоих богов местные не имеют права впутывать тебя в свои игры. Однако случилось так, что мы оказались отмечены ещё до появления на свет. Я не знаю и даже не хочу сейчас ломать себе мозги, почему мои боги всё устроили именно так, но предназначенным для меня стал именно ты. Пока мы росли, учились, просто жили, не пересекаясь, наша связь тихонько спала, не подавая никаких признаков своего существования. И только когда Райская Птица попыталась взять тебя в оборот, она начала оживать, защищая тебя от полного зомбирования. Твои убеждения тоже не последнюю роль сыграли - спасибо твоему деду - но и связь тоже помогла. Это был слишком мощный тандем, чтобы такая опытная менталистка, как Дориана, смогла его пересилить.
- А потом мы встретились...
- Да. И связь проснулась, моментально начав соединять нас в единое целое. Мне Славка сказал ещё вечером первого дня, что наша связь формируется как-то ненормально быстро... Блоки Дорианы тоже вмешались, из-за чего тебе и было так хреново с первого дня. Кинув ей заказ на тебя, Вон, скорее всего, дал указание, чтобы у Иланы были линзы серого цвета и нужного оттенка, и это подхлестнуло процесс ещё больше, пробудив желание раньше времени.
- Славка что-то такое и утверждал... Значит, не сильно обманул.
- Скорее, недоговорил. Особенности связи, предполагающей ещё и секс, становятся видны тогда, как только первые нити достаточно окрепнут, а в тот момент, когда он тебе это говорил, и мне тоже, твёрдой уверенности пока не было. Он был потрясён тем, что происходит, не меньше нас и с окончательными выводами посоветовал не спешить. Вдруг всё это ещё можно разорвать? Хотя подозрения, что это не поможет, уже были. Ты весь день маялся, потом Славка тебя в "Секс-Бионикл" повёл, а там нашлась кукла, поразительно похожая на меня.
- Так она тоже сыграла свою роль? Б...ь... - Марк нервно затянулся. - То-то меня к ней так тянуло... А я-то иной раз думал - крыша едет. Потом решил, что раз она так мне помогает, то стоит приналечь на неё, чтобы не сорваться на тебе.
- Да. Когда ты использовал пятьсот шестнадцатую, то подсознательно ассоциировал её со мной, и это способствовало укреплению нашей связи. А тем временем по первым нитям начала перетекать кодировка Дорианы, и меня начало пробирать на следующий день. Если бы Дориана не вмешалась, то всё шло бы неторопливо и размеренно, а не рывками и c искажениями, как было с нами. Сначала просто симпатия, потом дружба, потом всё остальное... Когда мы ехали во Флисс и обратно, нас то накрывало, то отпускало, помнишь?
- Да уж... - буркнул Марк, туша окурок в пепельнице и доставая новую сигарету. - Особенно учитывая тот момент... - Щёлкнул зажигалкой, прикуривая. - что мне в принципе в голову не могло придти, что я могу оказаться в одной койке с парнем да ещё по собственной воле и с полной охотой.
- Именно. Твоё и моё сопротивление влечению аукнулось прежде всего мне. Причины у каждого были свои, но переживаемые из-за этого эмоции... Это ведь тоже обязательная составляющая при создании и укреплении связей. Спустя несколько дней наша связь окрепла настолько, что твои боги уже не могли спокойно на это смотреть. Это только версия, но мне кажется, что наша свадьба в декорациях часовни вашей общины была их условием в обмен на "добро" с их стороны.
- А как же кодекс и табу? Я же приносил клятвы... Отказаться теперь от всего этого?
- Зачем? Я уже говорил тебе, что ваш воинский кодекс - очень мудрая книга, которая, переплетаясь с вашей религией, создаёт достаточно гармоничную систему мировоззрения. Нет никакого смысла это всё отбрасывать. Только некоторые его положения и табу... И то и другое было придумано людьми и для людей. Ведь когда-то унизить поверженного врага, изнасиловав его, не считалось зазорным, а потом этот обычай был признан безнравственным. Изменялись времена, менялись нравы, а вместе с ними менялись и положения воинского кодекса. Естественный процесс эволюции общества. Истинные же помыслы богов нам постичь не дано по причине нашей ограниченности.
- А почему свидетелями нашей свадьбы стали твой отец и мой дед?
- А кто ещё? Твой дед был ревнителем традиций, и его присутствие, по идее, должно было одним своим фактом подтвердить правильность происходящего. А мой отец... он был для меня самым близким человеком, и его присутствие было ценно само по себе... - Лок помолчал и сказал, снова опуская голову на грудь мужа: - Знаешь, когда я болел и валялся в бреду... они приходили ко мне. Оба. Как мама.
- Серьёзно? - Марк даже привстал.
- Да. Я спросил твоего деда, почему он не вмешался...
- И что он сказал?
- Что он не тот, кто может идти против воли Высших Сил. Раз они так распорядились, то пусть так и будет. Да, ему это не нравится... Когда они уходили, ворчал, что для мужиков брать в рот и долбиться в задницу ненормально... - Лок невольно улыбнулся. - Но он ещё сказал, что одобряет выбор богов в мою пользу. Что я ему, в принципе, нравлюсь... только посетовал, что я не девчонка и потому не смогу детей рожать.
- А раз наша свадьба имеет реальный вес, то я теперь не имею права заводить детей от других женщин, - тяжело вздохнул бреанец, ложась обратно. - А я так хотел детей...
- Ничего, что-нибудь придумаем, - подбодрил его Лок, прижимаясь всем телом. - В ближайшее время нам точно не до того будет. Вот разгребёмся с тем бардаком, что нам Вон с Пиратом оставили, и подумаем.
- Всё так критично?
- Да, дров они наломали изрядных.
- А что ещё мой дед сказал? - Пальцы Марка погрузились в растрёпанную шевелюру аналитика. - Почему за всю церемонию он не произнёс ни слова? Я так надеялся, что он хотя бы словом намекнёт.
- Он сказал, что ты уже не ребёнок, чтобы безоговорочно на старших оглядываться. - Лок повёл головой, подлаживаясь под движения его руки. Прямо как кот... - Что ты уже взрослый и должен всё за себя решать сам.
- Узнаю дедулю. Вот хрыч старый! - мир его праху, - проворчал Марк. - А я себе голову ломал, весь извёлся...
- Не ворчи. Он у тебя был мировой старик... Очень похож на Дориана.
- Ты сказал, что твой отец и мой дед к тебе вместе пришли... А твой что-нибудь говорил?
- Подбадривал. Сказал, чтобы я крепился. Что всё будет хорошо.
- А про нас говорил что-нибудь?
- Он не осудил ни тебя ни меня. Для него главное - чтобы мы любили друг друга и были счастливы, а остальное он как-нибудь переживёт.
- То есть он тоже не одобряет такие штуки?
- Да нет, всегда нейтрально относился, как любой нормальный "чекист", хоть и был всего лишь внештатником. - Лок улёгся на спину, поймал руку мужа и начал внимательно её разглядывать, осторожно поглаживая кончиками пальцев ладонь или смыкая их руки в "замок". Марк наблюдал за процессом с тихой улыбкой - это было так приятно... - Понятно, что для меня он такого не хотел, учитывая, что мне пришлось пережить в детстве, но раз уж так всё случилось...
- А как всё-таки быть с кодексом? Он же был для меня компасом, путеводителем...
- Ну... я думаю, что период от нашей свадьбы до сегодняшнего дня можно рассматривать как очередное испытание. Как во время твоей инициации.
- Как это?
- Очень просто. Помнишь, ты мне рассказывал, как во время второго этапа испытаний ты и Дар Локки поднимались на гору за камнем? Вы тогда на середине восхождения вдруг поссорились и даже подрались... Сначала вы продолжили подъём поодиночке, но всё-таки потом нашли друг друга и завершили испытание вместе. Это испытание было на слаженность и взаимопомощь. На доверие боевому товарищу. И вы его прошли. Когда вы вернулись, то оба должны были вроде как исповедаться, рассказать, как всё прошло. И вас признали прошедшими испытание.
- Да, я помню, как сидел перед верховными и трясся - боялся, что дядя Армин меня сразу после исповеди выгонит, - кивнул Марк, чувствуя, как на душе становится легче.
- Тут, как мне кажется, примерно то же самое. Я, когда в запале сказал про паршивый кодекс... на лайнере, помнишь? - Марк кивнул, докуривая. - Я, когда остыл, потом подумал, что в какой-то степени попал в точку. При том раскладе, в который мы угодили, ты оказался поставлен в такую ситуацию, в которой сохранить верность кодексу в его нынешней трактовке в принципе было трудно. Практически невозможно.
- То есть? - Марк затушил окурок и переставил пепельницу на пол.
- А ты сам подумай. Ты оказался намертво связан с мужчиной, с которым в перспективе должен лечь в постель. - Лок снова привстал и начал деловито загибать пальцы на левой руке. - Раз. На второй день ты, как я понимаю, понял, что я - отличный пацан, и со мной можно нормально работать и общаться. Плюс мы в одной команде и занимаемся одним делом, так?
- Так, - кивнул Марк, переворачиваясь набок лицом к мужу и подпирая голову кулаком.
- То есть я уже начал проходить по разряду боевых товарищей. Два. С развитием нашей дружбы ты отчаянно боролся с собой, чтобы не нарушить третье табу. Даже мне в конце концов признался. Однако наша связь продолжала крепнуть, и в итоге мы всё же переспали. Ты тогда уже считал меня не просто другом и боевым товарищем, а своим братом, и то, что случилось, можно рассматривать ещё и как инцест, верно? - Марк кивнул. - Три. Закономерный результат всего случившегося - ты начал метаться и мучиться. А когда понял, что Райская Птица тут ни при чём...
- Четыре и пять, - сокрушённо мотнул головой Марк. - Я начал беситься, да и ты от меня после разборки с силианцами шарахался, хамил, выдерживая дистанцию. Меня это накручивало ещё больше, и я, надравшись, снова тебя трахнул. Но на этот раз полностью осознавая, что со мной происходит, и с полной охотой. Наша связь замкнулась окончательно. А потом, когда я снова тебя отверг, связь начала "гореть"... Я просто сорвался, наплевав на всё. Сначала едва тебя тогда не изнасиловал, а сегодня... - Марк уткнулся лицом в подушку, вновь сгорая от нахлынувшего стыда и чувства вины. - Поверить не могу, что я в принципе способен на такое зверство! Я же никогда себе такого не позволял!
- Ты просто человек. Живой человек. - Лок снова прильнул к нему, ласково приглаживая и перебирая тёмно-каштановые пряди. - Ты оказался не готов к такому. И дед твой тоже ни о чём таком не подозревал, когда обучал тебя. Очередная прихоть богов... И, когда упала последняя капля, тебе просто сорвало башню. В таком состоянии можно натворить всякого разного. А сегодня... Наша связь практически выгорела, но кое-что ещё оставалось, благодаря чему снова начали протягиваться нити. Слабые, поскольку ты уже почти ничего ко мне не чувствовал. Остались только воспоминания. Разгорающийся огонь снова начал бороться с привычными установками, сопротивление породило надлом, как и в наш день первой встречи, да и алкоголь расшевелил агрессию, как и в прошлый раз на лайнере. Ты тогда захотел меня и сразу решил взять то, что тебе нужно... Сегодня ты просто перешагнул некий рубеж, но всё же сумел вернуться обратно, на правильный путь.
- А ты? - Марк коснулся его щеки. Его пальцы заметно тряслись. - Ты же был таким покорным... делал всё, что я скажу... Как ты сумел переступить через себя? Я до сих пор не могу спокойно вспоминать, как ты мне тогда рассказывал...
- Я и не переступал. - Лок порозовел, впитывая ласку. - Когда я сидел под твоей дверью, то уже тогда понимал, что могу вытащить тебя обратно. Нужно было только восстановить нашу связь, пока ещё что-то оставалось. Наша связь уже была замкнута. Ещё было что-то, что укрепляло канал связи между нами, и эта штука должна была исчезнуть только с окончательной смертью одного из нас, когда душа полностью растворяется в эфирном пространстве, сливаясь с ним. Перегорали нити, которые опутывали нас во время постоянного общения и секса. Чтобы восстановить их, нужно было достучаться до тебя. Чтобы ты услышал меня. Быть рядом. А моего огня, который раздулся, пока я тебя искал, хватило бы на двоих с лихвой. Была надежда, что я смогу до тебя достучаться, и мы могли бы попытаться начать всё сначала, но уже с учётом имеющегося опыта, и со временем всё станет так, как я и хотел... Вот только я не знал, что ты где-то нализаться успел. Чего пили-то? И сколько?
- Не помню. Но пили много. Всё, это точно в последний раз! - Марк врезал кулаком по подушке. - Хватит с меня таких загулов! Если я по пьяной лавочке превращаюсь в чудовище, то ну его нахер!
- Я не планировал ничего такого. Собирался импровизировать. Главным для меня было любой ценой остаться с тобой, чтобы поговорить. А пока я мотался за тобой туда-сюда, то так испереживался, боясь найти в каком-нибудь заштатном морге твой остывший труп, что все мои заморочки потеряли всякий смысл. Ведь ты для меня - всё! - Лок придвинуля к нему и потёрся щекой о плечо мужа. - Когда ты нёс меня к лагерю - раненого - то я цеплялся за каждый миг, чтобы побыть с тобой подольше. Когда я понял, что умираю, то до меня вдруг дошло, что я не хочу умирать сейчас. Что хочу уйти из жизни вместе с тобой. И это помогло мне вернуться. Я держался из последних сил, чтобы мы умерли в один день. Чтобы я в этот момент был рядом с тобой. А когда ты пропал, то страх потерять тебя пересилил всё. Я всё бросил и поехал за тобой. С каждым днём остатки моего огня разгорались всё сильнее и сильнее. А потом, когда ты вернулся сюда и впустил меня и я тебя увидел - с бодунища, лохматого, с таким выхлопом, что у меня едва очки не запотели, - Марк фыркнул. - я очень быстро забыл про все свои страхи. Я видел не злого похмельного мужика, способного меня пополам переломить, не напрягаясь, и не потенциального грязного насильника, который будет надо мной измываться, а своего любимого мужа, который жив, почти здоров и стоит прямо передо мной. Какая разница, что будет? Ведь каждое сказанное и услышанное слово, каждое прикосновение - а в идеале и поцелуй - это новая нить между нами. И я согласен был на всё. Сделать всё, что ты мне скажешь. Только бы ты вернулся.
- И тебе не было противно? - Марк с болью взглянул на мужа. - Ни капли?
- Нет. Я не о том в тот момент думал. Я лишь хотел остаться с тобой. Любой ценой.
- А когда я приказал тебе мне отсосать? Я был так груб...
- Я хотел, чтобы тебе было хорошо. Ведь ты мне один раз уже доставил удовольствие таким образом... помнишь? - Лок заглянул ему в глаза.
- В нашу первую ночь... - Марк снова ласково провёл кончиком указательного пальца по его щеке.
- Да. Я хотел отплатить тебе за это. И я просто хотел тебя.
- Ты действительно само совершенство. - Марк обнял мужа ещё крепче. - И это чудо боги доверили именно мне... Чем я заслужил такую честь?
- Честь? - насмешливо изогнул брови Лок. В его голосе появились игривые интонации. - А ничего, что я мутант? Я, конечно, быстро восстановлюсь, но сколько тебе со мной ещё мучиться? А вдруг я опять сорвусь? Или меня переклинит? У меня своих проблем выше крыши. А работа у нас трудная, нервная...
- Да уж помучаюсь. - Марк ласково взъерошил смоляную макушку и поцеловал её. - Знаю, на что иду. Я уже знаю, какой ты на самом деле, и готов ко всему.
- Знаешь? Уверен?
- Да. В первый раз я увидел тебя настоящего, когда ты ко мне в лазарет пришёл и сигареты притащил. Потом когда мы гуляли в парке в выходной... когда в "Малиновый жар" ходили... когда ты на моих коленях пристроился... Только я запутался, где ты настоящий, а где твоя броня. И сегодня наконец разобрался.
- Да я и сам иногда забываю, где моё родное, а где то, что я нарабатывал годами, - вздохнул Лок, опуская голову ему на грудь. - Я с семи лет, когда один остался, учился сдерживаться. Был притворщиком. В банде это было особенно трудно. С детства у меня есть одно свойство, которое не раз могло меня выдать - когда я вижу, как кому-то больно, и меня это цепляет до глубины души, то я чувствую всё, что чувствует этот человек. Особенно когда дотрагиваюсь до него или смотрю прямо в глаза. Наверно, в этот момент между мной и жертвой устанавливается ментальный канал... Отголосок Дара. - Марк, чувствуя, как его мутант дрожит, подтянул его повыше и начал осторожно целовать, успокаивая. - Когда на моих глазах измывались над другими детьми и подростками, то мне было ужасно больно. Я едва не сходил с ума от того, что чувствовал их боль и ужас. Я чувствовал, как они умирают. В процессе обучения в "Нагате" я научился контролировать эту способность. А тогда... Хозяин терпеть не мог мутантов... и если бы он узнал...
Договаривать не было необходимости. Можно себе представить, что почувствовал Лок, когда Ярослав в первый же день рассказал ему о возникшей связи и её возможных последствиях... И становилось понятно, почему Лок не смог сразу дать отпор Тариену, когда тот на него напал - прочувствовал всю гниль и гнусность этого маньяка. После всего пережитого было очень трудно решиться на то, что он в итоге сделал. Если бы не вспыхнувшая в его сердце любовь...
На какое-то время они замолчали, просто чувствуя друг друга рядом с собой и отдыхая. Лок, решившись, нащупал всё больше крепнущий ментальный канал между ними и осторожно приоткрыл его... Марк вздрогнул, почувствовав снова, как в его груди бьются сразу два сердца. Как во время второй "брачной ночи" на лайнере... по пути в лагерь... в миг, когда Лок умирал на его глазах...
- Это... твоё?
Он провёл по голой спине мужа... и почувствовал это касание на самом себе. Это было просто... ох...тельно! Печатных слов, чтобы выразить всю гамму чувств и ощущений просто не было.
- Да. Это моё. И я сейчас чувствую всё то, что чувствуешь ты. И твоё сердце тоже. - Пальцы мутанта коснулись могучей груди бреанца.
- И ты сделал то же самое... когда умирал?
- Да. Я надеялся, что ты вернёшься.
- А когда я тебя в лагерь тащил? Я тогда тоже почувствовал, как твоё сердце останавливается, но подумал, что это фокусы аномальной зоны. И только потом, когда Комбат мне сказал, что в тот момент у тебя действительно остановилось сердце, всё понял.
- Я лишь хотел побыть с тобой как можно дольше. Чтобы чувствовать тебя рядом с собой. Тогда это, наверно, было сделано неосознанно... я не помню...
- Зато вполне осознанно вёл меня через лес и болота. - Лок хмыкнул и прижался плотнее. - Так вот почему менталисты низкого пошиба и средней руки на тебя не действуют... Твой Дар сродни тому, что делают они.
- Похоже на то. Когда я перед тренировочной базой проходил экзамен в Институте, то мне сказали то же самое. Мне и раньше казалось странным, что я так остро чувствую окружающих. По всей вероятности, мои задатки наложились на обычную для мутантов восприимчивость, а трудная, полная опасностей жизнь задала направление, и в результате Дар со временем начал развиваться. Возможно, оттого же я так хорошо себя контролирую и переношу боль - задатки менталиста позволяют мне до определённой степени воздействовать на самого себя. Правда, этот контроль неидеален и время от времени мне надо сбрасывать пар.
- Да, Кераберос мне говорил об этом. А твоя болезнь? Она повлияла на твой Дар?
- Да. Это была именно адаптация, оттого-то мне и было так хреново в первой половине и так терпимо во второй. То, что я сумел пережить её относительно благополучно - это и твоя заслуга тоже.
- Значит, ты теперь признанный шаман?
- Нет, шаманом меня так и не признали. Сперва долго спорили, как когда-то в "Нагате", а потом решили продолжать считать это задатками. У меня же крайне ограниченный диапазон возможностей, а какие-то штуки работают только по отношению к тебе. Например, передача "сквозного" зрения, чтобы ты видел дорогу и не сбился.
- Значит, это ты укротил меня на борту "Стерегущего"?
- Да, и хорошо, что получилось, а то бы ты переживал ещё тяжелее. Я уже не говорю про то, что ты мог со мной сотворить.
- Ну ты даёшь...
- Дают в... магазине, - фыркнул Лок. Они тихо рассмеялись и снова обнялись, слившись в долгом поцелуе... - И хорошо, что так и есть. Дар, конечно, штука полезная, но мне совсем не улыбается перспектива выезжать исключительно за его счёт. Если полагаться только на него, то можно так вляпаться, что останется только корить себя за то, что не успел заказать поминки по себе любимому заранее. Дар можно заблокировать, потерять, погибнуть, когда он выходит из-под контроля... Я это ещё в "Нагате" понял, когда наблюдал за ребятами с третьего потока. Меня одно время удивляло, что многие из них вместо того, чтобы активно пользоваться своими способностями при первой же возможности, осваивают и другие навыки, доступные и обычным людям. Потом старшие мне объяснили, и я тоже начал налегать на обычные приёмы и тренировки... Я уже не говорю о побочных эффектах, которых тоже с лихвой хватает.
- Ну что, в душ? - тихонько потряс своего мутанта за плечо Марк минут через пять. Лок лежал так тихо, что можно было подумать, что он задремал...
- А, может, ещё разок? А потом уже в душ? - Лок провокационно опустил руку ниже, касаясь лобковых волос мужа.
- О, нет! С меня на сегодня хватит! Давай лучше завтра никуда не пойдём и проведём весь день вместе? Заодно ты отдохнёшь и восстановишься. Да и мне как-то всё это утрясти надо...
- У тебя или у меня?
- У тебя, конечно. Я же так ни разу у тебя не был.
- Договорились.
- Тогда вставай. Или я тебя сам понесу...
- Не-ет!


После душа Марк вспомнил, что он хозяин, и полез по шкафам и в холодильник, в которых ожидаемо оказалось почти пусто. Нашлись только порожняя банка из-под растворимого кофе, на дне которой жалко перекатывались последние гранулы, два чайных пакетика, почти добитая пачка рафинада и два пакета забытых хрен знает с каких времён, но ещё годных в пищу крекеров и сухариков со вкусом сыра. В холодильнике только мышиного или крысиного трупика, висящего на собственном хвосте, не хватало - перед тем, как свалить в случайном направлении, Марк за завтраком подъел всё, что оставалось. Лок крутился рядом, ставя на плиту чайник. С полотенцем на узких бёдрах, которое больше походило на хитро закрученную юбку, он выглядел очень мило. Вот когда волосы отрастут...
- Ты в этом полотенце на индуса похож.
- То есть?
- Ну, у них такая одежда есть... Как же она там называлась?..
- Дхоти?
- Точно! А если бы я тебе простыню дал? То же бы завернулся?
- Ага. И ходил бы по твоей квартире, как римский патриций.
- Знаю, читал, - кивнул Марк, задумчиво крутя в руках скудную снедь.
- Особенно про завоевания Римской империи...
- И кино смотрел... - Марк с досадой вздохнул. - Жрать вообще нечего.
- Как так нечего? А что у тебя там?
- Да, завалялось... Буквально на один укус.
- Ничего, попозже сбегаю, когда мои вещи высохнут...
- Тогда тебе придётся у меня на ночь остаться, потому что у тебя и так всё насквозь мокрое. Лучше я сам схожу.
Лок покосился на своё шмотьё, развешенное на обогревателе, и смущённо поправил очки.
Пока на плите закипал чайник, Марк прибирал и складывал диван. Лок, который таскался за ним, как хвостик, сначала помогал, тщательно ликвидируя все улики, а потом улучил момент и сдёрнул с мужа полотенце. С возмущённым воплем бреанец сгрёб его в охапку и забросил себе на плечо, делая вид, что собирается вышвырнуть нахала в окно под дождь. Лок охотно подхватил игру и весьма натурально бился и просил о пощаде. Соседи снова застучали в стенку...
Потом они устроились на диване перед включенным телевизором, потягивали горячий чай, хрустели крекерами и болтали обо всём подряд, периодически затыкая друг дружку поцелуями. Когда чай и закуска кончились, Лок забрался к мужу на колени, прильнул к его широкой мускулистой груди, Марк обнял его, и парни начали просто расслабленно целоваться.
И тут боги, видимо, решили, что пора их вернуть с небес на грешную землю. Поскольку именно в этот момент в замке заскрипел ключ, но увлечённые друг другом "супруги" этого даже не услышали. Да ещё и работающий телевизор всё заглушил... И когда по квартире разнёсся возмущённый, полный оскорблённой праведности голос квартирной хозяйки, застигнутые врасплох "чекисты" подскочили от неожиданности, как ошпаренные.
- ВЫ ЧТО СЕБЕ ПОЗВОЛЯЕТЕ???
Лок малодушно спрятался за широким плечом мужа. Он не забыл свою первую встречу с этой женщиной, её визиты, пока он сидел под дверью, и примерно знал, чего ждать от этой дамочки. Заодно мысленно ругал себя на все корки. Расслабился, кретин влюблённый!!! Ведь слышал, как соседи по стояку и в стенку стучали! А если вспомнить, сколько Марка дома не было... Понятно, что когда из пустующей больше луны квартиры начали доноситься недвусмысленные звуки, соседи позвонили хозяйке, и та тут же примчалась - вероятно, решила, что парни устроили в квартире свальную оргию. А тут они и в весьма красноречивой позе, не оставляющей никаких сомнений в том, что именно тут происходит. Хорошо ещё, что она не примчалась на час раньше - вот было бы весело! Визгу было бы куда больше. Спасло их только то, что сама женщина жила на другом конце города, да и непогода подзадержала её в пути.
Марк тоже мысленно обкладывал себя в семь этажей за несообразительность. Ну что могло помешать им одеться после душа?!! Ну и что, что вся одежда Лока вымокла насквозь?! Мог бы дать что-то из своего! Пусть не по размеру, зато сухое... И сам мог бы хотя бы тренировочные штаны надеть! К тому же, если бы он к себе домой девицу приволок, то отделался бы лёгким испугом. А тут крыть просто нечем - при всей своей тончавости, симпатичности и серёжках-бусинках Лок на девчонку совершенно не тянет. Особенно сейчас, когда постригся.
Оставалось только одно. И пока оскорблённая в лучших чувствах женщина набирала в грудь новую порцию воздуха, Марк поднялся с дивана и спокойно сказал:
- Не надо шуметь. Я сейчас же съеду. Сколько я вам должен?
Хозяйка тут же захлопнула рот и растерянно начала наблюдать, как Лок сгребает свои вещи с обогревателя и скрывается в санузле, чтобы одеться. Марк тоже достал из шкафа чистую одежду и последовал за ним. Одевшись, "чекисты" начали собирать скудные пожитки бреанца. Пока Лок со знанием дела раскладывал его книги и одежду по двум спортивным сумкам - грязную завернул в пакет - Марк достал из кармана куртки слегка помятые купюры и начал отсчитывать нужную сумму. Почти все добытые им деньги пошли в уплату долга. Убедившись, что ничего не забыл, Марк выложил на стол ключ от входной двери, выключил телевизор, сухо попрощался, взвалил на себя обе сумки и покинул "осквернённую" квартиру. Лок торопливо шмыгнул за ним, ловя на себе недоумённый взгляд квартирной хозяйки. Понятно было и так, о чём она думает...
- Ну всё, скоро вся Кавари узнает, - мрачно сказал Марк, прислоняясь к перилам. - А если до моих родственников дойдёт...
- Не дойдёт, - уверенно ответил Лок и полез в карман за телефоном. - Щас всё решим.
- Ты что задумал?
- Так мы же "чекисты", - лукаво подмигнул Лок, набирая какой-то номер. - Герк? Это Лок. Ты сейчас дома?.. Отлично. Не в службу, а дружбу... Можешь подскочить? У нас тут одна маленькая проблемка нарисовалась... Спасибо огромное! Запоминай адрес...
- Шаман? - догадался Марк, когда Лок сложил мобильник.
- Да, живёт тут недалеко. Мы ещё с "Нагаты" знакомы. Менталист из него хреновенький, но на эту дамочку вполне хватит в отличие от меня. Она даже и не вспомнит, что видела.
- А соседи?
- А что такого они слышали? Вдруг мы своей девке рот заткнули? Звукоизоляция здесь, конечно, хреновая, но не настолько, чтобы слышать, как иголка на пол падает. А то, что было до того, буря заглушила.
- И что бы я без тебя делал... - выдохнул с облегчением бреанец.
Лок только улыбнулся.
Герк появился на лестничной клетке примерно через двадцать минут. Среднего роста, суховатый, длинноногий... Сразу видно, что шаман - взгляд весьма характерный.
- Здорово, Кнопка! - поприветствовал он знакомца, пожимая ему руку. - Так что у тебя за проблемка?
Лок выразительно кивнул на мужа. Герк вперился в парня долгим взглядом, потом с удивлением перевёл его на приятеля.
- Да ладно...
- Игры богов, - развёл руками Лок. - Сами не ожидали.
- И что случилось?
- Нарвались на его квартирную хозяйку, а та на него давно глаз положила.
- Ясно, - понимающе кивнул Герк. - Какая квартира?
- Эта. - Лок ткнул пальцем в нужную дверь.
- Всё сделаю в лучшем виде, братан.
- За мной не пропадёт, если что. - Приятели ударили по рукам, и Лок потянул Марка вниз. - Идём. Герк всё сделает.
- А это ничего, что ты ему практически признался?
- Ты про негласный кодекс шаманов не забыл?
- А... понятно...
- Его придерживаются не все - дело каждого решать, что делать с новообретённым знанием, но приличные и по-настоящему знающие шаманы никогда не будут выносить на всеобщее обозрение то, что никого не касается. Они же все глазастые... Например, Славка только Комбату о нас рассказал, да и то только потому, что он наш командир и имеет право знать. Перед тем, как я к тебе пошёл, он всё объяснил Накате - парень за нас сильно переживал. Ян сам догадался, так что останется только подтвердить.
- А этот парень?
- Более чем надёжен. Я его достаточно хорошо знаю. Никого не касается, с кем мы трахаемся и почему, так что он точно не выдаст.
- И куда мне теперь? - заговорил Марк, спустившись на три пролёта вниз. - Я хозяйке последние деньги отдал... Даже на кофе из автомата не осталось. К близнецам что ли напроситься?
- Поехали ко мне, - тут же предложил Лок. - Места хватит... и для "коня" твоего крыша найдётся.
- К тебе? Прямо сейчас? - Марк замер. Уже сегодня? Не завтра?
- Ну да. Раз уж так всё случилось... - Лок зарделся, поймав его вспышку. - это будет самым лучшим вариантом. Ты ещё не забыл, куда ехать надо?
- Музейная, дом 13, второй подъезд, - чётко и уверенно ответил Марк, привлекая к себе и целуя своего умника.
- Адрес точный.


- Неплохое наследство тебе отец оставил, - одобрительно покивал Марк, оглядываясь в небольшом просторном гараже. Говоря о "крыше" для железного коня, Лок имел в виду оставшийся от отца гараж, в котором раньше стояла их машина. Теперь гараж пустовал. Вдоль стен тянулись полки, на которых лежали коробки с инструментами, в углу приткнулась пара канистр с топливом, в которых ещё что-то пахло... Чисто, всё на своих местах. Да, "Мастодонту" здесь будет удобно.
- Я редко сюда заглядываю, а продать рука не поднимается. Распоряжайся... Кстати, лови! - И Лок бросил ему брелок с ключом.
Марк ловко поймал и сразу понял, кому они раньше принадлежали - на брелке была полицейская эмблема. Такие вещи кому попало не раздают...
- Это... ключ твоего отца?
- Да. Теперь он твой. Думаю, папа бы не возражал.
Марк сжал ключ в ладони, в три шага приблизился и благодарно поцеловал мужа.
- Спасибо, милый...
- Всё моё - теперь твоё, - смущённо заалел Лок.
- Ты слишком щедр...
- Вовсе нет. - Блестящие дымчато-серые глаза поднялись на него, демонстрируя плохо скрываемое счастье. - Ну что, домой?
- Замёрз? - Марк приобнял его.
- Есть немного... Ничего, дома отогреюсь.
Лок заметно оживился, и даже то, что он снова вымок до нитки, не испортило его приподнятого настроения. Весь путь до Музейной он крепко держался за своего мужа, прижимаясь к спине, и от этого буквально заходилось сердце. Теперь так будет всегда... и не только на борту "Мастодонта".
Гаражи были вынесены за пределы двора, чтобы не мешать жильцам, детворе и разнообразным службам. Гараж под номером "8" сразу бросился в глаза из-за разрисованной абстракцией двери.
- Это... я сам, - отчаянно краснея, признался Лок, когда Марк озадаченно уставился на это художество. - Я тогда интересовался искусством граффити, но художник из меня аховый... Папа тогда был на работе, я был на каникулах и, когда он не видел, разрисовал дверь с помощью баллончиков с краской, которые выпросил у ребят в школе.
- И что отец сказал?
- Что красного цвета можно было сделать и поменьше.
Красного и впрямь было многовато, но вот сама абстракция... Она была динамичной, текучей, буквально истекала экспрессией. Марк так и представил себе, как его мутант рисовал это.
- Заранее придумал или?..
- Нет, буквально на одном дыхании всё сделал.
Да, выразился по полной программе...
Дождь припустил сильнее, и до дома бежали со всех ног. Когда в подъезде Марк скинул с головы капюшон, то вздрогнул от острого чувства дежа-вю. Светло-серая краска на стенах, шоколадно-коричневые перила, красная сетка лифтовой шахты - всё казалось до боли знакомым и привычным. Как будто он не впервые это всё увидел, а по меньшей мере год здесь прожил, а сейчас возвращается домой после долгого отсутствия.
- Ты чего? - Лок заметил лёгкое замешательство на смуглом лице мужа.
- Дежа-вю... Я будто всё это уже видел...
Лок хмыкнул. Конечно, кажется знакомым... Слова Вестника о первом заходе не были шуткой. Они действительно когда-то уже были вместе и жили вместе. Это внушало надежду, что, когда придёт время принять на себя главный удар врага, они сумеют достойно его пережить и остаться семьёй.
- На лифте поедем или пешком пойдём?
- Конечно пешком!
- Вообще-то это был риторический вопрос.
- А, ну да...
Вот и дверь с красивой табличкой, на которой гордо сияло число "17". Его новый дом. Дом, о котором он даже рисковал помечтать... Марк с затаённым волнением следил за тем, как Лок достаёт из кармана ключи.
- Наконец-то увижу твою оранжерею...
- Боюсь, ты будешь разочарован, - чуть погрустнел его возлюбленный.
- Почему?
- Пока я за тобой гонялся, за цветами никто не ухаживал. Я врасплох сорвался и не успел предупредить Нэлли. Большинство цветов уже вянет. Ну ничего, к весне оживут... Надо будет тебе дубликат сделать.
- А разве запасных нет?
- Все раздал.
- И кому же так повезло? - ревниво полюбопытствовал Марк.
- Папин отдал Карлосу, а остальные два - Славке и Нэлли... - Лок отпер замок и потянул дверь на себя. - Заходи и не стесняйся. Мой дом - твой дом.
В передней вспыхнул свет. Марк с отчаянно бьющимся сердцем перешагнул через порог... и изумлённо выдохнул. Да, зрелище было потрясающее! Везде, куда мог достать глаз, вились растения. Декоративные ползучки и развесистые плети оплетали стойки и решётки, тянущиеся от пола и до потолка. Вся эта роскошь заметно пожелтела, на полу даже валялись сухие листья, но это осеннее настроение было... восхитительным. Пахло землёй, зеленью и чем-то ещё, чему сложно было подобрать определение. Вдохнув эту смесь полной грудью, Марк с щемящим чувством понял - он действительно дома.
Из передней хорошо просматривались уютная кухня, на которой тоже виднелись силуэты растений, две двери в комнаты-"пеналы", дверь в ванную и небольшая квадратная гостиная. Марк медленно опустил свои сумки на обувной ящик и неуверенно провёл пальцами по обоям, рисунок с тиснением которых имитировал старую кирпичную кладку. Этот рисунок идеально сочетался с питомцами Лока. Всё такое знакомое... родное...
Лок торопливо разулся, снял куртку, расправил её и повесил на вешалку.
- Чего встал? Разувайся, проходи, осматривайся... Сейчас переоденусь и будем ужин готовить, а то твои крекеры аппетит только раздразнили.
Лок поставил ботинки на полку ящика и скрылся за одной из комнатных дверей. Вспыхнул свет. Марк разулся, сбросил куртку и осторожно заглянул туда. Лок торопливо раздевался, избавляясь от мокрой одежды. Оставшись голышом, он полез в нижнее отделение шкафа за чистым бельём и заметил мужа.
- Заходи. - И продолжил своё дело.
Марк вошёл, и первым делом ему в глаза бросились книги в стоящем у самой двери шкафу - вся верхняя часть вплоть до откидывающейся вперёд дверцы внизу была забита толстыми томами в два ряда. У Лока было много книг. Очень много книг. Полки тянулись и над письменным столом с компьютером... Марк вчитался в названия. Энциклопедии, справочники, учебники, художественная литература - от альянсной и земной классики до современных авторов. Тонких книжек меньше ста двадцати страниц не было ни одной. Лок их принципиально не признавал - сам говорил это когда-то.
- И ты всё это читал? - восхитился бреанец.
- И сейчас читаю. - Лок натянул домашние старенькие шорты и шерстяные носки. - Надо же как-то ночи коротать, когда делать нечего, а играть не хочется.
- И чему я удивляюсь?.. Давно пора привыкнуть. А это и есть знаменитая лавения? - Марк даже прищёлкнул языком, разглядывая стены и потолок, оплетённые гибкими плетями.
- Она самая. - Лок с гордостью погладил резные листики с красными прожилками, среди которых как капельки крови алели ягодки. - Хочешь ягодку? Очень вкусные.
- А можно?
- Конечно. Они более чем съедобные.
Лок осторожно снял две ягодки и протянул одну "супругу".
- М-м-м... вкусно. Можно мне ещё одну?
- Да хоть две... Только плети не оборви. В сезон дождей с этой капризулей надо быть аккуратнее.
- А почему она не пожелтела? - Марк с любопытством разглядывал роскошный пышный цветок. "Осень" его совершенно не коснулась.
- Она особенная. Попозже расскажу подробнее, но именно благодаря ей всё ещё живы остальные. Она у меня умница... хоть и нагловатая.
Марк хмыкнул, поднимая глаза к потолку. Прямо как в летней беседке. Сколько же сил ушло на то, чтобы всё это вырастить?.. Да, муж ему достался уникальный по всем статьям.
Рядом с кроватью, на тумбочке возле лампы, стояли две фотографии в рамках. Свою Марк узнал сразу и даже вспомнил, когда она была сделана - его только-только повысили до инспектора, и Марк дорабатывал дежурство в патруле. Вероятно, Лок достал себе копию или просто распечатал из досье. Со второй на него смотрели совсем ещё юный Лок и его приёмный отец, которому его мутант не доставал и до подмышки. Кнопка... Марк с молчаливого разрешения мужа взял рамочку со снимком в руки. Судя по банкам с пивом, Локу здесь лет шестнадцать. Разлохмаченные волосы до плеч придерживает тонкий ободок, на носу сидят округлые очки с металлической окантовкой, знакомые по печально известным снимкам Тариена. Одетый в безразмерную чёрную футболку с белой "шаблонной" надписью "Мне всё пофиг - я гений!" и нарочито порезанные джинсы Лок, довольный донельзя, прислонился к отцу. Байли, в обычной клетчатой рубашке-"ковбойке" и набекрень сдвинутой фуражке, подбоченясь обнимает сына за плечи и смотрит в камеру с лукавым прищуром. В уголке его рта дымится сигарета. Молодой отец и почти взрослый приёмный сын смотрелись вместе просто великолепно. Их взаимная любовь и душевная привязанность были видны невооружённым взглядом.
- Это Нэлли нас фотографировала на мой шестнадцатый день рождения, - объяснил Лок. - Она с утра тогда прибежала - торт принесла. Думала, что папа не догадается.
- А он догадался? - Марк бережно поставил фотографию на место.
- Сам пёк. Маленький - как раз на двоих. Решил меня порадовать, сделав приятное. Ему всегда нравилось, как я готовлю, и он решил показать, что тоже может... Бисквит с шоколадом и медовой начинкой, а сверху - глазурь и пара вишенок покрупнее. И свечка в виде цифры "16" в серёдке. С виду получилось неказисто, но на вкусе это не отразилось. А вечером я отмечал с ребятами в "Нагате"...
- ...после чего свалился с простудой на неделю с лишним.
Лок с грустным смехом поправил чёлку. По привычке.
- Да уж... Надо было тогда папе позвонить и остаться в общаге, а я домой попёрся...
Лок опустил глаза, и Марк понял, что его возлюбленный всё ещё тоскует по отцу, но время своё дело делало. Как и осознание факта, что он теперь снова не один.
- Ладно, пойду готовить, а ты располагайся.
- А... где я спать буду? В другой комнате?
- Где хочешь... - Лок как-то напрягся.
- А... здесь можно?
- Конечно. - Лок расслабился. - Но если я тебе по ночам мешать буду, то не жалуйся.
- Я жаловаться не буду!
- На нижних полках ещё есть место. Распаковывайся и давай, что стирать надо. Сразу заброшу, чтоб завтра лишний раз не возиться...
Лок, нагруженный грязной одеждой, скрылся в ванной, где скоро загудела стиральная машина. Марк сунул нос и ахнул, увидев внушительную ванну.
- Фигасе! И как твой отец её сюда втащил?
- Без понятия, это ещё до меня было, - пожал плечами Лок. - Ну, как? Годится?
- Вполне.
Голубовато-зелёная плитка на стенах, изумрудно-зелёная на полу, молочно-белая сантехника, блестящие краны и вентили... и идеальный порядок.
Лок быстро осел на кухне, пока Марк разбирал свои сумки. Место для его книг тоже нашлось, да и поставить их в такое собрание было не стыдно. Затем бреанец заглянул в маленькую гостиную. Телевизор, игровая приставка и видак под ним, длинные полки с дисками. Марк начал их перебирать и тут же узнал несколько и своих любимых фильмов. В основном психологические драмы и исторические, но нашлось и несколько шедевральных боевиков и семейных комедий. Было здесь и полное собрание фильмов Камиля Триггера, включая "Право на старшинство" и "Записки Звёздных трасс" об истории Вольного Братства. Ни одного блокбастера, которые собирали кассу в кинотеатрах, но быстро потом забывались. Вполне себе серьёзная подборка, доказывающая хороший вкус и высокий интеллект хозяина. Перебирая диски с видеоиграми для приставки, Марк нашёл и "Следопыта" - версию девятьсот восемьдесят третьего года. В эту версию можно было играть и вдвоём. Сыграем обязательно, решил для себя Марк и убрал всё на место. Вставая, он снова полюбовался увядающей растительностью, удобным диваном с парой подушечек, очередным книжным шкафом... а потом поднял голову, разглядывая прикрученные к потолку турники и кольца. Наверно, Байли прикрутил, чтобы Лок мог тренироваться дома. Ему самому это добро вряд ли пригодится - тяжеловат. В углу нашлись гантели, пара гирь по пять килограммов, малая разобранная штанга с набором "блинов"... Интересно, как часто Лок тренируется? Понятно, из-за того, что он не спит, времени у него на тренировки вполне хватает, но ведь он работает и очень активно... Ладно, потом спросим.
Вскоре по квартире поползли ароматы готовящегося ужина. Марк, который уже успел переодеться, не вытерпел и заглянул на кухню, чтобы посмотреть, что же такое готовится. Лок и здесь смотрелся так же органично, как и в их родном кабинете за своим рабочим столом. Пока в микроволновке что-то размораживалось, он чистил картошку. Сковородка под крышкой источала тот самый аромат. Что-то бормотал радиоприёмник... Тихая и мирная домашняя картина, которой нельзя было не любоваться.
- Тебе помочь? - предложил Марк, вставая рядом с холодильником.
- Необязательно... но если тебе так хочется...
Цветы были и здесь, но уже не так любимые Локом ползучки, а вполне традиционные и привычные. На подоконнике рядом с балконной дверью стояли горшок с довольно высоким алоэ, ящик с карликовой розой и несколько разнокалиберных кактусов. Один даже цвёл крупным алым цветком. На холодильнике пристроилось что-то плакучее с мелкими белыми цветками. Дверцы шкафов расписаны под дерево благородного красноватого оттенка... На той квартире, что Марк снимал для жены, шкафы были золотистыми, что часто резало глаз, особенно в солнечную погоду. Стена рядом с мойкой выложена голубоватой плиткой, а стены оклеены моющимися обоями приятного песочного цвета. В кухне тоже царил идеальный порядок - ни пятнышка.
Стоя рядом с мужем и помогая, Марк снова почувствовал себя на своём месте. Чувство было непривычным, но приятным. Честное слово, ради этого стоило всё вытерпеть!
Как оказалось, в сковородке готовилась особая приправа к курице, которую Лок размораживал в микроволновке. Дочистив картошку, хозяин занялся собственно курицей - мастерски отделил мясо от костей, порезал на куски, промыл... Марк любовался и восхищался его отточенными движениями, тем как он привычно орудует ножом. Не только метать в цель умеет и втыкать болотным аспидам в глаза.
Само совершенство...
Когда ужин был готов, Марк сел за стол, глотая слюну. Он уже на середине готовки понял, как истосковался по нормальной еде - тем более приготовленной его мутантом! - и проголодался, а от запахов просто сводило скулы и темнело в глазах. Будто видя это, Лок приготовил достаточно много и весь ужин подкладывал ему самые лучшие куски и добавку. Сам он так толком и не ел, будто о чём-то задумавшись, так что Марку пришлось его потормошить.
- Что-то случилось? Ты еле ешь...
- Да так... - Парень отвёл глаза.
- Давай, выкладывай, а то и у меня аппетит отшибёт. О чём задумался?
Лок поджал губы, будто не решаясь что-то сказать, а потом встал из-за стола.
- Идём, я должен тебе кое-что показать.
Марк, недоумевая, последовал за мужем. Лок отпер дверь во вторую комнату-"пенал" и открыл её, щёлкнув выключателем.
- Вот, собственно... Совсем про него забыл.
В этой комнате цветов почти не было. Видимо, это раньше была комната Байли, и покойный полицейский позволил сыну поставить на подоконник всего одно растение. Смутно припомнилось, что оно называется "традесканция" - такая же обитала в их старой квартире, пока отец сидел в тюрьме. Мама любила цветы и подолгу возилась с ними, создавая в доме особенный уют. Письменный стол, вещевой шкаф, тахта... на которой кто-то спал. Не сразу Марк понял, что видит не спящего человека, а бионический манекен, похожий на него. Рост, телосложение, цвет и длина волос...
- Я... отрабатывал на нём всё, что было возможно... а потом просто перенаправлял огонь, когда становилось плохо. А теперь не знаю, что с ним делать. - Лок стоял, прислонившись спиной к двери и опустив голову. - Механикам нашим что ли отдать на запчасти? Жалко.
- Где... ты его достал?
- В "Секс-Бионикл", конечно. Был один должник, который всё и устроил... Я, когда каталог просматривал, наткнулся на раздел, в котором были представлены мужские модели кукол. Их было полтора десятка. Увидел этого и понял, что хочу. Будет полезен... Я и твою пятьсот шестнадцатую тоже пытался забрать, пока её не сбагрили на сторону или на переработку не отправили, но ты успел раньше.
- Так это твои люди должны были её забрать через два дня! - Марк вспомнил, как забирал свою куклу.
- Да, мои. - Лок чуть сжался. - Я тогда подумал, что она тебе пригодится... и поможет укрепить нашу связь...
- Хорошо, что я об этом только сейчас узнал. - Марк и не думал сердиться.
- А куда она делась? - Лок опасливо поднял глаза на мужа.
- Я... избавился от неё, - признался Марк. - Перестала помогать после того, как мы вернулись с Бреаны. Я только тогда понял, чем механическая подделка отличается от живого тебя. В какой-то момент едва не разломал... но не смог. Тогда я отвёз её в Травяные Гроты и там закопал. Вроде как... похоронил.
- Место помнишь?
- Хочешь своего отвезти туда же?
- Да. Пусть лежат там вместе.
- Хорошая идея.
Марк обнял мужа за плечи и привлёк к себе.
- Я боялся... что ты рассердишься... - тихо прошептал Лок.
- На что? Я ведь и сам грешен... И как тебе было... с ним?
- С тобой гораздо лучше. Потому что ты живой. Настоящий.


Марк крепко спал. После обильного и сытного ужина его быстро сморило. Лок долго сидел рядом с ним и думал, пока за спиной деликатно не кашлянули.
- Прости, что отвлекаю, но тебя ждут, - тихонько сообщил рыжий чертёнок с кожаной сумкой на ремне. - Вестник сообщил, что ты вернулся домой.
- Где собираемся? - так же тихо спросил Лок.
- У Старика.
- Одну минуту...
Лок сменил шорты на джинсы, обулся, застегнул на запястье часы, настроенные на время Кавари, достал свою толстовку... Дыру от пули он уже давно зашил. Постоял над спящим мужем, поправил край одеяла и вышел из комнаты.
Прыжок чертёнка с пассажиром был быстрым и почти незаметным. Оказавшись в знакомой комнате, Лок первым делом поприветствовал Керабероса и Самвела, которого юный бреанец скоро должен был сменить на посту Координатора.
- Привет... Жаль, что скоро перестанем видеться.
- Я "оказался недостаточно квалифицирован", - развёл руками Самвел. - Хорошо, что хоть из рядов не выкинули.
- Значит, скоро на чистку памяти пойдёшь?
- Стандартная процедура. Вы уж с Керой не воюйте, ладно? А то дружба дружбой, а служба службой...
- Да уж не поссоримся.
Координатор Реанны Эллен поприветствовала коллегу крайне сухо. Дивианец Рой просто кивнул - Лок ему не нравился, однако работать это им не мешало. Сольвейец Максимилиан и визимандрец Артур руки для приветствия протянули, однако на коллегу смотрели с осуждением. Старик, который сидел на Гордоне, выкатил на своём кресле и по праву хозяина предложил всем садиться. Координаторы расселись вокруг круглого стола, на котором стояло несколько бутылок с минералкой, и только Кераберос, как ещё не вошедший в коллегию на полных правах, остался стоять.
- Начнём с главного вопроса сегодняшней повестки, - проскрипел Старик, сурово глядя на Лока. - Объяснись, Лок. Что с тобой происходит и где ты пропадал почти две луны, не выходя на связь? Что означают слова Бейна про какого-то "мужа"?
- Именно то, что он сказал, - невозмутимо ответил Лок, откинувшись на спинку своего кресла.
- Как это? - нахмурился Рой. - Во что ты влип?
- Вопрос не ко мне, а к богам Астродора и Бреаны. Я всего лишь разгребаю то, что они сделали.
- А что они сделали?
- Обвенчали меня с мужчиной. И это не подлежит изменению.
- Что??? - скривился Рой. - В каком смысле... "обвенчали"?
- В прямом. Церемония проходила в эфирном пространстве в декорациях главной часовни бреанской общины на Астродоре и была проведена полностью, с соблюдением всех тонкостей. Так что с весны у меня есть муж.
- И кто он такой?
- Марк Брэзел, единственный внук и духовный наследник покойного Йона Брэзела, бывшего верховного наставника храма в Огненных Ключах.
Артур и Максимилиан выругались.
- Так ты теперь?..
- Именно. Мы связаны намертво, и эту связь без пагубных последствий разорвать невозможно.
- И чего нам теперь ждать? - жёстко спросил Старик. - Раз речь идёт о Брэзеле, то тебе придётся срочно искать замену...
- В этом нет необходимости, - перебил инвалида Лок. - На ближайшие несколько лет проблема уже решена.
- То есть?
- Сегодня Марк переехал ко мне на постоянное проживание. Мы теперь вместе.
- И ты... то есть вы... - оторопело вытаращил глаза Самвел.
- Да. Сегодня состоялась наша третья "брачная ночь"... точнее вечер. Мы всё выяснили, и он остаётся со мной. А я - с ним.
- Третья?
- Да. Первая случилась, когда мы были на твоей территории. Вторая - во время перелёта обратно.
- Ну-ка, давай всё с самого начала и поподробнее! - потребовал бреанец.
Лок начал рассказывать. Спокойно, подробно, с пояснениями. Он примерно представлял реакцию коллег, и не ошибся. Большая их часть смотрела на него с выражением крайнего потрясения на лицах. Спокойными оставались только Старик и Кераберос.
- И ты так легко лёг под него? - ошарашенно тряс головой Рой, категорически отказываясь поверить в услышанное. - Куда подевались твои страхи и мужская гордость?!!
- Гордость тут ни при чём. А страхи потеряли смысл, поскольку я люблю его. И на моё счастье это оказалось взаимным. Пока мы вместе, мне ничего не грозит.
- А откуда это вообще взялось? - рискнул встрять в разговор Кераберос. - Ты уже выяснил?
- Нет. Знаю только, что это связано с Астродором. Буду копать, выяснять...
- Ты не имеешь права принимать такие решения в обход коллегии, - сказала Эллен, стиснув подлокотники своего кресла.
- Это не касается коллегии. Только меня самого.
- Ошибаешься! Это касается всех! Если с вашей связью опять будет что-то не то, то это нанесёт ущерб всем нам! С самого основания Альянса Астродор был негласным лидером, Координаторы твоей планеты всегда играли ключевую роль в поддержании баланса, и ты не имеешь права подвергать всех необоснованному риску ради каких-то чувств и эмоций!
- Эти чувства и эмоции - залог моей дальнейшей жизни и способности к полноценной работе. Чтобы не "сгореть" и иметь возможность и дальше делать своё дело, я должен быть со своим мужем. Жить с ним. Спать с ним. Любить его. И я точно знаю, что замены мне пока нет. Как только замена отыщется, я уступлю ей своё место и уйду на обычную работу. Я не собираюсь цепляться за это кресло.
- Но ведь ты с такой готовностью соглашался... - начал Максимилиан, отойдя от первого шока.
- Если бы я заранее знал, что будет меня ждать по возвращении домой, то я бы сразу отказался от места. И плевать на перспективы и возможности. Для меня нет ничего важнее и ценнее моей семьи. Моих близких. Я бы никогда не рискнул подвергать их такой опасности. Из-за этого я даже не собирался жениться и заводить детей... Но случилось то, что случилось. И я принял решение.
- А твой отец? Его ведь убили из-за того, что тебя выбрали на эту должность?
- Да, это было частью плана по выбиванию меня с игрового поля, но всё обставлено так, что его гибель выглядит как типичная издержка профессии.
- И ты не подумал о нём?
- Папа знал, на что соглашался, беря меня под крыло. И меня этому учил. Чтобы быть рядом с ним, делать общее дело, чтобы хоть как-то изменить всё, я и согласился на эту работу. Тем более, что наш враг заранее знал, что выберут именно меня. Это бы ничего не изменило.
- Это риск, - качнул головой Старик. - Ты это понимаешь? Подручные Мориарти будут ждать подходящего момента, чтобы нанести решающий удар. И последствия этого удара могут быть ужасными. Как я понял, твой Марк - парень непростой. Если он узнает о твоём истинном положении в СС, то, скорее всего, снова разорвёт с тобой все отношения. А это уже будет концом всего. Если вы к тому времени проживёте подобно супругам вместе хотя бы пять лет, то у тебя не будет времени даже на то, чтобы "сгореть". Ты просто погибнешь в течение нескольких часов.
- Я это знаю.
- И всё равно решил быть с ним?
- Да. Я не могу иначе. Да и не хочу.
- Ты и так чересчур активно работаешь, чтобы ещё и так рисковать. - Старик свёл кустистые брови. - За неполный год ты попал в монастырь на лечение уже два раза! И оба раза - после вылазок на ту самую базу, которую мы с таким трудом взяли. И пусть нам её всего лишь слили, мы оставили там девятнадцать человек... - Щека мутанта болезненно дёрнулась, что тут же заметили все. - Да ты и сам там чуть не погиб! Лок, может, сбавишь обороты? Сам же сказал, что тебе пока нет замены! Может, не будешь так откровенно рисковать? Тебя же в любой момент могут убить, как какого-то рядового! Мерлин почему-то во все щели носа не совал!
- У нас разный стиль работы.
- Стиль! - возмущённо фыркнул Рой. - Вот шлёпнут тебя - и будет тебе стиль! И кого мы на твоё место посадим?
- Найдёте. Незаменимых, как известно, нет.
- Похоже, что ты как раз таким и стал, - зашипела Эллен.
Лок только промолчал на этот выпад. Он прекрасно понимал своих коллег, но отступать не собирался.
- Хорошо, пока закроем эту тему, - сказал Старик. - Посмотрим, как пойдут дела дальше. Второй вопрос сегодняшней повестки - ситуация на Бреане...
Совещание коллегии продолжилось. Лок всё чаще поглядывал на часы, опасаясь не успеть вернуться к тому времени, когда проснётся Марк. Ещё в магазин идти, завтрак готовить... Чтобы приготовить на завтрак?..
Наконец все вопросы были обсуждены и решены. Лок поднялся со своего кресла, ожидая, когда рыжий чертёнок перенесёт его домой. К нему подошёл Кераберос.
- А как всё-таки всё прошло? Ты так скупо рассказывал...
- Нечего рассказывать.
- А, по-моему, ты опустил что-то важное... и не просто так.
Лок подумал...
- Я снова едва не умер.
- Что?.. Как?
- Семенная жидкость попала в лёгкие. Марк успел меня откачать прежде, чем случилось непоправимое. Надо будет заскочить к Анжело для перестраховки...
- То есть... ты ему отсасывал и... - Юный бреанец вытаращился на друга.
- Да.
- И... тебе не было противно?
- Нисколько. Это был несчастный случай.
Кераберос только головой покачал.
- Рисковый ты парень, Лок... и везучий. Уж не потому ли Мария назвала твоё имя?
- Вопрос не ко мне.
- Ладно, ещё увидимся. - Кераберос пожал Локу руку на прощание. - Рад, что у вас теперь всё хорошо... и всё-таки будь осторожен. Нельзя допустить, чтобы Марк узнал, что ты - его начальник, да ещё и с самого верха.
- Я уже знаю, что ему говорить. Не хочется ему врать... но выхода другого нет.
Вернувшись домой, Лок первым делом заглянул к себе в комнату. За окном медленно светало... Марк всё так же крепко спал, перевернувшись на спину, и похрапывал. Лок постоял над ним, кусая губы, осторожно погладил по волосам и тихо вышел.
Ещё ничего не кончилось. Только начиналось.


Сквозь сон Марк почувствовал, что что-то не так. Под ним был не привычный старый диван с потёртым покрывалом и не жёсткая земля, а вполне себе удобный мягкий матрас и подушка. Тепло, тихо... Пахнет травой, землёй, чем-то знакомым и очень вкусным...
Вдруг его лица коснулось что-то живое и явно нечеловеческое. Марк приоткрыл глаза и увидел нависшую над собой плеть какого-то растения, среди резных листьев которого как красные глаза алели ягоды. И эта плеть... шевелилась, приближаясь и будто собираясь придушить его!
Марк с воплем скатился на пол и приготовился дать чудовищу достойный отпор. Плеть тут же отдёрнулась, и к бреанцу подскочил Лок.
- Что случилось???
- Это... это... - Марк ткнул трясущимся пальцем в ожившее растение.
- А ну, прекрати! - Лок строго обратился к зелёному чудищу, в котором Марк не сразу, но опознал обычное домашнее растение. - Я же тебе объяснял - Марк теперь будет жить с нами! Прекращай ревновать.
Марк потряс головой и всё вспомнил. Он же теперь у Лока живёт... Вспомнилось всё.
Лавения стыдливо поджала свои плети, вновь цепляясь усиками за шпалеру, и замерла, как будто ничего не было. Марк кое-как отдышался, вытирая со лба и шеи выступивший пот. Хорошенькое начало утра...
- Это... это что было?
- Говорю же - она у меня наглая. - Лок ободряюще приобнял мужа. - Но что ещё и ревнивая... Этого я не знал.
- Так она что... живая?
- Как и все растения. А ещё может считаться разумной. Я об этом не так давно узнал.
- И они у тебя... все такие?
- Нет, только лавения. - Лок погрозил своей питомице. - Прости, надо было тебя предупредить сразу. Кто же знал, что эта паршивка захочет тебя напугать?
Марк с опаской покосился на цветок, но тот больше не шевелился. Только красивые резные листики подрагивали.
- И как ты с ней справляешься?
- Она признаёт во мне друга и хозяина. Я столько сил и нервов угробил, чтобы она прижилась, вот она и признала меня. Может, и мои задатки менталиста помогли... А тебя ещё не знает. Ничего, скоро привыкнет и к тебе.
- И... как надо себя вести, чтобы... привыкла?
- Спокойно, дружелюбно, зря не ругать. Как с собакой... Ой, блин!
Лок сорвался и метнулся на кухню. Окончательно отдышавшись и успокоившись, Марк поднялся с пола, косясь на коварную соперницу, заправил постель, натянул тренировочные штаны и побрёл умываться и чистить зубы.
Новая жизнь обещала быть весёлой.
В ванной Брэзел критически оглядел себя в зеркале и решил с первой же зарплаты идти в парикмахерскую. За недели скитаний он так оброс, что волосы уже начали мешаться. Только бы Комбат сильно не ругался, а то засадит за пульт на целую луну, оштрафует...
С кухни аппетитно тянуло блинами, и Марк невольно облизнулся, глотая слюну. Он ещё не забыл, какие вкусные блины печёт его любимый мутант. Интересно, с чем они будут?
Лок как раз заливал на сковородку новую порцию, когда Марк вошёл в кухню. На цветок, стоящий на холодильнике, он покосился с подозрением, осторожно потыкал пальцем...
- Самая обычная симбария белая, - с улыбкой утешил муж. - Она только растёт, а не шевелится. Нужен шаман-флорист, чтобы она зашевелилась.
- С чем блины?.. Кстати, с добрым утром. - Марк с удовольствием приобнял мужа за плечи и потянулся к его тонким губам.
- Бодрое. - Лок охотно ответил на поцелуй. - А с чем хочешь? С курицей или с мясом?
- И того и другого... и можно без хлеба, - ответил Марк, вспомнив советский мультик про Винни Пуха. Заглянул под крышки обеих сковородок, стоящих на столе, втянул ноздрями аппетитный запах... и прямо руками полез, чтобы попробовать.
- Э, лапы убери! - возмутился Лок, шлёпая его по рукам.
- Я их мыл!
- Без разницы! Успеешь.
- Да я только попробовать...
Как будто всегда так было. Привычно до странности!..
И тут в дверь кто-то позвонил. Марк вздрогнул, едва не уронив крышку на пол.
- Это кто?
- Нэлли, - сразу понял Лок, переворачивая блин. - Присмотри, пока я открою...
Марк осторожно выглянул из-за холодильника. Он ещё не забыл заботливую соседку и её пирожки, которые они с Локом ели в поезде по дороге в космопорт. В полицейском участке Нэлли была суетливой, как наседка... С виду милая женщина, но кто знает, чего ещё можно от неё ожидать?
- Лок, милый, что у тебя тут за шум был? Кто-то кричал... - затарахтела соседка, едва переступила порог.
- Да ничего не случилось, тётя Нэлл. Это Марк. Ему под утро кошмар приснился.
- Марк? Твой друг с большим мотоциклом?
- Да. Его с квартиры... попросили, и он пока поживёт у меня.
Марк снял со сковородки подрумянившийся блин, сбросил на внушительную стопку уже готовых, сдвинул сковороду на пустую конфорку и вышел в переднюю.
- Доброе утро. Простите, если разбудил...
Нэлли ожидаемо начала смущённо поправлять причёску и отвороты халатика. Марк мысленно вздохнул. Как же ему это надоело...
- Нет-нет, это вы меня простите... Просто я услышала крик... испугалась... Я до сих пор не могу забыть того жуткого человека...
Марк кивнул. Он тоже ещё помнил Тариена... прекрасно помнил. Сумасшедший дизайнер оставил в памяти обоих "чекистов" слишком хороший след.
- А вы почему не на работе? - удивилась соседка.
- У нас выходной, - ответил Лок. - Начальство наконец расщедрилось и дало отгул. Хотите чайку? У нас блины на завтрак.
- Не откажусь, - ласково погладила соседка парня по голове. - У тебя всегда такие блины вкусные получаются... В чём твой секрет? - Лок только плечами пожал. - Ой, а что у тебя за серёжки такие? Что-то я их раньше не видела...
Марк пригляделся и узнал те самые серьги, что Лок купил себе ко дню его рождения. Надел... На душе сразу потеплело. Значит, всё действительно хорошо.
- Я их редко надеваю, вот вы и не видели. Проходите...
- Ой, я только переоденусь... - Соседка снова смущённо поправила халат, покосившись на Марка.
- Тогда я запираться не буду.
Соседка быстро вернулась. Она так и осталась типичной старой девой, но всё-таки принарядилась и даже брызнула на себя капельку духов. Чай Нэлли принесла с собой и сама же заварила, хвастаясь новому соседу, какой он вкусный и ароматный. Как оказалось, чай - это хобби женщины, и она нередко сама составляет чайные смеси, добиваясь идеала - на её дачном участке растут самые разные плоды, ягоды и ароматные травы... Чай действительно был неплох, но тот, что она дала парням в командировку, был лучше.
- Что-то вас давно не было видно, - заметила Нэлли, когда Марк после завтрака достал сигареты и предупредительно отошёл к окну, чтобы не окуривать мужа и соседку.
- Я... был занят. Много работы навалили.
- И как надолго вы здесь?
- Пока не знаю. Лок сказал, что я могу оставаться сколько нужно.
- А, может, никуда не будете переселяться? Лок же совсем один... Вдвоём вам веселее будет, и мне будет спокойнее. Такой надёжный человек рядом - это хорошо... - Женщина, чуть покраснев, отвела глаза.
- Я подумаю, - кивнул Марк. Соседка оказалась хорошей тёткой - не то что его квартирная хозяйка. Очень милая дама. Первое впечатление оказалось верным.
- Тут и думать нечего! Оставайся! - Нэлли сама не заметила, как перешла на "ты".
- Хорошо, - невольно улыбнулся "чекист", - останусь, раз вы так просите.
Когда соседка, напившись чаю и наговорившись, ушла к себе, Марк только головой покачал.
- Вот болтушка!
- Она хорошая. - Лок начал собирать посуду со стола. - Помогала папе заботиться обо мне, когда я только здесь появился. Просто ни разу замужем не была, детей нет, одинокая... Так что смирись - заглядывать будет часто.
- Пусть заходит. После квартирной хозяйки мне уже ничего не страшно. Лишь бы нам не мешала...
Марк окинул мужа откровенным взглядом, под которым тот залился краской.
- С-сейчас?
- А чего кота тянуть?
- А посуда?..
- Не убежит. - Марк привлёк его к себе и крепко поцеловал, поглаживая плечи и спину.
- Погоди... погоди... - Лок, начавший было расслабляться под ласкающими пальцами, вдруг уперся в его грудь обеими руками.
- Что такое? Не хочешь?
- Хочу, но раз мы на моей территории, то всё будет по-моему. Всё по правилам.
Марк только глаза закатил.
- И как надолго?
- Буквально десять-пятнадцать минут. Смазка в верхнем ящике стола. Я быстро...
Марк вздохнул, смиряясь, и пошёл в комнату. Погрозил пальцем шевельнувшейся лавении.
- Только попробуй нам помешать! Лок расстроится. Ты же не хочешь его огорчать? - Лавения качнула листьями. - Я ещё не знаю, что это означает, но надеюсь, что мы поняли друг друга. Обещаю, я ничего плохого ему не сделаю.
Разговаривать с растением... Бред какой-то!.. Наверно, если бы его увидели психиатры, то поставили бы кучу диагнозов, начав с самой безобидной депрессии.
Не успел бреанец отвернуться, как ползучка снова отцепилась от шпалеры и потянулась за ним. Услышав шорох листьев, Марк резко обернулся. Плети замерли, повиснув в воздухе и изогнувшись, как удав, свесившийся с ветки дерева.
- Что опять? Слушай, я понимаю, ты ревнуешь, но я теперь здесь как минимум надолго, так что давай договоримся сразу. Ты меня не терроризируешь, я тебя не трогаю, живём тихо-мирно, и ты нам не мешаешь. Пошло?
Ближайшая плеть, растопырив листья, приблизилась и погладила парня по руке. Марк осторожно погладил один листик.
- Надеюсь, что это знак согласия. А теперь давай на место. Лок скоро придёт.
В ящике стола нашёлся не только знакомый флакон со смазкой, только почти полный. Там же лежали три пакетика с серёжками - знакомые золотистые колечки, металлические шарики и нераспакованные серебряные "гвоздики" в форме кленовых листьев с эмалью. Выдвинув ящик посильнее, бреанец замер, а потом взял в руки заинтриговавшую его вещь. Марк с удивлением разглядывал книгу, на глянцевой обложке которой значилось "Как доставить удовольствие любимому? Руководство для мужчин". Так Лок учился по этой книге? Где только достал?.. Раскрыл на первой странице, сел на кровать, начал листать, читая по диагонали, и незаметно для себя увлёкся. Он даже не заметил, как лавения снова отцепилась и зависла за его спиной, с любопытством заглядывая через плечо. Книга была написана вполне лёгким и толковым языком, без розовых соплей... Пролистав до вкладки, Марк долго разглядывал предлагаемые варианты поз. А неплохо подобрано... С их ощутимой разницей в росте и комплекции эти картинки будут очень полезными. А вот эту надо будет попробовать, когда придёт его очередь... Марк с интересом листал книгу, пока не заметил, что Лок сидит рядом с ним. Уже полностью раздетый, соблазнительно свежий... Похоже, что ещё и душ принял на всякий случай. Боги, какой же он...
- Интересно? Как знал, что она тебе на глаза попадётся...
- Ты... давно здесь? - Марк покраснел и чуть не выронил книгу.
- Нет. Я готов. Чуть позже презервативов купим, чтобы не отвлекаться, а то слишком часто промываться вредно...
Лок аккуратно забрал книгу из рук мужа, положил рядом с фотографиями, снял очки, сел на его колено, обнимая за шею... Марк охотно обнял его в ответ и аккуратно уложил на спину, не замечая, как лавения спешно возвращается на место. Их губы слились в неторопливом поцелуе, за которым последовали новые, и с каждым новым они целовались всё более нетерпеливо и жадно. Марк, уже не в силах сдерживаться, провёл ладонью по чуть напрягшимся ягодицам мужа и улыбнулся, услышав тихий всхлип. Лок прижимался всё плотнее, начиная ёрзать и тереться...
И пусть весь мир подождёт.


- Не приехали ещё? - Олег весь извёлся.
- Нет. - Наката выглянул в окно, за которым снова стеной стоял дождь. - А, может, они и сегодня дома останутся?
- Не останутся, - уверенно мотнул головой Ярослав. - Это уже будет просто неприлично. Ты Карлосу позвонил?
- Позвонил. Обещал быть.
Ян в который раз заглянул в холодильник.
- Если не приедут, то это будет просто свинство с их стороны. Ральф так старался... и мы тоже...
С площади донёсся знакомый рокот, и все ломанулись к окну.
- Наконец-то! - выдохнул одноглазый.
Да, это был "Мастодонт", в седле которого сидели двое.
- Так, все по местам! - скомандовал Ярослав. - Сидим, работаем. Когда войдут...
- Да помним всё! - огрызнулся его брат, плюхаясь на своё место.
Потянулось нервное ожидание. Наконец на лестнице затопали знакомые ноги. Все замерли. Вот с тихим шорохом ушла вбок дверь...
Лок недоумённо оглядел друзей, которые, казалось, не заметили их появления. Понятно, что Вестник сообщил им, что всё закончилось благополучно... Что они задумали?
Первым поднял голову Ярослав, едва за Марком закрылась дверь. Сурово оглядел вошедших... однако в глубине его бледно-голубых глаз притаились искорки.
- И где вас черти носили? Мы тут с ума сходим, а вам хоть бы хны?
Эти слова были сигналом для остальных. Наката с предельно серьёзным видом выкатил из-за своего стола и выжидающе скрестил руки на груди. Олег даже не встал, просто развернулся к друзьям, суропя брови. Ян укоризненно качал головой.
- Да мы... вот... - растерянно забормотал Марк и получил чувствительный тычок в бок от мужа. Так это что, не всерьёз?
Первым всё-таки не выдержал Олег. Лок так смотрел ему в глаз, что шаман не смог сдержать улыбки и вскочил, распахнув руки.
- Наконец-то! А мы боялись...
Лок со смехом обнял названного брата и едва не согнулся под тройным весом, когда на него налетели ещё и Ярослав с Яном.
- Ну, как оно?
- Всё в порядке. Мы теперь вместе. Навсегда.
Наката, искренне радуясь за друзей, подкатил поближе и кое-как поднялся на едва живые ноги, чтобы поздравить.
- Я так рад за тебя... за вас... - невольно прослезился юноша, поочерёдно пожимая руки обоим.
- Спасибо...
Олег повернулся к бреанцу и протянул руку.
- Мир?
- Мир. - Марк с удовольствием её пожал. - Был неправ. Обещаю исправиться.
- Комбату сдаваться когда пойдёте? - спросил Ярослав, тоже пожимая ему руку.
- Чуть позже. К нему с самого утра лучше не соваться, - ответил Лок, сбрасывая мокрую куртку и цепляя на вешалку. - Он же по утрам обход всегда делает...
- К нам уже заглядывал, - сообщил Наката. - Про вас тоже спрашивал.
- Вот именно. Если кто-то уже успел его накрутить, то лучше чутка выждать. Тогда и нам меньше достанется.
- О, да ты те самые серьги нацепил! - заметил Олег.
- Я их ещё вчера утром нацепил. - Лок опустил сумку на стол и начал выкладывать свои бумаги в прозрачных папках.
- Кстати, ты ничего не забыл? - полюбопытствовал одноглазый шаман, опираясь рукой о стол аналитика.
- А что такое?
- Разве ты не помнишь, какой сегодня день?
- Да вроде самый обычный... Никаких государственных праздников и памятных дат...
- Забыл что ли? - обиженно протянул Олег.
- О чём?
- Вполне мог и забыть, - вступился за Лока Ярослав. - Последние недели и тем более вчера и позавчера были слишком напряжёнными. Не до таких мелочей.
- Мелочи??? - возмутился Олег. - Собственный день рождения - это мелочи???
- А разве сегодня семнадцатое? - замер Лок.
Ян молча ткнул пальцем в календарь, висящий на стене. Красная рамочка на прозрачной пластиковой ленте отмечала число "17". Лок сперва замер, потом выхватил из кармана телефон и огорошенно уставился на дату на дисплее.
- Твою мать! - застонал он, схватившись за голову.
- Говорю же - забыл, - улыбнулся Ярослав. - Обычное дело при таком нервяке.
Марк, успевший достать сигареты, тоже выругался.
- Вот б...ь... И я забыл!
- Зато мы не забыли. Чуть позже Карлос подъедет, и будем отмечать. На счёт стола не переживай - уже всё купили.
Лок сокрушённо плюхнулся в своё кресло, всё ещё тряся головой.
- Вот ведь память дырявая... Мне ведь то и дело про него напоминали... и всё же забыл! - И с досадой ткнул в кнопку запуска на системном блоке.
- Ладно, успокойся. Тебе ещё мужа перед Комбатом защищать. Не трепи себе нервы зря. Тебе кофейку сварить? - И Ярослав потянулся к кружке названного брата.
- Я сам, - опередил шамана Марк, взял из рук Лока кружку и отошёл к кофеварке.
- Ну да, ну да... - довольно кивнул рыжий "чекист".
Карлос приехал после одиннадцати часов утра. К тому времени в "красном" кабинете царила привычная атмосфера - Олег хохмил, Марк, на которого приходился главный заряд, вяло отругивался, Лок шелестел своими бумагами, время от времени комментируя этот обмен любезностями, а остальные просто умилённо наблюдали, как Марк при этом украдкой пихается с ним ногами под столом.
- А вот и наш гость...
- Привет всем, - кивнул Бессмертный и сразу же подошёл к аналитику. - Привет, малыш, - сказал он, сердечно обнимая парня за плечи. - Ну, как ты?
- Всё хорошо. Почти пришёл в рабочую норму.
- Вижу... - Карлос внимательно посмотрел на бреанца, и Брэзел невольно втянул голову в плечи. - Он тебя не обижает?
- Нет, конечно. Не переживай.
- Они вчера, по ходу, полдня из постели не вылезали, - ухмыльнулся Олег. - Видал, как пропечаталось? Интересно, кровать-то цела?..
- Олег! - Ярослав пихнул брата ногой.
- А что такое? Я разве хоть на буковку соврал? - невинно удивился тот.
- Обязательно говорить это при всех?
- Так ведь все свои. Чего стесняться-то? Лично я бы не отказался послушать про подробности. Сколько раз, в каких позах, кто был сверху...
- Это слишком личное!
- И всё-таки я бы послушал...
- Пока я снизу, - сообщил Лок, что-то вбивая в строку поиска. - Потом посмотрим.
- То есть Марк не против поменяться ролями?
- Не против, - пыхнул сигаретой тот. - Для равновесия и пущей справедливости. Только подготовлюсь... - И замер, заметив на своём столе невесть откуда взявшийся белый конверт. Нахмурился, вскрыл, заглянул внутрь... и медленно достал резинку для волос. Разноцветную, очень красивую. Ту самую, которую он зашвырнул в пруд на тренировочной базе. Лок заглянул к нему...
- Это же моя! А я думал, что потерял её...
- Ты её в моей каюте забыл. Какое-то время хранил у себя, а потом выбросил... Кстати, почему ты её купил? Все резинки, что я у тебя до того видел, были не такими.
- Сам не знаю. Увидел, понравилась, а когда мы собрались лететь на Бреану, то прихватил с собой. В тот день расчёсывался и прихватил чисто машинально.
- Откуда она здесь?..
Конверт начал медленно таять, пока не исчез. Марк изумлённо протёр глаза, похлопал по тому месту, где он лежал...
- Вестник, - улыбнулся Карлос. - Один из его любимых фокусов.
Лок взял свою резинку и начал рассматривать. Та была уже заметно ношеной, растянутой, но эластичность не потеряла.
- Долго она тебе ещё не понадобится, - хмыкнул Олег.
- Ничего, подожду. К лету обрасту снова. - И Лок надел резинку на запястье правой руки. - Ладно, пора к командиру идти... Чем быстрее разберёмся, тем быстрее переживём последствия.
Марк затушил окурок в своей жестянке, закрыл крышкой и встал из-за стола, заметно нервничая.
- Ни пуха... - сочувственно пожелал Наката.
- К чёрту, - хором ответили "супруги", выходя в коридор.
- Как думаете, сильно он будет ребят материть? - повернулся с гостю хакер.
- Вряд ли до мата дойдёт, - покачал головой Карлос, устраиваясь в кресле бывшего воспитанника. - Поворчит, возможно, не без этого... Виктор ведь тоже переживал за них обоих, как за родных.


- Входите.
Комбат откинулся в кресле, глядя, как Брэзел и Ронан несмело протискиваются в его кабинет. Дежурный с вахты уже должил командиру управления, что парни прибыли на службу, но вызывать их в свой кабинет сразу мужчина не стал. Пусть сами приходят. Наберутся смелости в окружении друзей и приходят.
- Ну, с чем пришли?
Парни подошли к столу с самым сокрушённым видом, крепко держась за руки.
- С повинной, - тихо начал Лок, не поднимая глаз и чувствуя, как дрожит ладонь мужа. - Милости просим, отец родной, и твоего благословения.
- С повинной? - деланно удивился Комбат. - И в чём же вы провинились передо мной, дети мои?
Парни переглянулись и продемонстрировали крепко сцепленные руки. Комбат широко улыбнулся и встал.
- Давно бы так. - И крепко обнял обоих поочерёдно. - Порадовали старика. А то всё упрямитесь да ругаетесь... Так вы поэтому вчера не появились?
- Да, - выдохнул с облегчением Лок. - Нам нужно было побыть наедине... придти в себя...
- А тебе ещё и успокоиться... - Комбат ласково потрепал своего аналитика по волосам. - К работе готов? Тут без тебя накопилось.
- Так точно, готов.
- А ты? - воззрился командир на своего следователя.
- Готов, - кивнул Марк с видом покорности судьбе. - В том числе и принять наказание за дезертирство.
- Думаю, за это ты уже и так изрядно наказан. А со своей стороны... - Комбат задумался. - Завтра и через день будешь дежурить на пульте, и будем считать, что проехали.
- Слушаюсь, сэр... А штраф?
- Никаких штрафов. Мне тут донесли, что ты совсем без денег остался. Обойдёшься. А за время своего отсутствия получишь минималку за одну луну. На сигареты тебе хватит.
Да, легко отделались... но это не значит, что дальше будет легче. Начальство есть начальство.
- Лок, сынок, ты про свой день рождения-то не забыл?
- Забыл, - тяжело вздохнул мутант. - Мне уже напомнили.
- Ну, это не страшно. Я слышал, что ты к серёжкам неравнодушен... Вот, купил заранее. Надеялся, что до этого дня ты всё-таки доживёшь. Хорошо, что не ошибся... - Командир порылся в ящике стола и протянул ему прозрачный пакетик. - Держи себе в коллекцию.
В пакетике была пара маленьких стильных золотых серёжек - разумеется, "гвоздики" - в виде пятиконечных звёздочек-пентаграмм с "глазками" в центре из маленьких красных камушков.
- Спасибо, сэр... - улыбнулся Лок, принимая подарок. - На Новый Год обязательно надену.
- Вот и отлично. - Командир отечески оглядел счастливую пару. - А вам скажу только... Ну, что обычно в таких случаях говорят русские? Совет вам да любовь. - И шутливо нахмурился. - Ну, может, хоть поцелуетесь для приличия? Нашли кого стесняться!
Смущённые "супруги" переглянулись... и с удовольствием поцеловались под одобрительное кивание командира.


В "красном" кабинете уже вовсю накрывали сдвинутые столы. Виновника торжества и его мужа оттеснили к окну, чтобы не мешали, раз совестно выгонять под дождь. Впрочем те быстро нашли себе занятие, на что то и дело обращал всеобщее внимание Олег. Комбат обещал подойти чуть позже. Небольшая заминка случилась, когда в кабинет заглянул Эрик, привлечённый суетой подготовки, и потрясённо уставился на неспешно целующуюся на подоконнике парочку.
- Не понял...
- Чего ты не понял? - сделал вид, что ничего такого не происходит, Олег.
- Это что такое? - И сосед ткнул пальцем в повернувшихся в его сторону парней.
- Ничего особенного, - с самым невозмутимым видом пожал плечами Ярослав. - Всё так, как и должно быть.
- То есть?
- Боги... Ну, так уж получилось, - вздохнул Ян, доставая из холодильника именинный пирог и ставя на стол. Наката тут же начал пристраивать свечки, аккуратно выписывая ими "21". Карлос ему помогал. - Парни не виноваты, что боги выбрали их для своих игр. Ты думаешь, где они так долго пропадали? Разобрались окончательно буквально позавчера, и хвала небесам, а то бы мы потеряли обоих. Времени оставалось в обрез. В аккурат ко дню рождения нашего умника успели.
Эрик огорошенно посмотрел на друзей, всё ещё отказываясь верить услышанному. Даже из уст дипломированного юриста с репутаций принципиального до обморока.
- Так вы...
- Ну да, - спокойно кивнул Лок, прижавшись к мужу. - А что такого? Законом не запрещено.
- И вы... уже... это самое? - Эрик, краснея, неопределённо помахал руками.
- Ага. По взаимному согласию и при полной охоте. - Марк прижал к себе мужа плотнее.
- Вчера полдня из постели не вылезали, - наябедничал Олег, за что всё-таки получил подзатыльник от брата. - Был бы ты шаманом - сам бы всё увидел. Вчерашний секс на них так крепко отпечатался...
- А как же Лорэлл? - растерялся Эрик.
- Лорэлл погибла во время штурма базы, - тихо сказал Марк, доставая сигареты. - Мне Лок вчера сказал. Он видел первые списки ещё в реанимации.
Лок уткнулся в свитер мужа. Его узкие плечи задрожали.
- Ну вот зачем ты спросил? - рассердился Карлос. - Сегодня же его день рождения, праздник, а ты его портишь! Забыл, что Лок мутант?
- Я же не знал... - потрясённо прикрыл рот Эрик. - Я думал, что её вместе с другими тяжело ранеными сразу на лечение увезли... что она уже дома...
- Её отряд нарвался на засаду, - вздохнул Марк, торопливо убирая пачку обратно в карман и крепко обнимая мужа. - Была плотная перестрелка... Пуля попала прямо в сердце.
- Я не знал... Неужели было так... серьёзно?
- А самому сообразить, насколько тяжело наш умник воспримет известие о погибших, трудно было? - поддержал Бессмертного Ярослав. - Я это понял ещё тогда, когда узнал, скольких мы потеряли. Да, это мало, учитывая сложность поставленной задачи, но люди всё равно погибли. Погибли наши товарищи. Чьи-то близкие. А Лок был одним из тех, кто разрабатывал план штурма. Понятно, что без погибших было не обойтись, и он старался свести потери к минимуму, только легче от этого не становится. И он знал их всех лично. Лок и сам не раз терял близких ему людей и слишком хорошо знает, что это такое.
- Прости... Я не хотел... - Эрик виновато опустил голову. - Прости...
Кое-как Лок взял себя в руки. Марк не выпускал его из своих объятий до тех пор, пока дрожь не улеглась.
- Ты сделал всё, что было в твоих силах, - шепнул он ему на ухо. - Не кори себя так.
- Они всё равно останутся на моей совести... до самой моей смерти...
Эти же слова были сказаны и вчера, но Марк готов был повторять их снова и снова. Когда вчера в перерыве между страстными порывами всплыло имя Лорэлл Брейн, Лок, снова сбросивший броню, едва не потерял над собой контроль, вспомнив эту незаурядную девушку и имена всех погибших при штурме базы "Зверей". Да, он знал, что сделал всё, что было в его силах... возможно, даже больше - он и сам рисковал не меньше других, их бойцы знали, на что шли, но этот список намертво врезался в память. В тот момент Марк понял, что имел в виду Лок, говоря о своих проблемах. Привыкнув, что его любимый постоянно в броне, Марк едва не забыл, что под ней скрывается самый обыкновенный мутант с уязвимой психикой и обострённой чувствительностью. В их третью "брачную ночь", когда Лок сбросил перед ним свои доспехи, он осознал это со всей чёткостью. Да, Лок способен себя контролировать, не выдавая охватившей его бури чувств, но всё это никуда не денется. И он не железный, чтобы вообще ничего не чувствовать. Потому ему и нужен рядом кто-то, чтобы было с кем разделить наболевшее. Чтобы кто-то поддерживал в нём веру в самого себя. А кто способен на это больше, чем любимый человек, которому безоглядно доверяешь?
Марк уже не злился на богов, вовлекших их в свои игры. Он понимал всё, принял и готов был выполнить свой долг до конца. Кира права - Лок гораздо слабее, чем кажется. Он долгие годы нарабатывал опыт, знания, навыки, отращивал броню, чтобы достойно отражать атаки извне... но если он сам сломается под давлением, то никакая броня не поможет. Попросту раздавит.
Эрик, сконфуженно бормоча слова извинения, ушёл. Минут через пять пришёл командир и встревоженно оглядел всех.
- А что случилось?
Друзья выжидающе смотрели на Лока, который глубоко вдохнул и медленно выдохнул.
- Всё... всё в порядке.
- Тогда прошу к столу, - пригласил Олег. - Сегодня твой праздник, братишка, и я больше не позволю никому его омрачить.

Эпилог


Карлос и Марк сидели в гостиной, наблюдая, как мутант возится со своими питомцами. Цветы нуждались в усиленной опеке. После того, что творилось в квартире лунами, и недель вообще без ухода, им требовалась уйма внимания и заботы, и за прошедшие дни ползучки заметно ожили.
- Я надеюсь, ты понимаешь, как тебе повезло, - сказал Карлос, прихлёбывая чай.
- Это с какой стороны посмотреть, - усмехнулся Брэзел, откинувшись на спинку дивана. - Кто-то бы мне посочувствовал. Возиться с мутантом - тот ещё геморрой!
- Но наш-то особенный.
- Я знаю... - Марк любовался своим мужем, полностью поглощённым своим занятием. Как уверенно и аккуратно он действует... даже, кажется, разговаривает со своими питомцами, улыбается...
- Да ничего ты не знаешь, - фыркнул Бессмертный. - Думаешь, что я тебе тогда всё рассказал? Фиг там!
- И чего я ещё не знаю? - Хотелось курить, но Лок запретил курить где-то кроме кухни. - Пошли на кухню. Курить хочу - сил нет!
- Что, запрещает? - улыбнулся Карлос, вставая с дивана и допивая чай.
- Вообще-то он у себя дома. Это я здесь пока на птичьих правах... Так чего я ещё не знаю? - после первой же затяжки спросил Марк.
- Ты ведь уже понял, что Лок из себя представляет? - перешёл на серьёзный тон директор "Радуги".
- Конечно. А то бы хрен я смирился с той пропастью, что лежит между нами. Я одного не могу понять - когда он успел подняться так высоко?
- Я не просто так сказал, что наш мутант особенный. - Карлос задумчиво бросил взгляд на улицу, залитую дождём. - Это действительно так. Во всех смыслах. И дело не только в его способностях менталиста.
- То есть?
- Когда Лок попал ко мне в "Радугу", то я сразу заметил, как он держится. Совершенно нетипично для рядового мутанта, да ещё в таком нежном возрасте... Ты когда-нибудь детей-мутантов видел?
- Как-то не доводилось... Ими другой отдел занимается.
- Так вот, если взрослые ещё как-то способны контролировать себя до определённого момента, что приходит только с возрастом, то дети совершенно не сдерживаются. У них может совершенно спонтанно меняться настроение - только что смеялся, а уже через секунду истерит, если увидел или услышал не то. Их нервная система очень уязвима. Лок, по идее, должен был быть таким же, но среди обычных детей почти не выделялся. Да, он был диковатым, необщительным, нелюдимым... Постоянно ходил по территории один, в столовой всегда забивался со своей тарелкой в угол, хотя его все за стол звали... Ел торопливо, как будто боялся, что сейчас отнимут. Когда ему что-то из сладостей предлагали - угощали от всего сердца - никогда не брал. Приходилось просто оставлять рядом с ним и отходить - только тогда ел. Даже мне не сразу удалось добиться его расположения - на это почти луна ушла. До сих пор помню, как Байли его ко мне привёз, и я увидел малыша в первый раз. - Карлос даже глаза прикрыл, вспоминая. Марк ловил каждое слово. - Тощий, грязный, нескладный, бледный, глазастый, в каких-то лохмотьях... Самый настоящий гадкий утёнок! Мы с Байли стоим, разговариваем, он мне всё объясняет и просит позаботиться о мальчике, а Лок прячется за его спиной, в брючный ремень с кобурой вцепился и молчит, в глаза не смотрит. Фил стоит рядом, по голове его гладит, говорит, что я хороший дядька и бояться не надо, а он не слушает, дрожит... От него буквально несло неуверенностью и страхом. Оно и понятно - после всего пережитого Лок не доверял никому. Боялся обычных людей. Первым, кому он рискнул довериться после побега, был Байли. Чуть позже привык ко всем остальным, начал потихоньку общаться... Одним из его первых друзей стал Руфус. - Марк вспомнил поварёнка из закусочной Ральфа и то, как он рассказывал про свою дружбу с Локом. - В общем, казался самым обычным мальчишкой с глубокой психологической травмой. Совершенно не похож был на мутанта... разве что при первых признаках нервозности с перспективой срыва старался забиться куда-нибудь и пересидеть приступ. Не хотел, чтобы его кто-нибудь видел таким. Причём делал всё это вполне осознанно. К нам в "Радугу" периодически привозят мутантов, и я успел на разных насмотреться... Они вели себя совершенно иначе. Дети-мутанты - существа стихийные и мало задумываются о причинах и последствиях. Им весело - они смеются, им страшно - они кричат или трясутся. Лок же прекрасно осознавал всё и старался вести себя так, чтобы как можно меньше выдавать свою природу. Мне это показалось странным в первый же день. Лок вёл себя не как ребёнок, а как уже поживший среди обычных людей мутант гораздо старше. На второй день наши ребята решили всё-таки с ним поговорить, окружили, попытались завести разговор... Так Лок подорвался с места и сбежал к реке. Мне тут же сказали, и я за ним пошёл. Нашёл его в кустах, где он спрятался и пытался взять себя в руки. Плакал почти беззвучно, в узел завязался, руками себя обхватил, зубами скрипит, но пытается сдержаться. Я присмотрелся к нему и понял, что тут отнюдь не рядовой случай. Мальчик-мутант, не по годам умный, рассудительный и осторожный... Вернулся я к ребятам и попросил Лока пока не трогать. Мол, ему пришлось очень трудно, он всё ещё всех боится. Со временем это пройдёт.
Когда Байли приехал забирать его на опознание и очную ставку, я заметил, как малыш ему обрадовался - едва увидел, как сорвался с места и навстречу побежал. С разбега запрыгнул, вцепился... Ни к кому сам не подходил, даже когда звали. Видно было, что что-то в нём разглядел такого, что притягивает его и успокаивает. И это тоже показалось мне занятным. Я напросился с ними и наблюдал весь процесс очной ставки через зеркало допросной. Поверь, это было незабываемое зрелище! Любой нормальный... да не то что мутант, любой нормальный ребёнок будет дрожать и нервничать перед своим мучителем, даже если за его спиной будет стоять надёжный защитник. Просто потому, что нахлынут воспоминания и придёт пережитый некогда ужас. Лок же был совершенно спокоен, насколько это вообще возможно в подобной ситуации для ребёнка. Нормального ребёнка. И это, представь себе, в девять-то лет! - Марк невольно присвистнул. - Потом, правда, Байли отвёл его в отдельный кабинет и не отпускал, пока малыш не успокоился. До полноценной истерики, хвала богам, не дошло, но выл и бился нормально так. Я тоже с ними сидел и наблюдал. Вцепился в него как в родного... - Марк вспомнил, как Лок рассказывал о встрече со своим будущим отцом и вздохнул, в очередной раз сожалея, что не был близко знаком с этим удивительным человеком. Их первой и единственной встречей была свадьба. - Лок и тогда пытался сдержаться, отчего до истерики и не дошло. Во многом это была заслуга Байли - благодаря его присутствию малыш быстро успокоился, почувствовав себя в полной безопасности. Позже Байли подробнее рассказал мне, что наш мальчик там пережил... Я сразу потащил его по психологам, те давали кучу тестов, результаты которых постоянно разъезжались по разным сторонам, не давая ничего конкретного. После я показал Лока надёжному менталисту, и тот сказал, что Лок не на все вопросы отвечал честно, как вообще-то полагается и как его просили. Еле-еле это разглядел. И это в ребёнке и при третьем уровне. - Марк только головой покачал. - Малыш часто отвечал то, что от него хотели бы услышать, будь он нормальным ребёнком. Только тогда стало понятно, что мы имеем дело с самым настоящим самородком, алмазом неогранённым, упускать которого мы просто не имеем права. Значительно позднее, уже во время учёбы в "Нагате", Лок признался мне, что его хозяева часто баловались психологическими тестами из журналов, и он сообразил, как надо отвечать, чтобы подпасть под нужную категорию. Если он уже в таком возрасте самостоятельно проворачивал подобные номера, то что же будет, если его ещё и обучить?
- И вы решили поспособствовать его учёбе?! - Марк даже про сигарету забыл, потрясённый услышанным.
- Разумеется. Если бы мы этого не сделали, то потом бы никогда себе этого не простили.
- А Байли обо всём этом знал?
- Само собой. Он сразу после очной ставки сказал мне, что собирается взять его под своё крыло. Было видно, что мальчишка ему глянулся. Тогда я подумал, что было бы идеально, если он заберёт к себе Лока насовсем... и как в воду глядел. После Нового Года Байли пришёл ко мне и сказал, что хочет подать заявление в комиссию по опеке и усыновлению. Просил помочь, поскольку опасался, что комиссия может счесть его слишком молодым для такой ответственности. Я сразу рассказал ему о результатах тестирований и предупредил, что если он усыновит Лока, то на него ляжет огромная ответственность. Что я сообщил о мальчике в СС и "Нагату". Что ему надо учиться. Что необходимо сделать так, чтобы он согласился работать с нами по собственной воле. Мутантов обмануть крайне сложно, они с трудом поддаются ментальному воздействию, а чаще и вовсе не поддаются. Даже не обладая эмпатическими способностями, нередко способны видеть нас насквозь. У Лока этот талант был выражен довольно сильно, в том числе и из-за задатков менталиста. Отсюда же и такая надёжная врождённая защита. А когда его начали обучать кое-каким приёмам, то он так навострился, что при желании может становиться и вовсе непробиваемым. Сейчас если и удаётся его "прочесть", то исключительно на эмоциональном уровне. Возможно, невосприимчивость большинства мутантов объясняется слабыми инстинктивными способностями, как у него... но Лок добился куда большего, чем иные шаманы, намеренно строящие свою ментальную защиту. Разум и интеллект при освоении таких "щитов" играет не последнюю роль. А теперь он может защищать и тебя, задействуя ваш канал связи. Сколько мы изучаем и присматриваемся к мутантам, но до сих пор не можем понять, за счёт чего это всё происходит, и Лок дал нам кое-какие идеи... И уж тем более мы никогда не видели мутантов, которым вообще не надо спать. Я видел мутантов, которым хватало трёх часов сна в сутки, видел таких, которые могли при необходимости обходиться без сна до нескольких суток без вреда для себя, но чтобы вообще не спать!.. Может, и это как-то связано с его странной разновидностью Дара, но твёрдой уверенности нет, как и согласия среди тех, кто его тестировал. Из-за этого его и не признают шаманом.
- Значит, Байли сам принял решение об усыновлении... - Марк задумался. - Я едва не подумал, что это ты его попросил.
- Была такая мысль, но я её с ходу отмёл. Лок не был бы счастлив в навязанной семье. Он должен был выбрать себе семью сам. По велению сердца, а не разума. За те полгода, что он был подшефным, он искренне привязался к своему будущему отцу, с нетерпением ждал каждого нового выходного, а по возвращении рассказывал мне всё, что было, буквально захлёбываясь от восторга. Мне даже завидно стало. Я ведь и сам подумывал взять его под опеку. Хороший мальчишка, умный, обаятельный... Многие наши его полюбили сразу, хоть он и шарахался от всех подряд.
- Тоже часть Дара?
- Возможно, но вряд ли. С его-то внушительной степенью мизантропии... Если это и получается, то неосознанно. Он использует эту способность намеренно только тогда, когда это нужно. Тоже часть его обучения, когда мы пытались понять, что с ним происходит.
Когда Байли впервые забрал его на два дня, чтобы свозить на экскурсию в другой город, я опасался, что мальчик сорвётся, если столкнётся с нестандартной ситуацией, но всё прошло на удивление отлично. Байли мне потом рассказывал, что никто даже не заподозрил в Локе мутанта. Даже справка, которую мы ему выдали на всякий случай, не понадобилась. И это лишний раз подтвердило, что к нам в руки попало настоящее сокровище. Пока Байли оформлял документы, собирал справки и ходил по инстанциям, я параллельно воевал с комиссией по опеке, чтобы та дала добро - половина членов была против. Причём не из-за возмутительной молодости Байли, а из-за самого Лока. Чтобы как-то разрулить эту катавасию, пришлось устроить им встречу с мальчиком, чтобы те сами убедились, что он вполне вменяем и безопасен. Перед встречей я поговорил с ним, предупредил о риске, и Лок меня правильно понял. Встреча прошла отлично, и комиссия дала добро. Когда Байли приехал к нам и показал малышу полностью оформленные документы, которые осталось подписать только мне... но это ты уже знаешь.
- И что было дальше? - Марк вспомнил про сигарету, но та уже прогорела почти до фильтра и погасла. Пришлось доставать новую.
- Первые три-четыре луны мы старались не беспокоить мальчика, чтобы он привык к новой спокойной жизни и дому. Лок получил наконец возможность читать почти без ограничений и сидеть в Сети, набираясь новых знаний. Байли тоже уделял ему внимание, насколько позволяла работа и заочная учёба. Подозреваю, что Лок часто сидел над распечатками лекций вместе с ним... А тем временем подошло время для нового набора студентов в "Нагату". Главным препятствием был возраст нашего подопечного: согласно школьному уставу, утверждённому министерством образования, минимальный возраст студента должен составлять пятнадцать лет. То есть, студент должен иметь общегражданский паспорт. Локу же было всего десять, паспорт он получит только через пять лет... И что делать? Байли регулярно отчитывался о темпах его самообучения мне лично, хвастался, какой его сын способный и хозяйственный... А когда он рассказал, как Лок по ночам общипывал балконы и подоконники соседок, добывая рассаду для своей будущей оранжереи, я сначала не поверил и лично посмотрел на дом. Таким образом выяснилось, что у Лока ещё и неплохие физические задатки. Это уже было каким-то сумасшедшим везением! Мы снова начали его тестировать, но уже на территории школы. И все наставники в один голос заявили, что надо срочно брать его на курс. Но как? Мальчишке всего одиннадцатый год идёт! Нам никто этого не позволит! Тем более, что Лок ни единого дня не учился в обычной школе и соответственно не имеет ни одного документа даже о начальном школьном образовании первой ступени.
- И вы вспомнили про подготовительные курсы.
- Обычная практика для перспективных ребят, но на них обычно занимаются будущие выпускники общеобразовательных школ. То есть дети гораздо старше. Главное преимущество этих курсов - возраст студентов нигде не прописан, и мы можем держать его там столько, сколько надо. Заодно приглядеться получше. Перед тем, как оформить Лока на курсы, необходимо было оценить его тогдашний образовательный уровень, чем мы и занялись. И тут надо низкий поклон отвесить ныне покойному Дориану. Судя по тому, что мне о нём рассказывал сам Лок, старик быстро понял, насколько способный мальчишка попал в общину, когда наш малыш начал говорить достаточно внятно, и занимался с ним лично и регулярно. Учил грамоте, письму и счёту, русскому языку... Оперативники СС попытались выяснить о нём хоть что-то и узнали, что Дориан когда-то пытался поступить в педагогический институт после того, как с отличием закончил школу при интернате, но у него даже документы на вступительные экзамены не приняли.
- Только потому, что он был мутантом... - злобно скрипнул зубами Марк, помянув чинушей от образования недобрым словом.
- Именно. Дориан уже тогда отличался солидной выдержкой для мутанта, соглашался на любые тесты, чтобы доказать, что безопасен для детей. Он хотел работать именно с детьми. Отказали. Собрав вокруг себя сородичей, он обучал ребят, живших с ним, но Лок стал для него особенным. Ещё одна причина, по которой Рино его долгое время недолюбливал... Дориан даже строил планы, как бы пристроить Лока в нормальную школу, чтобы он потом мог выбиться в люди, но не успел. Зато успел многое дать Локу. Наш малыш тогда не только огородом занимался и при случае на рынок бегал. Он ещё и рядом с Рисом, механиком общины, часто крутился, помогал ему, разбираясь в принципах действия разных механизмов. Словом, и без регулярного школьного образования он сумел многому научиться. Конечно, пробелы были и довольно серьёзные, но Сеть быстро начала их заполнять. Первое же собеседование это показало, и мы тут же оформили малышу читательский билет в школьную библиотеку. Его оттуда чуть ли не силком по вечерам приходилось вытаскивать, а уже в двенадцать Лок надел очки! - Марк фыркнул, вспомнив, с каким удовольствием Лок читает по вечерам, пригревшись у него под боком, и утром Марк не раз заставал его с книгой, просыпаясь. - Даже разрешили книги выносить, что вообще-то запрещено. Мальчишка аккуратный, цену книге знает, вот и разрешили. Оформить его на курсы получилось без проблем, а потом оставалось только наблюдать, как наш Кнопка стремительно нагоняет остальных. Как и поначалу в "Радуге", он долго всех дичился, пресекая все попытки с ним дружить, а потом общие интересы и школьная атмосфера это исправили. Позже Лок окончательно научился контролировать свои эмоции, скрывать неприязнь и нормально общаться с самыми разными людьми... даже активно встречался и общался с девушками, когда начал созревать... но по-прежнему кого попало к себе близко не подпускает. Он очень жёстко разграничивает свой круг общения до сих пор. - Марк вспомнил, как Лок общается с остальными "чекистами", и понял, что и это всё было у него перед глазами постоянно. Самыми близкими коллегами для него стали обитатели "красного" кабинета и командир... Вероятно, в Эрике он почувствовал что-то этакое, как и в его дяде, отчего и держит дистанцию. - С учебной программой Лок освоился быстро и учился вполне успешно. К тому времени, как ему исполнилось тринадцать, он уже не только мог сдать экзамены за третий класс второй ступени, но кое в чём даже значительно опережал ровесников. После того, как он сдал оценочный экзамен в городской комиссии по образованию, министерству ничего не оставалось, как разрешить принять его на первый курс... И ты ещё удивляешься, как он смог так резко подняться наверх.
- Ну и ну...
- Это ещё слабо сказано, - кивнул Карлос, наливая себе ещё чаю. Марк тоже себе плеснул - в горле пересохло. - Уже на первом курсе Лок показал себя блестящим студентом, а тогдашний ректор третьего потока заподозрил, что он ещё и шаман. Задатки, пусть и очень слабые, были налицо. О том, шаман он или нет, спорили вплоть до третьего курса. Господин Маюри и сейчас считает, что Лок всё-таки шаман, но отстаивать свою точку зрения не спешит... но это ты уже тоже знаешь. А что наш самородок вытворял на тренировках! Трудно было поверить, что всё это без использования Дара, исключительно за счёт собственных сил и возможностей.
- Да, близнецы мне рассказывали. Да и я многое сам видел...
- Кроме того...
- Ещё и кроме? - поразился Брэзел. - Ну, давай, добивай. - И придвинул себе табурет.
- Мало кто знает, но кроме трёх потоков в "Нагате" есть ещё и отдельная группа, в которой занимаются особые студенты. Те, кого можно отнести к гениям или особо перспективным. Лока зачислили в эту группу авансом ещё тогда, когда его оформляли на подготовительные курсы. Эти ребята занимаются по особой программе, которая позволяет развить их способности до максимума. Лок и в этой группе был лучшим. Никакой диплом с отличием не способен оценить его подлинный уровень, а ведь он и сейчас продолжает учиться. Теперь уже самостоятельно.
Марк только головой качал.
- С ума сойти можно...
- Ну, что теперь скажешь? Комплексы не появляются? - лукаво улыбнулся Бессмертный.
- Да вряд ли мне это грозит, - пожал парень могучими плечами, встряхиваясь и гася окурок в пепельнице. - Я уже столько всего повидал, что меня трудно чем-то удивить. Одного не понимаю... Почему при таких талантах и пристальном внимании он не зазнался? Это было бы естественно.
- Для обычного человека - да, но не для мутанта. Не забывай, они чувствуют и переживают всё острее нормальных людей. Почти как шаманы. А люди - увы! - так устроены, что если есть хоть что-то, превращающее кого-то в изгоя, то никакие таланты и способности не способны изменить этого отношения. Исключения лишь подтверждают правило, а все фильмы со счастливым концом на эту тему, снятые за последние пятьдесят лет, грешат излишним оптимизмом. У Лока же своя история - родители просто выбросили его, как ненужную вещь. Даже не сдали в интернат или детдом, а просто бросили умирать. Да ещё и собственная мать. - Марк снова мысленно выругался. - Это причинило ему серьёзную травму, которая аукается до сих пор. Повторю, из-за всего пережитого Лок не доверяет кому попало, тщательно фильтрует своё ближайшее окружение, никогда не расслабляется полностью, и это прекрасное лекарство от зазнайства. К тому же, пока он был в банде, хозяева воспринимали его одарённость лишь как инструмент для своей "работы" и всё. Они относились к нему не как к козырю, который можно с пользой разыграть, а как к обычному инструменту. Они даже не попытались завоевать его доверие, как-то привязать к себе иначе. Действовали исключительно с позиции силы и страха... Впрочем, они бы и тогда ничего не добились. Если бы они узнали, что рядом с ними мутант, то кто знает, что бы тогда с нашим парнем случилось.
- Лок говорил, что хозяин терпеть не мог мутантов.
- Тогда понятно, откуда взялся стимул учиться сдерживаться и изворачиваться, - вздохнул Карлос. - Я догадывался о чём-то таком, но Лок напрямую об этом ни разу не упоминал... И вот теперь ответственность за это чудо лежит на тебе. Сколько вы уже живёте вместе?
- Шестнадцатое двенадцатой... Луна уже прошла. Новый Год скоро.
- Целая луна... - Карлос улыбнулся. - И как у вас дела?
- Отлично. Вот будет побольше свободного времени... Лок пообещал прописать меня в своей квартире. Чтоб всё было по закону.
- Ты ведь понимаешь, насколько особенным ты для него стал?
- Начал понимать ещё тогда, когда мы переспали в первый раз. Он бы ни за что не позволил мне этого, если бы не доверял целиком и полностью.
- Вот именно. Так что будь особенно внимателен. Лок, конечно, умница, очень самостоятельный и независимый мальчишка, опытный, нигде теперь не пропадёт, но он слабее, чем кажется. Ты ему нужен гораздо больше, чем мы все вместе взятые - я, близнецы, ваши коллеги по кабинету... Ты для него - всё. В самом прямом смысле этого слова.
- Я... понимаю. - Марк сглотнул, унимая судорогу, стиснувшую горло. Он до сих пор не мог простить себе того, что едва не убил своего любимого. - И он для меня тоже... очень много значит. Связь ли в этом повинна или нет... Я тут подумал... Я бы не рискнул лечь в постель с каким-то другим мужчиной даже под угрозой смерти.
- Это называется "любовь", - мягко похлопал его по плечу Бессмертный. - Ты, наверно, удивишься, но подобные связи не всегда связывают любовью настолько сильно. Достаточно простого осознания и искренней привязанности... но вы ведь действительно любите друг друга. Вы прекрасно друг другу подходите, из-за чего всё и случилось. Это большая редкость.
- А... Лок знает то, что ты мне только что рассказал?
- Разумеется, знает. Мы никогда ничего от него не скрывали, были с ним предельно честными. Потому-то он и с нами.
- Это хорошо.
- Ладно, мне пора. - Карлос допил чай и поставил кружку в мойку. - Вот-вот должны привезти трёх новеньких... Кстати, один из них - мутант.
- Правда? Ещё один? - В кухню вошёл Лок. - Можно потом приехать - посмотреть на него?
- Ну конечно. Приезжайте в любое время, буду очень рад. Я слышал, что твой муж очень любит детей... Может, поможет нам немного?
- С удовольствием, - кивнул Марк, вставая, чтобы проводить гостя.
Когда Карлос ушёл, Марк снова закурил, обдумывая то, что услышал. Собственно, ничего нового он не услышал, но узнать побольше о своём мутанте было интересно. Да, совершенно разные у них судьбы... И ведь его возлюбленный не сломался, не сдался, боролся и жил несмотря ни на что. Надо быть с ним предельно внимательным, чтобы Лок никогда не сомневался в его любви. Заметив, что Лок стоит рядом и напряжённо смотрит на него, Марк ласково улыбнулся, привлекая парня к себе и усаживая к себе на колени.
- Не волнуйся, шарахаться не буду. Это я уже проходил.
- Правда? - Лок обхватил его за шею и прильнул.
- Правда. Ну, создали тебя боги гением... Что мне теперь, вешаться из-за этого?
Лок с облегчением поцеловал мужа, и Марк заметил, что его дыхание всё же чуть подрагивает. Беспокоится.
- Я боялся, что ты всё же начнёшь комплексовать.
- Не дождётесь... Ты чего? - удивился Марк, когда Лок коротко хихикнул.
- Да так, анекдот вспомнил...
- Какой?
- Этнический, с Земли, советский ещё.
- Ну, рассказывай.
- Идёт по Дерибасовской старый-престарый Рабинович. Навстречу ему - толпа родственников. И один, самый молодой, вежливо так спрашивает: "Как ваше здоровье, любезный?" "Не дождётесь."
Марк согнулся пополам от смеха.
- Точно... Вот и вы не дождётесь...
"Надеюсь," подумал Лок, от души смеясь вместе с ним. Вот уже целую луну они жили вместе, наслаждаясь долгожданным счастьем и деля на двоих стол и постель. Каждый новый день тоже был подобен проверке, но пока всё было просто замечательно. Счастья было так много, что то и дело становилось страшно... Лок смертельно боялся снова потерять любимого. Марк, видя это, понимающе утешал его, и становилось легче. Однако когда-нибудь их счастье будет подвергнуто настоящему испытанию. Хуже всего было то, что Лок не знал, когда именно это произойдёт. Мориарти не забудет о них и будет ждать подходящего момента, чтобы нанести свой удар.
И к этому нельзя быть готовым, как он привык.

ПОКА КОНЕЦ


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Исчадия техно" (Боевая фантастика) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Е.Рей "Избранница стихий" (Любовное фэнтези) | | В.Конте "Omega. Инстинкт борьбы" (Антиутопия) | | С.Елена "Жена в наследство" (Любовное фэнтези) | | Ю.Бум "Я не парень!" (Любовное фэнтези) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | В.Василенко "Смертный" (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"