Волынский Александр Михайлович: другие произведения.

Обратный отсчет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

  10. Сидя здесь, в пустом "сердце" нашего города, я, снова возвращаясь мысленно к самому началу. Стук моего сердца - единственный звук в окружающей меня тишине. Мое решение уже ни на что не повлияет, но, мой рассказ послужит предостережением тем, кто придет сюда после меня. Хотя я надеюсь, что сообщение дойдет, и дойдет вовремя. Но даже если я опоздал, это же сообщение останется тут в магнитном контейнере, записанное в дневник одной девочки. Наверное, вы не помните, с чего все началось, ведь на Земле прошло немало времени. Итак, сначала было слово. Даже два. И слова эти были - "Покоритель Небес".
  
  9. Корабль был четко виден сквозь стеклянные стены космодрома, который был забит под завязку, а вмещал он чуть больше ста тысяч человек. Несмотря на всеобщее возбуждение, обошлось без оркестра. "Покоритель Небес" возвышался словно небоскреб. Его сюрреалистическая форма и размер заставлял смотревшего затаить дыхание. Солнечный свет, отражаясь от его перекрученных боков рисовал на взлетном поле немыслимые картины, напоминающие картины Дали. Это была не первая экспедиция в космос, но первая такого масштаба. На борт "Покорителя" должны были взойти пять тысяч человек. На этот раз в космос летели не специально подготовленные космонавты, а простые люди. Семьи с детьми, преподаватели школ, служители церкви и домохозяйки. Было ощущение, что маленький городок собрали, словно пучок укропа, слегка почистили, оставив только свежие, молодые веточки, и упаковали в консервную банку "Покорителя". Одной из этих веточек был я. На самом деле Центральный Компьютер тщательно изучал все кандидатуры, и пока не дошел до заветной цифры в пять тысяч, прошло немало времени. Гул, стоящий в здании космодрома по мощности не уступал работающему двигателю космолета, но как по волшебству стих, при первых звуках речи капитана корабля Дика Симпсона.
  - Друзья. Я уверен, что все кто пришел сегодня сюда, а так же все, кто смотрит на нас сейчас через свои видео глаза и прочие средства связи, понимают всю ответственность этого мгновения. Сегодня все мы, участники проекта "Земля 2" выбрали для себя билет в один конец. Наша цель - создание станции-города на планете пригодной для жизни, где мы будем ждать всех вас уже в скором времени. Я думаю, нет смысла напоминать, что от нашего успеха зависит жизнь всех народов Земли, а так же братьев наших меньших. Я знаю, что времени мало, но я обещаю, что до того как Солнце погаснет, вы все обретете новый дом. Пожелайте же нам удачи, и да хранит нас всех Бог.
  Пока равномерный голос компьютера отсчитывал секунды перед взлетом, не было диких криков, не было бьющихся в истерике женщин. Все случилось очень быстро и почти в полной тишине. Весь земной шар затаив дыхание, наблюдал как "Покоритель" стартовал. Зависнув на несколько долгих секунд над космодромом, он оставил за собой серебристую дугу на фоне серого летнего неба и, сверкнув, исчез.
  Параллельно обратному отсчету, начавшемуся сто семьдесят лет назад, когда Центральный Компьютер высчитал точную дату "смерти" Солнца, в миг нашего расставания с Землей, начался новый отсчет - отсчет надежды. И я, сидя в гидравлическом кресле, всеми фибрами души верил, что мы сможем и не подведем.
  
  8. Я думаю, что нет смысла подробно описывать будни полета. Из-за того, что максимальное количество человек, на которых хватало жизнеобеспечения корабля ровнялось двум тысячам, мы все посменно проводили время в крио-капсулах. Недолгое бодрствование чередовалось с длинными периодами сна. Однако надо отдать должное Центральному Компьютеру, у нас в "ковчеге" было "каждой твари" по несколько пар. На каждую смену хватало учителей, врачей и священников. Таким образом, за наш полет образовалось как бы несколько групп, члены которых одновременно просыпались и проводили свое бодрствование вместе. Размеры "Покорителя" были настолько внушительны, что никаких неудобств не чувствовалось. На нем был даже свой стадион, хоть и небольшой. Наш путь лежал в звездное скопление NGC 2158 в созвездии Близнецов. Там, в бездне космоса, по мнению аналитиков мог находиться новый приют человечества.
  По дороге нам несколько раз встречались планеты, которые компьютер заносил в раздел резервов, однако так и не попалось ни одной, которая соответствовала бы всем требованиям. Либо их звезды были в стадии распада, либо сами планеты в стадии становления. Ни на одной из них мы не смогли бы повесить табличку "Дом, милый дом". Кроме преподавания мой полет немного скрашивал Додж Слоуп. Этот маленького роста старичок, казалось, разбирается во всем на свете. Он с легкостью мог заговорить о религии, политике, технике или искусстве. Мы скоротали с ним не один вечер, сражаясь в шахматы или просто попивая горячительные напитки. У него была несколько смешных присказок, что-то вроде "забодай меня комар", которые он периодически употреблял, особенно когда проигрывал, что надо заметить бывало крайне редко. Они и ко мне привязались, но постепенно мне удалось от них избавиться. Я думал, что он вместе с нами погружается в сон, и для меня стало настоящим ударом, когда во время одного из пробуждений выяснилось, что за время моего сна он умер. Это событие прошло почти незаметно, но имело в дальнейшем самые тяжелые последствия. Кроме того, что он не погрузился вместе со всеми в сон, ничего удивительного в этом не было - полет был долгим, и люди рождались и умирали. Я и узнал-то об этом лишь потому, что специально выяснял. К сожалению, за время нашего знакомства я узнал много нового обо всем, но не о нем самом. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю всю глубину этой потери. Теперь я знаю правду.
   Возможно, прежде чем продолжить о главном, стоит немного рассказать о себе. Мне тридцать пять лет, был женат, но мы разошлись. Я перенес сердечный приступ, и провалялся в больнице почти месяц. Без посетителей. Мне установили сердечный стимулятор - маленькую серебристую штуковину, которая торчала из моей груди, придавая мне вид киборга из старых фантастических боевиков. Доктора прописали покой. Никаких стрессов, природу и воздух. После этого я поселился в небольшом городишке, где до отлета и преподавал в местной школе компьютерные технологии. Как, наверное, все население Земли я, конечно же, слышал о проекте "Земля 2", но никак не предполагал, что меня это хоть как-то коснется. Поэтому для меня было полной неожиданностью приглашение в местный вербовочный пункт для собеседования. Мы очень мило поболтали с Дежурным Компьютером, я прошел несколько базовых тестов и получил резолюцию - годен. Теперь мне оставалось только решить - хочу ли я. На самом деле этот вопрос не занимал меня слишком долго. Меня ничего не держало на Земле. Уже ничего. Между моим решением и стартом "Покорителя" прошло полгода. За это время за мной в школе прочно закрепилось прозвище "космонавт", но оно скорее отражало зависть и восхищение детей, чем обижало. Я никак не мог понять логики, по которой компьютер выбирал участников проекта, хотя это является частично моей работой - понимать логику компьютеров. Однако, я сам себя прощал, поскольку когда речь заходит о таких сверхсовременных машинах, как Центральный Компьютер, обладающий модулями самообучения и самосовершенствования - обычная человеческая логика заходит в тупик. Все же я считаю, что он сделал правильный выбор, и знал о моем согласии еще до того, как я его дал. Было ли это Божественным провидением или просто логикой?
  
  7. На корабле я занимался тем же, чем и на Земле. Дети в полете не перестали быть детьми, и им, как и раньше, приходилось ходить в школу. Конечно образование, посредством различных всеземных информационных полей в космосе оказалось неосуществимым, и им пришлось вспомнить о том, что такое парта, микро-учебники и живое общение со сверстниками. Поскольку понятие классов уже давно переросло в понятие "предметные группы", в аудитории собралась "сборная солянка". Тут были как десятилетние, так и постарше - в возрасте до шестнадцати лет. Использование прямого контакта в обучении, словно возврат в каменный век, по началу, было шоком почти для всех. Я и сам подзабыл, какой шум могут создавать несколько десятков глоток, но постепенно все нормализовалось. Как в любой школе, мои ученики были самыми разными, разве что немного серьезнее, чем на далекой Родине. Многие считали компьютерные технологии увлекательным предметом, но истинно увлеченных было лишь несколько. Они не были фанатами, но считали компьютеры чем-то большем, чем просто запрограммированные на совершение логических операций силиконовые жучки. Они вдыхали в компьютеры жизнь и превращали в своих ровесников, а порой и наставников. Мне кажется, что именно таким детям, сумевшим пронести через свои взрослые заботы этот энтузиазм, человечество и было обязано созданием Центрального Компьютера - нашим новым Богом, и нашим временным прибежищем в межзвездном пространстве - "Покорителем". Как-то само собой наши отношения переросли в дружеские. Я понимал, что очень скоро эти тринадцати-четырнадцатилетние дети перегонят меня и пойдут дальше. Однако пока что я оставался для них авторитетом и даже порой старшим товарищем. Иногда они рассказывали мне свои нехитрые, но для них, безусловно, самые важные на свете, проблемы. И поскольку я не требовал от них ничего из сотни томов родительских требований, они не пугались и не стеснялись при мне быть собой. Так, например, я узнал, что Джеффри помимо компьютеров увлекается парапсихологией и даже владеет экстрасенсорными способностями. Он может убрать головную боль, или облегчить кашель. Естественно дома об этом никто не знает. Ему бы все равно не поверили. Даже, когда он исподтишка убирает маме мигрень, она списывает все на новый препарат. Одри боится очень многого и поэтому ведет себя агрессивно с окружающими. Он злится на отца за то, что мать их бросила, когда ему было два года, и злится на себя за это. Маленький стеснительный Питер больше любит мальчиков, но только не признается в этом даже себе. Он увлекается модой и хочет стать великим кутюрье. Его отец - священник, который воспитывает его в строгих традициях церкви, наверняка прибьет его, если только узнает об этом. Селена - девочка с такими светлыми волосами, что в корабельном свете кажется седой. Она очень не разговорчива, но может составить сложный алгоритм в считанные минуты. Когда все таки получается ее разговорить, если можно так назвать те несколько слов, которые удается из нее вытянуть, то создается ощущение, что она читает твои мысли. И конечно Дэнис, самый старший из них. Спокойный, уверенный в себе, с копной светлых соломенных волос и проницательными голубыми глазами. Эта пятерка проводила большую часть своего свободного времени вместе, порой включая и меня в свои планы. Не имея никаких привязанностей на Земле, я проникся теплом к этим ребятам, которые заменили мне семью на время полета, и потом, когда мы достигли конечного пункта нашего путешествия.
  
  6. День, когда я узнал об окончании нашей миссии, я помню так четко, словно это было вчера. Была наша очередь находиться в "объятиях Морфея" и когда нас вывели из состояния крио-сна, оказалось, что конечная цель нашего путешествия достигнута и "Покоритель" твердо стоит на земле. Первая группа уже разбила временный лагерь на планете и теперь занималась монтированием роботов. Те в свою очередь начнут возводить станцию, которая станет первым шагом к заселению планеты. С нами провели краткий инструктаж. Планету назвали Элизиум (1), и она была прекрасна. Днем и ночью над ней ярко сияли звезды, но среди них особенно выделялись семь. Поверхность планеты бала покрыта белесым мхом, который слабо светился в свете звезд. Ее масса была схожей с массой Земли, и вообще она очень напоминала Землю, за исключением воздуха. Он был абсолютно непригоден для дыхания. Однако те, кто планировал наш полет, понимали, что найти абсолютно идентичного близнеца нашей планеты затерянного в космосе практически нереально, поэтому при соответствии в 90% или более остальное нужно было доделывать на месте. Благо все инструменты у нас для этого были. В принципе, используя взятую с собой технику, мы и голый астероид могли превратить в цветущий сад, но наш основной критерий был - время. Год поисков соответствовал 10 годам полевых изменений, и мы продолжали искать, пока не достигли Элизиума.
  Планета по показаниям компьютеров была абсолютно безопасной. На ней не обнаружилось ни одного вида флоры, фауны или микроорганизма вредного для человека. Уже тогда я должен был задуматься, насколько состоятельна эта оценка? Кто программировал корабельный компьютер и когда программа считается выполненной? Сейчас, оглядываясь назад, все эти вопросы мне кажутся вполне естественными, но тогда мы были слишком ослеплены чувством выполненного долга и счастьем от того, что полет закончился. Что я могу сказать в свое оправдание? Что мы так привыкли доверять нашим цифровым помощникам? Что никто не может поставить под сомнение Божественное совершенство? Что я не отвечал за программное обеспечение? Все так, и все же оглядываясь назад, я с чувством глубокой печали осознаю, что все произошедшее потом является лишь закономерностью.
  Но тогда.... Тогда еще столько надо было сделать и, конечно, мы все бросились на помощь первой группе. Мы бы работали до упаду, но наши смены были строго ограничены. Несмотря на всеобщую радость, моим подопечным и их товарищам не удалось устроить каникулы. Успешное выполнение судьбоносного для человечества задания не повод для срыва уроков - так считали компьютеры, так считали родители. И детям приходилось сидеть за партами, хотя я видел, что их мысли там, за стенами корабля. На уроках химии они вместе с роботами возводят стены, на уроках физики вместе с рабочими разгружают и устанавливают оборудование, на моих уроках вместе с родителями готовятся к переселению. Я понимал их порыв. Я и сам сердцем стремился туда, хотя рассудком понимал, что инженеры и специалисты справятся со всеми техническими аспектами лучше и быстрее.
  
  5. Прошло несколько недель. С помощью роботов станция была смонтирована и превратилась в небольшой город. За глаза все уже называли его Авалоном, но официальная процедура должна была состояться позже. До окончания процесса изменения воздуха планеты станция была скрыта под силовым полем, и все с нетерпением ждали запуска воздушных генераторов. Дело в том, что кроме небольшой группы, работавшей на планете, все остальные поселенцы оставались на корабле, который хоть и обладал внушительными размерами, все же не был приспособлен к содержанию такого количества народа единовременно, и нам становилось тесновато. То тут, то там возникали небольшие конфликты, но пока не серьезные. Уже само то, что такая ситуация была возможна, должно было меня насторожить, ведь это было явным просчетом компьютеров, однако я даже и не думал об этом. В конечном итоге мы всего лишь люди. Процесс очистки и переработки воздуха должен был занять по предварительным подсчетам несколько лет, но в Авалоне воздух должен был стать пригодным для дыхания в считанные часы. Мы с борта "Покорителя" следили за изменениями показателей датчиков воздуха за стенами города. Когда они достигли нормы, люди, работающие там, получили разрешение снять шлемы скафандров. Затаив дыхание, словно это нам сейчас придется подвергнуться риску, мы ждали, пока кто-нибудь первым решится на этот шаг. Я лично выдохнул, лишь когда увидел улыбающиеся лица рабочих, и мне тут же захотелось оказаться там и разделить их радость. Хотя между нами и было расстояние в несколько десятков метров, именно эти метры и отделяли нас от Дома. Его еще предстояло обжить, сделать "своим", но уже было ясно, что это наш новый дом. Компьютер установил четкий график переселения, и на это время занятия прекратились. Мне не надо было долго собираться, и я с радостью помогал тем, кто нуждался в помощи. Как контрабандист, я перевозил хорошо (и не очень) упакованные секреты и тайны моих юных друзей: коллекцию выкроек Питера, набор масел и кристаллов Джеффри, и еще множество различных важных свертков и пакетов. Корабль мы покидали, хоть и не без жалости, но радость вновь крепко встать на ноги на земле перевешивала, и переселение прошло по плану. Параллельно на поверхности Элизиума устанавливались более мощные воздушные генераторы, и завершение их установки совпало с окончанием переезда. Тогда же был активирован Центральный Компьютер, который принял на себя управление нашими делами, взамен корабельного. Это был идентичный клон земного компьютера, на момент нашего отлета.
  Когда вещи были распакованы, мебель расставлена, и дела начинали входить в обычную колею, настало время остановиться, расслабиться и отпраздновать завершение долгого пути и начало новой жизни. Именно тогда все и началось. Хотя, вернее сказать, точно определить не возможно, поэтому я беру за начальную точку "праздник новоселья". В этот день все собрались на центральной площади Авалона. Было произнесено множество речей. Центральным событием должно было стать, конечно, отправление сигнала на Землю в автономном режиме, назначенное на вечер. Вот только текст сообщения должен был внести наш капитан непосредственно перед отправлением. Текст и координаты. Это событие должно было проходить под лазерный салют. С этого момента сообщение должно было транслироваться без остановки. Было ясно, что пройдет немало времени, прежде чем оно достигнет Земли, да и потом, пока компьютеры организуют новый "исход". Ведь одно дело переправить горстку людей, и совсем другое перевезти целую планету. Но все эти заботы уже нас не касались. Мы свою роль выполнили и веселились как дети, смеялись, обнимались и танцевали. Меня тоже затянул этот водоворот радости, и я на время позабыл о реальности. Однако реальность очень скоро дала о себе знать.
  
  4. Ко мне подошел Дэнис и потянул меня в сторону. Мне пришлось прекратить ухаживания за своей новой знакомой и, извинившись отойти. Вместе с ним мы покинули шумную площадь и направились к внешним воротам. Дойдя до границы силового купола, мы встретились с Питером, Джеффри и Одри - остальными членами неразлучной пятерки. Вот только Селену я не видел. Я все еще не понимал, что произошло. Дети выглядели нормально, кроме Джеффри, который был сильно напуган. На мои вопросы о том, что случилось, они просто отмалчивались. Я уже подумал было, что стал жертвой розыгрыша, и был готов пожурить их за столь грубо прерванное веселье, когда Джеффри протянул руку в сторону внешних ворот и сосредоточился. Я все еще ничего не понимал, как вдруг увидел, как в металле образуется отверстие. Это было невероятно, и что намного более важно - опасно, ведь за пределами нашего маленького герметичного мирка была непригодная для нас среда. Когда дыра стала размером с тарелку, Джеффри опустил руку и расслабился. Было видно, что предыдущая операция забрала у него немало сил. Дыра в воротах плавно затянулась и исчезла. Теперь он снова смотрел на меня, но я еще не понял, что увидел. Я спросил, не иллюзия ли это, и его взгляд изменился с вопрошающего на полный укора.
  - Это не металл. И дома - это не дома, - сказал Джеффри, - Оно говорит со мной, и я просил не трогать нас, но наверное уже поздно.
   - О чем ты говоришь? - спросил я его. Я видел, что он готов расплакаться, - Не волнуйся, все нормально.
  - Нет, вы не понимаете! Это уже не...люди. Все не настоящее. Даже...они, - закончил он шепотом, кивнув в сторону стоящих рядом товарищей.
  - А я? - спросил я его, - Я настоящий?
  - Да. Ему мешает ваш прибор.
  - Кому, Джеффри? - я сжал его плечо, но он не отвечал. Тогда я слегка потряс его и снова спросил: - Кому?
  В ответ он сбросил мою руку и закричал: "Ему! Этому! Я не знаю! Оно не слушает меня! Я просил не трогать никого! Я просил!". Он был близок к истерике, и я уже думал, не отрезвить ли его оплеухой, но он подскочил к Питеру и протянул к нему руку. Я с ужасом увидел, что в Питере появилась такая же дыра, как до этого в стальных воротах. При этом Питер не проявил ни малейшего беспокойства. Словно все происходящее не имело к нему никакого отношения.
  - Вы видите?! - закричал Джеффри, - Видите?!
  Его голос дрожал, при этом сам он вспотел. Я схватил его в охапку, и тут он, наконец, расплакался. Когда он немного успокоился, я попытался снова расспросить его, что случилось, но он не знал ответов. В какой-то момент он просто услышал, или вернее почувствовал звук, который вмешивался в его мысли, сначала причиняя ему страшные головные боли, но постепенно превратившийся в голос, который говорил с ним. Он, конечно, никому не рассказывал, кроме своих друзей, но и они посмеивались над ним. Все кроме Селены.
  - Но люди ведут себя как обычно. Как же Дэнис, который привел меня к тебе?
  - Я могу немного управлять этим. Но оно почти не слушает меня.
  - Спроси его, что ему надо? Мы можем как-то остановить это?
  - Ему ничего не надо. Оно просто...такое. И оно везде.
  - Я хотел вернуться на корабль, но оно меня не пускает, снова заговорил Джеффри после небольшой паузы - Я не могу открыть внешние двери, а "расплавить" его мне не хватает сил.
  Вместе с Джеффри и его бывшими друзьями мы направились в сторону центральной площади. Я торопился, и шел немного впереди.
  
  3. За то время, пока меня не было, веселья, как ни бывало. Музыка продолжала звучать, и люди продолжали улыбаться, но как-то безжизненно, автоматически, словно повторяли заученные движения. Так же некоторые продолжали танцевать или просто бесцельно ходить из стороны в сторону. Я все это видел, но не мог поверить. Мой разум отказывался воспринять происходящее вокруг. И тут Джеффри закричал. Его крик заставил меня резко обернуться, и я сам чуть не заорал. Питер, который шел следом за Джеффри стал на ходу словно растекаться. Он все больше "уходил в пол", пока не исчез полностью. Словно его и не было. Я взял Джеффри за плечи и повернул к себе.
  - Послушай, - сказал я ему, - Не может быть, чтобы остались только мы. Нам надо найти других людей. Ты сможешь их распознать? Ты поймешь?
  Какое-то время он смотрел на меня, словно не понял вопроса, но потом все же ответил.
  - Нам надо найти Селену. Она что-то говорила об этом, но я не помню что.
  Я и вправду не видел ее на празднике, но не придал этому никакого значения. В такой толпе легко было затеряться, с ней легко было слиться. Как я теперь понял, в прямом смысле слова. Вот такая ирония.
  Мы прошли к дому Селены. Двери были открыты, но внутри никого не было. Мы обошли все комнаты, но безрезультатно. Единственная вещь, которую невозможно было не заметить, был дневник с монограммой СЛ на нем. Он висе на магнитной подушке ни к чему не прикасаясь над столом в комнате Селены. Я протянул руку, но никакой защиты не было. Казалось, дневник специально оставили, чтобы его нашли.
  Еще какое-то время мы бродили по улицам. Тут и там нам встречались люди, которые уже не были людьми. Я понимал, что постепенно вокруг окончательно опустеет, и придет очередь домов, лабораторий, школ. Хотя, возможно они так и будут стоять, как памятник человеческой наивности и веры в компьютеры - из ненастоящего железа, пластмассы и силикона. В какой-то момент Джеффри остановился.
  Он опустился на дорогу, прислонившись к стене дома.
  - Больше никого нет, - сказал он, - Я очень устал. Я не могу понять, почему оно не забирает меня. Я хочу уйти, но оно меня не пускает. Вне этих стен тоже только это и мне некуда идти, но я не верю. Зачем тогда оно меня не пускает?
  Я посмотрел на него и понял, что он прав. Было что-то нелогичное, если это понятие вообще было приемлемо в данном случае, в действиях Этого.
  - Идем, - поднял я Джеффри с земли, - пошли, нам надо это проверить. Позови с собой кого-нибудь из них, - я кивнул на нескольких бессмысленно кружащих людей. Я повел нашу небольшую процессию к главным воротам. По дороге один из наших спутников "растаял", а второй явно передумал идти. Но в этом поединке Джеффри победил, и до ворот мы все же добрались. Только стоя перед закрытыми воротами, я понял, насколько выбит из колеи. Вместо того, чтобы как безумный носиться по улицам, да еще таскать за собой ребенка, мне надо было попасть в компьютерный центр - сердце нашего города. Оттуда я смог бы не только оглядеться, но и попытаться что-нибудь изменить.
  - Пошли, -снова позвал я Джеффри - Нам надо в компьютерный центр. Я думаю, что у нас есть еще одно очень важное дело. И оставь этого... - добавил я, когда увидел, что человек пошел за нами. Однако, пройдя несколько шагов, Джеффри остановился.
  - Я посижу тут. Я устал. Вы потом придете за мной? Я подожду.
  Какое-то время я боролся с собой. Я не смог бы унести его, мое сердце, и так было перегружено последними событиями. Если же и я останусь, это ничего не изменит.
  - Я скоро вернусь. Никуда не уходи.
  Несмотря на свой сердечный ритм, который был далек от идеального, я быстрым шагом направился прочь от ворот.
  2. Компьютерный центр меня поразил своей тишиной. Я вошел. Множество экранов на стенах не светились. На некоторых я видел изображения с разных камер, разбросанных по городу. Одна из них была установлена у главных ворот и по счастью работала. Я увидел Джеффри, сидящего там, где я его оставил. Я обратился к Центральному Компьютеру.
  - Экстренная ситуация. Выведи мне консоль управления. Ты должен немедленно обработать информацию.
  Я надеялся, что еще не слишком поздно. Центральный Компьютер отвечал за нас на Земле, он должен был не допустить катастрофы тут, но.... Передо мной появилась виртуальная клавиатура, и я как сумасшедший стал вводить команды. Вся операция заняла несколько минут. Закончив ввод, я стал ждать результатов.
  - Чего ты копаешься, - в сердцах проговорил я, когда, наконец, из динамиков донесся голос:
  - Биологическая составляющая не изменилась. Отдельные ее видоизменения в пределах нормы. Сокращение биологической активности соответствует параметрам. Сокращение в потреблении кислорода, выделения углекислого газа, тепловое излучение в пределах допустимого минимума. Понижение шумового уровня в пределах допустимого...
  Чем больше я слушал весь этот бред, тем больше я понимал, что великий Центральный Компьютер - просто фикция. С рождения нам вдалбливали в головы, что Центральный компьютер всемогущ. Он давно заменил нам Бога, карающего и прощающего, всевидящего и вездесущего. За несколько минут, моя вера была уничтожена. Вполне вероятно, что компьютер и вправду заменил человека, но лишь на технических службах, таких как управление дорожным и воздушным транспортом, управление антипожарными установками, электростанциями и прочими нуждами. Компьютер стал незаменимым завхозом в людском хозяйстве, но основные вопросы, связанные с истинно Человеческими областями не входили в его компетенцию, а остались под контролем человека. Я мог легко это проверить. Что я и сделал.
  - Кто твой оператор? - прервал я его на полуслове.
  - Додж Слоуп.
  Повисла пауза. Я понял, что в какой-то момент мы "осиротели". Смерть этого неприметного человека решила нашу дальнейшую судьбу. На Элизиуме не было того, кто наладил бы все системы, внес необходимые изменения в программный код. Компьютер без оператора превратился в сверхмощный градусник.
  Я мысленно чертыхнулся, как вдруг выключились кондиционеры и экраны погасли. Я оказался в полной тишине и темноте. Так же внезапно свет снова зажегся. Вместе с ним зажглись и мониторы. Все они показывали центральные ворота. Те были открыты настежь. Я видел Джеффри, который уже миновал их и направлялся в сторону "Покорителя".
  - Стой! - заорал я, но было слишком поздно. Кроме того, он все равно не смог бы меня услышать. Покинув город, Джеффри пробежал всего несколько шагов. Я думал, что он упадет в судорогах от нехватки воздуха, но этого не произошло. Он просто остановился, и через мгновение исчез. С того места, где он только что стоял, поднялся световой столб.
  - Что это было? - вслух спросил я, не ожидая ответа, но я услышал ответ. Хотя и не на свой вопрос.
  
  1. - Я в состоянии генерировать ваши способы коммуникации и мне нет больше необходимости в посредниках. Ты остался для завершения миссии. Сообщение должно быть отослано. Я обладаю почти всей необходимой информацией кроме кодовых слов и координат.
  - Что ты такое? Зачем ты все это... - я не знал что спросить, и как. Все было бессмысленным. Я понял, что остался один. Абсолютно один.
  В ответ я снова услышал бесстрастный голос из динамиков. Из всего, что я услышал дальше, мне стало ясно, что при запуске воздушных генераторов, на поверхности планеты произошла какая-то биохимическая реакция, изменившая структуру местного мха - единственной живой формы на планете. Эта субстанция не просто приспособилась к новым условиям, но и стала способна перерабатывать практически любой материал в себя, как органический, так и синтетический. Поглотив же центральный компьютер, она впитала в себя так же и всю базу данных. Наши религии, научные и технические разработки, нашу историю. Куда там писателям фантастам, описывающих пришельцев, как злобных монстров. Реальность была намного прозаичнее. И страшнее. С монстрами можно хотя бы бороться.
  Быть может дневник Селены, который мы обнаружили с Джеффри у нее дома, и прочесть который, у меня до сих пор не было времени, и не добавит каких-то новых подробностей к моему рассказу, но мне кажется, что ее видение может оказаться интересным. Хотя это и не имеет значения, я рад, что его нашел. Я и не мог предположить, что Селена столь молчаливая с людьми, может настолько красочно и богато мыслить наедине с дневником. Дневник - маленький приборчик для записи мыслей, идей, снов - вещь, безусловно, очень личная. Чтобы его прочесть, или вернее воспринять, (это, наверное, самое подходящее слово, описывающие состояние, когда чьи-то мысли вплетаются в твои собственные и, ты словно разделяешься на двое) надо не только обладать схожим складом ума, но и быть с ним духовно близким. Наверное, это похоже на шизофрению, которую можно вылечить одним мысленным приказом. Свой дневник Селена нарочно "подстроила" под меня, по ее словам, пока еще могла мыслить связно. Почему-то она была уверена, что он попадет ко мне. Судьба, или логика? Я увидел мир, в котором жил со стороны. Я увидел себя и понял, что был в ее маленьком сердце не просто учителем из школы. Я почти уверен, что прежде чем оставить мне дневник, Селена его корректировала, вычеркивая слишком личное, но мысли и чувства, связанные со мной словно специально остались. Как много таилось за ее молчанием, мне никогда бы, наверное, не узнать, если бы все шло нормально....
  
  0. Я не могу передать дословно мысли и образы, которые почерпнул у нее, может, поэтому все, приведенное дальше, покажется немного сумбурным. И хотя то, что в дневнике связано с происшедшим на Элизиуме составляет очень незначительную часть души Селены, мне оно показалось интересным:
   "Что есть Бог? Что есть мы? Сегодня Джеффри сказал, что все меняется вокруг. Он видел, как человек просто растаял, словно его и не было. Если Бог вездесущ, то он и вокруг и внутри нас. Насколько Он материален? Из праха в прах... Аль-Халладж(2) прав? Что кроется за теориями мистиков суфиев..? Сегодня я видела своими глазами то, о чем говорил Джеффри. Апокалипсис? В небе семь звезд... Откровение Иоанна Богослова... и волосы белы, как белая волна, как снег; (3). Случайности. Элизиум, Авалон(4). И грянет суд? А кого судить? Мы не могли себе представить, каков Бог на самом деле. Только воссоединившись с Ним, мы постигнем(?) истину. Где начало, где конец? Любовь? Воссоединение? Не об этом ли мечтаем все мы? Полное слияние - воссоединение. Он это Мы? Мы это кто? Полное растворение - смысл..?"
  
  Я мог бы не согласиться и не отсылать это сообщение. Но тогда, вполне возможно будет новый полет, и люди, опустившись на Элизиум, угодят в ту же ловушку, что и мы. Я верю, что несмотря на расстояние, которое нас разделяет, это сообщение будет услышано. Мне нужно в это верить. Безликий компьютерный голос, которым со мной говорила планета, до сих пор звучит у меня в ушах:
  - Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний;
  то, что видишь, напиши в книгу и пошли(2) в сообщении собратьям своим, ибо во Мне найдут они покой и утешение.... Слушай же...
  
  А теперь для завершения моей миссии, мне необходимо только ввести координаты и нажать...
  
  ...Пуск.
  
  1.В древнегреческих мифах Острова блаженных (Элизиум, Элизий) - страна, где находят вечное пристанище люди, получившие бессмертие от богов.
  2.Откровение Иоанна Богослова Глава 1 стих 10-11.
  3.http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Relig/Eliad_4/21.php
  4.Откровение Иоанна Богослова Глава 1 стих 14.
  5.Авалон, Аваллон (англ. Avalon, лат. Insula Avallonis) - мифический остров, страна усопших.
  05/09

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"