Воронин Михаил Петрович: другие произведения.

Хиж-2: Остерегайся!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    рассказ для ХиЖ, в принципе. Хотя сказать честно - это один из двух моих конкурсных рассказов, который мне нравится. Приятного прочтения. После окончания первого тура ( и выбывания меня из конкурса, я полагаю) Я перепишу этот рассказ. Покрасивше и попонятнее. ссылка на исправленную версию http://zhurnal.lib.ru/w/woronin_m_p/warning1-5.shtml


Остерегайтесь!

   Не сказать, чтобы работа на Марсе меня разочаровала. Нет, хотя она убила некий... ореол таинственности, которым для меня c детства была окутана эта красная планета. Тогда я завидовал летающим туда космонавтам и был, может быть, чуточку счастливее, чем теперь, когда представлял себе, как сам шагаю по его поверхности, поднимая тучи ржавой пыли. Впрочем, не сказать, чтобы я жаловался.
  -- Привет, Джереми! - Окликнул меня Пайк, лаборант из отдела низких температур.
  -- Да уже скорее пока, наверное. - Ответил я. - Я как раз направлялся к маглеву.
  -- Ну, тогда пока. А то у меня вахта в ночную смену. Я думал, ты тоже остаешься, время-то уже, сам понимаешь... - Он похлопал по руке с часами.
  -- Да нет, я просто задержался. Кое-какие данные проверял.
  -- Ну, давай.
  -- Пока!
   Я спустился к туннелю и влез в капсулу. Пристегнул ремень безопасности и нажал кнопку старта. Шлюз закрылся, могучие насосы проворно откачали воздух и открылись внешние ворота. Капсула, вдавив меня в кресло, полетела вперед, набирая скорость. Я переключил кресло в горизонтальное положение и наблюдал за тем, что происходило за стенками туннеля. А там, вне надежного купола толстого пластика бушевала стихия. Бесновалась песчаная буря. Было темно, хотя сейчас должно было быть видно солнце. Если бы не пыль. Слабо светилась приборная панель капсулы, повернув голову, я мог видеть, как тут и там по бокам туннеля мелькают фонари. Вдруг что-то запищало, и капсула начала тормозить. Я поднял кресло и увидел на приборной панели сообщение о неисправности в туннеле. Поблизости не было видно ни одной лампы, только слабо светилась панель управления. Мне стало немного жутко. Нажав на кнопку, я включил бортовое освещение. Вспоминались старые фильмы - Хищник, Чужие. И в то же время меня подстегивал какой-то странный дразнящий интерес. Я с трудом слез с сиденья и направился к заднему отсеку, в котором хранится скафандр. Мне пришлось немного расширить его, чтобы была возможность в него влезть. Самым благоразумным было, конечно, остаться в капсуле и подождать, пока ремонтники все починят, но я, чертыхаясь из-за того, что пол был наклонен, напялил скафандр и вылез из капсулы. От подножия Олимпа к равнине Аркадия рельеф немного понижался, поэтому туннель шел под уклон. Я включил вмонтированный в шлем фонарь и подошел к прозрачной стене. За нею постоянно закручивалась пыль, и было абсолютно темно, так что луч моего фонаря представлялся мне светом одинокого прожектора в буран где-нибудь на земном полюсе. Что поделать, меня с детства привлекала романтика приключений. Впрочем, побродив так минут десять, я уже начал скучать. Я переключил радио капсулы на трансляцию в скафандр, однако пока в эфире было пусто. Внезапно в наушниках заскрипело, и послышался голос.
  -- Эй, есть кто-нибудь в этом тоннеле?
  -- Да, есть. Я Джереми Уатс из исследовательского комплекса. Застрял на пути в Марс-сити.
  -- Не волнуйтесь, сэр. Ремонтник прибудет с минуты на минуту. С вами все в порядке?
  -- Да, все в норме.
   Я немного поколебался, стоит ли спрашивать, сколько времени займет ремонт, но подумал, что диспетчер этого, вероятно, тоже не знает, а потому решил просто подождать. Я влез в кабину, открыл шлем и закурил. Скафандр снимать мне было неохота, поэтому я плюхнулся в кресло прямо так. Минут через двадцать я увидел приближающийся огонёк. Он шел по монорельсу, расположенному рядом с полотном маглева. Полминуты спустя рядом с капсулой уже стоял служебный вагончик, а в капсулу входил ремонтник.
  -- Вы в порядке, сэр? Нужна ли вам медицинская помощь? Не были ли вы травмированы при торможении?
  -- Нет, все в порядке. Я прекрасно себя чувствую. А что за поломка?
  -- Я еще не смотрел. Но думаю, придется немного повозиться.
  -- Это надолго?
  -- Пока не знаю, сэр. Если хотите, можете проехать со мной - все веселее, чем просто сидеть в пустом тоннеле. Тем более, - кивнул он, - скафандр вы уже и так надели. Желаете?
  -- Пожалуй. Как вы сами заметили, здесь сидеть слишком скучно.
  -- Тогда пойдемте.
   Мы вылезли из капсулы и направились к ремонтному вагону. Там мой спутник, наконец, снял шлем и, пока он управлялся с приборами, я его рассмотрел. Передо мной был человек лет сорока-сорока пяти, с большой лысиной на макушке и уже седеющими черными волосами. Он был сухопарым и высоким, выше меня, пожалуй, на добрых пять дюймов. Когда он снял перчатки, стало видно, что его пальцы - тонкие и сухие, на кистях были видны вены. Поезд медленно по сравнению с маглевом покатил вниз. Около участка с горящей красной лампой мой спутник затормозил и снова надел перчатки и шлем. Я последовал его примеру, и мы вышли. Под лампой оказалась дверь с надписью "Authorized personnel only", в которую мы с моим спутником и вошли. За ней открылся небольшой шлюз, а за ним комната. Я не силен в электронике, поэтому просто могу сказать, что в комнате было много разных приборов. Табло, какие-то металлические ящики, экраны, циферблаты. Что-то тихо гудело. Мой спутник пробежал взглядом по приборам, хмыкнул и запустил программу диагностики. Дождавшись результатов и удовлетворённо кивнув, он снял крышку с одного из агрегатов у стены. Открыл принесенный с собой ящик с инструментами, стал копаться в переплетении проводов и каких-то схемах.
  -- Мда, - сказал я - хоть маглев и хорошая вещь, все же и ему свойственно ломаться.
  -- Да, собственно, маглев тут ни при чем. Сгорел один из модулей распределительной схемы. - Ответил мой спутник, копаясь в коробке с инструментами.
  -- Знаете, я немного завидую изобретателю магнитной левитации. Вот уж, наверное, кто был уважаемым человеком.
  -- Завидуете... Да пожалуй, нечему. Он действительно был уважаемым человеком... пока не сделал глупость. - Я удивился тому, что технический работник знает что-то из истории маглева. Впрочем, может, интересовался, в конце концов, он же обслуживает именно это изобретение. Все же, мне было любопытно.
  -- И что же за глупость он сделал?
  -- Однажды он вел научно-популярную передачу в прямом эфире. Тема была что-то вроде вращательного движения. Он показал массивный гироскоп весом, наверное, килограммов двадцать. Тогда ученый был уже в годах и не мог его поднять, иначе как двумя руками, да и то с трудом. Потом ученый сказал: "Мною был обнаружен следующий эффект, объяснения которому я до сих пор не знаю", - и, раскрутив гироскоп, легко поднял его одной рукой. Эфир тут же прекратили. Ученый из знаменитости моментально обратился в изгоя, его забыли, и старость он доживал в полной безвестности.
  -- Но почему? - Я потрясенно замолчал.
  -- Ах, молодой человек. - Мой спутник печально улыбнулся. - Это же просто, как дважды два. Он опозорил науку, указав, что есть что-то, чему у неё нет объяснения. И ему этого не простили. Да. Теперь вы поняли?
  -- Да, но... Это подло. Всегда найдется то, чего наука еще не объяснила. Не гнобить же людей за то, что они находят новые научные проблемы.
  -- Ах, молодой человек. Вы так ничего и не поняли. А ведь вы, наверное, сами ученый, не так ли?
  -- Да, я занимаюсь метеорологией.
  -- Поймите, наука, - прежде всего символ. Символ превосходства человека над миром. Символ того, что любую поставленную миром задачу человек способен решить. А у них не было не малейшего представления, как решить эту задачу. А, следовательно, её для них не существовало. Когда же он открыл её, да не просто открыл, а представил на всеобщее обозрение, они восприняли это, как плевок в лицо. В лицо каждому из них!
  -- Но ученые не такие...
  -- Не такие! Не такие? Да что вам об этом известно? Думаете, этот случай - единичный? - Техник страшно изменился в лице. - Что ж, знаете, например, как восприняли господа физики открытие закона изменения и превращения энергии? Одного из фундаментальных законов... Юлия Роберта Майера, который его открыл, они сначала травили, как медведя, а потом, когда довели его до попытки самоубийства, и вовсе посадили в психбольницу со строгим режимом. А вы говорите - ученые не такие. Остерегайтесь! Если вам суждено будет сделать открытие, которое пойдет вразрез с существующей теорией, если вы не сможете найти ему быстро практического применения, если вы к тому времени, не дай бог, не будете обладать достаточно известным именем, - чтобы ваши работы нельзя было замолчать... берегитесь!
   После этого мой собеседник повернулся обратно и продолжил работать. Он достал из недр агрегата плату и принялся прилаживать на её место новую. Я не решился его отвлекать. Пару минут спустя он закончил и молча двинулся к двери, на ходу натягивая шлем.
   Мы сели в ремонтную вагонетку и она начала набирать ход. Тут я решился заговорить снова.
  -- А сами вы кто? Извините, может быть, вам неприятен мой вопрос, но вы настолько близко принимаете все это к сердцу. Вы - ученый?
  -- А я похож? - Он выглядел каким-то совсем поникшим. Но потом он неожиданно выпрямился и взглянул мне прямо в глаза. - Я Фредерик Роулэн. Вряд ли вы слышали обо мне. Конечно...
  -- А чем вы занимались?
  -- Вам действительно интересно или вы просто хотите поддержать раскисшего человека? - Он усмехнулся.
  -- Мне интересно.
  -- Я занимался свойствами мира в целом, как это ни пафосно звучит. Когда начались первые дальние полёты, - ну, вы знаете, к границам системы, - я был еще молод, как вы сейчас. Я был подающим надежды физиком. Вы знаете, сейчас с большой опаской отправляют людей в дальний космос... Так вот, думаю, в некоторой степени я к этому причастен. Возможно, вы слышали, часть кораблей не возвращалась, многие пилоты сходили с ума. Это открытая информация. Тогда нам говорили примерно то же самое, может, чуть больше. Тогда, как и сейчас, впрочем, все списывали в основном на психологию. Ну, и на разного рода ЧП, естественно. Что, мол, разум пилотов с трудом выдерживает столь длительное нахождение в открытом космосе, и тому подобную чушь. Но тогда, в отличие от нынешнего времени, была относительно открытой различная экспериментальная информация из этих полётов. Я заинтересовался ею впервые, когда случайно по долгу службы несколько раз столкнулся с результатами экспериментов, проведенных в глубоком космосе. Тогда я анализировал большие массивы данных... честно говоря, даже не помню, что за задачу передо мной ставили, главное, что в числе прочего мне попадались материалы дальних экспедиций. А заинтересовало меня, собственно, то, что в них усматривалась какая-то закономерность. Вернее, даже не в них, а в их расхождении с результатами аналогичных опытов на Земле и в ближнем космосе. Я долго бился над расчетами, ломал голову, пока, наконец, мне не пришла простая мысль, которая сразу расставила все по местам. Я понял, что все данные объединяет то, что чем дальше от Земли, тем менее точно работают известные нам физические законы. Дальнейшие расчеты были делом техники. Мне даже удалось определить характерное расстояние, на котором наши законы потеряют всякий смысл.
  -- Но... почему? - Я потрясенно глядел на собеседника.
  -- Почему? Одному богу известно. Мне ведь не дали продолжить исследование. Тогда, как и сейчас, я придерживаюсь одной-единственной гипотезы. Знаете, в квантовой механике давно известно, что измерение изменяет свойства объекта. Грубым примером может являться то, почему градусник делают небольшим. Но дело даже не в том, что для измерения нужен другой объект, влияющий на первый, дело в том, что сама процедура измерения изменяет объект. Сам принцип. Так вот, не может ли быть так, что познание меняет сущность познаваемого? Тогда те сотни лет, в течение которых люди познавали вселенную, наложили на пространство вокруг Земли неизгладимый отпечаток и сделали его таким, каким МЫ хотим его видеть... - Он запнулся, устремив взгляд внутрь себя. - Но вот и ваша капсула.
   Я на ватных ногах вылез из вагончика. Когда вагончик Роулэна улетал в одну сторону, а капсула - в другую, у меня в ушах все еще гулко звучали его последние слова: "Прощайте и помните, что я вам сказал. Остерегайтесь!". Голова шла кругом.
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) К.Ханси "Иная Сторона. Начало"(Киберпанк) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней "(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"