Воронкова Ольга: другие произведения.

Неразлучные: Близнецы.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:

    (ЧЕРНОВИК) Иногда мечты сбываются. И девушка по имени Влада, увлекающаяся магией, на свой день рождения получает особенный подарок. Возникший на пороге её квартиры незнакомец дарит ей возможность попасть в мир, где магия - повседневная реальность. Этот мир уже тысячу лет не знал войн и утихло эхо далёкой катастрофы. Но только на первый взгляд здесь кажется всё идеальным... Врёт история написанная не победителями, а беглецами. И царящее спокойствие - лишь затишье перед бурей.
    Примечание: Эта книга - моё лекарство от депрессии. Я не собиралась её выкладывать, но получилось так, как получилось и появились люди, которым она пришлась по душе. Для них и выкладываю.


Неразлучные.

Близнецы.

   Долгое время разумным расам принадлежало два мира близнеца, один из которых всегда хотели заполучить существа, обитавшие за гранью мира. Но искусны были маги и бесстрашными были воины. Они с честью хранили грань обоих миров, не давая врагам уничтожить то, что создавалось тысячелетиями. Вот только очередное вторжение планировалось весьма тщательно, и их натиск был таким, как будто каждый из атакующих бился последний раз...
   С большими потерями, но всё могло бы закончиться как всегда. Только в этот раз исход боя решило предательство. Тщеславие человеческой девушки-мага решило исход этой войны. Два мира снова были поделены между светом и тьмой. И существа иной стороны победили. А имя её было проклято в веках...
  

Часть 1.

Глава 1. Знания. Сила.

   Никогда не любила зеркала. И старалась в них подолгу не заглядываться. Особенно ночью. Мне всё время казалось, что кто-то вот-вот выглянет из-за плеча или же на меня моими же глазами смотрит кто-то другой. Кто-то чужой и страшный...
   Настоящая фобия, прочно укоренившаяся в моём сознании, от которой так и не смогла избавиться. Но если честно, то особо не страдала. Ведь внешностью природа наградила меня не ахти какой и смысла красоваться перед зеркалами не было.
   Вот и сейчас, преодолев неприятное до дрожи, ощущение неприязни и страха к собственному отражению, я пыталась прихорошиться. Пока из отражения на меня взволнованными серо-зелёными глазами смотрел мой двойник, я боролась с копной непослушных тёмных волос, достававших мне до талии. Условно я называлась шатенкой. Странный не желающий определяться цвет, делал меня в зависимости от освещения, то рыжей, то русой, то брюнеткой. Лишь блондинкой я не была при любом раскладе.
   В остальном внешность до отвращения типична и меня, как обладательницу, не радовала. В свои шестнадцать я имела средний рост и нескладную комплекцию, изъяны которой привыкла прятать под мешковатой одеждой. Меня легко спутать с кем-нибудь в толпе или не узнать, что происходит чаще.
   Единственное, чем я гордилась помимо волос, это нос и губы, но на носу даже зимой появлялась отвратительная россыпь веснушек.
   И сегодня, когда в этот зимний день, мне исполнялось шестнадцать, я надеялась, выглядеть хоть чуточку лучше. Хотелось вернуться в колледж и больше не быть объектом насмешек... но я знала, что превратиться из неуклюжего гадкого утёнка в прекрасного лебедя в одну ночь просто невозможно.
   Родители, сестра и подруга устроили для меня небольшой семейный праздник с неизменным тортом и шампанским, вручили подарки, а вечером разошлись по своим делам, оставив в одиночестве.
   Так проходили многие мои праздники. Словно близкие люди стремились скорее выполнить свой долг, для того, чтобы успокоить собственную совесть. А потом всё. Та же отстранённость день ото дня.
   Покинув пустую прихожую, иду к себе.
   Тёплые пальцы выводят узоры на стекле, запотевшем от дыхания. Снаружи воет вьюга, и стонут под натиском ветра металлические перекрытия крыш. Во всей трёхкомнатной квартире, кроме маленькой комнаты, служившей мне пристанищем, тихо и темно.
   Здесь же царит полумрак. Ночной светильник освещает только кровать и часть стола. Старый шкаф, пропитавшийся запахом книг и лёгким ароматом горной лаванды, укрыт мраком. Словно древний мудрый страж хранит он книги по магии, религиям народов мира, системам карт и, конечно же, мифам и легендам, ну как же без них. Вся нижняя полка забита вырезкам из газет и журналами. Некоторые из них обветшали, затёрты до дыр, но выкинуть не поднимается рука. В этой сонной реальности они кажутся мне достойными того, чтобы за них цепляться. Почему? Сложно сказать. Это нужно ощущать. Когда окружающая действительность теряет свою значимость, вдруг становится важной любая мелочь, рождающая отклик в душе.
   Моё восприятие - моя защита. Только отчего же так больно и обидно? Почему я, вместо того, чтобы отвлечься от дурных мыслей сижу на подоконнике своей комнаты и тихо лью слёзы?
   Футляр с гадальными картами, зажатый в руке до побелевших костяшек пальцев, не приносит успокоения. Обычно они утешают меня, но сейчас кажутся предателями...
   Выпрямившись, я протянула руку, щёлкая задвижками форточек. Ворвавшийся ветер, бросил в лицо колючую снежную пыль, обжигая своим прикосновением кожу. Глубокий вдох и порция ледяного воздуха лучше всякой воды помогает прийти в себя.
   Окончательно отвлекает от грустных переживаний, тихий стук в дверь. У родителей есть свои ключи, поэтому первым делом я метнулась в ванную комнату, чтобы умыться, а уж потом пошла открывать нежданному визитёру.
   Нет, я не была беспечной настолько, чтобы распахивать дверь не узнав, кто за ней, а потому сначала посмотрела в глазок. Только это помогло мало. На площадке как всегда царила полная темень. Ну, ясно, лампочки опять выкрутили или разбили.
   - Кто там? - спросила я уверенным и уже ничуть не дрожащим голосом.
   - Светлова Влада? - послышался вопрос-утверждение, а затем. - Я с подарком.
   Голос говорившего отчего-то показался мне смутно знакомым и рука будто сама потянулась к замку, открывая...
   Едва дверь открылась, нежданный гость, не дожидаясь приглашения, шагнул в квартиру, мягко оттесняя меня в сторону.
   - Кто вы? - спросила я, потрясённо разглядывая вошедшего мужчину.
   Он на миг застыл, пристально рассматривая меня с высоты своего роста, что позволило мне в свою очередь изучить его неординарную по местным меркам внешность.
   Высокий, с атлетическим телосложением, длинными тёмными волосами каштанового оттенка, зачёсанные и перехваченные на затылке в хвост. Это уже само по себе выглядело необычно, поскольку ни один из моих знакомых парней или мужчин не утруждал себя уходом за такой шевелюрой. Город у нас маленький, климат жёсткий. На первое место ставится практичность, а уж после красота. Да и потом, многие считали, что длинные волосы - это женский удел.
   Но женственности в незнакомце было ни на грамм. Напротив, его причёска как будто подчёркивала волевое скуластое лицо с резким изломом бровей, тяжёлым подбородком, тёмной загорелой и немного обветренной кожей. Тёмно-карие глаза, казались чёрными в тусклом вечернем свете. Безусловно, вечерний визитёр являлся одним из самых красивых представителей сильной половины... но человечества ли? Уж слишком странной и нездешней была эта красота.
   Одежда стильная чёрная вместо привычной для данного сезона тёплой мужской куртки или полушубка, он носит, причём на голое тело, странного покроя чёрный плащ с капюшоном. На ногах штаны из какой-то грубой, но не джинсовой ткани. Штанины заправлены в тяжёлые кожаные сапоги с высокими голенищами и металлическими пряжками и заклёпками.
   Только я запоздало обратила внимание на то, что свидетельства прогулки этого мужчины через метель и непогоду странным образом отсутствуют. Ни дать ни взять ролевик или аниматор. Но неужели, мои родные всё же пошли дальше посиделок с тортом и решили утроить мне сюрприз в виде розыгрыша? Сейчас разберёмся.
   - Пусть ты меня и не помнишь, но мы почти что родственники, Влада. - сообщил этот странный мужчина, продолжая внимательно за мной наблюдать. - Закрой дверь и мы серьёзно поговорим.
   Хех, вот это поворот! Я даже немного выпала и мою голову снова посетила мысль о розыгрыше.
   Угрозы я не чувствовала. Дверь он и сам за собой закрыл, когда зашёл, и мне оставалось только щёлкнуть замком. Это странно, но от незнакомца словно исходила аура уверенности и силы, которая не пугала, а заставляла себя чувствовать себя также. Похожее чувство могло бы возникнуть при встрече с надёжным другом и защитником. Неужто я и в самом деле его когда-то знала?
   Обернувшись, я последовала следом за мужчиной, который с невозмутимым видом прошёл по коридору и направился именно в мою комнату, как будто бывал тут раньше. С такой же невозмутимостью он присел на край стола, как это обычно делала я, и бросил равнодушный взгляд на окружающую обстановку, лишь на мгновение зацепившись на моём собрании оккультной литературы, после чего снова переключился на меня.
   - Присаживайся, Влада. - по-хозяйски предложил он.
   Я иронично приподняла бровь, но, тем не менее, присела на спинку собственной кровати, чтобы находиться с собеседником на одном уровне и не позволить ему смотреть на меня сверху вниз.
   - Извините, но я вас почти не помню. - призналась я честно, пытаясь перебрать в памяти всех известных мне родственников.
   - Почти? - спросил незнакомец с лукавой усмешкой.
   Я кивнула. Странное двоякое ощущение складывалось. И в самом деле, я не помнила его, но при этом и не могла утверждать, что не помню совсем.
   - Когда-то мы были близкими друзьями, милая.
   - Когда-то? - переспросила я.
   - Ты ведь задумывалась о том, что живёшь не своей жизнью? - вместо ответа услышала я. - Жизнь в этом мире вообще подобна сну и ты, как никто другой понимаешь это. С самого начала, ты знала.
   Кивнула. Потому что это было правдой. Я всегда думала именно так.
   - Я пришёл, чтобы разбудить тебя и вернуть домой.
   Впервые за последние десять минут что-то во мне запротестовало и начало сопротивляться, уверяя в нереальности происходящего. На мой день рождения приходит человек говорящий то, что я хочу слышать. Это розыгрыш, а не иначе...
   - Мой дом здесь! Здесь мои родные и друзья! - возразила я.
   - Поверь, Влада. Твои родные и друзья даже не вспомнят о том, что ты была. Их даже нет рядом сейчас. Они устроили для тебя праздник, словно поставили галочку и с чувством выполненного долга разбежались. А ведь твои так называемые родители скрыли самое главное - ты не родная им...
   С этими словами в руках незнакомца появился какой-то документ.
   - Это документы об удочерении.
   - Быть не может! Это какая-то шутка! Розыгрыш! - закричала я, но выхватив бумагу из его рук, поняла, что незнакомец прав. Росписи. Печати. И чувство, что он прав. А вернее любой формальности. Они всегда лгали мне и даже в день моего шестнадцатилетия не решились признаться. По щекам заструились злые слёзы. И я отвернулась, чтобы человек в чёрном плаще их не видел.
   - Что касается друзей, ты сама должна догадываться о том, что значит настоящая дружба и то, что настоящих друзей у тебя здесь никогда не было.
   Он прав. Не знаю, откуда он знает обо мне столько, но он бесконечно прав. И пусть у меня нет материальных доказательств этой правоты, я это чувствую. Но от чего же тогда он так похож на палача читающего приговор? Справедливый приговор. Стало больно. Очень больно. Настолько что захотелось, чтобы происходящее было сном...
   Происходящее со мной до сего момента. Чтобы действительно можно было проснуться и понять - прежняя жизнь только сон и настоящая реальность намного лучше.
   - Тебе исполнилось шестнадцать, а значит пришло время просыпаться. Твои увлечения магией в этом мире станут для тебя основой в другом, где, возможно ты найдёшь и друзей. Стоит лишь дать согласие.
   Я замерла не в силах поверить в происходящее.
   - Другой мир? Их не быва...
   Незнакомец вдруг мягко рассмеялся, не дав договорить.
   - Прислушайся к собственному сердцу. Оно не лжёт. Ты знаешь, что я говорю правду, но частица этого мира всё ещё вопит и сопротивляется. Хочешь продолжить агонию или проснёшься?
   Я резко вздёрнула голову и посмотрела на него. Чёрт, какой же он убедительный. Надеюсь, если дам согласие, мне ничего кровью подписывать не придётся...
   - Проснусь!
   - Тогда собирай вещи, ведьмочка. Скоро начнутся занятия. Ты как раз успеешь к отбору. Только не расходись сильно, а возьми всё самое необходимое.
   Словно тяжёлый груз с плеч свалился и подброшенная незримой пружиной, я бросилась собираться в путь, всё ещё не до конца поверив в происходящее и ожидая пробуждения.
   В первую очередь под покровительственной усмешкой "родственника" я сложила на дно рюкзака футляры с картами и рунами. Затем положила некогда с таким тщанием найденные на распродажах и в лотках старьёвщиков, магические инструменты символизирующие четыре основные стихии и атамэ.
   - Советую не брать ничего, что выдаст принадлежность к другому миру, и вообще молчи об этом для своей же безопасности.
   Я кивнула и отправилась на кухню, где в отдельном шкафчике в бумажных пакетиках лежали мои запасы трав. Не слишком богато, но и лучше чем ничего. Также захватила, ступку, пестик и круглую чашку. Не хочу оставлять их тут. Всё равно, что тяжёлые. Мне они достались от бабушки и кроме всего прочего, были дороги как память.
   Когда вернулась в комнату, с удивлением обнаружила, что мне помогают. Так в сумке оказались ещё и большие белые листы бумаги, а мой шкаф и тумбочка были безжалостно выпотрошены. В результате, на кровати оказалась простая белая рубашка из хлопка, черная шерстяная юбка ручной работы, чулки и шаль, тоже перекочевавшая ко мне когда-то по наследству.
   Прямо на моих глазах мужчина оторвал ярлычок с рубашки и сказал:
   - Тебе очень повезло. Всегда говорил, что интуиция - твоя сильная сторона. Вот ещё обувь найдёшь бабушкину и отправишься с полным комфортом.
   И всё-то он знает.
   Я лишь удивлённо приподняла брови и бросилась в ванну, чтобы переодеться. Искать ничего не нужно. Старомодные бабушкины ботинки с широким каблуком и короткой шнуровкой, хранились завернутые в газету в самом дальнем углу обувной полки. Не знаю почему, но мне действительно не хватало духа выкинуть эти вещи.
   Проходя мимо зеркала, я мельком заметила своё отражение. Не знаю, насколько я была похожа на ведьму, но вид был тот ещё. Обычно я так не одеваюсь.
   Увидев такое преображение, мой гость одобрительно кивнул.
   - Одна деталь. - хмыкнул он, беря с полки большой деревянный гребень, чтобы расчесать мои длинные волосы и заплести косу. Как ни странно процесс расчёсывания оказался приятным, и получалось у мужчины довольно ловко. Закончив заплетать косу, он перевязал её чем то и перекинул мне через плечо. Обернувшись, я поняла, что мне был пожертвован чёрный кожаный ремешок с его волос. Теперь его распущенные пряди свободно падали ему на спину и плечи.
   Я ухватила кончик собственной косы, чтобы рассмотреть ремешок, в котором была продета всего одна бусинка, словно выточенная из обсидиана. Сквозь мрак камня, словно солнечные лучи, пробивающиеся сквозь тучи, протянулись светлые прожилки.
   - Никогда не снимай этот ремешок. Если когда-нибудь тебе будет угрожать опасность, просто зажми эту бусинку в руках и призови меня. Только зови в экстренном случае, когда поймёшь, что другого выхода не останется, и никто другой тебе помочь будет не в силах. Лучше, чтобы тебе никогда не пригодилась моя помощь.
   Мне вдруг стало грустно и страшно от мысли о том, что я останусь без поддержки.
   - Почему?.. А ты разве не пойдёшь со мной?
   - Мне нельзя. Обо мне вообще никто не должен знать, иначе тебе не жить.
   По спине даже холодок пробежал.
   Вот те раз. Обычно героям фентезийных романов, читанных мною когда-то, не приходилось скрываться, а мы тут уже полчаса конспирацией занимаемся, да ещё и выясняется, что я буду одна.
   - Со временем ты всё узнаешь и поймёшь, главное слушай своё сердце. Разум легко ввести в заблуждение, но сердце никогда. Влада, ты готова?
   Я кивнула, окидывая прощальным взглядом свою комнату.
   - Сейчас я сделаю тебе свой подарок, как-никак день рождения. А затем, ты сразу перенесёшься. Ничего не бойся.
   Его взгляд встретился с моим, пронизывая и затрагивая самую душу, словно выворачивая её наизнанку и вскрывая все тайны и секреты. Словно обнажённая я стояла перед этим странным человеком, назвавшимся моим родственником.
   Его имя прозвучало в голове, резко врываясь в сознание, обжигая разум и захватывая дух.
   Гекатос.
   И он как будто стал выше, расправив плечи. В глубине тёмных глаз зажглось пламя.
   Внезапно одна его ладонь легла на мою голову и сжала виски, а к губам прикоснулось что-то влажное со странным пряным запахом. Его кровь, сочащаяся из короткого пореза на запястье.
   - Пей. Всего глоток. - прозвучал властный приказ.
   Отчаянно сопротивляющаяся часть моего сознания была безжалостно скомкана и раздавлена чужой волей. И я подчинилась. Горло обожгло огнём, распространяющимся с пугающей скоростью по моему организму, передаваясь от клеточки к клеточке. Я пылала и сгорала, не сгорая, и одновременно парила над этим миром.
   - Пробудись и прими мой дар. - прозвучали где-то рядом слова. Говорившего я уже не видела, поскольку мой взор застилало пламя. Затем, весь мир поглотила яркая вспышка.
  
   Я всего два раза в своей жизни теряла сознание. И приходила в себя те оба раза, как будто пробуждаясь ото сна. То есть открывала глаза, не осознавая, сколько прошло времени, и не сразу могла сориентироваться в пространстве. Нечто подобное произошло и сейчас. За исключением одного - я не лежала, а вдруг, после краткого мига забытья, осознала себя стоящей на какой-то дороге.
   Явление Гекатоса и всё, происходившее до сего момента с обычной земной девушкой Владой Светловой, показалось сном. Непривычно ярким предстал мир вокруг. Впервые в своей недолгой жизни, я увидела окружающее настолько чётко и даже не усомнилась в его реальности.
   Краски окружающего мира были настолько яркими, что казалось каждое деревце и мельчайшую травинку, растущую вдоль дороги, с особым тщанием прорисовывали и раскрашивали неведомые творцы. Лёгкие касания ветра, шумящего в высоких кронах лиственных деревьев и ласковое прикосновение солнечных лучей к коже, было таким же живым, как и пение птиц, затерявшихся в изумрудной листве. А небо изумляло своей глубокой синевой. И если сравнивать земной мир и этот, то земной можно сравнить лишь с невзрачной копией от оригинала.
   А то, что вместо снежной зимы я очутилась посреди тёплого лета, и вовсе оказалось величайшим подарком судьбы. Ну, или если не судьбы, то отдельно взятого вечернего гостя. Он определённо точно осознавал, в каком времени года я окажусь.
   За спиной словно развернулись незримые крылья, и я быстро зашагала по просёлочной дороге, в надежде, что город, в который мне надлежит попасть и в самом деле где-то рядом.
   Через некоторое время, стало понятно, что "родственничек" сильно перестраховывался, потому как, выйдя из леса, не увидела никакого города. Дальше тянулись только золотистые поля и виднелись зелёные островки деревьев.
   Безлюдной местность не была. Вначале мимо проехала тёмно-зелёная карета, запряжённая двойкой лошадей и украшенная золотистыми гербами, которые мне не удалось как следует рассмотреть. Слишком быстро пронеслось местное транспортное средство. А от сердитого окрика кучера, пришлось прыгнуть к обочине.
   Когда начались поля, я заприметила людей, занятых своими делами. В своё время, я много книг прочла на тематику попаданства, а потому даже изнывая от голода, не рискнула приставать к мирным жителям. Академия академией, но кто знает, как отреагируют на меня, читай незнакомую ведьму, простые люди. Да и попрошайничать никогда не стану.
   Дойдя до очередного пролеска, я сумела убедиться в том, что заученный заговор против комарья тут более действенен, чем в покинутом мною мире. Едва я произнесла последнее слово, жаждущие пира кровососущие насекомые, мгновенно потеряли ко мне интерес и, дальше я шла, беззаботно и гордо напевая незатейливый мотив и не опасаясь, что в рот угодит комар.
   "Интересно, а на мётлах тут летают?" - подумала я и, решив немного остудить натруженные ноги, огляделась. Да, метла была бы кстати сейчас.
   Выбрав в качестве места своего кратковременного отдыха корень большого кряжистого дерева раскинувшегося возле дороги, я с наслаждением скинула ботинки и пошевелила пальцами. Вот ты какое, счастье.
   Любопытно, а ведь растения и деревья здесь такие же, как и на Земле. Во всяком случае, по внешнему виду. Если и свойства они имеют аналогичные, то и вовсе замечательно. Путаница мне не грозит. Если только названия другие придётся заново учить.
   Услышав приближающийся скрип, я поспешила обуться. Из-за поворота показалась телега, гружённая мешками и запряжённая усталой серой кобылкой. Поводья держал седой, но крепкий старичок в опрятной льняной одежде и аккуратной бородкой. На морщинистой коже его играл румянец, а в тёмных глаза блестел живой огонёк.
   Мне казалось, что он тоже проедет мимо. Но старичок остановился напротив меня и, прищурившись, спросил:
   - Куда, девица, путь держишь?
   - В Академию, дедушка. - ответила я, удивившись тому, насколько привычной оказалась его речь.
   - Садись, довезём со Звёздочкой до села, а там уже недалече. - предложил он, кивнув на свободный от мешков край телеги.
   - Благодарю, дедушка.
   - Скромна, да пригожа. Даром что ведьмочка. - приговаривал старик, пока я забиралась на телегу рядом с ним.
   "Интересно, - подумала я, обескураженная его словами. - что-то во мне выдаёт, что я именно ведьма? А если и так, каковы здешние ведьмы? Нескромные и непригожие?"
   Воображение тут же нарисовало мне образ развязной бабы-яги, и я едва не сдержалась от того, чтобы не рассмеяться в голос.
   Устроившись поудобнее и свесив уставшие ноги с телеги, я благодарно улыбнулась старику, и мы тронулись в путь. Он оказался приятным и лишённым привычных предрассудков, человеком, что само по себе было неожиданно приятно.
   Смирившись с тем, что иные миры всё-таки существуют, я не могла не сравнивать и взвешивать плюсы и минусы. Последних, к слову, пока не находила. Нет легкодоступного общественного транспорта, и приходится рассчитывать только на добрых людей вроде этого старичка, которые согласятся подвезти? Так это не беда. Есть прекрасная возможность дышать свежим воздухом и наслаждаться прекрасной погодой, слушая монолог неожиданного попутчика.
   - Меня дедом Панаром кличут, а тебя как звать, девица?
   - Владислава.
   - Хорошим именем тебя нарекли. - задумчиво произнёс дед Панар и прищурившись на солнце поинтересовался. - Издалека ли будешь?
   - Издалека, ой как издалека. Все ноженьки стёрла, пока шла. - ответила я в тон, на что получила лукавую усмешку.
   Пока мы ехали, старик по-простецки делился своими радостями и горестями. Хотя, единственной его бедой было то, что он со своей супругой не оставил наследников, а в остальном дела шли очень даже неплохо. Скотина в этом году не болела, урожай богатый (кстати, в ходе этого разговора, я узнала о том, что сейчас не лето, а первый месяц осени), лето выдалось не жарким, и осень обещала быть тёплой.
   Ещё я узнала о том, что город, в котором находилась Академия, назывался Кхаэссом и он являлся вторым по величине после столицы империи Илароса. Соседство с Академией очень благоприятно сказывалось на городе и его предместьях, так как в распоряжении местных жителей всегда были лучшие маги и целители. Многие услуги оказывались бесплатно адептами Академии под строгим надзором преподавателей. А что, удобно очень. Магам - практика, людям - польза.
   Так, за неспешным разговором, дорога проходила намного веселее и незаметнее.
   Село Большое Пригорье, заслужено оправдывало своё название. Мы ехали по центральной улице, и каждый встречный прохожий здоровался с дедом Панаром и с любопытством рассматривал меня. Люди попадались на редкость благожелательные, а в их любопытстве не было и доли враждебности. Это было несколько непривычно и ново для меня, но вскоре я расслабилась и невольно начала улыбаться в ответ, не забывая вертеть головой по сторонам.
   Дома в Большом Пригорье, а особенно те, что находились на главной улице, были яркими с расписными ставнями и большими палисадниками. У большинства людей в палисадниках росли не только цветы. Чаще всего я замечала яблони, сливовые деревья или густые шапки вишнёвых кустов.
   Остановились только перед чисто выбеленным домом с резными ставнями на окнах и невысоким забором, за которым виднелся усаженный тыквами палисадник и широкая завалинка у дверей. Мелькнули белые занавески, и из дома вышла аккуратная старушка, почему-то напомнившая мне некую директрису на пенсии.
   - Глянь, Акасинья, а я ведьмочку нашёл! - выпалил старик, прежде чем жена рот успела открыть, а я поздороваться, и уже обращаясь ко мне. - Ступай в дом, бабка накормит, напоит, а там глядишь, и сумеешь помочь нам.
   Мои смутные подозрения по поводу того, что неспроста старик соловьём заливался, да и меня подобрал по дороге, оказались не напрасны. И мне стало страшно. Я никогда не практиковала что-то серьёзное и не знала получится ли. Снять головную боль, отогнать от человека дурные мысли, это было пустяками, а что вот если меня попросят скотину лечить? Заговоры подобного рода мною игнорировались, поскольку жила я в городе.
   С опаской переступив порог, я прошла в светлую горницу, где порядок был возведён до идеала. И с открытым ртом застыла на пороге. Ослепнуть можно от такой чистоты и белизны.
   - Мойте руки, я на стол накрою. - заметив мой ошарашенный взгляд, с ноткой гордости проговорила старушка.
   По примеру деда, я помыла руки и умылась под глиняным умывальником, разрисованным красными цветочками, а затем вытеревшись предложенным полотенцем, села за стол. Где кстати уже было накрыто. Не старушка, а волшебница (хотя тут, видимо, возможно и не такое). Каша и приготовленные ею пироги с мясом и капустой оказались безумно вкусными, о чём я поспешила сообщить, порадовав хозяйку.
   - Ну, ведьмочка Владислава, не откажешь, поможешь нам? - спросила польщенная старушка.
   - Помогу, если смогу. - неуверенно вымолвила я. - А в чём дело?
   - Домовой пакостит, сил нет уже. Ты не смотри, что чисто да прибрано, ночью снова напакостит. Поговори ты с ним, ведьма, или прогони, не уживаемся мы с ним.
   Я нехотя кивнула. Домовых никогда не прогоняла, а вот общий язык находила.
   Помня, что обычно в таких домах маленький хозяин живёт в печном углу, я встала со скамьи и отправилась к выбеленной печке. Заглянув в единственный тёмный угол, я тихо позвала:
   - Хозяин-батюшка, покажись.
   Сначала ничего не происходило, и я уже собиралась дополнить свою просьбу, как вдруг в темноте блеснули глаза, и показался серый пушистый комочек.
   - Здравствуй, хозяин-батюшка.
   - И тебе, ведьмочка, не хворать. - раздался ворчливый с нотками обиды голос. - Прогонять меня будешь?
   Мне почему-то стало стыдно перед сердитым и обиженным на весь свет крохой. Хоть и нечисть, но договориться всегда можно.
   - Зачем ты бабушке Акасинье пакостишь?
   - Да извела она меня со своими порядками. Как ушёл сын служить, так совсем свихнулась старая, на порядке помешалась.
   Никогда бы не подумала, что от порядка может быть плохо. Но я понимала обоих и домового, которому в радость помочь хозяевам, да и старушку с её трудотерапией, за которой скрывалось банальное желание отогнать дурные мысли.
   - Объясню ей всё, и поладите, может? - с надеждой спросила я.
   - Бесполезно, Владиславушка. Приходила ведьма недалече как, договорились, но не прошло и недельки, как она опять за своё. Забери меня, ведьмочка, верой и правдой послужу, а заодно и просьбу стариков выполнишь.
   - Да куда я тебя заберу?
   - Слышал, ты в Академию путь держишь, там тебе комнатку дадут, где и поселишь меня, горемычного.
   Я умилилась. И всё-то он знает. Но мне лишние знания об этом мире не помешают, да и вообще как тут откажешь, когда так просят.
   - Так тому и быть. - решила я, вспоминая что нужно для того чтобы домового забрать.
   - Метлу. Метлу у хозяев попроси. - поспешил предупредить домовёнок.
   Я встала и, расправив юбку, развернулась к хозяевам, ожидавшим окончания нашего разговора, за столом. Слышать они разговор слышали, да не весь. Домового и видеть и слышать они не могли, а потому пришлось рассказать, что уйти хозяин от них хочет, да и метлу придётся пожертвовать. Вскоре мне без сожаления была вручена добротная крепкая метёлка.
   - Хозяин-батюшка, а айда со мной в новый дом жить?
   Раздался радостный согласный писк и пушистый комочек исчез между прутьев метёлки. Перспектива предстоявшего поиска этого самого дома его не пугала в отличие от меня. А тем временем, солнце перевалило за полдень и клонилось к горизонту.
   - Спасибо вам, добрые хозяева за хлеб-соль. Пойдём мы...
   Старики наперебой кинулись благодарить, а бабушка Акасинья и вовсе светилась от осознания того, что осталась единоличной хозяйкой тут. Странные люди, но я их, ни в чём не винила. Каждый остался при своём.
   Покинула я посёлок в отличном расположении духа с метлой в одной руке и, поддерживая свою потяжелевшую сумку в стиле "хенд-мейд", другой рукой. Бабушка Акасинья не упустила возможности положить с собой гостинцев. Домовой согласился откликаться на имя Егорыч, но из метлы не показывался.
   Городские крыши домов и башенки замка со шпилями, издалека казались игрушечными. Не привыкшая к таким долгим пешим прогулкам, я вновь почувствовала, как от усталости гудят ноги.
   - Егорыч, а смогу я на этой метле летать?
   - Не знаешь ещё, Владиславушка? Не научили? - удивился домовой и сразу продолжил. - Сможешь, как не смочь. Да только рано ещё. А как только станет твоей, и заклянёшь на полную луну, так и полетишь.
   Я благодарно кивнула, отчаянно жалея о том, что полёт невозможен сейчас. Как бы сесть, да совершить триумфальный прилёт в Академию. Но мечтам пока суждено остаться мечтами, а сейчас следует побыть немного реалисткой и полагаться только на имеющиеся возможности и силы.
   К городским стенам я добрела примерно через час. Вечерело и светило, превратившееся в красный пылающий шар, уже коснулось горизонта. С тревогой я приблизилась к воротам, но узнав о том, что спешу в Академию, стражники пропустили меня без лишних вопросов. Похоже, занятия магией были в почёте в этом мире и даже к ведьмам относились более чем лояльно.
   С домовым мне повезло невероятно. Он оказался настоящим кладезем знаний и в городе сориентироваться помог. Поэтому на площадь, ведущую к территориям, принадлежавшим магической Академии, я успела почти вовремя. Ворота были ещё приоткрыты, и как сказал домовой, приёмная комиссия должна работать сегодня с рассвета вплоть до наступления темноты.
   Юркнув в приоткрытую створку ворот, я со всех ног ринулась большому красивому зданию магической Академии, и как советовал домовой, обошла с левого торца. Там виднелась тенистая аллея и темнела незакрытая дверь.
   - Ты успела! Вперёд! - приобадривал меня домовой, благодаря чему я с непоколебимой решимостью ринулась к двери.
   Но рвение попасть внутрь, видимо, было чрезмерным. Ибо дверь прореагировала на меня странно, и я даже не успела схватиться за ручку, перед тем как она рванула навстречу, больно ударив по лбу. Уставшие ноги не вынесли такой подлости, и от удара я шмякнулась на пятую точку.
   А когда подняла взгляд, то увидела недоумённый и одновременно сердитый взгляд тёмных глаз. Точный цвет в сгущающихся с каждой минутой сумерках рассмотреть было сложно. Сердитый взгляд принадлежал молодому мужчине (язык не поворачивался назвать этого мужественного представителя сильного пола, парнем) с непривычной внешностью. Его светлые, почти белые волосы слишком сильно контрастировали с этими кажущимися чёрными в подступающем мраке, глазами.
   - Ведьма! - выплюнул он, как будто быть ведьмой это позорно и здесь, в Академии он меня не ожидал встретить. Сам, кстати выглядел странно. Весь в тёмных одеждах без украшений, с огромным кривым кинжалом за поясом. Больше на асассина смахивает, если честно, но, возможно кинжал ритуальный и это маг. Уж очень необычным был его взгляд. Пронзительный. Сковывает будто льдом.
   И тогда я впервые, чтобы проверить свою догадку, обратила внимание на его ауру. У этого типа она была яркой и пылала ослепительно белыми и алыми всполохами. Красиво и непривычно, так как никогда прежде я не видела у людей такой яркой ауры. И сам по себе он красивый. Хоть и злой... Даже руки не подал, а посмотрел как-то странно, резко развернулся и ушёл по дорожке, ведущей из Академии.
   - Плохой человек. - резюмировал домовой и я с ним от всей души согласилась.
   Поднявшись и отряхнувшись, я крепче сжала метлу. Затем вздохнула и потянулась к ручке двери. К счастью, дверь больше не стала выкидывать сюрпризов вроде ненормальных блондинов, а легко поддалась. Взору открылся небольшой тёмный коридор, в конце которого маячила ещё одна дверь.
   Я осторожно зашла внутрь и несмело направилась вперёд. И ещё издали услышала голоса людей, доносящиеся из-за двери.
   - Непростые первокурсники нам попались нынче, Харольд. - говорил женский голос. - Одни вампиры чего стоят, и огневик этот, которого магистр лично притащил...
   Раздался приглушённый мужской смех.
   - Да, интересные ребятки. Последний день отбора порадовал. Хорошо, что он позади и завтра уже начнутся занятия...
   Позади? Нет, только не это!
   Последние шаги я почти долетела и вместо вежливого стука забарабанила в дверь, сама тут же испугавшись и устыдившись.
   Послышалось приглушённое и недовольное: "Кого там принесло?" и уже более громкое:
   - Войдите! - сказанное мужским голосом.
   Открыв дверь, я быстро шагнула внутрь и оказалась в просторной и полупустой комнате с высоким потолком и большим окном с цветным витражом, на котором был изображён огромный огненный цветок. Изображение из стекла улавливало свет, исходящий от трёх светильников, висящих прямо под потолком, и казалось, что пламя живое. В дальнем конце комнаты был расположен длинный деревянный стол, за которым расположились двое - женщина и мужчина средних лет.
   Женщина носила аккуратную высокую причёску, в которую были тщательно уложены её чёрные волосы, и одета в строгое чёрное платье с белым воротником и кружевными манжетами, отчего напоминала воспитательницу. Но выражение лица и особенно улыбка у неё оказались довольно добродушными. Мужчина напротив, казался хмурым. И ни легкомысленно взъерошенные тёмные волосы, ни беспечно распахнутый камзол тёмно-алого цвета, не могли ввести в заблуждение. Каким-то безошибочным чутьём, я поняла, что он тут главный.
   - Добрый вечер. Я поступать! - выпалила я, с надеждой уставившись на обоих.
   - Для кого-то, может быть, и добрый. - насмешливо проговорил мужчина, сфокусировав на мне свой недобрый взгляд. - Набор уже завершён. Вы несколько опоздали. Мест в общежитии уже нет, придётся вам попытать удачи в следующем году.
   Всё так прекрасно начиналось, а теперь ощущение, словно крылья подрезали. Неужели зря шла, зря спешила? Я едва не расплакалась от обиды. Спас положение домовой.
   - Пусть не брешет, в женском крыле общежития ещё есть места. - раздался сердитый голос из метёлки.
   Но сказано это было слишком громко, чем хотелось домовому, да и акустика в полупустом помещении была хорошая...
   Взгляды присутствующих сошлись на метёлке.
   - Матушка Исмин? - обратился к своей напарнице мужчина, насмешливо вскинув бровь. А та, словно медитировала и даже вздрогнула, когда её назвали по имени.
   - У девочки хороший потенциал. Не так давно обращалась к Силам. При должном старании, ещё даст фору твоим магам. - задумчиво проговорила женщина, глаза которой загадочно блеснули. - Мне нравится.
   Душа снова воспарила и замурлыкала от похвалы довольной кошкой.
   - Идём, дорогая, я провожу тебя и распоряжусь, чтобы выдали вещи и книги.
   - Матушка, Исмин, я понимаю ваше вызванное недобором на факультете, воодушевление, но мы даже не зарегистрировали девушку. - остановил нас мужчина, которого ситуация, похоже забавляла, и уже обращаясь ко мне. - Полное имя, возраст и раса.
   - Владислава Светлова, шестнадцать, человек. - без запинки ответила я.
   - Родители или опекуны есть?
   Я отрицательно покачала головой, но получилось как-то неубедительно. И всё же, несмотря на это мужчина больше ничего у меня не спрашивал и позволил своей коллеге увлечь меня за собой.
   Затем мы спустились по лестнице, и я с восхищением могла наблюдать за первым видимым проявлением магии. Женщина просто вытянула перед собой руку, и с неё сорвался светлый огонёк, который охотно полетел впереди, освещая нам путь.
   - Каждое здание, включая общежития, связаны между собой общим подземным ярусом. - говорила она, пока мы шли. - Здесь же внизу находятся архивы с устаревшими книгами и материалами, а также лаборатории некромантов.
   "Это значит... это значит здесь могут быть зомби". - с ужасом подумала я и постаралась идти быстрее, чтобы не отставать от матушки Исмин.
   - Нынешний год оказался богат на одарённых, вот Харольд и вредничает. Но ты не переживай, учитель он хороший.
   - Извините, а что он будет преподавать? - поинтересовалась я.
   - Боевую стихийную магию и самооборону. Но ты - ведьма и на практике тебе пригодится только вторая часть предмета, первую достаточно будет знать в теории. Там где маги берут силой, тратя уйму энергии, ведьмы привыкли договариваться. Как я поняла, сегодня ты приручила домового. Договорилась с ним. А что бы сделал боевой маг? Уничтожил или принудил силой. Мы живём в согласии с собой и природой.
   Когда подземелья Академии уже начали казаться мне настоящими лабиринтами минотавра, мы, наконец, свернули в один из коридоров и поднялись по винтовой лестнице. Взгляду предстал уютный холл, освещённым мягким приглушённым светом, явно магического происхождения. Матушка постучала в дверь, располагавшуюся прямо напротив входа. Тут же дверь открылась и на пороге появилась молодая темноволосая женщина с внимательным цепким взглядом зелёных глаз.
   - Комендант Силайрис. - обратилась к ней матушка Исмин. - Определите адептку Владиславу, пожалуйста, и выдайте, что положено.
   - Но места остались только в той самой угловой комнате на пятом этаже. - сухо заметила она.
   - Есть пустая комната, и есть адептка. Заселяйте. - устало проговорила моя провожатая. И уже мне. - Увидимся на занятиях, Владислава.
   И моя будущая наставница покинула нас, выйдя через парадный ход, ведущий на улицу.
   - Ну, пошли, адептка. - хмыкнув, произнесла Силайрис, направляясь по широкой лестнице.
   Да здесь многолюдно, если заняты все пять этажей, а это только женское общежитие. Правда, кроме коменданта я пока никого не видела, только слышала весёлые голоса, доносящиеся из коридоров и отдалённый топот ног. И лишь на пятом этаже нам встретилась пара девушек, которые проводили нас заинтересованными взглядами.
   В конце коридора, Силайрис остановилась и, достав из кармана ключ, сказала:
   - Видимо, сейчас подготовят постановление о зачисление, и я тогда принесу форму и всё остальное. Располагайся.
   Затем повернула ключ в замке и, открыв дверь, передала его мне.
   Комната оказалась неухоженной, пыльной, но ничего ужасного в ней не было. Даже напротив, ожидая худшего и увидев своё новое обиталище в реальности, я обрадовалась. Здесь имелась добротная кровать из какого-то тёмного дерева, а также стол и пара стульев. Шкаф оказался встроен в специальную нишу, в которой обнаружилась и запасная кровать. Но больше всего мне понравилось наличие отдельного санузла с горячей и холодной водой, а также отсутствие зеркал. Вот и прекрасно. А я-то боялась, что придётся ванны принимать в тазу или кадушке.
   Поставив метлу в почётном углу у входа, я предложила домовому располагаться и хозяйничать, а сама с невероятным облегчением сняла с плеча сумку. Повесила её на крюк, чтоб не мешала и отправилась туда, где видела ведёрко да ветхую тряпку.
   - Хозяйка, ты это не очень усердствуй. - ревниво напомнил мне домовой, когда я закатав рукава, устроила борьбу с годовалым налётом пыли и паутины. Я, конечно, устала невероятно, но не до такой степени, чтобы уснуть в такой грязи.
   Открыв окна, одно из которых находилось в ванной комнате и выходило на мужское общежитие, а другое с обзором на задний двор Академии, прямо напротив письменного стола, я принялась за уборку. Правда мебель пришлось подвигать, чтобы убрать пыль и оттуда.
   Уборка подходила к своему завершению, когда в дверь раздался стук. Как оказалось, вернулась комендант Силайрис, гружёная по макушку периной, постельным бельём и какими-то бумажными пакетами.
   - Адептка Владислава Светлая. Получите и распишитесь. - выдохнула она, роняя свой груз на уже протёртую от пыли кровать, а затем подавая бланк и карандаш. Я расписалась и с запозданием поняла, что понимаю каждое слово, написанное в бланке, несмотря на то, что русским языком это не было.
   Пробудись и прими мой дар.
   Осознание пронзило яркой вспышкой, и было абсолютно безошибочно. Дар Гекатоса - понимание языка и письменности.
   - С тобой всё в порядке, ведьмочка? - поинтересовалась Силайрис, заметив моё замешательство.
   - Да-да, просто устала. - ответила я с виноватой улыбкой и почти не солгала. Я и в самом деле очень утомилась.
   - Что ж, доброй ночи, адептка. - кивнула комендант и покинула комнату, оставив меня одну.
   Мышцы уже сводило от усталости, но необходимо было найти в себе силы разобрать вещи и помыться.
   Перину, одеяло, подушку и постельное бельё, я по настоянию домового оставила расправлять ему. Форму, которой оказалось два комплекта, я тоже отложила. Меня больше интересовало содержание остальных бумажных пакетов. В одном я нашла мыло, баночки с шампунем и зубным порошком, а также несколько полотенец. В другом, самом маленьком обнаружились письменные принадлежности и тетради, которые я тут же положила на стол.
   Быстро вымывшись, я вытерлась и, замотавшись в самое большое полотенце, вернулась в комнату. Пусть и не отдохнула ещё, но чувствовала себя гораздо лучше. Бесценный ремешок с косы, закрепила на руку, чтобы не потерять.
   Егорыч уже успел похозяйничать - расстелил постель, повесил в шкаф форму и даже накрыл на стол. Поужинав всухомятку, я поблагодарила домового, не забыв оставить кусок пирога и для него, а затем с ощущением неземного блаженства нырнула под одеяло.
   День выдался насыщенный. Я покинула мир, где родилась, променяв его на сказку и не испытывала от этого сожаления или угрызений совести. Гекатос был прав и без меня родителям будет лучше. Приёмным родителям, которым больше не придётся утруждать себя, изображая заботу и внимание. А моё место здесь - в мире, где магия заменяет технологию, и моё увлечение является уважаемой профессией.
   Мысленно поблагодарив Гекатоса за его дары, я смежила веки, стремительно проваливаясь в объятия крепкого сна, усталого человека.
  
  

Глава 2. Кто ведьме товарищ.

   Я привыкла подстраиваться под любые режимы, но всё же, предпочитала быть жаворонком. Вставая на рассвете можно многое успеть - и в первую очередь нормально проснуться, полностью прогнав остатки сонной истомы. Вот я привычно и открыла глаза с первыми лучами солнца. Моментально вспомнив о событиях минувшего дня, я улыбнулась новому дню и охотно выскользнула из тёплого одеяльного плена.
   Застыв посреди комнаты, я ахнула. За ночь Егорыч довёл мои вечерние старания до совершенства, вымыв даже окна и постирав одежду, которую повесил на невесть откуда взявшуюся веревку, протянутую в ванной комнате. Подумав о том, что нужно будет обязательно его за это отблагодарить, я сняла с вешалки один комплект формы и принялась одеваться.
   К счастью всё подошло, хоть в некоторых местах и было тесновато. Через несколько минут я красовалась в светло-серой рубашке, с воротником-стоечкой поверх которой был надет чёрный жакет с глубокими карманами и длинной чёрной юбке до середины голени. В форму входили чёрные чулки, и я улыбнулась, подумав о том, что вчера почти соответствовала форме. Обувь, правда, пришлось надевать свою старую, но это было сущей мелочью.
   Перетряхнув сумку, я выложила травки и чистые листы писчей бумаги в стол, а поразмыслив, оставила только атамэ, и положила писчие принадлежности, принесённые вчера комендантом. Опомнившись, заплела волосы и скрепила ремешком.
   В дверь постучали, и почему-то я ни доли мгновения не сомневалась в том, я увижу там Силайрис. В руках она держала какие-то бумаги.
   - Доброго утра, комендант Силайрис - поприветствовала я женщину, которая посматривала на меня, не скрывая удивления.
   - Доброго утра, адептка. Вчера тебе даже расписания занятий не досталось. Вот держи, и пойдём, провожу в столовую.
   Я убрала листок в сумку и, закрыв комнату на ключ, последовала за своей провожатой. В коридорах и на лестницах царило оживление. Юные адептки спешили на завтрак, живо переговариваясь между собой. Стало даже немного завидно и обидно от того, что кто-то уже нашёл себе друзей и собеседниц. Хотя в моём одиноком проживании были свои преимущества. Никто не займёт ванную комнату и не повесит зеркало на стену.
   Комендант вышла на улицу и кивнула в сторону центрального здания Академии.
   - Первый этаж. Иди на шум.
   Поблагодарив за столь информативную подсказку, я быстрым шагом направилась к своей цели. По пути я отметила, что одежда и её покрой, у адептов в зависимости видимо от факультетов, разная. Встречались адепты в чёрных мантиях, тёмно-алых, синих и светло-зелёных костюмах. Пока эти различия мне ни о чём не говорили и безошибочно я замечала только своих. К слову ведьмочек по какой-то странной причине было не слишком много.
   Я поднялась по широким ступеням главного учебного корпуса с тёмной вывеской, на которой крупными золотыми буквами было выведено "Академия Единства" и снедаемая любопытством зашла в открытые двери.
   Внутри оказалось на самом деле очень шумно и от мелькавших лиц адептов буквально пестрило в глазах. Отчего и подумалось, что это, наверное, единственная академия в стране, раз здесь столько учащихся. Столовую же пришлось искать не, сколько по шуму, сколько по запаху.
   На раздаче уже образовалась огромная очередь. Дождавшись, я получила свой скромный завтрак, состоявший из порции гречневой каши, хлеба и чая, после чего устремилась к единственному свободному столику. Присев за него, я могла не только завтракать, но и наблюдать за снующими между столиками адептами.
   Именно тогда я впервые увидела эльфов, безошибочно определив в толпе по слегка вытянутым заострённым ушам и более изящному телосложению. Даже есть перестала и дышать, когда одна из эльфиек, громко переговариваясь с подругой, прошла мимо моего столика. Она была такой красивой, что все изображённые в земных фильмах эльфы, казались бы рядом лишь бледными пародиями. Бросив украдкой ещё один завистливый взгляд, я уткнулась в тарелку.
   - Тут свободно? - вдруг раздался чей-то негромкий, но уверенный голос совсем рядом.
   - Да. - машинально ответила я, увидев собеседницу, лишь когда та села напротив.
   Девушка была одета в форму тёмно-алого и чёрных цветов - элегантный колет, чёрные брюки, сапоги и рубашку. Так было одето большинство адептов Академии Единства, но её, такая яркая и неординарная внешность предстала моим глазам впервые. Девушка являлась эльфийкой со светлыми, почти белыми, волосами, перехваченными в высокий хвост. Они резко контрастировали на фоне тёмной кожи и чёрного воротника рубашки. Экзотичности придавали золотисто-карие миндалевидные глаза, смотревшие на окружающих из-под длинных пушистых ресниц с притворной ленцой. Изящный излом светлых бровей, нос с небольшой горбинкой и тонкие, идеально очерченные губы, готовые сложиться в ироничную ухмылку, завершали образ остроухой. Если не ошибаюсь, передо мной была тёмная эльфийка дроу.
   - Первый курс? - поинтересовалась она без прелюдий, скользнув по мне быстрым изучающим взглядом. - Не видела тебя перед приёмной.
   - Я опоздала и была последней. - призналась я.
   - А, значит, та самая последняя адептка? - задала риторический вопрос эльфийка, заломив тонкую бровь. - Вот кто мебель вечером над головой двигал... - она как будто что-то не договорила, протянула руку и представилась. - Райнхель Элетто, факультет боевой магии.
   - Владислава Светлова, факультет изначальной магии. - отозвалась я, пожимая тонкую ладонь, но крепкую эльфийки.
   - После первого ознакомительного урока, у нас будут общие лекции. Увидимся. - сказала она, одарив меня напоследок клыкастой улыбкой, после чего поднялась из-за стола и направилась к выходу. А я только сейчас осознала, что завтрака у неё при себе не было, и необычная девушка просто присаживалась, чтобы познакомиться.
   Так я обзавелась первым в Академии знакомством. Позавтракав, я поначалу боялась, что не найду нужную аудиторию, но ошибалась. Как оказалось, ничего сложного не было, и аудитория изначальной магии обнаружился на третьем этаже за дверью с соответствующей надписью. Тут я опять не могла не вспомнить о Гекатосе. Если бы не его дар, мне бы пришлось начинать обучения с алфавита, а так я неплохо ориентировалась в пространстве, да и ещё получила возможность читать любые книги в оригинале.
   К счастью до аудитории я добралась, успев как раз точно к звонку. Юркнув в аудиторию, обнаружила сидящих за первыми партами, по причине своей немногочисленности, ведьмочек. Не медля, я заняла свободное место, и как оказалось вовремя, сразу через минуту вошла матушка Исмин.
   - Светлого дня, девочки. - прозвучало непривычное приветствие, на которое мы отозвались нестройным хором голосов. - Кто не знает, я ваша преподавательница изначальной магии и ваш куратор в одном лице, Исмин Вольсен. И сегодня наш первый ознакомительный урок. Начнём со знакомства. Я называю имя, вы поднимаетесь со своего места.
   Я украдкой взглянула на окружающих. Нас было всего девять и ни одного мальчика. Любопытно. Неужели тут нет колдунов? Наверное, в мире, где можно стать магом, быть колдуном не комильфо или просто представителей мужского пола со сходным даром нет.
   - Ярина Сальха.
   С места поднялась смуглая девушка, похожая на гречанку. Невысокая, с черными глазами и тёмно-каштановыми волосами.
   - Мирра Оньесси.
   Единственная блондинка с длинными свободно распущенными по плечами волосами, напоминающая эльфийку. Она грациозно встала со своего места и улыбнулась, окинув аудиторию коротким взглядом.
   - Карьяна Митс. - русоволосая девушка с большими зелёными глазами. На вид ей было не больше тринадцати.
   - Малиса Волинис. - полненькая рыжеволосая девушка с серо-зелёными глазами.
   - Владислава Светлая.
   Вот так я с лёгкой руки приёмной комиссии (а Светлой, как выяснилось позже, я значилась именно в регистрационном бланке) превратилась из Светловой в Светлую. Поднявшись, я не стала исправлять преподавательницу, а лишь смущённо улыбнулась присутствующим и села обратно.
   - Настаси Саллиен. - светлая сероглазая шатенка.
   - Мариэта Ларай. - обладательница огненных волос и ярких зелёных глаз просто обязана была стать символом нашего факультета. Единственная типичная ведьма среди всех девятерых.
   Далее наставница назвала зеленоглазую брюнетку Клэрис Миртхольт и медноволосую и кареглазую Астелию Брайм.
   - Итак, дорогие мои ведьмочки, отныне вы не просто сокурсницы. На ближайшие семь лет вы станете друг для друга семьёй. Каждая из вас является наследницей и носительницей древних знаний, истоки которых возникли задолго до появления первых магических формул и символов. На вашей стороне гармония природы и язык, на котором можно договориться с любым живым существом. Мы уравновешиваем, решая проблемы наиболее оптимальным и простым способом. И в этом наша сила. То насколько успешно вы будете применять свои навыки, зависит от умения чувствовать и сочувствовать. Магические яркие фокусы оставим боевым магам.
   Настаси подняла руку, и наставница замолчала, кивнув девушке одобрительно.
   - Но как мы можем противостоять боевому магу, если их заклятия быстрые и смертоносные?
   - Истинную ведьму, вошедшую в свою полную силу, трудно ранить огнём или причинить вред иной стихией. Как я уже сказала, мы начинаем жить в гармонии со всем миром, включая и основные стихии. И именно поэтому ведьму не опалить огнём, не утопить, не сбросить с высоты, не закопать заживо. Духи земли, огня, воды и воздуха придут на выручку. Кроме того, существуют особые знаки запретов и печати, создавая которые мы также можем себя защитить.
   В глазах присутствующих здесь девушек, включая и меня, появилось воодушевление. Похоже, наступил тот самый момент, когда каждая подумала о том, что не зря стала ведьмой. И матушка Исмин, заметив это, лукаво усмехнулась и подошла к большому окну, через которое в аудиторию попадал яркий солнечный свет.
   Женщина поднесла руку, окуная её в солнечный свет, а затем расправила ладонь, на которой моментально возник небольшой огненный цветок. Перевоплотившись в юркую ящерку, пламя вспыхнуло и пропало, а наставница вдруг поднялась в воздух и таким способом перенеслась обратно на своё место.
   На этом небольшая демонстрация способностей ведьмы была завершена.
   - Я не левитировала и не произносила магических формул, чтобы призвать пламя. - сказала матушка Исмин. - Достаточно правильно обратиться к элементалям огненной и воздушной стихии. Но всё это впереди. Самое главное, что я хочу сказать сейчас, это то, что я безмерно рада и благодарна вашим бабушкам и матерям, не оставившим древнего знания и посвятившим в него вас. Я вижу, что каждая из вас уже, так или иначе, применяла магию и совершала свои маленькие договора. Это замечательно.
   На этом наш первый ознакомительный урок был закончен. Его прервала лёгкая трель звонка.
   Следующим уроком была история. Тоже больше ознакомительный урок, так сказать вводная часть, где я могла украдкой рассматривать своих сокурсников, а заодно узнать историю создания Академии.
   Прежде чем я успела присоединиться к стайке ведьмочек, занявшим несколько первых мест у окна, меня окликнули.
   - Светлая!
   Повернув голову на окрик, я обнаружила ту самую девушку дроу, расположившуюся на одном из задних мест в центре и немного на возвышении. Она приветственно помахала мне рукой и похлопала рукой рядом с собой. То, что она также как и другие, переиначила мою фамилию, меня не удивляло. Светлая, так Светлая, я не против.
   Не обращая внимания на взгляды окружающих, я быстрым шагом преодолела расстояние, разделяющее нас с дроу и села рядом.
   - Можешь называть меня Владой. - сказала я, решив, что так действительно будет лучше.
   - Тогда зови меня Хель. - весело откликнулась девушка, обнажив в улыбке клыки. - Уже перезнакомилась со своими? Как прошёл урок?
   Я кивнула и ответила:
   - Нам сказали, что ведьмы - лучшие.
   - Архимаг Кьесси сказал тоже самое о боевых магах. - поделилась эльфийка и с важным видом процитировала. - Маневренность, быстрота действий, эффективность - вот что отличает хорошо обученного боевого мага... интересно, что же говорили некромантам?
   - Никто кроме вас не способен поднимать неподнимаемое и упокаивать навеки! - зловещим шёпотом предположила я.
   Хель рассмеялась, чем вызвала любопытство окружающих, но их тут же отвлёк звонок и появление в аудитории преподавателя.
   Историю преподавал магистр Халини Экрасио, высокий черноволосый мужчина с внимательными карими глазами. К счастью от поочерёдного представления он нас избавил, сообщив, что намерен знакомиться с нами в процессе обучения.
   Учитель начал с того, что Академия Единства была основана незадолго до Великой Войны и являлась единственным учебным магическим заведением не только в империи, но и во всех союзных Королевствах. Тогда мир, принадлежавший разумным расам, был намного больше, а точнее их было два - Эно и Равьет. Два мира-близнеца были разделены тонкой гранью, перемещение через которую требовало лишь определённых магических затрат и правильных расчетов, так как открыть дверь в соседнюю реальность можно было только в определённых точках. Но до никто не догадывался о том, насколько уязвим Эно для враждебных сил извне, которые представляли демоны.
   В те времена царил мир и порядок. Демоны были единственной разумной расой, которая из-за своей враждебности была наказана и заключена за пределы миров. Запертые в своей ловушке они могли прорваться в миры лишь с посторонней помощью. Этим занимались демонологи, призывая демонов для своих целей и удерживая под контролем. И обычно опытным магам их было достаточно легко сдержать, но случилось предательство и молодая девушка-маг, польстившаяся на обещания демонов, предоставила им артефакт для проникновения в Эно. Присоединившись к армии демонов, она и ещё несколько отступников решительно атаковали ключевые позиции, то есть те точки пространства, воздействовав на которые стало возможным освобождение всех заключенных за гранью. Никогда прежде демоны не дрались так ожесточённо, вселяя ужас в сердца врагов. Если вначале надежда отстоять свои земли ещё была, то немного позже была поставлена единственная цель - защитить Равьет во что бы то ни стало. И артефакты перехода были уничтожены вместе со схемами их создания, а помимо этого был создан особый барьер, замкнутый на точки перехода и усиливающий грань миров.
   Врата в мир-близнец отныне закрылись навсегда ценой жизни оставшихся там разумных. А Академия стала оплотом защиты для всего мира, и надеждой на то, что если в Равьет когда-нибудь и вернётся зло, оно будет остановлено. Поэтому магов в этом мире уважали, а средства на обучение выделялось короной.
   Имя той, что привела миры к катастрофе, было проклято в веках и заклеймено позором. Халикса, что значит - Предательница - именно это имя было записано во всех учебниках истории, а истинное имя рода было стёрто и забыто. Как и многие другие, она погибла в этой войне. И смерть её была достойна предательницы, ибо её убили те, кому она так рьяно помогала - демоны.
   Равьет стал закрытым миром и демоны могли проникнуть сюда лишь по призыву, что происходило крайне редко, так как требовало особых знаний и магических затрат. Но вторжение их армии больше не грозило. Редкие гости из мира демонов отныне уничтожались боевыми магами и Орденом Ночных Теней - элитным подразделением магов и воинов.
   Слушая вводную лекцию по истории, я ощутила сжимающий сердце страх. Пальцы невольно коснулись кончика косы.
   Никогда не снимай этот ремешок. Если когда-нибудь тебе будет угрожать опасность, просто зажми эту бусинку в руках и призови меня. Только зови в экстренном случае, когда поймёшь, что другого выхода не останется, и никто другой тебе помочь будет не в силах. Лучше, чтобы тебе никогда не пригодилась моя помощь.
   Слушать голос своего сердца. А моё сердце говорит, что Гекатос не враг.
   Советую не брать ничего, что выдаст принадлежность к другому миру, и вообще молчи об этом для своей же безопасности.
   Очевидно любой намёк на принадлежность к другому миру, будет расценен как связь с демонами. И Гекатос знал об этом. Но кто он - демон или маг, хранящий древние знания?
   Обо мне вообще никто не должен знать, иначе тебе не жить.
   Я могу строить любые пугающие догадки, но в любом случае, информации слишком мало. А то, что у меня есть - это лишь старая тысячелетняя легенда и личное знакомство с таинственным гостем переправившим меня сюда. Что я чувствовала тогда, рядом с ним? Меня пугали его слова и тот момент, когда он поделился своей кровью, но... от него исходила аура дарующая уверенность и чувство безопасности.
   Не думала, что всё окажется так сложно. Но если не усложнять - Гекатос отправил меня в мир, где я действительно могу раскрыть свой магический потенциал. Он дал мне шанс, о котором и мечтать не могла. Какова будет цена? Пожалуй, думать об этом рано, а придёт время, так свободы воли никто не отменял.
  
   После истории, которая вызвала у меня множество странных мыслей, мы с Хель потащились на обед. Точнее грациозная эльфийка, легко лавируя в потоке адептов, быстро вырвалась вперёд, а мне пришлось догонять. Ориентируясь на мелькающие впереди светлые волосы, я споткнулась и едва не снесла кого-то с ног. Но чьи-то тонкие и цепкие пальцы подхватили меня под локти, больно при этом сжав. И меня и жертву моего неосторожного падения тут же оттеснили ближе к стене.
   Подняв взгляд на того, кто меня придерживал, я подавилась извинением. Потому что на меня смотрел вампир. Судя по тому, что я его видела уже на уроке истории - мой сокурсник. Он был по-своему красив и одет в тёмно-синий костюм и мантию, вот только мне внушал скорее опасение, нежели восхищение. Высокий, черноволосый, с аристократическими чертами лица и бледной кожей, а также с хищным красным блеском в глубине зрачка.
   - Кто это тут у нас? Маленькая ведьмочка? Что же такая неаккуратная? - ехидно пропел он, наглым взглядом пробежавшись по моей шее.
   - Она просто метлу свою забыла. - раздался очень похожий голос за моей спиной и резко обернувшись я нос к носу столкнулась со вторым вампиром - абсолютной копией того, что продолжал меня удерживать. Близнецы. Я попала.
   Не знаю, какие права тут у ведьм и вампиров, но что-то подсказывало, что клыкастые наглели.
   - Рэм, я не могу понять, эта пышечка нас боится или злится? - вкрадчиво прошептал тот, что стоял за спиной, заставив меня вспыхнуть от обиды и злости. Да, я была не идеальна, но не считала это поводом для насмешек.
   Внезапная атака близнецов была резко прервана.
   - Пошли. Вон. Оба. - раздался спокойный голос, но тон был такой как будто всех присутствующих ледяной водой окатили. Меня перестали держать и, поежившись, я отступила к стене.
   Новым действующим лицом оказался парень, которого как мне казалось, я видела тут впервые. Потому что, если бы видела, не забыла. Крупный и высокий, наверное, под два метра ростом и необычайно широкоплечий. С длинными, заплетёнными в косу чёрными волосами со странным сине-зелёным отливом. На вампиров он уставился таким жутким немигающим взглядом золотисто-желтых глаз, рассечённым тонким вертикальным зрачком, что те проглотили ответные слова и поспешили смыться.
   - Они будут мстить. - сухо констатировал обладатель жуткого взгляда, который тут же устремился на меня. - Не бойся и лучше держись своих. Кстати, где они?
   - Наверное, уже в столовой. - ответила я, стараясь не запинаться. Честно говоря, взгляд этого нелюдя меня тоже в дрожь бросал. Ещё и чёрная мантия на нём имелась, выдающая его с головой, как адепта с факультета некромантии.
   - Тооочно. - опомнился мой спаситель, а затем совершил неожиданное. Он резко поднял меня в воздух и усадил на собственное плечо, как будто я совсем ничего не весила, а затем быстрым летящим шагом зашагал по направлению к лестнице.
   Мамочки...
   - Отпусти, я же тяжёлая! - громко зашептала я, ошарашенная таким необычным поступком, при этом, пытаясь не свалиться и унять нервный тик от череды нервных потрясений.
   - Бросссь. - послышался его равнодушный и отчего-то шипящий ответ.
   Передвижение таким оригинальным способом не осталось незамеченным, как и моё триумфальное появление в столовой. Увидев меня, Хель замерла, широко распахнув глаза. Реакция моих ведьмочек сокурсниц была схожей. Парень не обращая внимание на взгляды, спокойно поставил меня на свободный участок рядом с раздачей и остался стоять рядом. Его присутствие странным образом щекотало нервы. Ну, ещё бы, я вообще девочка земная к нелюдям не привыкшая, а тут вот так сразу эльфы, вампиры и этот странный некромант, решивший меня подвезти...
   Дождавшись своей очереди, я взяла поднос, поставила свой обеденный паёк, даже особо не разбирая, что именно беру, и поспешила занять место рядом с Хель.
   - Дааа, подруга, умеешь ты удивить. - протянула дроу, стрельнув глазками в сторону очереди. - Кстати, кто это?
   Я пожала плечами и нехотя, просто опасаясь, что этот нелюдь нас услышит, ответила:
   - Тот, кто прогнал приставших ко мне вампиров-близнецов.
   - Извини, в следующий раз буду внимательнее. Просто задумалась. - немного смутившись проговорила эльфийка и в следующий миг замолчала, поскольку рядом с совершенно невозмутимым видом поставил свой поднос тот самый парень. Уселся он рядом с дроу.
   - Эм... привет, да конечно, присаживайся, мы совсем не против. - с нескрываемой иронией пропела Хель, оскалившись в широкой улыбке.
   Желтоглазый вдруг мягко улыбнулся.
   - Диннайт Блаэнэр, факультет некромантии. - представился он.
   Дроу недоверчиво на него покосилась.
   - Первый курс?
   Парень кивнул.
   - Я видел тебя вчера у приёмной. - сказал он.
   - Странно, а я тебя нет.
   - Меня не замечают, пока я того не захочу. Я так понимаю, передо мной адептки боевой и изначальной магии?
   Мы с эльфийкой синхронно кивнули, и я посчитала правильным, представиться.
   - Владислава Светлая. Можно просто Влада.
   - Хель. Райнхель Элетто. - представилась в свою очередь дроу, поймав мой укоризненный взгляд. Может быть, она испытывала больше настороженность, но я была благодарна Диннайту.
   - Если на то пошло, для вас, девушки, я Дин. - подмигнул нам парень, окончательно давая понять, что кроме холода он может излучать и другие эмоции.
   На послеобеденное время была запланирована большая экскурсия по Академии. Наша троица держалась вместе и Дин снова смущал меня тем, что снова садил на своё плечо, потому что я иногда совсем ничего не видела из-за спин сокурсников. Я жутко комплексовала и отбрыкивалась, на что этот гад только насмешливо шипел. Да, эту его привычку я сразу взяла во внимание, как необычные глаза и манеры поведения. Всё выдавало в нём некую змеиную натуру, но спросить напрямую я пока стеснялась.
   Нам показали аудитории, где должны были проходить прочие занятия, и другие помещения. Аудитории, кстати мало чем отличались - большое пространство, хорошая акустика и много мест для адептов. А вот кабинеты для практик были оборудованы с акцентом на каждый отдельный предмет. Например, практические занятия боевых магов проходили в помещении, защищённом от стихийных выбросов и расположенном в угловой комнате. Видимо, чтобы не мешать. Для некромантов было отведено чуть ли не половина подвального помещения. Там же располагался морг, и соседствовали архивы, в которые, я надеюсь, мне никогда идти не придётся.
   Самым мирным оказался третий этаж, где располагались библиотека, комната для медитации, аудитория и комната для практических занятий магов-менталистов, а также общий зал, где проводились различные мероприятия типа собраний балов и праздников. Рядом имелось что-то вроде спортзала, где в непогоду поводились занятия по физической и военной подготовке адептов. Да уж, к обучению тут подходили основательно.
   Облазив главное здание Академии вдоль и поперёк, коменданты, наконец вывели нас на свежий воздух.
   Уже к тому времени ботинки страшно натёрли старые мозоли, но от очередного предложения Дина я отказалась. Хоть и приятно было, что обо мне заботятся и ноги не устают, но всё же странную манию сокурсника таскать меня на себе не заметил только ленивый. Да и страшновато было, признаться честно, на такой высоте балансировать. Два с лишним метра временами ехидно-шипящего безобразия, это ж с дуба рухнуть!
   Снаружи территории Академии оказались не менее интересными и обширными. Помимо общежитий для студентов, в некотором отдалении здесь располагались дома для служебного пользования преподавателей. За главным зданием находились лазарет, конюшни (да, оказывается тут ещё и верховой езде обучали), теплицы, фруктовый сад, после которого территории Академии примыкали к самому настоящему лесу. Как объяснили коменданты, лес, озеро и прилегающие территории также использовались для магической практики.
   Нагулялись мы в итоге знатно. Мне после такой экскурсии никакие занятия больше не нужны были, но впереди нас ещё ждал общий урок по ментальной магии и медитация.
   Преподавателем ментальной магии оказалась светлая эльфийка Элираэль Каллиаштари. У наставницы был приятный мелодичный голос, большие васильковые глаза и светло-каштановые волосы, которые свободно струились по спине. Вообще завидовала эльфам. Это либо особенность такая либо магия, но волосы их всегда выглядели гладкими и ничуть не запутавшимися, попирая законы подлости и физики, в частности электростатику.
   В области ментальной магии я чувствовала себя как рыба в воде, поскольку интересовалась её возможностями ещё в своём прежнем мире. Поэтому вводный урок стал для меня лишь повторением изученного ранее. Поставить зеркальный щит, избавиться от лёгкого навязчивого влияния ближних - умеем, знаем, практикуем... и с некоторым замиранием сердца ждём игры по-крупному. Я справедливо рассудила, что маги - не обычные смертные, а особенно маги-манталисты, и от них мне ещё предстоит научиться защищаться.
   Медитацию с нами проводила та же преподавательница. За окном к тому времени вечерело и, приглушив магический свет, она отдала команду адептам занять расслабленные позы и постараться отпустить суетные мысли. Целью занятия было сосредоточение на собственных энергетических потоках, для развития магического потенциала и резерва.
   Честно говоря, медитация у меня обычно выходила из рук вон плохо и постоянно в голову лезли различные навязчивые мысли. А тут тем более другой мир и столько адептов вокруг...
   Чувствую, придётся искать другой способ для развития личного резерва.
   А магистр Каллиаштари тем временем расстаралась и даже ненавязчивое музыкальное сопровождение создала, лишь бы нам, адептам медитировалось легче стало. Угу, ещё как стало. Некоторых аж на самодеятельность потянуло...
   Закрыв глаза, я попыталась отрешиться от мыслей и просто слушала музыку, но в какой-то момент осознала, что начинаю засыпать. Это тоже обычное дело у меня во время медитации. Поэтому опомнившись, я постаралась открыть глаза и вдруг поняла, что всё же сплю и не могу проснуться. То есть, я внезапно осознала себя стоящей в тёмной комнате, с маленьким магическим шариком света в левой руке.
   А со всех сторон подступала тьма, которая шептала и звала...
   Иди ко мне, позволь забрать все твои тревоги...
   Тьма словно живая коснулась непроницаемо чёрным щупальцем до руки, затем вдруг оказавшись за спиной, дотронувшись плеч...
   И чем теснее обступала темнота, тем тусклее становился мой огонёк.
   Иди ко мне...
   Я улыбнулась и приказала огоньку погаснуть.
   Никогда не боялась тьмы, а даже напротив, любила её тёплые прикосновения. Я чувствовала в ней защиту. Всегда.
   Да только не сейчас. Это была неправильная, холодная тьма.
   Едва погас огонь, и я распахнула объятия, тьма обрушилась на мой разум острыми злыми иглами, причиняя боль и страх.
   Не знаю, каким образом, но мне удалось сохранить хладнокровие и понять, что происходящее - настоящая ментальная атака и нападающий решил создать наиболее пугающий для меня образ, а когда я не поддалась, просто грубо пытается вломиться в мой разум.
   - Ты не она. - сказала я, прогоняя тьму, становясь светом и пылающим пламенем.
   Темнота отпрянула и закричала сразу на два голоса.
   Я даже не сразу осознала, что могу открыть глаза, и кричат уже в реальности.
   Распахнув глаза, я увидела, что весь курс уже далёк от спокойного медитирования и на ушах стоит. Всё внимание сокурсников было обращено на вампиров-близнецов, которые приглушённо шипели, схватившись за головы. К ним уже спешила наставница.
   Вот значит, кто решил в моей голове похозяйничать. Не зря Дин предупреждал о мести. Пока рядом некромант они не могут подойти, поэтому решили действовать иным путём.
   - Что это с ними? - прошептала Хель.
   - Плата за вторжение в голову ведьмы. - тихо ответила я ей, заслужив одобрительные взгляды обоих друзей. Только вот я и думать забыла о том, что слух у эльфов и прочих нелюдей отменный. Короче, в итоге о том, что случилось с близнецами стали знать все, а наставница, тут же распустив курс, попросила меня и вампиров остаться.
   Васильковые глаза смотрели совсем не ласково, причём на каждого из нас.
   - Итак, адепты, я хочу знать, что вы не поделили, и что произошло на занятии.
   - Ничего особенного. - отозвалась я, скромно потупив взгляд. Ну и в самом деле ничего из ряда вон выходящего не случилось... кроме реакции вампиров. А так. Ну, обидно, конечно, за их слова в мой адрес, но не в моих правилах пинать поверженного врага.
   - Мы всего лишь собирались пошутить, но не думали, что адептка Светлая так отреагирует. - повинился один из братьев.
   Надо же, они и мою фамилию запомнили. Впрочем, я тоже уже успела узнать, что близнецов зовут Клавьер и Рэмьен из клана Серебряного Ворона.
   - Да, возможно, я погорячилась. - призналась я, скосив взгляд в сторону вампирчиков. А ведь мне с ними семь лет учиться. - Просто не ожидала и реагировала по наитию.
   Наставнице надоело слушать наши оправдания и в итоге пришлось рассказывать о том, что именно произошло в деталях. Ненавижу оправдываться в принципе, но эльфийка пригрозила, что самолично залезет в голову каждого из нас и прочтёт интересующую её информацию и как побочно, не только её, но уже насильно. Никого такое положение дел не устраивало и пришлось повиноваться.
   К счастью, на этом инциденте учебный день подошёл к концу, а когда я вышла из зала медитации меня уже ждали Дин и Хель, чтобы подхватить под руки и уволочь в столовую на ужин.
  

Глава 3. Мётлы и змеи.

   Шёл второй день обучения юной ведьмочки в Академии. И знакомство с новыми уроками только начиналось. Например, внимательнее изучив расписание, я поняла, что крупно попала - теперь, после обеда и лекции по какому-либо предмету нас ждали уроки, связанные с активными физическими нагрузками. И если форму нам также обещали выдать коменданты, то с обувью ничем помочь не могли. Нужно было покупать самостоятельно, а поскольку первая стипендия ожидалась лишь в конце месяца, у меня появлялись существенные проблемы. Ну не буду же я босиком заниматься курам на смех или в ботинках мучиться.
   Посланницей богини удачи, стала заглянувшая с утра пораньше Хель. Она сразу заметила мой растерянный взгляд и разбросанные на столе вещи. Я с утра ломала голову над тем, что бы такое продать не особо мне нужное, чтобы обзавестись крайне необходимой мне обувью.
   - А ведьмы не дремлют, я смотрю. - проговорила дроу, сложив руки на груди и рассматривая мои магические принадлежности. Особенно её внимание привлёк мой атамэ, но брать в руки она его не стала.
   - Нужно что-нибудь продать. - призналась я и кивнула в сторону обуви. - Не могу же я на танцы, верховую езду, да военную подготовку ходить в них.
   Эльфийка задумчиво со смесью сочувствия посмотрела на мою единственную обувь, а затем на предметы, выложенные из стола.
   - Смотри, сколько у тебя дорогой писчей бумаги. Куда тебе столько, да и зачем сейчас? Продай и купишь себе обувь. Думаю, хватит, да ещё и остаться должно. После обеда быстро сбегаем в город.
   Я благодарно кивнула, обдумывая её предложение. Хороший план, только представить страшно, сколько побегать придётся.
   - О, а у тебя и метёлка имеется. - заметила тем временем дроу. - Рабочая?
   - Ждём полнолуния. - призналась я. - Если честно, никогда ещё на метле не летала. Будет первый раз.
   Дроу терпеливо подождала, пока я заплетала косу, чтобы вместе пойти на завтрак. Видимо, с сестрами по ремеслу я ближе познакомлюсь ещё не скоро. Они опасались моих друзей и смотрели даже как-то косо.
   - Хель, а кто такой Дин? Он ведь не человек? - тихо спросила я у эльфийки, запирая за собой дверь на ключ.
   - Змееоборотень какой-то. Может быть, дракон, я и сама не поняла. Вот попросишь его сменить ипостась и узнаем. - также тихо проговорила, загадочно сверкнув глазами Хель.
   - Почему я?
   - Своё особое расположение он к тебе вчера продемонстрировал наглядно и для всех, а значит, тебе позволено немного больше, чем прочим. Это крайне странно для оборотня, мага его направленности, да и вообще... Но думаю, этому есть какая-то особая причина о которой ты узнаешь первой. - Она весело оскалилась и добавила. - А потом и мне скажешь!
   Хех, отчасти я была согласна со словами дроу. По отношению к Дину я ощущала целую гамму чувств, в которую входили благодарность, страх и непонимание. Но в любом случае, я чётко осознала, что хочу видеть его в друзьях. А значит, до последнего буду проявлять тактичность и с дурацкими вопросами не приставать. Кто знает, как относятся оборотни к вторжению в сферу личного. Вдруг это считается неприемлемым.
   Я хихикнула, представив себе весёлую картину. Подходишь к оборотню (в данном случае к Дину) и спрашивает о его второй ипостаси. А он в ответ, невинно хлопая глазками: "Тебя не учили, что неприлично спрашивать про вторую ипостась у приличного оборотня?"
   После вчерашних занятий и экскурсии, с непривычки болели мышцы ног и что-то, в частности расписание уроков, подсказывало, что это лишь цветочки. Боюсь подумать, что буду ощущать я после первого занятия по боевой подготовке.
   Первыми занятиями, которые должны были пройти до обеда, стояли травоведение, которое вела наша ведьминская наставница матушка Исмин и бестиология с преподавательницей Кораллией Оутлайс. Учительница по бестиологии отличалась яркой запоминающейся внешностью, ибо имела ярко-алый цвет волос и бледно-жёлтые глаза с вертикальными зрачками. Характер был ей под стать - резкий и бесцеремонный. Кроме того, она с особой гордостью сообщила о том, что будет курировать у нас практикум по убиению разного вида нечисти и присутствовать на занятиях по военной подготовке. Не трудно было догадаться, что незаурядная преподавательница сама была оборотнем.
   В отличие от некоторых впечатлённых Академией адепток, включая меня, Хель чувствовала себя тут как рыба в воде и трудности её только воодушевляли. Так понемногу её уверенность передавалась и мне.
   Пообедали мы в спешке. Эльфийка напомнила о том, что на занятие мы можем не успеть, а значит, стоит поторопиться. Узнав о наших намерениях, Дин увязался вместе с нами, но я заранее попросила его на руки меня не брать и на плечо не сажать. Ладно, разношёрстные адепты первокурсники, но страшно подумать, что какой вывод сделают, увидевшие такое фривольное поведение, горожане. А мне меньше всего хотелось начинать первые шаги в этом мире с создания дурной репутации.
   Пусть мы снова спешили, но я не смогла не отметить особое очарование города с ухоженными узкими улочками и архитектурой, смутно напомнившей мне об Италии. Красок придавали ухоженные палисадники и балкончики, украшенные осенними цветами.
   Насколько я помнила, было начало осени, но солнце ещё припекало по-летнему жарко. Моих спутников это нисколько не смущало, а вот мне показалось, что я умру где-нибудь по дороге, сражённая солнечным ударом...
   М-да... рядом с ними волей-неволей начинаешь чувствовать себя несколько неполноценной что ли...
   Торговаться и вести переговоры с продавцом одного из небольших книжных магазинчиков стала Хель. Она среди нашей троицы была более сведущей, разбиралась в ценах и перед поступлением несколько дней жила в этом городе. Я взяла с собой примерно половину листов и была безумно рада, когда Хель выручила на них сумму, достаточную, чтобы купить сапожки и мягкие туфли, наподобие мокасин. Остаток, несмотря на мои возражения, она ссыпала мне в сумку. После чего мы помчались назад в Академию.
   - Как вы смотрите на то, чтобы прогуляться по городу на выходные? - поинтересовалась Хель у нас с Дином, очевидно заметив с каким интересом мы оба глазеем по сторонам.
   Мы с оборотнем переглянулись и слаженно закивали. Прекрасная идея и хорошая возможность узнать город поближе. К тому же, в пятницу будет полнолуние, и к выходным я должна буду обзавестись вполне дееспособной метлой...
   А Дин всё же не удержался и, подхватив меня на руки, почти бегом понёсся к Академии.
   - Дин, я же просила! - яростно зашептала я.
   - Не знаю, как у вас ведьмочек, малышка, а к своим наставникам ни я, ни Хель опоздать не хотим. - сказал он, обратив свой желтоглазый немигающий взгляд на меня. - А ещё мне не трудно и наплюй на условности.
   Сказано это было так уверенно и ободряюще, что я смирилась с участью живой ноши, смущённо подумав о том, что на его плече я всё же смотрелась более гордо и независимо.
   На практическом занятии по изначальной магии, где присутствовали только ведьмочки, каждая из нас должна была по возможности продемонстрировать свои способности, а за неимением возможности, хотя бы назвать.
   По большей частью мои сёстры по искусству вспоминали о способности заговаривать болезни, договариваться с домашней нечистью, либо же мелко пакостить в отместку. Со стихиями пока у нас дружили лишь две ведьмочки. Это Карьяна - вода и Мариэта - воздух, что обе и продемонстрировали. Конечно, ливитировать Мариэта как наставница не стала, но когда она вышла, в аудитории загулял ветер, Карьяна вызвала бурю в стакане воды и утверждала, что многие её заговоры были связаны с водой.
   Я особо отличиться и похвастаться ничем не могла. И только в последний момент решилась на рискованный эксперимент. Когда прозвучало моё имя, достав из сумки атамэ, я вышла к наставнице.
   - Гадаю, использую различные заговоры, на воду и не только...
   На глазах у ведьмочек и наставницы, я достала из ножен атамэ и быстрым движением полоснула по ладони. Рана получилась неожиданно глубокой, но я была равнодушна к собственным порезам и вместо того, чтобы спадать в панику, быстро зашептала слова заговора, затворяя кровь, и заставляя кожу срастаться. К счастью, моё предположение оказалось верным, и заговор сработал в десятки раз эффективнее, чем на Земле. Слизнув остатки крови, я продемонстрировала чистую кожу, где ничего не свидетельствовало о порезе.
   - Это единственное, что я пока могу продемонстрировать наглядно. - сказала я, бросив на преподавательницу смущенный взгляд.
   - Кхм... очень неплохо, адептка. А сумеете ли продемонстрировать тоже самое на постороннем человеке?
   - Не пробовала, матушка Исмин. Но если кто-нибудь вызовется добровольцем...
   Неожиданно вызвалась Ярина. Она первая вскинула руку и под одобрительный кивок наставницы, уверенно вышла ко мне и протянула раскрытую ладонь.
   Вдох-выдох. Сохранять спокойствие, адептка Светлова, то есть теперь Светлая!
   Я взяла руку Ярины и нанесла ей порез, ощутив, как та вздрогнула и дёрнулась. Вид чужой крови действовал на меня уже иначе. Странное почти обжигающее чувство, заставляющее сердце биться быстрее и вызывающее дикий выброс адреналина. С трудом сдерживаясь от внутренней дрожи, я зашептала над раной заученные до автоматизма слова.
   В итоге, Ярина недоверчиво отняла здоровую руку, а я отступила, стараясь больше не смотреть.
   - Адептка Светлая, великолепно, садитесь. Ваша реакция на кровь...
   Понятно. От меня ждали объяснений.
   - Мне очень тяжело воспринимать чужие раны. - призналась я, продолжая смотреть на собственные руки, в которых по прежнему был зажат ритуальный ведьминский нож, испачканный чужой кровью. - Я борюсь с этим.
   Это было правдой. Я не понимала природы такой реакции, балансирующей на грани фобии, но каждый раз при виде чужой крови усилием воли заставляла себя действовать, а не поддаваться эмоциям.
   После завершения занятия, я впервые оказалась среди адепток моего факультета, с которыми и отправилась к коменданту за новой формой.
   - Ты молодец, Владислава. - сказала Ярина и уже обращаясь к остальным. - Девочки, давайте соберёмся после занятий на небольшой шабаш? Кто "за"?
   Раздался нестройный хор голосов. Никто против не был. Да и я тоже. Ведь прекрасная возможностью познакомиться с другими ведьмочками поближе. А то мне с ними ещё учиться и учиться, а я только с дроу и оборотнем общаюсь, да с вампирчиками цапаюсь.
  
   Форма одежды, предназначенной для тренировок, несомненно, радовала. Достаточно свободная и мягкая, чтобы чувствовать себя в ней комфортно и уверенно. Она состояла из коротких, тёмно-серого цвета, бридж и безрукавки под цвет.
   После нашего скоростного похода в город, моя обычно аккуратная причёска растрепалась, но переплетать длинную косу было некогда. Пригладив волосы (всё же я иногда жалела о том, что у меня даже маленького зеркальца не было), я выскочила за дверь, и, присоединившись к стайке сокурсниц, пошла с ними на занятия по боевой подготовке. Как было обещано, сегодняшние занятия должны были проходить на свежем воздухе.
   Преподавателем по физической подготовке у всех официально числился сам архимаг Харольд Кьесси, он же директор Академии и преподаватель боевой магии. Кроме того, ассистировать ему должны были присутствовавшие тут коменданты Силайрис и Вентран (комендант мужского общежития). Это показалось мне странным, но остальные реагировали нормально, и мне оставалось лишь напряжённо и опасливо ждать непосредственного начала занятия.
   - Теперь, когда все в сборе, мы можем начинать. - начал магистр Кьесси, выступив вперёд перед нашей не очень стройной толпой. - Как вы понимаете, каждый маг, закончивший нашу Академию, считается военнообязанным, и вашу подготовку буду курировать я лично. Это связано с тем, что некоторые элементы защиты будут связаны с боевыми заклятиями. Но для начала заранее определим, кто из вас кто - какие навыки имеет и каким видом оружия учился владеть.
   Мне внезапно стало стыдно, ибо ответ на вопрос, который будет адресован мне будет - никакие и никакое. Максимум, что я практиковала в прежней жизни, это редкие пробежки по утрам, да начальные позы йоги. О полноценном владении, каким либо видом оружия не было и речи. Ну, стреляла я в тире довольно метко, только как я об этом скажу, да и сомневаюсь, что стрельба из пневматической винтовки и настоящего боевого лука это одно и то же.
   Слушая о том, что умеет каждый из адептов я втайне им завидовала. Даже ведьмочки тут обладали начальными навыками владения некоторыми видами оружия. Когда пришлось выходить мне и сообщать, что я вообще ничего не умею, послышались смешки со стороны близнецов. Они и без того чувствовали себя выше меня, а сейчас и вовсе мнение обо мне опустилось видимо ниже плинтуса.
   В итоге, я, ещё пятеро ведьмочек и трое магов с разных факультетов, поступили в распоряжении и под присмотр комендантов. Я им искренне сочувствовала, поскольку комендантам ещё предстояло выяснить к чему мы, горемычные предрасположены.
   - Придётся нам с вами осваивать основы рукопашного боя и самозащиты. - проговорила Силайрис, окинув своих новых подопечных скептическим взглядом. - Не думаю, что из вас выйдет что-то выдающееся, но хотя бы научитесь элементарным вещам.
   - Позже отведём вас в оружейную. - добавил Вентран. - Нужно сделать ваш недостаток маленькой слабостью, а не существенной брешью в обороне.
   Мы с собратьями по несчастью затравлено переглянулись. Наверное, у каждого была мысль, что нас как к войне готовят. А ведь последнее серьёзное кровопролитие было более тысячи лет назад.
   Но мой позор на этом не закончился, ибо нас отправили на пробежку и заставили отжиматься. Что сказать, если бегала я медленнее всех, а отжиматься и вовсе не умела. Точнее назвать то, что я делаю отжиманиями, даже с большой натяжкой было трудно. Приходилось краснеть, стискивать зубы и делать вид, что я не слышу едкие замечания в свой адрес. Да, очень и очень смешно, как будто кроме меня в этом мире книжных червей больше нет. Но даже друзья, как мне показалось, смотрели на меня со смесью сочувствия и жалости. Вот такое вот я ходячее недоразумение.
   Надо ли говорить, что едва занятия закончились, я поспешила подобрать свои бренные останки с травы и рванула в сторону общежития. Хотелось как можно скорее смыть с себя усталость и обиду. Просто забыть о том, что я всё-таки хуже коренных обитателей этого мира.
   Оказавшись в своей комнате, я тяжело привалилась к двери и постаралась отдышаться. Казалось, каждая мышца гудела от напряжения. Хотелось не просто принять душ, а основательно поваляться в ванне с настолько горячей водой, какую можно будет терпеть. Но впереди ещё ждал ужин и посиделки с ведьмочками.
   Совершив над собой почти героическое усилие, быстро приняв душ и одевшись в вещи, что были на мне в момент моего прибытия, я заперла дверь и помчалась вниз на улицу. Едва я вышла и спустилась по ступенькам на узкую дорожку, прохладный ветер, напомнивший, что сейчас всё-таки начало осени, а не лето, обнял разгорячённое тело и заставил поёжиться. Но в данный момент меня не пугала возможность простудиться и заболеть. Хотелось немного подышать свежим воздухом, прежде чем вернусь.
   Неожиданно на моё плечо легла чья-то горячая ладонь, напугав и заставив резко обернуться. Но это была всего лишь Хель. Она тоже была облачена не в привычную форму адептки боевого факультета.
   На дроу была белая, необычного кроя блузка, поверх которой красовалось нечто, напоминающее жакет из мягкой чёрной кожи с множеством колец и застёжек непонятного назначения. Стройные ноги девушки облегали чёрные бриджи с широким поясом, а также сапоги. Прежде чем я успела спросить, для чего она так оделась, тёмная эльфийка очаровательно улыбнулась и сказала:
   - Я прирождённый воин, Влада. И хочу сказать, что это нормально иметь свои слабости. А те вампирчики ещё своё огребут, будь уверена. Если хочешь, я буду заниматься с тобой каждый вечер перед сном, но уверена - твоя сила в другом.
   Я поняла, что вот так, немного неумело, дроу пыталась меня утешить и поддержать.
   - Возможно это так и каждому своё. - согласилась я.
   - Так и есть. Не сомневайся... А теперь идём, пока Дин нас не потерял.
   И я позволила ей увлечь меня в тёплый холл Академии, откуда мы попали в столовую, где витали дурманящие голодных адептов ароматы свежей выпечки и трав, из которых здесь готовили просто изумительно вкусный чай.
   Дин в самом деле ждал нас за столиком, который мы уже начинали считать своим. Глядя на парня со стороны, я не переставала удивляться тому, что он нашёл среди нашей компании. Ну ладно, дроу, а я...
   Не могу похвастать, что действительно особо талантлива, да и вообще выделяюсь чем-то особым на фоне остальных адептов. Но почему-то эти двое предпочитали находиться рядом со мной.
   Они были похожи на лёд и пламя. Дроу со своей кошачьей грацией, горячим характером и смелостью, которая, как я почему-то была уверена, способна становиться безрассудной. И странный оборотень, незаметный, сдержанный, по-змеиному холодный, пугающий и в то же время завораживающий. Если я ещё как-то понимала тёмную эльфийку, то его ещё не особо.
  
   Комнаты ведьмочек находились на том же этаже, что и моя, но точного местоположения ни одной из них я не знала. Поэтому, мне очень повезло, когда в коридоре меня перехватила Ярина.
   - Вот ты где! - воскликнула она. - Пойдём, только тебя не хватает!
   И как будто не было изнуряющих вечерних тренировок. Мы расположились в одной из комнат девочек, отчего в ней сразу стало тесно. Кто-то сел на кроватях, кто-то на стульях, ну а я заняла место на подоконнике.
   Думаете, собрание юных неопытных ведьмочек может сильно отличаться от обычных девичьих посиделок? Вот и правильно. Если и отличается, то не слишком сильно.
   У половины девочек уже появились симпатии или напротив, возникали неприязненные отношения с некоторыми сокурсниками, о чём каждая считала своим долгом поделиться. Также вспоминали прошедший урок, где мы демонстрировали свои умения, после чего с лёгкой подачи Мирры, мы пытались подниматься в воздух как матушка Исмин. В итоге ни у кого ничего не получилось, но было весело.
   О гаданиях даже и не вспомнили, чему я была даже рада, поскольку не была полностью уверена в том, как отреагируют на мои карты девочки. С тех пор как я заселилась в общежитие, карты лежали в дальнем конце нижнего ящика и доставать их оттуда пока не хотелось. Прекрасно помня о предупреждениях Гекатоса, я собиралась прежде всего познакомиться с местными системами гаданий, а уж потом решать что делать.
   Но в целом, как бы я не переживала, с ведьмочками общий язык был найден быстро. Видимо, сказывалось то, что нас на всю Академию было всего девятеро, да и сходств было всё же больше чем различий. В результате в их обществе я, наконец, могла почувствовать себя как говориться "в своей тарелке". Дин был прав, давая совет держаться своих.
   К себе я вернулась уже затемно. Но, даже с ног валясь от усталости, не забыла оставить своему хозяйственному домовому угощение в виде свежей сдобы, захваченной из столовой. Тут же я дала себе слово, что обязательно раздобуду сметанки.
  
   Вечером накануне выходных, когда я уже смирилась к привычной боли в мышцах, а домовой был задобрен хорошей такой порцией сметанки, настала очередь испытывать метлу. Нужные заклинания и приготовления были произведены с помощью Егорыча, а также пособия для практикующих ведьм. Оставалось только взять и полететь... Только вот страшненько было, а звать кого-либо стыдно - вдруг ничего не получится.
   - Ты окно открой, Владиславушка. Чай не по комнате будешь летать. - напомнил домовой, прыгнув на стол. Теперь, когда он совсем тут освоился, больше не выглядел как непонятный меховой шарик. Отныне это был небольшой (не крупнее кошки) человечек в простой льняной одежке, с хитрыми серыми глазищами и слегка всклокоченной пшеничного цвета шевелюрой.
   Я открыла окно, как мне советовал домовой, и крепче сжала в руках метлу. Ни разу на мётлы не садилась, а потому решила оседлать её на манер лошадки.
   - И помни, метёлка воле ведьминой должна послушной быть. - напутствовал Егорыч.
   Воле значит. Я ощутила, как нагревается под ладонями черенок метёлки и мысленно пожелала ей взлететь и зависнуть невысоко над полом. Сидеть было не очень удобно, но моё воодушевление было сильнее. Обхватив метёлку коленями и скрестив ноги позади, я вдруг ощутила себе лихой наездницей и даже представила, как я лечу на фоне полной луны над Академией, этим городом и вообще всем этим миром.
   Кто ж знал, что даже это будет воспринято как сигнал к действию. Вот я гордая и счастливая, восседаю на метёлке в своей комнате и вот в следующий миг, еле успев пригнуться, чтобы уберечь голову, я с диким визгом вылетаю в окно.
   Нужно признать скорость моё летательное средство ещё со старта взяло хорошую. Да и высота - пятый этаж. Потому на фоне луны я пролетела совсем не гордая, а еле держащаяся и пригнувшаяся от страха.
   И неудобно-то как, что даже мысль возникла о седушке. Интересно, а её приколотить потом сюда можно будет?
   - Уиииии! - совсем не радостно, а скорее от ужаса вырвалось у меня, когда на мысли об удобном сидении метла отреагировала по-своему и, взбрыкнув, промчала на скорости ближе к реактивной, мимо главного здания Академии и мужского общежития.
   - Ааа!!! - закричала я, попытавшись развернуться, чтобы не лететь над крышами домов, где обитал учительский состав. В итоге нас резко занесло, и я чуть не свалилась. Да и теперь я была не на метле, а скорее под ней, отчаянно цепляющаяся руками и ногами.
   Не знаю, каким нечеловеческим усилием воли я заставила себя не орать и попыталась рассуждать здраво. Нужно совершить экстренную посадку. Но лучше постараться точно попасть в раскрытое окно своей комнаты.
   Только едва я почти заняла сидячее положение, как сзади раздалось громкое хлопанье крыльев. И это притом, что из-за силы встречного ветра я и так была как глухая. Оглянувшись, я снова заорала...
   За мной гналось чудовище. Мы ещё таких не проходили по бестиологии, но учебник я пролистать и впечатлиться успела. Это была самая натуральная виверна. И насколько я помнила, она не отличалась особо развитым интеллектом, ей интеллект заменяли инстинкты, главным среди которых была жажда убийства.
   Откуда тут виверна я даже не думала. Мало ли и лес рядом и пролетать может мимо могла. Главным сейчас было уцелеть. То есть не разбиться и не стать ужином для этой злобной рептилии.
   Клац! И метёлка едва не лишилась своей хвостовой части.
   "Ну, давай, давай миленькая, а то от тебя сейчас одни щепки останутся. А от меня, наверное, вообще ни рожек ни ножек". - мысленно умаляла я, снова болтаясь под метлой а не на ней. Но на просьбы ускориться метла отреагировала снова по-своему. Взбалмошное средство ведьминских полётов, ушло в такое крутое пике, что я не сумела удержать его в руках. Наглая метла просто выскользнула из моих рук и ног, а я с диким криком, а затем громким "плюх" угодила в озеро. То самое, которое находилось в лесу за Академией. Удачно.
   Отчаянно барахтаясь, я поняла, что совсем запуталась в своей юбке и совершенно точно зря так оделась, решив полетать на метле. Воздух в лёгких был не бесконечным, а я от страха совсем запуталась, не понимая, где верх, где низ и где какая сторона. Правильно бы было успокоиться и не спеша всплыть к поверхности, но это попробуйте объяснить молодой ведьме свалившейся с бешенной метлы в процессе удирания от виверны.
   Внезапно меня резко обвило за талию какое-то щупальце и куда-то быстро потащило. Как сначала показалось, тащили меня ко дну. Яростно пытаясь вывернуться и при этом не орать, чтобы воды не наглотаться, я уже распрощалась с жизнью, когда вдруг водяной купол над головой разомкнулся.
   Оказавшись над водой, я задышала и вцепилась ногтями в то, что по-прежнему пыталось меня куда-то тащить. Из-за воды, стекающей с волос и ресниц, нормальная видимость восстановилась не сразу. Но я прекрасно смогла почувствовать под собственными пальцами холодные чешуйки, свидетельствовавшие о том, что меня обвивает отнюдь не щупальце, а хвост. Догадаться чей, было не трудно.
   Похоже, меня собирались безжалостно сожрать и в этих целях волокли на берег.
   Когда моим телом пробороздили дно на мелководье, смертельные объятия разжались, и я упала на прибрежный песок. Первой мыслью было - вскочить и бежать, что я собственно и попыталась воплотить в жизнь, но снова была перехвачена. Вырываться и брыкаться оказалось затеей бесполезной, меня слишком крепко сжимали.
   - Тише, Влада, это всего лишь я. - раздался немного раздражённый голос над моим ухом, и заботливая рука убрала с моих глаз намокшую чёлку.
   Встретившись со знакомым желтоглазым взглядом, я мгновенно притихла, замерев, как кролик перед удавом, а затем и вовсе облегчённо обмякла в объятиях Дина. Парень крепко прижимал меня к себе и гладил по голове, успокаивая и совсем не обращая внимания на мою промокшую и грязную одежду.
   - Прости, что напугал. Я не хотел. Наверное, если бы я не погнался за тобой, всё было бы хорошо. Просто волновался. Думал, сорвёшься ты с этой метёлки, а поднимать к жизни я ещё не умею.
   Кажется, это из-за пережитого стресса, но только сейчас я осознала, куда делась виверна и что тут делает Дин. Уткнувшись носом в его рубашку, нервно рассмеялась. Вот значит, как. Виверн. А я думала - мне конец.
   - Пойдём, тебе надо согреться, а то простынешь. - с этими словами, оборотень уже привычно подхватил меня на руки и куда-то понёс. На дорогу я не смотрела. Действительно успела замёрзнуть и испытывала жуткий стыд за свой глупый поступок. За то, что страсть к экспериментам и полётам сильнее чувства самосохранения.
   Ну и конечно глупо было предполагать, что мои крики больше никого на уши не подняли. В холе общежития нас встретила комендант Силайрис, и вид её не предвещал ничего хорошего.
   - Адепты Светлая и Блаэнэр. Вас желает видеть директор. - сообщила она, одарив нас тяжёлым взглядом, не предвещавшим нам ничего хорошего.
   - Ей нужно переодеться в сухую одежду. - с невозмутимым видом произнёс Дин, направляясь к лестнице. Я продолжала молчать, как будто это могло создать впечатление, что адептки Светлой тут вообще и близко нет. Лишь на пятом этаже, мне пришлось показать Дину, где находится моя комната.
   - Ой... - тут же опомнилась я. - А дверь то изнутри закрыта. Там только окно и осталось открытое.
   Дин вздохнул и, поставив меня на ноги, открыл окно в коридоре. Тут же подул сквозняк, но я забыла про него, потому как в следующий миг на месте моего друга и сокурсника стояла крылатая рептилия, покрытая красной чешуей. Единственное, что было общего у Дина с этим существом, это глаза. Видя, что бежать и орать я больше не собираюсь, виверн, выполз из окна. А ещё через некоторое время дверь в мою комнату открылась, и передо мной снова стоял Дин в своём человеческом облике.
   - Спасибо. - поблагодарила я его и пройдя в комнату обомлела. В углу у двери стояла моя взбалмошная метёлка. Вернулась, значит, предательница.
   Закрывшись в ванной комнате, я быстро переоделась. К сожалению, вымыться и сушиться было некогда. Но причесаться стоило.
   - Влада. - позвал Дин.
   Я повернулась на звук его голоса и вопросительно взметнула бровь.
   - А почему у тебя зеркал в комнате нет? Ты же девушка.
   - Не люблю я зеркала. Считай это моим личным страхом, но не люблю и всё. - нехотя ответила я на вопрос оборотня.
   Рассказывать подробнее о том, что именно меня пугает в зеркалах, мне не хотелось.
   - Хочешь, я подарю тебе зеркало? Оно будет совсем не страшным, обещаю. - спросил он, улыбаясь лишь краешком рта.
   - Таких не бывает. - заспорила я, отчего-то понимая, что отказываться не могу.
   - Бывает. - настаивал на своём молодой маг, на что я отрицательно покачала головой. - А если я прав, примешь?
   - Только если ты прав. - сдалась я, перебрасывая через плечо уже заплетённую косу, после чего мы отправились к директору.
   И это только пятый день занятий, а я успела дел натворить и что закономерно теперь получу предупреждение или ещё хуже от самого директора.
   Архимаг Кьесси был в своём кабинете один. Увидев нас, он оторвал взгляд от книги, за которой сидел, и внимательно посмотрел сначала на одного, а потом на второго.
   - Ну и что вы творите дорогие адепты? На вас полнолуние так действует? Одна на метле разлеталась, а другой решил перекинуться и с ней в салочки поиграть. Вам есть, что сказать в своё оправдание или мне можно прямо сейчас обоим наказание назначать?
   Слова директора звучали жёстко и не совсем справедливо, поэтому опередив друга, я заговорила первой.
   - Господин директор, виновата только я. И действительно, полнолуние - прекрасный повод для того, чтобы испытать новую метлу. Я не смогла удержаться и полностью признаю свою вину. Адепт Блаэнэр только хотел меня спасти. Он не виноват.
   - Адептка Светлая не знала о моей второй ипостаси и, напугавшись не смогла справиться с управлением. - прервал меня Дин, бросив косой осуждающий взгляд.
   - Это правда, адептка?
   Всё же я считала в случившемся виноватой только себя, а потому продолжила вдохновенно привирать.
   - На самом деле я знала. И в том, что не справилась с управлением и едва не разбилась, виновата только я и никто более. Я оказалась слишком неопытной и самонадеянной, директор. И готова понести наказание.
   - Влада!
   Это был шокированный Дин, который от волнения схватил меня за руку и сильно сжал запястье, заставляя посмотреть на него.
   - Дин, виновата только я и ты это знаешь.
   - Адепты!
   Мы дружно вздрогнули и повернули головы к директору.
   - Начнём с того, что адептка Светлая использовала знания, предназначенные для второго и третьего курсов. И сегодняшний полёт послужил ей хорошим уроком касательно того, стоит совать нос, куда не следует или всё же не стоит. Верно, адептка?
   Я грустно кивнула. На метлу больше без веской на то причины не сяду. Ну, или пока наставница не проведёт урок и не даст официальное разрешение.
   - В общем так, адептка Светлая. - произнёс архимаг Кьесси суровым тоном. - Если вам так по нраву копаться в не предназначенной для вашего курса литературе, на выходные отправитесь в архивы. Главному Хранителю как раз нужны свободные руки, чтобы навести там порядок, после таких вот рьяных адептов и адепток. И это будут не только грядущие два выходных, но и все выходные этого месяца. Комендант Силайрис пронаблюдает за тем, чтобы наказание было выполнено неукоснительно. И учите оба... это не самое страшное, что может с вами произойти.
   Ну, действительно не так всё страшно. Жалко только что запланированная прогулка по городу отменялась. Придётся Дину и Хель идти вдвоём. Конечно, жутковато, что архивы располагаются по-соседству с моргом да лабораториями некромантов, но от страха не умру.
   - Свободны.
   Нас как ветром из кабинета директора сдуло. И скорости нам придавали разные стимулы. У меня это был неподдельное чувство вины по отношению к другу, а у Дина негодование.
   Уже на улице оборотень налетел на меня с претензиями.
   - Ты ведь солгала и не знала кто я, какова моя вторая ипостась?
   - Не знала, Дин.
   - Зачем?!
   - Если виновата только я, то и отвечать мне!
   Он вдруг неожиданно остыл и прижал меня к себе.
   - Ведьмочка, да ты посадила бы метлу, если бы не я.
   - Не уверена. - тихо призналась я.
   - Теперь ты просидишь все выходные месяца в подвале.
   - Ну и что, это не последние выходные. Да и потом. Наверное, я не жалею. Плохой опыт тоже опыт. А ещё я увидела, каким ты можешь быть...
   Дин усмехнулся и сказал.
   - Могла бы просто спросить.
   - Мне казалось, что это не совсем прилично.
   - Да брось ты. Спрашивай о чём угодно.
   Тогда я набралась духу и решилась.
   - Дин, а почему ты так ко мне относишься? Ты же совсем меня не знаешь?
   - Мне кажется, что я узнал тебя, как только увидел. Моя семья родом из далёкого северного края и маги в нашем племени редкость. Особенно с таким талантом как мой. Когда об этом узнали, был созван совет старейшин, по решению которого, мне пришлось отправиться сюда. Здесь нет многого того к чему я привык. Нет семьи. Но особенно я скучаю по младшей сестрёнке, самому близкому существу, что у меня есть. А ты похожа на неё как две капли воды. Особенно характером. Уверен, что если бы вы встретились с Даной, то обязательно подружились. Мне не хватает её здесь. Прости, если тебя смущает такое отношение, но я готов заменить тебе старшего брата, защищать и оберегать. Это хотя бы отчасти реализует мои потребности и поможет спокойно здесь учиться. Если ты имеешь что-то против, только скажи и я не буду тебе досаждать.
   Я впервые видела холодного Дина вот таким откровенным и сентиментальным.
   - Не против, Дин. Но надеюсь, ты не пожалеешь и не разочаруешься во мне. Видишь же, что со мной непросто. - сказала я и смутилась.
   Он лишь рассмеялся и вдруг спросил:
   - А где твоя семья, Влада?
   - Они... уже обо мне забыли. Когда-то у меня был старший брат - единственный, кто относился мне по-человечески, но его уже давно нет в живых... - я запнулась, осознав, что должна придумать эквивалент. - Он был воином, и его убили на службе.
   - Мне очень жаль. Значит, тебе совсем некуда возвращаться? - зачем-то уточнил он.
   - Некуда. - подтвердила я.
   Но тогда я ещё не знала, насколько всё действительно сложно.
  

Глава 4. Мои холодные выходные.

   Эволюция из книжного червя в крота, только на первый вид казалась не слишком приятным процессом. На деле... всё оказалось гораздо кошмарнее.
   Комендант Силайрис заранее предупредила, что там, куда мне предстоит спуститься, будет очень холодно. Поэтому я оделась в свой костюм для тренировок, поверх рубашки накинув на плечи шаль.
   Путь к подземным архивам был знаком мне ещё по нашей памятной экскурсии. Да-да, именно той, когда нас успели ознакомить ещё и с подземными лабораториями и моргом, где властвовали некроманты. Кстати, Дин успел "обрадовать" меня тем, что у нас с ними будет общий урок, где юные адепты всех без исключения факультетов приступят к изучению строения человеческого тела... в разрезе и частями...
   И не скажу, что меня это особо вдохновило. Спрашивается, зачем остальным магам знать, как устроено человеческое тело? Ну, наши наставники уверяли нас в том, что так будет проще и эффективнее, как лечить, так и убивать. Скорее всего, они правы. Я же не вполне уверенна в том, что переживу первое занятие на вотчине некромантов.
   Сейчас, спускаясь по лестнице в холодные архивы, я изо всех сил старалась отогнать от себя навязчивые мысли о соседствующем с ними морге, но пока получалось с трудом.
   - Светлая, ты хоть позавтракала? - поинтересовалась Силайрис, с подозрением покосившись на бледную меня.
   Я сдавлено кивнула. И позавтракала, и перекусить с собой на всякий случай взяла.
   - Хорошо. Вот мы и пришли.
   Мы, наконец, спустились по лестнице и, открыв дверь, оказались в большом зале поражающим обилием в нём различных книг на полках. Где-то они были поставлены аккуратно, а где-то не очень... и как я понимала, весь месяц мне предстоит исправлять это досадное упущение...
   Открывавшийся взгляду зал был не единственным, а главным. И к нему примыкали хранилища поменьше. Но освещение было только здесь, на посту главного хранителя, который, между прочим, отлучился со своего места.
   - Постой тут, хранитель сейчас придёт. - сказала мне Силайрис и смылась, оставив меня стоять в одиночестве среди тонн пыльной макулатуры. Свет давали лишь три тусклых магических светильника, два из которых висели над потолком, а один стоял на столе хранителя.
   Ждать пришлось долго. За это время мне даже показалось, что стало значительно холоднее и изо рта вырывались облачка пара. Брр, как здесь только человек работает...
   Наконец, мертвенную тишину нарушил какой-то шелест и звук лёгких шагов, после чего из коридора, ведущего в один из залов, возникла хрупкая фигура человека, над ладонью которого в воздухе висел голубой магический огонёк. Вот и хранитель.
   При приближении я рассмотрела человека. Им оказался высокий и ужасно худой (я бы даже применила к нему эпитет отощавший) пожилой мужчина в тёмно-синей мантии. Его седые волосы и борода были собраны в аккуратные косицы, а голубые глаза из-под круглых маленьких линз смотрели на меня с живейшим интересом.
   - Доброго вам дня. - поздоровалась я, запоздало понимая, что даже не поинтересовалась у Силайрис как зовут Хранителя. - Я адептка Владислава Светлая и директор Кьесси отправил меня к вам на исправительные работы.
   - Ах, весьма кстати. - неожиданно улыбнулся Хранитель. - Бери светильник со стола, и пойдём со мной, дитя. Да, кстати, можешь называть меня мастером Лароу.
   - Хорошо. - я взяла магический светильник и двинулась следом за ним. Определённо, мастер Лароу каким-то непостижимым образом располагал к себе, не вызывая привычного чувства робости или дискомфорта.
   Шли мы на удивление долго. Я знала, что хранилища огромны, но даже не думала, что настолько. За это время я даже успела рассказать любопытному старику о том, за что же всё-таки оказалась здесь. Он счёл мой поступок благородным, а наказание полезным. В последнем я пока сомневалась, но то, что мне уже не так страшно тут существенно облегчало жизнь.
   - Вот здесь. - сказал он, остановившись у крайнего стеллажа со свитками. Точнее большая часть свитков лежала на полу, разбросанные словно в беспорядке. - Я так и не закончил сортировать свитки дошшианской эпохи и письмена династии Кинши. Буду благодарен, если ты просто разберёшь тут этот завал и сложишь на разные стеллажи. Справишься?
   Я склонилась над горой брошенных свитков и взяла один из них в руки. Чтобы прочитать написанное на нём, пришлось сдуть пыль. Незнакомые символы сложились в моей голове во вполне привычный мне язык
   - Летопись Тар Ахар Дошшиан. - прочла я и взяла следующий, где письменность существенно отличалась. И если в первом варианте слова состояли из странных угловатых символов, здесь надпись была летящей и безотрывной, а буквы чем-то напоминали латинский. Но я без труда прочла написанное. - Голос крови. Кинши.
   Подняв взгляд на старика, я кивнула, выражая полную готовность приступать к работе. Но, даже не читая, я не ошиблась бы. Слишком уж отличались эти два языка.
   Только вот зря я, наверное, прочла это вслух...
   Испуганно взметнула взгляд вверх.
   - Великий дар, ключ для истинной сокровищницы. - произнёс мастер, устремив на меня пылающий воодушевлением взгляд.
   - Это случайность. - пискнула я, понимая, что это слишком слабо и нелепо для оправдания.
   - Дитя. Случайностей не бывает. И каждый шаг предопределён и ведёт к истинной и великой цели того, кто слушает голос сердца. - проговорил Лароу, склонив голову, словно цитируя сказанное из памяти.
   Мне тоже вспомнились слова, сказанные, как кажется, уже вечность назад.
   Со временем ты всё узнаешь и поймёшь, главное слушай своё сердце.
   - Разум легко ввести в заблуждение, но сердце никогда. - сказала я уже вслух.
   Лароу загадочно улыбнулся и кивнул, а затем, голова его дёрнулась, как будто он что-то услышал.
   - Мастер Тиравьель будет негодовать. Помоги ему рассортировать учебники в главном зале, а как освободишься, возвращайся и продолжай работу здесь. - проговорил Хранитель и как мне почудилось даже подмигнул. - Ступай, дитя.
   Всё ещё взволнованная странным разговором, я без раздумий последовала совету и быстрым шагом понеслась в сторону главного зала. С такой беготнёй, смерть от холода мне не грозила, да и от скуки в принципе тоже.
   Я оказалась в главном зале ещё до того, как спустился второй хранитель. Как именно узнал о его приближении Лароу с помощью магии или обострённого слуха, меня уже не интересовало, потому как всё внимание сосредоточилось на вошедшем.
   И не дело в том, что это был самый натуральный светлый эльф, на котором в отличие от мастера Лароу красовался не балахон, а тёмно-синий камзол, да ещё и оружие на поясе висело... просто, судя по виду мастер Тиравьель был изрядно не в духе, а при встрече его пронзительных синих глаз с моими напуганными, он кажется, разозлился ещё больше.
   - Адептка Владислава Светлая? - полуутвердительно поинтересовался он.
   - Да. Мастер Тиравьель? - задала я встречный вопрос.
   Брови эльфа удивлённо взметнулись вверх, а затем его лицо неожиданно расслабилось и выражение негодования практически полностью с него исчезло.
   - Верно. Хорошо, что это ты, адептка Светлая. А то я уж решил было, что сюда снова эти мародёры пятикурсники нагрянули...
   - Нет, это всего лишь я, несчастная ведьма-каторжница. - успокоила я эльфа, делая невинный взгляд.
   Эльф звонко рассмеялся и, склонив голову, поинтересовался:
   - Неужели ко мне пожаловала та самая ведьмочка, гонявшаяся в полнолуние за виверном?
   Я не смогла сдержать улыбки.
   - Она самая, только скорее всё было наоборот, хотя директор и назвал это салочками.
   - Что же тебя подвигло на ночные полёты? - полюбопытствовал Хранитель.
   - Метла нелётанная. - призналась я, чем вызвала у него новый приступ смеха.
   - Ладно, адептка, надеюсь, тебе хватит силы духа, чтобы с таким же рвением перебрать тут всё. Пойдём, покажу, с чего начать.
   Я хотела подхватить со стола светильник, но эльф остановил меня. Когда я замерла, он просто создал магический светящийся шарик и дал ему установку двигаться над моей макушкой. Надо признать, так было гораздо удобнее, а учитывая перспективу подъёма на лестницы, ещё и безопаснее.
   К счастью, дальше главного зала не пошли. Просто подошли с левого края, откуда предстояло начать. Необходимо было перебрать все книги и если найдутся несоответствующие разделу и дате, вернуть их на своё место. Нудная работка, но не сложная.
   Единственное, что удручало, это одиночество. Эльф, дав задание, покинул меня, сказав, что вернётся к обеду, а мастер Лароу видимо, тоже ушёл.
   Не знаю, сколько я провела времени на сортировке книг, но этот процесс уже был отработан до автоматизма. Беру, смотрю на своём ли месте книга и, либо ставлю назад, либо возвращаю на место. Интересоваться содержимым книг желания не возникало. Тем более это были учебники, которые ещё предстояло зубрить на последующих курсах, а мне хватало и тех книг, что предназначались для обучения первокурсников. Ритуал по приручению метёлки не в счёт.
   Появление Тиравьеля, я не сразу заметила. Когда же увидела неподвижно стоящую фигуру эльфа, прислонившегося к стене, даже вздрогнула и едва не выронила книгу из рук.
   - Похвальное старание, адептка. Идём чай пить за здоровье дроу да вивернов.
   Вскинув удивлённый взгляд, я заметила, как дрогнули уголки губ Хранителя.
   Как выяснилось, эльф ну мудрствуя лукаво, принёс термос и чашки прямо на рабочее место. Еды, правда не захватил, и пришлось довольствоваться бутербродами, прихваченными утром из столовой. Хранитель от моих запасов отказался, аргументировав тем, что пьёт чай только со мной за компанию.
   Что касается его слов о дроу и вивернов, оказалось, что друзья обеспокоенные моим отсутствием на обеде собирались пробиться сюда. Вот только вредный Хранитель их не пустил, пригрозив тем, что если попытаются мне помогать, мы втроём застрянем тут на все выходные, вплоть до новогодних каникул. Он, конечно, блефовал и, на самом деле как мне показалось, боялся того, что мои друзья внесут сюда больше хаоса, чем порядка.
   К сожалению, чаепитие не могло длиться долго и когда оно закончилось, я поблагодарила мастера Тиравьеля за заботу и компанию, после чего снова была оставлена в одиночестве.
   Перебирая книги, я размышляла о том, что всё происходящее (то есть постоянные отлучки хранителей) тоже часть моего наказания. Наверняка директору показалось, что одной работы будет мало и стоит оставить меня в одиночестве, дабы я в полной мере насладилась холодом и страхом, вызванной мыслями о близости лабораторий и морга.
   Я уже порядком устала, когда решила остановиться и приступить к поручению мастера Лароу. Это было настоящей отдушиной по сравнению с механической работой по перебиранию книг.
   Мне нравилось смотреть на необычные символы древней эпохи и пробегать пальцами по причудливой вязи давно исчезнувшей династии. И чудилось, будто в этих свитках сосредоточено само дыхание магии, суть чего-то настолько важного, что никогда не будет доступно беглому взгляду. Истина, лежавшая на поверхности, но бродившая между строк древних сказаний.
   В моём прежнем мире многие люди не могли и мечтать о том, чтобы читать древние тексты дошедших до них через тысячелетия...
   Именно эта мысль привела меня к тому, что я не удержалась и принялась не просто перебирать старинные свитки, но и читать написанное.
   И пришёл народ, ослеплённый светом
   Сметая с пути традиции и веру
   Ими правили страх и жажда власти
   Разделившие Неразлучных и установив границы
   И мира не стало...
   И ещё несколько подобных не то стихов, не то странных описаний давно минувших дней. Но почти везде упоминались Неразлучные.
   Увиденный ещё в присутствии мастера Лароу "Голос крови" был трактатом, описывающим особенности крови каких-то истинных. Прочитав отрывок, я пришла в недоумение.
   Кровь истинных обладает великой силой и способна пробуждаться не только сквозь века, но и через целые жизни. Носители великого наследия способны входить в полную силу, если жив их дух. Это универсальный механизм самосохранения. И даже когда враги обращали наши династии в прах, мы вновь возрождались из этого праха, становясь более сильными и опытными. Сквозь миры, через жизни и времена, истинные вечны.
   Стало до ужаса любопытно, существуют ли эти истинные на самом деле, а если и существуют, то кто они такие. И почему, если эти существа такие всесильные и неубиваемые, я встретила упоминание о них только здесь, в старом пыльном свитке, которому неизвестно сколько веков...
   Видимо, всё было проще, чем казалось. Некая цивилизация или династия на самом деле считала себя всесильными, как на Земле некоторые считали себя потомками богов, так и тут... но на деле... нет ничего вечного и незабвенного. Как бы грустно и обидно не было, но всё однажды проходит.
   Опомнившись, я решила приостановиться в выполнении задания мастера Лароу и вновь вернулась в главный зал. Но не успела взобраться на лестницу, как услышала деликатное покашливание и, обернувшись, увидела эльфа.
   - Ну, хватит на сегодня, Светлая. Беги к себе в общежитие, а то на завтра работы не останется. - проговорил он и у меня как гора с плеч свалилась.
   В общежитие я мчала как на крыльях. Только очень опечалилась тем, что время было позднее, и ужин я пропустила. Так и упала на кровать, обессиленная и голодная. Усталость взяла своё и я уснула даже не найдя силы раздеться и расправить кровать.
   Во сне мне снились истинные. Только воображение нарисовало их неуязвимыми и прекрасноликими терминаторами, способными путешествовать по галактике без космических кораблей и скафандров. Сон был бред бредом, но главным было то, что мне удалось нормально отдохнуть и даже не проспать завтрак.
   Правда, мои друзья, встретившие мою помятую физиономию в столовой, были другого мнения.
   - Влада, что они с тобой сделали?! - громким яростным шепотом встретил меня Дин.
   - Ничего ужасного. Я сама увлеклась. - честно призналась я. - Никогда бы не подумала, что время в архивах летит настолько быстро.
   - Кто это и что ты сделала с Владой? - скорчив подозрительную мину, поинтересовалась дроу, тыкая длинным наманикюренным ногтем моё плечо.
   В этот момент я даже пожалела о том, что не могу рассказать им о своём даре, а также не могу взять с собой. Хотя возможно и даже в этом имеется свой плюс. Было заметно, что за время моего отсутствия отношения между друзьями потеплели. Если раньше в компании дроу от оборотня веяло холодом, а девушка держалась отстранённо, то теперь оба так слаженно потешаются надо мной, что любо дорого взглянуть.
   После завтрака, едва я успела упаковать свой будущий обед и сложить его в сумку, за мной пришла Силайрис.
   - Ну что, готова?
   Я обречённо кивнула. Коротко попрощавшись с друзьями, отправилась за госпожой комендантом. Хранителей на месте не было, как и вчера, ни Тиравьеля ни Лароу, но с фронтом работы меня ознакомили, поэтому сразу оставив сумку, отправилась в дальний зал хранилища, перебирать древние тексты. День прошёл продуктивно. Удалось ополовинить работу Лароу и перебрать книги на трёх стеллажах в главном зале. О своих страхах, касательно морга благодаря этому я даже не вспоминала.
  
   - А это, дорогие мои адепты, уникальные образцы, представляющие разрез человека в различных ракурсах. - вещал преподаватель некромантии Хаканкрис Карас, которого я окрестила про себя просто Карась.
   За витринами под светом особых магических кристаллов действительно находились располовиненные под разным углом тела. И едва я решила про себя, что это искусно созданные макеты, как Карась продолжил лекцию.
   - Все пособия созданы из натуральных материалов и сохранены благодаря приёмам алхимического искусства...
   Я внимательнее присмотрелась к "пособиям" и мне стало дурно от мысли о том, что когда-то это было живыми людьми, которые дышали, двигались, говорили, каждого из них как-то звали...
   - Адептки! Вы будущие маги и ведьмы! Прекратить изображать из себя придворных барышень! - послышался окрик, адресованный мне и ещё некоторым особо расфантазировавшимся адепткам. Но окрик Карася не особо способствовал улучшению нашего самочувствия, и Малиса хлопнулась в обморок, а остальные были на грани. Некроманты откровенно ржали, а Карась злился, потому что заканчивать урок пришлось уже в аудитории.
   Мне от этого легче не стало, потому как место, где мы только что находились, относилось не к самим лабораториям, а являлось скорее "музеем" предназначенным для теоретической части вводного курса. Что находится в глубинах подвалов на территориях некромантов, даже страшно себе вообразить.
   Надо ли говорить, что после общих вводных лекций по некромантии, в хранилища на выходные я шла как в первый раз. То есть, постоянно вспоминала о близости того, что именно соседствует с хранилищем знаний. Но в первый выходной Тиравьель почти целый день провёл рядом, распределяя списанные накануне учебники по стеллажам, и я о своём страхе почти не вспоминала.
   Но на следующий день эльфа куда-то вызвали, и он сообщил мне, что вообще вернётся только вечером. Поэтому, снабдив меня магическим светильником и термосом с чаем, он смылся. Я же, со спокойной совестью перебрав пару стеллажей с учебниками, отправилась заканчивать задание мастера Лароу.
   Когда послышался шум, я уж решила, что вернулся кто-то из Хранителей и, спрыгнув со стремянки, на всех парах помчала к главному залу. Не добежав до вошедшего считанных метров, я застыла. Это был не Лароу и не Тиравьель...
   Тусклый свет освещал холодное пространство хранилища, не позволяя рассмотреть двигающуюся ко мне фигуру. Но от дёрганных, будто нервных движений, по спине пробежал холодок, а ноги словно примёрзли к полу.
   - Ыыы... эааа... - издало нечто, лишь очертаниями напоминающее человека, но человеком уже давно, судя по истлевшей одежде, не являющееся.
   На меня уставился жуткий невидящий взгляд, слепых белесых зрачков, чётко определил мою едва живую от страха персону.
   Хлюп.
   Я даже не раздумывала о том, откуда в хранилище ходячий труп, просто заорала и попятилась. Конечно, меня никто не мог услышать, а умертвие довольно зарычав, бросилось на меня.
   Кто сказал, что зомби все поголовно неповоротливые и медлительные? Правильно, так считали на Земле. Здесь же мертвецы отличались необычайной прытью и физической силой. Попятившись, я резко развернулась и рванула прочь, не оглядываясь и только слыша за спиной приближающееся рычание.
   Да, я отвратительно бегала и на занятиях по физической подготовке меня обгоняла даже Малиса, несмотря на свои пышные формы. Но близость смерти придавало сил и открывало второе дыхание. Несмотря на поразительную скорость, сообразительностью зомби не отличался, а потому я старалась чаще увиливать, сворачивая между стеллажами. Падали свитки и книги летели на пол, но я не думала об этом...
   Сердце едва ли не выпрыгивало из грудной клетки, когда я со всех ног рванула к выходу, надеясь, что дверь осталась открыта. Я помнила, что Тиравьель не закрывал её за собой.
   Но вопреки ожиданиям, дверь оказалась закрытой, а скрюченные пальцы зомби едва не припечатали меня к этой двери. Вовремя отпрыгнула и даже отпихнула ногой оскаленную пасть с лестницы. Под руку попалась прислонённая швабра, которой я и вооружилась, отмахиваясь от звереющего всё больше ходячего мертвеца.
   На моей стороне безумное отчаяние и желание жить, а на стороне умертвия лишь призвавшее мятежный дух заклятия.
   Осознание последнего, осенило меня внезапной, но к сожалению, бесполезной в данной ситуации мыслью... Если бы я только умела чувствовать энергетические потоки настолько сильно, чтобы различить нити магического заклятия, связавшее труп и низшего духа... Но я не умела и физической силой природа также меня обделила, а потому, хватит меня ненадолго.
   В какой-то миг умертвие отбило швабру и, ухватив меня за руку, повалило на пол.
   Я успела попрощаться с жизнью, а также в мельчайших деталях рассмотреть обезображенное следами разложения оскаленное лицо...
   Вспомнилась заветная бусина, но руки были заняты, а кончик косы лежал подо мной.
   В последний момент я извернулась, уже не сумев остановить вонзившиеся в плечо гнилые зубы. Ещё одно движение и коса выдернута из-под моей спины. И мои пальцы почти дотянулись до черной бусины. Но сжать её, я не успела. Раздался грохот, и мертвец был буквально сметён с моего тщедушного тельца.
   Зажимая раненное плечо, я отползла в сторону, с ужасом наблюдая, как взбешённый светлый эльф уничтожает в странном пламени синего огня, визжащую и отчаянно пытающуюся вырваться тварь, которую он пригвоздил к полу своим клинком. Несколько мгновений и на моих глазах от умертвия остаётся только чёрное пятно на полу.
   Тиравьель резким движением перехватил клинок и, вернув его в ножны, повернулся ко мне. Ему достаточно короткого оценивающего взгляда, чтобы понять произошедшее.
   Одновременно с тем, как он делает шаг ко мне, я спохватываюсь и собираюсь заговорить рану, но эльф останавливает меня. Быстрым движением кладёт пальцы на виски, поворачивая к себе и заставляя глядеть ему в глаза.
   - Не нужно заживлять. Рану требуется очистить.
   Я понятливо киваю, пытаясь не думать о том, чем может обернуться укус такой мерзости в этом мире.
   В синих глазах эльфа плещется беспокойство и решимость. Не говоря больше ни слова, он подхватывает меня на руки и в тот же миг нас окутывает мерцание, переносящее обоих в светлое стерильное помещение лазарета.
   Обычно тут никого не бывает. Просто нет необходимости. Но как объясняли нам коменданты, когда проводили экскурсию, лазарет необходим для особых экстренных случаев, когда некоторые адепты попадают в переделки. Вот и я попала в число этих несчастных.
   Хранитель посадил меня на кушетку и зажёг под зеркалами магический светильник, из-за чего меня на миг даже ослепило. Затем, с невозмутимым видом, начал расстёгивать на мне рубашку.
   Я вспыхнула до кончиков ушей и попыталась схватиться здоровой рукой за края своей одежды, но эльф отвёл её в сторону и насмешливо поинтересовался.
   - Ты считаешь, что я увижу там что-то новое для себя?
   Сказано это было таким ироничным тоном, что я смутилась ещё больше, но вместе с тем и поняла, что да, кое-что новое он там увидеть может. Например, бюстгальтер с иномирной этикеткой...
   Но деваться было некуда. Движения эльфа были уверенными и не терпели моих слабых попыток помешать, поэтому покорно затихла под его руками, надеясь, что улика останется незамеченной.
   - Укус неглубокий, но сейчас будет немного больно. - предупредил эльф, отходя к высокому белому шкафу, чтобы достать оттуда флакон из тёмного стекла и тампоны из белой ткани. Затем он коснулся раны, и я ощутила, как края её расходятся, словно выталкивая что-то изнутри. Это сопровождалось сильной ноющей болью, но длилось лишь краткий миг. После его прикосновения, снова полыхнуло знакомым синим пламенем, опалившим кожу в этом месте.
   Тиравьель откупорил крышку, чтобы промокнуть тампон из белой ткани в прозрачной зеленоватой жидкости с запахом трав и спирта, после чего тщательно обработал рану. Только после этой процедуры, он применил магию исцеления, оставляя от укуса умертвия лишь едва заметный след.
   Я глядела на происходящее как завороженная, забыв про стыд. И украдкой посматривала на эмоции, отражающиеся на нечеловечески красивых чертах лица.
   Но тут наши взгляды встретились и эти синие, как осеннее небо глаза посмотрели на меня со всей серьёзностью. Опомнившись, что сижу перед мастером хранителем без рубашки, я быстро схватила пострадавшую деталь одежды с кушетки и прижала к себе.
   - Я мог опоздать, Влада. - сказал он. - И тебе очень сильно повезло, что я вернулся раньше, чем должен был.
   - Мастер Тиравьель, я понимаю, что обязана вам жизнью. Спасибо за всё. - проговорила я, ещё слишком близкая к панике, чем хотелось.
   - Речь не о том. Я всего лишь хочу, чтобы ты осознала всю серьёзность ситуации и хорошенько подумала над тем, кто мог желать тебе смерти.
   Мои глаза невольно расширились в крайней степени удивления. Кто мог желать мне смерти? Не думаю, что в Академии был кто-то ненавидящий меня до такой степени. А вампиры-близнецы хоть и издевались надо мной, но вряд ли бы так поступили...
   - Мастер... у меня нет врагов. - сказала я. - И мне проще поверить в случайность, чем в чьё-то намерение меня убить.
   Я прикрыла глаза, подумав о близнецах. Если это сделали они и это выяснится, их отчислят. Эта мысль вызывала у меня ощущение неприятного осадка на душе. Только самой отчего-то странно, почему, даже если это они, я должна их жалеть. И, тем не менее, мне было бы жаль, если из-за меня кто-то погубил бы собственную судьбу.
   - Как бы то ни было, мы должны доложить о произошедшем магистру Кьесси и провести внутреннее расследование. Виновный понесёт жестокое наказание.
   Мастер Тиравьель настроился решительно, и мне оставалось только кивнуть. Я знала, что отношусь слишком мягко даже к своим недругам, но кто объяснит, почему сейчас, когда страх за свою жизнь отступил, я больше думаю не о том, что могла умереть, а размышляю о совершённой кем-то глупости. Да и представать перед ясными очами архимага Кьесси не хотелось совсем. Особенно в свете недавних событий.
   Но кто может остановить любовь к справедливости одного отдельно взятого эльфа, если он уже разработал в своей голове алгоритм последующих действий? Уж явно не мелкая напуганная адептка первокурсница.
   И мне пришлось снова надевать порванную зубами умертвия рубашку и отправляться вместе с ним на доклад к директору. Но прежде чем, я рассказала о случившемся со своей точки зрения, некоторое время пришлось сидеть в приёмной, покуда до моих ушей доносились только приглушённые голоса беседующих между собой мужчин.
   Когда я пересказывала свою версию событий, меня буквально прожигали взглядом внимательные глаза архимага, но нужно отдать ему честь - пока я говорила, он ни разу не прервал меня едким замечанием.
   Зато после моего рассказа...
   - Видимо, без внутреннего расследования не обойтись. - сухо заметил он. - Адептка Светлая, я надеюсь это не часть очередного вашего странного эксперимента?
   - Я что, похожа на самоубийцу? - невольно вырвалось у меня.
   - Ну, судя по тому, что вы вытворяли на метле в минувшее полнолуние, сходство налицо. - не остался в долгу директор.
   И тут за меня неожиданно вступился хранитель.
   - Харольд, девочка прекрасно справлялась со своей работой. И более того, каждый выходной исправно демонстрировала объём выполненных работ, гораздо превышающий мои ожидания.
   - И ты считаешь это прекрасным алиби, исключающим возможность совершения мелкой пакости? - поинтересовался директор, лукаво прищурившись.
   Тиравьель лишь устало вздохнул и сказал, обращаясь ко мне:
   - Пойдём, адептка, я провожу вас в общежитие. На сегодня работа закончена.
   Я кивнула, внутренне сжавшись от мысли о том, что придётся идти в таком виде по Академии и общежитию. Но эльф просто взял меня за руку, и мы снова переместились, оказавшись сразу на пятом этаже.
   - Спасибо. - тихо сказала я, собираясь развернуться и быстренько ретироваться в свою комнату. Но тонкие сильные пальцы снова перехватили моё запястье.
   - Влада, если ты что-то знаешь, лучше сразу рассказать. Это не тот случай, когда стоит играть в благородство.
   Я вскинула голову и ответила:
   - Мастер Тиравьель, на общей лекции по некромантии слишком многие заметили мою реакцию на экспонаты некромантов. И, возможно, кто-то решил подшутить надо мной, но ситуация вырвалась из-под контроля и...
   - Даже если так, этот шутник должен был придти к тебе на помощь, а не заметать следы.
   Резонно, но...
   - Если только он не испугался сильнее, чем я.
   Тиравьель смотрел на меня, как на умалишённую. В его глазах читался немой вопрос, но осознав, насколько тщётно сейчас пытаться меня переспорить, он просто махнул рукой и растворился в серебристом мареве.
   Я облегчённо вздохнула, обрадовавшись тому, что, наконец, меня оставили в покое и одиночестве. Никто и понятия не имел, каких душевных сил требовала от меня необходимость держаться и, стиснув зубы, идти к своей цели в этом незнакомом и новом мире. И можно признаться только самой себе - работа в хранилище иногда выматывает и энтузиазма хватает не всегда. Мой организм всё ещё не привык к нагрузкам, которые обеспечивали тренировки и не успел перестроиться, а тут ещё и работа на выходные. Я смирилась и с этим. Но теперь начинаю выходить из себя, узнав о том, что кто-то смеет предположить, что умертвие в хранилище - моих рук дело!
   Даже домовой, видя моё состояние, решил благоразумно помалкивать и появился лишь для того, чтобы убрать с глаз долой порванную рубашку.
   Оказавшись в своей комнате, я поспешила раздеться и залезть под душ. Слишком ярко ещё стояла в моих воспоминаниях оскаленная пасть умертвия. Настолько ярко, что мне по-прежнему чудилось его зловонное дыхание.
   Когда раздался осторожный стук в дверь, я только вышла из душа, замотавшись в полотенце.
   Почему-то я и мысли не допускала о том, что в данный момент меня может потревожить кто-то кроме ведьмочек или Хель...
   Но на пороге моей комнаты стоял Тиравьель. И прежде чем я успела спросить, в чём дело, в глаза бросилась сумка и шаль, которые он нервно сжимал в руках.
   - Адептка, Светлая. Вы забыли свои вещи. - произнёс он странным непривычно тихим голосом, отводя взгляд. Я смутилась настолько, что быстро забрала свои вещи из его рук и закрыла дверь, даже забыв про элементарную благодарность.
  
   Новая учебная неделя удивляла. Словно наступил некий период затишья и даже в отношении неминуемого, как казалось, расследования не происходило никаких сдвигов. До выходных я не видела Тиравьеля, не получала подозрительных взглядов и едких замечаний со стороны директора Кьесси и с сокурсниками прецедентов не возникало. Я специально наблюдала за близнецами на совместных занятиях, но они вели себя раскованно и свободно, никак не проявляя ко мне своего неприязненного отношения.
   Друзьям об инциденте, произошедшем в хранилище, рассказала в тот же самый вечер, когда спустилась к ужину. Они были полностью солидарны с мнением Тиравьеля, с маленькой поправкой на то, что Дин и вовсе пришёл в бешенство, но чего-то другого я и не ожидала. Если бы кто-то попытался сотворить такое с кем-то из них, я бы тоже была непреклонна в своём мнении.
   Когда наступили новые выходные, я спускалась в хранилище с неконтролируемой внутренней дрожью. Чёрт. Признаю мне страшно. До дрожи боюсь повторения тех событий...
   Но страхи поутихли, потому что Тиравьель оказался на месте. И судя по всему, уходить сегодня он никуда не собирался. Признаться честно, я испытала по этому поводу смешанные чувства. Когда он сидел за своим столом мне было спокойно, но в то же время, я сожалела о том, что не смогу сегодня закончить работу мастера Лароу, как планировала ещё до нападения умертвия. Успокоила себя тем, что у меня в запасе остаётся ещё три выходных и углубилась в пространство между стеллажами в главном зале.
   Это было странно, но сегодня мы обменивались лишь необходимыми вежливыми фразами, и даже обедать эльф отпустил меня в столовую. Я хотела спросить у него, куда запропастился мастер Лароу, но не стала. Что-то словно сдерживало меня от этого поступка.
   На следующий день Тиравьель покинул меня только после обеда. Я снова осталась в одиночестве среди огромных стеллажей и была жутко обрадована, когда пришёл мастер Лароу. Он застал меня в дальнем конце архивов, где я уже завершала раскладывать свитки. Оставалось совсем немного.
   - Ты почти закончила то, что не успел завершить я. - приблизившись, немного грустно сообщил он вместо приветствия.
   Я смущённо улыбнулась, понимая, что могла разобраться с этим намного раньше, если бы не инцидент с умертвием.
   - Мне понравилось. - говорю и знаю, что не забуду этих странных строк.
   - Здесь собраны образцы одних из самых ценных носителей знаний, что были найдены в этом мире. Многие заплатили жизнями за хранение этих свитков.
   Испытываю неподдельное недоумение.
   - Но что тогда они делают здесь?
   - Последние истинные носители древних наречий и любой посвящённый в их тайну истреблялся в этих землях. Их выжигали, как выжигают заразу. Так стоит ли удивляться тому, что их ценности теперь приравниваются к хламу?
   - Но вы так не считаете. - заметила я.
   - Просто я знаю, что ничего не проходит бесследно. - старец глубокомысленно поднял указательный палец вверх. - И если какая-то часть древних знаний сохранилась, это кому-то пригодиться. Когда ты пришла сюда, я понял, что всегда был прав.
   Меня охватил страх и трепет от ощущения того, что я прикасаюсь к величайшей тайне этого мира.
   - Волей судьбы ты стала единственной, кто способен на понимание. - продолжил старый хранитель. - Я счастлив, и ни о чём не жалею.
   Мастер Лароу сильно переоценивал меня, потому что я сейчас как раз так и не понимала ничего. В моей голове роилось множество мыслей и вопросов. Кто такие истинные? О чём вообще говориться в этих странных записях?..
   - Последние записи. - обронил он и я склонив голову в вежливом полупоклоне, подняла с пола свитки, чтобы положить их на колени.
   Взгляд зацепился на тёмное пятно на полу, и я невольно дотронулась до него рукой. Внезапно меня пронзило острое ощущение чужой боли, как случается всегда, когда я смотрю на свежие порезы.
   - Кровь... - прошептала я, поднимая взгляд на Лароу.
   Его губы дрогнули в печальной улыбке.
   - Иногда объяснения только всё портят, дитя. Просто закончи мою работу. Это единственное, чего я хочу.
   Рассеянно пробегаю по названиям свитков, которые держу на коленях. "Единство", "Последняя династия", "Слово истины", "Сказание о близнецах", "Обручённые ветром"...
   С благоговением пробежала по открывающей мне тайны, искусной вязи букв, обещая не бросать их надолго, и поставила на место. Сколько лет или веков назад прикасался к ним с таким же благоговением и любовью старый учёный?..
   - Теперь я свободен. Благодарю тебя, владеющая истинным даром... - прошелестел голос, и силуэт Лароу просто растворился в воздухе.
   Я застыла, испытывая крайнюю степень растерянности.
   Призрак. Почему-то за всё время, я не испытывала страха по отношению к Лароу, как впрочем и особого желания поговорить о нём с Тиравьелем. Но знала бы я, чем всё это закончится...
   Я так и не задала ему вопросов, которые буду страшиться задавать кому-либо другому.
   Одиноко поёжившись, двинулась по направлению в главный зал.
   Внезапно почудилось движение теней в темноте, заставив меня насторожиться, а затем испытать ощущение нарастающей паники. Я метнулась к выходу, а рука потянулась к атамэ, который теперь был со мной и был предусмотрительно закреплён за поясом юбки. По сути, мой маленький кинжал был только ритуальным оружием, но иного средства защиты у меня не было.
   Но дверь снова была закрыта, и чувство обиды обожгло меня словно огнём.
   Я чувствовала, что нахожусь в архивах не одна. Бесплотный шёпот чужих намерений. Обволакивающее рассудок касание смертоносной магии. Шелест одежды. И невесомый шаг. Я не видела своего визави, а только чувствовала. И с каждой секундой мне становилось всё страшнее.
   Тайна. Насколько близко я подошла к краю, за которым бездонная пропасть, из которой возврата уже нет? А быть может, я уже вниз лечу и этого не замечаю?
   Движение теней мерещилось со всех сторон. И куда бы ни был обращён взгляд, на периферии зрения что-то двигалось, приближаясь ко мне, почти касаясь холодными крыльями страха, обнажившего острые как бритвы лезвия-перья...
   Я прижалась к холодной железной двери, не в силах бороться с тем, чего даже не вижу... и сжалась в комок, зажмурив глаза и закрыв руками уши...
   Тьма обступила со всех сторон, плотно сжав вокруг моей души свои тесные кольца.
   Но это была чужая тьма, а не та, что всегда обещала мне покой и защиту. Не та, где я могла укрыться и спрятаться.
   Чужое присутствие или же его иллюзия нарастало. Вот уже чудится и внимательный взгляд, и призрачное дыхание.
   Опрометчивый поступок, решил исход.
   Я подняла взгляд...
   Чтобы разбиться осколками в живом мраке чужих глаз. И быть сожженной холодным пламенем, бьющимся в их бездонной глубине.
  
  

Глава 5. Тени.

   Начало новой недели. Если честно, ещё там на Земле, я всегда любила понедельник, невзирая на все поговорки и присказки. Всегда казалось, что этот день создан для начала не только рабочей или учебной недели, но и для чего-то большего. Именно в понедельник можно притвориться, что начинаешь жить с чистого листа и даже почувствовать реальность этой иллюзии.
   Я потянулась в собственной кровати. Кажется, вчера я заработалась настолько, что уснула прямо на лестнице, ведущей к выходу из хранилища. Когда вернулся Тиравьель, ему оставалось только поднять моё закоченевшее и сонное тело и отправить спать. Оставалось всего два дня в конце этой недели и работа в хранилище будет закончена. Я устала, пережила в хранилище не самые лучшие моменты в своей жизни, и теперь была безмерно этому рада. Настолько, что, пожалуй, буду ждать окончание недели с непривычным нетерпением.
   Так как снова возможности раздеться не было, и я уснула прямо в одежде, пришлось переодеваться в чистую форму, а только потом топать в столовую на завтрак.
   Приятно осознавать, что там меня уже ждут друзья, и сегодня все совместные занятия я буду сидеть рядом с ними, отогреваясь их тёплыми улыбками и взглядами.
   Дроу приветственно помахала рукой, едва меня увидела идущей от входа в столовую. Оборотень поймал меня, заключив в кольцо рук со спины, и чмокнул в макушку. Я залилась смущённым румянцем и помахала в ответ стайке ведьмочек-сокурсниц.
   Сегодня я проснулась с самым оптимистичным настроем и готова была раскрыть объятия всему миру, а он отвечал мне тем же.
   - Как прошли выходные? - поинтересовалась эльфийка, после того, как к нам присоединился Дин, галантно уступивший мне место в очереди на раздаче.
   Грусть коснулась меня своим крылом, разбавляя чистую радостную лазурь дня, непрошеным воспоминанием. Мастер Лароу был призраком ещё с первого момента нашего знакомства, но почему тогда я ощущала себя так, как будто он погиб на моих руках? Мы и разговаривали всего два раза... откуда тогда такое чувство?
   - Кого-то вредно отпускать в подземелья. - сделал вывод Дин. - На тебе лица нет, ведьмочка.
   - Всё в порядке. - поспешила заверить его я. - Просто...- едва не призналась, что ещё не совсем адаптировалась в этом мире. - я завершила работу, одного человека, который скончался, не закончив её. Он любил своё призвание.
   Я сделала неопределённый жест рукой, не в силах подобрать слова и выразить чувства, терзающие мою душу.
   - Влада, посмотри на меня. - попросила дроу.
   Послушно смотрю в глубину янтарных глаз подруги.
   - Если этот человек любил своё дело и умер, занимаясь любимым делом, значит, он умер счастливым. Это почти также достойно, как погибнуть в честном бою. Тебе незачем печалиться. Гордись тем, что закончив дело, ты воздала ему самую большую почесть из всех возможных.
   Грустно улыбаюсь и киваю, но не могу отделаться от ощущения, что день безнадёжно испорчен.
   Иметь таких друзей, как Хель и Дин - тоже подлинная честь, но много ли чести в том, что у меня появляются секреты, которыми я не могу поделиться даже с ними.
   Что же мне остаётся?..
   Не думать о том, что вызывает тревогу и дискомфорт. Концентрировать внимание на первостепенных задачах. И так по замкнутому кругу.
   Моё лекарство от беспокойства и проблем.
   Я действительно старалась не думать о том, что вызывало противоречия, раздирая душу на куски. День изо дня повторяла себе, что слишком загоняюсь для шестнадцатилетней юной девушки, и следует брать пример с сокурсниц моего факультета.
   Но мне всё равно не удаётся быть такой же беззаботной как они, и приходится концентрировать всё своё внимание на учёбе. Моё наказание работой в хранилище наложило на меня серьёзный отпечаток, приобщив к тайне, полный масштаб которой был пока мне неизвестен. Эта тайна могла стоить мне жизни, как когда-то мастеру Лароу, но в последние дни своих исправительных работ я, наплевав на возможность наказания, пошла в дальний конец хранилища, вычитывая строчки последних свитков...
   В самом первом воспевался героизм и сила духа. Дух, в котором был написан этот свиток, напоминал мне характер моей подруги - воинственный, отважный, честный с врагами и друзьями.
   Во втором свитке описывалось становление последней династии "истинных" на землях этого мира и рассказывалось об основании древнего города. Рий-Схаш, "летящий в песках".
   "Слово истины" - ритуал, тесно связанный с изначальной магией и магией крови. И снова говорилось про "истинных", и о том, как пробудить древнюю кровь. Также давалась ссылка на более ранние труды этого же автора, где он описывал ритуалы другого характера. Но, ни один упоминаемый там свиток в хранилище не встречался. И если не нашлось безумца, который сохранил запретные свитки, вероятно, что они уничтожены.
   Далее я прочла историю создания этого мира, а точнее пары. Я уже слышала подобное на уроках, и нового почти ничего не было за исключением одного акцента.
   Неразлучные. В этом их сила и величие. Двуединые миры, неделимые близнецы, чья разлука обернётся смертью всему живому...
   Походит на предупреждение или пророчество. Но если вспомнить ту же историю, что миры всё-таки разделены и в одном из них обитают демоны... и так уже тысячу лет. Жители обоих миров ненавидят друг друга, но пока все живы и глобальной катастрофы не произошло.
   Вернув свиток на место, я взяла в руки последний трактат - "Обручённые ветром". Красивое название, навевающее мысли о любовном романе.
   И действительно, моим глазам предстала практически целая поэма, рассказывающая о помолвке двух влюблённых. Никаких колец, никаких гостей и цветов с клятвами верности. Только сверхъестественный ветер, пронизывающий само пространство миров, "истинная" кровь и благословение близнецов.
   Стань жизнью моей и руку мою возьми
   Крылом моим будь, по ветру миров лети
   Стань огнём моим в сердце, сиянием глаз
   Будь кровью и плотью. Или рассыпься в прах...
   Красиво. Жестоко. Но раса, зовущая себя "истинными", даже в любви не терпела компромиссов. Их помолвка была испытанием на искренность и любовь. Слова, язык тела и даже мысли могли быть обманчивыми, но испытание расставляло всё на свои места. Посмевший обмануть погибал, рассыпаясь в прах, который развеивал ветер миров. Пара, выдерживающая испытание, заключала союз длинною в вечность.
  
   На следующий день в голове снова прокручивались слова поэмы, когда я заканчивала перебирать книги в главном зале. И я даже не заметила, как появился Тиравиель. Впрочем, на то он и эльф, чтобы ходить бесшумно.
   Он поймал меня на непроизвольной улыбке, которую вызвали у меня мысли о том, что даже не мечтала всерьёз жить такой вот жизнью - общаться с эльфами, оборотнями, вампирами и уж подавно не собиралась быть ведьмой с самой настоящей магической метлой.
   - Владислава. Я хочу сделать тебе предложение и надеюсь на положительный ответ. - вдруг выдал длинноухий, когда я начала спускаться со стремянки.
   В итоге я оступилась и полетела вниз. Ещё бы не упасть тут, когда такие красивые и обходительные мужчины вдруг собираются какое-то предложение делать.
   Он не дал мне упасть, подхватив на руки, немного нахмурившись и глядя сверху вниз.
   - Влада, хочешь поработать тут младшим хранителем на полставки? - спросил он, аккуратно ставя меня на ноги.
   Я вдруг представила себя все семь курсов прозябающей тут каждый выходной, и мне стало страшно. Совсем потеряюсь для друзей ведь.
   - А что я должна буду делать? - спросила я, бросив на эльфа затравленный взгляд.
   - Будешь хранить запасной ключ и поработаешь над каталогами в свободное от учёбы и других дел время. Тебе даже не нужно сидеть здесь. Я буду тебе приносить каталоги, которые нужно будет обновить, а ты будешь делать по мере сил. Согласна?
   - Мастер Тиравьель, почему мне кажется, что здесь есть какой-то подвох? - поинтересовалась я, решив быть предельно честной.
   - Никакого подвоха, я просто хочу хоть чем-то помочь адептке, которая в этой помощи нуждается. - он устало вздохнул и бросил на меня такой насмешливый взгляд, что даже стыдно стало. - Брось, Влада, я знаю, что у тебя тут никого нет. На стипендию особо не разгуляешься, а ты девушка и тебе скоро нужно будет покупать красивую и тёплую одежду.
   Он меня смутил. И как ни странно тем, что был прав. Я хотела покупать удобную одежду и в выходные ходить в том, что действительно мне нравится, а не в единственном, что у меня имеется... Кроме того, скоро осень, а потом и зима. И не хотелось, бы прозябать в стенах Академии просто потому что выйти не в чем.
   - Я согласна, мастер Тиравьель. - ответила я и заметила, как его лицо расслабилось, а в глазах показалось одобрение, тут же сменившееся насмешливой искрой.
   - Зови меня, Тир и можно на "ты".
   - Но... вы старше и вообще...
   - Влада, я никогда в друзья не набиваюсь и если делаю такое предложение, то значит, хорошо его обдумал. Ты что-то имеешь против?
   - Нет. - поспешила, заверить его я.
   - Тогда помолчи лучше, коллега, а то у меня уже руки начинают чесаться от желания тебя выпороть за излишнюю стеснительность. Пойдём лучше чай пить.
   Он протянул мне руку, приняв которую, я тут же оказалась в серебристом мареве, перенёсшим нас прямиком в столовую.
   - Если честно, хотелось тебя пригласить в более уютное место, где делают вкуснейший в этом городе чай, но... боюсь, твои друзья мне этого не простят.
   Я хихикнула, переводя взгляд с Хель на Дина. Вид у обоих был удивлённый, но я знала, что никого представлять не нужно. Они и без меня перезнакомились уже.
  
   Гулять в город, мы отправились уже после того, как получили свою первую стипендию. По кислому взгляду товарищей, я поняла, что на это особо не разгуляешься и с покупками не спешила, решив приобрести себе тёплые вещи уже после того, как получу вторую стипендию и первую зарплату младшего хранителя.
   Но день проходил великолепно и без особых трат. Город хоть и не являлся столицей, но впечатлял своей архитектурой и размерами. Всегда мечтала жить в таком.
   Хель рассказала, что он был построен за несколько лет до начала войны и даже сохранил свидетельства былых времён. И я верила ей, своими глазами увидев статую Неразлучных, где витая надпись, ставшая для современных горожан не более чем узором, гласила "Единство". Также заметила надпись на гигантской арке из чёрного мрамора, находящейся перед главной площадью. Мягкий узор рун истинных сообщал миру о главных ценностях древнего народа - зове сердца и голосе крови. Напоминания о древней расе были всюду, что вызывало вполне закономерное удивление. За что их с таким рвением уничтожали? Не у кого спросить.
   Близость тайны и смертельного запрета щекотала нервы, поднимая с души беспокойство, подобное ветру вздумавшему играть с бессвязными мыслями, словно с ворохом опавших листьев.
   Замечаю, как тень волнения набегает на лицо дроу, которая идёт рядом со мной. Проницательный взгляд подруги, часто встречался с моим задумчивым, ловя в глазах оттенки тех чувств, которые я испытывала. Никогда не умела лгать тем, кто мне доверяет, и учиться этому не хочется. Но к чести Хель нужно признать, что она прекрасно держит себя в руках.
   Во время нашей прогулки, я тоже успеваю многое заметить и запомнить. Разговор заходит о зимних каникулах и выясняется, что не только я остаюсь в стенах академии. Родные Дина слишком далеко и он хотел бы, чтобы эта причина выглядела самой весомой. Хель говорит, что желает посвятить каникулы тренировкам и повторению пройденного материала, но кроется ли за этим что-то ещё, непонятно. По глазам вижу, что ей тоже есть о чём молчать. О том, что я на зимних каникулах буду помогать Тиравьелю в архивах им уже прекрасно известно.
   И мы такие разные, но едины в том, что не хотим утратить нить пока ещё хрупкой дружбы. Ведь каждый имеет право на скелетов в шкафу. Только вот почем-то собственные тайны видятся мне кровожадными умертвиями, готовыми порвать каждого, кто проявит неосторожность и подступиться слишком близко.
   Но главное, что не могло укрыться от глаз, это их взгляды адресованные друг другу.
   Не знаю, что произошло между дроу и оборотнем в моё отсутствие, но я почти физически ощущала витающее в воздухе тепло. Они красиво смотрелись рядом. Темноволосый и светлокожий Дин. Для тех, кто его не знает - он холодный, как северный ветер. И Хель с белыми тонкими косами и кожей, отливающей не бронзой, а тёмным золотом. Живая и подвижная, как пламя. Лишь золото, расплавленное в её карих глазах и нечеловеческая желтизна его радужки, рассечённой вертикальными зрачками, перекликаются магическим зеркальным отражением.
  
   К вечеру стало ветрено. И ветер, разгулявшийся на узких мощёных улочках, был злым и неласковым. Словно озлобленный пленник, разбивший ледяные оковы грядущей зимы. Затаивший обиду на весь белый свет. Желавший каждому живому существу испытать на своей шкуре безжизненные объятия снежного плена. Он касался прохожих, настойчиво напоминая о том, что эта осень будет короткой. Далеко на севере зима потягивается, большой снежной кошкой, выпуская ледяные когти и обнажая смертоносные иглы зубов.
   Зябко поёжившись, я предложила вернуться в Академию. Да и ноги, даже несмотря на удобную мягкую обувь из оленьей кожи, ощутимо гудели. Хель спохватилась и бросила на меня извиняющийся взгляд. Оказалось, она забыла отправить весточку домой.
   До местного отделения почты решили идти вместе. Ничего, что холодно. Не смертельно. Потерплю.
   - Сильно замёрзла? - спросил Дин, когда дроу зашла в двухэтажное серое здание с золотой вывеской. Рабочий день ещё не закончился, туда-сюда сновали посыльные и клиенты. Только это помешало нам последовать за сокурсницей. Да и не думаю, что внутри намного теплее. Слишком часто хлопали двустворчатые двери, вместе с посетителями, пропуская и холод.
   Я остановила, когда мой спутник, решил стянуть с себя камзол, чтобы накинуть мне на плечи.
   - Не нужно, Дин. Хель скоро выйдет.
   Оборотень нехотя сдался под моим пристальным взглядом. Он сильный, знаю. А я упрямая. Но всё же он решил пойти на компромисс.
   - Посмотрю что там. Я быстро. Не уходи никуда.
   Я кивнула, и Дин исчез за двустворчатыми дверями, украшенными чёрными коваными узорами. Не просто украшение, а рунный оберег от воровства и на удачу.
   Месяц. Всего лишь месяц моего обучения. Но благодаря книгам и лекциям я узнавала об этом мире всё больше и больше, раскрывала его новые грани. Знания приходили неспешно, но легко. И надобности задавать вопросы не было. Помнила наставление Гекатоса и земную поговорку о золоте молчания. Хранить молчание и наблюдать, делая выводы, впитывая знания и сохраняя тем самым жизнь и свободу.
   Когда-нибудь я стану здесь совсем своей. У меня будет призвание, своя крыша над головой и путь мой больше не покажется таким тёмным и безрадостным как прежде.
   Каждый новый порыв ветра, заставлял меня ёжится, с трудом удерживаясь от того, чтобы не стучать зубами. Я думала о том, как вернусь в общежитие, наведу наговор на воду, чтобы отогнать болезни и погружу своё бренное тельце в ванну с горячей водой и душистой пеной. Эта мысль немного согревала, но я всё равно начинала нервничать.
   Сильные руки подхватили меня так резко, что я даже не успела вскрикнуть. А когда попыталась позвать на помощь, было поздно. Быстрая, как змея, рука, затянутая в кожаную перчатку, закрыла рот, лишая возможности кричать и звать на помощь. К тому же, меня быстро уносили прочь, и я знала, что если друзья не видели самого похищения, значит, вряд ли сумеют нагнать похитителя.
   Злоумышленник был в чёрном плаще, и лицо прятал под тенью капюшона. Но я узнала фибулу под его горлом, а точнее символ на ней изображённый. Раскинувший крылья ворон.
   Клан Серебряного Ворона. Семья близнецов Клавьера и Рэмьена.
   Снова эти двое. Но что им нужно от меня? Чего хотят? Неужели в их глазах я заслуживаю смерти?
   Не спросить. Потому что мне ещё не позволено говорить, да и будет ли такая возможность, непонятно. Паника и дикое желание вырваться и спастись не помогают. Крепко держат и отчасти как-то бесстрастно, будто и не живого сопротивляющегося человека несут, а вещь. Накатывает обида от осознания того, что даже мои простые планы так легко рассыпаются от прикосновения этих бесстрастных рук. Обидно за собственную слабость.
   Наконец, вампир замедляет шаг и останавливается в глухом тёмном переулке, куда даже не заглядывает злой вестник зимы, северный ветер.
   - Не кричи, мы просто поговорим. - тихо шепчет знакомый голос сокурсника.
   Киваю. Лишь бы убрал он руку и поставил на твёрдую землю.
   Вампир отпустил и даже капюшон снял, а рядом встал его брат. Во мне закипает злость от взгляда на их аристократические невозмутимые физиономии.
   - Могли бы и в Академии со мной поговорить. Что за манеры?
   - Твои друзья нам не оставили другого выбора. - нехотя признаёт один из близнецов. Уж не знаю, кто из них кто.
   - Я вообще не понимаю, чего вы ко мне привязались.
   Близнец, который нёс меня, снова шагнул ближе, из-за чего я вжалась в стену и, склонившись, насмешливо произнёс:
   - Ты слишком остро реагируешь на невинные шуточки, ведьмочка.
   - А мне показалось, что кое-кто другой не соизмеряет силы. - бросила я в ответ. - Будь я вампиршей, возможно, бегающее за мной умертвие я и расценила бы как шутку. Но, я - человек. Которого вы чуть не угробили.
   Я видела, что им трудно держать себя в руках, но отчего-то больше не боялась. Передо мной были не ужасные создания ночи, а подростки, которые поняли, что не всегда могут держать ситуацию под контролем.
   - Мы приносим свои извинения и предлагаем мир, ведьма. Больше не будет... шуток.
   - С чего это вдруг? Я могла бы и дальше вас просто не замечать, достаточно лишь аналогичной реакции с вашей стороны.
   Последовавшие за этим слова дались им с трудом и вызвали у меня неподдельное удивление. Но они прозвучали.
   - Нам нужна твоя поддержка. Ты скажешь директору, что не имеешь к нам претензий.
   - Откуда он знает, что это были вы? - спросила я, не веря своим ушам.
   - Разве не ты сказала о нас своему эльфу?
   Я отрицательно качнула головой. Как и предполагалось, выяснить виновников едва не произошёдшей трагедии для Тиравьеля оказалось лишь делом времени.
   - Но...
   Вампиры выглядели удивлёнными и недоверчивыми. Они не могли понять, как я могла отказаться от справедливого возмездия, да ещё и добровольно. Это смотрелось забавно со стороны. Особенно с учётом того, что я тоже не могу понять, почему не испытываю к ним ненависти и неприязни. Разве что раздражение. Потому что неприятно, когда тебя вот так бесцеремонно куда-то уносят, пользуясь тем, что ты всего лишь слабая девушка.
   Но окончательно выяснить отношения, нам было не суждено. Мрак обрушился с небес в темноту тесного переулка и, обретая форму жуткого оскалившего пасть чудовища, ринулся прямиком ко мне.
   Тяжело быть обычной смертной девчонкой, в этом суровом магическом мире. Словно намеренно мне и шага ступить не дают, без напоминания о том, что я ничто и никто перед силами могущественными и неукротимыми.
   Страшная оскаленная пасть клацает в каком-то миллиметре от моего лица, и чудовище сметается прочь смазанной тенью, в которую на миг обращается один из вампиров-близнецов.
   Закипает страшная битва, где я только наблюдатель. Вампиры и огромный красноглазый волк. На спине его не то крылья, не то щупальца, которыми он пытается достать противников. Осыпается кирпичная крошка и осколками летит булыжник, всякий раз, когда зверь промахивается. Но кружат два Серебряных Ворона в своём смертельном танце, раскрыв крылья-клинки и на лицах их только холодная решимость.
   Клинки вампиров серебряными росчерками разгоняют тьму, служа маяками по которым я определяю, где каждый их них.
   Порождение ночных кошмаров как будто крепнет с каждым мигом. Словно пьёт чудовище сгущающуюся кровь сумерек и всего лишь оттягивает момент для нанесения последнего удара.
   В чём оказалась ошибка молодых воинов клана Серебряного Ворона, я не знаю. Не человеку наблюдать за такими стремительными битвами. Просто в один миг оба брата покачнулись, пробитые острыми шипами, увенчивающие жуткие крылья монстра и закричали единым криком, полным нечеловеческой боли.
   Но как не пытались они сорваться, ничего не выходило. А монстр лишь стряхнул их с гибких шипов, когда они затихли, и двинулся ко мне. И я знала, бежать поздно...
   Я уже видела его клыки, величиной с мужскую руку и алым огнём горящие глаза. Чувствовала опаляющее дыхание на своей коже... И прощалась с жизнью.
   Больше некому спасти. Мои невольные защитники уже поплатились своими жизнями. Настал мой черёд...
   Есть разное пламя. Рождённое чародейством смертоносное оружие. Неукротимый лесной пожар, жадный и беспощадный. Прирученный ведьмой огонёк, которой по сути своей огненный дух, ответивший хранительнице изначального знания. Робкое пламя свечи и пляшущий добрый огонь в очаге.
   Но есть пламя небес, опаснее и коварнее которого нет на свете. Стремительными стрелами летит оно к земле и жалит так, чтобы не оставить и не малейшего шанса выжить.
   Небесной молнией был тот, кто возник вдруг из мрака и обрушился на готового к последнему прыжку монстра. Не убил он его, но разъярил так, что чудовище позабыло обо мне, переключаясь на новую жертву. А воин отступал, уводя зверя от меня. Как и на вампирах на нём был тёмный плащ, скрывающий и лицо и фигуру. Но яростно сверкающие клинки навели меня на мысль о том, что за сородичей решил вступиться старший из их рода. Более опытный и быстрый. Почему-то я даже не сомневалась, что он убьёт этого страшного зверя.
   Голос сердца подсказывал мне это. Как и то, что нельзя бросать раненых сокурсников, иначе умрут. Пусть поёт сталь в руках воина-молнии и совсем ещё близко зверь, но я должна помочь...
   Под близнецами растеклись большие лужи тёмной, практически чёрной, крови. Слишком много они потеряли. Даже бледнее стали, хоть я и не знала, что такое вообще возможно. Некогда насмешливые, опасные, уязвлённые и оттого злые. Теперь они были беззащитными умирающими подростками, моими товарищами по Академии...
   Я упала между ними, не думая о том, что замараюсь, потому что чувствовала, как с каждой секундой утекает из них жизнь. Шепчу заветные слова, запрещая крови свободно вытекать из зияющих ран и затворяя их. Но этого мало. Я знаю, что нужно для их спасения.
   Знаю, страшусь, но делаю. Ибо промедление - смерть. И я достаю из-за пояса атамэ и режу руки. Вот так. Прикасаюсь своими ранами к холодным приоткрытым губам и замираю, позволяя своей крови свободно покидать тело.
   Рядом ещё кипит бой, но это становится таким неважным, когда холодные пальцы хватают мои руки, а в кожу вонзаются острые клыки. Им мало моих ран и теперь я между ними как распятая. Падаю без сил, которые быстро уходят вместе с кровью, и закрываю глаза. Кидает в жар, а затем меня пробует на вкус мертвенный холод вечного небытия. Уже совсем не больно и не страшно. И осталось совсем чуть-чуть...
   Не знаю, как и почему, но вдруг вижу перед собой чёрные омуты глаз. Кому поклоняются здесь, когда просят о достойном посмертии? Я помню. Мы проходили это совсем недавно. Богу Смерти и Лунного Света Халлэ. Это его глаза чернее тьмы, потому что настолько темны, могут быть только дороги и перекрёстки, по которым так и не прошли души тех, чьи жизни были безжалостно прерваны. Дороги миров. Да, это Халлэ. Потому что это в его волосы вплетено серебро лунного света, как вечное напоминание о том, что смерть это не только тьма...
   Считается, что для того, чтобы Халлэ определить, куда душе направиться дальше, достаточно мимолётного взгляда. Хмурится он при виде душ нечестивцев и отправляет их в очистительный огонь на срок равный их злодеяниям. И печально улыбается, когда смотрит чистые души. Берёт он их с ладони и легонько дует, даровав крылья, чтобы смогли они выбрать путь и продолжить череду перерождений.
   Моя душа же замерла, потому что кажется, будто целую вечность смотрит на меня божество.
   - Халлэ? - спрашивают непослушные губы и голос мой едва слышен даже мне самой.
   - Спи. - говорит бог, прикасаясь губами к моему лбу, укрывая покрывалом мрака.
   Становится тепло и сил сопротивляться сну, больше нет. Только и успеваю подумать об одном. А что значит поцелуй Халлэ?
  
   Пахнет душистыми лекарственными травами, вобравшими в себя весь жар полуденного летнего солнца. Душистый запах пропитал воздух, обнимает тёплыми кольцами. Уютно и хорошо.
   Я до сих пор до конца не понимаю, где нахожусь, но по телу разливается такое тепло и нега, что не очень и хочется знать. Приятно лежать с закрытыми глазами, чувствовать кожей чистые и нагретые простыни. Вдыхать пряный травяной запах. Слышать потрескивание огня в камине. И даже видеть сквозь закрытые веки красные всполохи.
   - Влада.
   Голос того, кто зовёт меня по имени, кажется знакомым. Только интонации непривычные. Чувствую лёгкое теплое дыхание на своей коже, прикосновение к своему лбу и открываю глаза. Передо мной не чёрные глаза Халлэ, а синие, как небо безоблачным осенним днём. Прекрасная и страшная сказка закончилась. Я всё-таки жива.
   - Влада.
   - Тир. - узнаю я, наконец этот голос. Но мои губы слушаются меня с трудом.
   - Погоди.
   Он отходит, чтобы снова появиться передо мной с чашкой чего-то горячего. Одна рука скользит под мои плечи, помогая приподняться. Запах трав становится более резким.
   - Пей. - просит эльф.
   Я послушно подчиняюсь, прикасаясь губами к чашке и в рот льётся горячая жидкость, вкуса которой сначала не чувствую, потом она становиться горькой, но оставляет сладкое послевкусие. Становится настолько жарко, что кажется, будто огонь разлился по венам.
   - Умница. - хвалит меня мужчина и убирает чашку и руку, позволяя лечь обратно.
   Мучительно пытаюсь понять, что произошло и почему я так слаба. Но мысль ускользает, не дав поймать себя за хвост.
   - Спи. - снова говорят мне и чудятся чёрные бездонные очи бога с волосами, в которых затерялся лунный свет. И слышится его шёпот.
   - Халлэ... Халлэ...
   Но сон уносит меня в своих тёплых ветреных объятиях. И мне снится знакомое озеро. То самое, где закончился мой первый полёт на метле. Тогда я не обратила внимания на то, как здесь красиво. Как песчаный берег становится каменистым, где на влажной гальке лежит груда округлых валунов. Они тоже блестящие от ночной росы и словно нежатся под лунным светом.
   На самом большом камне сидит паренёк приблизительно моего возраста. Рыжие волосы, в темноте кажущиеся красными разметались по худым плечам и спине. В руках он рассеянно держит дудочку, а в глазах застыло выражение потерянности. Приблизившись, я понимаю, что он ещё и босиком. Заметив моё приближение, мальчишка вскидывает голову.
   - Привет, ведьмочка. - говорит, улыбаясь как-то печально и неуверенно.
   - Привет. - эхом откликаюсь я. - Тебе не холодно?
   - Нет. Этот холод ничто.
   Странный паренёк. Что-то в нём настораживает. И это его одиночество. Хочется остаться и в то же время убежать, как будто это ощущение нечеловеческой тоски заразно...
   - Останься. - говорит он, без труда поняв о чём я думаю. - Хотя бы ненадолго. Мне так одиноко здесь.
   Что делает он в этом месте один и что потерял на берегу маленького озера?
   - Почему ты не уйдёшь отсюда? - озвучила я вопрос.
   - Куда бы ни ушёл, я буду один. А здесь... - он неопределенно махнул рукой. - мы любили бывать с сестрой. Она танцевала, а я играл.
   - Что с ней теперь?
   - Она очень больна. - его плечи бессильно опустились.
   - Мне жаль.
   - Не нужно сожалений. Тебе тоже нужно набираться сил, ведьмочка. Просто пообещай, что придёшь.
   - Обещаю. - легко соглашаюсь я. Слово даётся мне легко и я понимаю, что сон начинает развеиваться пряным запахом трав и тихим голосом. Кажется, кто-то поёт. Слишком тихо и слов не разобрать. Только это и не важно, мелодию слушает сердце.
   Открыв глаза, я приподнимаюсь. От слабости чувствую лёгкое головокружение, но не более. Я достаточно окрепла, чтобы встать...
   Окружающая обстановка была незнакома. Кровать, на которой я спала, занимала треть пространства и находилась напротив окон, закрытых тяжёлыми портьерами. Справа от неё теплился маленький камин. Пламя от него было здесь единственным источником света. Под потолком висела люстра с магическими светильниками, но сейчас не один из них не горел. Напротив камина стояло кресло и небольшой столик. Чья-то небрежная рука оставила на нём стопку тонких полотенец и чашку, при виде которой я вспомнила горький травяной вкус.
   Едва я спустила ноги на пол, босые ступни утонули в мягком ворсе ковра. Тепло. Уютно. Как и должно быть дома.
   Но моим домом стала Академия Единства и угловая комната общежития со всеми её достоинствами и недостатками. Здесь я чужая. В чужой рубашке, которая достаёт мне до середины бедра. А под ней совсем ничего нет.
   Лихорадочно пытаюсь вспомнить, как оказалась тут и кто меня раздел. Но ничего не выходит. Воспоминания мелькают, словно слайды. Только часть отсутствует. Я вспоминаю далёкий уже день, который провела вместе с друзьями. Похищение и тёмный переулок. Разговор с близнецами и внезапное нападение. Воина подобного самой стремительной молнии и умирающих подростков. Моя кровь, сочащаяся из порезов и острые клыки. Тьма и бездонные чёрные очи, таящие в своей глубине живое пламя. Поцелуй бога и снова тьма...
   Халлэ...
   Что потом, помню слишком размыто. И даже такие смутные воспоминания даются с трудом, приходят не сразу.
   Синие глаза Тира. Запах трав. Сильная уверенная рука. Горький терпкий вкус.
   Значит, это дом эльфа.
   Осознав, что это он меня переодевал, я испытала глубокое чувство стыда.
   И почему я у него? Ответить, пожалуй, только он сможет.
   Дверь в комнату слегка приоткрыта и до меня по-прежнему доносится тихая мелодия, которую эльф напевает под нос.
   Иду, осторожно ступая по мягкому ворсу. Дверь неприятно скрипит, а в коридоре после протопленной комнаты прохлада, которая в привычном состоянии не вызвала бы никакого дискомфорта, кажется холодом. Но теперь я вижу, как пробивается в узкое коридорное окно тусклый серый свет. Светает. Теперь я хотя бы знаю, что уже утро.
   - Влада! - появившийся в коридоре эльф, подходит ко мне, решительно печатая шаг. - Зайди обратно.
   Я испуганно отступаю в тёплое домашнее пространство комнаты. Никогда не видела его таким. Наши взгляды случайно пересекаются, и вопросы звучат почти одновременно.
   - Где моя одежда?
   - Ты зачем встала?
   Его взгляд становится суровым.
   - Мне на занятия надо. - говорю я опережая эльфа, пока он не вздумал снова отправить меня в постель со своей глупой опекой.
   - Сушится. - отвечает Тиравьель. - Ты вся в крови была своей и чужой.
   Смотрю на свои руки и замечаю под ногтями тонкий ободок запёкшейся крови.
   Значит, кроме одежды мне ещё нужна ванна. Лучше всего моя. Но прежде всего, меня волнует не только внешний вид.
   - Тир, где близнецы?
   - Они в порядке. - с заминкой отвечает эльф и его взгляд вдруг тяжелеет, наливаясь гневом. - А ты... о чём ты вообще думала, Влада?! Ты едва не убила себя!
   В гневе его видеть было непривычно. И, пожалуй, страшно. Маленькая шестнадцатилетняя ведьмочка должна напугаться и замолчать. Но даже сейчас я была уверена в том, что всё сделала правильно. И уж точно не стала бы ничего менять.
   - Они всего лишь подростки, как и я. Мои сокурсники. Мне нужно было оставить их там?
   - Ты не понимаешь, чего могло стоить тебе их спасение.
   - В тот момент, я не думала об этом. Как и они, когда бросились наперерез этой твари. Да, я могла умереть. Но они спасли меня, а я их. Разве не справедливо?
   Эльф вздохнул. Он понимал, что я права. Просто, как и мои друзья, если бы ему представился выбор они или я, он выбрал бы меня.
   - Справедливо. Прости. Ты умирала... Даже бога смерти звала.
   Мои губы против воли дрогнули в слабой грустной усмешке. Но я ничего не сказала.
   - Тир, а ты знаешь, что за тварь на нас напала?
   - Присядь. - сказал он и в глазах его блеснула сталь. Сам он расположился в кресле. - Вряд ли кто-то ещё будет с тобой откровенен.
   Всё также горел камин, и дверь в протопленную комнату была заперта. Только заметно похолодало. Пришлось снова забраться на кровать и спрятать под одеялом свои голые ноги, выражая полную готовность слушать.
   - Начну с того, что и близнецы и твои друзья находятся в Академии. С ними всё в порядке. Волнуются только.
   - Ты...
   - Да, я ввёл их в курс дела. И даже рассказал то, чем хочу поделиться с тобой... Влада. Кто-то убивает ведьм. И это происходит повсеместно. Но способ, которым осуществляются убийства, до сегодняшней ночи был неизвестен. Теперь понятно, почему для убийцы нет преград, и свидетелей не остаётся.
   - Но вчера нас спасли.
   - Невероятное везение. Воин Ордена Теней был рядом и успел вовремя.
   Я помню. Быстрый и смертоносный небесный огонь. Опасный воин, передавший меня в руки эльфа. Почему? Странно это. Я даже не в лазарете, а в чужом доме.
   - Ты мне нравишься, Влада, и я намерен тебя защищать. И кстати, директор вынес решение. Отныне каждая ведьма, обучающаяся здесь, должна находиться после заката на территориях Академии.
   - Но ты только что сказал, что для убийцы нет преград...
   - Исключения есть всегда. Немного мест способных защитить от сумеречных волков, но Академия одно из них. Тут вы в безопасности.
   - Расскажи мне о них.
   - Никто не знает правды, но первых сумеречных волков увидели тысячу лет назад, когда миры Эно и Равьет были разделены. Одни из самых опасных жителей межмирового пространства. Они появляются их прорех в ткани мира или убивают любопытных, желающих попасть в Эно. Кто-то говорит, что это стражи, созданные для охраны границы нашего мира, но я не верю этому. Больше похоже на то, что твари появились в результате какой-то ошибки или мутации. Они обитают только там, и удержать такую тварь здесь может только очень могущественный маг.
   - Но для чего он убивает ведьм?
   - Когда разразилась великая война, именно носительницы изначальной магией помогли закрыть разделить наши миры. Возможно, это месть, а возможно чей-то план в действии. И кто-то хочет лишить нас возможности защитить себя снова, если придётся.
   - Это каким безумцем надо быть...
   - Не знаю, но такая возможность не исключается. В этом мире всё ещё случается находить сторонников демонов. Это отступники, считающие, что миры необходимо объединить. Только в таком случае, лучшее, что их ждёт - это положение рабов. Орден Теней уже тысячу лет стоит на страже нашего мира. Они уничтожают тварей сумеречных дорог и отступников. Самые сильные боевые маги и воины, способные перемещаться в тенях.
   Качаю головой, выражая полное согласие. Сразиться с такой тварью и выжить - дорогого стоит. А уж победить её в бою...
   - Теперь ты знаешь. Надеюсь этого достаточно, чтобы ты проявляла благоразумие?
   - Достаточно.
   Мне действительно никогда не забыть взгляда сумеречного волка. Как и чёрных глаз Халлэ...
   На тот момент мне казалось, что это и в самом деле будет нетрудно.
   Теперь, когда Тиравьель разрешает мне вернуться в Академию, один вопрос остаётся открытым. Мне непонятна степень его симпатии. Но даже сама мысль об этом вызывала смущение. Сколько ему лет? Я слушала, что эльфы могут жить очень долго. Моей подруге дроу было пятьдесят четыре, и она считалась почти подростком. Сколько может быть лет взрослому эльфу, назначенному старшим хранителем и подумать страшно.
   Кто я? Всего лишь мелкая ведьмочка. Не особо блещущая знаниями. Уязвимая. Намного слабее и неопытнее многих тут. Сумеречный волк едва не убил близнецов, несмотря на то, что их сила и скорость намного превосходит человеческую. Против таких врагов я и вовсе ничто.
  

Глава 6. Вороны.

   Мне повезло, и я быстро пришла в себя после сильной кровопотери. Тир обладал великолепными целительскими навыками. Помог не только восстановиться, но и не позволил заболеть. Правда он хотел, чтобы я никуда не ходила ещё хотя бы день...
   Упрямства в одной отдельно взятой маленькой ведьмочке на двоих. После недолгих споров, эльф смирился, собрал мои вещи и перенёс прямо в общежитие. В мою комнату. А затем поцеловал в макушку и исчез в серебристом сиянии.
   Его рубашка, что осталась на мне, пахла шалфеем и мятой. Такие знакомые с детства запахи будили во мне воспоминания о прошлой жизни. Самые лучшие из них. Тогда ещё жива была бабушка.
   Нехорошо это, но мне хотелось бы, чтобы Тир забыл о рубашке. Только я знаю, что всё равно верну.
   Нехотя переоделась в положенную моему факультету форму, собралась на занятия и перед домовым повинилась. Забыла я о нём. А Егорычу было скучно. Комнатка в общежитии, не ведьминский дом. Не скоро такой будет у меня. И он повадился в комнаты к другим ведьмочкам ходить, да порядок наводить. Никто не возражал. Доволен был домовой. Ведьмочки в восторге и угощение оставить каждая норовит. Идиллия.
   На занятия шла с тревогой на душе. Думала о том, позовёт ли директор. Как относятся ко мне близнецы-вампиры. Что скажут друзья.
   - Влада!
   Не я увидела дроу первой, а она меня. Бросилась и обняла так, что казалось, вот-вот косточки захрустят.
   - Прости, если сможешь, мы не должны были тебя оставлять. - говорит быстро и тихо, а в золотых глазах столько раскаяния, что сердце разрывается.
   Но я не винила, ни её, ни Дина, ни в чём...
   - Хель, вы не виноваты. Всё ведь обошлось.
   Как подумаю, что могло бы быть, если бы меня не похитили вампиры. Монстр мог настичь меня и друзей по пути в Академию. А там могло и не быть того стремительного воина тени.
   - Ты слишком добрая, Влада. Так нельзя. - качает головой Хель. Не верит, что я не злюсь.
   - Не в этом дело. Я пожертвовала вампирам свою кровь, но вас таким бы способом не спасла. Всё могло быть хуже.
   Она меня прекрасно понимала, просто как воин и друг не могла смириться.
   С Дином немного позже случился похожий разговор. Только с оборотнем удалось найти общий язык быстрее. Он переживал за меня, как переживал бы за свою маленькую сестрёнку. Но обещания соблюдать правила безопасности хватило, чтобы он успокоился.
   А дальше была учёба и сплошные ограничения по поводу того, что касалось вылазок в город. Ведьмочкам действительно запретили покидать стены Академии после наступления сумерек, но меня оберегали с удвоенной силой. И Тиравьель и друзья, но особенно эльф вообще не хотели, чтобы я покидала стены академии даже днём.
   Сначала смириться помогала мысль о том, что это ненадолго. Вот закончатся нападения на ведьм и ограничения снимут. Ведь мне понравился город. И я многого ещё не видела. Не ходила в местный музей, посвящённый Великой войне, не была на пристани, на рынке и в храмах.
   Почему-то больше всего меня тянуло в храм Халлэ. Рассудив, что если улыбка этого бога означала свободу, а недовольство адские мучения, то значит, своим поцелуем, он мог оживлять. И я не могла оставаться неблагодарной. Ведь даже спасибо не сказала.
   Поэтому пообещала себе, что как только выберусь в город, то навещу храм. Мысли о правильности своих решений, успокаивали.
   Дни потекли своим чередом, готовые срываться в безумный бег. Словно стая волков, бегущих навстречу зиме. Но насыщенные занятиями и работой будни медлили разбавленные различными событиями. Как неожиданными так и не очень.
   Например, у меня испортились отношения с ведьмочками. Всей правды они не знали и считали, что я опять что-то натворила, за что был наказан весь факультет. От этого было грустно на душе, и я в который раз порывалась им всё объяснить. Только всякий раз останавливалась. Тиравьель взял с меня слово, что я буду молчать и приходилось это слово держать.
   Тир. Мой эльф. Друг. Защитник. И один из самых красивых мужчин, из всех, кого я знала. Тяжело общаясь с таким совершенством, не поддаться его очарованию. Он был идеалом. И я, пожалуй, даже могла бы влюбиться...
   Удерживает осознание того, что Тиравьелю просто очень одиноко. Даже скучно. И пускай не со зла, но он только играет роль защитника, слабой ведьмочки. Однажды ему это просто надоест. Не хочу новой боли и разочарования. Не хочется заставлять его испытывать сожаление. Тем более во мне действительно ничего особенного нет.
   Он друг. И ставлю запрет на любовь, выходящую за рамки дружеской. Хочется, чтобы всегда было так.
   А Тиравьель каждый день приносит мне работу или проверяет, насколько я хорошо справляюсь. Я терпеливо работаю с каталогами, иногда с трудом удерживаясь от желания сорваться на письменность династии Кенши. Дар Гекатоса бесценен и моя рука уверенно выводит завитки чужого языка. Не задумываясь, пишу. Буква за буквой. Слова и строчки ложатся так охотно и ладно, что сердце радуется.
   Иногда мой эльф остаётся у меня в комнате и внимательно наблюдает за моей работой. И как ни странно, меня не смущает его присутствие. Он просто есть и мне спокойно. Говорит, что ни разу не пожалел о моём назначении на должность младшего хранителя. Приятно, хоть и подозреваю, что такое отношение предвзято.
   Почти всегда, он дарит мне маленькие подарки или делает сюрпризы. И честное слово, мне неудобно их принимать. Хотя и заверяет меня этот длинноухий, что они ничего не значат. Многое, что появилось в моей комнате, действительно можно было расценивать как дружеский жест, направленный на обеспечение комфорта. Например, термос для чая и чайный сервиз. Ибо наплевав на приличия, мы иногда собирались на совместные чаепития с дроу и оборотнем.
   Но чаще всего, я получала цветы. Всякий раз я смущалась. Раньше мне никогда не дарили цветы. А этот эльф явно разговаривал со мной на их языке. Только вот понимать я отказывалась. И к чести своей, Тир делал вид, что всё в порядке.
   Да и, кстати, с близнецами я всё-таки помирилась окончательно. Это был странный и не совсем обычный разговор, состоявшийся через некоторое время после того инцидента.
   Я только вернулась с ужина и собиралась упасть без сил в кровать, поскольку ещё ощущала небольшую слабость во всём теле. Но забыться в тёплых объятиях сна мне не позволил стук.
   Стучали в окно, что само по себе настораживало.
   Рассудив справедливо, что если никто не вламывается, значит, опасность мне не угрожает, я отдёрнула занавеску. За стеклом, к глубочайшему моему шоку, я узрела обоих сынов клана Серебряного Ворона.
   Открыла окно сугубо из любопытства.
   - Ведьмочка. Мы войдём? - спросил один из них, не знаю из правил приличий ли или байки о вампирах всё же были правдивы.
   - Заходите. - пригласила я, отходя в сторонку.
   Сейчас вампиры ещё больше напоминали мальчишек. В форменной одежде Академии и встрёпанные. Глаза вот ещё подозрительно блестят. Ни дать ни взять пришли страшной тайной делиться.
   - Нас прервали тогда. - говорит тот, что встал слева.
   Это надо же, как мягко выразился. Великий дипломат пропадает.
   - Мы были несправедливы к тебе. - продолжает стоящий справа.
   А они и в самом деле две сапога...
   Не перебиваю. Жду, что ещё скажут. Теперь-то нас сумеречные волки прерывать не будут.
   - Мы, дети клана Серебряного Ворона, предлагаем тебе, ведьма Владислава, нашу дружбу и защиту по Долгу Крови.
   Ох, как официально и торжественно. Каюсь, я не смогла скрыть своего удивления.
   - Ребят, а вы нормальные вообще? Ваши родители в курсе?
   Даже отпрянула, сделав шаг назад, но была схвачена за запястья. Да, ещё относительно недавно я почти также была распята между ними.
   - Влада, это великая честь и ты не вправе отказывать. - устало сообщил "правый". А я повторно удивилась. Но уже тому, что меня по сокращённому варианту имени называют.
   - Ребят, давайте оставим всё, как было до нашей встречи. Вы меня не видите и я вас тоже. Если вы заметили, нам нельзя находиться втроём. Вечно что-нибудь нехорошее происходит.
   - По нашей вине. - не выдержал "левый". - Больше этого не повториться. Ты поступила благородно по отношению к нам, даже, несмотря на то, что чуть не погибла по нашей вине. И ты пожертвовала своей кровью, чтобы нас спасти, хотя не должна была.
   Ну почему до них всех не доходит смысл таких простых истин?
   - Ребят, вы сами меня защищать бросились. Уже после этого я не могла вас там оставить. Но помимо этого, вы - мои сокурсники.
   Не стала говорить, что одной из причин стало то, что во мне возможно материнский инстинкт проснулся. Обидятся ещё.
   - Теперь мы связаны долгом и кровью. И если долг можно оплатить, то кровная связь - это навсегда.
   Наверное, мне следовало испугаться. Не собиралась я становиться родственницей этих вампиров. Только оказалось, что два упрямых вампира, сильнее одной мелкой упрямой ведьмы.
   - Ты должна принять нашу кровь, и мы обменяемся клятвами. Так нужно, Влада.
   - Вы меня вампиром сделать хотите? - ужаснулась я.
   Братья расхохотались, как будто я сказала нечто до крайности смешное. Ну что поделать, если на сегодняшний момент мои знания о вампирах ограничивались лишь земными кинофильмами, плюс знания полученного на практике - братья на солнце не сгорали.
   - Что за глупости, Влада. Соглашайся, это не страшно.
   Плохо, что Тира рядом нет. У меня и так голова гудит после занятий, а ещё вместо отдыха, меня в непонятную авантюру пытаются втянуть.
   - Хорошо. Я согласна. Что нужно делать? - смирилась я, потому как, несмотря на все страхи, что-то внутри подсказывало о том, что братья не лгут.
   - Принять нашу клятву.
   А ребята, похоже, хорошо приготовились. Достали из-под плаща небольшой кубок, с изображённым на нём летящем вороном, а затем коротким клинком располосовали себе запястья, чтобы этот самый кубок наполнить. Я даже отвернулась, чтоб чужие раны не видеть. Повернулась только потому что моя кровь тоже понадобилась.
   - Мы, дети клана Серебряного Ворона, предлагаем тебе, ведьма Владислава, нашу дружбу и защиту по Долгу Крови. - произнесли братья в унисон, не сводя с меня своих пристальных взглядов.
   - Я, ведьма Владислава Светлая, принимаю вашу клятву и связанные с ней обязательства. Клянусь следовать Долгу Крови. - ответила я, отчаянно надеясь, что так будет правильно.
   Но протестов не последовало. Глоток крови и наше странное взявшееся за руки трио. Ощущение прилива Силы, связавшей нас незримыми узами. А ещё кажется, что между нами сейчас молнии запляшут.
   - Отныне, ты Владислава Светлая, младшая дочь клана Серебряного Ворона и на тебя распространяется защита клана и его законы на наших землях.
   Так и знала, что в этом есть какой-то подвох.
   - Не бойся, Влада. - улыбнулся один из братьев и я вдруг поняла, что его зовут Клавьер. Теперь, о чудо, я знала кто из них кто. Только интересно, временное ли это явление или постоянное.
   - У нас хорошо относятся к младшим. Да и другие не тронут. - это был Рэмьен.
   Утешил, ничего не скажешь. Учитывая то, что я не совсем понимаю значение нового титула. Но спрашивать как-то не сильно тянет. Сказывается недосып.
   - На вот... это символ твоего нового статуса. - сказал Клавьер и не собственноручно надел мне на указательный палец правой руки серебряное кольцо. Серебряный ворон раскинул крылья на фоне полной луны. Даже не кольцо, а перстень хищно вытянутой формы.
   - Красиво очень. - прошептала я, разглядывая необычную застёжку, при помощи которой перстень крепился на палец и приходился точно пор размеру. Обратила внимание на перстни братьев. Они были другими. Глаза воронов - искрящиеся рубины, луна - белесый с искорками камень.
   Разглядывая их руки, я осознала вдруг, что собственное восприятие несколько поменялось. Теперь, рядом с братьями я ощущала защищённость и тепло, как если бы находилась рядом с действительно любимыми и близкими людьми. И словно ощутив то же самое, близнецы попытались одновременно меня обнять. Получилось неуклюже, но от этого не менее душевно.
   В этот самый момент из серебристого сияния возник мой эльф.
   Должно быть картина ведьмы, обнимающейся с бывшими врагами, была уж через чур непривычной. Бедолага едва бумаги из рук не выронил, коих была у него целая стопка.
   - Ну, мы побежали. - первый очнулся Рэмьен, выскакивая за дверь.
   - До завтра, сестрёнка. - подмигнул Клавьер, исчезая следом за ним.
   Предатели. Но всё равно милые.
   - Милая сцена. - неожиданно холодно заметил Тир, кладя бумаги на мой стол. Он словно мысли мои прочитал.
   - Они неплохие на самом деле. - заступаюсь за братьев, теперь уже на самом деле кровных братьев. - Помириться окончательно вот пришли...
   - Знаю, что неплохие. Талантливые. И условие выполнили. - произнёс Тиравьель посмотрев на меня со странным выражением жалости. - Именно поэтому замяли инцидент с зомби в хранилище.
   - Какое условие? - не поняла я.
   - Принести свои извинения. А ты думала, они сами пришли?
   Я промолчала и отвела взгляд, пряча руку с перстнем за спину.
   Сами. А даже если нет... Ритуал принесения клятвы, позволил ощущать их истинные чувства и намерения. Как бы ни было раньше, сейчас я могу доверять этим двоим также как Хель или Дину.
   - Будь осторожнее, Влада. - сказал Тир, положив ладонь на моё плечо. - Вампиры опасны. И главная их опасность в способности ненавязчиво контролировать тех, кто слабее их по духу, а силы духа многим вампирам не занимать. Близнецы прибегали к грубым методам только по причине своей неопытности. Но они могут действовать и иначе.
   Я понятливо кивнула.
   Возможно, его опасения напрасны. Не хочется спорить.
   - Извини, что пришёл без предупреждения и даже не постучал. Забылся. Хотел оставить тебе немного работы.
   - Спасибо. Тебе повезло, что я не легла спать из-за этих оболтусов.
   Тир просто улыбнулся и, пожелав мне спокойной ночи, растворился в сиянии телепорта. Когда-нибудь у меня тоже будет артефакт перемещения. А пока что он не по карману скромной адептке, потому как стоит целое состояние, равное стоимости хорошего дома в этом городе.
   Следующее утро было полно сюрпризов. В частности для моих друзей, которым я не успела сообщить о клятве вампиров.
   После завтрака, на общем уроке истории, прямо за нашими спинами уселись братья-вампиры.
   - Привет, сестрёнка. - синхронно поздоровались они и засмеялись, вызвав у сидящих рядом со мной дроу и оборотня, крайнюю степень удивления. Только Хель справилась с эмоциями быстрее всех, одарив близнецов убийственным взглядом.
   - Вы местами не ошиблись, птенчики? - язвительным тоном осведомилась она.
   - Спокойнее, дроу. - протянул Ксавьер. - Просто смирись, что теперь мы будем сидеть рядом со своей кровной сестрой, и никто этому не помешает.
   Он снова был похож на того наглеца и задиру, с которым я столкнулась в первый раз. А я на месте была готова провалиться, после его слов. Взгляды друзей не обещали ничего хорошего.
   - Сестрой? - переспросил Дин. - Мы чего-то не знаем, Влада?
   - Простите, не успела сказать вам...
   Покраснев, я положила правую руку на парту.
   Дину значение этого символа клана Серебряного Ворона было незнакомо, а вот Хель, судя по застывшему взгляду, похоже, осведомлена больше прочих.
   - Как вы могли! - прорычала она, хватая обоих воронят за воротники рубашек.
   - Она дала согласие. - невозмутимо сообщил Клавьер.
   События принимали странный интригующий оборот, но разъяснений я не получила. Прозвенел звонок и в аудиторию вошёл Халини Экрасио. И пускай это был не самый суровый преподаватель, шуметь на его уроке никто не рискнул.
   Увлёкшись конспектом, я старалась не думать о том, что меня ожидает не очень приятный разговор с дроу.
   Да, вампиры поступали со мной не очень красиво. Но у меня, ни один из их поступков не породил ненависти. Нехорошие мальчишки. Шкодливые коты. Но разве можно злиться на них серьёзно? Лично я не могла.
   После урока истории, искренне пыталась донести своё мировоззрение до друзей, но дроу не верила. У неё были свои доводы.
   - Они сделали тебя младшей дочерью клана! Ты хотя бы знала, на что идёшь?! - практически кричала взволнованная подруга.
   Неопределённо кивнула головой. Поняла, что начинаю побаиваться подруги.
   Сказать по правде, не знала я на что иду. Доверилась. Но кому? Это и приводило дроу в дикое бешенство.
   - Знаешь, кого они делают младшими сынами и дочерьми клана? Бастардов, приблудных, смесков! Другим расам оказывается слишком сомнительная честь примкнуть к этому сброду! Кроме того, клан может предъявить на тебя права! В Академии тебе доучиться, конечно, дадут, а вот потом, если ты не выйдешь замуж, они вольны забрать тебя к себе!
   - Зачем? - удивилась я.
   - Каждый член клана работает на его благо... - сверкнула мрачным золотом глаз дроу. - И не факт, что тебе удастся спастись замужеством. На брак также должны дать согласие старейшины клана. Короче, подруга, ты крупно влипла.
   - Близнецы обещали защиту. И я склонна им верить. Чувства не обманешь.
   - Хорошо. Допустим, они руководствовались благими намерениями и никогда не воспользуются своими правами во вред... Но это не значит, что и старейшины будут благосклонны.
   - Думаю, всё не так уж страшно. Я верю в благородство близнецов, да и Тир нормально прореагировал. Попросил только осторожнее быть.
   - Тиравьель? Пожалуй, он сумеет защитить тебя. Только какова будет цена, вот в чём вопрос.
   Боги, тут не доверяют все и всем, а я собственной подруге кажусь наивной дурочкой.
   - Хель, ты говоришь обо мне так, как будто я являюсь чем-то ценным. На деле я всего лишь начинающая ведьмочка. У меня нет денег и родословной. А в магии многие сокурсницы меня превосходят.
   - Охота на ведьм делает каждую хранительницу изначальной магии весьма ценным призом. Вы участвуете в создании кристаллов перехода и способны как разрушить мост между мирами, так и построить. Без вас этот мир не будет целым, какими бы знаниями не обладали маги.
   Я вздохнула и опёрлась на резные перила балкона. Не думала, что буду значить здесь нечто особенное и если честно, не желала такой участи. Само обладание знаниями, которые позволили бы мне использовать все ведьминские способности, дорогого стоило. О чём-то свыше этого я и не мечтала.
   - Я наблюдаю за ведьмочками, присматриваюсь. Это позволяет мне подтверждать правдивость догадок. Многие уже окружены знакомствами с представителями великих домов, гильдий и кланов. Хороший выбор обеспечит их постоянной работой, плохой ввергнет в рабство. И не все смогут предоставить вашей вымирающей профессии полную безопасность.
   - Как думаешь, кому понадобилось нас убивать?
   - Не знаю, Влада. Жизнь учит нас не делать поспешных выводов.
   Дроу сбросила привычную маску молодой адептки факультета боевой магии, и не поверить ей было нельзя. Говорит убедительно и разумно. Как не согласиться с ней.
   - А тебе сильно нравится Тиравьель? - вдруг спросила она.
   - Там, откуда я пришла, он был бы идеалом мужчины как физически, так и духовно. - не задумываясь ответила я. - Только не для меня такое счастье. И я очень надеюсь на то, что мы будем друзьями.
   Хель улыбнулась и бросила на меня лукавый взгляд.
   - Странная ты, подруга. У нас, дроу, всё иначе. Если кто-то нравится, мы прилагаем все усилия, чтобы добиться своего. Ведь любовь - это тоже война.
   - А иногда смерть. - вырвалось у меня, чем я вызвала у подруги недоумение и живейший интерес.
   Халлэ...
   Я никому не рассказывала о нашей встрече.
   - Хель, я ведь чуть не умерла. А умирая, видела такое, что не могу забыть. На меня смотрел сам Халлэ. Никогда не видела таких глаз прежде. Чёрнее самой тьмы, но с живым пламенем в глубине. Он прекрасен, каким и должен быть бог, а в волосах действительно поселился лунный свет.
   - Влада, иногда люди бредят, когда находятся на грани жизни и смерти. Только твой бред меня особо пугает. Хотя... спешу тебя успокоить, если бы ты видела настоящего бога смерти и посмотрела ему в глаза, мы бы не разговаривали тут. Одна улыбка или недовольство...
   - Наверное, он дал мне шанс. Поцеловал и сказал спать. Я думаю, нужно навестить его храм.
   Хель внезапно странно на меня посмотрела и кивнула соглашаясь.
   - Шанс. Возможно. Всё-таки ты у нас вымирающий вид, быть может, и сжалились высшие. Да и поступила ты благородно.
   Хотелось ещё спросить у подруги о Дине, но показалось, что момент упущен. Ничего. Не последняя возможность.
   Последним занятием шла боевая подготовка. Близнецы неожиданно выказали желание тренировать меня и обучать владению парными клинками. Ритуальное оружие. к`шаасси. Видела я, как они дрались. Пусть несовершенно. Но всё равно красиво и стремительно, а я не смогу и так. Я всего лишь ведьма, а не вампир.
   Только вот не получилось донести сей очевидный факт до пары оболтусов. По их словам сестра обязана уметь владеть этим оружием. Дроу и оборотень в процесс этого издевательства именуемого обучением, не вмешивались. Пламенный салют только послали издали и оставили меня на растерзание воронятам.
   Люблю всех очень. Вот вырасту и покажу всю силу своей любви.
  

Глава 7. Танцуй, ведьма.

   Зима. Самая первая в этом мире. Оттого я и ждала от неё чего-то особенного. Хотя, не скрою, что всегда любила зиму.
   За новый год и день рождения. За волшебство, тихой безлунной ночи, когда с неба падают снежинки, искрясь в свете уличных фонарей.
   А ещё люблю зимние каникулы и то особое сияние в глазах людей, которые тоже верят в волшебство зимних ночей немножечко сильнее, чем в любое другое время года.
   Зима всегда жестока и опасна, но при этом не лишена очарования.
   Какая зима в мире Равьет?
   Она под стать самому миру. Словно живая. Яростная. Голодная. Алчная до тепла. Ласковая лишь к сильным. Да, сильных она любит, но прежде всего, испытывает.
   Моя первая зима в этом мире словно присматривалась ко мне. Пробовала на вкус. Злилась за то, что я всякий раз убегаю от неё. Как же поступить иначе, когда вся работа твоя и жизнь связана на данный момент только с академией. Мне и самой хотелось в город - побродить по заснеженным кривым улочкам, найти, наконец, храм Халлэ... да только не пускали.
   После инцидента с сумеречным волком, я вышла за стены Академии всего раз. Это случилось относительно недавно, перед тем как выпал первый снег. Мы с Хель потратили весь день на то, чтобы купить одежду к зиме. Но если я руководствовалась в основном двумя критериями выбора - одежда должна была быть удобной и практичной. То дроу постоянно прикидывала, не будет ли стеснять та или иная вещь движения во время драки. Будет ли её одежда красивой при этом, и как будет смотреться в спокойном состоянии. Когда с покупками было покончено, конечно, речи о том, чтобы идти куда-то уже и быть не могло. Хель искренне за меня переживала и не хотела рисковать.
   Пролетела осень и многое за это время во мне изменилось. Тренировки пошли на пользу, и собственное лицо больше не казалось мне круглым, а фигура утратила излишнюю припухлость. Исчезла скованность и ощущение собственной неуклюжести. И хотя я по-прежнему не являлась одной из самых лучших учениц Академии, собственные успехи казались мне значительными. Ну, ещё бы, я не отставала ни по одному предмету, освоила верховую езду и выучила ряд сложных упражнений с национальными вампирским оружием - парными клинками к`шаасси. Я гордилась собой и радовалась своим маленьким победам, не особо страдая от вынужденных ограничений в передвижениях. Ведьмочки со временем, кстати, тоже оттаяли и перестали злиться на меня.
   С боевой магией пока не особо ладилось. И хотя магистр Кьесси так ни разу и не поговорил со мной по поводу последнего происшествия с моим участием, он словно задался целью показать мою слабость и никчёмность. В итоге, по теории боевой магии, а точнее того её раздела, что был общим, у меня всё было отлично, но на практике...
   Ведьма должна уметь дать отпор боевому магу, если она ведьма Академии Единства. Это было одним из главных правил, соблюдая которые можно было с отличием закончить сиё учебное заведение.
   И прилежно училась адептка Светлая этому противостоянию, да только не получалось пока ничего путного. И многие практические занятия проходили весьма однообразно.
   Летит на мелкую ведьмочку неприлично крупный сгусток огня. Не из зловредности созданный таким, а из любви к искусству и чрезмерно рьяного старания одного из адептов факультета боевой магии.
   И воззвать бы к воздушным духам, да отвратить неминуемую беду, но не находит ведьмочка ещё общего языка с этими духами. И молчат они как-то подозрительно, после памятного полёта на метле...
   Не отработанное заклятие рассеивания срабатывает не так как хотелось, что вполне закономерно. Шар распадается на несколько частей, и все они продолжают нестись на непутёвую адептку.
   Времени на использование каких бы то ни было магических приёмов не остаётся. Остаётся только убегать, стараясь увернуться, а также получать заслуженные ожоги. Хотя нет, мне определённо повезло в одном - я освоила огненную стихию и теперь пламя не в силах опалить моё тело. Но одежда всё равно подпалена. Опять. И это даже грустнее низших балов, потому что комендант Силайрис предупредила о том, что новая форма для практических занятий будет выдана только во втором полугодии.
   Чтобы погасить дымящуюся одежду, инстинктивно прыгаю в сугроб, после чего выбираюсь из него под дружный хохот сокурсников. Мне бы разозлиться, но смотрю на сочувственные взгляды друзей и как-то моментально остываю. Не моё это - драться. Но, к сожалению, это понимают далеко не все.
   Кьесси снова ставит неуд по практической части. Но на этот день пытка закончена.
   Только знаю, что пройдёт ещё множество занятий, подобных каторге, прежде чем я смогу хотя бы элементарно отбивать чужие атаки. А пока у меня самые худшие результаты по предмету.
   После очередных занятий с магистром Кьесси, я как обычно пребываю не в самом лучшем расположении духа. Привычно делаю наговор на воду от простуды и прочих хворей, выпиваю и, собрав в охапку учебники, удобно устраиваюсь под одеялом на кровати.
   Оставаясь в одиночестве, я всякий раз убеждала себя в том, что всё, кроме битв у меня получается не хуже, чем у других. Я прекрасно ассистирую целителям и способна исцелять сама. Особенно хорошо выходит заживление ран, анестезия и лечение простудных заболеваний. По ментальной магии я, как правило, тоже получаю высший бал. Я достаточно сильна в самозащите, а большего от ведьмочек и не требуется. По остальным общим предметам также со стороны преподавателей нареканий нет. Даже учитель некромантии только посмеивается надо мной, когда изучаем "наглядные пособия", но на оценку это не сказывается. Думаю, что пройдёт ещё немного времени и, возможно, я совсем привыкну к этим старым мумиям.
   В моей комнате прочно поселился запах трав и почти самый настоящий домашний уют. Пока это было то место, куда хотелось возвращаться, и где я на время забывала о своих неудачах. Вот и сейчас, когда за окнами выла вьюга, я начинала засыпать в обнимку с учебником по истории, одним из моих любимых предметов. Наговоры на воду сделают своё дело, и завтра я проснусь хорошо отдохнувшей, и никакая простуда ко мне не привяжется. А значит, урок отвечу на отлично.
   Такая приятная мысль грела не хуже пухового одеяла, и даже осознание того, что урок то не совсем выучен, меня не беспокоило.
   - Ты обещала, что придёшь. - слышу я знакомый печальный голос и не понимаю сон это или реальность.
   Из темноты проступает наше озеро, укрытое зелёными ветвями деревьев, в лесу за Академией и я понимаю, что всё же это сон. Озеро становится чётче, и вот я уже стою на его берегу, а на камне тот знакомый грустный паренёк со свирелью.
   - Ты обещала... - повторяет он и смотри укоризненно.
   Знаю, что сплю, но стыжусь того, что не выполнила обещание.
   - Прости. - говорю я. - Много всего случилось и я просто забыла.
   Внимательно смотрит на меня и, похоже верит.
   - Приходи сейчас.
   - Но я ведь и так тут.
   - Нет, ты спишь.
   Я, конечно, знала, что сплю, но не ожидала таких слов от самого персонажа сновидения.
   - Придёшь наяву? - снова спрашивает паренёк, прищуриваясь. - Ты ведь давала слово.
   Давала и чувствую, придётся исполнять обещанное. Киваю пареньку.
   - Одевайся, садись на метёлку, я жду. - инструктирует он и делает резкий жест, будто отталкивает меня от себя.
   Взгляд хитрый-хитрый. Я просыпаюсь на полу, а в голове звучит его "Ты обещала".
   Некоторое время терзаюсь сильными сомнениями по поводу происходящего. Егорыча не видать, наверное, ушёл к кому-то другому хозяйничать. Даже посоветоваться не с кем.
   Ты обещала.
   Ведьмы редко спорят с духами. Озеро территориально находится в пределах Академии. А значит, решено - обещание нужно выполнять.
   Быстро одеваюсь в приготовленные на завтрашний день тёплые вещи - юбку, свитер, колготки, сапожки и подбитый мехом плащ с капюшоном. Метёлка сиротливо стоит в углу. Я не садилась на неё после того раза и признаться честно, побаивалась. Больше не самого полёта, а директора.
   Но чувствую, что пока не слетаю на озеро, назойливый голос в моей голове не утихнет. Странно, правда, что он вспомнил об этом только сейчас.
   Метла ложиться в руку радостно и будто недоверчиво. Аккуратно поднимаюсь над полом, чтобы удостоверится в том, что она подвластна моей воле. Удовлетворённая результатом, открываю окно и вылетаю, прищемив за собой раму занавеской, чтобы комнату не выстудило.
   От полёта по-прежнему захватывает дух, но теперь я реагирую на него спокойно и лечу почти плавно. Мешает только бьющий в лицо ледяной ветер, который затрудняет видимость. Осторожно снижаюсь к озеру.
   Первым, что я испытала, было состояние шока. Но не потому, что паренёк из сна действительно существовал. Он был одет точно также как и во сне. Ноги и вовсе босые. Стоит на валуне и с улыбкой на меня смотрит.
   - Тебе разве не холодно? - спрашиваю, приземляясь рядом. Даже в тёплой меховой одежде я испытывала холод, что уж говорить о нём...
   Но паренёк отрицательно покачал головой.
   - Если тебе будет легче...
   Он повел рукой, и лес с озером преобразились. В одно мгновение мы словно очутились в летней ночи. Хотя я чувствовала, как где-то за незримой гранью воет вьюга.
   Только ни одна магия, кроме иллюзии этого не могла...
   Я спрыгнула со своего летательного средства на песок. Присела, чтобы потрогать влажные песчинки, провести рукой по воде.
   - Очень реалистично. - говорю я, выказывая восхищение.
   - Это не иллюзия. Просто я люблю лето.
   Интересное объяснение для таких незаурядных способностей. "Я просто наплюю на законы физики и магии этого мира, потому что люблю лето". Но он между тем продолжал.
   - Сестра всегда любила зиму, но мне по-прежнему ближе лето.
   - Она ещё не излечилась?
   - Нет.
   Знаю, что ведьма, а не целительница и могу немногое, но мне было жалко этого одинокого паренька, кем бы он ни был.
   - Прости, не знаю, как к тебе обращаться и твою сестру не знаю, но мне хотелось бы вам помочь.
   Парень встретился со мной взглядом. Глаза у него яркие и живые, навевающие мысли о молодой листве. Словно решив что-то для себя, он кивнул и сказал:
   - Зови меня Ра. Так называла меня сестра, а я ей прозвище придумал. Мотылёк. Лёгкая, красивая, бесстрашная... я скучаю по ней. Сейчас ты не сможешь помочь ей, ведьмочка. Но позже, я рассчитываю на тебя.
   Это заявление было странным. Учитывая, что парень запросто может сделать зиму летом, а я даже с банальным атакующим заклинанием огня не справляюсь. Не тот уровень.
   - Знаю, о чём ты думаешь. Считаешь меня могущественным, а себя никчёмной. Только на самом деле всё почти наоборот и когда ты пробудишься, то поймёшь.
   - Тогда зачем сейчас я здесь?
   - Знать, что шанс на спасение есть это одно... а видеть и говорить с той, кто приложит к этому спасению руку - совсем другое.
   Не знаю, кого во мне увидел этот паренёк, но на роль спасительницы кого бы то ни было, я подходила меньше всего. Я всего лишь ведьмочка и, причём не самая лучшая.
   - Кроме того, сейчас я хочу помочь тебе. Ты слишком долго находилась в другом мире и тебе сложнее других настроиться с этим миром на одну частоту и работать с его энергиями. - парень лукаво усмехнулся, снова без труда поняв, о чём я думаю. - Твоё происхождение - не тайна для меня. Я наблюдаю за тобой с того самого мгновения, когда ты появилась на лесном тракте.
   Меня охватила растерянность. Неприятно чувствовать себя безвольной пешкой, не знающей правил игры.
   - Влада. - он впервые обратился ко мне по имени. И то, что он его знает, уже не удивляло. - Не делай поспешных выводов. Всё, что происходит с тобой, это часть твоего же плана. Ты сумела сохранить самое важное, что у тебя есть - собственную суть. И поступила разумно, спрятавшись в другом мире.
   Уже в который раз мне намекали, что когда-то я жила здесь. Только почему я вообще ничего не помнила?
   - Значит, я отсюда?
   - Да, ты жила здесь более тысячи назад. Под конец войны, которую здесь называют Великой, ты была вынуждена уйти, выбрав лучший вариант из возможных - спрятаться в мире, где тебя никто не стал бы искать.
   - Значит, я поступила как настоящая трусиха? - хмыкнула я. Правильно, что особо я не обольщалась. Видимо ни героем, ни воином я никогда не была и раньше.
   - Снова поспешные выводы. - вздохнул паренёк, становясь вдруг в один миг совсем взрослым. - Ты поступила правильно и выбрала наилучшее решение из всех доступных. Было бы намного хуже, если кто-то из твоих врагов решил бы уничтожить саму возможность перерождаться. Ты всё сделала правильно и твои друзья тебя поддержали. Сейчас ты слаба, но ты здесь и уже это ваша общая маленькая победа.
   - И теперь я должна что-то сделать?.. - я неопределённо махнула рукой. - От меня ведь чего-то ждут, правильно?
   - Думаю, у тебя прежней был разработан целый план на этот счёт.
   Мне стало уже любопытно.
   - Я была настолько деятельной натурой?
   Ра вдруг рассмеялся.
   - Ты всегда всё делала по-своему. Соглашалась с чужим мнением, кивала, даже иногда давала обещания, но поступала по-своему. Порой поступки были на редкость безрассудными и непредсказуемыми, но они были правильными...
   - Ужасная личность.
   - Но нам с сестрой нравилась. Мы любили наблюдать за тобой и делать ставки.
   Вот уж действительно откровение.
   - Наверное, у меня было множество врагов?
   - В этом ты преуспела. - согласился Ра с непонятной смесью печали и гордости. - Не всем был понятен твой личный кодекс чести и особенно одно правило, которым ты руководствовалась. Следовать голосу сердца. Ты любила это повторять.
   Вот значит как. Одна из заповедей древней расы была моим главным правилом?
   - Ра, а что стало с моими друзьями и где они все? Или их совсем не было?
   - Были, а иначе тебе не помогли бы вернуться. Но ты сама должна всё вспомнить и понять. Таковы правила. Учись, набирайся сил, получай опыт и помни, что однажды всё вернётся. Торопить события не нужно. Я лишь помогу исправить небольшой изъян.
   Он протянул мне руку и мой атамэ. Когда только мой нож успел перекочевать к этому рыжему, я не заметила.
   - Режь. Чтобы войти в гармонию с миром, ты должна получить мою кровь. Это допустимая помощь.
   Во что превращается моя жизнь? Меня поят кровью всё чаще и чаще и все кому не лень.
   - Ну же, смелее, Влада. А иначе след прежнего бытия не позволит твоим способностям раскрыться.
   Третьего приглашения мне не потребовалось. Пусть неуверенно, но я нанесла тонкий порез на протянутую руку Ра. Из раны выступила не кровь. Жидкое золото, пламя и солнечный свет, сплетённые в единую субстанцию. Паренёк не был человеком, я поняла это уже давно, но у кого могла быть такая кровь? Неужели очередное божество? Тогда почему я ничего не слышала о странном зеленоглазом мальчишке с рыжими волосами?
   Не дожидаясь пока я справлюсь с собственными эмоциями, Ра взял ситуацию в свои руки. То есть, сам шагнул, становясь вплотную, и прижал свой порез к моим губам.
   - Всего глоток.
   Подчинилась. Не впервой ведь.
   Через мгновение я ослепла. Точнее мне казалось, что золотой свет заливает всё вокруг, мешая видеть. Общие ощущения при этом тоже были не самые лучшие. Сердце билось на пределе своих сил, отчего колотило и всё тело. Мне стало страшно и казалось, что я вот-вот умру. Ноги подкосились, и я едва не упала на песок. У Ра оказались неожиданно сильные руки. Ещё через несколько мгновений всё прошло и перед глазами прояснилось.
   Ничего не изменилось. Ну, почти...
   Сначала я отшатнулась от Ра, узрев на его месте крупного красного дракона. Но затем, присмотревшись, поняла, что каким-то образом вижу обе его ипостаси. Вот он дракон и в тоже время тот же самый паренёк, который улыбается самодовольно и слегка ехидно. В глазах начало двоиться, потому что образы стали наслаиваться один на другой. Поначалу это мешало. По тому, как Ра терпеливо ждёт, я поняла, что должна привыкнуть.
   Нормализовала дыхание. Успокоилась. В таком состоянии стало легче понять, что я могу управлять своим зрением. Только нужно немного потренироваться. Дракон в образе рыжего паренька был наилучшим тренажером.
   Вскоре я сумела по собственному желанию переключать зрение между двумя планами. А если точно, я могла просто как бы не обращать внимание на второй план. Так я вижу теперь лёгких и игривых элементалей воздуха, которых в пространстве тьма тьмущая. В воде снуют любопытные водные духи, а под ногами затаились элементали земли.
   - Ты - дитя изначальной магии, которая состоит в тесном взаимодействии с ними. Маги и некоторые ведьмы стремятся повелевать и управлять, но при этом они сами не знают, как много теряют. С ними нужно говорить душой, открывать сердце и мысли. Это легко и в то же время сложно. Взять тех же духов воздуха. Работа с ними подобна игре. Ты проникаешься их лёгкостью, становишься одним из них и начинаешь играть, чётко ставя перед собой цели. Хочешь подняться в воздух? Люби его, чувствуй, как это весело, как ярко... Только не позволяй ни капли сомнения проникнуть в твоё сердце. Иначе быть беде. Влада, я дал тебе часть своей крови, чтобы облегчить процесс познания стихий, но это только малость. Я всего лишь уничтожил печать прежнего мира. Заново учиться жить в унисон с этим миром тебе придётся самой.
   - Я понимаю. - кивнула я. - Надеюсь, когда-нибудь я тоже смогу тебе помочь.
   - Сможешь. Ты поможешь моей сестре и мне.
   - Буду рада.
   Он улыбнулся, снова запрыгивая на валун.
   - Скоро рассвет, но не откажи мне в одной малости. Станцуй для меня в честь моей сестрёнки.
   Эта просьба меня смутила. Станцевать? Да в танцах я ничуть не лучше чем в бою.
   - Я не умею. - промямлила я, пряча глаза.
   - Не страшно. Ты будешь танцевать с моим Мотыльком.
   Удивлённо смотрю на эту хитрую драконью физиономию, но ему мой взгляд нипочём. Он всё продумал.
   - Закрой глаза и расслабься. - говорит так ласково и вкрадчиво.
   Всё ещё не понимая, что за этим последует, послушно закрываю глаза.
   Сначала ничего не происходит, но вскоре слышится пение свирели, далёкий рокот барабанов и звон колокольчиков. Странная ритмичная музыка завораживает и вводит в некое подобие транса.
   Вот я вижу тот самый берег перед озером. На валуне сидит Ра, играя на свирели. А перед ним в свете небольшого костра, танцует хрупкая девочка, которая как отражение похожа на паренька. Только одежда на ней другая, лёгкая, прозрачная ткань, украшенная золотыми кольцами и круглыми монетами, обнимает тело, словно индийское сари. Ноги Мотылька босы, только звенят в быстрой пляске колокольчики на браслетах. Руки то и дело взлетают к небу, гибкое тело изгибается в ритме музыки, быстрее и быстрее переступают босые ступни. Девушка стремительная и подвижная, подобна пламени на ветру. И вот на миг она замирает, чтобы встретиться со мной взглядом, и я утопаю в этих зелёных глазах.
   Собственное тело подчиняется странному ритму и задаёт его звоном колокольчиков. Теперь я не я, а Мотылёк. Лёгкая и стремительная. Движения выходят естественно, как будто я всю жизнь танцевала...
   Но самое удивительное началось, когда я осознала главное. Стихии вокруг чувствовали меня, а их, как если бы мы были единым целым. И далёкий звук барабанов это ответ самой земли, звону моих колокольчиков вторят и ветер и вода. Поёт и пламя, повторяя движения моего тела. Или я двигаюсь в ритме танцующих языков огня.
   Пришла в себя, словно пробудившись ото сна. Внезапно осознала себя стоящей, как и до танца. Открыла глаза, встречаясь с изумрудным сияющим взглядом.
   - Спасибо. - прошептал Ра. - Теперь ты знаешь.
   И он просто исчез, а лето вновь обернулось зимой. Сказка закончилась.
   Подняв метёлку со снега и бросив опасливый взгляд на светлеющее небо, я поспешила в свою комнату.
   В том, было ли всё на самом деле или всё оказалось лишь наваждением, убедиться сумела почти сразу.
   Ложиться спать уже нет смысла. Скоро будет завтрак и первое занятие. Полностью раздевшись, я встала под душ, позволяя горячим струям согреть продрогшее тело. Прислушавшись к ощущениям, поняла, насколько сильно они изменились. Вода льнула к телу, словно вторая кожа, одновременно согревая, унося все тревоги и заигрывая. Мои ощущения можно было сравнить с абсолютным эмпатическим контактом.
   Мелькнула шальная мысль. Подчиняясь какому-то наитию, я вытянула руку вверх и вода, обвивая её по спирали, устремилась к моим пальцам, попирая законы физики. Достигнув пальцев, упругая струя взвилась в воздух над моей головой, снова обрушиваясь в общий поток. Это и в самом деле весело - чувствовать воду, как продолжение собственной энергетики, действовать как единое целое.
   Так вот, что значит быть настоящей ведьмой в этом мире.
   Я зажмурилась, приводя в порядок собственные эмоции. Теперь и в самом деле должно стать легче. И на практических занятиях по боевой магии я обрету защиту от любой стихии. А заодно и прощупаю собственные слабые места.
  
   Следующего занятия по боевой магии я и в самом деле ждала с некоторым предвкушением. Любопытно было испытать полученные возможности в боевых условиях.
   Погода выдалась ветреная и снежная, но директор Кьесси решил, что это не достаточно веская причина, чтобы проводить занятия в стенах Академии.
   - Если кто-то и простудится, так это не проблема, у целителей и ведьм будет материал для практических работ. - говорил он, посмеиваясь.
   Как ни странно я была согласна. Слишком редко нам выпадала возможность работать с настоящими больными и большая часть уроков по целительству проходила лишь в теории.
   Разделив нас на две группы, магистр стал вызывать каждого поочерёдно, выбирая в пару противника по своему усмотрению.
   И снова попался тот самый маг, благодаря которому меня обсмеяли всем курсом. Кьесси, похоже, специально выставлял против меня одного из своих самых лучших учеников.
   Смуглый парень с короткими каштановыми волосами и надменным выражением в светло-голубых глазах. Кажется, его звали Нерилом и его семья была приближенной ко двору. Как по мне, так обыкновенный выскочка.
   Уже изначально он приготовился в победе и, не мудрствуя лукаво, принялся творить привычный огненный шар. Его фаерболы уже набивали оскомину.
   Поиграем? - пропел ветер.
   Медленно кивнула. Мой противник воспринял этот жест, как готовность к бою и ухмыльнулся. Ему не нужны были сигналы для нападения. Нерил всегда нападал первым, как только завершал подготовку, я всего лишь защищалась.
   Огненный шар нёсся на меня, а я уже была одним единым с ветром, быстрым, шаловливым и неуловимым.
   Взметая мириады снежинок, я понеслась навстречу противнику. При сближении с огненным шаром воздух вмиг стал плотным, окутывая грозный снаряд снегом. Фаербол с шипением растёкся по ветряному щиту. Растаявший снег, превратившись в воду, закрутился в вихре, превращаясь в острые ледяные осколки.
   Поиграем? - звенела вода, охотно отдаваясь воле ветра.
   Ну а я разве против? Улыбаюсь и от ответных эмоций свободолюбивых элементалей, в душе растекается приятное тепло.
   Своевольный ветер приподнимает меня в воздух, помогая уклониться от следующего огненного снаряда. Он понимает, что Нерил не враг, потому что это знаю и я, поэтому только когда ледяные осколки становятся немного меньше, они летят в противника, брошенные лёгкой ветряной рукой.
   Нерил слишком поздно закрывает лицо рукой и кожу режет множество льдинок. Выступает ярко-алая кровь. Это отрезвляет и мешает чувствовать гармонию со стихиями.
   Неловко приземляюсь рядом, выпадая из объятий юрких элементалей. Сокурсник не верящим взглядом смотрит сначала на свою ладонь, а потом на меня.
   - Я не хотела, извини. - говорю я, делая шаг к нему.
   Нужно было только остановить кровь. Но парень отступил, повинуясь скорее своим эмоциям, нежели здравому смыслу. Глупый. Не понимает, насколько невыносимо мне видеть его раны.
   - Адептка Светлая! - окликнул меня директор.
   Вздрагиваю от осознания того, что всё-таки нахожусь на уроке. А ведь я совсем позабыла об этом во время поединка.
   Оборачиваюсь и вижу, какими глазами на меня смотрят сокурсники. Они рассчитывали снова посмеяться надо мной, а я их удивила. Столько недоверия и опаски. Неужели теперь они будут смотреть на меня как на противника, а не неуклюжую ведьмочку?
   Друзья тоже удивлены, но кроме удивления я вижу в их глазах и гордость.
   - Вернитесь на место! - приказывает Кьесси. В суровых очах архимага застыл лишь лёгкий интерес, но не более.
   Послушно возвращаюсь, становясь с близнецами и Дином. Оборотень тут же мягко сжимает плечо, одобряя.
   - Сестрёнка показала зубки. - тихо шепчет мне Рэмьен.
   - Мы гордимся тобой. - добавляет Клавьер.
   Я счастливо сжимаю их руки, незаметно, за спиной, чтобы не увидел директорр. Пожалуй, сегодня самый замечательный урок практической боевой магии за минувшее полугодие.
   Скоро экзамены, а за ними и каникулы. Только теперь я уже не переживаю. Точно сдам и теорию и практику по боевой магии, если понадобиться.
   Только когда следующими выходит пара Хель и Дина, я понимаю, насколько мало могу противопоставить некромантам. Наблюдаю за тем, как стремительно несутся к подруге чёрные нити, как вязнут в щите, вспыхивающим ярким пламенем. Заклинания деактивируют друг друга. Дин слишком много времени тратит на подготовку своих заклинаний, дроу не тратя времени, использует возможности собственного резерва. Девушка подчиняет силу самой близкой в этот момент стихии и бьёт по ногам молодого некроманта плетью ветра, а затем фиксирует ветряными же оковами. Не дав произнести последние слова заклинания, Хель, используя сырую силу, заткнула его рот комком снега.
   Смотрелось это всё довольно эффектно, но я заподозрила некроманта в том, что он поддавался.
   - Для вашего уровня удовлетворительно. - задумчиво произнёс Кьесси. - Возвращайтесь на места.
   Адепты вернулись, а я подумала о том, что учитель к нам излишне строг.
   Мы все были всего лишь первокурсниками, которые изучали не только свои первые заклинания, но и учились контролировать свою силу. Поэтому ничего странного в том, что адепты используют самые простые боевые заклятия. Подчинение стихий для боевых магов, также как и единение со стихиями у ведьм, способствовало оттачиванию основных навыков. Это было правильным и безопасным. Почему же наш директор никогда не был в восторге ни от кого из нас, оставалось загадкой не только для меня, но для многих других. Искренне надеюсь на то, что этому есть своё достойное объяснение.
   Чем активнее я взаимодействовала со стихиями, тем сильнее раскрывался для меня мир, и общение с элементалями становилось естественным, как дыхание. Иногда, особенно под влиянием ветреных воздушных элементалей, мне начинало казаться, что у меня достаточно сноровки, чтобы победить даже такую опасную тварь, как сумеречный волк. Только это быстро проходило. Я ещё слишком легко теряла контроль над собственным состоянием. Чтобы прервать своё единение со стихиями, достаточно было сильной эмоции или боли. Как с этим бороться, я пока не знала.
  

Глава 8. Сны и отражения.

   Новый год здесь праздновали немного не так, как я привыкла на Земле. А точнее совсем не так. И вовсе не зимой, а весной. Но в этом волшебном мире был праздник середины зимы, который приходился в каникулы, а помимо него, никто не отменял и моего дня рождения и дня рождения воронят, который следовал сразу же за моим. Только отмечать они собственный день рождения собирались дома в кругу семьи. Звали и меня, но директор и Тиравьель запретили мне рисковать собой практически единогласно. По этой причине, я чувствовала себя как беспомощный зверёк, запертый в клетку. От этого чувства даже не спасали новые возможности. Разве что работа на время отвлекала.
   В этот раз я сидела на кухне мастера старшего хранителя и валяла дурака, пользуясь тем, что хозяин дома отсутствует, а работа, которую он поручил, уже выполнена. Это была самая светлая и стратегически удобная комната, куда я притащила приглянувшийся роман из библиотеки Тира. Было приятно отвлечься от всего, следя за нитью повествования и попивать душистый травяной чай, свесив ноги с подлокотника кресла.
   История попалась душещипательная, впрочем, как и многие творения светлоэльфийских авторов. Рассказывалось о приключениях наследницы одного из величайших родов Силариэль. Что примечательно девушка обучалась в Академии около тысячи лет назад и была сокурснице знаменитой Предательницы (в эльфийской версии она носила имя Никаэллит). Девушки дружили, но будущая предательница всегда завидовала достоинствам светлой эльфийки. И когда обучение было закончено, Никаэллит решила отомстить горячо ненавистной подруге и, одурманив её, отдала демонам. Во время войны Силариэль выкрали собратья, но вернув домой, не сумели ничего поделать, и девушка погибла от наведённого на неё смертельного заклятия и была похоронена в семейном склепе.
   Долгое время я сидела над книгой, переживая прочитанное. События, рассказанные там, не настолько оставляли след в душе, как образы главной героини и предавшей её подруги.
   Словно живая, предстала перед моим внутренним взором эльфийка чем-то неуловимым отличающаяся от своих собратьев. Невысокая, но хрупкая и тонкая, как молодой побег. С изумрудными глазами, сияющими неподдельным интересом к новым открытиям. Золотые водопады волос, создающие на солнце магический ореол. Слегка вздёрнутый нос и родинка справа над верхней губой.
   Странно. В книге этого не было. И бывают ли родинки у эльфов? Не видела. Разыгралось воображение? Возможно. Но что если когда-то в далёком прошлом я знала их и была свидетельницей этой истории, как и многих других?..
   Никкаэллит представлялась антиподом эльфийки. Собственное воображение нарисовало её нескладной темноволосой девицей с глазами неопределённого цвета, которые она старалась прятать под чёлкой. Так проще скрывать то, что таится на душе.
   Печально вздохнула. Ну, вот расфантазировалась. Впору самой роман писать. Хотя лучше мемуары. Уверена, что если мне удастся закончить Академию, мне будет что рассказать. И я не озлоблюсь на весь белый свет. Как можно, когда рядом такие друзья? Они лучше меня во многом, но я не ощущаю зависти. Только радость. Оттого, что меня воспринимают как равную.
   - Влада?
   Неожиданный тихий оклик эльфа, заставил меня подпрыгнуть на месте. Он так бесшумно ходит, а я тут замечталась видите ли.
   Убрав ноги с подлокотника, я закрыла книгу и чинно уселась, сложив руки на стол.
   Тиравиель налил себе горячего чаю и сел напротив. Мелкие бисеринки влаги в его волосах свидетельствовали о том, что он посещал город, а не прыгал порталами.
   - Я закончила работу. - как бы оправдываясь, произнесла я. Было немного неудобно, что я без просу взяла его книгу. Но с другой стороны он сам виноват, оставив такую книголюбку как я с незапертой библиотекой.
   - Хорошо, я проверю. А завтра проследишь за тем, чтобы книги, указанные в списке перенесли из библиотеки в Хранилище.
   - Конечно.
   Я отвернулась к окну, наблюдая за тем, как ветром сносит с крыши огромные снежные хлопья, напоминающие лебяжий пух. Не хотелось показывать мелькнувшее в глазах разочарование. Завтра мой день рождения. Но, возможно об этом все забыли. Не беда. Переживу. Мне исполнится семнадцать, а это не слишком важная дата. Воронят и Хель всё равно не будет. Эти счастливцы гостят у родных. Остаются Дин и Тир. Но хороша же я буду если буду праздновать свой день рождения в компании двух парней.
   - А что это ты читала?
   План возвращения книги обратно в библиотеку рухнул, так и не родившись.
   Виновато положила книгу на край стола.
   - Прости, мне было очень скучно, и я не удержалась.
   - Мне не жалко... - вдруг сказал эльф и сделал паузу, отчего я невольно посмотрела на него, встречаясь взглядом. - Но ты что, читаешь на древнеэльфийском?
   Отпираться было бесполезно. Пришлось кивнуть. Так глупо подставилась и всё из-за своего неуёмного любопытства и любви к романам...
   - Признаться не ожидал, что ты такой талант. Ты не говорила никогда.
   - Не было повода.
   Что правда, то правда.
   - Как насчёт того, чтобы перевести пару старых трактатов на общий? - поинтересовался Тир, задумчиво сверля меня взглядом.
   - Я не против. Всё равно мне на каникулах заняться нечем. - ответила я, не особо задумываясь.
   Эльф не смог скрыть своего изумления, а я слишком поздно поняла, что ещё и ответила сейчас на древнеэльфийском. Пора отдыхать, а то меня ловят как школьницу.
   - Влада...
   В его устах моё имя прозвучало так, как будто он собирался меня обвинить в чём-то. По спине даже холодок пробежал. Но вместе с этим внутри росла уверенность в том, что пока он думает, что я знаю только один древний язык, всё в порядке.
   - Чувствую, что ошибался. - наконец говорит он.
   - И в чём же? - поинтересовалась я. В самом деле, любопытно. Неужели сейчас он скажет, что я лгунья?
   - Я считал тебя маленькой и неопытной. Девушкой, которая нуждается в защите и поддержке. Но я никогда не стремился посмотреть, что скрывается за этим.
   В глаза эльфа, застыло странное выражение, как будто он реально сейчас пытался посмотреть мне в душу или заглянуть под маску наивности, выдуманную им самим же.
   - Я такая, какая есть.
   - Да. Ты истинная носительница изначальной магии. Ведьма.
   Я снова посмотрела в окно, так и не сообразив, как это понимать. Завуалированное оскорбление или комплимент?
   И вновь не услышала, как Тир подошёл. Просто почувствовала, как его рука легла на моё запястье, требуя подняться. Заинтригованная, я встала со своего места, в тот же миг оказалась стоящей вплотную к эльфу. Его тонкие пальцы коснулись моего лица, убирая с него непослушные пряди волос, давно выбившиеся из небрежной причёски.
   Затаив дыхание, посмотрела в голубые как осеннее небо в погожий день, глаза. Всякий раз, когда я встречаюсь с ним взглядом, словно на миг оказываюсь в тёплом осеннем дне. Разве можно с ним поссориться?..
   Он вдруг наклонился ко мне, словно собираясь поцеловать, и я дёрнулась, отчего тёплые губы эльфа мазнули по щеке.
   - Прости, Тир... - пробормотала я. - Но лучше не надо.
   - Ты меня боишься или я неприятен тебе? - последовал вопрос, после того как Тир убрал руки. Я старалась не смотреть на него. Так было легче говорить. И слова неожиданно легко слетали с губ.
   - Мне только завтра будет семнадцать. Как ты и сказал, я ещё маленькая и неопытная. И это правда. Совсем не обидная. И я не хочу сейчас наделать ошибок. Ты безумно мне нравишься и, безусловно, являешься одним из самых лучших мужчин. Но сейчас я не хочу связывать себя никакими отношениями, кроме дружеских. Это будет неправильно, а я не хочу ничего испортить.
   Вот и высказалась. Причём сама не веря в то, что произнесла всё это. Теперь можно со спокойной душой проваливаться сквозь землю и сгорать от стыда.
   - Прости, Влада, я дурак.
   - Да нет, что ты, просто никогда больше не стану говорить с тобой на древнеэльфийском, раз он на тебя так действует.
   Тиравиэль рассмеялся, после чего совершенно серьёзно произнёс:
   - Я буду ждать.
   Его решительность меня пугала. Ну что во мне такого? Решительно отказываюсь понимать. На старших курсах учились замечательные эльфийские девушки и многие парни, включая и наш курс, смотрели на них, не скрывая восхищения. Моя скромная персона не шла ни в какое сравнение с ними, чему отчасти была благодарна. Дела амурные обходили меня стороной, позволяя мне спокойно учиться и работать.
   Ничего не ответив на обещание эльфа, я пошла одеваться. Телепортация - штука удобная, но с ней я словно теряла последние крупицы свободы. Немного радости в том, что меня забирают прямо из комнаты и сажают за работу, а затем также возвращают. А вот пробежаться по заметённым позёмкой дорожкам Академии, вдыхая свежий морозный воздух и улыбаясь встречному ветру, действительно приятно. Создаётся иллюзия свободы. Ровно до поста коменданта.
   На этот раз я позволила себе хулиганить и, позволив воздушным элементалям подхватить меня, весёлым снежным вихрем пронеслась по двору.
   Теперь я знала, чем займусь в свой день рождения, после того как выполню задание Тиравиэля...
  
   Утром я в который раз с сожалением вспомнила о том, что никуда сегодня идти не надо. Можно выспаться.
   - Вставай, Владушка... - не дал воплотить мои планы в жизнь домовой.
   Приоткрыв один глаз, я поднялась на одном локте, а затем, окончательно продрав глаза, огляделась.
   На столе меня ждал скромный завтрак и горячий чай. Всё ясно. Тир с Егорычем постарались. До чего же я крепко сплю, жуть просто.
   - Способность моих друзей к бесшумному передвижению меня пугает. - призналась я домовому, который пристроился на стуле и бдительно следил за тем, чтобы я не завалилась обратно в постель.
   - Лучше пусть будут друзья бесшумными, чем враги. - резонно заметил Егорыч.
   Я согласно кивнула и открыла шкаф, чтобы подобрать тёплую одежду на сегодняшний день. В библиотеке достаточно прохладно.
   Выбор пал на простую льняную рубашку серого цвета, шерстяной белый свитер и чёрные замшевые бриджи. Одевшись, только сейчас заметила светлый прямоугольник записки. Крайне заинтригованная, я взяла его в руки и прочла затейливую надпись на древнеэльфийском.
   Но никаких поздравлений там не было. Только совет обратиться к любому из комендантов, которые должны были мне помочь в поиске свободных рук для помощи в библиотеке. А ещё обещание, что мы увидимся вечером.
   Пожав плечами, я села завтракать. Забота эльфа и в самом деле грела мне сердце. Быть может, если он и в самом деле подождёт...
   Я мотнула головой, отгоняя от себя ненужную мысль. Нет, не сейчас.
   - Владиславушка, будь осторожнее. - вдруг сказал домовой.
   - Что-то случилось?
   - Адепт Нерил вернулся в Академию. Он приходил вчера ночью, когда ты уснула и прощупывал твою защиту. - сообщил Егорыч.
   От удивления я даже жевать перестала. Вспомнила кровь на побледневшем лице сокурсника и страх его в глазах промелькнувший лишь на мгновение. Неужто решил напакостить по мелкому, пока нет никого? Скорее всего, так и есть. Не зря ж он вернулся за несколько дней до окончания каникул.
   - В следующий раз разбуди меня, если будет сюда ломиться. - попросила я домового.
   - Обижаешь, хозяйка.
   Я благодарно улыбнулась и, завершив завтрак, стала собираться в библиотеку. Интересно Дин у себя? Не хотелось бы, чтобы мне в помощники выделили этого Нерила.
   Погода была на редкость тихой и безветренной. Будто зима-хозяйка в этот день для разнообразия решила усмирить своих яростных ветреных слуг и подарить городу и его жителям небольшую передышку. Я только понаслышке знала, насколько жизнь в эту пору за стенами Академии отличается от той, что бурлила в городе. Территория Академии смягчала даже влияние погодных условий и была оснащена магическими артефактами и технологическими решениями, облегчающими эти зимние дни. В городе всё было иначе. Не все жители могли позволить себе такие комфортные условия, отчего страдали в особо ветреные и холодные дни. Целители со старших курсов, которые проводили зимние каникулы здесь, помогали в городском лазарете, где лечили обморожения да воспаления лёгких. С радостью помогла бы им, но Тир был непреклонен.
   - Доброе утро, комендант Вентран. - поприветствовала я сонного мужчину. - Адепт Блаэнэр у себя?
   - Да, утром был здесь. - отозвался Вентран.
   - Мне он нужен для работы в библиотеке.
   Комендант собирался что-то возразить, но я показала ключ от хранилища.
   - Поручение старшего Хранителя. Мне необходимо перенести несколько книг в хранилище, а одной будет неудобно и тяжело.
   Вентран несколько разочаровано кивнул и отправился за оборотнем. Я решила подождать внизу, потому как девушке разгуливать по мужскому общежитию считалось занятием неприличным.
   На миг, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, обернулась и заметила, как из одного из коридоров вышел Нерил. Быстро прошагав через холл с отсутствующим видом, он вышел за дверь.
   Странно. Неужели я так оскорбила его тем, что победила? Глупо.
   - Привет, сестрёнка! - послышался возглас Дина и меня обняли за плечи сильные руки некроманта.
   - Привет, братик! - отозвалась я, лучезарно ему улыбнувшись.
   - Решила подключить меня к общественно-полезным работам? - хитро подмигнув, поинтересовался парень.
   - Судя по тому, как ты быстро спустился, возражений нет? - уточнила я.
   - Конечно. - он склонился чтобы поцеловать меня в щёку, а затем подхватил на руки и понёс к выходу. Я не стала возражать. Соскучилась по Дину. Целыми днями мы оба пропадали, я у Тира, а Дин в городе на подработках. Давно не виделись.
   С таким помощником как мой названный брат, мы закончили с работой в библиотеке даже быстрее чем планировали. Он легко отнёс тяжёлые кипы книг вниз, где я сразу расставила их на приготовленные полки, после чего заперла хранилище, и мы направились к выходу.
   Судя по бледному диску солнца над нами, мы провозились только до полудня.
   - Хочешь в город? - спросил вдруг оборотень.
   - Меня не пускают. - напомнила я, сразу вспомнив о Тиравьеле.
   - Мы ненадолго. Успеем прогуляться до наступления сумерек. - продолжал дьявол-искуситель в лице самого добрейшего виверна в человеческом обличье.
   Я нерешительно кивнула, и Дин улыбнулся, крепко сжав мою ладонь в своей сильной и тёплой руке. Решил соблюсти правила приличия и не тащить меня. Что ж, за это отдельная благодарность.
   За стенами Академии погода была не такой мягкой. Я моментально ощутила кусачий морозец и порадовалась тому, что оделась тепло. Хотя Дин бы вернулся для того, чтобы я оделась. С него станется. Достаточно лишь одного моего слова.
   Мы шли по таким знакомым и в тоже время незнакомым кривым улочкам, припорошенным вчерашним снегом. Проезжая часть была укатана и колеи от колёс опасно блестели на тусклом зимнем солнце. Дин продолжал крепко меня удерживать, готовый подхватить в любой миг.
   Украдкой смотрю на него. В профиль из-под тёмного капюшона виден только кончик его заострённого носа, да длинные пряди тёмных волос, заиндевевших от дыхания. Повезло Хель с парнем, а мне с другом. С обоими повезло. Да и эльфа этого светлого с воронятами я уже люблю. Если бы только Гекатос открыл мне то, кого я повстречаю, пошла бы без лишних вопросов. А он меня на обучение и магию настраивал.
   Всё-таки засмотревшись на Дина, я едва не поскользнулась. Взвизгнув от неожиданности, вцепилась в его руку.
   - Не бойся. Со мной ты не упадёшь. - тихо произнёс некромант.
   Я кивнула. Знаю. Дин у меня самый надёжный. Как будто и в самом деле старший брат. Правильный старший брат... Который никогда не бросит и всегда защитит.
   - Куда мы идём? - спрашиваю, понимая, что должна была раньше этим поинтересоваться.
   - Идём обедать. Я голоден и, думаю, ты тоже. - он вдруг хитро улыбнулся, не оставляя сомнений в том, что задумал что-то. Уже в который раз за сегодня, между прочим. - Тут недалеко уже есть замечательный трактир.
   Немного завидую ему. У Дина есть возможность перемещаться по городу свободно. Уже весь видимо изучил. Даже места появились любимые.
   - Дин, а где ты подрабатываешь сейчас?
   - У кузнеца. У меня дядя был кузнецом, и я ему часто помогал. Приятно вспомнить. Да и потом тепло в кузнице. Я ведь не люблю холод.
   Быстро взглянул на меня, и заметила, как он моргнул третьим веком. Совсем забываю о том, что рядом не человек. Рептилия, причём очень теплолюбивая. Странно, что его клан поселился на севере...
   - Ну, вот мы и пришли. - сообщил он, подталкивая меня к дверям двухэтажного каменного строения. Надпись на безыскусной вывеске гласила "Вальтарра". Память услужливо напомнила мне, что так называлась большая могучая река, пересекающая весь северный край.
   Внутрь мы попали, преодолев большие двустворчатые двери, которые вели в холодный предбанник с утепленной дверью. Она была настолько крепко закрыта, что без помощи Дина я открыть её не смогла.
   - Какая ты ещё мелкая. - рассмеялся он, нежно приобняв меня, прежде чем дёрнуть за ручку. Как ни странно эта реплика не вызывала у меня раздражения, даже напротив, от таких слов становилось теплее.
   В трактире царил полумрак и уют, который обеспечивал большой камин посреди зала и ароматные запахи готовящейся пищи и специй. Желудок тут же напомнил о том, что завтрак был более чем скромен, и подкрепиться не помешает.
   Дин усадил меня за свободный столик недалеко от камина и быстро зашагал к хозяину трактира. Я сняла плащ и повесила его на спинку стула.
   Заведение и в самом деле было на редкость приличным и разрушило все мои представления о трактирах. Самым первым, на что я обратила внимание, это незадымлённость помещения. Видимо, тут не положено было курить, хотя в первую нашу прогулку по городу, встречались и господа с трубками. Посетителей практически полный зал, но ни одного в стельку пьяного не замечено. Люди и нелюди вели свои тихие неторопливые беседы, наслаждаясь нехитрыми радостями общения, уюта и вкусной пищи и не мешали соседям. Окон на первом этаже не было. Освещали большую залу лишь свечи в большой медной люстре под потолком. Огромная зеркальная поверхность, расположенная широкой лентой над свечами отражала свет. На стенах, под самым потолком тоже имелись такие зеркала, закрепленные на толстых бревенчатых стенах. Овальные поверхности столов были вышкурены до блеска и, казалось, тоже отражали свет. Место всем своим видом внушало ощущение безопасности, и я невольно расслабилась, дожидаясь друга.
   - Ну что согрелась? - с улыбкой поинтересовался он, наконец, присаживаясь напротив меня.
   - Согрелась. Дин... это место и в самом деле замечательно выглядит!
   - Подожди, ты ещё не пробовала местной кухни. - подмигнул парень. - Я осмелился сделать заказ на свой вкус, надеюсь, ты не будешь против.
   Я лишь счастливо мотнула головой.
   Сегодня я не услышала ни одного поздравления и подарков не получала. Но столь искренняя забота моих друзей сама по себе была большим подарком. Жаль только что Хель и воронята уехали. Думаю, сегодня они составили бы компанию.
   Ждали мы недолго. Вскоре после возвращения Дина, подошла улыбчивая девушка в чистом зелёном фартуке, расшитом затейливыми узорами, и со сноровкой принялась выгружать на стол чашку с нарезанным душистым хлебом, тарелки с чем-то по виду напоминающее овощное рагу, сдобренное большим количеством специй, а также кружки, наполненные некой тёмной жидкостью с запахом алкоголя. Пожелав приятного аппетита, подавальщица удалилась.
   - Всё приготовлено по рецептам народов Вальтарры. - сообщил некромант, прежде чем я успела попробовать. - Я часто захожу сюда, чтобы почувствовать знакомый с детства вкус и послушать знакомые наречия.
   Я подняла взгляд на оборотня.
   - Хозяева этого заведения твои земляки?
   - Верно. Ты же заметила, насколько отличается этот трактир от прочих.
   Киваю, решив не уточнять, что в других трактирах я ещё не бывала.
   - Ты ешь, а то до сумерек мы должны ещё успеть...
   - Куда?
   - Увидишь. - загадочно произнёс Дин и сделал вид, что его кроме еды ничего не волнует.
   Я была крайне заинтригована. Если это место столь необычно, что же ждёт дальше?
   Голод и немой укор в коротком взгляде друга сделали своё дело, и я некоторое время добросовестно занималась поеданием нового для себя блюда. Вкусного, между прочим. Напиток в кружке, кстати, оказался похожим на глинтвейн и не подействовал на меня так губительно, как я этого боялась.
   Едва я отставила тарелку в сторону, как по волшебству, появилась та же подавальщица, которая поставила передо мной вазочку с... самым настоящим мороженым! Оно было украшено ягодами и сдобрено мёдом. Но это и в самом деле было мороженое!
   - Это тебе вместо праздничного пирога. - ухмыльнулся Дин.
   - Спасибо! Значит, ты не забыл... - восхищёно прошептала я, едва не плача от счастья. - Дин, ты самый лучший брат на свете!
   - Я рад, что тебе нравится. - немного смутившись произнёс он.
   Мне было неловко поедать лакомство в одиночку и почти что с боем, но всё же, сумела накормить мороженым и Дина. Он отпирался, но я видела, что ему нравится. И мороженое, и то, как я с ним спорю, и то, что кормлю с ложечки...
   Как же иногда хочется, чтобы некоторые моменты в жизни не кончались. Только вскоре десерт закончился и Дин засобирался. Куда он собирался меня отвести, я даже не спрашивала. Раз решил устроить сюрприз, значит, так тому и быть.
   Надев зимние плащи, мы сильнее надвинули капюшоны и не без сожаления покинули уютный трактир. Наш дальнейший путь уводил нас куда-то к окраине города, и я начала опасаться, что до сумерек не успеем, но Дин крепко сжал мою руку, таким образом, успокоив и подарив толику своей уверенности.
   Когда мы вдруг остановились, я резко подняла голову, и замерла, с удивлением рассматривая странное здание, словно вытесанное из цельного куска камня. Камень напоминал земной чёрный мрамор, через который тянулись длинные белые и алые полосы-прожилки, придавай строению нездешний вид.
   - Это храм Халлэ. - тихо произнёс некромант. - Сюда не приходят просто так. Подумай, прежде чем решить, хочешь ли войти.
   Я огляделась. Странным и в тоже время закономерным было то, что рядом с храмом не было никаких других построек. Он словно вырос на пустыре на окраине города. Жутковато. Особенно, если учесть тот факт, что кроме нас здесь людей не было.
   Можно сказать сейчас Дину, что мне ничего не нужно. Но когда у меня будет другая возможность поблагодарить божество за то, что дал мне ещё один шанс. Мне казалось это крайне важным.
   - Мне нужно зайти. - решила я.
   Дин кивнул, как будто этого и ждал, и повёл меня к входу по заметенной снегом дорожке.
   Двери в храм были массивными и словно тоже вытесанными из того же самого камня. Приложив немалое усилие, Дин начал сдвигать одну из створок. Та поддалась неприятным скрежещущим звуком, после чего парень отошёл в сторону и пропустил меня внутрь. Закрывать двери он не стал, оставив приоткрытой. И оказавшись внутри, я поняла почему.
   В храме царил холод.
   Холод и тьма.
   Виден был лишь край широких ступеней ведущих куда-то глубоко вниз. И никаких свечей или лампад.
   Но я крепче сжала руку Дина и мы стали спускаться. Не видя перед собой ровным счётом ничего, только слыша эхо собственных шагов, я ощутила себя как перед прыжком в бездну. Страшнее только стало, когда исчезло и эхо, а спуск всё ещё продолжался и продолжался.
   Через некоторое время стало немного светлее, и мы оказались в зале, стены которого слабо светились изнутри бледно-зелёным светом. В центре этого зала находился высокий постамент из того же чёрного камня, к которому вела, растущая прямо из пола лестница. И больше ничего. Самый странный и страшный храм, который доводилось мне видеть.
   - Каждый, кому есть что сказать Халлэ, поднимается туда. - негромко произнёс Дин, указав на постамент. И предупреждая мой вопрос, а может быть, просто собираясь успокоить, добавил. - Я сегодня играю роль твоего проводника, а значит остаюсь на этом месте и дожидаюсь тебя.
   Хорошо, я девочка понятливая. И упрямая. Поэтому от своих намерений не отступлюсь.
   Стараясь ступать бесшумно, чтобы не нарушать тишину храма, я приближаюсь к ступеням и осторожно поднимаюсь наверх.
   Хорошо, что я всё-таки не отправилась сюда одна. Иначе всё закончилось бы либо на неоткрытой двери, либо на входе с этой страшной тёмной лестницей.
   Но теперь я здесь и должна что-то сказать...
   Прикрыла глаза, собираясь с духом. Всё ещё находясь под впечатлением от смотрящих на меня тёмных очей божества, я осознаю, что могу поблагодарить его, чем завершу свою сегодняшнюю миссию. Но почему-то меня не покидает странное чувство - уверенность в том, что это не всё, что я должна совершить...
   И словно в подтверждение этого, неожиданно я узрела строки древнего наречия, вырезанные прямо на постаменте.
   Завороженная открытием, я медленно провела пальцем по летящим буквам.
   Омрачающий дневной свет, но свет во тьме.
   Милосердие и свобода.
   Завершение пути и его начало.
   Это о Халлэ и его сути. Не нужно быть великим мыслителем, чтобы понять очевидное. Но выходит, что храм существовал ещё во времена последней династии древних?..
   Очевидно, так и есть. И никто не посмел его разрушить.
   - Благодарю тебя за данный мне шанс и это неожиданное открытие. Я... просто не предполагала, что так бывает и бесконечно рада возможности продолжать узнавать этот мир. Я слушаю голос сердца и, надеюсь, правильно поступаю. Ведь именно поэтому я здесь.
   Кратко. Но зато от самого сердца. И на кинши... о чём успеваю понять не сразу.
   Пока я говорила, моя рука непроизвольно касалась высеченных на камне строк, но только теперь с последним словом я ощутила жжение и увидела, как буквы утопают в моей крови. Каким только странным образом я успела порезаться, непонятно. Но это было только началом.
   Стены храма вдруг засветились ярче, но сильнее засиял сам постамент. Залитые кровью символы тут же почернели и ожили, обратившись двумя юркими змейками, одна из которых легко соскользнула с камня, исчезая из поля зрения. Вторая атаковала мою левую руку, с шипением растворяясь под кожей.
   Не знаю, что сейчас произошло, но мне стоило больших сил, чтобы не закричать.
   Но больше ничего не происходило, и даже свет стал тусклее.
   Ошарашенная я спустилась по ступеням и, подойдя к Дину, обняла его, зарываясь лицом в тёплый плащ. Он молча погладил меня по голове, а затем повёл к выходу.
   Снаружи были ещё не сумерки, но очень близко к этому.
   - Мне придётся обратиться, чтобы успеть. - виновато сообщил он мне.
   - Дин, постой. А то, что сейчас случилось в храме это нормально?
   Некромант некоторое время смотрел на меня, а затем пожал плечами и сказал:
   - Обычно всё, что происходит в храмах принято считать волей богов. Со мной не происходило ничего необычного, но говорят, что волю богов не принято обсуждать. Сегодня я был всего лишь твоим проводником. Всё что произошло там, касалось только тебя и никого больше. А мне полагается просто забыть, только...
   - Что?
   - Я никогда не слышал языка, на котором ты говорила. Ты в самом деле прочла надпись на камне?
   Я неуверенно кивнула. Не могу ему врать.
   - Дин, я понимаю любой язык и письменность. Это мой дар, о котором никто не должен знать. Могут не так понять. Ты первый из живых людей, кому я доверилась.
   - Влада, я обещаю хранить твою тайну, как свою. - Оборотень меня обнял, укрывая своим плащом. - А кому из не живых ты говорила?
   - Я не говорила. Призрак старого хранителя сам узнал. Видимо, для мёртвых не существует секретов.
   - Сестрёнка. Ещё немного и я начну думать, что ты ошиблась факультетом. - искренне улыбнулся Дин. - А теперь, извини за неудобства, но мы действительно не успеем в Академию вовремя, если пойдём пешком.
   Отступила, чтобы не мешать обращению. Когда вместо моего друга и сокурсника появился виверн, у меня даже дыхание перехватило. Непривычно всё же. Ведь только пару раз видела его таким. А виверн встал на задние лапы, и бережно обхватив меня передними, взмыл в воздух. Лететь не на метле, а в лапах виверна было не слишком комфортно и постоянно приходилось успокаивать себя мыслью о том, что это Дин, а он меня не уронит и конечно не съест.
   Приземлились прямиком напротив здания женского общежития. Дин совершил обратное превращение и, подхватив меня на руки, быстро понёс наверх.
   В моей комнате меня встретил неожиданный сюрприз. На столе под золотистой шёлковой тканью находилось, что было верно мною определено ещё издали и по форме.
   - Помнишь, я обещал подарить тебе зеркало?
   Помню, как не помнить. Но я так надеялась, что он забыл...
   Подошла и под выжидающим взглядом Дина, сняла с зеркала ткань. Никогда не любила зеркала, но это было произведением искусства. Овальную зеркальную поверхность в полуметр высотой обвивала лоза из чёрного металла. С искусно выполненными мелкими белыми цветами, лепестками которых служили белые полудрагоценные камни и ягодами из тёмно-синих камней. Даже собственное отражение в этом зеркале смотрелось вполне миролюбиво. А ведь я даже не замечала, насколько сильно изменилась за последние полгода. Благодаря тренировкам и занятиям на свежем воздухе кожа стала немного смуглее и теперь не бросалась в глаза россыпь веснушек. Черты лица приобрели изящность и линии скул и подбородка были теперь плавными, а не пухлыми. Мне определённо нравилось новое отражение. Возможно, настолько, что я привыкну к зеркалам.
   - Дин, ты просто чудо! Спасибо!
   Я обернулась, чтобы заключить оборотня в крепких объятиях.
   - Нет, Влада, чудо это ты. - ответил он смеясь. - Посмотри.
   Он мягко убрал мои руки. Взял зеркало со стола и повернул обратной стороной, загибая подставку так, чтобы можно было вешать его на стену. Но моё внимание привлекли руны, начертанные там.
   - Это не просто зеркало, а оберег. Можем повесить его, куда тебе больше нравится.
   - Пусть так стоит. Тоже неплохо.
   - Хорошо. - согласился парень.
   Быть может, он хотел сказать что-то ещё. Не успел. Помешало возникшее в комнате серебряное сияние и появившийся из него Тир.
   - Нагулялись? - с усмешкой поинтересовался он. - Теперь моя очередь.
   Дин отступил, позволяя одному наглому ушастику сграбастать меня и утащить порталом в свой дом. Даже попрощаться не успели.
   - Что за манеры, мастер старший хранитель?! - притворно возмутилась я.
   - Госпожа младший хранитель, у вас несколько минут на то, чтобы переодеться. - в тон мне ответил Тиравьель.
   Огляделась. Я в гостевой спальне. Той самой, где пришла в себя, после нападения сумеречного волка. На постели платье. Удивлённо взметнув брови, смотрю на коллегу. Что это он ещё удумал?
   - Переодевайся. Не буду мешать. - тихо сказал он и поцеловав в висок вышел, уже к счастью не видя моего смущения.
   Платье было шикарно. Тир будто знал на сто процентов, что мне понравится...
   Правда, я никогда не злоупотребляла зелёным цветом в одежде, но это мелочи. Неизвестная тёмно-зелёная ткань, напоминающая мятый шёлк, была приятной на ощупь. Я быстро сняла одежду и переоделась в платье, пока не вернулся эльф. Тут же обнаружились чулки под него и туфельки. Всё-то он предусмотрел. Даже зеркало поставил. Хотя точно помню, раньше его здесь не было.
   Переодевшись, я посмотрела на отражение, удивлённо отмечая, насколько идеально сидит на мне платье. Впрочем, не удивительно. Верхняя часть была выполнена в чёрном цвете и фиксировалась по фигуре благодаря изящной золотистой шнуровке. Остальная ткань была тёмно-зелёного цвета с чёрной вышивкой по краям. Рукава начинались только с середины предплечья, открывая плечи и свободно спускаясь до середины кисти. Юбка спускалась практически до пят и если бы не изящные зелёные туфельки на золочёном каблучке, волочиться бы ей по полу.
   Тиравьель зашёл без стука, словно зная, что я уже переоделась. Сам он, кстати, тоже успел переодеться и, сейчас красовался в тёмно-зелёном камзоле под цвет моему платью.
   - Замечательно выглядишь. Позволь лишь один штрих...
   Эль развязал ремешок на моей косе, который тут же полетел на столик и принялся расплетать косу. Я дёрнулась, чтобы схватить подарок Гекатоса и завязать на запястье.
   - Ты никогда с ним не расстаёшься. - заметил эльф, берясь за массивный гребень. - Чей-то подарок?
   - Родственник подарил на прощание. - ответила я, не испытывая ни малейших признаков мук совести. Ну я же не виновата, что он родственником представился. А так выходит - не солгала даже.
   - Ты никогда не говоришь о родных...
   - Я сирота. - отрезала я, немного жёстче, чем мне бы хотелось.
   Что в принципе тоже правда. Я своими глазами видела документ об удочерении.
   - Извини, что затронул эту тему. Кстати, ты не совсем сирота. Ты дочь клана Серебряного Ворона. С недавних пор.
   Я обернулась и увидела в глазах эльфа лукавый огонёк. Как можно было забыть.
   - Идём, проверим, чему вас учили на танцах. - произнёс он, в следующий миг перенося меня... в зал, где в обычное время проводились танцы или различные праздники. Аналог актового зала, проще говоря.
   Но больше всего меня удивило то, что тут было полно народа. Звучала музыка, адепты танцевали и общались, образовавшись в группки или пары. Были здесь и ведьмочки и другие сокурсники, оставшиеся здесь на время зимних каникул.
   - Что здесь происходит? - спросила я, сильно впечатлённая увиденным.
   - Ну, ты даёшь, Влада! Неужели не знала, как развлекаются адепты зимними вечерами?
   Эльфа моё неведение и искреннее удивление развеселило. Я и в самом деле не знала, и виноват был, между прочим, он. Если бы не работа хранителя, быть может, я чаще общалась бы с сокурсниками.
   Цель нашего сюда прибытия была одна - потанцевать и не подвергнуть мою жизнь риску. Отвести меня в любое другое место Тиравьелю, как он сам признался, мешало только гипотетическое появление сумеречных волков. Здесь же наше присутствие сразу привлекло внимание окружающих. Особенно, когда этот бесподобный эльф закружил меня в вальсе, крепко сжимая в своих объятиях.
   - Расслабься. - посоветовал он. - Ты так напряжена.
   Его пальцы незаметно для прочих пробежали по позвоночнику. Только если бы это способствовало расслаблению. А то ведь смутил больше.
   Смотрю в эти искрящиеся весельем глаза и отчаянно думаю о том насколько близка к тому, чтобы преодолеть хрупкую грань просто дружеской симпатии. Никто прежде не вёл со мной себя так, как Тиравьель. В школе из-за своей внешности и неуклюжести я всегда была объектом насмешек, после чего начала сторониться людей. Да и после окончания школы ситуация особо не поменялась. А сейчас он такой уверенный, красивый, сильный со мной танцует. И мне не просто непривычно, а страшно... Страшно, что если он будет нравится мне больше, чем друг произойдёт неприятность, которая всё разрушит.
   - Тир, зачем это всё? - тихо спросила я, имея ввиду платье и наше появление здесь.
   - У тебя сегодня день рождения. Я решил - ты не должна скучать и думать, будто о тебе все забыли.
   - Они не забыли, а уехали на каникулы. - посчитала нужным поправить я его.
   - Пусть так. - легко согласился эльф. - Но мы то тут. Дин уже сделал свой подарок, теперь моя очередь.
   Даже не возразить.
   Тиравьель хорошо танцевал, а иначе как объяснить, что мы ни разу не сбились. Вёл определённо он, и мне нравилось это ощущение полёта и его сильных рук на своей талии.
   Но вскоре танцевальная музыка стихла и адепты расселись на импровизированной сцене, чтобы слушать песни. Заприметив инструмент, сильно похожий на гитару я на миг застыла. Так хотелось коснуться струн и попробовать напеть песни из моей прежней жизни... Но я вынуждена отказать себе даже в такой малости. Кто знает, на каком языке будут они звучать.
   Некоторое время мы стояли у сцены, слушая баллады и шутливые незатейливые песенки адептов. Я позволила себе опереться спиной на грудь Тира, а он обвил руками мою талию. Удобно и тепло. И плевать, что подумают. Всё равно шепчутся по углам, что мы пара.
   Уходить не хотелось. Волшебство вечера и ощущение того, что всё это подстроено в мою честь, не отпускало. И это несмотря на уверенность в том, что я знала - Тир не лгал.
   В этот раз не было никаких телепортов. Он проводил меня прямиков до дверей моей комнаты. Вещи завтра вернёт, сказал. Я не против. Могу и сама забрать. Всё равно опять работать вместе.
   - Чуть не забыл. - сказал Тир, беря меня за руку и что-то быстро защёлкивая на запястье. - Это тебе, подарок с днём рождения.
   Поднимаю руку, чтобы убрать край рукава платья и вижу настоящее чудо. Тонкий и гибкий браслет. Серебряный. Звенья стилизованы под листья, переплетающиеся между собой так тесно, что с трудом видна застёжка.
   Тир снова касается моей руки и браслета. Листочки посередине отодвигаются. Это не просто браслет, а часы. Красные тоненькие стрелки на тёмно-красном циферблате. Белые цифры и деления между ними. Причудливо и красиво.
   - Спасибо, Тир. - с восхищением шепчу я, поднимая взгляд на него.
   Обвиваю руками его шею, чтобы подарить быстрый поцелуй в щёку. Вот только эльф коварен и ловит мой поцелуй губами, заставляя меня вспыхнуть от смущения. Не слишком целомудренно получилось. От осознания этого, испугано отстраняюсь и отпускаю руки. В глазах длинноухого пляшут смешинки, а уголки губ подрагивают.
   - Спокойной ночи, Влада. - говорит он, отступая и растворяясь в серебряном свечении. Я даже ответить не успела.
   В свою комнату не помню, как попала. Просто дверь оказалась уже открытой, и я не придала этому значения. Наверно Егорыч открыл или Тир шутить изволил.
   Сердце продолжало биться от волнения и мне срочно требовалось утихомирить несчастное, чтобы уснуть. Завтра ещё не занятия, но мне потребуется свежая голова, чтобы приступить к работе.
   Вытащив из шкафа тёплый халат, я стала переодеваться, осторожно снимая тончайшей работы чулки и высвобождаясь из плена платья.
   Тёмную вязь на своём предплечье, я заметила не сразу. Только когда халат надевала. Да и то благодаря зеркалу. Подарку Дина.
   Не веря своим глазам, я извернулась и присмотрелась. Вязь образовывала ровно три значения...
   Свет во тьме. Милосердие. Начало пути.
   Ровно половина начертанного на камне в храме смерти.
   Чёрная змейка, ужалившая руку. Но что это - особый знак или благословение Халлэ?
   Как мало я знаю об этом мире. Единственный, кому можно это показать - Дин. Он должен объяснить. Ведь кто ещё находится ближе к смерти, если не некромант? И только ему я могу довериться. Быть может, произошедшее в храме и появление символов на моей коже не выходит за рамки обыденности. А что если нет?
   Я вздохнула. Пока не поговорю с Дином, не успокоюсь. А ещё любопытно, куда вторая змейка делась. Кроме нас в храме никого не было. Не к Дину ли?.. Ох, надеюсь, завтра выясню.
   Собрав волосы обратно в косу, я аккуратно повесила платье в шкаф и выключив свет, улеглась в постель.
   В голову лезут навязчивые мысли о походе в храм и Тиравьеле. Настолько настойчиво, что пришлось погружаться в сон через медитацию. Наверно зря...
   Никогда прежде не совершала астральных путешествий и не выходила из своего тела. Пребывая ещё на Земле, я много раз пыталась и перечитала на эту тему множество различной литературы, посещала семинары. Только то, что легко получалось у прочих, у меня не получалось вообще никак. Хоть об стену головой...
   Врут всё, думала я, перед тем как окончательно забросить свои попытки.
   Оказавшись рядом со своим спящим телом, я даже не сразу обратила на него внимание. Больше привлекло странное ощущение двойственности мира. Изображение окружающей обстановки будто накладывалось одно на другое. Так бывает, когда взгляд застилают слёзы... Но ощущения были реальными.
   Осознав наконец, что я стою, вместо того чтобы спать, оглянулась. На кровати была я. Безмятежное лицо, губы слегка приоткрыты, подрагивают веки. Жутковато даже.
   Я прошлась по комнате и дотронулась занавесок. В одной реальности они остались неподвижны, в другой зашевелились от прикосновения. Любопытно.
   Обратила внимание на руку. Странно, но кожа выглядела так, как будто я недавно вернулась с юга или как минимум из солярия. Загорелая, с красивым золотистым оттенком. Крайне заинтригованная, принимаюсь изучать себя дальше и понимаю, что одежда на мне тоже какая-то другая, да и причёска. Странно-странно. Выверты подсознания?
   Чтобы рассмотреть себя лучше, подхожу к зеркалу. Видно слабо, но всё же даёт общее представление о внешнем виде.
   Одежда на мне более, чем необычна. И напоминает боевую амуницию. Верхняя часть состоит из плотно прилегающего к коже чёрного жилета из жёсткого, но гибкого материала. Он закрывает тело по шею, только на плечах чуть свободнее. Сами предплечья закрывают более жесткие щитки, поверх чёрной ткани плотно обхватывают руки наручи. На ногах брюки из той же ткани и кожаные поножи. Также имеются сапоги на устойчивом каблуке и широкий пояс, к которому крепятся ножны с большим кинжалом. Мой атамэ рядом с ним показался бы пилочкой для ногтей. Волосы такие же длинные, но аккуратно собраны в косицы, каждая из которых зафиксирована маленьким ремешком с чёрной бусиной, как та, что дал мне Гекатос.
   Да, собственное воображение услужливо показывало меня той, какой бы я не была и могла только мечтать быть. Красивой, независимой, уверенной в себе и т.д. и т.п... Из той оперы когда "круче только яйца".
   Только я не такая, а с точностью до наоборот. Мне повезло в том, что мне помогли. Повезло, что нашлись друзья. Что ждёт потом? Надеюсь, повезёт с работой. Быть может, к тому времени, когда я закончу учиться, клан Серебряного Ворона действительно предложит мне хороший контракт. А быть может, я воспылаю настоящими чувствами к Тиравьелю. Кто знает... Но я и работе простой ведьмы буду рада. Мне нравится помогать простым людям, как и то, что тут в отличие от Земли магия бьёт ключом и даже слабенькие заговоры оказываются достаточно эффективны.
   Я улыбнулась собственному отражению.
   - Чего лыбишься, моё печальное подобие? - вдруг грубо поинтересовалось у меня отражение.
   Отпрыгнула даже от неожиданности и отвернулась, боясь посмотреть.
   - Трусиха к тому же. - послышалось вдогонку.
   Страшно было находиться в полумраке комнаты со своим ожившим отражением. Это было моим кошмаром воплоти. Но то, что покидать зеркало оно не собиралось, в конце концов, меня воодушевило.
   - Глупая-глупая, ведьмочка. - продолжало вещать отражение. - Пусть не сейчас, но я всё равно выберусь.
   - Кто ты такая?
   Моей храбрости хватило даже на то, чтобы скрыть дрожь в голосе.
   - Та, кто однажды займёт твоё место. - послушался наглый ответ и хрипловатый смех. - Однажды ты допустишь всего одну ошибку, но её вполне хватит для того, чтобы я заняла твоё место.
   Меня словно волной холода обожгло. Неужели это правда? То, чего я боялась столькие годы существует на самом деле. Демон из зазеркалья. Зря, очень зря Дин подарил мне это зеркало!
   Я сжалась в углу, упираясь спиной в стену и спрятав лицо, закрыла уши руками, чтобы не слышать страшных обещаний...
   И некому сказать. Мне никто не поверит, как не верили никогда.
   Нужно хотя бы проснуться. Встать и спрятать зеркальную поверхность обратно под ткань!
   Мне стоило каких-то поистине героических усилий, чтобы нырнуть в постель, на своё место, сливаясь со своим физическим телом.
   Утром я проснулась с дикой головной болью. Чудно было бы всё забыть и не помнить с наступлением нового дня. Но как назло, я помнила об ожившем кошмаре даже детально...
   Моментально соскочив на ноги, я схватила зеркало и, укрыв золотистой тканью, спрятала в стол. Дин обидится, если узнает, но я не могу иначе. Скажу, что убиралась или придумаю что-нибудь...
   Только вчера жизнь казалось, что начала налаживаться...
   Наверное, я клиническая неудачница и существо из зеркала по-своему было право, когда подбирало ко мне нелицеприятные эпитеты. Только оно, кем бы ни было, не имеет права занимать моё место.
  

Часть 2.

Глава 9. Чернокосье.

   Второе полугодие пролетело быстро. Может быть, виной тому были весенние заботы, связанные с эпидемией простудных заболеваний. Городской лазарет был переполнен и самые отчаянные горожане приходили лечиться к нам, добровольно отдаваясь в руки адептов. А может быть, повлияло возвращение друзей и подготовка к экзаменам. Первый курс валили не особенно сильно, но чтобы сдать всё на отлично, мне потребовалось даже на некоторое время прервать работу в хранилище.
   Но экзамены были успешно сданы, и адептов ждала практика.
   Тиравьель сообщил, что ведьм продолжали убивать, а значит, директору придётся серьёзно пораскинуть мозгами, прежде чем нас распределить. Это было непросто. Ведь сумеречные волки не могли находиться только на особых местах. К ним относилась в первую очередь Академия, потом следовали некоторые храмы и особые места Силы. Последних оставалось не так уж и много ибо на них храмы и строили. А ведь ещё и добраться до них как-то надо. Оставлять нас без практики - вообще не вариант. В общем, архимаг чуть голову не сломал на пару с матушкой Исмин, прежде чем нашёл такие места, где до нас не доберутся.
   Тир не хотел меня отпускать и просил директора оставить меня на лето при лазарете, но руководство было непреклонно.
   Так я и очутилась в Чернокосье.
   Село находилось далеко к северу, близ той самой Вальтарры. На карте или с вышины птичьего полёта от быстрой реки расходились речушки поменьше, пролегая по полям и даже в лесах. От этого и назывались эти места Чернокосьем.
   Хотя была и легенда о жене Халлэ, богини жизни и плодородия Раденике. Будто когда-то давно места эти были засушливыми и неплодородными. Но услышала богиня мольбы людей и вырвала несколько волосков с чёрных своих кос. Упав на землю, они обратились в быстрые речки, которые тут же соединились с Вальтаррой, питаясь от них.
   Наивная немного легенда, но именно в храме Раденики мне предстояло скрываться с наступлением вечера. Директор даже лично перед тем как меня отправить, договорился с жрицей. Благо жрицы богини жизни ничего не имели против ведьм и меня с радостью приняли. Хотя самое великое счастье заключалось как раз в другом. Храм Раденики не был таким жутким местом, как храм Халлэ. Впрочем, по порядку.
   - Ну что, адептка, вещи собрала? - поинтересовался Кьесси перед моей отправкой.
   Я стояла с двумя сумками в холле Академии и нервно покусывала нижнюю губу. Всё гадала, ждать Тира пока он придёт попрощаться или не стоит. Наверное, эльф крепко обиделся. Ведь я могла настоять на том, чтобы оставили меня при лазарете, но не стала. Мне хотелось повидать и другие места. В итоге при лазарете остались Мирра и Ярина. Я же готовилась отправиться в место от самого названия которого мурашки по спине бежали. Чернокосье.
   - Собрала. - хмуро ответила я, крепче сжимая в руке метёлку.
   Да и потом Тиравьелю наверное было от чего обидеться. В последнее время я его старательно избегала, прикрываясь то учёбой, то подготовкой к экзаменам. Да ещё и друзья мои старательно прикрывали. В общем, для обиды как раз самая благодатная почва.
   Сильная рука директора ухватила меня под локоть, заставляя очнуться от своих размышлений, и увлекла меня в серебристое сияние портативного телепорта.
   - Ну, вот тут тебе и предстоит практиковаться. - сообщил директор, пока я рассматривала добротные дома селения. - Ведьма зимой умерла. Новую не назначили. Жрица Велена не ведьма, но в травничестве понимает и целительские навыки есть. В ваших интересах, адептка Светлая, найти с ней общий язык. Как-никак под одной крышей жить.
   Я кивнула. Понятливая. Поблагодарила за напутственные слова, попрощалась и зашагала в сторону храма.
   Чернокосье находилось на возвышенности у предгорий Каменой Плети, гряды и в самом деле напоминающей по форме своей гигантскую каменную плеть. Готова была поспорить на что угодно, что с этим названием тоже связана некая легенда. Да только мне это пока что было неведомо. В последнее время мне хватало занятий и для дополнительных чтений не оставалось и минутки.
   Кромку той самой Каменой Плети было издали видать. А между ней и селом тянулись густые леса, будто окутанные синей дымкой. И небо тёмно-синее с хмарью так низко, что кажется, стоит добраться на холм повыше, руку протянуть и заденешь. Живописные места, красивые.
   Храм Раденики издали виден. Высокое деревянное строение с башенкой и шпилем, на котором вьются на ветру белые ленточки. Очередной незнакомый обычай. Но тем и интересней.
   Встреченные по пути сельские жители смотрели на меня насторожено, но без неприязни. Каждому отвечала приветствием на приветствие, но шагу не сбавляла. Скоро вечер, а мне ещё обустроиться нужно.
   Как водится испокон веков во многих мирах и религиях, двери храма всегда открыты для нужд страждущих, будь-то храм бога смерти или богини жизни. Прошла через открытую настежь калитку и направилась по дорожке из гравия ко входу в храм, по дороге обратив внимание на пышный палисадник. Взойдя по широким каменным ступеням, я лишь перехватила удобнее вторую сумку и толкнула потемневшую от времени дверь.
   Главная часть храма проста. Короткий коридор заканчивается залой с высоким потолком. В узкие стрельчатые окна проливается свет, окутывая высокую статую женщины и отражаясь в прозрачной воде купели у её ног. Купель и подножие статуи украшено живыми цветами и веточками.
   Осторожно обхожу статую, словно могу её потревожить и вижу в дальнем конце залы темнеющий провал другого коридора.
   На миг даже замялась, не зная, что сделать лучше - позвать жрицу по имени, подождать здесь или отправиться на дальнейшие поиски. Но ситуацию решила сама жрица. Тем, что зашла в храм следом за мной...
   Услышав тихие шаги за спиной, я быстро развернулась и встретилась с внимательными карими глазами красивой женщины средних лет. Тёмные волосы её были распущены по плечам, а одежду составлял только длинный льняной сарафан без рукавов с алыми лентами завязок. На ногах и вовсе ничего. Я смотрела на неё силясь понять, жрица ли это или местная сумасшедшая.
   - Доброго дня. - пожелала я. - Мне нужна жрица Велена.
   - Доброго дня, милостью богини. Я - Велена. - ответила женщина.
   - Меня зовут Владислава. Я к вам в Чернокосье на практику. - я достала бумагу с подписью и печатью директора и показала жрице.
   - Да, Харольд говорил. Ступай за мной, коль намерения твои чисты.
   Спрятав ценный документ обратно в сумку, я последовала за жрицей в тот самый коридор за спиной статуи. Мы поднялись по лестнице и оказались в узком коридорчике, заканчивающимся следующей лестницей. Но подниматься мы не стали, а остановились у узкой деревянной двери.
   - В этой келье ты можешь жить. - сообщила женщина. - Оставляй вещи, покажу остальное.
   Она толкнула дверь, и я зашла в более чем скромное помещение.
   Размеры кельи были примерно метр на два. Тут помещались только узкая кровать, да высокая тумба у маленького и узкого окна, затянутого мутной плёнкой. Потолок и тот низко. Того и гляди клаустрофобию заработаю.
   Оставив сумки, я поспешила за жрицей. Велена открыла другую дверь. За ней оказалась другая лестница, ведущая вниз. Спустившись по ней, мы оказались в светлой комнате, заставленной шкафчиками. Помимо шкафчиков тут имелся большой чистый стол и пара скамеек.
   - Тут я готовлю снадобья и пищу. - пояснила мой провожатая, а затем открыла дверь и мы вышли во двор.
   Задний двор храма поражал своими размерами и количеством ухоженных грядок. По листьям растений я догадалась о том, что здесь жрица сажает не только лекарственные травы, но и держит свой огород. Если на миг забыть, что это другой мир, можно принять всё это за чью-то дачу.
   Удобства здесь, как на самой настоящей даче находились в самом конце огорода. Помимо этого, имелась калитка, откуда вела тропинка к озеру. Там полагалось брать воду для стирки и купания. В качестве питьевой использовалась вода из ручья, бьющего прямо из скалистого пригорка над озером.
   Рассказывая о том, как и чем тут набирать воду, Велена обмолвилась, чем питалась. Оказывается, жрицам Жизни по религиозным соображениям, было запрещено питаться приготовленной пищей, и женщина занималась сыроядением. Наверное, это очень полезно, но, честно говоря, я ни разу не пробовала и пугалась одного только названия.
   Осознав всё красоту этой полудикой жизни, я пожалела о том, что так упиралась рогами и не осталась при лазарете. Всё ж цивилизация, а не это...
   Если учесть ещё и то, что жить тут не один месяц...
   Называется, испытай, Влада, на собственной шкуре, прелести жизни сельской ведьмы.
   На огороде "экскурсия" была не закончена и жрица повела меня за парадную калитку храма. Не задавая лишних вопросов, я двинулась за ней. Всё было ново, всё интересно.
   До чего же я удивилась, когда мы прошли по сельской улочке к самой окраине и оказались прямо у покосившейся избушки.
   - Тут ведьма Милрания жила, но теперь этот дом пустует. Думаю, здесь тебе будет удобнее днём, чем в келье при храме.
   Представив как ко мне в келью стучаться просители, я вынуждена была согласиться. Встану завтра пораньше и наведу порядок.
  
   Утро началось с того, что я озябла.
   С трудом заставив себя разлепить глаза, я огляделась и вспомнила о том, что нахожусь не в своей любимой комнате Академии, а в скромной келье храма Жизни.
   После ночёвки на жёсткой кровати тело ужасно болело, но размявшись, я отправилась вниз. Требовалось окончательно проснуться и приниматься за дела.
   На улице было прохладно и изо рта вырывались облачка пара. Вода вообще оказалась ледяной. После такого экстремального умывания и прогулки, кухонька в храме показалась вполне тёплым помещением.
   Боги, как эта несчастная женщина тут зимует только...
   Велена встретила меня сдержанной улыбкой и предложила присоединиться к ней за завтраком. К завтраку полагались проросшие зёрна с мёдом. Не совсем то, к чему я привыкла, но лучше чем ничего.
   Но обедать я точно пойду в ближайший трактир, если он тут имеется. По моим соображениям, должен быть. Село крупное и в непосредственной близости от торгового тракта находится.
   Позавтракала, поблагодарила хозяйку и отправилась собираться в избушку к ведьме. Оделась в то, что не жалко. В сумку с ведьминскими инструментами кинула тетрадь с заклинаниями и дневник, который должна была заполнять каждый день. На основе этих записей мне потом отчёт о пройденной практике составлять и таблицу делать. Прихватила и метёлку.
   В избушке ведьмы пыльно, но зато вся мебель целая и добротная. Не слишком много работы в принципе. Прежняя хозяйка следила за порядком. Да и уважали её видимо. Ничего из вещей не тронуто. Нашлись инструменты, вёдра и тряпки. Во дворе и колодец имелся. Красота. Если бы не сумеречные волки, тут бы и поселилась на лето. Конечно, далеко не факт, что меня здесь найдут, но рисковать не хотелось. Слишком живы в памяти были воспоминания о том ночном нападении.
   Закончится ли это хоть когда-нибудь?.. Тяжело ведь всю жизнь бояться сумерек. Бояться ступить за пределы безопасной зоны с наступлением вечера.
   Но единственные, кому удавалось бороться с сумеречными волками это члены загадочного ордена Теней. Тиру было что-то известно о них, но он не говорил и старался всегда перевести разговор в другое русло. Орден являлся некой элитной государственной службой по борьбе с различными демонами и зловредными магами, вот и всё, что мне известно.
   Жизнь в Чернокосье шла своим чередом. Местные привыкли обходиться без ведьмы и чаще обращались к жрице Жизни. Да и недоверчиво ко мне относились. Особенно поначалу. Замечают меня, здороваются, да всё мимо проходят.
   Чтобы не терять время даром, расчистила огород, да баньку помыла. Теперь можно и мыться будет в нормальных условиях. Дрова для бани и печи достать проблемой не было. Полдня потратила, но в итоге набрала сушняка в свой рост и кое-как скрепив эту охапищу, прикатила с помощью воздушных да земляных элементалей. Сама перед ней на метле летела.
   Со стороны смотрелось жутковато, но зато все желающие увидели, наконец, что в село прибыла ведьма, а не абы кто. А то смотрю в свой ведьмиский практикантский ежедневник и грустно становиться. По своей профессиональной деятельности ещё ничем не занимаюсь, всё с селом знакомлюсь и порядки навожу. По вечерам со свечкой в келье заговоры повторяю.
   Со жрицей не сложилось особо тёплых отношений. Но это как раз и не удивительно. Мы виделись только по утрам и иногда вечером. Обедала я в придорожном трактире нормальной горячей пищей. Там же покупала и еды, чтобы перекусить вечером. Чай приспособилась заваривать в ведьминской избушке.
   Постепенно к моему существованию привыкли и потянулись. Сначала была целая делегация селян, которая попросила прогнать вредителей с полей. Жрица Велена как-никак таким не занимается, а больше некому. Потом последовали отдельные, но аналогичные просьбы от владельцев огородов и палисадников. Признаться, я себя уже какой-то огородной феей начала чувствовать, если бы не девицы с их вечными просьбами приворожить-отворожить.
   Я привороты ещё с Земли недолюбливала, а тут, где всякий заговор в десятки, раз эффективнее действует и подавно.
   Нет, помочь девушке на неё саму чары навести, чтобы милее казалась или же сердце остудить от неразделённой любви, никогда не откажу. Но насильно привораживать никого не буду.
   Как часто девицы ошибаются по молодости, привораживая молодого да красивого. А потом волком воют, когда этот красивый, звереть начинает и рваться. Ведь разум, что цепями колдовством опутан, а душу не сдержать. Вот и выливается всё в побои да смерти. Бывают и другие случаи, когда в ход идут совершенно иные и более тонкие тактики. Но и их я считаю грязными.
   Эти и другие доводы я пыталась уже битый час донести до сознания юной девицы Аллитки. Она слёзно умоляла сделать приворот. На колени даже становилась. Жертвой безумной любви Аллитки должен был пасть сын кузнеца Тимен. И упрашивала девица. Мол нет в её сердце места больше никому, кроме Тимена.
   Смотрела я на неё и удивлялась. Красивая девушка, ладная, светлая коса, синие очи, отец трактиром владеет. Сдался ей этот сын кузнеца...
   - Мы с ним с детства дружим. - канючила Аллитка. - Но он на меня и смотреть, как на девушку не хочет. Говорит, друзья мы с ним.
   - Дружбу тоже нужно ценить, Аллитка. - сказала я ей и поставила бокал с заверенными травами - ромашкой и мелиссой, чтобы нервы чуток успокоила. - Пей, давай.
   Ну не смотрит он на неё как на девушку и даже чары не помогают. А когда так случается, значит, любит он уже другую и верен ей. Дорогого это стоит и вмешательство тут преступлению подобно. Говорить об этом Аллитке не хотелось. Не поймёт сейчас.
   - Послушай меня. Если любишь, отступись и пожелай счастья. Разве нет радости больше, чем за того, кого любишь? Может и больно будет, но это пройдёт. Встретишь ещё того, кто тебя полюбит.
   Девушка лишь грустно прятала взгляд и нервно теребила подол платья. Ну что с ней делать?.. Остуду на сердце ее не наведёшь. Нельзя нам без разрешения, а она сама не хочет, лелеет всё надежды. Но изводит себя, смотреть больно.
   Тяжело на душе становилось от взгляда на девушку. Я не телепат и не эмпат, но подсказывало мне сердце, что задумывалась эта девица о недобром.
   - Пойдём со мной за травами? - предложила я. - Там и подумаем ещё, что сделать можно.
   Девушка с надеждой на меня взглянула и кивнула.
   Дорога наша пролегала к лесу у озера. Пока шли, рассказывала Аллитке о своих друзьях из Академии. В своё время мне хватило ума не влюбиться в обаятельного некроманта, чему сейчас была очень рада. Вместе с Хель они составляли очаровательную пару, уравновешивая, и дополняя друг друга. Буду счастлива, если их отношения перерастут в нечто большее. Уж очень хочется посмотреть на подругу в свадебном платье.
   Рассказала Аллитке и о своём прекрасном друге Тиравьеле. Он самый-самый... но я не хотела, чтобы он поступил подло и приворожил меня. Он мог бы. Только не сделает. Потому что такая любовь не будет любовью, а то что есть у него, погибнет, убитое ложью и предательством.
   Поняла ли меня эта бедная девушка с истерзанным сердцем? Не знаю. Но очень надеюсь, что постаралась прислушаться.
   Всадники нагнали нас на обратном пути, когда мы шли в низине, откуда деревню видно почти не было.
   Их было двое. Оба на вороных конях. Молодые и яркие.
   Впереди ехала красноволосая девушка. Необычного цвета шевелюра собрана в высокий хвост и развевается по ветру, словно воинский плюмаж. На солнце эти волосы почти рубиновые. Кожа девушки бронзовая и разрез надменных чёрных глаз выдаёт южанку. Брови тонкие вразлёт, носик маленький и алые от косметики губы.
   Смотрю на неё и понять не могу, аристократка или хочет таковой казаться. Впрочем, одета девушка не броско, только ткань, из которой сшит её костюм для верховой езды из дорогой ткани. Особенно бросается в глаза амазонка с золотистыми вставками и сапоги из шкуры золотистого варана.
   Чувствую себя последней оборванкой, а Аллитка и вовсе рот открыла стоит.
   Спутник красноволосой девицы выглядит поскромнее. Почти точно также, как и в первую нашу встречу. Никогда не обладала точной фотографической памятью, но блондина, ударившего меня дверью, когда шла поступать в Академию, я не узнать не могла. Просто тогда я не особо успела рассмотреть его.
   Вот он меня узнал вряд ли. Лишь мазнул по мне хмурым карим взглядом и проехал мимо, позволив нам с Аллиткой поинтересоваться своим мужественным гордым профилем. Сейчас его аура, как и у его спутницы, была надёжно скрыта экранирующим амулетом.
   Уже проехав, красноволосая девица вдруг обернулась и поинтересовалась, обращаясь к моей спутнице:
   - Трактир в этом захолустье приличный есть?
   - Да. - Аллитка даже вперёд подалась, выражая готовность не только рассказать, но и показать. - Чёрный гусь, самый лучший трактир в округе! Могу проводить...
   И единственный...
   Я едва сдержала улыбку.
   Девица величественно кивнула и Аллитка, всучив мне в руки, веник из трав, который несла, побежала вперёд, показывать дорогу. Девчонка и девчонка, а всё любовь подавай.
   Молча пошла следом за ними, вполуха слушая, что щебечет дочка трактирщика, да сверля пристальным взглядом затылок блондина. Что ему только тут надо и кто же они такие? Судя по ауре, которую я успела увидеть ещё в первую нашу встречу, этот молодой мужчина - маг. Возможно, выпускник, чем и объясняется место нашей встречи.
   Девица на мага не слишком похожа, но и оружия я при ней не увидела.
   Госпожа и телохранитель? Вполне может быть.
   Хотя желудок уже давно заунывно напоминал о голоде, в трактир я не спешила. Зашла в ведьминскую избушку, развешать на сушку травы и умыться. Жарко было сегодня. Пыльно. Вот вернусь после обеда, баньку затоплю и чайник поставлю. Чует моё сердце - вечером заявится кто-нибудь. Да та же Аллитка. Не угомонится же дурочка, пока её Тимен не женится.
   Стряхнув с тёмно синей блузки и такого же цвета длинной юбки травяную пыль, умылась ледяной водой прямо у колодца и, прихватив рабочую сумку, уверенным шагом направилась в трактир.
   Поприветствовала трактирщика Жеана, отца моей новоявленной головной боли Аллитки и села на привычное место неподалёку от входа. Меня уже давно не спрашивали, что принести. На обед я всегда брала суп и второе. Готовили здесь хорошо и, будучи неприхотливой в еде, я доверялась хозяевам.
   Подавала обед Аллитка. Поставила передо мной чашки и сама присела за стол напротив меня.
   - Ах, Влада, видала какие господа к нам из столицы прибыли?
   Вопрос был риторический, а потому я смолчала и кивнула только из вежливости. Но если она об этих двух, то они со стороны гор приехали, а столица ровно в противоположной стороне находится. Кривыми дорожками добирались до Чернокосья господа.
   - Завтра к старосте пойдут, помощь предлагать. - Глаза девушки блестели восхищением.
   - Какую? - не выдержала я, на мгновение отрываясь от обеда.
   - Будут леса от нечисти очищать. - доверительным шёпотом сообщила девушка. - Правда, здорово?
   Эта новость привела к тому, что я позорно куском хлеба подавилась. Аллитка даже похлопала заботливо по спине.
   Какая к лешему нечисть?!
   Насколько я знала, на севере давно спокойно. Да и не буйствует нечисть особо. Каждое лето отряды адептов Академии выходят на практику, в которую также входит поиск и истребление. Таким образом, и решается проблема сокращение популяции зловредной нечисти. И при этом не всем практикантам хватает. Вот как я дурью маются. Мирное время. Вольные охотники за нечистью становятся пережитками прошлого. И эти пережитки ещё собираются моим коллегам практику портить?!
   Осознание этого факта меня не на шутку обидело.
   - Аллитка, эти двое здесь бесполезны, разве не знаешь?
   - Но скот у наших пропадал и заезжий торговец на прошлой неделе рассказывал о том, как мимо проклятого болота ехал. Говорит, на упырей набрёл. Еле ноги унёс!
   Я грустно вздохнула. Мне, конечно, самой только семнадцать, всё понимаю... но нельзя быть настолько наивной!
   Не успела дочка трактирщика ещё довод найти, чтобы убедить меня в полезности "господ из столицы", как они самые спустились зал со второго этажа.
   - Ах, какая всё-таки пара красивая... - восхищённо прошептала девушка и унеслась, прислуживать господам.
   Доедая, остывающий обед, я украдкой взглянула на них.
   Красивая пара? Ну, я бы их вообще парой не назвала. Совсем искры не чувствую, как между двумя любящими друг друга людьми бывает... но обручальные кольца, замеченные мною только сейчас, недвусмысленно намекали на законность их отношений.
   Семейный бизнес, значит. Ну или семейный аферизм.
   С радостью напакостила бы обоим, но подставлять доброго трактирщика не стану.
   Расплатившись, я поспешила покинуть трактир. Но на мгновение спиной ощутила на себе чей-то тяжёлый пристальный взгляд.
   Не в моих правилах такое игнорировать и я обернулась. На меня в упор смотрела красноволосая девица и я могла поклясться, что взгляд этот нечеловеческий. Отвернулась и вышла. Возможно в селе оборотень, а эта братия добрым нравом не отличается. Дин не в счёт. Да и вообще ящерам проще контролировать себя, чем млекопитающим.
   Вот чувствовало моё сердце, что вместе с нежданными гостями нужно ждать беду. Так оно и случилось. Ровно через сутки, после их прибытия...
   Время приближалось к той опасной поре, когда за порог храма одной ведьме высовываться не полагалось. Ну я и готовилась ко сну. Уже раздеваться собиралась, как в дверь кельи забарабанили.
   Громкий стук в дверь заставил меня насторожиться. Не похоже это было на жрицу Велену. Хотя и не стучится она обычно, а так заходит. Её храм всё-таки.
   Открыв я действительно совсем не Велену увидела на переднем плане. Сразу за дверью обнаружился трактирщик Жеан. Велена стояла позади него. Впервые за всё время, я видела её такой недовольной. И к счастью недовольство не на меня было обращено, похоже, на незваного гостя, так бесцеремонно вторгшегося в её храм.
   - Аллитка где? - спросил Жеан и такими сумасшедшими глазами посмотрел, что впору попятится.
   - Не знаю. - ответила я. Сегодня, как ни странно девушка ко мне не заходила.
   - Она к тебе собиралась. Что ты ей сказала?
   Судя по безумному виду мужчины, он не допускал и мысли, что мы с его дочерью сегодня не пересекались.
   - Послушайте, уважаемый. Вашей дочери у меня сегодня не было. Зачем она ко мне хотела придти и что, по-вашему, я должна была ей сказать, не знаю. - стараясь быть как можно спокойнее, проговорила я.
   Но мужчину словно подменили, и он бросился на меня. Не знаю зачем. Может ударить хотел, а может душу вытрясти. Но практические занятия по боевой магии даром не прошли и я уже рефлекторно успела обратиться к воздушным элементалям. Трактирщик спружинив о внезапно сгустившийся передо мной воздух, шлёпнулся на свой широкий зад. Заговор на нервных и припадочных тоже не зря учен был. Помогло. Обезумевший от волнения отец Аллитки пришёл в себя.
   - А теперь, когда вы немного успокоились, расскажите по порядку, что случилось...
   И Жеан рассказал. Оказывается, очарованная гостями Аллитка о многом беседовала с красноволосой госпожой. Та рассказала о том, что якобы в лесах Чернокосья растёт чудесный цветок, исполняющий желания влюблённых. И даже показала девице такой цветок на картинке, зараза такая. Добавила, что растёт тот у болот, но больше ничего не сказала. Отец всё слышал и значения не придал. А уж когда его доченька к молодой ведьме засобиралась и вовсе порадовался. Знал он о том, что не хочу я Тимена привораживать и от всякой дури его чадо отговариваю. Думал, что и в этот раз обойдётся. Только начало темнеть, а Аллитки не было. В деревне все знают, что я с наступлением вечера в храм ухожу и не принимаю. Вот он и переполошился.
   А я, слушая его, рассудила о том, что дочка его ненаглядная хоть и глупа, но сообразила - не одобрит ведьма поиски цветка, и снова будет отговаривать.
   - Владиславушка, найди, пожалуйста, Аллитку. Всё что хочешь отдам, лишь бы она домой вернулась живая и здоровая! - выпалил трактирщик.
   Вид у него был донельзя жалкий, Велена за его спиной выглядела растерянной. Жрица прекрасно знала о том, чем грозит мне выход за пределы храма с наступлением сумерек. А что я?.. Аллитка, конечно, дурёха ещё та... но пока она в опасности, я не могу отсиживаться здесь из боязни каких-то сумеречных тварей, которые может и не появятся даже.
   - Успокойтесь, сейчас же отправляюсь её искать.
   Переодеваться времени не было. Просто достала пояс с ножнами, где покоилось национальное оружие клана Серебряного Ворона, застегнула на талии и схватилась за метёлку. Трактирщика и жрицу как ветром сдуло. Нет, не потому что испугались, а просто поспешили узкий коридорчик освободить. Что там с дочкой трактирщика, неизвестно. Но чем скорее я её найду, тем лучше. Они это прекрасно понимали.
   Никогда не действовала в столь экстренных ситуациях и сама себе удивилась, насколько точно всплывают в памяти нужные слова заговоров.
   Прежде чем лететь обратилась к тем же воздушным элементалям и попросила указать мне путь Аллитки из деревни, если она не тут. Но, к сожалению, след и в самом деле вёл в леса. Не успела выйти засветло или заплутала? О плохом не хочется думать.
   С такой головокружительной скоростью я летала на метле только один раз. В самый первый. Потом нужды гонять так не было (не всякий раз ведь виверны гоняются за метлой). И скажу честно, полёт в лесу на метле - то ещё удовольствие. Лучше от виверны удирать.
   Заприметив блеснувшую во мраке тёмную ленту реки, я поспешила спуститься вниз. След терялся в лесных дебрях, и попросту не могла не воспользоваться помощью духов леса.
   Опустив метёлку на землю, прижала к влажному песку ладони и зашептала призыв о помощи, воскрешая в памяти подробный образ Аллитки. Прошло некоторое время прежде чем бесплотные голоса зашептали:
   Унесли Аллитку быстрые волки. Женой она станет храброму воину...
   - Какой женой? Какому воину? - изумилась я.
   Мы требуем жертву!
   Зарычав от нетерпения, я достала из рукава атамэ и распорола кожу на руке. Кровь щедрыми каплями полилась в песок, вызвав тем самым ещё более громкий крик.
   Хватит! Прекрати! Немедленно!
   Странные духи в Чернокосье. То жертву им подавай, то отказываются...
   Затворила кровь заговором и сдержано попросила:
   - Помогите найти девушку. Покажите, кто её похитил и где они сейчас.
   Духи откликнулись на просьбу неохотно. Как будто обидела я их своей пролитой кровью. Но повторять никому не хотелось и перед моим мысленным взором промелькнуло несколько картинок.
   Вот Аллитка приветливо улыбается высокому статному парню с тёмными волосами и карими с желтизной глазами. Что-то хищное есть в нём, но он также открыто улыбается девушке. Дарит ей цветок, который она так хотела.
   Вот несёт на своей спине Аллитку большой чёрный волк.
   Вот они же в стае бегут и девушка на волке. Доверчиво прижимается и, кажется, совсем не боится.
   И последнее - небольшой посёлок у горной гряды с высоты птичьего полёта виден. Ну, или полёта метлы.
   - Благодарю. - прошептала я, снова усаживаясь на метлу и поднимаясь в воздух.
   Из обрывочных картинок было ясно, что всё-таки нашло мятежное сердце дочки трактирщика новую любовь. Насколько любовь это будет подходящая, пусть решает её отец. У меня от одной мысли о том, как это будет представлено в отчёте, мурашки по коже нехорошие бегали. Всё бы ничего и даже на полёты бы глаза закрыли, но... уже практически ночь, а я так далека от укрытия и бравых воинов ордена Теней тут точно не предвидится. Ну, ничего, зато сейчас я на метле.
   Внезапно где-то внизу раздался протяжный громкий вой.
   С точностью опознать звук из-за встречных потоков ветра было просто нереально. Только молиться оставалось, что это не сумеречный. Кому молиться? Пожалуй, Халлэ. Единственное божество, с кем удалось выйти на контакт. Даже отметина теперь имеется. А у Дина, как выяснилось, нет. Не к нему тогда вторая змейка уползла...
   Если рассуждать логически, где-то был некто, носящий на себе вторую часть надписи.
   Омрачающий свет. Свобода. Завершение пути.
   Кому же выпала сомнительная честь получить это "тату", неизвестно. Следующему прихожанину или же кому-то, кто мог скрываться во тьме?
   От мыслей об этом сердце сжималось в тревожном предчувствии. Что-то должно будет случиться. И это также неизбежно как сменяющие друг друга времена года или суток. Только карты постоянно показывали по этому поводу сущую околесицу и противоречивыми получались предсказания...
   Отвлёкшись на собственные мысли и переживания, я едва не пропустила момент, когда нужно было снижаться. Но привлёк внимание яркий костёр пылающий внизу.
   Судя по очумелым выражением полутора десятка бравых охотников, меня никто не ждал. Зато теперь каждый из них был готов отреагировать на любое моё резкое движение.
   - Привет. - растерянно выдала я. - Девушку не видели? Аллиткой зовут.
   Мужчины переглянулись между собой и с какими-то странными ухмылками посмотрели на того самого товарища, что протягивал в моём видении злополучный "аленький" цветочек.
   - Я - жених Аллитки! - сообщил он, делая грудь колесом и выступая вперёд. - А ты кто такая?
   - Ведьма Чернокосья! Временная, но всё же... Аллитку отец ищет.
   - Завтра состоится свадьба, и она будет принадлежать только мне. - всё так же нагло и с вызовом продолжал вещать мужчина. - Мы любим друг друга.
   - Ой, ли? Ещё вчера она по другому сохла, а сегодня уже тебя любит? Вот пусть подтвердит это в присутствии отца. И вообще, жених, имей совесть и благословения проси прежде чем жениться.
   Но тут заговорил один из старших.
   - Откуда же такая правильная взялась? - поинтересовался он, даже не рассчитывая на ответ. - Подстилка кровососов не имеет права, указывать нам, по каким правилам жениться!
   Сказано это было резко и с желанием обидеть, но я сразу поняла, в чём дело, потому как прекрасно помнила, как злилась дроу, когда увидела кольцо клана Серебряного Ворона. Видимо, она предвидела и подобную ситуацию. И определённо оборотень добился своего. В моей крови закипала ярость. Только что делать против этих дюжих оборотней, я не представляла. Нюх могу отбить заговором, блох или клещей наслать там, лишая, к примеру... только это последнее, что я смогу сделать.
   - Прошу отдать Аллитку, по-хорошему. - повторила я, стараясь, чтобы голос звучал уверенно. - Я адептка Академии и за меня есть, кому постоять.
   - Пугаешь, ведьмочка? - рассмеялся "жених", которому уже реально хотелось что-нибудь нехорошее с его "женилкой" сделать. Впрочем, я ведьма, а не хвост собачий, могу и такую порчу наслать. Может быть, перед смертью, но зато сразу на всю толпу этих хвостатых наглецов.
   Снова раздался вой. Знакомый такой. До жути. Признак того, что сумеречная тварь близко. Вот-вот прорвётся одна из них в этот мир.
   Мужики переглянулись. В глазах полыхнуло жёлтым.
   - Это по мою душу зверь идёт. - с кривой улыбкой пояснила я. - Хотите познакомиться?
   Оборотней это не проняло. Сумеречных волков они видимо ещё не встречали, но зато, все как один считали себя непобедимыми лесными воинами. И даже чуя нечто скверное, они готовились биться. На своей территории.
   Услышав вой совсем близко, они принялись оборачиваться. И выглядело это не так красиво, как у Дина.
   - Лишай на ваши шкуры! - выругалась я, запрыгивая на метлу и истошно крича. - Аллитка!!!
   Девица меня не ждала, но оттого и высунула любопытный нос из одной хижины.
   Не знаю, откуда силы взялись, но едва сумеречный возник перед ошарашенными оборотнями, я уже перехватив покрепче Аллитку, возносилась вместе с ней в ночное небо.
   Так их, знай наших!
   - Тай!!! - как ненормальная орала дочь трактирщика.
   - Успокойся, дура! Упадём ведь! - зарычала на неё я.
   Держать обезумевшую девицу, удирая от сумеречного волка на метле - это совсем не то, о чём мечтала я, отправляясь на практику.
   Аллитка так сильно рвалась к возлюбленному, что все мои старания уходили только на то, чтобы её удержать. О воззвании к элементалям воздуха речи и быть не могло. Метла вихляла в разные стороны, мы ругались и орали в два голоса, но всё же летели по направлению к селу Чернокосье.
   Клянусь, если жених оборотень этой ночью умрёт, я пойду на преступление, но приворожу её к любому, на кого укажет трактирщик Жеан.
   То, что мы не упали на головы оборотням и разъярённой твари, было просто чудом и состоянием аффекта, которое меня охватило. Это не могло длиться долго и, через некоторое время, я вынуждена была снизиться и бросить Аллитку на лесную тропу. Спрыгнула рядом и дёрнула за руку, заставляя подняться.
   - Ты что вытворяешь?! - заорала я. - Меня отец твой чуть по стенке не размазал, когда узнал, что ты ко мне пошла и не вернулась!
   - Ты не понимаешь! Тай... я заблудилась, а он спас меня. Он такой хороший. - быстро заговорила девушка. - Мы с ним поженимся, обязательно поженимся.
   Я с размаху отвесила ей звонкую оплеуху.
   - Пришла в себя и спокойно отправилась со мной к отцу! С ним будешь говорить за кого замуж идти...
   Аллитка ревела белугой...
   - Он не разрешит! Запрёт меня в доме!
   Я глаза закатила. Ну не умею я утешать истеричных девиц, хоть убей. А ментальной магией не настолько хорошо владею, чтобы сделать из этой легкомысленной особы послушную моей воле куклу... А жаль.
   Лес снова наполнился звуками, воем и топотом копыт из-за поворота лесной тропы внезапно возник всадник. Лошадь взвилась на дыбы, но устояла и всадника не скинула. Это был тот самый "господин из столицы", что прибыл вчера в полдень.
   - Спаси её! - закричала я, хватаясь за метлу.
   Как ни странно, но он кивнул и без лишних вопросов, сграбастав девицу, забросил ту на седло.
   В благодарностях рассыпаться некогда. Снова запрыгнув на метлу, взлетаю ввысь, чтобы увидеть несущуюся в мою сторону тварь. Подняв красноглазую морду, тварь протяжно и с явным разочарованием, завыла.
   Сумеречный волк исчез, но я не обольщалась. Необходимо было возвращаться и, как можно скорее. Я нисколько не удивлюсь, если оно сейчас клацнет зубами из подпространства и на этой высоте.
   На двор храма я упала камнем. Трактирщик Жеан всё ещё был здесь, что очень меня порадовало.
   - Где Аллитка?! - первым делом спросил он.
   - В надежных руках. У того хлыща из столицы. Везёт сюда. - отрывисто пояснила я и приняла из рук Велены чашу с холодной ключевой водой, чтобы нахлебаться всласть.
   Напившись и поблагодарив жрицу, я рассказала, где и у кого нашла его дочь.
   - Многие оборотни сами по себе неплохие ребята, но тут уж вам решать. - подытожила я и на всякий случай добавила. - Я за ней второй раз не полечу.
   Трактирщик медленно кивнул, осмысливая информацию, а затем сказал:
   - Прости, Влада, что набросился на тебя с обвинениями. И спасибо за то, что спасла мою дурёху. С оборотнем я подумаю, как быть.
   Когда послышался цокот копыт и на тропе, ведущей из леса, возник всадник с драгоценной для трактирщика ношей, Жеан встрепенулся и побежал встречать.
   Я со стороны наблюдала за разгорающимся между отцом и дочерью скандал и сочувственно покачала головой. Как ни странно, сочувствовала я блондину, который вообще был ни при чём. Сгрузив девушку на руки отцу, он спешно ретировался, попутно бросив раздраженный взгляд в мою сторону. Ну а я чего, я тоже просто случайно в эту историю оказалась втянута.
   Страдальчески вздохнув, я поплелась в келью. Спать. Думать о том, что напишу в дневнике, буду уже завтра. А о том, как переиначат эту историю спустя некоторое время, лучше и вовсе никогда не думать.
  
   ...выкрал смелый юноша у злой ведьмы свою невесту, и побежали они, взявшись за руки полями и лесами. Но не дремлет зло и встрепенулась ведьма в тот же миг, и, оседлав монстра невиданного, бросилась за влюблёнными, вослед крича страшные проклятия. Настигло одно из проклятий юношу, и обратился он в волка огромного. Но истинная любовь, не знает преград и не озверел он, как прочие, а взял на спину невесту свою и помчались они пуще прежнего. Добежал юноша до соратников своих, но и их прокляла ведьма, обратив в волков, после чего натравила чудовище невиданное. Пока сражались храбрые воины, обращенные в волков против чудища, призвала ведьма саму Смерть, чтобы забрала её и унесла в царство мёртвых. И явилась Смерть в облике юноши ликом прекрасного, но бессердечного на коне вороном и утащила девицу под землю. А ведьма, расхохотавшись, взлетела в небеса чёрные, и истаял тут же зверь её, как будто не было его никогда...

Байки Северных Земель

"Сказ о Ведьме Чернокосья"

Народное творчество.

Глава 10. Лиха беда начало.

   Не помню, когда в последний раз пробуждение было столь же ужасным.
   Сначала, ещё до конца не проснувшись, но повернувшись на бок, чтобы потянуться всем своим затёкшим телом, я рухнула прямиком на пол. Ещё и головой пребольно ударилась о тумбочку. Теперь точно шишка будет. Чёртова келья.
   Спать вчера упала, как была, в одежде. Теперь помятая, что закономерно, не только в области физиономии...
   Совершенно позабыв, что вообще-то в храме нахожусь, я тихо бранилась, отыскивая в своих вещах хоть что-нибудь более или менее приличное. Из-за налётов Аллитки я же и постираться не успела. Осталась только чистая рубашка одна штука, да брючки для тренировок, тоже одна штука. Ну и бельё нижнее пара комплектов, но это уже не так важно, как то, что сегодня ведьма Чернокосья будет выглядеть не вполне профессионально. Хотя мне даже на руку это. Затоплю всё-таки баньку, постираю одежду, да вымоюсь сама. Благодать.
   От мыслей о баньке меня отвлекла Велена. Вопреки обычному я сегодня припозднилась, и жрица решила проверить всё ли в порядке, а заодно и поинтересоваться приду ли на завтрак.
   Мой голодный взгляд был куда как красноречивей слов, да и желудок выл не хуже сумеречного волка. Скромный ужин не был рассчитан на ночные приключения, и сейчас я оголодала так, что способна была употребить не только проросшие зёрна пшеницы, но и кору грызть как бобёр.
   И нет существа ужаснее, чем голодная, не отдохнувшая и не выспавшаяся ведьма на взводе. Поэтому, для блага окружающих, хотя бы поесть сперва нужно.
   В ведьминскую избушку я плелась в ужасном расположении духа. Ибо думала о том, что написать в дневнике о вчерашних событиях.
   Если не написать, Велена может проболтаться. Насколько я поняла, с Кьесси жрица в приятельских отношениях. Да и в дневнике у меня сейчас что написано? Разок воспользовалась изначальной магией, чтобы сушняка натащить, ходила поля, да огороды заговаривала, а в остальное время зубрёжкой занималась.
   Стыдно будет показывать такое.
   Зато вчерашний день был богат на разнотипные заговоры, виртуозный полёт на метле и побег от сумеречного волка.
   Только если за удачное использование заговоров, меня похвалят, то за два последних пункта, боюсь, накажут чем-то похуже работы в хранилище. Будет ли Кьесси брать в учёт, что я человеческую жизнь спасала? Это вряд ли. Ведь в итоге, Аллитке ничего, кроме скорой свадьбы не угрожало, а тут я вся такая грозная на метле и с нравственными принципами.
   Короче, помогай или отказывай, но ясно одно. В мире, где существует магия, постоянно будет верна только одна аксиома. Аксиома трёх В! Всегда виновата ведьма.
   И придётся описывать события так, как есть. А я наивная ещё думала, что мне на практике будет легче.
   Пока занималась своими нехитрыми хозяйскими делами, от местных сплетниц узнала, что после вчерашнего мучительно плохо не только мне...
   Болела голова у трактирщика Жеана, который решал вопросы, связанные с грядущей свадьбой дочери...
   Страдали влюблённые ибо "свадьба не раньше, чем через две недели и точка"...
   Зализывали раны оборотни (но это ребятам ещё повезло, что никого не убили, а одна ведьма всё-таки никакой заразы на их шкуры не наслала)...
   Ссорились "господа из столицы". Говорят, что староста всё-таки обломал их с заработком...
   Последнее было отчего-то особенно приятно слышать. Во-первых, я была права и осознание собственной уверенности хотя бы в такой мелочи, успокаивало. Во-вторых, ну просто всегда приятно, когда чья-то афера не удаётся (а аферистов я ещё с Земли люблю с особой шальной нежностью). Ну и третьих, мне не нравится, как на меня смотрит девица с красными волосами. Иногда у меня складывается ощущение, что она сожрать меня хочет.
   Одной жрице Жизни в Чернокосье всё фиолетово. Прямо столп непоколебимости и спокойствия, а не женщина.
   Закончив со стиркой, я как обычно направилась в трактир, чтобы пообедать. Видок у меня был не слишком привычный, но ничего другого не оставалось. Юбки сушились, а в мокром я даже ради соблюдения порядка и приличия не пойду.
   Трактирщик Жеан встретил меня с несколько удивлённым взглядом, но ничего по поводу внешнего вида говорить не стал. Поздоровался только, снова поблагодарил за мою помощь и сообщил, что теперь будет кормить меня обедами бесплатно.
   Приятная компенсация грядущему в Академии разносу...
   Пока ждала свой обед, мимо пронеслась красноволосая. Девица пулей выскочила за дверь трактира и разве что дверью не хлопнула. Интересно, что её всё-таки не устроило. Что не удалось доверчивых сельчан обмануть или есть какая-нибудь другая причина?..
   От размышлений меня отвлекла Аллитка с подносом.
   - Ты прости меня, Влада, что накричала вчера. - тихо сказала она, опустив взгляд.
   - Уже простила. - вздохнула я.
   Девушка кивнула и, оставив чашки с едой, быстро исчезла на кухне.
   Когда я заканчивала со вторым блюдом, появился ещё один участник вчерашних событий. Взгляд карих глаз, в которые я старалась не смотреть, задержался на мне чуть дольше, чем хотелось. Я вообще в его присутствии усиленно делала вид, что мне интересен тут только обед, наблюдая за происходящим в трактире только периферийным зрением и ушки навострив.
   Вот он говорит трактирщику, что, несмотря на отсутствие заказов, задержится вместе с женой тут ещё на некоторое неопределённое время и платит за комнаты за неделю вперёд. Затем, направляется к выходу и покидает таверну.
   Не знаю, какая муха меня укусила, но я вдруг вспомнила, что так и не поблагодарила его вчера и бросилась следом...
   Короче, может я была слишком быстрой, а может он притормозил не вовремя, но сначала по блондину ударила открывшаяся резко дверь, а затем летящее по инерции ведьминское тело.
   Вообще думала в последний момент, что падаю, и от этого падения меня уже ничто не удержит. Но мой нос угодил в жёсткую, как стиральная доска грудь, а мои руки, рефлекторно, вцепившиеся в чёрную ткань рубашки, были перехвачены в предплечьях. Поднять взгляд отчего-то не решилась. Знала в кого влетела.
   - Ночная героиня. - говорит он негромко и по голосу опознаю - улыбается. Странно. В тот первый раз Ведьмой назвал, причём так, что осталось ощущение, будто меня оскорбили. - Что же так неосторожно?
   - После полётов на метле штормит. - оправдываюсь я, пытаясь отстраниться, но мне не дают. Но теперь я вижу уголки подрагивающих в улыбке губ.
   - Ах, вот оно что. - протягивает блондин и я отмечаю, что голос у него всё же приятный. Только кота напоминает, который благосклонно вещает мышке о том, что в его отсутствие она может воспользоваться мышеловкой. Да-да, там есть вооот такой кусок сыра и абсолютно никакой опасности! - А я уж думал, убить меня решила.
   - Неа, только отомстить чуток. - ехидно отвечаю я, начиная немного злиться. Ну не очень удобно разговаривать с человеком, в таком положении.
   - И за что же, позволь узнать? - тем временем интересуется блондин, как будто держать девушку притянутой к себе вплотную почти посреди улицы, это нормально и вполне для него привычно.
   Мой ответ по-женски логичен.
   - За всё. - говорю я, но всё же милостиво решаю уточнить. - Особенно за удар дверью и оскорбление.
   - Только скажи, что я был не прав и ты не ведьма. - уже откровенно смеётся он, абсолютно решив проигнорировать тот факт, что ещё и дверью меня ударил. - Хотя, постой. Всё же признаю, что неправ был! Ты не ведьма. Ведьмочка. Мелкая и, выходит, мелочная.
   - Не мелочная я. - дёргаюсь я, пытаясь вырваться.
   - Мелочная. - настаивает голос над самым моим ухом. - А иначе бы не вспомнила даже... ну или, если предположить, что это я на тебя такое впечатление произвёл. Признай, а?
   - Признаю, что ты позёр! - фыркаю я. - И отпусти меня уже, а то на нас все смотрят.
   Надо же. Подействовало. И в самом деле, отпустил. Только потом увидел, что на улице против таверны только пёс облезлый болтается в поисках пищи. Но этого времени хватило, чтобы отступить и посмотреть на оппонента как свободная и уверенная в себе ведьмочка.
   - Подловила меня. - говорит и как будто старается сохранить серьёзное выражение лица, но не может. В тёмных глазах бесенята.
   - Попался, как ребёнок. - подтверждаю я и даже язык показала, чтобы подразнить.
   Он делает шаг вперёд. Я не свожу с него взгляда и отступаю. Только отступать во дворе трактира не слишком удобно. Заграждения тут всякие, стойла... да ещё и какая-то зараза поленья просыпала.
   Мир собрался было совершить неприемлемый для моего нормального состояния кувырок, но меня снова удержали. Сграбастали сразу за руку и за талию. Прямо как в танце. Только в этот раз, он склонился так, что наши глаза друг против друга. Отчего-то сложно мне в них смотреть...
   - Что же ты на ногах не стоишь, ведьмочка? - говорит он вкрадчиво.
   - Боюсь, мой ответ будет неоригинален. Но я больше летать привычная. - отвечаю не в силах зажмуриться или отвести взгляд. В блондине есть нечто пугающее, от чего даже сердце в панике заходится.
   - А ты хорошо летаешь. Для первокурсницы. - неожиданно говорит он.
   - Спасибо. На самом деле, я хотела поблагодарить тебя за то, что забрал Аллитку. Вдвоём бы мы до Чернокосья никак не долетели. Ты вовремя там оказался. - вспоминаю я, подумав о том, что действительно очень уж ладно всё вышло. И началось всё с того, что его жена про цветок дочери трактирщика поведала, и закончилось на том, что он сыграл немаловажную роль в спасении. Странно. И не подстроено ли?
   Он как-то очень внимательно смотрит прямо в глаза и тут как говорится, меня накрывает...
   Становится просто дико страшно. И самое худшее - страх этот иррационален.
   Его глаза сильно напоминают мне другой взгляд, виденный за гранью этого мира и не принадлежащий смертному. Этот же и вызывает страх. Только отчего, понять невозможно. Просто хочется вырваться и убежать, чтобы разум перестал метаться пытаясь понять происходящее, а сердце успокоилось.
   Ситуацию спасло появление девицы с красными волосами.
   - Дорогой? - раздался её резкий и неприятный голос.
   На лице блондина тут же промелькнула такая гамма чувств, что мне захотелось немедленно ретироваться как можно дальше. С такими выражениями лиц и холодным взглядом убивают. С особой жестокостью и без сожалений.
   И, о чудо, меня выпустили. Причём аккуратно, придержав и поставив на ровный участок почвы. Что сделала я? Немедленно бежала, решив не играть с огнём. Как и хотелось несколько секунд назад. Правильно. Я ещё молодая ведьмочка. Только начинаю жить. А в списках пострадавших пусть значится кто-нибудь другой. Например, та красноволосая.
  
   Прошла только половина практики, а уже хоть волком-оборотнем вой. Хотя, если эти двое аферистов уедут и Аллитка замуж выйдет, мне будет спокойнее. Вспомнив как этот блондинистый хам руки распускал, я вздрогнула. Всё-таки глаза у него жуткие. И жена тоже.
   Свадьба состоялась. Причём не одна, а сразу две. Тимен по которому Аллитка сохла тоже женился. На дочери старосты. Свадьбы было решено играть в один день. И родителям выгодно и молодым только в радость.
   Меня тоже пригласили. Даже в подруги невесты звали, но жених упёрся. Всё из-за моего кольца. Недолюбливали они людей из вампирских кланов. Но снимать подаренное братьями кольцо я теперь попросту из принципа не буду. И без того скрываться приходится и даже от друзей своё происхождение скрывать, а тут ещё чужим предрассудкам потакать. Не бывать этому!
   Когда пары обменивались кольцами, я в стороне стояла. Уж очень неприятно рядом с вожаком стаи новоиспечённого мужа Алитки находится. Непреклонный он и упрямый как ишак, даром, что волком оборачивается.
   Велена исполняла обязанности соединяющей судьбы жрицы и возносила молитвы богине. Просила ниспослать милость жизни - детей, здоровье и достаток. После молодые принесли друг другу клятвы верности и любви. Настала очередь подбрасывать венки. Этим действием невесты отрекались от статуса невесты, становясь жёнами. Ну и тут как с букетиками. Кому доведётся поймать венок тому скоро и невестой быть.
   Когда кидали венки, я даже подальше отошла. Думала ведь на досуге о замужестве. И решила, что меня такое "счастье" не привлекает. Каков бы ни был жених, это поначалу он будет ласковым и романтичным. После свадьбы, что ждёт меня, ведьму? Вряд ли работа по специализации. Будет дом, хлопоты и воспитание детей. Конец романтики. Поэтому лучше воздержусь. Впереди меня ждут шесть лет интереснейшей учёбы, а там кто знает, может и найдётся интересная работа для дипломированной ведьмы.
   Когда что-то шмякнулось на мою голову, я вздрогнула и похолодела.
   Окружающие смотрели на меня и на девицу с красными волосами. Вот её я только увидела и готова была поклясться, что вначале церемонии её не было. Она лишь задумчиво держала венок в руках, а вот я до сих пор не решилась до него дотронуться. Как будто ядовитая змея на голове была, а не цветы.
   Толпа загалдела и принялась поздравлять молодожёнов и будущих невест. Красноволосая даже скривилась, но венок на волосы водрузила. Я усмехнулась и успокоилась. Дурацкий обычай. Всё равно не выйду замуж. Это также верно, как и то, что эта замужняя девица уже состоявшаяся жена, а не будущая невеста.
   Кстати, блондина в поле зрения не наблюдалось. Хоть одна радость. С нашего последнего разговора у трактира, я старалась избегать обоих. Даже обедать иногда не приходила. Странные они и бедой от них веет.
   Как это водится, в храм я отправилась ещё до заката. Не хотелось рисковать не своей шкурой, ни жизнями селян.
   А утром началось...
   Все видели, как я смиренно приняла свою судьбу, и весь остаток дня ходила с венком на волосах. А иметь в жёнах ведьму здесь считается незазорным, а хорошую ведьму даже почётно. Всегда в хозяйстве поможет такая жена. И от хворей вылечит и с урожаем поможет и на удачу заговорит.
   Вот и пошли свататься. В конец озверела так, что за метлу схватилась. Передумала в самый последний момент и стала остудные шепотки каждому раздавать. Всё одно - практика.
   Под вечер, когда я уже собралась уходить, в дверь постучали.
   Я была готова увидеть очередного "жениха", но увидела того самого блондина.
   - Привет. - просто сказал он, даже и не думая заходить.
   Я молча кивнула и накинула на плечо сумку. Что ему нужно? А я ведь даже и имени его до сих пор не знаю.
   - Я вижу, ты неплохо справляешься. О тебе хорошо отзываются в селе. - задумчиво проговорил он.
   - А тебе то что, незнакомец? - фыркнула я, выходя за дверь и запирая на простой засов. Ведьминские хижины не принято было запирать, потому что в них никогда не забирались.
   - Сайр. - говорит он, усмехаясь и руку протягивает.
   Нет уж, плавали, знаем. Руки у вас, господин Сайр наглые, а потому мы просто этот жест проигнорируем.
   - Влада. - отвечаю я и прохожу к калитке. - И работы тут не особо. Просто скука смертная. Назад в Кхаэсс, в Академию хочу.
   Неспешным шагом я пошла в храм, и блондин присоединился, зашагав рядом. Странный он. Не понять, чего нужно.
   - На востоке назревает война, скоро все понадобятся. - вдруг сказал он.
   Нет, не сказал, а будто обухом ударил. Я остановилась даже. Война? Но почему? Насколько я знала из уроков по политинформации, в последнее время с соседями у нас царила довольно мирная обстановка.
   - Что случилось?
   Властитель Бар Шиата всегда был настроен миролюбиво и не собирался нарушать многолетний союз.
   - Перемена власти. Произошёл переворот, и трон захватила другая династия. Все представители правящей династии были убиты. Случился мятеж, но его быстро подавили. Видимо, переворот планировался ни один год.
   Я грустно вздохнула. Что сказать? Это даже не печально. Это катастрофа! И мы оба без слов это понимали. Только что это он? О политике пришёл поговорить? Не верю.
   - А вы правда из столицы? - осмелилась поинтересоваться я.
   - Правда. - кивнул блондин.
   - А почему тогда приехали с другой стороны? - Я наблюдала за ним только краем глаза. Хотелось понять, врёт или нет.
   Блондин улыбнулся и достал из кармана куртки кристалл перехода.
   - Никогда не был тут и не придумал ничего лучшего, как перенестись в Ниарру.
   Его слова казались искренними, но...
   - А как же стационарные телепорты?
   Используя стационарный переход можно было переноситься в любой город или крупное селение. При этом навыков владения магией не требовалось. Всю работу выполнял специалист. Личные кристаллы перехода стоили дороже, требовали определённых навыков и умений, а также требовали периодической подзарядки.
   Вопросительно заломила бровь, так и не получив ответа, посмотрела на собеседника.
   - Так уж получилось. - отмахнулся тот.
   Хмыкнула. В принципе плевать, но что-то он темнит.
   - Вчера тебе повезло, венок невесты получила. - вдруг произнёс Сайр.
   - Не верю я в эту примету и чья-то жена, прямое тому доказательство. - усмехнулась я.
   - Зря. Примета стопроцентная. - продолжил он, проигнорировав замечание по поводу жены. - Есть уже претендент?
   Мне хотелось страдальчески закатить глаза, а ещё лучше вообще сбежать. Но я ответила. Скорее из вредности. Хотя Тир то действительно поклялся, что будет меня ждать. Даже на браслете часов выгравировал, чтобы я не забыла.
   - Есть, и это самый лучший мужчина на свете. Идеал любой девушки. Мне сказочно повезло, знаете ли.
   - О, даже так? - светлые брови поползли вверх, но как я подозреваю, удивление было притворным. - Идеалы скучны и предсказуемы. Ты от скуки с ним взвоешь, ведьмочка.
   И так сказал, будто по носу щёлкнул. Я даже снова фыркнула.
   - Есть множество вещей, которые не позволят скучать. Учёба, а потом и работа.
   - Зачем же тогда брак вообще? - лукаво прищурив свои тёмные глаза, поинтересовался блондин.
   Я даже не нашлась, что ответить и непроизвольно плечами пожала. Меня всё устраивало и так. Любимое занятие, друзья...
   - Какая ты всё-таки...
   Он почему-то не договорил. Мы дошли до храма, и я остановилась, взглянув в его глаза. Столько эмоций в них. Завораживает. И в то же время сам взгляд пугает.
   Раздался вой. Который буквально пробивался из подпространства.
   Приближение сумеречного волка.
   И меня вталкивает на территорию храма сильная рука Сайра. А незримый охотник теряет след, так и не сумев воплотиться.
   Наши взгляды снова встретились. Он знал. Полностью осознавал происходящее. Знал о сумеречных волках и их опасности для меня. Знал, чем грозят мне сумерки.
   Встретил мои полные удивления глаза лёгкой странной улыбкой и только тихо произнёс:
   - Мне нужно уходить. До встречи, ведьмочка.
   После этих слов был активирован личный амулет переноса и недавний провожатый исчез в серебристом сиянии.
   Странный. Он только и появился, чтобы это сказать? Только зачем? Озадачил меня несчастную. Надеюсь, та с красными волосами тоже ушла.
   Действительно озадаченная я вернулась в келью.
   Хочу, чтобы быстрее пролетело это лето. В Кхаэсс хочу. В Академию. К друзьям. Соскучилась по ним ужасно.
  
   Дни неспешно шли за днями, и не внимало время моим призывам. Разве что в самый последний месяц, мне и в самом деле было, что записать в дневник.
   Во-первых, от скуки я решила помочь селянам в поливе урожая и "поиграла" со стихиями. Это звучит только так легко. Такие игры стоили мне больших сил и нервов. Как-никак сплетала я силу двух антагонистов - воды и огня. Создавались тучи, после чего и воздушная стихия подключалась, вступать во взаимодействие с которой было проще всего.
   Неплохая тренировка получилась, но я не злоупотребляла. Слишком сложно входить во взаимодействие с двумя и более стихиями одновременно. Не зря, гармония всех четырёх считалась высшим пилотажем и изучалась только на седьмом курсе.
   Были попытки создания водных големов, но, то только игрушки. Форму таким существам могли обеспечить только маги, когда брали стихию непосредственно под контроль собственной воли и силы.
   Вторым пунктом, сильно повлиявшим на количество и качество записей в моём дневнике, стало появление умеренного потока селян с различными проблемами. Все словно резко осознали, что моя ведьминская практика заканчивается, и решили воспользоваться по полной. Появились и просьбы, связанные со здоровьем (это, видимо, Велена решила поделиться, чтобы самой на подготовку к осени времени хватало). Отрабатывала заговоры на скотину и жильё, отчего полсела почти обошла.
   Забредали в последнем месяца лета и маги-практиканты. Была парочка боевиков третьекурсников, разведывающих обстановку. Некромант наведывался с шестого курса. Кладбище проверил, повесил защиту и продолжил путь, остановившись в "Чёрном гусе" только на ночь. Все понемногу готовились возвращаться назад в Академию и подбивали итоги.
   В последний день, я с утра пораньше отправилась в избушку, чтобы собрать вещи и упаковать заготовленные травки. В сумке, оставшейся в келье при храме, уже лежал расчерченный лист графика активности. Закончить работу над ним я намеревалась уже в Кхаэссе.
   Не смогла не зайти в трактир "Чёрный гусь", чтобы попрощаться с Жеаном. Какой бы ни была история с его дочерью, но всё обошлось, и ко мне он по-доброму относился. Тут же узнала о том, что Аллитка уже ребёночка ждёт, а староста деревни оборотней приболел. Лишай на него с почесухой напал.
   А я то и не насылала на него ничего специально. Так, когда на свадьбе на меня косился, в уме перебирала пакости, которые мне известны. Это на всякий случай. Честно-честно. Если чего и случилось, то только от нервов. Ну нельзя ведьм нервировать, хоть убейся.
   Любопытно даже стало, что кроме лишая и чесотки у оборотня ещё появилось. Для практики, думаю, не лишним было бы упомянуть. Но только чует моё сердце, в этот раз оборотни не будут со мной в перепалки вступать.
   На такой почти что оптимистической мысли я вернулась в храм, у которого нос к носу столкнулась с некой рыжей особой.
   Это была даже не девушка, а молодая женщина с типичной ведьминской внешностью. Грива волос рыжая, а глаза зелёные и хитрые-хитрые. Сама невысокая, хрупкая, но в руке видавшая виды метла и внушительная сумка.
   - Да благословит тебя богиня, сестра. - церемонно поздоровалась она и дождавшись пока я отвечу тем же, продолжила. - Я Лиаль, прибыла в Чернокосье по распределению. Покажешь, что да как?
   Я охотно закивала, но на душе кошки скребли. Как-то странно было осознавать, что едва я покину это село, моё место займёт другая ведьма. Но так и должно быть. Чернокосью необходима ведьма. Особенно такая опытная и взрослая.
   - Ты ведь Влада? - поинтересовалась ведьма, пока мы шли к хижине.
   - Да, я первокурсница. Сегодня уезжаю вот.
   - Знаю. Меня ввели в курс дела. Вообще я месяц назад должна была приехать, но решила отложить на конец месяца. Нужно же тебе что-то в практике писать.
   - Благодарю. Если бы не этот месяц, мне и в самом деле почти нечего писать бы было.
   Лиаль хитро улыбнулась и подмигнула.
   - Сама маялась с первыми практиками. Знаю, какая это тоска. Теперь правило по безопасности это ещё, когда ночевать приходится на территории храма. Пришлось мне через стационарники сюда прыгать.
   Ох, надеюсь, обо мне не забудут и вернут личным телепортом. Правда это только от Кьесси зависит.
   Избушка ведьме понравилась. Ну ещё бы... Этим летом я хорошо позаботилась о домишке, пока без дела сидела. Подновила крышу, заменила прогнивший порог, обновила побелку, да сушняка натаскала напоследок. Несмотря на скуку, мне иногда нравилось представлять себя хозяйкой. Оттого, наверное, и осадок на душе.
   - Не беспокойся, всё будет хорошо. - поговорила Лиаль, легонько дотронувшись до моего плеча. - А теперь беги, у храма гости по твою душу.
   Удивляться было нечему. Высшая ведьма, закончившая обучение, постоянно открыта и чувствует любое колебание стихий поблизости. Видимо, элементали и дали ей знать о том, что за мной пришли.
   Бежала к Храму и в самом деле со всех ног. Кто его, нашего архимага, знает. Вдруг из вредности не дождётся?
   Но Харольд Кьесси находился у ворот храма. И более того, беззаботно облокотившись о забор, беседовал с Веленой.
   - Доброго дня, директор Кьесси... - я с почтением склонила голову, приветствуя директора.
   Тот окинул меня оценивающим взглядом, мазнул по сумке, висевшей через плечо.
   - Рад видеть в добром здравии, адептка Светлая. Готова отправиться домой?
   - Почти. Мои сумки и метла в храме.
   С этими словами я не дождавшись разрешения, побежала в храм. Позади раздалось порицательное цоканье директора и негромкий смех жрицы. Ну да, практика в селе не прибавила мне хороших манер, зато памяти не убавила. Прекрасно помню, что у Кьесси импульсивный характер. Он мог увидеть при мне сумку и, не разбираясь утащить в портал. Потом бы сказал, что вещи студента - дело наживное, а у него, директора единственной Академии магии, времени в обрез, а нас целых семь курсов.
   Обернулась за сумкой я и в самом деле быстро и не успев попрощаться с жрицей, спасибо сказать ей, как меня увлекли в открывшийся портал. Затем, чтобы бесцеремонно бросить у парадного входа Академии.
   А я что говорила?..
   Вокруг царило оживление, и я быстро затерялась в хаотическом потоке адептов, спешащих вернуться в родное общежитие.
   И, несмотря на свой груз, который в другое время мог показаться мне тяжёлым, я стремительно взлетела на пятый этаж. Комната сияла чистотой, как будто я и не покидала её. Домовой приглядывал, как и обещал.
   - Владиславушка! Вернулась! - воскликнул Егорыч, что ему обычно было несвойственно.
   - Егорыч, родной, как же я соскучилась! - выпалила я, бросая сумки на прямо пол и обнимая домового. Тот даже слезу умиления стёр.
   - Влада! - раздался вопль и на меня налетела радостная дроу, сжимая в объятиях, как в тисках. - Я так переживала, ты бы знала...
   - Хель... я тоже. И скучала, веришь? Только пожалуйста потише, а то раздавишь меня.
   Тёмная эльфийка разжала хватку и уставилась жадным взглядом, отмечая цепким взглядом, произошедшие со мной изменения.
   - А ты загорела и похудела сильно, подруга. Но тебе идёт. Вот чуть-чуть мускулов бы... ой, а пошли смотреть первокурсников?
   Я была не против, по той простой причине, что сейчас хоть куда готова идти. Лишь бы в Академии. Ведь я ещё ребят не видела и Тира...
   Пока выходили из общежития, Хель поведала о том, что практикой занималась в основном только последний месяц. Всё остальное время она гостила у родных. Так поступали многие боевые маги, чему я и сама была свидетелем.
   Приёмная комиссия только начала свою работу и желающих посмотреть на новеньких на лужайке перед Академией уже было довольно много. Выходит, мне даже повезло с моим опозданием.
   Многие играли в угадайку. То есть, каждый из новоявленных первокурсников, пройдя отбор, направлялся к общежитию. Там он или она должны были ждать комендантов, которые забирали адептов только оптом, чтобы не по одному водить. Ну и вот, пока такой адепт проходил к месту ожидания мы развлекались тем, что угадывали факультет и расу, не пользуясь истинным зрением. Мухлёж был бессмысленным, поскольку делалось это исключительно ради развлечения.
   - Ведьмочек не видно почти. - заметила я.
   Остроглазая Хель кивнула. Вообще новый набор был не слишком пёстрым. В этом году везло преимущественно на боевых магов и целителей, остальным факультетам грозило остаться в меньшинстве.
   - Сестрёнка!
   Два синеглазых вихря, едва не сбили меня с ног.
   - Клав! Рэм! - взвизгнула я уже в полёте, ибо меня уже тискали и подбрасывали в воздух эти обалдуи.
   - Совсем как перышко. - шепнул Клавьер, намереваясь видимо побить рекорд брата по подкидыванию вверх одной отдельно взятой ведьмы.
   Мне, конечно, было приятно слышать, как я похорошела и постройнела. Но даже в надежных руках братьев от таких полётов я почувствовала головокружение.
   Не выдержав, откликнулась на зов воздушных элементалей и не вернулась в наглые руки мучителей. Зависла над их головами и, придерживая юбку, показала обоим язык.
   - Влада, спускайся. - обиженно позвал Рэм. - Мы больше не будем, правда.
   Он не лгал. И как минимум потому, что мои взлёты не остались незамеченными и к нам быстрым шагом приближался Дин. Вот в его объятия я была только рада упасть. Тем более, он никуда меня не подбрасывал. Сжал крепко и в макушку поцеловал. Но от этого не менее тепло и радостно на душе сделалось, чем от приветствий братьев и Хель.
   Вспомнив о дроу, я тактично высвободилась из объятий оборотня и отступила.
   Кажется, инициатива принадлежала эльфийке и она первая сделала к некроманту шаг. Но поцеловал её Дин. Во мне даже некая гордость за названого брата проснулась, ну и радость за них обоих. Чтобы не смущать друзей, я отошла, схватившись за руки близнецов.
   - Как прошло лето, обормоты? - поинтересовалась я сразу у обоих.
   - Практика в посольстве. - фыркнул Рэмьен.
   - Клан стараются подключить к грядущей войне с Бар Шиатом. Работы невпроворот. - дал более развёрнутый ответ Клавьер. - Нас хотели оставить, но только не имеют права расторгнуть договор об обучении.
   - У менталистов самая отстойная практика. Но мы превзойдём всех. Куда не плюнь политика и неразглашение.
   - Сочувствую. А я скучала... Ребят, кстати, как думаете, мне в график вписывать то, что я вождя волков-оборотней лишаём наградила?
   Вампиры сделали удивлённые лица, а затем в голос заржали. Отсмеявшись стали требовать подробностей и смотреть на меня такими влюблёнными глазами, что я почти сдалась. Но меня оборвали на полуслове...
   Точнее меня сграбастали за талию очередные наглые конечности.
   Резко развернувшись я, нос к носу встретилась с Тиравьелем. А он только сильнее сжал меня за талию и закружил. Недолго, но голова всё равно пошла кругом.
   - Влада...
   Он так это прошептал, что у меня сердце дрогнуло.
   - Я соскучилась.
   По правде говоря, это касалось всего. И Тира и моих друзей, лекций, комнатки на пятом этаже и даже работы... но он понял это по-своему.
   Тир склонился ближе, позволяя мне утонуть в пронзительно синих, как чистое осеннее небо глазах, а затем поцеловал. Это был почти целомудренный поцелуй. Лёгкий, как крылья бабочки. Словно ветерок тёплый и ласковый коснулся губ... Но даже такой малости хватило, чтобы меня бросило в стыдливую краску.
   Меня вообще никто никогда не целовал в губы, а поцелуй Тира и вовсе дезориентировал.
   - Влада, я никогда ни в чём не буду настаивать, потому что умею ждать. И учёбу ты спокойно закончишь. Только скажи... ты выйдешь за меня?
   И он даже колечко достал. Витое, с листьями из белого золота и с синим сапфиром. Как его глаза.
   - Да. - ответила я, не узнав свой голос и как завороженная наблюдая за тем, как на мой палец водружается это самое кольцо.
   А его глаза. Они светились неподдельным счастьем. И в тот самый миг я понимала, что всё происходящее правильно. Я следую голосу собственного сердца...
  

Глава 11. Невеста.

   - Итак, что мы имеем... - Хель строго на меня посмотрела, ибо собралась представлять независимое мнение в отношении моей скромной персоны. - Ты названная сестра моего парня. Кровная сестра двух вампиров-близнецов, а также дочь клана Серебряного Ворона. И теперь... невеста одного наглого светлого эльфа! Одна я не успела связать тебя никакими обязательствами.
   Дроу вздохнула и, прищурив золотые глаза, поинтересовалась:
   - Влада, вот скажи честно, это ведь не всё?
   Я нервно сглотнула. То, что она перечислила, было лишь верхушкой айсберга.
   - Хель, это далеко не всё. В моей жизни произошло многое, что только запутало меня. Я даже не знаю, имею ли право впутывать кого-либо ещё...
   Тёмная эльфийка придвинулась ближе.
   - А для чего ещё существует дружба? Я, Дин и даже эти шалопаи... Мы не клоуны, не твоя коллекция интересных знакомств и не просто адепты, которые с тобой учатся. Мы - твои друзья. Которые должны знать, что с тобой происходит. Так будет легче, уж поверь... Ох, Влада, я вообще-то собиралась спросить тебя, на кой тебе нужен этот светлый эльф, а меня не туда понесло, извини...
   - Ничего. Ты права, Хель, и я расскажу, как с духом соберусь. Обязательно. - Быть может, действительно ничего дурного не будет в том, если я расскажу про Землю? Так хотя бы мне не придётся притворяться с ними местной. А они поймут. Должны понять...
   - Мы остановились на Тире.
   - Да, Хель. Я приняла его предложение. Чувствую, что так правильно...
   - Впервые слышу, чтобы своё решение выйти замуж объясняли вот так. Обычно звучит "я его люблю", "мы подходим друг другу", "у него титул и состояние"... но только не так... Что значит "правильно"? Ты вообще к нему чувства испытываешь?
   - Он замечательный. - смутилась я, понимая, что снова говорю не то. - Хель, иногда ты поступаешь так, как правильно, не задумываясь. Слушая лишь голос своего сердца. И вот тут, мне кажется, тот самый случай. Я уверена в том, что так правильно, но ещё не знаю почему. Причина и результат таких поступков выясняется гораздо позже.
   Дроу посмотрела на меня очень странным взглядом, но всё-таки сдалась. А я решила отложить самый серьёзный разговор на потом. Сейчас нас ждали Дин, братья и Тир. Завтра должны начаться занятия, а сегодня до заката всё ещё оставалось время, чтобы сделать необходимые покупки и подготовиться.
   Тёмная эльфийка настроилась решительно. Она считает, что мне пора прекратить одеваться так, как одеваюсь и перейти к чему-нибудь более оригинальному. Я придерживаюсь иного мнения, ведь с началом нового учебного года буду носить преимущественно установленную форму Академии. Путь в город будет по-прежнему несколько ограничен.
   - Ну, наконец-то! - воскликнул Рэм, как только увидел нас во дворе Академии. - Долго вы собирались.
   Я смутилась, вспоминая наш разговор, а Клавьер, первый оказавшийся рядом, склонился и многозначительно прошептал:
   - Сестрёнка, ты - дочь клана Серебряного Ворона, а значит, должна получить одобрение на брак от наших старейшин. Это только формальность, но лучше её соблюсти.
   Такое положение дел меня вполне устраивало. Ну не собиралась я бежать под венец с Тиром сломя голову. Дала согласие, но окончательно не решила. Не видела я себя его женой и как ни старалась, не могла представить. Поэтому небольшая "трудность" с заключением брака даже на руку.
   - Обязательно последую всем правилам. - пообещала я, слегка склонив голову в согласии и взглянув на брата из-под ресниц. Он удивился. Неужели ждал, что я возмущаться начну?
   Меня сграбастали в охапку.
   - Хорошая девочка. - похвалил Клавьер, чем вызвал у меня искреннюю улыбку.
   Мои друзья, все до единого, считали Тир мне не слишком подходит. Нет, они не считали его врагом и не думали, что навредит мне как-то... Просто полагали, что я, в конце концов, сама передумаю.
   Приятно было вновь пройти по нешироким кривым улочкам Кхаэсса, который стал мне новым родным городом. Тревожило большое количество встречающихся по пути солдат. Хель сказала, что войска перебрасывают для укрепления границы, но у нового властителя нет шансов против нашей империи. Эта мера предпринималась только в качестве перестраховки.
   - Встретимся в "Сломанном мече". - сказала дроу, обращаясь к ребятам и решительно хватая меня за руку. - Нам с Владой нужно отлучиться по очень важным делам.
   Она хитро переглянулась с Дином и подмигнула. Похоже, он был в курсе и лишь легко кивнул. Близнецам оставалось лишь последовать его примеру.
   - Я тебя точно покусаю, если ты от него откажешься! - громким шёпотом вещала мне дроу. - Ну, или близнецов попрошу!
   - О, боги, Хель, это же безумие...
   Но мои мольбы были хладнокровно отклонены. И что платье стоит половину от всей имеющейся у меня суммы, дроу не волновало. Также проигнорировала она и то, что на эти деньги можно было бы купить несколько комплектов одежды попроще.
   - Она его берёт. - сообщила подруга, замершей в ожидании портнихе и уже мне. - Ты не пожалеешь, а деньги тебе всё равно ещё долго никуда тратить не придётся.
   Дроу гневно сверкнула глазами и я сдалась. И безумно красивое и дорогое платье цвета тёмного вина, теперь было моим. На подборку более простых ежедневных частей гардероба было потрачено относительно меньше времени. Тут подруга мне позволила руководствоваться простотой и практичностью, лишь изредка рекомендуя достойную по её мнению вещь. В итоге в "Сломанный меч" мы шли гружёные пакетами под грустное позвякивание пары медных монеток в моём опустевшем кошельке.
   С удивлением, я обнаружила там и Тиравьеля. Он сразу же поднялся со своего места и, забрав пакеты из рук, растворился в серебристом сиянии телепорта.
   Хель захихикала, а Дин выглядел немного ошарашенным. Веселились братья.
   - Какой обходительный у тебя жених, сестрёнка. - засмеялся Клавьер.
   - И не жадный. - добавил Рэм, чем вогнал в краску. Но он был прав. Перемещения действительно дорого обходятся, потому что монополия на амулеты переноса, как и их заряд принадлежит мастерам, а они не раскрывают своих секретов. И позволяя за собой ухаживать, принимая подарки, я чувствовала себя обязанной синеглазому эльфу.
   Появился Тиравьель также быстро, как и исчез. Ребята тут же сделали вид, как будто ничего не происходило, и попытались скрыть улыбочки. Но от следующего заявления Тира снова прыснули от смеха.
   - Взял на себя наглость оставить вещи у себя. - сообщил он с невозмутимым видом, присаживаясь рядом со мной за широкий деревянный стол. Создал повод для того, чтобы у меня самой возникло желание к нему зайти. Ну-ну...
   Было жарко и хотелось мороженного, но тут его не подавали, поэтому пришлось ограничиться лёгкой пищей и кружкой холодного компота. Не спеша, расправляясь с салатом, я слушала о том, как проводили лето мои друзья и сокурсники.
   Не смотря на то, что тёмная эльфийка большую часть времени провела дома, практические занятия по боевой магии её не миновали и там.
   У дроу даже семейные праздники проходили активно - охота, состязания, дуэли. Да и в отличие от большинства других народов, женщины у них находились на том же положении, что и мужчины и на равных правах могли участвовать в дуэлях. Исключением являлось лишь добровольное желание уступить место в поединке брату, мужу или другу.
   У нашей эльфийки братьев было пятеро! Но, ни разу и никому она не уступала своего места. Даже напротив, пыталась занять место брата, из-за чего у них разгорелся небольшой скандал с выяснением отношений и поединком уже между родственниками.
   Рассказывала всё это Хель с горящими от восторга глазами, отчего Дин хмурился и с трудом сохранял привычное хладнокровие. Мне хотелось пнуть его под столом ногой и поинтересоваться о том, только ли он осознал то, с кем связался. Надеюсь, у парня хватит ума не заставлять свою девушку менять свои привычки.
   Остаток лета Хель участвовала в так называемых "очистительных рейдах", которые проводили под патронажем короны. У них на юге с нечистью было побогаче и периодически приходилось сдерживать распространение безумных орд волколаков, а также бороться с порождениями местных злодеев. Как и все дроу те подходили к процессу воплощения собственных противозаконных планов творчески и с душой, а потому стычки были масштабными, с подключением отрядов нечисти, зомби и магических мутантов. Весело жили дроу, но другим принимать участие в этом веселье запрещали, называя происходящее "внутренними государственными делами".
   В итоге у нашей беловолосой воительницы был самый внушительный по записям дневник, где она очень неаккуратно и размашисто делала записи. Вообще на такую глупость как записи у девушки времени не хватало, но она очень старалась, пользуясь любым удобным случаем.
   Бедняга Дин ей дико завидовал. Это было видно по его взгляду и рассказу о собственной практике. Ему пришлось делить практику с другими некромантами, прочёсывающими границу королевства дроу на юго-востоке. И всё бы ничего, но им жутко мешала компания боевых магов, которым было всё равно кого уничтожать умертвия или другую нечисть. Хотя в защиту магов да будет сказано, иногда выбора просто не остаётся. И выбравшееся из болота умертвие проще уничтожить, чем бегать с ним "на хвосте" в поисках некроманта.
   Как и ожидалось, сыны клана Серебряного Ворона отделались лишь общими фразами и постарались отшутиться по поводу своей практики. А глаза у обоих были печальные-печальные. Оказывать влияние на кого-либо им ещё было запрещено, слишком неопытные, да и по статусу не положено. А вот всяческие проверки и чтения устраивать стало практически ежедневной обязанностью.
   Когда настала моя очередь рассказывать, все уставились на меня с таким интересом, что я даже смутилась. На мою, лежащую на столе руку, легла тёплая ладонь Тиравьеля, который легонько сжал мои пальцы.
   На фоне того, что поведала нам Хель, собственная жизнь в Чернокосье казалась ещё унылей. Но я всё же собралась с духом и принялась рассказывать.
   То, что мне пришлось лететь ночью на спасение какой-то деревенской девицы, друзей жутко возмутило. Они все понимали мои мотивы, но считали, что я поступила бы правильно, оставшись ночью на территории храма. Оборотни Чернокосья тоже никому не понравились. Близнецы и вовсе пылали от гнева и жажды мести, узнав по какой причине на меня взъелись. От Хель же я уловила пристальный осуждающий взгляд. Конечно. Она меня предупреждала о последствиях.
   Зато подробности о внезапно заболевшем вожаке оборотней порадовал всех. Даже близнецы о своём желании отомстить тут же забыли.
   - А кем всё-таки оказались те двое? - вдруг спросил Дин.
   Я плечами только пожимаю. Этого я и сама не поняла. Зато вспомнила немаловажную деталь.
   - Блондина я тут раньше видела, в Кхаэссе.
   Пальцы Тира на моей руке дрогнули, и я пожалела, что не обладаю даром эмпатии. Уж очень сильное в тот миг возникло ощущение, что он о чём-то догадывается.
   - Где? - тут же спросила Хель.
   - Когда пришла поступать, он меня дверью сшиб. - от удивлённой физиономии эльфийки, я захихикала и добавила. - Ничего, я ему отомстила.
   - Лишаём? - поинтересовалась подруга с жадным любопытством.
   Представив Сайра с головой, покрытого лишаями, я расхохоталась. Хотя больше всего я мечтала увидеть такой ту красноволосую.
   - Я его тоже сшибла. Правда почти и не дверью...
   Вспомнив обстоятельство своей "мести", я замолчала. Под столом меня тут же требовательно и основательно пнули. Дроу жаждала подробностей. У Тира отчего-то даже желваки заходили на скулах.
   В мутное окно ударил закатный алый луч, как символ моего спасения.
   - Ой, мне уже пора... - пролепетала я, вскакивая с места и бросая виноватый взгляд из-под ресниц на Тира.
   - Я провожу. - сказал он, но дроу уже ухватила меня под локоть и готова была буксировать ко входу.
   - Напровожаешься ещё, а у меня дело важное, дело срочное. - протараторила подруга, ответив на гневный взгляд Тира, холодной невозмутимостью.
   - Хорошо. Влада, увидимся вечером. Нужно обсудить план твоей работы. - произнёс он тоже стараясь казаться равнодушным, но было поздно. Его вспышка гнева была мною замечена. Собственник длинноухий.
   Остальных это, похоже, только развеселило.
   До Академии мы с дроу практически летели, а не шли. Но я успела поведать о столкновении с блондином во всех подробностях. А потом не выдержала и рассказала, как он меня до храма провожал, чтобы попрощаться.
   - Есть у меня одна мысль... - вдруг сказала подруга и припустила к Академии так, что мне пришлось юбки придерживать. Когда мы влетели в мою комнату, она и вовсе скомандовала. - Раздевайся!
   - Что?
   - Быстрее! Пока твой эльф не пожаловал!
   Дроу заперла дверь, а я решила с ней не спорить и разделась.
   - Всё снимай. - хмуро буркнула эльфийка. - Можешь на всякий случай в ванну зайти, а то вдруг явится.
   Я послушалась и зашла в ванную комнату. Эльфийка юркнула следом.
   - А теперь лучше расслабься и прикрой глаза. У меня в этом опыт небольшой. Только один раз делала.
   Доверие к подруге всё же было сильнее, чем смущение и я повиновалась.
   По коже тут же пробежал едва ощутимый ветерок. Дроу зашептала слова какого-то заклятия. Прошло какое-то время, прежде чем девушка шумно выдохнула и, коснувшись горячими пальцами места, которое уже и бедром назвать сложно, громко поинтересовалась:
   - И чем же вы таким интересным ещё занимались? У тебя маячок почти на попе.
   Открыв глаза, я тут же покраснела. Сама не помню, чтобы меня там трогали. Да я не могла бы не заметить такого.
   - Он меня только за талию и руки хватал...
   - Какая же у тебя низкая талия, подруга. - хихикнула дроу.
   Я готова была обидеться. Замоталась в самое большое полотенце и спросила:
   - Ты мне не веришь?
   - Верю, но понять не могу, как он тебе эту гадость вколол, а ты даже не почувствовала.
   - Я больше понять не могу, зачем за мной следить.
   - Чтобы использовать, зачем же ещё. Ты - ведьма, а вы сейчас на вес золота. Кстати, что это у тебя за украшение?
   Её пальцы пробежались по чёрной изящной вязи на поём предплечье.
   - Свет во тьме. Милосердие. Начало пути. - произнесла я, касаясь пальцами названых слов. - Это надпись на языке, звучавшем более тысячи лет назад. Она появилась у меня после посещения храма Халлэ.
   Глаза дроу расширились от удивления.
   - Ты хочешь сказать, что понимаешь эти каракули?
   - Я понимаю любой язык и любую письменность. Это мой дар, который я храню в секрете. Ты - первая, кому я доверилась. Тир знает только о том, что я понимаю древнеэльфийский.
   - Невероятно. - прошептала Хель. - Настолько невероятно, что даже жутко.
   Согласна с ней. Потому что этот дар - не просто магия, а чудо. То есть то, что выходит за пределы местных представлений о природе вещей. И такие чудеса раздают только боги или демоны. В милость богов верится в последнюю очередь. Зато в коварство демонов в мире от них пострадавшем поверят охотно.
   Дроу хотела задать какой-то вопрос, но осеклась, прислушавшись. Я тоже замерла, следуя её примеру. В комнате кто-то был.
   Эльфийка ловко стянула с моей косы ремешок её скрепляющий и быстро расплела. Волосы мягкими волнами легли на плечи и скрыли примечательную татуировку.
   - Тир. - одними губами прошептала она, прежде чем выскользнуть за дверь.
   Понятно. Эльф уже доставил мои покупки в комнату.
   Выходить в этой щекотливой ситуации было не очень разумно и прилично, но мне ничего другого не оставалось.
   - Девушки. - с мрачным выражением лица выдавил из себя мастер старший Хранитель.
   - Нам нужно было кое-что проверить. - пояснила дроу, стрельнув глазками в сторону двери. Её путь к отступлению был свободен. Это у меня на дороге взволновавшийся не пойми от чего эльф стоял.
   - И что же? - поинтересовался тот, склоняясь ниже и заглядывая в мои глаза.
   От поиска ответа спасли новые визитёры, которые возникли на пороге, когда дроу уже собиралась ретироваться.
   - Ой. - виновато выдала она и поспешила исчезнуть.
   - Вот видишь, какие двусмысленные ситуации бывают. - тихо пробормотала я глядя невинным взглядом в гневный синие глаза эльфа. И уже чуть громче добавила. - Спасибо, что принёс мои вещи.
   Взгляд Хранителя стал мягче.
   - До вечера. - прошептал он, легонько касаясь губами лба. После этого отступил на шаг и исчез, оставив меня наедине с комендантом и новенькой девушкой.
   - Простите, госпожа комендант. Это всё предучебная суматоха виновата. - проговорила я, скромно потупив взгляд и радуясь тому, что полотенце достаточно большое, чтобы не выглядеть в нём совсем пошло.
   Силайрис только с подозрением на меня посмотрела и сказала:
   - Знакомьтесь, это Лара, она теперь будет тут жить. Кровать достанете сами. Остальные вещи принесу позже.
   - Привет. Я - Влада. - сказала я, когда дверь за Силайрис закрылась.
   - Привет. Приятно познакомится. - ответила девушка с таким привычным земным именем.
   Внешность у соседки тоже была самой обычной. Светло-русые волосы, захваченные в короткий хвост цветной заколкой из полудрагоценных камней. Серо-зелёные глаза в обрамлении пушистых ресниц. Полные губы и чуть длинноватый нос. Невысокий рост и ладная фигурка. Одета в простой цветастый сарафан и сандалии. В Руке большая матерчатая сумка. Совершено точно человек, возможно даже чистокровный. Но кто по специализации я без истинного зрения определять не возьмусь. На вид, чуть старше меня. Возможно, ей уже лет восемнадцать или девятнадцать.
   Девушка гадать и смотреть по ауре тоже не стала. Увидев мою метёлку, просто спросила:
   - Ведьма?
   - Да. - кивнула я. - А ты на каком факультете?
   - Целительство. - с ноткой гордости в голосе ответила я.
   Вот значит как. Почти конкурентка. Ну, или коллега.
   Но я улыбнулась ей тепло и открыто а, переодевшись, помогла ей вытащить из настенного шкафа кровать и собрать её.
   Стол пришлось сдвинуть к окну, но так даже лучше. А когда вытащили кровать, освободилась вторая половина шкафа, где новоприбывшая смогла разместить свои вещи.
   Свои покупки я ещё разбирать не спешила. Особенно платье, на которое даже дышать страшно было. Вот будет повод, обязательно одену, но сейчас пусть лежит на полочке.
   - Вторая половина стола тоже твоя. - сказала я, решив перенести спрятанное в столе зеркало к себе в шкаф.
   Если Лара увидит, то непременно захочет, чтобы оно висело на стене или стояло на столе. А мне как-то не слишком хочется, чтобы демон из зеркала появлялся снова. Кто знает, и может быть, тут он обладает большей силой, и пострадать могу не только я, а ещё и эта ни в чём не повинная девушка.
   - Спасибо, Влада. Ты разрушаешь мои стереотипы. - рассмеялась соседка.
   - В самом деле? - удивилась я. Действительно было странно, что в этом мире у кого-то могли быть стереотипы касательно ведьм. Всю дорогу мне твердят, что это одна из самых уважаемых тут специализаций. Никаких предрассудков и сожжений на кострах ранее не замечалось.
   Лара ответила не сразу, как будто подбирая слова.
   - Мне всегда казалось, что ведьмы слишком заносчивые и вредные. Как будто презирают других за то, что остальным не открыто то, что открыто им. Понимаешь?
   Задумчиво передёрнула плечами. Никогда не замечала ничего подобного. Ну да, мы можем отказать в просьбе, если посчитаем её некорректной. Вот как с приворотами некоторыми получается. Что-то объяснять при этом лишь бесполезная трата времени, люди очень часто слышать не хотят никого кроме себя. Говоришь им, но они за своё. Хватает ли нервов у ведьмы? Не всегда. Поэтому в срочном порядке завариваем травяной чаёк с долькой пофигизма. Ведьмы высокомерные? А каковы тогда люди, которые ради собственного счастья готовы ломать жизни другим и без всякой магии?.. Боюсь, это вечная тема двух разных миров.
   - Поживёшь тут, поймёшь, как на самом деле всё обстоит. Тем более, ты целительница, тебе понять проще будет. - проговорила я, растягиваясь на собственной кровати.
   Девушка также задумчиво кивнула и занялась разбором своих нехитрых вещей.
   К кому уж как не к целителям часто относятся, как к козлам отпущения. Обыватель считает, что целитель должен быть богом в своей области и не имеет права на ошибку. Всё остальное не интересно. Поэтому, я Ларе даже сочувствую. Дар у неё нужный, востребованный, но неблагодарный.
   В дверь постучали. Лично мне вставать было уже лень. Открыла Лара.
   - Добрый вечер, а Влада у себя? - прозвучал голос самого идеального мужчины на свете.
   - Да. - замялась Лара. - Влада?
   Я уже встала и, оправив на себе блузку и юбки, подошла к двери.
   - Тир, позволь представить тебе мою соседку. Это Лара с факультета целительства. - произнесла я, решив проявить любезность. - Лара, а это Тиравьель, мастер старший Хранитель и...
   Выдержка сдала и я смутилась. Трудно сохранять самообладание, когда на тебя смотрят такими синими пронзительными глазами. И ждут, когда я сама это произнесу.
   - И?.. - помог остроухий.
   - Мой жених. - закончила я и смущёно опустила ресницы.
   О, боги, я сама это сказала!
   - Рада знакомству. - сказала моя соседка, продолжая во все глаза глядеть на эльфа.
   - Вынужден похитить вашу очаровательную соседку. - тем временем пропел Тир, протягивая мне руку в приглашающем жесте. - Она ведь ещё не сообщила о том, что мы работаем вместе?
   - Нет. - разочаровано откликнулась девушка и посмотрела на меня, как на предательницу.
   Хм, она что вообразила там интересно?..
   Впрочем, уже неважно. Я приняла приглашение Тиравьеля и уже сделала шаг за порог.
   - Хорошего вечера. - пожелал хранитель моей соседке и по-совместительству, свидетельнице похищение одним наглым эльфом адептки магической академии.
   Остроухий совсем уж собственническим движением привлёк меня к себе, обвив свободной рукой мою талию, после чего активировал портал. И из коридора женского общежития, который, увы, но пустынным не был (ведь для сна время раннее ещё), я очутилась в, до боли знакомой гостиной.
   Только вопреки привычному, горели свечи, и стоял между креслами маленький столик. На нём стояли бутылка вина, пара бокалов и плетёная ваза с фруктами. Было ясно - подготовка к рабочим будням - лишь предлог.
   - Я бы и пройтись могла. - ворчливо заметила я. Сегодня был хороший день, а служебное обиталище находилось на территории Академии.
   Эльф только отмахнулся.
   - Вы сегодня набегались.
   Это он про меня с дроу. В голосе звучало явное неудовольствие. Хотелось насмешливо улыбнуться, но я знала - пока он меня не отпустил, это дорогого может стоить.
   - Тир, ты о чём-то поговорить хотел?
   Подействовало. Отпустил и предложил присесть на одно из кресел. Сам занял место напротив. Даже не спрашивая, разлил по бокалам вино и протянул мне. Приняла. Хотя если честно, его уверенность умиляла.
   - Мы так и не отметили помолвку. - грустно произнёс он.
   Ох, лучше бы он этого не говорил! Мысли тут же заметались в голове перепуганными птицами. Но я кивнула, потому что он так внимательно на меня смотрел.
   Самым главным было то, что внезапно пришло осознание - он никогда не говорил мне о своих чувствах. А точнее не говорил, что любит. Вплоть до сего момента, я знала только о его симпатии ко мне.
   - За нас? - робко поинтересовалась я.
   - За нас. - подтвердил эльф и улыбнулся тепло и искренне.
   Прежде чем пригубить вино, я принюхалась. Чудесный запах малины и мёда, напоминал мне об излюбленном методе зимнего лечения, что вызвало непроизвольную улыбку. Не удержавшись, я тут же попробовала. Вкус оказался тонким, своеобразным и совсем не отталкивающим, как я опасалась.
   - Каюсь, я поспешил со своим предложением и хотел преподнести всё несколько иначе. Только когда увидел тебя, не сдержался. - неожиданно признался Тир. - Вплоть до того момента, как ты дала своё согласие, я боялся. Ожидал отрицательного ответа.
   Опустила ресницы. Возможно, Тир был прав. Я бы не согласилась. Просто он подловил меня. Появился в тот момент, когда вокруг меня были друзья, столько радостных эмоций. Тогда я просто летала на крыльях эйфории...
   Только потом я почувствовала, что всё правильно. А если бы он предложение сделал позже, то многое усложнилось.
   Странно, но, похоже, в моём подсознании таилось нечто, что придавало непоколебимости. И сильное чувство правильности происходящего подарило мне уверенность.
   - Тир... - я подняла на эльфа свой взгляд. - Ты поступил с бухты-барахты. Но подобрал абсолютно правильный момент.
   - В другой ситуации ты бы не согласилась, я правильно понял? - догадался он.
   Проницательная длинноухая зараза.
   - Верно. - согласилась я. - Ты же знаешь, учёба многое значит для меня и я не хочу связывать себя никакими отношениями, пока не закончу Академию.
   - Понимаю, потому и не буду препятствовать. Влада, я буду ждать. Я всегда буду ждать, сколько бы не понадобилось времени. - произнёс он таким голосом, что у меня даже сердце дрогнуло.
   Мне потребовалось выпить ещё вина. Но не для храбрости, обычно вызываемой у людей этим хмельным напитком. Я пила медленными глотками, успокаиваясь и как ни странно переводя дыхание.
   - Тир, только не перебивай сразу. - попросила я, собравшись с духом. Дождавшись его кивка, продолжила. - Скажи, зачем тебе я? Ведь есть девушки умнее и краше. Особенно девушки твоего народа. Я же совсем обычная, без родословной, без воспитания. Не красавица и не умница, учитывая мои поступки. Ещё и трусиха. Я просто девушка, которой интересно учиться, общаться с друзьями и совать нос, куда не следует. Во мне нет ничего особенного.
   Я замолчала в растерянности, а Тир воспользовался заминкой и подлил вина.
   - Влада, я не встречал девушки, которая могла бы переплюнуть тебя по самокритике. - рассмеялся он, да так заразительно, что я не выдержала и захихикала тоже.
   - На такой комплимент я даже не рассчитывала.
   - Ты чудесная девушка - Влада. И очаровала меня с момента самой первой нашей встречи. Глазами, благородством и смелостью. А ещё ты очень мило смущаешься и улыбка тебе тоже к лицу. Мне нравится работать с тобой и видеть это неподдельное искренне выражение любопытства, смотреть, как ты целеустремленно идёшь к цели. Я Тиравьель, Раэрейн, чувствую в тебе ведьма Владислава Светлая, родственную душу. И знаю, я не мог ошибиться. Да, и чуть не забыл! Ты та самая девушка, которая заткнёт за пояс любую эльфийку, если заговорит по древнеэльфийски.
   От его слов у меня дыхание перехватывало и смелости снова не хватало, но я сумела побороть себя и поинтересоваться.
   - А разве тебе не нужно жениться на эльфийке? Что скажут твои родные?
   На прекрасное лицо светлого эльфа, внезапно набежала тень. Потемнела и синева его глаз, становясь сумрачной, словно морские воды.
   - Я последний из рода Раэрейн.
   От этих слов меня кольнуло непонятной болью. Если последний, значит, тем более должен найти себе пару среди эльфов и не прерывать род.
   - Влада, ты не понимаешь, похоже...
   - Тир, я хочу тебе только добра...
   - Что ж, тогда, надеюсь, не возненавидишь меня за сказанное. Хотя имеешь право и как моя невеста, должна знать. - сказал он, делаясь ещё мрачнее.
   Что же за тёмную тайну он такую скрывает? На кого никогда бы не подумала...
   - Прости, что не рассказал об этом раньше. - начал он, не сводя с меня взгляда. - Но я из проклятого рода. Вы ещё не проходили историю Великой войны, а только косвенно касались этой темы. Поэтому буду пояснять. Ещё до начала этой войны мои предки обучались в Академии вместе с Никаэллит, которую история запомнила как Халикса Предательница. Они дружили и впоследствии не отреклись от этой дружбы, а поддержали. Не знаю, что это было - одурманивание разума или преданность, но они погибли, сражаясь за неё. По окончанию войны Великий Совет постановил признать все рода, из которых происходили предатели проклятыми и изгнать, но не убивать. Несколько эльфийских семей, жили как изгои. Свои их ненавидели и презирали. Поэтому семьи вырождались, и в итоге остался только я. Моих родителей всё же убили, инсценировав это как несчастный случай. Мне повезло. Появился тот, кто не побоялся признать меня своим другом и помочь поступить в Академию. Здесь моя жизнь неприкосновенна. Архимаг Кьесси хоть своеобразный человек, но он обеспечил меня работой, дал шанс жить нормальной жизнью.
   - Тир, а почему все так носятся с этой войной и предательницей? Ну, неужели всё было так ужасно? - задала я терзавший меня вопрос. Судя по отношению к этой исторической личности, она была хуже, чем Гитлер на Земле.
   Тиравьель посмотрел на меня удивлённо. Ну да, я задала тот самый вопрос, ответ на который должен понимать и ребёнок. В найденном учебнике истории были лишь сухие сводки - там захватили территорию, сям отвоевали...
   - Целый мир был отдан на расправу демонов, лились реки крови, и этот мир ждала бы такая же участь, если бы не барьер. - наконец произнёс он.
   Я передёрнула плечами.
   - И всё же что-то в этом не так, неправильно... - пробормотала вслух.
   Наверное, нам трудно понять друг друга. Разный менталитет. Он родился и воспитывался тут, а я пришла со стороны. И, кажется, что можно взглянуть на ситуацию свежим взглядом, а при этом молчать приходится. Со своим уставом в чужой монастырь не лезут. Тем более там, где это карается смертью.
   - Тир, прости, я не вижу причин для ненависти или неприязни. Ни к тебе, ни к твоим предкам. Даже тем, которые предали.
   Увы, история учит нас не доверять истории.
   Тиравьель поставил свой бокал на столик, забрал у меня мой, поставив рядом, а затем присел на одно колено и внимательно заглянул в глаза.
   - Прости, если говорю что-то не то...
   - Нет, Влада. К чему извинения... Просто я боялся, что ты воспримешь моё признание отрицательно.
   Но отрицательно я только мотнула головой, кусая губы от нерешительности. Когда он накрыл мою руку с его кольцом, я не выдержала. Сама прикоснулась пальцами его щеке, погладила, видя, как ярко вспыхиваю синие глаза.
   Наверное, он собирался меня поцеловать. Но я опередила и практически выдохнула в его губы вопрос.
   - Как на счёт ответного откровения, Тир?
   В синих глазах появилось изумление. Неужто он никогда не думал о том, кем я могу быть? Или давно решил, что я обычная сиротка?
   - Только не говори, что твои родители тоже были как-то связаны...
   - Этого я не знаю, Тир. - ответила я честно. - Как не знаю и своих родителей. Я никому не рассказывала, как попала в Академию. Как однажды в моём доме появился таинственный незнакомец, предъявивший документ об удочерении и сообщившем, что люди, которых считала родителями мне чужие. Как этот же незнакомец рассказал мне о том, что я могу заниматься своим любимым делом - изучать магию.
   - Он был магом? - спросил Тир, потому что я замолчала.
   - Возможно. Тогда была сильно ошарашена произошедшим. Он был очень убедительным, и я доверилась. Собрала вещи, переоделась и позволила отправить себя через портал. Еле успела попасть в Академию на отбор. - то что рассказывала я сейчас было со мной словно вчера. - И когда началось обучение, я ни на миг не пожалела о том, что поверила. Здесь я встретила друзей и тебя... - опять смущёно отвела взгляд, потому что Тир посмотрел на меня с такой нежностью, просто дух захватило. - Даже когда случались неприятности, мне легко было их переносить, быть лояльной к недругам и недоброжелателям, быстро забывать плохое. Потому что мир чудесен. Этот мир, наполненный магией и не забывший о чести. Многие из вас даже не замечают того, как это ценно. Но, Тир... там, где я росла, магии почти нет. Большинство не верит в неё, хотя и в тайне желает чуда. Там живут только люди, а остальные остались только в легендах.
   Эльф выглядел потрясённым. И это мягко выражаясь. Он даже вскочил на ноги и принялся расхаживать по комнате.
   - Это невероятно. Нас учат о том, что основных мира два, остальные же вселенные если и существуют, то находятся слишком далеко друг от друга! - говорил он быстро. - Чтобы преодолеть такой расстояние, помыслить невозможно, сколько энергии требуется. И при этом тебя всё равно отправляют сюда. В тот самый момент, когда ведьмы становятся вымирающей профессией. Когда на них ведётся беспощадная охота. Неужели, есть силы, которые на нашей стороне? Влада, может ли случиться, что есть и другие?
   Я растеряно развела руками. Этого я не знала. Да и вообще получается, что ввела эльфа в небольшое заблуждение, упомянув о Гекатосе, как о незнакомце. А ведь он практически родственником представился и сказал, что тут я должна пробудиться. Только если Тир так бурно отреагировал на мой перенос сюда, то, боюсь, его было бы потом трудно убедить, что я просто человек. Значит, пока придётся молчать и позволять ему строить догадки.
   - Тир, я не знаю, как это объяснить. Но возможно, мои родители просто были родом отсюда и обратились к кому-то могущественному, чтобы меня вернули на родину. - И на самом деле я подумывала об этом.
   - Возможно. - согласился эльф. - А знание древнеэльфийского?
   - Надо мной провели небольшой ритуал, чтобы я понимала языки и письменность. - вот теперь он знал почти всё. - Тир, это ведь останется между нами?
   Эльф снова приблизился, занимая прежнюю позицию, но в этот раз, беря моё лицо в ладони.
   - А ты сомневаешься, любимая?
   Как он меня назвал? О, боги! Наверное, я покраснела как никогда, радуясь тому, что освещение не слишком яркое.
   - Я доверяю тебе, Тир.
   - Спасибо, моя хорошая. - он обнял меня крепко-крепко и поцеловал в висок. - Я тебя никогда не предам и сохраню твою тайну, чего бы мне это не стоило. Где же и в каких мирах я ещё найду такое искреннее и чистое душой создание.
   - Спасибо, Тиравьель. - произнесла я тихо и осмелела настолько, чтобы обнять его в ответ и прикоснуться к тёмным шелковистым волосам. Я его люблю, конечно, люблю. Насколько сильно, покажет только время. Ведь и Хель с Дином и близнецами я тоже люблю. Просто оттого, что с Тиром поделилась тайной ещё и чувствую тепло благодарности за понимание.
   В который раз желаю, что я не эмпат. Наверное, Тир рад тому, что вместо волны презрения я в ответ на его тайну выдала свою. Как подсказывает мне сердце, это высшая степень доверия.
  

Глава 12. Смертельное плетение.

   Вернулась в родное общежитие я далеко за полночь. Точнее, меня вернули. Просто Тир не был бы самим собой, если бы не предоставил план нашей дальнейшей работы. А ещё он сделал очередное предложение, от которого невозможно отказаться.
   Признаться, я сама подумывала о том, что могла бы подрабатывать переводами текстов. Вот только рано или поздно это вызовет подозрения. Ну откуда, например, безродная провинциальная ведьмочка может знать тот же древнеэльфийский? А вот светлый эльф-книжник, происходящий из древнего рода, может. Да и дополнительный заработок не лишний. Особенно с пристрастием некоторых эльфов к личным порталам. Поэтому, я согласилась, даже не раздумывая.
   Мы отметили наше соглашение ещё бокальчиком вина, после которого сладкий туман и эйфория, вызванная в тот вечер, приобрели колоссальные масштабы. А ещё и усталость взяла своё. В итоге я начала уходить в нирвану с совершено счастливой улыбкой, под рассказ Тиравьеля. О чём был рассказ? Чёрт, надеюсь ни о чём особо важном ибо после того бокала я вообще ничегошеньки не помню.
   Последним воспоминанием был нежный почти невесомый поцелуй, вырвавший меня мгновение из полудрёмы, да заботливые руки, подоткнувшие одеяло. И, кажется, он что-то прошептал, но я уже не расслышала, окончательно уносясь в царство снов.
   Только какие-то высшие силы, очевидно, посчитали, что нельзя быть настолько бессовестно счастливой. И мне приснился кошмар.
   Тьма безлунной и беззвездной ночи. Запах дыма и крови. Сумасшедший бег сквозь лес и ночной туман.
   Страшно. Колотится в бешеном ритме сердце, словно норовя проломить грудную клетку. Стучит в висках кровь. Вены и мышцы горят огнём от напряжения. Волосы, заплетенные во множество косиц, гибкими змеиными хвостами хлещут по обнаженным лопаткам.
   Но я мчусь вперёд. Препятствия огибаются и перепрыгиваются на каком-то автомате. Я боюсь себя, потому что теряю контроль. Боюсь не успеть.
   Я уже близко. Ветер доносит запах крови и гари...
   Вылетаю на поляну, окруженную могучими деревьями. И одного взгляда достаточно, чтобы понять - поздно. Я опоздала!
   На поляне много убитых. Они разбросаны как тряпичные куклы. Словно никогда не были живыми существами. Их переломанные кости, торчащие из слабой плоти, белеют в темноте как жутковатые стебли каких-то растений.
   Но всё это я отмечаю автоматически и только периферийным зрением. Моё внимание сконцентрировано только на четырёх фигурах стоящих в центре и двух телах у их ног.
   Светлые эльфы с безжалостностью бездушных машин, казнившие себе подобных. Лучшие из лучших. Элитный отряд. Они обучены всевозможным способам убийства с помощью магии, оружия, мысли, голыми руками...
   Их не было на передовой войны. Не было в диверсионных отрядах...
   Но они явились, чтобы убить собственных сородичей, которые посмели идти против правил! Посмели быть честными и преданными!
   Они убили моих друзей...
   Гнев плескался в венах, как лава, но мой разум оставался холодным. Я понимала с особой чёткостью, как мне следует вести себя, чтобы не проиграть.
   - Ты... - только и выдохнул один из эльфов, когда мы встретились с ним глазами.
   Кажется, я хотела бросить ему презрительную усмешку, но получился только оскал.
   Больше никакой реакции. Никаких слов. Это бой, а в бою слова не нужны.
   Они атаковали разом. Вчетвером. Не теша себя надеждой, что победят поодиночке. Это было подло. Но правильно. И всё же глупо. Им не нужно было трогать моих друзей. Тогда бы был шанс...
   Пламя в моих венах не просто горело, но сжигало. Я прекрасно знала, чем буду расплачиваться, чтобы быть сильнее. Чтобы не пасть от рук недостойных врагов. Чтобы спасти тех, кого ещё можно спасти.
   Лезвия в моих руках не танцевали. Они были продолжениями моих рук. И окружающее пространство. Эта поляна. Тела у ног. Деревья и четвёрка эльфов, восставших против меня.
   Поэтому отражение собственных ударов казалось лишь игрой. И смертоносная огненная плеть, вдруг восставшая против своего хозяина. Обезумевшие и убившие друг друга эльфы элитного отряда. Последний противник, самый напористый и пытающийся удержать собственную нить воли. В его глазах боль и всепоглощающий страх от понимания, что он может потерять самого себя.
   - Нет, я прошу...
   Враг молится своим богам и роняет оружие из рук. Враг, в ужасе безволия и близости гибели, забывший, сколько раз сам поступал подло и грязно.
   Но смерти тоже ведомо милосердие. И враг падает замертво. Его сердце и разум просто не выдержали этой пытки.
   С земли раздаётся то ли шёпот, то ли хрип.
   Склоняюсь, чтобы в последний раз увидеть ещё живые синие глаза Караэля...
   Он продержался ровно до того момента, когда кончится моя битва. Почему же не сумел выжить до моего прихода? Я ведь так спешила...
   Я знаю, что не должна плакать, но слёзы из глаз катятся неудержимыми крупными каплями, смешиваясь с кровью и грязью на лице. И не знаю, что бы могла отдать, за его смех, улыбку и взгляд. Мой единственный друг, который никогда во мне не сомневался.
   - Люблю тебя... - прошептал он тихо и я не нашла в себе силы, чтобы удержать.
   Только запечатлела на его губах прощальный поцелуй и прошептала.
   - Я тебя всё равно найду, обещаю.
   Собственный плач стал похож на вой, слившийся с рёвом пламени, и воем стихий. Очистительное пламя превратило тела и всё живое вокруг в пепел. Земля, ветер и вода взбунтовались вокруг, присоединяясь к огненному неистовству.
   Спроси. Как возникла пустыня у западных лесов?..
   Проснулась я под утро. В слезах и с терзающим душу горьким чувством утраты. Я знала, что виной всему странный сон, но деталей уже не помнила. Неужели разговоры о проклятых вызвали такой отклик? Да, и, похоже, вино тоже не лучшим образом повлияло...
   Наверное, я поднялась слишком резко, потому что в голову тут же будто молотом ударило. Во рту было сухо, как в той самой проклятой пустыне и вдобавок к этому довольно мерзко. Больше никогда не буду пить, а особенно наравне с эльфом...
   Хлопнувшая дверь ванной отдалась взрывом в голове.
   - Удачно погуляли? - раздался голос новой соседки. Выглядела она свежей, выспавшейся и до неприличия довольной.
   - Удачнее некуда. - буркнула я. Сейчас меня радовала только одна вещь - то, что Лара тоже оказалась жаворонком и освободила для меня ванную. Пока не приму душ или для начала не умоюсь, соображать как раньше не смогу.
   Взяла из своих вещей чистое полотенце и форменную одежду. Зеркало в ванной заметила не сразу. Только после того, как повесила вещи на крючочки. Либо Лара приложила руку, либо сама Силайрис исправила упущение, без разницы. Но висящее над раковиной большое зеркало стало для меня одним из первых неприятных фактов за сегодняшний день. Утешало только то, что по ночам всё же дверь сюда закрыта.
   К тому, что выгляжу не самым лучшим образом, я уже привыкла и ничему не удивилась. Благо сегодня в основном ознакомительные занятия по предметам для первого курса и вводные лекции для второго курса. Есть шанс спрятаться от внимательных взглядов преподов.
   Через пятнадцать минут стараний, я выглядела сносно, хоть и чувствовала так, как будто по мне танк проехал. Даже внимания не обратила, как Лара ушла. Но в принципе мне было всё равно. Сама чуть не забыла расписание занятий взять.
   - Владиславушка.
   Это домовой окликнул уже на пороге.
   Я обернулась и нашла в себе силы поздороваться. Выглядел он как-то встрёпано и взволновано. Почти также, как в нашу первую встречу, когда негодовал по поводу одержимости прежней хозяйки чистотой.
   - Не нравится мне твоя новая соседка, Владиславушка. - состроив серьёзную мордашку, сообщил Егорыч. - Вредить не буду, но не доверяй ей. Дурное она замыслила.
   Эта информация была слишком неудобоваримой для моего разума, в его нынешнем состоянии. Поэтому, мне оставалось только согласиться и пообещать, что да, не буду доверять. Просто хотя я и не заметила за Ларой ничего дурного, мне не хотелось бы, чтобы домовой ей пакостил. Мы оба прекрасно понимали, что подозрение падёт исключительно на меня.
   А вообще странно. Обычно люди, которые негативно настроены против меня сразу вызывают отторжение. Но к Ларе я ничего такого не испытывала. Ну, девица и девица. С виду простая, без закидонов.
   На улице ярко и ласково сияло солнышко, которое между тем недружелюбно резануло по глазам. Я прикрыла глаза, мечтая о банальных солнцезащитных очках. Интересно, а такие здесь реально создать? Нужно поговорить с Тиравьелем. Цветное стекло тут изготавливают, это я точно знаю, видела. Останется только создать оправу.
   Среди вампиров и прочей разумной нечисти с повышенной светочувствительностью, такие очки должны пользоваться популярностью.
   Тиравьель подловил меня уже у столовой. Выглядел эльф до отвращения радостно и свежо. Не то, что некоторые...
   - Привет. - его рука на талии и лёгкий поцелуй в висок. - Почему такая мрачная?
   - Привет, Тир. - вздохнула я пользуясь возможностью опереть обо что-то, а в данный момент об него, своё бренное тело. Ну и пожаловалась, конечно. - Голова ужасно болит.
   - Странно. А ну-ка взгляни на меня. - попросил он.
   Я послушно повернула голову, чтобы утонуть в цвета осеннего неба глазах. У него было такое сосредоточенное выражение лица, когда его тонкие пальцы легли на мои виски, что я не смогла скрыть улыбки. А вскоре неприятные ощущения отпустили, и после минутной слабости по телу разлилось приятное, дарящее силы тепло.
   Эльф улыбнулся и, не выдержав, легонько поцеловал в губы, а затем потёрся своим носом о мой нос. В этом не было страсти. Только бесконечная нежность, как и в его глазах. Но я уже привычно залилась краской.
   - Спасибо, Тир.
   - Пойдём. Я не хочу оставлять тебя без завтрака. - тихо сказал он, увлекая к открытым дверям столовой.
   В Академии влюбленные парочки редкостью не являлись. Как-никак молодость, сердце требует любви и приключений. Но мне казалось, что все украдкой глядят на нас и перешёптываются. Ну да, видимо прошёл слух о помолвке. Обсуждают теперь нашу странную парочку. Высокий статный эльф, который, пожалуй, является обладателем идеальной внешности даже по отношению к своим сородичам. И я, ведьмочка мелкая. Очевидно, как минимум больше половины нашей славной Академии задаются вопросом "что он в ней нашёл?". Особенно эльфы. В глазах этих длинноухих в лучшем случае было заметно недоумение.
   - Расслабься. - посоветовал Тир и подтолкнул к столику, где уже сидели мои друзья.
   В глазах дроу плясали бесенята.
   - Как он светится. - хихикнула она тихонько.
   - Наверное, теперь в своё хранилище без светильников ходит. - не выдержал Рэмьен, пихая брата в бок. - Ты - выгодная невеста, Влада.
   - Но учти, просто так мы тебя не отдадим. - заметил Клавьер и многозначительно посмотрел на меня, а точнее на моё кольцо.
   Один Дин от подколов воздерживался. Молодой некромант с эльфом спелись давно. Как я подозревала ещё с зимних каникул, когда по очереди поздравляли меня с днём рождения и телепортировали зеркало в мою комнату. Из этого можно было сделать вывод, что если чьим мнением эльф интересовался, прежде чем сделать мне предложение, то это был мой названый братец и никто иной.
   Как выяснилось позже из вводных лекций и обмолвок преподавателей, в этом году нас ждало множество нововведений. Самым грандиозным из них стало введение показательного турнира, куда будут приглашаться высокопоставленные гости. Для этого на территории Академии создали настоящую арену и построили гостевой дом. Последний также предназначался и для родителей адептов, которые иногда посещали своих чад.
   Проведение магических турниров было интересной задумкой, учитывая то, что участвовать в них адепты будут, начиная с третьего курса. Мне и моим сокурсникам это пока не грозило.
   К сожалению, первый учебный день обрадовал не только любопытными новостями, но также имели место и последствия дня минувшего. День выдался насыщенным и завершением его стали показательные бои, которые тоже стали очередным нововведением. Мы, второкурсники, демонстрировали собственные достижения перед первым курсом. Видимо, это придумано для того, чтобы стимулировать желание последних к учёбе.
   Перед показательными боями, у нас было достаточно времени, чтобы переодеться. Но даже после того, как на полигоне для поединков собрались оба курса, Кьесси не спешил. Как это водится, адепты разбились на группки и болтали каждый о своём.
   Мы с Хель стояли в сторонке по той причине, что парни нас предательски оставили. Близнецы активно общались с сородичами - девушкой с факультета менталистов и двумя парнями с факультета боевой магии. Дин молча хмурился в компании согрупников. Судя по жестам, некроманты обсуждали нечто очень важное.
   Ненавязчиво отстранённая от этих разговоров тёмная эльфийка дулась на оборотня, как маленькая девочка и была не слишком разговорчивой. Мне оставалось только оказывать ей молчаливую моральную поддержку. Да и вообще мне проще было поговорить с Дином об их отношениях, чем с Хель, этой упрямой эльфийской ослицей.
   Голос, который донёсся до моих ушей, я не узнала, но поняла сразу - говорят обо мне.
   - О, пресветлая богиня, смотрите на эту бедняжку. Она абсолютно не знакома с правилами приличия и в надежде всем понравится, так и стремится всем угодить. Только так можно объяснить согласие на всё, что бы ей ни предложили. Носит вампирскую метку, дала согласие на брак с изгоем и стелется перед дроу.
   Посмотреть незаметно не получилось. Слова, нацеленные на то, чтобы обидеть меня, достигли цели. Нет, я очень хорошо могу подавлять гнев, а вот обиду скрывать так и не научилась.
   Та, кто вдруг решила ясным погожим днём смешать меня с грязью, была светлой эльфийкой. Эталоном эльфийской красоты. Только если у того же Тира красота была живая и тёплая, у данной эльфийки красота была иной. Без доли природного очарования. Она вызывала стойкую ассоциацию с фарфоровой куклой.
   Даже в тренировочной одежде, хрупкая и изящная. Держит идеальную осанку и хлопает густыми чёрными ресницами, скрывая за ними зелень глаз и надменный взгляд. Чёрная корона волос, тщательно уложенная и украшенная жемчужными заколками, резко контрастирует с белой кожей и идеально очерченными алыми губами.
   Само совершенство с ядовитым, как у змеи языком.
   Рядом с ней стоит скромная по сравнению с подругой шатенка, платиновая блондинка и... красоноволосая!
   Шатенка тоже эльфийка. Только в разговор не вступает. Так, кивает иногда. Высокая блондинка вроде человек и держится как аристократка. А вот красноволосая... это именно та самая надменная особа, встретившаяся мне в Чернокосье! Только кто она я так и не узнала, а что тут делает тем более.
   Девицы увидели, что я заметила их обсуждение, но не прекратили. Точнее, продолжила "кукла".
   - Интересно, а она согласиться убирать мою комнату, если я попрошу? - поинтересовалась она у подруг, фальшиво захихикав.
   - Не стоит. - покачала головой красноволосая. - А вдруг что-нибудь украдёт или вообще у неё блохи!
   Вся компания залилась игривым смехом, а я едва успела перехватить готовую сорваться со старта дроу.
   - Их нужно поставить на место. - прорычала она, оскалив внушительные клыки. В тёмных расширившихся зрачках уже бушевало пламя гнева, отражаясь на потемневшем золоте глаз. Мне стало жутко. Причём боялась я не столько за девиц, сколько за последствия, которые могут постигнуть мою подругу.
   - Хель, не нужно. - зашептала я. - Знаешь как у нас говорят "собака лает, ветер уносит". Не стоит с ними связываться.
   - Мне ничего не будет. - уверено рыкнула дроу, порываясь очевидно пойти на таран.
   - Пожалуйста, Хель. Я не сторонница грубых методов.
   Я уже собиралась позвать на помощь близнецов, чтобы они помогли остановить Хель. Но вовремя одумалась. Сама ведь на своей шкуре ощутила их напористость. У ребят характер ещё несносней. К тому же у них уже есть одно суровое предупреждение после того случая с выпущенным на свободу умертвием. И второй раз беды точно не избежать.
   Помочь мог только Дин, но ситуацию спас подошедший вовремя Кьесси. Его появление заткнуло распустивших языки аристократочек и усмирило гнев подруги. Никогда так не радовалась его появлению, как сейчас. Но я понимала, что беда лишь отсрочена и рано или поздно буря разразиться.
   Кто бы мог сомневаться, что против меня снова поставят Нерила. Парень вытянулся за лето, загорел и стал выглядеть более мужественно.
   Как-то на вопрос о том, почему меня ставят именно против Нерила, Хель ответила, что мы последние, кто может серьёзно покалечить друг друга. У Нерила яркая предрасположенность к огненной стихии и контроль над ней просто зашкаливает все мыслимые пределы. Я же одна из первых ведьм постигших взаимодействие с огнём.
   Теперь, чтобы причинить мне реальный вред огнём потребуется уровень архимага, ибо нужно сплести непростое боевое заклинание без возможности постороннего взаимодействия со стихией - "Пламя всесожжения". Выглядит это как безумная огненная волна, сметающая всё на своём пути и обладающая большим радиусом поражения. Спастись от неё может только тот, кто обладает не меньшей силой и способен послать встречное не менее разрушительное заклятие. Только разумнее успеть активировать портал и попросту смотаться, чем тратить силы. Не зря заклинание считалось нецелесообразным.
   Но моему нынешнему противнику было ещё далеко для заклинаний подобной силы. Он церемонно поклонился мне в ответ. Дрогнули губы в печальной усмешке и в руках появились огненные плети, извивающиеся у него ног словно живые. Хотя так оно и есть. Даже подчинённая стихия живая.
   Перед глазами возник эпизод из сна, посетившего мою похмельную голову минувшей ночью. Огненная плеть, восставшая против своего хозяина. Страшное зрелище, не вызвавшее во сне и тени эмоции или сожаления сейчас заставило вздрогнуть и пропустить удар.
   Один удар плети сбил с ног, а другой позволил огню обвиться вокруг моего запястья. Прокатившись по земле, чтобы уклонится от повторного удара свободной плети, я вскочила на ноги и попыталась позвать пламя. Но контроль Нерила за время нашей последней тренировочной битвы стал в разы сильнее. Пламя просто не давалось, тесно удерживаемое структурой заклятия.
   Парень многого достиг, пока я заговаривала урожай в Чернокосье. Но я не собиралась сдаваться. Воздух и земля - две противоположные стихии, но я уже училась сочетать взаимодействие с ними.
   Взметнувшиеся в воздух песчинки, устремившиеся к лицу мага, были только отвлекающим маневром. Он не ожидал, что земля под его ногами оживёт, и ослабил контроль.
   Перед глазами снова пронёсся страшный эпизод из сна...
   Я действовала по какому-то странному наитию, но огненные плети в руках Нерила словно две обезумевшие теперь змеи с шипением обожгли его руки и понеслись ко мне. Чтобы взвиться смерчем, переплетаясь с воздушной и земляной стихией... а где-то внизу я ощутила ток воды, пробивавшейся вверх.
   - Стоп! - раздался окрик архимага Кьесси.
   Но я уже не могла остановиться. Это было сильнее меня. Эмоции, пережитые во сне, накладывались на эмоции, испытанные перед боем. Я, совершено не задумываясь, готовилась повторить страшный сценарий, увиденный в кошмаре.
   Словно сквозь толщу воды я услышала крики, а затем что-то ударило меня по голове, и наступила тьма...
  
   Прикосновение тепла ощутимого лишь душой. Пожалуй, это было самое первое ощущение, которое пришло ко мне, когда начало возвращаться и сознание. Затем я почувствовала чьё-то физическое тёплое касание. Нежные пальцы гладили меня по тыльной стороне ладони и волосам. Потом я услышала родной голос, позвавший меня по имени, и открыла глаза.
   - Влада... - столько тревоги и нежности в этом голосе.
   - Тир. - как я рада его видеть. Никто не знает. Даже он не догадывается.
   Одного взгляда поверх его головы хватило, чтобы понять - мы в лазарете. И пока что одни в комнате.
   - Что произошло? - осторожно спросила я.
   - Нервный срыв. И тебя едва успели остановить от... - Тир вдруг замолчал осёкшись. Но я взглянула на него требовательным и умоляющим взглядом, после чего он всё же сдался. - Директор говорит, что ты едва себя не убила.
   - Я почти ничего не помню. - призналась я рассеяно. - Помню, как с самого начала не заладился бой. Потом я использовала связку из земли и ветра...
   Тиравьель вновь погладил меня по волосам и сказал:
   - Ты почти сплела стихии воедино, а это смертельно опасно. Даже при использовании некоторых ритуалов используют только эмпатическое взаимодействие с ним, но не более! Ты - ведьма, Влада, а стала действовать, как безумный боевой маг, решивший покончить жизнь самоубийством. Так поступают только на войне, когда терять уже нечего. Маг выгорает, подчиняя себе одновременно связку из всех стихий, но стихии успевают уничтожить всё живое вокруг. Последняя такая жертва была принесена в конце Великой войны. Один из эльфийских магов пожертвовал собой, чтобы уничтожить последних отступников. Так рядом с западными лесами возникла стеклянная пустыня.
   Я слушала Тиравьеля с широко распахнутыми глазами. Боги, что же я наделала! Повела себя как последняя истеричка! Поддалась на эмоции. А так нельзя идти в бой. Даже на тренировочный... я просто неудачница...
   - Тир, я не специально. Я действительно потеряла контроль над своими эмоциями. - признала я.
   - Но почему? Ещё утром было всё в порядке. - он посмотрел на меня с таким подозрением, что аж не по себе стало. - Кто тебя довёл до такого состояния?
   О, боги, я не могла сказать!
   - Видимо, наслоилось. Столько эмоций и ещё сон дурацкий. - сказала я и почти не солгала.
   - Что-то ты темнишь, Влада. - фыркнул Тир. Он всегда так реагировал, когда я пыталась его надуть. - Какой ещё сон?
   - Кошмарный. Я почти ничего не помню, но думаю, это приснилось мне после наших посиделок. - я смутилась. - Впечатлилась наверное воспоминаниями о той войне.
   Следующее его действие было чистой воды безумием. Тир просто резко подхватил меня на руки и активировал портал. Минута и я лежу в той самой комнате, которую уже почти считаю своей.
   - Не хочу, чтобы нас услышали. Даже случайно. - сказал он и зажёг магический светильник. - Так что там было такого в твоём сне? Вспоминай.
   От удивления и негодования, я даже засопела. Вот сам говорит, что у меня нервный срыв, и в то же время практически в приказном тоне вспоминать заставляет.
   - Тир, может быть не нужно? - жалобно попросила я, всем своим взглядом выражая надежду на доброту эльфа.
   - Нет, родная, я должен знать. Потому что не хочу повторения подобного.
   Вот же ж упёртый у меня жених. Не рогами, так ушами...
   - Хорошо. - сдалась я, потому что поблекшие утром воспоминания о сне вдруг начали пробуждаться и оживать в памяти. - В том сне я потеряла друга. И да, я сжигала себя там, чтобы успеть, не потерять. Бежала сквозь тьму и лес. На пределе своих возможностей. Но не успела. Когда я оказалась на месте, бой подошёл к концу. Остались только мёртвые и их убийцы. И вот тогда я обезумела. Это было кошмарно. Я убивала их уже ради того, чтобы просто последний раз посмотреть в его глаза, поймать последний вздох. - по щекам побежали слёзы. Снова. - Он умер у меня на руках. И тогда всё вокруг было перемолото в прах и сожжено...
   - Влада, это просто сон. - сказал эльф, прижимая меня к себе и стирая влажные дорожки слёз губами.
   Но почему мне кажется, что он пытается успокоить себя? На самом деле всё не так, я чувствую. Таких реалистичных снов не бывает. О чём я поспешила сказать вслух.
   - Он был очень реальным.
   - Понимаю, родная. - прошептал он, прижавшись своим лбом к моему. Синие глаза стали и вовсе ближе некуда...
   - Он был очень похож на тебя... Наверное в этом всё дело. - пробормотала я.
   - Кто?
   - Караэль.
   В этот момент моего эльфа словно током дёрнуло. Он выпрямился и застыл, а затем тряхнул головой, будто пытаясь отогнать навязчивую мысль.
   Видимо, имя было знакомым, а может и популярным среди его народа, я не знаю.
   Вскакивать на ноги и нервно мотать круги уже становилось у него привычкой.
   - О, боги... Влада, родная, больше не произноси этого имени. Никогда, слышишь? Особенно в таком контексте...
   - Да что такое? - не понимала я.
   - Это проклятое имя. - сказал Тир, резко развернувшись.
   - Любите вы тут имена проклинать. - буркнула я, отчего-то возмущенная до предела. Никогда не замечала за собой такой привычки, но сейчас я слишком легко и свободно выражала собственные эмоции. Обычно я многое скрываю и держу в себе, а тут как подменили.
   - Ты не понимаешь. Караэль Раэрейн - мой предок. - терпеливым тоном пояснил Тиравьель.
   Возмущением пришлось подавиться.
   Он задумчиво почесал затылок и сделал какой-то неопределённый жест рукой. Видимо подбирал следующие слова.
   - Ты слишком восприимчива к тонким планам бытия и для ведьмы это нормально. Но о таких вещах лучше не говорить.
   Да, что бы я без Тиравьеля делала, с ума сойти просто! Он настолько логичен, что может запросто сыграть роль адвоката дьявола. Но в данном случае адвоката одной не вполне вменяемой ведьмы.
   - Саэшдаар. - молвила я, вспоминая тех самых эльфов из сна.
   Тир замер, остолбенел. Брови сошлись к переносице. Никогда не видела его таким растерянным и взволнованным. Но лучше решить всё сразу, чем потом.
   - Элитный отряд магов-убийц. - добавила я.
   - Один из которых сотворил стеклянную пустыню. - буркнул эльф уже сердито.
   Я упрямо мотнула головой, по-прежнему не желая останавливаться.
   - В моём сне у последнего из них не выдержало сердце.
   - Светлые за такие слова убьют. - хмуро поведал мне жених.
   Приподнялась даже. Внутри блуждало странное желание доказать всему миру, ну или хотя бы отдельно взятому эльфу, что всё на самом деле не так как кажется. Хотелось докопаться до истины и явить её миру. И лишь крошечная часть здравомыслия вопила о том, что это всего лишь сон и следует прекратить.
   - У нас говорят, что историю пишут победители. Тут несколько другой случай, историю написали трусы, которые испугались, всё прокляли и назвали древнюю письменность узором.
   - Ох, милая, видимо действие успокоительного не прошло. - стонал эльф и чуть об стенку головой уже не бился. В этот раз я его кажется, довела до состояния отчаяния. Сейчас передумает и заберёт кольцо. А потом ещё и сдаст, кому следует. Но я и так очень долго молчала...
   - Действительно. - поддакнула я только лишь для того, чтобы немного сгладит ситуацию. Мне было очень жалко эльфа.
   - Не смей этого никому говорить. - повторил Тир с нажимом.
   - Я понимаю.
   - Видимо, не совсем. Ты далеко не глупая девушка, но наверное действительно нужно прибыть из иного мира, чтобы не понимать всю серьёзность и опасность ситуации. - он снова присел рядом с кроватью, чтобы заглянуть в глаза. - Прошла тысяча лет, но у нас есть повод быть осторожнее и сумеречные волки прямое тому доказательство. Война закончена, но понадобиться ещё время, чтобы отзвучало последнее эхо. Возможно, ты настолько восприимчива, что можешь в моменты высокого эмоционального напряжения, заглядывать в прошлое и видеть вещи для многих недоступные. Но даже если так и многое, чему нас учат - ложь. Ты должна молчать. Ещё живы те, кто помнит эту войну не понаслышке. И они сделают всё, чтобы уничтожить любую угрозу. Ты ведь не знаешь, с чего началось падение Никаэллит?
   Я отрицательно покачала головой. Откуда мне знать об этом. Тем более с такой "достоверной" историей.
   Эльф не спешил рассказывать. Сначала он снял камзол и, расположившись на кровати рядом со мной, притянул к себе. Я удобно устроилась у него подмышкой, положив голову на грудь и обняв рукой.
   - Историки пишут о том, что всё началось с того, как одна из самых сильных адепток Академии поддалась на уговоры демонов и в обмен на могущество согласилась помочь им завоевать мир, поработив остальные расы. Это официальная версия. И правильный ответ на подобный вопрос, кто бы ни поинтересовался.
   Кивнула, потому что он ждал. Хотел убедиться в том, что я осознала.
   - Но, видимо, есть и менее популярная версия. - напомнила я, даже затаив дыхание. Вообще мне было очень тепло и как ни странно, сейчас я его ничуть не смущалась. Наверное, начинала понемногу привыкать. Да, а к хорошему привыкать вообще легче лёгкого. Равномерное дыхание и звук ударов успокаивал и дарил неповторимое чувство защищённости.
   - Да. О том, что Никаэллит расшифровала записи древней эпохи. - продолжил эльф. - Никто не знает, какие выводы она сделала, но именно это подвигло девушку на освобождение демонов, которые впоследствии заполонили Эно.
   - Освобождение откуда? - не поняла я. Похоже, нынешняя история мира имеет более чем существенные пробелы. И масштабы гораздо ужаснее, чем кажется на первый взгляд.
   - Война разумных рас против демонов длиться не одно тысячелетие и говорят, что именно Эно не раз и не два становился полем битвы. Однажды их почти удалось победить. Демонов заперли за гранью мира в ловушке, из которой они не могли выбраться без помощи призывателя. Да и то существовали ограничения. Никаэллит удалось освободить сразу всех. И тут же был выдвинут ультиматум. Они предлагали отступить и оставить им Эно. Но древние короли были не согласны отдавать свои земли. И тогда полились те самые реки крови, о которых описывалось в книгах истории.
   - Но как демонам удалось победить? Если их основные силы были практически уничтожены и заперты... - недоумевала я.
   - У Никаэллит были сторонники. Помимо них существовало немало тех, кто польстился на знания демонов. - он зарылся носом в моих волосах, отчего голос стал глуше и на миг сильнее прижал к себе. - Признаться честно, мне уже всё равно кто был прав, а кто виноват в той войне. Я хочу только одного. Чтобы ты была счастлива и не подвергала себя опасности...
   Он встрепенулся, потому что в дверь стучали. Хотя нет, это был даже не стук, а угрожающая барабанная дробь.
   - Придётся открыть. - простонал мой эльф. - Подожди, я сейчас вернусь.
   С этими словами он поцеловал меня в макушку, и аккуратно высвободившись, пошёл встречать гостя.
   Конечно, я могла быть хорошей девочкой и послушаться жениха беспрекословно. Но это было бы не так интересно, верно?
   Выскользнув из-под одеяла, я подкралась к двери и, стараясь не шуметь, мягко приоткрыла. В этот момент, стук в дверь стих и послышались голоса. Архимаг Кьесси особо не скрывал, обуревавших эмоций, и потому его трудно было не узнать.
   - Что ты себе позволяешь, Тир! - прорычал он. - Зачем ты умыкнул адептку прямиком из лазарета?
   - Харольд, у неё был нервный срыв и здесь ей будет лучше. - эльф был спокоен, а оттого приходилось прислушиваться, чтобы расслышать его слова. - Девочка и так пострадала, а тут ты бы ещё примчался с допросом. Сам посуди...
   - Ты выяснил, почему это произошло? - уже тише, но не менее зло, поинтересовался директор.
   От любопытства я даже голову из-за двери высунула. Всё равно успею спрятаться, прежде чем Тир направиться обратно.
   - Нервное перенапряжение и что-то, послужившее спусковым крючком. Мне так и не удалось узнать. Но ты же уже знаешь, она гордая и до последнего будет выгораживать даже виноватого.
   Слушая слова Тира, я испытала огромную благодарность к нему. Вроде и не соврал, но ничего лишнего и не сказал. А с зарвавшейся аристократкой я как-нибудь и сама разберусь.
   - Упрямая девчонка. - засопел сердито директор. - Ты объяснил ей, что едва не произошло?
   - Объяснил. Она действительно потеряла контроль над эмоциями, но отныне я буду прикладывать все усилия, чтобы этого не произошло...
   - Я бы предложил поставить ограничитель... - задумчиво произнёс директор, но не успел договорить.
   - Нет, это не позволит ей нормально учиться! - отрезал Тир резко, чем очень меня удивил. - Харольд, это моя невеста и позволь мне самому о ней позаботиться.
   - Хорошо, Тир. А ты уверен?..
   - Более чем, мой друг. Я люблю эту девушку.
   У меня даже сердце замерло.
   - Ты сказал ей, почему живёшь здесь?
   Тиравьель ответил очень тихо, но я сумела расслышать.
   - Сказал... и знаешь, у неё настолько чистая душа, что она просто не понимает как за это можно ненавидеть. А если вспомнить о вампирах. Она не только их простила, но стала другом и приняла знак клана.
   - Ну, последнее я бы не счёл достижением. Скорее напротив, это глупость.
   - Знаю, но у меня есть основания, верить братьям.
   - Хорошо, присматривай за ней.
   После этого мужчины распрощались, и снова хлопнула дверь. Я тут же поспешила вернуться в постель.
   - Приходил директор Кьесси. - с порога сообщил Тиравьель и тут же как-то подозрительно на меня покосился. Пришлось очень постараться, чтобы придать своим глазам честное выражение. Эльф фыркнул. Ну, всё, спалил, значит.
   - Спасибо, что вступился за меня. - проговорила я смущёно пряча взгляд и комкая в руках тёмно-зелёную ткань покрывала.
   - Одевайся. - сказал Тир, вдруг подмигнув мне. - Буря миновала. Теперь можно и поужинать. Одежда в шкафу.
   Он вышел, чтобы не смущать меня ещё сильнее, а я тут же метнулась к упомянутому им шкафу, чтобы переодеться. Видимо, я действительно недолго была в отключке, раз время ужина ещё не прошло.
   К моему удивлению, тренировочной одежды на вешалке не было и в помине. Хотя если вспомнить свои ныряния в пыль, то оно и не удивительно. Вместо моей одежды на вешалке имелось только одно платье. Совсем не моё, кстати. Бледно-голубая лёгкая ткань с тёмными почти синими цветочным узорами и чёрной кружевной оборкой по краю лифа. Длинные рукава были рассечены на локтях, а на юбке два длинных разреза до колена, открывавшие белую шёлковую юбку. На талии тоже имелся чёрный кружевной поясок, имеющий скорее декоративное назначение, нежели практическое. Обувь зато была моей. Наверное, Тир успел сходить в мою комнату.
   Только мысль о том, что скоро эльфу станет интересно, почему я так долго копаюсь, и он заглянет в комнату, заставила меня надеть эту красоту. На самом деле я ощущала себя очень неловко, принимая от него такие подарки.
   Тир зашёл в комнату, когда я пыталась застегнуть последние пуговицы на спине.
   - Позволь, я помогу.
   Он подошёл ко мне, не дожидаясь разрешения, и ловкими пальцами застегнул все до единой пуговицы. Напоследок он не удержался от поцелуя в шею, после чего взял за руку, разворачивая к себе лицом. Синие глаза эльфа просто сияли звёздным светом. Похоже, ему очень нравилось, как я выгляжу.
   Затем, через мгновение, он снял с моих волос кожаный ремешок с черной бусиной и сам повязал мне на руку.
   - Как я понимаю, это важно.
   Просто киваю, позволяя распускать волосы по плечам.
   - Вот так намного лучше. Нужно установить зеркало сюда, чтобы ты видела...
   - Не нужно! - поспешно выдаю я.
   Моя реплика звучит слишком отрывисто и взволновано, чем хотелось бы.
   - Впервые сталкиваюсь с тем, чтобы девушка не любила зеркала.
   - Детский страх. - поясняю я и нисколечко при этом не лгу.
   - Но ты уже не ребёнок, а взрослая девушка. - голос эльфа сделался каким-то вкрадчивым и мурлычущим. - Красивая девушка...
   Его руки обхватили меня за талию и притянули к сильному мужскому телу. Глаза и губы эльфа были так близко, что уже не оставалось сомнений в его намерениях меня поцеловать...
   Но шум, раздавшийся откуда-то из-за двери, не позволил этим намерениям сбыться.
   - Теперь я не считаю это лучшей идеей... - засмеялся Тиравьель и, схватив меня за руку, повлёк за собой.
   Вопросы отпали сами собой, когда внизу в просторной столовой я увидела Хель, Дина и воронят. Тиравьель решил позвать их на ужин. А точнее на чаепитие, судя по тому, что Хель выкладывала из большого нарядного свёртка.
   - Наша героиня. - расплылся в улыбке Рэм.
   - Да, такое не скоро забудется. - поддакнул его старший брат.
   Я села на предложенный эльфом стул и обменялась с дроу виноватыми взглядами. Подруга, очевидно, считала себя ответственной за меня, потому что находилась ко мне ближе всех, а я же совсем не собиралась заставлять их переживать. Стечение событий. Огненные плети, будь они неладны. Если бы только Нерил обошёлся банальным фаерболом...
   - Умеешь ты выделиться. - заметил Дин с осуждением во взгляде, а затем и вовсе не выдержал и его понесло. - Влада, я серьёзно. Тебе везде удаётся найти то, чего остальные там не найдут и вляпаться куда-нибудь. Мне кажется или тебе стоит некоторое время ходить под конвоем своего жениха на занятия и работать строго под его контролем?
   - Поддерживаю. - хихикнула дроу, отпивая чай. - Вроде такая скромная и милая девушка. Но такая ходячая неприятность.
   На лицо выползла широкая и глупейшая из улыбок. Это они всего не знают.
   Воронята уловили мои эмоции и захихикали.
   - Ребят, не перегибайте палку, прошу. - сказала я, безжалостно ковыряя ложечкой многострадальное пирожное. - Тем более, каждый из вас видел отдельно взятые эпизоды, причём разделённые большими промежутками времени. А в последний раз вообще случайно получилось. - и добавила задумчиво и уже тише. - Хотя, когда не знаешь элементарных вещей, всё даже закономерно. Но я постараюсь быть осторожнее, обещаю.
   Ведь, по сути, и на самом деле многие неприятности случаются от этого. Дракон дал мне свою кровь, но, наверное, даже предположить не мог, что моя деятельная натура вляпается вот в такое.
   И, кажется, я поняла, какого учебника не хватает в Академии. Это должен быть объёмистая книга с подробным описанием способов при помощи которых, тут можно помереть. Стихии не сплетать, кровь драконов не пить, после сумерек, если ты ведьма, не выходить...
   - Видимо на практике по боевой магии ты теперь с фантомами работать будешь. - вклинился Тиравьель.
   Пожала плечами. Ну как ему Кьесси виднее, так пусть и будет.
   - Мне всё равно. Лишь бы не с Нерилом ставил. У него слишком высокий контроль над огненной стихией. - вспомнив мага я даже скривилась. С виду неплохой парень, но действует против меня слишком жёстко. Видимо никак не может простить того единственного поражения, что потерпел он зимой.
   - Сложный тип. - согласилась Хель, которая учится с ним на одном факультете между прочим.
   - Ладно, шут с ними со всеми. - сказала я, подумав в этот момент о девицах аристократках. - Есть у меня одна идея, которая заслуживает большего внимания.
   - Влада. - насторожено и до ужаса слажено, как будто тренировались, произнесли сразу трое - Дин, Хель и Тир. Близнецы с сияющими глазами смотрели на меня, ожидая нечто интересное.
   - Да всё в порядке. - махнула рукой я. - Это не связано с магией, хотя... если пораскинуть мозгами. В общем, мне нужна бумага и любой карандаш.
   Требуемые предметы с лёгкой руки Тира появились передо мной через пару минут. И я сразу же приступила к творчеству. Поскольку на Земле часто носила очки, особенно солнцезащитные, их конструкцию я прекрасно помнила. Оставалось только поточнее перенести это на бумагу и объяснить.
   Друзья с большим интересом наблюдали за "шедевром". Получалось не слишком хорошо, уж никудышный из меня художник. Поэтому пришлось по ходу дела и объяснять что к чему.
   - Как думаете, у вампиров это будет пользоваться популярностью? - поинтересовалась я у близнецов.
   Те слажено закивали.
   - Ты - гений. - заверил меня Клавьер. - А изготовлением можно заниматься прямо в клане.
   Я ответила ему самой тёплой и радостной улыбкой. Если такое изобретение появится в вампирском клане, никто ничего даже и не заподозрит.
   - Если удастся наложить на стёкла какие-нибудь полезные чары, вообще должно получиться шикарно. - подумав, мечтательно протянула я. - Но главное, зачаровать от повреждений.
   Жаль, что кроме очков мне особо и нечего привнести в местную культуру. В этом мире существовало множество полезных вещей, созданных при помощи магической мысли, а не технологии.
   - Это ж надо до такого додуматься. - почесал затылок Дин, склонившись над моими чертежами.
   - Изобретатель не я. - призналась моя скромная персона с кислым выражением лица. - Но это не значит, что мы не можем сделать. И проблем не должно возникнуть. Главное не говорить никому от кого поступила такая идея. - я невинно похлопала ресницами. - Кстати, форма и цвет линз может варьироваться по желанию, возможностям и надобностям.
   - Хм, твой способ направления энергии в мирное русло мне нравится. - заключил оборотень.
   - Да хватит переживать, Дин. Скоро Тир завалит меня работой по уши, я вообще тут пропишусь, и никуда лезть не буду. Только тогда очки мне нужны будут точно, а иначе тяжело будет пройтись погожим солнечным днём по улице с непривычки.
   - Мы прямо сегодня свяжемся с кланом. - заверил меня Клавьер.
   - Уже поздно. - хмыкнула Хель. - Завтра занятия, деятели.
   - Плевать. - махнул рукой Рэм. - Нам ночи хватит.
   Я сожалела о том, что не удалось поговорить с дроу, но пока мы разобрались с очками и при помощи Дина перерисовали чертежи очков, было уже далеко за полночь. Братья удрали первые, а следом ушла и наша парочка, оставив меня наедине с Тиром.
   Тиравьель конечно только того и ждал. Подошёл ближе и к себе притянул со словами:
   - А ты ведь и в самом деле можешь ко мне переехать.
   - Возможно. - уклончиво ответила я. - Но только после свадьбы.
   - Конечно. - согласился эльф как-то уж слишком легко, что заставило меня взметнуть удивлённо брови и посмотреть на него в упор. - Мне хочется быть рядом с тобой как можно чаще, а когда ты рядом мне трудно сдержаться, чтобы не подойти к тебе, не поцеловать и не желать большего. Твоя близость сводит меня с ума, Влада. Я не железный.
   Его слова и близость тела вогнали меня в краску. Я спрятала лицо на его груди, пытаясь перевести дыхание.
   Одна его рука оставалась на моей талии, а другая зарылась в волосах. Но через мгновение он склонился ниже, целуя в ушко и шею. По коже пробежали мурашки, а тело инстинктивно выгнулось. Поцелуй в губы уже не был таким как обычно. Его губы прикоснулись сначала к уголку моего рта, затем коснулись нижней губы, захватывая её в плен. Когда губ дотронулся его язык, от волнения у меня закружилась голова и подкосились ноги. И почему-то очень сильно захотелось потерять сознание. Слишком страшно стало.
   Но Тир всё-таки почувствовал неладное и отстранился.
   - Влада? С тобой всё в порядке? - спросил он тихим хрипловатым шёпотом.
   - Голова кружится. Переволновалась. - сказала я, прикрывая глаза. - Пожалуйста, отведи меня в общежитие.
   - Уже поздно и лучше я перенесу тебя. - с затаённой грустью произнёс он.
   Серебристая вспышка и мы оказались в моей комнате в общежитии. Свет не горел, но было видно, что моя соседка уже спит. Мы старались быть бесшумными, но лучше всего это получалось конечно у эльфа. Под его ногами даже половицы не скрипели.
   Он взял меня за руку, провёл пальцами по запястью и браслету с древнеэльфийской надписью "я буду ждать", затем поднёс к губам и поцеловал тыльную сторону ладони. Отступил и исчез в серебряном свете телепорта.
   Раздевшись, я аккуратно повесила платье на спинку стула и юркнула под одеяло. И только сейчас смогла расслабиться и отпустить чувства на волю. Нервное перенапряжение, говорит? Знал бы мой милый эльф, какой эффект оказывает на меня...
   Почему-то именно этим вечером, когда его руки и губы стали чуть смелее, я почувствовала, что не желаю и боюсь этих поцелуев. Сама себя не пойму. Факт обручения не вызывал у меня не единого противоречия, а вот последующая свадьба и жизнь с Тиравьелем вызывала дрожь и отторжение...
   Я чувствовала эльфа как бесконечно близкое и родное существо, но отчего-то воспринимала его откровенную ласку, как что-то недопустимое. Что происходит со мной, я не понимала. Возможно, просто ещё не время и позже я научусь видеть в нём любимого мужчину, а не только друга. Но сейчас я не могу ничего с собой поделать.
   Хель лучше других могла бы мне помочь советом и поддержать...
   С этой мыслью я и заснула.
   Этой ночью кошмаров не было, и снилась Академия. Солнечный осенний день не предвещавший абсолютно никакой беды. Красота и благодать, если бы все остальные считали также...
   Всё моё внимание сконцентрировано на группе эльфов. Кажется, назревает серьёзная драка. Все светлые. Шестеро против двоих - парня и девушки. К моему приходу все разговоры кончились, в ход пошла магия и кулаки.
   Успеваю построить щит и отбросить компанию от жертв воздушным кулаком. Даже смешно. Откуда-то знаю, что они всего лишь первокурсники, но их много и напали они на целителя и девушку-менталистку. Как низко.
   - Убирайся, человек! Это не твои проблемы! - рычит один из наглецов, поднимаясь с земли.
   - Допустим... - соглашаюсь я. - Но вы сначала докажите, что дело не моё.
   Эльфы слишком обозлены и бросаются на меня всем скопом. Их слишком много для меня одной, но на помощь приходят целитель и менталистка. Потребовалось приложить много сил, исчерпав почти весь невеликий пока магический ресурс. Но это того стоило. Наша троица в ссадинах и синяках, но противники повержены.
   - Благодарю за помощь. - говорит спасённый эльф протягивая руку. - Я - Караэль Раэрейн, а это моя невеста Мираэтель.
   Улыбаюсь им и пожимаю руки.
   - Лит Хальтэа.
   Имя, названное во сне, прозвучало резко, словно удар клинка о клинок. Это заставило меня проснуться и открыть глаза. И в эту ночь я могла сколько угодно убеждать себя в том, что сон есть сон. Просто странные видения, вызванные усталостью, поглощением большого количества информации и собственным воображением. Но в этих странных снах звучали слишком реальные имена.
  

Глава 13. Магистр Тень.

   Понадобилось всего два дня, чтобы шокировать Академию настолько, что все кто видел нас, открывали рты и роняли предметы из рук...
   А началось всё с близнецов, постучавшихся в окно с утра пораньше.
   Пользуясь тем, что Лара всё ещё торчит в ванной, я открыла окно и запустила шалопаев в комнату.
   - Только быстро, а то сейчас соседка выйдет. - прошептала я, позволив заключить себя в короткие братские объятия.
   Клавьер тут же встал на одно колено и протянул мне прямоугольную бархатную коробочку с серебряной окантовкой и знаком Серебряного Ворона на крышке. Заинтригованная я приняла сей дар у него из рук и открыла...
   Признаться честно, я даже не ожидала, что первые очки вампиров получатся такими изящными. Они не просто оправдали мои надежды, но и превзошли их! Я тут же радостно расцеловала обоих.
   - Давай, собирайся скорее, мы тебя за дверью подождём! - прошептал Рэм, по глазам которого я видела, что они что-то задумали.
   - А ничего, что это женское общежитие? - хихикнула я.
   - Неее, это нам даже на руку! - загадочно пояснил Рэм и выскочил за дверь.
   Клавьер смазанной тенью метнулся к шкафу и выудив оттуда какие-то предметы моего гардероба.
   - Только это и ничего другого! - сказал он, перед тем как выйти.
   - И волосы распусти! - зашипел в приоткрывшуюся дверь Рэм.
   Заразы клыкастые. Настолько заинтриговали, что я не смела ослушаться, и покорно нацепила именно то, что для меня выбрали.
   Эту одежду выбирали мы с Хель, а иначе я бы наверное тоже купила что-то попроще. В общем, устав дожидаться Лару я переоблачилась из ночной сорочки в приталенную чёрную блузку, узкие чёрные брючки, которые просто идеально заправлялись в сапожки. Переместив ремешок на запястье, я распустила волосы и расчесалась.
   Сумка для тетрадок несколько не вписывалась в образ, но лямку почти не заметно было под волосами и такое можно было стерпеть. Последним шагом стали тёмные очки и подведенные алым губы. Переодевалась я быстро и наплескавшаяся вволю Лара застала только мой уход.
   - А... - только и выдала она.
   - Доброе утро. - откликнулась я и вышла.
   Вместо бодрящего душа меня ждали две довольные клыкастые улыбки. Пара секунд и браться скрыли свои бесстыжие глаза за не менее элегантными, чем у меня очками.
   - Позёры. - шепнула я, когда они заняли места по левую и правую руку, а затем с торжественностью и грацией, на которую способны только вампиры начали своё дефиле к общей столовой.
   - Ты была права, эта штука пользуется успехом. - тихо произнёс довольный донельзя Клавьер.
   - Нам помогли оформить патент, и теперь будем получать процент от продаж. - поделился Рэм. - Это твоя доля, ведьмочка.
   - Барыги. - хихикнула я. - Вам тоже за посредничество полагается.
   - На этот счёт не беспокойся, это тоже учтено. - заверил меня Клавьер.
   - Ну, точно барыги.
   Наше передвижение по женскому общежитию, а затем к столовой вызывало лёгкую оторопь у окружающих. Они застывали, пялились на нас и протирали глаза. Многим, видимо, казалось, что они ещё не проснулись, ага.
   - Слушай, Влада, а у тебя точно больше никаких идей нет? - деловито поинтересовался Рэм, галантно открывая передо мной дверь столовой.
   Я чуть не покатилась со смеху. Повезло мне несказанно с моими вампирами-предпринимателями, ничего не скажешь. А по поводу "изобретений" и в самом деле нужно подумать. Глядишь, возникнет в чём-нибудь нужда, вспомню. А так пока в голову ничего не идёт.
   Друзья были в восторге от очков и тут же собирались заказать себе, как братья порадовали тем, что предоставили всем модельные экземпляры. Тир после завтрака побежал хвастаться архимагу Кьесси, а мы отправились на занятия.
   День прошёл в довольно торжественной разгильдяйской обстановке, поскольку каждому из нас приходилось удовлетворять интерес сокурсников и учителей. Мы представляли очки, как новомодное вампирское изобретение, защищающее от солнечного света глаза. О моём участии в "изобретении" не было сказано ни слова, как и договаривались. Да и вообще все, кроме близнецов якобы выступали в роли моделей, а вот эти клыкастые зато купались в лучах славы. Я ничуть не была против, и даже обрадовалась, что в этот раз самоутвердились они за мой счёт именно таким образом.
   Кстати, те аристократки со дня памятного урока практической боевой магии, всё это время держались от меня на расстоянии. Хотя подозреваю, что причиной этому были друзья, которые находились рядом больше привычного.
   Одним из моих самых любимых занятий, стала верховая езда. Хоть раньше ещё живя на Земле, я страшилась и близко к лошадям подходить, теперь я наловчилась взлетать в седло как заправская наездница, и уверено держаться.
   На одном из таких занятий мне удалось поговорить с Хель о волнующем меня вопросе. Начать пришлось издалека, но проницательная дроу всё поняла.
   - Хель, а что ты чувствуешь, когда тебя целует Дин? - спросила я.
   Девушка скосила на меня взгляд и крепче сжала поводья лошади.
   - Я думала, у тебя есть тот, на ком ты можешь проверить ощущения. Или он тебя только в щёчку целует? - поинтересовалась она, стараясь сохранить серьёзное выражение лица. Наверное, чтобы не обидеть. Я ведь для неё по возрасту была как младшая сестрёнка. Мелочь еще. Особенно в том, что касается отношений.
   - Я серьёзно. Мне нужно знать, что испытывают при настоящем поцелуе, когда любят...
   - Оу, подруга, а ты всё-таки не уверенна... - протянула Хель, бросив на меня сочувствующий взгляд.
   Я кивнула. Ну кому я ещё признаюсь в этом, как не ей.
   - Мне кажется, что я люблю его только как друга и не способна на большее, Хель. Он такой хороший, заботливый, добрый, но... не знаю. - тихо проговорила я, зная, что всё равно дроу расслышит.
   - Милая. - девушка дотронулась моего плеча. В золотых глазах было столько сочувствия, что не были бы мы на лошадях, боюсь, кому-то суждено было бы стать жилеткой для слёз. Но я сдержалась. Верно был выбран момент для разговора.
   - Он говорит, что готов ждать и даже на браслете часов это выгравировал. - призналась я.
   - Он влюблён в тебя и это заметно со стороны. - сказала дроу. - Знаешь, я целовалась и раньше, но никогда не испытывала такого, как рядом с Дином. Представь, что ты теряешь ощущение пространства и паришь над миром на огромных лёгких крыльях... Вот это я ощущаю когда вижу его. А когда целует, то мир вообще исчезает и душа наполняется ощущением бесконечного счастья...
   Замечтавшаяся подруга вдруг осеклась и покраснела, как маленькая девочка.
   - Спасибо, Хель. - искренне поблагодарила я её и спустя какое-то время добавила. - Рядом с Тиром мне тепло и уютно, но такие же ощущения у меня возникают и рядом с вами. А когда целует мне просто страшно и стыдно, я теряюсь, волнуюсь, но... никаких крыльев нет. И я боюсь сказать ему об этом, потому что знаю - это разобьёт ему сердце.
   Хель грустно покачала головой и спросила:
   - Зачем ты вообще ответила согласием на его предложение?
   - В тот момент, я почувствовала, что так будет правильно. Я подчинилась голосу сердца. Но знала бы я, что оно станет молчать сейчас...
   Кто знает, может быть, раса истинных и вымерла по той самой причине, что вечно руководствовалась только голосом сердца, но не разума?..
   - Влада, ты ещё очень молода и возможно не можешь здраво осмыслить своё решение. Я могу дать тебе только один совет. Если не уверена - не торопись с событиями. А Тиравьель действительно поймёт и будет ждать. Он и так понимает, я чувствую это.
   Кивнула и даже постаралась улыбнуться.
   Действительно не подруга, а чудо моё с золотыми очами. Выговорившись и послушав совета, я сумела успокоиться и настроиться на позитивное мышление. Курс на обучение, а там будь, что будет.
   Со временем, совершенно случайно, мне удалось узнать о том, на каких факультетах обучаются мои обидчицы аристократки. Предводительница эльфийка, кто бы мог подумать, оказалась адепткой факультета некромантии. Не менее интересующая меня девица с необычными красными волосами была боевым магом с весьма посредственными талантами. Эльфийка шатенка обучалась ментальной магии, как и блондинка человеческой расы.
   Откуда возникло столько неприязни вызванной к моей персоне, было непонятно. Хотя, возможно, инициатива травли исходила как раз от красноволосой. Приревновала меня к своему так называемому мужу и до сих пор успокоиться не может. Странная. И старовата уже для обучения в Академии. Я ведь считала их уже состоявшимися наёмниками, ну или аферистами.
   Одной не менее странной вещью была неприязнь домового к Ларе. Стараясь избегать слишком долгого нахождения в обществе Тиравьеля, я не теряла времени даром, делая свои домашние задания и работу исключительно в комнате общежития. Это позволяло чаще общаться со своей соседкой и убеждаться в том, что она вполне милая девушка.
   Странная порой и временами немного замкнутая особа мне досталась, но и я веду себя не лучше. Особенно, когда начинают сниться эти странные и выматывающие сны, где я - Лит. Это дало мне повод задуматься о том, что сказал мне парень-дракон у озера. Он говорил, что когда-то давно, более тысячи лет назад я жила здесь, а значит, могла и обучаться в Академии.
   Подумать только... те исторические личностями, ставшие героями, жертвами и проклятыми... я могла знать их. И не зря мне кажется, что не всё так гладко с историей. Ведь не просто так я покинула этот мир. Предпочла начать всё сначала. Хотя, я испугаться тоже могла. Например, войны...
   Но с другой стороны. Я чаще всего совершаю опрометчивые поступки, чем трусливо отступаю. Как и в этот раз...
   Было довольно поздно и вопреки привычному положению вещей, я попала в свою комнату раньше, чем Лара. Где она пропадает, я понятия не имела и даже не придала бы этому значения, если бы не надумала спуститься в Хранилище. Тиравьель в такое позднее время уже у себя, а значит, ничто не помешает мне пройти в дальнюю комнату. Зачем? Просто вдруг захотелось вернуться к древним записям и изучить внимательнее. Как младшему Хранителю мне это вовсе не запрещается.
   Таким образом, нагло воспользовавшись своим служебным положением, я намылилась в Хранилище. Но, увы, дойти до него оказалось не судьба...
   Между учебным корпусом и нашим женским общежитием, похоже, назревала драка. Точнее избиение. Поскольку ситуацию, когда трое против одного, иначе и не назовёшь.
   Жертвой избиения к моему величайшему удивлению оказалась моя соседка, ну а вот опознав в личностях истязательниц тех самых аристократок, я ничуть не удивилась. Шатенки не было. А вот все остальные тут как тут.
   Они распяли Лару на земле при помощи некромантского заклятия и пока только насмехались. Серьёзно. Против некромантов пока особо нечего было противопоставить. Разрушать их заклятия мгновенно мне не под силу.
   - Ну что, приступим к уроку хороших манер? - поинтересовалась у несчастной эльфийка, одетая сейчас в чёрный брючный костюм, что позволяло ей сливаться с темнотой.
   - Я правда не хотела. Отпустите. - тихо, как будто сквозь зубы произнесла девушка, лежащая у их ног.
   В руке девицы с красными волосами что-то сверкнуло, и одежда на жертве задымилась. Это пора прекращать.
   - Отпустите девушку. - сказала я, чем заставила всю троицу обернуться.
   Кукольное лицо эльфийки, выделяющееся в темноте бледным пятном исказилось насмешливой гримаской.
   - Ой, вот и наша буйнопомешаная деревенщина. Хочешь присоединиться к своей подружке? Давай, у нас как раз интересное занятие намечается.
   - Благодарю за предложение, но завтра уроки, к которым ещё нужно готовиться, и нам не до ваших глупых игр. - ответила я, проигнорировав оскорбление.
   Попытка прорваться сквозь ментальные щиты сопровождалась огненной атакой красноволосой.
   Недаром они были новенькими. Особенно менталистка. Потому как весь второй курс знал, насколько неблагодарное дело лезть в мой разум, закалённый двумя клыкастыми разгильдяями.
   Огонь. Я могла бы принять его на себя, но уклонилась, влетев на добрых два метра вверх, а затем вошла во взаимодействие с воздушной стихией.
   Поиграем?
   Я соглашаюсь и чувствую, как отступает страх перед некроманткой. Девица с красными волосами обращается и через несколько секунд между мной и злорадно улыбающейся эльфийкой появляется скалящаяся красная рысь.
   Нелегко уклоняться от заклятий некроманта и от прыжков оборотня одновременно, но это даёт возможность выиграть время для Лары. Каким-то образом она освобождается и уже между ней и менталисткой завязывается обычная кошачья потасовка с тасканием за волосы и визгом.
   - Трусиха! - кричит эльфийка, когда я очередной раз отскакиваю, сбивая её с ног ветряным крылом. - Ты ничего не значишь без своих дружков!
   Лёгкость и насмешливость духов воздуха заразна и я делаю шутовской поклон прямо в воздухе. Внизу, под ногами, ярится и рычит огненная рысь.
   Кажется, она что-то говорила про блох?
   Да, пакостные заговорчики из раздела тёмной магии я не зря повторяла в Чернокосье. Но моим шедевром был особый заговор, составленный лично. Кого-то ждёт сюрприз.
   Кажется, наша потасовка разбудила как минимум половину общежития. Кто-то даже из окна высунулся. Только зря я отвлеклась. Эльфийке всё-таки удалось меня достать. Обжигающий холод пронзил правое плечо и откинул назад. Я покатилась по газону и не успела подняться, как рысь нависла прямо надо мной.
   Инстинктивно в попытке защититься я вцепилась в лапы большой кошки. Та предупреждающе зарычала и, оскалив пасть, каким-то змеиным рывком вцепилась в моё плечо. В жёлтых глазах полыхала ярость и безумие. Ничего человеческого в тот момент в оборотне не было. От боли я заорала и попыталась отодрать зверя, но она воспользовалась этим, чтобы начать полосовать когтями...
   Я уже ожидала, что рассвирепевшая рысь вгрызётся в моё горло и раздерёт грудную клетку, но помощь всё-таки подоспела. Хотя, учитывая то, что мы всех перебудили это закономерно.
   Моими спасителями стали старшекурсницы во главе с Силайрис. Они быстро разняли нас и растащили подальше друг от друга. Эльфийка что-то кричала, доказывая свою правоту и нашу виновность, но мне уже было всё равно. Раны от когтей оборотня были настолько глубокими и болезненными, что я начала терять сознание от пылающей боли и стремительно покидавшей моё тщедушное тело, крови. А у меня даже не хватало сил, чтобы самостоятельно затворить кровь.
   Последнее, что запомнилось, это лицо какой-то эльфийки со светлыми волосами. Она склонилась надо мной и что-то быстро шептала. Под этот шёпот сознание померкло окончательно.
   Иногда сознание приходит почти сразу. И быстрее чем хотелось. Я очнулась оттого, что меня приволокли в лазарет и попытались раздеть. Сначала очень вяло, но потом, найдя откуда-то силы, я стала сопротивляться.
   - Успокойся! Иначе мне придётся тебя усыпить! - заорала целительница. Та самая эльфийка блондинистой внешности.
   Как это усыпить? Как старую больную кошку или собаку? Разум отказывался воспринимать происходящее адекватно, но зато вовсю работали инстинкты, которые и толкали меня на яростное сопротивление. Кажется, я даже укусила её, отчего та взвизгнула и отскочила.
   - Ну, всё! - зарычала эльфийка.
   - Осканилиэль! Оставь, я сам. - раздался чей-то родной голос совсем рядом. - И выйди, пожалуйста.
   Целительница отступила, и вместо неё надо мной склонился Тиравьель, взволнованный и бледный.
   - Но мастер...
   - Выйди! - уже прорычал он эльфийке, и та поспешила ретироваться.
   В отличие от своей коллеги, Тир не спешил меня раздевать. Он оценивал серьёзность повреждений, невзирая на кровь и обрывки одежды.
   - Горе ты моё. - прошептал он. - Ну совсем тебя оставить нельзя.
   Чувствовала ли я себя виноватой в этот миг? Нет, я бесстыдно кайфовала от ощущения целительного тепла и получала эстетическое удовольствие от созерцания одного крайне сосредоточенного эльфа за работой.
   - Ты даже не оправдываешься. Совсем совести нет, да? - закончив процедуры исцеления, поинтересовался он, склонив голову на бок.
   В синих глазах столько укора, но...
   - Неа. - отвечаю я кое-как ворочая языком. В горле страшно пересохло, и металлический запах собственной крови только усугубляет ситуацию.
   Разговаривать совсем не хочется, вот пить - очень.
   Эльф всё понял без лишних просьб и принёс чашку с тёплой водичкой.
   - Пей, чудовище. И знай, в этот раз от личного разговора с Кьесси не отвертеться.
   Я даже поперхнулась, после чего меня заботливо похлопали по спинке.
   - Тир, они на Лару напали. Я должна была мимо пройти? Да ещё эта рысь ненормальная... её вообще не должно быть в Академии. - разозлившись не на шутку, выдала я.
   - Что вы вообще делали на улице ночью? - подозрительно сузив глаза, поинтересовался мой жених.
   - Что делала там Лара, я не знаю. Её не было в комнате. Я вышла посмотреть и увидела, как они прижали её заклятием к земле и издевались.
   Это почти не было ложью. И, похоже, Тир поверил мне.
   Прости, мой друг, но лучше тебе не знать о древних текстах, которые я могу читать.
   - В твоём случае, лучше пройти. Они бы не убили её. - резковато буркнул он.
   И мой гнев, основанный на стремлении поступать по чести вдруг разбавился горьким сожалением. Перед глазами всплыл похожий случай, но только произошёдший с Лит и Караэлем. В том случае у меня тоже был выбор, но почему же я, не задумываясь, выбрала поединок с превосходящими силами? Пресловутый голос сердца? Если бы не он, всё могло быть другим?
   - Возможно. - глухо отозвалась я прикрыв глаза и ответив скорее самой себе, нежели Тиравьелю.
   Сейчас мне не хотелось ни смотреть на него, ни разговаривать. И дело было не в нём. Скорее во мне самой.
   Когда я прибыла в этот мир, всё начиналось так славно. Полёт на метле оказался лишь маленьким недоразумением. Встреченный в переулках сумеречный волк - страшным приключением.
   Но то, что твориться сейчас - это просто какой-то хаос. Мои мысли и сны, а ещё эти новенькие - всё вместе выбивает меня из колеи. Если так пойдёт и дальше, меня отчислят из Академии. А идти недоучке некуда. Даже ведьм в деревни и сёла направляют не просто так, а по распределению. Работа без лицензии карается законом. Поэтому я отрицательно отнеслась к тем двоим проходимцам. Видимо, у красноволосой имеются только базовые знания, вот пообломавшись, как некогда в Чернокосье, и приехала в Кхаэсс поступать.
   Поговорить бы с Ра, но вряд ли он расскажет что-нибудь. Сказал же, сама должна дойти. Грустно в общем, хоть вешайся. Особенно в виду того, что скоро с директором разговор предстоит.
   - Тебе переодеться нужно. - хмуро произнёс эльф. - Ты ведь не хочешь демонстрировать своё украшение.
   Я мрачно мотнула головой. Наградил меня Халлэ, ничего не скажешь.
   Разговор с Кьесси предполагался только завтра. А потому я настоятельно попросила Тира о том, чтобы он отправил меня в комнату общежития. После таких ранений я чувствовала невероятную слабость. Но ночевка в лазарете не была пределом моих мечтаний.
   Когда эльф появился в моей комнате, чтобы оставить моё многострадальное тело и снова исчезнуть, Лара уже находилась там. Увидев меня, она расширила от ужаса глаза и даже рот ладошкой прикрыла.
   - Настолько ужасно выгляжу? - поинтересовалась я, захромав по направлению к ванной комнате.
   - Влада, прости, это всё из-за меня! - воскликнула девушка, на глазах которой выступили слёзы.
   - Нет, скорее всего, это из-за меня сорвались на тебе. - отмахнулась я.
   - Мы с Верилиэстиль столкнулись сегодня в столовой. Тогда всё и началось.
   Пришлось даже остановиться, чтобы выслушать занимательный рассказ моей соседки по комнате о том, как она столкнулась с младшей эльфийской принцессой в столовой академии. Нет, ничего опрокинуто и пролито не было. И извинения целительница принесла сразу же. И возможно инцидент был бы забыт, если бы не случайная встреча на улице. Девушка на свою беду задержалась в лазарете, после первых практических занятий. Верилиэстиль в это время решила прогуляться под окнами общежития. Насколько целенаправленно, неизвестно.
   Выслушав этот рассказ, я почти убедилась в том, что столкновение в столовой было подстроено.
   На следующий день, я ничуть не удивилась, когда услышала вопль и проклятия, перебудившие всю общагу. Это проснулась наша рыська с вылезшими за ночь волосами и экземой, высыпавшей по всему телу. К её крику присоединился визг соседки, которая узрела и блох.
   Через пару минут в комнату ворвалась моя подруга дроу.
   - Ну ты сурова, Влада. Так кошечку отделала. - сказала она, обнимая меня. - Прости, не знала, что вчера случилось. - она покраснела. - Мы с Дином в городе гуляли.
   - Ничего, всё обошлось. - привычно отмахнулась я. - Сегодня предстоит разговор с директором. Вот это страшнее.
   Дроу согласно кивнула.
   В столовую мы пошли втроём, по пути рассказав тёмной эльфийке о том, что вчера произошло. Сказать, что подруга была зла, значит, сильно преуменьшить.
   - Да что она себе позволяет! - прошипела она, а в глазах появился опасный блеск.
   - Обычная курица, каких много. - хмыкнула я. - Она не стоит того, чтобы из-за неё вылетать из Академии.
   - Наделённая магическим даром курица. - поправила меня Лара.
   - Мне всё равно. Ещё одно движение и я её заткну. - пообещала дроу.
   И я знала. Если Хель пообещала, значит, слово сдержит. Только вот от этого не легче мне. Она бесстрашная и до чёртиков целеустремлённая.
  
   - Адептка Владислава Светлая! Я слышал версии каждой из участниц вчерашних событий, настала ваша очередь. - прозвучало это в устах директора так угрожающе, что я поёжилась даже.
   В первый раз вообще в его кабинете. И аскетичность наверное удивила бы меня, если бы не этот взгляд. Мне казалось, что директор уже мысленно препарировал меня, едва я только возникла на пороге.
   Вопреки ожиданиям он стоял у окна, а мне предложил занять единственное кресло напротив массивного тёмного стола, пустынного как та самая аномальная стеклянная пустыня.
   Ощущала я себя, мягко говоря, не в своей тарелке. Но отмалчиваться, смысла нет.
   - Вы можете указать причину, по которой это произошло?
   Я отрицательно качнула головой.
   Объяснять мотивы вздорных эльфиек? Уж увольте.
   - Показания слишком отличаются друг от друга. Чтобы доказать правду, нам придётся прибегнуть к досмотру памяти. Вы дадите согласие на эту процедуру?
   О чём-то подобном я конечно слышала. И без согласия этот досмотр не проводится. Только вот одна проблема - открыться может не только тот участок памяти, что интересует специалиста, но и многое, совершенно не касающееся дела.
   Беда была в том, что разрешения от меня требовали лишь формально. Фактически всё решили за меня.
   - Допрашивать особ королевской крови мы не можем. Ваша соседка отказалась от процедуры. Остаётесь только вы. - подтвердил мои мысли директор.
   - Нет. - ответила я уверенно.
   - Простите, что? - Кьесси показалось, что он ослышался.
   - Я отказываюсь и делайте со мной, что хотите. - не выдержала я. Если что-то вскроется при досмотре, меня убьют. А если просто исключат, у меня будет шанс на выживание.
   Внезапно дверь с грохотом открылась, и на пороге возник уже знакомый мне блондин. Моё настроение упало ниже плинтуса. Видимо он за свою лысеющую кошку пришёл заступаться. Я предпочла спрятаться в кресле, но было поздно. Тёмные глаза уже скользнули по мне.
   - Где Рийси ин Каар? - спросил он с порога.
   Директор издал страдальческий стон.
   - Так это твоя?
   - Уже не важно. Кого она покалечила?
   Кьесси украдкой скосил глаза в мою сторону. Я приготовилась терять сознание. Так, на всякий случай. Если душу с меня вытрясать начнут.
   Совершенно бесцеремонным образом, этот тип подошёл к креслу и, рывком развернув к себе, поднял за запястья. Ну, в своём репертуаре...
   Тёмно-карие глаза смотрели на меня хмуро, но без тени злости.
   - Э, привет. - вырвалось у меня. - Уже всё в порядке, правда.
   - Кхм... - вклинился директор. - Адептку Рийси заперли в лазарете. Заберёшь?
   - Да, а что с ней?
   - Эм, я даже не знаю, как это назвать...
   - Трёхвалентная порча.- подсказала я и скромно потупила взор.
   Назвать самостоятельно разработанный вид порчи трёхвалентным или коротко "трояном", пришло в мою голову по трём причинам. Во-первых, болезней, что она передавала, было три. Во-вторых, блохи в течение определённого времени служили переносчиками порчи. Правда, с одним маленьким изъяном, передавалось только оборотням и только при непосредственном контакте. Ну а в-третьих, хоть какая-то память о родине.
   Скука - зверь страшный и моё изобретение родилось именно от безделья. Собиралась использовать эту милую порчу ещё в Чернокосье в том случае, если оборотни снова пожалуют. Но вчера я заразилась легкомыслием воздушных элементалей и просто не сумела удержаться. И как оказалось, не зря. Она действительно заслужила. Не жалею, не раскаиваюсь.
   - Адептка Светлая? - насторожился директор.
   - Блох деактивирую. - пообещала я и на всякий случай добавила, стыдливо опустив ресницы. - Всё остальное со временем вылечится естественными способами.
   По правде говоря, можно было и всё остальное снять быстрее, но меня после вчерашней кровопотери штормило страшно. Пусть и красноволосая помучается.
   - Пошли. - сказал блондин вновь вытаскивая меня из кресла.
   - Вы не можете так идти... - хотел было возразить директор.
   - Верно. Без метлы она слишком медлительна и неуклюжа. - согласился темноглазый и... подхватив мою тушку, перекинул через плечо и вынес в открытую дверь.
   Впервые видела настолько изумлённый взгляд у архимага Кьесси.
   Боги! А, между прочим, у нас уже обед должен кончиться. Следующим занятием шли расы. И я, очевидно, опоздаю на него.
   На нас смотрели все кому не лень, а всё что я могла, это сердито сопеть за плечом у светловолосого изверга. А ему будто и нипочём мой вес, шагает скользящей походкой и в ус не дует. Я же краснея от злости и того, что меня вниз головой держат, отчаянно жалела о том, что не изучила заклинание паралича. Допрыгался бы тут один...
   Перед лазаретом он меня всё-таки поставил на ноги.
   - Негодяй! - фыркнула я, сдувая упавшую на глаза чёлку.
   В ответ на это мне улыбнулись нахально и беззаботно и подтолкнули к двери.
   По пути встретилась та самая эльфийка, что осматривала меня вчера. Она побледнела и указала коридор в конце которого, по её словам, и находилась палата оборотня.
   Я уже собиралась было сделать первый шаг к палате, как вдруг магический свет резко погас, а моя многострадальная персона была зажата в самом тёмном углу.
   - А теперь, коротко и по существу. Ты расскажешь мне о том, что произошло вчера вечером.
   Распростёршаяся надо мной тень и мрачно поблёскивающие тёмные глаза выглядели внушительно и пугающе. Но мне было любопытно другое.
   - Обычно это всегда действует? - поинтересовалась я.
   - Безотказно. - подтвердил этот... о точно, вспомнила Сайр. Странное имя вообще. - Просто посмотри мне в глаза.
   - О, мудрый Каа, не хочется мне повторить судьбу бедных бандерлогов. - не выдержала я.
   Ох, не зря мне Тир особого успокаивающего чая дал утром... а может быть, это наглость заразная.
   Я упёрлась в грудь блондина ладошками, а взгляд вперила в переносицу. Как советуют психологи, чтобы создать иллюзию того, что в глаза человеку смотришь. А ладошки упёрла скорее просто, чтобы чувствовать, что это реальный человек, а не призрак какой-нибудь.
   - Послушай, вчера три девицы напали на мою соседку по комнате. Я защищала её, а впоследствии и свою жизнь. Рысь эта твоя вообще меня чуть не убила, а потому своё наказание заслужила. - попыталась донести я, надеясь что поймёт и распинаться как перед директором мне не придётся.
   - Маленькая мстительная ведьмочка. - вкрадчивым голосом протянул Сайр, накрыв мои ладошки своей широкой ладонью, и прижимая к груди. - Гроза оборотней.
   - Ты подожди, я паралич выучу и больше не позволю себя так таскать. - пообещала я, пытаясь не выдать нервную дрожь, поскольку чувствовала как его сердце бьётся практически под моими пальцами.
   - О, да, ты страшная женщина. - рассмеялся светловолосый, вторая рука которого обвила мою талию и прижала к его телу так крепко, что невозможно было пошевелиться или вывернуться. Собственное сердцебиение отдавалось где-то в горле, а ноги подкашивались, отказываясь держать. Да он издевается или новый вид пытки выдумал. - Расколдуешь мне рысь или?..
   Мне так сильно захотелось узнать, что значит это самое "или", но в коридоре послышался страшный грохот и крики. Один из голосов кажется, принадлежал Тиравьелю. Чёрт...
   Повернув голову, я с ужасом обнаружила, что мы стоим в сфере, состоящей из густой тьмы. За её пределами был свет и какие-то тени, одна из которых стремилась прорваться сюда. Почему-то я ничуть не сомневалась в том, что это Тир.
   - А он упрямый. - шепнул блондин у меня над ухом. - Смотри, как пробиться пытается. Переживает, наверное. И не знает, что это ты виновата. Вот не вредничала бы, никто ничего и не заметил.
   Я моментально воспылала злостью и желанием кое-кого наказать. Тьма вокруг зашевелилась и словно живая, шевелясь, влекомая странным сверхъестественным ветром.
   - Чудовище! - прошипела я.
   - Ведьма. - последовал невозмутимый ответ. - Успокойся уже. Пошли.
   Прямо в тёмной сфере открылась дверь, ведущая в светлую палату, откуда прямо на нас уже неслась облезлая рысь. Просвет появился всего лишь на миг, но его хватило, чтобы зверь проник внутрь сферы.
   Сайр быстро отпустил меня и поистине с чудовищной скоростью перехватил рысь.
   - Деактивируй. - приказал он.
   И, несмотря на то, что мне хотелось совершенно иного, я послушалась.
   Меньше минуты потребовалось на то, чтобы разрушить собственные чары. Теперь этот облезлый кошак будет абсолютно незаразным и скоро избавится от других последствий.
   Сайр сделал пас, и рысь перестала дёргаться, тут же обмякнув. Взяв её на руки, он кивнул мне в знак благодарности и исчез. Тьма его окружавшая, словно втянулась в одну точку и в один миг вернулись звуки и голоса.
   Тир, а это на самом деле был он, бросился ко мне, хватая за плечи и заглядывая в глаза.
   - Влада с тобой всё в порядке? - спросил он взволнованным, я бы даже сказала испуганным голосом.
   - Да, конечно. - откликнулась я, задумчиво прикидывая, почему должно быть иначе.
   - Хорошо. - он крепко прижал меня к себе, гладя по голове. - Я впервые так испугался. Думал, тебя магистр Ордена Ночных Теней на допрос забирает.
   Эм... а вот теперь мне стало по-настоящему страшно.
  
  

Глава 14. Смерть осени.

   Битый час уже сидела над учебником, но ни черта в нём не видела, в который раз перечитывая одни и те же строчки. Я по-прежнему пребывала в шоке.
   Меня по всей Академии таскал на плече, как какой-то не очень значимый груз, сам великий магистр Ордена Ночных Теней. А та самая Рийси, которую я порчей трёхвалентной приложила, была никем иным как послушницей в ордене. Тут шпионила она, да... потому что Орден везде. Как местный аналог Большого Брата.
   Что такое Орден Ночных Теней я поняла ещё вначале обучения, поскольку это одно из самых важных для нормального существования в этом мире знаний.
   Орден Ночных Теней выполняет карательные функции и имеет практически неограниченные права повсеместно по всей империи. Исключениями являются только дворец и Академия.
   Связываться с Орденом станет только отчаянный безумец, и я на собственном опыте сумела убедиться, почему так. Именно воин Ордена убил сумеречную тварь, которая ранила моих воронят.
   А что касается самого магистра Ордена Ночных Теней, так это вообще легендарная личность. Чтобы иметь приблизительное представление нужно представить Великого Инквизитора, ниндзя и мага в одном лице. Как назло, в том самом лице, на которое я столько раз случайно налетала и которому дерзила. Осознание этого порождало стойкое ощущение, что не случайно. Если Орден карает предателей и отступников магов, то он просто обязан следить за Академией, а также всеми более или менее странными адептами.
   И за мной совершенно точно наблюдали эти зоркие тёмные глаза...
   Жутко. И как будто так проблем не было. И тут бы пообещать (ну хотя бы себе), что буду примерной ведьмочкой и прилежной адепткой, только страшно зарекаться.
   Но есть в последних событиях и свои положительные стороны. Рийси отчислили из Академии, а меня оставили. Что касается эльфийской принцессы, Тиравьель при случае сказал, что конфликт исчерпан и ко мне претензий нет. Подозрительно это, но не может не радовать. Следует новая попытка зажить нормальной спокойной жизнью простой адептки. Учёба и работа. Друзья и жених. И никаких вылазок за пределы Академии.
   Поздние осенние вечера в компании с магическим светильником и учебниками стали для меня совсем привычными.
   - Влада, а ты идёшь на бал? - поинтересовалась вдруг Лара, отвлекая меня от труда Октиэля Карсани "Традиции и быт светлых эльфов Эно". Данный трактат был написан на древнеэльфийском и в данный момент переписывался мною на общий. Рука уже устала, но Тиравьель предупредил, что завтра последний срок. Я спешила, прилагая все усилия, чтобы сохранить аккуратность письма.
   - Какой бал? - удивлённо вскинулась я.
   - Ох, ведьмочка, ты вообще из этого мира? - со смехом поинтересовалась целительница, ненароком заставив меня напрячься. - Вчера объявили, что у нас пройдёт осенний бал, куда съедется весь свет. Будет проведён показательный турнир и устроена большая ярмарка.
   О, нет. Это всё конечно, интересно, но тааакой хаос. Бррр...
   Не хочу идти на бал, но платье есть, а значит, меня силком потащат. В десять рук...
   - Значит, пойду. - рассудила я. - Хотя, если гонок на мётлах не будет, я ещё подумаю.
   - Ты это сейчас шутишь так? - настороженно поинтересовалась Лара.
   Поспешила успокоить и согласиться, что да, шучу я так. А то нервные после той драки и явления магистра все стали. Думают обо мне невесть что, шарахаются некоторые даже. А я что, я ничего... белая и пушистая. Вот недавно на днях собственный рецепт мгновенного паралича с деактивацией создала. Только бы попробовать на ком-то, а то вдруг неучтённые побочные эффекты есть. Заодно и наработаю заговор.
   На магистре хотела испытать, когда не знала, что он магистр. А теперь уже как-то не хочется. Спасибо и на том, что Рийси свою простил мне.
   Интересно только, а она на самом деле его жена или только прикидывалась?
   Отчего-то не идёт этот вопрос у меня из головы и всё тут.
   На мой взгляд, рысь слишком глупая и взрывоопасная. Вот дали ей задание - следить за адептами Академии, а она не придумала ничего лучшего, как к группе принцессы этой эльфийской присоединиться. Да и едва не убила меня. Провалила задание глупая рысь. Такую бы точно этот нахальный инквизитор в жёны не выбрал.
   Удачно подгадали день для бала. Хотя я не удивлюсь, если расстарались маги. Как бы то ни было, погода для последних дней осени выдалась отличная.
   В первой половине дня должно было состояться открытие первого магического турнира. Адепты ждали этого с предвкушением. И к началу огромная площадь трибун была занята адептами всех возрастов. Отдельно находились места для горожан и ложи для высокопоставленных лиц. Арена была закрыта специальным магическим барьером, а потому риска, что пострадает кто-нибудь из гостей, не было никакого.
   Приятным сюрпризом стало то, что очки и в самом деле получили большую популярность. И вся наша честная компания могла лицезреть, не только адептов щеголяющих в солнцезащитных очках, но и некоторых важных господ и дам в отдельной ложе.
   Больше мы никакие из идей воплощать в реальность не спешили. Доход и от очков был неплохой. И признаться, я испытала некоторое удовлетворение сравнимое со злорадством, когда узрела великого и ужасного магистра Ордена Ночных Теней, щеголяющим в наших очках. Вот уж о чём он не догадывается, так это наверняка о том, от кого поступила идея на производство. И эта странная мысль несказанно грела душу. Ну надо же хоть как-то моему обычно дремлющему духу бунтарства проявляться.
   Я решила, что на турнире надевать платье ни к чему, а поэтому красовалась в тёмном брючном костюме и солнцезащитных очках. Волосы были собраны в высокий хвост и свободно ниспадали на спину и плечи.
   Тиравьель немного поворчал по этому поводу, но, в конце концов, успокоился, поскольку слышавшая наш спор дроу намекнула ему, что для бала в моём гардеробе имеется сногсшибательное новое платье. А когда я узнала, что на балу будет присутствовать весь высший свет, то с благодарностью вспомнила подругу. Пусть иногда упорство Хель и пугает, но в данном случае оно принесло приятные плоды.
   Когда на арену выходили старшекурсники и закончившие Академию маги, я втайне им завидовала. Пусть матушка Исмин и говорила о том, что профессия ведьмы крайне важна и незаменима для самого мироздания, но, ни одна из ведьм не сможет того, что может боевой маг. А всем, кто обладал истинным магическим зрением, было что посмотреть. Щиты и заклятия, построенные с выверенной до божественной точностью, переливались в руках магов и светились, раскрашенные нитями стихий.
   Поединки, в которых участвовали преимущественно боевые маги, поражали своей красотой и мастерством исполнения. И наблюдая за всем этим, я не могла отвести глаз. Да и скажу прямо, так было проще не замечать того, кто смотрел в такие моменты на меня.
   Задумал ли что-то магистр Ордена Ночных Теней, назвавшийся Сайром и какие игры ведёт, мне знать не хотелось. И главная причина была не во мне. За мной всегда стоят они, самые верные и преданные друзья, которые совершенно точно знаю, вступятся за меня. Они не побегут от опасности, какой бы она ни была. И оттого страшно. И оттого я сторонюсь тайн. Не хочу, чтобы они пострадали. Ведь кроме них у меня тут и нет никого, а значит, они мне как родные. Моя семья.
   В перерывах между боями я украдкой рассматривала ложу для высокопоставленных персон. Я впервые видела императора - статного брюнета одетого во всё белое. Он сидел на своём месте в окружении семьи и телохранителей и, как казалось, расслабленно наблюдал за происходящим.
   Жена и дочь императора были белокурыми блондинками. Жена под стать мужу облачилась в пышное белое платье, а дочь предстала в бледно-голубом. Дополнительные силовые щиты не давали рассмотреть их ауры и удовлетворить любопытство - сколько в верхушке власти магов.
   Турнир подошёл к концу только в около обеденное время. Большой поток людей сразу же ломанулся на ярмарку. Мне несмотря ни на что туда идти не хотелось, и я выбрала спокойную атмосферу в компании Тиравьеля и чашки травяного чая. Успокаивающего, кстати. Он вообще меня после того случая со сплетением стихий стал исключительно успокаивающими нервы чаями баловать. Дабы больше не возникло у одной ведьмочки желание себе волшебное харакири сделать.
   - Ну вот, а ты идти не хотела. - протянула соседка по комнате посматривая на меня с завистью и восхищением. Хотя последнее явно было адресовано исключительно платью.
   Зеркало установленное в ванной комнате пришлось как нельзя кстати, и теперь я могла рассмотреть наряд, выбранный ещё осенью с тёмной эльфийкой. Корсаж платья, цвета тёмного вина тесно облегавший талию и грудь украшен тонкой тёмно-золотой вышивкой по краю лифа. Руки и всё пространство до горла покрывает чёрная сеточка, надежно маскирующая чёрный узор на руке и кожаный ремешок, снятый с волос. На шее и запястьях узкие ленты такого же цвета, как и узор на лифе. Юбка свободными складками ниспадает почти до пола, позволяя видеть лишь тёмно-алый носок сапожек и чёрный каблук.
   Волосы я тщательно причесала, убрав с висков и скрепив на затылке золотистой заколкой в виде полураскрытой лилии. Эту красоту мне привезли близнецы, когда последний раз отлучались из Академии по делам клана.
   Целительница была одета на порядок скромнее и красовалась в простом платье цвета молодой листвы с открытым декольте и тёмно-зелёной воздушной накидкой. Волосы она уложила, зачесав назад и закрепив местным заменителем геля для волос, который издавал едва уловимый запах жасмина.
   Пока я занималась макияжем, при помощи эльфийской косметики накладывая на веки тоненький слой искрящейся на свету золотой краски и подчёркивая контур глаз тончайшим карандашом, пришла Хель.
   Тёмная эльфийка редко носила юбки и платья, даже на занятия стараясь одеться не по форме, а так как ей нравилось, то есть в чёрные брюки и рубашку. Поэтому видеть её в шикарном тёмно-синем платье было как минимум непривычно. Волосы тёмная эльфийка заколола двумя палочками, оставив свободными несколько светлых прядей, причудливо контрастирующих с обнажённой кожей её плеч.
   Как и планировалось, бал состоялся в самой Академии. В большом бальном зале, над которым поработали сами магистры, использовав пространственную магию. Народа собралось много, но обычных городских жителей тут не было. Остались только специально приглашённые гости.
   Честно сказать я не ожидала такой красоты. Когда мы вошли в зал через большой арочный проход, мне показалось, что я попала из Академии прямо во дворец.
   - Вот что значит, профессионально наведённый морок. - восхитилась Хель.
   И в самом деле. Маги превзошли сами себя. В зал кажущийся практически бесконечным вели широкие ступени. Незримые музыканты выводили лёгкую фоновую музыку, которая разносилась над головами празднично одетых адептов и приглашённых господ. А выше простирался не потолок, а купол ночного неба, усыпанного яркими звёздами. Но самые яркие из них были настоящими светильниками и освещали пространство, создавая странную иллюзию светлой ночи.
   - Ты великолепна. - произнёс Тир, целуя мне руку.
   В отличие от многих присутствующих здесь мужчин, эльф был одет в светло-зелёный камзол. Ему бы крылышки ещё и вылитый ангел. Я подарила ему одну из самых тёплых своих улыбок и глаза, сверкающие в этом странном освещении тёмными сапфирами, наполнились теплом и нежностью.
   Почему-то очень сильно захотелось его обнять, но сдержали правила приличия. Поэтому я просто встала по левую руку от эльфа и также как и другие стала ждать начала бала.
   Я огляделась, выискивая глазами друзей, и заметила Дина, который держал за руку счастливую Хель. А также близнецов к большому неудовольствию моей соседки выбравших в спутницы на этот вечер пару клыкастых адепток первого курса. Ниарис из клана Полуночной Тени и Янайю из клана Безымянной Звезды. Накануне бала я была представлена их избранницам, как младшая сестра близнецов. Не думала, что девушки воспримут меня нормально, но юные вампирши оказались славными и лишёнными расовых предрассудков.
   Лара надеялась, что я, как её соседка и почти подруга, смогу повлиять на близнецов и подтолкнуть одного из них к тому, чтобы он пригласил её на бал. И я, возможно, честно поговорила бы с ними на эту тему, если бы они не познакомили меня с Ниарис и Янайей. Пришлось возвращаться в комнату с неутешительной для целительницы новостью, ну а той идти на бал одной. Что поделать, девушек было в Академии гораздо больше, чем парней и на всех не хватало.
   Где-то раздался знакомый заливистый смех и, повернув голову, я заметила принцессу в окружении своей свиты. Вся троица нашла себе пару среди старшекурсников. Ладно, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы автомат в нашу сторону не направляло...
   - Его величество император Алиэсьер Грелиан ди Нирени! - объявил магический глашатай, когда на ступенях возник император в сопровождение семейства. - Её величество императрица Брина Тариата ди Нирени! И её высочество принцесса Алиэсса Карин ди Нирени!
   Блистательную императорскую чету сопровождали и телохранители, которые сохраняли профессиональный непринуждённый вид, прикидываясь обычными придворными. Но отчего-то я сразу выделила их из толпы.
   Далее следовали придворные, особые гости, приглашённые со всех концов империи и конечно преподавательский состав. Открытие бала состоялось в торжественной атмосфере, уже порядком накалённой изнывающими от бездействия адептами. Ведь для мага нет ничего хуже, чем слоняться без дела.
   - Позвольте пригласить вас на танец адептка Владислава Светлая. - произнёс Тиравьель улыбаясь одними глазами.
   Я согласно подала руку, и он увлёк меня в центр зала.
   - Не волнуйся, родная. - прошептал он когда раздались первые звуки музыки. - Первая часть - самая простая. Вы же проходили на занятиях.
   Да, проходили, но я никогда бы не подумала, что буду танцевать в одном зале с такими важными гостями.
   Но первый танец и в самом деле был очень простым. Тиравьель прекрасно танцует, а мне остаётся только повторять движения партнёра. Где-то в середине танца я полностью втягиваюсь в этот нехитрый процесс и танцую уже более раскованно.
   - Ну как тебе? - спрашиваю я, в очередной раз делая шаг к эльфу и переплетая наши пальцы, чтобы сделать головокружительный поворот и быть пойманной его сильной рукой.
   - Умница. - одними губами шепчет Тир, а в синих, как ясное небо глазах столько веселья, что у меня словно камень с души сваливается.
   Последующие танцы лишь немногим сложнее первого. Я уже вовсю развлекаюсь и, наконец, начинаю понимать, сколько удовольствия можно получать от этого.
   После третьего танца меня "крадут" близнецы, поочерёдно рассказывая о договоре с артефакторами, которые усовершенствуют наш проект на собственный лад, добавив некоторые свойства защиты. И всё это сопровождается безумными пируэтами на грани фола, взлётами и падениями в ловкие вампирские руки.
   Звучит местный аналог танго, но две клыкастые трещотки не могут никак успокоиться и сами того не желая превращают танец (который и так на грани приличия, между прочим) в нечто и вовсе шальное и небывалое.
   Мы демонстрировали то, чего раньше никто не делал. Танго втроём. Страстный танец и не менее страстные деловые переговоры, делают окружающее каким-то несущественным. Оттого я не сразу замечаю, сколько заинтересованных взглядов устремлено на нас. Боги, они даже расступились и мы в центре внимания.
   Когда стих последний аккорд, я была пунцовая. Хотелось как можно скорее затеряться в разодетой в пух и прах толпе, но под громогласные аплодисменты это оказалось крайне сложно сделать.
   - Позвольте пригласить вас на следующий танец. - раздался глубокий бархатистый баритон. Этот голос был мне абсолютно незнаком, поэтому я обернулась, старательно скрывая своё удивление.
   Передо мной стоял высокий импозантный мужчина лет пятидесяти в тёмно сером с серебром камзоле и благородной сединой на висках. Готова была поклясться, что я его где-то видела.
   - Герцог Фиорейн Саткх Кхаесский. - представился он.
   Ого, какие люди! Чтоб меня сумеречный волк слопал!
   - Адептка Владислава Светлая, факультет изначальной магии, второй курс. - ответила я, надеясь, что голос звучит уверенно. И присела в реверансе.
   Герцог сверкнул сталью глаз и, запечатлев на моей руке церемонный поцелуй, повёл танцевать. Краем глаза, я заметила вытянувшиеся лица друзей, а также на миг пересеклась взглядом с Тиравьелем. Эльф если не ревновал, то нервничал точно.
   - Мой сын много рассказывал о вас. - произнёс мужчина, беря меня за руку и придерживая за талию.
   - Ваш сын? Извините...
   Я действительно не понимала. С герцогами в стенах Академии я вроде не пересекалась. А собственные друзья на эту роль уж точно не годились.
   - Нерил. - подсказал он.
   Ох, вот оно как. Тот самый боевой маг, которому Кьесси предоставил меня мутузить на практических занятиях.
   - Да, Нерил. Очень способный адепт.
   - Как и вы, Владислава. - вновь смутил меня герцог. - Я знаю, что ещё рано об этом говорить. Но я буду бесконечно рад, если такая способная девушка как вы, останется в Кхаессе по завершению обучения.
   Да он не устаёт меня поражать! Хотя учитывая то, как обхаживают моих сокурсниц ведьмочек, удивляться не следует. Вымирающая и востребованная профессия. И вербовка начинается с первых курсов. Кстати, подозреваю, что именно по этой причине, несмотря на все проблемы, которые я притягивала словно магнит, Кьесси относился ко мне более чем лояльно.
   - Если обстоятельства не заставят меня покинуть Кхаэсс, я обязательно останусь. - ответила я. Мне нравился этот город. И если всё же я свяжу свою судьбу с Тиравьелем, то и вовсе продолжу жить на территории Академии. - Мы предполагаем, боги располагают.
   - Вы правы. - в серых глазах удивление быстро сменилось пониманием и, как мне показалось, уважением. Мне определённо начинал нравиться правитель Кхаэсса.
   Следующий танец снова я танцевала с Тиром. Эльф знал герцога в лицо и потому сразу поинтересовался, что тому от меня было нужно. Понять, что это - ревность или беспокойство за мою дальнейшую судьбу я не смогла. Это опять навело меня на мысль, что мы не слишком подходим друг для друга. Он не всегда понимает меня, а я порой не могу определить, чего он от меня хочет. Странно, глупо и рождает ощущение, как будто я не в своей тарелке.
   Положение спас посыльный, который сообщил о том, что мастера Хранителя срочно ожидают на нижнем этаже. Тиравьель удивился, но всё же ушёл, оставив меня в гордом одиночестве. Впрочем, оно было недолгим.
   - Нет ничего хуже ревнивого эльфа, верно? - поинтересовался вкрадчивый голос прямо над ухом. Голос, который я узнаю из тысячи.
   По коже прошёл холодок. И вот он, уже стоит напротив меня в чёрном камзоле и без привычного плаща. Благо соотношение роста позволяет не смотреть в его глаза.
   - Добрый вечер. - говорю я, исполняя реверанс и слегка склоняя при этом голову, что позволяет мне узнать одну любопытную вещь. Это чудовище никогда не расстаётся со своим мясницким ножичком. - Хочу предупредить сразу. Я не танцую.
   Магистр Ордена Ночной Тени рассмеялся.
   - Вечер и в самом деле добрый. И скажу прямо, я не собирался никого приглашать. Но теперь, боюсь, не сдержусь от наказания одной маленькой лгуньи. - произнёс он и протянул мне руку.
   И, несмотря на то, что я не видела магистра на балу, это не значило, что он не видел меня. Значит, и танец с близнецами заметил. Дьявол! Будь он кем-нибудь другим, я бы нашла в себе силы на новый предлог и отказалась. А так, пришлось вложить свою руку в его широкую ладонь.
   - Замёрзла. - констатировал он, целуя мою руку и, как мне показалось, задержавшись над ней несколько дольше, чем положено, позволив ощутить горячее дыхание своей кожей.
   Конечно, замёрзла. Да у меня кровь в венах стынет, когда он появился.
   Зазвучала скрипка, и я с первых нот узнала этот танец. О, нет, только не он! "Битва". Название говорило само за себя. Агрессивная музыка, больше напоминающая военный марш, разбавленный стонами рыдающей скрипки и движения, такие же резкие, передававшие сам дух войны.
   Я застываю напротив него, с гордо поднятой головой. Нет, не смотрю в его глаза, но так положено. Затем, моя правая рука ложится на его левое плечо. Делаю медленный скользящий круг, оказываясь перед партнёром спиной. Так тесно, что кажется, чувствую его дыхание. Его обжигающая даже сквозь ткань платья ладонь, ложится на мою талию, а правая рука на моей левой руке. Надрывается звонко скрипка, делаем два шага вперёд вместе, а затем резкий разворот и вот я уже лицом к лицу нет не с партнёром, а противником.
   Руки застывают на его груди, будто в жесте защиты. Но щиты не помогут, и враг идёт в наступление. Дробная музыка сменяется пронзительной скрипкой. Я отступаю под дерзким натиском, а затем падаю, словно сражённая. Но окончательного падения не происходит, поскольку крепкая мужская ладонь продолжает удерживать меня за талию, и я лечу, покорная его воле, делая практически полный круг. Юбка цвета тёмного вина развевается и напоминает сейчас цвет крови, что течёт в венах.
   Голос скрипки обрывается и всё повторяется снова. Только вторая часть танца отличается от первой тем, что мне позволены большие маневры. Скольжение вправо, влево, назад... но всякий раз меня ждёт захват противника. Чтобы хотя бы самообладание не потерять, смотрю в область переносицы.
   И завершающая третья часть. Музыка становится агрессивнее. Теперь моя очередь наступать. Движение более резкие, но нельзя потерять чёткость каждого из них. В последний момент бросаюсь, словно стремясь сбить противника с ног. Его ладони обхватывают мою талию, и я взлетаю вверх. Чтобы сделать круг и быть резко поставленной на пол. Стук множества каблуков сливается со звуками музыки.
   Музыка стихает, но до последнего слышна только скрипка. Одно плавное движение и мы стоим друг напротив друга. Его руки обжигают мою талию, мои на его плечах и я почти что касаюсь беззащитной шеи. Кто победил в этой битве? Положено быть ничьей. Но моя голова склонена и опущены ресницы, я бессильно утыкаюсь лбом в его грудь. Победил он. Я по-прежнему боюсь взглянуть в его глаза.
   - Попалась. Причём с поличным. - шепчет светловолосый изверг. - В плату за это я требую с тебя ещё один танец.
   - Как вам будет угодно, магистр. - отвечаю я, отстраняясь от его груди.
   - Ого, а мы уже на "вы" и так официально. - говорит он насмешливо и не отпускает моей руки. Думает, я убежать попытаюсь? Зря. Я не самоубийца.
   - Ранее я была введена в заблуждение, касаемо вашей личности. - сказала я.
   - И кто же тот злоумышленник? - поинтересовался магистр серьёзным тоном.
   - Вы сами. - снова внутренне холодея, ответила я. Ведь и в самом деле он сам выставлял из себя невесть кого.
   - Какой я негодяй. - заключил он.
   Да, негодяй. Я по-прежнему даже имени его не знала. Вряд ли Сайр - это настоящее имя. Хотя и магистр Ордена Ночных Теней, чем не имя? Полностью его характеризует. Ведь ни разу не видела его за какими-то обычными делами. Вечно шпионил или леший знает, чем занимался.
   - Халликэр Элайр. - вдруг донеслось до моих ушей.
   Подняв взгляд чуть выше, я увидела дрогнувшие в улыбке уголки губ.
   Объявили "Лунный вальс" один из самых красивых вальсов, которые я когда-либо видела. Но чтобы кружиться под эту нежную и вместе с тем волнующую мелодию, нужен поистине надёжный и опытный партнёр. На уроках танцев я танцевала этот танец с Дином, но танцор из него неважный и после серии неудачных па, пришлось всеми силами открещиваться избегать. Не очень-то хотелось сломать себе шею во цвете лет.
   - Влада? - окликнул меня Тиравьель, но было поздно, ужасный магистр увлекал меня в центр зала.
   Я бросила ему извиняющийся грустный взгляд и заметила, что в синих глазах эльфа сверкают гневные молнии. Вот блин, только ревности его действительно не хватает. За нами он не последовал.
   Магистр Тень, как я его уже привыкла называть про себя, невозмутимый как айсберг, вёл меня танцевать.
   Остановившись посреди зала, он сказал.
   - Посмотри на меня. Пожалуйста.
   Это действительно была только просьба. Так похожая на искреннюю. Но я не спешила сдаваться.
   - Влада, где та нахальная ведьма из Чернокосья? Неужели, ты боишься меня?
   Нет, я боюсь не тебя, а тех бед, что ты можешь принести мне и моим друзьям...
   И всё же я поднимаю взгляд и смотрю в его глаза. Ну, почти. И магистр, похоже меня раскусил, потому как даже зубами скрипнул.
   Ситуацию спасла музыка. Он взял меня за руку и положил ладонь на талию. Моя рука легла ему на плечо. И вроде не смотрю на него, и всё равно будто током прошибает.
   Мелодия подхватила нас и закружила безумным ветром. Я чувствовала себя безвольным сухим листиком, сорванным с дерева и отданным на растерзание стихии. Мир исчез. Остались только я и он. Его взгляд казался нечеловеческим, даже когда смотришь лишь краем глаза. Слишком тёмный и пристальный.
   Нет, не танец, а головокружительный полёт. Он длился целую вечность, пока я летела, сгорая во властных ладонях.
   Когда стихла музыка, и танец закончился, я едва не сползла вниз по его телу, чтобы растечься безвольной лужицей у ног. Ну, или исчезнуть, просочившись сквозь пол. Так меня больше никто сегодня не увидит и не заставит танцевать. Что произошло с моими ногами, не знаю, наверное, влияние танца. Но они меня больше не слушались. Спасла положение сильная рука, обвившая меня за талию.
   - Ты чудесно танцуешь, ведьмочка. И не смей меня больше обманывать. - прошептал магистр Тень, почти касаясь губами ушка.
   А мне стало страшно. Потому что поняла, если он меня сейчас отпустит, то я действительно упаду.
   - Только не отпускай... те. - попросила я тихо, чтобы никто больше не услышал.
   - Хорошо, не буду. - просто пообещал он. И, о чудо, без насмешки или издёвки, в голосе.
   Он повёл меня к дальней стене, где находились стулья. Видимо, как раз для таких случаев. Усадил, и я тут же увидела гневного Тиравьеля, летящего следом за нами. О, боги, что сейчас будет.
   - Тир! - позвала я. Но было поздно. Он уже подскочил к магистру.
   - Поговорим без свидетелей. - буркнул эльф, одарив меня ревнивым взглядом.
   - Как пожелаешь. - легко согласился Халликэр.
   Они быстро двинулись на выход, а я даже не смогла их остановить. Мир перед глазами по-прежнему кружился, норовя выкинуть лихой кульбит. Чтобы этого не произошло я даже вцепилась в стул на котором сидела.
   Прошло некоторое время, равное двум вальсам. Я отказывалась от приглашений, ссылаясь на плохое самочувствие, и ждала. Но, ни эльфа, ни магистра так и не было. Зато появилась Лара.
   - Скорее, Влада, там твой жених дерётся! - зашептала она, делая взволнованные глаза.
   О, нет, только этого не хватало!
   - Где?! - спросила я, тут же выискивая в толпе своих друзей. Но никого из них видно не было. Наверняка в другом конце зала.
   - Там, за Академией. Идём скорее!
   Не знаю, на что я надеялась. Наверное, думала, что смогу воззвать к разуму ревнивого эльфа, а магистра попрошу его не убивать. И я не стала искать друзей в толпе, а подобрала юбки и прямо в платье, ринулась прочь из большого зала на поиски драчунов. Лара бежала рядом и указывала дорогу.
   - Где они? - спросила, я не задумываясь, так как за Академией никого не было.
   - Наверное, к лесу пошли, скорее. - позвала целительница и я мы побежали дальше.
   Бежать пришлось долго, и я сильно пожалела о том, что нет метлы под рукой. Всё ж быстрее было бы. Но сожалеть поздно. И вот уже близится кромка леса.
   - Тиравьель! - позвала я, что было сил, и уже обращаясь к Ларе, спросила. - Они точно пошли в эту сторону?
   - Да. - кивнула Лара.
   Понимала, что Тиравьель равно как и магистр могли уйти телепортом, но успокоиться пока не проверю, не могла. Лес, включая и озеро, находился на территории купола Академии, а значит, сумеречных волков можно было не бояться. И я уверенно зашагала по тропинке. Девушка, не отставая, побежала следом за мной.
   Шагая по тропинке в сапожках на немаленьком каблуке, я начинала злиться. Иду, как идиотка через ночной лес, дуэлянтов разнимать, а их там может ещё и не быть. Я решила остановиться и прислушаться. Только это было моей фатальной ошибкой. В следующий миг на мой затылок обрушилось что-то тяжёлое, и мир перед глазами вздумал взбрыкнуть и померкнуть.
   Вернулось моё многострадальное сознание уже от сильной тряски. Очевидно, приложили меня сильно. Даже не зразу сообразила, что заперта в какой-то грязной и вонючей клетке, которая к тому же ещё движется. Слышна была дробь копыт о дорогу, надсадный скрип телеги и хрипение лошадей. Кричал возница и щёлкал кнутом. Погоня от самой смерти, воющей в отдалении, голосом сумеречного волка.
   Страх сковывал сердце. Как сковывали надетые на руки наручники из светлого металла, скованные вместе одной цепью. И самым страшным было то, что я не могла дотянуться до стихии...
   Безумцы. Не знаю, кем были эти типы, похитившие меня, но они определённо выжили из ума.
   Лары во мраке своей передвижной клетки я не нашла. Её могли просто убить, но сейчас я была твёрдо уверена в том, что меня предали. Что ей пообещали или чем угрожали? После того, как я рисковала собственной жизнью ради неё, такой поступок был крайне подлым.
   Внезапно карета остановилась и дверь распахнулась. В лунном свете возникла фигура в тёмном плаще с надвинутым на глаза капюшоном. Ну конечно, даже лица своего они не покажут. Кто бы сомневался.
   Меня грубо вытолкали наружу. Туда, где уже оглушал жуткий волчий вой.
   Неужели скормить собрались волку?
   Но так легко я видимо не отделаюсь. Сверкнул серебряным светом телепорт и картинка сменилась. Мы оказались в городе. В Кхаэссе. Я сразу узнала, возвышающуюся над домами арку древних и переулок.
   - Отзови свою псину. - прорычал незнакомец.
   - Она не моя. - ответила я. Короткий быстрый замах, обжигающая боль и почувствовала вкус собственной крови на губах.
   Мои похитители ничего не знали об убийцах ведьм. Это могло бы быть забавным, если бы не было так страшно. Раздались шаги. Незнакомец потащил меня вглубь улиц, темнотой теней отбрасываемых зданиями.
   Голова кружилась, а желудок опасно сжимался от любого поворота головы. Сотрясения. Наверняка именно оно. А этому ублюдку не понять.
   Серебристое сияние больше не обещало спасения, но я всё равно затаила дыхание, когда сверкнуло рядышком с нами. И не зря. Появившийся из портала Тиравьель, бросился на злоумышленника. Сердце радостно и тревожно забилось.
   Похитивший меня наёмник был не так прост, но и Тир не промах. Он отбил серию ударов и, обезоружив, хладнокровно перерезал незнакомцу, закутанному в чёрное, горло. От такого зрелища я застыла. Мне не верилось, что Тиравьель может быть вот таким. Жёстким и решительным. Убить не задумываясь.
   - Влада. - он прижал меня к себе, целуя лицо и стирая с губ кровь.
   - Тир, бежать надо, волки. - выдохнула я, прижимаясь к нему. Меня сотрясала дрожь, но от нервов или холода больше, непонятно.
   - Сейчас. - он сунулся во внутренний карман камзола и тихо выругался, доставая осколки. Артефакт был разрушен вдребезги.
   - О, нет...
   Оставалось только бежать. Но было поздно. Сама красноглазая смерть выступила из мрака, скаля ужасную пасть.
   Тир толкнул меня за спину и обнажил клинок.
   - Беги, Влада.
   Тиравьель. Я не могу его бросить. Да и не убегу далеко. Либо он убьёт тварь, либо она его... и меня...
   Я никогда прежде не видела, как сражается этот эльф и совершенно не ожидала такого мастерства. Тот, кто день-деньской проводил за книгами, оказался очень даже хорошо подготовлен. Пришлось отступить, но убежать я не могла.
   Он ускользал от смертоносных конечностей зверя, но не для того, чтобы растянуть время и дать мне фору. То, что я его не послушаю и не убегу, эльф прекрасно понимал и бил на поражение.
   Когда появилось новое действующее лицо, я едва не закричала от ужаса. У неизвестного, как прежде у похитителя был надет плащ с капюшоном. Но в следующий миг он бросился на зверя, обнажив парные клинки.
   Меня охватило чувство дежа вю. Но в этот раз ситуация повторялась с точностью до наоборот. Двое защитников убивали зверя...
   Рано было радоваться спасению. И убежать я точно бы не смогла.
   Едва зверь пал бездыханным, издавай жуткий вой, из теней возникло ещё трое. И они были не одни. Во главе волков возник сам охотник. Верхом на гигантском чёрном коне, глаза которого горели красным.
   И время будто застыло, когда охотник поднял руку и метнул вперёд своё черное копьё. Оно должно было вонзиться в мою грудь, но Тир встал на пути смертоносной преграды. Попытка отразить удар оказалась тщётной.
   Словно во сне я смотрела, как падает он на мостовую...
   Укрытый чёрным плащом незнакомец бросился на превосходящие силы врага. Уже одиночку. Я же бросилась к Тиру.
   Слёзы катились из глаз, и я не могла ничего с собой поделать. Не могла помочь ему и остановить кровь, собирающуюся в большую тёмную лужу под его телом. Сдержать рвущееся из груди рыдание...
   С трепетом и болью я прикоснулась ладонью к стремительно бледнеющей щеке эльфа. Это всё из-за меня и только из-за меня...
   - Тир, зачем? - я вглядывалась в синие, как ясное небо осенью глаза и надеялась, молила... хотя знала, что тщётно. Сейчас я стала бы ему женой, кем угодно, лишь бы он остался жив. - Не уходи, пожалуйста.
   - Я люблю тебя, Влада.
   - И я тебя тоже люблю, Тир.
   Он улыбается слабой бессильной улыбкой. Она застывает на его губах, как и взгляд, устремлённый куда-то ввысь. В тёмно-синее ночное небо.
   - Будь вы все прокляты демоны и боги! - кричу я бессильно в это небо. Где же они всемогущие и всесильные. Почему допустили это. Оставлять странные знаки на моём теле могут, а сделать малости и спасти друга, нет...
   Боль рвёт душу на части и вместо плача уже вырывается крик. Так похожий на вой.
   Сейчас мне хочется только одного. Умереть.
   Пусть меня убьёт сумеречный охотник. Или растерзает его гончая.
   Поднимаюсь и иду туда, где всё ещё кипит битва. Если я умру, больше никто не умрёт из-за меня...
   Сотканная из мрака чёрная тень, смазанным пятном мчится мне на встречу, подхватывая, словно пушинку. И приходит тьма. Нет, я пребываю в сознании, просто вокруг меня тьма и больше ничего...
   Осознание того, что кто-то тёмный, словно тисками, прижимает меня к себе со спины и накрывает плащом, приходит не сразу. Сопротивляться совсем не хочется. Мне очень больно, но тёплая тьма согревает и будто успокаивает.

Глава 15. Между светом и тьмой.

   Лит Хальтэа.
   Зима - это время, когда я родилась. Холодная, но прекрасная пора. И мне всегда нравилась земная сказка о снежной королеве. Может быть, потому что виделась совсем в ином свете?
   Только и осень я безумно люблю. За последнее тепло. Не обжигающее, а ласковое солнце. Ворохи жёлтых и багряных листьев на дорожках. И небо. Такое пронзительно красивое небо бывает только осенью. Синее и бесконечное. Небесное отражение океана.
   Его глаза были синего цвета. Такого же цвета, как любимое осеннее небо.
   И, открою ещё одну тайну. Я раньше никогда не доверяла эльфам. Видимо, этому была как минимум сотня причин, уходящих корнями в далёкое прошлое. Понять бы и разобраться. Да только ленивей меня существа не сыскать. В плане самоанализа. Во всех остальных аспектах жизни я проявляю порой пугающую гиперактивность.
   Так вот, о птичках. Точнее об эльфах. Никогда не доверяла ушастикам и старалась держаться подальше. Но однажды вот не прошла мимо и встретила двоих. Караэль и Мираэль - дивная эльфийская пара влюблённых беззаветно преданные друг другу. Всё хорошо, да одна беда у них - Мираэль - полукровка, а чистокровные эльфы таких презирают. Но чистая душа Караэль несмотря, ни на что любит свою невесту, и я уважаю его выбор. Каждый из нас в своё время пошёл против традиций и кто бы знал, что когда-нибудь это станет такой прекрасной почвой для крепкой дружбы.
   И кто бы мог подумать, что я - вечно шальная с недосыпу и немного безумная магичка, полюблю этих эльфят, а они меня. И какие роли мы сыграем в жизнях друг друга. Вот и я не знала.
   Не думала, что они пойдут за мной и будут сражаться до последней капли крови. Останутся верными, даже когда против меня обернётся целый мир.
   Смерти Мираэль я не застала, но Караэль умер на моих руках. Я обратила всё вокруг места его гибели в пустыню, названную стеклянной...
   Каково же было мне видеть глазами адептки Влады Светлой, как умирает её лучший друг так похожий на Караэля. Тиравьель. Он погиб как герой. И его смерти нельзя было избежать. Увы, она будет до хрипоты доказывать, что это не так, но со стороны виднее.
   И когда эта глупая ведьмочка решила покончить жизнь самоубийством, едва не обратив подвиг друга в прах, я пришла в бешенство.
   Захватить контроль над телом человека, который больше не хочет жить, легче лёгкого. Я слишком долго пребывала во тьме и бездействии, чтобы так просто погибнуть. Пора исправлять ситуацию.
   Засунув хнычущее недоразумение, которым и являлась Влада, на задворки сознания я открыла глаза, пытаясь чётко оценить ситуацию.
   Так, что-то новенькое. Перед тем, как я отвлекалась, мы едва не стали кормом для собачек. Сейчас мы были во что-то закутаны и к чему-то прижаты. Вроде обычная тёплая материя на ощупь...
   Спиной я упираюсь в нечто тёплое и живое.
   - Тише, ведьмочка, тебе лучше не смотреть на это.
   Знакомый голос. Кажется, Влада называет этого типа магистром Тень. И трясётся при виде его словно лист осенний...
   Но, боги!... Какой это мужчина!
   На добрую голову или больше, выше нашего скромного ростика. Волевое мужественное лицо с хищным изломом бровей и слегка чётко-очерченными чувственными губами. Ах, а как он улыбается...
   Волосы у нашего магистра длинные и светлые, так и хочется руку запустить. Глаза тоже имеют некий хищный разрез. Чёрные, как сама тьма. Лишь на свету они меняют цвет и становятся карими. Руки ласковые и крепкие. А как он танцует...
   Магистр Ордена Ночных Теней? Ну, ничего, бывает. У всех свои недостатки. Хотя недостаток ли это, я пока не определилась. Против троих зверей и их хозяина вышел в одиночку пока Влада слезами заливалась. И спасти успел.
   Я развернулась к нему лицом и подняла голову, заглядывая в глаза. Дух захватывает от этих глаз. А он, кажется, удивился. Конечно. Влада же боится на него смотреть.
   Пользуясь его замешательством, ложу ладошки на его плечи и, приподнявшись на носочки сапожек, заглядываю за его плечо. Вокруг нас клубиться тьма. Мы находимся в своеобразной сфере. А за сферой сумеречный мир - изнанка, где обитают самые отвратительные сущности. В том числе и волки. Вот они бродят за гранью сферы.
   Читала я в одном до жути древнем труде, что это души существ, оказавшихся здесь, словно в ловушке. И оттого они вечно голодны и безумны. Привлекает их изначальная магия, ибо только она несёт освобождение. Вот и охотятся на ведьм, как только те попадут в поле их зрения.
   Раньше такие сумеречные волки призывались волей мага. Тот накладывал на человека особое проклятие-метку, и гнали звери в сумерках свою жертву, пока не настигали. Сейчас грань с изнанкой истончилась и звери реагировали на сильные источники изначальной магии, то есть ведьм, и являлись к ним без всякого проклятия.
   Можно выйти и сказать людям и нелюдям, что неправы они и можно всё изменить. Но нехорошо народ поступает с теми, кто учить их пытается. И чтобы исправить чужие и свои ошибки, кое-кому потребуется сделать финт ушами.
   - Не страшно? - интересуется вдруг магистр.
   - Неа. - отвечаю. В отличие от Влады, я девочка взрослая, и не то повидала. Волки эка невидаль. Хозяин их за гранью сферы чего-то бормочет. Не слыхать ничего. Только серые мертвенные губы беззвучно шевелятся, глаза недобрым красным светом полыхают. - А мы надолго тут?
   - До рассвета. - отвечает темноглазый. Всё-таки завораживающий у него взгляд. За душу берёт. И чувствую я, что ему непросто сферу поддерживать, да ещё и нас обоих в неё держать.
   - Халликэр. - произношу я его имя. Непривычное оно. Не иначе как игра слов. "Халли" это всё равно, что "Халлэ" - имя божества смерти этого мира, "кэр" - ворон-посланник, а также "кэр" это на одном из древних языков "сын", "младший" или "птенец". Ну и получается вместе что-то вроде Посланник Смерти или Сын Смерти. Занимательное имечко. С какой стороны сократить даже не знаю. Ну, уж точно не смертью его звать. Пусть будет Младшим, если согласится. - Кэр?
   Наш великий и ужасный магистр даже окосел слегка от такой наглости, но на имя откликнулся и кивнул. Но краснеть и глазки в пол опускать это у нас Влада будет перед ним. Не я.
   - Кэр, можешь эти браслеты снять? Они магию блокируют.
   - Могу, если скажешь, что задумала. - прищурился черноглазый.
   - Поделиться силой хочу, только и всего. - ответила я с абсолютно честным взглядом. Проверить заодно кое-что хочу, но об этом говорить не обязательно. - До рассвета много времени.
   Магистр кивнул и с удивительной лёгкостью снял наручники. Выкидывать не стал, а себе за пояс засунул. Хозяйственный. Я умилилась. И огорчилась заодно, так как ремешок с чёрной бусиной, который так бережно хранила Влада, пропал. Думаю, его сорвали, когда оглушили и надели браслеты.
   Быть не в себе, скажу я по секрету, ужасно. Вот где я колюще-режущее возьму? У Влады нет и в помине. У меня всегда при себе было, а тут придётся ножиком Кэра пользоваться. Надеюсь, он чистый.
   Сунулась к нему за кинжалом, но сверху тут же его рука легла.
   - На минутку возьму и отдам. - пообещала я.
   - Ладно, бери. Но кому сказать не поверят...
   Священное или ритуальное оружие вроде атамэ у ведьмочки? Видимо, так и есть.
   - А ты не говори. Это будет нашей маленькой тайной. - я подмигиваю.
   Разрез на запястье получается точный и ровный. Прямо загляденье. Истинный талант не пропьёшь и за тысячелетие не растеряешь.
   Возвращаю черноглазому магистру кинжал и обвиваю здоровой рукой его шею.
   - Только держи меня крепко. - прошу я, хотя знаю, что и так будет держать. У передачи силы через кровь есть свои плюсы и минусы. Самый важный плюс сейчас - это непосредственная передача. Некоторое время мы вообще будем крепко связаны, и я восполню его силы, просто находясь рядом. И я на время стану его маленькой батарейкой. Минус это слабость. Главное сознание не потерять, а то займёт Влада моё место и капец. Истерики и сопли нам с магистром сейчас ни к чему.
   Когда его горячие губы обхватывают ранку от пореза, а руки прижимают к сильному мужскому телу, я вздрагиваю как от лёгкого электрического разряда. Он прокатывается по моей коже, вызывая странную мысль. Ещё никогда при донорстве мне не было так приятно.
   Слабости почти нет, но я наблюдаю за процессом из-под полуопущенных ресниц, склонив голову к его груди. У ведьмочки обширный магический резерв и я даже не сомневаюсь в том, что мы продержимся до утра.
   Когда он отстраняется от раны и внимательно смотрит на меня, я больше не вижу усталости в его глазах. Только силу. Моё собственное пламя.
   Внимание привлекают губы, которые выглядят маняще. И алый след крови ничуть их не портит. Освободившейся рукой я притягиваю его к себе, зарываясь пальцами в его волосы, как давно мечтала сделать. Украдкой заглядываю в тёмные глаза, а затем касаюсь языком его нижней губы. Стираю улики - следы собственной крови. Он перехватывает мой язык губами и накрывает рот поцелуем. Умопомрачительно нежным и страстным. С солоноватым привкусом крови. Его правая рука скользит по моей спине и ложится на затылке, не позволяя вырваться.
   Так и хочется шепнуть: "я никуда не убегу". Мне нравится этот собственнический жест. Но я знаю, что не смогу не спать вечно. Влада вернётся. Она придёт со следующим пробуждением и ничего не изменить. Но сейчас, между светом и тьмой, в этом сумеречном мире, есть я и он. И что самое забавное - мы два страха ведьмочки. В нас обоих она чувствует угрозу. "Мы летаем, кружимся, нагоняем ужасы...", ага.
   Кэр прервал наш поцелуй сам, но не без сожаления.
   - Ещё немного и я потеряю контроль над сферой. - покаялся он. - Ведьмочка моя. Почему же сейчас ты кажешься другой? Мне даже не хочется называть тебя мелкой. И ты не боишься смотреть в мои глаза. Кажется, что это сон, а когда проснусь, всё будет как прежде.
   Как же мне хочется просто взять и объяснить ему всё. Но я опасаюсь. Опасаюсь, что его стремление служить идеалам, окажется сильнее. И тогда, всё точно будет кончено прямо здесь и сейчас. Он просто убьёт меня. Сотворив благое, как ему кажется дело. Правильно Влада о нём подумала, как об инквизиторе. Хочется верить, что он не такой, но рисковать опасно.
   - Кэр, даже если случится так, что всё покажется сном, знай - сны иногда возвращаются, а иногда имеют свойство сбываться. Всё будет иначе, просто мне нужно какое-то время и толика удачи. - проговорила я и грустно улыбнулась.
   Так хочется сказать, что он мне нравится. Но что если я исчезну надолго... бедная Влада. Представила, как магистр Тень снова и снова заявляется, в Академию и как на это посмотрят окружающие, чуть со смеху не покатилась.
   - Я привык сам воплощать сны в реальность. - заявил он.
   То-то и видно, я так и поняла. Целеустремлённый он очень. У меня до сих пор от воспоминаний о тех танцах дух перехватывает.
   - Ты почувствуешь рассвет? - поинтересовалась я о насущном.
   - Да. Если хочешь, можешь подремать. - с невозмутимым видом, предложил Кэр.
   Уснуть тут? У него определённо специфическое чувство юмора.
   - Я лучше спою. - усмехнулась я.
   - Давай, если не фальшивишь. - согласился этот нахал, который тут же схлопотал ощутимый тычок в рёбра. - Пой ты уже, а то сейчас я из-за кого-то контроль потеряю. А до рассвета ещё несколько часов, между прочим.
   В общем, пока обитали на Земле, мы разное слушали, но лично мне по душе всегда были баллады и фолк-рок. И первой песней, что я выбрала для исполнения, была та, которая на мой взгляд, сейчас как раз в тему. Небольшая баллада о дикой охоте...
   Когда песня подошла к своему завершению, в тёмных глазах возникло удивлённое и одновременно заинтересованное выражение. И я решила продолжать. На тексты песен у меня память хорошая, до утра хватит. Это лучше, чем пытаться объяснить то, что нельзя сейчас объяснять или подвергать опасности его контроль...
   Шло время, у меня слабел голос и начинали подкашиваться ноги, но я делала вид, что не чувствую усталости. Даже держаться из последних сил совсем несложно, когда на тебя так смотрят - с искренней верой и уважением. Так, что появлялось желание гордиться собой.
   - Ты не перестаёшь меня удивлять. - тихо произнёс он, приложив палец к моим губам, заставляя замолчать. - Рассвет.
   Он подхватил меня на руки, и тьма взметнулась вокруг нас крыльями гигантской чёрной птицы. И резко опала, стекая у его ног, открывая мир, залитый первыми лучами солнца.
   В нос ударил запах крови и лошадиного пота. Синяя закрытая карета уже отъезжала, увозя бездыханное тело несчастного эльфа. И хотя он был другом Влады, не моим, я испытала боль утраты. Сердце кольнуло невыносимой болью, от которой перехватило дыхание. Всё внутри сжалось в чудовищном спазме и из глаз хлынули слёзы.
   Кэр почувствовав это, крепче сжал меня и куда-то понёс. В этот момент мне было всё равно. Нужно справиться с этой болью. Почему же так паршиво?..
   Я не смотрела, куда меня несут. Чувствовала лишь запах сырости и слышала звук падающих капель и шлёпанье по лужам. Как будто меня несли по какому-то подземному переходу.
   Когда хлопнула дверь, и нас окутал сильный запах лаванды, а солнечный свет стал, виден даже через сомкнутые веки, я открыла глаза. Мы находились в каком-то городском доме. Но никого кроме нас здесь не было.
   Магистр Тень, не выпуская меня из рук, отнёс наверх. Толкнув дверь, вошёл в небольшую комнатку и, наконец, поставил на ноги. Это была чья-то спальня или гостевая. Лишь немногим больше той кельи, что я занимала в Чернокосье. Узкая аккуратно застеленная кровать, видавший виды шкаф в углу, деревянный стул с округлой спинкой, притулившийся у двери и узкое, зарешеченное изнутри окно.
   - Где мы? - спросила я.
   - Не важно, верь мне. - попросил он, заглядывая в глаза и прикасаясь пальцами к моей щеке. - Нам нужно поговорить. Но сначала я ненадолго отлучусь, а ты поспишь, хорошо?
   Спать? Ну, уж нет! Мне нельзя спать, ни в коем случае!
   - Зачем ты принёс меня сюда, почему не в Академию?
   - Так надо, поверь.
   - Хорошо. Верю.
   - Вот и славно. А теперь ляг и поспи. Я скоро вернусь.
   Да что ж он так настырно меня спать спроваживает?
   Едва я нервным шагом дошла до окна, дверь за магистром закрылась. И защёлкнулась. С той стороны.
   Уж чего-чего, а такой подлости я не ожидала! Закрыть меня в такой маленькой комнатушке. Я бросилась на дверь и забила в неё кулаками и ногами. Только одна белобрысая зараза уже не слышала или не хотела слышать.
   Заметавшись по комнате, как раненый зверь я понимала, что ничего нельзя сделать.
   Ну не бурю же в комнате устраивать...
   Время тянулось слишком долго. Я ходила от окна к двери, а затем присела на кровать, ощущая, как гудят от усталости ноги. Прилечь бы. Спать-то не слишком охота. Просто я устала. Прошедшая ночь, проведённая в пространстве между реальностями, вымотала физически, энергетически и психологически.
   Кровать оказалась мягкой. Я стянула с ног сапожки, легла и вытянулась во весь рост. По телу пробежала волна блаженства. Хорошо-то как...
   Даже не заметила, как глаза стали закрываться сами собой, а сознание укутал тёплый и вязкий туман сна. Пришла в себя, как от толчка. Мигом слетела с кровати и упала на четвереньки, больно ударившись о голый деревянный пол. Сердце колотится, как бешеное, дыхание участилось, перед глазами плавали тёмные пятна. Организм на пределе. Но спать нельзя. Нужно в Академию. И чем скорее, тем лучше.
   Не спать, не спать, только не спать...
   Упёрлась в пол обеими руками и поднялась, снова обуваясь.
   Магистр сам того не ведая подсунул мне жирную свинью. И я с ним церемониться не буду. Нужно отсюда бежать, пока он не вернулся. А то неизвестно, чего ещё выдумает. По нему видно, с фантазией мужик.
   Так. Что мы имеем? Запертую снаружи дверь и зарешёченное окно. И что-то мне подсказывало, что снять решётку проще, чем открыть дверь. Никогда не была хорошей взломщицей. А вот применить грубую силу можно попытаться.
   Эх, прости меня, Влада, но завтра тебе придётся с рук занозы выковыривать...
   Схватившись за прутья решётки, я принялась её расшатывать. Получалось неплохо. Тем более, что данная конструкция была вмонтирована между двумя рамами, которые скрипели, но всё же поддавались.
   Кто придумал ставить такую деревянную решётку изнутри, непонятно. Догадываюсь лишь о том, что она предназначена для декоративных целей. А иначе не смогла бы я разломать крепления. Отставив поломанную конструкцию в сторону, я открыла окно. В комнату ворвался прохладный утренний воздух, наполненный различными городскими запахами, среди которых мне по-прежнему чувствовался запах крови и смерти.
   Проглотив комок, вставший в горле, я выглянула из окна. Высоковато. Внизу камни мостовой и обычная улица. К счастью, прохожих не видать.
   Придерживая юбки, я аккуратно встала на подоконник и вылезла на каменный карниз. Слева от меня виднелся край крыши, ступив на которой можно попробовать спуститься. Сделала пару шагов, убедившись, что опора под ногами надежна. Длинный подол юбки вдруг за что-то зацепился, но я решила дотянуться до края крыши и при помощи такой поддержки, вырваться из ловушки. Плевать, что Владе придётся платье зашивать, главное - мы не разобьёмся.
   Стиснув зубы, я дёрнулась. Раздался треск ткани, но об освобождении говорить было рано. Тихо зашипев, попыталась продвинуться дальше. Вспотевшие пальцы, едва не соскользнули с черепицы...
   Неожиданно запястье обхватила чья-то крепкая узкая ладонь, и послышался насмешливый голос с крыши:
   - Вам помочь, милая госпожа?
   Собственные эмоции выплеснулись приливом адреналина, но выдернуть руку было равносильно самоубийству.
   Подняв взгляд, я узрела медную на солнце шевелюру и тёмные раскосые глаза, человека который скрывался на крыше. Нижнюю половину лица он скрывал под чёрным платком.
   - Выручите, будьте добры. - откликнулась я.
   В следующий миг меня попросту встряхнули за руку, отчего я потеряла равновесие и падать начала. Но упасть мне также не дали, перехватив за второе запястье и вытянув наверх.
   Каблуки стукнули о черепицу и едва не соскользнули с неё, но меня удержали, уже перехватив за талию.
   - И чего же столь очаровательная особа, так сюда стремилась? - поинтересовался тощий тип, одетый в тёмные одежды и скрывающий половину своего лица.
   - Может, прогуляться по крышам захотелось. - сказала я, мягко отстраняясь. - Благодарю вас за помощь, сударь.
   - Ах, не нужно благодарностей, мне это совсем ничего не стоило. - продолжал паясничать странный тип. - Составить вам компанию?
   - И снова благодарю, но... - я не нашлась, что ответить.
   - Я настаиваю. - тип протянул мне руку в приглашающем жесте.
   Пришлось сдаться и взять его за руку. Необходимо как можно скорее уйти отсюда, пока не вернулся магистр.
   Незнакомец совершенно точно знал толк в прогулках по крышам и вёл только там, где крыши почти соприкасались друг с другом или можно было перепрыгнуть. При этом он не забывал меня поддерживать и не давал оступиться. Прогулка сопровождалась комментариями заправского гида.
   - А вон то здание, это знаменитый кхаэсский музей военных реликвий.
   - Неужели учебники не врут и там хранятся настоящие артефакты? - поинтересовалась я, опираясь об острый локоть своего гида.
   - По правде говоря, истинных реликвий там практически не осталось. Все ценные предметы были перевезены в столицу и здесь остались лишь обломки да макеты. - ответил он с выражением большого сожаления в голосе.
   Раздался слаженный топот множества ног и скрип колёс по мостовой. Меня резко заставили присесть прямо на черепицу.
   - Вы прекрасный гид. - прошептала я. - Но мне пора. Нужно успеть кое-куда попасть.
   - И куда же?
   - В Академию. - подумав о том, что там осталась Лара, которая продолжает наслаждаться жизнью, хладнокровно сдав нас с Владой преступникам, я почувствовала, что злюсь.
   - Идёмте. Я провожу. - позвал он и поднявшись снова подал руку.
   Удивительно, но рядом с ним я не шла, а танцевала и летела по крышам. Он передвигался так смело и ловко, как будто делал это всю жизнь. Над головой расцвело редкими облачками синее небо, и ветер развевал моё платье цвета тёмного вина. Платья, на котором следы крови были почти незаметны...
   - Почему вы мне помогаете? - спросила я, когда в очередной раз он поймал меня, удержав от опасного шага, который я едва не сделала по инерции.
   - А почему нет? Не каждое утро я встречаю на крышах, девушек, одетых в бальные платья. И готов поклясться, что не из собственного дома вы пытались бежать. Люблю такие, интриги, знаете. Они напоминают о том, что в жизни ещё может быть что-то удивительное.
   Всё это он сообщил мне на ходу и даже не запыхался. В голову закрадывались закономерные подозрения, но я оставила их до поры до времени. Мне было всё равно, кто мне помогает, главное, что это не один из воинов Ордена Ночных Теней. А так, хоть чёрт лысый.
   Мы приблизились к той части города, которая соседствовала с высокой стеной Академии.
   - Мне почему-то показалось, что вы не захотите заходить через парадный вход.
   Я кивнула. Но в запасе у меня имелся трюк, которого Влада ещё не знала. Универсальное заклинание отвода глаз, которое могло использоваться как ведьмами, так и магами.
   - Благодарю вас. - я присела в лёгком реверансе.
   - Вам помочь? - тёмные глаза блеснули интересом. Любопытно, что он обо мне думал.
   - Если уместно будет просить вас стать моим трамплином. - ответила я, взмахнув ресницами. Он согласился. И почему-то ничего иного я не ожидала.
   Разбежалась и, подпрыгнув, оттолкнулась от его рук сцепленных замком, взлетая на стену. В платье это было не слишком удобно, но я смогла и удержалась. Всё-таки навыки и в самом деле при мне, хоть должна признать - тело Влады ещё слабовато.
   Когда обернулась, никого уже под стеной не было. Человек-призрак прямо.
   Использовав универсальное заклинание для отвода глаз, я мягко приземлилась на траву во дворе Академии и, прокатившись, встала на ноги. В поле зрения никого видно не было. Народ отсыпается, по всей видимости.
   Честно говоря, увидеть Лару, покидающей в спешном порядке общежитие, я не ожидала. Повинуясь собственным эмоциям, я бросилась ей наперерез. Каково же было удивление целительницы, когда я возникла перед ней словно из ниоткуда, заставив резко затормозить.
   - Влада? - прошептала она упавшим голосом. А мне хватило выражение ужаса в её глазах, чтобы окончательно убедиться в том, что права.
   - Не ожидала? - спросила я, склонив голову на бок.
   В следующий миг она получила резкий удар ногой в солнечное сплетение и спиной пролетела назад на добрых три метра. Сумка откатилась в сторону, жалобно чем-то позвякивая. Увидев, что я творю Влада бы пришла в ужас. Но я не позволю ей вернуться, пока не придёт время. Отпустив на волю эмоции, связанные с гибелью эльфа, схватила предательницу за волосы и, намотав на кулак, заставила подняться.
   Девица задыхалась от спазма, но ни капли жалости не вызывала. Не жаль же было ей Влады и Тиравьеля. Спрашивать, почему она это сделала, мне тоже не хотелось. Безразлично. Я упивалась паникой и ужасом в её глазах.
   - Пожалуйста...
   А я уж и не думала, что она взмолится.
   Новые действующие лица возникли весьма не вовремя. Сам Кьесси и, кто бы мог подумать, злющий магистр Тень. Да, и со стороны, видимо смотрелось, что я ввиду своего извращённого нрава решила поиздеваться над девушкой.
   - Влада! - угрожающим тоном окликнул меня директор, не спеша приближаться.
   Кэру было по фиг. Он быстрым шагом преодолел разделяющее нас расстояние и оттащил меня от порядком потрёпанной целительницы.
   - Ты не могла просто подождать? - прошипел он, гневно сверкая глазами.
   Кьесси бросился к избитой адептке.
   - Нет! Нужно было остановить эту су... масшедшую, короче. - ответила я тем же тоном.
   Меня схватили и резко встряхнули.
   - Ты понимаешь, что всё испортила! Ты сорвала операцию, ведьма!
   Ну, знаете.
   - Сам виноват! Мог бы предупредить, а не запирать! - огрызнулась я. - И руки убери!
   - Убирайся! - он оттолкнул меня с такой силой, что я едва не упала. - И быстро, пока я тебя сам не убил!
   Бросив на него злой взгляд, но, не удостоив ни единым словом, я вскинула голову и широким шагом направилась в общежитие. Пошёл он... а у меня ещё свои дела есть. Я конечно, и раньше особо не обольщалась по поводу характера магистра, а сейчас окончательно убедилась в том, что оказалась права, не став с ним откровенничать в сумеречном мире.
   Я шла по коридору пятого этажа, чётко печатая шаг и не обращая внимания на испуганных адептов, бросающихся врассыпную. Должно быть, зловеще я сейчас выгляжу. Потрёпанная, грязная, со следами крови на подоле и былой роскоши. Ни дать ни взять выбравшаяся из могилы упырица.
   Одержимая злостью и погружённая в собственные мысли, я не сразу среагировала на оклик по имени. Ну да, и звали ведь не меня, а Владу.
   Обернувшись уже у дверей комнаты, увидела спешащую ко мне Хель. Кивнув ей, я просто выбила дверь, поскольку ключей нет, а с домовыми договариваться не умею. То, что осталось от замка, жалобно звякнув, упало на пол.
   Оказавшись в комнате, я подлетела к шкафу и, достав оттуда чистую одежду, сразу направилась в ванну переодеваться. Райнхель влетела в комнату и недоумённо застыла на пороге ванной, где я несколько нервно высвобождалась от ненавистного уже платья.
   - Влада?
   - Я за неё. - хмыкнула я. - Не поможешь?
   Дроу кивнула и помогла мне расстегнуть все пуговички и хитроумные застёжки, часть из которых находились на спине. Ненавижу, когда что-то закрывает спину...
   - Что вчера произошло и где Тиравьель? Мы с Дином подумали, что вы ушли вместе, но утром когда я зашла, Лара сказала тебя нет, и она не знает где ты...
   - Вот сссу... подстилка инкубья... - взвыла я, забираясь в ванну и задёргивая занавеску. Отчаянно жалею, что поступила с ней слишком мягко...
   Быстро смыла с себя грязь и кровь, постояла с минуту под ледяной водой и вышла, принимая из рук Хель большое полотенце.
   - Никогда не видела тебя такой. - покачала головой девушка, отступив в комнату.
   - И, возможно, долго не увидишь. - с грустью сообщила я.
   Высушив кожу, я собрала волосы в полотенце и стала одеваться. Тёмная эльфийка не зря являлась самой любимой мною их друзей Влады. Именно она помогала ведьмочке с покупками. И теперь благодаря ей я красовалась в чёрных брючках и кружевной рубашке того же цвета. Она была сделана из настолько лёгкой ткани, что я практически не чувствовала дискомфорта. Всё шикарно, кофе бы ещё выпить...
   - Тиравьель мёртв. - сказала я, присаживаясь на краешек письменного стола.
   Редко доводилось видеть такое удивление в золотисто-жёлтых глазах этой девушки, но сейчас она не смогла скрыть эмоции. Не знаю, что удивило её больше - моя реакция или же сам факт смерти светлого. Похоже, и то и другое.
   - О, нет... как это могло произойти?
   - Лара, подстроила так, что нас похитили злоумышленники. Когда Тиравьель пришёл на помощь и убил похитителя, появился сумеречный волк. Кристалл телепорта оказался сломан и мы не смогли убежать. Он бросился на сумеречного волка и пока сражался с ним, на подмогу явился магистр Ордена Ночных Теней. Они убили одного, но пришли ещё трое, во главе с их хозяином. Тиравьель умер, спасая нас от летящего копья... мне очень жаль.
   Дроу выпрямилась и в пару шагов преодолела разделяющее нас расстояние. Она вцепилась в мои плечи и заглянула в глаза.
   - Нас?
   Да, я намеренно оговорилась. Хочу, чтобы она знала хотя бы часть правду. Только она мне может сейчас помочь.
   - Поклянись, что сохранишь в тайне то, что я тебе скажу.
   - Клянусь своей жизнью и магией... - не задумываясь, произнесла она слова клятвы и даже символ рода вычертила в воздухе. Знак вспыхнул и погас, а я ощутила прикосновение изначальной магии. Мироздание приняло её клятву.
   - Можешь считать меня Альтер эго ведьмочки, как-никак мы с ней - одно целое. И в то же время, я - не она. - проговорила я и посмотрела на эльфийку, наблюдая за её реакцией.
   Дроу напряглась и очевидно пожалела о том, что так опрометчиво дала клятву.
   - Кто ты? И как произошло, что ты заняла её место? - спросила она.
   - Когда погиб Тиравьель, Влада решила последовать за ним. Поддалась эмоциям и едва не угодила в пасть к волкам. И тогда, впервые за всё время я взяла контроль на себя. Чтобы спасти нас. Когда я засну, проснётся уже Влада. И, скорее всего, она ничего не будет помнить. Задача её друзей - не дать ей наделать ошибок, ибо она будет винить во всём себя, даже не допустив мысли о том, что всё произошло так, как и должно.
   - Откуда ты знаешь? - с подозрением покосилась на меня эльфийка.
   - Поверь, как стороннему наблюдателю, мне было видней. - ответила я, мягко высвобождаясь из её захвата. - И ещё... ты мне нравишься Райнхель Элетто. Именно поэтому я решила тебе довериться. Думаю, никто другой нам не поможет.
   - Только ты не ответила на вопрос. Кто ты?
   - Будем знакомы. Лит Хальтэа. - представилась я, протягивая руку. - И я не демон. Просто так получилось, что с рождения мы делим это тело на двоих. Обычно, я лишь наблюдала, но всегда была здесь и знаю всё то, что знает Влада.
   Дроу недоверчиво пожала мою руку.
   - Что случилось после того, как пришёл магистр и погиб Тиравьель? - спросила она.
   - О, дальше, я и магистр провели незабываемую ночь между светом и тьмой. Нам пришлось ждать рассвета и растратить весь свой резерв на поддержание защитной сферы. Потом этот тип меня запер в какой-то комнате в городе и ушёл, ничего не сказав. Ждать его, я конечно не стала. Выбравшись, отправилась наказывать целительницу, а увидев, как она покидает общежитие поняла, что не ошибалась... в общем магистр и Кьесси нас разняли.
   - Боги... больше всего меня напрягает в этой истории присутствие Теней. - выдохнула Хель. - Хотя то, что одна маленькая ведьмочка - магнит для неприятностей тоже.
   - Хель, Влада не причём. Мир меняется, и в первую очередь изменения затрагивают всех тех, кто связан с изначальной магией. А в данном случае, к Владе было проще подобраться. Она ведь одна жила. Думаю, что остальные ведьмочки так же в опасности... - не зря я испытывала симпатию к дроу. Она прекрасно всё поняла и относилась ко мне настороженно, но не враждебно. - Ты поможешь мне?
   - Смотря чем. - откликнулась девушка с сомнением посмотрев на меня.
   Умница какая. Я широко ей улыбнулась и сказала:
   - Может сложиться ситуация, когда потребуется моя помощь. И я не уверенна, что смогу снова взять контроль на себя. У Влады слишком сильные ментальные щиты. Для того, чтобы появилась я, нужно ослабить их внешним воздействием или же оставить зеркало в комнате, где спит Влада. - я беззаботно поболтала босыми ногами в воздухе и добавила. - Я знаю, что ты подозрительно ко мне относишься, и не виню в этом. Всё правильно. Просто хочу, чтобы ты знала, как меня позвать.
   - Хорошо, я учту. Это всё?
   - Нет, будет ещё просьба, с которой никто не справиться лучше тебя.
   Хель обратила на меня заинтересованный взгляд, и я принялась детально объяснять, чего хочу. Сначала её лицо приобрело озадаченное выражение. Колет с открытой спиной, далеко не самая распространённая вещь в этих краях. Но эта деталь одежды была единственной, которая её удивила. Ко всему остальному дроу отнеслась с глубоким интересом и даже одобрением. Если дроу придётся когда-нибудь пробуждать меня с помощью зеркала, у неё же будет и комплект одежды, в которой я буду чувствовать себя раскованно.
   Пожалуй, разговор с тёмной эльфийкой и мои маленькие просьбы были единственным, что не давало мне спокойно лечь и уснуть, позволив организму отдохнуть, а Владе занять своё место. Теперь можно себе это позволить.
   - До встречи, Хель. - сказала я и подмигнув, улеглась на кровать.
   - Постой, Лит. - остановила меня дроу. - Кажется, тебе известно намного больше, чем Владе.
   Я кивнула.
   - Ты знаешь, что именно происходит с миром? Почему сумеречные волки убивают ведьм? - спросила она.
   Ох... Ответы на эти вопросы мне были прекрасно известны. Только боюсь, они не понравятся ни Хель, ни любому другому жителю этого мира.
   - Ткань реальности подвержена изменениям настолько сильным, что позволяют сумеречным тварям вырываться в мир и нападать на ближайшие источники изначальной магии. Причина - нарушение баланса. Этот мир изначально был двуедин, но ты знаешь, чем окончилась Великая война тысячу лет назад. Миры, не отсечены насовсем, но их энергообмен нарушен. В результате страдают оба.
   - То есть, теперь, чтобы исправить ситуацию... - начала поражённая как громом Хель.
   - Нужно снять барьер. - закончила я.
   - Но тогда ничто не защитит этот мир от демонов.
   - Возможно. Но сумеречные волки - это только начало. Катастроф не избежать. Как и окончательной гибели мира.
   - О, боги...
   Невероятно, но Хель мне верила. Мне не хотелось говорить этого раньше времени, она сама захотела. Конечно, теперь она ни за что не поверит, что я - всего лишь Альтер эго ведьмочки, но и не предаст. В этом я уверена. И, возможно, скоро я смогу сказать ей о том, к какой расе я принадлежу на самом деле.
  
  

Конец первой книги.



Популярное на LitNet.com С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) С.Лайм "Сын кровавой луны-2"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"